Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Доверительное управление предприятием

Доверительное управление предприятием

Доверительное управление

Вернуться назад на Доверительное управление

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

Предприятие является действующим имущественным комплексом, используемым в предпринимательской деятельности, и смерть наследодателя не должна влечь приостановления его деятельности. С целью избежания наступления неблагоприятных для наследников последствий должны быть предприняты определенные меры, не допускающие остановки действующего имущественного комплекса.

Для защиты прав наследников, отказ получателей и других заинтересованных лиц исполнителем завещания или нотариусом по месту открытия наследства принимаются необходимые меры по охране наследства и управлению им (п. 1 ст. 1171 ГК РФ). Как указывал Г.Ф. Шершеневич: «...наследственная масса требует непременно принятия охранительных мер, которыми был бы удостоверен состав имущества и предупреждено возможное расхищение, и укрывание отдельных его частей». К мерам охраны наследственного имущества относятся: выявление наследственного имущества, проведение его описи, оценка выявленного наследственного имущества, уведомление соответствующих организаций о наличии в составе наследства определенного имущества и др.

Необходимость принятия мер по управлению наследственным имуществом обусловлена самой природой объектов наследования. Это имущество, имеющее экономическую ценность и способное приносить доход их владельцу только вследствие постоянного осуществления по отношению к нему определенных действий, «направленных на извлечение прибыли либо поддержание безубыточности имущества». По отношению к предприятию принятие соответствующих мер необходимо для обеспечения его бесперебойного функционирования с тем, чтобы сохранить предприятие «на ходу» и передать его наследникам (хотя бы без дополнительных обременении).

Нормы о доверительном управлении наследственным имуществом впервые введены ст. 1173 ГК РФ. Насколько же они отражают преемственность положений ранее действовавшего законодательства?

Дореволюционное законодательство, не разграничивая меры по охране и управлению, исходило из необходимости охраны интересов «отсутствующих, ограниченных в дееспособности, стесненных пожизненным владением и вообще будущих неизвестных наследников», а также вида охраняемого имущества. Так, если имущество было движимое, то «меры охранения являются по закону... обязательными», и, наоборот, «излишними, когда наследство состоит из недвижимости и налицо находятся, хотя некоторые наследники».

Особые меры по охране применялись в отношении предприятий в случае смерти их собственника. Все служащие предприятия должны были продолжать свою деятельность до появления наследников при надлежащем ведении торговых книг. При ненадлежащем их ведении оставшееся после умершего имущество по приговору суда немедленно подвергалось описи и опечатыванию для охранения собственности кредиторов и наследников. Меры по управлению имуществом умершего не рассматривались законодателем в качестве самостоятельных вплоть до принятия третьей части ГК РФ. Так, ГК РСФСР в ст.ст.431-432 предусматривал возможность назначения ответственного попечителя над имуществом, требующим управления (предприятия, строения и пр.). При этом необходимость принятия особых мер была обусловлена отсутствием наличных наследников в месте открытия наследства. Гражданский кодекс РСФСР в ст.ст.555-556 предусматривал назначение хранителя или опекуна в случае, если имущество требует управления. В юридической литературе этого времени уже разграничивали условия для принятия мер к охране и управлению имуществом. Меры к охране принимались, если невозможно было обеспечить целостность наследственного имущества. Они обычно не принимались, когда хотя бы один из наследников, находясь в месте открытия наследства, вступал во владение им. Управление наследственным имуществом включалось в функции хранителя имущества или опекуна, назначаемого специально в целях управления имуществом распоряжением органа исполнительной власти. В подобных случаях «...хранитель - лицо с более широкими полномочиям, чем просто принявший имущество на ответственное хранение».

Для принятия мер к управлению имуществом необходимо было одно из двух условий:

1. в составе наследства есть имущество, нуждающееся в управлении (посредством совершения фактических и юридических действий);
2. кредиторы наследодателя предъявили иски о погашении причитающейся им задолженности до принятия наследства наследниками.


Таким образом, наследственное имущество, требующее управления существовало как в дореволюционное время, так и в советский период. Правовая форма, в которую могли быть облечены отношения по управлению имуществом, была определена частью второй ГК РФ. Что касается применения этой правовой формы к наследственным отношениям, то она была закреплена в ст. 1173 третьей части ГК РФ. Основы законодательства о нотариате по настоящее время даже не упоминают о доверительном управлении наследственным имуществом, основываясь в этом вопросе на нормах ранее действовавшего законодательства. В настоящее время в цивилистической литературе лишь частично освещаются вопросы, связанные с доверительным управлением по основаниям, предусмотренным законом. В основном идет анализ положений применительно к договору доверительного управления в целом. Между тем, специфика управления имуществом по основаниям, предусмотренным законом, безусловно, имеется. Определенные различия имеются и внутри самой группы оснований, установленных законом. Кроме того, в юридической литературе недостаточно освещаются вопросы, связанные с доверительным управлением предприятием, как особым объектом гражданских прав, несмотря на то, что ст. 1013 ГК РФ, перечисляющая объекты доверительного управления, называет предприятия в числе самых первых объектов доверительного управления.

Определение договора доверительного управления дает ст.1012 ГК РФ. Применяя его к наследственным отношениям, можно сформулировать его так. Договор доверительного управления наследственным имуществом - это соглашение, по которому одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на срок, необходимый наследникам для вступления во владение наследством, но не более чем на девять месяцев, имущество в доверительное управление, а другая сторона (доверительный управляющий) обязуется осуществлять управление этим имуществом в соответствии с указаниями учредителя управления и в интересах указанных им одного или нескольких лиц (выгодоприобретателей).

По правовой природе этот договор является реальным, возмездным, двусторонне-обязывающим (взаимным).

Что же является основанием возникновения отношений доверительного управления имуществом? Безусловно, это сложный юридический состав, однако определяемый различными учеными по-разному. Так, З. Э. Беневоленская полагает, что «основанием правоотношения доверительного управления является сделка: договор или завещание, а также обстоятельства, предусмотренные законом». В. В. Чубаров считает, что в основе рассматриваемых отношений лежит «завещание и договор душеприказчика с доверительным управляющим». Наиболее обширный перечень юридических фактов, порождающих правоотношения доверительного управления имуществом, дал В. В. Витрянский.

К числу этих оснований он отнес:

1) заключение сторонами соглашения по всем существенным условиям;
2) фактическую передачу имущества, являющегося объектом этого договора;
3) государственную регистрацию передачи имущества в доверительное управление;
4) наличие основания, предусмотренного законом. В основном, следует согласиться с предложенным юридическим составом.

Наличие основания, предусмотренного законом (абз.1 п.1 ст.8 ГК РФ) и наличие самого договора (подп.1 п.1 ст.8 ГК РФ) необходимо для возникновения отношений доверительного управления. Факт государственной регистрации (п.2), если имущество является недвижимым, тоже служит основанием возникновения рассматриваемых отношений. Осуществление фактической передачи имущества, хотя и не предусмотрено в ст.8 ГК РФ, но является необходимым для придания договору силы, так как он относится к числу реальных договоров. К этому следует добавить, что наличие завещания лишь в определенных случаях является дополнительным юридическим фактом, необходимым для возникновения отношений по доверительному управлению имуществом.

Поэтому, на наш взгляд, не совсем удачной является формулировка абз.3 п.1 ст. 1026 ГК РФ, предусматривающей, что доверительное управление наследственным имуществом по завещанию может быть учреждено только в том случае, когда назначен исполнитель завещания. Принятие мер по управлению наследственным имуществом является лишь одним из правомочий исполнителя завещания, которое он будет реализовывать тогда, когда в составе наследства имеется имущество, требующее управления. При отсутствии указания в завещании о назначении душеприказчика, договор доверительного управления может быть заключен нотариусом (ст.1173 ГК РФ).

Несмотря на наличие в законе оснований для заключения договора, верным представляется утверждение М. В. Телюкиной о том, что «речь идет о доверительном управлении не в силу закона, а в силу договора, заключаемого на основании указания об этом в законе». При этом «наличие законных оснований для заключения договора не означает, что в этих случаях договор доверительного управления приобретает характер обязательного для лиц, выступающих в качестве учредителей доверительного управления, договора, который может быть заключен по правилам, предусмотренным ст.445 ГК РФ (заключение договора в обязательном порядке). Обязательность заключения договора не вытекает из положений закона. Статья 1026 ГК РФ указывает лишь на возможность учреждения доверительного управления, а статья 1173 ГК РФ не возлагает обязанности на лиц, в ней поименованных, заключить договор. Таким образом, в конечном итоге заключение договора, его государственная регистрация и передача имущества будут вызывать возникновение отношений по доверительному управлению. Как указывал Д. И. Мейер: «...о законе как источнике обязательства идет речь в том смысле, что иногда содержанием закона налагается на какое-либо лицо имущественное обязательство, так что другое лицо, физическое или юридическое, вправе требовать от лица, обязанного совершения в свою пользу известного действия непосредственно на основании закона». Такого имущественного обязательства ст. 1173 ГК РФ не предусматривает.

К числу оснований обязательного учреждения доверительного управления Н. Остапюк предлагает отнести следующие: непринятие наследниками наследства, отсутствие лиц в месте нахождения наследственного имущества и не вступление во владение опекуном, если наследником является гражданин, не обладающий дееспособностью в полном объеме. В основном следует согласиться с указанными основаниями, хотя необходимость учреждения управления может следовать и в случае наличия наследников. До оформления наследственных прав они не способны продолжить предпринимательскую деятельность умершего в сфере обладания предприятием. С целью защиты прав будущих наследников должен быть заключен договор доверительного управления наследственным имуществом.

Выясним круг возможных участников отношений по доверительному управлению наследственным имуществом.

Учредитель управления. По общему правилу ст. 1014 ГК РФ, учредителем управления является собственник имущества, а в случаях, предусмотренных ст. 1026 ГК РФ, - другое лицо. Учредитель как субъект обязательства в сфере предпринимательства сам предпринимателем не является. Его деятельность не является самостоятельной и не ведется от своего имени.

В зависимости от того, кто выступает учредителем управления, можно выделить два вида правоотношений доверительного управления наследственным имуществом:

1. Правоотношение по доверительному управлению наследственным имуществом, в котором учредителем управления выступает нотариус.
2. Правоотношение по доверительному управлению наследственным имуществом, в котором учредителем управления выступает исполнитель завещания.

В первом случае договор с доверительным управляющим заключает нотариус. Обязанность принятия мер к охране и управлению возникает у нотариуса на основании заявления наследников, отказ получателей, кредиторов или государства (ст.64 Основ законодательства о нотариате).

Подобное решение вопроса поддерживается и в научной литературе. Статья 1171 ГК РФ дополняет перечень указанных лиц другими заинтересованными лицами. В законе не содержится обязанности нотариуса заключить договор доверительного управления наследственным имуществом. Подобная позиция в цивилистике оценивается неоднозначно. Одни ученые считают обязательным учреждение доверительного управления предприятием, основываясь на формулировке ст.1173 ГК РФ Другие - наоборот. Сложно понять позицию Т.А.Фадеевой, советующей не торопиться нотариусам с заключением договоров доверительного управления, приводя следующие аргументы: «...во-первых, у нас не будет наследственного правопреемства как непосредственного, а во-вторых, нотариус должен будет выступать стороной и, по сути, распоряжаться имуществом наследодателя, передавая его в доверительное управление». На это следует возразить следующее. Под непосредственностью понимается переход наследства «от умершего к наследнику не только сразу, но и непосредственно от наследодателя». Непосредственность наследственного правопреемства является составляющей принципа универсальности наследования, когда имущество в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент переходит единым актом. Принятие мер к охране и управлению наследственным имуществом лишь содействует его переходу в неизменном виде.

Под термином «переход» понимается и возможность приобретения наследниками права собственности, исключительных и обязательственных прав в будущем. Таких прав не может возникнуть у нотариуса, поскольку он лишь содействует осуществлению перехода прав и обязанностей, не становясь их обладателем. Кроме того, осуществление правомочия по распоряжению наследственным имуществом обусловлено необходимостью защиты прав и законных интересов наследников. С момента принятия наследства наследниками оно будет принадлежать именно им. Принятию наследства, а значит, и правам наследников придается обратная сила со всеми составляющими их правомочиями. «Таким образом, нельзя указать ни на один момент во времени, в течение которого наследственная масса существовала бы как бессубъектное право».

С одной стороны, можно предположить, что если нет обязанности нотариуса по заключению договора доверительного управления наследственным имуществом, то нельзя возложить и ответственность за возможно возникший ущерб в период простоя предприятия и не заключения договора. С другой стороны, в ряде случаев остающийся сособственник предприятия либо иной законный владелец (арендатор, доверительный управляющий и др.) будут продолжать управление предприятием и заключение с ними договора управления предприятием будет нецелесообразным.

Передача предприятия в доверительное управление позволит сохранить работоспособность предприятия и сохранить для наследников (а возможно, и преумножить) его материальный состав. Нотариус обязан будет принять меры по управлению лишь при наличии заявления со стороны заинтересованных лиц. При заключении рассматриваемого договора нотариус должен заручиться согласием сособственника предприятия. При отсутствии его согласия договор доверительного управления заключен быть не может, точно также, как в том случае, когда предприятие уже находится в доверительном управлении или в ином законном владении.

Законодательство Болгарии, предусматривает возможность назначения специального управляющего наследственным имуществом не только по требованию заинтересованных лиц, но и по распоряжению судьи, принявшего решение по собственной инициативе. Второй вид правоотношений по доверительному управлению связан с участием в качестве учредителя управления исполнителя завещания. Спор о юридической природе института исполнения завещаний возник еще в дореволюционной юридической литературе и получил свое дальнейшее развитие в трудах советских и российских ученых.

При этом рассматриваемые отношения нередко отождествляли с отношениями представительства, либо не отрицали возможности применения соответствующих норм, либо считали исполнителя самостоятельным субъектом права. Так, сопоставляя отношения представительства и исполнения завещаний, А. М. Гуляев допускал субсидиарное применение к последним норм о представительстве и доверенности в случае отсутствия специальных распоряжении закона. Сходство правового положения исполнителя завещания с положением представителя по договору поручения отмечал П. С. Никитюк, также, не отрицая возможности применения норм поручения к наследованию по аналогии. В. И. Серебровский считал неприемлемой трактовку исполнителя завещания как представителя, указывая, что он действует в интересах всех участников наследственных правоотношений. О невозможности выступать чьим-либо представителем справедливо высказывается Ю. К. Толстой.

Но автор идет дальше, отмечая, что «исполнитель по своему статусу ближе всего к попечителю (помощнику) совершеннолетнего дееспособного гражданина, над которым учреждается патронаж». Не останавливаясь подробно на сущности отношений по исполнению завещаний, следует согласиться с мнением о самостоятельности личности душеприказчика при исполнении поручений завещателя. Как указывал С.А.Беляцкин: «Душеприказчик - это лицо, наделенное правами и несущее обязанности. Не свойство мандатария или чего-либо подобного (представителя, органа и т.д.), а правопреемство от завещателя знаменует собой наиболее выпуклую сторону душеприказчичества. Пусть права душеприказчика своеобразного характера, но нельзя в них игнорировать элемента самостоятельности». Статья 1135 ГК РФ устанавливает: «Полномочия исполнителя завещания основываются на завещании, которым он назначен исполнителем...». Это соответствует ст.8 ГК РФ, согласно которой гражданские права и обязанности могут возникать из сделок (в нашем случае - это завещание или заявление, приложенное к завещанию) и иных действий (фактическое исполнение завещания).

Полномочия исполнителя завещания удостоверяются свидетельством об удостоверении полномочий исполнителя завещания (форма №71).Исполнителем завещания может выступать лишь физическое лицо, что следует из буквального толкования ст. 1134 ГК РФ. Между тем Свод законов Российской империи предусматривал в исключительных случаях возможность исполнение воли завещателя юридическими лицами (в отношении завещаний, отдаваемых на сохранение в Опекунский Совет). В качестве душеприказчика могут выступать как наследники по закону или по завещанию, так и иные физические лица.

В прежние времена «главнейшей обязанностью такого лица были заботы об упокоении души умершего, т.е. молитвы по нем, вклады в церкви, монастыри и тому подобное...». В настоящее время функции исполнителя завещания указаны в ст. 1135 ГК РФ, среди которых обязанность принять самостоятельно или через нотариуса меры по охране и управлению наследственным имуществом в интересах наследников. Таким образом, встает вопрос о том, кто будет выступать в качестве учредителя управления, если личность душеприказчика определена в завещании, и он выразил согласие на выполнение поручения завещателя?

Ст. 1173 ГК РФ, казалось бы, дает однозначный ответ, что в случае, когда наследование осуществляется по завещанию, в котором назначен исполнитель завещания, права учредителя доверительного управления принадлежат исполнителю завещания. В свою очередь ст. 1171 ГК РФ предусматривает, что меры по охране наследства и управлению им принимаются нотариусом по согласованию с исполнителем завещания. Но статья 1171 ГК РФ носит общий характер и конкретизируется в ст. 1173 ГК РФ применительно к отношениям доверительного управления. Поэтому при указании душеприказчика в завещании и выражении им своего согласия на выполнение предусмотренных законом или завещанием функций именно он должен будет выступать в качестве учредителя управления. Если исполнитель завещания обратится к нотариусу с просьбой учредить доверительное управление, то нотариус обязан будет принять соответствующие меры по его просьбе.

Иной вариант урегулирования вопроса распределения полномочий по охране и управлению наследственным имуществом предложен Р.Ю. Закировым. Он предлагает дополнить ст. 1135 ГК РФ пунктом 4 следующего содержания: «Распределение полномочий по исполнению завещания между исполнителем завещания и нотариусом, ведущим наследственное дело, осуществляется на основании завещания, законодательства РФ и их взаимного соглашения, зафиксированного в письменной форме». Из этого предложения неясно, в каком соотношении будут находиться завещание, закон и соглашение друг с другом. Кроме того, оно направлено на защиту интересов нотариусов, которые при наличии душеприказчика смогут переложить на них бремя принятия мер по охране и управлению имуществом.

Целью нотариальной деятельности является обеспечение защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц (ст.1 Основ законодательства о нотариате), поэтому вариант законодателя с этой точки зрения предпочтительнее.

Предметом обсуждения нотариуса и исполнителя завещания может стать целесообразность заключения договора. Мнение наследников, исключая сособственников, закон не учитывает. Оно может не только способствовать надлежащему исполнению распоряжений завещателя, но может создать ряд препятствий для принятия быстрого и верного решения. Реализуя принцип свободы завещательных распоряжений, завещатель вправе указать несколько исполнителей своей последней воли. Прямого запрета на подобную возможность Гражданский Кодекс РФ не устанавливает. В зарубежном законодательстве можно найти разные положения на этот счет. Так, статья 1025 Гражданского Кодекса Франции прямо устанавливает: «Завещатель может назначить одного или нескольких исполнителей завещания».

Статья 986 Гражданского Кодекса Польши, наоборот, допускает возможность назначения в качестве исполнителя завещания лишь одного лица. При возникающей множественности непременно встает вопрос о распределении и характере возложенных обязанностей. В подобной ситуации представлять учредителя управления могут все они, хотя не исключено выполнение этой функции лишь одним из них. Соответствующее «возложение» может быть указано самим завещателем либо согласовано душеприказчиками самостоятельно. Положения статей 321-326 ГК РФ требуют солидарного характера обязательств нескольких душеприказчиков при неделимости предмета обязательства. А поскольку их обязанности возникают по поводу всей наследственной массы и предприятия, входящего в его состав, то неделимость указанных объектов скорее юридическая, нежели физическая. Поэтому неверны положения о долевом характере обязательств, высказываемые учеными-цивилистами.

Солидарный характер ответственности нескольких исполнителей завещания подчеркивается в законодательстве Германии, Румынии. Так, ст.918 ГК Румынии, несмотря на солидарную ответственность, установленную законом, предоставляет завещателю право определить круг деятельности каждого из душеприказчиков в отдельности. В этом случае каждый из исполнителей, действующий в указанных завещателем пределах, несет долевую ответственность. Статья 1173 ГК РФ допускает к участию в отношениях по доверительному управлению наследственным имуществом в качестве учредителей управления нотариуса и исполнителя завещания. Между тем, пункт 7 ст.1171 ГК РФ предусматривает: «В случае, когда право совершения нотариальных действий предоставлено законом должностным лицам органов местного самоуправления и должностным лицам консульских учреждений Российской Федерации, необходимые меры по охране наследства и управлению им могут быть приняты соответствующим должностным лицом». Поэтому в круг учредителей управления должны быть включены указанные лица, а значит, можно выделить еще два правоотношения по доверительному управлению в дополнение к указанным на стр.90 работы, учредителями управления в которых выступают должностные лица органов местного самоуправления и должностные лица консульских учреждений.

Необходимым участником отношений доверительного управления выступает доверительный управляющий. Статья 1015 ГК РФ устанавливает, что в качестве доверительного управляющего может выступать индивидуальный предприниматель или коммерческая организация (за исключением унитарного предприятия). Но, как утверждает В.В.Витрянский, использование профессиональных предпринимателей «скорее исключение из общего правила» в случаях, когда осуществляется управление по основаниям, предусмотренным законом.

Доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения. Поскольку «в этом и подобных случаях важны не столько профессиональные качества управляющего, сколько то доверие, которое испытывает к нему учредитель управления». Основной целью осуществления функций доверительным управляющим является сохранение работоспособности предприятия как имущественного комплекса. А поскольку использование предприятия в экономическом обороте предполагает возможность извлечения прибыли, то, несмотря на возможность участия в качестве доверительного управляющего не предпринимателей, представляется более целесообразным возложить функции управления предприятием на профессиональных лиц. По мнению Л.Г.Ефимовой, управляющим наследственным имуществом может стать коммерческий банк. В этом случае он обязан собрать и обезопасить активы наследства, уплатить налоги, разделить оставшееся имущество и оказывать личные услуги членам семьи.

Гражданский Кодекс РФ не запрещает назначения доверительным управляющим нескольких лиц. Множественность лиц на стороне доверительного управляющего предусмотрена статьей 93 закона о наследовании Израиля. Подобное правило может быть приемлемым и у нас.

По указанию закона (ч.2 ст. 1173 ГК РФ) исполнитель завещания может выступать только как учредитель управления, а значит, исключено его участие как доверительного управляющего. Именно поэтому функции, связанные с непосредственным управлением наследственным имуществом, не возлагаются на исполнителя завещания. Между тем, согласно ранее проанализированным нормам ГК РСФСР 1922 года и ГК РСФСР 1964 года, душеприказчик сам осуществлял управление имуществом завещателя.

Разделения функций исполнителя и управляющего не было и по дореволюционному законодательству. Так, на душеприказчика возлагалось временное управление имуществом, а также распоряжение им до достижения наследниками совершеннолетия. Функции по управлению наследственным имуществом возлагаются на исполнителей завещания в большинстве зарубежных стран (Польше, Швейцарии, Болгарии, Германии, Румынии).

Управляющим может быть назначен сособственник предприятия, если оно принадлежало наследодателю и указанному лицу на праве общей собственности. Такой вариант будет наиболее предпочтительным, поскольку сособственник уже управлял делами предприятия и участвовал в его деятельности. Ситуация может осложниться, если сособственник (либо кто-либо из наследников, желающий стать доверительным управляющим) одновременно оказывается предположительным наследником предприятия. Если исходить из конструкции договора доверительного управления наследственным имуществом как договора в пользу третьего лица, то. п.З. ст. 1015 ГК РФ запрещает возможность выступления доверительного управляющего одновременно и как выгодоприобретателя. В сложившейся ситуации как раз можно исходить из факта целесообразности заключения договора доверительного управления. Если это будущий наследник-сособственник, то он продолжает ведение дел до момента принятия наследства остальными наследниками (не заключая договора доверительного управления). Если это не сособственник, но будущий наследник, то он не может выступить доверительным управляющим. На невозможность совмещения функций доверительного управляющего и выгодоприобретателя указывается и в юридической литературе.

Иной подход заложен в законодательстве Японии. Статья 918 ГК Японии предусматривает возложение обязанности по управлению наследственным имуществом на самих наследников, которые должны проявлять к нему не меньшую заботу, чем по отношению к своему собственному имуществу. Законодательство Швейцарии допускает возможность осуществлять управление наследством компетентным должностным лицом или наследниками. При заключении договора перед учредителем управления встанет вопрос о кандидатуре доверительного управляющего. Как его найти и как возложить исполнение функций по управлению? Возможным выходом из положения станет возложение функций по доверительному управлению наследственным имуществом на саморегулируемые организации арбитражных управляющих, действующие на основании положений федерального закона о несостоятельности (банкротстве). По запросу нотариуса (исполнителя завещания), выступающего в качестве учредителя управления, саморегулируемая организация обязана представить кандидатуру управляющего в пятидневный срок со дня направления запроса.

Правовой статус арбитражного управляющего (индивидуальный предприниматель, отсутствие судимости за преступления в сфере экономики, высшее образование и некоторые другие), закрепленный законодательством о несостоятельности (банкротстве), позволит достаточно эффективно осуществлять функции по управлению предприятием. Приступив к исполнению обязанностей, доверительный управляющий должен принять все необходимые для обеспечения управления меры. Так, в отношении предприятий на управляющего возлагаются обязанности по составлению документов, необходимых для передачи имущества в доверительное управление (акт инвентаризации, заключение независимого аудитора о составе и стоимости предприятия, бухгалтерский баланс, перечень долгов предприятия).

Каково положение наследников в рассматриваемом договоре?

Выступая третьими лицами, они вступают в особые отношения с одной из сторон исходного правоотношения. Их участие является необходимым, поскольку «...договоры доверительного управления имуществом по основаниям, предусмотренным законом (ст. 1026 ГК РФ), могут заключаться исключительно как договоры в пользу третьего лица (собственника имущества или его наследников)». Однако данная конструкция признается не всеми авторами. Так, В.В.Плеханова считает оптимальным использование конструкции доверительного управления наследственным имуществом при условии, что учредителем и выгодоприобретателем по этому договору является исполнитель завещания. В подобной ситуации отношения между наследниками и исполнителем завещания лежат во внедоговорной плоскости и не исключают реализацию наследниками права требовать выполнения возложенных на него обязанностей. С данным решением вряд ли можно согласиться, поскольку если исполнитель завещания выступает учредителем управления, то он не может выступать выгодоприобретателем.

Правопорядки большинства европейских стран признают институт договора в пользу третьего лица. Своеобразным является его применение в Германском Гражданском Уложении. Параграф 331 ГТУ закрепляет в качестве общепризнанной норму о допустимости договоров в пользу третьих лиц со сроком выполнения обязательств после смерти кредитора. В этом случае лицо приобретает право требовать выполнения обязательств по договору «непосредственно», а не из наследства усопшего. Английское право не считает договор в пользу третьего лица правовым институтом универсального применения, руководствуясь доктриной «договорной связи», суть которой заключается в том, что договор может служить источником взаимных прав и обязанностей только для его участников. Итак, признавая договор с участием наследников как договор в пользу третьего лица, отметим, что наследники, выступая выгодоприобретателями, не являются стороной договора доверительного управления, наделяясь лишь правами третьего лица.

Иной точки зрения придерживается Н.Д.Егоров, указывая, что «в тех случаях, когда доверительное управление имуществом учреждается в пользу третьего лица, не принимающего участия в заключении договора, стороной возникшего из данного договора обязательства становится также это третье лицо (выгодоприобретатель)». Участие третьего лица не может превратить договор ни в многосторонний, ни в договор со множественностью лиц, поскольку за стороной (учредителем управления) по-прежнему сохраняется определенный комплекс прав и обязанностей. Наследники, наделяясь правами третьего лица, приобретают свой интерес в заключаемом договоре.

Как указывает Ю.Ю.Захаров, интерес выгодоприобретателя «связан с получением дохода или, во всяком случае, с увеличением его имущественной базы». В рассматриваемых отношениях интерес выгодоприобретателя может быть связан и с тем, чтобы хотя бы сохранить наследственное имущество, не допустить приостановления деятельности предприятия и в лучшем случае, уже после достижения этой цели, получить доходы от использования предприятия. В этом случае вопрос о конкретном содержании интереса выгодоприобретателя оставлен законодателем на усмотрение сторон договора.

Однако «ограничение существа договора доверительного управления только интересом выгодоприобретателя не обеспечит полное правовое регулирование данных правоотношений». Возможность обеспечить свой интерес как кредитор по обязательству должен иметь и учредитель управления. Безусловно, нотариус или душеприказчик имеют интерес, но отнюдь не «свой». Их действия обусловлены необходимостью защиты прав и законных интересов будущих собственников-наследников. Поэтому при заключении договора им важно обеспечить передачу имущества в доверительное управление.

Должны ли наследники изъявлять свое согласие на учреждение доверительного управления? Как указывает п.2 ст. 1172 ГК РФ, нотариус может принять меры по охране и управлению наследственным имуществом по заявлению хотя бы одного из наследников. Хотя «нотариальная практика пошла по пути принятия от наследников заявлений о необходимости учреждения доверительного управления наследственным имуществом после принятия от них заявлений о вступлении в права наследства», следует признать сложившуюся практику неудачной, поскольку до обращения всех наследников к нотариусу может пройти достаточный промежуток времени. Эффективность принятия мер по охране и управлению наиболее очевидна именно до принятия наследниками наследства и оформления ими наследственных прав.

Ситуация может осложниться, если предприятие находилось в общей собственности умершего наследодателя и иных лиц. Кроме того, переживший супруг имеет права на 1\2 совместно нажитого имущества, и лишь в отношении оставшейся части он будет осуществлять свои наследственные права наряду с иными наследниками. Для передачи имущества в доверительное управление необходимым становится получение согласие пережившего супруга и иных сособственников предприятия. При отсутствии такового риск неблагоприятных последствий не передачи имущества в доверительное управление следует возложить на сособственников.

Передавая имущество в доверительное управление, стороны должны согласовать все существенные условия договора. Приведем пример из судебной практики.

ООО «Холмская тепло - энергетическая компания» обратилось в Арбитражный суд Сахалинской области с иском к Комитету по управлению имуществом Холмского района о взыскании на основании статей 15, 309, 393 ГК РФ суммы 1748172 руб. 78 коп. в связи с ненадлежащим исполнением договора доверительного управления имущественным комплексом промышленной котельной.

Комитет обратился к ООО «ХТЭК» со встречным иском об истребовании из чужого незаконного владения ответчика имущественного комплекса: гаража котельной, котельной, здания углеподачи котельной, котлоагрегата 4,5, дизельной котельной, ссылаясь на несогласованность сторонами существенных условий договора от и несоблюдение требований ст. 1017 ГК РФ. Решением в иске ООО «ХТЭК» отказано, а встречный иск Комитета удовлетворен. Кассационная инстанция не оспаривала правомерность вынесенного решения по встречному иску.

Решающим аргументом было нарушение требований ст. 1016 ГК РФ - несогласование позиции относительно состава имущества, передаваемого в доверительное управление, наименования лица, в интересах которого осуществляется управление имуществом, размера и формы вознаграждения управляющему. Кроме того, стороны не довершили процесс заключения договора, т.к. на новую оферту Комитета ООО «ХТЭК» не ответил. Вопросы по первоначальному иску о взыскании вознаграждения были переданы на новое рассмотрение.

Судом было указано на необходимость заключения договора доверительного управления в форме единого документа. Этот аргумент можно признать значимым при сдаче недвижимого имущества в доверительное управление, поскольку договор требует регистрации в регистрирующих органах, а доверительное управление подлежит государственной регистрации как обременение недвижимого имущества (ст.30 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).

При осуществлении государственной регистрации договора доверительного управления возможны две ситуации. Во-первых, право собственности наследодателя на предприятие было зарегистрировано. Во-вторых, право собственности на предприятие зарегистрировано не было.

В первом случае, если право наследодателя на предприятие уже было зарегистрировано при участии в договорных правоотношениях при его жизни, то договор доверительного управления должен быть зарегистрирован в общем порядке как обременение недвижимого имущества.

Во втором случае, возникает проблема осуществления государственной регистрации договора доверительного управления имуществом, поскольку права на предприятие как имущественный комплекс регистрируются только при необходимости совершения сделки с предприятием. Решение этого вопроса можно было бы найти в замене требования о государственной регистрации договора доверительного управления наследственным имуществом на требование об обязательном нотариальном удостоверении этого договора.

Подобное предложение согласуется с нормами п.2 ст. 1026 ГК РФ, допускающей применение общих правил о доверительном управлении к доверительному управлению по основаниям, предусмотренным законом, исходя из существа складывающихся отношений. Нотариальное удостоверение договора доверительного управления наследственным имуществом упростило бы процедуру сдачи имущества в доверительное управление и сделало этот институт более действенным, направленным на защиту прав и законных интересов наследников. Но поскольку система государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним обязательна и должна быть единой, то приемлемой будет государственная регистрация договора доверительного управления наследственным имуществом по заявлению доверительного управляющего. Это могут быть специальные правила, отличающиеся от общих правил, закрепленных законом о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним: более короткий срок для проведения государственной регистрации, особый статус заявителя (доверительный управляющий).

Перечень документов, представляемых при сдаче недвижимого имущества в доверительное управление, остается одинаковым в любом случае (зарегистрированы уже права или нет). Акт инвентаризации дополняется бухгалтерским балансом и заключением независимого аудитора, включая перечень всех долгов.

Соответствующие расходы по составлению указанных документов должны быть отнесены на счет расходов, связанных с управлением наследственным имуществом, и возмещаться за счет наследства в пределах его стоимости (ст. 1174 ГК РФ). Однако такое решение вопроса законодателем не согласуется с основным признаком наследственного правопреемства. Так, еще Б.Б.Черепахин указывал, что «расходы на управление наследственным имуществом и его охрану не относятся к правопреемству, так как это, собственно, расходы самих наследников. В связи с тем, что принятие наследства имеет обратную силу к моменту открытия наследства, с этого последнего момента все расходы по управлению имуществом и его охране должны нести сами наследники».

Статья 1016 ГК РФ указывает на ряд существенных условий договора.

Во-первых, состав имущества, передаваемого в доверительное управление. Обособление и документирование объектов недвижимости не вызывает особых трудностей. Анализ ст. 1013 ГК РФ с учетом содержания отношении по доверительному управлению дает основания полагать, что неотъемлемой характеристикой имущества, способного быть объектом доверительного управления, является возможность его неоднократного использования.282 Состав предприятия как имущественного комплекса складывается из самых разнообразных элементов, перечисленных в статье 132 ГК РФ. При этом если при заключении договоров купли-продажи или аренды вопрос о составе предприятия и передаваемых правах и обязанностях приобретает особую актуальность, то в отношениях наследования наследники не имеют права выбора, что включать в состав предприятия, а что нет. Состав имущества предприятия будет выявлен в результате проведенной инвентаризации. Инвентаризация выполняет несколько функций: во-первых, это проверка фактического наличия числящихся на балансе предприятия ценностей (материальных и нематериальных активов), их сохранности, описание основных признаков и определение текущего состояния; во-вторых, это один из способов оценки состава предприятия.

Во-вторых, наименование юридического лица или имя гражданина, в интересах которых осуществляется управление имуществом (учредителя управления или выгодоприобретателя). Как указывал Р. Саватье, характерным является то, что выгодоприобретатель в договоре в пользу третьего лица становится кредитором (участником - по нашему законодательству) с момента заключения договора, не только не участвуя в нем, но даже и тогда, когда он еще не знает о договоре, заключенном в его пользу. Проблема определения личности выгодоприобретателей в договоре доверительного управления наследственным имуществом «решения практически не имеет». В большинстве источников она вообще не затрагивается.

Тем не менее, Ю. Н. Власов и В. В. Калинин считают возможным указание на конкретные фамилии, имена, отчества наследников-граждан или наименование наследника-юридического лица как выгодоприобретателей. Но как их указывать, если полный круг наследников неясен до момента истечения срока принятия наследства. Выход можно найти в п.2 ст. 1026 ГК РФ, согласно которому правила, предусмотренные главой 53 ГК РФ, применяются к отношениям по доверительному управлению имуществом, учрежденному по основаниям, указанным в законе, если иное... не вытекает из существа таких отношений. То есть именно в доверительном управлении наследственным имуществом нет необходимости на точное указание на фамилии, имена и отчества наследников-выгодоприобретателей. В данном случае будет достаточным лишь указание на личность самого учредителя управления и ссылки на то, что управление осуществляется в интересах третьих лиц - наследников, принявших наследство после смерти определенного наследодателя. Подобная формулировка не противоречит ст.430 ГК РФ, допускающей как поименование третьего лица в договоре, так и отсутствие поименования. При этом важно, чтобы была возможность определения такого лица.

В-третьих, размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором. Отсутствие в договоре условия о выплате вознаграждения не повлечет незаключенности договора, что согласуется с п.3 ст.423 ГК РФ. При учреждении доверительного управления наследственным имуществом размер вознаграждения определен законом. Стороны могут согласовать лишь его форму (в натуральном выражении от доходов предприятия или в денежном эквиваленте). Постановлением Правительства РФ № 350 установлен предельный размер выплачиваемого управляющему вознаграждения в размере 3% оценочной стоимости наследственного имущества, определенной в соответствии с п.1 ст. 1172 ГК РФ. Постановлением не уточняется, какое наследственное имущество имеется в виду: все или только переданное в доверительное управление. Исходя из логического толкования правильным является определение размера вознаграждения от стоимости, переданного в управление имущества.

Исходя из положений п.1 ст. 1172 ГК РФ, оценка может быть осуществлена соглашением наследников или независимым оценщиком. Право наследников самостоятельно оценить наследственное имущество может быть реализовано далеко не во всех случаях. Ввиду сложности наследуемого объекта определить оценочную стоимость предприятия наследниками самостоятельно будет затруднительно. Оценка в таких случаях должна будет установлена независимым оценщиком, определяемым соглашением наследников, действующим в соответствии с законом об оценочной деятельности. По смыслу ст. 1172 ГК РФ, при оценке могут быть использованы «сведения о стоимости наследственного имущества, имеющиеся в официальных информационных системах соответствующей документации». Выплата вознаграждения не поставлена в зависимость от добросовестного исполнения доверительным управляющим своих обязанностей. Но при неэффективном управлении, зависящем от самого доверительного управляющего, вопрос о невыплате вознаграждения может стать предметом рассмотрения наследников или суда.

Статья 1023 ГК РФ, устанавливая право доверительного управляющего на вознаграждение, предусматривает право на возмещение необходимых расходов, произведенных при осуществлении управления. «Предлагаемая в статье система выплаты вознаграждения подходит, главным образом, для управляющих-предпринимателей». Тем не менее, это не лишает права управляющего требовать возмещения необходимых (документально подтвержденных) расходов.

В-четвертых, срок действия договора. Законодатель не случайно устанавливает правило о сроке действия договора, поскольку сама природа доверительного управления, предполагающая в соответствии с законом длящийся характер таких отношений, указывает на невозможность заключения договора доверительного управления для совершения какого-либо разового действия. С учетом общего смысла норм гл. 53 ГК РФ, под доверительным управлением законодатель понимает длящееся использование вверенного управляющему имущества в интересах собственника посредством осуществления ряда юридических и фактических действий в пределах определенного срока, по истечении которого предполагается возврат имущества собственнику.

Пункт 2 статьи 1016 ГК РФ устанавливает предельный срок действия договора доверительного управления в пять лет. Для отдельных видов имущества, передаваемого в доверительное управление, законом могут быть установлены иные предельные сроки, на которые может быть заключен договор. Такой предельный срок установлен пунктом 4 ст. 1171 ГК РФ для договоров доверительного управления наследственным имуществом продолжительностью в девять месяцев.

Следует согласиться с А.В. Селяниным в том, что в этот промежуток времени, возможно, не удастся установить и призвать к наследованию все очереди наследников по закону или два или более рядов под назначенных наследников, но этот срок не может рассматриваться как «срок ожидания принятия наследства всеми известными наследниками... Это противоречило бы сущности свободного наследственного правопреемства...». Конкретная продолжительность срока (в пределах девяти месяцев) определяется учредителем управления с учетом характера и ценности имущества, а также времени, необходимого наследникам для вступления во владение наследством. Определим некоторые особенности содержания договора доверительного управления предприятия, переходящего в порядке наследования.

При осуществлении доверительным управляющим своих правомочий наследственное имущество обособляется от имущества самого управляющего, и иного наследственного имущества.

В связи с необходимостью сохранения предприятия как единого целого для будущей передачи его наследникам представляется невозможным предоставление управляющему правомочий по распоряжению предприятием, хотя А. В. Бегичев допускает возможность определения юридической судьбы предприятия в случаях, прямо предусмотренных договором. Допустимым можно считать случаи отчуждения отдельного имущества из состава предприятия при необходимости поддержания экономического состояния предприятия при условии, что не совершение действий по распоряжению имуществом повлечет еще большие экономические потери. Совершение рассматриваемых сделок возможно лишь с согласия учредителя управления в случаях, прямо предусмотренных договором. Такое ограничение прав доверительного управляющего в случаях учреждения доверительного управления по основаниям, предусмотренным законом, следует признать правомерным.

Имущество в этом случае было передано в управление не самим собственником, а потому только волеизъявление самого собственника может позволить доверительному управляющему совершать «всякое действие... в отношениях с третьими лицами, которое в силу закона не является для него прямо или диспозитивно запрещенным, а также прямо не запрещено управляющему договором» в силу распространения на него презумпции правомерности. Интересен вопрос об ответственности доверительного управляющего перед учредителем управления и выгодоприобретателями. Осуществляя возложенные договором функции, доверительный управляющий в первую очередь не должен совершать действий, которые могли бы привести к уменьшению стоимости управляемого имущества. При ненадлежащем осуществлении своих функций управляющий может быть привлечен к ответственности. Для возложения ответственности имеет значение причина возникающих у сторон убытков.

ООО «Иркутское фондовое агентство» обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с иском к ЗАО «Байкальский фондовый дом» о взыскании 200000 рублей убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора доверительного управления N14/99.

В качестве правового обоснования иска истец указал статьи 15, 393, 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации. Решением в иске отказано. В апелляционной инстанции законность и обоснованность решения не проверялись. ООО «Иркутское фондовое агентство» обратилось в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить указанное решение и удовлетворить иск. Вышестоящая инстанция согласилась с принятым решением, указав следующее: ответчик надлежащим образом исполнял свои обязанности по договору, периодически представлял истцу отчеты. В последнем отчете зафиксированы убытки в размере 102844 рублей 69 копеек. Эта сумма и разница между балансовой и рыночной стоимостью имущества на момент окончания доверительного управления составили убытки. Но указанная разница была обусловлена изменением конъюнктуры рынка и не связана с деятельностью управляющего. При таких обстоятельствах в иске было отказано правильно.

По общему правилу, санкцией за ненадлежащее исполнение доверительным управляющим обязанностей является возмещение убытков учредителю управления и упущенной выгоды - выгодоприобретателю (п.1 ст. 1022 ГК РФ). С учетом существа наследственных отношений это правило не может применяться в части возмещения учредителю управлению убытков, причиненных утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа. Данные требования могут быть заявлены непосредственно наследниками после вступления в наследственные права. При этом управляющий вправе доказывать, что убытки возникли вследствие непреодолимой силы или указаний учредителя управления (выгодоприобретателей). Освобождение от ответственности должно следовать и в том случае, когда предприятие было несвоевременно передано в управление, вследствие чего управляющий не мог предотвратить наступления неблагоприятных последствий. Ответственность учредителя управления перед выгодоприобретателями законом не предусмотрена, но, исходя из существа отношений, таковая может быть установлена договором. Она может наступить за ненадлежащий выбор управляющего либо за выданные ему указания.

Нельзя применить п.3 ст. 1022 ГК РФ об обращении взыскания на имущество доверительного управляющего и имущество учредителя управления, не переданное в доверительное управление. В подобной ситуации Л.Ю.Михеева указывает, что «...в третью очередь при недостаточности имущества управляющего взыскание обращается на остальное имущество подопечного лица, не переданное в управление». Банкротство учредителя управления также не повлечет включение имущества, переданного в доверительное управление, в конкурсную массу (п.2 ст. 1018 ГК РФ). Правомочия доверительного управляющего с назначением конкурсного управляющего прекращаются, к последнему переходят все полномочия по управлению делами должника, в т.ч. полномочия по распоряжению имуществом.

Кратковременность заключаемого договора повлечет невозможность применения трехмесячного срока для уведомления одной из сторон об отказе от договора (п.2 ст. 1024 ГК РФ). Этот срок представляется слишком большим промежутком времени. Полагаем, что данное право вообще не может быть реализовано учредителем управления и доверительным управляющим, поскольку договор заключен до наступления неизбежного события (принятия наследства наследниками и оформления ими наследственных прав) и несвоевременное расторжение договора неблагоприятно скажется на интересах наследников. Это может повлечь неизбежность расчетов по уплате вознаграждения управляющему за срок управления, необходимость заключения договора с новым управляющим и т.д. Поэтому «досрочное расторжение договора по одностороннему заявлению одной из сторон не допускается». ПО прекращении договора имущество должно возвращаться не учредителю управления, а выгодоприобретателю (выгодоприобретателям) (п.3 ст. 1024 ГК РФ).

Все доходы и иные поступления, полученные в результате доверительного управления, передаются не учредителю управления, а выгодоприобретателям.

Если в нашей правовой системе управление наследственным имуществом облекается в соответствующую договорную форму, то в США для управления имуществом наследодателя введен институт попечительства. «Попечительство» является соглашением, по которому, в сущности, некоторая собственность переводится попечителю (часто банку) для инвестирования и управления. В качестве попечителя выступает банк, который выплачивает доход одному или нескольким владельцам «бенефициариям».

В российском законодательстве особенности доверительного управления наследственным имуществом следует выявлять на основе общих положений путем уяснения сущности возникающих отношений, в то время как законодательство зарубежных стран непосредственно предусматривает эти особенности. Например, закон о наследовании Израиля предусматривает 47 статей по управлению наследством, в которых рассматриваются функции управляющего, его ответственность, прекращение полномочий, выплата вознаграждения, отношения с кредиторами и иные нормы (ст.ст.77 - 124), что свидетельствует о большей заинтересованности законодателя к рассматриваемым отношениям.

Исходя из специфических особенностей договора доверительного управления наследственным имуществом, следует предусмотреть их в отдельных правовых нормах.

темы

документ Эксперты о последствиях слияния судов
документ Как структурировать презентацию
документ Аспекты владения и отчуждения доли части жилой площади
документ Как разделить квартиру, взятую под ипотеку
документ Страхование профессиональной ответственности юристов



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты