Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Европейский суд

Европейский суд

Европейский суд

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Европейский суд
2. Решения европейского суда
3. Жалоба в европейский суд
4. Дела европейского суда
5. Постановление европейского суда
6. Защита в европейском суде
7. Суд европейского союза
8. Обращение в европейский суд
9. Европейский конституционный суд
10. Европейский суд признал путь до работы
11. Деятельность европейского суда
12. Формуляр европейского суда
13. Источники права европейского суда
14. Иски в европейском суде
15. Принципы европейского суда
16. Судьи европейского суда
17. Акты европейского суда
18. Исполнение решений европейско
го суда 19. Структура европейского суда
20. Система европейских судов

Европейский суд

Европейский Суд призван обеспечивать неукоснительное соблюдение и исполнение норм Конвенции ее государствами-участниками. Он осуществляет эту задачу путем рассмотрения и разрешения конкретных дел, принятых им к производству на основе индивидуальных жалоб, поданных физическим лицом, группой лиц или неправительственной организацией. Возможна также подача жалобы на нарушение Конвенции государством - членом Совета Европы со стороны другого государства-члена.

Начав свою деятельность Европейский Суд рассмотрел более тысячи дел, подавляющее большинство из которых по жалобам граждан. Сегодня можно сказать, что все нормы, содержащиеся в разделе I Конвенции, а также нормы Протоколов, дополняющие этот раздел, применяются так, как они истолкованы в решениях Европейского Суда.

Ратификация Россией Европейской конвенции позволяет всем лицам, находящимся под ее юрисдикцией, обращаться в Европейский Суд, если они считают свои права нарушенными, что подтверждается статьей 46 (ч. 3) Конституции Российской Федерации, в которой говорится, что "каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты".

При этом прежде, чем жалоба будет подана в Суд, необходимо строгое соблюдение нескольких непременных условий:

Во-первых, предметом жалобы могут быть только права, гарантируемые Конвенцией или ее Протоколами. Перечень этих прав достаточно широк, но в нем отсутствуют некоторые права, известные новейшему конституционному законодательству. В частности, Конституция Российской Федерации (глава 2 "Права и свободы человека и гражданина"), охватывая все те права человека, о которых говорит Конвенция, называет и некоторые другие, например, право на труд, право на социальное обеспечение и др. Эти права закреплены в другой Конвенции Совета Европы - Европейской социальной хартии, однако юрисдикция Европейского Суда основана исключительно на Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Во-вторых, жалоба может исходить только от самого потерпевшего. Даже в том случае, когда жалобу подает объединение лиц, каждый должен доказать свои конкретные личные претензии.

В-третьих, жалоба должна быть подана не позднее чем через шесть месяцев после окончательного рассмотрения вопроса компетентным государственным органом.

В-четвертых, жаловаться можно только на те нарушения, которые имели место после даты ратификации Конвенции Россией.

В-пятых, для того, чтобы жалоба была признана приемлемой по существу, заявителем должны быть исчерпаны все внутригосударственные средства защиты своего права, и прежде всего судебные средства такой защиты.


Ратификация Конвенции и признание юрисдикции Европейского Суда означает также и то, что деятельность всех российских органов государственной власти, в особенности судебных, их решения и используемые процедуры, равно как и решения законодательных органов, не должны противоречить положениям Конвенции, тем более, что в соответствии со статьей 15 (ч. 4) Конституции Российской Федерации она образует составную часть российской правовой системы.

Европейский Суд не является высшей инстанцией по отношению к судебной системе государства - участника Конвенции. Поэтому он не может отменить решение, вынесенное органом государственной власти или национальным судом, не дает указаний законодателю, не осуществляет абстрактный контроль национального законодательства или судебной практики, не имеет права давать распоряжения о принятии мер, имеющих юридические последствия. Суд рассматривает только конкретные жалобы с тем, чтобы установить, действительно ли были допущены нарушения требований Конвенции. Однако Суд вправе присудить "справедливое удовлетворение претензии" в виде финансовой компенсации материального ущерба и морального вреда, а также возмещение выигравшей стороне всех издержек и расходов.

За всю многолетнюю практику Европейского Суда не было зафиксировано ни одного случая неисполнения государствами - членами Совета Европы решений Суда. Иное, согласно Уставу Совета Европы, может привести к приостановлению членства государства и, в конце концов, в соответствии с решением Комитета министров - исключению государства из состава Совета Европы. В случае, если государство констатирует, что без изменения законодательства или судебной практики рассмотренная Европейским Судом ситуация может повториться, оно, как правило, осуществляет необходимые новации.

В соответствии со статьей 46 Конвенции надзор за исполнением решений Суда осуществляет Комитет министров Совета Европы, который во исполнение этой нормы призван следить не только за своевременной выплатой денежной компенсации, но и за тем, как государство - участник Конвенции исправляет ставшие очевидными в свете решения Суда расхождения норм его внутреннего права или позиции судебной практики со стандартами Совета Европы. Юридически решение, вынесенное Судом, обязательно лишь для государства - ответчика по делу. Однако нередко значимость решений Суда выходит за национальные пределы, воздействуя на право и судебную практику и других государств - участников Конвенции.

Решения европейского суда

Европейский Суд по правам человека в Страсбурге ввёл принцип, в соответствии с которым санкции за распространение информации, правдивость которой не доказана в суде, нарушают статью 10 Европейской конвенции по правам человека, если:

• ошибка несущественна в контексте всего распространённого материала;
• материал касается темы, которая представляет общественный интерес;
• ошибаясь, журналист готовил материал добросовестно и не нарушил профессиональных норм.

Решения Европейского Суда представляют конкретные примеры информации, которая может быть квалифицирована как имеющая общественный интерес:

• обстоятельства судебного дела против фирмы-изготовителя лекарств для беременных женщин, употребление которых привело к рождению детей с пороками развития;
• положительное отношение главы правительства к политику, который во время Второй мировой войны служил в войсках СС;
• жестокое поведение полиции;
• политические связи, которые бросают тень на беспристрастность судей при вынесении ими решения;
• повышение заработной платы директору завода, работники которого бастуют за повышение своей заработной платы (информация о зарплате директора была конфиденциальной);
• любая предыдущая судимость политика, даже 20-летней давности.

При рассмотрении жалобы по делу бывшего канцлера и главы социалистической партии Австрии Бруно Крайского против журналиста Лингенса о диффамации Европейский Суд выступил категорически против ограничения права высказывать личное мнение, давать оценки и делать выводы с целью защиты репутации, когда речь идёт о должностном лице или государственном учреждении и тематика журналистского материала представляет общественный интерес.

В двух статьях Лингенс приводил публичные высказывания Крайского и критиковал его «подлый оппортунизм» на примере положительного отношения к некоторым политикам, которые во время Второй мировой войны служили в подразделении СС. Отвергая решение венского суда о том, что Лингенс виновен, поскольку не смог доказать «подлый оппортунизм» в суде, Европейский Суд указал:

«В действительности отношение господина Крайского к жертвам нацизма и тем, кто сотрудничал с нацистами, было далеко не чётким и однозначным, оно проявилось в форме, позволяющей сделать разные выводы. Потому логично (Лингенсу. – А.Р.) было невозможно доказать, что единственным возможным выводом был именно его вывод».

Следует быть очень внимательным, отличая факты от оценочных суждений. Наличие фактов можно доказать, а правдивость оценочных суждений – нельзя. Суд отметил, что факты, на которых господин Лингенс основывал свои оценочные суждения, были неоспоримы, точно так же, как и добросовестность авторов их подбора. Доказать достоверность оценочных суждений невозможно, и такое требование есть нарушение сути свободы мнений – основной составляющей права, гарантированного статьёй 10 Европейской конвенции.

Как отмечалось выше, для защиты по статье 10 достаточно, чтобы основная часть поданных фактов, а не каждый отдельный факт была доказана ответчиком. В деле Торгейрсона, например, речь шла о том, что исландский журналист написал о грубости полиции, приводя в качестве аргумента распространяемые слухи («люди говорят») о жертвах «зверей в форме» и историю одного человека, который, по словам его друзей, пострадал от полицейской жестокости. В деле о диффамации истец, полицейская ассоциация, представил доказательства того, что этот человек пострадал по другим причинам. Торгейрсон не смог доказать правдивость фразы «звери в форме» и проиграл дело в исландском суде. Но Европейский Суд решил, что это решение было нарушением статьи 10 Конвенции: «(Торгейрсон. – А.Р.) сообщал о том, что говорили другие люди о грубости полиции, то есть о том, что неназванные сотрудники полиции Рейкьявика совершают серьёзные нарушения. Требование, чтобы он доказал правдивость этого, поставило перед ним слишком сложную, если не невыполнимую задачу».

Если статья 10 Конвенции запрещает требовать доказывания правдивости собственного субъективного мнения, то она также препятствует требованию доказывать правдивость мнений и других людей. Таким образом, факты, на которых журналист добросовестно основывает свои собственные выводы, могут быть историями или слухами, источниками которых служат другие люди (даже если их личности не могут быть установлены) или общественное мнение. В противном случае «открытая дискуссия об общественно важных темах может быть ограничена».

В своих публикациях Торгейрсон употреблял достаточно агрессивные эпитеты. Но так как статья 10 защищает не только суть, но и тон высказывания, то мнение может носить радикальный, агрессивный и полемичный характер.

Одним из принципов, на которых основывается вышеизложенное, заключается в том, что в демократическом обществе, где власти избраны в результате свободного и осознанного волеизъявления граждан, должностные лица справедливо находятся под придирчивым вниманием общества, и, прежде всего прессы.

Как отметил Европейский Суд, свобода печати предоставляет общественности одну из лучших возможностей узнать об идеях и позициях политических лидеров и сформулировать своё личное к ним отношение. Соответственно границы допустимой критики более широки, когда она касается именно политического деятеля, а не рядового гражданина. В отличие от последнего первый неминуемо и сознательно открывается для придирчивого анализа каждого его слова и поступка со стороны как журналистов, так и широкой общественности, а потому должен проявлять больше терпимости.

Право политика защищать свою репутацию следует уравновешивать правом на свободную дискуссию на политические темы.

Следует обратить внимание на то, что Европейская конвенция о правах человека, за соблюдением которой и следит Европейский Суд в Страсбурге, особо защищает честь и достоинство судов и судей. Такого рода защита в западноевропейских странах оказывается крайне редко. В Англии, например, последний случай подобного рода произошёл когда редактор одного из журналов был оштрафован за то, что обвинил судью в предвзятости. Европейский Суд отказал в жалобе на уголовное преследование двух австрийских журналистов за унижение чести и достоинства судьи. Суд решил, что для утверждения верховенства права и для защиты доверия общества к судебной власти от «разрушительных и по существу необоснованных нападок» в прессе возможно применение юридических санкций.

Жалоба в европейский суд

Итак, для оформления жалобы в ЕСПЧ Вам понадобится:

1. Официальный бланк (формуляр) жалобы (заявления) в Европейский суд по правам человека;
2. Текст Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также протоколов к ней;
3. Как минимум, два-три постановления и решения Европейского суда по аналогичному делу;
4. Доверенность (если жалоба будет подаваться представителем, бланк доверенности является составной частью формуляра жалобы, если потребуется сменить представителя или представитель появится после подачи жалобы, то потребуется специальный бланк доверенности);
5. Правило 47 Регламента Европейского суда;
6. Официальная "Инструкция по заполнению формуляра жалобы", выпущенная Европейским судом;
7. Практическое руководство по критериям приемлемости.

Помните, что при подаче жалобы в ЕСПЧ опираться необходимо исключительно на перечисленные и другие официальные документы Европейского суда. К настоящим рекомендациям следует относиться как к неформальному, среди прочих, источнику информации.

Обращаю внимание, что быть представителем в ЕСПЧ может быть только адвокат. Другое лицо может быть допущено в качестве исключения (Правило 36 Регламента ЕСПЧ). Также в качестве исключения ЕСПЧ может позволить заявителю представлять себя самостоятельно. Однако на стадии подачи жалобы формально адвоката иметь не обязательно.

Вводные замечания по подаче жалобы в ЕСПЧ

Первое с чего начать - это понять, относится ли Ваше дело к сфере деятельности Европейского суда или вовсе нет. Для этого найдите и выберите одно или несколько прав, закрепленных в Конвенции и протоколах к ней, наиболее подходящих к делу и изучите решения ЕСПЧ по ним.

И, конечно, следите, чтобы:

• не был пропущен срок на подачу жалобы (да, пока не ратифицирован протокол - 6 месяцев, а не 4!) - точное время вступления его в силу можно узнать на "официальном сайте Совета Европы;
• шестимесячный срок начинает течь со дня вынесения решения судом соответствующего решения.

Перед раскрытием вопросов, касающихся непосредственно написания и подачи жалобы в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), необходимо обратить внимание на события предшествующие обращению в международный суд. Речь идет о внутренних судебных разбирательствах. Дело в том, что дальнейшая возможность обращения в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) должна накладывать отпечаток на тактику ведения дела в национальном суде.

Речь идет о нескольких моментах, которые следует учесть:

Во-первых, везде, где это уместно, а порой необходимо, использовать Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и практику Европейского суда по правам человека: в заявлении в суд, исковом заявлении, ходатайствах, жалобах, отзывах и других процессуальных документах.

Во-вторых, ставить вопросы перед национальными судами о нарушении прав и свобод, защищаемых Конвенцией.

Вопрос о нарушении может быть поставлен как о состоявшемся факте, что уже произошло нарушение такого-то права, так и о том, что может быть нарушено это право. Подобные аргументы могут быть, как основными, так и дополнительными.

При этом не обязательно ссылаться на конкретные статьи Конвенции, а достаточно указать суть нарушения. Хотя, конечно, рекомендуется ссылаться на конкретные статьи Конвенции и постановления Европейского суда по правам человека.

Использование подобного приема может быть полезно не только с точки зрения дальнейшего обращения в Европейский суд по правам человека и исчерпания внутренних средств правовой защиты, но и влияния этих аргументов на принятие положительного решения национальным судом.

Критерии приемлемости жалобы в ЕСПЧ

Перед написанием жалобы следует определиться, можно ли именно по Вашему делу обращаться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Иными словами: подпадает ли Ваше дело под юрисдикцию Европейского суда по правам человека? Нет ли других причин считать подачу жалобы пустой тратой времени?

Для ответа на эти вопросы необходимо, чтобы жалоба отвечала следующим критериям:

• жалоба должна быть подана в защиту прав и свобод, закрепленных в Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколах к ней;
• жалоба должна быть подана против России или любого другого государства члена Совета Европы;
• жалоба не должна быть явно необоснованной;
• жалоба должна быть подана только после исчерпания эффективных средств правовой защиты и в течение 6 месяцев с даты вынесения окончательного решения национальным органом.

Относительно последнего критерия применительно к России это означает:

• По гражданским делам жалобу в Европейский суд следует подавать в течении 6 месяцев после решения суда четвертой инстанции (второй кассационной) инстанции.
• По уголовным делам после суда второй (апелляционной) инстанции.
• Если дело рассматривалось в арбитражном суде, в Европейский суд следует обращаться после решения суда первой кассационной инстанции и параллельно необходимо обращаться в Верховный суд.
• Если дело рассматривалось по правилам КоАП, то в Европейский суд следует обращаться после суда второй инстанции.

В Европейский суд по правам человека можно обращаться только с жалобой на действиях государства, то есть на действия и бездействия всех органов государственной власти, включая полицию и суды. В некоторых случаях государства также несут ответственность за действия и бездействия юридических лиц, не являющихся государственными органами и учреждениями.

Европейский суд по правам человека может рассматривать только жалобы на нарушения прав и свобод, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Большая часть жалоб, подаваемых в Европейский суд по правам человека, касается нарушения права на справедливое судебное разбирательство (статья 6 Конвенции). Однако не все разбирательства в судах могут подпадать под действие, указанной статьи. Например, споры о налогах и таможенных пошлинах не могут быть рассмотрены Европейским судом по правам человека, а также иммиграционные споры, такие как въезд, пребывание на территории и выдворение иностранцев, судебные разбирательства о предоставлении политического убежища и о депортации, судебные разбирательства с участием государственных служащих, касающиеся увольнения.

Европейский суд по правам человека отклоняет даже те жалобы, которые поданы с соблюдением всех формальных критериев, в следующих случаях:

• в тех случаях, когда в жалобе оспариваются решения национального суда по причине нарушения национальных процессуальных и материальных норм, а также необоснованности принятых национальными судами решений (толкования и применения внутреннего права; допустимости и оценки доказательств в судебном разбирательстве;
• справедливость исхода гражданского дела;
• виновность или невиновность обвиняемого в уголовном деле);
• жалобы, не подкреплённые доказательствами.

Указанные причины отклонения жалоб напрямую связаны с низким качеством текста жалоб, подаваемых в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) российскими гражданами. Дело в том, что жалоба, подаваемая в Европейский суд по правам человека должна иметь определенную структуру и содержание. Подавать жалобу в Европейский суд в свободной форме нельзя.

Оформление жалобы в ЕСПЧ

В случае, если Вы убедились, что жалоба отвечает названным критериям, то можно приступать к ее оформлению.

Жалоба в Европейский суд необходимо подавать (по форме и содержанию) в виде особого вида документа - «Жалобы в Европейский суд по правам человека».

Специально обращаю на это внимание, поскольку распространена существенная ошибка заявителей - направление в Европейский суд жалобы аналогичной той, которая направляется в национальные суды (апелляционная, кассационная или надзорная жалоба).

Во-первых, Европейским судом утвержден специальный бланк, который должен быть заполнен Заявителем.

Во-вторых, жалоба, подаваемая в Европейский суд – имеет свой собственный жанр.

По моему мнению, основанному на изучении правил Европейского суда и опыте, убежден, что жалоба должна подаваться в ЕСПЧ форме заполненного формуляра исключительно на 13 страницах. Нельзя, например, при помощи специальных программ увеличивать количество страниц жалобы.

Что же делать, если не хватает места?

В случае, если жалоба или имеющих место нарушений или в части приложений попросту не помещается на бланк, то оформите эту часть в приложении, но не больше чем на 20 страниц.

Вот, что по этому поводу говорит официальная инструкция по заполнению формуляра жалобы в ЕСПЧ:

"При необходимости, дополнительная информация и пояснения могут быть изложены в отдельном документе в виде приложения к формуляру жалобы. Размер такого дополнения не должен превышать 20 страниц (без учета копий приложенных документов). Это не означает, что вы можете начать составление жалобы на формуляре и продолжить текст на дополнительных листах, до достижения 20 страниц. Эти 20 страниц являются лишь дополнением к краткому изложению (фактов, нарушений и информации о соблюдении условий приемлемости), которое должно находиться в соответствующих разделах самого формуляра жалобы. В этом дополнении нельзя излагать новые жалобы. Дополнение должно использоваться только для обоснования жалоб, уже изложенных в формуляре жалобы".

Как и любой юридический документ, жалобу следует писать как можно короче – этот совет учитывает, прежде всего, сам жанр жалобы, подаваемой в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), а также инструкцию самого Европейского суда.

Еще одно важное замечание – при оформлении жалобы, следует достаточно точно уяснить, какие статьи Конвенции были нарушены в Вашем деле. Для этого необходимо изучить практику Европейского суда по этим статьям и по аналогичным делам.

Изучение практики важно по нескольким причинам:

• Во-первых, для понимания содержания прав и свобод по Конвенции.
• Во-вторых, сам текст или логика постановлений Европейского суда должны быть включены в жалобу.

В жалобе следует избегать указаний на не имеющие отношения к делу факты и не приводить лишнюю аргументацию. Заявители часто ошибаются в том, что указывают все возможные доводы, которые только можно привести. Подобные жалобы теряют свою убедительность, а суть жалобы размывается. В жалобе должны отсекаться второстепенные, не имеющие отношения к делу факты, а также лишняя аргументация.

Дела европейского суда

Постановление Европейского Суда состоит из четырех частей. Далее приведены краткие описания этих частей, чтобы вам было легче ориентироваться в постановлении по вашему делу.

Часть 1: «Процедура»

В первой части перечислены имена судей, которые входили в состав суда при рассмотрении дела, указано, когда и кем была подана жалоба, кто является представителями сторон, сообщается информация о том, было ли в деле применено правило о приоритетном порядке и другие особенности процесса рассмотрения жалобы.

Часть 2: «Факты»

Во второй части описываются обстоятельства дела, а именно: событие самого преступления (похищения, убийства, пыток, разрушения собственности и др.), действия, предпринятые заявителями для защиты своих прав и ход расследования на национальном уровне. Если заявители и государство имели разные версии событий, то в постановлении указываются и позиция заявителей и позиция государства.

Часть 3: «Право»

В третьей части постановления приведен правовой анализ обстоятельств дела. Если по делу не было вынесено решение о приемлемости, то вначале этого раздела Европейский Суд указывает, какие из жалоб заявителей являются приемлемыми. Как правило, после рассмотрения вопроса о приемлемости Европейский Суд называет ту версию обстоятельств дела, которой он доверяет — версию заявителей или государства-ответчика. Затем он отдельно рассматривает каждую из приемлемых жалоб на нарушение той или иной статьи Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее «Конвенция»). Эта часть постановления состоит из подразделов, озаглавленных номерами статьей Конвенции: статья 2 — право на жизнь, статья 3 — запрещение пыток, статья 5 — право на свободу и личную неприкосновенность, статья 6 — право на справедливое судебное разбирательство, статья 8 — право на уважение частной жизни, статья 13 — право на эффективное средство правовой защиты, статья 38 — непредоставление государством материалов уголовного дела в Европейский Суд, статья 1 Протокола 1 — защита собственности и др. В конце раздела «Право» Европейский Суд рассматривает вопрос о справедливой компенсации.

Часть 4: «Резолютивная»

В последнем разделе постановления приведены выводы о наличии или отсутствии нарушения Конвенции, а также о сумме справедливой компенсации, которая должна быть выплачена заявителям.

Постановление европейского суда

Конституционный суд РФ впервые сослался на постановления Европейского суда по правам человека в постановлении № 16-П «По делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона “О свободе совести и о религиозных объединениях” в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения “Христианская церковь Прославления”», указав, что постановления Европейского суда по правам человека разъясняют характер и масштаб обязательств государства, вытекающих из ст. 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция).

В п. 2.1 постановления КС РФ № 2-П «По делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ “Нижнекамскнефтехим” и “Хакасэнерго”, а также жалобами ряда граждан» разъясняется: в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, причем международный договор Российской Федерации имеет приоритет перед законом при наличии коллизии между ними.

Согласно Федеральному закону № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» (далее — Закон о ратификации) Российская Федерация в соответствии со ст. 46 Конвенции признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации.

Таким образом, ратифицировав Конвенцию, Российская Федерация признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов. Поэтому, как и Конвенция, решения Европейского суда по правам человека — в той части, в какой ими, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права, дается толкование содержания закрепленных в Конвенции прав и свобод, включая право на доступ к суду и справедливое правосудие, — являются составной частью российской правовой системы, а потому должны учитываться федеральным законодателем при регулировании общественных отношений и правоприменительными органами при применении соответствующих норм права.

Сказанное выше позволяет сделать вывод о том, что для судов Российской Федерации обязательной является та часть постановлений, в которых излагаются правовые позиции Европейского суда, а, следовательно, мотивировочная часть является судебным прецедентом. Таким образом, в правовой системе Российской Федерации все-таки действует прецедент.

Вопрос о месте постановлений Европейского суда по правам человека в российской право-применительной практике сегодня активно исследуется учеными и практиками. Так, Председатель КС РФ на VIII Международном форуме по конституционному правосудию «Имплементация решений Европейского Суда по правам человека в практике конституционных судов стран Европы» еще до принятия упомянутого выше постановления КС РФ отметил: «В силу статьи 32 Конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейский Суд по правам человека имеет право решать все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней.

Поэтому правовые позиции Европейского Суда, излагаемые им в решениях при толковании положений Конвенции и Протоколов к ней, и сами прецеденты Европейского Суда признаются Российской Федерацией как имеющие обязательный характер». Признавая, что Европейский суд создает прецеденты, и, указывая, что они имеют обязательный характер, В. Зорькин тем самым подчеркивает значение прецедента Европейского суда в правовой системе Российской Федерации.

Того же мнения придерживается Б.С. Эбзеев, который оценивает Закон о ратификации как трансформационный акт, согласно которому не только Конвенция, но и прецеденты Европейского суда, сложившиеся в процессе ее толкования и применения, обязывают Россию и вменяются в качестве обязательных всякому правоприменителю. Из текста Закона о ратификации не понятно, о каких правовых позициях идет речь: о выраженных в постановлениях в отношении только Российской Федерации или также в отношении других государств?

О необходимости применения правовых позиций Европейского суда по правам человека говорится в информационном письме Высшего арбитражного суда РФ № С1-7/СМП-1341 «Об основных положениях, применяемых Европейским Судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие» (далее — Письмо ВАС РФ), в котором арбитражные суды ориентированы на соблюдение положений, сформулированных Европейским судом по правам человека и направленных на защиту имущественных прав и права на правосудие. Кроме того, на это указывается в пунктах 10—15 постановления Пленума Верховного суда РФ № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» (далее — Постановление ВС РФ), в п. 4 постановления Пленума ВС РФ № 23 «О судебном решении», в преамбуле и пунктах 1 и 9 постановления Пленума ВС РФ № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». В Письме ВАС РФ содержится ссылка на Закон о ратификации, но о каких конкретно решениях идет речь, не упоминается.

В п. 11 Постановления ВС РФ указывается, что в силу п. 1 ст. 46 Конвенции, где говорится, что высокие договаривающиеся стороны обязуются исполнять окончательные постановления Европейского суда по делам, в которых они являются сторонами, эти постановления в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе и для судов. Из Постановления ВС РФ и Конвенции усматривается положение, согласно которому прецедентное значение для нашей страны имеют только постановления, принятые Европейским судом в отношении Российской Федерации. Европейский суд в постановлениях руководствуется своей прецедентной практикой, т. е. при изложении постановлений и решений по жалобам против России он ссылается на практику по делам против других государств. Это соответствует принципу правовой определенности, поскольку делает прогнозируемым решение суда.

Следовательно, при применении норм Конвенции Российская Федерация должна принимать во внимание всю практику Европейского суда по правам человека, в том числе ту, которая была сформирована по делам, рассмотренным до присоединения России к Конвенции. Только такой подход поможет избежать новых нарушений Конвенции со стороны России. Однако для реализации данного подхода, прежде всего, нужно обеспечить доступность постановлений и решений Европейского суда, а именно публиковать решения суда на английском и русском языках (официальный перевод) в официальных изданиях («Собрании законодательства Российской Федерации», «Российской газете»), потому что сегодня переводится и официально публикуется очень небольшое число всех постановлений, принимаемых Европейским судом.

М.Ш. Пацация, назвав прецеденты Европейского суда прецедентами толкования Конвенции, пришел к выводу, что акты Европейского суда должны рассматриваться в отечественной судебной системе как акты, в плане юридической силы подобные актам КС РФ, в которых содержится оценка конституционности норм российских законов (несмотря на очевидные различия: Европейский суд, в отличие от КС РФ, не наделен полномочием на «дисквалификацию» правовых норм), и что любое применение (как и неприменение) или толкование конвенционных норм российскими судами, расходящееся с их применением и толкованием Европейским судом, в окончательных постановлениях неправомерно, а соответствующие судебные акты подлежат пересмотру по инициативе заинтересованных лиц в порядке, определенном российским процессуальным законодательством.

Как было отмечено в постановлении Европейского суда по делу «Винтерверп против Нидерландов», само внутреннее законодательство должно соответствовать Конвенции, включая общие принципы, выраженные или подразумеваемые в ней. Именно поэтому применение Конвенции к практическим юридическим вопросам является обоснованным. Таким образом, можно сделать вывод о том, что внутреннее законодательство страны—участницы Конвенции объективно должно соответствовать как самой Конвенции, так и позициям Европейского суда, выраженным в его решениях. Поэтому применение Конвенции и решений Европейского суда по практическим юридическим вопросам является обоснованным.

На основании изложенного следует сделать вывод о необходимости принятия федерального закона «О порядке опубликования, исполнения решений Европейского суда по правам человека и их месте в российской правовой системе», в котором нашли бы отражение:

— порядок опубликования решений Европейского суда в Российской Федерации, а именно опубликование решений на английском и русском языках (официальный перевод) в официальных изданиях — «Российской газете» или «Собрании законодательства Российской Федерации»;
— правовое положение и статус решений Европейского суда, их место в иерархии источников российского права, их обязательность для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе и для судов, а также введение запрета для государственных органов отказываться рассматривать аргументы, основанные на Конвенции;
— процедура исполнения решений Европейского суда в отношении конкретных граждан Российской Федерации, порядок выплаты компенсации, присужденной Европейским судом при рассмотрении дела;
— процедура исполнения решений Европейского суда, требующих внесения изменений в законодательные акты Российской Федерации, с указанием конкретных сроков для разработки законопроекта и его принятия в соответствии с установленной процедурой для принятия нормативных правовых актов в Российской Федерации.

Последнее имеет особо важное значение, так как исполнение решения Европейского суда — достаточно сложный процесс, предполагающий не только выплату справедливой компенсации заявителю, но и, самое главное, принятие государством мер общего характера законодательных, практических или организационных, чтобы установленные нарушения более не повторялись. А невнесение изменений в национальное законодательство приводит к систематическому нарушению прав и свобод человека и противоречит общепризнанным принципам и нормам международного права.

За всю многолетнюю практику Европейского суда не было зафиксировано ни одного случая неисполнения его решений государствами—членами Совета Европы. Согласно Уставу Совета Европы, такое неисполнение может привести к приостановлению членства государства и, в конце концов, в соответствии с решением Комитета министров, к исключению государства из состава Совета Европы. Если государство констатирует, что без изменения законодательства или судебной практики рассмотренная Европейским судом ситуация может повториться, оно должно осуществить необходимые новации. Таким образом, постановления Европейского суда, принятые в отношении Российской Федерации, имеют прецедентное значение, а судебную практику по таким решениям следует считать источником российского права.

Если же речь идет о постановлениях, вынесенных в отношении другого государства, то их также следует учитывать российским судам, поскольку это может помочь избежать нарушений и недочетов, которые уже были предметом рассмотрения и по которым уже сформулированы правовые позиции ЕС в отношении других государств. Следует констатировать, что роль судебной практики в правовой системе Российской Федерации постоянно возрастает и, соответственно, суды при рассмотрении спора, аналогичного делу, по которому Европейский суд по правам человека ранее вынес постановление против России, должны руководствоваться как Конвенцией, так и принятыми ранее постановлениями Европейского суда.

Защита в европейском суде

Конституция России предоставляет возможность гражданину обращаться в международные органы по защите прав и свобод человека в тех случаях, когда были исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты. К таким органам, в соответствии с международными договорами Российской Федерации, относятся Комитет ООН по правам человека (Женева) и Европейский суд по правам человека (Страсбург). Какова же процедура обращения в Европейский суд по защите прав человека? Жалобы на нарушение закрепленных Конвенцией прав могут быть поданы напрямую в Европейский суд по правам человека (далее Суд) любым Государством-участником или проживающим в нем частным лицом. Пояснительную записку для заявителя, а также формуляр заявления можно получить в Секретариате Суда.

Разбирательство в Суде - состязательное и публичное. Слушания - чаще исключения, и они также являются публичными, кроме отдельных случаев.

Индивидуальные заявители могут подавать жалобы самостоятельно, но юридическое представительство все же рекомендуется, а иногда является и обязательным при проведении слушаний либо после признания дела приемлемым. Для заявителей, которые не располагают достаточными финансовыми средствами, Совет Европы разработал схему предоставления юридической помощи.

Официальные языки Суда - французский и английский, однако заявления могут быть представлены на любом из официальных языков Государств-участников. Каждое индивидуальное заявление проходит рассмотрение на предмет приемлемости, для чего оно передается на рассмотрение одной из Секций Суда, Председателем которой назначается судья-докладчик. Докладчик решает, будет ли жалоба разбираться Комитетом из трех судей либо Палатой Суда.

Если жалоба объявлена приемлемой, то сторонам могут предложить представить дополнительные доказательства и письменные объяснения.

Во время рассмотрения дела по существу стороны могут начать переговоры о дружественном урегулировании спора, которые являются конфиденциальными.

Палата принимает решение большинством голосов. Каждый из судей, принимавших участие в рассмотрении дела, имеет право либо изложить свое особое мнение, которое совпадает или расходится с вынесенным постановлением, либо указать на наличие особого мнения.

Постановление Палаты является окончательным по истечению трех месяцев, либо ранее - в том случае, если стороны заявят, что не собираются просить о пересмотре дела в Большой Палате.

Надзор за исполнением постановлений Европейского суда по защите прав человека осуществляется Комитетом министров Совета Европы, который должен проверить, предприняли ли Государства, которые признаны виновными в нарушении положений Конвенции, меры по выполнению обязательств, указанных в постановлении Суда.

Суд европейского союза

Европейский Суд является одним из главных органов Европейского Союза и учрежден с момента создания организаций, составивших впоследствии Европейский Союз.

Правовой основой его деятельности являются: Устав Суда, в котором определяются его компетенция, порядок формирования и функционирования; регламент, устанавливающий процедуру судопроизводства; инструкции, касающиеся вопросов внутренней жизни.

В состав Суда ЕС входят судьи и генеральные адвокаты, которые назначаются с общего согласия государствами членами на шесть лет и могут быть назначены на новый срок. Суд избирает председателя и первого генерального адвоката. Их мандат должен подтверждаться ежегодно.

Дела рассматриваются Судом в полном составе или одной из образованных камер, решение которой также считается вынесенным самим Судом. Судопроизводство состоит из двух стадий — письменной и устной. Первая заключается в обмене состязательными бумагами, подготовительном расследовании для дополнительного выяснения обстоятельств дела и проверки доказательств. Устная — слушание дела — открывается выступлением судьи-докладчика, излагающего существо дела, позиции сторон и их аргументацию. Слушание может прерываться для повторного предварительного расследования. Итог устного судопроизводства подводит генеральный адвокат, который выступает с заключением и предлагает проект решения. Решение принимается на закрытом заседании и считается выражением единого мнения всего состава Суда. Результаты голосования не раскрываются, не допускается публикация особых или отдельных мнений и заявлений. Решение приобретает обязательную силу с момента вынесения, является окончательным и не подлежит обжалованию. Национальные суды государств — членов ЕС не вправе менять его или вносить дополнения.

Договором о Европейском Союзе (Маастрихтским договором) учрежден суд первой инстанции при Европейском Суде, наделенный юрисдикцией рассматривать определенные категории дел, решения по которым могут быть обжалованы в порядке апелляции.

Обращаться в Суд ЕС могут все субъекты права: государства-члены, органы ЕС, юридические и физические лица, а также национальные суды с просьбой о толковании права ЕС.

Суд ЕС наделен весьма широкой компетенцией. К важнейшим функциям относятся разрешение споров между членами ЕС, контроль за законностью деятельности органов Союза и государств-членов, обеспечение выполнения права ЕС и его единообразного толкования, защита прав и интересов физических и юридических лиц.

Маастрихтский договор усиливает полномочия Суда. Его юрисдикция распространена на совместные акты Европарламента и Совета, на выполнение национальными центральными банками обязательств по Договору, а в связи с учреждением Европейского центрального банка — и на его акты. Закрепляются право Суда принимать решения по вопросам законности и толкования актов органов ЕС и обязанность последних выполнять решения Суда об отмене изданных ими актов. Установлен механизм применения санкций к государству, не выполняющему решения Суда. В таких случаях Комиссия ЕС обращается в Суд с иском о применении санкций против данного государства в форме штрафа. Окончательное решение принимает Суд.

Значение Суда не ограничивается только принятием правоприменительных актов. Его огромная заслуга — формулирование основных принципов и концепции построения правовой системы ЕС, которые не нашли отражения в учредительных документах. Важнейшие из них, сформулированные в решениях Суда разных лет, следующие. Право ЕС имеет прямое действие на территории государств-членов и верховенство над их национальным правом. Его нормы непосредственно интегрированы в правопорядки стран-членов. Оно может создавать права и обязанности непосредственно для физических и юридических лиц, признаваемые внутригосударственными судами. Предоставление Сообществу прав и полномочий в соответствии с Договором влечет за собой не подлежащее пересмотру ограничение суверенных прав государств, которое не может быть юридически оспорено ссылками на внутреннее право. Национальные суды обязаны квалифицировать как недействительные положения внутреннего права, противоречащие праву ЕС.

Наконец, Суд сделал вывод, что право ЕС есть новый правопорядок международного права: последнее основано на идее сотрудничества, следовательно, является координационным по своей природе, тогда как право ЕС направлено на развитие и углубление интеграции и имеет в большей мере субординационный характер. Международное право в основном договорное, а право Сообщества развивается в значительной степени органами ЕС.

Обращение в европейский суд

Разбирательство дела в Европейском Суде по правам человека начинается с подачи жалобы. Данный сайт посвящен исключительно рассмотрению индивидуальных жалоб. Наряду с ними в Страсбургский Суд может быть подана так называемая межгосударственная жалоба, то есть жалоба одного государства против другого.

Секретариат Европейского Суда по правам человека регистрирует новое разбирательство только в случае подачи полной жалобы на формуляре, полностью заполненном в соответствии со всеми предъявляемыми к нему требованиями, к которому приложены копии всех необходимых документов. Европейский Суд по правам человека не принимает предварительные жалобы, то есть подача таковых не приводит ни к регистрации жалобы, ни к пресечению шестимесячного срока на обращение в Страсбургский Суд.

Требования к оформлению жалобы также содержатся в Инструкции по заполнению формуляра жалобы.

Требования к содержанию жалобы содержатся в Правиле (статье) 47 Регламента Европейского Суда по правам человека.

Критерии приемлемости, то есть условия, которым должна соответствовать жалоба, чтобы она могла быть рассмотрена Европейским Судом по правам человека по существу, описаны в разделе «Критерии приемлемости жалобы в Европейский Суд».

Жалоба и приложения к ней подаются в Европейский Суд по правам человека в одном экземпляре.

Язык жалобы в европейский суд по правам человека

В соответствии с пунктом 2 Правила 34 Регламента Европейского Суда по правам человека жалоба может быть подана на любом из официальных языков Высоких Договаривающихся Сторон, то есть стран — членов Совета Европы. Другими словами, жалобу не обязательно подавать на английском или французском языке, т.е. одном из официальных языков Страсбургского Суда. Более того, никакой привязки языка жалобы к официальному языку государства-ответчика нет.

Таким образом, жалоба на Российскую Федерацию может быть подана не только на русском языке, но и на любом официальном языке стран — членов Совета Европы.

Однако в соответствии с пунктом 2 Правила 34 Регламента Европейского Суда по правам человека с момента коммуницирования жалобы властям государства-ответчика разбирательство должно вестись на одном из двух официальных языков Страсбургского Суда, т.е. английском или французском. Поэтому вся переписка с Европейским Судом по правам человека, предшествующая коммуницированию жалобы, может вестись на любом из официальных языков государств — членов Совета Европы, в т.ч. на русском, а после коммуницирования по общему правилу должна вестись на официальном языке Страсбургского Суда.

При этом в соответствии с подпунктом А пункта 3 Правила 34 Регламента Европейского Суда по правам человека Председатель (Президент) Палаты (Секции) Европейского Суда по правам человека может позволить индивидуальному заявителю продолжить пользоваться одним из официальных языков государств — членов Совета Европы даже после коммуницирования жалобы властям государства-ответчика.

В случае, если речь идет о делах III степени важности (они же фактически являются делами V категории в смысле Правил определения очередности рассмотрения жалоб Европейским Судом), переписка с заявителем может не переходить на один из официальных языков Европейского Суда по правам человека.

Наконец, мне известны случаи, когда письменный отзыв заявителя, который должен был предоставляться на одном из официальных языков Европейского Суда по правам человека, однако был выполнен не на нем, а на официальном языке государства-ответчика, рассматривался Европейским Судом по правам человека как предполагающий заявление названного выше ходатайства, которое удовлетворялось Председателем (Президентом) Европейского Суда по правам человека, о чем было написано в ответном письме, которое подтверждало получение письменного отзыва заявителя.

Я рекомендую (при наличии возможности) представлять жалобы на английском (французском) языке в случае направления в Страсбургский Суд просьбы о принятии обеспечительных (срочных) мер. Это связано с тем, что решение об удовлетворении или отказе в удовлетворении соответствующих ходатайств принимается Председателем (Президентом) Палаты (Секции) Европейского Суда по правам человека, не владеющим русским языком. Ваши шансы на удовлетворение просьбы могут повыситься, если жалоба будет непосредственно сформулирована на английском языке, а не просто представлена Председателю (Президенту) Палаты (Секции) в виде резюме, составленного юристом Секретариата Европейского Суда по правам человека. Особенно если ходатайство о принятии обеспечительных (срочных) мер базируется на тексте жалобы, а не подается до нее.

Однако прошу Вас прибегать к составлению жалобы на английском (французском) языке только тогда, когда Вы можете позволить себе обратиться к юристам, которые способны подготовить жалобу на соответствующем языке, или, по меньшей мере, лингвистам, специализирующимся на переводе решений Европейского Суда по правам человека (таковых в России единицы и найти их очень сложно). Пожалуйста, не обращайтесь к простым переводчикам, даже высокопрофессиональным, так как жалоба должна быть написана не просто на классическом английском или французском языке, но на английском или французском языке, который используется Европейским Судом по правам человека и почти полностью состоит из специальных терминов, выработанных в практике Европейского Суда по правам человека.

Всегда лучше представить жалобу на русском языке, чем в плохом переводе на английский или французский язык. Если же на плохой английский или французский переведена жалоба, написанная на плохом русском языке и (или) имеющая немного связи с практикой (и языком) Европейского Суда по правам человека, то в переводе она может выглядеть абсолютным бредом, в то время как на языке оригинале еще быть доступной для понимания (конечно, лишь при большом желании, на которое не всегда следует рассчитывать).

В остальных случаях жалобу можно подавать на русском языке или на ином языке, не являющемся официальным языком Европейского Суда по правам человека. Более того, подача жалобы на официальном языке Европейского Суда по правам человека (в переводе на него или в т.ч. в переводе на него), если он не является официальным языком государства-ответчика, практически лишена смысла. Судьи Европейского Суда по правам человека на первом этапе рассмотрения жалоб не работают с ними непосредственно, а имеют дело лишь с резюме, составляемыми юристами Секретариата, владеющими языком, на котором написана жалоба, а также разбирающимися в правовой системе страны, против которой подана жалоба (по последней причине подача жалобы на официальном языке Европейского Суда по правам человека, отличном от официального языка государства-ответчика, практически не может привести к попаданию жалобы к юристам, не владеющим официальном языком государства-ответчика).

В случае же перехода жалобы на последующие этапы рассмотрения, то есть в случае, если она не признана неприемлемой и не исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению, на первом же этапе, она более почти не имеет значения, т.к. заменяется письменным отзывом (меморандумом) заявителя, который по общему правилу подается на официальном языке Европейского Суда по правам человека.

Заявитель не обязан переводить приложения к жалобе на какой бы то ни было язык. Другими словами, они подаются в Европейский Суд по правам человека в виде ксерокопий (называемых фотокопиями) с оригиналов. Более того, требований о необходимости соответствия языка жалобы и языка приложений к ней также не предъявляется. В случае, когда буквальный текст того или иного документа, приложенного к жалобе, или его части по той или иной причине имеет значение, и при этом язык этого документа не совпадает с языком жалобы, я рекомендую приводить его перевод (в виде закавыченной цитаты) прямо в тексте жалобы.

Европейский конституционный суд

Одна из главных проблем российских заявителей – некомпетентность в подходе к подаче жалобы. В главе 1 я детально описывала правила подачи, которые, к сожалению, на практике большинством игнорируются, что приводит к отклонению чуть ли не 90% жалоб по причине неприемлемости.

Говоря о соотношении юрисдикций этих двух судебных органов, необходимо обратить внимание на цели, ради которых эти органы создавались. В обоих случаях главное предназначение инстанций — это обеспечение соблюдения прав человека и основных свобод. Но, не смотря на единство цели, ЕСПЧ и КС РФ руководствуются разными нормативными правовыми актами — Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Конституцией РФ. Безусловно, это предопределено различными уровнями регулирования — наднациональным и национальным. Здесь весьма интересен подход Николая Бондаря, который обращает внимание на существование европейской конвенциональной и национальной конституционной юрисдикций.

Он учитывает следующие обстоятельства:

Во-первых, конвенциональный контроль носит субсидиарный характер, а также селективность, что обусловлено ограничением рамками лишь тех прав и свобод, которые закреплены в Конвенции.
Во-вторых, акты ЕСПЧ носят казуально-правоприменительный характер.
В-третьих, это особые толковательные прецеденты, которые определяют правила понимания смысла тех или иных норм Европейской Конвенции. Иными словами, каждая из этих юрисдикций имеет свою окраску. Область конституционного контроля принадлежит КС РФ, а область конвенционального контроля — ЕСПЧ. Ни одна юрисдикция не имеет приоритета, поскольку между ними нет иерархии.

В конституционно-правовой науке большое развитие получили работы, посвященные рассмотрению коллизий юрисдикций Европейского Суда по правам человека и Конституционного Суда Российской Федерации. Учеными затрагиваются проблемы сохранения национального суверенитета в свете решений ЕСПЧ, раскрывается принцип субсидиарности, исследуется статус правовых позиций ЕСПЧ и роли КС РФ в его определении. Особенную активность научное сообщество проявило после громкого решения ЕСПЧ по делу Константина Маркина, о котором я упоминала ранее. Эта ситуация демонстрирует, что суды, действуя в рамках своих юрисдикций, совершенно по-разному толкуют право на пользование правами и свободами без какой бы то ни было дискриминации. И здесь встает вопрос о том, как разрешать конфликты таких толкований и не имеет ли здесь места нарушение государственного суверенитета?

В целом, юридическое сообщество разделилось на два лагеря: это суверенисты, которые видят в исполнении решений ЕСПЧ посягательство на суверенитет государства и те, кто оценивает подобные ситуации как рабочий момент, когда были даны два независимые друг от друга толкования понятий.

Интересная ситуация складывается по вопросу о приоритетности норм международного права, в том числе в их интерпретации Европейским судом. Ст.22 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» установлен особый порядок выражения согласия на обязательность для РФ международных договоров, согласно которому в случае если международный договор содержит правила, требующие изменения отдельных положений Конституции, решение о согласии на его обязательность для РФ возможно в форме федерального закона только после внесения соответствующих поправок в Конституцию или пересмотра ее положений в установленном порядке. Это дает основание говорить о том, что Основной Закон РФ имеет приоритет перед нормами международного права и, соответственно, российские суды не обязаны учитывать правовые позиции ЕСПЧ в коллизионных случаях.

Таким образом, из Конституции РФ не следует надконституционность общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров, которые в основном покрывают сферу межгосударственных отношений. В качестве примера ситуации, когда Европейский суд фактически предписывает России внести изменения в национальные нормативно-правовые акты, можно привести недавнее решение по делу «Анчугов и Гладков против России». В рамках данного дела правовая позиция заявителей заключалась в том, что ч. 3 ст. 32 Конституции РФ, запрещающая лицам, осужденным к лишению свободы, участвовать в выборах, противоречит ст. 3 Протокола № 1 к Конвенции, в которой закреплено право на свободные выборы. Тот факт, что Россия безоговорочно присоединилась к Конвенции, по мнению заявителей, свидетельствует о том, что в данном случае применению подлежит напрямую норма Конвенции, т.к. в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

В своем решении Европейский суд признал факт нарушения ст. 3 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, указав, что законодательство должно соответствовать Конвенции независимо от способа принятия. Думается, что такое решение посягает на независимость РФ в установлении строя правовых отношений внутри государства. Возможность определять систему правовых отношений, устанавливать общий правопорядок, правоспособность, права и обязанности государственных органов, общественных объединений, должностных лиц и граждан является выражением верховенства государственной власти, которое, в свою очередь, является элементом государственного суверенитета.

В настоящее время необходимо создание механизма принятия мер общего характера по итогам постановления Европейского суда, в том числе для оперативного определения мер, требуемых для решения той или иной проблемы, обозначенной Европейским судом в его решениях. Поэтому еще одним фактором усиления взаимодействия Конституционного Суда РФ и Европейского суда могло бы стать наделение Конституционного Суда полномочиями по определению мер общего характера по результатам постановлений Европейского суда, с учетом того, конечно, что речь, так или иначе, ведется о мерах, имеющих правовую форму. В предлагаемой конструкции Конституционный Суд принимает на себя функцию основного собеседника Европейского суда в России в контексте исполнения его решений. При этом Конституционный Суд, в отличие от иных органов, осуществляющих взаимодействие со Страсбургским судом (в первую очередь - аппарата Уполномоченного при Европейском суде по правам человека), обладает реальными полномочиями по коррекции правового поля.

Де-факто элементы такого механизма используются в практике Конституционного Суда, поскольку Суд уже неоднократно признавал неконституционными нормы, применение которых привело к результату, не совместимому с Конвенцией. В порядке усиления полномочий Конституционного Суда было бы целесообразно наделить его полномочием по запросам субъектов, определенных законом (парламент, высшие суды), определять необходимость принятия мер общего характера по результатам вынесения постановления Европейским судом и формулировать конкретное содержание таких мер. Вынесенные в подобной процедуре решения Конституционного Суда будут подлежать исполнению в том же порядке, что и иные его решения, соответствующим образом обязывая законодателя или внося изменения в сложившуюся правоприменительную практику.

Подобные меры также могут стать эффективным средством диалога между Конституционным Судом и Европейским судом в случае конфликта подходов к какому-либо вопросу, ставшему предметом рассмотрения как Конституционным, так и Европейским судом. Например, если ранее конституционность нормы, вызвавшей критику Европейского суда, была проверена Конституционным Судом, то в предлагаемой конструкции именно повторное обращение Конституционного Суда к рассмотренному вопросу видится наиболее эффективным способом взаимодействия наднациональной и национальной правовых систем в случае коллизии конституционного и конвенционного толкования.

В этом случае КС РФ может согласиться или не согласиться с аргументами Европейского суда, но в любом случае примет меры по сопряжению своих и европейских правовых позиций на основе той правовой базы, которой он оперирует, включая, безусловно, и Конвенцию, в том числе в ее интерпретации и развитии решениями Европейского суда. При этом формально речь не идет о пересмотре решений Конституционного Суда - они остаются окончательными и не подлежащими пересмотру в любом случае, их правовой статус не подвергается сомнению. Повторное же обращение Конституционного Суда к тому же вопросу в подобных ситуациях диктуется изменившимися обстоятельствами и иным правовым аспектом взгляда на норму. Случаи повторного обращения Конституционного Суда к одним и тем же нормам имеют место в практике Конституционного Суда. Полагаю, что предложенные меры будут способствовать повышению качества российской судебной системы и ее более эффективному включению в процессы гармонизации европейского правового пространства.

Подводя итог сказанному выше, необходимо отметить, что взаимодействие Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека, находящихся на разных уровнях защиты прав и свобод человека (национальном и международном), безусловно, должно быть конструктивным и направленным на совершенствование правовой системы России в частности и системы защиты прав и свобод человека и гражданина в целом.

Конституция России, являясь нормативным актом высшей юридической силы, безусловно, не должна подвергаться изменениям исключительно из-за правовых позиций межгосударственных органов по защите прав и свобод человека и гражданина. Однако Конституционный Суд в процессе осуществления конституционного контроля может выступать своего рода связующим звеном между европейским и национальным правом. Рассматривая дела в пределах своей компетенции, Конституционный Суд должен принимать во внимание правовые позиции Европейского суда по правам человека.

Таким образом, по нашему мнению, в Российской Федерации можно повысить уровень защиты прав и свобод человека и гражданина с учетом норм Конвенции в их современной интерпретации. В то же время решения Страсбургского суда должны учитываться только в той мере, в которой они не противоречат Конституции РФ. В противном случае "слепое" применение правовых позиций международного судебного органа может привести к дезорганизации общественного порядка и ослаблению государственной власти.

Европейский суд признал путь до работы

Европейский суд постановил, что время, затраченное на путь до работы, должно считаться частью рабочего дня.

Только относится это к сотрудникам, не имеющим постоянного офиса, например, к выезжающим на дом сиделкам или коммивояжерам.

Теперь же работодателям придется организовывать график подчиненных таким образом, чтобы их первый и последний выезды за день занимали как можно меньше времени, а пункты назначения находились ближе к дому.

Решение принято на фоне продолжающегося в Испании разбирательства с участием компании Tyco, которая занимается установкой систем безопасности.

Фирма закрыла свои региональные офисы, в связи с чем сотрудникам приходилось ездить по разным городам страны, чтобы выполнить задания.

Теперь работодатели обязаны составлять график подчинённых так, чтобы их первый и последний выезды за день занимали минимальное количество времени, а пункты назначения находились как можно ближе к дому.

Суд объяснил это защитой «здоровья и безопасности» работников согласно нормативам Европейского союза. Одна из главных задач - убедиться в том, что граждан ЕС не принуждают работать больше 48 часов в неделю.

Теперь тысячи работодателей в Великобритании могут потенциально нарушать ограничения касательно рабочего времени своих сотрудников.

Тот факт, что рабочим приходится начинать и заканчивать рабочий день прямо у себя дома, напрямую происходит от решения их работодателя отказаться от рабочих офисов, а не от решения самих сотрудников, постановил суд.

То, что им неволей пришлось ощущать последствия решения своего работодателя, противоречит нормам защиты здоровья и безопасности работников, которая также гарантирует им минимальный период отдыха.

Деятельность европейского суда

Европейский Суд по правам человека был создан в соответствии с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Данная Конвенция устанавливает, что «в целях обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами по настоящей Конвенции и Протоколам к ней, учреждается Европейский Суд по правам человека, далее именуемый "Суд". Он работает на постоянной основе». Местонахождение ЕСПЧ - Дворец прав человека в Страсбурге (Франция), где находится и сам Совет Европы.

ЕСПЧ как механизм зашиты прав человека был уникальным, эффективным и действенным, так как:

- во-первых, ЕСПЧ единственный в своем роде институт, который имеет обязательную юрисдикцию;
- во-вторых, Европейская Конвенция обращается к гражданам, вводит так называемое право индивидуальной петиции. Европейский суд рассматривает не только споры государств между собой, но также жалобы граждан на поведение их государств, или на поведение других государств-участников Конвенции, которые этих граждан обидели.

Первоначально механизм защиты основных прав и свобод человека включал три органа, которые несли ответственность за обеспечение соблюдения обязательств, принятых на себя государствами - участниками Конвенции: Европейскую Комиссию по правам человека, Европейский Суд по правам человека и Комитет министров Совета Европы. По вступлении в силу Протокола № 11, первые два из этих органов были заменены единым, постоянно действующим Европейским судом по правам человека. Теперь заявителям было предоставлено право самим передавать свои дела в Суд по жалобам, признанным Комиссией приемлемыми.

Европейский Суд по правам человека состоит из судей, число которых соответствует числу подписавших. На сегодняшний день Европейский суд состоит из 47 судей. Он действует на основании Регламента. Первая – сохранение преемственности судебной практики и использование накопленного опыта судебной деятельности.

Судья от государства-участника «избирается Парламентской Ассамблеей Совета Европы большинством поданных за него голосов из списка, включающего трех кандидатов сроком на шесть лет» и может переизбираться.

Пленарное заседание ЕСПЧ является его высшим распорядительным органом. В его состав входят все судьи. Суд в составе всех 45 судей никогда не рассматривает дел. На своих пленарных заседаниях, когда все в сборе, он занимается только организационными вопросами.

К таковым относятся:

- выборы Председателя Суда, его заместителей, а также Председателей Секций, другими словами, - выборы всего руководства ЕСПЧ. Все выборы проводятся тайным голосованием, и если ни один из кандидатов не получает абсолютного большинства голосов присутствующих судей, то проводится второй тур – выбор между двумя судьями, получившими наибольшее число голосов. В случае разделения голосов поровну действует принцип старшинства;
- образование секций и утверждение их состава;
- выборы Грефье – руководителя аппарата ЕСПЧ и его заместителей;
- принятие Регламента ЕСПЧ (Правил процедуры) и, соответственно, его толкование и внесение в него изменений;
- освобождение судьи от должности по дискредитирующим его основаниям;
- другие вопросы, которые Председатель Суда или судьи предлагают вынести на рассмотрение пленарного заседания. Председатель Суда в этом случае созывает пленарное заседание по требованию не менее чем одной трети членов ЕСПЧ.

Пленарное заседание правомочно принимать решения, если в нем участвует не менее двух третей от общего числа избранных судей.

Второй структурной единицей Европейского Суда и его ключевой фигурой является Председатель Европейского Суда.

Председатель ЕСПЧ наделен обширной компетенцией, в частности:

- организационно-управленческие функции: Председатель осуществляет руководство работой ЕСПЧ и управление его делами;
- представительские функции: именно он отвечает за отношения с руководящими органами Совета Европы;
- судебные функции: председательствует на пленарных заседаниях ЕСПЧ, на заседаниях Большой Палаты и на заседаниях комитетов в составе пяти судей, т.е. там, где разрешаются наиболее важные проблемы (при этом, если голоса судей разделились поровну, решающим является голос Председателя).

Председатель избирается на пленарном заседании сроком на три года и может быть переизбран, но при этом пребывание Председателя в должности не может превышать срок его судейских полномочий. По тем же правилам избираются два заместителя председателя ЕСПЧ.

Палаты и Секции

Палаты образуются для рассмотрения дел, которые возбуждены в Суде. Палаты образуются на определенный срок. Секции – это организационная структура в отличие от собственно судебных палат.

В ЕСПЧ действует четыре Секции образуются на пленарном заседании по предложению Председателя сроком на три года. Председатель секции избирается с правом переизбрания на пленарном заседании сроком на три года.

Секция сама по себе дел не рассматривает, это функция палат и Большой Палаты. Когда в Секцию поступает дело, она образует с целью его рассмотрения Палату, в которую входят: председатель Секции, судья от государства, являющегося стороной в деле, и пять членов Секции, которых назначает его председатель в порядке отчетности.

Большая Палата, которую можно назвать высшей судебной инстанцией, состоит из семнадцати судей (и трех запасных судей). Председательствует на ее заседаниях Председатель Суда или один из его заместителей. В состав Палаты входят также председатели секций (но это не значит, что они участвуют во всех заседаниях). Дело в Большую Палату передается при условии согласия обеих сторон, в том случае, если оно касается пересмотра предыдущей, устоявшейся практики Суда, либо если оно поднимает серьезные вопросы толкования Конвенции.

В соответствии со статьей 43 Европейской конвенции «в течение трех месяцев с даты вынесения Палатой постановления в исключительных случаях возможно обращение любой из сторон в деле о передаче его на рассмотрение Большой Палаты».

Для рассмотрения дел ЕСПЧ образует, кроме того, комитеты в составе трех судей. Причем именно на комитеты ложится более 90 % работы Суда. Комитет единогласным решением может объявить неприемлемой индивидуальную жалобу, или исключить ее из списка подлежащих рассмотрению дел, если такое решение может быть принято без дополнительного изучения жалобы. Это решение является окончательным.

Общее число комитетов определяется Председателем Суда с участием Председателей Секций. Комитеты образуются на срок двенадцать месяцев. Старший среди членов секции судья является председателем в комитете.

Кроме комитетов, Палаты и Большой палаты необходимо упомянуть Секретариат Суда. Он состоит из юристов стран-участниц Конвенции, на сегодняшний день он включает в себя около 500 человек. Руководителем аппарата Суда является Грефье. Секретариат помогает Суду в работе с индивидуальными жалобами, выполняя функции переписки с заявителями, в том числе на родном языке, оказывая помощь в подготовке для судьи-докладчика решения по делу. Грефье или один из его заместителей участвует в судебном заседании, а вместе с ним – ведущий сотрудник аппарата, готовивший данное дело. Первоначальный проект решения по делу также может готовиться службой Грефье. Помимо этого, Грефье или его заместитель ставят свою подпись на решении по делу.

Значимость Грефье подчеркивает и то обстоятельство, что на него распространяются гарантии иммунитета, установленные для судей.

Грефье избирается на пленарном заседании суда тайным голосованием присутствующих судей сроком на пять лет с правом переизбрания.

Персонал секретариата назначается Генеральным секретарем Совета Европы с согласия Председателя Суда и по его поручению - Грефье.

Что касается компетенции ЕСПЧ, то она «охватывает все вопросы толкования и применения Конвенции в отношении как межгосударственных, так и индивидуальных жалоб».

Межгосударственные споры характеризуются следующим:

- сторонами такого спора могут быть только государства – члены Совета Европы, участники Конвенции;
- предметом спора могут быть только нарушения прав и свобод человека, причем признанных и закрепленных Конвенцией и протоколами;
- обращение в суд не предполагает обязательного предварительного уведомления о том государства, против которого направлена жалоба;
- обращение государства в ЕСПЧ возможно не только тогда, когда затронуты права и свободы его граждан, но и во всех случаях, когда оно полагает, что государство-ответчик нарушает признанные Конвенцией права и свободы.

Индивидуальная жалоба – это право каждого лица, находящегося в пределах территориальной юрисдикции ЕСПЧ, обратиться в ЕСПЧ, если оно считает, что его государственные власти нарушили какое-либо из его прав и свобод, гарантированных Конвенцией, и оно не смогло найти защиты в национальной правовой системе. Важным условием при обращении с индивидуальной жалобой является также и то, что нарушение Конвенции, которые обжалуется, должно касаться лично его, должно быть нарушено именно его право, и возможный ущерб от нарушения понес он сам (но наличие реального ущерба не обязательно). ЕСПЧ не будет рассматривать жалобу по существу, если нарушение прав заявителя произошло до ратификации государством Европейской конвенции. Однако это не означает, что ЕСПЧ не рассматривает «длящиеся» правонарушения, т.е. когда процесс нарушения прав человека начался до ратификации государством Конвенции. Но учитываться при рассмотрении дела по существу и вынесении Постановления о справедливой компенсации будет лишь время, прошедшее после ратификации.

Кроме того, Конвенция подчеркивает, что лицо, желающее возбудить дело против государства в международных судебных и арбитражных органах, должно прежде использовать правовые средства, предоставленные национальной правовой системой.

Формуляр европейского суда

В соответствии с пунктом 1 Правила 47 Регламента Европейского Суда по правам человека и пунктом 3 Практической инструкции по обращению в Европейский Суд по правам человека, утвержденной Председателем (Президентом) Европейского Суда и имеющей силу Регламента, по общему правилу жалоба должна быть выполнена на формуляре.

Это не означает, что жалоба должна быть выполнена на бумажном формуляре, высылаемом Секретариатом Европейского Суда по правам человека в случае подачи предварительной жалобы. Вы можете воспользоваться одним из приведенных ниже электронных формуляров жалобы, заполнить его на компьютере, распечатать, подписать и направить в Европейский Суд по правам человека.

Требование о необходимости подачи жалобы на формуляре, предоставляемом Секретариатом Европейского Суда по правам человека, в этом случае будет соблюдено. О том, что формуляр жалобы можно скачать с официального сайта Европейского Суда по правам человека, прямо говорится в пункте 3 Практической инструкции по обращению в Европейский Суд по правам человека.

И первый формуляр, размещенный ниже на этой странице, представляет собой тот самый формуляр с официального сайта Европейского Суда по правам человека. Однако он представлен на официальном сайте Европейского Суда по правам человека в формате, который не позволяет заполнить его на компьютере, он может быть лишь распечатан и заполнен от руки.

Поэтому ниже на этой странице представлены формуляры жалобы, выполненные на основе формуляра с официального сайта Европейского Суда по правам человека, рассылаемого Секретариатом в бумажном виде, которые могут быть заполнены на компьютере. Обратите внимание, что формуляр жалобы по определению не предназначен для подачи предварительных жалоб.

Использование формуляра жалобы для подачи предварительной жалобы в некоторых случаях может привести к тому, что в регистрации жалобы будет отказано без предоставления возможности подать ее в будущем, даже если срок на обращение в Европейский Суд по правам человека не истек.

Источники права европейского суда

Источники права ЕС

Учредительные договоры:

1. Договор о ЕС (об учреждении Европейского Сообщества);
2. Договор о Евроатоме (об учреждении Европейского сообщества по атомной энергии);
3. Договор о Европейском Союзе.

Это соглашения, которые относятся к первичному праву ЕС.

А также сюда относятся:

- ревизионные договоры (поправки к учредительным договорам);
- договоры о присоединении (очень важны).

К актам об условиях присоединения, к учредительным документам прилагаются протоколы – тоже формируют первичное право. Таких протоколов чуть больше 80.

Протоколы делятся:

1. об условиях присоединения;
2. к учредительным документам;
3. по специальным вопросам.

Есть протоколы по особым условиям. Лидеры по таким – Великобритания, Дания, Ирландия.

К узкоспециализированным относятся:

- протоколы к Конституции;
- протоколы к Акту об избрании депутатов Европарламента (ЕПГ, преференции.

Источники европейского права

Источники первичного права ЕС

Договоры о Сообществах. Основу Сообществ создают его учредительные договоры. В литературе их часто обозначают как своего рода «Конституцию» правового порядка. Суд ЕС назвал Договор о Сообществе конституционной грамотой правового сообщества. Положения первичного права, которые применимы непосредственно, имеют правовое действие для отдельных внутригосударственных органов, без необходимости принятия особого законодательного, правореализуювщего акта. Предпосылкой для непосредственного применения является то, что положения Договора безоговорочны и не требуют никакой дальнейшей конкретизации содержания. В сфере основных свобод Суд ЕС постоянно подчер-кивает, что отдельные положения договоров представляют собой непосредственно действующие правовые нормы, которые каждый может реализовывать в судебном порядке и которые обязаны уважать внутригосударственные суды.

Обычное право. Из договорных положений права ЕС невозможно вывести ни наличие европейского обычного права, ни его отсутствие. Европейское договорное право имеет преимущественно функции дополнения договоров, однако в исключительных случаях может реализовывать функции толкования и изменения договоров. Примером обычного права Сообществ является содействие государственных секретарей, которые не являются одновременно членами Совета, а также implied powers Lehre.

Общеправовые принципы. Поскольку договоры ЕС требуют в отдельных областях дополнений, эти пробелы заполняются посредством общеправовых принципов Сообществ. Они вытекают из правопорядков государств-участников, в результате оценочного правосравнения выкристаллизовывается правовая основа согласованных между собой принципов. Особое значение имеет развитие общеправовых принципов при создании Стандарта основных прав в правосудии Суда ЕС. Помимо этого, учитываются конституции государств-участников и Европейская конвенция о правах человека. К общеправовым принципам относятся общий запрет на произвол, принцип соразмерности, принципы защиты доверия и правовой безопасности.

Хартия основных прав Европейского Союза провозглашена. В этом документе явно прослеживается влияние Европейской конвенции по правам человека, а также национального конституционного строительства. Любое ограничение признанных Хартией прав и свобод требует наличия оправдательных оснований, исключающих ответственность за такое ограничение. Она действует в отношении органов и учреждений Европейского Союза, а также в отношении государств ЕС, когда они применяют право ЕС. Хотя сама Хартия непосредственным действием не обладает, она может способствовать конкретизации неписаных и существующих как общеправововые основы, но, тем не менее, действующих основных прав. Хартия может служить источником нормотворчества органов Европейского Сообщества.

Источники вторичного права ЕС

Принцип ограниченного наделения компетенцией

Органы Сообществ располагают только теми полномочиями по изданию вторичного права, которые переданы им государствами-членами в соответствии с учредительными договорами. В праве ЕС существует принцип ограниченного наделения компетенцией. Таким образом, отсутствует так называемая «компетенция компетенций», т. е. органы Сообществ не имеют возможности изменять свою компетенцию, предусмотренную Договором73. Следовательно, ко вторичному праву Сообществ относятся те нормативные акты органов Сообществ, которые были приняты на основании полномочий, предусмотренных договорным правом или иными актами, например, основными распоряжениями. К таким документам, в первую очередь, относятся регламенты, директивы, рекомендации и заключения согласно ст. 249 Договора о Сообществе.

Согласно так называемому учению implied powers Lehre в праве Сооб-щества является общепринятым то, что в отдельных случаях Сообщество перенимает компетенцию, которая ему прямо не предоставлена, если таковая необходима для обоснования и реализации его полномочий. В результате, на основании ст. 308 Договора о Сообществе, Совет может на основе единогласия и с согласия Комиссии и после заслушивания предложений Европарламснта издавать предписания в том случае, если для достижения целей Договора необходимы действия ЕС, регламентированные самим Договором. Применение ст. 308 Договора о Сообществе является субсидиарным но отношению к иным основаниям для реализации полномочий Совета.

Распоряжение. Распоряжение сравнимо с законами, издаваемыми внутри каждого государства. Оно считается абстрактной нормой общего действия и его предписания носят общеобязательный характер. Распоряжение имеет непосредственное, прямое действие во всех государствах-участниках и, таким образом, не требует никаких дополнительных нормативных актов. Статья 253 Договора о Сообществе требует мотивировать издание распоряжения. Право ЕС предусматривает обязательное опубликование распоряжений в Бюллетене Европейского Союза.

Директивы. Под директивами понимаются нормы права ЕС, действующие в государствах-участниках и обязывающие последние воплотить содержание директивы во внутригосударственное право в течение определенного времени

Иски в европейском суде

Иски о договорной ответственности Сообщества - это иски, которые предъявляются в случае нарушения со стороны ЕС обязательств по контрактам, заключенным им с юридическими и физическими лицами (например, договор о выполнении ремонтных или иных подрядных работ в офисах институтов или договор поставки им компьютерной техники).

Ответчиком по таким искам выступает Европейская комиссия, так как именно она представляет ЕС в имущественных отношениях.

Однако если подписанный контракт нарушен другой стороной, то иск предъявляется Комиссией к соответствующему контрагенту (предприятию).

Необходимым условием для рассмотрения Судом или Трибуналом споров из контрактов ЕС служит наличие в них так называемой арбитражной оговорки, т.е. условия о том, что возможные разногласия между сторонами подлежат разрешению именно судами Европейского Союза.

Иски о внедоговорной ответственности ЕС - это иски, направленные на компенсацию ущерба, причиненного его институтами, органами или служащими другим лицам, в том числе гражданам.

В зависимости от характера нарушения Суд или Трибунал могут компенсировать потерпевшей стороне как понесенные убытки (включая упущенную выгоду), так и моральный ущерб.

Срок исковой давности по этим делам - пять лет с момента причинения ущерба.

Принципы европейского суда

Принципы Европейского права - исходные положения наиболее общего характера, определяющие смысл, содержание, реализацию и развитие всех остальных норм Европейского права (права Европейского Союза и права Совета Европы).

Европейский Союз основан на принципах:

- свободы,
- демократии,
- уважения прав и основных свобод человека,
- на принципах правового государства.

Эти принципы разделяют все государства-члены.

Принципы права Европейского Союза зафиксированы в учредительных договорах, а также в решениях Европейского Суда. Именно последнему принадлежит решающая роль в разработке детальной классификации принципов права ЕС. Суд сформулировал и закрепил в своих решениях систему основных начал, на которой должна функционировать и развиваться правовая система ЕС принципы права Европейского Сообщества.

Принципы права ЕС включают две группы принципы:

• определяющие юридическую силу норм и источников права ЕС, их соотношение с национальным правом государств-членов;
• и общие принципы права.

Принцип верховенства права ЕС означает, что правовые нормы, входящие в право, имеют приоритет перед правилами, закреплёнными в законодательстве отдельного государства-члена. Данным принципом охватываются не только учредительные договора ЕС (будучи международными договорами, они в соответствии с конституциями стран ЕС, как и большинства других стран мира, обладают более высокой юридической силой по сравнению с актами внутреннего права), но и все другие законодательные акты ЕС (регламенты, директивы, постановления), и они обладают на территории каждой страны высшей юридической силой, даже если соответствующая страна голосовала против принятия данного документа.

Европейский Суд является главным гарантом соблюдения принципа верховенства всех правовых актов ЕС. Национальные суды в случае сомнений в соответствии внутреннего права государства-члена праву ЕС, принимают решения на основании учредительных договоров и законодательства ЕС, либо обращаются в Европейский Суд с преюдициальным запросом.

Принцип прямого действия права ЕС, как и принцип верховенства, в наиболее полной последовательной форме установлен решениями Европейского суда. Данный принцип является главным отличием права ЕС от международного права, нормы которого регулируют, прежде всего, отношения государств и международных организаций.

Принципы верховенства и прямого действия направлены на обеспечения полной и единообразной реализации всех нормативных актов, составляющих правовую систему ЕС, соблюдение прав и обязанностей, установленных в источниках права ЕС, всеми гражданами, государственными и негосударственными организациями. Другая группа принципов, это общие принципы права ЕС, также сформулированные и закрепленные преимущественно решениями Европейского Суда, определяет содержание и порядок принятия всех правовых актов.

Основные принципы Совета Европы:

• Свободы;
• Демократии;
• Защиты прав человека и верховенства закона.

Каждый Член Совета Европы должен признавать принцип верховенства Права и принцип, в соответствии с которым все лица, находящиеся под его юрисдикцией, должны пользоваться правами человека и основными свободами, и искренне и активно сотрудничать во имя достижения цели Совета (Целью Совета Европы является достижение большего единства между его Членами во имя защиты и осуществления идеалов и принципов, являющихся их общим достоянием, и содействие их экономическому и социальному прогрессу).

Судьи европейского суда

Деятельность судей Европейского суда по правам человека регулируется его Регламентом. Поправки к этому документу принимаются ежегодно на пленарном заседании Европейского суда и действуют на протяжении последующих 12 месяцев. Требования этого документа обязательны для исполнения. Регламент определяет организацию работы суда, порядок судебного производства. Здесь подается информация и о том, как и на сколько времени назначаются Председатель Суда, его заместители, и другие представители судебной машины.

Под судьями этот документ понимает судей, которые были избраны Парламентской Ассамблеей Совета Европы, или так называемые судьи «ad hoc» (лицо, которое не является избранным судьей по правилам данного Регламента Европейского суда).

Процедура назначения

Европейский суд по правам человека имеет в своем составе столько же судей, сколько стран-участниц подписало Конвенцию государств. Кандидатов на этот пост выставляют соответствующие правительства государств. Но это не значит, что конкретный судья представляет интересы какой-то определенной страны; он независим в принятии решений. Так осуществляются выборы судей от Высокой Договаривающейся стороны. При рассмотрении конкретного дела по нарушению прав и свобод человека формируется комитет, который состоит из трех судей. Они, в свою очередь, образуют Палату Суда (состоит из 7 человек) и Большую Палату Суда (17 судей). При этом судья не может участвовать в рассмотрении дела, инициированного своей страной, или вопрос, где данная административная единица выступает стороной разбирательства.

Как происходит процедура выбора и утверждения кандидатов от государства-члена Европейского Совета? Страна подает список из трех кандидатур на должность Судьи. Затем проходит голосование и Парламентская ассамблея принимает решение большинством голосов, отданных за какого-либо кандидата. Государства-участники Совета Европы имеют право вето. Однако на практике все они обычно соглашаются с кандидатами, которых предлагают их страны-коллеги по этому объединению.

Каждый судья должен входить в одну из Секций. Это судебное объединение формируется так, чтобы были сбалансированы гендерный и географический признаки. Кроме того, Секция должна отражать особенности различных правовых систем, которые функционируют в странах-участницах Совета Европы. В помощь Секциям и Комитетам назначаются запасные судьи.

Судьи Европейского суда: основные требования

Судей этого международного органа назначают на 6 лет с возможностью переизбрания раньше срока. Изначально в документах Суда было заложено, что судья может занимать данную должность также 9 лет, но затем срок деятельности Судьи сократили до 6 лет. Отсчет времени его пребывания на должности начинается со дня избрания. Слова присяги, которую они дают при вступлении в должность, говорят о том, что судьи обязуются беспристрастно, достойно и независимо исполнять свой долг. Поэтому судьям Европейского суда запрещено ведение любой политической, административной или иной деятельности, которая может повлиять на их объективность и беспристрастность. Если судья решил заняться каким-либо другим видом работы, кроме судебной, он обязан сообщить об этом Председателю Суда. Если по этому требованию возникают какие-либо вопросы или разногласия, то все они рассматриваются и решаются в судебном порядке на Пленарном заседании Европейского суда по правам человека.

Избранный для этой должности судья, во-первых, должен быть профессионалом своего дела, безупречно знать как международную нормативно-правовую базу по защите прав и свобод человека, так и особенности законодательства и деятельности правовых систем отдельных конкретных стран. Авторитет такого судьи должен быть общепризнан, а сам он должен удовлетворять требованиям, которые предъявляются при назначении на самые высокие судебные должности.

Кроме того, высокие требования предъявляются и к их моральному облику. Человек, претендующий на должность Судьи, должен обладать высокоморальными качествами и иметь устойчивые профессиональные принципы и понятия.

От кандидатов в Судьи не требуется, чтобы они имели гражданство той страны, которая их выдвинула на этот пост или хотя бы гражданство какой-то из стран-участниц Совета Европы. Поэтому кандидат на должность Судьи Европейского Суда по правам человека, которого выдвинула, например, Бельгия, может иметь белорусское гражданство.

Акты европейского суда

Прежде всего, акты Европейского суда:

1) создают, формулируют новое юридическое положение, новый подход к разрешению правовой ситуации для конкретного случая, т.е. носят условно казуальный характер для разрешения возникшего конфликта между частным лицом и государством;
2) реализуют полномочия Европейского суда, закрепленные ст. 32 Конвенции, по принятию решений по всем вопросам, касающимся интерпретации и применения положений Конвенции, тем самым формируя автономные правовые понятия в системе нормативного регулирования Конвенцией прав человека;
3) приобретают характер повторяемого и неоднократно действующего правила в последующем, но не в силу особого предписания, а будучи признанными судебными органами государств - участников Конвенции, которые при принятии решений обращаются к правовым позициям, сформулированным в принятых решениях Европейского суда по отдельным правам;
4) принимаются не по инициативе Европейского суда, а на основании заявления (жалобы) заинтересованного, как правило, частного лица;
5) направлены на выработку единого правового подхода к разрешению определенных категорий дел, т.е. реализуют принцип определенности права, стабильности правового регулирования.

Эти особенности актов Европейского суда по правам человека позволяют сделать вывод, что данные акты представляют собой источник праворегулирования, носящий ярко выраженный обязательный (одновременно и казуальный, и нормативный) характер, и несут в себе правовое начало, направленное на защиту прав и свобод, гарантируемых Конвенцией.

Таким образом, прецедентный характер решений Европейского суда позволяет сделать следующий вывод: практика Суда показывает, что, вырабатывая свои правовые позиции прецедентов, Европейский суд устанавливает единые стандарты правопорядка для государств - участников Конвенции и тем самым выходит в своих решениях за рамки толкования и конкретизации права, создавая прецеденты в качестве полноценных источников права.

Влияние актов Европейского суда по правам человека на национальные правовые системы

Правовые позиции Европейского суда являются своего рода квазинормами, заключающими в себе интерпретацию правовых понятий в свете Конвенции. В каждой национальной правовой системе они имеют специфику, которая обусловлена многочисленными факторами, среди которых определяющими являются юридические. Конституции различных государств по-разному закрепляют соотношение международного и национального права. Независимо от особенностей вхождения норм Конвенции и решений Европейского суда в национальную правовую систему последние подлежат исполнению, что предполагает исполнение резолютивной части и прецедентной нормы, содержащейся в мотивировочной части решения Европейского суда.

Конвенция и решения Европейского суда по правам человека оказывают воздействие на национальные системы права. От того, каким образом и в какой форме решения Европейского суда влияют на национальные правовые системы, зависит качество реализации и эффективность исполнения решений Европейского суда.

Для понимания процесса влияния (отражения) решений Европейского суда на национальные правовые системы уместно использовать понятие "восприятие". Под восприятием в теории права понимаются комплексы ощущений, создающие определенные образы предметов, фактов, событий. На уровне восприятия рождается чувственный образ предмета, обобщенный, целостный, удерживающий постоянно либо в течение некоторого времени идентичность с отражаемым предметом.

Восприятие решений Европейского суда национальными правовыми системами неразрывно связано с правовой рецепцией. Рецепция включает в себя два существенных момента: во-первых, восприятие национальным правом предписаний норм Конвенции через механизм ее ратификации или одобрения (утверждения) и, во-вторых, передачу прав и обязанностей, возложенных Европейской конвенцией на государства - участников Совета Европы с целью непосредственной их реализации. При этом сама норма права, содержащаяся в Конвенции, текстуально остается неизменной и равно обязательной для создавших ее субъектов.

Необходимо отметить, что большинство государств - участников Конвенции исходят из ее приоритета над национальными нормами права. Ряд государств придает Конвенции юридическую ценность закона, но не конституционную ценность.

Восприятие Конвенции различается в зависимости от того, какой принцип - монистический или дуалистический - предусмотрен в конституции государства. Включение норм международных договоров в национальное право происходит двумя способами. В соответствии с распространенной монистической системой международный договор становится интегрированной частью национального права после его ратификации. В дуалистической системе имплементация договоров может происходить не путем ратификации, а путем принятия специального закона или внесения, согласно положениям международного договора, изменений в существующее национальное законодательство.

В каждом государстве - участнике Совета Европы нормы Конвенции занимают центральное место в национальной правовой системе. Место норм Конвенции в национальном праве устанавливает приоритет национальных норм или норм Конвенции. От того, имеет ли приоритет национальная или конвенционная норма, зависит эффективность исполнения решений Европейского суда. Так, в Австрии Конвенция была подписана президентом страны и ратифицирована Национальным советом, но не была признана равной конституции и только после реформы федеральной конституции Конвенция стала иметь конституционное значение. Конституция Австрии устанавливает, что "общепризнанные нормы международного права действуют в качестве составной части федерального права". В Италии нормы Конвенции имеют приоритет над внутринациональными нормами. Конституция Итальянской Республики устанавливает, что "правопорядок Италии согласуется с общепризнанными нормами международного права". В Конституции Португальской Республики "нормы и принципы общего или обычного международного права являются составной частью португальского права". В Федеративной Республике Германия, несмотря на то, что в Основном законе закреплено, что "общепризнанные нормы международного права являются составной частью права Федерации, имеют преимущество перед законами и непосредственно порождают права и обязанности для жителей федеральной территории", в п. 2 ст. 100 указано, что, "если в юридическом споре возникает сомнение, является ли норма международного права составной частью федерального права и порождает ли она непосредственно права и обязанности для индивида (ст. 25), суд должен получить решение Федерального конституционного суда". Таким образом, Конституционный Суд Германии определяет место нормы Конвенции в законодательстве Германии, и фактически решения Европейского суда по правам человека не обладают приоритетом над конституционными нормами.

В зависимости того, какое место в национальном праве занимают нормы Конвенции, ее государства-участники могут быть условно классифицированы следующим образом:

1) государства, в которых нормы Конвенции имеют приоритет над национальными нормами права (Латвия, Украина, Россия и др.);
2) государства, в которых нормы Конвенции наделяются статусом конституционного закона (Австрия, Швейцария и др.);
3) государства, в которых нормы Конвенции обладают статусом обычного закона (Германия, Италия, Испания, Турция, Греция, Португалия, Финляндия, Дания и др.);
4) государства, в которых нормы Конвенции не имеют юридической силы в национальном праве до тех пор, пока нормы Конвенции не приобретут статус национального закона. В настоящее время существует лишь одна страна - участница Конвенции, которая не приняла соответствующий закон, - Ирландия.

Важный аспект восприятия решений Европейского суда национальными правовыми системами связан с деятельностью национальных судов государств - участников Совета Европы. Восприятие зависит от степени интеграции норм Конвенции в национальную правовую систему конкретного государства, а также от правосознания и правовой культуры конкретного судьи.

Акты Европейского суда по правам человека как источник российского права

На международной арене Совет Европы является авторитетным межгосударственным образованием, участие государств-членов в котором свидетельствует о наличии высоких стандартов демократии и соблюдения основных признаков правового государства.

В этой связи уже в последнее десятилетие существования СССР отечественные юристы начали процесс разработки новых подходов конституционного строя страны, где эпицентром правовой системы выступал бы человек вместо государства. Данный процесс завершился принятием Декларации прав и свобод человека - последнего акта советской супердержавы, послужившего импульсным толчком для развития правового статуса человека и гражданина в постсоветской России. С учетом международного опыта стали преодолеваться серьезные нарушения в области прав человека.

Вышеуказанный акт содержал множество правовых норм общезакрепительного и декларативного характера, наиболее важными из которых являлись преамбула Декларации ("Высшая ценность нашего общества - свобода человека, его честь и достоинство") и статья 1 ("Каждый человек обладает естественными, неотъемлемыми, ненарушимыми правами и свободами").

Новосозданное Российское государство сразу приступило к процессу поиска эффективных путей демократизации национальной правовой системы, формирования легитимного правового государства. Было очевидно, что законодательство о правах человека значительно отставало от развитых в этом отношении европейских государств, и потому назрела потребность приведения его в соответствие с положениями международного права. Было принято решение о включении России в интеграционную систему европейской конвенционной и судебной защиты прав человека. Первым шагом России в данном направлении стало представление заявки о вступлении в членство Совета Европы.

До получения положительного результата Совета Европы относительно членства России в названной организации была проделана колоссальная научно-реформаторская работа по выявлению всевозможных форм внедрения в отечественную теорию и практику европейских способов и приемов юридической техники, руководствовались при этом основным международным актом Совета Европы в области правового статуса личности - Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Первым и основным продуктом широкомасштабной правовой реформы стало принятие Конституции Российской Федерации, в которой впервые в истории государственности России был утвержден принцип "Человек - высшая ценность государства", получивший свое формальное закрепление как в первой главе, так и во второй.

В отличие от конституций стран мирового сообщества Конституция Российской Федерации явилась не столько продуктом социального и политико-правового развития, сколько юридической моделью организации и функционирования социума, воспринявшего традиционные принципы демократии. Россия взяла за образец социально-инструментальную модель конституции современного демократического, информационного, открытого общества, опирающуюся на общечеловеческие ценности. Либеральное моделирование конституционной практики России усиливается ее участием в реализации либеральных европейских стандартов в области прав человека.

Глава 2 Конституции Российской Федерации, которая посвящена правам и свободам человека и гражданина, во многом была сформулирована путем трансформации положений первого раздела Европейской конвенции, что может быть подтверждено посредством сравнительно-правового анализа текстов данных документов.

Конституция также установила правовую норму, которая гласит, что общепризнанные принципы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации (ч. 4 ст. 15), и также гарантирует основные права и свободы человека в соответствии с общепризнанными нормами международного права (ч. 1 ст. 17) - положениями Устава Совета Европы и Европейской конвенции.

Немаловажной также является статья 46 Конституции, обеспечивающая право человека, находящегося на территории Российской Федерации, на обращение в международные судебные органы для восстановления социальной справедливости при условии исчерпания всех внутригосударственных правовых средств защиты законных интересов (ч. 3 ст. 46). Следует отметить, что данная демократическая норма является бесспорным аналогом ст. 34 Конвенции.

Помимо утверждения новых конституционных положений на основе европейского опыта были также коренным образом отменены советские принципы правового статуса личности, в частности утвержден идеологический плюрализм (ч. 2 ст. 13), отменена необходимость иметь определенную политическую принадлежность (ч. 2 ст. 30) и пр. Подобная радикальная форма выражения и закрепления декларативных норм в Конституции Российской Федерации по сравнению с основными нормативно-правовыми актами стран Европы охарактеризовала намерение отечественного законодателя преодолеть следы "классового права" советской эпохи.

Таким образом, можно сказать, что период характеризовался невероятным объемом законотворческой деятельности демократического характера, что сопровождалось логической и оперативной кодификацией отечественного законодательства с использованием в качестве ориентира опыта западноевропейских государств.

Вместе с тем нетрудно понять, что применение этих законов в конкретных жизненных ситуациях оказалось нелегким делом. Несмотря на колоссальные реформы в области прав человека в постсоветские годы, актуальной стала задача приведения национального законодательства и отечественной правоприменительной практики в соответствие с европейскими стандартами. Здесь и отражается важность единственного наднационального судебного органа регионального характера - Европейского суда по правам человека. Именно решения данного Суда выступают в качестве ориентиров для российского законодателя при правотворческой деятельности. Так, Россия проиграла в Европейском суде 140 дел, сумма выплат по которым составила 4,3 млн. евро, а за период сумма выплат по компенсациям составила 9 млн. 317 тыс. евро. Приведенные статистические данные демонстрируют, в какой сфере национального законодательства и правоприменительной деятельности присутствуют пробелы, коллизии и другие недостатки, которые государство должно устранить для соответствия европейским стандартам.

Вступление Российской Федерации в Совет Европы, бесспорно, является важнейшим этапом в эволюционном процессе ее либерально-демократических преобразований и позволяет постоянно поддерживать контакты с европейским сообществом в рабочих органах данной европейской организации.

На саммитах Совета Европы государства - члены организации обсуждают наиболее острые вопросы внутригосударственного характера и обмениваются опытом в конституционно-правовой сфере. Зачастую результатом подобных конференций выступают международные договоры, разработанные и заключенные государствами - членами Совета Европы.

В настоящее время Россия присоединилась к 54 важнейшим договорно-правовым актам Совета Европы, что позволяет ей на равных условиях участвовать в создании общего европейского правового пространства. Последние два десятилетия свидетельствуют о конструктивном развитии сотрудничества России с другими странами Европы, что обусловлено пониманием широких возможностей устранения общих европейских проблем только на основе взаимного сотрудничества в форме углубленных транснациональных интеграционных процессов.

Объективные потребности сегодняшнего мирового сообщества - глобализация и коллективный метод разрешения крупномасштабных проблем - генерируют интеграции различных национальных правовых систем отдельных государств, правовых семей. Вместе с тем традиционно в теории права и государства принято классифицировать все существующие национальные правовые системы на следующие правовые семьи: романо-германскую, англо-американскую и религиозную.

Российская правовая система, по мнению большинства современных исследователей, относится к романо-германской правовой семье. В пользу этой точки зрения, которой придерживался и основатель компаративистики Р. Давид, говорит совпадение таких значимых признаков, как деление права на частное и публичное, разграничение материального и процессуального права, функционирование закона как основного источника права, широкое распространение кодификации и т.д. Для романо-германской правовой семьи также характерно неопределенное, довольно противоречивое положение прецедента.

Прежде чем анализировать акты Европейского суда по правам человека как источника российского права, необходимо определить место судебного прецедента в отечественной правовой системе.

Судебный прецедент в современной научной литературе определяется как решение суда высшей инстанции по конкретному делу, вынесенное по первой, апелляционной или кассационной инстанции, а также в процессе нормативного или казуального толкования правовых норм, опубликованное в периодическом издании, не только являющееся актом применения права, но и содержащее норму права, обязательную для применения как этим же судом, так и судом равной юрисдикции и нижестоящим судом.

Известный русский дореволюционный правовед Н.М. Коркунов признавал судебную практику в качестве самостоятельного источника права. М.П. Авдеенкова и Ю.А. Дмитриев считают, что нельзя признать формой права судебную практику в целом. По их мнению, формой права в России являются только решения высших органов правосудия: Верховного Суда Российской Федерации (далее - Верховный Суд, ВС РФ) и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - Высший Арбитражный Суд, ВАС РФ). Данный краткий перечень следует дополнить еще одним не менее важным судом - Конституционным Судом Российской Федерации (далее - Конституционный Суд, КС РФ).

Как известно, Пленум Верховного Суда дает толкование судам по вопросам применения норм как гражданского, так и уголовного законодательства. С помощью интерпретационной деятельности Верховным Судом, с одной стороны, восполняются пробелы в действующих нормативно-правовых актах (что, бесспорно, является правотворческой деятельностью), с другой стороны, достигается определенное единообразие в применении действующего законодательства судами общей юрисдикции.

По мнению В.Н. Синюкова, такое положение вещей позволяет сказать, что постановления Пленума Верховного Суда служат ориентиром для судов, порой не менее императивным, чем формальные установления законодательства.

Так, в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда "О судебном решении" говорится, что суд наряду с нормативными правовыми актами должен учитывать в процессе отправления правосудия следующие акты:

"а) постановления Конституционного Суда Российской Федерации о толковании положений Конституции Российской Федерации, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции Российской Федерации нормативных правовых актов, перечисленных в пунктах "а", "б", "в" в части 2 и в части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, на которых стороны основывают свои требования или возражения;
б) постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, принятые на основании статьи 126 Конституции Российской Федерации и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле;
в) постановления Европейского суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле".

Таким образом, в Постановлении четко прописано, что все нижестоящие суды обязаны учесть правовые позиции (и интерпретацию норм) КС РФ, ВС РФ и Европейского суда.

Необходимо также отметить, что в другом федеральном акте - Федеральном конституционном законе "Об арбитражных судах в Российской Федерации" (п. 2 ст. 13) устанавливается, что по вопросам своей компетенции Пленум Высшего Арбитражного Суда в целях разъяснения действующего законодательства и восполнения обнаружившихся в нем пробелов вправе принимать постановления, являющиеся обязательными для нижестоящих арбитражных судов на территории Российской Федерации. Более того, в соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) на данные постановления арбитражные суды могут делать ссылки в мотивировочной части решения так же, как и на законы и иные нормативные правовые акты.

Прецедентный характер актов ВАС РФ подтверждается и ст. 304 АПК РФ, согласно которой вступивший в законную силу судебный акт арбитражного суда подлежит отмене Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации только в том случае, если акт нарушает единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права. Следовательно, арбитражным судам при вынесении решения необходимо учитывать также толкование, даваемое высшими судебными инстанциями, чтобы данное решение впоследствии не было отменено как противоречащее единообразному толкованию.

Таким образом, решения высших судов обладают обязательностью и нормативностью для нижестоящих судов. При рассмотрении гражданских дел суды общей юрисдикции и арбитражные суды обязаны ориентироваться на постановления Пленума Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда.

Аналогичным образом обстоит дело и с актами Европейского суда по правам человека. В настоящее время на прецеденты Европейского суда регулярно ссылаются органы правосудия стран - участниц Конвенции. Более того, другой наднациональный судебный орган региона - Суд справедливости Европейского союза не только учитывает мнение Европейского суда по правам человека, но и руководствуется его судебной практикой при рассмотрении как в преюдициальном порядке, так и по существу дел, касающихся нарушений прав граждан Европейского союза.

В Российской Федерации суды также согласовывают свою позицию с решениями Европейского суда, тем самым закрепляя свои выводы позицией Европейского суда. Существенное влияние Европейского суда оказывается, в частности, на решения Конституционного Суда. Довольно часто Конституционной Суд для подтверждения своей позиции ссылается на акты Европейского суда для обоснования своих решений по принципам и нормам международного права. Как отмечает судья Конституционного Суда Российской Федерации в отставке профессор Н.В. Витрук, КС РФ внимательно изучает практику Европейского суда по правам человека и использует ее при разрешении конкретных дел в целях дополнительной аргументации своих решений, ее усиления.

Представляется целесообразным в этой связи рассмотреть ряд решений Конституционного Суда. Так, в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации N 15-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобами граждан С.А. Бунтмана, К.А. Катаняна и К.С. Рожкова" Конституционный Суд в подтверждение своей позиции приводит решение Европейского суда по аналогичному делу "Боуман против Соединенного Королевства". В этом деле Европейским судом была высказана позиция о том, что в Конвенции понимается под свободными выборами, свободой слова и свободой политической дискуссии.

В Постановлении Конституционного Суда N 2-П "По делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ "Нижнекамскнефтехим" и "Хакасэнерго", а также жалобами ряда граждан" Конституционный Суд отметил, что Россия, ратифицируя Конвенцию и являясь участницей Совета Европы, признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения положений Конвенции. Таким образом, как и сама Конвенция, акты и правовые позиции Европейского суда по правам человека в той части, в какой ими, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права, дается толкование содержания закрепленных в Конвенции прав и свобод, включая право на доступ к суду и справедливое правосудие, являются составной частью российской правовой системы, а потому должны учитываться в правотворческой и в правоприменительной деятельности. Вышеуказанные примеры являются показательным восприятием решений Европейского суда по правам человека Конституционным Судом Российской Федерации.

КС РФ также устанавливает, что необходимость в соблюдении взглядов Европейского суда распространяется также и на органы исполнительной власти отечественного законодателя. Так, п. 2.1 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации N 2-П гласит, что прецедентное право Европейского суда по правам человека параллельно с нормами и ратифицированными Протоколами Конвенции является составной частью российской правовой системы. В этой связи названные источники должны учитываться федеральным законодателем при регулировании общественных отношений и правоприменительными органами при применении соответствующих норм права.

Решения Европейского суда по правам человека, безусловно, оказывают влияние и на деятельность Верховного Суда Российской Федерации.

Так, согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" правоприменительная деятельность российских судов должна осуществляться в соответствии с практикой Страсбургского суда во избежание нарушения Конвенции. В указанном Постановлении Верховный Суд рекомендовал Судебному департаменту при Верховном Суде Российской Федерации обеспечивать информирование судей о практике Европейского суда по правам человека, в особенности по поводу решений, касающихся Российской Федерации, путем направления аутентичных текстов и их переводов на русский язык. Он также рекомендовал Российской академии правосудия при организации учебного процесса подготовки, переподготовки и повышения квалификации судей и работников аппаратов судов обращать особое внимание на изучение общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, регулярно анализировать источники международного и европейского права, издавать необходимые практические пособия, комментарии, монографии и другую учебную, методическую и научную литературу.

Обобщая вышесказанное, можно прийти к выводу, что сегодня окончательно сформировалось общепризнанное правило, в соответствии с которым государства, вступая в Совет Европы, должны привести свое законодательство и правоприменительную практику в соответствие с прецедентным правом и интерпретационными актами Европейского суда по правам человека. Это обусловлено тем, что продукт деятельности Страсбургского суда представляет собой самую развитую систему стандартов прав и свобод человека в современном международном праве.

Исполнение решений европейского суда

Право заявителей па справедливое судебное разбирательство, закрепленное в ст. 6 ЕКПЧ, будет реализовано только при условии, что выносимые ЕСПЧ решения будут исполнены в полной мере. Эта мысль нашла отражение в ЕКПЧ, и, главное, в практике ее реализации. Конвенция предусматривает постоянный контроль за соблюдением государствами-участниками своих обязательств по исполнению постановлений ЕСПЧ.

В настоящее время ЕКПЧ предстает как один из ключевых элементов стабильной политической европейской системы во многом благодаря тому, что исполнение каждого индивидуального постановления, констатирующего нарушение государством ее норм, становится объектом внимательного и систематического контроля других государств, представители которых объединены в Комитете министров Совета Европы.

Комитет министров осуществляет контроль за соблюдением государствами своих обязательств по ст. 3 Устава Совета Европы, в соответствие с которой каждое государство – член Совета Европы должно признавать принцип верховенства права и принцип, в соответствие с которым все лица, находящиеся под его юрисдикцией, должны пользоваться правами человека и основными свободами.

Контроль за исполнением решения ЕСПЧ о выплате справедливой компенсации, а также за тем, как государство-ответчик исправляет ставшие очевидными в свете решения ЕСПЧ расхождения норм его национального права или судебной практики со стандартами Совета Европы, осуществляет Комитет министров. Обо всех случаях неисполнения либо частичного исполнения решений ЕСПЧ Комитет министров должен информировать Совет Европы.

После вынесения решения ЕСПЧ направляет его одновременно заявителю или его адвокату, представителю государства-ответчика и Комитету министров Совета Европы, указав при этом, что государство-ответчик должно проинформировать Комитет министров о своевременном исполнении решения ЕСПЧ.

Как только окончательное решение ЕСПЧ передается в Комитет министров (ч. 2 ст. 46 ЕКПЧ), а точнее в его секретариат, государство-ответчик должно проинформировать о предпринятых шагах для выплаты сумм, назначенных ЕСПЧ в порядке справедливой компенсации, и, в случае необходимости, о принятии мер индивидуального и общего характера для исполнения решения ЕСПЧ[1]. При неполучении ответа Комитет министров повторяет запрос через каждые шесть месяцев. Однако права устанавливать для государства определенные сроки для принятия соответствующих мер у него нет.

На начальном этапе по каждому делу секретариат по согласованию с государством-ответчиком определяет необходимые меры и предполагаемый график их принятия.

При составлении графиков и определении приоритетов должны быть приняты во внимание интересы заявителей. Также должна быть учтена необходимость в быстром предупреждении новых жалоб, которые могут последовать после постановления ЕСПЧ, обнаружившего структурные проблемы.

На этом этапе, который при нормальных обстоятельствах не должен превышать шести месяцев, дело вписывается для ознакомления в повестку дня делегатов.

При этом Комитетом министров рассматривается необходимость проведения дебатов по следующим критериям:

1) ситуация заявителя после нарушения требует особого контроля;
2) дело вносит изменения в прецедентную практику ЕСПЧ;
3) дело обнаруживает системную проблему, которая может повлечь новые жалобы в будущем;
4) дело противопоставляет государства-участники;
5) существует разногласие между секретариатом и правительством государства-ответчика в том, что касается мер, которые необходимо принять;
6) в процессе исполнения обнаруживается значительное отставание от графика, указанного в плане действий;
7) дело является предметом требования о проведении дебатов со стороны делегации или секретариата, при этом подразумевается, что в случае возражения государства-ответчика или секретариата дебаты проводиться не будут.

Первые четыре категории дел должны быть внесены в повестку дня до окончания начальной стадии контроля за исполнением решения, а остальные – по мере необходимости. Следует заметить, что указанный список не является исчерпывающим.

Комитет министров не проводит дебаты, если меры, которые необходимо принять государству-ответчику, не встречают противодействия со стороны властей.

Для некоторых дел начальный этап должен быть более коротким. В делах, где ситуация заявителя после нарушения требует особого контроля, поскольку речь идет, например, о некоторых мерах индивидуального характера, когда под угрозой личная неприкосновенность заявителя, исполнение должно начаться насколько возможно быстро, т.е. во время первого после вынесения постановления ЕСПЧ совещания Комитета. В случае необходимости в срочном порядке проводятся консультации (например, для разъяснения по поводу необходимых мер и графика их принятия). Другие дела, которые касаются структурных проблем, могущих привести к большому количеству нарушений или к очень серьезным нарушениям, также могут иметь более короткий начальный этап.

Вопросы, связанные с выплатой денежной компенсации, на практике носят технический характер и редко обсуждаются в Комитете министров. Тем не менее, нередко возникают трудности в процессе выплаты (например, при невозможности установить контакт с заявителем, отсутствии банковских координат заявителя и т.д.). Адвокат заявителя должен учитывать эти моменты и указывать самую полную информацию о заявителе в направляемых в ЕСПЧ документах, о чем говорилось выше.

Роль адвоката не заканчивается с принятием ЕСПЧ решения: он может внести свою лепту в его реализацию посредством представления Комитету в письменном виде своих комментариев, касающихся выплаты справедливой компенсации или в отношении любых негативных последствий нарушения ЕКПЧ, которые его доверитель продолжает испытывать.

Комитет может принять во внимание любой источник информации, если она относится к делу. Между совещаниями также могут осуществляться контакты с национальными властями (заявителями, их представителями, если необходимо) для упрощения и ускорения исполнения решений.

Следует заметить, что Протокол № 14 наделяет Комитет министров полномочием инициировать процедуру в Большой палате ЕСПЧ против государства-ответчика, отказывающегося исполнять окончательное решение ЕСПЧ по делу, в котором является стороной, после того, как от него это потребовали. Цель этой процедуры – добиться от ЕСПЧ вынесения решения, если государство-ответчик нарушило свое обязательство, согласно ч. 1 ст. 46 ЕКПЧ.

Как отмечается, эта процедура не ставит перед ЕСПЧ повторно вопрос о нарушении ЕКПЧ, который был решен первым постановлением, и не предусматривает выплату государством-ответчиком, нарушившим п. 1 ст. 46 ЕКПЧ, денежного штрафа. Она рассматривается, как средство политического давления, составляющее способ обжалования уклонения от обязательств в Большой палате. В связи с этим вынесения ею постановления будет достаточно, чтобы государство-ответчик исполнило первоначальное постановление ЕСПЧ.

Процедура эта имеет целью обеспечение исполнения решения, поскольку формально высшая мера воздействия (исключение из состава Совета Европы) во многих случаях может быть контрпродуктивной и не позволит достичь желаемых результатов. Однако пока Комитет министров Совета Европы ни разу не воспользовался этой новой возможностью.

После принятия постановления ЕСПЧ, констатирующего нарушение ЕКПЧ, государство, как правило, принимает меры общего характера или индивидуальные меры. К мерам общего характера можно отнести следующие: изменение законодательства; деятельность исполнительной власти по принятию нормативных актов или по изменению практики; изменение судебной практики; административные меры; публикация постановлений ЕСПЧ и резолюций Комитета министров и Парламентской ассамблеи Совета Европы; меры практического характера (увеличение числа судей, строительство тюрем и т.д.).

Можно привести следующие примеры мер индивидуального характера, принимаемых государствами-ответчиками в отношении заявителей:

- ускорение либо прекращение длящейся процессуальной процедуры;
- восстановление прав заявителя;
- официальное заявление правительства государства-ответчика, например о невиновности заявителя; изменение уголовного наказания административной мерой (извинение, помилование, неисполнение постановления национального суда);
- восстановление права собственности либо доступ к собственности, а также пользование ею;
- внесение изменений в официальные учеты, содержащие, например, сведения о судимости заявителя; отдельные выплаты заявителю;
- возобновление национальной процедуры;
- специальные процедуры (уничтожение фотографий, организация встреч родителей и их детей и т.д.).

К мерам индивидуального характера относятся также выплата справедливой компенсации и восстановительные меры, необходимые для достижения restitutio in integrum, т.е. восстановление той ситуации, какой она была до нарушения ЕКПЧ. В последнем случае в национальных правопорядках государств – членов Совета Европы создаются возможности для пересмотра дела, включая повторное открытие процедур в тех случаях, когда ЕСПЧ установил нарушение ЕКПЧ.

Повторный пересмотр внутренних процедур фундаментально важен для исполнения решений ЕСПЧ. В самом деле, в некоторых случаях одна такая мера составляет "restitutio in integrum", а значит, единственно действенный способ – исправить нарушение ЕКПЧ.

Такое средство правовой защиты в определенном смысле обеспечивает "опосредованное действие" ЕКПЧ в национальном правопорядке.

Принимая во внимание создаваемые проблемы исполнения по некоторым делам, при отсутствии адекватных положений национального законодательства о повторном открытии дел Комитет министров принял Рекомендацию для государств о повторном открытии и пересмотре национальных процедур, следующих за решением ЕСПЧ (Рекомендация № R(2000)2), предлагая им удостовериться, что на национальном уровне существуют адекватные возможности для того, чтобы достигнуть "restitutio in integrum", включая возможности повторного открытия и пересмотра дел.

Следует отметить, что большинство государств – членов Совета Европы (в том числе и Россия) создали в своем праве соответствующие юридические основания как путем принятия новых законодательных положений, так и путем широкого толкования ранее существовавших норм, чтобы избежать трудностей при организации судебного пересмотра дел после выявленных ЕСПЧ нарушений.

В России предусмотрен пересмотр судебных дел вследствие установления нарушения положений ЕКПЧ при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в ЕСПЧ. Установленное ЕСПЧ нарушение положений ЕКПЧ при рассмотрении судами конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в ЕСПЧ, является новым обстоятельством по российскому процессуальному законодательству.

Важно, что процедура пересмотра дела вследствие принятия решения ЕСПЧ не открывается автоматически и ограничена по срокам.

В процессе рассмотрения заявления о пересмотре судебных постановлений (о возобновлении производства по делу) суд устанавливает связь между нарушением и результатом судебного разбирательства для заявителя. Суд может отказать в пересмотре дела, если посчитает, что названная связь отсутствует или выплата справедливой компенсации явилась мерой по восстановлению нарушенных прав заявителя.

Адвокат заявителя следит за полной и своевременной выплатой его клиенту денежной компенсации (если таковая назначена, то РФ должна выплатить из федерального бюджета сумму в трехмесячный срок), заявляет ходатайство о пересмотре дела или возобновлении судебного разбирательства по делу по вновь открывшимся обстоятельствам. Другими словами, адвокат следит за восстановлением ситуации, существовавшей до нарушения ЕКПЧ, и информирует обо всем ЕСПЧ либо Комитет министров.

Кроме того, на основании ст. 43 ЕКПЧ любая из сторон в исключительных случаях может в течение трех месяцев, считая с даты вынесения той или иной палатой постановления, подать в письменной форме в секретариат ЕСПЧ ходатайство о передаче дела на рассмотрение Большой палаты, указав серьезный вопрос, затрагивающий толкование или применение ЕКПЧ или протоколов к ней, либо серьезную проблему общей значимости, которые, по ее мнению, заслуживают рассмотрения дела Большой палатой.

Для понимания термина "серьезный вопрос" следует обратиться к тексту пояснительной записки к Протоколу №11, согласно которой речь идет о серьезном вопросе, касающемся толкования ЕКПЧ, когда:

а) решается важный вопрос, по которому ранее ЕСПЧ не принимал никакого решения;
б) решение важно для рассмотрения дел в будущем, а также для развития прецедентного права ЕСПЧ;
в) рассматриваемое решение не соответствует ранее принятому ЕСПЧ решению. Также речь идет о серьезном вопросе, касающемся применения ЕКПЧ, когда постановление ЕСПЧ вызывает необходимость внесения серьезных изменений в национальное право или административную практику государств-участников, но вместе с тем не возникает вопрос о толковании ЕКПЧ.

В данном случае Большая палата выступает, условно говоря, как суд второй инстанции, в который можно обжаловать решение палаты. После рассмотрения дела исключительно по существующим материалам Большая палата выносит постановление, являющееся окончательным.

Регламент ЕСПЧ предоставляет адвокату заявителя возможность в случае необходимости (например, в связи с возникновением трудностей при исполнении решения ЕСПЧ) в течение года после оглашения постановления обратиться с прошением о его разъяснении, в котором должно быть точно указано, в отношении какого пункта (пунктов) резолютивной части постановления испрашивается разъяснение. Прошение должно быть хорошо обосновано, иначе палата может отклонить его ввиду отсутствия оснований для его рассмотрения. Если палата не отклоняет прошение, то секретарь ЕСПЧ сообщает об этом другой заинтересованной стороне и предлагает ей представить любые письменные замечания в установленный председателем палаты срок (ст. 79 Регламента).

Согласно ст. 80 Регламента ЕСПЧ в случае выявления факта, который по своему характеру мог иметь решающее влияние на исход уже решенного дела и который при вынесении постановления не был известен ЕСПЧ и не мог быть разумно известен стороне, данная сторона может подать в Суд прошение о пересмотре упомянутого постановления в течение шести месяцев с момента, когда ей стало известно об открывшемся факте.

Для рассмотрения такого прошения формируется палата в первоначальном составе, которая может либо отклонить прошение по мотиву отсутствия оснований для рассмотрения такого прошения, либо принять последнее, сообщив об этом другой заинтересованной стороне, и назначить дату слушания. По результатам рассмотрения прошения палата выносит решение в форме постановления.

Адвокат – представитель заявителя – в прошении должен указать постановление, о пересмотре которого идет речь, выявленный факт, который мог иметь решающее влияние на исход дела и, приложив копии всех подтверждающих документов, передать его в секретариат ЕСПЧ.

Регламент ЕСПЧ предусматривает также возможность исправления описок, ошибок в расчетах и других явных ошибок. Для этого в течение месяца после оглашения решения или постановления адвокат должен подать заявление.

Во многих государствах – членах Совета Европы законодательно закреплено правило своевременного перевода на национальный язык и публикации в официальных печатных изданиях решений ЕСПЧ, имеющих существенное значение для правоприменительной практики страны. К сожалению, в Российской Федерации регулярное опубликование решений ЕСПЧ на русском языке пока не осуществляется. Решения и постановления ЕСПЧ в отношении России регулярно публикуются только на официальном интернет-сайте ЕСПЧ и, как правило, на английском и французском языках. Однако практика ЕСПЧ представляет интерес не только для судебных органов, но и для учреждений по исполнению наказаний, общественных организаций, адвокатуры, профсоюзов.

Структура европейского суда

Для рассмотрения переданных дел Европейский суд заседает в четырех основных составах: единоличный судья, комитеты из трех судей, Палаты из семи судей и Большая палата из семнадцати судей.

Явно неприемлемые жалобы рассматриваются единоличным судьей, который также уполномочен исключать жалобы из списка подлежащих рассмотрению Европейским судом, если такое решение может быть принято без дополнительного изучения жалобы. Данные решения не подлежат обжалованию.

В течение последних лет Европейский суд разработал новую процедуру. Комитет единогласными и окончательными решениями или постановлениями может признать жалобу приемлемой и рассмотреть ее по существу в, так называемых, «пилотных делах», в отношении которых уже существует хорошо установленная судебная практика (прецедентное право) Европейского суда.

Жалоба может быть также передана на рассмотрение следующего состава Европейского суда — Палаты, которая выносит решение большинством голосов, главным образом в отношении приемлемости и по существу индивидуальных жалоб. Постановление Палаты становится окончательным по истечении трех месяцев. В течение данного срока заявитель или государство-участник Конвенции могут ходатайствовать о направлении дела на рассмотрение Большой палаты. Окончательное постановление подлежит публикации.

Большая палата Европейского суда, в исключительных случаях, рассматривает дела, направленные ей одной из Палат в порядке уступки юрисдикции, или в результате удовлетворения ходатайства сторон о передаче дела на ее рассмотрение. Постановления Большой палаты являются окончательными.

Однако, несмотря на наличие подобной структуры Европейского суда, основная часть постановлений выносится одной из его Палат.

Официальными языками Европейского суда являются английский и французский, но заявитель также может обратиться в Секретариат Европейского суда на официальном языке любого государства, ратифицировавшего Конвенцию, если ему так будет проще. На начальном этапе заявитель также может получить корреспонденцию Европейского суда на этом языке. Но на более поздней стадии разбирательства вся переписка будет вестись на английском или французском языках, и заявитель или его представитель должны будут использовать только данные языки при дальнейшей переписке с Европейским судом.

Следует помнить, что Европейский суд не может возбудить дело по собственной инициативе. В его компетенцию входит вынесение постановлений по результатам рассмотрения предполагаемых нарушений Конвенции. Для этого в Европейский суд должна быть подана индивидуальная или межгосударственная жалоба, которая должна касаться одного или нескольких нарушений гражданских или политических прав, изложенных в Конвенции или Протоколах к ней.

Важно также понимать, что Европейский суд не является вышестоящей апелляционной инстанцией по отношению к внутригосударственным судебным инстанциям и не полномочен отменять либо изменять их решения. Равным образом, он не может от имени заявителя напрямую вмешиваться в деятельность органа власти соответствующего государства, на действия которого подана жалоба.

Процедура рассмотрения жалоб в Европейском суде является письменной, но по отдельным делам может быть принято решение о проведении слушания. Слушания проходят во Дворце прав человека, в Страсбурге. Они являются открытыми, за исключением случаев, когда президент Палаты, рассматривающей дело, или Большая палата принимают решение о проведении слушания за закрытыми дверями. Таким образом, как правило, пресса и публика могут присутствовать в зале заседания, где проводится слушание. Для этого достаточно предоставить на проходной пресс-карту или удостоверение личности. Во время всех слушаний ведется видеозапись и в тот же день транслируется на интернет-сайте Европейского суда, начиная с 14 часов 30 минут (по местному времени).

Определить срок рассмотрения жалобы в Европейском суде не представляется возможным. Длительность производства, естественно, зависит от сути рассматриваемого дела, состава, в который оно было передано, готовности сторон предоставить Европейскому суду необходимую информацию, и, конечно, от других факторов. Некоторые жалобы Европейский суд может признать срочными и рассмотреть их в приоритетном порядке, в частности, в случаях, когда физическая целостность заявителя находится под угрозой.

За всю историю своего существования Европейский суд вынес более 10 000 постановлений, призванных обеспечить соблюдение прав человека 800 миллионам европейцев в 47 государствах – участниках Конвенции, которые обязались их исполнять.

Система европейских судов

На сегодняшний день в судебной системе Союза регулярно рассматриваются сотни различных дел. При этом, средняя продолжительность такого рассмотрения превысила двухлетний срок. Решение данной проблемы привело к формированию системы, которая состоит из трёх основных судебных органов: Трибунала гражданской службы, Трибунала первой инстанции и Европейского Суда Правосудия. Два первых из перечисленных органа полностью подчинены последнему.

Во-первых, Суд ЕС является органом контроля (конституционного), так как он рассматривает дела, которые связаны с применением, а также толкованием учредительных договоров Европейских сообществ.

Во-вторых, данный Суд фактически выступает в роли судебного авторитета общей системы ЕС: невзирая на наличие в каждой стране-члене собственной судебной системы, все национальные существующие суды связаны с Европейским косвенной юриспруденцией, которая позволяет установить общие принципы применения прав ЕС и, больше того, позволяющей Суду ЕС реализовывать собственное правотворчество, а также устанавливать различные общеобязательные правила поведения (так называемые правовые нормы).

В-третьих, рассматриваемый суд выступает одновременно правотворческим и правоприменительным институтом ЕС. Опираясь на установленную перед ним цель – обеспечение «единообразия общественного права при толковании, а также применении существующего Договора», Суд ЕС вывел из договоров широкий комплекс правил, которые обеспечивают укрепление, а также дальнейшее развитие так называемой европейской интеграции.

Одними из важных особенностей Суда ЕС, которые подчёркивают его статус наднационального органа считаются его обязанность и право рассматривать дела, истцом которых выступают не только юридические лица, институты, государства, но и граждане ЕС.

Таким образом, ЕСП является единственным институтом ЕС, деятельность и устройство которого регулируются вместе с учредительными договорами определённым документом – Уставом Суда, который утверждается странами-членами в качестве существующего приложения к учредительным договорам. Учредительные договоры сообществ наряду с Договором о ЕС устанавливают единые основы статуса, деятельности и организации Суда, а также регулируют все его полномочия. При этом, регламентация его внутренней структуры, формы и принципы его работы определяются исключительно Уставом Суда. Также Суд принимает свой регламент, который обязан быть утверждённым решением Совета министров ЕС.

Юрисдикция вышеописанного Суда не распространяется на вопросы, которые вытекают из решений в области сотрудничества, политики безопасности и внешней политики, а также в области внутренних дел и правосудия.

Решения, принятые Судом являются обязательными для стран-членов, юридических лиц, граждан и институтов. Исполнительное производство по фактическим решениям Суда в отношении субъектов реализуется в правовой системе стран-членов, обеспечивающих осуществление установлений Европейского суда. В случае, если суд выносит решение, которые адресованы определённой стране-члену ЕС, в частности констатирующее сам факт нарушения правопорядка, такая страна обязана принять все меры для исполнения решения Суда (статья 228).

Та же обязанность возложена и на национальные суды, которые обратились в Суд ЕС с запросом (преюдициальным) о толковании определённого положения права ЕС, а также на иных судах стран-членов, которые рассматривают аналогичные дела. В том случае, если страна не выполняет решение Европейского суда, суд налаживает на неё штрафные санкции.

Двадцать восемь входящих в состав Суда судей назначаются правительствами стран-членов по единому согласию сроком на шесть лет. По истечении данного срока судью могут переизбрать. Обновление судейского состава осуществляется частично, то есть, каждые три года должны переизбираться четырнадцать или тринадцать судей. Для получения возможности быть членом Суда кандидат должен удовлетворять определённым моральным и правовым критериям.

Кроме самих судей в состав Суда входят девять так называемых генеральных адвокатов, которые назначаются в том же порядке, что и вышеописанные судьи и обязаны удовлетворять рассматриваемым выше требованиям к судейской должности. Выбирают их по большей части из граждан самых крупных государств-членов ЕС, однако определённых правил такого избрания нет. Также генеральные адвокаты не участвуют фактически в разрешении и рассмотрении дел. Назначенный для участия в некотором деле такой адвокат реализует самостоятельное расследование обстоятельств, после чего предоставляет на заседании мотивированное, независимое и беспристрастное заключение, помогая тем самым Суду выполнить его задачу.

Генеральные адвокаты и судьи не пользуются судейской независимостью. Их досрочное смещение с должности допускается лишь по единогласному решению всего Суда (как генеральных адвокатов, так и судей), без учёта голоса самого судьи.

Европейский суд располагается в Люксембурге.

В помощь данному Суду был сформирован Суд первой инстанции (трибунал первой инстанции), основной целью которого было существенное уменьшение дел, которые ранее рассматривались только Судом ЕС, за счёт тех, которые не имеют конституционного или политического значения. Вступление в силу Ниццкого договора смогло расширить полномочия Трибунала, уполномочив его рассматривать иски об отмене, о бездействии, о возмещении ущерба и др. Исключение составляли только дела, рассматриваемые лишь Судом ЕС.

В состав рассматриваемого Трибунала входят двадцать восемь судей, каждый из которых представляет страну-члена ЕС. Положения о длительности, назначении и квалификации полномочий судей аналогичные судейским полномочиям в Суде ЕС. Главное отличие состоит в том, что академические юристы (юрисконсульты) не могут занимать судейские должности. При этом судьи выбирают из собственного состава председателя Трибунала на трёхлетний срок. Данное лицо может переизбираться на новый срок. В данном органе не существует генеральных адвокатов, но один из судей выполняет аналогичные обязанности, если это необходимо в деле.

Заседания Трибунала проводятся палатами, которые состоят из пяти или трёх судей. Дела, которые связаны с трудовыми спорами обычно передаются в палату с тремя судьями, а остальные дела – пяти судейную палату. Пленарные заседания Трибунала проводятся, если рассматривающая дело палата отдаёт его на рассмотрение состава (полного) суда, учитывая при этом его важность, а также иные специальные обстоятельства.

темы

документ Административный суд
документ Арбитражный суд
документ Судебное письмо
документ Судебное право
документ Судебная власть



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты