Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Состав преступления

Состав преступления

Состав преступления

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Понятие состава преступления
2. Признаки состава преступления
3. Виды составов преступлений
4. Объективная сторона состава преступления
5. Субъективный состав преступления
6. Характеристика состава преступления
7. Квалификация состава преступления
8. Отсутствие состава преступления
9. Объект состава преступления
10. Факультативные признаки состава преступления
11. Усеченный состав преступления
12. Обязательные признаки состава преступления
13. Признаки объективной стороны состава преступления
14. Субъект состава преступления
15. Убийство состав преступления
16. Отличие преступления от состава преступления
17. Структура состава преступления
18. Мошенничество состав преступления
19. Оконченный состав преступления
20. Кража состав преступления

Понятие состава преступления

В науке под составом преступления понимают совокупность объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление. Конкретное преступление и его состав относятся друг к другу как явление объективной действительности и юридическое понятие о нем. Преступление - это конкретное общественно опасное деяние определенного лица, совершенное в определенное время и в определенном месте. Состав преступления - данное в конкретной норме УК правовое понятие о преступлении определенного вида. Общее понятие преступления, содержащееся в УК (ст. 14), указывает на признаки, обязательные для всех общественно опасных деяний (преступлений), а общее понятие состава преступления представляет собой научное обобщение признаков, единых для всех составов, предусмотренных УК.

Понятие преступления раскрывает социально-политическое содержание преступления как общественно опасного деяния, предусмотренного законом, посягающего на охраняемые законом общественные отношения. Общее понятие состава преступления, являясь производным от понятия преступления, представляет научное обобщение признаков отдельных составов преступлений, то есть содержит признаки, общие для всех составов, предусмотренные законом при описании конкретных составов преступлений.

Конкретный состав преступления - совокупность признаков, указанных в конкретной норме УК, необходимых и достаточных для привлечения виновного к ответственности за определенное преступление.

Значение состава заключается в том, что он выступает:

- юридическим основанием уголовной ответственности;
- необходимым условия квалификации преступления;
- основанием для назначения судом наказания или иных мер уголовно-правового характера;
- гарантией соблюдения законности.

Состав преступления имеет важное значение также для отграничения преступлений и правонарушений, разграничения различных преступлений, дифференциации размера и вида наказания и т.д. Например, существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства является обязательным признаком состава злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК). При отсутствии данного признака злоупотребление полномочиями будет квалифицироваться не как преступление, а как иное правонарушение. По такому признаку состава преступления, как способ, проводится грань, например, между кражей и грабежом (ст. ст. 158 и 161 УК).

От состава преступления зависят также размеры и виды наказаний. Так, убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК, наказывается лишением свободы на срок от 6 до 15 лет, а убийство, предусмотренное ч. 2 этой же статьи, - не только лишением свободы (на срок от 8 до 20 лет), но и, альтернативно, пожизненным лишением свободы.

Совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК, является необходимым и достаточным основанием для привлечения лица к уголовной ответственности. С его помощью производится квалификация преступления, то есть установление и юридическое закрепление точного соответствия совершенного лицом деяния всем признакам предусмотренного законом состава преступления.

Квалификация преступления, даваемая органами предварительного расследования или судом (официальная, легальная квалификация), находит свое закрепление в соответствующих процессуальных документах. Именно приговор суда содержит окончательную квалификацию преступления.


При этом он не может быть признан законным и обоснованным, если обстоятельства, влияющие на квалификацию содеянного, не были в должной мере исследованы и оценены.

Выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту должны быть мотивированы. В частности, признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (тяжкие или особо тяжкие последствия, крупный или значительный ущерб, существенный вред, ответственное должностное положение подсудимого и др.), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном преступлении указанного признака.

Признаки состава преступления

Признаки состава преступления находят свое отражение и закрепление в диспозициях норм особенной части УК РФ. Они указывают отличительные особенности каждого состава и позволяют отграничивать их друг от друга. Эти признаки принято делить на объективные и субъективные, в зависимости от того, отражают ли они внешнюю или внутреннюю сторону преступления соответственно. В число признаков состава преступления входят признаки, характеризующие объект преступления, его объективную сторону, субъект преступления и субъективную сторону.

Эти четыре группы признаков и формируют состав преступления. Каждая группа признаков в теории уголовного права называется элементом состава преступления. Состав преступления — это совокупность всех элементов, характеризующих конкретное деяние как преступление.

Значение состава преступления заключается:

- во-первых, в том, что только его присутствие в деянии является основанием уголовной ответственности;
- во-вторых, по обязательным признакам состава конкретного преступления, содержащегося в особенной части УК РФ, происходит процесс квалификации преступления;
- в-третьих, состав преступления служит необходимым уголовно-правовым инструментарием для отграничения преступных деяний от не преступных;
- в-четвертых, с помощью состава преступления определяются пределы наказуемости преступления;
в-пятых, состав преступления характеризует категорию тяжести совершенного преступного деяния.

Виды составов преступлений

Составы преступлений классифицируются по трем основаниям:

1) по характеру и степени общественной опасности;
2) по способу описания;
3) по особенностям конструкции элементов составов, описанных в диспозициях уголовно-правовой нормы.

По характеру и степени общественной опасности составы преступлений делятся на три вида:

1) основной;
2) квалифицированный (с отягчающими обстоятельствами);
3) привилегированный (со смягчающими обстоятельствами).

В основном составе диспозиции уголовного закона описывают элементы состава типовой, или средней общественной опасности. Другими словами основной состав — это такой состав преступления, все признаки которого входят во все составы данной группы (например, составы преступлений, предусмотренные ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 158 УК РФ ).

Квалифицированный — это состав преступления с квалифицирующими либо особо квалифицирующими обстоятельствами (признаками), например, составы преступлений, предусмотренные ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 158 УК. Квалифицирующими признаются отягчающие обстоятельства, включенные в состав преступления и влияющие на квалификацию преступления. Квалифицирующие обстоятельства предусматриваются в статье Особенной части УК РФ и отличаются от отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК, не включенных в состав преступления, тем, что последние на квалификацию не влияют, а имеют значение только при назначении наказания. Привилегированный — это состав преступления со смягчающими обстоятельствами (признаками). Например, составы преступлений, предусмотренные ст. 106, 107, 108 УК РФ.

Привилегированными признаются смягчающие обстоятельства, включенные в состав преступления и влияющие на его квалификацию. Они предусмотрены в статьях Особенной части УК РФ. Их отличие от смягчающих обстоятельств, не включенных в состав преступления, предусмотренных ст. 61 УК РФ, аналогично отличию квалифицирующих обстоятельств от отягчающих.

По способу описания составы преступлений подразделяются на два вида:

1) простой;
2) сложный.

Простым признается состав преступления, содержащий один объект, одно деяние, одно последствие и одну форму вины (например, составы преступлений, предусмотренные ст. 105, 158 УК РФ).

Сложным является состав преступления, характеризуемый двумя объектами или более (например, состав разбоя, предусмотренный ст. 162 УК), двумя деяниями или более, включая альтернативные (к примеру, состав грабежа, предусмотренный п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ), двумя последствиями или более, включая альтернативные (например, состав умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть по неосторожности, предусмотренный ч. 4 ст. 111 УК РФ), либо двумя формами вины (к примеру, названный состав преступления, предусмотренный ч. 4 ст. 111 УК РФ).

По особенностям конструкции составы преступлений дифференцируются на три вида:

1) материальный;
2) формальный;
3) усеченный.

Обратите внимание на эту классификацию, прошу запомнить, что эта классификация лежит в основе содержания многих институтов общей части УК.

Материальный — это такой состав преступления, в который включено последствие, предусмотренное статьей Особенной части УК (например, составы преступлений, предусмотренные ст. 105, 111 УК РФ). Преступление с таким составом признается оконченным с момента наступления указанного в законе последствия.

Формальный — это состав преступления, в который включено только деяние и который не содержит последствия (к примеру, составы преступлений, предусмотренные ст. 123 – производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования, 213УК хулиганство – грубое нарушение общественного порядка). Преступление с таким составом является оконченным с момента совершения деяния, независимо от фактически наступивших последствий.

Усеченный — это состав преступления, в котором деяние носит суженный характер, будучи перенесено на раннюю стадию, соответствующую приготовлению к преступлению (например, составы преступлений, предусмотренные ст. 209 – бандитизм, 210 – организация преступного сообщества) или покушению на преступление (к примеру, составы преступлений, предусмотренные ст. 162, 163 УК РФ). Преступление с усеченным составом признается оконченным с момента совершения части деяния (деяний), установленного статьей Особенной части данного УК. В теории уголовного права по этому вопросу не сложилось единого мнения. Одни ученые утверждают, что усеченный состав преступления возможен только на стадии приготовления к преступлению, другие утверждают, что формальный состав возможен как на стадии приготовления, так и на стадии покушения на преступления.

Объективная сторона состава преступления

Объективная сторона состава преступления – это совокупность установленных законом признаков, которые характеризуют внешний процесс преступного посягательства.

Не все из перечисленных ранее признаков объективной стороны имеют одинаковое уголовно-правовое значение. К примеру, для наличия состава убийства, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, безразлично, каким способом оно совершено, а в краже (ст. 158 УК РФ) на точный способ хищения прямо указано в статье. Принято различать обязательные (основные, главные) и факультативные (дополнительные, второстепенные) признаки объективной стороны состава преступления, первые из которых присущи всем составам преступления, вторые являются признаками далеко не всех составов преступлений. В научной литературе ведется дискуссия о том, какие из признаков объективной стороны состава преступления относятся к обязательным, а какие – к факультативным. Наиболее обоснованной нам представляется позиция, что обязательным признаком является только деяние, к факультативным относятся все остальные – последствия, причинная связь, способ, время, место, обстановка, орудия и средства совершения преступления.

Субъективный состав преступления

Субъективная сторона состава преступления представляет собой совокупность признаков, характеризующих внутреннюю сторону совершения преступления, т.е. внутреннее психическое отношение субъекта к совершаемому им преступлению. Признаки субъективной стороны характеризуют внутренние процессы, происходящие в психике человека при совершении им преступления.

К признакам субъективной стороны относятся:

- Вина (обязательный признак).
- Мотив (факультативный признак).
- Цель (факультативный признак).
- Эмоциональное состояние лица в момент совершения преступления.

Значение субъективной стороны состава преступления состоит в том, что её признаки выражают отрицательное психическое отношение субъекта к объектам уголовно-правовой охраны. Как составная часть состава преступления субъективная сторона: Позволяет ограничить преступление от неприступного поведения. Позволяет разграничить сходные составы преступлений. Имеет важное значение для обоснования уголовной ответственности, квалификации преступлений и назначение наказания.

Характеристика состава преступления

Каждый конкретный состав преступления включает в себя признаки, характеризующие объективные и субъективные элементы преступления. К объективным элементам относятся объект и объективная сторона, к субъективным – субъект и субъективная сторона. Надо иметь в виду, что реальное преступление – явление целостное и расчленить его на объективные и субъективные элементы можно лишь теоретически. К такой операции в теории и на практике прибегают для того, чтобы через элементы познать явление в целом и, сравнивая преступление по его элементам с соответствующими элементами конкретного состава, описанного в законе, правильно квалифицировать преступление.

Объектом преступления являются отношения, блага, ценности, охраняемые уголовным законом, которые разрушаются в период преступного поведения.

Существует классификация объектов преступления:

Общий объект преступления, который представлен в виде совокупности общественных отношений, охраняемых уголовным законом (ст. 2 УК), и который раскрывает общественно-политическую и правовую сущность преступления. Родовой (видовой) объект представляет собой совокупность охраняемых уголовно-правовыми нормами сходных (родственных), однородных по своему внутреннему содержанию, взаимосвязанных общественных отношений, которые в результате преступления подвергаются разрушению или вредному общественно опасному изменению. Родовой объект объединяет самостоятельные группы преступлений против собственности, против личности, против конституционных прав и свобод человека и гражданина. Непосредственный объект представляет собой охраняемое определенной правовой нормой конкретное общественное отношение, которое подвергаются разрушению или вредному общественно опасному изменению. Преступление во всех случаях, воздействуя даже на один из элементов общественного отношения, разрушает или изменяет все общественное отношение.

Основной объект – это блага, ценности, отношения, которые охраняются конкретной статьей, и ради охраны которых законодатель создал эту статью. Дополнительный объект – блага. Ценности, отношения, которые дополнительно поставлены под охрану уголовно-правовой статьей и которые всегда разрушаются в ходе преступного посягательства. Факультативный объект – общественные отношения, которым данным преступлением в отдельных случаях может быть причинен ущерб, а в других – нет. Причинение ущерба факультативному объекту не влияет на квалификацию преступления, но всегда учитывается при назначении наказания. Объективная сторона преступления – это внешнее появление преступного посягательства на конкретный охраняемый уголовным законом объект. В российском уголовном праве действует важный принцип: привлечение к уголовной ответственности возможно лишь за конкретное деяние (то есть действие или бездействие), предусмотренное уголовным законом (ст.ст.2, 5, 8 УК).

Сам по себе образ мыслей или намерения человека, не получившие еще конкретной реализации, не могут рассматриваться как преступление.

Объективную сторону преступления характеризуют следующие признаки:

- общественно опасное деяние (действие или бездействие);
- общественно опасные последствия;
- причинная связь между деянием и преступным результатом (последствием);
- факультативные: место, время, обстановка, способ и средства совершения преступления.

Преступное деяние – это общественная опасность, противоправная деятельность, которая носит осознанный и волевой характер. Следовательно, уголовной ответственности не подлежит лицо, действовавшее не по своей воле, под влиянием внешних факторов (непреодолимой силы, препятствии).

Деяние в уголовном праве принято делить на две основные формы поведения:

Действия бездействия. В свою очередь, действия сопровождаются телодвижениями, словами, жестами. В форме действий совершено большинство преступлений. Бездействия являются преступными, если виновное лицо должно было и могло действовать в конкретной ситуации, но при этом вело себя пассивно. Не следует отождествлять преступное бездействие с полным физическим покоем.

Лицо может вести себя очень активно в плане физическом и в то же время бездействовать в уголовно-правовом аспекте. Выделяют также смешанное бездействие. Оно предполагает изначально активные действия лица для совершения преступления, а позже пассивную деятельность.

Преступные последствия – это указанный в уголовном законе в качестве признака объективной стороны преступления существенный вред, причиняемый объекту посягательства.

Последствия преступления обладают двумя признаками: характером и размером. Характер последствий преступления выражается в свойствах и качестве причиняемого вреда и указывает на то, каким элементам объекта преступления причиняется вред.

По своему содержанию последствия могут быть материальными и нематериальными. Материальные последствия выражаются в причинении физического вреда жизни и здоровью людей, причинении материального ущерба, нарушении нормальной деятельности учреждений, работы транспорта, связи, информационных систем. Нематериальные – в причинении морального, идеологического, интеллектуального, политического ущерба.

Причинная связь между деянием и преступным результатом является обязательным признаком материальных составов преступления. Установление причинной связи выступает непременным условием ответственности, что четко прослеживается в судебной практике.

Причинная связь – категория объективная, не зависящая от нашей воли и сознания. Она представляет лишь часть, одну из форм всеобщей объективной связи, взаимодействия природы и общества. В уголовно-правовом смысле причинная связь означает, что общественно опасные последствия порождены именно данным преступным деянием.

При этом возможно установление причинной связи не только между действием и наступившим последствиями, но и между бездействием и последовавшим преступным результатом.

Факультативные признаки объективной стороны преступления

В ряде случаев на факультативные признаки указывает законодатель в качестве признаков состава преступления. Тогда они выступают как обязательные для этих составов преступления. В том случае, если они не указаны в конкретном составе преступления, они учитываются при индивидуализации уголовной ответственности и наказания как отягчающие либо смягчающие.

Место совершения преступления – та территория, на которой оно было совершено. Это обязательный признак составов преступлений . предусмотренных ст.253 УК – «континентальный шельф», ст.256 УК – «запретная зона», ст.215 УК – «объекты атомной энергетики» и т.д.

Время совершения преступления – тот период, в течении которого было совершено данное преступление.

Обстановка совершения преступления – это внешнее окружение преступного деяния, характеризующееся присутствием людей или определенных событий.

Способ совершения преступления – совокупность действий, приемов, методов, которыми совершается данное преступление. Способ довольно часто упоминается в статьях уголовного закона, например, открытый способ похищения при грабеже (ст.161 УК), общеопасный способ пи квалифицированном убийстве (ч.2 ст.105 УК) и др.

Средства совершения преступления – это орудия, приспособления ли процессы внешнего мира, которые преступник использует для воздействия на объект преступления. Средства совершения преступления следует отличать от предмета преступления – тех вещей, по поводу которых совершается данное преступление.

Субъектом преступления по уголовному праву признается физическое, вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления установленного законом возраста уголовной ответственности.

Субъектом преступления может быть только физическое лицо, как гражданин РФ, так и лицо без гражданства и иностранный гражданин. Это вытекает из содержания ст.ст.11, 12 УК РФ. Субъект преступления – это лицо, достигшее возраста, с которого по закону устанавливается уголовная ответственность. По действующему законодательству уголовной ответственности и наказанию подлежат только лица, которым до совершения преступления исполнилось 16 лет, и лишь за некоторые преступления, прямо указанные в ст.20 УК, — 14 лет.

Субъектом преступления может быть не всякое физическое, достигшее возраста уголовной ответственности лицо, а только вменяемое, т.е. способное осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими. Невменяемое лицо ни при каких условиях не может быть признано виновным и ответственным за совершенное им общественно опасное деяние.

Вышеуказанные признаки: физическое, достигшее определенного возраста и вменяемое лицо – являются необходимыми и достаточными юридическими признаками, характеризующими субъекта преступления.

Кроме этих общих признаков, в конкретных составах субъект может быть наделен дополнительными специфическими признаками, например, совершение конкретного преступления возможно только военнослужащим, должностным лицом, работником транспорта и т.д. в этих случаях лицо, совершившее преступление, называется специальным субъектом.

Понятие «субъект преступления» и «личность преступника» не являются тождественными. Личность преступника – это совокупность всех социальных свойств, связей и отношений, характеризующих преступника как личность в целом.

Возраст – это психофизическое качество человека. Только при достижении определенного возраста наступает такой этап в развитии личности, когда она способна понимать общественную значимость своих поступков, и, следовательно, отвечать за них перед обществом. В соответствии с ч.1 ст.20 УК уголовной ответственности подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось 16 лет. Однако, учитывая, что общественная опасность некоторых видов преступлений может осознавать человеком уже на более ранней ступени развития, законодатель дифференцированно подходит к вопросу о возрасте субъекта преступления, устанавливая за некоторые преступления уголовную ответственность с 14 лет (ч.2 ст.20 УК).

Учитывая характер некоторых преступлений, совершение которых возможно лишь по достижении 18 лет, например, воинских преступлений, законодатель устанавливает ответственность с 18 лет. При привлечении несовершеннолетнего к уголовно ответственности должен быть точно установлен его возраст (число, месяц, год рождения) по документам о рождении, а при их отсутствии – по заключению судебно-медицинской экспертизы. Суд обязан принимать меры к точному установлению возраста несовершеннолетнего.

Достижение максимального возраста имеет меньшее уголовно-правовое значение. Лицо даже преклонного возраста за совершение преступления может быть привлечен к уголовной ответственности. Это, однако, не означает, что достижение преклонного возраста не имеет уголовно-правового значения. Уголовный закон в ряде случаев специально учитывает данное обстоятельство. Согласно ч.2 ст.59 УК исключительная мера наказания — смертная казнь – не может быть назначена приговором суда женщинам, лицам, не достигшим до совершения преступления возраста 18 лет, а также мужчинам старше 65 лет. Вменяемость – психическое состояние лица на момент совершения преступления, заключающееся в способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими.

В ст.21 УК говорится: «не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики».

Из содержания закона вытекает, что невменяемость – это неспособность лица во время совершения общественно опасного деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими вследствие болезненного расстройства психики.

Понятие невменяемости определяется двумя критериями: медицинским (биологическим) и юридическим (психологическим). Эти критерии тесно связаны между собой, их единство отражает и характеризует состояние невменяемости.

Медицинский критерий – это обобщенный перечень психических заболеваний (хронические психические расстройства, слабоумие, иное болезненное состояние психики). Если лицо, совершившее общественно опасное деяние, страдает одной из этих болезней, — медицинский критерий невменяемости налицо.

Согласно ст. 21 УК юридический критерий невменяемости включает признаки, характеризующие степень влияния психического заболевания на способность осознавать совершаемое, руководить своими поступками, — лицо «не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими».

Следует иметь в виду, что закон в данном случае под действиями (бездействиями) подразумевает конкретные общественно опасные деяния, предусмотренные конкретными статьями УК.

Неспособность лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) является интеллектуальным признаком юридического критерия невменяемости.

Окончательное решение о признании лица, совершившее общественно опасное деяние, невменяемым принимает суд на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы. Часть 2 ст.21 УК устанавливает юридические последствия в отношении лиц, признанных невменяемых: «Лицу, совершившее предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости могут быть назначены принудительные меры медицинского характера».

Субъективная сторона преступления охватывает сознательную и эмоциональную сферы преступной деятельности и включает в себя психическое состояние лица, мотивы и цели совершения преступления.

Субъективная сторона – это внутренняя сторона преступного поведения, т.е. психическая деятельность лица в момент совершения преступления.

Сознание – способность лица правильно воспринимать деяния и последствия, предвидеть возможный результат преступной деятельности. Сознание связано с интеллектуальной деятельностью человека. Субъективная сторона охватывает и волевую деятельность или желание лица совершить определенные преступные действия, желание наступление преступных последствий. Психическая деятельность сопровождается внутренними побуждениями лица (например, корысть).

Субъективная сторона всегда характеризуется следующими признаками:

Вина – обязательный признак мотив цель эмоциональное состояние. Вина – это порицаемое уголовным законом психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию и его общественно опасным последствиям, выраженное в форме умысла или неосторожности.

Ст. 5 УК закрепляет принцип вины, в соответствии с которым лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные деяния и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, запрещено уголовным законом (ч.2 ст.5 УК).

Поэтому общественно опасные поступки людей, совершенные без вины, независимо от тяжести фактически наступивших последствий не влекут уголовной ответственности.

Вина имеет четко выраженные содержательные моменты:

Во-первых, вина характеризуется психологическим содержанием. Она фиксирует процессы, происходящие в психике лица, его отношение к содеянному, мотивы, которыми он руководствовался, цели, которые при этом ставил перед собой.

Во-вторых, вина имеет предметное содержание. Вина всегда проявляется в конкретном преступлении, она персонифицирована к конкретному субъекту, его совершающему.

В-третьих, вина наполнена определенным содержанием. В ней проявляется отрицательное отношение субъекта к господствующим социальным ценностям.

Одновременно и общество осуждает, негативно относится к лицам, виновно совершающим преступления.

Ст.24 УК называет две формы вины: умысел и неосторожность. Каждая форма вины подразделяется на виды. В соответствии со т.25 УК умысел делится на прямой и косвенный. Неосторожность согласно ст.26 УК делится на легкомыслие и небрежность. Каждый вид вины имеет специфическое, присущее только ему сочетание интеллектуального и волевого моментов

Квалификация состава преступления

Проблема квалификации преступления является одной из наиболее сложных в уголовном праве. Выявление ее содержания и функций имеет большое значение для уголовно-правовой теории и практики расследования и судебного разбирательства.

Термин «квалификация» произошел от слияния двух латинских понятий: «qualis» — качество и «facere» — делать, и означает качественную оценку какого-либо явления, процесса, познание его существенных черт через соотношение с другим явлением, социальная значимость которого уже известна.

Под квалификацией преступления понимается установление и юридическое закрепление точного соответствия между фактическими признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой. В связи с этим следует заметить, что квалификация — это не одномоментный акт, а последовательный логический процесс, направленный на выявление содержания применяемой уголовно-правовой нормы и установление в совершенном деянии признаков, предусмотренных данной нормой.

Основное материально-правовое содержание понятия квалификации заключается в том, что именно она является официальным признанием наличия юридического факта, который порождает регулятивные уголовно-правовые отношения и следствием которого является уголовная ответственность лица, совершившего преступление.

Поскольку деяние, содержащее признаки состава преступления, отражает фактическое, состав преступления — юридическое содержание основания уголовной ответственности, а квалификация раскрывает уголовно-правовой познавательный аспект этого деяния, постольку возможны расхождения между объективизированным фактом (деянием) и его субъективной оценкой правоприменителя.

Обусловлено это тем, что не все обстоятельства и факты, сопровождающие совершение преступления, имеют уголовно-правовое значение, и потому в целом событие преступления не находит фотографически точного и детального отображения в выводах и заключениях специалиста, расследующего, а значит, и квалифицирующего это преступление. Иными словами, уголовно-правовое значение имеют лишь те обстоятельства, которые являются не только элементами фактического состава, но и одновременно выступают признаками соответствующего уголовно-правового состава преступления.

Предпосылками правильной квалификации можно назвать следующие положения:

• точное и полное установление фактических обстоятельств дела, позволяющих в своей совокупности логически воспроизвести в полном объеме событие преступления;
• глубоко профессиональное изучение фактических обстоятельств дела, в результате которого происходит отбор только тех фактических обстоятельств и фактов, которые обладают уголовно-правовыми свойствами;
• определение примерного круга уголовно-правовых норм, под действие которых может подпадать совершенное деяние. В связи с этим необходимо уточнить, являются ли эти нормы действующими, не вносились ли в них соответствующие изменения или дополнения. Объективная квалификация невозможна без уяснения смысла и содержания избранной в качестве исходной нормы уголовного права;
• сопоставление признаков преступлений, названных в выделенных для анализа статьях Уголовного кодекса РФ, с признаками совершенного деяния. При этом используется метод сопоставления друг с другом таких философских категорий, как отдельного с общим, где отдельным выступают фактические обстоятельства совершения преступления, а общим — уголовно-правовая норма, положенная в основу квалификации;
• разграничение смежных составов преступлений, преследующее целью разрешить имеющуюся коллизию уголовного закона либо определить наличие соответствующего вида множественности преступлений;
• построение вывода и закрепление в процессуальном документе окончательной квалификации, заключающейся: 1) в указании соответствующей статьи или пункта, части статьи Особенной части УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за данный вид преступления; 2) в указании (в случае необходимости) статьи Общей части УК РФ, устанавливающей, например, ответственность за неоконченную преступную деятельность, соучастие, множественность преступлений и т.д.

Необходимым и решающим условием правильной квалификации является, таким образом, точный социально-правовой анализ признаков совершенного преступления, развивающегося, как правило, по следующему апробированному временем и практикой алгоритму: от установления, прежде всего объекта и объективной стороны с последующим выходом на оценку субъекта и субъективной стороны.

Установление тождества фактических обстоятельств преступления и признаков соответствующей уголовно-правовой нормы является одним из основных условий соблюдения законности при отправлении правосудия по уголовным делам.

Квалификация преступления, в зависимости от ее результатов, может быть фиксирована в:

• постановлении о привлечении лица, совершившего преступление, в качестве обвиняемого;
• обвинительном или оправдательном приговоре;
• постановлении о прекращении уголовного дела. Трудно переоценить значение квалификации, ибо она имеет широкий спектр соприкосновения с другими направлениями развития теории уголовного права и практики применения уголовного закона.

Прежде всего, квалификация выступает уголовно-правовым обоснованием привлечения лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности и применения к нему в связи с этим всех необходимых мер воздействия либо освобождения от них при наличии на это законных оснований.

В силу изложенного квалификация преступления является тем связующим звеном, которое позволяет применение, в частности, норм уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права рассматривать как единый, неразрывный процесс, протекающий в пространстве, во времени и по кругу лиц.

Правильная квалификация создает необходимую уголовно-правовую базу, на основе которой реализуется принцип законности в деятельности правоприменителей.

Квалификация тесным образом связана и с правотворческой деятельностью, так как в ее сфере происходит своеобразная «проверка» той или иной нормы уголовного права или всей ее совокупности на способность эффективно решать задачи борьбы как с отдельными видами преступлений, так и всей преступностью в целом уголовно-правовыми средствами.

Вряд ли возможны успешные научные изыскания в сфере криминологии или, например, уголовной статистики при отсутствии опыта правильной квалификации.

Отсутствие состава преступления

Закон содержит исчерпывающий перечень обстоятельств, исключающих производство по делу, а значит, и его возбуждение.

К ним относятся обстоятельства, указанные в ст. 5 УПК, а именно:

Отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 5 УПК) означает, что действие или бездействие, о котором идет речь в представленных материалах, не имело места в действительности.

Так, в сообщении утверждалось об умышленном лишении жизни какого-то лица. Между тем при проверке было установлено, что смерть наступила в результате длительного тяжелого заболевания или явилась следствием несчастного случая в результате неосторожного поведения самого потерпевшего.

Отсутствие в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК) означает, что в совершенном деянии нет признаков преступления или состава преступления, предусмотренного уголовным законом.

Например, дело не может быть возбуждено в случае, когда преступность и наказуемость деяния были устранены уголовным законом, вступившим в силу после совершения этого деяния или, например, когда лицо совершило административное пра-вонарушение.

Истечение сроков давности (п. 3 ч. 1 ст. 5 УПК) по конкретным преступлениям указано в ст. 78 УК. Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу. В случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно.

Течение давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, скрывается от следствия и суда. В этих случаях течение давности возобновляется с момента задержания лица или явки его с повинной.

Вопрос о применении давности к лицу, совершившему преступление, за которое могут быть назначены смертная казнь или пожизненное лишение свободы, разрешается судом. Если суд не найдет возможным применить давность, смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются. По таким делам уголовное дело возбуждается в обязательном порядке.

К лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренные ст. 353, 356, 357 и 358 УК РФ, сроки давности не применяются.

Акт амнистии как акт высшего органа государственной власти представляет собой полное или частичное освобождение от уголовной ответственности лиц, совершивших преступления. Если акт амнистии полностью исключает уголовную ответственность, а преступление было совершено до издания этого акта, уголовное дело не возбуждается.

Недостижение лицом возраста привлечения к уголовной ответственности (п. 5 ч. 1 ст. 5 УПК). Общеуголовная ответственность наступает с 16 лет, а по ряду преступлений с 14-летнего возраста (ст. 20 УК РФ). В отношении лиц, не достигших возраста, необходимого для привлечения к уголовной ответственности, уголовное дело не должно возбуждаться, но в связи с поступившим заявлением, сообщением необходимо выяснить, не имело ли место вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность взрослыми лицами, и возбудить дело по этим действиям.

Отсутствие жалобы потерпевшего, если дело может быть возбуждено не иначе как по его жалобе (п. 7 ч. 1 ст. 5 УПК). К числу таких закон относит дела о преступлениях частного и частно публичного обвинения (ст. 27 УПК). Лишь в исключительных случаях, если дело о каком-либо преступлении указанной категории имеет особое общественное значение или если потерпевший в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или по иным причинам не в состоянии защищать свои права и законные интересы, прокурор вправе возбудить такое дело и при отсутствии жалобы потерпевшего.

Примирение потерпевшего с обвиняемым по делам, возбуждаемым не иначе как по жалобам потерпевших, кроме случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 27 УПК (п. 6 ч. 1 ст. 5 УПК). Такое примирение допускается только по делам частного обвинения, предусмотренным ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 УК. В силу ст. 109 УПК судья до возбуждения уголовного дела принимает меры к примирению потерпевшего с лицом, на которое подана жалоба. Если в результате принятых судьей мер последовало примирение, уголовное дело не возбуждается.

Смерть лица, совершившего преступление (п. 8 ч. 1 ст. 5 УПК), влечет отказ в возбуждении дела, за исключением случаев, когда производство по делу необходимо для реабилитации умершего или возобновления дела в отношении других лиц по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 384—390 УПК).

В отношении лица, о котором имеется вступивший в законную силу приговор по тому же обвинению либо определение или постановление суда о прекращении дела по тому же основанию лицо за одно и то же преступление не может дважды привлекаться к уголовной ответственности. Здесь действует правило «поп bis in idem» («нельзя дважды за одно и тоже»). Поэтому уголовное дело не может быть возбуждено, если в отношении данного лица имеются вступивший в законную силу приговор, определение либо постановление суда о прекращении дела по тому же обвинению.

Возможность вновь возбудить уголовное дело возникнет, если ранее состоявшийся приговор (определение, постановление) будет отменен в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам.

В отношении лица, о котором имеется неотмененное постановление органа дознания, следователя, прокурора о прекращении дела по тому же обвинению, кроме случаев, когда необходимость возбуждения дела признана судом, в производстве которого находится уголовное дело (п. 10 ст. 5 УПК). До тех пор пока не будет отменено постановление органа дознания, следователя и прокурора об отказе в возбуждении или о прекращении уголовного дела по тому же обвинению, эти лица не вправе возбудить уголовное дело. Исключение сделано лишь для суда как органа осуществления правосудия в случаях, предусмотренных ст. 255 и 256 УПК, т.е. когда суд при судебном разбирательстве возбуждает уголовное дело либо по факту совершения подсудимым преступления, по которому ему не было предъявлено обвинения, либо в отношении лиц, совершивших преступление и не привлеченных за это к уголовной ответственности.

Объект состава преступления

Статья 2 УК определяет задачи кодекса. Это - охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений. Анализ данной правовой нормы позволяет сделать вывод, что указанная статья содержит перечень наиболее значимых общественных отношений, охраняемых уголовным законом от общественно опасных деяний. В учении о преступлении и составе преступления общественные отношения, охраняемые уголовным законом, определяются как объект преступления.

В ч. 1 ст.2 УК дается примерный перечень наиболее значимых общественных отношений. Общественные отношения. Охраняющие права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядки общественную безопасность, окружающую среду, конституционный строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества.

Таким образом, объект преступления - это охраняемые уголовным законом общественные отношения, на которые направлено общественно опасное деяние и которым причиняется вред, либо создается реальная угроза причинения вреда общественным отношениям, как объекту преступления свойственны определенные черты признаки.

Они позволяют:

- вычленить из всех общественных отношений те, что признаются объектом преступления;
- раскрыть его сущность;
- ограничить его от других уголовно-правовых категорий;
- уяснить характер вреда, причиняемого объекту преступления.

Общественные отношения, объявляемые объектом преступления, олицетворяют сущность социально-экономической формации и государства.

Объектом преступления признаются не любые, а лишь выгодные и угодные государству и господствующему в нем классу общественные отношения.

Объектом преступления признаются наиболее важные и ценные общественные отношения, нарушение которых причиняет или может причинить государству и обществу существенный вред, а наиболее ценными - социально полезные общественные отношения.

Объект преступления - это социальная категория, не содержащая ничего материального, что является критерием отграничения объекта от предмета преступления.

Субъектом общих отношений, признаваемых объектом преступления, является общество в целом, каждый его член, но не персонифицированное лицо (или лица).

При совершении любого преступления общие отношения, как объект преступления не разрушаются, не уничтожаются, а только нарушаются.

В соответствии с системой УК РФ, подразделенного не только на главы, но и на разделы, большинство из которых включает по несколько глав.

Объект преступления необходимо делить на четыре вида:

1) Общий;
2) Типовой (под общий, над родовой);
3) Родовой (специальный, групповой);
4) Непосредственный (видовой).

Типовой объект - это группа однотипных общественных отношений, на которые посягают преступления, ответственность за которые предусмотрена статьями, включенными в один и тот же раздел Особенной части УК РФ.

Типовой объект является критерием деления Особенной части УК РФ на разделы и одним из критериев построения системы Особенной части этого УК. Статьи об ответственности за отдельные виды преступлений распределяются по разделам Особенной части УК РФ в зависимости от сходства-различия типовых объектов, на которые посягают эти преступные деяния. По объему типовой объект уже общего объекта, составляя его часть.

По содержанию он конкретнее, поскольку по сравнению с общим объектом характеризуется дополнительным индивидуализирующим признаком. Так, общий объект - это все общественные отношения, охраняемые уголовным законом, а типовой - общественные отношения, обеспечивающие все блага личности, либо общественные отношения, обеспечивающие экономику.

Родовой объект преступления - это группа однородных общественных отношений, на которые посягают преступления, предусмотренные статьями, включенными в одну и ту же главу особенной части УК РФ.

Родовой объект является критерием деления Особенной части этого УК на главы и одним из критериев построения системы Особенной части данного УК. Статьи об ответственности за ответственности за отдельные преступления распределяются по главам Особенной части УК в зависимости от сходства-различия родовых объектов, на которые посягают эти преступные деяния.

По объему родовой объект уже общего и типового объектов преступления, составляет часть того и другого. По содержанию он конкретнее, так как характеризуется по сравнению с общим и типовым объектами дополнительным индивидуализирующим признаком. Родовыми объектами преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие жизнь и здоровье личности, свободу, честь и достоинство личности. В случаях, когда раздел Особенной части УК РФ включает одну главу, типовой и родовой объекты по объему и содержанию совпадают.

Непосредственный объект преступления - это вид общественных отношений, на которые посягают одно или несколько преступлений. По содержанию он может совпадать с родовым объектом преступления, к примеру, при уничтожении или повреждении чужого имущества, родовым и непосредственным объектом которого являются отношения собственности, но в большинстве случаев он по объему уже родового объекта и конкретнее по содержанию, поскольку характеризуется дополнительным по сравнению с ним признаком, например, при хищении чужого имущества непосредственным объектом являются отношения собственности, характеризуемые таким дополнительным признаком, как порядок распределения материальных благ в государстве и обществе: виновный в хищении нарушает отношения собственности, связанные с этим порядком, овладевая имуществом помимо него и вопреки ему.

Преступление может посягать на один или два и более непосредственных объекта. При посягательстве, например, на два объекта один из них является обязательным.

Второй может быть:

1) обязательным;
2) альтернативным;
3) дополнительным (факультативным).

Обязательный - это такой объект, при отсутствии посягательства на который отсутствует данный состав преступления. Так, разбой, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 162 УК РФ, посягает на два обязательных объекта: общественные отношения, обеспечивающие здоровье человека, и отношения собственности. Отсутствие посягательства на любой из них исключает состав разбоя.

Альтернативный объект - это равнозначный другому в уголовно-правовом смысле, заменяемый другим. В составе преступления с альтернативным объектом предполагается наличие как минимум двух таких объектов. Следовательно, альтернативные - это взаимозаменяемые объекты преступления, равнозначные друг другу в уголовно-правовом значении. Для наличия состава преступления с альтернативным объектом необходимо и достаточно, чтобы посягательство было направлено на любой из альтернативных объектов. К примеру, состав преступления нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, предусмотренный ч. 1 ст.264 УК РФ, налицо тогда, когда деяние посягает на обязательный объект - общественные отношения, обеспечивающие правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Дополнительный (факультативный) - это объект преступления, нарушаемый одновременно с обязательным объектом, который, являясь более важным и ценным, его поглощает. Осуществление посягательства на дополнительный объект на квалификацию преступления не влияет. Например, обязательным объектом хулиганства является общественный порядок, который может поглощать такой дополнительный объект, как общественные отношения, обеспечивающие здоровье человека. Когда при совершении хулиганства осуществляется посягательство на этот дополнительный объект посредством причинения легкого вреда здоровью, то содеянное квалифицируется только как хулиганство по ст. 213 УК РФ, и дополнительная квалификация по ст. 115 этого УК не требуется.

Значение объекта преступления в том. Что он соответствует, согласно содержанию ч.1 ст. 2 УК РФ, общественным отношениям, олицетворяющим сущность социально-экономической формации и государства, являющимися наиболее ценными и важными; он является критерием для построения системы особенной части УК; он определяет во многом квалификацию преступления; он обеспечивает разграничение преступлений.

Предмет преступления - это материальный субстрат, предмет материального мира, одушевленный или неодушевленный, в связи с которым или по поводу которого совершается преступление, на который непосредственно воздействует преступник, совершая преступления. Когда таким предметом является человек, то он именуется потерпевшим.

Факультативные признаки состава преступления

Факультативными считаются те признаки, которые являются необязательными с точки зрения квалификации преступления, но они позволяют индивидуализировать наказание, а также установить механизм совершения конкретного преступления. В криминологических исследованиях уяснение факультативных признаков позволяет разработать меры предупреждения конкретных преступлений. Facultas в переводе с латинского означает «возможность», что очень точно отражает содержание любого факультативного признака. Факультативные признаки объективной стороны состава преступления являются лишь возможными, а не обязательными элементами, характеризующими объективную сторону состава преступления. При квалификации конкретного преступления эти элементы присутствуют всегда, являются обязательными и подлежат доказыванию по любому уголовному делу. Более сотни лет отечественные юристы выделяют и исследуют факультативные признаки объективной стороны, однако к единой точке зрения до сих пор так и не пришли. Сегодня в науке российского уголовного права доминирует точка зрения, что факультативными признаками объективной стороны состава преступления являются обстановка, место, время, средства и орудия совершения преступления.

Другая точка зрения предполагает, что к факультативным признакам объективной стороны помимо вышеназванных относятся общественно опасные последствия, причинная связь между деянием и последствиями. Мы считаем вторую точку зрения более верной, потому что любому из усеченных, формальных или материальных составов бесспорно соответствует лишь один обязательный присущий всем признак, касающийся объективной стороны, — это наличие общественно опасного деяния, которое является противоправным, виновным и имеет две формы: активную, представленную действием, и пассивную, представленную бездействием.

Такие признаки, как общественно опасные последствия и причинная связь между деяниями и последствиями, характеризуют лишь материальные составы, поэтому их правильнее было бы считать не обязательными, а факультативными. По этому поводу небезынтересна точка зрения профессора Ю.И. Ляпунова, отмечавшего дуалистическую природу последствий, т.е. их промежуточное положение между объектом и объективной стороной состава преступления, и профессора С.И. Улезько, который однозначно относит общественно опасные последствия к объекту преступления. По сути, развивается идея В.Н. Кудрявцева, который утверждал, что объективная сторона преступления есть процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы, рассматриваемый с его внешней стороны с точки зрения последовательного развития тех событий и явлений, которые начинаются с преступного действия (бездействия) субъекта и заканчиваются наступлением преступного результата.

Таким образом, обязательным признаком объективной стороны состава преступления должно являться только общественно опасное деяние. Такая точка зрения устранит различного рода противоречия при характеристике факультативных признаков объективной стороны состава преступления. Сегодня неразбериха в понимании самого понятия факультативных признаков приводит к тому, что в одной и той же работе к факультативным признакам объективной стороны состава преступления относят общественно опасные последствия, причинную связь, обстановку, время, место, способ и средства совершения преступления и тут же утверждают, что факультативные признаки объективной стороны преступления — это только место, время, обстановка, орудия, средства, способ. Подводя итог сказанному, обязательным признаком объективной стороны состава преступления необходимо считать лишь общественно опасное деяние, а под факультативными — общественно опасные последствия, причинную связь между деянием и общественно опасными последствиями, место, обстановку, время, способ, орудие и средства совершения преступления.

Факультативные признаки объективной стороны состава преступления — категория изменяющаяся, не имеющая предела своего развития. Научно-технический прогресс, новые тенденции эволюции современного общества обусловливают изменения криминального поведения. В связи с этим нередко в уголовном законе появляются новые составы преступлений, с которыми корреспондируют и новые факультативные признаки. Разделение признаков происходит лишь в ходе мысленного анализа. То же происходит при анализе состава преступления, когда мы мысленно отделяем друг от друга объект и объективную сторону, субъект и субъективную сторону.

С уголовно-правовой точки зрения все вышеперечисленные факультативные признаки объективной стороны имеют несколько значений:

1. Факультативные признаки объективной стороны могут как криминализировать, так и декриминализировать общественно опасное деяние.

2. Уголовное законодательство разграничивает преступление по факультативным признакам объективной стороны состава преступления. При этом в законодательной практике определилась устойчивая тенденция, характеризующаяся дифференциацией преступлений в зависимости от факультативных признаков объективной стороны состава преступления. В ряде случаев факультативные признаки объективной стороны состава преступления используются в качестве основных, тогда они влияют на установление уголовной ответственности и наказания за деяния. Без них любые общественно опасные деяния представляют собой гражданские деликты, административные правонарушения либо дисциплинарные проступки.

3. Факультативные признаки закреплены законодателем в качестве признаков, квалифицирующих уголовно наказуемое деяние. Например, при незаконной добыче водных животных и растений (ст. 256 УК РФ) признак места является обязательным для привлечения виновных лиц к уголовной ответственности. В ряде случаев они являются обстоятельствами, отягчающими или смягчающими ответственность.

Так, согласно ст. 63 УК РФ обстоятельствами, отягчающими ответственность, являются такие факультативные признаки объективной стороны, как обстановка совершения преступления («совершение преступления в условиях чрезвычайного положения», «наступление тяжких последствий в результате совершения преступления»), способ преступления («совершение преступления с особой жестокостью, издевательством, а также мучениями для потерпевшего») и др.

В тех случаях, когда факультативные признаки состава преступления не влияют на квалификацию общественно опасного деяния, они учитываются судом при индивидуализации наказания.

4. Факультативные признаки характеризуют не только общественно опасные деяния, но и другие элементы преступления. Например, свойства средств и орудий, используемых при совершении преступления, характеризуют умысел виновного. Последний, используя те или иные орудия совершения преступления, осознает, предвидит и желает наступления общественно опасного последствия с учетом характера используемых им средств и орудий. Так, по делу Кирова, осужденного приговором суда города Ростова, указывается, что «нанесение удара топором по голове свидетельствует об умысле на совершение убийства, а не на причинение телесных повреждений».

Действующее уголовное законодательство не содержит определение способа совершения преступления, хотя в нормах Особенной части УК РФ данное понятие употребляется в ч. 4 ст. 33, п. «е» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 2 ст. 111, п. «б» ч. 3 ст. 127.1, ч. 1 ст. 150, ч. 1 ст. 164, ч. 2 ст. 167, ч. 1 ст. 183, ч. 1 ст. 215, п. «б» ч. 1 ст. 256, п. «б» ч. 1 ст. 258, ч. 2 ст. 261, ч. 1 ст. 267, ч. 1 ст. 339 УК.

Согласно толковым словарям русского языка способ — это образ действия, действие или система действий, тот или иной порядок действий, прием, метод осуществления чего-либо в достижении какой-нибудь цели. Уже в этом определении проявляется одна из ключевых проблем понимания способа совершения преступления — является ли бездействие способом совершения преступления.

В науке уголовного права нет единства во взглядах по данному вопросу, поэтому в настоящее время он является дискуссионным.

Условно можно выделить две основные точки зрения:

Одни ученые, такие как Я.М. Брайнин, Е.А. Сухарева, М.В. Шкеле, Б.В. Яцеленко и другие, под способом совершения преступления понимают определенную форму выражения преступного действия или бездействие.

Другие считают, что способ совершения преступления — это признак объективной стороны, признак или порядок, последовательность движений и приемов, т.е. форма действия, и именно в таком качестве должен рассматриваться в теории уголовного права. По их мнению, нет и не может быть никакого способа при бездействии. Указанные в соответствующих статьях УК РФ (например, ст. ст. 158, 161 УК РФ) способы относятся только к действию, а не бездействию.

Мы придерживаемся первой точки зрения и считаем, что способ совершения преступления характеризует деяние в целом. Для уяснения сущности способа совершения преступления необходимо акцентировать внимание на том, что представляет собой метод осуществления чего-либо в достижении какой-нибудь цели. Методы могут быть как активными, связанными с осуществлением каких-либо действий, так и пассивными, выражающимися в бездействии. При бездействии способ совершения преступления имеет свою специфику, связанную с тем, что при бездействии лицо не совершает действия, которое оно должно было и могло исполнить.

Способ совершения преступления при бездействии указывает, какие конкретные действия не совершены. Так, при уклонении от исполнения обязанностей военной службы (ст. 339 УК) — бездействие, способом преступления законодатель называет симуляцию болезни, членовредительство, подлог документов и иной обман. О средствах и орудиях совершения преступления законодатель говорит уже в Общей части УК при определении ответственности за приготовление (ч. 1 ст. 30 УК) и признаков пособничества (ч. 5 ст. 33 УК). В Особенной части УК упоминается только «средство», к которым относятся электрошок, газ, огонь, радиация, эпидемия, эпизоотия.

Под средствами и орудиями совершения преступления понимаются явления или предметы материального мира, используя которые преступник воздействует на объект преступления. Применение средств и орудий совершения преступления обусловлено объективно-субъективными условиями, преступник использует их избирательно. Поэтому совершенно справедливо В.Н. Кудрявцев относит их к переменным признакам. По своему функциональному назначению одна и та же вещь может быть предметом преступления или предметом совершения преступления, поэтому необходимо различать данные категории. В одних случаях, таких как контрабанда (ст. 188 УК) или хищение оружия (ст. 226 УК), оружие является предметом преступления, в других, таких как убийство, разбой, бандитизм, — предметом совершения преступления.

Предметом совершения преступления вещь будет считаться тогда, когда она используется в качестве инструмента воздействия на объект. Если же преступление совершается в связи или по поводу этой вещи, то она признается предметом преступления.

Место совершения преступления представляет собой пространственную характеристику преступления. Это конкретная территория (сухопутная, водная или воздушная), указанная или подразумевающаяся в диспозиции статьи, на которой совершается общественно опасное деяние. Например, ст. 217 УК РФ (нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах) предусматривает совершение преступления на территории заповедника. При надругательстве над телами умерших (ст. 244 УК) речь идет о местах захоронения, при незаконной добыче водных животных и растений (ст. 256 УК) имеются в виду заповедные места или миграционные пути к ним.

Таким образом, уголовно-правовое содержание места полностью соответствует общепринятому пониманию этого термина, т.е. пространство, на котором что-либо происходит, находится.

Время совершения преступления — это определенный период той или иной длительности, в течение которого может быть совершено преступление. Уголовно-правовое и этимологическое определения времени совпадают практически полностью, так как словарь русского языка определяет время как продолжительность, длительность чего-нибудь, определенный момент, в который происходит что-нибудь. Например, такие преступления, как воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. 141 УК РФ) и фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов (ст. 142 УК РФ), возможны только во время выборов в органы государственной власти и органы местного самоуправления или референдума либо во время подведения их итогов. Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК) возможно во время родов или сразу же после родов.

В уголовно-правовой науке нет единства мнений по поводу понятия обстановки совершения преступления. Одни ученые-юристы понимают под ней «конкретные и специфические объективные условия, в которых совершается общественно опасное посягательство». Другие понимают «совокупность признаков объективного характера, которые повышают или понижают общественную опасность преступления» либо одно «из условий, которое используется преступником для достижения своих целей или представляет собой такое стечение событий и обстоятельств, которые могут свидетельствовать как о большей, так и о меньшей общественной опасности преступления и преступника». Сегодня в уголовном праве обстановка включает место, время и другие конкретные условия совершения преступления.

В преступлениях против личности, совершенных в состоянии аффекта (ст. ст. 107, 108, 113, 114 УК РФ), законодатель определяет условия уголовной ответственности. О них упоминается и в ст. 19 УК (общие условия уголовной ответственности), ст. 89 УК (условия жизни и воспитания несовершеннолетнего), ст. 176 УК (условия кредитования). Место наряду со временем всегда выступает необходимым компонентом, частью обстановки, поскольку последняя не может быть территориально и временно не определена.

Обстановка преступления — это не только совокупность непосредственных физических условий, она охватывает более широкий круг явлений и включает также общую историческую и социально-политическую обстановку, конкретные условия жизни и деятельности данного коллектива, в котором было совершено преступление.

Относительно же проблемы места и времени совершения преступления как элементов обстановки в ее решении следует исходить из положений диалектики, в соответствии с которыми пространство (его моментом является место) и время есть атрибуты материи. Не существует материального объекта без пространственно-временных характеристик. В философском аспекте не имеет смысла говорить о пространстве и времени как о каких-то особых «сущностях», находящихся вне, рядом с материальными объектами. Соотношение обстановки, места, времени — это отношение части и целого.

«Чистого» пространства и времени, не связанного с какими бы то ни было материальными объектами, не существует. Поэтому высказанное в теории уголовного права утверждение о существовании в системе признаков объективной стороны состава преступления еще и такого ее самостоятельного признака, как ситуация совершения преступления, образуемого сочетанием места, времени и обстановки совершения преступления, не совсем верно. Ситуация совершения преступления может рассматриваться как фрагмент обстановки.

Усеченный состав преступления

Усеченный состав преступления — это состав, для признания которого оконченным не требуется не только наступления преступного результата, но и доведения до конца тех действий, которые способны вызвать данные последствия. Усеченные составы преступлений законодатель считает оконченными на более ранней стадии преступных действий (разбой, бандитизм и др.).

Наступление преступною последствия является последней стадией преступной деятельности — стадией окончания преступления. Однако в советской уголовно-правовой литературе существует и иное мнение. Полагают, что в некоторых составах преступлений момент окончания перенесен законодателем на более ранние стадии — стадии исполнения и даже приготовления. В этих составах преступное последствие оказывается таким образом «усеченным», а отсюда и составы были названы «усеченными».

Такой точки зрения придерживаются авторы учебного пособия по общей части уголовного права 1952 года, Н. Д. Дурманов, М. Д. Шаргородский, Красильников, И. Слуцкий, П. Денисов, Н. Дворкин, Н. Меркушев. Авторы учебника считают конструкцию «усеченных» составов законодательно-техническим приемом в целях усиления борьбы с отдельными категориями общественно опасных преступлений. Они пишут, что подобного рода конструкции для советского уголовного права не типичны, редки, ибо по советским законам приготовление и покушение наказываются наравне с оконченным преступлением.

С подобной оценкой значения «усеченных» составов авторами учебника как умаляющей их «политически принципиальное значение для советского уголовного права» не согласны М. Д. Шаргородский и Н. Д. Дурманов.

Сторонники признания «усеченных» составов считают, что эти составы нужны для того, чтобы способствовать активизации борьбы с наиболее опасными преступлениями. Составы, которые законодатель объявляет законченными на стадии приготовления и покушения без реального причинения ущерба объекту целесообразны якобы потому, «что они исключают необходимость при особо опасных формах приготовления доказывать наличие умысла в отношении преступного результата.

Характерной чертой «усеченных» составов, по мнению Н. Д. Дурманова, является то, что законодатель признает преступление оконченным, «когда деяние, прямо направленное на объект, охватываемый умыслом виновного, еще не совершено, (но этот объект уже ставится в явную опасность причинения ему ущерба.

От так называемых «формальных» составов эти составы отличаются тем, что прямым умыслом виновного охватываются не только действия, входящие в состав преступления, но и дальнейшие, направленные на тот же объект действия и их результат, находящиеся за пределами данного состава».

В качестве примеров «усеченных» составов авторы учебника 1952 года называют состав оставления в опасности (ст. 156 УК), понуждения женщины (ст. 154УК), поставления в опасные условия работы (ч. 3 ст. 133 УК). Авторы рецензии на учебник советского уголовного права 1938 года относят к «усеченным» составам также угрозу (ст. 731 УК) и подлог (ст. 72 УК), Н. Д. Дурманов считает «усеченными.» составы бандитизма (ст. 593 УК), разбойного нападения, подлога.

Проблема «усеченных» составов уходит своими корнями в работы немецких криминалистов конца XIX и начала XX веков. Наиболее обстоятельно она впервые была изложена в восьми томной монографии Биндинга «Нормы и их нарушения». Биндинг, ярко выраженный сторонник нормативистской теории, делил составы на три вида в зависимости от характера запретительных норм (Verbot). Первый, нормальный вид — норма, запрещающая причинение результата (Verletzungsverbote). Эта норма предполагает полный состав преступления - состав причинения ущерба (убийство, хищение и т. п.).

Второй вид нормы — норма, запрещающая создание опасности причинения вреда (Verbot der Gefahrdung). Ей соответствуют деликты опасности (оставление в беспомощном положении и т. д.). Наконец, третий тип норм - простой запрет (Verbot schlechthin). В соответствии с этой нормой конструируются составы простых правонарушений (быстрая езда, недозволенное хранение оружия и т. п.).

Первый состав - нормальный, два остальных - являются «усеченными», при этом во втором нужно доказывать не реальное причинение ущерба, а лишь опасность такого причинения, а в третьем доказывается только наличие самого действия.

Даже с точки зрения буржуазных криминалистов теория «усеченных» составов не была бесспорной. Так, Белинг писал, что преступление есть деяние, запрещенное под страхом наказания, поэтому нельзя противопоставлять законодательную структуру преступления какой-то несуществующей, нормальной, естественной его структуре. Если в деянии имеются все признаки, указанные в законе, то это полное целое преступление, и оно не может считаться «усеченным».

В русском дореволюционном уголовном праве теория об «усеченных» и «не усеченных» составах не имела сторонников. Исключение составляли лишь А. М. Круглевокий и С. П. Мокринский. А. М. Круглевский в монографии «Имущественные преступления» отстаивал и развивал точку зрения Биндиига об «усеченных» составах. Он также признавал основные и неосновные нормы. «Усеченный» состав, по его мнению, «не заключает в себе всех признаков, принадлежащих акту нарушения основной нормы». «Усеченный» или, как он его называл, «урезанный» состав полностью выполняет состав правонарушения и частично состав преступления.

К сожалению, многие ошибочные положения буржуазной теории «усеченных» составов некритически восприняты отдельными советскими теоретиками.

Так, Дурманов начинает главу о понятии оконченного преступления тем положением, что «об оконченном преступлении можно говорить в двояком смысле или в смысле конструкции оконченного преступления в законе, то есть в соответственной статье особенной части, или же в смысле определения конкретного оконченного преступления в судебной практике». Дурманов критикует авторов учебника, которые не учитывают этого обстоятельства, говоря о конструкции так называемых «усеченных» составов в законе. Сам же Н. Д. Дурманов пишет в различных параграфах об оконченном преступлении в законе и об «установлении момента окончания конкретного преступления судом». Сопоставляя закон и судебную практику, автор делает следующий вывод: «В общем, судебная практика Верховного Суда СССР при определении оконченного преступления исходит из характера формулировки состава данного преступления в статье особенной части советского уголовного закона».

Подобное утверждение ни на чем то основано и должно быть отвергнуто. Судебная практика понимает оконченное преступление так и только так, как законодатель формулирует составы преступлений. Противопоставление понятия оконченного преступления в судебной практике и в законе является причиной ошибочной трактовки так называемых «усеченных» составов.

Правильно пишут Т. В. Церетели и В. Г. Макашвили в рецензии на книгу Н. Д. Дурманова «Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву», что «признание существования двух понятий оконченного преступления, по нашему мнению, лишено оснований. Оно может создать впечатление, что точка зрения суда на оконченное преступление расходится с точкой зрения закона по данному вопросу. Но разве это допустимо, чтобы законодатель и суд вкладывали в одно и то же понятие разное содержание? С таким положением согласиться нельзя».

Рецензенты далее правильно отмечают, что концепция «усеченных» составов — буржуазная концепция. Ее реакционный характер заключается в том, что она вопреки закону, решение вопроса об оконченном деяния предоставляет свободному усмотрению буржуазных судей и, кроме того, ведет к расширению уголовной ответственности. Т. В. Церетели и В. Г. Макашвили правильно заключают, что «следует избегать двух понятий оконченного преступления в каком бы то ни было виде, так как с этим связаны тенденции, неприемлемые для советского уголовного права».

В самом деле, понятие «усеченности» состава весьма относительно. Определить «усечен» ли состав, можно лишь сравнивая его с другими «не усеченными», то есть «полными», «целыми» составами преступлений. Следовательно, неизбежно появляется необходимость в том самом нормальном, полном преступлении, о котором в свое время писал Биндинг.

А. Н. Трайнин справедливо отмечал: «Закон «усеченных» составов не знает, и знать не может. Закон все составы заполняет надлежащими элементами. Необходимо учесть и другое: различие «усеченных» составов логически предполагает существование какой-то средней нормы составов, ниже которой, очевидно, и опускается так называемый «усеченный состав»... Однако хорошо известно, что никаких средних нормальных составов не существует и существовать не может: состав преступления таков, каким он описан в законе».

Н. Д. Дурманов считает неудачным термин - «усеченный состав» и предлагает в подобных случаях говорить о составах, в которых момент окончания преступления перенесен на более раннюю стадию, то есть приготовление и покушение. Но от подобной замены положение не меняется. Покушение и приготовление, наказуемые якобы как оконченное преступление, тоже предполагают соответствующее оконченное преступление, стадией которого они являются.

Признать «усеченным», например, состав оставления в опасности (ст. 156 УК) можно лишь в сопоставлении с «неусеченным» составом убийства: сравнительно с убийством в составе оставления в опасности не хватает смерти жертвы. Отсюда и делается вывод, что оставление в опасности есть покушение на убийство, наказуемое как оконченное преступление.

Приобретение яда или огнестрельного оружия опять-таки рассматривается в виде наказуемого как оконченное преступление приготовления к тому же «целому» составу убийства.

О составе угрозы (ст. 731 УК) авторы учебника «Советское уголовное право» 1952 года пишут даже как о самостоятельно наказуемой стадии убийства (не существующей в действительности) — обнаружении умысла на убийство. Н. Д. Дурманов пишет об угрозе, как о действии, создающем условия для причинения вреда объекту. Какому объекту? Очевидно, жизни человека, ибо действительному объекту угрозы, предусмотренному в ст. 731 УК, то есть общественно политической деятельности граждан, интересам коллективизации и т. п. — ущерб причиняется реально. С этой точки зрения разбой, как «усеченный» состав, оказывается самостоятельно наказуемой стадией покушения на хищение, а подлог так же наказуемым как оконченное преступление приготовлением к хищению, и другим преступлениям.

Нетрудно убедиться, к какой невероятной путанице приведет на практике реализация подобного рода положений. Если признать оставление в опасности (ст. 156 УК) «усеченным составом убийства» или самостоятельно наказуемым покушением на убийство, «когда виновный еще не закончил действий, выражающихся в посягательстве на объект» (на жизнь человека), когда «прямым умыслом виновного охватываются не только действия, входящие в состав преступления, но и дальнейшие, направленные на тот же объект действия и их результат, находящийся за пределами данного состава» (на лишение жизни), то это означает, во-первых, полное искажение как состава оставления в опасности, так и самого учения о составе преступления вообще, и, во-вторых, лишает суды, какой бы то ни было возможности решить практически важный вопрос о разграничении оставления в опасности и покушения на убийство.

Получается следующая картина: последствия при оставлении в опасности (ст. 156 УК), «усечены», то есть лежат за составом, и так как эти последствия охватываются прямым умыслом виновного, то вина оказывается также за составом оставления в опасности, ибо вина есть субъективное отношение к общественно опасным последствиям. Кроме того, и объект (жизнь и здоровье жертвы) также находятся за составом. Таким образом, оказывается, что все элементы, за исключением действия и субъекта, вынесены за пределы состава.

В действительности же состав оставления в опасности ничего общего с убийством не имеет. Объектом его является не жизнь, а безопасность человека. Объективная сторона выражается в действиях, которые вполне закончены и причиняют реальный ущерб своему объекту. Они представляют собой поставление лица, находящегося в беспомощном состоянии, в опасное для жизни и здоровья положение. Умысел субъекта при этом не выходит за пределы состава, ибо это противоречило бы понятию умысла, как признака субъективной стороны преступления. Содержанием умысла всегда является предвидение элементов состава преступления. В данном случае умысел состоит в том, чтобы заведомо подвергнуть жертву известной опасности, но не лишать ее жизни. Если же будет установлено, что «прямым умыслом виновного охватываются не только действия, входящие в состав преступления, «но и дальнейшие, направленные на тот же объект действия, и их результат, находящийся за пределами данного состава», как правильно, виновные будут отвечать не за оставление в опасности, а за покушение на убийство.

Именно по тому, направлен ли умысел субъекта на причинение смерти или только на оставление в опасности, и можно разграничить состав преступления, предусмотренный ст. 156 УК, и покушение на убийство. Верховный Суд ООСР в определении по делу Г., решая вопрос о разграничении оставления в опасности и покушения на убийство, указал, что умышленное создание родителями тяжелых условий для ребенка с целью привести его к смерти должно квалифицироваться как покушение на убийство.

Не менее ошибочным является также рассмотрение изготовления и хранения оружия и ядов как наказуемых в форме оконченных «усеченных» составов приготовления (создание условий) к убийству. Законодатель не случайно поместил статьи, предусматривающие эти преступления, в главу о нарушении правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и порядок. Объектом этих преступлений являются не жизнь человека и его здоровье, а установленный в СССР порядок хранения и обращения с ядами и оружием. Лицо, разумеется, может, приобретая оружие, готовиться к убийству. Но от этого объект преступления, указанный в ст. 182 УК, не меняется. Появляется лишь необходимость в дополнительной квалификации по совокупности (ст. ст. 19 и 136 УК). Умысел на убийство при незаконном хранении оружия доказывать не приходится, но вовсе не потому, как пишет М. Д. Шаргородский, что это состав особого рода, где умысел на убийство презюмируется законодателем. Он не доказывается потому, что не имеет ничего общего с умыслом состава хранения оружия. Для ответственности по ст. 182 УК с субъективной стороны достаточно того, что субъект предвидит нарушение им системы обращения с огнестрельным оружием и желает ее нарушить.

Все сказанное об «усеченных» составах или стадиях убийства, наказуемых как оконченное преступление, распространяется и на мнимые составы «усеченного» хищения — разбоя и подлога.

Вместо того чтобы в соответствии с предельно ясной редакцией ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении охраны личной собственности граждан» считать разбой оконченным с момента нападения или угрозы нападения А. А. Пионтковский в Курсе советского уголовного права начал развивать теорию усеченных составов. В результате он пришел к выводу, что: «разбой, если взять не усеченный состав преступления, а состав преступления в его полностью завершенном виде, как похищение имущества, есть противоправное насильственное изъятие имущества из чужого владения».

Таким образом, А. А. Пионтковскцй конструирует новый состав — насильственное завладение имуществом, несмотря на то, что законодатель определяет разбой как нападение или угрозу нападения с целью изъятия имущества.

Об ошибочности отождествления подлога, преследуемого по ст. ст. 72 и 120 УК, с приготовлением к хищению и другим преступлениям будет сказано далее.

Б. С. Никифоров, с полным основанием отрицая концепцию «усеченных» составов как не имеющую под собой серьезного научного основания, верно отмечает, что «при внимательном изучении составов этой группы неизменно обнаруживается, что речь здесь в действительности идет не о незавершенной преступной деятельности, а о действиях, нарушающих особые, самостоятельные интересы, особые общественные отношения, которые законодатель, конструируя эти составы, стремится поставить под охрану».

Сторонники деления преступлений на «усеченные» и «не усеченные» правы лишь в одном: законодатель в стремлении максимально оградить ценные объекты от преступных посягательств конструирует составы таким образом, чтобы действия, которые создают даже самые отдаленные возможности причинения ущерба этим объектам, оказались в сфере уголовно-правовой репрессии. И, конечно, конструируя составы создания опасности для жизни или здоровья гражданам, запрещая хранить оружие, законодатель в конечном итоге исходил из того, что эти преступления могут причинить вред личности. Но сторонники теории «усеченных» составов недопустимо смешали эти мотивы законотворчества с конструкцией составов указанных преступлений. Одно дело, по каким мотивам законодатель ввел данные преступления в уголовный кодекс, а другое, какова конструкция данного состава преступления. Если уголовный кодекс говорит, что объектом хранения яда является общественная безопасность, то суд не может считать таковым жизнь и здоровье человека и в соответствии с этим доказывать объективную и субъективную стороны храпения яда как приготовление к преступлениям против личности.

По нашему мнению, не существует составов с «урезанными», «усеченными» последствиями, лежащими якобы за составом деяния и охватываемые умыслом субъекта. Преступный ущерб всегда прямо входит в состав преступления и умысел может распространяться только на этот ущерб. Умысел на ущерб, лежащий за составом преступления, учитывается в плане индивидуализации наказания. Не существует наказуемых как оконченное преступление приготовлений и покушений, так как последние всегда лишь виды неоконченного преступления.

Обязательные признаки состава преступления

Обязательными (основными) признаками состава преступления следует считать признаки, которые присутствуют во всех составах. При отсутствии любого из них уголовная ответственность исключается.

К обязательным признакам состава преступления относятся:

а) общественные отношения (интересы, блага), подвергшиеся посягательству;
б) общественно опасное деяние (действие или бездействие);
в) вина (умысел или неосторожность);
г) возраст, с которого наступает уголовная ответственность (16 или, в отдельных случаях, 14 лет);
д) вменяемость.

Все остальные объективные и субъективные признаки состава преступления являются факультативными (дополнительными). Это предмет преступления, общественно опасное последствие, причинно-следственная связь между общественно опасным деянием и его последствием, время, обстановка, место, орудия и средства совершения преступления, мотив, цель и специальные признаки субъекта преступления (или специальный субъект). Указанные признаки, в отличие от обязательных, могут влиять на квалификацию преступления, а могут и не влиять. Например, без установления предмета преступления квалификация грабежа (ст. 161 УК) невозможна, а квалификация причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК) — возможна.

Признаки объективной стороны состава преступления

Признаки объективной стороны преступления определяются в статьях Особенной части УК РФ в трех формах:

1) в одних статьях указывается только опасное деяние (действие или бездействие), например, хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу (ст. 213 УК РФ), злостное уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей (ст. 157 УК РФ);
2) в других статьях говорится только об общественно опасных последствиях, например, в статьях Уголовного кодекса, предусматривающих ответственность за убийство (ст. 105 УК РФ), за причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ);
3) наконец, в ряде статей указывается как на действие или бездействие, так и на общественно опасное последствие, например, нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека (ст. 143 УК РФ).

Отдельные преступления, посягая на один и тот же или различные объекты, отличаются друг от друга формой деяния, способом совершения преступления, наступившими последствиями и другими признаками объективной стороны.

Так, имущественные преступления, характеризующиеся корыстной целью, отличаются друг от друга способом завладения чужого имущества. При краже имеет место тайное похищение, при мошенничестве завладение имуществом происходит путем обмана и т. д. Таким образом, точное установление признаков объективной стороны дает возможность разграничить отдельные преступления и правильно квалифицировать содеянное.

В обычных условиях факультативные признаки не являются обязательными, если они не указаны в статье Особенной части УК, в отличие от основных (они могут быть не указаны в статье Особенной части). Но чаще всего работникам следствия, дознания, прокуратуры, суда необходимо устанавливать факультативные признаки, даже если они прямо не указаны в статье, с целью предотвращения неправильной квалификации, привлечения к уголовной ответственности невиновных, назначения несправедливого наказания.

Место, время, способ, обстановка, орудия и средства совершения преступления — факультативные признаки объективной стороны состава преступления. Эта его «факультативность» обычно порождает упрощенное представление об этом признаке как каком-то второстепенном, не оказывающем существенного влияния на решение вопроса об уголовной ответственности и наказании лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние. Однако, как это нередко бывает, кажущееся простым на самом деле не так уж просто и очевидно.

Изучение же судебной практики свидетельствует о том, что невнимательное отношение к установлению этих признаков преступления порождает ошибки в применении соответствующих уголовно-правовых норм, а, следовательно, может серьезно нарушать права граждан в уголовном судопроизводстве.

Например, в тех случаях, когда место совершения преступления выступает в качестве конструктивного признака состава, установление того, что преступление совершено в другом месте, означает либо отсутствие вообще в деянии состава преступления, либо влечет квалификацию преступления по другим статьям Уголовного кодекса.

Можно встретить точку зрения, что факультативные признаки на самом деле признаками преступления не являются. Это условия совершения общественно-опасного деяния. Так считает, например, В.Н.Кудрявцев: «Они (факультативные признаки) не являются самостоятельными элементами объективной стороны, т. е. они только характеризуют деяние (действие или бездействие) преступника. К объективной стороне относятся не сами способ, место, время и обстановка совершения преступления, взятые помимо или наряду с действием (бездействием), а внешняя сторона общественно-опасного действия (бездействия), выполненного определенным способом, в данных условиях, месте, времени и обстановки»".

Очень четко обозначил эту позицию А.И.Бойцов: «Каждое преступление совершается в определенном месте и в определенное время. Во всяком случае, автору неизвестны общественно опасные деяния, существующие вне времени и пространства как всеобщих атрибутов бытия социальной материи. Тем не менее, в доктрине уголовного права пространственно-временные признаки принято относить к числу факультативных, т. е. не обязательных признаков состава преступления. Что это: всеобщее заблуждение или необъяснимый парадокс?

Если обратиться, например, к составу такого преступления, как обычное убийство, то в статье Особенной части УК, устанавливающей ответственность за это деяние, ничего не говорится ни о месте, ни о времени его совершения. Означает ли это, что указанные признаки безразличны для квалификации содеянного по данной статье? В некотором смысле, да, но лишь до тех пор, пока мы не столкнемся с убийством, совершенным во время действия прошлого закона, уже утратившего силу к моменту рассмотрения дела, или с убийством, совершенным иностранным гражданином на территории России, равно как и российским гражданином в иностранном государстве. Вот тогда-то в памяти моментально всплывают соответствующие положения Общей части УК, устанавливающие пределы действия его во времени и пространстве, почему-то до этих пор не ассоциируемые с признаками рассматриваемого состава. Почему же?»

С ним солидарен и Н.И.Панов:

Такая точка зрения, естественно, имеет право на существование, однако, с подобным пониманием уголовно-правовой функции факультативных признаков вряд ли можно согласится. В самом деле, хотя ни время, ни место, ни обстановка сами по себе не входят во внутреннюю структуру действия как такового, но из этого факта ничего не следует, поскольку преступление — сложное социальное образование, органически включающее в себя помимо действия (бездействия) и деятеля, и объект, на который он посягает, и сопутствующие деянию объективные факторы, при наличии которых развивается преступное событие.

Время и место совершения преступления — важные уголовно-правовые категории, определяющие действие уголовного закона во времени и в пространстве. В рамках же состава преступления они изучаются в качестве признаков объективной стороны преступного посягательства.

Преступление — конкретный акт человеческого поведения, который в силу своей реальности немыслим вне времени и пространства, вне определенной внешней формы своего проявления. Поэтому такие объективные обстоятельства, как способ, место, время, обстановка, непременно сопутствуют совершению любого преступления. Вместе с тем они предусматриваются в законе тогда, когда их наличие влияет на характер и степень общественной опасности преступлений.

Представлять положение вещей иначе значит обеднить его именно как антисоциальное явление. Если объективная сторона преступления есть его законодательное, нормативное закрепление как социальной реальности, то это отображение во всех своих существенных чертах и признаках должно соответствовать отображенному явлению, т. е. антисоциальному аналогу. Именно поэтому место, время, способ, средство, обстановка в законодательной дефиниции приобретают форму и значение относительно самостоятельных признаков состава преступления, которые наряду и в связи с действием (бездействием) раскрывают внешний процесс общественно-опасного посягательства на охраняемый объект.

И.Я.Козаченко и З.А.Незнамова считают, что факультативные признаки состава очень часто играют вспомогательную роль. Часто их определяют как совокупность конкретных условий, в которых совершается преступление. Это определение касается фактических условий и обстоятельств, но следует иметь в виду, что юридически значимы они лишь в том случае, если указаны конкретно в законе. Если названные обстоятельства не влияют на исход преступления и не могут, согласно закону, то в них нет юридического смысла.

На наш взгляд, данная точка зрения не совсем корректна, так как факультативные признаки, в том числе и обстановка совершения преступления, носят не только вспомогательный характер, но могут иметь и определенный юридический смысл, даже если они прямо не указаны в законе. Их установление или не установление может повлиять на квалификацию или размер наказания.

С учетом вышесказанного необходимо дать определение объективной стороны преступления.

Сложное определение дает В.Н.Кудрявцев: «Объективная сторона преступления есть процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы, рассматриваемый с его внешней стороны с точки зрения последовательного развития тех событий и явлений, которые начинаются с преступного действия (бездействия) субъекта и заканчиваются наступлением преступного результата». Такое определение, на наш взгляд, во-первых представляется излишне усложненным, а во-вторых, годится лишь для материальных составов.

Следующее определение, даваемое авторами учебника «Уголовное право. Общая часть» под редакцией И.Я.Козаченко и З.А.Незнамова: «Объективная сторона преступления есть совокупность существенных, достаточных и необходимых признаков, характеризующих внешний акт общественно опасного посягательства, причиняющего вред (ущерб) объекту, охраняемому уголовным законом».

Также сложное определение дает И.Ренпеберг. «Объективная сторона есть совокупность тех объективных обстоятельств преступных действий, которые влияют на их общественную опасность и морально-политическую предосудительность и поэтому указываются в качестве объективных признаков преступления в составе преступления, предусмотренном уголовно-правовой нормой»".

Не будем строго подходить к определению, данному почти пятьдесят лет назад. Но чего стоит такая характеристика объективной стороны, как влияние ее на морально-политическую предосудительность.

В этой связи более простым и более точным представляется нам определение даваемое Г.В.Тимейко: «Объективная сторона преступления представляет собой внешний акт преступного деяния, протекающий в определенных условия места, времени и обстановки».

Объективная сторона преступления представляет собой внешний акт преступного деяния (действие или бездействие), совершенное определенным способом в конкретных условиях места, времени и обстановки, иногда с применением орудий или других средств, повлекшее в материальных составах вредные последствия.

Субъект состава преступления

В каждом преступлении наличествуют четыре стороны или элемента: объект преступления, объективная сторона преступления, субъект преступления и субъективная сторона преступления.

Объект преступления — это те общественные отношения, которые нарушаются совершением преступления, те ценности, на которые посягает преступное деяние.

Объективная сторона — это действие (бездействие) лица, последствия преступного деяния, другие объективные обстоятельства, например место, время, способ совершения преступления.

Субъект преступления — это лицо, совершившее преступление, обладающее определенными признаками.

Субъективная сторона преступления — это вина субъекта в форме умысла или неосторожности, а также мотив и цель преступления.

Общее понятие состава преступления указывает, какие признаки, характеризующие эти четыре стороны преступления, должны отражаться в конкретных составах преступления. Так, состав преступления должен содержать указание на объект преступления, например, в ст. 275 УК говорится, что государственная измена — это деяние, совершаемое "в ущерб внешней безопасности Российской федерации". В этом составе содержится подробное описание объекта преступления. В некоторых случаях объект, общий для группы преступлений, определяется заголовком главы Уголовного кодекса, например, "Преступления против собственности" (гл. 21 Особенной части УК). Все преступления, предусмотренные в данной главе, нарушают установленные в нашем государстве отношения собственности.

Объективная сторона преступления всегда описывается в уголовном законе. Обязательно должно характеризоваться действие или бездействие, в ряде случаев определяются последствия, например смерть потерпевшего при убийстве, в отдельных случаях указаны определенное место (общественное место — ст. 214 УК), способ орудия совершения преступления (разбой с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, — ч. 2 ст. 162 УК).

Субъективная сторона преступления, как правило, точно обозначена в статьях Особенной части УК, например: умышленное убийство (ст. 105 УК), причинение смерти по неосторожности (ст. 103 УК). Иногда характер вины настолько очевиден, что в статье Особенной части УК отсутствует прямое указание на форму вины, например в ст. 15-8 УК говорится: "Кража, т. е. тайное хищение чужого имущества". Понятно, что хищение может совершаться только умышленно. В ряде случаев закон содержит указание на мотив и цель преступления, например: убийство из корыстных побуждений (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК) или подделка удостоверения или иного официального документа в целях его использования (ч. 1 ст. 327 УК).

Общие признаки, характеризующие субъекта преступления, указаны в Общей части УК: это, прежде всего признание, что уголовной ответственности подлежат только физические лица; также возраст, по достижении которого возможна уголовная ответственность и вменяемость лица, совершившего общественно опасное деяние. Специальные признаки субъекта преступления указываются в статьях Особенной части УК. Например, за государственную измену могут нести ответственность только граждане России, за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах самоуправления (гл. 30) — только должностные лица, за преступления против военной службы — только военнослужащие и приравненные к ним лица.

Поэтому конкретный состав преступления содержит набор существенных признаков, характеризующих данное преступление, указанных в статьях как Общей, так и Особенной части УК.

Общее понятие состава преступления включает указание на признаки, которые должны быть описаны в каждом конкретном составе преступления.

В отличие от понятия преступления признак наказуемости не включается в содержание состава преступления.

В практической деятельности по борьбе с преступностью чаще приходится исследовать соотношение конкретного преступления и конкретного состава преступления. Преступление — это социальный факт, явление социальной действительности. Конкретное преступление характеризуется множеством признаков. Однако значение их не одинаково. Одни признаки определяют сущность преступного деяния. Эти признаки включаются в состав данного преступления. Другие признаки учитываются при индивидуализации ответственности и назначении наказания. Третьи имеют чисто доказательственное значение и на уголовную ответственность не влияют.

Так, если 25 марта в 22 часа на одной из улиц Москвы мужчина 24 лет, нигде не работающий, угрожая ножом, отнял у прохожего деньги, часы и дипломат из кожзаменителя (всего на сумму 1 млн. 800 тыс. руб.), то это преступление должно квалифицироваться как разбой с применением оружия.

Состав этого преступления включает следующие признаки:

- субъект — лицо, достигшее 14-летнего возраста, вменяемое;
- объективная сторона — нападение, соединенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия;
- субъективная сторона — прямой умысел на применение угрозы оружием и цель — хищение чужого имущества.

Убийство состав преступления

Объект убийства – жизнь другого человека. Но было бы неправильно сводить понятие жизни лишь к биологическому процессу, так как человек, прежде всего член общества и его жизнь неотделима от общественных отношений. Поэтому объектом преступного посягательства при убийстве являются и жизнь человека, и общественные отношения, возникающие в связи с охраной его жизни.

Со смертью человека прекращается уголовно-правовая охрана его жизни, и, следовательно, нельзя говорить об убийстве, когда лицо стреляло с целью лишения жизни в уже умершего человека. Убийство при таком положении совершить невозможно, но и действия лица все же представляют общественную опасность, так как последствия не наступают по не зависящим от лица обстоятельствам. Оно должно отвечать за покушение на негодный объект.

Уголовно-правовой охране по российскому законодательству в равной мере подлежит жизнь любого человека независимо от его возраста, физических и моральных качеств.

Объект посягательства при убийстве указывает на особую общественную опасность этого преступления. Она, прежде всего, состоит в том, что человек лишается самого ценного блага – жизни. По делам об убийстве смерть потерпевшего исключает возможность загладить причиненный вред. Если при совершении некоторых преступлений может быть полностью или в значительной степени возмещен причиненный ущерб, то при убийстве последствия необратимы.

Выяснение объекта убийства в равной степени имеет значение, как для определения общественной опасности, так и для квалификации преступления.

Уже подчеркивалось, что объектом преступления против жизни является жизнь любого человека. Когда же выясняется объект преступления по конкретному делу, то речь идет обычно о потерпевшем, о конкретной человеческой личности. В судебной практике встречаются случаи, когда виновный, желая убить одного человека, по ошибке убивает другого. Такие случаи в литературе иногда оцениваются как «ошибка в объекте». Это неверно. Здесь жизнь «другого» человека также остается объектом убийства, ошибка происходит в личности потерпевшего, которая по общему правилу, не оказывает на квалификацию преступления.

Для правильной квалификации важно разграничить посягательства по объекту. Установление в качестве объекта посягательства жизни человека обязывает проверить данные о личности потерпевшего, которые могут иметь значение для квалификации (например, убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, убийство матерью своего новорожденного ребенка). Это позволяет разграничить квалификацию по виду убийства.

Выяснение объекта посягательства имеет так же значение для анализа других признаков этого преступления, необходимых для его правильной квалификации.

Объективная сторона убийства состоит в лишении жизни другого человека. Убийство может быть совершено путем, как действия, так и бездействия. Чаще всего убийство совершается действием, нарушающим функции или анатомическую целостность жизненно важных органов другого человека. Оно может быть совершено путем физических действий или психического воздействия, когда потерпевший лишается жизни либо непосредственно виновным, либо другими лицами, не сознающими характера содеянного вследствие создавшейся обстановки, или психической неполноценности, или малолетия. При этом нужно учитывать, что психическая травма сама по себе может вызвать смерть лица, страдающего заболеванием сердца и сосудистой системы. Причинение такому лицу психической травмы другим лицом, осведомленным о болезненном состоянии потерпевшего, при определенных обстоятельствах (во всяком случае, при наличии цели лишения жизни) следует признавать убийством. Установление способа действия как признака объективной стороны убийства имеет серьезное значение для его квалификации. При совершении некоторых убийств способ является квалифицирующим обстоятельством. Установление особой жестокости при убийстве влечет квалификацию по п. «д» ст. 105 УК РФ.

При анализе объективной стороны убийства необходимо учитывать, что действие или бездействие – лишь внешний признак преступления. Это объясняется тем, что его общественная опасность, в конечном счете, заключается в причиненном вреде – смерти потерпевшего. Наступление ее как последствие преступных действий – обязательный признак объективной стороны убийства. Не наступление такого последствия в результате действия (бездействия) виновного исключает признание преступления оконченным.

Еще одним признаком объективной стороны при убийстве является причинная связь между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего. В отличие от других признаков объективной стороны убийства (действия или бездействия и наступившей смерти потерпевшего) причинная связь не всегда очевидна. Нередко ее установление по делам об убийстве на практике встречает трудности, которые объясняются иногда тем, что не учитывается конкретная обстановка, в которой совершено преступление.

Конкретная обстановка совершения убийства имеет значение не только для решения вопроса о наличии или отсутствии причинной связи, но и при определенных обстоятельствах – для привлечения данного лица к уголовной ответственности и для квалификации данного преступления. Установление момента совершения убийства без отягчающих обстоятельств, в случае истечения срока давности, имеет значение для освобождения лица от уголовной ответственности. Место убийства обуславливает применение уголовного закона, действующего в местности, где оно было совершено.

Ф. Энгельс писал: «Причина и следствие суть представления, которые имеют значение, как таковые, только в применении к данному отдельному случаю». В связи с этим по каждому делу об убийстве необходимо установить, что наступившая смерть потерпевшего – следствие определенных действий в конкретной обстановке их совершения. Анализируя объективную сторону убийства, следует не только устанавливать наступление смерти потерпевшего в результате определенных действий, но и отграничивать необходимую причинную связь этих действий и наступивших последствий от случайной связи, при которой наступившие последствия неожиданные для лица, совершившего эти действия. Субъектом убийства может быть только физическое, вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет.

Однако возраст и вменяемость не относятся к числу признаков состава преступления, а являются лишь условиями наступления уголовной ответственности. Это объясняется тем, что любое деяние, в том числе и лишение жизни другого человека, совершенное малолетним или невменяемым, не исключает его общественной опасности, а устраняет лишь уголовную ответственность этих лиц. Если же возраст и вменяемость отнести к признакам состава преступления, то логически неизбежно лишение жизни другого человека, совершенное малолетним или невменяемым, признавать не представляющим опасности для общества за отсутствием состава преступления. Между тем производство по уголовному делу в отношении малолетнего исключается не за отсутствием состава преступления, а в связи с недостижением им возраста уголовной ответственности.

Однако это вовсе не означает, что субъект находится за рамками состава преступления. Без субъекта не может быть преступления. Наличие физического лица, вследствие умышленных действий которого причинена смерть другому человеку, - необходимое условие признания данного причинения смерти убийством.

Закон называет некоторые признаки субъекта убийства, влияющие на квалификацию этого преступления. Например, субъектом убийства, предусмотренного ст.106 УК может быть только мать, родившая этого ребенка.

Признаки, характеризующие психическое отношение лица к своим действиям и наступившей смерти потерпевшего, составляют субъективную сторону убийства. Анализ субъективной стороны убийства представляет известную сложность. При квалификации этих преступлений неправильные выводы в результате анализа субъективной стороны нередко служат причиной ошибок: допускаются выводы о наличии умысла или неосторожности при отсутствии вины, неправильно определяется направленность умысла. Встречаются и такие ошибки, когда вывод о виновности делается на основании данных, свидетельствующих лишь о причинной связи между действием и наступившими последствиями.

В тех случаях, когда не подтверждено, что смерть потерпевшему причинена с умыслом, отсутствуют обязательные признаки, характеризующие субъективную сторону убийства, поэтому нет вины, а, следовательно, и состава преступления.

В числе обстоятельств, имеющих значение для квалификации убийства, которые характеризуют субъективную сторону этого преступления, необходимо назвать мотив, цель, а также эмоциональное состояние лица в момент совершения преступления.

Мотив действия лица, виновного в убийстве, - это побудительная причина к совершению данного преступления. Поэтому при решении вопроса о квалификации убийства мотив не может не учитываться. Преступными мотивами могут являться: корысть, хулиганские побуждения, месть и др.

От мотива убийства необходимо отличать цель как признак субъективной стороны состава преступления. Целью является то последствие, к наступлению которого стремиться виновный, совершая преступление.

Таким образом, орган дознания, следователь, прокурор и суд, квалифицируя убийство, исходят из конкретных признаков, характеризующих объект и объективную сторону, субъект и субъективную сторону преступления. В каждом конкретном случае для правильной квалификации убийства имеет значение выяснение всех вышеперечисленных признаков преступления.

Отличие преступления от состава преступления

Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК под угрозой наказания. Не является преступлением деяние, хотя формально и содержащее признаки преступления, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. От иных видов правонарушений преступление отличается, в первую очередь, опасностью деяния (иные виды правонарушений характеризуются как вредные деяния). Другим важным отличием является закрепление правовых норм, регламентирующих общественные отношения по поводу совершения преступлений, только в одном источнике - Уголовном кодексе РФ.

Единственным основанием уголовной ответственности является наличие в действиях лица состава преступления. Состав преступления - совокупность четырех элементов (объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона), т. е. признаков преступления, предусмотренных в законе. Отсутствие хотя бы одного из этих элементов означает отсутствие состава преступления.

Объект преступления - охраняемые правом общественные отношения. Например, при совершении кражи объектом преступления является нарушенное право собственности на украденное имущество, при нанесении побоев - здоровье человека.

Объективная сторона преступления - внешнее проявление деяния:

1) наличие самого деяния;
2) деяние должно носить противоправный характер;
3) обязательно наличие причинно-следственной связи между именно этим деянием и наступившими вредными последствиями.

Структура состава преступления

Состав преступления – это не только совокупность, но и стройная система признаков, характеризующихся внутренним единством. Все они могут быть сгруппированы в элементы состава преступления, образующие его структуру. Под структурой понимается устойчивая система связей элементов состава преступления.

В структуре любого состава преступления следует выделять элементы и характеризующие их признаки. Признаки состава преступления представляют собой конкретную законодательную характеристику наиболее существенных свойств преступления. Они описывают отличительные черты преступления и помогают отграничить один состав от другого.

Элементы состава преступления представляют собой составную часть структуры состава, которая включает группу соответствующих признаков. И признаки, и элементы состава преступления отражают конкретное общественно опасное деяние, признаваемое преступлением. Элементы состава преступления соответствуют различным сторонам преступления: его объекту, объективной стороне, субъекту, субъективной стороне.

Все признаки состава, соответствующие его четырем элементам, делятся на четыре группы:

а) признаки, характеризующие объект преступления;
б) признаки, характеризующие объективную сторону;
в) признаки, характеризующие субъективную сторону;
г) признаки, характеризующие субъект преступления.

Две первые группы называются объективными, а две последние – субъективными признаками. Таким образом, элементы состава преступления – это группы признаков, характеризующие объект, объективную сторону и субъект, субъективную сторону состава преступления.

Объект преступления – это блага и интересы, охраняемые уголовным законом, на которые посягает преступное деяние. Объективная сторона – это внешнее проявление преступления, проявление преступного поведения в объективной действительности. Субъективная сторона представляет собой внутреннюю сторону преступления и характеризуется психическим отношением лица к совершаемому преступлению. Субъект преступления – это лицо совершившее преступление. Состав преступления отражает строго определенные, одни и те же для всех составов постоянные признаки преступного деяния. В силу этого обстоятельства объединение признаков внутри состава в четко обозначенные группы-элементы не случайно. Структура состава преступления всего лишь отражение преступного деяния, зафиксированного в статьях Уголовного кодекса РФ.

Под признаком конкретного состава преступления, отмечает В. Н. Кудрявцев, следует понимать такое качество (свойство, черту, особенность) преступления, которое удовлетворяет следующим требованиям: вместе с другими признаками определяет общественную опасность, виновность и наказуемость деяния; выражает его отличие от других преступлений и прочих правонарушений; прямо указано в законе или вытекает из него при толковании; не является производным от других признаков; присуще всем преступлениям данного вида. Конкретный состав преступления могут образовывать лишь признаки, которые в своей совокупности отражают сущность преступлений данного вида в общих чертах о его общественной опасности. Кроме того, состав любого преступления представляет собой систему таких признаков, которые необходимы.

Признаки состава преступления нельзя смешивать с элементами.

Состав преступления на уровне элементов не может выполнять функцию отграничения одного преступления от другого. Более того, составы преступлений на этом уровне ничем друг от друга не отличаются. Каждый состав преступления отражает признаки одних и тех же сторон преступления: объекта, объективной стороны, субъекта, субъективной стороны. Состав преступления как структура на уровне признаков имеет важное познавательное значение в правоприменительной деятельности, так как содержит характеристику конкретного преступного деяния.

В составе преступления следует выделять фактические и имплицитные юридические признаки. Фактические признаки играют важную роль при разграничении преступлений друг от друга и при квалификации преступлений. Например, фактические признаки состава грабежа (ст. 161 УК РФ) – умышленное, открытое хищение чужого имущества, без насилия, совершенное вменяемым лицом, достигшим четырнадцатилетнего возраста.

Из совокупности этих признаков выводится общественная опасность и противоправность данного, конкретного деяния.

Общественная опасность и противоправность – это не отдельные, самостоятельные, фактические признаки состава преступления, а имплицитные признаки, производные от фактических признаков. Общественная опасность и противоправность конкретного деяния определяются совокупностью фактических признаков преступления.

В структуре состава преступления принято выделять обязательные и факультативные, объективные и субъективные признаки. Обязательными считаются те признаки, которые имеются в любом составе, например: действие или бездействие; умысел или неосторожность. Факультативные – это признаки, которые обязательны не для всех составов, а лишь для тех, где они непосредственно указаны в диспозиции конкретной уголовно-правовой нормы.

Факультативные признаки могут выступать:

а) обязательными признаками, без которых нет состава преступления, например, способ совершения преступления имеет решающее значение при разграничении кражи, мошенничества, грабежа и разбоя, поскольку он указан в диспозициях соответствующих статей;
б) квалифицирующими признаками, влияющими на квалификацию в сторону усиления ответственности;
в) в качестве смягчающих или отягчающих обстоятельств, находящихся за рамками конкретного состава преступления.

Классификация признаков на обязательные или факультативные осуществляется только в связи с общим учением о составе преступления, в аспекте же квалификации по конкретной норме Особенной части уголовного права все признаки, указанные в диспозиции статей, являются обязательными.

В диалектической логике существуют теоретические и эмпирические понятия. Различие между ними касается содержания познавательного образа и его глубины. Теоретический образ отражает сущность вещей, в то время как эмпирический образ – внешние свойства, качества предметов.

Эмпирический образ возникает на основе ощущений и является единичным, чувственно наглядным; теоретический образ формируется в процессе абстрактного мышления, фиксирует общее, наиболее существенное. Конкретное общественно опасное деяние как факт объективной действительности и является таким эмпирическим образом (например, кража, совершенная И., убийство, совершенное П.). Так называемый фактический состав преступления представляет собой объективную реальность, признаки этого состава подпадают под описание признаков конкретного деяния в законе, т. е. под признаки конкретного состава преступления.

Состав преступления, описанный в соответствующей статье закона, представляет собой содержание понятия конкретного состава преступления, раскрывающегося в его признаках. Понятие конкретного состава преступления – это научная абстракция, создаваемая теорией уголовного права и выраженная в соответствующей статье закона. Общее понятие состава преступления – научная абстракция более высокого уровня обобщения. Так же как и понятие конкретного состава преступления, общее понятие состава преступления является теоретическим понятием, образующимся на основе обобщения и выделения общих признаков как обязательных, так и факультативных, свойственных всем конкретным составам преступления.

Таким образом, состав преступления на всех уровнях обобщения – это научная абстракция, научное понятие, отражающее признаки конкретного вида общественно опасного поведения человека, т. е. отражающее конкретный факт социальной действительности. Каждый конкретный состав преступления представляет собой юридическое понятие об определенном общественно опасном деянии. Он выделяет те его признаки, с наличием которых связаны определенные юридические последствия – возможность привлечения лица к уголовной ответственности.

Все составы преступления, образующие стройную систему в уголовном законодательстве, представляют собой конкретные понятия, конкретные идеальные модели общественно опасного, уголовно противоправного человеческого поведения. В них отражены как все общие, так и единичные признаки. Так, в составе такого преступления, как кража, получает логическое воплощение такой общий субъективный признак, как «вменяемость», и единичный объективный признак «тайное похищение».

Установление всех признаков конкретного состава преступления во всем их «многообразии» позволяет вскрыть сущность конкретного преступления, а именно его общественную опасность. В понятии каждого конкретного совершенного преступления отражаются общее и единичное, которые находятся в неразрывном единстве. Общим будет конкретный состав преступления, описанный в законе; единичным – совершенное деяние.

Мошенничество состав преступления

Согласно ч. 1 ст. 159 УК РФ мошенничество - это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Мошенничество рассматривается как форма (разновидность) хищения, поэтому ему присущи все признаки этого вида противоправного деяния. Между тем, квалифицируя мошенничество, следует обратить внимание на следующее обстоятельство: определение мошенничества в Уголовном кодексе РФ на первый взгляд мало чем отличается от определения в УК РСФСР. Так, ч. 1 ст. 159 УК РФ определяет мошенничество как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. А в ст. 147 УК РСФСР термин «хищение» отсутствовал и мошенничеством признавалось завладение чужим имуществом или приобретение права на чужое имущество путем обмана либо злоупотребления доверием. Следовательно, основное различие определений, данных в указанных статьях УК РФ и УК РСФСР, состоит в терминологических словосочетаниях соответственно «хищение чужого имущества» и «завладение чужим имуществом».

Однако хищение и завладение отнюдь не равнозначные понятия, ибо «завладение» не всегда может являться «хищением» в прямом смысле этого слова. Так, можно «завладеть» чужим имуществом (одолжить у приятеля, попользоваться вещью и т.п.) на определенное время, не имея при этом умысла и намерения похитить данное чужое имущество. Видимо, учитывая такое различие, законодатель счел необходимым подчеркнуть «хищение», а не «завладение». И с точки зрения юридической техники такая правовая конструкция уголовной нормы вполне оправданна, ибо сужается сфера, круг случаев привлечения лиц к уголовной ответственности.

Предметом мошенничества наряду с имуществом является право на чужое имущество как юридическая категория. Характеристика этого чисто гражданско-правового понятия на практике может вызывать у работников следствия (дознания) некоторые затруднения.

Право на чужое имущество может быть закреплено в различных документах, например в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, в различных видах ценных бумаг. Имущественные права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются в порядке, установленном для уступки требований (цессии).

Именно документы, содержащие указания на имущественные права, включая их приобретение, нередко бывают предметом различных мошеннических операций. Причем с момента получения мошенником документа, на основании обладания которым он приобрел право на имущество, преступление признается оконченным, независимо от того, удалось ли ему получить по этому документу соответствующее имущество в натуре или в денежном эквиваленте.

Таким образом, объектом мошенничества являются отношения собственности, а предметом преступления является имущество и имущественные права, правовой режим которых закреплен в ГК РФ и соответствующих федеральных законах.

Современное уголовное законодательство не предусматривает специального состава, посвященного хищению недвижимого имущества, в отличие от прежнего уголовного закона, который в последние годы своего действия имел состав неправомерного завладения чужим недвижимым имуществом. Это не означает, однако, что неправомерное завладение (хищение) чужой недвижимостью в настоящее время перестало быть уголовно наказуемым.

Предмет мошенничества сформулирован законодателем шире, чем обычно понимается предмет хищения.

Предметом мошенничества выступают:

• чужое имущество;
• право на чужое имущество.

Право на имущество - это права собственника или законного владельца имущества в отношении этого имущества, имеющие какую-либо форму выражения: форму документа или предмета материального мира. Перечень конкретных прав, подпадающих под понятие «право на имущество», может быть настолько широким, насколько позволяет виновному обратить конкретное имущество в свою пользу или в пользу других лиц. Прежде всего, это, конечно, все имущественные права, вытекающие из правомочий собственника или законного владельца (владения, пользования, распоряжения); это может быть также право требования имущества из другого владения, в том числе временного, и др.

Внешний вид - выражение вовне права на имущество - может быть разным: дарственная на квартиру или договор купли-продажи.

По ст. 159 УК РФ имеется в виду право на чужое имущество, т.е. такое, в отношении которого у виновного нет никаких законных прав.

Нельзя путать право на имущество как предмет мошенничества с теми правомочиями, которые виновный желает приобрести в результате получения такого права. Последние понимаются только как правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом (триада правомочий собственника).

Поскольку законодатель выделил право на имущество в качестве самостоятельного предмета мошенничества, постольку завладение им составляет оконченное преступление, вне зависимости от того, получено ли по этому праву конкретное имущество. Законодатель говорит о приобретении права на имущество, а не о получении в результате приобретенного права реального имущества.

Стоимость права на имущество - размер хищения - определяется стоимостью имущества, правами на которое завладевает виновный.

Выделение в одной из форм хищения в качестве предмета права на чужое имущество определено спецификой способов совершения этого хищения - обмана и злоупотребления доверием. Суть мошенничества - получение имущества внешне добровольно, от самого потерпевшего. Способ в любом другом хищении означает совокупность приемов и методов, которыми пользуется лицо для достижения желаемого результата. Применение предусмотренного законом способа, доведение его до конца, выполнение всех обязательных элементов означает, как правило, что виновный получает задуманное. Применение способа в хищении, таким образом, практически всегда неразрывно связано с приобретением чужого имущества, с результатом, к которому стремится виновный. И только в мошенничестве, исходя из специфики способа хищения, способ - обман или злоупотребление доверием, и результат - получение имущества - могут значительно не совпадать во времени в том случае, если какое-либо имущество можно получить только через получение права на него. И для того, чтобы предотвратить весьма вероятные споры о моменте окончания хищения в подобных ситуациях, законодатель совершенно правильно использует для описания предмета мошенничества еще одну его разновидность - право на чужое имущество. Кроме того, это сделано еще и для квалификации неправомерного завладения недвижимостью, когда изъять имущество в физическом смысле просто невозможно.

Потерпевшим в мошенничестве, точнее, лицом, в отношении которого был применен мошеннический обман или злоупотребление доверием, может быть только вменяемое и достаточно взрослое лицо, способное осознавать происходящее.

Считать, что мошенничество возможно только в отношении совершеннолетних граждан, нет никаких оснований. В то же время невозможно назвать тот предельный возраст, по достижении которого можно говорить о совершении в отношении лица мошенничества; в каждом конкретном случае это должно устанавливаться отдельно, с привлечением по мере надобности психологов и педагогов.

Объективная сторона мошенничества заключается в хищении чужого имущества или приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Специфичность данного преступления заключается в том, что собственник как бы добровольно передает, либо отчуждает иным образом свое имущество преступнику. Преступник действует таким образом, что создается видимость, что правообладание на имущество действительного собственника перешло к нему на вполне законных основаниях. Между тем в силу п. 2 ст. 209 ГК РФ отчуждение имущества может быть произведено только лишь с согласия и (или) по поручению собственника. А поскольку такого согласия и своего волеизъявления на отчуждение имущества собственник не давал, то преступник путем ли обмана или злоупотребления доверием фактически изымает это имущество у титульного (непосредственного) собственника. Именно эти два действия и составляют признаки объективной стороны мошенничества, однако законодатель, к сожалению, не раскрывает этих понятий.

На практике под обманом понимают умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести в заблуждение лицо, в ведении которого находится имущество, и таким образом добиться от него добровольной передачи имущества, а также сообщение с той же целью заведомо ложных сведений. Иными словами, обман - это, прежде всего, сознательная дезинформация контрагента либо иного лица.

Обман - понятие широкое, оно включает в себя не только предоставление ложных сведений, но и факт умолчания об истине либо замалчивание иных сведений. Поэтому сам факт искажения истинных действий (бездействия) должен носить исключительно предумышленный характер (прямой либо косвенный умысел). Нет умысла - нет и состава мошенничества. Следовательно, наличие умысла как субъективной стороны преступления обязательно для того, чтобы признать совершенное таким способом хищение мошенническим действием.

Рассмотрим некоторые аспекты квалификации мошенничества, связанного с обманом.

Мошенничество, которое связано с подделкой и использованием фальшивых документов, необходимо отличать от случаев устройства на работу по поддельному диплому и получения при этом определенной заработной платы за выполнение круга обязанностей по должности, которую лицо не имело права занимать.

Приведем характерный пример. Некий гражданин, предъявив в отдел кадров подложный диплом о высшем образовании, был зачислен на должность директора организации, где довольно успешно выполнял возложенные на него обязанности. Здесь отсутствует состав хищения денежных средств путем мошенничества, поскольку гражданин выполнял работу, получая за это заработную плату по штатному расписанию.

В подобных случаях лицо, подделавшее официальный документ, будет нести ответственность по ст. 327 УК РФ, т.е. за подделку такого документа (ч. 1) и за использование заведомо подложного документа (ч. 3).

В мошенничестве выделяют активный и пассивный обман. Активный обман имеет место тогда, когда его содержание составляют различные обстоятельства, относительно которых преступник вводит в заблуждение потерпевшего (искажение истины). Пассивный обман состоит в несообщении таких фактов, которые бы удержали лицо от передачи имущества. Нередко в содержание обмана входит ложное обещание, заключающееся не только в искажении фактов, но и в сообщении одновременно ложной информации о своих подлинных намерениях в будущем.

Приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием - это особая разновидность мошенничества-хищения. Выделение ее потребовалось, поскольку в общем понятии хищения говорится о предмете - чужом имуществе; только предмет и разделяет хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество.

С объективной стороны мошенничество включает в себя деяние - хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, совершенное способами обмана или злоупотребления доверием, последствие - имущественный ущерб собственнику или законному владельцу и причинную связь между деянием и последствием.

Хищение в мошенничестве, как и во всяком другом хищении, обладает всеми теми признаками, которые рассматривались выше. Оно является противоправным, безвозмездным, совершенным с корыстной целью и причинившим ущерб собственнику или законному владельцу имущества. И только в зависимости от того, что было предметом преступления, деяние выражается или в изъятии чужого имущества и обращении его в свою пользу или пользу других лиц, или в приобретении права на чужое имущество, которое, опять-таки, обращается в свою пользу или в пользу других лиц.

Специфика же мошенничества выражается в его способах - обмане и злоупотреблении доверием.

Обман предполагает информационное воздействие на потерпевшего, при котором он вводится в заблуждение. Такое воздействие предпринимается с целью заставить потерпевшего передать виновному не принадлежащее ему чужое имущество или право на чужое имущество.

Различают два вида обмана:

- первый, он же классический, встречающийся чаще - искажение истины, в том числе полная ложь (активный обман);
- второй - умолчание об истине, когда сообщение сведений о ней может повлиять на принятие потерпевшим решения (пассивный обман).

По форме выражения обман может быть устным и письменным, в том числе с использованием поддельных документов; словесным и действием; выделяют также конклюдентную форму обмана.

Конкретных проявлений обмана на практике существует великое множество.

Их можно классифицировать, например, следующим образом:

• обман относительно действительных намерений;
• обман в предмете преступления: в его свойствах, качестве, количестве;
• обман в каких-либо фактах или событиях;
• обман в личности виновного.

Злоупотребление доверием, второй мошеннический способ, стоит очень близко к обману и часто связан с ним. В любом мошенничестве всегда присутствуют элементы и обмана, и злоупотребления доверием. Но, как правило, что-то одно является причиной передачи потерпевшим виновному имущества. Иногда, и часто, это, действительно, обман; но вполне возможно, что в качестве такой первопричины служит именно злоупотребление доверием. Так, если лицо продает другому лицу медное кольцо, выдавая его за золотое, то причиной получения денег за это кольцо служит обман - заверение виновного в определенном качестве кольца, хотя, конечно, и некоторые элементы злоупотребления доверием здесь тоже имеют место. Напротив, при получении лицом кредита в банке с тем, чтобы присвоить его, причиной передачи этому лицу имущества в виде кредитных денег служат доверительные отношения, возникшие между банком и виновным, и основанные на каких-либо объективных обстоятельствах (наличии залогового имущества, собственной недвижимости и т.п.). Хотя, очевидно, и в этой ситуации имеют место элементы обмана.

Под злоупотреблением доверием как способом мошенничества следует понимать использование виновным для незаконного получения чужого имущества особых, доверительных отношений, сложившихся в силу наличия каких-либо обстоятельств между ним и потерпевшим. Очень часто в основе этих доверительных отношений лежат отношения гражданско-правовые, хотя это могут быть и отношения, основанные на трудовых, а также на особых личных связях (родстве, дружбе, любви и т.п.).

Злоупотребление доверием возможно только в отношении вменяемого и вышедшего из малолетнего возраста потерпевшего. В противном случае, когда виновный пользуется доверием невменяемого или малолетнего с тем, чтобы заставить его передать ему имущество или право на него, мошенничество отсутствует и содеянное квалифицируется как кража.

В качестве видов мошеннического злоупотребления доверием могут быть названы следующие:

• невозвращение виновным имущества, полученного в прокат (по договору проката);
• отказ от оплаты и присвоение товаров, полученных виновным в кредит (товарный кредит);
• занятие денег или имущества в долг и присвоение их;
• получение аванса за работу, которую виновный не собирается выполнять;
• получение и присвоение банковских кредитов;
• присвоение арендованного имущества;
• получение и присвоение предоплаты по каким-либо договорам и т.д.

Не следует путать понятия «доверие» и «доверчивость». Если первое основано, как правило, на каких-либо основаниях, то второе является индивидуальным свойством характера конкретного человека и сколько-нибудь убедительных оснований под собой не имеет. В то же время совсем исключить мошенничество в отношении особенно доверчивого человека, видимо, нельзя. Если виновному известно это качество потерпевшего, и он его использует для завладения имуществом, следует говорить о составе мошенничества.

Указанными способами при мошенничестве и вымогательстве преступник может «приобрести» не только право собственности, но и любые иные имущественные права на недвижимость, в том числе обязательственные. При этом нельзя согласиться с тем утверждением, что в этом случае преступник приобретает отдельные правомочия собственника по владению, пользованию или распоряжению имуществом. Преступник оформляет не абстрактные правомочия собственника, а конкретные гражданские имущественные права, например по договору аренды. В любом случае преступление в форме «приобретения прав» на недвижимость будет окончено в момент государственной регистрации такого права, что прямо вытекает из гражданского законодательства. Фактическая передача в пользование, например, земельного участка (без оформления прав на него) вследствие угроз может рассматриваться в качестве результата вымогательства в отношении «имущества» (в пользование), но не «права на имущество».

В связи с пониманием в качестве мошенничества действий, направленных на приобретение иных отличных от права собственности прав на имущество, возникает проблема толкования таких квалифицирующих признаков мошенничества как мошенничество, совершенное в крупном размере.

Примечание к ст. 158 УК предусматривает, что «крупным размером... признается стоимость имущества, в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда». Поэтому в случае приобретения права на недвижимость для квалификации мошенничества и вымогательства имеет значение не стоимость права на имущество (например, цена аренды), а цена имущества, право на которое приобретает виновный.

Остается решить вопрос с уголовной ответственностью за завладение той, несомненно, большей частью недвижимого имущества, которое похитить путем перемещения в пространстве ввиду его физических свойств невозможно (земля, недра, здания сооружения и т.д.).

Завладение правом на имущество представляет собой юридическое оформление необходимых документов, в результате которого виновный приобретает права владения, пользования и распоряжения конкретным имуществом. Непосредственно о праве на имущество как предмете хищения говорится в диспозиции ч. 1 ст. 159 УК (мошенничество), при этом вид имущества (движимое или недвижимое), о котором идет речь, не определяется. Хотя вызывает определенные сомнения формулировка, заложенная законодателем в указанной норме, - «приобретение права на имущество», так как мошенничество в целом представляет собой форму хищения, а хищение в примечании к ст. 158 УК определяется как изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Сложнее квалифицировать действия лица при фактическом завладении недвижимым имуществом без оформления необходимых документов по переходу права собственности на данное имущество. Можно ли признать подобные действия хищением чужого имущества? Очевидно, можно.

При этом случаи фактического завладения чужим недвижимым имуществом необходимо разделить на две группы:

• когда виновный преследует цель в будущем оформить документы по переходу к нему или другим лицам права собственности на незаконно захваченное недвижимое имущество;
• когда он намерен фактически владеть, пользоваться, распоряжаться незаконно захваченным недвижимым имуществом без оформления документов, подтверждающих его право собственности на данное имущество.

Может показаться, что в первом случае должен стоять вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности за хищение, предметом которого является право на недвижимое имущество. Таким образом, фактическое завладение недвижимым имуществом представляло бы здесь первый этап хищения права на него, и в зависимости от способа завладения им, способа оформления права на данное имущество и конструкции состава хищения действия преступника должны были бы квалифицироваться как покушение на кражу, мошенничество, присвоение, растрату, грабеж либо разбой.

Действия виновного, фактически завладевшего таким имуществом, при наличии у него цели оформления в будущем необходимых документов, подтверждающих его право собственности на данное имущество, также необходимо квалифицировать как хищение недвижимого имущества, а не покушение на хищение права на него.

Представляется, что уголовный закон позволяет квалифицировать завладение недвижимым имуществом как хищение. Возникающие в этом случае сомнения основаны, как отмечалось, на традиционном понимании хищения как перемещения чужого имущества в пространстве.

В понятии хищения, изложенного в примечании к ст. 158 УК, отсутствуют какие-либо ограничения его предмета в смысле деления имущества на движимое и недвижимое.

Объективная сторона хищения (как следует из законодательного определения его понятия) слагается из двух действий: изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Союзы «и» и «или», заложенные законодателем в понятие хищения, позволяют предположить, что указанные действия могут осуществляться виновным как альтернативно, так и совместно. Отсюда следует, что хищение с объективной стороны может совершаться путем: изъятия чужого имущества, обращения его в пользу виновного или других лиц, изъятия и обращения этого имущества в пользу виновного или других лиц.

Однако первый вариант предложенного определения объективной стороны хищения, скорее всего, будет неприемлем для практики, так как для признания хищения оконченным преступлением необходимо, чтобы имущество было не только изъято, но и чтобы виновный получил реальную возможность пользоваться или распоряжаться похищенным, т.е. необходимо обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Таким образом, хищение, исходя из смысла закона, фактически представляет собой обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, которое может осуществляться как с изъятием имущества, так и без такового.

Можно выделить три случая совершения хищения, когда в действиях преступника не усматривается фактического изъятия имущества.

Во-первых, это касается таких форм хищения, как присвоение и растрата, когда имущество вверено лицу для определенных целей и находится у него в фактическом владении на законных основаниях. Виновный в этом случае является одновременно и преступником, совершающим хищение, и законным владельцем имущества, у которого хищение совершается. В такой ситуации говорить об изъятии имущества было бы неверно.

Во-вторых, хищение может быть совершено путем обращения имущества в пользу виновного или других лиц без его изъятия, когда его предметом выступает право на имущество. Совершить такое хищение возможно только в случаях, когда законом предусмотрен специальный порядок оформления права собственности на конкретное имущество. Хищение представляет собой незаконный переход права собственности на имущество от одного лица (собственника) к другому (непосредственно преступнику или иным лицам). При этом для квалификации хищения не имеет значения, о каком имуществе идет речь - движимом или недвижимом. При совершении хищения права на имущество собственник может остаться фактическим владельцем имущества (например, жить в квартире), но формально все права по владению, пользованию, распоряжению данным имуществом принадлежат преступнику. Исходя из изложенного, диспозицию ч. 1 ст. 159 УК можно было сформулировать в более простой форме, например: «Хищение чужого имущества или права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием», что полностью соответствовало бы законодательному определению понятия хищения.

В-третьих, хищение путем обращения имущества в пользу виновного или других лиц, не сопряженное с изъятием имущества, может представлять собой фактическое завладение имуществом, которое ввиду его физических свойств невозможно изъять, т.е. переместить в пространстве. При этом собственник или иной владелец имущества лишается контроля над ним и не может фактически осуществлять свои права пользования, владения и распоряжения данным имуществом. Предметом хищения здесь выступает недвижимое имущество, такое, как земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, здания, сооружения, частные предприятия и др. Например, если какой-либо из указанных объектов был захвачен с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, такие действия могут при наличии всех других признаков хищения квалифицироваться как разбой; без насилия - как грабеж, если обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц совершено тайно - как кража, с применением обмана - как мошенничество и т.д.

Таким образом, уголовный закон допускает включение в предмет мошенничества любых видов недвижимого имущества, в том числе позволяет квалифицировать незаконные действия, связанные с фактическим завладением чужим недвижимым имуществом, как мошенничество.

Оконченный состав преступления

Согласно ч. I ст. 29 УК преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК. В статьях Особенной части УК предусматриваются составы оконченных преступлений. Вопрос о том, содержатся ли в действиях (бездействии) лица признаки состава оконченного преступления либо состава приготовления или покушения на какое-либо преступление, имеет важное значение не только для правильной квалификации содеянного, но и для решения вопросов о соучастии, о назначении наказания.

Данный вопрос решается с учетом того, как сформулирован в статье Особенной части УК состав соответствующего преступления, принадлежит ли он к так называемым материальным, формальным или усеченным составам.

Если состав соответствующего преступного деяния сформулирован в законе как материальный, то для признания содеянного оконченным преступлением необходимо установить, что в результате совершенного лицом действия или бездействия наступило предусмотренное законом преступное последствие.

При формальных составах содеянное рассматривается как оконченное преступление, если лицом совершены все предусмотренные в диспозиции статьи Особенной части УК действия, заключающие в себе объективную сторону соответствующего состава преступления. Наступление в таких случаях последствий, находящихся за пределами данного состава, может учитываться при назначении наказания.

При усеченных составах содеянное считается оконченным преступлением со стадии приготовления к преступлению либо со стадии покушения на преступление. Например, разбой (ст. 162 УК) считается оконченным преступлением с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Определенными особенностями характеризуется момент окончания длящихся, продолжаемых, слагающихся из неоднократно совершаемых либо альтернативных действий. Длящееся преступление признается оконченным вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, в связи с вмешательством органов власти). Продолжаемое преступление признается оконченным с момента совершения последнего из задуманных действия.

ПРИЗНАКИ ОКОНЧЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

В соответствии с ч. 1 ст. 29 УК преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом. Следовательно, если отсутствует хотя бы один из признаков состава, то содеянное не может квалифицироваться как оконченное преступление.

Признание наличия оконченного преступления предполагает установление момента, начиная с которого можно констатировать окончание преступления. Определяющим здесь является конструкция объективной стороны состава преступления. Если состав материальный (в его конструкцию включены последствия), то окончание преступления увязывается с наступлением последствий, указанных в диспозиции уголовно-правовой нормы. Например, убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК, признается оконченным при наступлении смерти потерпевшего. Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК) будет окончено, если смерть причинена, по меньшей мере, двум потерпевшим.

Если же состав преступления формальный (в его конструкцию не включены общественно опасные последствия), то преступление будет окончено с момента совершения действий, предусмотренных в диспозиции уголовно-правовой нормы. Например, разбой (ст. 162 УК) считается оконченным с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия вне зависимости от того, удалось или нет завладеть чужим имуществом.

Незаконное хранение наркотических средств считается оконченным преступлением с момента начала действий по обеспечению сохранности этих средств.

Если состав альтернативный, то преступление будет окончено с момента совершения хотя бы одного из деяний, предусмотренных в данном составе. Так, преступление, предусмотренное ст. 186 «Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг» УК, будет окончено, если совершено хотя бы одно из указанных действий: изготовление в целях сбыта или сбыт поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, металлической монеты, государственных ценных бумаг или других ценных бумаг в валюте Российской Федерации либо иностранной валюты или ценных бумаг в иностранной валюте.

В теории и на практике принято различать понятия «момент окончания преступления» и «момент окончания деяния» (иногда говорят о юридическом и фактическом моментах окончания преступления). Первое понятие связано с установлением в содеянном всех признаков состава преступления. Второе — с фактическим прекращением общественно опасного посягательства. Юридический момент окончания преступления определяет квалификацию содеянного как оконченного преступления. Фактический момент окончания преступления имеет значение при определении времени совершения преступления, с него начинают исчисляться сроки давности уголовной ответственности.

Нередко приходится сталкиваться с ситуациями, когда юридический и фактический моменты окончания преступления не совпадают. Более того, составы некоторых преступлений сконструированы таким образом, что предполагают такое несовпадение. Например, незаконное хранение оружия юридически будет окончено с момента начала совершения действий по обеспечению его сохранности. А фактически это преступление будет продолжаться до тех пор, пока не прекратится хранение оружия. Получается, что посягательство еще может фактически продолжаться, а преступление уже окончено.

Обычно юридический и фактический моменты не совпадают у преступлений с формальными составами. Однако такое несовпадение может иметь место и у преступлений с материальным составом.

Так, если планировалось убить трех потерпевших, а смерть причинена двум, то будет иметь место оконченное убийство двух или более лиц. Тот факт, что задуманный план не реализован до конца, в данной ситуации не будет влиять на уголовно- правовую оценку содеянного как оконченного преступления, поскольку окончание преступления закон увязывает с причинением смерти двум потерпевшим. Не доведение до конца умысла еще не означает, что имеет место неоконченное преступление.

Как правило, в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, посвященных применению уголовного закона в отношении отдельных видов преступлений, специально разъясняются вопросы установления момента окончания преступления. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» говорится, что «кража и грабеж считаются оконченными, если имущество изъято, и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом)».

Бывает, что момент окончания нельзя определить однозначно в силу конструкции состава преступления и специфики преступления. Показательным преступлением в этом отношении является контрабанда (ст. 188 УК). В постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 6 «О судебной практике по делам о контрабанде» разъяснено, что «при рассмотрении конкретного дела момент окончания контрабанды должен определяться в зависимости от формы и способа пере метения товаров (ввоз, вывоз, пересылка, перемещение трубопроводным транспортом или по линиям электропередачи), способа совершения контрабанды (помимо или с сокрытием от таможенного контроля, с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации, с недекларированием или недостоверным декларированием), а также с учетом этапов перемещения, установленных Таможенным кодексом Российской Федерации, например получение разрешения на применение процедуры внутреннего таможенного транзита (ст. 79-90) или международного таможенного транзита (ст. 167-169), предварительное, периодическое и периодическое временное декларирование (ст. 130, 136 и 138)».

Кража состав преступления

В практике уголовного судопроизводства отграничение кражи от смежных составов является одним из проблемных вопросов, и вызывает массу ошибок. Материалы судебной практики и анализ статистических данных свидетельствуют о том, что деятельность судов по борьбе с этими преступлениями не в полной мере отвечает предъявленным требованиям. Так, некоторые суды допускают ошибки при квалификации действий виновных, в том числе в отграничении тайного хищения от открытого и т.д.

Необходимо отграничивать кражу и от ряда иных составов преступлений, которые не являются разновидностями хищения, однако их зачастую путают с кражей.

Как отмечается в Постановлении Пленума ВС РФ №29, по каждому такому делу судам надлежит исследовать имеющиеся доказательства в целях правильной юридической квалификации действий лиц, виновных в совершении этих преступлений, недопущения ошибок, связанных с неправильным толкованием понятий тайного и открытого хищений чужого имущества, а также при оценке обстоятельств, предусмотренных в качестве признака преступления, отягчающего наказание.

Прежде всего, кражу необходимо отграничивать от грабежа (ст.161 УК РФ). Грабежом по действующему уголовному законодательству является открытое хищение чужого имущества, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет.

Как мы уже неоднократно подчеркивали, как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. В этой связи возникает логичный вопрос: как же быть, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно?

Приведем пример из практики:

«Южноуральским городским народным судом Челябинской области Захарищев осужден за грабеж. Он признан виновным в том, что 19 сентября 1993 г. в нетрезвом состоянии вместе со своей знакомой Макеевой пришел в комнату, где ранее бывал с разрешения знакомой Ляпиной, и похитил стереомагнитолу с четырьмя кассетами на общую сумму около 50 тыс. руб. Данная магнитола принадлежала матери Ляпиной - потерпевшей Лискуновой.

Президиум Челябинского областного суда протест прокурора области, в котором ставился вопрос о переквалификации действий Захарищева с грабежа на кражу, оставил без удовлетворения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 5 июля 1994 г. удовлетворила аналогичный протест заместителя Генерального прокурора РФ, указав следующее.

Органы следствия и суд квалифицировали действия Захарищева как открытое хищение личного имущества в присутствии других лиц - знакомой Макеевой.

Однако по смыслу закона открытым похищением является такое хищение, которое совершается в присутствии потерпевшего либо посторонних лиц, когда виновный сознает, что присутствующие понимают характер его действий, но игнорирует данное обстоятельство.

Как видно из материалов дела, Макеева - знакомая Захарищева. Договорившись между собой, они пришли в комнату, где раньше бывал Захарищев, с целью распить спиртное и остались там ночевать. Захарищев, увидев под кроватью магнитолу, предложил Макеевой совершить кражу, но она отказалась и впоследствии безразлично отнеслась к его преступным действиям. Таким образом, к свидетелю Макеевой не относится понятие "постороннего или другого лица", в присутствии которого совершена кража личного имущества. Захарищев сознавал, что Макеева для него близкий человек, и был уверен в сохранении тайны похищения.

Поэтому действия Захарищева подлежат квалификации как кража».

Таким образом, когда собственник или иные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества.

В целях отграничения двух названных составов преступлений, необходимо, прежде всего, проанализировать объективные признаки хищения, установить, как было произведено хищение: тайно или открыто?

Как пояснил Пленум ВС РФ в своем Постановлении №29, если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо не сознает противоправность этих действий либо является близким родственником виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу чужого имущества. Если перечисленные лица принимали меры к пресечению хищения чужого имущества (например, требовали прекратить эти противоправные действия), то ответственность виновного за содеянное наступает по статье 161 УК РФ.

Если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия - как разбой.

При отграничении разбоя и кражи необходимо учитывать, что при разбое совершение насилия в отношении потерпевшего направлено на совершение хищения. В этой связи, прежде всего, необходимо проанализировать факторы, при которых было совершено насилие.

Приведем пример из практики:

«С. пришел переночевать в дом к своей родственнице - тете. Она его не пустила и между ними возникла ссора, в результате которой С. избил родственницу, причинив черепно-мозговую травму, от чего наступила ее смерть; положив труп на кровать, он снял с убитой золотые изделия, т.е. совершил убийство и кражу.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований для квалификации действий С. как разбойного нападения, сопряженного с убийством из корыстных побуждений.

С учетом того, что С. совершил еще несколько краж, его действия по кассационному протесту прокурора переквалифицированы с п. "в" ч.3 ст.162 и п. "з" ч.2 ст.105 УК РФ на п. "б" ч.2 ст.158 и ч.1 ст.105 УК РФ (совершение кражи неоднократно и убийство)».

Кражу необходимо отграничивать от неправомерного завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ).

В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности" разъяснено, что угон отличается от хищения умыслом, направленным не на обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, а на противоправное временное пользование этим имуществом в корыстных или иных целях без согласия собственника или иного владельца.

Необходимо отличать кражу и от присвоения и растраты (ст.160 УК РФ). Присвоение либо растрата от кражи отличается тем, что виновный использует имеющиеся у него правомочия в отношении похищаемого им имущества.

Как отмечается в Постановлении Пленума ВС СССР №4, как присвоение либо растрата вверенного или находящегося в ведении государственного или общественного имущества должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою собственность или в собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения государственной или общественной организации осуществлял в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица). Изъятие имущества, вверенного виновному, путем замены его на менее ценное, совершенное с целью присвоения или обращения в собственность других лиц, должно квалифицироваться как хищение в размере стоимости изъятого имущества.

Хищение государственного или общественного имущества, совершенное лицом, не обладающим указанными выше правомочиями, но имеющим к нему допуск в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, подлежит квалификации как кража.

Подобным образом необходимо отграничивать кражу и от самоуправства (ст. 330 УК РФ).

Как подчеркивается в п.7 Постановления пленума ВС РФ №29, не образуют состава кражи… противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по статье 330 УК РФ или другим статьям УК РФ.

Приведем пример из судебной практики:

«Бородин был осужден за кражу. Бородин украл ключи у своей малолетней дочери, с помощью которых проник в квартиру своей бывшей жены - Бородиной И. и тайно похитил ее личное имущество: две шубы, дубленку, кожаную куртку и другие вещи на общую сумму 1155050 руб., причинив тем самым потерпевшей значительный материальный ущерб.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора, переквалификации действий Бородина П. с кражи на самоуправство.

Признавая Бородина виновным в совершении кражи личного имущества у своей бывшей жены - Бородиной И., суд сослался на ее показания, а также на показания свидетелей, протокол осмотра места происшествия.

Однако эти материалы дела не доказывают наличие у Бородина П. умысла на совершение кражи.

Свидетели подтвердили лишь факт завладения Бородиным личными вещами своей бывшей жены.

Показания Бородиной И., крайне заинтересованной в исходе дела, также не свидетельствуют об умысле ее бывшего мужа на совершение кражи ее личных вещей и безвозмездности их изъятия у нее.

На протяжении предварительного следствия и в судебном заседании Бородин П. пояснял, что после расторжения брака с Бородиной И. раздел совместно нажитого ими имущества он не производил, из квартиры, ранее принадлежавшей его родителям, не выписывался, права на эту жилую площадь не потерял, проживал в маленькой комнате, а жена и несовершеннолетняя дочь - в большой. В квартире находились его личные вещи. Жена всячески пыталась избавиться от его присутствия в квартире, так как у нее был сожитель Никаноров. Бородина И. поставила вторую, металлическую дверь и зайти в квартиру он не мог, поскольку ключей она ему не дала. Он стал проживать в разных местах. Бородина И. часто уезжала в командировки, а дочь практически все время жила у его родителей. В один из таких периодов, он открыл квартиру взятыми у дочери ключами и обнаружил, что исчезли его вещи и часть мебели.

В связи с тем, что в квартире не оказалось его имущества, он взял часть вещей бывшей жены. Вещи не продавал, а оставил на хранение у своего знакомого, так как собирался вернуть их потом жене, но не успел этого сделать до ареста: не было подходящего случая, чтобы согласовать вопросы пользования вещами и квартирой с бывшей женой.

Часть мебели он забрал по согласованию с Бородиной И. и временно пользовался, а взамен он привез другую мебель и также на время поставил в своей комнате.

Как пояснил Бородин П., данный факт нельзя считать каким-либо разделом имущества, поскольку этот вопрос он с бывшей женой еще не согласовывал, в квартире находилось все совместно нажитое ими имущество и вещи его родителей.

Показания Бородина П. о том, что он завладел личными вещами своей бывшей жены лишь для того, чтобы использовать это обстоятельство для разрешения взаимных претензий по разделу жилой площади и с целью возврата своего имущества, подтвердили свидетели Бородина Т. и Коргуева.

Бородин П. не скрывал, что взял у своей бывшей жены ее вещи. Об этом он говорил и своему знакомому Вахрину, который, будучи допрошенным в качестве свидетеля, подтвердил, что Бородин П. оставил у него на хранение вещи бывшей жены.

Потерпевшая Бородина И. не отрицала, что после расторжения брака с Бородиным совместно нажитое имущество они не делили.

Таким образом, как видно из дела, супруги Бородины хотя и расторгли брак, но раздел жилья и имущества не производили. Бородина И. осталась проживать в квартире, принадлежавшей ранее родителям мужа, где находилось не только совместно нажитое имущество, но и предметы обихода, оставленные его родителями, и его личные вещи. Бородина И. принимала все меры к тому, чтобы полностью завладеть квартирой и выписать Бородина П.

Со слов Бородина П., подтвержденных показаниями свидетелей Бородиной Т., Коргуевой, он предлагал бывшей жене варианты обмена квартиры, но она не соглашалась.

Эти показания, как и заявление Бородина П. о возврате Бородиной И. всего имущества, которое он взял в ее отсутствие в квартире, материалами дела не опровергнуты.

Показания Бородиной И. о том, что бывший муж не вернул часть вещей на сумму 275 тыс. руб., доказательствами по делу не подтверждены.

При таких обстоятельствах суд принял ошибочное решение, усмотрев в действиях Бородина П. кражу, поскольку необходимым элементом данного состава преступления является умышленное незаконное и безвозмездное завладение с корыстной целью личным имуществом. Доказательств, которые бы объективно подтверждали наличие в действиях Бородина П. умысла не безвозмездное завладение имуществом своей бывшей жены, не имеется».

Таким образом, не образуют состава кражи противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а в связи с предполагаемым правом на это имущество.

Не образую состава кражи и иные деяния, при которых виновный хоть и получает противоправно и безвозмездно чужое имущество, но устремления его направлены не на преступную наживу, а на достижение иных целей (например, на получение средств по подложному больничному листку в целях оправдания прогула, на удержание вверенного имущества в счет причитающейся в будущем зарплаты). Такие действия при наличии необходимых признаков могут образовать состав злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), служебного подлога (ст. 292 УК РФ).

темы

документ Административная ответственность
документ Судебная власть
документ Мировое соглашение



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты