Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Грабеж

Грабеж

Грабеж

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Грабеж
2. Грабежи и разбои
3. Статья грабеж
4. Пленум о краже грабеже разбое
5. Дело о грабеже
6. Расследование грабежей
7. Характеристика грабежа
8. Состав грабежа
9. Виды грабежа
10. Отличие грабежа от разбоя
11. Методика расследования грабежей
12. Грабеж состав преступления
13. Грабеж группой лиц
14. Объект грабежа
15. Отличие насильственного грабежа от разбоя

Грабеж

Грабеж - как и кража, представляется похищением чужого движимого имущества, с той разницей, что похищение при краже — тайное, при грабеже явное, открытое, т. е. в присутствии самого хозяина вещи или владельца ее.

Преступное деяние грабеж направлено не только против имущественных, но и против личных прав, предполагает насилие над волей обладателя вещи. В древнем римском праве грабёж ближе всего подходящий под понятие furtum manifestum, представлял собою значительно более тяжкое преступление, чем кража — furtum nес manifestum. Furtum manifestum по римскому праву обозначало открытое отнятие вещи у хозяина ее, отнятие с оружием в руках или даже застигнутую хозяином кражу.

До XII таблиц за такое furtum полагалась смертная казнь, а по закону XII таблиц — телесное наказание или отдача в рабство (addictio), тогда как обыкновенная кража влекла за собою лишь уплату двойной стоимости похищенного. В литературе уголовного права имеется много попыток объяснить столь значительную разницу в отношении древнего римского права к обоим видам похищения имущества. Большинство криминалистов объясняет строгое отношение древнего права к furtum manifestum стремлением ограничить месть, которой обыкновенно подвергался обидчик со стороны обиженного; суровое наказание как бы заменяло собою дозволенную необходимую оборону против нападающего.

Впоследствии, однако, наказание за furtum manifestum было смягчено и сведено к праву потерпевшего на четверную стоимость похищенного. Но, наряду с furtum manifestum, благодаря суллианскому законодательству вырабатывается понятие о насилии как уголовном преступлении. Различие между furtum manifestum и furtum nес manifestum мало-помалу сглаживается, и особое значение приобретают vis, rарinа и др.

Совершенно иное отношение к открытому похищению чужой вещи обнаруживает древнее германское право до рецепции римского права: открытое, хотя бы посредством насилия над личностью, похищение вещи считается менее преступным и наказуемым, чем кража, т. е. тайное похищение вещи. С точки зрения тогдашней морали, открыто совершенное преступление заслуживало меньшей кары, чем "воровское ", исподтишка (diebisch) учиненное; первое предполагало в преступнике желание отмстить, тогда, как мотивом для второго обыкновенно служит трусливое, прячущееся корыстолюбие.

Аналогичный взгляд замечается и в древнем русском праве. Еще уложение царя Алексея Михайловича рассматривает насильственное, открытое отнятие чужой вещи лишь как гражданское правонарушение, ведаемое судным приказом. И здесь "татебное дело" — то, что совершается "татиным обычаем", "украдом" — облагалось большим наказанием, чем открытый грабеж. Но уже в Уложении, согласно с прежде существовавшими нормами грабеж, совершенный "ведомым лихим человеком", квалифицируется как разбой, за который полагалась смертная казнь. Петровское законодательство мало разъяснило соотношение кражи, грабежа и разбоя.

Только в указе 1781 г. "о суде и наказании за воровство разных родов" грабеж занимает самостоятельное место в виде "воровства-грабежа", который был обложен более строгим наказанием, чем кража. Этот указ не предусматривал отдельно разбоя; поэтому открытое похищение вещи считалось грабеж, в чем бы насилие над личностью ни выражалось. Свод Законов уголовных 1842 г. выделил разбой как самостоятельный, более тяжкий вид преступления.

В ныне действующем Уложении о наказаниях понятие грабеж отличается от того же понятия в иностранном законодательстве, обнимая собою и простое, без насилия, отнятие вещи, которое в германском и французском праве не отличается от простой кражи.

С другой стороны, грабеж германского кодекса (§ 249) и французского (art. 381) шире, чем в улож. о наказание, в том отношении, что под него подходят и те случаи, которые в улож. о нак. квалифицируются как разбой, улож. о наказ, в ст. 1643 различает два вида грабеж:

1) Грабеж без насилия, т. е. открытое похищение чужого движимого имущества, — если похититель не был вооружен и не употребил никакого насилия над владельцем похищенного имущества. От кражи этот вид грабеж отличается только тем, что похищение совершается здесь в присутствии хозяина; поэтому для наличности грабеж не требуется отнятие в буквальном смысле, т. е. при сопротивлении со стороны хозяина имущества, — достаточно сознание последнего о противозаконности похищения.

Наказание за грабеж — довольно суровое: ссылка на житье в Сибирь или отдача в исправительные арестантские отделения на время от 2 ? до 3 л. Цена похищенного никакого значения не имеет. Наказание, положенное за простой грабеж возвышается, если он учинен на улице или на проезжей дороге, ночью. Когда в нем участвовали несколько человек — он карается ссылкой на поселение.

2) Грабеж с насилием и квалифицированные виды его отличаются от разбоя только свойством употребленного виновным насилия; грабеж признается всякое отнятие имущества "с насилием или даже с угрозами, но такого рода, что сии угрозы и самое насильственное действие не представляли опасности ни для жизни, ни для здравия или свободы лица", у которого имущество отнято. Наказание — каторжные работы от 4 до 6 лет или ссылка на поселение (ст. 1642).

Квалифицированные виды грабеж (ст. 1638-1641):

1) Грабеж, учиненный в церкви, хотя без святотатства и оскорбления святыни;


2) Грабеж шайкою;
3) Грабеж во время пожара, наводнения или при ином несчастном случае и
4) Грабеж, учиненный вооруженным человеком, хотя оружие не употреблено даже для угроз. Наказание — каторжные работы на разные сроки.

Грабеж как термин обычного права крестьян Малороссии означает один из видов самоуправства, а именно насильственное отобрание чужих вещей с целью погашения или обеспечения своего права. Это есть и древнейшее значение слова: грабеж. Самовольное забирание движимого имущества должника в виде залога до уплаты долга (римск. pignoris capio, герм. Pfandnahme) свойственно всем народам на тех ступенях развития, когда процесс не отрешился еще от момента самоуправства.

В Малороссии взыскание долгов путем "грабежа" еще в XVIII в. допускалось местною властью. Так, гетман Мазепа в 1703 г. предоставил одному лицу право "грабувать" своих неисправных должников и "грабежей не ворочать до выкупления их". До сих пор в крестьянском малорусском быту "грабители" не скрывают своих действий перед судом, грабят почти всегда при посторонних. Когда "ограбленный" крестьянин жалуется суду, то не на открытое похищение имущества, а на самоуправство. Этим объясняется, почему волостные суды за такой грабеж назначают наказания более легкие, чем за кражу.

Грабежи и разбои

Закон традиционно определяет грабеж как открытое хищение чужого имущества. Таким образом, по способу действия грабеж представляет прямую противоположность краже. Поэтому для квалификации грабежа решающее значение имеет отграничение его от кражи. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении. "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности" определил: "Похищение является открытым (грабежом), если виновный сознавал, что совершает его в присутствии потерпевших или других лиц и что они понимают характер его действий". Типичным грабежом является "рывок", т.е. внезапный захват имущества путем срывания головного убора, выхватывания из рук портфеля, сумки и т.д.

Преступник при этом рассчитывает на неожиданность своих действий для потерпевшего и окружающих, на их запоздалую реакцию, растерянность, испуг. Он не скрывает своего намерения завладеть чужим имуществом, его действия носят более дерзкий, вызывающий характер, чем при краже. Грабитель не только игнорирует волю потерпевшего и мнение окружающих, но и демонстрирует готовность преодолеть возможное сопротивление. Оставаясь ненасильственным преступлением, простой грабеж (ч. 1 ст. 161 УК) представляет собой как бы ступень к насилию, чем определяется его повышенная опасность.

По правовой традиции грабежом считается изъятие имущества в присутствии не только собственника, владельца или иного лица, владеющего имуществом, но и посторонних. К числу посторонних не относятся соучастники грабителя, присутствующие на месте преступления, а также его близкие (родственники, приятели), со стороны которых виновный не ожидает какого-либо противодействия.

Многие хищения на производстве совершаются на глазах у членов трудового коллектива, не реагирующих на происходящее в силу традиционно снисходительного отношения к "несунам". Такие действия обычно квалифицируются как кража. Если же присутствующие протестуют против действий виновного, требуют оставить в покое имущество, заявляют, что они сообщат о хищении администрации или в правоохранительные органы, продолжение изъятия при этих условиях следует рассматривать как открытое хищение, т.е. грабеж. Верховный Суд РФ признал грабежом хищение кирпичей с территории строящегося завода, которое было совершено виновным "в присутствии находившихся на территории завода студентов".

Если лица, присутствующие при изъятии имущества, не сознают его противоправного характера и виновный на это рассчитывает, содеянное является кражей, а не грабежом.

Открытым является хищение (грабеж), которое преступник вначале намеревался совершить тайно, но, будучи застигнутым, продолжил на глазах у потерпевшего или других лиц. Такое "перерастание" кражи в грабеж возможно до полного завладения имуществом. Если же лицо пыталось совершить хищение тайно, но было застигнуто на месте преступления и, спасаясь от преследования, бросило похищенное, его действия не могут квалифицироваться как грабеж.

Не может идти речь о "перерастании" кражи в грабеж, если потерпевший или присутствующие при этом посторонние только заподозрили кражу, но убедились в пропаже имущества после его завладения.

Грабеж признается оконченным с момента завладения чужим имуществом и получения преступником реальной возможности распоряжаться им как своим собственным. Если виновному не удалось завладеть имуществом или оно у него отобрано до завершения изъятия (непосредственно на месте преступления, во время борьбы за удержание похищаемой вещи, во время бегства с места преступления), то содеянное квалифицируется как покушение на грабеж.

Грабеж, как форма хищения, отвечает всем объективным и субъективным признакам хищения. В частности, для квалификации содеянного как грабежа необходимо установить наличие прямого умысла на обращение чужого имущества в свою пользу и корыстной цели. Захват или отобрание чужого имущества с целью его уничтожения либо временного использования, из хулиганских побуждений либо в силу действительного или предполагаемого права на это имущество не образуют состава грабежа, но могут квалифицироваться, в зависимости от обстоятельств дела, по другим статьям Уголовного кодекса РФ, устанавливающим ответственность за хулиганство, самоуправство, уничтожение имущества и др.

В содержание умысла виновного при грабеже входит и открытый способ изъятия имущества. Если субъект этого не сознает, ошибочно считая хищение тайным, хотя в действительности его действия замечены потерпевшим или посторонними лицами, то содеянное нельзя считать грабежом. Изъятие имущества при таких обстоятельствах квалифицируется как кража. Подтверждением умысла на совершение кражи служит выполнение им определенных действий, направленных на то, чтобы изъять имущество скрытно от потерпевшего и посторонних.

В ч. 1 ст. 161 УК раскрываются признаки простого грабежа, т.е. грабежа без квалифицирующих обстоятельств.

Квалифицированным видом (ч. 2 ст. 161) считается грабеж, совершенный:

а) группой лиц по предварительному сговору;
б) неоднократно;
в) с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище;
г) с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Особо квалифицированным (ч. 3 ст. 161) является грабеж, совершенный:

а) организованной группой;
б) в крупном размере;
в) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство.

Квалифицирующие признаки грабежа в ч. 2 ст. 161 УК в основном аналогичны квалифицирующим признакам кражи.

Специфическим квалифицирующим признаком является совершение грабежа, соединенного с насилием, не опасным для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. "г" ч. 2 ст. 161 УК). Применение насилия при завладении имуществом существенным образом меняет характер и степень общественной опасности грабежа. Объектом этого преступления являются не только отношения собственности, но и личность потерпевшего, подвергнувшегося насилию. В силу указанных особенностей насильственный грабеж можно рассматривать как самостоятельную форму хищения.

Насильственный грабеж следует отграничивать, с одной стороны, от простого грабежа без насилия (ч. 1 ст. 161 УК), с другой - от разбоя, необходимым элементом которого является применение насилия, опасного для жизни и здоровья (ст. 162 УК).

Под насилием, не опасным для жизни и здоровья, принято понимать побои, причинение легкого телесного повреждения, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, а также иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы, если это не создавало опасности для жизни и здоровья.

В судебной практике встречается ошибочное представление, будто любые насильственные действия при хищении, не подпадающие под признак разбоя, следует рассматривать как насильственный грабеж. Как следует из приведенного постановления Пленума Верховного Суда РСФСР, насилие в грабеже и разбое используется преступником для лишения потерпевшего возможности сопротивляться либо принуждения его к передаче имущества виновному. Соответственно, не считаются признаком насильственного грабежа такие действия, как обыск потерпевшего, снимание с него часов, одежды, а также перетаскивание пьяного в более удобное для совершения преступления место. Нельзя квалифицировать как насильственный грабеж неосторожное причинение физической боли при выхватывании из рук портфеля или срывании головного убора, прикрепленного к прическе.

Одним из способов насильственного грабежа является приведение потерпевшего в беспомощное состояние путем применения одурманивающих веществ, не представляющих опасности для его жизни или здоровья, и последующее изъятие имущества этого лица. Если же при этом применялись сильно действующие или ядовитые вещества, представляющие угрозу для жизни или здоровья, содеянное квалифицируется как разбой.

Для определения свойств и характера действий веществ, примененных при совершении преступления, может быть назначена экспертиза. В спорных случаях, когда не удалось установить, создавало ли примененное вещество опасность для жизни или здоровья, содеянное квалифицируется как насильственный грабеж.

Способом совершения грабежа может служить также конкретизированная угроза применения насилия, не опасного для жизни и здоровья: нанести побои, ограничить свободу и т.д. Но преступник может высказывать и неопределенную угрозу ("хуже будет"). Во всех случаях, когда по содержанию словесной угрозы и обстановке преступления нельзя сделать определенный вывод о существующей опасности для жизни или здоровья, завладение имуществом под угрозой насилия следует квалифицировать как грабеж. Если же при неопределенности словесной угрозы характер действия виновного и обстановка дают основания полагать о реальной опасности для жизни или здоровья потерпевшего, содеянное следует квалифицировать как разбой (например, при угрозе огнестрельным или холодным оружием). При грабеже, в отличие от вымогательства (ст. 163 УК), преступник угрожает немедленным применением насилия.

Вопрос о квалификации грабежа, соединенного с угрозой применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, долгое время считался спорным. Теперь этот вопрос решен в законодательном порядке: в п. "г" ч. 2 ст. 161 УК говорится об угрозе применения насилия, не опасного для жизни или здоровья.

Имеется некоторая специфика проявления в грабеже и разбое такого квалифицирующего признака, как незаконное проникновение в жилище, помещение либо иное хранилище. Если проникновение носило характер насильственного вторжения, то последующее изъятие имущества следует квалифицировать как насильственную форму хищения (насильственный грабеж или разбой - в зависимости от характера насилия). По признаку проникновения в жилище квалифицируется грабеж или разбой и в тех случаях, когда лицо вторглось в жилище, путем обмана потерпевшего, выдав себя, например, за представителя власти. При наличии оснований эти действия квалифицируются также по ч. 3 ст. 327 УК за использование заведомо подложного документа.

Разбой - наиболее опасная насильственная форма хищения. Это преступление посягает на два объекта: собственность и личность (жизнь и здоровье потерпевшего). Именно задача первостепенной защиты личности решается путем установления высоких санкций за разбой. Даже разбой без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 162 УК) относится к тяжким преступлениям. Закон определяет разбой как "нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозой применения такого насилия" (ч. 1 ст. 162 УК).

Нападение при разбое - внезапное применение насилия к потерпевшему. Оно, как правило, совершается открыто, но может быть совершено и скрытно от потерпевшего (нападение на спящего, нанесение удара сзади, выстрел из засады и т.д.). В объективной стороне разбоя внезапность и открытость действия вообще не могут считаться основными признаками. Они имеют производный, подчиненный характер. Главным является опасность насилия для жизни или здоровья. Об этом свидетельствует признание разбоем случаев приведения потерпевшего в беспомощное состояние путем применения сильнодействующих или ядовитых веществ.

Насилие при разбойном нападении может быть применено к собственнику или к лицу, в обладании или под охраной которого находится имущество, а также к любому другому лицу, которое, по мнению преступника, может помешать его преступным действиям. Насилие при разбое представляет столь высокую опасность, что это преступление признается оконченным с момента применения насилия, когда оно предшествует (наиболее типичная ситуация) изъятию имущества. Это непосредственно вытекает из формулировки закона "нападение с целью хищения". Во всем остальном данное преступление соответствует общим признакам хищения. Признание разбоя оконченным преступлением с момента нападения ("усеченный" состав хищения) отвечает задаче приоритетной защиты жизни и здоровья, однако применение насилия в процессе начавшегося изъятия имущества или даже непосредственно после него, в целях удержания похищенного также образует состав разбоя.

Состав разбоя отсутствует, если виновный применяет опасное для жизни или здоровья насилие не для изъятия имущества, а с целью избежать задержания. В этом случае налицо совокупность преступлений: хищение (кража, грабеж, мошенничество либо покушение на их совершение) и насильственное преступление (против личности или порядка управления).

В. был осужден районным судом за разбой с применением оружия (ножа). Надзорная инстанция признала квалификацию действий В. неправильной. Как установлено по делу, В. зашел в помещение кафедры глазных болезней медицинского института, где тайно похитил деньги из сумок нескольких преподавателей. Спустя 20 минут он был задержан на другом этаже гражданами Ч., С. и З., которые изъяли у него часть похищенного. В. заявил, что похищенные деньги он прятал на улице у фонтана. Когда Ч. и З. дошли с ним до фонтана, он вырвался, отскочил в сторону, вытащил из кармана нож и побежал; поняв, что бежит не в ту сторону, развернулся и выбежал через калитку, а нож убрал в карман. Как пояснил В., угрозу ножом он применил, чтобы избежать задержания. Другим материалам дела это утверждение не противоречило. Поэтому его действия были квалифицированы надзорной инстанцией как совокупность кражи и угрозы лицам, выполнявшим общественный долг.

Разбой отличается от насильственного грабежа тем, что применяемое при разбое насилие является опасным для жизни и здоровья. Опасность насилия определяется, прежде всего, по его последствиям, исходя из реального вреда, причиненного здоровью потерпевшего. Руководствуясь постановлением Пленума Верховного Суда РСФСР насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего, следует считать такое насилие, которое повлекло причинение потерпевшему тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью. Признаки перечисленных видов вреда здоровью указаны в ст. 111, 112, 115 УК, однако при совершении разбоя дополнительной квалификации по этим статьям не требуется. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью является одним из квалифицирующих признаков разбоя (п. "в" ч. 3 ст. 162 УК).

При выяснении вопроса о том, являлось ли насилие опасным для жизни или здоровья, надо учитывать не только его последствия, но и интенсивность, и конкретный способ применения. Поэтому как разбой квалифицируется также нападение в целях хищения имущества, соединенное с насилием, которое вообще не причинило вреда здоровью, однако создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего. Верховный Суд РСФСР признал разбоем, а не грабежом нападение, в ходе которого нападавшие сбили потерпевшего с ног и нанесли ему удары ногами по голове и другим частям тела, в результате чего он потерял сознание. Суд пришел к выводу, что такие действия представляют собой насилие, опасное для жизни и здоровья.

В судебной практике насилием, опасным для жизни или здоровья, признаются (даже при отсутствии серьезных последствий) такие действия, как нанесение лежащему человеку ударов ногами, целенаправленное нанесение ударов в жизненно важные органы, перекрывание дыхательных путей, выталкивание на ходу из транспорта, применение предметов, предназначенных для причинения ранений, и т.п.

Насилие может быть не только физическим, но и психическим. Психическое насилие при разбое заключается в угрозе непосредственного применения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего. Обычно нападающий запугивает потерпевшего убийством, нанесением ранений. Угроза может быть выражена словами, жестами, демонстрацией оружия. Цель угрозы - парализовать волю потерпевшего, принудить его передать имущество или не препятствовать изъятию. И если цель достигнута, то не имеет значения, что виновный не намерен был приводить угрозу в исполнение или не имел фактической возможности ее осуществить. Главное в том, что потерпевший воспринял эту угрозу как реальную.

Во многих отношениях разбой по характеру и степени общественной опасности смыкается с насильственным грабежом.

Если сравнить санкции за простой грабеж (ч. 1 ст. 161), насильственный грабеж (ч. 2 ст. 161) и разбой (ч. 1 ст. 162), то окажется, что насильственный грабеж ближе к разбою, чем к грабежу без насилия.

Судебная практика испытывает трудности при разграничении разбоя и насильственного грабежа, особенно когда речь идет о таком способе совершения этих преступлений, как угроза применения насилия. Угроза в словесной форме часто носит неопределенный характер ("будет хуже", "пожалеешь" и т.п.). Но, даже будучи выраженной, определенно ("убью", "зарежу") или в форме демонстрации оружия, она не обязательно воспринимается потерпевшим как реальная угроза жизни или здоровью. По-видимому, не были лишены оснований законодательные решения, объединявшие насильственный грабеж и разбой в один состав преступления. Однако если в процессе совершенствования УК РФ законодатель пойдет по пути формирования единого состава разбоя, то ответственность должна быть дифференцирована в зависимости от того, применялось ли при завладении имуществом реальное физическое насилие или только угроза.

Статья о разбое в Уголовном кодексе, как и статьи о других формах хищения, состоит из трех частей. В ч. 1 ст. 162 раскрываются признаки простого разбоя, т.е. без квалифицирующих признаков.

Часть 2 ст. 162 характеризует квалифицированный вид этого преступления, т.е. разбой, совершенный:

а) группой лиц по предварительному сговору;
б) неоднократно;
в) с незаконным проникновением в жилище;
г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Особо квалифицированным (ч. 3 ст. 162) считается разбой, совершаемый:

а) организованной группой;
б) с целью завладения имуществом в крупном размере;
в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;
г) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство.

Большинство квалифицирующих признаков разбоя по содержанию аналогичны соответствующим признакам кражи, но есть и специфические признаки: совершение разбоя с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. "г" ч. 2 ст. 162); с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. "в" ч. 3 ст. 162). Имеются некоторые особенности в квалификации группового разбоя по п. "а" ч. 2 ст. 162. Этот признак вменяется тем соисполнителям, которые в ходе предварительного сговора согласились на применение к потерпевшему насилия, опасного для жизни или здоровья. Если же сговором это не было предусмотрено, а один из участников преступления применил такое насилие, выйдя за пределы состоявшегося сговора, его действия квалифицируются по правилам об эксцессе исполнителя.

При отсутствии предварительного сговора действия каждого из участников группового нападения квалифицируются самостоятельно. Не исключается ситуация, когда один из них совершает разбой, а другой - грабеж. И, напротив, в тех случаях, когда умыслом виновных, совершивших разбойное нападение по предварительному сговору, охватывалось применение насилия, опасного для жизни и здоровья, все участники нападения отвечают как соисполнители разбоя, в том числе и те, которые сами такого насилия не применяли.

Разбой с применением оружия или других предметов, используемых в качестве оружия, - один из квалифицированных видов этого преступления. Опасность насилия для жизни и здоровья потерпевшего заметно возрастает, когда оно осуществляется с помощью оружия. Использование огнестрельного или холодного оружия приводит к наиболее тяжким преступным последствиям, позволяет преступнику довести преступление до конца, несмотря на сопротивление жертвы. Если же оружие используется для психического насилия, то опасность преступления повышается, так как преступник демонстрацией оружия доказывает свою решимость и возможность привести угрозу в исполнение.

Поскольку способом рассматриваемого преступления являются не только физическое насилие, но и угроза, применением огнестрельного оружия следует считать как причинение ранения, так и выстрел в воздух, направление оружия в сторону потерпевшего, прицеливание или иная демонстрация оружия. В то же время суд не нашел признаков применения оружия в действиях виновного, который при нападении на потерпевшего высказывал словесную угрозу применить оружие, однако пистолета из кобуры не вынимал.

По п. "г" ч. 2 ст. 162 УК квалифицируется применение не только огнестрельного, газового или холодного оружия в строгом смысле этого слова, но и "предметов, используемых в качестве оружия". Это могут быть предметы, специально изготовленные или приспособленные для нанесения телесных повреждений (например, отрезок резинового шланга, внутрь которого залит свинец), предметы хозяйственно-бытового назначения или любые другие предметы, фактически использованные преступником для причинения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего (топор, отвертка, доска, камень, бутылка и т.п.), даже если они не готовились заранее, а были взяты на месте преступления.

Иногда преступники используют в качестве средства психического насилия заведомо неисправное оружие или предметы, внешне напоминающие оружие. Введенный в заблуждение потерпевший воспринимает имитацию вооруженного нападения как реальную угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья. Поскольку это входит в содержание умысла виновного, то завладение чужим имуществом таким способом также представляет собой разбой.

Однако с учетом того обстоятельства, что подобным "оружием" нельзя, как правило, причинить серьезный вред (если не использовать, к примеру, макет пистолета, отлитый из металла, для нанесения ударов), то разбойное нападение с применением имитации оружия не рассматривается как вооруженный разбой. Так, Верховный Суд РСФСР расценил угрозу детским пистолетом как угрозу насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, но не признал этот разбой совершенным с применением оружия, "поскольку фактически в руках нападавшего оружия не было". В деле Богданова суд исключил данный квалифицирующий признак, поскольку, по показанию потерпевшей, Богданов при нападении угрожал ей предметом, внешне похожим на пистолет, но последний не был обнаружен.

Применение газового пистолета или газового баллончика при нападении квалифицируется по п. "г" ч. 2 ст. 162 УК, если судом будет установлено, что газ в баллончике или патроне представлял опасность для жизни или здоровья человека. В противном случае содеянное квалифицируется как грабеж.

Разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. "в" ч. 3 ст. 162 УК), является одним из наиболее опасных видов этого преступления. Признаки тяжкого вреда здоровью приведены в ст. 111 УК РФ.

Данный квалифицирующий признак имеется при причинении тяжкого вреда здоровью умышленно в целях облегчения завладения имуществом, либо в процессе захвата имущества, при преодолении сопротивления потерпевшего, либо непосредственно после завладения имуществом для его удержания. В этих случаях не требуется дополнительной квалификации содеянного по ст. 111 УК, так как причинение вреда здоровью при разбое полностью охватывается составом данного преступления.

В силу ч. 2 ст. 24 УК неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью при разбое не дает основания для квалификации содеянного по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК, поскольку в данной норме отсутствует указание на неосторожную форму вины. В случае наступления по неосторожности смерти потерпевшего от умышленно причиненного ему при разбое тяжкого вреда здоровью действия виновного следует квалифицировать по совокупности преступлений по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК и по ч. 4 ст. 111 УК.

В случае причинения смерти при разбое квалификация содеянного зависит от формы вины. При неосторожном причинении смерти в процессе разбоя содеянное не требует дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против жизни. Умышленное же причинение смерти выходит за рамки состава разбоя, поэтому содеянное надлежит квалифицировать по совокупности как разбой и "убийство, сопряженное с разбоем" (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК).

Если насилие, опасное для жизни или здоровья, было причинено потерпевшему не в целях завладения имуществом, а из хулиганских побуждений, то последующее тайное или открытое завладение чужим имуществом избитого образует реальную совокупность хулиганства (ст. 213 УК) и кражи либо грабежа (ст. 158 или 161 УК). Такие действия не могут рассматриваться как разбой. Участники избиения, не завладевшие имуществом, несут ответственность только за хулиганство.

Разбой, совершенный организованный группой, следует отличать от бандитизма (ст. 209 УК). Основное отличие состоит в том, что обязательным признаком бандитизма является вооруженность группы. Совершение разбойного нападения устойчивой вооруженной группой - одна из форм бандитизма.

Статья грабеж

1. Грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества - наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок от двух до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. Грабеж, совершенный:

а) группой лиц по предварительному сговору;
б) утратил силу;
в) с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище;
г) с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;
д) в крупном размере - наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до десяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца или без такового и с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Грабеж, совершенный:

а) организованной группой;
б) в особо крупном размере,
в) утратил силу.

Наказывается лишением свободы на срок от шести до двенадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Пленум краже грабеже разбое

В целях обеспечения правильного применения законодательства об уголовной ответственности за кражи, грабежи и разбойные нападения и в связи с возникшими в судебной практике вопросами Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. При рассмотрении дел о краже, грабеже и разбое, являющихся наиболее распространенными преступлениями против собственности, судам следует иметь в виду, что в соответствии с законом под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.
По каждому такому делу судам надлежит исследовать имеющиеся доказательства в целях правильной юридической квалификации действий лиц, виновных в совершении этих преступлений, недопущения ошибок, связанных с неправильным толкованием понятий тайного и открытого хищений чужого имущества, а также при оценке обстоятельств, предусмотренных в качестве признака преступления, отягчающего наказание.

2. Как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества.

3. Открытым хищением чужого имущества, предусмотренным ст. 161 УК РФ (грабеж), является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет.

4. Если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо не сознает противоправность этих действий либо является близким родственником виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу чужого имущества. Если перечисленные лица принимали меры к пресечению хищения чужого имущества (например, требовали прекратить эти противоправные действия), то ответственность виновного за содеянное наступает по статье 161 УК РФ.

5. Если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия – как разбой.

6. Кража и грабеж считаются оконченными, если имущество изъято, и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом). Разбой считается оконченным с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

7. Не образуют состава кражи или грабежа противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по ст. 330 УК РФ или другим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации.
В тех случаях, когда незаконное изъятие имущества совершено при хулиганстве, изнасиловании или других преступных действиях, необходимо устанавливать, с какой целью лицо изъяло это имущество.
Если лицо преследовало корыстную цель, содеянное им в зависимости от способа завладения имуществом должно квалифицироваться по совокупности как соответствующее преступление против собственности и хулиганство, изнасилование или иное преступление.

8. Если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовал в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступления не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору. В этих случаях в силу части третьей ст. 34 УК РФ действия организатора, подстрекателя или пособника следует квалифицировать со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

9. При квалификации действий виновных как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору суду следует выяснять, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества, состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления. В приговоре надлежит оценить доказательства в отношении каждого исполнителя совершенного преступления и других соучастников (организаторов, подстрекателей, пособников).

10. Исходя из смысла части второй ст. 35 УК РФ уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является со исполнительством и в силу части второй статьи 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по статье 33 УК РФ.
Действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т.п., надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на часть пятую статьи 33 УК РФ.

11. При квалификации действий двух и более лиц, похитивших чужое имущество путем кражи, грабежа или разбоя группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, судам следует иметь в виду, что в случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, такое лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично.

12. Если лицо совершило кражу, грабеж или разбой посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия (при отсутствии иных квалифицирующих признаков) следует квалифицировать по частям первым статей 158, 161 или 162 УК РФ как действия непосредственного исполнителя преступления (часть вторая статьи 33 УК РФ). Учитывая, что законом не предусмотрен квалифицирующий признак совершения кражи, грабежа или разбоя группой лиц без предварительного сговора, содеянное в таких случаях следует квалифицировать (при отсутствии других квалифицирующих признаков, указанных в диспозициях соответствующих статей Уголовного кодекса Российской Федерации) по части первой статьи 158, части первой статьи 161 либо части первой ст. 162 УК РФ. Постановляя приговор, суд при наличии к тому оснований, предусмотренных частью первой статьи 35 УК РФ, вправе признать совершение преступления в составе группы лиц без предварительного сговора обстоятельством, отягчающим наказание, со ссылкой на пункт «в» части первой ст. 63 УК РФ.

13. Лицо, организовавшее преступление либо склонившее к совершению кражи, грабежа или разбоя заведомо не подлежащего уголовной ответственности участника преступления, в соответствии с частью второй статьи 33 УК РФ несет уголовную ответственность как исполнитель содеянного. При наличии к тому оснований, предусмотренных законом, действия указанного лица должны дополнительно квалифицироваться по ст. 150 УК РФ.

14. Если умыслом виновных, совершивших разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, охватывалось применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, все участники совершенного преступления несут ответственность также по пункту «г» части второй статьи 162 УК РФ как соисполнители и в том случае, когда оружие и другие предметы были применены одним из них. В тех случаях, когда группа лиц предварительно договорилась о совершении кражи чужого имущества, но кто-либо из соисполнителей вышел за пределы состоявшегося сговора, совершив действия, подлежащие правовой оценке как грабеж или разбой, содеянное им следует квалифицировать по соответствующим пунктам и частям статей 161, 162 УК РФ.

15. При квалификации кражи, грабежа или разбоя соответственно по пункту «а» части четвертой статьи 158 или по пункту «а» части третьей статьи 161 либо по пункту «а» части третьей статьи 162 УК РФ судам следует иметь в виду, что совершение одного из указанных преступлений организованной группой признается в случаях, когда в ней участвовала устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (часть третья статьи 35 УК РФ).
В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла. Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей).
При признании этих преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как со исполнительство без ссылки на статью 33 УК РФ.
Если лицо подстрекало другое лицо или группу лиц к созданию организованной группы для совершения конкретных преступлений, но не принимало непосредственного участия в подборе ее участников, планировании и подготовке к совершению преступлений (преступления) либо в их осуществлении, его действия следует квалифицировать как соучастие в совершении организованной группой преступлений со ссылкой на часть четвертую статьи 33 УК РФ.

16. Статьями Особенной части УК РФ не предусмотрено в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание, совершение двух или более краж, грабежей и разбоев. Согласно статье 17 УК РФ при совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ, наказание назначается отдельно за каждое совершенное преступление. При этом окончательное наказание в соответствии с частями второй и третьей статьи 69 УК РФ не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.
От совокупности преступлений следует отличать продолжаемое хищение, состоящее из ряда тождественных преступных действий, совершаемых путем изъятия чужого имущества из одного и того же источника, объединенных единым умыслом и составляющих в своей совокупности единое преступление.

17. В случае совершения кражи, грабежа или разбоя при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных несколькими частями статей 158, 161 или 162 УК РФ, действия виновного при отсутствии реальной совокупности преступлений подлежат квалификации лишь по той части указанных статей Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой предусмотрено более строгое наказание. При этом в описательной части приговора должны быть приведены все квалифицирующие признаки деяния.

18. Под незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище следует понимать противоправное тайное или открытое в них вторжение с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Проникновение в указанные строения или сооружения может быть осуществлено и тогда, когда виновный извлекает похищаемые предметы без вхождения в соответствующее помещение.
При квалификации действий лица, совершившего кражу, грабеж или разбой, по признаку «незаконное проникновение в жилище» судам следует руководствоваться примечанием к ст. 139 УК РФ, в котором разъясняется понятие «жилище», и примечанием 3 к ст. 158 УК РФ, где разъяснены понятия «помещение» и «хранилище».

19. Решая вопрос о наличии в действиях лица, совершившего кражу, грабеж или разбой, признака незаконного проникновения в жилище, помещение или иное хранилище, судам необходимо выяснять, с какой целью виновный оказался в помещении (жилище, хранилище), а также когда возник умысел на завладение чужим имуществом. Если лицо находилось там правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило кражу, грабеж или разбой, в его действиях указанный признак отсутствует.
Этот квалифицирующий признак отсутствует также в случаях, когда лицо оказалось в жилище, помещении или ином хранилище с согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства либо находилось в торговом зале магазина, в офисе и других помещениях, открытых для посещения гражданами.
В случае признания лица виновным в совершении хищения чужого имущества путем незаконного проникновения в жилище дополнительной квалификации по статье 139 УК РФ не требуется, поскольку такое незаконное действие является квалифицирующим признаком кражи, грабежа или разбоя.

20. Если лицо, совершая кражу, грабеж или разбой, незаконно проникло в жилище, помещение либо иное хранилище путем взлома дверей, замков, решеток и т.п., содеянное им надлежит квалифицировать по соответствующим пунктам и частям статей 158, 161 или 162 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 167 УК РФ не требуется, поскольку умышленное уничтожение указанного имущества потерпевшего в этих случаях явилось способом совершения хищения при отягчающих обстоятельствах.
Если в ходе совершения кражи, грабежа или разбоя было умышленно уничтожено или повреждено имущество потерпевшего, не являвшееся предметом хищения (например, мебель, бытовая техника и другие вещи), содеянное следует, при наличии к тому оснований, дополнительно квалифицировать по статье 167 УК РФ.
Если в ходе совершения кражи нефти, нефтепродуктов и газа из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода путем врезок в трубопроводы происходит их разрушение, повреждение или приведение в негодное для эксплуатации состояние, а также технологически связанных с ними объектов, сооружений, средств связи, автоматики, сигнализации, которые повлекли или могли повлечь нарушение их нормальной работы, то содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «б» части 3 статьи 158 и ст. 215 УК РФ.

21. Под насилием, не опасным для жизни или здоровья (пункт «г» части второй статьи 161 УК РФ), следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).
Под насилием, опасным для жизни или здоровья (статья 162 УК РФ), следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. По части первой статьи 162 УК РФ следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья.
Применение насилия при разбойном нападении, в результате которого потерпевшему умышленно причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается составом разбоя и дополнительной квалификации по статьям 115 или 112 УК РФ не требует. В этих случаях содеянное квалифицируется по части первой статьи 162 УК РФ, если отсутствуют отягчающие обстоятельства, предусмотренные частью второй или третьей этой статьи. Если в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, что повлекло за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений – по пункту «в» части четвертой статьи 162 и части четвертой статьи 111 УК РФ.
В тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие, и т.п.
Если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью).

22. Если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им следует квалифицировать по пункту «з» части второй ст. 105 УК РФ, а также по пункту «в» части четвертой статьи 162 УК РФ. При наличии в действиях виновного в разбойном нападении других отягчающих обстоятельств (например, разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и т.п.) эти признаки объективной стороны разбоя должны быть указаны в описательной части приговора.

23. При квалификации действий виновного по части второй статьи 162 УК РФ судам следует в соответствии с Федеральным законом «Об оружии» и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований, предусмотренных Законом, действия такого лица должны дополнительно квалифицироваться по ст. 222 УК РФ.
Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами).
Если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена частью первой статьи 162 УК РФ, либо как грабеж, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия.
В случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой. Если с той же целью в организм потерпевшего введено вещество, не представляющее опасности для жизни или здоровья, содеянное надлежит квалифицировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием. Свойства и характер действия веществ, примененных при совершении указанных преступлений, могут быть при необходимости установлены с помощью соответствующего специалиста либо экспертным путем.
Действия лица, совершившего нападение с целью хищения чужого имущества с использованием собак или других животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, либо с угрозой применения такого насилия, надлежит квалифицировать с учетом конкретных обстоятельств дела по части второй статьи 162 УК РФ.

24. При квалификации действий лица, совершившего кражу, по признаку причинения гражданину значительного ущерба судам следует, руководствуясь примечанием 2 к статье 158 УК РФ, учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство и др. При этом ущерб, причиненный гражданину, не может быть менее размера, установленного примечанием к статье 158 УК РФ.
Если ущерб, причиненный в результате кражи, не превышает указанного размера либо ущерб не наступил по обстоятельствам, не зависящим от виновного, содеянное может квалифицироваться как покушение на кражу с причинением значительного ущерба гражданину при условии, что умысел виновного был направлен на кражу имущества в значительном размере.

25. Как хищение в крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого превышает двести пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере – один миллион рублей, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или в особо крупном размере.
Решая вопрос о квалификации действий лиц, совершивших хищение чужого имущества в составе, группы лиц по предварительному сговору либо организованной группы по признаку «причинение значительного ущерба гражданину» либо по признаку «в крупном размере» или «в особо крупном размере», следует исходить из общей стоимости похищенного всеми участниками преступной группы.
Если лицо, совершившее грабеж или разбойное нападение, причинило потерпевшему значительный ущерб, похитив имущество, стоимость которого в силу пункта 4 примечания к статье 158 УК РФ не составляет крупного или особо крупного размера, содеянное при отсутствии других отягчающих обстоятельств, указанных в частях второй, третьей и четвертой статей 161 и 162 УК РФ, надлежит квалифицировать соответственно по частям первым этих статей. Однако в случаях, когда лицо, совершившее грабеж или разбойное нападение, имело цель завладеть имуществом в крупном или особо крупном размере, но фактически завладело имуществом, стоимость которого не превышает двухсот пятидесяти тысяч рублей либо одного миллиона рублей, его действия надлежит квалифицировать, соответственно, по части третьей ст. 30 УК РФ и пункту «д» части второй статьи 161 или по пункту «б» части третьей статьи 161 как покушение на грабеж, совершенный в крупном размере или в особо крупном размере, либо по части третьей статьи 162 или по пункту «б» части четвертой статьи 162 УК РФ как оконченный разбой, совершенный в крупном размере или в целях завладения имуществом в особо крупном размере.
Определяя размер похищенного имущества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов.
Особая историческая, научная, художественная или культурная ценность похищенных предметов или документов (ст. 164 УК РФ) (независимо от способа хищения) определяется на основании экспертного заключения с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, искусства или культуры.

26. В связи с принятием настоящего постановления признать утратившими силу постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 31 «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» (с последующими изменениями и дополнениями), а также пункты 4, 7, 8, 9 и 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности».

Дело о грабеже

С начала действия Уголовного кодекса Российской Федерации у судов возник ряд вопросов при квалификации действий лиц, виновных в совершении краж, грабежей и разбойных нападений.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации не раз обращался к этой проблеме, давая судам необходимые разъяснения по применению уголовного законодательства об ответственности за посягательства на чужое имущество.

Так, было принято Постановление N 31 "О судебной практике по делам о грабеже и разбое", Постановление N 5 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности". В последние годы посягательства на собственность являются наиболее распространенными преступлениями.

О кражах. В 1997 году по ст. 158 УК РФ было осуждено 465090 человек, а в 2001 году - уже 540828, т.е. на 16,3% больше. За этот период значительно возросло число лиц, осужденных по части первой этой статьи, с 61626 до 83759 человек, или на 35,9%. Увеличилось число лиц, привлеченных к ответственности за кражи при отягчающих обстоятельствах, с 393930 до 429450 человек (+9%). Существенно возросло число осужденных за кражи, совершенные при особо отягчающих обстоятельствах, с 9534 человек до 27619, или на 189,7%.

В 2001 году лица, осужденные только за кражи, от числа всех осужденных составили 43,5%, а от числа осужденных за преступления против собственности - 75,0%. Причем это соотношение за рассматриваемый период оставалось примерно на одном и том же уровне. Но по сравнению с 2000 годом отмечено некоторое снижение судимостей за кражи (на 9,6%).

О грабежах. В 1997 году за совершение этого преступления было осуждено 57187 человек, в 2001 году - 67878, т.е. на 18,7% больше. Наибольшее число грабежей, как и краж, совершено при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 161 УК РФ), причем наблюдается их рост: с 47986 осужденных в 1997 году до 56978 осужденных в 2001 году, или на 18,7%. Почти в два раза увеличилось число судимостей за грабежи, совершенные при особо отягчающих обстоятельствах (с 1284 человек до 3810 человек). Хотя, как отмечено, число осужденных за грабежи возросло, однако по отношению к числу всех осужденных практически не изменилось (5,6%, 5,5%).

О разбойных нападениях. За рассматриваемый период число осужденных по ст. 162 УК РФ имело тенденцию к росту (с 3,5% до 4,2%). В 1997 году было осуждено 21209 человек, в 2001 году - 30068, или на 9,3% больше (за счет роста числа осужденных за совершение разбоя при отягчающих обстоятельствах (на 31,7%) и особо отягчающих обстоятельствах (на 190,9%). Что касается осужденных, совершивших разбойное нападение без отягчающих признаков, то их число уменьшилось на 24,0%.

Статистика отдельной строкой учитывает число лиц, совершивших данные преступления по совокупности с другими преступлениями. В 2001 году за кражи по совокупности с другими совершенными преступлениями осуждено 25730 человек, за грабежи - 5115, за разбойные нападения - 3300. Если суммировать эти данные, то в 2001 году в целом за кражи было осуждено 566560 человек, за грабежи - 72993 человека и за разбойные нападения - 33370 человек. Таким образом, за эти преступления осуждено 672923 человека, или 54,1% от числа всех осужденных, т.е. более половины, а от числа осужденных за преступления против собственности (глава 21 УК РФ) - 87,9%.

В первой половине 2002 года число осужденных за кражи сократилось на 33,3% . Причем по ч. 1 ст. 158 УК РФ - на 35,2%, по ч. 2 - на 34% и по ч. 3 этой статьи - на 17,3%. Сократилось и количество лиц, осужденных за кражи, они составили 36,6% от числа всех осужденных.

Сокращение числа осужденных за кражи произошло в основном в связи с принятием нового Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установившего административную ответственность за мелкие хищения (ст. 7.27). Как показали проведенные на местах обобщения практики применения этой нормы, у судов не возникло каких-либо неясных правовых вопросов. Вместе с тем ряд судов обращал внимание на то, что указанная новелла в целом ряде случаев не защищала интересы потерпевших, особенно пенсионеров и лиц с невысоким доходом. Лица же, совершившие кражу чужого имущества стоимостью не более 5 минимальных размеров оплаты труда, фактически оставались безнаказанными. Как правило, не возмещался и причиненный потерпевшему материальный ущерб. Внесенные изменения в ст. 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях дали возможность исправить сложившуюся ситуацию.

В первом полугодии 2002 года судимости за грабежи и разбойные нападения сократились соответственно на 3,5% и на 4,8%.

Практика назначения судами мер наказания осужденным за кражи, грабежи и разбойные нападения характеризуется следующими данными.

В первом полугодии 2002 года лишение свободы за кражи назначено 33,1% осужденных, исправительные работы - 2,2%, штраф - 2,0%; условно осуждено 58,5% лиц. За кражи без отягчающих обстоятельств к лишению свободы осуждено 6,8% лиц; в отношении них суды в основном избирали условное осуждение (72,1%). Вместе с тем лицам, совершившим кражи при отягчающих обстоятельствах, суды чаще назначали лишение свободы - 34,1%, а при особо отягчающих обстоятельствах - 83,1%.

Строго суды наказывали осужденных, совершивших грабежи, особенно тех из них, кто признан виновным в совершении грабежа при особо отягчающих обстоятельствах - 90,5%. Осужденным по ч. 1 ст. 161 УК РФ в основном назначалось условное осуждение - к 67,7%, лишение свободы - к 18,4%, исправительные работы - к 7,3% лиц.

Абсолютному большинству осужденных за разбой суды назначали лишение свободы - 84,9%. Условное осуждение применялось в основном к тем осужденным, которые были признаны виновными по ч. 1 ст. 162 УК РФ, - 42,1%. Были единичными факты назначения судами исправительных работ - 0,1%.

В первом полугодии 2002 года состав осужденных за эти преступления не изменился. Так, число осужденных женщин за кражи составило 8,3%, за грабежи - 8,0% и за разбой - 5,0%. В абсолютном большинстве преступления совершают лица, постоянно проживающие в данной местности. Более половины осужденных за преступления - трудоспособные лица без определенных занятий. Имели неснятую и непогашенную судимость 29,3% осужденных за кражи, 28,2% - за грабежи, 36,4% - за разбой. Данные показатели выше, чем рецидив за все совершенные преступления в целом (23,2%).

Проведенное обобщение показало, что в правоприменительной практике у судов возникало немало неясных и спорных вопросов, связанных с квалификацией действий лиц, посягающих на чужое имущество. Допускались и серьезные ошибки, влекущие незаконное осуждение граждан.

Так, Назаровским городским судом осужден за покушение на грабеж Бойко, который пытался похитить имущество из дома матери, где жил, но ею был застигнут во время сбора вещей. Он пытался убежать, однако был задержан. Как видно из дела, пятнадцатилетний Бойко после ссоры с матерью решил уйти из дома и с этой целью стал собирать вещи, на которые, как он полагал, имел право. Суд не дал соответствующей оценки данным обстоятельствам, в том числе доводам подсудимого об отсутствии у него корыстного мотива. Кассационная инстанция Красноярского краевого суда приговор обоснованно отменила, и дело направила на новое судебное рассмотрение.

27 декабря 2002 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", в котором сохранены некоторые разъяснения, содержащиеся в ранее вынесенных постановлениях. В новом Постановлении Пленума разъяснения о применении норм закона по делам указанных категорий направлены на устранение имеющихся ошибок при правовой оценке содеянного лицами, виновными в хищениях чужого имущества, особенно в оценке доказательств, свидетельствующих об обстоятельствах, отягчающих наказание. Как отмечено, нередки случаи необоснованного осуждения граждан. Например, за шесть месяцев 2002 года кассационной инстанцией отменены обвинительные приговоры в отношении 9299 человек и оправдательные - в отношении 652 человек. Изменены приговоры на 8211 осужденных, в том числе с изменением квалификации содеянного - на 3718 человек.

Как показало изучение дел, несмотря на то, что после принятия нового Уголовного кодекса прошло несколько лет, до настоящего времени некоторые суды неправильно толкуют и понимают примечание к ст. 158 УК РФ. Поэтому в п. 1 Постановления изложено важное положение закона о том, что следует понимать под хищением чужого имущества, которое имеет универсальное значение для этого вида преступлений против собственности, в частности под тайным хищением чужого имущества. Нужно отметить, что в прежнем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о грабеже и разбое" этот вопрос не затрагивался.

В Постановлении Пленум разъяснил, что, решая вопрос о том, является ли посягательство на чужое имущество тайным или нет, следует исходить из субъективной стороны действий виновного. Если он полагает, что при незаконном изъятии имущества он действует тайно, хотя его противоправные действия видели посторонние лица, но ничего не предпринимали для пресечения преступления, то речь не может идти о грабеже (п. 2).

Разнобой в судебной практике был вызван также тем, что в Постановлении содержалось нечетко сформулированное понятие открытого хищения чужого имущества. Многие суды также задавали вопросы о том, кого следует относить к "посторонним лицам", о которых шла речь в п. 3 этого Постановления, и как понимать разъяснение: "лицо, совершающее хищение, сознает, что присутствующие при этом лица понимают характер его действий, но игнорируют это обстоятельство".

В судебной практике встречается немало случаев, когда преступление совершается в присутствии родственников виновного, его соучастников. И виновный, действуя открыто, не опасается, что они предпримут какие-либо меры к пресечению посягательства. Они же порой одобряют его действия.

Так, Соломбальский районный суд Архангельской области изменил квалификацию действий подсудимого Неманова с п. "д" ч. 2 ст. 161 на ч. 2 ст. 158 УК РФ. Неманов обвинялся в том, что 19 мая 2001 г. на автобусной остановке в присутствии трех свидетелей открыто похитил у гражданки Житник хозяйственную сумку с находившимся в ней имуществом на сумму 5855 руб. Суд указал в приговоре, что присутствовавшие при похищении лица были друзьями подсудимого, и он не воспринял их как посторонних, поэтому его действия следует квалифицировать как тайное хищение чужого имущества.

Другой пример. Президиум Ставропольского областного суда, рассмотрев уголовное дело в отношении Шмелькова, осужденного Буденновским городским судом по ч. 1 ст. 161 УК РФ, приговор изменил, переквалифицировав его действия на ч. 1 ст. 158 УК РФ. Судом было установлено, что Шмельков 19 ноября 2000 г., находясь в магазине "Охотник - рыболов" и воспользовавшись отсутствием продавца в торговом зале, в присутствии М. просунул руку под стекло прилавка, откуда похитил газовый пистолет.

Изменяя приговор, президиум Ставропольского областного суда отметил, что указание районного суда на то, что юридическое положение М. было как постороннего (о чем говорится в п. 3 действующего Постановления Пленума) по отношению к факту хищения Шмельковым чужого имущества, не основано на законе. Шмельков в судебном заседании пояснил, что зашел в магазин вместе со знакомым М. Купив все, что ему нужно, он увидел под стеклом витрины пистолет и решил его похитить. Он предложил это сделать М., но тот отказался. Воспользовавшись отсутствием продавца, он похитил пистолет и вместе с М. вышел из магазина, в котором, кроме них, никого не было. Как видно из материалов уголовного дела, М. - друг Шмелькова, а их родители - знакомые.

Однако не все суды придерживались такой практики. Как отмечалось в обзорах, если виновный сознает, что окружающие понимают характер его действий, то тайным изъятие имущества быть не может, независимо от того, происходит ли оно в присутствии родственников, знакомых или посторонних лиц. Такое толкование может привести к судебным ошибкам, особенно если рассматривать эту проблему через призму установления административной ответственности за мелкое хищение: грань между административной и уголовной ответственностью иногда малозаметна, и лицо, совершившее мелкое хищение, может быть незаконно осуждено за грабеж.

В подобных случаях при квалификации содеянного необходимо учитывать все обстоятельства дела в их совокупности, выяснять, как лица, не участвовавшие в краже, реагировали на незаконные действия похитителя, предпринимали ли они какие-либо меры для прекращения противоправного посягательства. На это было специально обращено внимание судов в п. 4 Постановления.

В п. 6 Постановления разъясняется, в каких случаях грабеж и разбой считаются оконченными преступлениями. В отношении состава преступления - разбоя каких-либо вопросов не возникало, поскольку судебная практика давно устоялась. Что же касается грабежа, то согласно разъяснению, содержащемуся в п. 16 ранее действовавшего Постановления Пленума, это преступление считается оконченным с "момента завладения имуществом". Суды обращали внимание на то, что такое разъяснение сейчас не согласуется с действующим уголовным законодательством, в частности с примечанием к ст. 158 УК РФ.

Например. Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Карелия изменен приговор Сегежского районного суда в отношении Степанова, который открыто, похитил из магазина "Витязь" в г. Сегеже детское ватное одеяло, но был задержан недалеко от магазина выбежавшими за ним работниками. Переквалифицируя действия Степанова, судебная коллегия обоснованно отметила, что при указанных обстоятельствах содеянное Степановым следует квалифицировать как покушение на открытое хищение чужого имущества, поскольку осужденный не имел возможности распорядиться похищенным.

С учетом того, что судебная практика была разноречивой и это порождало ошибки при квалификации содеянного, Пленум подчеркнул, что грабеж будет считаться оконченным преступлением лишь в случаях, когда у виновного есть реальная возможность пользоваться или распоряжаться похищенным по своему усмотрению. Например, обратить такое имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом.

Возникали вопросы, как квалифицировать действия лиц, которые изъяли имущество с целью временного использования либо его уничтожения, повреждения и т.п. Изучение судебной практики показало, что многие суды не признавали грабежом открытые действия, направленные на завладение чужим имуществом с целью его уничтожения, совершенные из хулиганских побуждений, или в целях временного его использования, либо в связи с действительным или предполагаемым правом на это имущество. Однако были факты осуждения за хищения чужого имущества лиц, которые изымали имущество не из корыстных побуждений.

В целях устранения подобных ошибок Пленум в п. 7 Постановления разъяснил, что если противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом, совершены не с корыстной целью, то они не образуют состава преступления - кражи или грабежа. В зависимости от обстоятельств дела данные действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по ст. 330 УК РФ (самоуправство) или другим статьям УК РФ.

Суды не всегда знают, как квалифицировать, например, действия виновного, который наряду с повреждением или уничтожением имущества потерпевших незаконно его изымает. Пленум разъяснил, что, если лицо, изымая имущество, преследовало корыстную цель, содеянное в зависимости от способа завладения имуществом должно квалифицироваться по совокупности с другим преступлением (например, с хулиганством, изнасилованием).

У судов возникают проблемы с квалификацией групповых краж, грабежей и разбоев. В частности, в судебном заседании не всегда выяснялось, состоялась ли предварительная договоренность между соучастниками совершенного ими преступления, были ли распределены роли в целях осуществления преступного замысла и т.п. В результате давалась неправильная юридическая оценка действиям участников групповых преступлений.

Характерно, что в отличие от ст. 158 УК РФ, в которую были внесены существенные изменения и дополнения, в диспозиции ст. ст. 161 и 162 УК РФ законодатель не внес изменений. Поэтому в зависимости от того, была или нет предварительная договоренность участников группового грабежа или разбоя, их действия надлежит квалифицировать соответственно: по ч. 2 ст. 161 или ч. 2 ст. 162 УК РФ, если была такая договоренность, и по ч. 1 ст. 161 или ч. 1 ст. 162 УК РФ, если не было. Закон не предусматривает квалифицирующего признака - совершение хищения чужого имущества путем грабежа или разбоя только группой лиц без предварительного сговора. В конкретных случаях речь может идти о группе лишь как об обстоятельстве, отягчающем наказание (п. "в" ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Актуальность содержащихся в Постановлении Пленума разъяснений по делам о групповых преступлениях против собственности подтверждается тем, что в группе совершается более половины краж и грабежей, три четверти разбойных нападений.

В п. 10 Постановления разбирается случай, когда по предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие чужого имущества согласно распределению ролей осуществлял один из них, а другие соучастники выполняли какую-то часть объективной стороны преступления (например, помогали проникнуть в помещение, взламывали двери и т.п.).

Дано четкое разъяснение, что действия таких лиц следует рассматривать как соисполнителей преступления без ссылки на ст. 33 УК РФ. Оно основано на том, что по смыслу закона лица, совершившие групповую кражу по предварительному сговору, являются фактическими исполнителями, так как каждый из них участвует в совершении отдельных конкретных действий, непосредственно входящих в объективную сторону преступления, без которых было бы невозможно его совершить. При этом необходимо иметь в виду, что институт с исполнительства не исключает распределения ролей между участниками преступления.

В абз. 2 п. 10 Постановления Пленума разъясняется, как квалифицировать действия группы лиц, которые непосредственно не участвовали в хищении чужого имущества, но оказывали содействие в совершении этого преступления.

Вот один из типичных примеров неправильной квалификации судом первой инстанции действий виновных лиц, совершивших групповую кражу.

Правобережным районным судом г. Липецка 20 апреля 2013 г. Башкатов, ранее судимый, осужден по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ. Он признан виновным в тайном хищении чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину. 27 октября 2012 г. Башкатов, Котомахин, Боронтов, Шмелев и Долгих договорились совершить кражу из квартиры. С этой целью они на легковом автомобиле, управляемом Башкатовым, приехали к дому, в котором находилась нужная квартира. Башкатов остался в машине ожидать соучастников, чтобы затем перевезти похищенное имущество. Боронтов, Шмелев, Долгих зашли в дом, Котомахин остановился у подъезда наблюдать за окружающей обстановкой с целью своевременного предупреждения соучастников в случае возникновения опасности. Шмелев с этой же целью поднялся на лестничную площадку пятого этажа. Боронтов и Долгих заранее приготовленной металлической пластиной взломали дверь квартиры, расположенной на четвертом этаже, проникли в нее, сложили вещи в принесенные сумки. Затем Котомахин и Шмелев помогли Боронтову и Долгих вынести имущество, которое принадлежало Козловой. Его стоимость составляла 28960 руб.

Судебная коллегия по уголовным делам Липецкого областного суда приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте просил изменить приговор и определение судебной коллегии: переквалифицировать действия Башкатова с п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ на ч. 5 ст. 33, п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Президиум Липецкого областного суда протест удовлетворил, указав следующее. В соответствии с ч. 2 ст. 33 УК РФ исполнителем признается лицо, непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями). Однако, как усматривается из материалов дела и отражено в приговоре, Башкатов не принимал непосредственного участия в совершении действий, образующих объективную сторону состава преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ, а также в оказании помощи исполнителям тайного хищения чужого имущества по проникновению в жилище и изъятию имущества. Зная о намерении участников кражи завладеть чужим имуществом, он доставил их на автомобиле до места, где планировалось совершение преступления, а затем отвез похищенное имущество.

По смыслу уголовного закона в случае совершения хищения с проникновением в жилище группой лиц по предварительному сговору при отсутствии признаков организованной группы действия лиц, осведомленных о целях участников хищения и оказавших им содействие в доставке к месту совершения преступления и обратно, но не оказывавших помощь в непосредственном проникновении в жилище или изъятии имущества, подлежат квалификации как соучастие в преступлении в форме пособничества.

С учетом изложенного действия Башкатова обоснованно переквалифицированы на ч. 5 ст. 33, п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ.

В связи с введением в п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ нового признака: "кража, совершенная группой лиц" в п. 12 Постановления разъясняется, что в случае совершения кражи несколькими лицами без предварительного сговора их действия следует квалифицировать по указанному признаку, если в совершении этого преступления совместно участвовало два и более исполнителя, которые в силу ст. 19 УК РФ подлежат уголовной ответственности за содеянное. Внимание судов также обращается на необходимость руководствоваться положениями ч. 2 ст. 33 УК РФ в тех случаях, когда лицо совершило кражу посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств. В таких случаях его действия следует квалифицировать по ч. 1 ст. 158 УК РФ как непосредственного исполнителя преступления.

На той же норме закона (ч. 2 ст. 33 УК РФ) основаны рекомендации Пленума о правовой оценке действий лица, организовавшего преступление либо склонившего к совершению кражи, грабежа или разбоя заведомо для него, не подлежащего уголовной ответственности участника преступления. В подобных случаях лицо должно нести ответственность как исполнитель содеянного. При этом если есть основания, его действия должны дополнительно квалифицироваться и по ст. 150 УК РФ.

Большинство судов при рассмотрении групповых дел не допускало ошибок при квалификации действий виновных по признаку "организованная группа". Поэтому ранее дававшееся разъяснение каких-либо вопросов не вызвало, и оно с некоторыми редакционными уточнениями включено в новое Постановление Пленума, в п. 15 которого указано, что при признании судом этих преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как со исполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ.

Два пункта постановления посвящены признаку неоднократности при совершении кражи, грабежа или разбоя. Содержащиеся в них разъяснения даны в соответствии с п. 5 примечания к ст. 158 УК РФ. Как показало изучение уголовных дел, суды в основном правильно применяют названную норму закона. Однако встречались факты различного ее понимания. Поэтому в п. 17 Постановления разъясняются наиболее часто встречающиеся в судебной практике примеры неоднократно совершенных хищений чужого имущества. Это посягательство на собственность в одной и той же форме (несколько краж у разных собственников) либо когда виновное лицо похищает имущество путем кражи, грабежа и т.п. Разъясняется, что в первом случае содеянное не образует совокупности преступлений, так как самостоятельные хищения совершены в одной и той же форме. Во втором же случае речь идет о совершении хищений чужого имущества в различных формах, поэтому содеянное образует совокупность преступлений. Второй и последующие по времени эпизоды преступлений здесь квалифицируются и по признаку "неоднократность".

Суды неодинаково решали вопрос о наличии в действиях лица, совершившего кражу, грабеж или разбой, признака незаконного проникновения в жилище, помещение или иное хранилище и не всегда выясняли цель проникновения в жилище или иное помещение, что влекло судебные ошибки.

Например, изменяя приговор Ростовского областного суда в части осуждения Дядюшенко по п. п. "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, исключая из приговора осуждение виновного по пункту "в", указала, что вывод суда о совершении кражи с проникновением в жилище противоречит установленным обстоятельствам дела. Дядюшенкосовершил кражу двух золотых колец после того, как потерпевшая, будучи изнасилованной им, вырвалась и убежала из квартиры. Таким образом, проникновение в жилище совершено осужденным в иных целях, а не с целью совершения кражи.

Хищения чужого имущества совершаются и без проникновения в жилище или иное помещение. Так, с помощью специально изготовленного крючка через открытую форточку похититель извлекает, например, одежду, другие вещи и предметы, принадлежащие жильцам дома, квартиры. Этим действиям давалась разная правовая оценка. В целях обеспечения единого подхода при квалификации подобных действий Пленум разъяснил, что проникновение в указанные строения или сооружения может быть осуществлено и тогда, когда виновный извлекает похищенные предметы без вхождения в соответствующее помещение (п. 18 Постановления).

Также по-разному квалифицировались действия лиц, которые, проникнув, например, в квартиру, умышленно уничтожали или повреждали имущество потерпевшего. Одни суды полагали, что подобные действия входят в объективную сторону кражи, поскольку связаны с преодолением препятствий (повреждение или разрушение дверей, окон, запоров и т.п.) Другие суды аналогичные действия дополнительно квалифицировали по ст. 167 УК РФ, не всегда учитывая, что уничтожение или повреждение имущества являлось способом совершения хищения при отягчающих обстоятельствах. Пленум разъяснил (п. 20 Постановления), что, если в ходе совершения хищения чужого имущества было умышленно уничтожено или повреждено имущество потерпевшего, не являвшееся предметом хищения (например, мебель, бытовая техника и другие вещи), содеянное следует дополнительно квалифицировать по ст. 167 УК РФ при условии причинения значительного ущерба.

До последнего времени у судов не было ясности, в каких случаях грабеж следует квалифицировать по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (как совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья).

Дмитровский районный суд Костромской области признал Балина и Главацкого виновными в том, что они во время хищения чужого имущества связали потерпевшей руки, обмотали ее голову лейкопластырем и в таком состоянии оставили в закрытом извне помещении. Подобные действия виновных суд правильно квалифицировал как создание реальной опасности для жизни и здоровья потерпевшей (а значит, не как грабеж, а как разбой).

Другой пример. В соответствии с приговором Костромского районного суда Ярцев А. и Ярцев В. признаны виновными в нападении на 75-летнюю женщину с целью грабежа. Они связали потерпевшей руки за спиной, надели на голову нейлоновую сумку, которую обмотали бечевкой, сверху завязали шерстяной кофтой и в таком виде в зимнее время оставили ее в неотапливаемом доме. Через несколько дней женщина была обнаружена мертвой. Суд ошибочно квалифицировал эти действия виновных как грабеж, мотивируя это в приговоре тем, что сумка была надета на голову потерпевшей только для того, чтобы она их не узнала.

С учетом ошибок Пленум в п. 21 разъяснил, что под насилием, не опасным для жизни и здоровья, следует, в частности, понимать связывание рук, применение наручников, помещение в закрытое помещение и другие подобные случаи.

В п. 23 Постановления рассматривается, как квалифицировать действия лица, совершившего разбойное нападение с использованием оружия. Данные разъяснения Пленума в целом учитывались в судебной практике.

Вместе с тем по-разному оценивались действия виновного, угрожавшего негодным оружием или имитацией оружия. Ранее разъяснялось, что в подобных ситуациях действия виновного следует квалифицировать по ч. 1 ст. 146 УК РСФСР (сейчас - ч. 1 ст. 162 УК РФ). В этой связи у судов возникал вопрос, как можно, угрожая, например, игрушечными пистолетом или кинжалом, реально осуществить действия, за которые наступает ответственность по ч. 1 ст. 162 УК РФ.

Исходя из этих соображений в абз. 3 п. 23 сделано соответствующее уточнение о том, что с учетом конкретных обстоятельств по делу содеянное виновным может быть квалифицировано и как грабеж.

Еще об одной новелле. Она включена в п. 23 Постановления по предложению Нижегородского областного суда. Это вопрос о том, как следует квалифицировать действия виновных, которые при разбойном нападении используют собак или других животных и с их помощью причиняют вред здоровью либо подавляют сопротивление потерпевшего. Действительно, в последнее время такие факты есть и они очень опасны для граждан. С учетом этих обстоятельств в последнем абзаце п. 23 разъясняется, что действия лица, совершившего нападение с целью хищения чужого имущества с использованием собак или других животных, представляющих опасность для жизни и здоровья человека, либо с угрозой применения такого насилия, надлежит квалифицировать с учетом конкретных обстоятельств дела по п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ.

В п. 24 Постановления в соответствии с примечанием 2 к ст. 158 УК РФ (в новой редакции) разъясняется, какие обстоятельства следует учитывать при решении вопроса о квалификации действий виновного в хищении чужого имущества по признаку причинения потерпевшему значительного ущерба. Содержащиеся в нем рекомендации уточняют понятие "имущественное положение гражданина", поскольку оно носит оценочный характер. Квалифицирующий признак кражи или грабежа соответственно по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ или по п. "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ может быть инкриминирован виновному лишь в случае, когда в результате совершенного преступления потерпевшему был реально причинен ущерб, который для него является значительным.

При этом необходимо учитывать и обстоятельства, носящие оценочный характер для решения вопроса, причинен потерпевшему значительный ущерб или нет.

В практике судов встречаются дела по фактам разбойного нападения, когда потерпевшему причиняется значительный ущерб, а в диспозициях ч. ч. 2 и 3 ст. 162 УК РФ такого квалифицирующего признака нет, и стоимость похищенного имущества в таких случаях нельзя признать крупным размером.

В сформулированном разъяснении дана единственно возможная рекомендация: квалифицировать действия виновного по ч. 1 ст. 162 УК РФ, поскольку в ее диспозиции нет квалифицирующего признака - разбой с причинением значительного ущерба гражданину (п. 25 Постановления).

У судов возникал также вопрос, как квалифицировать действия лица, совершившего разбойное нападение, имевшего цель завладеть имуществом в крупном размере, но фактически не завладевшего им либо завладевшего имуществом, стоимость которого не превышает пятисот минимальных размеров оплаты труда. Нужно ли в таких случаях квалифицировать действия такого лица еще и по ч. 3 ст. 30 УК РФ (покушение на преступление)? Пленум дал отрицательный ответ (абз. 3 п. 25 Постановления), поскольку в п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ говорится о разбое, совершенном "в целях завладения имуществом в крупном размере", а не о фактическом завладении имуществом в крупном размере.

Расследование грабежей

Наибольшую общественную опасность в числе преступлений против собственности представляет разбой. Открытый характер преступления делает особенно важным по рассматриваемым делам квалифицированный допрос потерпевших и очевидцев преступления. Изъятие преступниками имущества потерпевших позволяет вести расследование в направлении розыска похищенного. Существенно различается расследование в зависимости от того, применялось или не применялось при изъятии имущества насилие. Применение холодного и огнестрельного оружия, сопротивление и активная оборона потерпевших ведут к появлению многочисленных следов, успешно используемых для розыска и идентификации преступников. Особая ситуация складывается по делам, когда разбой сопровождается смертью потерпевшего. В этих случаях применяется методика расследования убийств.

По делам о грабежах и разбоях к первоначальным следственным действиям относятся допрос потерпевших и свидетелей-очевидцев, осмотр места происшествия, судебно-медицинская экспертиза потерпевших, а также оперативно-розыскные мероприятия исходя из конкретных обстоятельств.

Осмотр места происшествия

Осмотр места происшествия следует проводить немедленно вслед за поступлением заявления потерпевшего о нападении. В этом случае перед осмотром все же необходимо кратко изложить обстоятельства нападения в протоколе заявления, с тем, чтобы подробно допросить потерпевшего после осмотра. Если с момента нападения прошло значительное время, целесообразно вначале детально допросить потерпевшего об обстоятельствах нападения.

Данные осмотра места происшествия в сочетании с показаниями потерпевшего позволяют мысленно воспроизвести обстоятельства совершенного преступления и собрать важные доказательства. При осмотре местности следует обратить особое внимание на следы ног и транспортных средств, а в помещениях – на следы рук и ног человека, следы орудий взлома. Большое значение имеет обнаружение оружия и следов его применения, крови, а также оставленных преступниками различных предметов и их частей и микрочастиц. В процессе осмотра и допроса важно выяснить по обстановке места происшествия, кто мог видеть или слышать происходившее на месте преступления, и впоследствии допросить этих лиц.

Осмотру следует подвергнуть не только место, где совершено нападение, но и ведущие к нему дороги, прилегающие участки местности и помещения. В этих местах нередко обнаруживаются следы пребывания преступников (засады), брошенные или утерянные ими при бегстве предметы, их части и иные вещественные доказательства.

Поскольку при грабеже и разбое нападение на потерпевшего совершается открыто, его допрос имеет особое значение и позволяет получить важные сведения.

В ходе допроса потерпевшего необходимо детально выяснить: когда и где произошло нападение, откуда, куда, в каком направлении и зачем шел потерпевший, сколько было преступников, что делал каждый из них, говорили ли они что-нибудь, угрожали ли потерпевшему, применяли ли насилие и в чем это выразилось, были ли они вооружены и чем именно, что было взято у потерпевшего и каковы индивидуальные признаки похищенного, в каком направлении и каким способом скрылись преступники и т.д. С особой тщательностью при допросе выясняются признаки внешности преступников, их одежды, обуви и всех бывших при них предметов.

В ходе допросов и осмотра места происшествия нужно выяснить, не могли ли в результате нападения, борьбы с потерпевшим и других действий остаться на теле или одежде преступников какие-либо следы или повреждения. В практике имели место случаи, когда раненные в ходе разбойного нападения преступники устанавливались среди лиц, обратившихся в медицинские учреждения по поводу полученных повреждений.

С целью выявления подозреваемого целесообразно допросить потерпевшего об обстоятельствах, предшествовавших нападению, и получить сведения о лицах, которые случайно могли узнать об имевшихся у потерпевшего ценностях (при разговорах со знакомыми, оплате покупок, посещении ресторана и т.д.).

Например, группой преступников в масках было совершено нападение на дом колхозника З. В ходе осмотра на месте преступления была найдена варежка, на подкладке которой имелись частички металла, и пуговица от пальто, оставленные преступниками. Деньги, изъятые преступниками у 3., были выручены им накануне за проданную корову. Поскольку о продаже коровы было известно узкому кругу родственников, подозрение пало, но племянника 3., работавшего на местном металлообрабатывающем заводе. В дальнейшем было установлено, что обнаруженная варежка и пуговица принадлежат подозреваемому, и доказано его непосредственное участие в разбое.

Под влиянием испуга потерпевшие в ряде случаев искаженно воспринимают окружающее и не могут дать правильных показаний по основным обстоятельствам нападения. Имели место случаи ошибочных показаний о числе нападавших, их росте, вооруженности, способе проникновения в помещение, содержании их действий. Поэтому показания потерпевших необходимо сопоставлять, с объективными данными, учитывая условия восприятия и состояние потерпевшего в момент нападения.

Если потерпевшему нанесен вред здоровью, его следует подвергнуть судебно-медицинской экспертизе для определения механизма образования и степени тяжести ранений.

Как и в делах о кражах, при расследовании грабежей и разбоев большое значение для выявления подозреваемых имеют изучение способа совершения преступления и сопоставление его со способами ранее совершенных раскрытых и нераскрытых преступлений, проверка лиц, прежде обвинявшийся в кражах, грабежах и разбойных нападениях, использование данных криминалистических учетов, а также розыск похищенного имущества.

В ходе оперативных действий с целью розыска и задержания преступника (погоня, засады, «прочесывание» местности, специальные наблюдения в местах возможного появления преступников и др.) необходимо использовать собранные в ходе расследования данные о преступнике.

При расследовании грабежей и разбоев следует иметь в виду возможность инсценировок со стороны потерпевшего, если он заявляет о похищении не своего имущества, а государственного или общественного. В случаях, когда возникает такая версия, необходимо особенно внимательно проверить, соответствуют ли показания заявителя объективным данным (следам, телесным повреждениям, деталям обстановки места происшествия и т.д.).

После задержания подозреваемых следует всесторонне проверить их причастность к нападению. Большое значение имеют при этом допрос подозреваемого, его освидетельствование, тщательный обыск по месту жительства и производство идентификационных экспертиз по изъятым следам и микрочастицам.

На основе исследования микрочастиц крови, волос, горюче-смазочных, лакокрасочных, пищевых, строительных материалов, волокон одежды и т.п. может быть установлено их тождество, общий или различный источник происхождения, общность или различие фаз технологической обработки, эксплуатации, условия деформации структуры, а при благоприятных условиях и факт контактного взаимодействия поверхностей проверяемых лиц и предметов.

Особую роль по делам о грабежах и разбойных нападениях играет предъявление подозреваемых, а также обнаруженных у них похищенных вещей для опознания потерпевшему и очевидцам преступления.

Как и при расследовании краж, успешное раскрытие грабежей и разбоев требует всестороннего использования оперативно-розыскных возможностей органов полиции и правильного их сочетания с работой следователя.

Характеристика грабежа

Грабеж – открытое хищение чужого имущества. Разбой – нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Обычно преступления этого типа совершаются в отношении небольшого по стоимости имущества, они спонтанны, совершаются без подготовки.

Преступления, совершаемые в отношении имущества государственных или коммерческих структур, встречаются намного реже, но им почти всегда предшествует тщательная подготовка, которая включает в себя:

1. выбор объекта, на который предполагается совершить нападение;
2. изучение преступниками объекта нападения и обстановки, в которой предстоит действовать;
3. подготовка оружия или предметов, его заменяющих, которые необходимы преступникам для проникновения в помещение, пресечения сопротивления жертвы, автотранспорта для передвижения к объекту нападения и перевозки похищенного, обычно для этого используется такси или осуществляется угон автомобиля;
4. выбор способа сокрытия преступления – выноса, вывоза, укрытия или сбыта похищенного имущества, выяснение таких фактов, которые могут служить компрометирующим жертву нападения обстоятельством и серьезным препятствием при попытке последнего заявить о совершенном разбойном нападении.

В категорию потерпевших при разбойных нападениях чаще всего входят лица пожилого возраста, женщины, несовершеннолетние, лица, находящиеся в состоянии алкогольного опьянения, т. е. лица, которые не могут оказать эффективного сопротивления преступникам. Среди потерпевших может быть выделена группа состоятельных граждан, обладающих крупными денежными средствами, ювелирными изделиями, драгоценностями и т. д.

Обстоятельства, подлежащие установлению:

1. место, время, обстоятельства совершения разбоя или грабежа;
2. способ совершения преступления; применялось ли при этом физическое или психическое насилие, в чем конкретно оно выразилось; было ли применено оружие, какое именно; пользовался ли преступник транспортным средством и каким именно, его приметы;
3. предшествовала ли преступлению подготовка, какая именно, когда она проводилась, с кем;
4. применял ли преступник приемы для сокрытия преступления и какие именно;
5. в отношении кого было совершено разбойное нападение или грабеж; причинены ли и какие именно телесные повреждения потерпевшему, утрачена ли трудоспособность;
6. что именно похищено и кому похищенное принадлежит;
7. кто совершил разбой или грабеж, приметы преступника, способы маскировки внешности;
8. сколько человек участвовало в разбое или грабеже, наличие предварительного сговора между ними, состав группы, условия ее формирования, роль каждого в совершении преступления; были ли этими лицами совершены другие преступления, какие именно, когда, где, имели ли они связь с данным разбоем (грабежом);
9. наличие пособников, подстрекателей, укрывателей похищенного, сбытчиков; данные, характеризующие их личность;
10. какие обстоятельства способствовали грабежу или разбою.

Состав грабежа

1)совершением группой лиц по предварительному сговору

2) применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 162 УК).

При совершении разбоя с применением указанных предметов опасность для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, становится намного более реальной.

Орудиями преступления при вооруженном разбое могут быть:

а) оружие в собственном смысле слова;
б) предметы, которые оружием не являются, но используются в качестве оружия.

Оружие в собственном смысле (огнестрельное, холодное, пневматическое и газовое) специально предназначено для поражения цели и не имеет иного, например, хозяйственно-бытового, назначения (ст. 1 Федерального закона N 150-ФЗ "Об оружии").

Под предметами, используемыми в качестве оружия, понимаются любые предметы, с помощью которых потерпевшему могут быть причинены смерть или телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья: топоры, ломики, дубинки, бритвы, ножи и т.д. Для квалификации разбоя не имеет значения, были ли эти предметы заранее приготовлены специально для разбойного нападения или случайно оказались под рукой виновного и были взяты им на месте преступления.

Под применением оружия или иных предметов при совершении разбоя понимается как фактическое их использование для причинения вреда здоровью человека, так и их демонстрация с угрозой немедленного использования в процессе нападения.

Угроза заведомо негодным оружием или имитацией оружия (например, макетом пистолета или стартовым пистолетом) без намерения использовать эти предметы для нанесения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, не может рассматриваться как вооруженный разбой. Однако, учитывая, что потерпевший субъективно воспринимает нападение как реально угрожающее его жизни или здоровью, такое нападение квалифицируется как разбой, предусмотренный ч. 1 ст. 162 УК. Если же потерпевший осознавал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, то деяние должно квалифицироваться как грабеж (абз. 3 п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 29).

Применение оружия в собственном смысле при разбойном нападении должно квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162 и соответствующей частью ст. 222 УК, если виновный не имел на используемое оружие соответствующего разрешения.

3) совершение с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище

4) в крупном размере (ч. 3 ст. 162 УК)

5) организованной группой (п. «а» ч.4 ст. 162 УК)

6) в особо крупном размере (п. «б» ч.4 ст. 162 УК)

Шестой признак (п. "б" ч.4 ст. 162 УК) отражает специфику законодательной конструкции разбоя. Если при других формах хищения размер характеризует количественную сторону фактически причиненного имущественного ущерба (т.е. последствий), то применительно к разбою особо крупный размер хищения составляет цель (субъективный признак) преступления, поскольку последствия выходят за рамки объективной стороны разбоя. Количественная характеристика особо крупного размера при разбое определяется примечанием 4 к ст. 158 УК.

7) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Этот вид разбоя означает, что тяжкий вред здоровью причиняется собственнику, другому владельцу имущества или иным лицам для преодоления их сопротивления либо с целью удержания имущества непосредственно после его завладения. Однако посягательство на жизнь выходит за рамки данного преступления и нуждается в самостоятельной квалификации. Поэтому умышленное причинение смерти в процессе разбойного нападения помимо статьи о разбое с причинением тяжкого вреда здоровью дополнительно квалифицируется по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК.

Виды грабежа

Основной объект грабежа совпадает по своему социально-экономическому содержанию с объектами иных форм хищения чужого имущества. Однако, учитывая, что в соответствии с законом грабеж может быть соединен с насилием, не опасным для жизни или здоровья, либо с угрозой такого насилия, поэтому следует признать, что в качестве факультативного объекта уголовно-правовой охраны от данного посягательства может выступать телесная неприкосновенность гражданина, потерпевшего от преступления.

Открытый, заведомо очевидный, явно заметный для собственника или других лиц, очевидцев преступления, способ изъятия чужого имущества - определяющий объективный признак грабежа. Пленум Верховного Суда РСФСР в руководящем Постановлении "О судебной практике по делам о грабеже и разбое" разъяснил, что открытым хищением имущества является такое корыстное посягательство на собственность, "которое совершается в присутствии потерпевшего, лиц, в ведении или под охраной которых находится имущество, либо в присутствии посторонних, когда лицо, совершающее хищение, сознает, что присутствующие при этом лица понимают характер его действий, но игнорирует данное обстоятельство".

Грабитель для усиления интенсивности посягательства или преодоления сопротивления со стороны потерпевшего либо других лиц нередко прибегает к насилию над ними. Это обстоятельство еще выше поднимает уровень общественной опасности грабежа.

Деяние виновного, начатое как кража, перерастает в грабеж, когда факт изъятия становится известным потерпевшему или другим лицам, и преступник, осознавая данное обстоятельство, игнорирует его и завершает завладение имуществом уже открыто, явно для очевидцев.

Интересно в этом отношении определение Верховного Суда РСФСР по делу К. и Ю., в котором, в частности, указывается: "Как видно из материалов дела, К. на месте кражи зерна узнал о том, что он и Ю. застигнуты в момент совершения хищения, однако, несмотря на это, сидя за рулем автомашины с зерном, угнал ее в присутствии свидетеля Т., которого он видел. При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о том, что хищение сельскохозяйственной продукции, начатое тайно, стало открытым, т.е. грабежом, является правильным".

Однако если вор обнаружил, что его преступление стало известно посторонним третьим лицам, и он, опасаясь быть задержанным, бросает похищенное и пытается скрыться с места преступления, содеянное не выходит за рамки признаков покушения на кражу чужого имущества.

Оценка способа хищения как открытого так же, как и при краже, производится на основе учета объективного и субъективного критериев.

Объективный критерий состоит в осознании собственником или другими очевидцами преступления того факта, что на их глазах совершается хищение чужого имущества, и они воспринимают процесс его изъятия именно в качестве преступления.

Субъективный критерий заключается в том, что и сам преступник сознает, что его действия известны третьим лицам и что они понимают значение происходящего именно как открытое изъятие имущества, которое ему не принадлежит. Сочетание рассмотренных критериев позволяет сделать вывод о наличии в действиях субъекта признаков состава грабежа, а не кражи.

Часть 2 ст.161 УК предусматривает повышенную ответственность за квалифицированный состав грабежа, если он совершен:

а) группой лиц по предварительному сговору;
б) неоднократно;
в) с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище и
г) с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Общее понятие признака "группа лиц по предварительному сговору" дается в ч.2 ст.35 УК. Однако применительно к рассматриваемому квалифицирующему признаку состава грабежа чужого имущества требуются некоторые дополнительные пояснения. Они состоят в следующем.

Под предварительным сговором, о котором говорит закон, следует понимать договоренность о совместном совершении хищения между двумя или более лицами, состоявшуюся до его непосредственного совершения. Поскольку началом любого преступления признаются умышленные действия, непосредственно направленные на совершение преступления, т.е. покушение на него (ч.3 ст.30 УК РФ), следует признать, что предварительный сговор между соучастниками группового хищения может состояться в любой момент, включая и стадию приготовления к преступлению, но до начала действий, непосредственно направленных на тайное изъятие чужого имущества. Если сговор на совместное совершение преступления возник в процессе непосредственного изъятия имущества, он утрачивает свойство "предварительности" и, следовательно, исключает рассматриваемый квалифицирующий грабеж признак. В этом случае каждый из соисполнителей будет нести ответственность за те преступные действия, которые он сам непосредственно совершил, в частности, при отсутствии иных квалифицирующих грабеж признаков по ч.1 ст.161 УК как за оконченное или неоконченное преступление в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Совместное групповое хищение предполагает выполнение участниками таких действий, которые содержат в себе признаки объективной и субъективной сторон состава грабежа чужого имущества. В Постановлении "О судебной практике по делам о хищении государственного или общественного имущества" Пленум Верховного Суда СССР указывал, что "под хищением, совершенным по предварительному сговору группой лиц, следует понимать такое хищение, в котором участвовало двое или более лиц, заранее договорившихся о совместном его совершении", а не об оказании, например, содействия исполнителю путем предоставления орудий преступления, плана объекта, расположения в нем хранилищ товарно-материальных ценностей и т.п. В состав группы лиц по предварительному сговору могут входить только соисполнители.

Следует также подчеркнуть, что группу лиц по предварительному сговору могут образовать только лица, подлежащие уголовной ответственности. Невменяемые и лица, не достигшие возраста, с которого наступает уголовная ответственность (в данном случае 14 лет), в состав группы юридически, т.е. с точки зрения требований уголовного закона, входить не могут, хотя бы фактически они непосредственно и участвовали в тайном изъятии чужого имущества.

Соучастник в виде подстрекателя, пособника, организатора (не принимавшего непосредственного участия в изъятии имущества) групповой кражи несет ответственность по ст.33 и ч.2 ст.161 УК.

Неоднократность как квалифицирующий признак состава грабежа есть разновидность уголовно-правового института множественности преступлений и в общем плане раскрывается в ст.16 УК. Применительно к хищениям понятие неоднократности содержится в п.3 примечания к ст.161 УК. Неоднократность хищения налицо, если за предшествующее преступление, указанное в п.3 примечания к ст.161 УК, не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности (ст.78), сроки давности обвинительного приговора суда (ст.83), а также, если не снята или не погашена судимость (ст.86). В противном случае неоднократность как квалифицирующий признак хищения отсутствует.

Для признака неоднократности хищения не имеет значения, был ли виновный ранее судим за предшествующее преступление (или преступления) или они вменяются ему в ответственность впервые. Во втором случае каждое из самостоятельных преступлений, образующих признак неоднократности, должен получить отдельную уголовно-правовую оценку, тем более, если первое из совершенных преступлений является значительно более общественно опасным, чем последующее второе. Причем второе преступление квалифицируется по признаку неоднократности его совершения.

Помимо истечения соответствующих давностных сроков или погашения (снятия) судимости за предшествующее преступление, неоднократность как квалифицирующий признак состава грабежа, равно как и иных форм хищения чужого имущества, отсутствует в следующих ситуациях.

Во-первых, когда лицо за предшествующее повторному грабежу ранее совершенное хищение было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности.

Во-вторых, когда в действиях виновного содержатся признаки единого продолжаемого хищения, под которым понимается неоднократное незаконное безвозмездное изъятие (обращение) чужого имущества, складывающегося из ряда тождественных преступных действий, имеющих общую цель неправомерного завладения имуществом, которые охватываются единым умыслом виновного и составляют в своей совокупности одно преступление.

Вопрос о правильном разграничении неоднократного и единого продолжаемого преступления имеет большое практическое значение, ибо он связан с основанием уголовной ответственности, с точной квалификацией действий виновного. При его решении необходимо учитывать не только объективные факторы и, в частности, то обстоятельство, что в продолжаемом хищении отдельные, тождественные преступные акты тесно взаимосвязаны друг с другом и по существу представляют собой отдельные звенья единой преступной цепи, эпизоды одного преступления, но и факторы субъективные, а именно то, что отдельные акты, хотя и разорванные во времени, охватываются единым умыслом, единым намерением достичь в результате такого рода продолжаемой преступной деятельности определенной заранее намеченной цели. Единство умысла и единства цели цементируют отдельные, казалось бы, внешне оторванные друг от друга преступные акты в эпизоды одного целостного с точки зрения юридической природы хищения чужого имущества.

В-третьих, когда первое хищение, на которое покушалось лицо, не было доведено им до конца ввиду добровольного отказа от его завершения (ст.31).

В-четвертых, когда однократно похищенное имущество, будучи, например, спрятано виновным на охраняемой территории завода, выносится через проходную предприятия в несколько приемов.

Таким образом, неоднократными могут признаваться лишь такие преступные действия виновного, когда каждое из них образует, признаки самостоятельного состава хищения в той или иной форме и отделено от последующего определенным промежутком времени. При этом на совершение каждого нового преступления у виновного должен вновь возникнуть самостоятельный умысел, который он и реализует в неоднократном хищении.

Незаконное проникновение в жилище, помещение либо иное хранилище существенно повышает общественную опасность содеянного. При совершении такого рода деяний виновные прилагают дополнительные, подчас весьма значительные усилия, ухищрения, чтобы преодолеть преграды и получить доступ к имуществу, находящемуся в жилище, помещении или ином специально оборудованном хранилище. При этом расхитители взламывают замки, двери, ворота, устраивают проломы в стенах, поле, потолке зданий, срывают рамы и решетки окон, повреждают вагоны, контейнеры, крытые кузова автофургонов и т.д., чем наносят серьезный ущерб материальным объектам собственности.

Решая вопрос о наличии в действиях виновного такого квалифицирующего признака, как проникновение в жилище, помещение или иное хранилище, органы следствия и суды должны иметь в виду следующее.

Проникновение - это вторжение в жилище, помещение или иное хранилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться не только тайно, но, и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, в том числе работников охраны, так и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений (например, крюков, "удочек", магнитов, засасывающих шлангов, щипцов и др.), позволяющих виновному извлекать похищаемые предметы без входа в соответствующее помещение (жилище, хранилище). Проникновением должно признаваться и появление в помещении путем использования обмана, в том числе и подложных пропусков, например, под видом сантехника, почтальона, курьера, инспектора пожар надзора и т.д.

Проникновение - не самоцель, а способ получить доступ к хранящимся ценностям, которые виновный намерен похитить. Проникновению поэтому всегда предшествует формирование умысла на хищение в жилище, помещении или ином хранилище чужого имущества. В силу этого, если виновный вошел в квартиру с иными благими намерениями и целями, и умысел на тайное или открытое изъятие материальных ценностей возник уже после этого, который он затем и реализовал, в содеянном отсутствует комментируемый квалифицирующий признак хищения.

Жилище - это помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания людей (индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице, санатории, дача, садовый домик и т.п.), а также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества либо удовлетворения других потребностей человека (балконы, застекленные веранды, кладовые и т.п.).

Не могут признаваться жилищем помещения, не предназначенные и не приспособленные для постоянного или временного проживания (например, обособленные от жилых построек погреба, амбары, гаражи и другие хозяйственные помещения).

Под помещением, о котором говорит закон, следует понимать строение, сооружение, предназначенное для размещения людей или материальных ценностей. Оно может быть как постоянным, так и временным (например, надувной ангар, брезентовый шатер, палатка), как стационарным, так и передвижным.

Иное хранилище - это особое устройство или место, специально оборудованное, приспособленное или предназначенное для постоянного или хотя бы временного хранения в нем и сбережения от хищения, порчи и уничтожения, стихийных сил природы и т.п. товарно-материальных ценностей, которые, однако, не могут быть отнесены к категории "помещение". Это - все виды специальных устройств, специально предназначенных для хранения и сбережения различного имущества - товаров, денег, драгоценных металлов и драгоценных природных камней (сейфы, стальные шкафы, контейнеры, авторефрижераторы, морозильные камеры, охраняемые железнодорожные вагоны и платформы и т.п.).

В судебно-следственной практике "иными хранилищами" признаются также участки территории, специально предназначенные и приспособленные для постоянного или временного хранения материальных ценностей. К таким особым обособленным и охраняемым территориям относятся товарные дворы железнодорожных станций, речного или морского грузовых портов, аэропортов, элеваторов, огороженные загоны для скота, охраняемые зерновые тока сельскохозяйственных предприятий и т.д.

В связи с комментируемым квалифицирующим признаком, а также обязанностью органов следствия и суда указывать в процессуальных документах все квалифицирующие деяние виновного признаки на практике возник вопрос: в каких случаях налицо признак "группа лиц по предварительному сговору", когда в жилище и другие помещения вторгается (проникает) только один исполнитель, и имеется ли в подобной ситуации вообще указанное обстоятельство.

Отвечая на этот вопрос, Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности" разъяснил, что при квалификации грабежа с проникновением в жилище, совершенной группой лиц по предварительному сговору, следует иметь в виду, что действия виновного, который не проникал в жилище, но согласно договоренности о распределении ролей участвовал во взломе дверей, запоров, решеток в окнах либо выполнял в процессе совершения кражи иные действия, связанные с проникновением другого лица в жилище либо изъятием имущества оттуда, являются с исполнительством, не требующим дополнительной квалификации по ст.17 УК РСФСР (соответствует ст.33 УК РФ).

Если в действиях преступников содержится не только квалифицирующий признак "проникновение", но еще и "группа лиц по предварительному сговору", оба эти отягчающие хищение обстоятельства должны быть отражены в соответствующем процессуальном документе (обвинительном заключении, приговоре суда), хотя это и не оказывает влияния на квалификацию содеянного по ч.2 ст.161 УК, но будет, несомненно, учтено судом при назначении виновным конкретной меры наказания.

Специального рассмотрения требует наличие в содеянном четвертого признака.

В соответствии с УК причинение вреда здоровью подразделяется на три вида умышленных преступлений: причинение тяжкого вреда здоровью (ст.111), средней тяжести вреда здоровью (ст.112) и легкого вреда здоровью (ст.115). Квалифицированный грабеж, согласно закону, может быть соединен только с применением такого физического насилия в отношении потерпевшего, которое не представляло опасности для жизни и здоровья человека. Речь может идти о сопряжении открытого изъятия чужого имущества с таким физическим насилием, которое выразилось в нанесении потерпевшему побоев или совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий в виде кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности Уголовная ответственность за побои предусмотрена ст.116 УК.

Физическое насилие при грабеже может выражаться в побоях, отдельных ударах, нанесении ссадин, кровоподтеков, гематом, причинении физической боли путем заламывания рук, проведения болевых приемов самбо, каратэ и других боевых единоборств, тугого болезненного связывания конечностей, интенсифицирует процесс посягательства на собственность и выступает как средство, облегчающее открытое изъятие имущества. Судебно-следственная практика последовательно квалифицирует как насильственный грабеж такие, например, агрессивные действия, как сбивание жертвы с ног подножкой, опрокидывание ее на землю, удержание захватом, вырывание серег из ушей женщины с повреждением мочки уха, насильственное лишение или ограничение свободы передвижения и действий.

Психическое насилие, т.е. запугивание, угроза применения рассмотренного выше физического насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, впервые введена законодателем в качестве квалифицирующего признака состава грабежа.

Физическое или психическое насилие выступают при совершении грабежа в двух качествах:

1) средства открытого изъятия имущества и
2) средства удержания уже изъятого имущества.

Определение подлинной степени тяжести примененного насилия - важное условие квалификаций действий виновного по ч.2 ст.161 УК. Поэтому по такого рода уголовным делам в пограничных ситуациях следует назначать судебно-медицинскую экспертизу на предмет установления характера и тяжести насилия, примененного к потерпевшему.

Отличие грабежа от разбоя

Разбой - наиболее опасная форма хищения. В структуре имущественных преступлений разбойные нападения на граждан занимают значительное место, а в последнее десятилетие отмечается тенденция роста этих преступлений. Как показывает практика, в последние годы, данные преступления приобрели окраску организованной и профессиональной направленности, отличаются квалифицированным способом их совершения, включающими разнообразие действий по подготовке к нападению, непосредственному его совершению, проникновению в жилища, завладению ценностями, а также сокрытию следов преступного посягательства.

В нашей работе мы рассмотрим основные характеристики разбоя как одного из видов хищения, которые можно составить на основе анализа действующего ныне уголовного законодательства. Будут исследованы также признаки совершения квалифицированного разбоя и отличие последнего от такого вида хищения, как насильственный грабеж. В работе следует обратить внимание также на меру уголовной ответственности, предусмотренной российским законодательством за совершение простых и квалифицированных грабежей.

Учитывая, что для характеристики любого преступления важны его криминалистические показатели, в работе особо будет рассмотрен вопрос о некоторых особенностях криминалистической характеристики разбойных нападений.

Разбой как форма хищения

Разбой в законе определяется как нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (Статья 162 УК РФ).

В качестве основных признаков разбойных нападений закон выделяет:

1) использование нападения как агрессивно-насильственного воздействия на потерпевшего;
2) наличие умысла в виде цели деяния - хищения имущества;
3) применение насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего;
4) либо применение угрозы такого насилия.

Сущность разбоя заключается в стремлении преступника завладеть чужим имуществом путем применения насилия к потерпевшему. Этим объясняется одновременное посягательство данного преступления на отношения собственности и на личность. То, что этому деянию отведено место среди преступлений против собственности, говорит о том, что решающее значение, а данном составе имеет направленность на завладение чужим имуществом. Посягательство на личность при разбое выступает как средство завладения чужим имуществом. Ценность и важность этого дополнительного объекта законодатель и судебные органы должны учитывать при рассмотрении дел о разбое.

Объективные признаки разбоя выражаются в нападении, совершенном с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Нападение - это внезапное применение насилия к потерпевшему, выражающее агрессивную направленность действий виновного. К нападению относятся не только открытые насильственные действия, но и, например, нанесение удара сзади, выстрел из засады, приведение потерпевшего в бессознательное состояние путем применения опасных для жизни и здоровья сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ. Такие признаки нападения предусматриваются, в частности, разъяснениями Верховного Суда РСФСР.

Насилием, опасным для жизни или здоровья, является насилие, которое причинило тяжкий вред здоровью потерпевшего, либо вред средней тяжести, либо повлекло кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, а также насилие, которое хотя и не причинило указанного вреда, но создавало реальную опасность для жизни потерпевшего. Перечисленные степени тяжести вреда, нанесенного здоровью потерпевшего, соответственно предусмотрены в статьях 111, 112, 115 Уголовного кодекса.

Насилием опасным для жизни, является, например, сжатие дыхательный путей, сбрасывание с высоты, выталкивание из транспорта, воздействие на потерпевшего сильнодействующими нервно-паралитическими или токсичными веществами. Применение такого насилия квалифицируется как разбой, даже если в тех случаях, если в результате не причиняется никакого вреда здоровью потерпевшего.

В то же время насильственное воздействие на потерпевшего, связанное с созданием угрозы для его жизни или здоровья, может рассматриваться как разбой, если виновный действовал в целях преступного завладения чужим имуществом.

Понятием разбоя, так как, как при квалификации некоторых других форм хищения, охватывается не только само физическое насилие, но и угроза применения такого насилия. При этом действия виновного можно лишь тогда квалифицировать как разбой, когда угроза для жизни или здоровья была реальной и не составляла сомнений у потерпевшего в том, что в случае сопротивления она будет реализована. Таким образом, в силу здесь вступает фактор субъективного восприятия потерпевшим фактов применения угрозы насилием.

Если же угроза не содержит действительной опасности для жизни или здоровья, а ошибочно воспринимается таковой лишь потерпевшим, то действия виновного могут рассматриваться как разбой только при условии, что угроза при помощи противоправных средств была заведомо рассчитана виновным таким образом, чтобы вызвать ошибочное восприятие ее потерпевшим. Исходить в этих случаях только из факта восприятия угрозы потерпевшим означало бы ставить решение этого вопроса в зависимость от случайных обстоятельств.

Насилие при разбое является средством завладения имуществом, и чаще всего оно предшествует завладению. Вместе с тем, деяние будет рассматриваться как разбой и в тех случаях, когда виновный, начав тайное хищение, применяет насилие в процессе изъятия имущества с целью его удержания. Если же виновный, застигнутый на месте преступления, бросает похищенное и применяет насильственные действия к потерпевшему исключительно в целях скрыться от преследования, ответственность должна наступать не за разбой, а за кражу и соответствующее преступление против личности.

Во многом характер применяемого насилия обуславливается полом, возрастом, физической силой потерпевшего, количеством граждан, находящимся поблизости в момент нападения, их поведением и т.п. В случаях отказа потерпевшего выдать требуемые у него ценности или иное имущество, преступники прибегают к причинению телесных повреждений путем избиения, душения, нанесения ножевых ранений, либо ударов по голове, от которых жертва нередко теряет сознание, падает. При этом если в помещении находятся другие люди, преступники заявляют, что так будет с каждым, кто окажет сопротивление или откажется выполнить требования преступников нападающих. В случаях же, когда потерпевший оказывает сопротивление, преступники пускают в ход аэрозольные баллончики с веществом отравляюще-раздражающего действия либо огнестрельное оружие.

Практика последних лет свидетельствует обо все чаще встречающихся случаях применения изощренных пыток, которые не оставляют на теле жертвы внешних следов, не влекут за собой телесных повреждений, опасных для жизни: например, использование электротока, раскаленного утюга, паяльника, плойки для волос, подвешивание жертвы вниз головой за ноги и т.п.

К сожалению, закон не предусматривает такой признак насилия, как истязание, хотя бандиты с целью сломить волю потерпевшего к сопротивлению и выдачи требуемого имущества нередко прибегают к названным выше изощренным пыткам, которые не влекут за собой телесных повреждений.

Разбой признается оконченным в момент применения насилия. Ответственность за оконченный разбой наступает в тех случаях, когда с силу внезапно изменившейся обстановки или активного сопротивления потерпевшего виновному не удалось завладеть имуществом. На исход нападения могут оказывать влияние определенные черты личности потерпевшего и его поведение (физическое состояние, реакция на нападение, готовность к сопротивлению).

Субъектом разбоя могут быть вменяемые лица, достигшие 14-летнего возраста (в соответствии со статьей 158 УК РФ).

Субъективная сторона разбоя характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный сознает, что совершает нападение, соединенное с насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего, либо с угрозой применения такого насилия, и желает его совершить. Руководствуясь корыстными мотивами, он преследует указанную в законе цель хищения чужого имущества. Предвидение последствий своего действия означает в данном случае предвидение нанесения вреда здоровью и имуществу потерпевшего определенного характера и тяжести. При этом виновный может и не представлять определенных особенностей развития причинно-следственной связи. Однако виновный подлежит ответственности именно в соответствии с направленностью его умысла, а не только в соответствии с фактически наступившими вредными последствиями. Корыстная цель при разбое достигается насильственным способом, в котором виновный видит лишь средство достижения этой цели.

Таким образом, общие признаки разбоя соответствуют признакам других форм хищения и в наибольшей степени схожи с признаками насильственного грабежа. Различия же между насильственным грабежом и разбоем заключается в характеристике насилия. Для грабежа оно является не опасным для жизни и здоровья, а для разбоя - опасным. Кроме того, в силу вступает такое понятие, как особенности конструкции состава преступления: грабеж имеет материальный, а разбой формальный состав. Наконец, способ изъятия имущества при грабеже и разбое также различный: при грабеже он всегда является открытым, при разбое - само изъятие имущества может быть совершено не только открыто, но и тайно.

Понятие квалифицированного разбоя и его характеристика по уголовному законодательству РФ. Ответственность за разбой.

Состав разбоя, не содержащий признаков квалифицированного преступления, наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет с конфискацией имущества или без таковой.

Квалифицирующие признаки разбоя в основном совпадают с соответствующими признаками кражи. Характерными же только для разбоя являются два признака: совершение разбоя с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. ”г” ч. 2 УК РФ) и совершение разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. ”в” ч. 3 УК).

В целом же к признакам квалифицированного разбоя закон относит разбой, совершенный:

а) группой лиц по предварительному сговору;
б) неоднократно;
в) с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище;
г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Указанные признаки перечислены в части 2 статьи 162 УК РФ.

При нападении группой преступники, используя свое численное превосходство, быстро подавляют сопротивление потерпевшего путем применения физического насилия, опасного для жизни и здоровья последнего, либо посредством угрозы его применения.

Разбой с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, представляет собой наиболее опасный вид квалифицированного разбоя, поскольку при таких обстоятельствах опасность для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, становится намного более реальной, чем без этого признака.

Орудиями преступления в данном случае могут быть:

а) оружие в собственном смысле слова;
б) предметы, которые оружием не являются, но используются в качестве оружия.

Оружие в собственном смысле слова может быть огнестрельным или холодным. Под оружием вообще понимаются предметы, предназначенные исключительно для поражения цели и не имеющие иного, например, хозяйственного или бытового, назначения. К огнестрельному оружию относятся пистолеты, винтовки, автоматы, пулеметы, гранатометы и т.п., а также гранаты, мины и другие взрывные устройства. Гладкоствольное охотничье оружие, газовые пистолеты и баллончики оружием не являются, но дают основание для признания разбоя квалифицированным, поскольку являются предметами, используемыми в качестве оружия.

Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать любые предметы, с помощью которых потерпевшему могут быть причинены смерть или телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья: топоры, ломтики, дубинки, бритвы, ножи и т.д.. В случае разбоя не важно, были ли эти предметы приготовлены заранее - специально для разбойного нападения, - или случайно оказались под рукой виновного и были взяты им на месте преступления.

Под применением оружия или иных предметов должно пониматься как фактическое их использование для причинения вреда здоровью человека, так и их демонстрация с угрозой немедленного использования в процессе нападения.

Угроза заведомо негодным оружием или имитацией оружия (например, макетом пистолета или стартовым пистолетом) без намерения использовать эти предметы для нанесения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, не может рассматриваться как вооруженный разбой. Однако, учитывая, что потерпевший субъективно воспринимает нападение как реально угрожающее его жизни или здоровью, такое нападение должно квалифицироваться как разбой, предусмотренный ч.1 ст. 162 УК РФ.

Применение оружия в собственном смысле слова при разбойном нападении должно квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных нормами УК о вооруженном разбое и о незаконном ношении оружия, если виновный не имел на него соответствующего разрешения.

Групповой вооруженный разбой следует отличать от бандитизма. Последний характеризуется признаком устойчивости вооруженной группы и наличием специальной цели нападения на граждан или организации. При этом, как правило, ставится задача совершить неопределенное число таких нападений. А разбой совершается обычно однократно, после чего группа распадается.

Квалифицированный разбой наказывается лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет с конфискацией имущества.

Особо квалифицированный состав разбоя определяется в части 3 статьи 162 УК РФ как разбой, совершенный:

а) организованной группой;
б) в целях завладения имуществом в крупном размере;
в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;
г) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство.

Организованные группы, принимающие участие в разбойных нападениях, могут характеризоваться разным уровнем развития. Это могут быть: случайная группа, группа-компания, организованная группа (банда) и преступное сообщество, включающее в себя несколько самостоятельно функционирующих организованных групп и специализирующихся по отдельным видам разбойных нападений (на улице, в транспорте, с проникновением в жилище и др.)

Наиболее опасной и распространенной разновидностью разбойных формирований является организованная преступная группа, под которой понимается устойчивое объединение двух или более лиц с целью совершения одного или нескольких преступлений. Она формируется на основе тесной субъективной взаимосвязи и взаимозависимости между членами группы, обладающими преступным опытом. Состав такой группы относительно сплочен и постоянен, так как соучастники имеют одну цель, для достижения которой она и образована. Это приводит группу не только к организационному оформлению, но и к появлению внутри нее четкой иерархической структуры, дифференцирующей роли между членами группы в соответствии с “технологией” подготовки, совершения и сокрытия разбойных нападений. Сплоченность группы характеризуется наличием лидера, подчиняющего себе других членов группы, их вербовкой, разработкой способов совместного нападения и т.п.

Другая особенность квалифицированного разбоя - причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в конструкции настоящей статьи отнесен к особому виду разбоя. Причинение при разбое умышленного тяжкого вреда здоровью, совпадающего с признаками, предусмотренными статьей 111 УК, охватывается составом данного преступления и дополнительной квалификации по статье 111 не подлежит.

Если тяжкий вред здоровью, причиненный при разбое повлек смерть потерпевшего, возникает необходимость отграничения разбоя от умышленного убийства. При убийстве требуется наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти, а при тяжком телесном повреждении отношение к смерти потерпевшего выступает в форме неосторожной вины.

Неосторожное причинение смерти в процессе разбоя охватывается п. «в” ч.2 настоящей статьи и не требует дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против жизни. Умышленное причинение смерти выходит за рамки состава разбоя, и ответственность наступает по совокупности за разбой и умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (пп. “з” и “к” ч.2 ст.105. УК).

Как уже говорилось, разбой тесно примыкает к насильственному грабежу, что вызывает необходимость разграничения этих составов преступления. Различие между ними определяется, прежде всего, характером примененного к потерпевшему насилия. Разбой, согласно закону, представляет собой нападение, совершенное с применение м насилия, опасного для жизни и здоровья, а насильственный грабеж предполагает неопасное для жизни и здоровья воздействие на потерпевшего.

Различие между разбоем и грабежом следует проводить также по моменту окончания этих преступлений. Если разбой считается оконченным с момента нападения, независимо от завладения имуществом, то для оконченного грабежа необходимо, чтобы виновный завладел чужим имуществом.

При разграничении разбоя и грабежа следует также учитывать способ действий виновного. Так, насилие с целью завладения имуществом, соединенное с применением оружия, всегда должно рассматриваться как разбой, независимо от характера наступивших последствий.

Особо квалифицированный разбой наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества.

Криминалистическая характеристика разбойных нападений и обстоятельства, подлежащие выявлению для квалификации разбоя.

Всякое преступление представляет собой событие, характеризующееся совокупностью только ему присущих признаков, отличительных свойств. Выделение и описание этих признаков на основе обобщенного опыта расследования конкретного вида деяний может служить основой конструирования методики расследования этих преступлений.

Криминалистическая характеристика преступлений в целом включает в себя следующие структурные элементы:

• исходные данные о преступлении (характер деяния, место, время его совершения, предмет преступного посягательства);
• способ совершения преступления и типичные последствия его применения;
• данные о личности типичного преступника (типах и характере преступной группы), мотивах преступного посягательства;
• сведения о жертве преступления.

Перечисленные элементы криминалистической характеристики применительно к разбойным нападениям имеют свои особенности.

Важным ориентиром в выдвижении вероятных версий по делу и, следовательно, определении направления расследования по делу о разбойном нападении и круга лиц, среди которых следует искать вероятных преступников, служат исходные данные. Особенно они важны в случае применения квалифицированного вида разбоя. Важны также сведения о времени совершения разбоя, месте нахождения и условиях охраны объектов нападения, если таковые имеются, непосредственном предмете преступного посягательства.

Так, например, анализ следственной практики совершения разбоев, совершенных с проникновением в жилые помещения, позволил получить следующие сведения об обстановке и условиях, в которых готовятся такие преступления:

• прежде всего, они совершаются в больших городах с их многочисленными жилыми массивами, многотысячным населением, разветвленной сетью автотранспорта;
• большинство таких нападений (до 70 %) совершается в вечернее время - с 18 до 24 часов, в середине или во второй половине рабочей недели, накануне выходных и праздничных дней;
• наиболее подвержены таким нападениям дома и квартиры, окна которых обращены в сторону пустыря или на проезжую часть дороги: нападающие не рискуют быть замеченными наблюдателями из стоящего рядом дома;
• наличие у преступников сведений о лицах, в домах которых скопились значительные ценности: деньги, облигации, ювелирные изделия, компьютеры, предметы и вещи импортного производства. Исследования показали, что более чем в 80 % разбоев о наличии подобных ценностей в той или иной квартире преступники, как правило, узнают по прямой или косвенной наводке.

Можно выделить следующие типичные действия преступников по приготовлению к нападению:

• Выбор объекта, на который предполагается совершить нападение (обычно осуществляется по наводке);
• Не секрет, что свои информаторы, а порой и соучастники разбойных нападений у преступников имеются даже среди работников полиции.

Изучение преступниками объекта преступления и обстановки, в которой предстоит действовать. Если речь идет о совершении разбойного нападения с проникновением в помещение, то с этой целью под каким-либо предлогом (например, под видом работников связи, коммунального хозяйства, сотрудников медицинских учреждений) преступники проникают в помещение и выясняют его планировку, распорядок работы, наличие сигнализационных систем и т.п.

• Подготовка оружия, либо предметов его заменяющих, которые необходимы преступникам для пресечения сопротивления жертвы;
• Подготовка автотранспорта для передвижения к объекту нападения и перевозки награбленного. Нередко с этой целью используется такси;
• Предварительный сговор между соучастниками нападения (характерен для случайной, неустойчивой преступной группы) либо четкое распределение роли между членами организованной группы (присуще высокоорганизованным, устойчивым и хорошо замаскированным преступным формированиям);
• Выбор способа сокрытия разбойного нападения, в том числе: выноса, вывоза, укрытия или сбыта похищенного имущества;
• Выявление таких фактов, которые могли бы служить средством компрометации жертвы нападения и серьезным препятствием при попытке последнего заявить о совершенном разбое;
• Продумывание способов изменения внешности исполнителей нападения и обеспечение алиби соучастникам.

Таким образом, действия преступников по подготовке к разбойному нападению связаны, как правило, единым замыслом с предстоящим преступным актом и могут быть непосредственным условием применения ими определенного способа совершения преступления.

Известный интерес для криминалистической характеристики разбойных нападений представляют также сведения о способах совершения разбоев и особенностях оставляемых преступником следов. Следы преступления могут быть как идеальными - показания свидетелей, так и материальными - отпечатки пальцев либо другие следы, сохранившиеся на ручках дверей, стеклах, выключателях и т.п., которые к тому же могут быть носителями запаховой информации об участниках преступления.

Следы применения к потерпевшему какого-либо насилия, как правило, отражаются на его внешнем виде и физическом состоянии. Так, о применении холодного или огнестрельного оружия может свидетельствовать наличие на теле или одежде потерпевшего крови, кровоточащих ран; об ударах по ой или иной части тела - кровоподтеки, ссадины, царапины. О случаях душения руками или с помощью удавки обычно говорят оставшиеся на шее следы ногтей или странгуляционная борозда. О фактах произошедшей борьбы между потерпевшим и нападающим могут свидетельствовать определенные изменения в обстановке помещения - поврежденная мебель, разбитые предметы), а также соответствующие повреждения одежды как у жертвы, так и у нападавшего.

В любом случае, для расследования разбойных нападений и правильной квалификации этой формы хищения необходимо максимально точное установление всех обстоятельств дела и определение того вопроса, какое обстоятельство совершенного преступления является ключевым - для эффективного расследования нападения.

Методика расследования грабежей

В зависимости от типичных следственных ситуаций проводятся различные следственные действия:

1. лицо, подозреваемое в совершении грабежа или разбойного нападения, задержано на месте преступления или непосредственно после его совершения:
а) задержание подозреваемого, его личный обыск, при необходимости – освидетельствование;
б) допрос потерпевшего, если необходимо – осмотр его одежды и освидетельствование;
в) осмотр места происшествия;
г) допрос подозреваемого;
д) обыск по месту жительства подозреваемого; допрос свидетелей-очевидцев;
е) назначение судебно-медицинской, криминалистической и других экспертиз;

2. лицо, подозреваемое в совершении преступления, не задержано, но в распоряжении следователя имеется информация, позволяющая организовать его розыск и задержание:

а) допрос потерпевшего, его освидетельствование и осмотр одежды;
б) осмотр места происшествия;
в) допрос свидетелей;
г) назначение судебных экспертиз;
д) оперативно-розыскные мероприятия;

3. сведений о лице, совершившем преступление, в распоряжении правоохранительных органов нет или почти нет.

В этом случае, помимо следственных действий, названных выше, характерны также оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление подозреваемых лиц и розыск похищенного.

Допрос потерпевшего по делам о разбоях и грабежах проводится незамедлительно после получения сообщения о преступлении. Если потерпевший доставлен в больницу, его допрос проводится с согласия лечащего врача и, если возможно, записывается на магнитофонную ленту.

Целями личного обыска подозреваемого после задержания являются обнаружение и изъятие оружия, предметов, похищенных у потерпевшего, а также вещей, явно не принадлежащих задержанному и, возможно, похищенных при других грабежах или разбоях.

Целями обыска в помещениях по делам данной категории является обнаружение:

1. похищенного;
2. предметов, которые могли быть использованы в качестве оружия; одежды, которая явно не принадлежит подозреваемому и членам его семьи и т. д.

Нередко в ходе обыска удается обнаружить материалы и полуфабрикаты для изготовления оружия, а также средства маскировки преступников, одежду и обувь, которые были на подозреваемом в момент совершения преступления.

В ходе допроса подозреваемого, если он признает свою вину, необходимо детально выяснить все обстоятельства преступления; где спрятано похищенное; какую сумму он получил в результате сбыта похищенного; кто может подтвердить его показания и т. д. Нужно также выяснить, не совершал ли допрашиваемый грабежей или разбоев ранее.

Если допрашиваемый не признается в содеянном, следует предложить ему рассказать как можно подробнее о том, где он был и что делал в момент совершения преступления, а также назвать лиц, которые могли бы подтвердить его показания.

При расследовании преступлений рассматриваемых видов обычно назначаются судебные экспертизы: криминалистические (трасологическая и баллистическая), судебно-медицинские (живых лиц и вещественных доказательств), судебно-почвоведческие, материаловедческие и др.

Грабеж состав преступления

Соотношение понятий "преступление" и "состав преступления" можно рассматривать в нескольких аспектах: во-первых, соотношение общего понятия преступления и общего понятия состава преступления; во-вторых, соотношение конкретного преступления и определенного состава преступления, предусмотренного уголовным законом. Общее понятие преступления содержит признаки, свойственные всем преступлениям. Так, любое преступление должно быть общественно опасным деянием. Преступлением признается только общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания (противоправность).

Таким образом, преступление должно быть деянием и общественно опасным, и противоправным. Если деяние объективно является общественно опасным, но прямо не предусмотрено уголовным законом (отсутствует признак противоправности), оно не признается преступлением и не влечет уголовной ответственности. В этом случае необходимо издавать уголовный закон, предусматривающий ответственность за такие деяния, т.е. осуществить криминализацию. Если деяние подпадает под признаки, предусмотренные в уголовном законе, но в силу малозначительности не представляет общественной опасности, оно не признается преступлением.

Преступлением является виновно совершенное деяние. Всякое преступление должно совершаться при наличии определенного психического отношения к своим действиям (бездействию) и к их последствиям. Уголовная ответственность наступает только за совершение общественно опасных деяний и причинение вредных последствий, когда лицо действовало сознательно (умышленно) или проявило неосторожность. Вина в форме умысла и неосторожности является необходимым признаком преступления.

Если лицом причинен вред случайно, т.е. не умышленно и не по неосторожности, его деяние не может считаться преступлением. И наконец, за всякое преступление в уголовном законе предусмотрено наказание. Преступление и наказание — понятия соотносительные. Не может быть преступления, за которое не предусмотрено наказание. Уголовное наказание может применяться только за преступление.

Применение уголовно-правовых санкций к лицам, не совершившим преступления, является необоснованной репрессией, государственным террором, характерным для тоталитарных государств.

Итак, можно отметить четыре основных признака преступления: общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость. Эти признаки указаны в ст. 14 УК.

Если общее понятие преступления зафиксировано в уголовном законе и дает возможность отграничивать преступное от непреступного, то общее понятие состава преступления разработано уголовно-правовой доктриной.

Общее понятие состава преступления указывает на признаки, необходимые для каждого конкретного состава преступления и дающие возможность отграничивать одни составы преступлений от других.

В каждом преступлении наличествуют четыре стороны или элемента: объект преступления, объективная сторона преступления, субъект преступления и субъективная сторона преступления.

Объект преступления — это те общественные отношения, которые нарушаются совершением преступления, те ценности, на которые посягает преступное деяние.

Объективная сторона — это действие (бездействие) лица, последствия преступного деяния, другие объективные обстоятельства, например место, время, способ совершения преступления.

Субъект преступления — это лицо, совершившее преступление, обладающее определенными признаками.

Субъективная сторона преступления — это вина субъекта в форме умысла или неосторожности, а также мотив и цель преступления.

Общее понятие состава преступления указывает, какие признаки, характеризующие эти четыре стороны преступления, должны отражаться в конкретных составах преступления. Так, состав преступления должен содержать указание на объект преступления, например, в ст. 275 УК говорится, что государственная измена — это деяние, совершаемое "в ущерб внешней безопасности Российской федерации". В этом составе содержится подробное описание объекта преступления. В некоторых случаях объект, общий для группы преступлений, определяется заголовком главы Уголовного кодекса, например, "Преступления против собственности" (гл. 21 Особенной части УК). Все преступления, предусмотренные в данной главе, нарушают установленные в нашем государстве отношения собственности.

Объективная сторона преступления всегда описывается в уголовном законе. Обязательно должно характеризоваться действие или бездействие, в ряде случаев определяются последствия, например смерть потерпевшего при убийстве, в отдельных случаях указаны определенное место (общественное место — ст. 214 УК), способ (обще опасный — п. "е" ч. 2 ст. 105), орудия совершения преступления (разбой с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, — ч. 2 ст. 162 УК).

Субъективная сторона преступления, как правило, точно обозначена в статьях Особенной части УК, например: умышленное убийство (ст. 105 УК), причинение смерти по неосторожности (ст. 103 УК). Иногда характер вины настолько очевиден, что в статье Особенной части УК отсутствует прямое указание на форму вины, например в ст. 15-8 УК говорится: "Кража, т. е. тайное хищение чужого имущества". Понятно, что хищение может совершаться только умышленно. В ряде случаев закон содержит указание на мотив и цель преступления, например: убийство из корыстных побуждений (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК) или подделка удостоверения или иного официального документа в целях его использования (ч. 1 ст. 327 УК).

Общие признаки, характеризующие субъекта преступления, указаны в Общей части УК: это, прежде всего признание, что уголовной ответственности подлежат только физические лица*; также возраст, по достижении которого возможна уголовная ответственность и вменяемость лица, совершившего общественно опасное деяние.

Специальные признаки субъекта преступления указываются в статьях Особенной части УК. Например, за государственную измену могут нести ответственность только граждане России, за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах самоуправления — только должностные лица, за преступления против военной службы — только военнослужащие и приравненные к ним лица.

Поэтому конкретный состав преступления содержит набор существенных признаков, характеризующих данное преступление, указанных в статьях как Общей, так и Особенной части УК.

Общее понятие состава преступления включает указание на признаки, которые должны быть описаны в каждом конкретном составе преступления.

В отличие от понятия преступления признак наказуемости не включается в содержание состава преступления.

В практической деятельности по борьбе с преступностью чаще приходится исследовать соотношение конкретного преступления и конкретного состава преступления.

Преступление — это социальный факт, явление социальной действительности. Конкретное преступление характеризуется множеством признаков. Однако значение их не одинаково. Одни признаки определяют сущность преступного деяния. Эти признаки включаются в состав данного преступления. Другие признаки учитываются при индивидуализации ответственности и назначении наказания. Третьи имеют чисто доказательственное значение и на уголовную ответственность не влияют.

Так, если 25 марта в 22 часа на одной из улиц Москвы мужчина 24 лет, нигде не работающий, угрожая ножом, отнял у прохожего деньги, часы и дипломат из кожзаменителя (всего на сумму 1 млн. 800 тыс. руб.), то это преступление должно квалифицироваться по п. "г" ч. 2 ст. 162 УК как разбой с применением оружия.

Состав этого преступления включает следующие признаки:

- субъект — лицо, достигшее 14-летнего возраста, вменяемое;
- объективная сторона — нападение, соединенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия;
- субъективная сторона — прямой умысел на применение угрозы оружием и цель — хищение чужого имущества.

Таким образом, мы видим, что состав квалифицированного разбоя содержит признаки, характеризующие сущность и степень общественной опасности этого преступления. В данном случае место (улица города), время (поздний вечер, весна), предметы, похищенные у потерпевшего, и прочие индивидуальные признаки для установления состава разбоя значения не имеют. Однако при определении наказания виновному будут учитываться и данные о его личности (нигде не работает, характеристики о до преступном поведении, наличие или отсутствие судимости и т. п.). Будет приниматься во внимание размер похищенного. Если бы размер похищенного был крупным, т.е. превышал в 500 раз минимальный размер оплаты труда, установленный на момент совершения преступления, это меняло бы квалификацию содеянного и преступление квалифицировалось бы по ч. 3 ст. 162 УК.

Итак, можно сделать вывод, что реальное преступление по своему содержанию гораздо богаче состава соответствующего преступления и содержит значительное число фактических признаков, установление которых важно для доказательства факта преступления, но безразличных для определения состава преступления.

В состав же преступления включаются только наиболее существенные признаки, характеризующие данный вид преступления и отличающие его от других сходных по каким-либо признакам преступлений. Так, разбой отличается от грабежа и по характеру насилия, применяемого для завладения чужим имуществом (при грабеже оно не опасное для жизни и здоровья — ч. 2 ст. 161 УК), и по моменту окончания преступления. Грабеж считается оконченным с момента открытого хищения чужого имущества, а при разбое достаточно установить цель хищения и не требуется, чтобы преступник фактически завладел имуществом.

В нашем примере, если бы угрожавший ножом преступник был задержан, не успев завладеть имуществом потерпевшего, он все равно отвечал бы за оконченное разбойное нападение.

В Уголовном кодексе один вид преступления может быть предусмотрен несколькими составами, описанными в разных частях одной статьи Особенной части или даже в разных статьях. Так, разбой в зависимости от обстоятельств его совершения предусмотрен в трех частях ст. 161 УК, а умышленное убийство предусмотрено четырьмя статьями УК (105, 106, 107, 108).

Подводя итог, следует признать, что общее понятие состава преступления — научная абстракция. Подобно всякой научной абстракции, общее понятие состава преступления является необходимой ступенью в процессе познания конкретных составов преступлений, теоретической основой для раскрытия их содержания. Общее понятие состава преступления есть результат обобщения необходимых признаков, присущих конкретным составам преступлений, без знания которых невозможна правильная квалификация совершенного преступления.

Грабеж группой лиц

В п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда СССР г. под хищением, совершенным по предварительному сговору группой лиц (п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ), предлагалось понимать такое хищение, в котором участвовали два или более лица, заранее договорившихся о совместном его совершении. В настоящее время, действующее законодательство придерживается той же формулировки данного понятия.

«Все участники должны обладать признаками субъекта этого преступления, т.е. быть вменяемыми и достигнуть 14-летнего возраста. Все участники группового грабежа по предварительному сговору выступают в качестве соисполнителей. Соисполнитель и тот, кто взламывает дверь, и тот, кто шарит по шкафам, отыскивая ценные вещи, и тот, кто выносит вещи из квартиры, и тот, кто транспортирует похищенное, ибо все они по частям выполняют объективную сторону кражи».

Способ совершения преступления, говорится в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда СССР - важный признак объективной стороны преступления. Поэтому действия преступников, непосредственно на месте обеспечивающих изъятие имущества, входят в объективную сторону грабежа.

Лица, систематически скупающие у непосредственных похитителей награбленное, являются соучастниками грабежа, но, поскольку они не могут считаться соисполнителями, их действия квалифицируются по ст. 34 и соответствующей части ст. 161 УК РФ.

Исходя из смысла части второй статьи 35 УК РФ уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенные группой лиц, по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них.

Волгоградский областной суд вынес приговор в отношении Миловидова по пп. а, в ч.2.,ст.162 УК РФ и Ахлюстина по пп. д, з., ч. 2,ст.105 и п. в, ч. 3 ст. 162 УК РФ. Они признаны виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах. Ахлюстин, Миловидов и лицо, дело, в отношении которого выделено в отдельное производство (далее - Р.), договорились о нападении на гражданина Тхума и о завладении его имуществом. 2 июня 2013 г. Р., пользуясь знакомством с Тхумом, пришел в квартиру последнего и через некоторое время из окна кухни подал условный сигнал Ахлюстину и Миловидову, означавший, что Тхум находится в квартире один. Когда Тхум открыл дверь, чтобы выпустить Р., Ахлюстин и Миловидов ворвались в квартиру. С целью принудить Тхума выдать деньги Ахлюстин стал применять пытки, а затем задушил его руками и спортивными брюками.

Ахлюстин и Миловидов похитили из квартиры телевизор, видеомагнитофон и деньги. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор в отношении Ахлюстина изменила, исключила квалифицирующий признак убийства из корыстных побуждений, а также указание о наличии в его действиях особо опасного рецидива и признание данного обстоятельства, отягчающим наказание. В остальном приговор в отношении него и Миловидова оставила без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий Миловидова с пп. "а", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ на пп. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест, указав следующее, согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Из материалов дела, в частности показаний Ахлюстина и Миловидова, усматривается, что они действительно договорились о завладении деньгами Тхума. Однако каких-либо данных о сговоре применить к потерпевшему насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угрожать применением такого насилия в приговоре не приведено. Нет их и в показаниях Ахлюстина и Миловидова, на которые сослался суд. Миловидов, насилия, опасного для жизни или здоровья, к потерпевшему не применял, это в судебном заседании подтвердил и Ахлюстин.

Таким образом, телесные повреждения, опасные для жизни и здоровья, потерпевшему причинил только Ахлюстин, без договоренности (сговора) с Миловидовым. В связи с этим из приговора, в части осуждения Ахлюстина, надлежит исключить указание на квалифицирующий признак разбоя - предварительный сговор. В остальной части приговор в отношении него с учетом изменений, внесенных при кассационном рассмотрении дела, соответствует требованиям закона. Действия Миловидова следует квалифицировать по п. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ как грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору и с незаконным проникновением в жилище.

Действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т.п., надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на часть пятую статьи 33 УК РФ. «При квалификации действий двух и более лиц, похитивших чужое имущество путем грабежа группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, судам следует иметь в виду, что в случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, такое лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично.»

При совершении грабежа или разбоя группой лиц без предварительного сговора, содеянное ими следует квалифицировать (при отсутствии других квалифицирующих признаков, указанных в диспозициях соответствующих статей Уголовного кодекса Российской Федерации) по части первой статьи 161 УК РФ. Постановляя приговор, суд при наличии к тому оснований, предусмотренных частью первой статьи 35 УК РФ, вправе признать совершение преступления в составе группы лиц без предварительного сговора обстоятельством, отягчающим наказание, со ссылкой на пункт "в" части первой статьи 63 УК РФ.

Групповой характер значительно повышает общественную опасность грабежей и разбоев, отягчает последствия их совершения, способствует распространению этих преступлений не только среди взрослых преступников, но и среди несовершеннолетних. «Пиковый рубеж количества совершенных групповых грабежей и разбоев приходится на 2001 год - 41787 преступлений предметами, наиболее часто похищаемыми в результате групповых грабежей и разбоев (в 51,9% случаев), становятся деньги и иные ценные бумаги. Однако в последние годы наметилась тенденция увеличения доли похищений мобильных телефонов, которые в структуре рассматриваемой преступности составляют 36,6%. Это обусловлено широким и повсеместным распространением и использованием мобильной связи, простотой сбыта похищенного ввиду спроса на телефоны, а также сложностями, связанными с розыском похищенного».

Предварительный сговор усиливает решимость участников группы на совершение преступления, создает большие возможности, как для его осуществления, так и для его сокрытия вследствие согласованности действий и помощи виновных друг другу.

Кроме того, совершение грабежа по предварительному сговору группой лиц позволяет преступникам причинить более значительный ущерб собственности, помогает им быстрее преодолеть могущее возникнуть или возникшее сопротивление потерпевшего. Не случайно, поэтому многие из совершаемых грабежей являются групповыми.

При насильственном грабеже исполнителем преступления является не только тот, кто применяет к потерпевшему насилие, но и тот, кто в той или иной форме принимает участие в действиях, направленных на завладение чужим имуществом (например, даёт понять потерпевшему, что сопротивление бесполезно, обыскивать потерпевшего и т. д.)

Поскольку соучастие всегда предполагает умысел всех участников преступления и их совместные действия, направленные на достижение определенного преступного результата, то при эксцессе исполнителя соучастники отвечают только за те преступления, на совершение которых они давали своё согласие и которые охватывались их предвидением.

Объект грабежа

Объектом преступления являются отношения, блага, ценности, охраняемые уголовным законом, которые разрушаются в период преступного поведения.

Существует следующая классификация объектов преступления.

По вертикали:

а) Общий объект преступления, это тот который представлен в виде совокупности общественных отношений, охраняемых уголовным законом (ст. 2 УК РФ), и который раскрывает общественно-политическую и правовую сущность преступления.
Для грабежа общим объектом преступления является то, что уголовный кодекс отнес его к общественно опасным и уголовно-наказуемым деяниям, установил ответственность за его совершение.

б) Родовой (видовой) объект представляет собой совокупность охраняемых уголовно-правовыми нормами сходных (родственных), однородных по своему внутреннему содержанию, взаимосвязанных общественных отношений, которые в результате преступления подвергаются разрушению или вредному общественно опасному изменению. Родовой объект объединяет самостоятельные группы преступлений против собственности, против личности, против конституционных прав и свобод человека и гражданина.
Родовым объектом грабежа являются общественные отношения в сфере экономики, видовым – собственность.

в) Непосредственный объект представляет собой охраняемое определенной правовой нормой конкретное общественное отношение, которое подвергается разрушению или вредному общественно опасному изменению. Преступление во всех случаях, воздействуя даже на один из элементов общественного отношения, разрушает или изменяет все общественное отношение.
Непосредственным объектом грабежа, как преступления, является разрушаемое преступными действиями отношение собственности, т.е. право владения, пользования, распоряжения вещью.

г) Основным объектом являются блага, ценности, отношения, которые охраняются конкретной статьей, и ради охраны которых законодатель создал эту статью.
Основным объектом при совершении грабежа является имущество, т.е. чужая собственность.

д) Дополнительным объектом являются блага, ценности, отношения, которые дополнительно поставлены под охрану уголовно-правовой статьей и которые всегда разрушаются в ходе преступного посягательства.
Дополнительным объектом грабежа может выступать телесная неприкосновенность гражданина.

е) Факультативным объектом являются общественные отношения, которым данным преступлением в отдельных случаях может быть причинен ущерб, а в других – нет. Причинение ущерба факультативному объекту не влияет на квалификацию преступления, но всегда учитывается при назначении наказания.
Факультативным объектом при грабеже может выступать поврежденное в ходе проникновения имущество (замки, засовы, решетки, и т.п.)
В дальнейшем необходимо более подробно остановится на признаках, характеризующих грабеж.

Грабёж является преступлением, которое может посягать на два разнородных объекта. С одной стороны, непосредственным объектом грабежа является чужая собственность. Второй объект грабежа присутствует, если грабёж совершается с насилием над личностью. При совершении грабежа с насилием (ч. 2 ст. 161 УК РФ), объектом преступления является не только собственность, но и личность (телесная неприкосновенность, свобода личности).

Насилие при грабеже, является средством завладения чужим имуществом

Именно в силу самого насильственного способа завладения чужим имуществом, грабёж с насилием представляет повышенную общественную опасность по сравнению с грабежом без насилия, что и учитывается законодателем, который рассматривает грабёж, соединенный с насилием, как хищение, совершенное при отягчающих обстоятельствах.

Однако, главным, основным при совершении грабежа с насилием является не само насилие, а стремление виновного с помощью насилия завладеть чужим имуществом. Поэтому законодатель, исходя из окончательной цели этого преступления – завладения чужим имуществом, определил ответственность за грабёж в главе уголовного кодекса - преступление против собственности.

Таким образом, непосредственным объектом грабежа может быть чужая собственность, а при совершении грабежа с насилием непосредственным объектом этого преступления является помимо собственности ещё и личность (телесная неприкосновенность, свобода личности).

Гражданский кодекс РФ в статьях 213, 214, 215 выделяет следующие формы собственности:

1) собственность граждан и юридических лиц (кроме государственных и муниципальных предприятий и учреждений, финансируемых собственником);
2) государственную собственность (федеральную собственность и собственность субъектов РФ);
3) муниципальную собственность.

Все формы собственности с точки зрения их юридической защиты являются равноценными и подлежат одинаковой охране нормами уголовного законодательства. Это принципиально важное для уголовного права положение опирается не только на нормы ГК РФ, но и на прямое указание ч. 2 ст. 8 Конституции РФ: «В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности».

Исходным моментом при рассмотрении хищения является его предмет, т.е. имущество. В отличие от объекта, которым являются отношения собственности, предмет хищения всегда материален, так как служит частью материального мира. Не могут быть предметом хищения достижения человеческого разума (идея, взгляды), лишенные признака вещи. Ввиду отсутствия вещного признака не может быть предметом хищения электрическая или тепловая энергии.

Предметом хищения могут быть любые вещи материального мира, в создание которых вложен труд человека и которые обладают материальной и духовной ценностью. Выражением ценности является стоимость вещи, ее денежная оценка.

Предметом хищения могут быть деньги, ценные бумаги, имеющие нарицательную стоимость, по которой они реализуются, а также документы, исполняющие роль денежного эквивалента либо являющиеся эквивалентом материальных ценностей (например, почтовые марки, транспортные билеты).

Противоправное завладение документами, которые не обладают конкретной стоимостью, а заключают в себе лишь право на получение имущества (квитанции на багаж, товарные чеки, жетоны, номерки и т.п.), квалифицируются как приготовление к хищению.

Не могут быть предметом хищения природные богатства в их естественном состоянии. Вместе с тем завладение лес продукцией на лесоучастках, рыбой, дикими животными и птицей, выращиваемыми в специальных водоемах, питомниках и вольерах, образуют хищение.

Не может рассматриваться предметом хищения имущество, представляющее собой находку или клад, а равно имущество, вышедшее из ведения собственника или иного владельца в силу каких-либо случайных обстоятельств. Однако завладение имуществом, похищенным другим лицом (хищение краденого), образуют хищение. Хищение будет в случае завладения вещью, которая была забыта собственником в известном ему месте (в купе вагона, в здании учреждения), если виновный осознавал, что собственник вернется за этой вещью.

Предметом хищения может быть и имущество, изъятое из гражданского оборота. Однако если владение этим имуществом представляет угрозу общественной безопасности или здоровью населения (оружие, яды, наркотические средства, радиоактивные вещества), то содеянное квалифицируется не как преступление против собственности, а по соответствующим статьям гл. 24 или 25 УК РФ.

Отличие насильственного грабежа от разбоя

На основании ст. 162 УК РФ разбой – это нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. В этом и состоит сущность разбоя, что хищение происходит с применением насилия или же с угрозой насилия в адрес потерпевшего. Место среди преступлений против собственности, говорит о том, что главная цель разбоя – завладение чужим имуществом. Посягательство же на личность выступает, как средство завладения имуществом.

Субъектом разбоя может быть вменяемое лицо достигшие 14-летнего возраста. Субъективная сторона состоит из прямого умысла и корыстной цели. Объективные признаки данного преступления заключаются в нападении, совершенном с применением насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, либо с угрозой такого насилия.

Для болей ясности рассмотрим определение нападения – это внезапное причинение насилия, выражающее агрессивную интенсивность действий виновного. Нападением будут являться не только насильственные действия открытого характера, но и нанесение удара сзади, выстрел из засады, приведение потерпевшего в бессознательное состояние путём воздействия на него сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих средств. (Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1990, N 7, с. 7). Квалифицирующие признаки разбоя абсолютно такие же, как и у кражи (см. на нашем сайте), за исключением двух отличительных признаков: разбой с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч.2) и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. ч.3).

Насильственные действия опасные для жизни

Опасным для жизни или здоровья, является насилие, причинившее тяжкий вред здоровью потерпевшего, вред средней тяжести, либо кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойку утрату общей трудоспособности, а так же насилие, не причинившее вышеуказанного вреда, но создавшее реальную опасность для жизни потерпевшего.

Опасным для жизни так же является сжатие дыхательных путей, сбрасывание с высоты, выталкивание из транспорта, а так же воздействие нервно-паралитическими или токсическими веществами. Эти действия будут квалифицироваться, как разбой, даже если они не создали реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего. Все вышеуказанные действия будут квалифицироваться как разбой, только в том случае, если виновный преследовал цель преступного завладения чужим имуществом. Чаще всего насилие предшествует завладению имущества. Кроме того явным разбоем будет, когда виновный начав тайное хищение, применяется насилие для изъятия имущества в целях его удержания. Если же в процессе, будучи застигнутым на месте преступления, виновный бросает похищенное и применяет насилие в отношении потерпевшего с целью скрыться от преследования, ответственность должна наступать не за разбой, а за кражу и соответствующее преступление против личности. Нанесение тяжкого вреда здоровью человека при разбое так же квалифицируется по ст. 162 и отдельной квалификации по ст. 111 не требует. Определение тяжкого вреда здоровью дано в ст. 111 УК РФ.

Причинение смерти

Если тяжкий вред здоровью при разбое повлёк за собой смерть потерпевшего, то уже возникают основания отграничения разбой от умышленного убийства. При убийстве необходимо наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти, а при тяжком телесном повреждение смерть потерпевшего выступает в форме неосторожной вины.

Неосторожное причинение смерти при разбое так же квалифицируется ст. 162 и дополнительной квалификации не требует, но если смерть была причинена умышленно, то такое преступление выходит за рамки разбоя и идёт по совокупности преступлений с отягчающими обстоятельствами за разбой и умышленное убийство.

Вооруженный разбой

Применение оружия при разбое создаёт реальную возможность причинения серьёзного вреда здоровью потерпевшего, а в отдельных случаях и более тяжкого – смерти потерпевшего. Из-за наступления таких последствий следует усматривать повышенную опасность вооруженного разбоя. П. г ч.2 ст.162 квалифицирует применение не только огнестрельного, газового или холодного оружия, но и предметов используемых в качестве оружия. Это не обязательно могут быть предметы, специально изготовленные или переделанные для нанесения телесных повреждений, но различные другие предметы, в том числе найденные на месте преступления (камень, топор, молоток, бутылка и т.д.). При случаях, когда злоумышленник использует макеты оружия для устрашения потерпевшего, дабы произвести психологический эффект, такое преступление не будет квалифицировано, как вооруженный разбой.

Для квалификации преступления по п. г ч.2 ст.162, нужно не просто наличие у виновного оружия, а и ещё наличие факта его использования. Применение оружия может состоять не только в физическом воздействии, но и в психическом - угроза оружием, допустим путём его демонстрации, нацеливания на потерпевшего, выстрела в воздух и т.п. К этому признаку нельзя отнести случаи, когда злоумышленник лишь словесно угрожает использованием оружия, без его демонстрации. Применение газового пистолета или газового баллончика в ходе разбоя будет квалифицированно по п. г ч.2 ст.162 только, если это представляло опасность для жизни или здоровья человека.

Отличие разбоя от насильственного грабежа

На основании вышеизложенного можно понять, чем отличается насильственный грабёж и разбой. На основании законодательства, разбой – это нападение с применением насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, а насильственный грабёж предполагает неопасное для жизни или здоровье воздействие на потерпевшего. Кроме этого разбой и грабёж следует различать по моменту окончания преступления. Если разбой считается оконченным в момент нападения независимо от того, завладел злоумышленник имуществом или нет, то грабёж считается оконченным в момент завладения виновным чужого имущества. Ещё одно различие в том, что в ходе совершения насилия с целью завладения чужим имуществом с применением оружия всегда будет квалифицировано, как разбой, независимо от наступивших последствий.

темы

документ Приватизация
документ Лицензия
документ Сделка
документ Публичное право
документ Контрабанда



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты