Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2018    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения 2018
папка Главная » Юристу » Допрос

Допрос

Допрос

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

1. Допрос
2. Протокол допроса
3. Допрос свидетеля
4. Допрос подозреваемого
5. Допрос следователя
6. Допрос несовершеннолетнего
7. Допрос в налоговой
8. Допрос потерпевшего
9. Вызов на допрос
10. Допрос обвиняемого
11. Ходатайство о допросе
12. Повестка на допрос
13. Допрос по уголовному делу
14. Тактика допроса
15. Проведение допроса
16. Допрос эксперта
17. Перекрестный допрос
18. Допрос ребенка
19. Место допроса
20. Приемы допроса

Допрос

Допрос — это получение в соответствии с установленной законом процедурой от допрашиваемого лица сведений о существенных обстоятельствах дела путем постановки перед ним задачи на воспроизведение и передачу хранящейся в его памяти информации в устной форме. Из сказанного следует, что познавательную основу данного действия составляет операция расспроса. Наблюдение же (мимики и жестов допрашиваемого) играет вспомогательную роль, помогая следователю лучше уяснить смысл словесного сообщения. Иная ситуация при допросе глухонемых, здесь допрашиваемый передает информацию языком жестов, доступным наблюдению. Но сообщение допрашиваемого принимает и преобразует в обычную речь переводчик, а не следователь.

Допросу подлежат подозреваемый и обвиняемый, если они желают дать показания (п. 2 ст. 173 УПК), потерпевший и свидетель, если они не воспользовались иммунитетом (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК), а также эксперт и специалист. Допрос последних — неотъемлемая часть экспертизы и деятельности специалиста, связанной с дачей им заключения. Для подозреваемого и обвиняемого дача показаний на допросе служит средством их защиты от подозрения и обвинения. Давая показания, потерпевший также защищает свои права, осуществляет обвинительную функцию, а свидетель выполняет правовую обязанность и моральный долг содействовать правосудию.

Допрос проводится в служебном кабинете следователя, но в случае необходимости — в месте нахождения допрашиваемого: в занимаемом им жилом помещении, в лечебном учреждении, учебном заведении, в офисе организации, на промышленном предприятии, в учреждении лишения свободы и т.д. Такая необходимость возникает в случаях, когда допрос оказывается первоначальным следственным действием, оттяжка которого недопустима (например, когда без допроса невозможно представить себе картину события и спланировать проведение других следственных действий), либо когда допрашиваемый по состоянию здоровья не может явиться к следователю. Лица, находящиеся под стражей, чаще всего допрашиваются в помещении следственного изолятора, где для этого выделены специальные кабинеты. Возможен допрос всех подлежащих ему лиц на месте, где происходило событие, о котором им предстоит рассказать. Вид местности по закону ассоциаций играет роль пускового механизма для оживления памяти и припоминания забытого. Однако этот прием допроса не превращает данное действие в проверку показаний на месте: последняя имеет иные цели.

Доказательственное значение допроса в том, что в результате его проведения следователь получает показания подозреваемого (ст. 76 УПК), обвиняемого (ст. 77), потерпевшего (ст. 78), свидетеля (ст. 79). Допустимость этих доказательств определяется соблюдением процедуры допроса. УПК, конкретизируя это общее положение, считает недопустимыми показания подозреваемого и обвиняемого, полученные в отсутствие защитника и не подтвержденные ими в суде, а также показания свидетеля и потерпевшего, если они не могут указать на источник своей осведомленности. Нельзя считать отдельным видом доказательства протоколы допроса указанных лиц, т.к. они служат лишь процессуальной формой сохранения показаний и в силу требований непосредственности могут быть оглашены в суде лишь в некоторых случаях.

Доказательственную ценность имеют также и прилагаемые к протоколу изготовленные допрашиваемым в ходе допроса схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, которые в наглядно-образной форме иллюстрируют и конкретизируют отдельные фрагменты показаний.

Основания и процессуальный порядок допроса. Для проведения допроса необходимы основания. В отношении подозреваемого и обвиняемого фактических оснований не требуется, формальными же основаниями являются акты, констатирующие появление в процессе данных участников и возлагающие на следователя обязанность обеспечить их право на дачу показаний, т.е. допросить их, если они не отказываются от дачи показаний (ч. 1 ст. 46 и ч. 1 ст. 47). Основанием допроса потерпевшего также является формальный акт-постановление о признании его таковым (ч. 1 ст. 42). Однако для дополнительного допроса этих лиц нужны фактические основания, т.е. данные о том, что они располагают сведениями, которые не были получены при первом допросе. Иными являются основания допроса свидетеля — это данные о том, что ему известны обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения дела (ч. 1 ст. 56 УПК). В этом случае речь идет о данных предположительного характера, но и они должны обязательно иметься у следователя при принятии им решения о проведении допроса. О недооценке данного требования на практике косвенно говорит весьма значительное количество допросов (более 60 %) от общего числа, не давших в распоряжение следователя полезной информации.

Как и любое другое следственное действие, допрос не может проводиться в ночное время (с 22.00 до 6.00 по местному времени), кроме случаев, не терпящих отлагательства. К ним следует отнести опасное для жизни состояние допрашиваемого, необходимость предотвращения сговора подозреваемых и другие подобные обстоятельства.

У подлежащих допросу свидетеля и потерпевшего может быть взято обязательство о явке (ч. 1 ст. 112 УПК). Они вызываются к следователю повесткой, в которой указывается, кто и в каком качестве вызывается, адрес, по которому надлежит явиться, дата и время явки на допрос, последствия неявки без уважительных причин. Повестка направляется по почте или с использованием иных средств связи (телефонограммой, радиограммой) либо с посыльным. Следователь должен быть уверен, что повестка вручена адресату.

В случае временного отсутствия вызываемого она вручается совершеннолетнему члену семьи, передается администрации по месту работы вызываемого или, по усмотрению следователя, иным лицам и организациям для вручения вызываемому. Факт вручения повестки должен быть удостоверен распиской его самого, либо члена его семьи, либо уведомлением почтового учреждения о вручении. При неявке потерпевшего или свидетеля по неуважительным причинам он может быть доставлен к следователю приводом на основании вынесенного следователем постановления (ч.4 ст. 113).

Уважительными причинами неявки могут быть неполучение повестки, командировка, болезнь, стихийное бедствие, иные обстоятельства, исключающие возможность явки. В таком же порядке вызываются на допрос подозреваемый и обвиняемый, находящиеся на свободе. Если эти лица находятся под стражей, они доставляются на допрос органами внутренних дел. Военнослужащий вызывается на допрос через командование воинской части. Все подлежащие допросу лица при неявке могут быть подвергнуты судом денежному взысканию на основании составленного следователем протокола (ч. 3 ст. 118).

Таким образом, допросу могут быть подвергнуты лица, занимающие разное процессуальное положение. Это свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые. Закон заранее не ограничивает круг подлежащих допросу свидетелей и потерпевших их возрастом: возможность допроса малолетних или престарелых определяет сам следователь. При необходимости решения вопроса о их способности правильно воспринимать обстоятельства дела и давать показания назначается экспертиза. В то же время закон исключает из круга допрашиваемых некоторых лиц, хотя они и располагают информацией, полученной в процессе осуществления своих профессиональных обязанностей. Это судья, присяжный заседатель, адвокат, защитник подозреваемого и обвиняемого, священнослужитель, член Совета Федерации и депутат Государственной думы. Запрет допроса этих лиц продиктован соображениями охраны профессиональной тайны как условия их эффективной деятельности (ч. 3 ст. 56 УПК). Не подлежат допросу лица, пожелавшие воспользоваться свидетельским иммунитетом (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК). Кроме того, нельзя допрашивать лиц, страдающих физическими и психическими недостатками, вследствие которых они неспособны правильно воспринимать и воспроизводить обстоятельства, имеющие значение для дела. Но закон допускает возможность допроса в качестве свидетелей других участников процесса: понятых, секретарей и даже дознавателей, следователей и оперативных работников, когда необходимо выяснить обстоятельства, ставшие им известными при выполнении своих обязанностей. По поводу возможности допроса последних иногда высказываются возражения, основанные на том, что свидетель — это участник процесса, создаваемого самим ходом исследуемого события, между тем как следователь, дознаватель таким лицом не был, ибо получил информацию в процессе расследования. Кроме того, вызовы следователей в суд для проверки ссылок допрашиваемых на применение недозволенных методов допроса серьезно осложняют выполнение ими своих непосредственных обязанностей. Представляется, что с этими возражениями нельзя все же согласиться как по формальным соображениям, так и по существу. Согласно ч. 1 ст. 56 УПК, свидетель — это лицо, которому могут быть известны существенные обстоятельства дела. Здесь не говорится о способе получения им информации. Под такое определение вполне подпадает и следователь, и оперативник. Кроме того, без допроса следователя, о незаконных действиях которого сообщает обвиняемый, часто практически невозможно выяснить обстоятельства допроса, осмотра и т.д. и определить допустимость полученных при этом доказательств. По такому пути идет и судебная практика. Но если следователь был допрошен в качестве свидетеля, он в дальнейшем уже не может выполнять по делу функции следователя.

Как видно из закона (ч. 2 ст. 78 и ч. 2 ст. 79), предмет допроса свидетелей и потерпевших широк: это все известные им обстоятельства, имеющие отношение к делу, включая взаимоотношения с подозреваемым, обвиняемым (добавим, и со свидетелями). Подозреваемый допрашивается по поводу обстоятельств, вызвавших подозрение, а обвиняемый — по поводу предъявленного обвинения. Стремясь предотвратить неправомерное давление на обвиняемого, отказавшегося дать показания, закон (ч.4 ст.173) допускает повторный допрос только по просьбе самого обвиняемого.

В допросе, помимо следователя, могут с целью контроля за правильностью его проведения участвовать прокурор и начальник следственного отдела. При необходимости привлекается переводчик, а также специалист (для помощи следователю в формулировке вопросов). Участвующий в допросе эксперт выясняет обстоятельства, существенные для дачи им заключения. Фактически обязательным в допросе подозреваемого и обвиняемого является участие защитника. В соответствии с ч. 2 ст. 53 УПК защитник при этом вправе проявлять достаточную активность: давать допрашиваемому в присутствии следователя краткие консультации, задавать ему с разрешения следователя вопросы, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты протокольных записей. Закон предусматривает также право адвоката участвовать в допросе свидетеля, вместе с которым он явился на допрос. В этом случае адвокат имеет те же права, что и защитник, участвующий в допросе подозреваемого и обвиняемого. Следователь может отвести вопросы адвоката, но обязан занести их в протокол допроса (ч. 5 ст. 189).

Никакие другие лица, в т.ч. другие свидетели, потерпевшие, подозреваемые и обвиняемые при допросе присутствовать не должны, т.к. это могло бы оказать на допрашиваемого нежелательное воздействие. Следователь должен предотвращать возможность общения недопрошенных лиц между собой.

По соображениям безопасности при допросе свидетеля и потерпевшего могут быть сохранены втайне сведения об их личности. Для этого в соответствии с ч. 9 ст. 166 УПК они могут быть допрошены под псевдонимом, присвоенным им следователем. Решение об этом следователь обосновывает в постановлении, согласованном с прокурором.

Перед непосредственным осуществлением допроса следователь обязан предпринять ряд мер, направленных на обеспечение прав допрашиваемых и в то же время на предотвращение возможности утаивания и искажения ими информации.

Таковы:

а) предотвращение допроса ненадлежащего лица (явившегося вместо вызываемого по ошибке или умышленно), для чего необходимо убедиться в личности явившегося (путем ознакомления с документом, удостоверяющим личность);
б) разъяснение каждому допрашиваемому лицу, в каком качестве и по какому делу он допрашивается, какие права представлены ему при допросе и в каком порядке будет производиться допрос. Особенно важное значение имеет разъяснение права на отказ от показаний, т.е. на свидетельский иммунитет (ст. 11, 42, 46, 47, 56 УПК), и последствий отказа от иммунитета;
в) предупреждение свидетеля и потерпевшего об ответственности за отказ от показаний и дачу ложных показаний, предусмотренной ст. 307 и 308 УК. Об ответственности по этим статьям предупреждается также переводчик, привлеченный к допросу, а также допрашиваемые эксперт и специалист;
г) предупреждение допрашиваемых о том, что будут применяться технические средства.

Протокол допроса

Основным средством запечатления и сохранения информации является протоколирование. Протокол допроса — это процессуальный документ, отражающий ход и результат допроса, служащий источником сведений, которые содержатся в показаниях допрашиваемого, и представляющий запись показаний в виде свободного рассказа и ответов на вопросы. Протокол представляет собой письменную форму информации, изложенной допрашиваемым устно.

Протокол допроса составляется в соответствии со статьями 166, 167 УПК РФ и статьёй 190 УПК РФ (Протокол допроса).

Протокол может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств. При производстве следственного действия могут также применяться стенографирование, фотографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись. Стенограмма и стенографическая запись, фотографические негативы и снимки, материалы аудио- и видеозаписи хранятся при уголовном деле.

Огромное значение имеет качество протоколирования. Можно сформулировать ряд требований, вытекающих из уголовно-процессуального законодательства, которым должен отвечать протокол допроса.

Протокол допроса, как правило, пишет следователь или лицо, производящее дознание, т.е. тот, кто ведет допрос. Лица, участвующие в допросе (переводчик, педагог, законные представители несовершеннолетнего и др.), правом составления протокола не пользуются. Правильность записи показаний удостоверяется подписью допрашиваемого и следователя.

В протоколе указываются (ч. 3 ст. 166 УПК РФ):

1) место и дата производства следственного действия, время его начала и окончания с точностью до минуты;
2) должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол;
3) фамилия, имя и отчество каждого лица, участвовавшего в следственном действии, его адрес и другие данные о его личности.

В протоколе допроса указывается, что допрашиваемому (свидетелю, потерпевшему, подозреваемому, обвиняемому), а также участвующим лицам (например, специалисту-криминалисту) разъяснены права и обязанности под роспись.

В протоколе должны быть указаны также технические средства, применённые при производстве следственного действия, условия их использования. В протоколе должно быть отмечено, что лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного, действия технических средств (ч. 5 ст. 166 УПК РФ).

Если в ходе допроса проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, то протокол должен также содержать:

1) запись о проведении фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки;
2) сведения о технических средствах, об условиях фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки и о факте приостановления аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки, причине и длительности остановки их записи;
3) заявления допрашиваемого лица по поводу проведения фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки;
4) подписи допрашиваемого лица и следователя, удостоверяющие правильность протокола.

Показания записываются от первого лица и по возможности дословно (ч. 2 ст. 190 УПК РФ). Это означает, что, протоколируя показания, следователь должен точно передавать их содержание, сохранять формулировки и выражения, свойственные речи допрашиваемого. При этом отнюдь не обязательно заносить в протокол каждое слово. Протокол представляет собой конспект, но без редактирования речи допрашиваемого, либо в дальнейшем следователь может быть обвинен в искажении полученных показаний. Записывая показания, он должен их систематизировать, устраняя повторы и сведения, не относящиеся к делу.

Протокол допроса должен содержать только то, что говорилось допрашиваемым. Показания должны быть записаны, во-первых, так, чтобы, прочитав их, допрашиваемый убедился, что записаны действительно его слова; во-вторых; чтобы показания отражали индивидуальность личности допрашиваемого; в-третьих, могли быть поняты и правильно истолкованы всеми, кто с ними знакомится. Имеют место случаи, когда ответ на вопрос о том, признает ли обвиняемый себя виновным, записывается утвердительно, хотя при тщательном ознакомлении с протоколом допроса оказывается, что обвиняемый, например, признает себя виновным только в том, что был в нетрезвом состоянии, но не в нанесении побоев потерпевшему. Запись показаний должна сохранять особенности речи дающего показания. Недопустимо, чтобы при составлении протокола имело место усиление или, наоборот, ослабление оттенков сказанного, отражающих субъективную оценку показаний свидетеля, зависящую от отношения следователя к допрашиваемому.

Протоколируя показания несовершеннолетних, а в особенности малолетних, очень важно сохранить стиль их речи, поскольку в некоторые термины и выражения они вкладывают смысловое значение, отличающееся от общеупотребительного.

Ход допроса в стадии ответов на вопросы отражается в протоколе так: вначале записывается вопрос, а затем — ответ допрашиваемого.

Вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса. В протокол записываются все вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем или на которые отказалось отвечать допрашиваемое лицо, с указанием мотивов отвода или отказа (ч. 2 ст. 190 УПК РФ).

Если в ходе допроса допрашиваемому лицу предъявлялись вещественные доказательства и документы, оглашались протоколы других следственных действий и воспроизводились материалы аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки следственных действий, то об этом делается соответствующая запись в протоколе допроса. В протоколе также должны быть отражены показания допрашиваемого лица, данные при этом (ч. 3 ст. 190 УПК РФ).

В протокол допроса должны быть также внесены все ссылки допрашиваемых на конкретные источники доказательств, аргументация их показаний и все другие данные, которые они просят занести, в протокол. Ходатайство допрашиваемого о дополнении и об уточнении протокола подлежит обязательному удовлетворению (ч. 6 ст. 190 УПК РФ).

Допрашиваемым лицом в ходе допроса могут быть изготовлены схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, которые приобщаются к протоколу, о чем в нем делается соответствующая запись (ч. 5 ст. 190 УПК РФ).

По окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая запись. Факт ознакомления с показаниями и правильность их записи допрашиваемое лицо удостоверяет своей подписью в конце протокола. Допрашиваемое лицо подписывает также каждую страницу протокола (ч. 8 ст. 190 УПК РФ).

В случае отказа подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или иного лица, участвующего в следственном действии, подписать протокол следственного действия следователь вносит в него соответствующую запись, которая удостоверяется подписью следователя, а также подписями защитника, законного представителя, если они участвуют в следственном действии (ч. 1 ст. 167 УПК РФ).

Ходатайство допрашиваемого о дополнении и об уточнении протокола подлежит обязательному удовлетворению (ч. 6 ст. 190 УПК РФ).

В протоколе указываются все лица, участвовавшие в допросе. Каждый из них должен подписать протокол, а также все сделанные к нему дополнения и уточнения (ч. 7 ст. 190 УПК РФ).

Допрос свидетеля

Допрос свидетеля — это следственное действие, в ходе которого следователь в установленном уголовно-процессуальным законом порядке получает устные показания определенного лица об известных ему обстоятельствах, подлежащих установлению по уголовному делу, и фиксирует их в протоколе. По многим делам допрос свидетеля служит главным способом получения доказательств. Целью допроса является получение правдивых показаний, соответствующих обстоятельствам, имевшим место в действительности. Решение о производстве допроса принимается следователем в случае, когда у него имеются основания считать, что этому лицу известны обстоятельства, подлежащие установлению по делу. Свидетель, как правило, допрашивается в месте производства предварительного следствия. Следователь вправе произвести допрос и по месту нахождения свидетеля. Свидетель вызывается к следователю повесткой, которая вручается свидетелю под расписку, в случае его временного отсутствия — кому-либо из взрослых членов семьи, представителю жилищ-но-эксплуатационной организации, администрации по месту работы свидетеля, представителю сельской (поселковой) администрации или иным лицам.

Расписка в получении повестки с указанием времени ее вручения, времени и места допроса возвращается следователю. В случае неявки свидетеля по вызову без уважительных причин он может быть подвергнут приводу органами полиции на основании постановления следователя. Суд вправе также наложить на свидетеля денежное взыскание в размере до одной третьей минимального размера оплаты труда. Лицам, вызванным для допроса в качестве свидетелей из других населенных пунктов, должны быть возмещены расходы.

Свидетели, вызванные по одному делу, допрашиваются порознь и в отсутствие других свидетелей. При этом следователь обязан принять меры, чтобы они не общались между собой. Перед началом допроса следователь удостоверяется в личности свидетеля путем проверки соответствующих документов. Свидетелю сообщается, по какому делу он вызван на допрос. Затем следователь разъясняет свидетелю его обязанности: дать правдивые показания, т. е. сообщить все известное ему по делу и ответить на поставленные вопросы, после чего предупреждает его об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний по ст. 308 УК РФ, а за дачу заведомо ложных показаний — по ст. 307 УК РФ, о чем делается отметка в протоколе допроса, удостоверяемая подписью допрашиваемого. Если свидетель не владеет языком, на котором ведется производство по делу, следователь приглашает переводчика, о чем также делается отметка в протоколе. Следователь выясняет необходимые данные о личности свидетеля. Далее устанавливается отношение свидетеля к обвиняемому и потерпевшему, что имеет значение для последующей оценки его показаний. Допрос по существу начинается предложением рассказать все известное по делу. Следователь выслушивает свободный рассказ свидетеля, а затем, в случае необходимости, задает ему вопросы. Наводящие вопросы не допускаются. О допросе свидетеля составляется протокол, в который заносятся сведения о личности допрашиваемого. В нем делается отметка о предупреждении свидетеля об ответственности, о разъяснении его права давать показания на родном языке, а также пользоваться услугами переводчика. Показания заносятся в протокол в первом лице и по возможности дословно. О порядке и размерах оплаты расходов свидетелям см. Инструкция о порядке и размерах возмещения расходов и выплаты вознаграждения лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд.

При необходимости записываются заданные свидетелю вопросы и его ответы. Составленный протокол предъявляется свидетелю для прочтения или по его просьбе прочитывается следователем. Свидетель вправе требовать дополнений протокола и внесения в него поправок, которые подлежат обязательному внесению в протокол. В протоколе делается отметка, прочитал ли свидетель протокол лично или он был ему прочитан следователем, а также правильно ли записаны его показания.

После этого его подписывают свидетель (каждую страницу и протокол в целом) и следователь. После дачи свидетелем показаний по его просьбе ему должна быть предоставлена возможность записать свои показания собственноручно. При этом показания подписываются свидетелем и следователем. После ознакомления с письменными показаниями следователь может задавать свидетелю вопросы. Правильность записей вопросов и ответов на них удостоверяется подписями свидетеля и следователя. В случаях допроса свидетеля с переводчиком следователь сообщает свидетелю его право на отвод переводчика. Переводчику разъясняются его процессуальные обязанности и он предупреждается об ответственности за заведомо неправильный перевод. О выполнении этих действий делаются отметки в протоколе, удостоверяемые подписями свидетеля и переводчика. По окончании допроса переводчик в устной форме переводит содержание протокола, подписывает каждую страницу протокола и протокол в целом. Свидетель своей подписью в конце протокола подтверждает, что сделанный перевод соответствует его показаниям. Если протокол допроса переводится на язык, которым владеет свидетель, в письменной форме, переводчик и свидетель подписывают перевод в целом и каждую страницу отдельно. При вызове потерпевшего, его допросе и составлении протокола допроса применяются те же правила, которые установлены для свидетеля. Особенности допроса несовершеннолетнего свидетеля Свидетель; не достигший 16-летнего возраста, вызывается на допрос через его родителей или иных законных представителей. Иной порядок допустим, когда этого требуют обстоятельства дела.

При допросе свидетеля в возрасте до 14 лет, а по усмотрению следователя, и при допросе свидетеля в возрасте от 14 до 16 лет вызывается педагог. В случае необходимости приглашаются также близкие родственники несовершеннолетнего или его законные представители. Указанным лицам разъясняются их права и обязанности, о чем делается отметка в протоколе. С разрешения следователя они могут задавать свидетелю вопросы. Следователь вправе отвести заданный вопрос, но обязан занести его в протокол. По окончании допроса присутствующие своей подписью подтверждают правильность записи показаний свидетеля. Свидетели, не достигшие 16-летнего возраста, не предупреждаются об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Однако им разъясняется необходимость правдиво рассказать все известное по делу.

Допрос подозреваемого

Допрос подозреваемого - это следственное действие, которое состоит в процессе получения от него показаний. Показания подозреваемого могут касаться любых значимых для уголовного дела обстоятельств, в частности, - имеющихся в отношении него подозрений. Они имеют двойственную правовую природу. С одной стороны, такие показания являются источником доказательственной информации, а с другой - средством защиты от выдвинутого в отношении лица подозрения. С учетом специфики процессуального статуса подозреваемого дача им показаний - это результат его свободного волеизъявления. Подозреваемый, участвуя в уголовном деле со стороны защиты, может вообще отказаться от дачи показаний, а также не несет никакой ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Следовательно, содержание сообщенных им сведений может неоднократно меняться. При этом отказ от показаний или их последующие изменения не вправе трактоваться как обстоятельства, подтверждающие виновность подозреваемого.

Допрос задержанного по подозрению в совершении преступления - это правовой императив. Он должен быть произведен в независимости от волеизъявления допрашиваемого. Следовательно, если подозреваемый, пользуясь предоставленными ему правами, вообще отказывается давать показания или не желает этого делать в данное время, дознаватель или следователь формально составляют протокол допроса и фиксируют в нем факт подобного отказа.

В соответствии сч.2 ст. 46 УПК РФ подозреваемый должен быть допрошен в присутствии своего защитника в течение 24 часов с момента его фактического задержания. При этом до начала допроса по просьбе подозреваемого ему обеспечивается конфиденциальное свидание с защитником продолжительностью не менее 2 часов. Помимо защитника в допросе могут принимать участие и другие лица (переводчик, специалист и т.д.).

Допрос задержанного лица может быть произведен в кабинете дознавателя или следователя либо в изоляторе временного содержания.

На практике большинство допросов подозреваемых не занимают длительного времени. Однако в ряде случаев объемы сообщаемой допрашиваемым лицом информации могут быть настолько велики, что процесс получения его показаний затягивается на несколько часов или даже более. В связи с этим законодатель устанавливает определенные временные рамки для производства данного следственного действия. Так, допрос не может длиться непрерывно более 4 часов, после чего дознаватель или следователь обязаны предоставить допрашиваемому перерыв не менее чем на 1 час для отдыха и приема пищи. А общая про-должительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов. Более того, при наличии медицинских показаний, подтвержденных заключением врача, продолжительность допроса может быть и еще меньшей. А для несовершеннолетних эти сроки сокращены вдвое: соответственно до 2 и до 4 часов.

Поэтому в случае, если дознаватель или следователь не успевает получить все необходимые показания в обозначенные сроки, процедура допроса прерывается и продолжается в другой день.

Перед началом допроса дознаватель или следователь, удостоверившись в личности допрашиваемого, разъясняют ему права и порядок производства следственного действия. Законодатель предусматривает свободу тактики допроса. Это означает, что дознаватель или следователь по своему усмотрению определяют структуру и содержание вербального общения (беседы) с допрашиваемым лицом, в том числе, задают необходимые вопросы. Так, допрос может начинаться со свободного рассказа допрашиваемого и заканчиваться вопросами; в другой ситуации дознаватель или следовать сразу начинают задавать необходимые вопросы и т.д. Допрашиваемый вправе изложить свои показания (часть показаний) и собственноручно. Однако эта свобода тактики допроса ограничивается запретом задавать наводящие вопросы, которые своей формулировкой предопределяют получение желаемого ответа. Давая показания допрашиваемое лицо вправе пользоваться документами и записями.

Участвующий в допросе защитник имеет право:

а) давать подозреваемому в присутствии дознавателя или следователя краткие консультации;
б) задавать ему с разрешения дознавателя или следователя вопросы;
в) делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе.

Дознаватель или следователь могут и отвести вопросы защитника, но обязаны при этом занести их в протокол.

Ход и результаты допроса отражаются в соответствующем протоколе. Показания допрашиваемого принято записывать от первого лица и по возможности дословно. Вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса. В протоколе указываются и те вопросы, которые были отведены дознавателем или следователем, или на которые допрашиваемый отвечать отказался, а также мотивы таких отводов или отказов. И наконец, протокол должен содержать указание об имевшем место в ходе допроса предъявлении отдельных материалов уголовного дела (вещественных доказательств, документов и т.д.) и данных в связи с этим пояснениях. Дополнительными средствами фиксации хода и результатов допроса подозреваемого могут быть аудио- и видеозаписи. Помимо этого, допрашиваемым лицом могут быть изготовлены схемы, чертежи, рисунки, диаграммы. Все эти материалы приобщаются к протоколу, о чем в нем делается соответствующая запись.

Протокол допроса в обязательном порядке должен быть предъявлен для ознакомления самому подозреваемому и его защитнику. Если допрос помимо протокола фиксировался каким-либо иным способом, например посредством видеозаписи, то для ознакомления должны быть предъявлены и соответствующие материалы (кассеты, диски и т.д.).

В этой связи подозреваемому желательно самым внимательным образом ознакомиться с текстом протокола своего допроса, поскольку в отличие от ранее описанных объяснений, его показания уже являются полноценными процессуальными доказательствами. А любые содержащиеся там сведения могут быть либо сами по себе, либо в совокупности с другими доказательствами использованы для предъявления ему обвинения, постановления приговора и т.д. Если же какие-то фрагменты протокола представляются неполными, неверными, искаженными, то подозреваемому надлежит собственноручно внести в него соответствующие замечания, дополнения и уточнения.

К великому сожалению, в современных условиях весьма распространены случаи отказа подозреваемых от подписания протоколов их допросов. Это же касается и протоколов иных действий, произведенных с их участием, о чем мы уже говорили выше. Причина подобного и не совсем правильного поведения заключается в низком уровне правовой культуры и правовой грамотности этих лиц. Их логика представляется весьма простой: «Если я ничего не подписал, значит, ничего не было, значит, я ни в чем не сознался».

Однако подобный «способ» реализации своих прав представляется весьма примитивным и абсолютно бесполезным. Ведь согласно ст. 167 УПК РФ в случае отказа кого-либо из участвующих лиц подписать протокол дознаватель или следователь делают в нем соответствующую запись, которая удостоверяется подписью защитника. В этом случае про-токол имеет такое же юридическое значение, как и при подписании его подозреваемым.

Следовательно, более рациональным и правильным будет не подобный пассивный, а наоборот активный способ защиты. Если подозреваемый полностью или частично не согласен с изложенными сведениями, он должен в конце протокола собственноручно отметить данный факт и подробно описать свою позицию. В этом случае она не останется без должного внимания со стороны потенциальных читателей: прокурора, суда и т.д.

Допрос следователя

Возможность допроса следователя (дознавателя) в качестве свидетеля по уголовному делу является одним из дискуссионных вопросов в уголовно-процессуальной науке, поскольку данное положение не нашло отражения в уголовно-процессуальном законодательстве.

В соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК РФ «доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела». Но что следует понимать под иными обстоятельствами, законодатель не поясняет. Также в ч. 3 ст. 56 УПК указан исчерпывающий перечень лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, но о следователе (дознавателе) упоминаний нет.

Таким образом, показания следователя (дознавателя) не были отнесены ни к доказательствам по уголовному делу, ни к недопустимым доказательствам, а также эти субъекты не указаны в перечне лиц, которые допросу не подлежат.

Анализируя практику вызова следователя (дознавателя) на допрос в качестве свидетеля, можно полагать, что суд руководствуется ч. 1 ст. 271 УПК РФ, в соответствии с которой в подготовительной части судебного заседания «председательствующий опрашивает стороны, имеются ли у них ходатайства о вызове новых свидетелей». Как известно, по правилам ч. 8 ст. 234 УПК РФ «по ходатайству стороны в качестве свидетеля могут быть допрошены любые лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов».

В научной литературе такая практика оценивается по-разному. Одни авторы полагают, что если допрос следователя (дознавателя) прямо не запрещен законом, то получение таких доказательств допустимо. Другие же настаивают на том, что сочетание функции (статуса) следователя и свидетеля в одном субъекте недопустимы.

Практика допроса следователя (дознавателя) встречается достаточно часто, и носит распространенный характер. Одной из таких ситуаций может быть, ситуация, когда подсудимый в судебном заседании отказывается от признательных показаний, которые давал ранее на стадии предварительного расследования, указывая на то, что его допрашивали в отсутствии адвоката или применяли к нему психическое или физическое насилие.

Вызывая следователя (дознавателя) в суд для дачи показаний в качестве свидетеля, последнему необходимо разъяснить положения ст. 51 Конституции РФ, в которой предусмотрено право не свидетельствовать против себя самого. И отвечая на вопрос судьи: «Применяли ли Вы к обвиняемому меры психического или физического насилия?», наверняка никто не ответит на него положительно. Ведь следователь (дознаватель) заинтересован в том, чтобы его проделанная работа была без брака и изъянов. Иначе, он сам признаёт свою профессиональную некомпетентность.

Следует согласиться с мнением А. Е. Леднева, который указывает, что показания должностных лиц правоохранительных органов, осуществляющих досудебное производство по делу, должны приниматься судом как заведомо достоверные. Бремя опровержения презумпции добросовестности государственного служащего, свидетельствующего по делу, лежит на защите.

Все это недопустимо по причине того, что принуждение к даче показаний и фальсификация доказательств являются уголовно-наказуемыми деяниями. Подсудимый, оглашая заявление о том, что к нему применялись методы принуждения, тем самым заявляет, что было совершено должностное преступление, что влечет возбуждение нового уголовного дела. Тогда следователь (дознаватель) становится субъектом преступления и его допрашивает уже другой следователь, принявший дело к своему производству.

Проблемой является и то, что подсудимый в судебном заседании изменяет свои показания, которые он давал ранее на стадии предварительного расследования, ссылаясь на то, что его допрашивали в отсутствии адвоката.

Здесь мнения ученых также разделились: одни говорят, что присутствие адвоката в принципе исключает применение незаконных методов расследования, и, следовательно, получение доказательств запрещенными способами; другие считают, что присутствие адвоката не снимает проблемы, так как склонить обвиняемого к даче признательных показаний можно до прихода или после ухода адвоката.

Сложность реализации допроса следователя (дознавателя) в качестве свидетеля попытался разрешить Верховный Суд РФ в кассационном определении № 70-О12-3. Судебная коллегия пришла к мнению, что показания следователя относительно сведений, о которых ему стало известно из их бесед либо во время допроса подозреваемого (обвиняемого), свидетеля, не могут быть использованы в качестве доказательств виновности подсудимого.

Переходя ко второй точке зрения, относительно того, что сочетание функции следователя и свидетеля в одном субъекте недопустимы, следует отметить, что глава 6 УПК РФ говорит об участниках уголовного процесса со стороны обвинения. Следователь (дознаватель) как раз и осуществляет функцию обвинения. Глава 8 УПК РФ закрепляет иных участников уголовного судопроизводства, в число которых входит свидетель, осуществляющий вспомогательную функцию. Весьма сложно соединить указанные функции одному и тому же человеку по одному и тому же уголовному делу.

Данное положение противоречит принципу состязательности уголовного процесса. Следователь (дознаватель) — это публичный (официальный) участник уголовного судопроизводства, выполняющий публичную функцию, и перевод его в категорию частных участников вряд ли возможен. Поэтому Верховный Суд РФ в кассационном определении № 70-О12-3, указывает на то, что следователь, согласно УПК осуществляет уголовное преследование соответствующего лица, и может быть допрошен в суде только по обстоятельствам проведения того или иного следственного действия при решении вопроса о допустимости доказательства, а не в целях выяснения содержания показаний допрошенного лица.

Также достаточно сомнительно признавать обратный факт, если в п. 1 ч. 1 ст. 61 УПК РФ указано, что следователь не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он является свидетелем по данному делу. Необходимо отметить и то, что свидетель является лицом, которое дает показания о каких-либо противоправных действиях других лиц, но никак не о своих собственных.

Таким образом, считаем, что допрос следователя (дознавателя) в качестве свидетеля допустим, лишь в части уточнения процессуального порядка проведения следственного действия, но, не может быть использован в качестве доказательства виновности лица, то есть доказательством обвинения по уголовному делу.

Допрос несовершеннолетнего

Особенности тактики допроса несовершеннолетних свидетелей, потерпевших (ст. 191 УПК РФ), подозреваемых, обвиняемых обусловлены в значительной степени особенностями психики несовершеннолетних: повышенной внушаемостью, склонностью к фантазированию, высокой эмоциональностью, неустойчивостью поведения, а также незначительным жизненным опытом или вообще отсутствием его, что нередко приводит к неправильной оценке ими расследуемого события в целом или отдельных его обстоятельств.

При подготовке к допросу следователь должен обратить особое внимание на выяснение степени развития ребенка или подростка, влияния на него взрослых, особенности характера. От этого в первую очередь зависит выбор места допроса.

Детей младшего возраста целесообразно допрашивать в привычной для них обстановке: в школе, детском учреждении, иногда у них дома, чтобы официальная обстановка кабинета следователя не сковывала и не пугала их, не действовала на них подавляюще. Учитывая быструю утомляемость ребенка, его неспособность долго сосредоточивать внимание на одном объекте, допрос не следует затягивать либо необходимо устраивать перерывы.

Для несовершеннолетних в возрасте 15-17 лет официальная обстановка места допроса играет противоположную роль: проникаясь чувством ответственности, они скорее дадут правдивые показания.

При допросе несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых следователь должен держаться спокойно и уверенно, дружелюбно, но в то же время настойчиво и твердо. Такая манера поведения способствует установлению необходимого контакта с подростком, располагает его к доверию и вызывает уважение к следователю. Нервозность следователя, его срывы скорее, чем при допросе взрослых, приведут к тому, что допрашиваемый ожесточится, замкнется или начнет путаться и лгать от испуга и волнения. Страх перед следователем может побудить допрашиваемого даже оговорить себя.

Несовершеннолетнему допрашиваемому следует облегчить переход от ложных к правдивым показаниям. Это достигается установлением причин лжи и разъяснением возможности и необходимости изменить свою позицию как в интересах следствия, так и для облегчения собственной участи.

Ложные показания несовершеннолетних в возрасте до 14 лет помимо сознательного нежелания говорить правду могут объясняться самовнушением, повышенным влиянием взрослых, в чем несовершеннолетние не отдают себе отчета, могут быть и плодом их фантазии или следствием немотивированного желания солгать. При фантазировании, немотивированной лжи в показаниях несовершеннолетних ложь мешается с правдой или ими придумываются нелогичные подробности.

Основным средством изобличения малолетних во лжи служат приемы эмоционального воздействия, ибо средства логического убеждения иногда оказываются малоэффективными как вследствие непонимания допрашиваемым самого факта изобличения, так и в силу духа противоречия, свойственного детям и приводящего к упрямому повторению явно бессмысленной лжи.

Эффективным может оказаться и повторный допрос, позволяющий обнаружить признаки внушения или фантазирования. Если на повторном допросе допрашиваемый слово в слово повторяет ранее данные показания, употребляя при этом выражения, не свойственные его возрасту, следователь вправе предположить, что такие показания являются результатом внушения со стороны взрослого. Существенные отличия в деталях между первоначальными и повторными показаниями служат указанием на фантазирование подростка: выдуманные детали обычно плохо удерживаются в памяти и заменяются новыми. Однако следователь должен при этом учитывать и внушающее воздействие собственных вопросов, поэтому особенно важно правильно формулировать вопросы и определять их последовательность.

Тактика допроса несовершеннолетнего строится с учетом его возрастных особенностей. Для несовершеннолетних, особенно дошкольного и младшего школьного возраста, характерны повышенная внушаемость, склонность к фантазированию, домысливанию неполно воспринятой картины происшедшего события. Недостаточный уровень развития, ограниченность логического мышления, отсутствие жизненного опыта и профессиональных знаний мешают им порой воспринять в целом картину того или иного события и правильно воспроизвести на допросе запечатленную информацию. При этом они легко запоминают наиболее яркие моменты и детали происшедшего (например, номер автомашины, броские приметы преступника и т. п.). Жизнь несовершеннолетних эмоционально насыщена, и последующие впечатления нередко способствуют забыванию воспринятого, поэтому их допрос нельзя откладывать на долгое время.

При подготовке к допросу необходимо получить сведения об уровне развития несовершеннолетнего, его интересах, склонностях, привычках, своеобразии семейной микросреды, взаимоотношениях с лицом, в отношении которого будет проводиться допрос. Несовершеннолетний в возрасте до 16 лет вызывается на допрос через его законных представителей либо через администрацию по месту его работы или учебы. Иной порядок вызова допускается в связи с обстоятельствами дела.

При участии в допросе педагога, а также законных представителей нужно заранее убедиться, что характер их взаимоотношений с несовершеннолетним не повлияет отрицательно на допрашиваемого. Эти лица должны быть предупреждены о недопустимости каких-либо подсказок, наводяших вопросов, назидательного тона, раздражения в отношении несовершеннолетнего. Допрос малолетних (в возрасте до 14 лет) проводится с участием педагога. Такой допрос предпочтительнее проводить в привычной для них обстановке — в детском учреждении, школе, дома. Желательно начинать допрос с беседы, включающей элементы игры, которая поможет установлению доверительных отношений. Психологическому контакту с допрашиваемым будут способствовать спокойный, уверенный тон следователя, его благожелательная манера общения. Помощь в проведении допроса может оказать педагог, специалист-психолог, воспитатель. При оценке показаний несовершеннолетнего следует обращать внимание на гладкость, заученность сообщаемых им сведений, использование несвойственных допрашиваемому оборотов, наличие противоречий, что может свидетельствовать о влиянии заинтересованных лиц.

При допросе несовершеннолетних обвиняемых необходимо учитывать их склонность к самооговору в результате воздействия более взрослых участников преступления либо из ложно понятого чувства товарищества. Полученные показания поэтому должны быть обязательно проанализированы с точки зрения наличия в них внутренних противоречий, характерных умолчаний и оговорок, а также противоречий с другими доказательствами.

Допрос в налоговой

Если вызов на допрос свидетелем был проигнорирован без уважительных причин, налоговики оштрафуют его на 1 тыс. руб. (ст. 128 НК РФ). Впоследствии неявку свидетеля на допрос суд может счесть косвенным доказательством налогового нарушения. Кроме того, к показаниям такого человека, которые он дал уже в суде, судьи относятся критически (решение АС Тульской области № А68-11740).

На практике налоговики применяют к недисциплинированному свидетелю насилие. С помощью полиции они могут обеспечить явку свидетеля на допрос. Однако доказать факт насилия будет сложно. Суды верят рапортам полицейских, а из них следует, что свидетель согласился поехать в налоговый орган добровольно, никто его к этому не принуждал (решение АС Архангельской области № А05-11828). Впрочем, допрос могут провести и сами оперативники. Им не обязательно обеспечивать привод свидетеля в инспекцию (решение АС Ямало-Ненецкого автономного округа № А81-4093).

Налоговая вызывает на допрос в качестве свидетеля. Он приходит, но ничего там не говорить. Такое право дает ему статья 51 Конституции РФ. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников.

На основании этой статьи любой (даже рядовой) сотрудник компании может отказаться от дачи свидетельских показаний, заявив, что вопросы о деятельности компании напрямую касаются его самого, поскольку он в ней работает и получает зарплату. Поэтому возможные негативные последствия для компании могут ухудшить его собственное материальное положение.

Однако если свидетель пришел на допрос и неправомерно отказался отвечать на вопросы, налоговики оштрафуют его на 3 тыс. руб. (ст. 128 НК РФ). То же самое наказание предусмотрено за ложь.

Если свидетель решил давать показания, ему есть смысл заранее подготовиться, продумать детали своих ответов, выбрать степень откровенности, разработать легенду. Помните, что налоговики к допросу готовы. Они уже вникли в детали операций компании, изучили документы и показания других свидетелей.

Самые опасные вопросы — конкретные, когда просят назвать дату, место, фамилию. Неточные ответы на абстрактные вопросы, типа «Есть ли у вас остатки готовой продукции на складе на конец месяца, квартала, года», легко оспорить в суде (решение АС Ростовской области № А53-21003).

Отсутствие подготовки приводит к провалу. Например, руководитель компании для убедительности решил сказать на допросе, что встречался с представителем контрагента лично. И даже изучал его паспорт. Тогда как в реальности они общались по телефону или переговоры вообще вели какие-то иные сотрудники организации. Налоговики предъявили руководителю несколько фотографий и попросили показать, с кем именно он встречался. Естественно, он не смог сделать этого (постановление Восемнадцатого ААС № А76-15979).

Желание перенести допрос свидетеля в налоговой на другой срок нужно обосновать.

Причины переноса сроков проведения налогового допроса могут быть следующие:

— слишком короткий промежуток времени между датами получения повестки и проведения допроса. Получение повестки позднее даты допроса. Плохое здоровье свидетеля или расстояние, которое ему придется преодолеть (постановление Девятнадцатого ААС № А35-1054);
— наркотическое или алкогольное опьянение свидетеля. Суд считает, что свидетеля в таком состоянии допрашивать нельзя (постановление АС Северо-Кавказского округа № А63-4271). Однако у заинтересованной стороны должны быть соответствующие доказательства (решение АС Архангельской области № А05-11828).

Налоговики могут проводить допрос где угодно. Поэтому, если свидетель хочет побеседовать с ними на своей территории, это возможно. Более того, инспекторы сами, исходя из обстоятельств, могут инициировать допрос не в налоговой, а по месту жительства или в офисе компании.

Верховный суд РФ указал, что проведение допроса даже на улице не является фактором, умаляющим его доказательное значение (определение ВС РФ № А07-4879). Суды принимают и протоколы, составленные по месту проживания допрашиваемого (постановление АС Западно-Сибирского округа № А67-3855). Однако инспекторы должны предварительно получить согласие свидетеля и проживающих с ним совместно лиц на допуск в жилое помещение. В протоколе должны быть отметка об этом и подписи вышеуказанных лиц.

На территории компании проводить допрос тоже допустимо, но только не в период, когда проверка приостановлена. В период приостановления проверки, чтобы не нарушить запрет на проведение допроса на территории компании, налоговики с большей долей вероятности вызовут свидетеля на допрос в инспекцию (решения АС Архангельской области № А05-2621 и № А05-11828).

Обстоятельствами для переноса места допроса может быть преклонный возраст свидетеля, состояние его здоровья (постановление Девятого ААС № А40-62485/15) или удаленность его жилья от налоговой инспекции (решение АС Кемеровской области № А27-17719).

В деле, рассмотренном в постановлении Девятого ААС № А40-62485/15, свидетель в возрасте 77 лет не явился на допрос к налоговикам по повестке, ссылаясь на возраст и состояние здоровье. Тогда инспекторы захотели провести допрос по телефону. Свидетель отказался и от этого. По согласованию сторон допрос провел нотариус. Такие показания суд принял, так как они были достаточно подробными.

Стоит иметь в виду, если налоговики допрашивали свидетеля в его квартире, это косвенно подтверждает его личность. Такой протокол допроса сложнее оспорить в суде, если налоговики допустили какие-либо формальные нарушения процедуры. Например, напутали с годом рождения свидетеля (решение АС Кемеровской области № А27-17719).

Попытаться скорректировать неудачные показания свидетеля можно обратившись к налоговикам для проведения повторного допроса (постановление Четырнадцатого ААС № А05-9008) или к адвокату. Он вправе опрашивать лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому он работает (подп. 2 п. 3 ст. 6 Федерального закона № 63-ФЗ). Адвокат может повторно допросить свидетеля, который дал невыгодные компании показания.

В результате этот человек вполне может сказать, что налоговики проводили допрос с обвинительным уклоном, запугивали, давили на свидетеля и подсказывали ему ответы. Инспекторы ввели его в заблуждение и принудили подписать показания, устраивающие налоговый орган.

Однако у судов разные требования к оформлению такой корректировки. Некоторые принимают протоколы таких адвокатских допросов, составленные в свободной форме. Достаточно, чтобы в них содержались данные опрашиваемого лица и его подписи, удостоверяющие представленные показании (решение АС Ямало-Ненецкого автономного округа № А81-4998).

Есть суды, которые не принимают протоколы адвокатов в качестве доказательства, когда в них не содержится отметки о предупреждении свидетеля об ответственности за дачу ложных показаний. Ведь аналогичное нарушение налоговиков приводит к признанию протокола допроса недействительным (решение АС Волгоградской области № А12-49639).

Оспаривая протоколы допроса налоговой, компании ссылаются на отсутствие подписей или наличие недопустимых исправлений. Эти нарушения суд может не признать грубыми.

Исправление, например, даты допроса не критично, если оно произведено и заверено лицом, непосредственно составившим протокол допроса. Это не противоречит требованиям статьи 99 НК РФ (постановление Третьего ААС № А33-4312).

Отсутствие подписей присутствующих лиц не исключает достоверности показаний, данных свидетелем, которому были разъяснены его права и обязанности (решение АС Ямало-Ненецкого автономного округа № А81-3710).

При оспаривании протокола допроса налоговой необходимо обращать внимание на идентификацию личности допрашиваемого. В протоколе должны быть указаны реквизиты документа, на основании которого сотрудником ОВД или налоговиками устанавливалась личность опрашиваемого лица.

Не все потенциальные свидетели носят с собой паспорт. Инспекторов это не останавливает, и они все равно проводят допрос. Это на руку компании.

Суды признают недопустимым доказательством протоколы допроса, в которых не была установлена личность опрашиваемого лица и отсутствуют сведения о его паспортных данных (постановление АС Западно-Сибирского округа № А03-581). Особенно если в протоколе допроса содержится запись об установлении личности «со слов» свидетеля (постановление Семнадцатого ААС № А50-11883).

Однако есть решения, где суды не считают отсутствие персональных данных свидетелей в выписке из протоколов допросов существенным нарушением (решение АС Ямало-Ненецкого автономного округа № А81-3710).

Допрос потерпевшего

Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, вызванное для дачи показаний (ч. 1 ст. 56 УПК). Допросы свидетелей — наиболее распространенное следственное действие. Нередко с их помощью удается установить факты, которые невозможно доказать другими следственными действиями. Предметом допроса свидетеля могут быть любые обстоятельства, относящие к уголовному делу, которые он воспринимал лично или о которых слышал от других лиц, а также сведения, относящиеся к личности потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, своим отношениям с ними, а также с другими лицами.

Показания потерпевшего и свидетеля не могут основываться на догадках, предположениях, слухах; свидетель должен указать источник своей осведомленности, иначе его показания в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК будут признаны недопустимыми.

Показания потерпевшего во многих ситуациях могут представлять повышенное доказательственное и поисковое значение, поскольку ему становятся известны данные, которые невозможно или крайне затруднительно получить из других источников.

В процессе допросов свидетелей и потерпевших могут возникнуть различные ситуации. К наиболее типичным из них относятся следующие:

1) обстоятельства происшедшего события действительно известны свидетелю (потерпевшему), и он о них рассказывает;
2) свидетель (потерпевший) заявляет, что ему ничего не известно об обстоятельствах, о которых его допрашивают, хотя в деле имеются достоверные данные, что они ему известны;
3) обстоятельства, которые выясняются на допросе, воспринимались допрашиваемым лично, но он не дает о них подробных показаний в связи с тем, что забыл их либо недостаточно четко воспринял;
4) допрашиваемый дает ложные показания в результате заблуждения (неблагоприятные условия восприятия, влияние субъективных факторов и т.д.);
5) показания на допросе являются правдивыми, но противоречат материалам дела, которые следователь ошибочно считает бесспорными;
6) сведения, которые сообщает допрашиваемый, являются заведомо ложными.

Свидетели и потерпевшие, как правило, дают правдивые показания, но нередки случаи, когда они умышленно искажают действительные факты, пытаются запутать следствие, отказываются от ранее данных показаний. Мотивы и причины при этом могут быть самые различные: влияние на свидетелей со стороны подозреваемых, обвиняемых, их знакомых, родственников; боязнь мести преступников или лиц, которые связаны с ними; стремление, в силу различных обстоятельств оправдать виновного или смягчить его вину; стремление потерпевшего преувеличить причиненный ему ущерб, скрыть фиктивность своего поведения и т.д.

Допрос свидетеля (потерпевшего) целесообразно проводить в кабинете следователя. Официальная обстановка обычно способствует установлению деловых отношений с допрашиваемым. Приступая к допросу свидетеля (потерпевшего), следует установить не только анкетные данные, но и другие сведения, например: о его окружении, друзьях, условиях жизни, работы, интересах и т.п. Выяснение этой информации облегчает установление психологического контакта и создает благоприятные условия для свидетельствования.

Дача показаний является обязанностью свидетеля (потерпевшего), и за отказ или уклонение от дачи показаний, сообщение заведомо ложных показаний он несет ответственность. Перед допросом свидетеля (потерпевшего) следует предупредить об этом, что он и должен удостоверить своей подписью. Сделать это необходимо спокойно и корректно. Тем не менее если допрашиваемый упорно не желает давать показания или предпринимает попытки дать заведомо ложные показания, то следует в более строгой форме повторно предупредить его об ответственности, разъяснив серьезные последствия подобного негативного поведения, в соответствии ст. 307 и 308 УК.

Следователь обязан разъяснить, что свидетель или потерпевший вправе отказаться от дачи показаний, уличающих в совершении преступления их самих или их близких родственников. Если же они не воспользовались этим правом, то их предупреждают об уголовной ответственности за дачу ложных показаний (в этом случае они несут ответственность за любые ложные сообщения).

Если следователь по определенным соображениям решил начать допрос со стадии «свободного рассказа», то необходимо тактически верно предложить свидетелю (потерпевшему) подробно рассказать все, что ему известно об обстоятельствах, которые он наблюдал лично или о которых слышал (и от кого именно). Следователь должен внимательно выслушать допрашиваемого. Вместе с тем нельзя признать правильным распространенное мнение, что во время свободного рассказа не следует задавать вопросы, поскольку подобная позиция «полного невмешательства» может привести к тому, что некоторые свидетели ничего или почти ничего не расскажут. Вопросы на этой стадии могут быть заданы для того, чтобы допрашиваемый более подробно и последовательно изложил известные ему обстоятельства. Если он отвлекается от предмета допроса, то необходимо в тактичной форме предложить свидетелю (потерпевшему) вернуться к изложению известных ему фактов.

Во время свободного рассказа свидетели и потерпевшие нередко излагают то, что им известно, только в общих чертах, а отдельные детали упускают, считая, что они не имеют значения, или же допускают ошибки и неточности. Эти погрешности устраняются на следующей стадии допроса, когда следователь задает допрашиваемому вопросы и получает на них ответы. Действия следователя на данной стадии рассмотрены в общих положениях тактики допроса. Отметим лишь некоторые особенности. Прежде всего следует придерживаться определенного порядка и последовательности постановки вопросов. Вначале, как правило, ставятся основные вопросы, а если возникает необходимость, то следователь задает дополнительные вопросы, стремясь полностью раскрыть содержание предмета допроса. Уточняющие вопросы задают в том случае, если допрашиваемый давал нечеткие, неясные показания по каким-то обстоятельствам, допускал противоречивые суждения. Напоминающие вопросы следователь задает с целью помочь свидетелю (потерпевшему) вспомнить какие-то факты, детали, оживить его ассоциативные связи. Контрольные вопросы обычно ставятся в конце допроса, так как их цель — проверить достоверность свидетельских показаний.

Как отмечалось выше, свидетели и потерпевшие в большинстве случаев являются добросовестными участниками уголовного процесса и дают правдивые показания. В таких случаях на допросе складываются бесконфликтные ситуации. Наиболее распространенные из них следующие: свидетель (потерпевший) добросовестно дает правдивые показания; свидетель (потерпевший) неумышленно заблуждается и в связи с этим ненамеренно сообщает ложные сведения. Тактические приемы в таких ситуациях применяются в целях выяснения и уточнения обстоятельств, составляющих предмет допроса. Необходимо поддерживать с допрашиваемым надлежащий психологический контакт, обеспечить благоприятную обстановку для свидетельствования и применять оптимальные тактические приемы.

Эффективными могут быть, например, следующие приемы допроса:

• стимулирование положительных качеств свидетеля (потерпевшего);
• оживление его ассоциативных связей;
• создание обстановки доверия;
• постановка вопросов, побуждающих к подробному изложению обстоятельств, известных допрашиваемому, и позволяющих избежать неточностей и пробелов и др.

В частности, с целью восстановления в памяти фактических обстоятельств целесообразны: предъявление рисунков, фотографий, схожих предметов, которые могли бы стимулировать воспоминание об обстановке и действительной картине происшедшего события; восстановление хронологической цепочки событий; постановка уточняющих и напоминающих вопросов; проведение проверки и уточнения показаний потерпевшего (свидетеля) на месте и т.д.

Чтобы установить действительные причины добросовестного заблуждения, необходимо тщательно и детально изучить личность допрашиваемого, его психофизические свойства, выяснить объективные и субъективные факторы, которые могли повлиять на восприятие и запоминание.

Иногда первый допрос лишь дает толчок к припоминанию фактов, тогда свидетелю нужно дать время подумать, а затем провести повторный допрос. Однако нередки и конфликтные ситуации, которые возникают в процессе допросов свидетелей и потерпевших. Основные варианты конфликтных ситуаций следующие: свидетель (потерпевший) отказывается давать показания, либо скрывает известные ему обстоятельства, либо дает умышленно (частично или полностью) ложные показания. Для преодоления таких конфликтных ситуаций необходимо сначала нейтрализовать негативную установку лжесвидетеля и противодействие с его стороны. Действия следователя должны быть направлены прежде всего на то, чтобы убедиться, что показания действительно являются ложными, а затем необходимо установить мотивы лжесвидетельства. Следует иметь в виду, что ложь легче предупредить, чем устранить.

Поэтому на допросе нужно ориентироваться не на последующее разоблачение во лжи, а на ее предупреждение и превентивное изобличение лжесвидетеля. В отдельных случаях эффект может быть достигнут при обращении к положительным качествам личности свидетеля, призывах к совести, честности, ссылках на безупречное поведение в прошлом. Иногда положительный результат может быть достигнут, когда в процессе допроса анализируются внутренние противоречия в показаниях, а также противоречия в показаниях допрашиваемого с показаниями иных лиц или с другими доказательствами. Убеждаясь в наличии противоречий, свидетель затрудняется правдоподобно объяснить их и часто приходит к выводу, что лгать бессмысленно. Если эти действия, в том числе и предъявление доказательств, не дают результатов, то следует еще раз напомнить свидетелю об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и провести серию очных ставок.

Тактика допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших

Особенности тактики допроса этих лиц обусловлены своеобразием их возрастной психики и характером восприятия происходящих событий, а также особенностями формирования показаний в целом. Для несовершеннолетних характерны недостаточный уровень знаний, развития, ограниченный круг даже общепринятых понятий, отсутствие надлежащего опыта, профессиональных знаний, приподнятое эмоциональное состояние во время восприятия и некритическое отношение к воспринимаемому, неспособность правильно оценить поступки, «молодежный» стиль поведения, своеобразный сленг, повышенная склонность к внушению, фантазированию. Начиная допрос, следователь должен сразу же расположить к себе несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего), вызвать его на откровенный разговор. Для установления надлежащего психологического контакта полезно завести с несовершеннолетним беседу на отвлеченную тему, представляющую для него интерес, выяснить его отношения со сверстниками, дружеские связи, поведение в школе и семье. Малолетних желательно допрашивать дома, в детском саду или создать подобную обстановку в другом месте.

Свидетели и потерпевшие в возрасте до 16 лет не предупреждаются об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, но при этом им указывается на необходимость говорить только правду. Несовершеннолетним свидетелю и потерпевшему также разъясняется право отказа от дачи показаний, уличающих в совершении преступления их самих или близких родственников.

Свободный рассказ несовершеннолетнего об известных ему обстоятельствах часто бывает неполным, отрывочным и непоследовательным. Задача следователя состоит в том, чтобы помочь несовершеннолетнему восстановить в памяти известные ему обстоятельства, последовательно изложить их.

Во время допроса необходимо обращать внимание на эмоциональное состояние несовершеннолетнего, его реакции. Нужно выяснить, не напуган ли он, не подвергался ли угрозам. Однако следует помнить, что несовершеннолетние иногда без существенных причин, исходя из эмоциональных побуждений, искажают реальные факты, отказываются давать показания. Следователь должен набраться терпения и умело устранить подобную негативную установку. Вопросы, которые ставятся несовершеннолетнему, должны быть простыми, понятными для него. Ответы следует записывать, сохраняя речевые особенности допрашиваемого.

Допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до 14 лет, а по усмотрению следователя допрос этих лиц и в возрасте от 14 до 18 лет проводится с участием педагога. При их допросе вправе присутствовать законные представители.

В процессе допроса несовершеннолетних могут применяться тактические приемы, которые помогают получить от них подробные и правдивые показания, например стимулирование положительных качеств, нейтрализация отрицательных качеств, призыв к честности, оказанию содействия в борьбе с преступностью и др.

К несовершеннолетним свидетелям, занимающим негативную позицию, могут быть применены тактические приемы, связанные с психологическим воздействием, постановкой неожиданных вопросов, убеждением в том, что ложь будет разоблачена, предъявлением доказательств, акцентированием внимания на внутренних противоречиях в показаниях и т.д. Кроме того, вполне допустимо тактически правильно реализованное влияние авторитетных для несовершеннолетних людей (педагоги, родители, старшие товарищи, братья, сестры и т.д.).

Вызов на допрос

Ни одно уголовное дело не обходится без такого следственного действия как допрос. Допрошен может быть любой участник уголовного дела – потерпевший, свидетель или же обвиняемый.

Как вид доказательств наиболее распространены показания свидетеля. Тем не менее, следуя известной поговорке, нужно заметить, что никто не застрахован от допроса в качестве потерпевшего или, что гораздо более неприятно, подозреваемого либо обвиняемого. Поэтому необходимо знать как правильно вести себя в этой, прямо скажем, неординарной ситуации, что во многом может повлиять на исход дела. Допрос является наиболее распространенным следственным действием, и самым сложным с точки зрения психологического воздействия на допрашиваемого.

Допрос – это следственное действие, на котором следователь получает от обвиняемого, потерпевшего или свидетеля нужную ему информацию по уголовному делу.

Как правило, допрос проводится в служебном кабинете следователя, и это дает ему определенное преимущество. Однако, следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого, в т.ч. во время производства таких следственных действий как осмотр, обыск либо выемка.

Прежде чем отвечать на вопросы, убедитесь, что это именно допрос и следователь собирается вести протокол, В противном случае это может оказаться просто беседой, в которой следователь непроцессуальным путем получит от вас нужные ему сведения: несмотря на то, что информация, полученная таким образом, не является доказательством по уголовному делу, следователь может использовать ее, чтобы найти факты, подтверждающие вашу вину. В этом случае можете смело отказываться отвечать на вопросы, помните, что заставить вас никто не вправе.

Согласно закону на допрос вас могут вызвать только повесткой.

Здесь хочу обратить внимание на следующее обстоятельство. На допрос можно не приходить, если повестку вы нашли в почтовом ящике. Никакой ответственности за это вы не несете.

Если же повестка получена из рук участкового или оперативного сотрудника полиции и вы расписались в ее получении, на допрос лучше явиться. В противном случае вас могут доставить к следователю принудительно. Правда, это касается только свидетелей и потерпевших. Обвиняемый, не подписывавший обязательства о явке, вызов следователя может проигнорировать.

Возможна также неявка на допрос по уважительной причине, но в этом случае следователя необходимо предварительно уведомить.

В самой повестке должно быть указано, в качестве кого вас хотят допросить: свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого. Если в повестке нет такой информации, обязательно выясните ее. От этого будут зависеть ваши права и обязанности.

Обращаю особое внимание на то, что вызов в качестве свидетеля может означать не только то, что вы свидетель каких-то событий, но и то, что вы потенциально можете стать обвиняемым.

В начале допроса следователь должен установить вашу личность (то есть посмотреть паспорт, записать фамилию, имя, отчество и адрес). После чего следователь обязан разъяснить вам ваши права. Если по каким-либо причинам следователь этого не сделал, не надо напоминать ему. Впоследствии суд может признать протокол допроса незаконным как недопустимое доказательство.

Затем следователь спросит у вас, признаете ли вы себя виновным и желаете ли давать показания (если вас допрашивают в качестве обвиняемого). В этой ситуации вы можете отказаться от дачи показаний, поскольку имеете право не свидетельствовать против себя и своих близких в соответствии со ст. 51 Конституции РФ. Круг близких родственников определен ст. 5 УПК РФ: это супруги, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки и внуки.

Если следователь принуждает вас к даче показаний, не идите у него на поводу: решили не отвечать на вопросы — придерживайтесь этой позиции.

Следователь в основном свободен в выборе тактики допроса и может строить допрос так, как считает нужным. Но существуют определенные ограничения.

Вот они:

• Следователь не имеет права задавать наводящие вопросы. Какой же вопрос следует считать наводящим?

Не останавливаясь на этом вопросе подробно отмечу, лишь, что наводящими следует считать вопросы, в содержании которых присутствует вариант ответа, либо сам ответ. Если при допросе присутствовали такие вопросы, то в суде такой допрос можно признать незаконным.

• Следователь не вправе угрожать допрашиваемому, применять насилие, создавать опасные для жизни и здоровья ситуации.

Если следователь ведет себя агрессивно, то постарайтесь сохранить спокойствие. Как правило, следователь просто хочет напугать вас, чтобы вы легче давали показания. Это может свидетельствовать о том, что изобличающих вас доказательств следователь не имеет.

О продолжительности допроса

Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов.

По истечении этого времени вы вправе потребовать перерыва. Однако существует возможность прервать допрос раньше.

При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.

Поэтому если вы заявите следователю, что плохо себя чувствуете и не можете больше отвечать на вопросы, он должен вызвать врача, и при наличии медицинских показаний допрос будет отложен по их рекомендации.

Общая продолжительность допроса в течение дня не может превышать 8 часов. Как и в предыдущем случае, если вы больны, длительность допроса должен установить врач (ст. 187 УПК РФ).

В соответствии с общим требованием запрета производства следственных действий в ночное время допрашивать с 23.00 до 6.00 часов следователю разрешено только в исключительных случаях (ч. 3 ст. 164 УПК РФ). Следователь должен обосновать невозможность отложить допрос до утра.

Как нужно отвечать на вопросы

Хотя инициатива на допросе принадлежит следователю, для начала поинтересуйтесь, по какому поводу вас вызвали.

В любом случае, не взирая на разницу в возрасте, разговаривайте со следователем уважительно, на «вы» и только по имени–отчеству.

Обратите внимание: предварительное следствие в России ведется на русском языке. Если у вас другая национальность и вам проще общаться на родном языке, требуйте переводчика. Отказать вам не вправе.

Не спешите рассказать все, что знаете, если следователь это предлагает. В этом случае вы можете сказать много лишнего. Поэтому просите задавать вам конкретные вопросы, и, отвечая, не говорите ничего о том, о чем вас не спрашивали.

Говорите спокойно, не спешите с ответами, отвечайте на каждый вопрос после небольшой паузы. В этом случае следователь не сможет определить, о чем вы говорите свободно, а что пытаетесь скрыть.

Не пускайтесь в пространные объяснения — отвечайте односложно: да, нет. Если в чем–то сомневаетесь, то говорите: «Затрудняюсь ответить» или «Не помню».

Если почувствуете, что ответом вы навредите себе — не отвечайте, а сошлитесь на ст. 51 Конституции: никого нельзя заставить давать показания против себя и своих близких.

И самое главное: ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах не подписывайте никакой бумаги об отказе от адвоката. Ни за что не следует верить словам следователя: «Где же я сейчас найду вам адвоката?». Следователь обязан обеспечить вас услугами адвоката, просто не хочет этого делать.

Предложение заплатить деньги за непроведение допроса может быть провокацией: не соглашайтесь на это.

Протокол допроса

В ходе допроса следователь обычно сам составляет протокол, записывая, а чаще печатая ваши показания, выбирая из сказанного то, что считает нужным. Очень редко следователь предлагает записать показания собственноручно. Если последнее происходит, то либо следователю безразличен результат допроса, либо таким способом он хочет получить образцы вашего почерка.

Не торопитесь подписывать протокол, внимательно прочитайте его, проследите, чтобы не был искажен смысл сказанного вами. Собственноручно запишите ваши замечания по проведению допроса. Для верности поставьте прочерки во всех пустых строках.

По закону вы можете отказаться подписывать протокол. Следователь попросит вас объяснить причину отказа и сделает в протоколе соответствующую запись. К сожалению, присутствие понятых при этом не требуется.

При допросе следователем могут быть допущены следующие ошибки:

• следователь неточно указал в протоколе ваши персональные данные;
• следователь не обратил внимания на то, что вы расписались не на всех страницах протокола;
• следователь не разъяснил вам ваши права или вы не расписались в нужной графе;
• следователь не выяснил, является ли для вас русский язык родным и не нужен ли вам переводчик.

Ни об одной из этих ошибок, если вы их заметили, ни в коем случае не говорите следователю. В дальнейшем это поможет вам в суде, чтобы признать допрос незаконным.

Особенности допроса обвиняемого

Обвиняемый — это лицо, которому официально предъявлено обвинение. Обвиняемого следователь должен допросить сразу после предъявления обвинения.

Если обвиняемый при первом допросе отказался от показаний в соответствии со ст. 51 Конституции РФ, повторный допрос возможен только по его просьбе.

Обвиняемый не несет ответственности за дачу ложных показаний. Однако, не рекомендуется менять их очень часто. Обычно суды расценивают это как попытку избежать уголовной ответственности. В этом случае лучше совсем воздержаться от дачи показаний.

Желательно на допросе воспользоваться услугами адвоката, который квалифицированно посоветует, как правильнее и безопаснее для себя отвечать на вопросы. Если вас заключили под стражу ни в коем случае не соглашайтесь на адвоката, которого предложит вам следователь. Попросите своих родственников или хотя бы знакомых самостоятельно выбрать адвоката.

Допрос, проведенный без участия адвоката, незаконен, за исключением письменного отказа обвиняемого от защитника.

Особенности допроса свидетеля и потерпевшего

Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которого следователь вызвал для дачи показаний.

В качестве потерпевших допрашивают лиц, пострадавших от преступления.

В отличие от обвиняемого свидетель и потерпевший несут ответственность за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ.

Тем не менее, к ответственности за дачу ложных показаний привлекают крайне редко. Кроме того, если вы сообщите о ложности показаний до вынесения приговора, от уголовной ответственности вас освободят.

Вызванные по одному и тому же делу свидетели и потерпевшие должны допрашиваться таким образом, чтобы они не имели возможности общаться между собой. Такие условия допроса обеспечивают наиболее благоприятную обстановку для получения правдивых показаний. В связи с этим в случае, если вы видите, что во время допроса присутствуют неизвестные вам лица кроме следователя, указывайте это в замечаниях к протоколу допроса.

В заключение хочу еще раз добавить, что как только у вас появляются сведения о вызове на допрос, целесообразно заручиться поддержкой адвоката, заключить с ним соглашение, в противном случае если вы дадите показания в присутствии дежурного адвоката, предложенного следователем, который по ряду причин не придаст должного значения сказанному вами, это может негативно сказаться на вашей дальнейшей судьбе.

Допрос обвиняемого

Предъявив обвинение, следователь обязан немедленно допросить обвиняемого (ст. 173 УПК). Допрос обвиняемого имеет важное значение для обеспечения полноты и объективности расследования. Посредством допроса следователь устанавливает отношение обвиняемого к предъявленному обвинению, проверяет правильность сделанных выводов в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, получает сведения об иных обстоятельствах, свидетельствующих о дополнительных фактах преступной деятельности обвиняемых или же лиц, не привлеченных к ответственности. Одновременно объяснения обвиняемого, отрицающего свою вину или указавшего на смягчающие его ответственность обстоятельства, дают возможность следователю тщательно проверить эти объяснения, в совокупности с собранными по делу доказательствами дать им объективную оценку. Это означает, что допрос обвиняемого также служит одним из средств реализации им своего конституционного права на защиту.

Допрос обвиняемого, за исключением случаев, не терпящих отлагательства, производится в дневное время. Обвиняемый допрашивается по месту производства предварительного следствия либо по месту его нахождения.

Допрос обвиняемого производится по правилам ст. ст. 187 - 189 УПК с изъятиями, указанными в ст. 173 УПК. Обвиняемому разъясняются права, предусмотренные ч. 6 ст. 47 УПК.

Если при допросе обвиняемого в деле участвует защитник, он вправе с разрешения следователя задавать обвиняемому вопросы. Следователь может отвести вопрос защитника, но при этом обязан занести отведенный вопрос в протокол. Если допрос производится с участием переводчика, в протоколе отмечается разъяснение переводчику его обязанностей, а также предупреждение об ответственности за заведомо неправильный перевод, что удостоверяется подписью переводчика. В протоколе должно быть отмечено, а обвиняемому разъяснено его право на отвод переводчика и поступившие в связи с этим ходатайства.

В тех случаях, когда требуются специальные знания и навыки, для участия в допросе может быть привлечен специалист.

В допросе обвиняемого вправе принимать участие прокурор, он вправе и лично производить допрос.

Приступая к допросу, следователь удостоверяется в личности обвиняемого и выясняет, признает ли он себя виновным, желает ли дать показания по предъявленному обвинению. При положительном ответе обвиняемому предлагается дать показания по существу предъявленного обвинения. По окончании свободного рассказа следователь в случае необходимости задает обвиняемому вопросы.

Обвиняемый допрашивается по поводу всех обстоятельств предъявленного обвинения. Оставление без проверки показания обвиняемого о том или ином обстоятельстве, указанном в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, неизбежно приводит к неполноте, односторонности следствия.

Показания обвиняемого заносятся в протокол допроса от первого лица и по возможности дословно: в случае необходимости записываются заданные обвиняемому вопросы и его ответы. Закончив допрос, следователь обязан ознакомить обвиняемого с протоколом. Обвиняемый имеет право требовать дополнения и внесения в протокол поправок. По желанию обвиняемого он может собственноручно записать свои показания.

Дача показаний - право, а не обязанность обвиняемого (п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК). Поэтому при производстве допроса следователь не имеет права домогаться его показаний. Об отказе обвиняемого от дачи показаний составляется протокол с указанием мотивов отказа, если таковые сообщены.

Повторный допрос обвиняемого по предъявленному обвинению производится только по просьбе самого обвиняемого в том случае, если на первом допросе он отказался от дачи показаний (п. 4 ст. 173).

О проведенном допросе составляется протокол с соблюдением требований ст. ст. 166, 167, 174, 190 УПК.

Предъявление обвинения и допрос обвиняемого производятся, когда расследование по делу еще не закончено. Поэтому при дальнейшем расследовании могут появиться основания для изменения или дополнения первоначально предъявленного обвинения или частичного прекращения уголовного преследования.

Необходимость изменения или дополнения обвинения может возникнуть в связи с изменением фактической стороны обвинения или юридической квалификации преступления, установлением новых эпизодов в преступной деятельности обвиняемого или отпадением части обвинений, инкриминируемых обвиняемому.

Во всех случаях, когда изменение обвинения вызвано изменением фактической его стороны или юридической квалификации преступления, а дополнение обвинения - установлением дополнительных эпизодов преступной деятельности обвиняемого, следователь выносит новое мотивированное постановление, включает в него все эпизоды преступной деятельности обвиняемого с их прежней или новой квалификацией, предъявляет это постановление обвиняемому и производит его допрос по новому обвинению. Вынесение нового постановления только по дополнительному обвинению означало бы наличие в следственном производстве двух самостоятельных постановлений о привлечении в качестве обвиняемого, что препятствует полному представлению обвиняемого о том, в чем его обвиняют, получению от обвиняемого новых объяснений и тем самым нарушает осуществление им права на защиту. Если предъявленное обвинение в какой-то степени не нашло подтверждения, следователь своим постановлением прекращает в этой части уголовное преследование.

Ходатайство о допросе

Если такая просьба к суду готовится заранее, удобнее написать заявление о вызове свидетелей по представленному образцу, чтобы она гарантированно была рассмотрена и удовлетворена. Однако в судебном заседании могут возникнуть ситуации, когда вызов свидетелей потребуется внезапно, тогда ходатайство можно заявить и устно. Давайте разберемся в вопросе вызова свидетелей всесторонне.

Свидетелем может быть любой человек, которому лично известно о каком-то событии, о каких-то существенных обстоятельствах. Свидетель может быть как непосредственным очевидцем события, так и узнать о нем из других источников. Свидетель обязательно должен сообщить суду, откуда ему известно о рассказываемых им событиях. если свидетель не сообщит источник своих познаний, его показания не будут приняты в качестве доказательств.

Свидетель может знать участников судебного заседания лично, быть родственником кого-либо из них или не знать их вообще. Это никак не влияет на возможность быть свидетелем в гражданском деле. Главным критерием в данном случае является возможность свидетеля донести до суда в доступной и понятной форме известные ему сведения в этом контексте можно допрашивать, например, несовершеннолетних детей или лиц, страдающих душевным расстройством, которые могут говорить и связно излагать известные им сведения.

Кто не может быть свидетелем

В законе (статья 69 ГПК РФ) установлены строгие ограничения в отношении лиц, не имеющих права давать свидетельские показания в суде.

К таким лицам отнесены защитники и представители — в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением этих полномочий; судьи — по вопросам, обсуждавшимся в совещательной комнате; священнослужители — о содержании исповеди.

Кроме того, некоторые лица вправе отказаться от свидетельских показаний. Это близкие родственники лиц, участвующих в деле. А также, депутаты и уполномоченные по правам человека — о сведениях, ставших известными в ходе выполнения своих полномочий.

Содержание ходатайства о вызове свидетеля

В любом ходатайстве или заявлении о вызове свидетеля должны прозвучать сведения, которые являются обязательными, при отсутствии которых ходатайство судом удовлетворено не будет. При этом не важно, устно или письменно заявлено о вызове свидетелей, такие сведения должны присутствовать обязательно.

Во-первых, в заявлении о вызове свидетеля необходимо указать, какие обстоятельства этот свидетель подтвердит суду. При этом указанные обстоятельства должны иметь существенное значение для дела (статья 56 ГПК РФ), поставлены судом на обсуждение и относится к бремени доказывания лица, заявившего о вызове свидетеля.

Во-вторых, в заявлении необходимо указать полные фамилию, имя и отчество свидетеля, его адрес. Нельзя указывать предполагаемые данные, только инициалы или указывать свидетеля не называя его адреса.

Хочется отметить, что перечисленные сведения обязательно указывать как в письменном, так и в устном ходатайстве.

Разрешение заявления о вызове свидетелей

Заявить о вызове свидетелей можно в любое время судебного разбирательства, вплоть до удаления суда в совещательную комнату. Однако, лучше это сделать в ходе подготовки дела к процессу. В этом случае у суда будет достаточно времени для поиска и вызова свидетеля. Будет больше гарантий, что суд не откажет в удовлетворении ходатайства.

Вопрос о вызове свидетеля, по ходатайству заявленному в судебном заседании, суд ставит на обсуждение сторон. Лица, участвующие в деле, вправе высказать свои суждения о необходимости допроса данного свидетеля, о его возможной заинтересованности в рассмотрении дела. Также они могут довести до суда другие сведения, которые могут повлиять на разрешение заявления о вызове свидетеля и оценку его показаний.

Результат разрешения ходатайства о вызове свидетелей в любом случае будет закреплен определением суда. В данном определении будет закреплено процессуальное положение свидетелей, обстоятельства, которые будут подтверждаться их показаниями. Такое определение обжалованию не подлежит, свое несогласие с отказом можно изложить только в апелляционной жалобе на итоговое решение суда.

Сколько свидетелей вызывать в суд

Участники гражданского процесса часто задают вопрос о количестве свидетелей, которых нужно вызвать в суд. Почему-то среди обывателей считается, что лучше позвать как можно больше свидетелей, которые расскажут все подробно, опишут все взаимоотношения сторон и расскажут суду об их переживаниях следует признать, что это ошибочное мнение.

Как правило, по каждому обстоятельству, имеющему значение для дела, достаточно показаний одного свидетеля. В несложных делах, количество вызываемых свидетелей достаточно ограничить двумя-тремя гражданами. Таким образом мы подстрахуемся от того, что один свидетель может не прийти или дать сбивчивые и противоречивые показания. Следует учитывать, что выступление в суде — это довольно волнительная процедура, которая вызывает стресс, поэтому чересчур восприимчивых граждан следует вызывать только в крайних случаях.

Повестка на допрос

Часть 1 статьи 188 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПКРФ) предусматривает порядок вызова на допрос свидетеля, потерпевшего. Указанные лица вызываются на допрос повесткой, в которой указывается, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, дата и время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин.

Повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи. В случае временного отсутствия лица, вызываемого на допрос, повестка вручается совершеннолетнему члену его семьи либо передается администрации по месту его работы или по поручению следователя иным лицам и организациям, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос (ч. 2 ст. 188 УПК).

Лицо, вызываемое на допрос, обязано явиться в назначенный срок либо заранее уведомить следователя о причинах неявки. В случае неявки без уважительных причин лицо, вызываемое на допрос, может быть подвергнуто приводу либо к нему могут быть применены иные меры процессуального принуждения, предусмотренные статьей 111настоящего Кодекса (ч. 3 ст. 188 УПК РФ).

Лицо, не достигшее возраста шестнадцати лет, вызывается на допрос через его законных представителей либо через администрацию по месту его работы или учебы. Иной порядок вызова на допрос допускается лишь в случае, когда это вызывается обстоятельствами уголовного дела (ч. 5 ст. 188 УПК РФ).

Военнослужащий вызывается на допрос через командование части (ч. 6 ст. 188 УПК РФ).

Повестка, которой свидетель вызывается на допрос и которая служит документом, порождающим правоотношение между ним и органом расследования или прокурором, может быть направлена по почте, с нарочным, передана по телеграфу, телефону, факсу. Но во всех случаях вызывающий на допрос должен получить подтверждение, что она дошла до адресата. Без этого подтверждения принудительный привод на допрос недопустим.

По общему правилу свидетель вызывается на допрос (а равно приводится принудительно) в будние дни. Однако в случаях, нетерпящих отлагательства, из этого правила могут быть сделаны исключения.

Повестка с отметкой органа расследования о времени (продолжительности) нахождения по вызову является основанием для отсутствия свидетеля на работе, требования о выплате заработной платы за указанное время, а также для возмещения расходов, понесенных в связи с явкой.

Лицо, заключенное под стражу или отбывающее наказание в виде лишения свободы, в качестве свидетеля по другому уголовному делу вызывается через администрацию соответствующего учреждения уголовно-исполнительной системы (следственного изолятора, колонии и т. д.), которая обязана обеспечить его доставку под конвоем к месту допроса. При этом содержащиеся в следственном изоляторе осужденные, чьи показания в качестве свидетелей или потерпевших необходимы по уголовным делам о преступлениях, совершенных другими лицами, по вступлении приговора в законную силу к месту отбывания не направляются, а оставляются на прежнем месте содержания под стражей. Такое оставление, а равно перевод в следственный изолятор из исправительного учреждения, допускаются только на основании постановления должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело, санкционированного прокурором субъекта РФ или его заместителем, на срок до двух месяцев, а с санкции Генерального прокурора РФ или его заместителя - до трех месяцев.

Иные (кроме родителей) законные представители - это усыновители, опекуны, попечители, а также представители учреждений и организаций, на попечении которых находится подросток, вызываемый в качестве свидетеля. Минимальный возраст такого свидетеля законом не ограничен.

Особенность вызова свидетеля в возрасте до шестнадцати лет заключается в том, что повестка адресуется самому несовершеннолетнему свидетелю, но вручается не ему, а его родителю или иному законному представителю, который и обязан обеспечить явку вызываемого.

Иной порядок вызова свидетеля, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, может быть предопределен необходимостью срочного допроса или же допроса без ведома близких (в виде исключения такой допрос законен). В подобных случаях обеспечение явки свидетеля по повестке может быть возложено на сотрудника милиции (например, на участкового уполномоченного), который может действовать, пользуясь помощью администрации школы, учителей, воспитателей и т. д.

Допрос по уголовному делу

Если Вас вызывают на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу, вам необходимо ответить для себя на следующие вопросы:

1. Не сможет ли передача Вами следователю определенных сведений стать причиной совершения в будущем против Вас и Ваших близких преступлений со стороны изобличаемых Вами лиц?

Если жизненный опыт Вам подсказывает, что такое может произойти, Вы вправе отказаться от показаний со ссылкой на то, что опасаетесь за свою жизнь и здоровья, или жизнь и здоровья своих близких. Кроме того Вы вправе ходатайствовать о применении в отношении Вас мер безопасности, предусмотренных ч. 3 ст. 11 УПК РФ.

2. Не направлен ли этот допрос с целью изобличения ваших близких родственников?

В этой связи все знают, что вправе отказаться от дачи показаний на основании ст.51 Конституции РФ. Впрочем, если Вы считаете, необходимым изобличить преступные действия, Вы можете дать показания и против своих близких. Только потом у Вам не будет возможности передумать и отменить эти показания. Показания будут в уголовном деле и будут использованы в качестве доказательств. Под близкими родственниками в Уголовно-процессуальном кодексе понимается: супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки (п.4 ст.5 УПК РФ).

3. Не направлен ли этот допрос на изобличение именно Вас в преступлении?

Тактика следователя по уголовному делу может заключаться в том, чтобы как можно дольше не давать лицу, которое он считает преступником, статус подозреваемого. Дело в том, что подозреваемый (а потом и обвиняемый) имеет ряд важных процессуальных прав, которые не имеет свидетель. Например, подозреваемый и обвиняемый имеют право на адвоката по назначению, имеют право, давать какие угодно, в том числе и ложные показания, вправе знакомиться с произведенными по делу экспертизами и т.п. Поэтому бывают ситуации, когда следователю крайне выгодно допрашивать того кого он считает преступником в качестве свидетеля. Если Вы, зная свою жизнь, понимаете, что уголовное дело может повернуться против Вас, лучше обратиться за помощью к адвокату. С адвокатом Вы можете выработать линию защиты, установить какую часть сведений передавать следователю, и какая часть показаний впоследствии может быть использована против Вас. Кроме того, участие в допросе адвоката сможет обезопасить Вас от тех немногих тактик допроса, которые имеются в арсенале следователя. Например, когда следователь создает видимость полной осведомленности обо всех обстоятельствах дела и вводит допрашиваемого в замешательство, или давит на морально этические стороны допрашиваемого.

Если Вы стали свидетелем преступления, и при этом ни Вы, ни Ваши родственники к нему не причастны, и Вы полагаете, что дача Вами показаний не ставит Вас или Ваших близких под угрозу, Вам следует дать максимально точные и правдивые показания следователю.

Как адвокату мне важно отметить, что если Вы читая свои показания, записанные с Ваших слов следователем заметите, что тот сгущает краски, подбирает такие описательные слова и выражения которых Вы очевидно не говорили, или приводит обстоятельства, пусть даже мелкие, о которых Вы ничего не знали, лучше отказаться от подписания такого документа пока следователь не приведет его в надлежащий вид, или внести свои замечания к протоколу, что такую-то фразу Вы не говорили, или изложили что-то иначе. В противном случаи, в суде, либо придется лгать и подстраивать свои показания под то, что написал следователь, либо как-то объяснять, почему в протоколе допроса написано одно, а в суде вы говорите совсем другое.

Важно помнить, что от Ваших показаний может зависеть исход дела, доказанность или недоказанность факта совершения преступных действий, вины или невиновности подсудимого.

Понятие и процессуальные права свидетеля содержаться в ст.56 УПК РФ.

Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

Вызов повесткой, если Вам позвонил следователь и пригласил приехать к нему допроситься, Вы вправе потребовать официального вызова повесткой.

Существуют категории граждан, которые не подлежат допросу в качестве свидетелей. К ним относятся судьи и присяжные заседатели, адвокаты и священники. Указанные лица не могут быть допрошены по обстоятельствам дел в рассмотрении которых они участвовали, соответственно священники не могут быть допрошены об обстоятельствах, ставших им известными из исповеди. Интересно, что депутаты госдумы и члены Совета Федерации, могут давать показания по своей деятельности только если на это они согласны.

Свидетель вправе:

1) как уже говорилось, отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников;
2) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;
3) пользоваться помощью переводчика бесплатно;
4) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе;
5) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;
6) являться на допрос с адвокатом;
7) ходатайствовать о применении мер безопасности

Свидетель не вправе:

1) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд;
2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний;
3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст.161 УПК РФ.

В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со ст.307 и ст. 308 УПК РФ.

За разглашение данных предварительного расследования свидетель несет ответственность в соответствии со ст.310 УПК РФ.

Тактика допроса

Тактические приемы допроса должны отвечать определенным требованиям:

• не противоречить закону и этическим нормам;
• не оказывать влияния, которое могло бы привести к самооговору или к оговору других лиц;
• не основываться на насилии, угрозах и других незаконных мерах, невыполнимых обещаниях;
• не дискредитировать правоохранительные органы.

Непосредственно в процессе допроса могут применяться следующие группы тактических приемов:

• побуждающие допрашиваемого к даче показаний (постановка вопросов, позволяющих уточнить, какая именно информация известна допрашиваемому по расследуемому делу; напоминание в общих чертах о происшедшем событии; уточнение эмоционального состояния допрашиваемого, обстановки, условий, при которых формировались его показания; оживление его ассоциативных связей с целью восстановления в памяти воспринятых им фактов и т.п.);
• оказывающие психологическое воздействие на допрашиваемого (стимуляция допрашиваемого отказаться от противодействия, создание впечатления о безнадежности таких попыток, использование сомнений допрашиваемого в избранной им негативной позиции; внезапное предъявление наиболее важных доказательств и др.);
• применяемые в бесконфликтных ситуациях (создание доброжелательной обстановки на допросе; оказание помощи в припоминании воспринятых допрашиваемым фактов; постановка уточняющих вопросов с целью не допустить в показаниях пробелов и неточностей и др.);
• используемые в конфликтных ситуациях (создание на допросе строго рабочей обстановки; преодоление негативной позиции; создание впечатления о полной осведомленности следователя об обстоятельствах дела; убеждение допрашиваемого в бесполезности избранной им конфликтной позиции и попыток скрывать известные ему факты и т.п.).

Тактические приемы, применяемые для разрешения некоторых возникших конфликтных ситуаций, условно можно разграничить на группы:

1) направленные на распознание правдивых и ложных показаний (создание нормальной, не отвлекающей внимание допрашиваемого обстановки, уточнение и конкретизация неопределенных, неполных показаний, постановка вопросов для повторного изложения отдельных или всех фактов, формирование у допрашиваемого представления о невозможности лгать или умалчивать о фактах, "географическая уловка");
2) направленные на отграничение умышленно ложных показаний от заблуждений (уточнение условий восприятия допрашиваемым событий, фактов; выяснение субъективного состояния в момент восприятия; постановка вопросов, возбуждающюм или ослабляющих его эмоциональное состояние; внезапный переход от выяснения одних фактов к выяснению других; постановка вопросов, направленных на выяснение признаков, указывающих на заведомую ложь; выяснение возможных причин, вследствие которых допрашиваемый заинтересован в даче ложных показаний, и др.);
3) направленные на использование положительных качеств личности (нейтрализация отрицательных качеств личности допрашиваемого и использование его положительных качеств, призыв к чувству совести, справедливости, честности, добросовестному исполнению своих обязанностей, долга, оказанию содействия в борьбе с преступностью и т.п.);
4) направленные на изобличение допрашиваемого во лжи (создание на допросе строго рабочей обстановки, корректное поведение следователя, формирование у допрашиваемого представления о том, что лгать бесполезно и любая ложь будет разоблачена, что следователь решительно настроен на выяснение истины по делу, неожиданная постановка вопросов, относящихся к важным обстоятельствам дела, создание у допрашиваемого представления о полной осведомленности о происшедшем событии и доказательствах, отвлечение внимания допрашиваемого от надуманной лжи, предъявление доказательств без разъяснения их содержания и относимости к делу, внезапное предъявление наиболее веских доказательств или предъявление их в определенной последовательности с целью изобличения допрашиваемого во лжи, предъявление видеофильмов, магнитофонных записей, вещественных доказательств, документов и т.д.).

Тактика допроса свидетелей и потерпевших

Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, вызванное для дачи показаний (ч. 1 ст. 56 УПК). Допросы свидетелей — наиболее распространенное следственное действие. Нередко с их помощью удается установить факты, которые невозможно доказать другими следственными действиями. Предметом допроса свидетеля могут быть любые обстоятельства, относящие к уголовному делу, которые он воспринимал лично или о которых слышал от других лиц, а также сведения, относящиеся к личности потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, своим отношениям с ними, а также с другими лицами.

Потерпевший — физическое лицо, которому преступлением причинен моральный, имущественный или физический вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим физического лица оформляется постановлением следователя, дознавателя или суда. Потерпевший может быть допрошен об обстоятельствах, которые лично воспринимал или же слышал о них от иных лиц, а также и о взаимоотношениях с обвиняемым, подозреваемым, свидетелями и другими лицами.

Показания потерпевшего и свидетеля не могут основываться на догадках, предположениях, слухах; свидетель должен указать источник своей осведомленности, иначе его показания в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК будут признаны недопустимыми.

Показания потерпевшего во многих ситуациях могут представлять повышенное доказательственное и поисковое значение, поскольку ему становятся известны данные, которые невозможно или крайне затруднительно получить из других источников.

В процессе допросов свидетелей и потерпевших могут возникнуть различные ситуации. К наиболее типичным из них относятся следующие:

1) обстоятельства происшедшего события действительно известны свидетелю (потерпевшему), и он о них рассказывает;
2) свидетель (потерпевший) заявляет, что ему ничего не известно об обстоятельствах, о которых его допрашивают, хотя в деле имеются достоверные данные, что они ему известны;
3) обстоятельства, которые выясняются на допросе, воспринимались допрашиваемым лично, но он не дает о них подробных показаний в связи с тем, что забыл их либо недостаточно четко воспринял;
4) допрашиваемый дает ложные показания в результате заблуждения (неблагоприятные условия восприятия, влияние субъективных факторов и т.д.);
5) показания на допросе являются правдивыми, но противоречат материалам дела, которые следователь ошибочно считает бесспорными;
6) сведения, которые сообщает допрашиваемый, являются заведомо ложными.

Свидетели и потерпевшие, как правило, дают правдивые показания, но нередки случаи, когда они умышленно искажают действительные факты, пытаются запутать следствие, отказываются от ранее данных показаний. Мотивы и причины при этом могут быть самые различные: влияние на свидетелей со стороны подозреваемых, обвиняемых, их знакомых, родственников; боязнь мести преступников или лиц, которые связаны с ними; стремление, в силу различных обстоятельств оправдать виновного или смягчить его вину; стремление потерпевшего преувеличить причиненный ему ущерб, скрыть виктимность своего поведения и т.д.

Допрос свидетеля (потерпевшего) целесообразно проводить в кабинете следователя. Официальная обстановка обычно способствует установлению деловых отношений с допрашиваемым. Приступая к допросу свидетеля (потерпевшего), следует установить не только анкетные данные, но и другие сведения, например: о его окружении, друзьях, условиях жизни, работы, интересах и т.п. Выяснение этой информации облегчает установление психологического контакта и создает благоприятные условия для свидетельствования.

Дача показаний является обязанностью свидетеля (потерпевшего), и за отказ или уклонение от дачи показаний, сообщение заведомо ложных показаний он несет ответственность. Перед допросом свидетеля (потерпевшего) следует предупредить об этом, что он и должен удостоверить своей подписью. Сделать это необходимо спокойно и корректно. Тем не менее если допрашиваемый упорно не желает давать показания или предпринимает попытки дать заведомо ложные показания, то следует в более строгой форме повторно предупредить его об ответственности, разъяснив серьезные последствия подобного негативного поведения, в соответствии ст. 307 и 308 УК.

Следователь обязан разъяснить, что свидетель или потерпевший вправе отказаться от дачи показаний, уличающих в совершении преступления их самих или их близких родственников. Если же они не воспользовались этим правом, то их предупреждают об уголовной ответственности за дачу ложных показаний (в этом случае они несут ответственность за любые ложные сообщения).

Если следователь по определенным соображениям решил начать допрос со стадии «свободного рассказа», то необходимо тактически верно предложить свидетелю (потерпевшему) подробно рассказать все, что ему известно об обстоятельствах, которые он наблюдал лично или о которых слышал (и от кого именно). Следователь должен внимательно выслушать допрашиваемого. Вместе с тем нельзя признать правильным распространенное мнение, что во время свободного рассказа не следует задавать вопросы, поскольку подобная позиция «полного невмешательства» может привести к тому, что некоторые свидетели ничего или почти ничего не расскажут. Вопросы на этой стадии могут быть заданы для того, чтобы допрашиваемый более подробно и последовательно изложил известные ему обстоятельства. Если он отвлекается от предмета допроса, то необходимо в тактичной форме предложить свидетелю (потерпевшему) вернуться к изложению известных ему фактов.

Во время свободного рассказа свидетели и потерпевшие нередко излагают то, что им известно, только в общих чертах, а отдельные детали упускают, считая, что они не имеют значения, или же допускают ошибки и неточности. Эти погрешности устраняются на следующей стадии допроса, когда следователь задает допрашиваемому вопросы и получает на них ответы. Действия следователя на данной стадии рассмотрены в общих положениях тактики допроса. Отметим лишь некоторые особенности. Прежде всего следует придерживаться определенного порядка и последовательности постановки вопросов. Вначале, как правило, ставятся основные вопросы, а если возникает необходимость, то следователь задает дополнительные вопросы, стремясь полностью раскрыть содержание предмета допроса. Уточняющие вопросы задают в том случае, если допрашиваемый давал нечеткие, неясные показания по каким-то обстоятельствам, допускал противоречивые суждения. Напоминающие вопросы следователь задает с целью помочь свидетелю (потерпевшему) вспомнить какие-то факты, детали, оживить его ассоциативные связи. Контрольные вопросы обычно ставятся в конце допроса, так как их цель — проверить достоверность свидетельских показаний.

Как отмечалось выше, свидетели и потерпевшие в большинстве случаев являются добросовестными участниками уголовного процесса и дают правдивые показания. В таких случаях на допросе складываются бесконфликтные ситуации. Наиболее распространенные из них следующие: свидетель (потерпевший) добросовестно дает правдивые показания; свидетель (потерпевший) неумышленно заблуждается и в связи с этим ненамеренно сообщает ложные сведения. Тактические приемы в таких ситуациях применяются в целях выяснения и уточнения обстоятельств, составляющих предмет допроса. Необходимо поддерживать с допрашиваемым надлежащий психологический контакт, обеспечить благоприятную обстановку для свидетельствования и применять оптимальные тактические приемы.

Эффективными могут быть, например, следующие приемы допроса:

• стимулирование положительных качеств свидетеля (потерпевшего);
• оживление его ассоциативных связей;
• создание обстановки доверия;
• постановка вопросов, побуждающих к подробному изложению обстоятельств, известных допрашиваемому, и позволяющих избежать неточностей и пробелов и др.

В частности, с целью восстановления в памяти фактических обстоятельств целесообразны: предъявление рисунков, фотографий, схожих предметов, которые могли бы стимулировать воспоминание об обстановке и действительной картине происшедшего события; восстановление хронологической цепочки событий; постановка уточняющих и напоминающих вопросов; проведение проверки и уточнения показаний потерпевшего (свидетеля) на месте и т.д.

Чтобы установить действительные причины добросовестного заблуждения, необходимо тщательно и детально изучить личность допрашиваемого, его психофизические свойства, выяснить объективные и субъективные факторы, которые могли повлиять на восприятие и запоминание.

Иногда первый допрос лишь дает толчок к припоминанию фактов, тогда свидетелю нужно дать время подумать, а затем провести повторный допрос. Однако нередки и конфликтные ситуации, которые возникают в процессе допросов свидетелей и потерпевших. Основные варианты конфликтных ситуаций следующие: свидетель (потерпевший) отказывается давать показания, либо скрывает известные ему обстоятельства, либо дает умышленно (частично или полностью) ложные показания. Для преодоления таких конфликтных ситуаций необходимо сначала нейтрализовать негативную установку лжесвидетеля и противодействие с его стороны. Действия следователя должны быть направлены прежде всего на то, чтобы убедиться, что показания действительно являются ложными, а затем необходимо установить мотивы лжесвидетельства. Следует иметь в виду, что ложь легче предупредить, чем устранить.

Поэтому на допросе нужно ориентироваться не на последующее разоблачение во лжи, а на ее предупреждение и превентивное изобличение лжесвидетеля. В отдельных случаях эффект может быть достигнут при обращении к положительным качествам личности свидетеля, призывах к совести, честности, ссылках на безупречное поведение в прошлом. Иногда положительный результат может быть достигнут, когда в процессе допроса анализируются внутренние противоречия в показаниях, а также противоречия в показаниях допрашиваемого с показаниями иных лиц или с другими доказательствами. Убеждаясь в наличии противоречий, свидетель затрудняется правдоподобно объяснить их и часто приходит к выводу, что лгать бессмысленно. Если эти действия, в том числе и предъявление доказательств, не дают результатов, то следует еще раз напомнить свидетелю об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и провести серию очных ставок.

Тактика допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших

Особенности тактики допроса этих лиц обусловлены своеобразием их возрастной психики и характером восприятия происходящих событий, а также особенностями формирования показаний в целом. Для несовершеннолетних характерны недостаточный уровень знаний, развития, ограниченный круг даже общепринятых понятий, отсутствие надлежащего опыта, профессиональных знаний, приподнятое эмоциональное состояние во время восприятия и некритическое отношение к воспринимаемому, неспособность правильно оценить поступки, «молодежный» стиль поведения, своеобразный сленг, повышенная склонность к внушению, фантазированию. Начиная допрос, следователь должен сразу же расположить к себе несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего), вызвать его на откровенный разговор. Для установления надлежащего психологического контакта полезно завести с несовершеннолетним беседу на отвлеченную тему, представляющую для него интерес, выяснить его отношения со сверстниками, дружеские связи, поведение в школе и семье. Малолетних желательно допрашивать дома, в детском саду или создать подобную обстановку в другом месте.

Свидетели и потерпевшие в возрасте до 16 лет не предупреждаются об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, но при этом им указывается на необходимость говорить только правду. Несовершеннолетним свидетелю и потерпевшему также разъясняется право отказа от дачи показаний, уличающих в совершении преступления их самих или близких родственников.

Свободный рассказ несовершеннолетнего об известных ему обстоятельствах часто бывает неполным, отрывочным и непоследовательным. Задача следователя состоит в том, чтобы помочь несовершеннолетнему восстановить в памяти известные ему обстоятельства, последовательно изложить их.

Во время допроса необходимо обращать внимание на эмоциональное состояние несовершеннолетнего, его реакции. Нужно выяснить, не напуган ли он, не подвергался ли угрозам. Однако следует помнить, что несовершеннолетние иногда без существенных причин, исходя из эмоциональных побуждений, искажают реальные факты, отказываются давать показания. Следователь должен набраться терпения и умело устранить подобную негативную установку. Вопросы, которые ставятся несовершеннолетнему, должны быть простыми, понятными для него. Ответы следует записывать, сохраняя речевые особенности допрашиваемого.

Допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до 14 лет, а по усмотрению следователя допрос этих лиц и в возрасте от 14 до 18 лет проводится с участием педагога. При их допросе вправе присутствовать законные представители.

В процессе допроса несовершеннолетних могут применяться тактические приемы, которые помогают получить от них подробные и правдивые показания, например стимулирование положительных качеств, нейтрализация отрицательных качеств, призыв к честности, оказанию содействия в борьбе с преступностью и др.

К несовершеннолетним свидетелям, занимающим негативную позицию, могут быть применены тактические приемы, связанные с психологическим воздействием, постановкой неожиданных вопросов, убеждением в том, что ложь будет разоблачена, предъявлением доказательств, акцентированием внимания на внутренних противоречиях в показаниях и т.д. Кроме того, вполне допустимо тактически правильно реализованное влияние авторитетных для несовершеннолетних людей (педагоги, родители, старшие товарищи, братья, сестры и т.д.).

Тактика допроса обвиняемых и подозреваемых

В уголовном процессе обвиняемый и подозреваемый занимают особое положение. По закону они не обязаны давать показания. Следователь должен убедить обвиняемого (подозреваемого) в том, что правдивые показания не ухудшают его положение, что чистосердечное раскаяние и активное содействие в раскрытии преступления в соответствии с законом смягчают его ответственность и являются активной формой его защиты, что истинные обстоятельства дела все равно будут установлены, а запирательство, ложь бессмысленны и лишь ухудшат его положение (п. «и» ч. 1 ст. 61, ст. 64 УК). В зависимости от конкретной ситуации, сложившейся по уголовному делу, и личности допрашиваемого следователь должен оптимально использовать и другие гуманные положения, содержащиеся в законе. Результативность допроса обвиняемого (подозреваемого) зависит от профессиональных качеств, знаний, опыта следователя. Даже в случае возникновения конфликтной ситуации надо прежде всего принять меры по установлению психологического контакта с допрашиваемым, а затем использовать иные, наиболее эффективные тактические приемы, соответствующие конкретной обстановке и личности обвиняемого (подозреваемого).

Показания обвиняемого (подозреваемого) являются обычными доказательствами по делу, они проверяются и оцениваются в совокупности со всеми материалами дела. Однако из показаний обвиняемого (подозреваемого) можно получить фактические данные, которые из других источников нередко получить невозможно. Этим участникам судопроизводства лучше, чем кому-либо другому, известны обстоятельства совершения преступления.

Согласно ч. 1 ст. 173 УПК следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения, а подозреваемого — не позднее 24 часов с момента его фактического задержания (ч. 2 ст. 46 УПК). Показания обвиняемого (подозреваемого) являются не только источником доказательств, но и средством защиты, он не несет уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Допрос этих лиц проводится с участием защитника.

В процессе допроса обвиняемого и подозреваемого применяются общие положения тактики допроса, а также специфические тактические приемы. Применение следователем тех или иных тактических приемов во время допроса обвиняемого и подозреваемого зависит от занимаемой ими позиции и сложившейся следственной ситуации. В связи с тем, что они нередко занимают негативную позицию, отрицают свою вину, в процессе допроса возникают конфликтные ситуации, когда обвиняемые дают показания полностью ложные, частично ложные или же вообще отказываются от дачи показаний.

В случае когда подозреваемый полностью подтверждает правильность возникшего в отношении него подозрения, а обвиняемый признает себя полностью виновным в предъявленном обвинении, на допросе возникают бесконфликтные ситуации. Тактические приемы в данном случае должны быть направлены на то, чтобы получить достаточно полные и точные показания. Однако следует иметь в виду, что допрос и в этой благоприятной ситуации должен проводиться столь же тщательно и детально, как и при отрицании допрашиваемыми своей вины. Важно не само признание, а сведения о фактах, обстоятельствах, соответствующих действительности. Признание не должно дезориентировать следователя и снижать его активность в поиске доказательств.

Некоторые внешне бесконфликтные ситуации в действительности являются мнимо-бесконфликтными. Подозреваемый и обвиняемый создают подобную ситуацию с целью обмануть следователя, с тем чтобы он потерял бдительность и снизил тактическую активность, не искал объективные доказательства, подтверждающие их признательные показания, от которых они в судебном заседании намерены отказаться. Кроме того, мнимо-бесконфликтная ситуация дает возможность обвиняемым (подозреваемым) скрыть еще не известные следствию эпизоды и сообщников преступных деяний, поскольку многие следователи и оперативные работники ограничиваются достигнутым и завершают расследование.

Во время допроса обвиняемого должны быть получены показания по каждому пункту предъявленного обвинения. Ему могут быть заданы вопросы, относящиеся к делу или его личности. В целях проверки показаний целесообразно задавать контрольные вопросы. Обвиняемый (подозреваемый) и защитник имеют право заявлять ходатайства, представлять доказательства. Не следует раскрывать перед защитником и допрашиваемым данные предварительного следствия, разглашение которых является нежелательным и может причинить ущерб расследованию.

При возникновении конфликтной ситуации все сведения, которые сообщает допрашиваемый, должны быть подробно записаны в протоколе. В этой ситуации особенно эффективна вопросно-ответная форма допроса.

В целях получения правдивых показаний могут быть использованы приемы эмоционального воздействия, а также такие тактические приемы, как:

• создание впечатления о повышенной осведомленности следователя в отношении происшедшего события;
• побуждение к раскаянию;
• разъяснение положительных последствий чистосердечного признания вины;
• обращение к положительным качествам личности допрашиваемого;
• предъявление доказательств, изобличающих его в совершении преступления (порядок предъявления доказательств следователь избирает исходя из обстановки и поведения обвиняемого) и др.

В процессе доказывания, в том числе и в ходе допроса, могут быть использованы результаты оперативно-разыскной деятельности в соответствии с положениями ч. 2 ст. 11 Закона об ОРД. Использование результатов оперативно-разыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законом (ст. 89 УПК), категорически запрещены. Поэтому следователь должен умело трансформировать полученные им оперативные данные в процессуальные доказательства. Допрос обвиняемых (подозреваемых) в этом отношении предоставляет следователю большие возможности, поскольку искусно маневрируя оперативной информацией, он получает необходимые показания от допрашиваемых, которые приобретают статус доказательств и одновременно расширяют тактические возможности следствия по поиску новых доказательств, подтверждающих (опровергающих) установленные обстоятельства дела, выявляющих замаскированные эпизоды преступлений и еще неизвестных сообщников.

В процессе допроса следователь должен принять меры к тому, чтобы конспиративные источники оперативно-разыскной информации не были раскрыты. Поэтому перед допросом обвиняемого (подозреваемого) он стремится допросить лиц, о которых имеется информация в оперативных документах (справках, сообщениях и т.д.), и получить от них необходимые показания.

Необходимо объяснить обвиняемому, отказывающемуся от дачи показаний, что отказ от дачи показаний не является препятствием к продолжению расследования, что он тем самым лишает себя возможности защищаться от предъявленного обвинения. Если обвиняемый называет мотивы, то их нужно указать в протоколе.

В тактике допроса обвиняемого и подозреваемого много общего. При их допросе, как правило, возникают одни и те же конфликтные и бесконфликтные ситуации. Для изобличения указанных лиц во лжи обычно применяются одни и те же приемы. Основное различие в тактике допроса обусловлено их разным процессуальным положением и тем, что в отношении подозреваемого, как правило, имеется меньше доказательств. Эти обстоятельства определяют преимущественно разведывательный характер допроса подозреваемого, в то время как допрос обвиняемого, который проводится в конфликтной ситуации, носит преимущественно наступательный характер.

В соответствии с законом подозреваемому объявляется, в совершении какого преступления он подозревается. В отличие от постановления о предъявлении обвинения формулировка подозрения может носить общий характер. Следователь не обязан подробно сообщать подозреваемому о характере совершенного преступления, и это позволяет более свободно маневрировать имеющейся информацией, в том числе и оперативной, а также задавать вопросы разведывательного характера.

Большинство тактических приемов в равной степени применимы для допроса как обвиняемого, так и подозреваемого. Вместе с тем тактика допроса подозреваемого имеет и ряд особенностей. Во время допроса подозреваемого всегда следует помнить, что подозрение его в совершении преступления может оказаться ошибочным, что иногда сам факт задержания может сломить его волю и подозреваемый может оговорить себя.

Если подозреваемый и обвиняемый дают ложные показания, то в процессе допроса возникают конфликтные ситуации, при которых необходимо применять тактические приемы и предъявлять доказательства, уличающие их во лжи. Однако подозреваемому следует предъявлять только такие доказательства, которые достаточны для подтверждения подозрения в совершенном им преступлении. Иные доказательства, которые относятся к обстоятельствам, расширяющим объем подозрения, на данном этапе лучше не предъявлять, с тем, чтобы облегчить установление психологического контакта, не позволить подозреваемому замкнуться, уйти в себя.

На первом допросе следует воздержаться от предъявления подозреваемому таких важных доказательств, фактов, которые могут быть использованы им и его защитником в целях создания алиби, фальсификации или преданы огласке в средствах массовой информации либо иным способом.

Основные тактико-психологические приемы допроса подозреваемых и обвиняемых в конфликтных ситуациях можно кратко изложить в следующем перечне:

1. Информационной основой тактики допроса в конфликтных ситуациях является проникновение следователя в планы и намерения противостоящей стороны. Хотя во многих случаях выводы следователя носят предположительный характер, их вероятность достаточно высока, поскольку кроме официальной и оперативной информации они базируются на так называемой методике рефлексивных рассуждений.
2. Для успешного преодоления конфликтных ситуаций существует целая система тактических приемов:
2.1) тактические приемы, направленные на создание у конфликтующего субъекта представления о большей осведомленности следователя. Целью таких приемов является создание желаемого для следователя впечатления о большей силе и более значительном объеме имеющихся в его распоряжении доказательств, что убеждает конфликтующего субъекта в бесперспективности своей позиции;
2.2) создание ошибочного впечатления о меньшей, чем в действительности осведомленности следователя. Этот прием формирует у допрашиваемого уверенность в неуязвимости своей негативной позиции, что многократно увеличивает доказательную силу даже не слишком сильных и разрозненных улик при внезапном их предъявлении. В психологии допрашиваемого происходит резкий переход от позиции победителя к позиции побежденного, ослабление его защитных позиций, и он сам стремится избрать бесконфликтное поведение;
2.3) внезапность проведения тактических приемов. Фактор внезапности многократно усиливает психологическое воздействие предъявляемых доказательств. Тактика внезапности стимулирует возможность неконтролируемого «проговора», в 5—7 раз снижает способность конфликтующей стороны к ориентации;
2.4) передача косвенной информации, действующей в обход негативной установки на умолчание или дачу ложных показаний. В силу сложных ассоциативных отношений это приводит к внезапному «проговору»;
2.5) метод «косвенного допроса». Подробнее смотри: Косвенный допрос.
2.6) использование в ходе допроса реально существующих («внешних») противоречий между конфликтующими со следователем субъектами. При этом недопустимо искусственное создание противоречий (разжигание конфликта). Это противоречие фиксируется в показаниях указанных лиц, что и использует следователь;
2.7) использование внутренних противоречий в показаниях одного и того же лица. Даже небольшие, незначительные противоречия могут полностью разрушить негативную позицию допрашиваемого;
2.8) создание для конфликтующего субъекта высоковероятной модели реального поведения сообщников, чтобы с учетом личностных качеств и степени тяжести содеянного убедить его первым занять позитивную позицию и дать правдивые показания;
2.9) маневрирование вероятностной информацией без ее детализации, что при комплексном применении с имеющимися в деле доказательствами усиливает психологическое и тактическое воз-действие вопросов, которые ставятся следователем.
3. Предъявление имеющихся доказательств — основное и самостоятельное направление тактики допроса, которое реализуется следующими приемами:
3.1) предъявление доказательств в их совокупности, когда допрашиваемый ставится перед необходимостью объяснить свою позицию под сильным воздействием целого комплекса взаимосвязанных доказательств, относящихся к конкретному эпизоду преступлений или же к одноэпизодному уголовному делу;
3.2) предъявление доказательств «с нарастающей силой», когда негативная позиция и воля конфликтующего субъекта к сопротивлению постепенно расшатываются и последнее из предъявленных доказательств представляется ему неопровержимым;
3.3) первоочередное предъявление «решающего» доказательства, что приводит допрашиваемого в состояние растерянности, неуверенности и при внезапном предъявлении более «слабых» доказательств значительно усиливает их эмоциональное воздействие.

Следует подчеркнуть, что многие из перечисленных тактических приемов могут быть использованы и при допросе свидетелей, занимающих конфликтную позицию.

Проведение допроса

Перед допросом следователь удостоверяется в личности вызванного на допрос, разъясняет ему права и ответственность. Если у следователя возникают сомнения, владеет ли вызванное на допрос лицо языком, на котором ведется производство по уголовному делу, то он выясняет, на каком языке допрашиваемое лицо желает давать показания.

Если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется правами, предусмотренными ч. 2 ст. 53 УПК: он может представлять доказательства, необходимые для юридической помощи, собранные им путем опроса лиц, истребования справок и иных документов, получения предметов и иных сведений. По окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля, которые подлежат занесению в протокол допроса.

Допрос потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого в возрасте до 14 лет, а по усмотрению следователя и допрос потерпевшего и свидетеля в возрасте от 14 до 18 лет проводится с участием педагога. При допросе несовершеннолетнего вправе присутствовать его законный представитель (родитель, усыновитель, опекун или попечитель), представитель организации, на попечении которой находится несовершеннолетний допрашиваемый, орган опеки и попечительства.

В допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста 16 лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно (ч. 3 ст. 425 УПК).

В соответствии со ст. 436 УПК законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого допускается к участию в уголовном деле на основании постановления следователя с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого. При допуске к участию в уголовном деле законному представителю разъясняются права, предусмотренные ч. 2 указанной статьи УПК.

В допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого участвует защитник, который вправе задавать ему вопросы, а по окончании допроса знакомиться с протоколом и делать замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей.

Следователь обеспечивает участие педагога или психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого по ходатайству защитника либо по собственной инициативе (ч. 4 ст. 425 УПК).

В соответствии с ч. 5 указанной статьи УПК педагог или психолог вправе с разрешения следователя задавать вопросы несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому, а по окончании допроса знакомиться с протоколом допроса и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей. Эти права следователь разъясняет педагогу или психологу перед допросом несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, о чем делается отметка в протоколе.

Данный порядок допроса несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого распространяется и на проведение допроса несовершеннолетнего подсудимого.

В ходе допроса следователь свободен при выборе тактики этого следственного действия. Законодатель запрещает только задавать наводящие вопросы, требующие ответа "да" или "нет".

Допрашиваемое лицо вправе пользоваться документами и записями.

Вначале допроса следователь разъясняет потерпевшему, свидетелю, подозреваемому или обвиняемому его конституционное право отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников. При согласии свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого дать показания, следователь предупреждает его о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, если показания будут получены с нарушением требований УПК.

При допросе обвиняемого следователь сначала выясняет у него, признает ли он себя виновным, желает ли дать показания по существу предъявленного обвинения и на каком языке. Повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению в случае его отказа отдачи показаний на первом допросе может производиться только по просьбе самого обвиняемого.

По инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка. Материалы аудио- и видеозаписи, киносъемки хранятся при уголовном деле и по окончании предварительного следствия опечатываются.

Допрос эксперта

Помимо судебной экспертизы, другой процессуальной формой использования судебно-медицинских познаний в судопроизводстве является допрос эксперта. Производство допроса эксперта на этапе предварительного расследования предусмотрено ст. 205, а в ходе судебного разбирательства — ст. 282 УПК.

Допрос эксперта является самостоятельным следственным действием и проводится в целях разъяснения или дополнения ранее данного заключения. Допрос может быть проведен только после того, как все исследования завершены, заключение оформлено и выдано следователю или суду. Проведение допроса эксперта до представления им заключения не допускается (ч. 1 ст. 205 УПК).

Допрос эксперта не является обязательным. На этапе судебного разбирательства обычно этот вопрос решается при предварительном слушании в процессе подготовки к судебному заседанию в порядке ст. 232 УПК или в ходе судебного заседания.

После ознакомления с экспертным заключением у следователя, суда и иных участников судопроизводства может возникнуть необходимость дополнить или разъяснить выводы, к которым пришел эксперт, пояснить значение специальных терминов и формулировок, содержание методик исследования, объяснить кажущиеся или действительные расхождения между выводами и исследовательской частью заключения, сущность разногласий между членами одной экспертной комиссии (если они не пришли к единому мнению) или противоречия между выводами разных заключений, т. е. предметом допроса эксперта является содержание уже оформленного заключения.

Если в разъяснениях и дополнениях нуждаются выводы комиссионной экспертизы, суд вправе по своему усмотрению вызвать для допроса одного, нескольких или всех членов экспертной комиссии в зависимости от того, какие вопросы требуют дополнения и разъяснения, подписано ли заключение всеми членами комиссии, не было ли особого мнения у кого-либо из экспертов. В случае комплексной экспертизы в суд, как правило, вызываются эксперты той специальности, выводы которых требуют разъяснения.

Сведения, сообщенные экспертом на допросе после дачи заключения и в целях разъяснения или уточнения этого заключения, в соответствии со ст. 205 и 282 УПК образуют показания эксперта. Показания эксперта рассматриваются в качестве самостоятельного доказательства по делу (ч. 2 ст. 74 УПК). Эксперт разъясняет и дополняет заключение от своего имени на основании ранее проведенных исследований. Все это дает основание рассматривать допрос эксперта как одну из двух основных процессуальных форм использования судебно-медицинских познаний в уголовном судопроизводстве, наряду с производством судебной экспертизы.

Обращает внимание сходство юридических и фактических оснований для проведения допроса эксперта и назначения дополнительной экспертизы. Дополнительная экспертиза, как и допрос, проводится при недостаточной ясности или в случае неполноты заключения, т. е. когда требуется его разъяснить или дополнить (ст. 205, 207, 282 и 283 УПК). Неполнота заключения может заключаться, например, в том, что исследованы не все предоставленные эксперту объекты или при составлении выводов учитывались не все полученные результаты, или в том, что в выводах не даны ответы на отдельные поставленные перед экспертом вопросы или ответы на них даны неполно (но сами выводы сомнений не вызывают). Именно в этом случае следователь или суд назначают дополнительную экспертизу, либо имеющиеся пробелы восполняются путем допроса эксперта. Однако, в отличие от дополнительной экспертизы, допрос эксперта проводится только в том случае, если для разъяснения или дополнения ранее данного письменного заключения не требуется производство новых исследований. Если недостаточную ясность и полноту заключения не представилось возможным устранить путем допроса эксперта, назначается дополнительная экспертиза.

Если после оформления заключения выявляются новые объекты, а значит необходимы новые исследования, экспертиза назначается в порядке ст. 195 УПК и поручается тому же или другому эксперту.

Допрос эксперта проводится следователем или судом по собственной инициативе или по ходатайству участников уголовного судопроизводства или сторон судебного разбирательства (ст. 205, 206, 282 УПК). Поскольку в силу требования ст. 205 УПК допрос эксперта до представления им заключения не допускается, то при необходимости разъяснения или дополнения заключения, данного в ходе предварительного расследования, суд вправе вызывать только того же эксперта, который давал это заключение. При невозможности вызова в суд эксперта, давшего заключение на предварительном следствии, суд может назначить экспертизу в соответствии со статьей 195 УПК. В этом случае экспертиза будет считаться первичной, даже если на ее разрешение поставлены вопросы, которые разрешались в ходе предварительного расследования.

Место, порядок вызова и проведения допроса эксперта уголовно-процессуальным законодательством специально не оговаривается. Вызов эксперта на допрос в суд производится по общему правилу вызова сторон, т. е. уведомлением (повесткой), которое направляется эксперту или вручается ему под расписку не позднее чем за 3 суток до дня проведения слушания. В повестке или уведомлении указывается: кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, дата и время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин. Желательно также указать фамилию потерпевшего и номер заключения эксперта, выводы которого требуется дополнить или уточнить. Однако на практике государственный судебно-медицинский эксперт, занимающий соответствующую штатную должность в экспертном учреждении, вызывается на допрос через руководителя этого учреждения телефонограммой или с помощью других средств связи.

В ходе предварительного следствия нередко эксперт допрашивается прямо на рабочем месте. Такой порядок допускается ст. 187 УПК и имеет ряд преимуществ с точки зрения обеспечения полноты и объективности ответов эксперта на вопросы следователя. Это, прежде всего, дает возможность эксперту обратиться к документам (актам и заключениям выполненных исследований, регистрационным журналам и другим материалам), работать со специальной и справочной литературой и, что немаловажно, экономит рабочее время эксперта.

Эксперт, вызванный на допрос, обязан явиться в назначенный срок либо заранее уведомить следователя или суд о причинах неявки (ч. 3 ст. 188 УПК). В случае неявки без уважительных причин эксперт может быть подвергнут приводу либо к нему могут быть применены иные меры процессуального принуждения, предусмотренные ст. 111 и 117 УПК (обязательство о явке, привод, денежное взыскание). Привод не может осуществляться в ночное время, т. е. в период с 22-х до 6 часов (ст. 113 УПК).

Эксперт допрашивается по правилам, предусмотренным ст. 164 УПК. Перед началом допроса следователь или суд разъясняют эксперту порядок производства следственного действия, удостоверяются в личности эксперта, разъясняют ему права, ответственность.

С точки зрения закона процессуальное значение результатов судебной экспертизы и допроса эксперта равно, и это подчеркивается тем, что в обоих случаях эксперт предупреждается об уголовной ответственности по ст. 307 УПК за дачу заведомо ложного заключения или за дачу заведомо ложных показаний, о чем дает подписку.

Сведения о разъяснении уголовной ответственности, ответы эксперта на вопросы заносятся в протокол допроса, который ведется в соответствии со ст. 166 УПК. Вопросы к эксперту, как было сказано выше, не могут выходить за рамки предмета ранее выполненной экспертизы и ограничиваются ранее исследованными обстоятельствами дела. Как и любое другое допрашиваемое лицо, эксперт вправе пользоваться документами и записями, а если он не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу, — давать показания на другом языке (ст. 189 УПК).

В соответствии со ст. 190 УПК показания эксперта как и другого допрашиваемого записываются от первого лица и по возможности дословно. Вопросы и ответы на них фиксируются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса. В протокол вносят все вопросы, в том числе и те, на которые эксперт отказался отвечать с указанием мотивов отказа. Если в ходе допроса эксперту предъявлялись вещественные доказательства и документы, оглашались протоколы других следственных действий и воспроизводились материалы аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки следственных действий, то об этом делается соответствующая запись в протоколе допроса. Показания эксперта, данные им при этом, также должны быть отражены в протоколе допроса. Если в ходе допроса проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, то протокол должен содержать запись о проведении фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки, сведения о технических средствах, об условиях фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки и о факте приостановления аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки, причине и длительности остановки их записи, заявления эксперта по поводу проведения фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки, подписи эксперта и следователя, удостоверяющие правильность протокола. Экспертом в ходе допроса могут быть изготовлены схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, которые приобщаются к протоколу, о чем в нем делается соответствующая запись.

Особый процессуальный статус эксперта в УПК РСФСР подчеркивался возможностью собственноручно изложить ответы на поставленные вопросы. УПК такого права эксперту не представляет, однако не содержит и норм, которые запрещали бы подобный порядок оформления протокола допроса. Безусловно, он является предпочтительным, поскольку собственноручное написание экспертом ответов на вопросы обеспечит правильное и точное изложение мнения эксперта и будет служить дополнительной гарантией его независимости.

По окончании допроса протокол предъявляется эксперту для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая запись. По понятным причинам оптимальным следует считать самостоятельное прочтение экспертом протокола допроса. Ходатайство эксперта о дополнении и об уточнении протокола подлежит обязательному удовлетворению. Факт ознакомления с показаниями и правильность их записи эксперт удостоверяет своей подписью в конце протокола и на каждой его странице. Все внесенные замечания о дополнении и уточнении протокола также должны быть оговорены и удостоверены подпись эксперта. Отказ от подписания протокола допроса удостоверяется в порядке, установленном ст. 167 УПК. В частности, эксперту, отказавшемуся подписать протокол, должна быть предоставлена возможность дать объяснение причин отказа, которое заносится в данный протокол. Это является еще одним аргументом в пользу собственноручного изложения экспертом ответов на поставленные ему вопросы.

Допросу эксперта в судебном разбирательстве предшествует оглашение письменного заключения (ст. 282, 283 УПК). Помимо суда вопросы эксперту могут быть заданы сторонами процесса. При этом первой вопросы задает сторона, по инициативе которой была назначена экспертиза (ч. 2 ст. 282 УПК). Вопросы эксперту могут быть заданы также присяжными заседателями. Вопросы эксперту они задают в письменном виде через председательствующего. Эти вопросы формулируются председательствующим и могут быть отведены как не относящиеся к предъявленному обвинению (ст. 335 УПК).

При необходимости суд вправе предоставить эксперту время, необходимое для подготовки ответов на вопросы (ч. 3 ст. 282 УПК). По ходатайству прокурора или защитника суд может повторить допрос эксперта (ч. 4 ст. 246, ч. 3 ст. 248 УПК). Форма ответов эксперта на вопросы суда и сторон (письменно или устно) законом не оговаривается. Обязательное протоколирование хода судебного заседания секретарем не исключает возможность дачи экспертом письменных ответов на поставленные вопросы, что является предпочтительным.

Эксперт не может быть допрошен по поводу сведений, ставших ему известными от лица, в отношении которого он проводил экспертизу, если эти сведения не относятся к предмету данной судебной экспертизы (ч. 2 ст. 205 УПК, ст. 31 ЗГСЭД).

Таким образом, допрос эксперта образует вторую основную процессуальную форму профессиональной судебно-медицинской деятельности в уголовном судопроизводстве, а результаты этой деятельности в виде показаний эксперта являются доказательствами по делу.

Перекрестный допрос

Перекрестный допрос — это допрос лица одновременно различными участниками уголовного процесса. Основные цели такого допроса это проверка и опровержение сведений, которые сообщает или сообщил ранее допрашиваемый, а также получение от него новых сведений и уточнение ранее данных показаний.

Закон не содержит понятия перекрестного допроса, каких-либо его видов и особенностей, Однако анализ действующих уголовно-процессуальных норм позволяет сделать следующие выводы относительно возможности его проведения. На стадии предварительного расследования перекрестный допрос с участием адвоката возможен лишь теоретически и в некоем усеченном виде — согласно ч. 2 ст. 53 УПК адвокат участвующий в допросе, вправе задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемому липу. Однако практика показывает, что если адвокат активно задает вопросы допрашиваемому, следователь предпринимает попытки пресекать такие действия. Часто ему это удается, поскольку в законе существует оговорка; «с разрешения следователя», В случае ограничения права адвоката задавать вопросы допрашиваемому липу адвокат должен заявить ходатайство о занесении вопроса в протокол допроса с указанием, что следователь снял данный вопрос, следователь также должен указать основания, по которым вопрос был снят.

Следует отметить, что адвокат может участвовать не только в допросе своего доверителя, но и в допросе иных лиц, если он проводится по ходатайству адвоката (но, поскольку у следователя есть полномочие не разрешить адвокату участвовать в таком следственном действии, эта возможность реализуется крайне редко), несмотря на то, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод гарантирует право обвиняемого непосредственно допрашивав лицо, против него свидетельствующее.

В гораздо большей степени перекрестный допрос возможен на стадии судебного следствия, когда в зале судебного заседания присутствуют все участники процесса.

В ходе судебного следствия первой допрашивает лицо та сторона, по инициативе которой оно было вызвано в судебное заседание, Подсудимый всегда допрашивается сначала защитником. Лишь после того, как сторона, имеющая право первой допросить лицо, прекратит задавать вопросы, остальные участники также могут приступить к допросу. Если в это время у первой стороны вновь возникнут вопросы, то она может задать их по окончании допроса остальными участниками.

Таким образом, перекрестному допросу всегда предшествует так называемый прямой допрос, производимый одной из второй, И лишь затем, по мере возникновения вопросов у других сторон, начинается перекрестный допрос, Теоретически дополнительных вопросов может не возникнуть и, таким образом, перекрестный допрос не состоимся.

Вопрос о видах перекрестного допроса в российском уголовно-процессуальном праве носит исключительно теоретический характер.

Если проводить разграничение по целям, можно выделить перекрестные допросы, производимые в целях:

• опровержения показаний допрашиваемого;
• установления перед судом некомпетентности допрашиваемого;
• уточнения и детализации ранее данных показаний;
• получения новых сведений, подтверждающих позицию стороны (данная задача при перекрестном допросе является второстепенной, по отношению к предыдущим).

В зависимости от субъектов перекрестные допросы проводятся в отношении подсудимого, потерпевшего, свидетеля, специалиста эксперта.

Если проводить разграничение, по тактике, используемой в ходе допроса, можно привести в пример следующие виды:

• агрессивный (вопросы задаются в острой форме с жестким безапелляционным выделением сути, соответствующим тоном, таким образом, чтобы допрашиваемому была очевидна его неправота, и т.д.);
• отвлекающие задаются доброжелательным тоном, в форме, лающей понять, что допрашиваемый все делает правильно, и в то время как детально выясняются необходимые обстоятельства он логически подводится к совершению ошибки, высказыванию противоречий;
• последовательный (задаются четкие вопросы в логической последовательности направляющей допрашиваемого к нужному выводу;
• непоследовательный (вопросы задаются вне логической связи друг с другом, не позволяя тем самым допрашиваемому сосредоточить на том, к чему клонит адвокат);
• смешанный тип (рваный допрос — в череде логически последовательных вопросов задаются один или несколько вытекающих из общей канвы, тем самым сбивая допрашиваемого с мысли.

Тактика допроса может быть очень разнообразной. При построении тактики по одному из указанных выше видов (или по кому-либо иному) необходимо учитывать следующие особенности. Психологически для допрашиваемого такой допрос, как правило, сложнее, чем прямой производимый в кабинете у следователя (если последний не применяет незаконные методы расследования). В судебном заседании допрашиваемый находится перед лицом всех участников процесса, которые могут задать ему вопросы и критически оценить данные им ответы, чувствует переполняющие их эмоции, несравнимо больше волнуется. За счет этого возрастает вероятность возникновения противоречий в его показаниях, а также появления неуверенного тона также может оказать влияние на убежденность судьи (или присяжных заседателей) в виновности подсудимого, В связи с тем, что дача показаний в суде чаще всего является повторной (а то и на третий и более раз), а с момента первых показаний данных на стадии предварительного расследования, к моменту дачи показаний в суде проходит значительное количество времени (обычно это месяцы), часть информации забывается и либо опускается допрашиваемым, либо искажается, что также может создавать противоречия в его показаниям и, как следствие сомнения в их правдивости. Грамотно построенный перекрестный допрос может как выявить такие противоречия, так и, наоборот, нивелировать их, если это выгодно представляемой стороне.

Возможны ситуации, когда свидетель, потерпевший или иное лицо, обдумав за время, предшествовавшее судебному разбирательству, информацию, которой обладает, намеренно изменяет ранее данные показания. Тогда перекрестный допрос необходимо строить таким образом, чтобы подчеркнуть нелепость новых показаний, добиться оглашения ранее данных показаний и выделить явные противоречия для допрашиваемого.

В судебном процессе обычно ощущается некая ограниченность сторон во времени допроса. Когда начинается перекрестное выяснение частностей, очень часто ощущается стремление судьи побыстрее закончить допрос, отпустить свидетеля, перейти к исследованию других доказательств и закончить судебное следствие. Если же дело рассматривается судом присяжных, длительные подробные допросы попросту утомляют их, они слушают невнимательно и смысл в таком допросе начинает теряться. Поэтому с тактической точки зрения не следует злоупотреблять повторными вопросами и выяснением ненужных частностей (если только в этом нет какой-то прямой необходимости).

Допрос ребенка

Общие вопросы психологии и тактики допроса подробно рассматриваются во многих работах, вышедших в последние годы. Поэтому в настоящем разделе содержатся сведения только о психологических особенностях допроса малолетних свидетелей. Многие общие правила и рекомендации, относящиеся к допросу, могут быть с успехом использованы и при допросе детей с учетом приводимых в настоящей работе положений.

Подготовка к допросу

На предварительном следствии допрашивать детей об эмоционально нейтральных для них обстоятельствах рекомендуется как можно скорее после их восприятия. В тех случаях, когда известно, что случившееся могло сильно взволновать ребенка, целесообразно допрашивать его не ранее чем через два-три дня после события. За это время уменьшается эмоциональное напряжение и вызываемое им торможение процессов памяти; нередко при таком отсроченном воспроизведении наблюдается явление реминисценции, т.е. «всплывания» в памяти деталей, которые не могли бы быть воспроизведены вскоре после события. Через 12—15 дней после восприятия фактов воспоминания о них у ребенка начинают ослабевать, если они не вызывают у него особого интереса.

К моменту допроса ребенка следователь должен располагать основными сведениями о его психологических особенностях. С этой целью рекомендуется допросить по крайней мере родителей и воспитателей (учителей), наблюдавших ребенка в различных условиях. Поэтому показания родителей и работников детских учреждений могут существенно дополнять друг друга. Этим лицам необходимо напоминать, что нельзя ребенка специально готовить к допросу, «репетировать» показания.

Не следует ограничиваться, как это иногда происходит, допросом только лица, сопровождающего ребенка на допросе. Это создает опасность получения односторонней, необъективной информации.

Для психологической характеристики малолетнего свидетеля должны быть получены сведения:

• в каких условиях живет и воспитывается ребенок (состав семьи, отношения между родителями, отношение родителей к ребенку, применяемые к ребенку меры поощрения и наказания, реакция ребенка на них, бывают ли в доме гости и как они ведут себя в присутствии ребенка, с кем ребенок проводит свободное время, посещает ли детские учреждения);
• каковы уровень и особенности интеллектуального развития ребенка; в отношении дошкольников — степень овладения речью, умеет ли рассказывать о том, что слышал или видел; легко ли вступает в общение со сверстниками и взрослыми; знает ли буквы, умеет ли читать и писать; в каких пределах владеет счетом; легко ли запоминает сказки, стихи; какие занятия проводятся в детском саду и как ребенок проявляет себя в них, а если ребенок не посещает детский сад — занимаются ли с ним родители, читают ли ему, каким практическим умениям обучают, легко ли он их усваивает;
• наблюдателен ли ребенок, насколько он сообразителен, точен ли в рассказах и любит ли их дополнять вымышленными подробностями; какие игры предпочитает; в отношении детей младшего школьного возраста, кроме названного, — как усваивает учебный материал, какие испытывает трудности в учении; адаптирован ли к школьному режиму, много ли читает; о чем предпочитает читать, чем увлекается; склонен ли к ручному труду, конструктивно-техническим занятиям;
• насколько ребенок информирован об определенных сторонах жизни (в зависимости от содержания дела и цели предполагаемого допроса ребенка);
• каковы основные черты характера ребенка (общителен он или замкнут, застенчив, легко ли вступает в контакт с незнакомыми людьми, пуглив или смел; находчив или склонен теряться в незнакомых ситуациях; активен или пассивен; уравновешен или легко возбудим; упрям или уступчив; насколько самолюбив и раним, часто ли плачет; скромен или любит быть в центре внимания; способен ли контролировать свое поведение; часто ли ссорится со сверстниками и что является причиной ссор; какое место занимает в детском коллективе; как к нему относятся сверстники; имеет ли дурные наклонности или вредные привычки и какие именно;
• как развит физически; какие заболевания перенес, страдает ли хроническими заболеваниями; имеются ли дефекты органов чувств, в первую очередь зрения и слуха (все перечисленные сведения могут быть получены от медицинских работников школы или детского сада);
• имеются ли у ребенка дефекты речи (заикание, плохое произношение) или другие физические недостатки, которых он стыдится, какие темы разговора неприятны ему или могут сильно взволновать;
• в каком эмоциональном состоянии находился ребенок в момент восприятия интересующих правоохранительные органы событий (был ли, в частности, напуган, взволнован и т. п.); чем был занят в этот момент, принимал ли сам участие в событии или мог только наблюдать его, было ли это событие в центре его внимания;
• чем занимался, как проводил время в период между воспринимавшимся событием и допросом (это важно для установления возможности «наслоения» последующих впечатлений);
• рассказывал ли ребенок о событиях, о которых его предполагается допросить, и если рассказывал, то кому и что именно;
• обсуждали ли взрослые эти события в присутствии ребенка.

Допрос детей должен производиться в присутствии и с участием педагога (ст.159 УПК РСФСР). Его функции (подчас более успешно) может выполнять специалист в области детской психологии, поскольку детская психология относится к категории педагогических наук. До начала допроса следователь может получить у психолога консультацию о психологических особенностях и реальных возможностях детей того возраста, к которому относится свидетель или потерпевший. Помощь психолога может быть полезна также при подготовке вопросов, которые предполагается задать ребенку.

В процессе подготовки к допросу ребенка на предварительном следствии надлежит решить вопрос о месте допроса. Если известно, что ребенок застенчив, замкнут, неуверен в себе, можно допрашивать его в медицинском учреждении. Практически каждый ребенок имеет опыт общения с медицинскими работниками и привык к тому, что на их вопросы нужно отвечать. В тех случаях, когда следователь предварительно выяснил, что ребенок обладает плохой зрительной памятью, недостаточно владеет речью для описания сложной ситуации, расположения объектов в пространстве, их перемещения и т.п., целесообразно допрашивать ребенка на месте расследуемого события, так как это поможет оживить в памяти детали ситуации и позволит ребенку, не умеющему рассказывать, показать расположение участников наблюдавшейся им сцены, направление их движения и т.п. Исключением должны быть случаи, когда имеются опасения, что пребывание на месте события может вызвать у него сильные отрицательные эмоции. При наличии сведений об излишне легкомысленном отношении ребенка к случившемуся лучше допрашивать его в прокуратуре, отделении полиции или в школе. Официальная обстановка может подчеркнуть важность и ответственность допроса.

Готовясь к допросу малолетних свидетелей, следователь должен допросить близких ребенку лиц, чтобы узнать, могли ли они специально или нечаянно оказать внушающее влияние на ребенка, расспрашивая, уточняя и дополняя его сообщения.

Наконец, важно знать еще при подготовке к допросу о позиции самого малолетнего свидетеля. Об этом также могут сообщить лица, постоянно общающиеся с ребенком.

У детей младшего школьного возраста может выработаться собственная позиция по отношению к делу, о которой желательно знать до проведения допроса. Например, у потерпевших этого возраста может сформироваться вполне осознанное и устойчивое желание отомстить обвиняемому.

Некоторые младшие школьники, понимая, что от их сообщений зависит нечто важное, что на них обращено внимание многих взрослых, пытаются сделать свои показания как можно более значительными, сохранить у окружающих интерес к себе. Подобная позиция иногда порождает стремление к «уточнению» и «усилению» деталей, а иногда и к их искажению ради того, чтобы рассказ получился более внушительным.

Итогом подготовки к допросу должно быть составление достаточно ясного плана, предусматривающего не только содержание, но и форму вопросов, их последовательность, возможность повторения каждого вопроса другими словами.

Получение показаний малолетних свидетелей

Эффективность допросов детей во многом зависит от умения следователя учитывать и правильно использовать их психологические особенности.

Общение с застенчивыми, трудно вступающими в контакт детьми не следует начинать с прямого обращения к ним. Ребенку необходимо время, чтобы освоиться с новой для него обстановкой, присутствием незнакомых людей. Поэтому разговор лучше начинать не с ребенком, а о ребенке с сопровождающим его лицом или с педагогом, постепенно вовлекая в разговор и ребенка, как бы уточняя то, что говорится о нем.

Многим детям дошкольного возраста и некоторым младшим школьникам, чтобы освоиться на новом месте, в незнакомом помещении, требуется осмотреться и даже потрогать находящиеся там предметы, походить по комнате. Нет смысла сразу усаживать ребенка, он должен чувствовать, что в любой момент может подойти к заинтересовавшим его предметам, изменить позу, взять то, что привлекло его внимание.

В разговоре с детьми взрослые часто допускают неестественные интонации, злоупотребляют уменьшительной формой слов, наивно полагая, что от этого дети их лучше понимают и проникаются к ним доверием. Не нужно забывать, что дети, как правило, чувствительны к фальши и не испытывают уважения к людям, слишком откровенно старающимся понравиться им. Лучшее средство расположить к себе ребенка — сохранять естественность поведения, серьезно отнестись к тому, что интересует или волнует ребенка.

В отдельных случаях, когда контакт с ребенком не налаживается, можно прибегнуть к приему, основанному на многочисленных наблюдениях психологов и педагогов о том, что дети часто заинтересовываются людьми, не обращающими на них внимания, и, привыкнув к их присутствию, сами начинают пытаться вступить с ними в общение. В подобных случаях следователь может занять выжидательную позицию, сделать вид, что занимается своими делами, не имеющими к ребенку никакого отношения, в то время как с ребенком разговаривает педагог или сопровождающее лицо.

Стараясь успокоить ребенка, помочь ему преодолеть страх, смущение, напряженность, не следует впадать в другую крайность: ребенок не должен относиться к происходящему слишком легко. Детям старше пяти-шести лет после установления с ними контакта можно задать вопросы о том, где они в данный момент находятся, зачем их сюда привели, о чем, по их мнению, предстоит разговор. Дополняя и корректируя ответы ребенка, следователь тем самым настраивает его на серьезный лад.

Допрос детей почти всегда требует включения ориентировочного этапа, позволяющего получить и скорректировать имеющееся представление о психологических особенностях ребенка и создать у него мотивацию для дачи показаний. На ориентировочном этапе следователь может поставить вопросы о событиях или предметах, заведомо хорошо известных ребенку, — например, о том, что происходило вчера в детском саду или во дворе, с кем дружит ребенок, о внешности знакомых детей и взрослых и т.п. Это позволяет следователю проверить умение ребенка рассказывать, находить средства для описания зрительных впечатлений. Неправильно, однако, пытаться выяснить способность ребенка к описанию событий только за счет пересказа того, что он читал или о чем ему рассказывали, поскольку эта информация воспринималась ребенком в словесной форме, и ребенок, передавая ее, демонстрирует способность не к описанию, а к пересказу.

Если известно, что ребенок плохо учится, конфликтует с учителями, не справляется со школьными требованиями, на ориентировочном этапе допроса лучше не касаться вопросов о школе.

Средством создания мотивации к даче показаний для детей младшего школьного возраста может служить разъяснение ребенку, что от него ждут помощи в важном деле, что его помощь крайне необходима. В девять-десять лет, когда у ребенка формируются нравственные чувства, желание приблизиться к миру взрослых, обращение к нему за помощью может служить стимулом для повышения активности. В то же время ребенку нужно сказать, что если он не помнит о событиях, не видел каких-то деталей ситуации, то и отрицательные ответы важны и способны помочь следствию. Иначе ребенок, мотивированный на оказание помощи, может считать, что от него ждут только положительных ответов, и это способно привести к попыткам заполнения «пробелов» вымыслом.

Создать такую же мотивацию у дошкольников очень трудно и часто просто невозможно. Мотивация их поведения более ситуативна, поэтому дошкольника легче мотивировать на то, что он справится с задачей, сумеет ответить на вопрос, продемонстрировать умение рассказывать. В работе с дошкольниками переход от ориентировочной части допроса к основной не должен быть резким. Желательно, чтобы первый вопрос об интересующем событии воспринимался ребенком как естественное продолжение разговора. Не рекомендуется подчеркивать, что разговор меняет тему, направление выражениями типа: «А теперь поговорим о другом», и т.д.

Вряд ли целесообразно придавать допросу дошкольников игровой характер, как это иногда рекомендуют, создавать у них игровую мотивацию. Пожалуй, это допустимо только в отношении детей трех-четырех лет. Игра может совершенно отвлечь ребенка от воспоминаний о событиях, составляющих содержание допроса. Хотя игра является ведущей деятельностью дошкольника, но уже приблизительно к пяти годам у детей появляется тенденция к продуктивной деятельности, достижению определенного результата. Следовательно, при допросе, ставя перед ребенком доступные для его понимания и возможностей цели, можно использовать иную, чем игровая, мотивацию.

Допрос полагается начинать со свободного рассказа свидетеля об интересующих правоохранительные органы событиях. Это требование практически неисполнимо для детей шести-семи лет, если их специально не готовили к допросу. Связность, последовательность, легкость рассказа о сложных событиях нередко указывают на несамостоятельность его построения, вмешательство взрослых в процесс формирования показаний. В подавляющем большинстве случаев допрос дошкольников возможен только в форме наиболее доступной им диалогической речи, что повышает требования к постановке четких, ясных вопросов, не рассчитанных на развернутые, продолжительные ответы.

При умелой постановке вопросов возможности диалогической речи детей оказываются вполне достаточными для сообщения содержательной информации. Следует по возможности избегать вопросов, на которые можно ответить «да» или «нет». Например, если допрашивающего интересует, входил ли определенный человек в подъезд дома, вместо того, чтобы спрашивать: «Входил ли кто-нибудь в подъезд?», «Видел ли ты, как Н. входил в подъезд?», лучше поставить вопросы: «Что происходило в это время у подъезда?», «Кто входил в подъезд?». При такой формулировке вопросов диалог становится более содержательным. Разумеется, не всегда удается избежать вопросов, предполагающих лаконичные ответы, но к ним нужно прибегать, когда испробованы все средства получить более развернутые ответы.

Во время допроса психологические возможности ребенка будут использованы наиболее полно при условии постановки перед ним вопросов постепенно возрастающей сложности. Вначале ребенку следует предложить перечислить, кто участвовал в наблюдавшемся им событии, какие предметы заметил ребенок, после этого рассказать, кто и какие действия совершал, и, наконец, выяснить, как ребенок понимает сущность события и его внутреннее содержание.

Для активизации припоминания, когда ребенок говорит, что не помнит какого-то факта, целесообразно вернуться к тому, что ему предшествовало. Припоминая, как развивалась ситуация, расширяя круг воспроизводимых фактов, ребенок может непроизвольно вспомнить нужное обстоятельство как фрагмент целостной ситуации, поскольку трудности припоминания у детей бывают вызваны неспособностью вычленить отдельный эпизод из общей картины происходящего.

Стимулом к активному припоминанию (если речь идет не об убийстве, изнасиловании, развратных действиях) может служить предложение ребенку нарисовать то, что он наблюдал. При этом бедность изобразительных средств часто вынуждает ребенка объяснять рисунок, комментировать его, уточнять детали. Этот прием может оказаться полезным и в случаях, когда возникает подозрение, что ребенок повторяет воспринятый со слов взрослых рассказ. При восприятии описания событий «со слов» у ребенка не возникает столь же ярких наглядных образов, как при наблюдении, поэтому рисунок получается более схематичным и не дополняется объяснениями.

У дошкольников, а иногда и у некоторых младших школьников недостаточно сформирована способность управлять своим поведением с помощью внутренней речи. В сложных ситуациях они испытывают потребность проговаривать вслух, что они собираются сделать. Ставя перед ребенком вопрос, следователь может предложить ему повторить содержание вопроса. Произнося вслух, в чем состоит задание, ребенок как бы дает себе «команду» вспомнить и рассказать об определенных фактах. Этот прием позволяет отчасти преодолеть еще один встречающийся в показаниях детей недостаток: ребенок нередко излишне торопится ответить на вопрос, не успевает обдумать ответ и упускает детали воспроизводимой картины. Повторение вопроса замедляет темп разговора, не позволяет ребенку отвечать импульсивно.

Особенно внимательно допрашивающий должен следить за тем, чтобы вопросы не были наводящими. Не рекомендуется придавать вопросам форму описания, которое ребенок должен подтвердить или опровергнуть. Ориентируясь на утвердительную интонацию, он может заключить, что все, о чем его спрашивают, известно допрашивающему и происходило в действительности. Далеко не каждый ребенок в состоянии противопоставить свои воспоминания утверждениям взрослых. Описательная форма вопросов таит в себе еще одну опасность при допросе детей: заметив несоответствие некоторой детали описания действительности, ребенок может отвергнуть его целиком.

Многие дети, в особенности мягкие по характеру, робкие, послушные, воспитанные в условиях беспрекословного подчинения взрослым, неустойчивы к психологическому давлению. Если допрашивающий, желая добиться ответа, говорит ребенку: «Это ты должен помнить», «Ты не мог забыть» и т.п., ребенок может прибегнуть к вымыслу, чтобы выполнить требования взрослого.

У детей, в особенности дошкольников, относительно слабо выражена способность к распределению внимания. В каждый отдельный момент они могут заниматься только одним каким-то делом, воспринимать один сигнал. Когда требуется, чтобы ребенок указал или опознал изображение объекта на фотографии, рисунке, схеме, не нужно одновременно предъявлять наглядный материал и объяснять, что должен сделать ребенок. Более рационально в зависимости от конкретной ситуации вначале объяснить ребенку задание, а потом показать изображение или, наоборот, вначале дать ребенку возможность ознакомиться с наглядным материалом и после сформулировать задание.

При допросе детей большое значение имеет использование материальных объектов, эталонов, которые облегчают припоминание и описание ранее воспринимавшихся предметов. Ребенок намного больше может узнать, чем самостоятельно воспроизвести в речевой форме. В качестве эталонов для сопоставления их с образами памяти могут быть использованы синтетический портрет, «фоторобот», образцы, тканей, наборы изображений частей, фасонов, отдельных элементов одежды, автомобилей различных марок, образцы оттенков цветов и т.п.

Допрос малолетних свидетелей и потерпевших о событиях, нанесших им психическую травму, должен быть построен таким образом, чтобы вопросы, затрагивающие образовавшийся у ребенка эмоциональный комплекс, обязательно чередовались с вопросами о нейтральных или приятных для ребенка фактах.

Почти все дети до четырех-пяти лет имеют более или менее выраженные дефекты произношения, у некоторых детей они сохраняются и в школьные годы. Приблизительно с пяти-шести лет дети начинают стыдиться речевых недостатков, если они выражены относительно сильно. Такие дети быстро замыкаются, стараются прекратить разговор, если обнаруживают, что их недостаток замечен окружающими. Во время допроса не рекомендуется поправлять произношение ребенка, переспрашивать его без крайней необходимости.

В общении с заикающимися детьми допрашивающий должен избегать распространенной ошибки, состоящей в том, что слушатель договаривает слово, которое не может выговорить заикающийся ребенок. Это не помогает, а мешает ребенку, подчеркивает его дефект, создает барьер в общении.

Продолжительность допроса не может быть единой для всех детей. Она определяется с учетом возраста и индивидуальных особенностей ребенка. В большинстве случаев продуктивно давать показания дети 3—5 лет могут около 15—20 мин; дети 5—7 лет — около 20—25 мин; дети 7—10 лет — от 25 до 35 мин. Если за это время допрашивающий не успел выяснить интересующие его вопросы, желательно сделать перерыв. После двух периодов допроса продуктивность интеллектуальной деятельности детей снижается.

Чем глубже ребенок способен понимать сущность поступков людей, тем выше вероятность психотравмирующего влияния на него воспринимавшихся событий. Дети младшего школьного возраста нередко бывают сильнее, чем дошкольники, травмированы сексуальными посягательствами или картинами гибели близких людей, убийства, нанесения телесных повреждений. Допрос детей о подобных событиях требует особого такта и должен быть прекращен, как только следователь, присутствующие на допросе родители или специалист заметят, что поставленные перед ребенком вопросы вызывают у него сильное волнение.

Фиксация показаний малолетних свидетелей

Фактические данные, содержащиеся в показаниях свидетелей, становятся доказательствами по уголовным делам только после того, как они зафиксированы в установленной законом форме. Основная форма фиксации свидетельских показаний — составление письменного протокола допроса свидетеля.

В законе содержится совершенно определенное требование к полноте и точности фиксации свидетельских показаний: они должны быть записаны «по возможности дословно» (ст.ст.151, 160 УПК РСФСР). Значение этого требования особенно велико при составлении протокола допроса малолетнего свидетеля.

Свидетельские показания детей нередко своеобразны по форме: они отрывочны, расплывчаты, ответы даются не всегда в плане поставленных вопросов, отдельные слова употребляются не в их общепринятом значении, некоторая часть информации передается ребенком не в речевой форме, а посредством жестов, мимики, интонаций. Все это создает предпосылки для многозначного толкования высказываний детей. Истинный смысл сообщения ребенка иногда открывается только после тщательного обдумывания и анализа его показаний.

Независимо от возраста ребенка и особенностей речевой формы сообщения любые его показания о фактах, имеющих значение для органов следствия, полученные с соблюдением требований закона, могут быть оформлены протоколом допроса свидетеля, включены в число доказательств и в дальнейшем оцениваться наравне с другими доказательствами. Все высказывания ребенка об интересующих правоохранительные органы событиях, даже самые краткие или отдаленно связанные с ними, должны быть дословно, без искажений внесены в протокол.

Фиксируя показания свидетеля, следователи нередко подвергают их обработке, состоящей в отборе информации, ее переструктурировании, редактировании отдельных выражений. Попытки «упорядочить» показания ребенка могут привести одновременно к утере и искажению части информации, исходящей от ребенка, и привнесению информации, исходящей от следователя, что совершенно недопустимо.

Значительно повысить точность и полноту фиксации показаний свидетелей позволяет предусмотренная ст.141 УПК РСФСР звукозапись их допросов. Комментарий к ст.160 УПК РСФСР рекомендует применять звукозапись при протоколировании по возможности всех допросов малолетних. Звукозапись показаний детей способствует совершенствованию процесса проверки и оценки доказательств, включающего в себя исследование фактов, о которых сообщил свидетель, и условий, методов получения от него сведений. Прослушивание фонограммы позволяет проверить, что говорил свидетель, как он говорил, в ответ на какой по содержанию и форме вопрос последовало то или иное высказывание. Тем самым фонограмма делает возможным контроль за правильностью истолкования следователем высказываний малолетнего свидетеля.

Звукозапись не заменяет традиционного письменного протоколирования, ее следует рассматривать как дополнительное средство, облегчающее протоколирование, делающее его более полным. В работе с малолетними свидетелями звукозапись может быть использована в двух основных формах.

Если следователю удалось установить прочный контакт с малолетним свидетелем, запись высказываний по ходу допроса не отвлекает ребенка и не оказывает на него тормозящего воздействия, а ответы свидетеля на вопросы таковы, что позволяют дословно фиксировать их простой записью, то звукозапись целесообразно осуществлять одновременно с ведением обычного письменного протокола. Сразу по окончании допроса фонограмма должна быть прослушана, и если в письменном протоколе не были отражены какие-то высказывания ребенка, протокол следует дополнить.

В случаях когда ситуация допроса складывается так, что следователю не удается без ущерба для сохранения контакта с допрашиваемым вести одновременно с беседой или в паузах письменную запись показаний свидетеля, основное внимание лучше сосредоточить на создании благоприятных условий для получения информации и, не отвлекаясь от беседы, фиксировать ее только звукозаписью. Сразу по окончании допроса фонограмма должна быть полностью переведена на письменный текст, немедленно оформлена в качестве протокола.

В отдельных случаях для полноты характеристики психологических возможностей ребенка в фонограмме и протоколе допроса полезно зафиксировать дословные ответы ребенка на вопросы, не имеющие отношения к содержанию уголовного дела. Сравнение ответов ребенка на нейтральные и имеющие значение для дела вопросы с точки зрения оценки их конструкции, употребляемых ребенком оборотов речи и т. п. может помочь в установлении эмоционального отношения ребенка к делу, обнаружить признаки влияния взрослых на ребенка и др.

Следует обязательно фиксировать в протоколе данные о месте, времени допроса, продолжительности допроса и перерывов.

Как известно, по окончании допроса малолетних свидетелей в ряде случаев текст показаний не оглашается, правильность их записей подтверждается лицами, присутствовавшими при допросе (комментарий к ст.160 УПК РСФСР).

Представляется полезным предоставлять возможность малолетним свидетелям, если они не слишком утомлены допросом, сразу же по его окончании прослушать фонограмму. Не исключено, что прослушивание фонограммы может иногда способствовать оживлению в памяти дополнительных деталей события, о которых ребенок забыл упомянуть, выявлению самим ребенком ошибочных высказываний, неудачных формулировок, искажающих смысл сообщения, и своевременному их исправлению.

Несомненную пользу может принести видеозапись допросов малолетних свидетелей, в особенности тех из них, которые плохо владеют разговорной речью, широко используют для передачи информации жесты, мимику и другие выразительные средства.

Использование специальных познаний при проведении допроса малолетних свидетелей и оценке их показаний

Закон предусматривает участие в допросе малолетних и несовершеннолетних свидетелей педагога (ст.ст.159, 285 УПК РСФСР), но не определяет его конкретных функций. Устанавливая это требование, законодатель, очевидно, исходит из того, что педагог — это специалист, обладающий знаниями в области психологии детей и владеющий профессиональными навыками общения с ними. Из этого следует, что в качестве педагога может быть приглашен психолог, специализирующийся в области детской психологии.

В специальной литературе не разработаны практические вопросы участия педагога в допросе, отсутствуют методические рекомендации по осуществлению совместной деятельности представителей правоохранительных органов и специалистов данного профиля.

Изучение следственной практики показывает, что в ряде случаев следователи формально относятся к участию педагогов, в результате чего оно сводится к их простому присутствию в качестве пассивных наблюдателей.

Не имеющие специфического опыта участия в допросах педагоги, перед которыми не ставится четких задач, также нередко формально относятся к своим обязанностям. Известны случаи, когда они, по существу, не помогали, а мешали следователям проводить допросы детей.

Обобщение результатов изучения уголовных дел и собственного опыта показывает, что эффективность участия педагогов в допросе существенно повышается, если с ними проводится специальная предварительная работа и они имеют возможность до начала допроса ознакомиться в необходимых пределах с материалами дела и побеседовать с ребенком.

Для более полного использования специальных познаний педагога (или психолога) и его практической помощи в проведении допроса могут быть рекомендованы следующие этапы взаимодействия следователя и педагога:

• Выбор специалиста: знакомый ребенку педагог должен быть приятен ему или эмоционально нейтрален; при допросе потерпевших по половым преступлениям детей школьного возраста в большинстве случаев лучше приглашать незнакомого им специалиста.
• Постановка следователем задачи перед педагогом: следователь должен сообщить ему, что известно о психологических особенностях ребенка по материалам дела, в чем состоит основное содержание уголовного дела, о чем предполагается допрашивать ребенка, в чем, исходя из оценки имеющихся данных, может потребоваться помощь специалиста во время допроса (в установлении контакта с ребенком, в определении момента необходимого перерыва, в сохранении и поддержании у ребенка эмоционального равновесия, в постановке ребенку некоторых вопросов и пр.).
• Знакомство и беседа педагога с ребенком в присутствии следователя с целью определения психологических особенностей ребенка и установления контакта между педагогом и ребенком.
• Обсуждение с педагогом результатов проведенной им беседы и уточнение формы предполагаемых вопросов с учетом всей совокупности сведений о ребенке.
• Допрос ребенка в присутствии и с участием педагога.
• Беседа с педагогом как консультантом о его впечатлениях о поведении ребенка, общем уровне его развития, индивидуально-психологических особенностях, обнаружившихся во время допроса, и т. п. Эти данные в дальнейшем могут быть учтены при оценке доказательств и для решения вопроса о проведении судебно-психологической экспертизы.

Если малолетний свидетель допрашивается в судебном заседании, лучше вызвать педагога, участвовавшего в допросе ребенка на предварительном следствии. В случае вызова другого педагога ему необходимо предоставить возможность познакомиться с материалами уголовного дела и провести предварительную беседу с ребенком.

В соответствии с законом (ч.3 ст.79 УПК РСФСР) следует считать обязательным проведение судебно-психологической экспертизы свидетелей и потерпевших, если их способность правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания вызывает сомнения в силу возрастных и индивидуально-психологических особенностей.

Почвой для сомнений подобного рода чаще всего служат данные о малолетнем возрасте, низком уровне интеллектуального развития, недостаточном овладении активной речью.

Сомнения в способности свидетеля или потерпевшего правильно воспринимать важные для дела обстоятельства могут быть основаны также на оценке условий восприятия (быстротечность событий, множественность одновременно воздействовавших на человека раздражителей и др.), внутреннего состояния воспринимавшего события лица (например, повышенной психической напряженности, аффекта, растерянности и др.), данных о воспринимавшемся раздражителе (его сила или слабость, принципиальная новизна для субъекта, отношение к фону, на котором он воспринимался, и др.).

В некоторых случаях могут возникать сомнения в способности свидетелей или потерпевших правильно воспринимать (понимать) внутреннее содержание событий (например, в способности дошкольника, бывшего очевидцем убийства, понимать, что происходило именно убийство).

Заключение судебно-психологической экспертизы является одним из доказательств, в совокупности которых осуществляется оценка показаний малолетних свидетелей.

Правильная организация, подготовка и проведение допроса малолетних свидетелей, точная фиксация и глубокая оценка их показаний, как правило, позволяют получить в течение одного допроса исчерпывающую информацию и сделать излишними повторные допросы (в том числе и в судебном заседании). Отрицательное влияние повторных допросов на формирование показаний свидетелей, в том числе и детей, подробно рассмотрено в специальной литературе, в ряде пособий для практических работников.

Многократные повторения ребенком рассказа могут вызвать дополнение действительно воспринятых и сохраненных в памяти фактов деталями, заимствованными из разговоров взрослых, из обсуждения с ними предстоящего допроса.

Отрицательное влияние повторных допросов на содержание показаний детей может проявиться в стереотипном повторении ранее сообщенных сведений, основанном на воспоминаниях не о самом событии, а о том, что говорилось раньше. Применительно к малолетним свидетелям следует особо учитывать нежелательные последствия многочисленных допросов для личности ребенка.

Все это делает особенно необходимым совершенствование практики их допроса на предварительном следствии.

Место допроса

В соответствии со ст. 187 УПК допрос проводится по месту производства предварительного следствия. Следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого (в следственном изоляторе, где находится под стражей подозреваемый, обвиняемый; в лечебном учреждении, где находится на излечении потерпевший, и т.п.).

Допрос не может длиться непрерывно более четырех часов. Продолжение допроса допускается после перерыва не менее чем на один час для отдыха и приема пищи, причем общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать восемь часов. При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача. Допрос лица, находящегося на излечении в медицинском учреждении, может быть осуществлен только с разрешения лечащего врача.

Допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого не может продолжаться без перерыва более двух часов, а в общей сложности более четырех часов в день (ч. 1 ст. 425 УПК).

Лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, должно быть допрошено не позднее 24 часов с момента его фактического задержания (ч. 2 ст. 46 УПК). Обвиняемого допрашивает следователь немедленно после предъявления ему обвинения.

Свидетель, потерпевший вызываются на допрос повесткой, в которой указывается, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, дата и время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин.

Повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается по телефону, телеграфу. В случае временного отсутствия лица, вызываемого на допрос, повестка вручается совершеннолетнему члену его семьи либо передается администрации по месту его работы или по поручению следователя иным лицам и организациям, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос.

Свидетель или потерпевший, вызываемый на допрос, обязан явиться в назначенное время либо заранее уведомить следователя о причинах неявки.

В случае неявки без уважительных причин лицо, вызываемое на допрос, может быть подвергнуто приводу органом дознания по поручению следователя либо к нему могут быть применены иные меры процессуального принуждения, предусмотренные ст. 111 УПК (обязательство о явке, денежное взыскание). Подозреваемый или обвиняемый в этом случае может быть подвергнут, кроме того, временному отстранению от должности или на его имущество может быть наложен арест.

Свидетель или потерпевший, не достигший возраста 16 лет, вызывается на допрос через его законных представителей либо через администрацию по месту его работы или учебы. Иной порядок вызова на допрос допускается лишь в случае, когда это вызывается обстоятельствами уголовного дела.

Военнослужащий вызывается на допрос через командование воинской части.

Лицо, находящееся под стражей, вызывается на допрос через администрацию места содержания его под стражей. Вызов несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не содержащегося под стражей, производится через его законных представителей, а если несовершеннолетний содержится в специализированном учреждении для несовершеннолетних - через администрацию этого учреждения (ст. 424 УПК).

Лица, вызванные по одному и тому же делу, допрашиваются порознь и в отсутствие друг друга. При этом следователь принимает меры к тому, чтобы эти лица не могли общаться между собой.

Приемы допроса

В процессе допроса между его участниками складываются следующие ситуации: конфликтные и бесконфликтные.

Бесконфликтная ситуация характеризуется полным или частичным совпадением интересов участников взаимодействия, отсутствием противоречий в целях, к достижению которых направлены их усилия на данном этапе расследования. Ситуации конфликтов различной длительности и остроты возникают тогда, когда между участниками процесса складываются отношения соперничества и противодействия".

Тактическая борьба в конфликтной ситуации в свою очередь делится на нестрогое и строгое соперничество.

Строгое - стойкая установка на дачу ложных показаний; полный отказ от дачи показаний.

Лжесвидетельство - умышленная дезинформация следователя в форме дачи заведомо ложных показаний.

Свидетели дают заведомо ложные показания по следующим мотивам:

• боязнь мести со стороны подозреваемого или обвиняемого;
• желание помочь виновным в силу дружеских или родственных отношений избежать наказания или смягчить вину или, на оборот, усугубить вину из мести и других низменных и корыстных побуждений;
• стремление скрыть свои собственные неблаговидные поступки, аморальное поведение, трусость;
• отрицательное отношение к правоохранительным органам и нежелание в последующем выступать в качестве свидетеля, опознающего или участника иного следственного действия, быть вызванным в суд.

Для потерпевшего эти мотивы несколько иные:

• неверие в возможности органов дознания и предварительного следствия раскрыть преступление, возместить материальный ущерб, обеспечить личную охрану, боязнь коррупции;
• желание скрыть собственное неблаговидное поведение, источник приобретения утраченных ценностей;
• преувеличить из чувства мести материальный ущерб, занизить причиненный материальный ущерб в силу дружеских в прошлом, родственных или семейных отношений.

Мотивами ложных показаний подозреваемых и обвиняемых:

• страх перед разоблачением и наказанием, желание избежать ответственности;
• стыд, боязнь позорящей огласки со стороны лиц, занимающих высокие посты, соответствующее положение, а также тех, кто совершает преступления на сексуальной почве, против несовершеннолетних;
• желание как можно дольше продолжать преступную деятельность, иметь деньги, жить сообразно желаниям;
• по групповым преступлениям - чувство ложно понимаемого долга, круговой поруки.

Сговор является наиболее активным и опасным видом вербального противодействия расследованию. Он характерен для преступлений, совершаемых организованными преступными группами. Согласованность в показаниях должна настораживать следователя, и действенным средством их проверки и разоблачения в них лжи будет детальный допрос и логически правильно увязанная между собой серия вопросов.

Самооговора, не гак уж редко встречающегося на практике.

Его мотивы:

• желание быть осужденным за преступление менее тяжкое, чем то, которое совершено в действительности;
• уберечь от уголовной ответственности близких людей, выгородить соучастников;
• показать себя бывалым преступником;
• ввести следователя в заблуждение;
• попасть в места заключения и тем самым избавиться от алкоголизма, наркомании.

Ложное алиби - одна из форм противодействия расследованию и уклонения от ответственности за совершенное преступление. Оно создается преступником с целью не допустить в уголовно-процессуальном доказывании информации, адекватно отражающей его роль в совершении преступления, нейтрализовать возможные против него улики, а также, используя возможности рефлексивного управления, направить следствие по ложному пути.

Существует несколько способов создания ложного алиби.

В первом случае, преступник, предвидя возможность своего ареста, договаривается с близкими о даче ими ложных показаний. В этом случае опровержение достигается путем детального допроса этих лжесвидетелей с целью обнаружить существенные противоречия в их показаниях, поскольку невозможно согласовать все детали вымышленного события; к тому же ложь запоминается плохо и при повторном допросе нередко воспроизводится в другом варианте.

Другой способ создания ложного алиби более изощрен и разоблачается с трудом. Преступник проводит с избранными им лицами какое-то время, например участвует в совместном чаепитии и т. п., но условливается, что время будет указано иное, нежели в действительности. Средством установления истины в этом случае служит также детальный допрос плюс тщательное исследование того, где в действительности могли находиться эти лица в названное следователю время.

Наконец, преступник может ввести лиц, подтверждающих его алиби, в заблуждение относительно того времени, когда он с ними был. В этом случае свидетели будут искренне считать, что говорят правду. Следователь должен выяснить, как определяют такие свидетели время, о котором дают показания, обнаружить причину их заблуждения и таким образом опровергнуть ложное алиби.

Криминалистические средства и методы преодоления конфликтной ситуации.

Приемы, применяемые для предупреждения, установления и разоблачения лжи, по характеру используемых наук и направленности принято делить на три группы приемов воздействия:

• психологические;
• логические;
• тактические.

Такое деление условно, так как чисто тактических приемов не существует.

Психологические приемы

Правомерное психологическое воздействие достигается путем рефлексивного управления, которое стимулирует дачу правдивых показаний. Рефлексивное управление осуществляется за счет передачи допрашиваемому основании для принятия желательного, объективно обоснованного решения.

В целях разоблачения лжи, получения от допрашиваемого правдивых показаний в следственной практике могут применяться лишь следующие методы психологического воздействия:

• изобличения;
• убеждения;
• метод эмоционального воздействия;
• примера.

Метод изобличения

Сущность метода - в активном воздействии на допрашиваемого, в демонстрации несостоятельности его утверждений, противоречий между этими утверждениями и обстоятельствами расследуемого уголовного дела. Изобличение достигается путем предъявления доказательств, постановкой перед допрашиваемым вопросов.

Метод убеждения

Метод заключается в передаче сообщений с целью склонить к определенному мнению или поступку человека, воздействуя на его эмоциональную, интеллектуальную и волевую сферы. Метод убеждения возможен только в том случае, если личность желает воспринимать доводы, заинтересована выслушать собеседника.

В следственной практике могут применяться следующие виды речевого убеждения:

- Приказание. «Сядьте приличнее!», «Выньте руки из карманов!».
- Требование. Просьба сопровождается вежливым обращением, чтобы побудить к выполнению какого-либо действия или, наоборот, воздержаться от его выполнения.
- Упрек. Это деликатная, завуалированная просьба не совершать или прекратить какое-либо действие или отказаться от какого-нибудь общественно нецелесообразного намерения.
- Предложение. Побуждает допрашиваемого совершить какой-либо конкретный поступок, например дать правдивые показания, объяснить какой-то факт и т.д.
- Совет как вид внушения очень близок к предложению. В зависимости от его содержания и авторитета следователя, высказывающего совет, последний принимается допрашиваемым как предложение, которое необходимо исполнить.
- Предостережение и предупреждение - разновидности предложения, которые в речи выделяются интонационно.

Метод примера

Проявляется или в форме личного примера следователя, или в форме сообщения допрашиваемому о положительных действиях других лиц.

Логические приемы

При допросе в процессе свободного рассказа допрашиваемому предоставляется полная возможность изложить факты в той логической последовательности, в которой он их наблюдал. Такой порядок допроса оправдан, во-первых, потому, что при свободном рассказе допускается меньше ошибок и труднее бывает солгать, чем при ответах на вопросы.

Во-вторых, следователь не всегда знает, чем располагает допрашиваемый. Последний же знает гораздо больше того, что может спросить у него следователь.

Приемы, используемые при допросе, должны быть логичны, увязаны между собой, служить достижению одной цели.

Если в деле имеются доказательства, то следует применить метод прямого логического убеждения в бесполезности ложных показаний, для чего доказательства анализируют, устанавливают между ними связь, определяют их значение для дела.

С помощью приемов прямой и обратной аргументации могут быть выявлены ложные утверждения, для чего надо:

• выслушать аргументацию партнера, проанализировать, найти противоречия и предъявить их для последующего обсуждения;
• позитивно оценить аргументы, отличающиеся правдивостью, что будет способствовать контакту и демонстрации объективности следователя. Ни один позитивный аргумент партнера не должен остаться без внимания и положительной оценки;
• провести дробление аргументов партнера на более мелкие, чтобы извлечь максимум информации из фрагментов, недостаточно защищенных партнером;
• из каждого своего аргумента или аргумента партнера следователь может извлечь выводы на перспективу.

В том случае, если доказательств для прямого изобличения допрашиваемого недостаточно, могут применяться приемы, допускающие создание у допрашиваемого определенных представлений (например, убеждения в том, что у следователя достаточно доказательств, полностью изобличающих его, оставление допрашиваемого в неведении об объеме доказательств). Чтобы создать у допрашиваемого преувеличенное представление об осведомленности следователя, может быть использована информация о прошлом допрашиваемого и его поведении в период, предшествовавший вызову на допрос. Осведомленность следователя об этих фактах логически распространяется допрашиваемым и на обстоятельства совершенного им преступления. У него создается впечатление, что следователь столь же хорошо знает о нем и все остальное.

Доказательства желательно предъявлять обвиняемому с постепенно нарастающей изобличающей силой, чтобы логика фактов, совокупность доказательств привели допрашиваемого к выводу о необходимости дать правдивые показания.

В рассматриваемой нами конфликтной ситуации возможны три варианта поведения допрашиваемого:

Допрашиваемый колеблется, не избрал определенной линии поведения - Задача следователя в данной ситуации - создать атмосферу доверительности, чтобы допрашиваемый дал правильные показания. Тактически важно на первом допросе предупредить дачу ложных показаний, потому что допрашиваемому позже от них труднее будет отказаться, так как к прежним мотивам лжи прибавляется еще мотив нежелания признаться в лжесвидетельстве.

Допрашиваемый проявляет стойкую установку на ложь- возможны следующие тактические приемы:

• подробный допрос с последующим выявлением противоречий;
• допущение легенды допрашиваемого;
• последовательное использование доказательств;
• форсированный и замедленный темп допроса;
• косвенный допрос;
• создание определенного представления у допрашиваемого об осведомленности следователя;
• повторный допрос в иной последовательности.

Отказ допрашиваемого давать показания - рекомендуется применять приемы, основанные на разъяснении этому лицу всей неблагоприятности последствий занятой им позиции. Полезно умышленно вызвать возражения со стороны допрашиваемого, что может побудить его занять активную защитную позицию, для чего ему придется дать показания. Назначение этого приема состоит в том, чтобы вызвать у допрашиваемого стремление вести логические рассуждения.

темы

документ Судебная экспертиза
документ Судебная экспертиза и опретивно-розыскная деятельность
документ Судебная власть
документ Судебная защита прав граждан в области экологии
документ Судебная защита прав и свобод
документ Судебная система




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара на 2018 год
Курс евро на 2018 год
Цифровые валюты 2018
Алименты 2018

Аттестация рабочих мест 2018
Банкротство 2018
Бухгалтерская отчетность 2018
Бухгалтерские изменения 2018
Бюджетный учет 2018
Взыскание задолженности 2018
Выходное пособие 2018

График отпусков 2018
Декретный отпуск 2018
ЕНВД 2018
Изменения для юристов 2018
Кассовые операции 2018
Командировочные расходы 2018
МСФО 2018
Налоги ИП 2018
Налоговые изменения 2018
Начисление заработной платы 2018
ОСНО 2018
Эффективный контракт 2018
Брокеру
Недвижимость



©2009-2018 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты