Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2018    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения 2018
папка Главная » Менеджеру » Великая сила маленьких идей

Великая сила маленьких идей

Великая сила маленьких идей

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

  • Коммерческое банковское дело
  • Химическая промышленность
  • Современная розничная торговля
  • Дисконтные сети

    Коммерческое банковское дело

    Судя по действиям многих руководителей, они ответили бы на оба вопроса положительно. Однако правильным ответом в обоих случаях будет решительное “Нет!”.

    Будущее знать невозможно. С полной определенностью о нем можно сказать только одно — оно не будет продолжением настоящего. Но будущее еще не наступило, оно не определено. Его можно в какой-то мере спланировать, придать ему некоторую форму, предприняв для этого конкретные целенаправленные действия. И одним из средств, способных побудить людей и организации к таким действиям, является идея иной системы, идея другой технологии или другого рынка, на котором пока господствует другой бизнес.

    Но “свежие” идеи в силу своей молодости не могут быть масштабными. Именно поэтому долгосрочным планированием должны заниматься не только крупные организации. Именно по этой причине небольшие фирмы, стараясь предсказать свое будущее уже сегодня, могут обеспечить себе фактическое преимущество.

    В крупных компаниях новации в долларовом выражении всегда выглядят маленькими и незначительными; они кажутся карликовыми по сравнению с общим объемом уже существующего бизнеса. Объем продаж в несколько миллионов долларов, который способна в последующие несколько лет принести новая удачная идея, выглядит настолько ничтожным по сравнению с сотнями миллионов, обеспечиваемых бизнес-деятельностью крупной компании сегодня, что эти доллары иногда просто игнорируют.

    При этом нововведения требуют значительных усилий и времени. И следует отметить, что небольшие компании зачастую уделяют много внимания подобной работе, и достигают в ней большего успеха, чем крупные. Именно по этой причине любой большой компании необходимо организовать специальные мероприятия по долгосрочному планированию; в противном случае она никогда не сможет заниматься чем-либо кроме уже освоенной деятельности.

    Однако несомненно, что небольшая компания, которая серьезно и целенаправленно определяет и оформляет свое будущее, не останется “малым бизнесом” надолго. Любая преуспевающая современная большая компания в свое время — и, как в случае с IBM или Xerox, еще совсем недавно — была небольшой фирмой, обладавшей идеей относительно своего будущего.

    Эта идея непременно должна иметь предпринимательскую природу — обладать потенциалом и возможностями принести фирме богатство, — она должна найти выражение в бизнесе, который движется вперед, активно работает и производит продукт; она должна реализоваться благодаря соответствующей бизнес-деятельности компании и действиям ее работников. В основе любой идеи предпринимательского характера всегда лежит вопрос: “Какое значительное изменение экономики, рынка или области знаний позволит нашей компании вести бизнес способом, которым мы действительно хотели бы его вести, способом, который позволит нам достичь наилучших экономических результатов?” Ни в коем случае не следует задаваться вопросом: “Как должно выглядеть будущее общество?” Это вопрос для социального реформатора, для революционера, для философа, но никак не для предпринимателя.

    Поскольку данный подход представляется очень ограниченным и сконцентрированным на себе, историки зачастую оставляли его без должного внимания. Они часто забывали о влиянии бизнесменов-новаторов на развитие общества. Несомненно, великая, масштабная философская идея оказывает на общество несравненно больший эффект, чем узкая предпринимательская. Но, с другой стороны, очень и очень немногие философские идеи вообще оказывают какое-либо влияние. И хотя бизнес-идеи намного ограниченнее, в пропорциональном отношении их большая часть оказывается эффективной. В результате следует отметить, что бизнесмены-новаторы в совокупности оказали на общество намного больше влияния, чем указывают историки.

    Сам факт, что идеи предпринимателей являются не “великими идеями”, охватывающими все общество или области знаний в целом, а “маленькими идеями”, которые влияют на узкую сферу бизнеса, делает их значительно более жизнеспособными. Люди, у которых родились такие идеи, могут совершенно неправильно оценивать будущее экономики или общества. Но разве это важно, если они хотя бы приблизительно верно оценивают собственную, узкую бизнес-нишу? Чтобы добиться успеха, им необходим только один небольшой и очень конкретный шаг. Известно, что в примечаниях к историческим книгам упоминаются немногие философские идеи; при этом множество маленьких предпринимательских идей со временем превращаются в пункты в фондовых котировках.

    Давайте обратимся к истории некоторых маленьких идей, которые принесли поистине великие плоды. Для начала упомянем об идеях, которые послужили фундаментом для целых отраслей (а затем обсудим ряд идей, на базе которых расцвели известнейшие корпорации).

    Именно предпринимательское новаторство оказало на общество величайшее влияние, благодаря которому сто лет назад теоретические идеи французского социального философа Клода Анри Сен-Симона трансформировались в банковское дело. Сен-Симон воспользовался концепцией предпринимательства, разработанной ранее его соотечественником, экономистом Дж. Б. Сэем, на основе которой создал философскую систему, базирующуюся на роли капитала.

    Идея Сен-Симона нашла практическое воплощение в банковском бизнесе: в знаменитом спекулятивном банке Credit Mobilier, который последователи философа братья Перейра основали в Париже в середине XIX столетия. Credit Mobilier был призван стать создателем банковской отрасли путем управления ликвидными ресурсами общества. Он стал прототипом банковской системы всего “слаборазвитого" во времена Перейра Европейского континента, начиная с Франции, Нидерландов и Бельгии. Впоследствии подражатели братьев Перейра основали коммерческие спекулятивные банки в Германии, Швейцарии, Австрии, Скандинавии и Италии, которые и стали основными факторами промышленного развития этих стран.

    После Гражданской войны в США эта идея пересекла и Атлантику. И все американские банкиры, которые развивали банковское дело в США — от Джея Кука и американского банка Credit Mobilier, финансировавшего строительство трансконтинентальной железной дороги, до Дж. П. Моргана — сознательно либо ненамеренно имитировали действия братьев Перейра. Так же поступали и японские дзайбацу, крупнейшие промышленно-финансовые монополии, заложившие основу экономики современной Японии.

    Самым верным последователем Перейра оказалась Советская Россия. Идея планирования путем контролируемого распределения капитала она позаимствовала именно у братьев Перейра. Маркс о планировании не написал ни слова. Советы исправили действия Перейра только в одном аспекте, — они заменили банкиров государством. Подобный шаг был предпринят и австрийцем Рудольфом Хильфердингом, который начинал в Вене как банкир традиционного коммерческого банка, а в конце своего жизненного пути стал теоретиком немецкой социалдемократии. Ленин считал книгу Хильфердинга Finance Capital (“Финансовый капитал”) мощным источником концепций планирования и индустриализации.

    В принципе, любой современный “банк развития”, создаваемый в слаборазвитых странах, по-прежнему является последователем Credit Mobilier. Но роль этого банка заключается не в том, что он оказал огромное влияние на мир в целом. Братья Перейра основали принципиально новый бизнес — банк, основное назначение которого состоит в том, чтобы делать деньги.

    Химическая промышленность



    По всем правилам развития общества современная химическая промышленность должна была возникнуть в Англии. Уже в середине XIX столетия Англия с ее высокоразвитой текстильной промышленностью стала основным рынком сбыта химических продуктов. Она также была родиной великих ученых-естествознателей того времени — Майкла Фарадея и Чарльза Дарвина.

    И современная химическая промышленность действительно началась с английского открытия, — в 1856 году изобрели анилиновые красители. Но уже через 10 лет после открытия (в 1875 году) лидерство в новой отрасли перешло к Германии. Немецкие бизнесмены внесли в развитие химической промышленности важный вклад  предпринимательскую идею, которой недоставало Англии. Результаты их научных изысканий, в частности, в области органической химии, смогли найти прямое применение на рынках сбыта.

    Современная розничная торговля

    Самым мощным частным бизнесом в истории был бизнес под управлением японского торгового дома House of Mitsui, который до его закрытия после Второй Мировой войны, по оценкам американских оккупационных властей, имел более миллиона сотрудников во всем мире. Его основой стал первый в мире универмаг, созданный семьей Мицуи в Токио еще в середине XVII столетия.

    В основе этого бизнеса лежала предпринимательская идея, суть которой состояла в том, что розничный торговец является не простым посредником, а принципалом (т.е. лицом, уполномочивающим другое лицо действовать в качестве агента. — Прим, пер.) экономической жизни. Его появление означало фиксирование цен для потребителей. Его появление также означало, что торговые предприятия Mitsui больше не выступали в ходе сделок с ремесленниками и производителями в качестве простых агентов. Они закупали товары за свои собственные средства и заказывали стандартизированную продукцию, которая должна была изготавливаться в соответствии с их спецификациями. Во внешнеторговых операциях они также действовали как принципаты. Однако к 1650 году внешняя торговля в Японии была запрещена, и торговый дом Mitsui быстро пересмотрел внешнеторговые концепции и построил на них внутренний бизнес розничной торговли.

    Массовый сбыт

    Чтобы предпринимательская идея стала удачной, огромного воображения не требуется. Зачастую для этого необходима лишь систематическая работа, благодаря которой в будущем какой-либо процесс станет эффективным. Так, например, как правило, новые разработки в области экономики и рынка всегда будут развиваться быстрее, чем сбыт. Однако именно организация сбыта способна резко повысить эффективность изменений в этих областях и, следовательно, создать быстро развивающийся и растущий бизнес.

    Приведем такой пример. Канадец Виллард Гарфилд Вестон заметил, что хотя к концу Второй мировой войны среди английских домохозяек большим спросом пользовался нарезанный и упакованный хлеб, не существовало адекватной системы сбыта, которая позволила бы им покупать этот продукт когда они хотят и где хотят. Благодаря простому наблюдению за несколько лет из маленькой идеи выросла одна из крупнейших в Великобритании компаний, специализирующихся на торговле упакованными продуктами питания.

    Сегодня подобные возможности в сфере сбыта образовались в США в результате массового перехода американского общества (и экономики) в категорию общества высококвалифицированных специалистов, к которой относятся люди с хорошим высшим образованием, применяющие в работе свои знания, а не физическую силу и мускулы. Судя по всему, образование представляет собой наибольший и быстро растущий рынок в США, куда входят не только школы и колледжи, но и различные отрасли с множеством тренинговых программ, а также правительственные организации и вооруженные силы.

    Соответственно, рынок офисных канцелярских товаров, — который поставляет все, что может понадобиться высококвалифицированным работникам для продуктивной работы, от скрепок до офисной копировальной техники и гигантских компьютеров, — стал самым быстрорастущим рынком американской экономики. Однако, несмотря на то, что отрасль сбыта офисных принадлежностей и сфера образования становятся поистине массовыми рынками, система массового сбыта на них пока отсутствует. И компания, которая сегодня сумеет организовать массовый сбыт в этих отраслях, вполне возможно, завтра станет Sears, Roebuck в сфере канцтоваров и образования.

    Дисконтные сети

    Первые магазины уцененных товаров появились в конце сороковых годов в результате реализации идеи, предложенной Sears, Roebuck and Со. почти на 20 лет раньше. В тридцатых годах Sears, Roebuck and Со стала ведущим продавцом бытовой техники благодаря тому, что начала выставлять в торговых залах только по одному экземпляру каждого приспособления с одной единственной целью — продемонстрировать товар. Купленная вещь доставлялась клиенту прямо со склада, что позволяло экономить немалые средства на погрузку и выгрузку товаров и их доставку в магазины, в результате чего розничная цена снизилась на 20%. Sears, Roebuck and Со не делала из своего метода никакого секрета, но все же у этой идеи было мало последователей. После Второй мировой войны только один небольшой чикагский торговец бытовыми электроприборами адаптировал эту идею и стал использовать ее, торгуя продукцией других производителей. И теперь Saul Polk считается создателем первой крупнейшей и одной из самых прибыльных дисконтных сетей, существовавших когда-либо.

    Кроме того, маленькие идеи нередко становились семенами, из которых вырастали огромные корпорации. Предлагаю вашему вниманию ряд интересных примеров.

    IBM

    Томас Дж. Ватсон старший, основавший и построивший IBM, не предвидел грядущего бурного развития бизнес-технологий, но у него возникла идея обработки данных как общей концепции, на которой можно построить бизнес. IBM долгое время оставалась небольшой фирмой, которая занималась исключительно рутинной работой — оптимизацией ведения гроссбухов и учета трудового стажа сотрудников фирм. Но когда появились новые технологии, — причем на основе совершенно не связанных с деятельностью фирмы военных разработок — сделавшие возможной обработку данных с помощью электронных компьютеров, IBM была к этому готова.

    Пока Ватсон на протяжении двадцатых годов стоил свой небольшой и отнюдь не впечатляющий бизнес, конструируя, продавая и инсталлируя работающее на перфокартах оборудование для обработки данных, логические позитивисты, например, Перри Бриджмен в США и Рудольф Карнап в Австрии много говорили и писали о систематической методологии “квантификации” и “универсальной измеримости”. Вряд ли они слышали о молодой, борющейся за выживание компании IBM, и уж абсолютно точно, никогда не связывали с ней свои идеи. И все же, когда во время Второй мировой войны появились принципиально новые технологии, им было найдено огромное практическое применение именно благодаря компании Ватсона, а вовсе не упомянутым выше философским идеям.

    Sears, Roebuck

    Люди, создавшие Sears, Roebuck Со., — Ричард Сирс, Джулиус Розенвальд, Алберт Леби, наконец, генерал Роберт Е. Вуд — очень серьезно относились к социальным проблемам и имели невероятно живое воображение. Но никто из них и в мыслях не держал полностью изменить экономику. Я даже сомневаюсь, что идея массового рынка — в противоположность идее традиционного классового рынка — вообще приходила им в голову вплоть до середины конца тридцатых годов. С самого начала существования этой компании основателей Sears, Roebuck волновало только одно: как сделать, чтобы деньги бедняка обладали такой же покупательской способностью, как деньги богатого человека.

    Эта идея была не слишком нова. Социальные реформаторы и экономисты активно обсуждали ее уже не одно десятилетие. Именно на ней, в первую очередь, выросло кооперативное движение в Европе. Но в США Sears, Roebuck стала первой компанией, созданной на основе этой идеи. Компания началась с вопроса: “Как сделать фермера клиентом розничной торговли?” Ответ был прост: “Необходимо уверить его, что он получает товары такого же надежного качества, как горожанин, но за более низкую цену”. Следует признать, что в 1900м и даже в 1920 году это было невероятно смелой целью.

    Bata

    Иногда базовая предпринимательская идея имитирует процесс, который уже отлично работает в другой стране или в иной отрасли. Так, например, когда словацкий обувщик Томаш Бата вернулся после Первой мировой войны домой в Европу, у него возникла идея, что каждый житель Чехословакии и Балкан должен иметь свою обувь. Этому предпринимателю приписывают следующие слова: “Крестьяне у нас ходят босиком не потому, что они слишком бедны, а потому, что в стране просто нет обуви”. Чтобы воплотить в жизнь образ “обутого крестьянина”, нужно предложить ему дешевую, стандартную, но при этом качественно сшитую и прочную обувь, как это произошло в США.

    По аналогии с Америкой, Бата начал свое дело без какого-либо капитала, во взятом в аренду сарае, и спустя несколько лет создал один из крупнейших в пред нацистской Европе бизнес по производству обуви и одну из наиболее преуспевающих европейских компаний. Но следует признать, что в двадцатых годах, когда Генри Форд и его конвейеры уже приобрели в Европе невероятную популярность, идею применения американских методов массового производства потребительских товаров в европейских странах вряд ли можно назвать очень оригинальной.

    Чтобы будущее стало явью нужны не “гении”, а напряженная работа. Несомненно, у человека с незаурядным творческим воображением возникнут образные, “художественные” идеи. Однако станут ли эти образные идеи более успешными на практике?

    Творчество, которому в современных дискуссиях, посвященных новаторству, отводится так много места, само по себе не является проблемой. В любой организации, включая коммерческие, больше идей, чем она может реализовать. Спросите у менеджеров любой компании, даже умирающей: “Что в нашей экономике или в нашем обществе, или в нашей области знаний могло бы обеспечить вашему бизнесу наилучшие возможности?” И вы услышите десятки самых разных и невероятных идей. Следовательно, как правило, в идеях недостатка нет, — причем даже в хороших, практических идеях. Наблюдается явный недостаток желания менеджмента приветствовать идеи; вместо этого руководители всеми силами стремятся к организации эффективного производства качественной продукции или процессов. Ведь в конечном итоге продукты и процессы — это лишь средство воплощения в жизнь идей. А то, какие продукты и процессы могут появиться в будущем, обычно даже невозможно представить.

    Так, например, когда компания Du Pont начала свои разработки в области химических полимеров, в результате которых со временем был создан нейлон, она, конечно, не знала, что это “рукотворное” волокно станет конечным продуктом. Du Pont исходила из предположения, что любая выгода, связанная со способностью человека манипулировать структурой больших органических молекул — научная методика, которая в те времена находилась в зачаточном состоянии, — непременно приведет к тем или иным важнейшим с коммерческой точки зрения результатам. Однако только через шесть-семь лет напряженных научных исследований появились первые результаты, сделавшие возможным практическое использование нейлона.

    На самом же деле, как четко демонстрирует опыт IBM, конкретные продукты и процессы, благодаря которым предпринимательская идея может быть реализована и принесет компании огромный успех, нередко появляются в результате деятельности людей в совершенно других областях.

    Но чтобы это случилось, необходимо желание и умение менеджмента мыслить как можно шире, учитывая деятельность разных сфер, их вклад, обеспечиваемые ими выгоды, а также рынки и сегменты экономики, которые они обслуживают. Это называется предпринимательским подходом, и он вполне доступен для любого среднестатистического бизнесмена.

    Менеджер должен обладать достаточной смелостью, чтобы выделить ценные ресурсы — и, прежде всего, лучших работников — для работы над тем, чтобы желаемое будущее стало реальностью. Штат таких сотрудников не должен быть большим, но нужно, чтобы он состоял из самых лучших работников организации, в противном случае подобная деятельность не будет результативной.

    Кроме того, каждому бизнесмену необходимо запускать “пробный шар” и обязательно тестировать целесообразность и практичность любой предпринимательской идеи, способной обеспечить желаемое будущее для организации, прежде чем браться за ее реализацию. Компании консервативны в своей деятельности отнюдь не потому, что шарахаются от новых идей, а по той причине, что они принимаются за воплощение безнадежных романтических и авантюрных проектов, а это очень дорого обходится с точки зрения затрат денежных средств и рабочей силы. Любая идея должна пройти тщательнейшую проверку ее практичности, направленную на то, чтобы определить, действительно ли она способна в будущем привести компанию к успеху.

    Прежде всего, следует помнить, что каждая идея должна быть практически обоснованной. Сможем ли мы предпринять действия, необходимые для реализации данной идеи? Можем ли мы сделать что-либо прямо сейчас, чтобы приблизить желаемое будущее? Sears, Roebuck, желающая создать рынок для изолированных американских фермеров, смогла получить определенные результаты немедленно; a Du Pont для проверки жизнеспособности своей идеи полимерной химии пришлось организовать узко масштабные исследовательские работы. Она только смогла на свой страх и риск поручить эти исследования высококлассному специалисту. Однако обе компании начали действовать сразу после появления новой идеи.

    Но просто тратить деньги на исследования недостаточно. Эти исследования непременно должны быть направлены на реализацию идеи. Искомые выводы и знания могут носить общий характер, как, например, в случае с проектом Du Pont. Однако компания обязательно должна знать, что полученные выводы и знания можно применить на практике.

    Идея должна быть экономически обоснованной. Иными словами, если ее можно запустить в работу немедленно, она должна обеспечить определенные экономические результаты. Возможно, мы еще долгое время — или вообще никогда — не сможем достичь всего желаемого посредством данной идеи. Но если существует возможность хоть что-нибудь сделать сразу, появляется шанс, что полученные в результате такой деятельности продукты, процессы или услуги, сразу найдут своего клиента, рынок, конечного пользователя, и будут с выгодой проданы. Короче говоря, есть вероятность, что они смогут удовлетворять определенные желания и потребности.

    И, наконец, любую идею необходимо протестировать на предмет того, насколько в нее верят люди в организации. Действительно ли мы верим в эту идею? На самом ли деле мы хотим стать именно такими людьми, выполнять именно такую работу, управлять именно таким бизнесом?

    Формирование будущего всегда требует немалого мужества, напряженной работы и непреклонной веры. Верить только в абсолютно целесообразное и выгодное просто непрактично; этого явно недостаточно для тех испытаний, которые ждут вас впереди. Ведь ни одна предпринимательская идея не может быть элементарной и понятной для всех, да и не должна такой быть.

    Следует помнить, что существует один тип идей относительно будущего, которых непременно ждет крах, — это очевидные, лишенные всякого риска идеи, считающиеся совершено беспроигрышными. Идеи, на которых будет строиться бизнес завтрашнего дня, должны быть неопределенными; надо, чтобы никто на данный момент не мог точно сказать, что получится после их реализации (если это вообще произойдет). Эти идеи должны быть рискованными; несомненно, определенная вероятность их успеха требуется, но необходима также и вероятность неудачи. Если для идей нехарактерны неопределенность и риск, их нельзя считать идеями, подходящими для будущего.

    Я вовсе не имею в виду, что любая организация должна стремиться найти идеи, на основе которых будет создаваться ее будущее, и усиленно работать над их реализацией. На самом деле менеджмент многих компаний ничего не предпринимает даже с целью повышения эффективности сегодняшнего бизнеса, и при этом их компании умудряются какое-то время оставаться на плаву. А некоторые организации, особенно крупные, долго и, на первый взгляд, успешно существуют благодаря смелости, работе и виденью прежних руководителей, прежде чем постепенно разрушаются и умирают.

    Но будущее непременно наступит. Оно неизменно будет отличаться от настоящего. И даже самая мощная и преуспевающая компания, которая не подготовилась к своему будущему, рано или поздно обязательно столкнется с серьезными проблемами. Она утратит свои отличительные особенности и лидерство. Останутся только огромные накладные расходы, характерные для любой крупной компании. И при этом компания не сможет понять, в чем состоит проблема, и взять под контроль наступивший кризис.

    Отказываясь принять на себя риск, связанный с принципиально новой деятельностью компании, менеджмент окажется захваченным врасплох подобными новациями. А так рисковать не могут даже самые крупные и богатые компании. И в то же время, даже самые небольшие фирмы могут обезопасить себя от такого риска. 



    темы

    документ Корпоратизация бизнеса
    документ Особенности информационного менеджмента для среднего и малого бизнесан
    документ Формы организации и управления бизнесом
    документ Философия управления
    документ Финансовая документация




    назад Назад | | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Курс доллара на 2018 год
    Курс евро на 2018 год
    Цифровые валюты 2018
    Алименты 2018

    Аттестация рабочих мест 2018
    Банкротство 2018
    Бухгалтерская отчетность 2018
    Бухгалтерские изменения 2018
    Бюджетный учет 2018
    Взыскание задолженности 2018
    Выходное пособие 2018

    График отпусков 2018
    Декретный отпуск 2018
    ЕНВД 2018
    Изменения для юристов 2018
    Кассовые операции 2018
    Командировочные расходы 2018
    МСФО 2018
    Налоги ИП 2018
    Налоговые изменения 2018
    Начисление заработной платы 2018
    ОСНО 2018
    Эффективный контракт 2018
    Брокеру
    Недвижимость



    ©2009-2018 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты