Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Менеджеру » Теория и история социологии управления

Теория и история социологии управления



Теория и история социологии управления

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

  • Социологический подход к развитию управленческой мысли
  • Отечественный и зарубежный опыт социологии управления
  • Особенности управления организацией XXI в.

    Социологический подход к развитию управленческой мысли

    Социология управления — специальная социологическая теория, изучающая процессы управления в различных типах общностей, организаций, институтов и общества в целом, осуществляемые для сохранения и обеспечения устойчивости развития соответствующей системы, упорядочения и совершенствования ее структуры, достижения ее целей. Она изучает многообразную деятельность органов управления, государственных и общественных, прежде всего как социальных систем, весь комплекс подбора, расстановки, формирования управленческих кадров; отношения и взаимодействия, складывающиеся между работниками аппарата управления и подчиненными им сотрудниками и организационными структурами. Она включает в свою предметную область также исследование по формированию целей управления с точки зрения социально-экономических и социально-психологических критериев, их соответствия интересам и ожиданиям, анализ и оценку социальных последствий принимаемых управленческих решений, определение эффективности управленческих действий. В центре внимания социологии управления — изучение и совершенствование социальных механизмов систематического воздействия субъекта управления на социальный объект для сохранения его качественной специфики и целостности, обеспечения его нормального функционирования, успешного движения к заданной цели.

    В широком смысле управление является неотъемлемым атрибутом любой системы — биологической, технической, социальной, — которое обеспечивает ее сохранение, развитие, упорядочение структуры, достижение целей. Формирование специфической отрасли научных знаний об управлении началось в конце XIX — начале XX в. Однако прежде чем она выделилась в самостоятельную отрасль знаний, человечество на протяжении тысячелетий накапливало опыт организации совместного труда, обмена продуктами материальной и духовной деятельности, что невозможно без управленческих действий, пусть самых примитивных и простых.

    В целом история развития социологии управления насчитывает несколько управленческих революций, знаменующих собой поворотные моменты в теории и практике управления.

    Первая управленческая революция привела к возникновению власти жрецов и зарождению письменности в результате делового общения и калькуляции.

    Вторая революция связана с именем вавилонского царя Хаммурапи, она дала образцы сугубо светского аристократического стиля управления.




    Основным итогом третьей революции в управлении, относимой по времени к царствованию Навуходоносора II, явилось соединение государственных плановых методов регулирования с производственной деятельностью.

    Четвертая революция совпала с зарождением капитализма и 6а чалом индустриального прогресса европейской цивилизации. Индустриальная революция доказала, что чисто управленческие функции не менее важны, чем финансовые или технические.

    Пятая управленческая революция знаменовала приход новой социальной силы — профессиональных менеджеров, класса управляющих, который стал господствующим в сфере управления материальным и духовным производством.

    Иными словами, перечисленные управленческие революции соответствуют основным историческим вехам смены культур и социальных сословий: власть жрецов постепенно вытесняется господством военной и гражданской аристократии, на смену которой пришли предприимчивые буржуа, а последних на исторической арене сменили наемные работники, или «пролетарии управления», после чего социально-управленческий цикл начался снова, но на качественно ином уровне.

    Первые, самые простые, зачаточные формы упорядочения и организации совместного труда существовали еще на стадии первобытнообщинного строя, когда управление осуществлялось сообща всеми членами рода, племени и общины. Старейшины и вожди родов и племен олицетворяли собой руководящее начало в организации совместного труда и распределения продуктов.

    Примерно 10 тыс. лет до н.э. в ряде мест Ближнего Востока (Северный Ирак, Палестина) произошел переход от присваивающего хозяйства (охоты, сбора плодов и т.п.) к принципиально новым формам получения продуктов путем их производства (так называемой производящей экономике), стали формироваться древнейшие цивилизации. Этот первый экономический переворот в истории человечества известный английский археолог Гордон В. Чайлд назвал «неолитической революцией». В течение этого длительного процесса, охватившего несколько столетий и даже тысячелетий, сформировались крупные и могущественные по тем временам деспотические государства, которые не мыслили себя без хорошо развитой управленческой деятельности. Построенные в III—II вв. до н.э. знаменитые египетские пирамиды являются памятниками не только представителям могущественных династий, но и многим тысячам строителей, а также искусству многих людей, умевших применять методы управления.

    Из истории известны теоретически разработанные принципы управления, сформулированные в «законах Хаммурапи», правившего Древней Вавилонией в 1792—1750 гг. до н.э. Мощные государства существовали в ту эпоху и в Древнем Китае, где в период эпохи Чжоу (XI—III вв. до н.э.) осуществлено сооружение Великой китайской стены — грандиозного памятника архитектуры и организации строительных работ.

    Первые трактаты, в которых сформулированы исходные понятия об управлении, появились в Древнем Китае и Древней Индии, на Ближнем Востоке в VI—V вв. до н.э. Однако наибольшее влияние на становление управленческой мысли оказало творчество величайших древнегреческих философов Сократа, Платона и Аристотеля. По свидетельству современников, Сократ, считавший, что основой управления являются знание и умение передавать свое мнение другому человеку, анализировал различные формы правления. Его идеи получили дальнейшее развитие в трактатах Платона и Аристотеля, обстоятельно описавших три формы правления — монархию, аристократию и демократию. С теологических позиций рассматривались проблемы управления в трудах средневековых мыслителей — Аврелия Августина (Блаженного) и Фомы Аквинского, которые разделяли «Божий град» и «Земной град», отдавая несомненный приоритет первому, выводя из него идеи управления миром и людьми.

    Начало развитию управленческой науки в России было положено в XVII в. и преимущественно в рамках теории государственного управления. В развитии этой системы важную роль сыграл А.Л. Ордин-Нащокин, сделавший попытку введения городского самоуправления в западных приграничных городах России. Таким образом, А.Л. Ордин-Нащокин считается одним из первых русских управленце, поставивших вопрос о развитии не только стратегического, но и тактического (на микроуровне) управления.

    Особую эпоху в развитии российской теории управления составляют петровские реформы по совершенствованию управления экономикой. Круг управленческих действий Петра I весьма широк — от изменения летоисчисления до создания нового государственного управленческого аппарата.

    Детализируя и конкретизируя управленческие аспекты периода правления Петра I, можно выделить следующие преобразования в центральном и местном управлении:

    —      развитие крупной промышленности и государственная поддержка ремесленных производств;

    —      содействие развитию сельского хозяйства;

    —      укрепление финансовой системы;

    —      активизация развития внешней и внутренней торговли.

    Законодательные акты Петра I — указы, регламенты, инструкции и контроль за их исполнением — регулировали различные сферы деятельности государства. По сути, это было государственным управлением.

    Заслуживают внимания и управленческие идеи И.Т. Посошкова. К оригинальным идеям Посошкова следует отнести разделение богатства на вещественное и невещественное. Под первым он подразумевал богатство государства (казны) и народа, под вторым — эффективное управление страной и наличие справедливых законов. «Принципы» Посошкова об улучшении управления экономикой основывались на решающей роли государства в руководстве хозяйственными процессами. Он был сторонником строгой регламентации хозяйственной жизни.

    Первая четверть XVIII в. была периодом петровского реформирования управления экономикой, как на макро, так и на микроуровне. Созданная Петром I система управления имела необратимый характер.

    Идеи государственного управления нашли свое отражение в трудах А.П. Волынского. Последовательным идеологом крепостничества был Татищев. В области управления хозяйственными делами России В.Н. Татищев особое значение придавал управлению финансовой политикой. Он считал, что государство обязано не наблюдать за хозяйственными процессами, а активно регулировать их в интересах России.

    Во второй половине XVIII в. управленческая мысль развивалась в духе реформ Екатерины И. В целях совершенствования управления экономикой России по указанию Екатерины II было издано «Учреждение для управления губерний Российской Империи».

    К началу XIX в. невозможность управления государством Российским старыми методами, необходимость преобразований осознавались высшей властью.

    Основные преобразования управления экономикой в начале XIX в. произошли в период царствования Александра I. Издан манифест об учреждении министерств, которые были построены на началах личной власти и ответственности.

    Особую роль в развитии управления в России сыграл М.М. Сперанский. Цель преобразований он видел в придании самодержавию внешней формы конституционной монархии, опирающейся на силу закона. Систему власти Сперанский предложил разделить на три части: законодательную, исполнительную и судебную. Законодательные вопросы должны были находиться в ведении Государственной думы, суда — в ведении Сената, управления государством — в ведении министерств, ответственных перед Думой.

    Александр II утвердил Положение о губернских и уездных земских учреждениях, которым устанавливалось всесословное самоуправление.

    В начале XX в. управленческие преобразования осуществлялись под руководством таких личностей, как С.Ю. Витте и П.С. Столыпин.

    Программа реформ Столыпина затрагивала все отрасли государственного управления и была рассчитана, по замыслу ее автора, на 20 лет. Речь в основном шла о децентрализации управления Россией.

    В России еще существовала школа административного права, в границах которой исследовались проблемы государственного управления.

    Земская реформа в России XIX в. инициировала разработку вопросов государственного управления, которым посвящены работы И.Е. Андриевского «О наместниках, воеводах и губернаторах», А.В. Лохвицкого «Губерния, ее земские и правительственные учреждения», А.И. Васильчикова «О самоуправлении, А.С. Алексеева «Начала современного правового государства и русский административный строй», В.М. Грибовского «Государственное устройство и управление Российской Империи», А.И. Елистратова «Основные начала административного права.

    В России развивал своеобразную управленческую теорию известный философ, социолог и экономист А.А. Богданов (настоящая фамилия — Малиновский). Он сконструировал «всеобщую организационную науку» — тектологию (от греч. «строительное искусство»). В ее основе лежит идея «единства опыта», причем применительно к «социальным системам» (этот термин впервые в России применил именно Богданов) решающую роль играет опыт организационный. Общество, согласно его точке зрения, представляет собой сложную систему, состоящую из множества элементов как внешних (окружающая природная среда — климат, флора, фауна, а также взаимодействие с другими обществами), так и внутренних, специфически общественных: государства, народы и т.д., Среди внутренних элементов общества главенствующую роль играют группы, выполняющие функции управления. Общество как система, считал А.А. Богданов, демонстрирует состояние равновесия. Но чтобы такое равновесие сохранялось, в обществе должен существовать организационный порядок, рождающийся из хаоса именно благодаря активности социальных групп, осуществляющих управленческие функции. В силу этого тек то логия как таковая, по замыслу ее создателя, — это наука, объединяющая организационный опыт человечества, это теория организационных систем, изучающая каждую из них с точки зрения отношений между ее частями, а также отношения системы как целого с внешней средой. Наиболее фундаментальные достижения А.А. Богданова состоят в том, что он выделил классы регулируемых (организуемых) и саморегулируемых (самоорганизующихся) систем, а также выделил идею механизма — биорегулятора прямого и обратного регулирующего воздействия на систему. Он также сумел связать организационную (организующую) деятельность с понятием «интереса» (цели), раскрыть динамику организационных структур с формированием цели организации, которая осуществляется органом управления. Задача же тектологии как управленческой науки заключается в том, чтобы превратить мир не просто в целостность, а в единое организованное целое, «каким он реально не был», но может и должен стать в результате распространения в массах трудящихся организационного опыта и вовлечения их благодаря этому в осуществление процессов управления обществом.

    Своеобразные концепции управления сформулированы в эпоху Нового времени в социальных утопиях Т. Мора и Т. Кампанеллы, а также в знаменитых трудах Н. Макиавелли «Государь», «Искусство войны» и др., который подчеркивал, что общество развивается и управляется не по воле Бога, а благодаря управленческому искусству, а для этого необходимо сильное государство во главе с мудрым и волевым государем.

    Однако в мировой экономической, социологической и политологической науке подлинным родоначальником научных основ управления считается выдающийся американский инженер, исследователь и организатор производства Ф.У. Тэйлор. Он разработал ряд методов научной организации труда, основанных на изучении движений рабочего с помощью хронометража, стандартизации приемов и орудий труда.

    Тэйлор развивал «научное управление» (термин, введенный им самим) в четырех областях:

    1)      нормирование (любой труд можно структурировать и измерить);

    2)      исследование соотношения времени и задач (результата необходимо достигать к определенному времени, в противном случае вознаграждение за результат должно быть значительно меньшее);

    3)      систематический отбор и обучение кадров (каждая фирма, стремящаяся к долговременному успеху, думает о постоянном совершенствовании персонала);

    4)      денежные стимулы, вознаграждение за конечный результат (эффективный менеджмент предполагает вознаграждение не за деятельность, а за результат).

    Американский специалист по управлению производством Ф. Гилберт, развивая и конкретизируя идеи Тэйлора, организовал систематическую подготовку инструкторов по научной организации труда, разработал наилучший метод выполнения работ и определил условия, необходимые для этого: целесообразное устройство рабочего места и рациональные способы подачи материала.

    Известный американский организатор производства Г. Эмерсон разработал комплексный системный подход к организации управления. Ключевое понятие его концепции — «эффективность», или, в устоявшейся традиции Перевода на русский язык, «производительность». Основные управленческие идеи Эмерсона изложены в его книге «Двенадцать принципов производительности». Он расположил их в следующей последовательности: точно поставленные идеалы и цели, здравый смысл, компетентная консультация; дисциплина; справедливое отношение к персоналу; оперативный, надежный, полный, точный и постоянный учет; диспетчирование; введение нормативов в трудовую деятельность; создание нормальных условий труда; нормирование операций; внедрение стандартных инструкций в деятельность; вознаграждение за производительный труд.

    Весомый вклад в развитие социологии управления внес А. Файоль. Он считал, что эффективное управление может быть осуществлено при выделении шести основных операций, присущих как небольшим, так и крупным предприятиям:

    1.      Технические операции (производство, выделка, обработка).

    2.      Коммерческие операции (покупка, продажа, обмен).

    3.      Финансовые операции (привлечение средств, распоряжение ими).

    4.      Страховые операции (страхование и охрана имущества лиц).

    5.      Учетные операции (бухгалтерия, учет, статистика и т.д.).

    6.      Административные операции (предвидение, организация, распорядительство, координирование и контроль).

    Следует особо подчеркнуть, что Файоль значительное внимание уделял социальному аспекту управления. Об этом свидетельствует тот факт, что из 14 его управленческих принципов почти половина носит социальный характер. Он требовал от руководящего персонала проявления большой тактичности к подчиненным и полагал, что начальство должно уметь приносить иногда в жертву свое самолюбие, давая удовлетворение инициативе подчиненных, чтобы обеспечить повышение эффективности управленческой деятельности.

    Значительным приращением в развитии управленческой теоретической мысли стал разработанный одним из классиков социологии М. Вебером «идеальный тип» административного управления, обозначенный им термином «теория бюрократии». Основные характеристики этого «идеального типа» таковы. В соответствии с этой теорией вся деятельность, необходимая для достижения стоящих перед организацией целей, делится на элементарные, простейшие операции, что в свою очередь предполагает строгое формальное определение задач каждого из звеньев организации. Максимально возможное разделение труда создает условия для использования во всех звеньях управляемой системы экспертов специалистов, которые несут полную ответственность за эффективное выполнение своих обязанностей. Управленческая деятельность строится на принципах иерархии, т.е. каждый нижестоящий управляющий или каждое подразделение подчиняются вышестоящему. Каждый служащий в административной иерархии отвечает перед вышестоящим начальником за решения и действия не только свои собственные, но и всех подчиненных ему лиц.

    Придав первостепенное значение формально организуемым аспектам управления, М. Вебер в то же время оставил вне поля зрения неформальные отношения. Однако такие отношения жизненно важны, ибо, как доказали на основе эмпирических социологических исследований П. Блау, Ч. Бернард, Э. Мэйо и другие социологи, именно неформальные отношения способны сыграть важную роль в повышении эффективности управленческой деятельности.

    Существенный вклад в развитие управленческой мысли внесен крупными американскими социологами, представителями структурно-функционального анализа — Т. Парсонсом и Р. Мертоном.

    Виднейший представитель этого направления американский социолог Толкотт Парсонс рассматривал социологические проблемы управления в контексте теории действия и социальных систем. С его точки зрения, важная роль в понимании сущности управления принадлежит тому аспекту теории социальных систем, который занимается явлениями институциализации образцов ценностных ориентаций, выступающих важнейшими компонентами, управляющими поступками и действиями отдельных индивидов, малых групп (типа семьи), локальных общностей и формальных организаций, вплоть до общества, и целыми системами обществ. Сама же институциализация в этой концепции предстает как процесс формирования относительно устойчивых норм и стандартов, регулирующих соответствующие типы социальной деятельности отдельных личностей и их общностей.

    Институциализация оказывает регулирующее воздействие на любую социальную систему, начиная от отдельной личности и кончая обществом, и характеризуется четырьмя особенностями:

    1) обеспечивает стабильность нормативных стандартов, а, следовательно, и стабильность действий соответствующей системы;

    2) эта стабильность в свою очередь обеспечивает определенный уровень связанности действующих единиц системы (например, индивидов или их группы в системе общества);

    3) все это приводит к одинаковому пониманию всеми (или, по крайней мере, большинством) членами общества смысла нормативных регулирующих стандартов;

    4) формирует интеграцию частного нормативного комплекса в более общий комплекс, управляющий системой в целом на нормативном уровне.

    Важная роль в развитии структурно-функционального анализа, в том числе и применительно к теории управления, принадлежит Р. Мертону (его деятельность относится к середине XX в.). Он ввел в управление понятие «дисфункция», подчеркивая, что систематизированный взгляд на социальную реальность, в том числе и с точки зрения теории управления, обращающий внимание на дисфункции, точно так же как на функции, может выявить не только социальную стабильность, но и потенциальные источники социального изменения. При этом он подчеркивал: если функция представляет собой те наблюдения последствий, которые способствуют адаптации или приспособлению данной системы, то дисфункции — это такие наблюдаемые последствия, которые уменьшают приспособление и адаптацию системы. В любой момент времени любое явление может иметь как функциональные, так и дисфункциональные последствия, что необходимо учитывать в управленческой деятельности, особенно при формировании и проведении политики.

    Существенные выводы с точки зрения развития социологии управления были сделаны Р. Мертоном на основе углубленного исследования явных и латентных функций. Обычно традиционно мыслящие и действующие люди, занимающиеся управленческой деятельностью, сосредоточивают свое внимание на явных функциях, которые осуществляют управляемые ими организации или их подразделения. Однако внимательное изучение результатов социологического анализа производственной деятельности и процессов массового потребления показало, что для принятия более эффективных управленческих решений желательно учитывать и так называемые латентные (скрытые) функции, которые обычно труднопредсказуемы, вследствие чего резко усложняют картину протекания управляемых процессов.

    Рассмотрение социологии управления как процесса привело к широкому распространению системных методов анализа. Так называемый системный подход в управлении был связан с применением общей теории систем для решения управленческих задач. Он предполагает, что руководители должны рассматривать организацию как совокупность взаимосвязанных элементов, таких как люди, структура, задачи, технология, ресурсы.

    В мировой управленческой мысли все более явственно на передовые позиции выходит системный подход в управлении, базирующийся на теории систем.

    Главная идея системной теории состоит в том, что ни одно действие не предпринимается в изоляции от других. Каждое решение имеет последствия для всей системы. Системный подход в управлении позволяет избежать ситуаций, когда решение в одной области превращается в проблему для другой.

    На базе системного подхода разрабатывались задачи управления в нескольких направлениях. Так возникла теория непредвиденных ситуаций. Суть ее состоит в том, что каждая ситуация, в которой оказывается управленец, может быть сходной с другими ситуациями. Однако ей будут присущи уникальные свойства. Задача управленца в этой ситуации состоит в том, чтобы проанализировать все факторы в отдельности и выявить наиболее сильные зависимости (корреляции).

    Появилась идея открытой системы. Организация как открытая система имеет тенденцию приспосабливаться к весьма многообразной внутренней среде. Такая система не является самообеспечивающийся, зависит от энергии, информации и материалов, поступающих извне, имеет способность приспосабливаться к изменениям во внешней среде.    I

    Наиболее известными представителями этого направления являются уже упоминавшийся лидеры структурно-функционального анализа — Т. Парсонс и Р. Мертон, а также Дж. Форрестор, Р. Саймон, Л. Гьювик и др. Последний из них, в частности, подчеркивает: управление все более становится искусством и одновременно наукой в силу того, что оно стремится на систематической основе понять, почему и как люди работают вместе для достижения определенных целей и для того, чтобы сделать эти системы сотрудничества более полезными для человечества. Применение теории систем к управлению облегчило для руководителей задачу увидеть управляемую ими организацию в единстве составляющих ее частей, которые не только взаимодействуют друг с другом, но и неразрывно пересекаются с внешним миром. Ведь все организации — большие и маленькие, простые и сложные — являются системами. Поскольку люди, их социальные взаимодействия, исполняемые ими социальные роли являются составными компонентами (а именно — социальными компонентами) наряду с техникой и технологией, которые вместе используются для выполнения определенной работы (составляя технические компоненты), все это называется социотехнической системой. За исключением всей Вселенной находящиеся в ней системы одновременно являются подсистемами. Иными словами, системы чаще всего обладают подсистемами и в то же время выступают как составные части суперсистемы.

    Руководитель является частью (очень важной и активной) той системы (университета, спортивной организации, банка), в которой он работает, но эта система включает в себя множество материально технических, финансовых, социальных, психологических элементов. Направляя свои основные цели на работу с людьми, т.е. на социальные и психологические элементы системы, он одновременно постоянно взаимодействует с другими элементами, такими, в частности, как деньги, материалы, оборудование и т.д. Совершенно очевидно, что любой человек, интересующийся управлением, не может не заметить, что управление имеет характер открытой системы, т.е. динамично взаимодействует с окружающей средой. Ни цели, ни задачи, ни планы действий не могут ставиться и осуществляться в вакууме закрытой компании. Рынки товаров, услуг и знаний, правительственные учреждения, конкуренты, технология и многие другие элементы той среды, которая окружает организацию (предприятие), влияют на цели и планы, способы и эффективность их реализации, и ими нельзя пренебречь. Столь же очевидно, что ни один управляющий, обладающий даже незначительным опытом работы с людьми, не может проигнорировать то обстоятельство, что они являются продуктами своего социокультурного окружения и подвергаются его формирующему воздействию, что прекрасно раскрыто в концепции Т. Парсонса, охарактеризованной выше. Конструктивная роль системного подхода к управлению, а также к любой управленческой проблеме как к системе, заключается в том, что позволяет увидеть широкие возможности и перспективы, а также критические переменные и ограничения, особенности их взаимодействия друг с другом, заставляя ученых и практиков в конкретной области постоянно помнить, что нельзя подходить ни к одному элементу, явлению или проблеме без учета их предыдущих и последующих взаимодействий с прочими элементами социотехнической системы.

    Разброс мнений свидетельствует в первую очередь о сложности природы механизма, который определяет поведение индивидов, множественности причин человеческой активности и трудности воздействия на людей в направлении, желательном для социального технолога любого уровня. Люди далеко не всегда предпочитают материальный достаток, бытовые удобства, т.е. далеко не всегда являются сторонниками приземленного прагматизма. Но и благородные идеалы, духовные ценности, моральные регуляторы не могут считаться бесспорными инструментами воздействия на людей. В связи с этим те, кому приходится по призванию или служебной обязанности работать с людьми, преобразовывать их поведение, социальные связи, самооценку или структуру личности, должны очень хорошо осознавать всю сложность объекта своей деятельности.

    Таким образом, следуя теории систем, можно предположить, что любая формальная организация должна иметь систему функционализмами (различные формы структурного деления); систему результативных и эффективных стимулов, побуждающих людей вносить вклад в групповые действия; систему власти; систему логического принятия решений.

    С точки зрения экономики организации наиболее существенные в научно методическом плане результаты были получены в рамках ситуационного подхода: формы, методы, системы, стили управления должны существенно варьироваться в зависимости от сложившейся ситуации, т.е. центральное место должна занимать ситуация. Это конкретный набор обстоятельств, которые сильно влияют на организацию в данное конкретное время. Другими словами, суть рекомендаций по теории системного подхода состоит в требовании решать текущую, конкретную организационноуправленческую проблему в зависимости от целей организации и сложившихся конкретных условий, в которых эта цель должна быть достигнута.

    В целом следует сказать, что социология управления как самостоятельное научное управление и особая учебная дисциплина пока только складывается, не имеет единого статуса и стандарта, а логика и методология предмета пока не выстроены на уровне тех требований, которые предъявляются к этой отрасли знаний и учебной дисциплине.

    Отечественный и зарубежный опыт социологии управления

    В контексте управления социальным развитием организации под опытом понимаются главным образом результаты практического воздействия на ее социальную среду, способы реализации сложных задач в этом трудно поддающемся регулированию деле. Если учитывать нынешнюю ситуацию в России и обстоятельства, приведшие к ней, то следует обозреть такой опыт за весь период после революции 1917 г., который в свою очередь распадается на более короткие промежутки времени — четыре этапа. Каждый из них имеет свои характерные черты, отличительные особенности как в общих условиях социально экономического развития, так и в подходах к трудовой мотивации, бытовому устройству, удовлетворению жизненно необходимых потребностей работников и всего населения страны.

    Начальный этап охватывает первое пятилетие существования советской республики. Огромная страна, сойдя с магистрали мирового развития, свернула на некапиталистический путь и стала гигантским полигоном для социалистического эксперимента.

    Октябрьская революция явилась событием не случайным, а стала следствием экономической и политической слабости тогдашнего российского государства, его поражений на фронтах Первой мировой войны, хозяйственной разрухи и падения жизненного уровня населения, недовольства рабочих и крестьян своим положением. Выбор в пользу социалистического переустройства общества опирался на поддержку масс и был сделан с надеждой на то, что новый строй избавит людей от подневольного труда и сословного угнетения, установит равенство в правах и справедливость в распределении благ, принесет всем достаток и улучшение благосостояния.

    Потребовалось прояснить актуальные проблемы перехода к социализму, конкретизировать, насколько это было возможно в тех обстоятельствах, приемлемые при таком переходе методы хозяйствования, организации и стимулирования труда.

    Россия в представлении зарубежных наблюдателей, была тогда страной «во мгле», положение в которой виделось как «блокада экономики коммунистической идеологией», как «частично организованный хаос», скрывавший тщетные потуги броскими лозунгами и призывами к социальному равенству заменить свободу привычных для людей рыночных отношений.

    Переход с весны к новой экономической политике (нэпу) означал, с одной стороны, отказ от попыток «учредить» социализм, а с другой — продолжение поиска обходных, реформистских путей в экономике и социальном переустройстве общества.

    Переход к нэпу приносил на первых порах положительные результаты. Признаками экономического подъема были наметившийся рост производительности труда, попытки перевода промышленных предприятий на хозяйственный расчет, оживление на селе кооперации — снабженческой, сбытовой и потребительской, расширение свернутой было торговли, некоторое ослабление ограничений по отношению к частному капиталу и предпринимателям. Все это в какой-то степени благоприятствовало восстановлению народного хозяйства страны и решению злободневных социальных проблем.

    Второй этап характеризуется следующим. После образования СССР, в котором РСФСР по своему потенциалу занимала доминирующее положение, высшее руководство страны снова обнаружило склонность к командноадминистративным методам решения экономических и социальных задач, уже испробованным и потерпевшим провал в пору так называемого «военного коммунизма». Предпочтение такой «стратегии» на практике привело к свертыванию нэпа, отказу от экономических стимулов и принципа личной заинтересованности в результатах хозяйствования, подавлению частной инициативы.

    И.В. Сталин — главный советский вождь в то время —во всеуслышание объявил о построении в СССР основ социализма. Много говорилось о создании условий для зажиточной и культурной жизни, достоинстве и чести рабочего человека. Людям внушалось, что Советское государство, как отец родной, радеет о благе народа.

    Государство, будучи практически единственным собственником средств производства и основным работодателем, поддерживало по необходимости некий минимальный уровень доходов и расходов населения, удовлетворения его элементарных потребностей. Устроители «советского социализма» к тому же не могли не считаться с традиционно свойственными россиянам патерналистскими настроениями, их извечной надеждой на то, что власть о них позаботится.

    Предоставление благ в Советском Союзе осуществлялось как в виде распределения по труду в зависимости от результатов работы, так и через общественные фонды потребления с учетом степени нуждаемости отдельных групп населения. Из этих фондов покрывались расходы на образование, здравоохранение, выплату пенсий, стипендий и пособий, иные социальные цели. Средства на пополнение фондов брались из одного и того же источника — прибыли предприятий, изымаемой государством в «общий котел».

    Соотношение между двумя обозначенными формами распределения складывалось в следующей пропорции: согласно официальной статистике, зарплата в доходах рабочих семей в среднем составляла 71,3%, а выплаты и льготы из общественных фондов потребления — 14,5%. Доля последних имела тенденцию к возрастанию.

    В СССР начиная с отсутствовала безработица, люди бесплатно получали образование; медицинское обслуживание также было бесплатным. Развивалась сеть дошкольных и внешкольных детских учреждений, строились новые санатории, дома культуры, библиотеки, театры. Различия в жизненных условиях рабочих, колхозников, интеллигенции, руководителей разного уровня были относительно невелики, хотя и устанавливались привилегии для некоторых категорий граждан.

    Заслуживают особого упоминания тяжелейшие испытания, которые выпали на долю россиян в Великую Отечественную войну. Большинство из тех, кто оставался в тылу, стойко переносили военного времени, работали, что называется, не покладая рук, часто впроголодь, страдали от холода и бытовых неудобств. Та же самоотверженность и призвание к труду явились решающим условием восстановления в короткие сроки народного хозяйства после опустошительной войны.

    Третий этап в истории управления Советской России отмечен неоднократными попытками реформировать экономику страны. При этом не были обойдены вниманием социальная сфера, стимулы к труду, уровень жизни людей.

    С одновременно с осуждением прежнего режима произвола и устрашения наметился сдвиг в направлении поддержки производственной демократии, возрождения принципа заинтересованности в результатах хозяйствования, усиления материальных стимулов к работе, упорядочения нормирования и оплаты труда. В целях повышения производительности труда как определенного условия роста общественного производства и, следовательно, народного благосостояния признавалось необходимым всемерно содействовать техническому перевооружению индустриальных секторов экономики и сельского хозяйства, поощрять изобретателей и рационализаторов.

    Во второй половине предпринималась еще одна попытка реформирования социально-экономической деятельности, нацеленная на то, чтобы сочетать единое государственное планирование с хозяйственным расчетом предприятий, централизованное отраслевое управление — с местной инициативой, безусловное единоначалие в организациях — с повышением роли трудовых коллективов, общее экономическое стимулирование — с материальным вознаграждением работников за индивидуальные показатели труда.

    Реформа предусматривала оставление в распоряжении предприятия значимой доли получаемых им доходов. Наряду с фондом оплаты труда и суммой централизованных капиталовложений выделялись средства стимулирования. Они состояли из трех частей: фонд самофинансирования, предназначавшийся для покрытия расходов на обновление производства; фонд материального поощрения, распределяемый при участии и под контролем трудового коллектива; фонд социально-культурных мероприятий и жилищного строительства в дополнение к общественным фондам потребления, образуемым государством.

    Кстати, основная доля (около 70%) средств общественных фондов потребления поступала из госбюджета, а другая часть (примерно 30%) складывалась как раз из средств фонда социально-культурных мероприятий и жилищного строительства предприятий. На общественные фонды потребления приходилось в целом около Уз, предназначенных населению СССР материальных и духовных благ — вдвое больше.

    Меры, усиливающие трудовую мотивацию, хотя и не всегда последовательные, поначалу давали положительный эффект; в частности, в рост национального дохода заметно превысил темпы предыдущей пятилетки.

    Вместе с тем реформаторы уверенно полагали, что повышение материальной заинтересованности, экономического стимулирования не ослабит вошедших в привычку, ставших традиционными моральных стимулов. Устно и в печатном виде разъяснялось, что общественно полезный труд — это одна из самых существенных черт социалистического образа жизни. Отсюда следовал вывод о всенародности организованного соревнования и особой значимости движения за коммунистическое отношение к труду.

    Вскоре социальное планирование превратилось в обязательную часть управления предприятиями. Была рекомендована типовая методика составления подобных планов.

    Предлагалось намечать проведение мероприятий по следующим разделам:

    1.      Изменение социально демографической структуры производственного коллектива.

    2.      Повышение квалификации и образовательного уровня работающих на предприятии.

    3.      Улучшение условий труда и охрана здоровья работников.

    4.      Улучшение бытового обслуживания, отдых трудящихся и их семей.

    5.      Коммунистическое воспитание и развитие общественной активности.

    Важная роль планов социального развития в социальном управлении была закреплена в Конституции СССР. Отдельная статья Основного закона устанавливала, что трудовые коллективы участвуют в обсуждении и решении государственных и общественных дел, планировании производства и социального развития, подготовке и расстановке кадров, обсуждении и решении вопросов управления предприятиями, улучшения условий труда и быта, использования средств, предназначенных для развития производства, а также на социально-культурные мероприятия и материальное поощрение.

    Законоположения, как и рекомендации, были рассчитаны на то, что мероприятия, намеченные в планах социального развития, должны обеспечиваться ресурсами — материальными, финансовыми, трудовыми. В реальности же при выделении средств на социальные нужды чаще срабатывал так называемый остаточный принцип. Планы срывались, поскольку состояние дел в отраслях и на предприятиях не улучшалось, а из года в год ухудшалось.

    Советский Союз все больше отставал от развитых стран Запада по уровню жизни населения, основная масса которого, как и прежде, не могла сполна удовлетворить свои насущные потребности по причине недостатка товаров и узости сферы услуг. Страна вползала в тупик застоя. Социально-экономическое развитие теряло свою динамику.

    Начался очередной виток реформ. Была взята линия на ускорение социально-экономического развития страны, на достижение, таким образом, нового качественного состояния советского общества, на улучшение жизни людей. Намечались рубежи, которых предполагалось достичь в частности повышение производительности труда в 2,3—2,5 раза, увеличение (вдвое) национального дохода, что обеспечило бы соответственный рост благосостояния всех слоев и социальных групп населения.

    Экономическое и социальное положение страны продолжало ухудшаться, стали особенно ощутимыми сокращение объемов производства, развал потребительского рынка и связанный с ним товарный дефицит, снижение реальных доходов населения.

    Страна подступила к самому краю социальной катастрофы (попытка государственного переворота членами Государственной комиссии по чрезвычайным положениям — ГКЧП) ускорили развязку. Советский Союз распался на 15 самостоятельных государств, единое экономическое пространство подверглось разрушению, разрыв прежних хозяйственных и технологических связей между регионами и предприятиями дополнили новые преграды — платежные купоны вместо рубля (или наравне с ним), таможенные барьеры и, наконец, становление границы между государствами.

    Начался новый этап в социально-экономическом развитии Российской Федерации как самостоятельного, суверенного государства. Руководством страны была принята программа, которая включала стабилизацию экономики, укрепление рубля и освобождение цен, разгосударствление имущества, приватизацию собственности, создание смешанной экономики с сильным частным сектором, конверсию оборонных производств, а также другие структурные сдвиги в народном хозяйстве, предполагавшие постепенное улучшение жизни россиян.

    За последние годы в жизни российского общества произошли заметные перемены. Среди них можно указать на ряд позитивных моментов, которые ощутимо отражаются на социальной сфере.

    Во-первых, преодолевается тотальное огосударствление экономики. Если прежде в Российской Федерации, как и во всех республиках СССР, Уз имущества находилась в государственной собственности, являлась общенародной и как бы ничьей, то теперь большая часть предприятий, недвижимости и другого имущества была приватизирована и обрела конкретных хозяев. При этом не обошлось без ошибок и нарушений установленного порядка, что не меняет в целом позитивного характера процесса приватизации.

    Во-вторых, в основном ликвидирована командно-административная система управления экономикой и начато создание жизнеспособных рыночных структур. Вместо всевластия министерств и ведомств с их обязательными плановыми заданиями и ценами, руководством отраслями экономики и социальной сферы постепенно запускается сложный регулирующий механизм рынка, обеспечиваются условия для самостоятельного повышения ответственности самих предприятий всех форм собственности — частной, государственной, муниципальной. Формирование экономических организаций далеко не завершено, эффективность их функционирования в условиях рыночных отношений оставляет желать лучшего, но сам процесс набирает силу.

    В-третьих, меняется весь образ жизни населения. Развитие рыночной экономики приводит к возникновению иных, чем в советское время, ориентиров в мотивации трудовой и хозяйственной деятельности.

    Социальные последствия осуществляемых ныне реформ неоднозначны. Необходимо констатировать и негативные моменты.

    Произошел обвальный спад производства и инвестиций, охвативший все отрасли народного хозяйства. Валовой внутренний продукт (ВВП) страны, т.е. конечная продукция в виде товаров и услуг, идущих для текущего потребления, а также капиталовложений и экспорта, сократился почти вдвое. Одновременно оказалась неудержимой инфляция, приведшая к серьезной деформации денежной и финансово кредитной систем. Деноминация российских денег а затем обвал рубля— лишь одно из многих тому подтверждений.

    Резкое падение эффективности хозяйствования и скачок потребительских цен обусловили существенное снижение уровня жизни значительной части населения, реальной заработной платы и пенсий, а также появление и рост безработицы.

    Пока социальная сфера несет ощутимые потери. В силу объективных трудностей часть предприятий, в первую очередь оборонного комплекса, легкой промышленности и сельского хозяйства, а также предприятий, расположенных в северных и некоторых других районах страны, оказалась в тяжелом финансовом положении. Это приводит к задолженностям по заработной плате, неполной занятости, оскудению социальной инфраструктуры, ранее содержавшейся за счет предприятий. Хронический недостаток бюджетных средств ограничил возможности государства и субъектов Федерации в социальной сфере, обострил проблему финансирования учреждений образования, здравоохранения, науки и культуры.

    Проводившиеся в стране в последнее десятилетие XX в. реформы привели к накоплению и в экономике, и в социальной сфере большого количества трудных проблем. Впредь для страны практически противопоказаны любые преобразования, сопряженные с дальнейшим ухудшением жизни людей, они таят в себе угрозу общественных потрясений.

    Что касается зарубежного опыта, то понятно, что невозможно обозреть его разом и весь. Приходится, ограничиваясь рамками избранного предмета изучения, обратиться к тем странам, чей пример для нас наиболее привлекателен. Пожалуй, в первую очередь это относится к США.

    Об американском опыте ученые и деловые люди России осведомлены достаточно полно. Тому есть объяснение: США — признанный лидер и «законодатель мод» среди индустриально развитых стран мира; американские специалисты, положив столетие, назад начало НОТ и рационализации управления производством, сохраняют свою приверженность научному менеджменту. Американские предприниматели и менеджеры осознают возрастающую значимость социальных факторов и отдают должное «человеческому ресурсу», инвестициям в образование, здравоохранение, социальные технологии и инфраструктуру, поскольку убеждены, что инвестиции в людей обеспечивают развитие личного фактора и экономический рост, быстрее всего окупаются.

    Основные методы социологии управления, применяемые в США, основаны на том, что предприятие рассматривается как сложная социотехническая система, главным элементом которой являются люди, персонал. Учитывается тот факт, что работники предприятия испытывают сильное влияние социально-экономической среды, и то, что их ценностные установки находятся в большой зависимости от жизненной практики, личностных качеств, включая характер и темперамент, уровня образования и профессиональной подготовки, а также от религиозных представлений.

    В стране возникло увлечение так называемым «управленческим гуманизмом» в связи с распространением идей школы «человеческих отношений». Это увлечение получило еще большее развитие, когда началась практическая реализация появившихся к тому времени теорий мотивации трудового поведения, чему, безусловно, способствовал технический и социальный прогресс, ускорившийся с развертыванием научно-технической революции.

    США опережали другие страны в области внедрения новых средств механизации и автоматизации производства, совершенствования технологий. Производительность труда в стране устойчиво возрастала в среднем на 3% ежегодно. Но в начале кривая роста производительности в промышленных отраслях экономики пошла вниз, обозначилось отставание от более удачливых конкурентов, в частности от Японии.

    Концепция качества трудовой жизни (КТЖ) характеризовалась прямой связью между уровнем производительности труда индивида и степенью удовлетворения его личных потребностей.

    Смысл КТЖ — совершенствование трудовой мотивации, обеспечение разнообразия и обогащение содержание труда, более полное использование интеллектуального, творческого и нравственного потенциала работников.

    В системе мероприятий, определяющих КТЖ, обычно выделяют несколько основных, в частности:

    —      предоставление работнику реальных возможностей использовать и развивать свои способности, удовлетворять потребность в самореализации и самовыражении;

    —      поддержание у работника уверенности в благоприятной для него трудовой деятельности, перспективе профессионального роста и служебного продвижения;

    —      вознаграждение за работу, при котором размер оплаты труда соответствует принятым в стране стандартам достатка, дифференцированная оплата с учетом сложности и значимости различных видов работы;

    —      обязательное обеспечение безопасных и здоровых условий труда;

    —      создание морально психологической атмосферы, благоприятной для установления нормальных межличностных отношений среди персонала на основе взаимопонимания и доверия, расширения производственной демократии и социального партнерства;

    —      возвышение труда, с тем чтобы работа оказывала благотворное влияние на все стороны жизни человека, чтобы рационально распределялось время между трудом и досугом;

    —      подчеркивание социальной значимости работы, того, что фирма, в которой человек трудится, занята полезным и нужным для общества делом и выполняет его наилучшим образом;

    —      защита законных прав работников предприятия, в том числе защита от произвола администрации и вмешательства в частную жизнь.

    Американцем удалось стабилизировать производительность труда и усилить свои позиции в конкурентной борьбе на мировом рынке. Важную роль при этом сыграло понимание специалистами в области управления решающего значения человеческого фактора в научно-техническом и социально-экономическом прогрессе.

    Механизм, благодаря которому преуспевающие компании добиваются успеха, предусматривает вовлечение персонала в управление в той или иной степени как один из способов усиления их сопричастности к делам фирмы, ответственности за ее конкурентоспособность. Другой способ, преследующий те же цели, — это соглашения об участии в прибылях. По статистике, в США такие соглашения заключены примерно с 20% рабочих и служащих.

    Крупные фирмы выделяют средства на благотворительные цели, предоставление социальных благ населению — и поступают так не только потому, что суммы, которые идут на благотворительность, не облагаются налогами.

    Внимание к человеческому фактору приносит свои экономические и социальные результаты. Известно, что США сохраняют за собой положение лидирующей в экономике мировой державы. Их доля в ВВП мира составляет около 20%. ВВП страны в расчете на душу населения достиг 31,5 тыс. дол. США тратят на здравоохранение, образование, науку и социальное обеспечение в общей сложности примерно своего ВВП. По уровню и качеству жизни в рейтингах ООН США неизменно выходят на первые места среди других развитых стран. Так, по рейтингу. США оказались третьими, уступив только Канаде и Норвегии.

    Положение дел в социальной сфере в большинстве стран Западной Европы схоже с американским, но имеются и существенные отличия. Здесь более ощутимы потрясения, происходящие в современном мире, острее выражается потребность в общем рынке и экономической интеграции государств, традиционно сильны рабочее движение, профсоюзы, позиции политических партий социал-демократической ориентации. В ряде стран (Австрия, Германия, Франция, Швеция и др.) после Второй мировой войны сложилась система хозяйствования, которую именуют социальной рыночной экономикой. Ее характерные черты — свободно функционирующий рынок, активная регулирующая роль государства, высокая степень социальной защиты населения, неотъемлемой частью которой является система социального обеспечения и социальной поддержки.

    Практика стран Западной Европы доказывает, что рыночная экономика, если она по-настоящему эффективна, не может не быть социально ориентированной. Рынок, рыночные отношения должны служить лишь средством удовлетворения потребностей людей.

    Другая сторона сугубо рыночной экономики заключается в том, что она не может сколько-нибудь успешно функционировать без посредства государства, соответствующих институтов власти, действующих, разумеется, по правилам рынка и опирающихся на понимание и солидарность общества. Социальная политика в западноевропейских странах при всех различиях конкретных механизмов ее проведения, так или иначе направлена на то, чтобы обеспечить гражданам равные стартовые возможности, страховать их от рисков лишиться достойного уровня жизни, регулировать доходы.

    Подтверждением улучшения жизни людей в условиях рыночного хозяйства, примером того, как уживается либеральный рынок с сильным государством, может служить пример Германии. В этой стране после Второй мировой войны был взят твердый курс на социальную ориентацию рынка, на органичное включение в рыночный механизм системы социальной защиты населения. Во многом благодаря этому свершилось «немецкое чудо» — достигнуты заметные успехи в развитии экономики и социальной сферы, произошло сравнительно быстрое повышение уровня жизни в разоренной войной стране.

    Основу социального рыночного хозяйства, которое формировалось и развивалось в ФРГ, составляет ряд важных принципов. Концепция и цели такого хозяйства исходят из того, что социальная направленность — функция самой рыночной экономики, обеспечиваемая ее прогрессом. Сущность социально ориентированной экономики заключается не в разделении общества на богатых и бедных и вынужденной защите последних, а в достижении благосостояния и социальной защищенности для всех.

    Образцом, неким эталоном государства с социально ориентированной рыночной экономикой является и Швеция — страна, где в послевоенный период оказался возможным компромисс социал-демократов, продолжительное время находившихся у власти, и профсоюзов с национальной буржуазией. Суть «шведской модели» заключается в том же соединении частной собственности и свободного рынка (3/4 предприятий страны — частные) с вмешательством государства в социально-экономические, процессы посредством использования национального бюджета и обширного государственного сектора социальных услуг.

    В Швеции фактически бесплатны здравоохранение и образование, надежно функционирует социальное обеспечение. Регулирование со стороны государства преследует цель общего подъема благосостояния как косвенно — посредством стимулирования экономического роста, так и непосредственно — за счет поступлений из социальных фондов,, составляющих до 40% семейных доходов.

    Нельзя не замечать того факта, что опыт стран Западной Европы стал в последние годы предметом для подражания в Венгрии, Польше, Чехии, Болгарии и некоторых других восточноевропейских странах. Испытав в постсоциалистическое время влияние радикального либерализма, а то и «шоковую терапию», давление сил, которые стремились к быстрому обогащению, приобретению, во что бы то ни стало контроля над властью, эти страны предпочли затем социал-демократическую ориентацию.

    Речь не идет об отказе от глубоких рыночных реформ, но приоритет отдается тем социально экономическим преобразованиям, которые не расходятся с интересами большинства населения:

    Во-первых, государственные структуры в этих странах не чинят препятствий распространению рыночных отношений.

    Во-вторых, ключевая задача преобразований — в том, чтобы снижать социальную цену реформ, сочетать разумную жесткость в бюджетной и денежно-кредитной политике со стимулированием производства товаров и оказания услуг, сокращать безработицу.

    В-третьих, признается необходимость поддерживать в обществе патриотические чувства, уважение к истории страны, культуре и традициям.

    В-четвёртых, главным объединяющим общество духовно-нравственным началом социал-демократы считают идею социальной справедливости, предоставления человеку возможности выделиться среди сограждан достатком и профессиональными, деловыми качествами.

    Сказывается влияние и некоторых других процессов, затрагивающих экономику и социальную сферу стран Западной Европы. Так, в ряде государств проводится приватизация тех крупных индустриальных предприятий и банков, которые после Второй мировой войны подверглись «науколизации» и сыграли роль мощных локомотивов развития рыночной экономики. Многие экономисты Германии, Великобритании, Франции и ряда других стран ищут пути «улучшения» капитализма, соединения его с позитивными чертами социализма, усиления влияния государства, которому, как утверждается, надлежит использовать новые инструменты регулирования, с тем, чтобы государственная власть имела возможность заботиться обо всех, помогая в первую очередь малоимущим организациям.

    Японский опыт весьма специфичен. Социальные проблемы Японии решаются иначе, чем в США, Германии, России и других странах. Эта страна не использует чужие образцы, а применяет собственные методы в экономике, ведении хозяйства, устройстве жизни народа, тщательно оберегаемой культуре.

    XX в. оказался для Японии в целом успешным. Среди ведущих индустриально развитых стран мира она, по статистике ООН, продемонстрировала самый впечатляющий экономический рост: производство в среднем на душу населения выросло за минувшее столетие почти в 17 раз.

    Особенно удачными стали когда Япония стремительно наращивала свой хозяйственный потенциал, став в результате второй (после США) экономической сверхдержавой. В то время японцы не скупились на закупку зарубежных лицензий и патентов, наращивали инвестиции, расширяли экспорт своих товаров, проявляли бережливость в собственном потреблении. В таких условиях были уместны коллективное общение, пожизненный наем работников, неизменный круг надежных поставщиков и стабильных источников финансирования.

    В послевоенном развитии экономики и социальных отношений в Японии большая роль принадлежала государству. Оно практиковало прогнозное планирование. Правительство обеспечивало разработку экономической стратегии и определение перспектив социальной сферы, его политика направлялась на достижение долговременных целей.

    Секрет «японского чуда» заключается не только в культурно исторической специфике страны и избранной ею модели социально экономического развития. Особую (и далеко не последнюю) роль выполняли менеджмент, система управления персоналом предприятий.

    Учитывалось и свойственное японцам понимание социальной общности. Отдельная личность рассматривается ими не как абсолютная само ценность, а как член семьи, местной общины, трудового коллектива, нации в целом, добровольно и ответственно вносящий свой вклад в достижение общих целей. Коллективизм, воспринявший традиции большой патриархальной семьи, служил и нравственной основой для ориентации на групповые ценности, на предпочтение объединенных, а не индивидуальных усилий. В свое время именно это обстоятельство оказалось благодатной предпосылкой для широкого распространения на японских предприятиях, так называемых кружков контроля качества — организационной меры, признанной на добровольной и инициативной основе обеспечивать высокое качество конечного продукта путем бездефектной работы на всех стадиях и на каждом участке производства.

    Придавалось большое значение не только размерам, но и порядку оплаты труда. При этом соблюдался относительно небольшой разрыв в оплате различных категорий работников предприятий. Заработная плата и система поощрений непременно учитывают как результаты труда, так и возраст работника, продолжительность его работы в данной фирме, профессиональную подготовку и семейное положение. Кроме основного оклада и стимулирующих надбавок производятся специальные выплаты на оплату жилья, медицинское обслуживание, транспортные расходы и т.п.

    Продвигаясь в сторону рынка, нельзя безоглядно отвергать прошлый опыт, в частности все, что было характерно для планового хозяйства. Надо определять и брать в расчет то, что может пригодиться сегодня, оказаться полезным, в том числе и с точки зрения управления социальным развитием организаций.

    Как известно, каждая страна уникальна, имеет только ей свойственные особенности в социально-экономическом развитии, которые обусловлены ее положением в современном мире, историей и национальными традициями, сложившимся стилем жизни и господствующими в данном обществе предпочтениями. Опыт любой страны представляет несомненный интерес и может пригодиться при поиске путей к достижению высокоэффективного управления социальными процессами.

    Особенности управления организацией XXI в.

    В конце XX в. человечество вступило в качественно новый период своего развития. Как утверждает основатель и первый президент Римского клуба Аурелио Печчеи, при решении любых проблем человеку всегда придется считаться с «внешними пределами» планеты, «внутренними пределами» самого человека, полученным им культурным наследием, которое он обязан передать тем, кто придет после него, с мировым сообществом, которое он должен построить, эко средой, которую он должен защитить любой ценой, и, наконец, сложной и комплексной производственной системой, к реорганизации которой ему пора приступить.

    Объективные условия, в которых придется действовать человеку в XXI в., диктуют новые формы мышления, поведения и сотрудничества людей.

    Среди особенно тревожных тенденций признаны основными:

    а)      планетарные изменения, происходящие в природной среде (быстрое сокращение биологического разнообразия, нарастание «парникового эффекта» и грядущее за ним изменение климата, истощение озонового слоя, сокращение площади лесов и деградация почв, нарастающее загрязнение почв, воды и атмосферы токсичными отходами человеческой деятельности);

    б)      резко растущая социальная дифференциация как между различными странами, так и внутри отдельных стран, что в сочетании с борьбой за ресурсы приводит к текущим локальным конфликтам и несет в себе высокую угрозу глобального потрясения;

    в)      быстрый рост численности населения Земли при сокращении ресурсных возможностей планеты;

    г)       расточительный режим расходования невозобновимых природных ресурсов, неучет в деятельности современников интересов будущих поколений людей.

    В результате нарастает осознание того, что в центре всех этих угроз лежит угроза разрушения человека, его связей с обществом, оскудение духовности и культуры.

    Противоречие между личностью и обществом — одна из коренных причин разбалансированности мира, таящая в себе возможности нарастающих сегодня социальных взрывов и катастроф. Видимо, это кардинальная проблема, стоящая перед миром, от решения которой во многом зависят темпы социального прогресса, его ценностные ориентиры и духовные принципы.

    Усугубление этого противоречия ведет к деградации личности, усилению апатии и отчаяния человека, укреплению ложных ценностей в духовном мире, что и является, в конечном счете причиной антисоциального поведения, нарастающей агрессивности, возникновения военных конфликтов, межнациональной розни, терроризма и т.п.

    В своем извечном стремлении к господству над природой, над социальностью человечество (его бюрократические структуры) так деформировало социальный и природный мир, что многие люди сегодня не чувствуют удовлетворения от прожитой жизни, не нашли своего места в ней, видели много несправедливости, но ничего не могут изменить, хотели бы реализовать себя в творческой профессии, но всю жизнь вынуждены только зарабатывать деньги на жизнь. Таковы совокупные данные многих научных исследований, которые свидетельствуют о том, что создать новую культуру XXI в. и новый тип социального управления на такой основе нельзя.

    Однако осознание этого противоречия происходит трудно, болезненно. Управленческая революция стала фактом и основным средством ускоренного развития передовых стран во второй половине XX в., преодоления кризисных явлений, совершенствования рыночных отношений, преодоления диктата крупных монополий, появления многообразия видов собственности и многих субъектов рынка, увеличения доли интеллектуальной собственности в совокупном национальном продукте. Под влиянием управленческой революции многие современные цивилизации, западные в том числе, добились известных социальных результатов.

    Прежде всего, дело в том, что в ней особое значение приобретают рациональное начало, знания, научное проектирование и программирование, математическое и социальное моделирование. Эти методы научного управления направляются на более полное использование социальных ресурсов, ресурсов человеческого фактора. Повторим, что формирование управленческих знаний, управленческих концепций, проектов и программ перестает быть привилегией руководящего центра и становится достоянием всех уровней управления, в том числе муниципальных. Произошли качественные преобразования в головах миллионов управляющих, которые в массе своей становятся профессионалами и способны оказывать эффективное влияние на объект управления.

    В мире происходит осознание того факта, что его стабильность не может быть достигнута за счет разрушения природных, социальных и духовных факторов. Понимание проблемы, выявление текущих тенденций развития порождает и новые методы их решения. Они появляются в сфере управления, носят стратегический и тактический характер. Органы управления вырабатывают меры социальной защиты населения, которые позволяют еще в большей мере социально ограничивать рынок.

    Предъявляются новые требования к развитию субъекта управления — государству, которое вынуждено делегировать многие функции хозяйственного регулирования своим гражданам, территориям, союзам и ассоциациям, малым и средним предприятиям. Это в свою очередь укрепляет материально-финансовую и правовую базу органов местного самоуправления, которые все более активно влияют на правильное использование ресурсов территорий (социальных, духовно культурных, управленческих и т.п.), а не только природных.

    Они позволяют также разгружать верхние этажи власти и управления от несвойственных им функций и дают возможность сосредоточиться на современных методах управления (стратегических, программно-целевых, информационно аналитических и т.п.), поэтому осуществляется процесс становления управленческой культуры, формируется концептуальное мышление «снизу доверху». Программно-целевые и прогностические методы управления, проверенные жизнью, становятся нормой управленческой деятельности на всех ее уровнях. Постепенно прагматические и спонтанные действия непрофессионалов воспринимаются как анархизм, тупиковый путь управленческого поведения и на федеральном, и на региональном уровнях.

    Противоречие между глобальным объектом управления, в качестве которого выступает теперь вся планета Земля, и субъектом управления — мировым сообществом не только не решено, но еще более углубляется. Суть его состоит в том, что процессы сегодня носят глобальный характер, а управленческое воздействие ограничено рамками отдельных региональных, национальных субъектов, нередко интересами национального эгоизма.

    Одним из глобальных противоречий современного мира является резкое отставание темпов социального прогресса от научно-технического. Достижения в области науки и техники создают благоприятные возможности для строительства сбалансированного социального пространства, обустроенного социального дома. Современные технические средства, методы генной инженерии, достижения медицины способны избавить человечество от болезней, накормить голодных, удовлетворить творчески одаренных. Это, с одной стороны, открывает перспективу безграничной власти человека над природой, в том числе социальной, с другой — свидетельствует о нарастающей ответственности человечества перед жизнью на Земле, перед взвешенностью социальных решений, уровнем использования наукоемких технологий, современных методов управления социальными процессами. Однако такая ответственность не возрастает, а падает.

    Скорость и частота технических и биологических воздействий человека на природу, безудержная эксплуатация ее ресурсов, все возрастающие темпы производства энергии никак не соотносятся с высшими ценностями и смыслом человеческого существования, наоборот, все в большей мере вступают в противоречие с ними и грозят человечеству необратимыми последствиями.

    Развитие через потрясения и социальные катастрофы — норма общественного развития, рычаг социального прогресса или аномалия, возникающая по определенным причинам?

    Цивилизация достигла сегодня такого уровня зрелости, богатства интеллектуального опыта, инновационных средств саморегулирования, что способна предвидеть грозящие социальные катастрофы, предотвращать взрывы, смягчать острые конфликты, создавать условия для их своевременного разрешения и, следовательно, двигаться по пути социального прогресса. Однако она пока плохо пользуется открывшимися возможностями, потому что углубляется кризис глобального управления. Сегодняшняя социально-экономическая модель, реализуемая развитыми странами для достижения своего благополучия, не может дальше использоваться и не может быть рекомендована другим странам, поскольку это неминуемо усугубит нарастающую катастрофу.

    Пока мировое сообщество далеко от решения этих проблем. Кризис управления углубляется и сопровождается кризисом духовности, который в свою очередь характеризуется насаждением ложных ценностей, например потребительских, финансовых, вместо ценностей самой жизни, гуманизма, активности и творчества. Состояние проблемной ситуации в этой области тревожное, если не сказать трагическое. Информационные, технологические ресурсы для большинства населения планеты Земля пока выключены из механизма нормального функционирования и развития народов.

    Новая фаза в развитии современной цивилизации называется постиндустриальным, технотронным обществом, отмечена феноменом планетарного масштаба — глобализацией. О сущности этого явления в жизни человечества развертываются дискуссии в научной среде и в массовом публичном общении. Но как бы ни складывались различные мнения относительно природы и причин данного явления, общий вывод очевиден: глобализация, как и всякий иной естественноисторический процесс, необратима.

    В каждой стране характер и формы проявления экономических, политических, социальных последствий во многом будут зависеть от того, насколько оптимально адаптировано общество к условиям и требованиям глобализационного процесса и способно ли оно, активно содействуя научно-техническому прогрессу, вместе с тем успешно противостоять разрушительным воздействиям глобализации на жизнедеятельность общества.

    Считаем, что глобализация представляет собой процесс стремительного формирования единого общемирового социально-экономического пространства на базе инновационных (социальных) технологий. Именно социальные технологии определяют сущность формирования и развития человечества в рамках глобализации. Благодаря социальным технологиям открывается возможность преобразований человеческого сознания — как индивидуального, так и коллективного.

    Вне всякого сомнения, материальной основой поступательного развития человеческой цивилизации является прогресс общественного производства. Однако производство благ, удовлетворяющих многообразные человеческие потребности, — не единовременный акт, а непрерывное воспроизводство всей сложной совокупности факторов и условий, порождающих этот процесс. Главнейшее значение здесь имеет воспроизводство рабочей силы, обеспечивающее непрерывное воссоздание способности общества к труду не только нынешнего, но и грядущих поколений. Кроме того, к началу каждого нового производственного цикла должны быть возобновлены все необходимые средства производства, восстановлены запасы материалов и топлива. Неотъемлемой частью процесса воспроизводства и предпосылкой его устойчивого развития выступает возобновление природных ресурсов и среды обитания человека.

    И тем не менее главным фактором и конечной целью общественного производства выступает сам человек как ведущая производительная сила общества, субъект всей созидательной деятельности в материальной и духовной сфере. Воспроизводство рабочей силы выражается в непрерывном восстановлении и поддержании физических и умственных способностей человека, постоянном возобновлении и совершенствовании трудовой квалификации работников, обеспечении роста их профессионального мастерства.

    Таким образом, воссоздание не только материально вещественного, но и личностного факторов производства в их гармоническом единстве представляет собой непреложный закон управления организацией XXI в. При этом необходимо подчеркнуть: оба фактора воссоздаются за счет получаемого общественного продукта. Отсюда с неизбежностью следует вывод: удовлетворение постоянно растущих материальных и духовных потребностей человека составляет не только ведущую цель, но и непременное условие развития самого общественного производства. К тому же гуманизация производства предполагает создание материально вещественных и организационно экономических условий труда, адекватных общественной природе человека. Требуемое логикой устойчивого развития форсированное наращивание человеческого ресурса предполагает высокое качество жизни населения, выражающееся в соответствующем уровне образования, квалификации и состояния здоровья работника, развития науки, культурно духовного потенциала общества.

    Нынешняя фаза развития человеческой цивилизации, связанная с глобализацией социально-экономических отношений, ни в коей мере не отменяет рассмотренных выше закономерностей, а лишь усугубляет их значимость для самоопределения России в современном мировом экономическом пространстве. Соответственно должна меняться и общая концептуальная модель анализа феномена глобализации и ее влияния на жизнедеятельность современного общества. Главным стержнем развития глобализации должны быть не абстрактно понимаемые проблемы экономической эффективности той или иной отрасли общественного производства, а способность экономики в целом позитивно воздействовать на развитие материально-производственного, человеческого и социального ресурса.

    Именно под таким углом зрения можно рассмотреть отображенные на схеме отдельные «блоки» единого социально экономического комплекса, обеспечивающего жизнедеятельность современного общества, вовлеченного в динамично развивающиеся глобальные интеграционные процессы. При этом ключевой категорией такого системного анализа является понятие ресурса, характеризующее средства, запасы, возможности, источники эффективного социально экономического развития.

    Из предлагаемых трех видов ресурсного жизнеобеспечения общества — материального, «человеческого» и социального — приоритетным следует ныне полагать человеческий ресурс.

    Материальные ресурсы общественного производства и воспроизводства благ и услуг, необходимых для поддержания жизнедеятельности общества, включают в свой состав природно-географические ресурсы в качестве всеобщего предмета человеческого труда, а также средства и орудия труда, непосредственно используемые в процессе производства, обмена и потребления благ.

    С развитием общественного производства существенно изменяются его факторы и условия, организационные принципы и технология. Современная научно-техническая революция привела к созданию

    совершенно новой производственной инфраструктуры, включив в нее неизвестные прежде технологии производства, транспорта и коммуникаций, энергетики и информационного обслуживания.

    Современная ситуация, сложившаяся в России в сфере общественного производства, характеризуется крайней противоречивостью. По данным Центра стратегических исследований, основанных на материалах официальной статистики, в период реформ Россия потеряла в объемах общественного производства около 67% былого потенциала, а жизненный уровень населения снизился в 3,5 раза. В связи с падением производства ликвидировано более 15,5 млн. рабочих мест.

    Анализ динамики развития современной мировой экономики раскрывает одну из самых существенных закономерностей постиндустриального общества: уровень интеллектуального потенциала, управленческого потенциала, качество человеческого ресурса. Одним из главных условий социально-экономического развития является изыскание инновационных ресурсов для целей гармонизации социального пространства, совершенствования в обществе социально трудовых отношений.

    Это обстоятельство и определяет сущность нового подхода к формированию человеческого ресурса в условиях глобализации. В свою очередь обязательной предпосылкой развития человеческого ресурса является восприимчивость государственной власти, интеллектуальной элиты к научным и технологическим инновациям, обновление инфраструктуры и методов управленческой и научно-исследовательской деятельности, поддержка научных рекомендаций владельцами и администрацией промышленных предприятий.

    В узком смысле слова понятие «человеческий ресурс», как и «трудовой ресурс», относят к характеристикам части трудоспособного населения страны, обладающего физическим и психическим здоровьем, образованием, культурой, квалификацией, профессиональными способностями, необходимыми для эффективной общественно полезной трудовой деятельности. Однако в более широком смысле понятие «человеческий ресурс» более объемно и стратегически значимо, поскольку отражает общие подходы к оценке рассмотренной выше роли человека в системе современного общественного производства, необходимости более глубокого и всестороннего изучения всей совокупности его физических и духовных качеств с позиций требований современного постиндустриального общества.

    Отсюда в исследованиях человеческого ресурса перед современной наукой встает задача комплексного анализа демографического, трудового и культурно духовного потенциалов всего населения. При этом должны всесторонне учитываться возникающие в обществе угрозы социальной безопасности с научно обоснованными их пороговыми критериями и требованиями, несоблюдение которых приводит к деградации человеческого ресурса. Эта задача должна решаться в масштабе всего общества как системной целостности с использованием современных средств современных социальных технологий.

    Социальные ресурсы характеризуют состояние и потенциальные возможности всех учреждений, предприятий, органов управления социальной сферы, а также норм и механизмов институционального регулирования социальных отношений в обществе. С другой стороны, ресурсный потенциал социальной сферы отражает ее возможности в удовлетворении всей совокупности материальных и духовных потребностей населения, повышении уровня и качества его жизни.

    Социальное благополучие населения, таким образом, в решающей мере зависит от ресурсной базы социальной сферы, которая в нынешних условиях содержится в основном за счет бюджетного финансирования. Некоторые показатели ресурсного потенциала социальной сферы в странах «третьего мира», представляющего большинство человечества, вплотную приблизились к пороговым значениям его функциональной дееспособности. Последнее обстоятельство в свою очередь грозит человечеству нарастанием социальных аномалий и патологий, главными из которых являются наркомания, алкоголизм, организованная преступность.

    Глобальная конкуренция уже сегодня ведется не столько между странами, сколько между транснациональными промышленными гигантами, каждый из которых объединяет, с одной стороны, национальные системы воспроизводства населения, накопления капитала, организации науки соответствующих стран и, с другой — производственное предпринимательские и финансовые структуры, работающие в масштабах мирового рынка. Несколько таких систем, тесно связанных друг с другом, предопределят глобальное социально-экономическое развитие в наступившем столетии. Именно они сформируют ядро современной мировой экономической системы, концентрирующее интеллектуальный, научно-технический и финансовый потенциал глобальной экономики. Страны, оставшиеся на периферии этого процесса, неизбежно окажутся на положении маргиналов.

    Оставляя в стороне многие иные сущностные проявления глобализации в современном мире, остановимся на одном весьма важном аспекте глобализации — социальном. Понятие «социальное» имеет ключевое значение в социологической науке, отражает особую сферу бытия общества, которая функционально ответственна за непосредственное воспроизводство человеческой жизни в нынешнем и грядущих поколениях людей.

    Дело в том, что расцвет глобализации, по крайней мере в нынешних его формах, едва ли обещает всему человечеству наступление безбедного «праздника жизни» как в ближайшем, так и более отдаленном будущем. Предшествовавшая глобализации эпоха разрушения биполярного мироустройства и консервация на этой почве одно полюсности, возглавляемой США и ее союзниками, не приведет человечество к социальному миру и процветанию. Наоборот, пространство мировых социальных отношений будет испытывать еще большие напряжения и драматические разрывы. Подобные нерадостные прогнозы имеют под собой ряд фундаментальных причин.

    Прежде всего, это политические причины. Дело в том, что процессы глобализации, концентрируя финансовое и экономическое могущество в наднациональных ТНК, способствуют ускоренному перетоку властных полномочий из государственных структур периферийных стран в руки транснациональных корпораций. Подобная деградация национальной власти при дальнейшем расширении глобализации может привести к децентрализации управления и «разгосударствлению» человечества. Данное обстоятельство, помимо прочих угроз, с неизбежностью влечет за собой разрушение социально правовой основы регулирования меж субъектных отношений в обществе, ликвидацию институтов социальной сферы, ибо наднациональные, вне государственные ТНК не несут перед населением той или иной страны никаких обязательств социального характера и не озабочены проблемами сохранения и развития человеческого потенциала и трудовых ресурсов периферийных регионов земного шара. Более того, этот потенциал может рассматриваться наднациональными ТНК как объект конкурентного противоборства.

    Еще большие угрозы состоянию социальной сферы маргинальных обществ таят в себе глобальные экономические причины. Известно, что традиционные общества доиндустриальной эпохи (таковых немало еще и сегодня среди слаборазвитых стран) экономически были ориентированы на воспроизводство существующих форм местной жизни и удовлетворение насущных потребностей населения. Индустриальное общество уже в большей мере нацеливалось на производство товаров на экспорт и на потребу своих элитарных слоев. Именно с этой эпохой связано обнищание, социальная деградация широких масс наемных работников города и деревни.

    Крушение индустриальной цивилизации вовлекает уцелевший в ходе глобальной трансформации производственный потенциал в процессы «копирования» образцов высокотехнологичных продуктов, потребляемых в первую очередь населением стран «золотого миллиарда» и немногочисленной собственной элитой. При этом внутренний рынок зачастую остается без самых необходимых дешевых товаров и услуг, рассчитанных на массовое потребление. Это прежде всего относится к сфере образования, здравоохранения, коммунального и транспортного обслуживания.

    Поистине неисчислимые потери несет глобализация странам аутсайдерам в сфере деградации национальной культуры, тесно связанной с их собственной цивилизационной и религиозной идентичностью, устоявшимися за долгие века самостоятельного существования обычаями и традициями, жизненным укладом, местной средой обитания, уникальным менталитетом. В сущности, жестокому и насильственному подавлению при помощи орудий массово информационного воздействия трубадуров «нового времени» подвергаются национальные духовные и нравственные ценности социального взаимодействия и помощи, добра и солидарности, исторической памяти поколений местного населения.

    Убедительные данные об углубляющейся социальной поляризации человечества приведены в докладе президента Академии социального образования профессора В.И. Жукова на международной научной конференции «Современные процессы глобализации и социального развития мирового сообщества». На сегодняшний день страны «золотого миллиарда» ориентируются по доходу на душу населения в 30 тыс. дол. в год, а доходы остального населения Земли (более 85% человечества) удерживаются на уровне менее 3 тыс. дол. в год. За последние 15 лет доходы на душу населения резко понизились в более чем 100 странах мира. Почти треть жителей беднейших стран не доживает до 40 лет.

    Даже краткая характеристика проблем глобализации делает вполне правомерной постановку вопроса, касающегося выбора Россией своего самобытного пути в будущее.

    Сегодня главным условием выживания мира является ускорение темпов социального прогресса, подключение к решению глобальных проблем коллективного разума, инновационных ресурсов регулирования социального пространства, достижение социального равновесия в мире. Словом, необходимо более полное использование основного ресурса выживания человечества — управленческого.

    Основными субъектами управления в современном мире остаются политические институты, государственная власть, отдельные политические лидеры — от их культуры и политического поведения во многом зависят судьба цивилизации, направления социального прогресса.

    Однако от требований XXI в. серьезно отстают главные субъекты управления — политические институты, органы власти, отдельные политические лидеры, формирование которых осуществляется не в едином информационном пространстве требований мировой культуры, норм мирового права, единых коммуникаций и правил достижения компромисса, а в затхлых коридорах вырождающейся бюрократии, отключенной в силу целого ряда причин от современных ценностей мировой цивилизации. Совершенно очевидно, что их действия и стиль мышления ныне требуют кардинальных перемен, наполнения новой культурой — технологической, гуманитарной, экологической, нравственной, без чего не может быть цивилизованной политики, политического управления, целесообразного функционирования и развития сложнейшей социальной системы, имя которой — планета Земля.

    Анализ показывает: бюрократическая власть расширяет сферу своего влияния над миром, уровень ее профессиональной компетентности и нравственной ответственности снижается. Она не только не способна сегодня поднять активность своих граждан в решении нарастающих глобальных проблем, но, наоборот, отключает их от адекватного реагирования, притупляет бдительность, что грозит миру непредсказуемыми последствиями. Этот особый вид власти должен быть поставлен под контроль мирового сообщества, в том числе и средствами информационных технологий, позволяющими сегодня разработать всемирную информационную программу, доступ к которой должен быть открыт для любого жителя планеты.

    Проблемы информатизации и технологизации мирового пространства должны быть выведены за пределы бюрократической власти, политического давления, за рамки отдельных дисциплин и стать достоянием мира.

    В целом можно сделать вывод, что человечество еще далеко от решения глобальных проблем, от целесообразного глобального воздействия на усиливающиеся деструктивные процессы. В таких условиях для каждого региона, отдельной страны как сложной социальной системы возрастает необходимость адекватного учета воздействий внешней среды и выработки по возможности упреждающих управленческих мер. Это тем более необходимо потому, что каждая сложная социальная система в условиях информационной революции становится все более открытой для внешних воздействий, которые при определенных условиях могут быть деструктивными для целостности, усиливать процессы ее дезорганизации за счет негативного влияния внешних факторов, притока в систему возмущающих воздействий (инородных идей, чуждой информации, разрушительных технологий, проектов и программ, вредных культурных ценностей, товаров и людей как агентов внешнего разрушительного влияния для данной системы и т.д.).

    Естественно, что внешний приток не только новых, но и инородных элементов в систему требует смены парадигмы развития, постановки иных задач, нахождения адекватных им методов решения, смены команды управления, повышения профессионализма кадров и т.п. Только в этом случае система способна не только функционировать, но и развиваться, поэтому субъект социологии управления в рамках каждой национально-государственной системы в условиях повышения своего регулирующего воздействия должен одновременно воздействовать как на внутреннюю, так и на внешнюю среду. С этой целью он должен не только совершенствовать меры оперативно организационного регулирования внутри системы, но и постоянно развивать средства концептуального стратегического реагирования на изменения внешней среды. Сбалансированное воздействие как на внешние условия среды, так и на внутренние, которые теперь во многом представляют диалектическое единство в силу вышеперечисленных причин, под силу только главным субъектам управления, располагающим соответствующими методами воздействия — политическими, правовыми, конституционными. Именно они, прежде всего национальные государства, располагая широким арсеналом методов воздействия, как на внутренние, так и на внешние условия, в приоритетном плане обеспечивают сохранение системы и перевод в новое качественное состояние.

    Для этого главные субъекты социологии управления должны располагать информацией иного качества, гораздо более сложной и разнообразной, чем раньше. Они должны содержать данные не только о возмущающих факторах, но и о внутреннем состоянии системы, происходящих там изменениях под влиянием всех составляющих, внутренних и внешних, о социальных связях, социальных процессах, ресурсной базе, состоянии самой системы социологии управления. Для получения такой информации необходима принципиально иная информационно аналитическая работа субъекта социологии управления, который не может не использовать самые передовые данные науки в этой области. С этой целью создаются независимые информационно аналитические центры, экспертные группы, которые профессионально   занимаются этой управленческой деятельностью и предлагают субъектам социологии управления проанализированную информацию, веер вторичных решений, в том числе и программно-целевых.



    тема

    документ Инновационное управление
    документ Интенсификация управления
    документ Информационное управление
    документ Корпоративное управление
    документ Психология управления
    документ Стили управления
    документ Стратегическое управление



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами

    важное

    1. ФСС 2016
    2. Льготы 2016
    3. Налоговый вычет 2016
    4. НДФЛ 2016
    5. Земельный налог 2016
    6. УСН 2016
    7. Налоги ИП 2016
    8. Налог с продаж 2016
    9. ЕНВД 2016
    10. Налог на прибыль 2016
    11. Налог на имущество 2016
    12. Транспортный налог 2016
    13. ЕГАИС
    14. Материнский капитал в 2016 году
    15. Потребительская корзина 2016
    16. Российская платежная карта "МИР"
    17. Расчет отпускных в 2016 году
    18. Расчет больничного в 2016 году
    19. Производственный календарь на 2016 год
    20. Повышение пенсий в 2016 году
    21. Банкротство физ лиц
    22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
    23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
    24. Как получить квартиру от государства
    25. Как получить земельный участок бесплатно


    ©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты