Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Менеджеру » Ответственность в управленческой деятельности

Ответственность в управленческой деятельности



Ответственность в управленческой деятельности

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

  • Значение отношений ответственности
  • Виды ответственности в управлении
  • Юридическая ответственность

    Значение отношений ответственности

    К сожалению, таково наше действительное положение, при котором что-либо управленческое (решение, отношение, процесс, элемент, взаимосвязь, событие и т.д.) находится в зачаточном или неприглядном виде, ущербно, призрачно, мнимо, плохо реализуется, требует коренного улучшения.

    Причем все негативное и разрушительное, что проявляется в управленческой деятельности, а затем в результатах управления, прежде всего, обусловлено низкам уровнем ответственности, при котором ее никто и нигде не может показать наглядно. Об ответственности все идущие во власть или власть предержащие говорят охотно, они постоянно подчеркивают, что “несут бремя ответственности”, “взваливают на свои плечи ответственность”, “содержат в себе глубокое чувство ответственности” и пр., но прекрасно знают, что (за редчайшим исключением) они отвечать ни за что не будут. Ведь то, что порой выдается за “ответственность”, вовсе не является таковым процессом и отношением.

    Возьмем только XX в. и посмотрим, хотя бы на примере ярких фигур, кто и за что отвечал. Страна проиграла русско-японскую войну и вступила плохо подготовленной в первую мировую войну. И что: кто-то действительно из высшего государственного и военного руководства ответил за гибель миллионов людей, разрушения и позор? В самом “жестком” случае “крайний” был отстранен от деятельности и перешел на щедрый государственный пенсион. Когорта “железных” людей в начале века перемешала с кровью страну, которой пришлось затратить неимоверные усилия на то, чтобы подняться из руин. И если многие из этих революционеров претерпели репрессии, то не за свои заблуждения и дела, а как жертвы в ими же развязанной “классовой” борьбе. Страна встретила Вторую мировую войну слабо подготовленной (в которой уже раз?). И опять ценой десятков миллионов жизней добывала победу. А как была использована победа? На проведение малообоснованных и разорительных политических зигзагов внутри страны и по всей планете, в результате которых куда-то уходили огромные ресурсы, а центральная часть Отечества превратилась в “неперспективные” деревни. Постепенно всякое развитие страны прекратилось, все пошло вспять и великое творение минимум трехсотлетней истории разрушилось по всем жизненно важным проявлениям.

    Но ответственных за все свершившееся нет. Даже объективных анализов управленческой деятельности тех или иных “исторических” лиц и не сыщешь. Мертвые почивают в почестях, о них умиленно пишут, отмечают их дни рождения, пекутся об их потомках. Живые отдыхают на роскошных государственных дачах, осчастливливают публику своими мемуарами, ездят по заграницам, выступают в качестве менторов по тому или иному поводу. Нигде еще не приходилось ни слышать, ни читать о том, что какой-то “начальник” даже после того, как он провалил дело управления, перешел на тот уровень жизни, на котором все они вместе взятые держат наш российский народ в течение не одного столетия.




    Речь не идет, разумеется, о том, чтобы управляющих непременно ставить “к стенке”. Это самая большая ошибка и социально вредный стереотип. Ответственность в управлении должна менее всего связываться с уголовной ответственностью. Ведь последняя (о чем будет сказано ниже) наступает за личное поведение, повлекшее за собой нарушение конкретных норм уголовного законодательства. Управление же есть специфическая сфера, в которой творит сознание, ориентированное на других. Здесь ошибки, заблуждения, даже преступления проявляются не столько в поведении принимающего решения, сколько в поведении именно других — исполнителен.

    Многие диктаторы XX в. своими руками не совершали преступлений (не расстреливали и не пытали), но своими решениями (как идеологическими, политическими, так и административными) стимулировали или заставляли подчиненных уничтожать миллионы людей и внутри стран, и за их пределами. Но это предельный и всем известный случай. Огромное же количество управленческих ошибок, заблуждений, беспечности, злоумышленное™, вредительства и т.д. с тяжелейшими последствиями совершается как бы “скрытым” образом, так что к управляющему вроде и не придерешься. Многие на это и ссылаются: мол, мы хотели как лучше, а получилось иначе. Значит и отвечать, в общем-то не за что. Намерения ведь были благие!

    Зажжем “пламя” революции и освободим мир от капитализма! Либерализуем страну, развалим ее на части (ведь все равно все войдут в общеевропейский дом) и заживем по-новому! Дадим простор свободному предпринимательству и пойдет экономический рост! Облетим вокруг статуи свободы и станут США нашими друзьями и польются оттуда бурным потоком инвестиции! Распустим колхозы, и фермеры мгновенно накормят страну! И так на каждом шагу.

    Легкость в управленческих решениях необыкновенная, объяснимая разве только тем, что история России не сформировала в обществе отношений ответственности. И причина подобного, очевидно, заключается в том, что власть у нас всегда освящалась, была идущей от Бога, какой-то исключительно высокой, таинственной, непостижимой “простым смертным”. Сколько Рюриковичи и Романовы совершили неблаговидных поступков, даже в собственных дворцах, по отношению друг к другу, а общественное мнение все стремится их возвеличивать.

    Я не считаю, что надо ругать, унижать, отвергать (это вторая крайность), но надо все-таки реально оценивать поступки, дела и решения. Подобный “перенос” безответственности распространился и на советский этап истории. Здесь тоже сразу же возникли “вожди”, спрос с которых обществу, конечно, недоступен. Мало что изменила и демократизация, вследствие которой был создан своеобразный институт президентства (в Российской Федерации и ее республиках), а по аналогии с ним и губернаторства. Своеобразный не по названию, а по его сущности, поскольку он из функционального института демократии, из главы исполнительной власти, ответственного перед народом и законодателем (как в США), превратился в “божка”, который вправе спрашивать с других, возвышать их и низвергать, но сам не ответствен ни перед кем. Очередной вариант одного н того же явления.

    Между тем если в условиях самодержавия и авторитарной бюрократии (тоталитаризма) подобное “вознесение” власти еще как-то можно понять и извинить, то в демократическом обществе и демократическом государстве это совершенно недопустимо. При демократии все управляющие (даже в области менеджмента — управления собственностью) являются “слугами” народа, призванными обеспечивать его благосостояние и историческое развитие.

    Народ есть нечто большее, чем каждая из личностей, несмотря на все ее порой огромные таланты. Это, можно сказать, историческое формирование изменяющихся из поколения в поколение личностей, сложившееся и существующее по сложному природному и социальному генетическому коду. Следовательно, все управляющие должны нести ответственность перед народом за свои управленческие решения и их последствия. Исключений быть не может, иначе наступает нарушение принципов демократии. Сначала для одного сделали снисхождение (он же великий, первый, основатель, вождь и т.д.), затем для другого, по их просьбе еще для какого-то, и от принципов демократии ничего не осталось. Давно известно: если правило (норма) не действует для всех, то это уже не правило (норма), а формальность для прикрытия произвола.

    Следует однозначно сказать, что для управления отношения ответственности имеют исключительно важное значение. И другое: эти отношения в условиях демократии предстают совсем в ином виде, чем во всей предыдущей российской истории. И когда речь идет о сегодняшнем дне, о том, что нужно для возрождения нашего общества, то любые ссылки на прошлое не обладают конструктивным смыслом. Мы знаем, что было в прошлом, какие работали механизмы, кто и как поступал и к чему это привело. Учиться здесь нечему.

    Ответственность — явление общесоциальное, обусловленное тем, что человек способен осознавать и регулировать свои поступки и действия. Как явление ответственность включает в себя экономические, нравственные, культурные, психологические и другие аспекты. А как общественное отношение она отличается сложной структурой и раскрывается, прежде всего, во взаимосвязи, взаимодействии одной личности с другими личностями, личности с коллективом и обществом, одного коллектива с другим коллективом, локальной общности людей со всем обществом, одного государства (народа) с другими государствами (народами) и т.п.

    Ответственность олицетворяет собой отношение, обеспечивающее интересы и свободу взаимосвязанных сторон и гарантированное обществом и государством.

    Она непременно включает в себя три группы элементов:

    а) связанность и взаимодействие сторон — субъектов общественной жизнедеятельности;

    б) обеспечение в этом взаимодействии свободы и интересов соответствующих сторон;

    в) гарантированность взаимодействия посредством общественных институтов либо лиц, обладающих авторитетом или властными полномочиями.

    В самом деле, ответственность кого-либо перед кем-либо может иметь место только тогда, когда кто-то с кем-то связан и находится во взаимодействии, которое важно для них. Нет взаимосвязи и взаимодействия — нет и ответственности. Большое значение имеют и характер взаимосвязи и взаимодействия, объем и актуальность вкладываемых в них интересов (осознанных потребностей). Чем серьезнее и жизненнее интересы, чем больше на них затрачивается ресурсов и чем больше от них ожидают, тем острее для каждого становятся вопросы ответственности. Ведь порой “ставкой” во взаимодействии людей может быть и сама их жизнь, что придает такому взаимодействию особое звучание.

    И конечно, подобные взаимосвязи, взаимодействия могут превращаться в отношения ответственности, если для них имеется какая-то достаточно авторитетная и сильная третья сторона, способная гарантировать практическую реализацию всего того, что было предусмотрено соответствующей взаимосвязью и взаимодействием. Без таких гарантий, нередко и принудительных, не стоит и говорить об ответственности.

    Ответственность переходит часто в безответственность, потому что она ничем не обеспечена, не подкреплена, основывается лишь на честном слове или совести. Никто не спорит с тем, что честь, достоинство, совесть, порядочность и прочие человеческие качества существенны во взаимодействиях людей и должны их поддерживать. Однако не у всех они есть и достаточно развиты, а жизнь такова, что без отношений ответственности ей нельзя придать устойчивости, упорядоченности и надежности. Нужны так называемые внешние гарантии со стороны общественного мнения, нравственных норм, законодательства, структур власти, что не отменяет и не подменяет внутренние мотивы добропорядочного поведения.

    Больше того, смею утверждать в противовес сложившемуся представлению, что без этой третьей стороны, без ее прочных и жестких гарантий, отношения ответственности приобретают иллюзорный и фиктивный вид. А в правовом государстве такой общей для значимых взаимосвязей и взаимодействий людей и их коллективов гарантией ответственности способно выступать только право через адекватную ему систему законодательства.

    Отсюда требование заключения гражданско-правовых договоров при любых социально-экономических взаимосвязях и взаимодействиях людей, которое создает предпосылки привлечения к ответственности через суд при их наступлении. Отсюда актуальность юридического описания различных управленческих взаимосвязей и взаимодействий, при котором было бы ясно, кто обеспечивает и гарантирует рациональность и эффективность управления и соответственно может привлекаться к ответственности.

    Но пока о такой организации управления приходится только мечтать. Если об ответственности за нарушение законов (законности) еще что-то говорится в статусных документах об управленческих органах, то целесообразность и результативность управления никак не обеспечены отношениями ответственности. Уму непостижимо, что сотворили с Отечеством за период с 1985 по 2000 г., на какую глубину пропасти его опустили, а ответственности за это никто никакой не понес. Ибо она нигде и не была предусмотрена. Власть предержащим удалось осуществлять свою власть на нашей земле в течение всего XX в. (от начала и до конца) так, что, несмотря на кровавую драму страны, все они свою жизнь провели в достатке, в свое удовольствие и многое из накопленного богатства сумели передать и потомкам. Сохранение такой ситуации ничего хорошего не предвещает в будущем. Не будет решена проблема ответственности в управлении (прежде всего, а затем уже и в обществе), так и останется все в области благих намерений на словах, бедности и отсталости — на деле.

    Традиционно считается, что отношения ответственности возникают вследствие взаимодействия таких явлений:

    а) сознания долга, при котором человек понимает свою связанность с другими и чувствует зависимость жизненных интересов других от его поступков и действий;

    б) оценки поведения и его последствий, в частности, на состоянии и реализации интересов другого;

    в) осуществления “восстановительных” или санкционных мер, которые обеспечили и защитили бы интересы ущемленной или пострадавшей стороны.

    В сознании долга содержится вся проблема ответственности. Ведь, что мы не говорили бы о собственной интуиции и как бы не “юридизировали” человеческие взаимоотношения, все же полагаемся на определенные нравственные качества, которые предполагаем у людей, с которыми вступаем в контакт. И хотя мы часто подвергаемся обману, лжи, подвохам и другим неприглядным действиям, в очередной раз все равно доверяем, полагаемся на обещания, ищем в человеке что-то доброе. Проявляется парадокс: чем у человека развитее чувство долга перед другими, тем он больше пытается и у других обнаруживать такое же качество.

    Важное значение в ответственности принадлежит оценке решения, поступка или действия гражданина, должностного лица, органа (субъекта управления) или другого компонента общественной системы с точки зрения признанных и действующих идеалов, принципов, норм и пользы для человека и общества. Здесь сразу возникает несколько вопросов, наводящих мысль на “шкалу измерений” и объективность гарантий ответственности.

    Любая оценка, разумеется, субъективна, связана с интересом конкретного человека. Но ответственность не может основываться лишь на субъективных оценках, иначе она просто невозможна. Значит, оценка, будучи субъективной, в то же время должна ориентироваться на некие объективные (для данных взаимосвязей и взаимодействий) явления: традиции, обычаи, нормы морали и законов, идеалы и ценности, принципы и цели. Важно, чтобы они были (существовали как признаваемая реальность), пользовались известностью, поддерживались общественными институтами, куда можно обратиться за экспертизой и защитой.

    Результат проводимой оценки может быть как позитивным, при котором действия того или иного субъекта управления оцениваются положительно и поощряются, ставятся в пример, распространяются и популяризуются, так и негативным, ведущим к тому (в случае действительной ответственности), что виновник подобных действий (проступков) претерпевает определенные неблагоприятные последствия (санкции). С точки зрения оценки ответственность нельзя сводить только к санкциям в виде взысканий и наказаний, как это часто делается. Она шире и социально более весома.

    Санкция применяется к определенному человеку (пусть даже к “крупному” руководителю), имеет как бы конкретный и частный характер. А ответственность есть общественное отношение и превращается именно в таковое тогда, когда об оценке деяния и восстановительных и санкционных мерах за него становится известно другим, когда все поднимается на уровень публичности, получает общественный резонанс и начинает оказывать профилактическое и воспитательное влияние. Важно, прежде всего, восстановить порушенные взаимосвязи и взаимодействия, ущемленные интересы, добиться справедливости, а уже затем применять предусмотренные законом санкции. Иначе многое теряет всякий смысл, и ответственность сужается до поиска отклонений и преследований за них, к чему, вообще говоря, и сведена у нас правоохранительная деятельность.

    В системах управления сплошь и рядом творятся разрушительные дела, а привлечение к ответственности за них возложено на так называемые правоохранительные органы (прокуратуру, МВД, ФСБ и т.д.), которые сами практически по всем вопросам зависят от этих систем.

    В такой связи особое значение (правда, совершенно неисследованное) принадлежит восприятию ответственным отношений ответственности. Ведь любой человек живет в определенной общественной среде со своими правосознанием, моральными представлениями, ценностными ориентациями, ментальностью и т.д. И если он видит и знает, что одним, особенно тем, кто “повыше”, все дозволено: они могут все самое дорогое для страны (материальное и духовное) распродавать и раздавать направо и налево и им все это сходит с рук, то, видимо, вряд ли будет согласен с тем, что ему придется отвечать. Почему всем можно, а ему вдруг нельзя? Человек согласен отвечать за свои поступки и дела лишь в том случае, когда и другие поступают так же, когда ко всем применяется одна мера. Ответственность — это аура, которая должна пронизывать общество, наполнять его и соответственно подпитывать каждого человека.

    В отношениях ответственности можно, конечно, выделить ее внутренние и внешние проявления. При внутренних проявлениях человек, группа людей, коллектив самоосозиают свои социальные взаимосвязи и взаимодействия и самостоятельно приводят их в соответствие с интересами других или общественными интересами. В последнее время пошла буквально повальная мода на все “само”: самоорганизация, самоменеджмент, самоактуализация, самовыражение и т.д.

    Но ведь тот распад, анархия, хаос, упадок и пр., что мы имеем сегодня в стране и наблюдаем в иных местах планеты, есть не что иное, как практическое осуществление чьего-то “само”. Значит, надо не просто уповать на “само” (в том числе, как когда-то говорили, на самокритику), а анализировать и объективно оценивать это “само”. Не всегда оно позитивно и действительно является внутренним процессом самопереживания, самопокаянмя и самокары; гораздо чаще оказывается игрой на публику.

    Внешнее проявление ответственности состоит во взвешивании и оценке поступков и действий со стороны других людей, коллективов и общественных институтов. Это главное проявление отношений ответственности, ибо оно выражает мнение других, реализуется публично, влияет на многих и создает представление о том, каким может быть внутреннее проявление. Актуально сочетание внешних и внутренних проявлений ответственности.

    Ответственность, как бы к ней не относиться, в большинстве оказывает влияние на сознание и мирочувствование человека, заставляет его подвергать анализу и внутренней оценке свои мысли, мотивы, установки, поведение и деятельность. Для социально развитого человека несение ответственности создает серьезную психологическую нагрузку.

    Ответственность затрагивает определенные интересы людей: в одних случаях открывает простор для их реализации, способствует формированию конструктивных и комфортных социальных взаимосвязей и взаимодействий; в других, наоборот, сужает возможности их осуществления, принудительно (помимо воли) ограничивает их. Ответственность при перерастании се в наказание способна прямо ущемлять интересы соответствующих лиц. Вопрос только в том, чтобы отвечали именно те, кто наносит вред процессам управления, подрывает доверие к ним, сводит их к фикциям или вообще обратным влияниям.

    Ответственность, наконец, имеет значение тогда, когда она выстроена по своей структуре, т.е. содержит предпосылки ответственности, ее предмет, содержание и меру.

    Предпосылки ответственности обусловлены потребностями государства, общества, граждан в поддержании определенного уровня и качества общественных отношений, поведения и деятельности людей. В принципе каждый, вступающий во взаимосвязи и взаимодействия с любым другим человеком, не говоря уже о взаимосвязях с общественными институтами (скажем, образования, здравоохранения, труда, социального обеспечения, транспортного обслуживания и т.д.), крайне заинтересован в том, чтобы такая взаимосвязь (взаимодействие) была устойчивой, надежной, действительно осуществимой.

    Следовательно, по логике вещей, все должны (казалось бы!) желать наличия в обществе, среди людей обширных, известных всем и гарантированных предпосылок ответственности. Последние целесообразно не просто провозглашать, а закреплять во всех нормативных системах общества (морали, религии, традициях, обычаях) и главным образом, разумеется, в законодательстве — материальном и процессуальном.

    Необходимым элементом ответственности выступает, далее, ее предмет: отвечать всегда нужно за что-то. К примеру, юридическая ответственность наступает за совершение правонарушений; политическая  за отклонение от согласованных политических целей, программ и других документов; нравственная — за аморальные поступки и т.д. Естественно, что в управлении предмет ответственности сложен, “многослоен”. Ведь управляющее воздействие влияет на разные стороны общественной жизни, самочувствие человека, состояние его психики. И в управлении нельзя отвечать по какому-либо одному проявлению: скажем, получил прибыль, приобрел собственность, заставил кого-то сделать что-то и пр. Тут сразу же возникают вопросы: какими средствами и ресурсами это осуществимо? какие получены результаты? Все в управлении актуально, значимо, имеет близкие и отдаленные последствия и должно учитываться в предмете ответственности.

    Содержание ответственности раскрывается в действиях, направленных на обеспечение должных и наиболее целесообразных социальных взаимосвязей и взаимодействий. Как уже отмечалось, главное в ответственности — восстановительные действия, придающие общественным отношениям людей устойчивость, надежность, гарантированность. Здесь важен не столько санкционный момент, сколько восстанавливающий нарушенный, ущемленный или проигнорированный интерес. Достижение справедливости должно составлять содержание ответственности. А то, как у нас заведено: провалил крупное управленческое дело, его пожурили (в лучшем случае) и перевели на другую, порой более “доходную” должность. Смотришь: человек нигде не справляется со своими управленческими обязанностями, а  личное богатство его растет, идет продвижение по служебной лестнице. Разве это ответственность?

    Мера ответственности связана, с одной стороны, с пониманием управленцем социальных последствий своих решений, поступков и действий, с его волевым отношением к ним (вина), а с другой — с восприятием и оценкой другими этих же самых решений, поступков и действий. Управленец может осознавать ошибки и вред от собственного мышления и поведения (признавать, каяться, просить прощения и т.п.), но поскольку задеваются интересы других, то на первый план выдвигается реакция других, измерение с их стороны ошибок и вреда. Потому что так необходимо, чтобы субъективное и объективное сочетались в ответственности, а сама она фиксировалась в соответствующих нормативных системах с их материальными и процессуальными аспектами.

    С мерой ответственности корреспондируют, прежде всего, санкции. Их применение предполагает и требует взвешивания (на весах Фемиды) очень многих обстоятельств и факторов. Величина меры ответственности определятся социальной значимостью “охраняемых” общественных отношений, общественным доверием (объемом власти), оказываемым человеку, уровнем развития личности, осознанием социальной весомости принятых им решений, совершенных поступков и действий.

    Таким образом, ответственность в управлении является сложным системным социальным образованием, элементы и стороны которого взаимосвязаны и взаимообусловливают друг друга. Она сочетает в себе как элементы сугубо общественные (публичные), институциональные, так и личностно-психологические, уходящие корнями в сознание человека. Реальное существование отношений ответственности есть предпосылка, необходимое условие и фактор рациональности и эффективности управленческой деятельности. Поэтому, если российское общество хочет восстановить собственную самоуправляемость, ему рано или поздно придется обратиться к проблемам ответственности.

    Виды ответственности в управлении

    Несмотря на то, что в отечественной научной литературе, особенно в советский период, немало писалось об ответственности, достаточно четкой классификации видов ответственности пока не проведено. Когда-то отмечалось, что “ответственность бывает материальная и моральная, политическая и правовая, профессиональная и родительская, личная и коллективная и т.д.”, но эти идеи не получили развития. Тогда же были выделены два аспекта ответственности, которые иногда рассматривают в качестве видов ответственности. “Ретроспективный (отрицательный) — когда общество предъявляет человеку определенные требования, ставит его поведение в рамки этих требований и взыскивает за их нарушение. Активный (положительный) аспект, когда человек стремится подняться над средне-общественными, нормативными требованиями, проявить инициативу, активность, с тем чтобы принести обществу наибольшую пользу”.

    Выделение видов управления, их классификация и характеристика — проблема, требующая специальных исследований. Я не берусь за ее раскрытие, но на некоторых вопросах, связанных с видами ответственности в управлении, хотелось бы остановиться. Принципиальным здесь является определение критериев, на основе которых можно было бы классифицировать виды ответственности и каждому из них давать свою характеристику.

    Такими критериями могут быть, с одной стороны, общественные институты, регулирующие отношения ответственности и реально действующие при ее несении (практическом применении), а с другой — субъекты общественной жизнедеятельности, в рассматриваемом случае — субъекты управления, которых касаются отношения ответственности, т.е. кто может в них вступать и нести их бремя.

    По критерию общественных институтов (среди наиболее значимых, существенных для управления видов ответственности) можно выделить политическую, нравственную (моральную, этическую) и юридическую (правовую) ответственность. Каждый такой вид ответственности имеет свою систему (пусть и не совсем сложившуюся) материальных и процессуальных регуляторов, свой набор ценностей и свое место в общественном сознании и общественной практике. Здесь будут рассмотрены политическая и нравственная ответственность (о юридической, наиболее институционально проработанной ответственности см. ниже).

    В зависимости от субъектов ответственность можно подразделить на персональную (личную) и коллективную (общую, солидарную), когда ответственность несет группа людей или организационно выделенный коллектив. Иногда пишут об общественной ответственности, но она столь неопределенна и абстрактна, что вряд ли где-нибудь и когда-либо применима. Конечно, по идее общество и государство (как его форма, организованная, властная сила) должны отвечать друг перед другом и своими гражданами за создание условий для их самореализации, за их благополучие и развитие, но, к сожалению, пока что все это находится в области благих пожеланий. А для управления важны реалии.

    В обществе, исповедующем ценности демократии, особое значение принадлежит политической ответственности. Напомню только, что под политикой понимается реализованная (практически осуществляемая) сущность государства, а вовсе не политиканство или так называемые политические технологии. Если политику, о чем в статье уже говорилось многократно, сводить лишь к завоеванию власти и ее удержанию (причем безразлично — государственной ли власти или власти собственности), то о политической ответственности не стоит и говорить. Странно только, что многие, относящие себя к политологам, делают вид, что не понимают этих простых явлений и зависимостей между ними. Допустив любые “вольности” на одном этапе (при овладении властью), нельзя требовать соблюдения каких-то интересов и правил на другом (при использовании власти).

    Политическая ответственность (в буквальном смысле) выражает взаимоотношения между субъектами управления и управляемыми объектами, между властью и обществом (гражданами), через которые каждая из взаимодействующих сторон выражает, обеспечивает и защищает свои потребности, интересы, идеалы, ценности и цели. Этот вид ответственности наиболее связан с управлением, поскольку самым глубоким и существенным образом судьбы общества и людей зависят от того, как власть (в разных видах) управляет публичными и частными процессами.

    Порой такие взаимоотношения кажутся разорванными, отсутствующими, несуществующими, и люди полагают, что они обходятся без власти, живут как бы независимо от нее, а власть в свою очередь тоже чувствует себя самодостаточной, способной замыкаться в себе и погружаться в наслаждение привилегиями, которые она сама и создает для себя.

    Однако все подобное — не более чем иллюзия, поскольку взаимоотношения между властью и обществом, субъектами управления и управляемыми объектами существуют объективно и  особо не зависят от того, как их воспринимают субъективно. Если на самом деле такие взаимоотношения и не проявляются зримо, ощутимо для людей, то тем хуже это и для власти, и для общества, практически для всех. Значит, власть (субъект управления) не выполняет своих функций, общество теряет управляемость, в нем нарастают стихийные и хаотические проявления, а жизнь людей неуклонно ухудшается. Думается, что доказательств для данного тезиса и не требуется: здесь доказательством выступает вся наша история, особенно XX в.

    Институциональная и содержательная (по целям и ценностям) отчужденность, нестыковка, противоположность (в отдельные периоды) власти и огромной массы людей и выступают как раз тем социальным основанием, которое периодически (чуть ли не циклично) повергает нашу страну в разного рода кризисы, конфликты, реформы, революции, войны, смуты и прочие напряжения и передряги, мешающие спокойному развитию.

    Видимо, где-то внутри власти, внутри общества, внутри их взаимоотношений между собой имеются какие-то уязвимые, слабые, порочные места, которые мешают созданию целостной, надежной и динамичной общественной системы с крепким государством. Стоило бы их найти, изучить, раскрыть и преодолеть. Одним из таких мест является, наверное, состояние политической ответственности в исторической и современной действительности. Даже ее осмысление еще не вступило в стадию конкретных анализов и хотя бы самого общего институционального описания.

    А ведь как вид политическая ответственность имеет свои (специфические) предпосылки, предмет, содержание и меру.

    Самое актуальное и трудноразрешимое в политической ответственности просматривается в том, что, с одной стороны, политика всегда делается людьми, даже и тогда, когда для этого используются разные общественные институты (государственные органы, нормативные правовые акты, должности), а с другой — она связана с решением таких вопросов, которые касаются десятков миллионов людей и определяют их исторические судьбы.

    Налицо несовпадение между возможностями отдельной личности (какой бы высокий пост она не занимала) нести ответственность за свои злостные деяния или просто некомпетентность и теми огромными последствиями, которые возникают по ее вине. Что бы мы не делали с личностью, вплоть до ее осуждения, нам никогда не возместить те убытки и потери, которые приносит эта личность, принимая неверные политические решения.

    Конечно, надо стремиться к тому, чтобы личность, управомоченная на принятие решений политического уровня, осознавала свои место и роль в любой системе управления, чувствовала свое историческое предначертание, ответственно относилась к принятию каждого своего управленческого решения. Главное все же состоит в том, чтобы общество, понимая ограниченные возможности отдельной личности (даже весьма талантливой), само формировало мировоззренческие, идеологические и организационные предпосылки отношений политической ответственности.

    Между тем даже постановки этих вопросов не наблюдается. К примеру, на первом Всероссийском конгрессе политологов 1718 февраля 1998 г. среди 273 выступлений (опубликованных) ни одно не было посвящено вопросу о политической ответственности. Получается: здесь у нас так хорошо, что и обсуждать нечего. Но можно и по-другому интерпретировать ситуацию. В мировоззрении российских интеллектуалов, среди специалистов в области политологии политическая ответственность не вызывает интереса. Наверное, для политических технологов это и естественно: делается ставка на кого-то, обеспечивается его прохождение во власть, а там уже дело не наше. И если такой стереотип мышления сохранится и дальше, то надеяться на улучшение отношений политической ответственности в управлении не приходится.

    Перелом должен наступить, прежде всего, в общественном сознании — надо понять, что все происходящее в обществе, в том числе состояние прав и свобод человека, многообразие форм собственности, рыночных отношений, социального обслуживания, благополучия, безопасности и многого другого, зависит от политики, ею предопределяется и обеспечивается. Любая власть — слишком сильный феномен, чтобы к ней относиться беспечно и возлагать надежды лишь на везение с благородной личностью: вот, наконец, попадется человек и разрешит все наши проблемы.

    В обществе рано или поздно должна возникнуть идеология политики и политической ответственности, в соответствии с которой все виды власти, и особенно государственная, рассматривались бы как средство управления, ресурс общества по   развитию его возможностей. Если в Конституции РФ мы признали, что “человек, его права и свободы являются высшей ценностью” (ст. 2), то в обществе все обязано исходить из этого, ориентироваться и оцениваться по этому.

    Данное положение выступает как бы конституционной целью и ограничителем для политики и политиков и по нему вполне можно анализировать соответствующие решения и действия. Разумеется, для управления мало провозгласить общую идеологическую констатацию, ее нужно конкретно развернуть по уровням и видам власти, детализировать применительно к отдельным личностям, порой учитывая их индивидуальные признаки (кому много дано, с того и спрос больший).

    И понятно, мировоззренческое и идеологическое оформление в обществе отношений политической ответственности предполагает совершенствование и организационных предпосылок. Нового в этом вопросе ничего нет, ибо все связано с состоянием и процессами в самом обществе.

    Основное видится в консолидации общественного внимания и общественных ресурсов вокруг значимых политических идеалов, ценностей и целей. Многое определяется координацией позиций средств массовой информации, которые глубоко влияют на “политическое поле” общества. Немалые возможности содержатся в согласовании программ и вообще в укрупнении политических партий и движений, а также многообразных общественных объединений. Предельная “дробность” этих структур и их постоянная борьба между собой саму постановку вопроса о политической ответственности превращают в бессмыслицу. Локальный интерес небольших групп людей никак не может ассоциироваться с интересами общества и уж тем более бороться за них. Важно и дальше, начиная с Конституции РФ, продолжать совершенствовать законодательное регулирование всех процессов, связанных с формированием и реализацией в обществе властеотношений. В общем, целесообразно активно работать над созданием предпосылок, необходимых для отношений политической ответственности.

    Предметом политической ответственности, как представляется, должны выступать обязательства перед обществом (людьми), проистекающие из факта провозглашения программ, принятия законов и иных нормативно-правовых актов, занятия государственной должности, владения значительным (общественно значимым) объемом собственности, регистрации устава общественного объединения и т.д.

    Надо подойти к пониманию того, что все политическое, связанное с властью и ее реализацией, имеет важное значение для жизни людей и исторической судьбы страны, поэтому в этой сфере не может быть бесконечной игры, как в тотализаторе. Плата за такую игру обходится слишком дорого. Самосохранение и самозащита общества требуют, чтобы каждый владеющий властью и стремящийся к ней понимал, что власть служит обществу и его собственное будущее во многом определяется тем, как он выполняет эту миссию.

    Неустойчивость общественных отношений, чуть ли не перманентные смены формаций, укладов, форм власти и пр. привели к тому, что во властных структурах (в том числе и экономических) утвердилась психология “однодневок”, которые ради собственных интересов готовы брать на себя любые обязательства, заранее зная, что их совсем не придется выполнять. Предстоит преодоление подобной ситуации и формирование устойчивого общества, гарантированного демократическим, правовым государством.

    Возможно, тогда удастся и по-иному подойти к тем объективным обязательствам, которые сопряжены с самой природой власти как общественного явления. Вместо взаимной неприязни, беспочвенной порой критики общество и власть предержащие найдут взаимопонимание и четко обозначат предмет политической ответственности не вообще, а по конкретным обязательствам субъектов власти.

    Столь же существенным видится и такой элемент политической ответственности, как ее содержание. Предстоит все-таки найти ответ на вопрос: а что значит нести ответственность? Только ли внутренне сопереживать, ощущать бремя власти, оправдываться в мемуарах, писать “хотели как лучше, а получилось как всегда” или все же как-то отчитываться перед обществом, выслушивать общественное мнение, подвергаться каким-то тяготам, ограничениям, восстанавливать из личного богатства нанесенный ущерб и т.н.? Вопрос не из простых, ибо никто всерьез не задумывался о содержании политической ответственности.

    Здесь я не хочу приводить в пример всем известные так называемые “политические дела” 1917-1954 гг., которые нельзя рассматривать в качестве политической ответственности. Все это было сплошным насилием над обществом, при котором захватившие власть судили и казнили других, в том числе и своих проигравших соратников, как хотели и могли. Речь идет о содержании политической ответственности в нормальных условиях спокойного демократического и правового государства. Ведь и в наших условиях, когда есть выборность руководителей многих структур (к примеру, органов государственной власти и советов директоров акционерных обществ и т.д.), права и свободы людей, гласность, открытость, многообразие форм собственности и многое другое, должна существовать политическая ответственность, выражаемая в определенном содержании.

    В самой общей форме следует сказать, что это может быть: отказ в выборах на второй срок; досрочный отзыв с занимаемого поста; публичное осуждение негативной деятельности, поддержанное общественным мнением; создание условий не восприятия обществом человека, который обманул или не сдержал слово; законодательное определение оснований, в соответствии с которым люди, нарушившие свои обязательства, не могут претендовать на замещение известных руководящих должностей и пр. Вопрос, как мне кажется, заслуживающий того, чтобы над ним размышлять и искать способы его разрешения.

    Не меньшую сложность представляет и осмысление меры политической ответственности. Слабая проработанность предмета и особенно содержания ответственности во многом снимает и вопрос о мере политической ответственности. Ясно, что она должна быть адекватной тем обстоятельствам, которые объективно возникают у человека, обладающего существенным (для общества, других людей) объемом власти. Чем большие управляющие возможности власти, тем, очевидно, мера политической ответственности мыслится выше и жестче.

    В повышении уровня управления большое значение придается, далее, отношениям нравственной ответственности. К проблемам нравственности в статье приходилось обращаться неоднократно, поскольку от нравственности поведения и деятельности власть предержащих определяюще зависит то, как себя ведут управляемые объекты. Безнравственность одного “вверху” тиражируется в геометрической прогрессии “внизу”. Ведь людям привычно смотреть снизу вверх и следовать примеру “верхнего”, недаром Бог мыслится находящимся на небесах.

    Для нравственной ответственности в управлении, прежде всего, важно существование в обществе необходимых предпосылок: норм и институтов религии, традиций, обычаев, светской морали, общественного мнения, различных профессиональных корпораций, что позволяло бы поведение и деятельность управляющих как-то соотносить с этим, измерять и оценивать. На первый взгляд, кажется, что подобные нравственные императивы и ограничители не очень-то волнуют управляющих и им все равно, кто и что о них думает.

    Если же посмотреть на данное явление в исторической ретроспективе, то нетрудно обнаружить нечто другое. Зададимся простыми вопросами: почему рвавшиеся к власти накануне и в период февральской и Октябрьской революций 1917 г. так отрицали все действовавшие в обществе нравственные ценности и проповедовали полную свободу, вплоть до того, что можно ходить голым (вспомните демонстрации под лозунгом “Долой стыд”)? почему так нетерпим был большевизм к любому инакомыслию? и почему так называемое перестроечное движение, а за ним и демократическое вновь начали (вроде бы и доброе дело) с “огульного разноса всего и вся, что было до того”? И ответим тоже односложно: видимо, иначе в атмосфере уважения к сложившимся нравственным ориентирам нельзя проводить насильственный захват власти и, овладев ею, делать с обществом (или в обществе) все что угодно. И сегодня мы видим, что власть не очень-то много делает для нравственного очищения общества и восстановления собственного высоконравственного поведения. Значит, все управляющие знают и понимают возможности нравственности и не хотят роста ее авторитета.

    Вместе с тем общество, по крайней мере, его здоровые (не раз ложившиеся) силы, может и должно создавать предпосылки для реального действия отношений нравственной ответственности. Отсюда большой интерес вызывает определение предмета этого вида ответственности. Все нравственное, конечно, находится внутри человека, есть достояние его разума и души, выражение его совести. Как полагал И.А. Ильин, “совесть есть первый и глубочайший источник чувств ответственности; поэтому там, где это чувство угасает, — воцаряется всеобщее безразличие к результату труда и творчества; что же могут создать безответственный судья, политик, врач, офицер, инженер, кондуктор и пахарь?!”

    Предметом отношений нравственной ответственности могут быть забвение, отклонение, игнорирование, нарушение признаваемых и поддерживаемых людьми правил, норм, институтов нравственности, соответственно, разумеется, ее видов. Несмотря на то, что почти весь XX в. шло “вытаптывание” нравственных идеалов, ценностей и целей, сегодня можно констатировать, что эти явления все же сохраняют свою жизнеспособность и продолжают играть важную регулирующую роль в жизни людей. Думается, что инстинкт самосохранения заставит людей в будущем больше обращаться к нравственности и расширять предмет отношений нравственной ответственности.

    Необходимо только и в сфере нравственности изживать явления фарисейства, лицемерия, многозначности, двойных стандартов, вследствие которых сами “проповедники” нравственных начал не соблюдают их требования и не считают для себя возможным отвечать за это. Знаменитое “а судьи кто?” как нигде принципиально для нравственной ответственности.

    Отсюда напрямую следует содержание нравственной ответственности. Оно есть реакция общества, его определенных групп — носителей разных видов нравственных ценностей (религий, традиций, обычаев, светской морали, коллективного и общественного мнения, корпоративных норм и т.д.) на отклонения от их требований.

    Конечно, восприятие реакции общества зависит от ряда обстоятельств, которые надо бы учитывать в практике отношений нравственной ответственности:

    во-первых, от степени нравственного развития личности (в том числе управляющего), глубины усвоения ими соответствующих ценностей;

    во-вторых, от значимости для общества или его групп нарушаемых нравственных ценностей — чем существеннее ценности, тем жестче может быть реакция;

    в-третьих, от способности (потенциала) общества или его групп нравственно влиять на личность, заставлять ее сопереживать бремя ответственности.

    Актуально сочетание обстоятельств, но главное, как мне представляется, состоит в готовности общества или его групп реально реагировать на отступление от нравственных ценностей. Порой излишняя терпимость, всепрощенчество, милосердие, лень, безразличие и другие “слабости” общества или его групп приводят к тому, что отсутствует реакция на конкретные нарушения нравственных норм. Проповеди на общие темы о важности и целесообразности нравственной ответственности ведутся, но спросить персонально за явные проступки многие почему-то стесняются. В результате все повисает на “небесах” абстракций.

    И последний элемент нравственной ответственности: мера. Вопрос деликатный, поскольку во многом упирается в индивидуальные нравственные качества личности. На одного достаточно внимательно посмотреть, другого как-то упрекнуть в самой иносказательной форме, третьего коснуться в контексте определенного критического отчета, но есть люди, которым и руководители, и коллектив, и общественное мнение посредством разных форм должны говорить об их безнравственности прямо в лицо и публично. Мера нравственной ответственности зависит как от характера и внешнего проявления безнравственного поступка, так от уровня и объема власти, которыми обладает соответствующая личность.

    Несколько слов о персональной (личной) и коллективной (групповой) ответственности, что представляет интерес для таких ее видов, как политическая и нравственная. В общем, ясно, что ответственность должна соотноситься с конкретным человеком, выполняющим те или иные функции в управленческих взаимосвязях. И, следовательно, материальные и процессуальные нормы, регулирующие отношения ответственности, призваны ориентироваться на индивидуальные сознание, поведение и деятельность.

    В реальной жизни, однако, все гораздо сложнее, поскольку любой человек и в субъектах управления, и в управляемых объектах действует в рамках коллективов и в основном совершает свои поступки на глазах других, при их сочувствии или поддержке, по меньшей мере, при их знании об этом. Кроме того, целый ряд субъектов управления организован и функционирует на началах коллегиального принятия управленческих решений (представительные органы государственной власти и местного самоуправления, правительства, судебные органы, советы акционеров и советы директоров, правления кооператоров и т.д.). В некоторых органах вроде бы единоличного распорядительства также созданы коллегии в качестве совещательных структур, однако, с существенными полномочиями, например в министерствах и ведомствах, в иных органах исполнительной власти.

    Если на практике имеет место сочетание одноличных и коллегиальных форм принятия и исполнения управленческих решений, то, наверное, можно ставить вопрос и об актуальности коллективной ответственности. Когда вопрос решается совместно, мыслится и совместная ответственность за качество и последствия принятых решений. Часто неопределенность и не проработанность коллективной ответственности ведут к тому, что определенные члены коллегий, советов, правлений и т.п. относятся к выполнению своих обязанностей, скажем, спустя рукава.

    В этой проблеме пока больше вопросов, чем ответов. Так, часто первое лицо может прикрываться мнением коллегии, одновременно и сами члены коллегии готовы прятаться за спину “первого”. Дает о себе знать и негласное (стереотипное) правило поддержки и солидарности в проведении определенной управленческой позиции (стратегии или тактики).

    В последние годы начала формироваться практика, при которой уход с поста (по разным причинам) первого лица (губернатора, мэра и т.п.) влечет за собой отставку всех членов соответствующего коллегиального органа, а то и вообще большой группы должностных лиц, которые по непонятно каким основаниям привязываются к первому лицу. Еще сложнее обстоят дела с коллективной ответственностью в сфере предпринимательства: в товариществах, акционерных обществах, производственных кооперативах, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, различных фондах и иных структурах. Порядок их учредительства в известной мере прописан в Гражданском кодексе (ст. 48-123), а вот вопросы управления и, следовательно, ответственности за результаты управления, как всегда, подзабыты. В результате узкое звено руководителей наживается на экономической деятельности, разворачивает ее лишь в целях собственной наживы, а многие (как бы присутствующие при этом в виде членов разных советов и коллегий), оказываются либо бессильными жертвами, либо соучастниками материально-финансовых махинаций.

    Требуется дальнейшая и тщательная (детальная) проработка данной проблемы, когда, с одной стороны, в организации любого субъекта управления присутствовали бы демократические принципы, обеспечивающие участие граждан в ведении управленческих дел, а с другой — все сопричастные к принятию и реализации управленческих решений отвечали (и чувствительно для них) за их актуальность, качество и результативность. При приоритете персональной ответственности необходимо ее рациональное сочетание с коллективной, особенно в таких видах, как политическая и нравственная. Ведь политика и нравственность есть самое главное — общее дело всех. От состояния такого дела зависит практически все в обществе и судьбе каждого.

    Юридическая ответственность

    С теоретической и нормативной точек зрения наиболее отработанной и практически действующей является юридическая ответственность, т.е. ответственность за нарушения конкретных норм законов и иных правовых актов, применяемая в определенных процессуальных формах управомоченными органами государственной власти, органами местного самоуправления либо должностными лицами.

    Юридическая ответственность непосредственно связана с неправомерными (противозаконными) решениями, поступками и действиями людей, а в самом субъекте управления — с правонарушениями со стороны должностных лиц и других участников управленческих процессов. В этом виде ответственности в управлении многие вопросы сформулированы достаточно четко и однозначно.

    Правонарушение есть отклонение от нормы (правила) поведения и деятельности, установленной в законе или другом правовом акте. Нет нормы права (юридической нормы) — нет и правонарушения, хотя известное негативное поведение может и быть. Отсюда актуальность своевременного и полного правового регулирования управленческой деятельности.

    В юридической ответственности деяния (действия или бездействия) людей подразделяются на проступки и преступления. Соответственно им выделяются и виды юридической ответственности.

    Структура и элементы правонарушения в теории и нормативном регулировании юридической ответственности раскрываются посредством понятия “состав правонарушения”. Каждое правонарушение совершается каким-либо лицом, которое и представляет собой субъект правонарушения. Естественно, что правонарушение выражено в определенных деяниях, значимых для общества, государства, других людей, поскольку ими нарушаются какие-то или чьи-то интересы, статусы, права и свободы. Эти деяния создают объективную сторону правонарушений.

    В объективную сторону входят, главным образом три элемента:

    - противоправность совершенного деяния, т.е. отклонение от установленной правовой нормы поведения и деятельности;

    - наличие общественного, личного или правового вреда, им причиненного;

    - выявление (фиксация) причинной связи между деянием и наступившими негативными последствиями.

    Само противоправное деяние характеризуется внутренним психическим отношением к нему лица, совершившего правонарушение. Речь идет о восприятии человеком своего деяния, об его отношении к нему, что описывается посредством понятия вины. Выявление вины представляет собой сложный аналитический процесс, связанный с проникновением во внутренний мир человека и его оценкой. Здесь чаще всего совершаются ошибки. Психическое отношение человека к своим собственным деяниям образует субъективную сторону правонарушений. Каждое правонарушение имеет также определенный предмет посягательства, состоящий из различных отношений, процессов, интересов, прав и свобод, охраняемых правовыми нормами. Это объект правонарушения.

    В принципе любое правонарушение включает в себя все названные элементы, в центре которых находятся причинная связь и вина. Именно последние соединяют все элементы в состав правонарушения и предопределяют характер и объем юридической ответственности. В частности, особое значение придается мере (измерению) вины. Умышленная вина проявляется в том, что правонарушитель знал требования правовых норм, но сознательно, обдуманно, преднамеренно шел на их нарушение. Неосторожная вина возникает тогда, когда правонарушитель вел себя легкомысленно, небрежно, самонадеянно, хотя знал или предполагал, что подобные деяния могут привести к неблагоприятным последствиям — к правонарушениям.

    Юридическая ответственность широко применяется во всех видах управления, вплоть до групповой саморегуляции и целесообразного поведения человека. Причем она распространяется на людей, которые действуют как в рамках субъектов управления (в качестве управляемых), так и управляемых объектов.

    Подразделяется юридическая ответственность на виды в зависимости от характера правонарушений (объекта правонарушения). Причем каждый вид ответственности отличается санкцией и порядком ее применения. Санкция в юридической ответственности есть реакция закона (нормативного правового акта) на отклонения от его требований — на правонарушения. В Краткой философской энциклопедии указывается, что санкция (от лат. sancire — делать святым, нерушимым) — это освящение, одобрение, утверждение (санкционирование) законов и договоров и, кроме того, всех тех наказаний, которые установлены за нарушение этих законов.

    Можно полагать, что санкция представляет собой форму защиты и обеспечения реализации любого право установления и в структуре правовой нормы (гипотеза, диспозиция, санкция) она должна непременно содержаться, разумеется, если мы хотим, чтобы правовая норма действовала (о чем уже говорилось не раз), а не была лозунгом или благим пожеланием.

    Практически во всей юридической литературе указываются четыре вида ответственности: дисциплинарная, административная, гражданско-правовая и уголовная. Все виды юридической ответственности могут наступать за деяния в сфере управления или результаты ведения управленческих дел, но не все применяются непосредственно субъектами управления, поскольку для некоторых из них существует свой порядок осуществления отношений юридической ответственности.

    Наиболее широко применяемой в сфере управления (в пределах и субъектов управления, и управляемых объектов) является дисциплинарная ответственность. Она возникает из-за нарушений норм (правил) труда, трудового распорядка и исполнения государственных и муниципальных должностей. Виды и порядок применения дисциплинарной ответственности регулируются многими законодательными и иными нормативно-правовыми актами.

    Базовым до последнего времени здесь выступал Кодекс законов о труде Российской Федерации, основные положения которого были развернуты в федеральных законах о государственной и муниципальной службах, во многих дисциплинарных уставах, определяющих специфику дисциплинарной ответственности в различных специализированных отраслях человеческих усилий (на воинской службе, на службе в МВД, на транспорте, в таможенной службе, при опасных видах деятельности и т.д.). Существует зависимость: характер деятельности обусловливает жесткость дисциплинарной ответственности за исполнение и ее результаты.

    Трудовой кодекс РФ предоставляет право администрации предприятия, учреждения и организации применять к своим подчиненным за нарушение трудовой дисциплины следующие дисциплинарные взыскания:

    - замечание;

    - выговор;

    - увольнение (ст. 192).

    Применению дисциплинарной ответственности всегда предшествует совершение кем-либо дисциплинарного проступка (не путать с преступлением), т.е. отклонения от принятых (и известных исполнителю) правил (норм) ведения тех или иных производственных, обслуживающих, образовательных, управленческих и других дел, которые входят в его профессиональные функции (обязанности).

    Дисциплинарное производство состоит из ряда стадий:

    а) возбуждение производства по факту правонарушения;

    б) рассмотрение дисциплинарного дела — определение и оценка состава правонарушения;

    в) принятие решения о мере санкции — виде дисциплинарного взыскания и его исполнении;

    г) обжалование (при необходимости) решения по дисциплинарному делу.

    При возбуждении дисциплинарного производства с правонарушителя должно быть затребовано письменное объяснение. Дисциплинарное взыскание применяется непосредственно за обнаружением проступка, но не позднее одного месяца со дня его обнаружения, не считая времени болезни правонарушителя или пребывания его в отпуске. При этом следует иметь в виду, что днем обнаружения проступка, с которого начинается течение месячного срока, считается день, когда лицу, которому по службе подчинен работник (государственный служащий либо муниципальный), стало известно о совершении проступка независимо от того, наделено ли оно правом наложения дисциплинарных взысканий.

    При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться:

    а) тяжесть (последствие) совершенного проступка;

    б) обстоятельства и мотивы, при которых он был совершен; в) предшествующая работа (служба) и поведение человека.

    За каждый проступок может быть наложено только одно дисциплинарное взыскание, которое накладывается, как правило, вышестоящим руководителем (должностным лицом) в порядке и пределах подчиненности. Приказ (распоряжение) или постановление о применении дисциплинарного взыскания с указанием его оснований объявляется (сообщается) лицу, подвергнутому взысканию, под расписку.

    Дисциплинарное взыскание может быть обжаловано в порядке, установленном законодательством. Если в течение года со дня применения дисциплинарного взыскания данное лицо не будет подвергнуто новому дисциплинарному взысканию, то оно  считается не подвергшимся ему. Дисциплинарное взыскание может быть снято и досрочно.

    Имеются особенности производства по дисциплинарной ответственности на государственной и муниципальной службе как по характеру дисциплинарных взысканий (здесь есть, например, предупреждение о неполном служебном соответствии, о временном отстранении от служебных обязанностей), так и по процедурам их применения, но на настоящий момент соответствующий законодательный акт не принят.

    В общем, можно констатировать следующую ситуацию: за последние десятилетия трудовая и служебная дисциплины в большинстве субъектов и объектов управления существенно ослаблены, элементарные правила (нормы) управленческой, производственной и иной деятельности исполняются плохо.

    Большое значение для всех видов управления имеет административная ответственность, которая хотя и устанавливается исключительно государственными органами и ими применяется, но распространяется практически на всех лиц, действующих в субъектах и объектах управления. Административная ответственность, пишет Д.М. Овсянко, — это применение государственными органами, должностными лицами и представителями власти установленных государством мер административного взыскания к гражданам, а в соответствующих случаях — и к организациям за нарушения законности и государственной дисциплины. Следует отличать административный проступок от дисциплинарного, связанного непосредственно с трудовыми и служебными функциями, с одной стороны, и от гражданско-правового проступка и уголовного преступления — с другой.

    Административный проступок представляет собой противоправное виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, нарушающее общеобязательные правила (нормы) поведения и ведения определенных и общественно значимых дел. Существование таких общеобязательных (административных) правил (норм) вызвано тем, что в современной жизни много видов человеческой деятельности, технологических процессов, использования технических средств несут опасность как для самих субъектов данных дел, так и для окружающих, причем опасность и чисто физического свойства, и материального. В результате нарушения подобных правил гибнут люди и наносится огромный материальный ущерб, административные проступки перерастают в уголовные преступления.

    В России, к примеру, действуют правила поведения в общественных местах, правила дорожного движения, санитарно-эпидемиологические правила, противопожарные, таможенные правила, правила торговли, правила по технике безопасности и охране труда, правила охоты, рыбной ловли, охраны окружающей среды и природных ресурсов, правила воинского учета, пограничного режима, чрезвычайного положения, военного положения и др. Они содержатся в Кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации.

    Особенности административной ответственности состоят в следующем:

    - субъектом административного проступка является в основном любое лицо, достигшее 16летнего возраста и являющееся вменяемым (в том числе и должностное лицо, обязанное соблюдать законодательно установленные правила (нормы) личного поведения и ведения определенных дел), в случаях, установленных КОАП федеральными законами и законами субъектов Федерации, административную ответственность могут нести и юридические лица;

    - административный проступок, как правило, совершается в личном качестве и предполагает личную административную ответственность независимо от должностного статуса и иных общественных качеств того или иного лица; исключение составляют лишь юридические лица;

    - административные взыскания накладываются организационными структурами (органами) и должностными лицами, специально уполномоченными (в законодательном порядке) на осуществление контроля за соблюдением конкретных административно-правовых норм;

    - виды и перечень административных взысканий, порядок их установления и применения исчерпывающе описаны в законодательстве об административных правонарушениях.

    Так, ст. 3.2 КОАП называет такие административные взыскания:

    - предупреждение;

    - административный штраф;

    - возмездное изъятие орудия, совершения или предмета административного правонарушения;

    - конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения;

    - лишение специального права, предоставленного физическому лицу;

    - административный арест;

    - административное выдворение за пределы РФ иностранного гражданина или лица без гражданства: дисквалификация.

    Существует специальное производство по делам об административных предприятиях, посредством которого рассматриваются административные дела и осуществляется контроль за соблюдением законодательства.

    К числу органов (должностных лиц), уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях и налагать взыскания, КоАП относятся:

    - судьи (мировые судьи); комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав;

    - федеральные органы исполнительной власти, их учреждения, структурные подразделения и территориальные органы, а также иные государственные органы, уполномоченные на то законодательством Российской Федерации, и субъектов Российской Федерации (ст. 22.1).

    Административное взыскание налагается в пределах, установленных Кодексом об административных правонарушениях, предусматривающими ответственность за совершенное административное правонарушение. Порядок наложения и выполнения административных взысканий подробно прописан в указанном акте. В КоАП множество вопросов административной ответственности решено по-новому, в интересах как граждан, так и общества в целом.

    В связи с усложнением и повышением опасности многих технологий и технических средств, видов поведения и деятельности людей объективно возрастает значение и объем административной ответственности. Многие граждане, обеспокоенные разрастанием числа аварий, катастроф, чрезвычайных происшествий, а также состоянием правопорядка, видят в ней немало достоинств: высокая оперативность, быстрота исполнения санкций, преимущественно финансовый и материальный характер взысканий, активная профилактика уголовных преступлений и т.д. Административная ответственность должна найти свое место в системе повышения уровня управляемости в обществе.

    В управлении и посредством управленческих решений формируется много гражданско-правовых отношений между гражданами (физическими лицами) и юридическими лицами, в качестве которых могут выступать государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 124126 Гражданского кодекса РФ. Часть первая). При осуществлении названных правоотношений нередки случаи нарушения прав собственности, обязательств, договоров и других гражданско-правовых актов. Сюда же примыкают и правонарушения в сфере земельного, водного, лесного, трудового, семейного права, имеющие материально-имущественный характер. Эти правонарушения предполагают гражданско-правовую ответственность, которая имеет в большинстве случаев не санкционную, а восстановительную направленность. Ее цель — обеспечить восстановление нарушенного права, принадлежащего гражданину или юридическому лицу.

    Порядок привлечения к гражданско-правовой ответственности регулируется многими законодательными актами. Согласно ст. 11 Гражданского кодекса (ГК) Российской Федерации защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, осуществляют суд, арбитражный суд и третейский суд,

    В ст. 12 ГК РФ указаны многие способы защиты гражданских прав. Установлено также (ст. 13 ГК РФ), что “ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными”.

    Расширение судебной защиты прав и свобод участников гражданской жизни выдвигает непривычные требования к субъектам и объектам управления, заставляет их как друг перед другом, так и с иными взаимодействующими сторонами более внимательно относиться к вопросам гражданско-правовой ответственности. Здесь как раз формируются и обеспечиваются реальные и справедливые рыночные отношения, где материальный интерес каждого контрагента надежно гарантирован.

    Для сферы управления важное значение имеет действующая в обществе и применяемая специально уполномоченными государственными органами уголовная ответственность. Она непосредственно не связана с процессами управления, но может в них или из-за них возникать в том случае, когда в соответствующих системах (подсистемах) управления совершаются деяния, подпадающие под категорию преступлений. В УК РФ под преступлением “признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания” (ст. 14). Все виды преступлений исчерпывающе описаны в Уголовном кодексе Российской Федерации и, следовательно, иные деяния, не совпадающие с указанными преступлениями, не могут никем интерпретироваться как таковые.

    В УК РФ, в его особенной части, указаны следующие типовые группы преступлений:

    - преступления против личности (ст. 105-157); преступления в сфере экономики (ст. 158-204); преступления против общественной безопасности и общественного порядка (ст. 205-274);

    - преступления против государственной власти (ст. 275-330); преступления против военной службы (ст. 331-352); преступления против мира и безопасности человечества (ст. 353-360).

    Состав каждого из преступлений четко обозначен в соответствующих статьях УК РФ и предполагает адекватную ему уголовную ответственность в виде наказания. Последнее имеет целью: воздание, кару (возмездие) за совершенное преступление; исправление и перевоспитание осужденного; предупреждение (профилактику) преступлений. Уголовная ответственность применяется исключительно судом на основе уголовного и уголовно-процессуального законодательства, а исполнение наказаний — специальными органами и государственными учреждениями в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством.

    Таким образом, в распоряжении общества, государства, многих субъектов управления находится большой арсенал средств юридической ответственности. В принципе он вполне достаточен для того, чтобы любую управленческую деятельность делать рациональной и эффективной. Все упирается в желание управлять в целях действительного решения общественных проблем и развития страны. Дело ведь не в том, чтобы взыскивать и наказывать (подобное в истории проходили не раз и оно не давало искомых результатов), а в создании в системе управления творческой, свободной и одновременно ответственной атмосферы. Превалировать должна не боязнь ответственности, особенно юридической, а понимание глубинных причинно-следственных взаимосвязей, которые порождает большинство управленческих решений и действий для судеб страны, да и каждого отдельного человека. Только на этом основании и может возникнуть и реально осуществляться ответственное управление. 



    тема

    документ Управление компетенциями как средство реализации кадровой стратегии организации
    документ Управление персоналом интернациональных организаций
    документ Управление рисками
    документ Управление финансовой деятельностью предприятия
    документ Управленческий контроль как функция управления предприятием



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами

    важное

    1. ФСС 2016
    2. Льготы 2016
    3. Налоговый вычет 2016
    4. НДФЛ 2016
    5. Земельный налог 2016
    6. УСН 2016
    7. Налоги ИП 2016
    8. Налог с продаж 2016
    9. ЕНВД 2016
    10. Налог на прибыль 2016
    11. Налог на имущество 2016
    12. Транспортный налог 2016
    13. ЕГАИС
    14. Материнский капитал в 2016 году
    15. Потребительская корзина 2016
    16. Российская платежная карта "МИР"
    17. Расчет отпускных в 2016 году
    18. Расчет больничного в 2016 году
    19. Производственный календарь на 2016 год
    20. Повышение пенсий в 2016 году
    21. Банкротство физ лиц
    22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
    23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
    24. Как получить квартиру от государства
    25. Как получить земельный участок бесплатно


    ©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты