Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2017 Изменения 2017
папка Главная » Юристу » Философия права

Философия права

Философия права

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Философия права
2. Предмет философии права
3. Гегель философия права
4. Проблемы философии права
5. Юридическая философия права
6. Система философии права
7. Философия права и теория права
8. История философии права
9. Функции философии права
10. Современная философия права
11. Философия права в России
12. Философия права концепции
13. Сущность философии права
14. Развитие философии права
15. Права человека философия
16. Соотношение права и философии
17. Идеи философии права
18. Философия права и социология права
19. Структура философии права
20. Методы философии права
21. Объект философии права
22. Задачи философии права
23. Научная философия права
24. Новейшая философия права
25. Философия права в системе наук

Философия права

Философия права ставит перед собой важную задачу - философски осмыслить право. Она является древней наукой имеющей солидную историю. Начиная с Платона и Аристотеля философия права достигла особого развития в Западной Европе в 17-18 вв., но особенно она бурно развивается во второй половине 20 в.: публикуется огромное количество работ и её преподаванию уделяется всё большее внимание на факультетах философии и права.

Во времена Советского Союза философия права не признавалась и не преподавалось в высших учебных заведениях, что нанесло большой ущерб развитию этой дисциплины, имевшей богатую традицию и выдающихся теоретиков в дореволюционной России. В последние годы философия права возрождается в нашей стране. В частности, был опубликован ряд учебников по данной дисциплине. Однако последствия многолетней изоляции от мирового научного сообщества всё ещё сказываются. Многие проблемы, концепции, направление всё ещё плохо известны в нашей стране и практически не описаны и не проанализированы в отечественной литературе. Сегодня подходы российских исследователей к пониманию предмета и метода философии права, специфики философско-правовой рефлексии, места философии права в системе наук, к определению её основных вопросов и функций и т.д. далеко не однозначны.

Каково же место философия права в системе философии и юриспруденции?

По своему статусу философия права представляет собой комплексную, смежную дисциплину, находящуюся на стыке философии и юриспруденции. Данное обстоятельство требует чёткого определения её места и роли в системе философии и правоведения. Сегодня сложилось два основных подхода к пониманию дисциплинарного статуса философии права.

Первый подход рассматривает философию права как часть общей философии и определяет её место среди таких дисциплин, как философия морали, философия религии, философия политики и др. В соответствии с этим подходом философия права относится к той части общей философии, которая «предписывает» человеку необходимую манеру поведения как социального существа, т.е. практической философии, учение о должном.

Философско-правовая проблематика шире познавательных, методологических и иных возможностей юридической науки. Тем более философия права несводима к гносеологии или культурологии. Это самостоятельная философская дисциплина, составная часть общей философии.

С позиции здравого смысла такая точка зрения подтверждается аналогией с другими философскими приложениями. Например, философия медицины - это философия, а не медицина; философская антропология - это философия, а не антропология; философия истории - это философия, а не история и т.д. Другими словами, от того, что рассматривает философия, она не перестает быть философией, если уровень рассмотрения остается философским.

Второй подход относит философию права к отраслям юридической науки. С этой точки зрения она является теоретическим фундаментом для создания позитивного права и науки о позитивном праве. Под философией права здесь подразумевается наука, разъясняющая в «последней инстанции» значение правовых принципов и смысл правовых норм.

Общие вопросы права рассматриваются в рамках юридической дисциплины «Теория государства и права» Попытки некоторых юристов (Д.А. Керимов, В.С. Нерсесянц, В.А. Туманов) вычленить в юридическом знании философскую составляющую привели к тому, что философия права стала конституироваться как часть юридической теории, как наиболее общий уровень учения о праве.

В силу отмеченных обстоятельств может сложиться представление, что существуют две философии права: одна, разрабатываемая философами, другая – юристами. В соответствие с этим предположением некоторые исследователи даже предлагают различать философию права в широком смысле слова и философию права в узком смысле слова. На самом же деле существует только одна философия права, хотя она и питается из двух разных источников. Первый источник философии права - это общефилософские разработки правовых проблем. Второй же её источник связан с опытом решения практических проблем прав.

Таким образом, философия права – это единая исследовательская и учебная дисциплина, которая исследует наиболее общие принципы жизненного мира человека и его познания, принципы взаимодействия повседневной реальности человека с системным миром, всеобщие принципы существования, познания и преобразования правовой реальности.

Для более конкретного определения дисциплинарного статуса философии права целесообразно рассмотреть подходы к этому вопросу представителей различных философских направлений: Г. Гегель, С.Е. Десницкий, А.П. Куницын, В.С. Соловьёв и другие корифеи философско-правовой мысли полагали философию права философским знанием. Например, Г. Гегель усматривал различие между философской наукой о праве и юриспруденцией в том, что последняя занимается позитивном правом (законодательством), а философия дает сущностное понятие правовой реальности и форм её существования (правоотношений, правосознания, правовой деятельности).

В других философских системах, например, у С. Франка она - раздел социальной философии, который носит название социальной этики. Аналитическая философская традиция (позитивизм) рассматривает философию права как составную часть политической философии, отказывая ей в статусе самостоятельной дисциплины. В современной западной философии проблематика философии права чаще всего рассматривается в рамках философской антропологии. Следовательно, достаточно сложно указать какой-либо единственный философский раздел, частью которого была бы философия права.

На наш взгляд философия права составная часть социальной философии, которая ставит и решает общий вопрос: что такое право и в чем его смысл. Поэтому её, несомненно, интересуют вопросы и о том, как связано право с такими феноменами, как власть, общество, мораль, человек; каковы сущностные характеристики права; как познается правовая реальность и правовые события.

Предмет философии права. История философско-правовой мысли показывает, что в определении философии права и её предмета существовали разные подходы.

Так, например, Г. Гегель считал её философской наукой о праве, которая имеет своим предметом идею права.


Русский философ С.Франк понимал философию права как учение об общественном идеале. «Философия права, - писал он, - по основному традиционно типическому её содержанию есть познание общественного идеала, уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый, «нормальный» строй общества».

В современной философии права её предмет также определяется по-разному. Так В.С. Нерсесянц утверждает, что философия права занимается «исследованием смысла права, его сущности и понятия, его оснований и места в мире, его ценности и значимости, его роли в жизни человека, общества и государства, в судьбах народов и человечества». С.С. Алексеев отмечает, что философия права строится в двух науковедческих плоскостях (уровнях) – философской и правовой, но именно в последней плоскости, где на основе философии разрабатываются правовые теории, и возникает предметное поле философии права. Д.А. Керимов сводит предмет философии права к проблемам гносеологии и диалектики. На наш взгляд предметом философии права является взаимодействие повседневной реальности жизнедеятельности человека с системным миром, т.е. с миромнорм, законов, установлений, предписаний. Именно это взаимодействие и формирует правовую реальность как объект философии права.

В едином объекте заключен и предмет философии права как философской дисциплины. Если говорить о взаимосвязи философии права и юриспруденции (общая теория государства и права), то мы можем сказать, что они имеют общий объект, но различные предметы исследования.

Так общим объектом исследования является правовая реальность, а предметом общей теории государства и права является «объективные свойства государства и права… закономерности их возникновения, функционирования и развития как относительно самостоятельных общественных институтов»; о предмете философского права мы говорили выше.

Тем не менее, было бы неправильно абсолютно противопоставлять философию права и юридическую науку. С одной стороны, как и всякая частная наука, общая теория права использует категории, заимствованные у философской системы знаний, - право, закон, общество, человек, индивид, личность, государство, благо, равенство, справедливость, культура и др.

С другой стороны, она, конечно же, вырабатывает и собственные понятия, необходимые не только в юриспруденции, но и в сфере философии права – например: правомерное и неправомерное поведение, преступление, законность, законодательство, правосудие, обязанность, вина и др.

Наконец, обе эти системы знаний служат методологической основой для конкретных (частных) юридических наук. Различие лишь в том, что общая теория права выступает непосредственной методологией, а философия права - общей, позволяющей исследовать правовую реальность на уровне сущности.

Философия права связана и с другими научными дисциплинами - политологией, этикой, социологией и др.

Предмет философии права

Философия права занимается исследованием смысла права, его сущности и понятия, его оснований и места в мире, его ценности и значимости, его роли в жизни человека, общества и государства, в судьбах народов и человечества.

Правовая тематика, как известно, изучается всей юридической наукой, предметом которой является так называемое позитивное (положительное) право. При этом для традиционных юридических дисциплин (от теории государства и права до отраслевых наук) официально-властная данность позитивного права выступает в качестве высшего авторитета в вопросе о том, что есть право в данное время и в данном месте. Необходимость и важность как официально-властного установления действующего права, так и его изучения методами и средствами юриспруденции (юридико-аналитическая обработка нормативного материала, его комментирование, систематизация и классификация, разработка вопросов законодательства и правоприменения, юридической техники и т. д.) очевидны и общепризнанны. Все это имеет большое практическое и научное значение.

Но вне сферы юридико-аналитического подхода к позитивному праву (т. е. того, что традиционно именуется "юридической догматикой") остается целый ряд проблем общетеоретического, философского профиля, которые входят в предметную область философии права.

Официально-властный авторитет, которым установлено позитивное право, — это, конечно, существенный факт, значимый не только для практики, но и для любой теории. И с этим обстоятельством считается не только юридическая догматика, но и любая философия права.

Однако уже на уровне обыденного сознания (при всей его законопослушности и почтении к властям) очевидно, что одно дело — авторитет законодателя и совсем другое дело — разумность, правильность, справедливость самого закона, которым регламентируются все основные стороны жизни человека, его права и обязанности.

По своей разумной природе человек живет и действует (пусть и ошибаясь) в определенным образом осознаваемом (и "пропущенном" через сознание) и осмысленном мире, и это относится к числу фундаментальных свойств человеческого бытия, ориентации и деятельности в мире. Человеческий способ бытия включает в себя уразумение, осмысление, понимание этого бытия, себя и всего остального мира, себя в мире и мира в себе.

Так же в принципе обстоит дело во взаимоотношениях человека с миром права. Он подвергает все правовые данности, в том числе и официально-властную данность позитивного права, сомнениям, проверкам, суждениям и оценкам своего разума — обыденного, теоретического, философского.

Это испытание позитивного права на разумность, справедливость, истинность, подлинность, правильность и т. д., хотя и обладает тем или иным критическим потенциалом в отношении к позитивному праву, продиктовано, однако, не придирками к властям и их установлениям, а фундаментальными свойствами и проблемами общественного бытия человека, потребностями познания природы и смысла права, его места и значения в совместной жизни людей.

Цель разума — истина, и философия права занята поисками истины о праве.

С точки зрения позитивного права, вся истина о праве дана в самом позитивном праве, под которым имеются в виду все властно признанные источники действующего права (законы, подзаконные акты, санкционированное обычное право, судебные прецеденты и т. д.), все официальные установления, наделенные законной силой, т. е. обобщенно говоря, — закон.

Такой подход к праву, сводящий право вообще к позитивному праву, т. е. отождествляющий право и закон, характерен для юридической догматики и представлен в различных вариантах юридического позитивизма и легизма (от lex — закон). Здесь, следовательно, истина о праве исчерпывается волей законодателя, мнением и позицией официально-властного установителя позитивного права.

Эта позиция, конечно, не соответствует природе и требованиям разума, ориентированного не на мнения и авторитеты, а на истинное, теоретически, философски осмысленное знание о соответствующем объекте, в данном случае — о праве.

Уже простые размышления о позитивном праве порождают целый ряд вопросов, ответы на которые требуют выхода за рамки позитивного права и позитивистского понимания. Почему именно эти, а не другие нормы позитивированы и даны законодателем в качестве позитивного права? От чего зависит сама эта позитивация чего-то в качестве права — только ли от позиции и воли законодателя или есть какие-то иные (и какие именно) объективные, не зависящие от этой воли, основания законотворчества? Что такое, собственно говоря, право? В чем состоят его природа и сущность, его специфика, его отличительные особенности? Каково соотношение права и других социальных норм? Почему именно нормы права, а не нравственные, моральные или религиозные нормы обеспечиваются возможностью принуждения? В чем ценность права? Справедливо ли право и в чем состоит справедливость права? Всякий ли закон является правом или возможно правонарушающее, антиправовое законодательство, произвол в форме закона? Каковы предпосылки и условия для господства права, каков путь к правовому закону?

Основной смысл этих и подобных вопросов в теоретически концентрированном виде можно сформулировать в виде проблемы различения и соотношения права и закона, которая имеет определяющее значение для любого теоретически последовательного правопонимания и обозначает предметную область философии права.

Без той или иной концепции такого различения права и закона мы в своем правопонимании неизбежно остаемся в одномерной плоскости властно данного позитивного права, т. е. по сути дела — в рамках официального закона, в границах позитивистского законоведения и легизма.

Прошлые и современные философские учения о праве включают в себя тот или иной вариант различения права и закона, что собственно и определяет философско-правовой профиль соответствующего подхода. Речь при этом идет о различных формулировках такого различения, в частности, о различении права по природе и права по человеческому установлению, права естественного и права волеустановленного, справедливости и закона, естественного права и человеческого права, естественного права и позитивного права (сам термин "позитивное право" возник в средневековой юриспруденции), разумного права и позитивного права, философского права и позитивного права, правильного права и позитивного права и т. д.

За этим терминологическим разнообразием по сути дела лежит то, что в теоретически обобщенной и генерализированной форме мы обозначаем как право и закон, их различение и соотношение.

Такое теоретическое различение права и закона не только терминологически, но и понятийно, по своему смыслу выступает как общая теория для всех остальных (названных и иных) частных случаев подобного различения и тем самым позволяет понять и выразить момент общности и единства в познавательной ориентированности, в смысловой структуре и предмете различных прошлых и современных философско-правовых учений.

Ведь именно наличие момента такого внутреннего единства оправдывает объединение внешне разноликих учении под общим названием "философия права" и дает содержательное основание для их понимания и толкования в качестве той или иной концепции именно философии права, понимаемой не в виде случайного набора и конгломерата разнородных воззрений, а как предметно определенной и внутренне единой дисциплины (научной и учебной).

Та или иная концепция правопонимания (в русле определенного варианта различения и соотношения права и закона) в предметно развитом и содержательно развернутом виде охватывает весь мир права, все правовое в его сущностно-понятийном единстве, во всех его определениях и реальных проявлениях.

Бытие права в человеческом мире подразумевает и включает в себя правовую определенность и упорядоченность мира человеческого бытия, правовое понимание и правовой подход к основным отношениям, формам, институтам и установлениям в общественной жизни людей.

Этот правовой подход (правовое понимание, толкование, характеристика, оценка и т. д.) распространяется и на такой основополагающий институт общественной жизни людей, как государство. Поэтому в предметную область философии права традиционно включаются проблемы философского исследования государства, тематика философии государства.

Это обусловлено уже тем, что государство устанавливает, поддерживает и проводит в жизнь закон, нормы позитивного права, обеспечивает их общеобязательность возможностью применения соответствующего государственного принуждения. Но в поле философско-правового интереса, помимо законодательной, законозащитной и иной деятельности государства, находится и целый ряд других проблем, в числе которых: право и государство, человек — общество — государство, правовые формы осуществления функций государства, правовая организация самого государства, государство как правовой институт, правовое государство как реализация идеи господства права и т. д.

Различение и соотношение права и закона и представляет собой ту предметную сферу и теоретическое пространство, в рамках которого вся эта проблематика правопонимания (от понятия права до правового понимания закона и государства) может быть адекватно осмыслена и содержательно развернута в виде последовательного философско-правового учения.

Смысл сказанного можно резюмировать следующим образом: предметом философии права является право в его различении и соотношении с законом.

Под углом зрения именно такого понимания предмета данного курса в нем рассматриваются как основные проблемы философии права (общая часть курса), так и различные прошлые и современные концепции философии права (специальная часть курса, посвященная историческому развитию и современному состоянию философии права).

При этом отбор проблем общей части и философско-правовых концепций в специальной части курса продиктован задачами достаточно полного для учебных целей освещения основных моментов предмета философии права.

Гегель философия права

Проблемы философии права занимают большое место в творчестве Гегеля.

Уже в работе "О научных способах исследования естественного права, его месте в практической философии и его отношении к науке о позитивном праве" (1802 - 1803) Гегель различает три способа трактовки естественного права: эмпирический (концепции Гоббса, Руссо и других мыслителей до Канта); формальный (подход Канта, Фихте и их последователей) и абсолютный (свой подход).

Эмпирический подход к естественному праву, по оценке Гегеля, соответствует лишь начальным требованиям науки, отличающим ее от простого повествования и перечисления признаков предмета.

Моральность и легальность, противопоставляемые друг другу в учениях Канта и Фихте, представляют собой, согласно Гегелю, лишь абстрактные моменты целостности, которые "снимаются" и вместе с тем сохраняются в системе нравственности. Эти мысли развернуто и систематически развиты в последующих произведениях Гегеля, особенно в его "Философии права" (1820 г.), полное наименование которой ("Естественное право и наука о государстве в очерках. Основы философии права"), да и ее содержание показывают, что Гегель, не отвергая самой проблематики естественного права, настаивает на ее именно философской (в гегелевском смысле этого понятия) трактовке.

В рамках гегелевской системы философии философия права представляет собой философию объективного духа. Тремя основными ступенями диалектически развивающегося духа, по Гегелю, являются: субъективный дух (антропология, феноменология, психология), объективный дух (право, мораль, нравственность) и абсолютный дух (искусство, религия, философия).

Объективный дух - это, по Гегелю, та ступень развития духа (и всемирной истории), когда свобода впервые приобретает форму реальности, т.е. наличного бытия в виде государственно-правовых формообразований. Дух выходит из формы своей субъективности, познает и объективирует внешнюю реальность своей свободы: объективность духа входит в свои права.

В философии права Гегель освещает формы обнаружения объективно свободного духа в виде осуществления понятия права в действительности. Так как реализация понятия в действительности, по Гегелю, есть идея, предметом философии права оказывается идея права - единство понятия права и его осуществления, наличного бытия. Идея права, которая и есть свобода, развертывается в гегелевском учении в мир государства и права, и сфера объективного духа предстает как идеальная правовая действительность.

Господство разума в истории, согласно Гегелю, означает, что свобода представляет собой определяющее начало и конечную цель всего хода развития духа. Всемирная история - прогресс в сознании свободы, прогресс как в смысле познания объективной истины, так и объективации достигнутых ступеней свободы в правовых и государственных формах наличного бытия.

Идея свободы, по Гегелю, достигает своей полной реализации лишь в конституционно оформленных и развитых государствах современности. Эти государства представляют нечто разумное внутри себя; они действительны, а не только существуют.

Отношения права и свободы опосредуются в гегелевской философии объективного духа через свободную волю, которая представляет свободу во всех перипетиях диалектики идеи права. Разум, на котором покоится государство, осуществляет себя как волю - через диалектику свободной воли.

"... Свобода, - отмечает Гегель, - состоит в том, чтобы хотеть определенное, но в этой определенности быть у себя и вновь возвращаться во всеобщее".

Подлинно свободной и истинной воля становится тогда, когда ее содержание тождественно с нею, "когда, следовательно, свобода волит свободу"'.

Тремя основными формами конкретизации понятия свободы и права являются: абстрактное право, мораль, нравственность. В сфере абстрактного права воля непосредственна и абстрактна. В сфере морали выступает право субъективной воли в отношении ко всеобщему - к праву мира. В сфере нравственности достигается синтез этих двух предшествующих абстрактных моментов.

Абстрактное право представляет собой первую ступень в движении понятия права от абстрактного к конкретному, в диалектике свободной воли. Понятие правопорядка еще абстрактно. Человек здесь выступает в качестве совершенно абстрактного и свободного "я". Такая единичная воля есть лицо, личность. Личность, подчеркивает Гегель, "содержит вообще правоспособность". "Отсюда веление права гласит: будь лицом и уважай других в качестве лиц".

Абстрактное право выступает лишь как абстрактная и голая возможность всех последующих, более конкретных, определений права и свободы.

Свою реализацию свобода абстрактной личности находит, по Гегелю, в праве частной собственности. Гегель обосновывает формальное, правовое равенство людей: люди равны именно как свободные личности, равны в одинаковом праве на частную собственность, но не в размере владения собственностью. Требование же имущественного равенства расценивается им как неразумная точка зрения, пустая и поверхностная рассудочность.

К сфере абстрактного права Гегель относит и формы неправды (простодушную неправду, обман, принуждение и преступление).

Преступление - это сознательное нарушение права как права, и наказание поэтому является, по Гегелю, не только средством восстановления нарушенного права, но и правом самого преступника, заложенным уже в его деянии - поступке свободной личности.

По логике гегелевской трактовки, снятие преступления через наказание приводит к морали. На этой ступени, когда личность (персона) абстрактного права становится моральным субъектом, впервые приобретают значение мотивы и цели поступков субъекта.

Требование субъективной свободы состоит в том, чтобы о человеке судили по его самоопределению. Лишь в поступке субъективная воля достигает объективности и, следовательно, сферы действии закона; сама же по себе моральная воля ненаказуема.

Абстрактное право и мораль являются двумя односторонними моментами, которые приобретают свою действительность и конкретность в нравственности, когда понятие свободы объективируется в наличном мире в виде семьи, гражданского общества и государства.

Сферу межгосударственных отношений Гегель трактует как область проявления внешнего государственного права. Международное право - это, по Гегелю, не действительное право, каковым является внутреннее государственное право (положительное право, законодательство), а лишь долженствование. Какова же будет действительность этого долженствования - зависит от суверенных воль различных государств, над которыми нет высшего права и судьи в обычном смысле этих понятий.

На вершине иерархии особых прав стоит право государства (государство как правовое образование, как наиболее конкретное право). Поскольку в реальной действительности особые права всех ступеней (личности, ее совести, преступника, семьи, общества, государства) даны одновременно и, следовательно, в актуальной или потенциальной коллизии, постольку, по гегелевской схеме, окончательно истинно лишь право вышестоящей ступени.

Одним из определений свободы и форм объективации понятия права является закон. Характеризуя "право как закон", Гегель пишет: "То, что есть право в себе, положено в его объективном наличном бытии, т. е. определено для сознания мыслью и известно как то, что есть и признано правом, как закон; посредством этого определения право есть вообще позитивное право"'.

В процессе законодательства право превращается (позитивируется) в закон и тем самым праву придается форма всеобщности и подлинной определенности. Предметом законодательства, подчеркивает Гегель, могут быть лишь действия людей, внешние стороны человеческих отношений, а не их внутренняя сфера.

В своей концепции различения права и закона Гегель стремится исключить их противопоставление. "Представлять себе различие между естественным или философским правом и позитивным правом таким образом, будто они противоположны и противоречат друг другу, - замечает Гегель, - было бы совершенно неверным; первое относится ко второму как институции к пандектам".

Гегеля интересует лишь то закономерное в позитивном праве, т.е. лишь правовое в законе. Этим и обусловлено то, что в гегелевской философии права речь идет не о противостоянии права М закона, а лишь о различных определениях одного и того же понятия права на разных ступенях его конкретизации. Оправдывая такой подход, Гегель пишет: "То обстоятельство, что насилие и тирания могут быть элементом позитивного права, является для него чем-то случайным и не затрагивает его природу"'. По своей идеальной природе положительное право (закон) как ступень самого понятия права - это разумное право.

Гегелевская высокая оценка роли закона имеет в виду правовой закон. Философская разработка Гегелем понятия права, развертывающаяся в систему философии права, своим существом направлена на демонстрацию несостоятельности противопоставления естественного и позитивного права, права и закона.

Таким образом, система гегелевской философии права, хотя и содержит в себе принцип различения права и закона, но разработана она в плане не развертывания, а снятия этого принципа и доказательства его мнимости, поскольку речь идет лишь о различных определениях одного понятия.

"Философия права" Гегеля занимает выдающееся место в истории философского познания проблем свободы, права, государства. Идеи Гегеля и непосредственно, и в различных интерпретациях (младогегельянцев и старогегельянцев ХIХ в., неогегельянцев начала ХХ в., современных исследователей его творчества) заметно содействовали становлению и развитию философии права как самостоятельной дисциплины. Они привлекают пристальное внимание и современных философов права.

Проблемы философии права

Философия права выступает в качестве фундаментального основания любого правового исследования. Основные проблемы философии права осмыслены в правовой онтологии, правовой гносеологии и методологии, а также правовой аксиологии.

Проблемы правовой онтологии, т.е. учения о бытии права представляют собой понимание права, которое исторически подразделяется на три основные типа правопонимания:

- легистская онтология;
- естественноправовая онтология;
- либертарно - юридическая.

Легистская онтология

Право понимается как позитивный закон, в котором отрицается объективная правовая сущность, независимая от субъективной воли и произвола законодателя.

Реальность данного феномена представлена в виде текста соответствующего официального документа, который трактуется (понимается и интерпретируется) в качестве нормативно-правового акта и источника права.

Естественноправовая онтология. Право понимается в двух противоположных формах:

- в форме подлинного бытия права как бытие естественного права, содержащее в себе сущность и явление, бытие и существование.
- в форме неподлинного бытия как существование позитивного права.

Либертарно – юридическая

Право – наличное бытие правового закона, позитивного явления, выражающего объективную сущность права, свойства и требования принципа формального равенства.

Право выступает в качестве особой формы и специфического регулятора общественных отношений.

Гносеология права как учение о познании права включает в себя проблемы:

• специфика познания права как социальной действительности;
• специфика правовой истины;
• специфика методов исследования права как особой социальной реальности.

Философия права занимается познанием права как формального равенства.

Формальное равенство как сущность права выражается в трех основных моментах:

- право как равная мера;
- право как свобода;
- право как справедливость.

Формальное равенство как сущность права конкретизируется в ряде важных проблем:

• Проблема права и государства в системе социальной регуляции;
• Проблема общего блага;
• Проблема правового государства;
• Проблема права и свободы человека и гражданина;
• Проблема права и уравниловки.

Аксиология права – учение о правовых ценностях включает в себя проблемы:

- понимания и трактовки права как ценности (как цели, долженствования, императивного требования и т.д.);
- ценностные суждения и оценки о правовом значении, ценностном смысле с точки зрения права, фактически данного закона (позитивного права) и публичной власти;
- проблема поведения субъектов права.

Юридическая философия права

Истоки философии права уходят в осмысление правовой культуры античного мира. Однако термин «философия права» возник только в XVIII в. Его автором является немецкий юрист Гуго Гроций.

По замыслу Гуго Гроция юриспруденция (правоведение) как совокупность знаний, касающихся норм права и их практического применения, должна включать в себя три блока:

• юридическую догматику (теорию права);
• философию права (философию позитивного права);
• историю права, которое складывается исторически, а не создается законодателем.

Предметом философии права выступала возможность и целесообразность того или иного правоположения. Метафизика права не принималась во внимание. Ренессанс философии права и широкое распространение соответствующего термина напрямую связаны с выходом в свет гегелевской «Философии права» (1820). По Гегелю, философия права – это философская, а не юридическая дисциплина, как у Гуго Гроция. Она является частью философии а не науки. Поэтому предметом философии права выступает идея права, а не ее конкретное осуществление. Идею можно познать только вскрыв логику ее развития.

Гегелевское толкование предмета философии права опирается на представление о тождестве мышления и бытия, разумного и действительного. Это представление определяет и основную задачу философии права – «постичь то, что есть, ибо то, что есть, есть разум».

Оба подхода к определению философии права и ее предмета получили свое развитие в философско-правовых исследованиях XIX–XX вв., отразившись в концепциях неокантианства, младогегельянства и неогегельянства, а так же в неотомизме, философской антропологии и экзистенциализме.

Сложившись и вечно обновляясь, философия права оказывает заметное влияние на всю юриспруденцию, включая теорию права и правоприменение. В свою очередь, наработанный опыт правоведения становится достоянием философии права, что обеспечивает возможность адекватного, критического отношения к сущему и рефлексии должного. И хотя во второй половине XIX в., а также в ХХ в. философия права была включена в общую юриспруденцию и преподавалась в университетах на юридических факультетах как юридическая дисциплина, но ее развитие было и остается развитием философской мысли.

Вопрос о научном профиле и дисциплинарной принадлежности имеет несколько решений. Когда речь идет о философии права в целом, то ясно, что она должна быть отнесена к числу междисциплинарных наук, поскольку объединяет и юридическую науку, и философию. Когда же поднимается вопрос о дисциплинарной принадлежности конкретных моделей философии права, тогда становится понятно, что речь идет о концептуальном различии юридического и философского подходов к рассмотрению феномена права.

В первом случае междисциплинарный компонент является общим для любой версии права, независимо от того, кто ее разработал: юристы или философы. Во втором случае речь идет о различных дискурсах исследования права, где философы не могут подменять юристов и наоборот. Концептуальное различие определяется спецификой философской и юридической мысли. Предметом философии права выступает сфера всеобщего, а предметом теории права – область особенного.

Философия права, будучи ориентирована на освоение логики права, преодолевает путь от общего через особенное к конкретному, что и является искомой истиной о праве. Кроме того, философия права как учебная дисциплина постигает историю формирования и развития права и тех его понятий, которые отражают равные общественные отношения. Что касается юриспруденции, то ее путь к установлению истины начинается с выявления и осмысления особенного, а затем, через проекцию всеобщего, обеспечивается познание конкретного.

В контексте сказанного проясняются взаимосвязь, взаимодействие и взаимообусловленность философии права и юриспруденции. Освоение общего представления о праве и его аксиологическая интерпретация обеспечивают востребованность философии права со стороны правоведов. Степень же развития философии права и ее место в системе наук о праве зависят как от общего состояния философии в стране, так и от уровня развития юриспруденции. Как уже было отмечено, в условиях беспредела не только не нужны, но и противопоказаны не только философия и философия права в их истинном значении, но и само право.

Система философии права

У философии права богатая история, хотя и следует указать, что в античности и средние века она разрабатывалась в рамках более широкой темы и только в XVIII века стала самостоятельной научной дисциплиной. Возникновение философско-правовых представлений происходит еще в древности. Философы древности, пытаясь найти истину, мыслили совершенно свободно, надеялись и хотели познать ее непосредственно; они не могли осознавать чётко и ясно тех начал, которыми они руководствовались в познании истины; противоположность между мышлением и бытием не была проникнута их духом во всей ее глубине, рациональность была интуитивна, без строгой логической системности. Поэтому и в области законодательства государство, вообще говоря, стояло для них выше отдельных лиц.

Начало философии права было положено началом формирования представлений о естественном праве (в рамках теологии, философии, юриспруденции, политической науки). Стоит, однако, задаться вопросом, какова вообще дисциплинарная принадлежность философии права? Можно ли считать философию права особой наукой в рамках философского знания или это всего лишь часть общей теории права. Один из первых русских философов права К.А. Неволин ещё во второй половине XIX века вводит специальное понятие "философия законодательства". Он задаётся следующими вопросами: "Чем должна быть философия законодательства? Какую задачу она должна выполнить? Обыкновенно она занималась изложением прав и обязанностей человека, вытекающих из его чисто человеческой природы, и поэтому старалась изобразить только совершеннейший, какой возможен, для людей порядок жизни общественной, совсем не обращая или обращая очень мало внимания на несовершенные виды жизни общественной. Но таким образом явления этого последнего рода оставались непонятыми, необъясненными для разума, а с тем вместе не могло быть понято и существо совершенного устройства порядка общественного".

К.А. Неволин полагал, что философия законодательства должна, разрабатывать подходы к следующим проблемам:

1) определить составные начала, из которых слагается всякое законодательство;
2) обозначить различные возможные способы, какими могут быть сложены между собой эти составные начала для образования из них одного целого законодательства, более или менее полного и совершенного;
3) изложить совершеннейший способ соединения между собой разных начал, изобразив совершеннейшее целое, какое может быть из них составлено;
4) описать порядок постепенного образования законодательств и изменения их как с худшего на лучшее, так и с лучшего на худшее.

Вообще, можно сказать, что в целом, философия права является междисциплинарной наукой, соединяющей, прежде всего философские системные и методологические начала и юриспруденцию. Более того, философский контекст придаёт философии права статус интегративного гуманитарного знания.

Как философы, так и юристы претендуют на монопольное отнесение философии права к своему полю научных исследований. Поэтому все множество существующих концепций философии права в целом можно разделить на два основных направления: юридические и философские.

Первоначально сам термин "Философия права" появился в юридической науке. В философской традиции, специального термина для характеристики правовых явлений до этого времени специально термина не существовало. Так, в 1788 году немецкий юрист, профессор Геттингенского университета Густав Гуго впервые ввёл в научный оборот обозначенный выше термин в рамках своих размышлений о праве.

Итак, по замыслу Г. Гуго юриспруденция должна состоять из трех основных частей:

1) догматика (эмпирические знания, ремесло, юридическая практика);
2) философия права;
3) история права.

Два последних пункта образуют разумную основу научного познания права. Положительные законы, которые санкционирует государство, не могут бороться со злом, встречающимся в жизни, так как они лишь опора внешне существующего правового порядка.

Однако широкое распространение термина связано только с именем Г. Гегеля и его фундаментальной работой "Философия права". С точки зрения Г. Гегеля - философия права - это не юридическая дисциплина, а философская. Г.Гегель определил предмет данной научной дисциплины как идею права. Он писал: "Философская наука о праве имеет своим предметом идею права - понятие права и его осуществление".

Задача философии права, по Г. Гегелю, состоит в том, чтобы постигнуть мысли, лежащие в основе права, что возможно лишь с помощью правильного мышления и философского познания права.

Таким образом, мы видим, что налицо два подхода к определению характера философии права как науки в своих глубинных основаниях больше юридической или как науки в большей степени философской.

Необходимо отметить, что практически все основные философские течения философской мысли Х1Х-ХХ вв. - кантианство и неокантианство; гегельянство и неогегельянство; христианская философия (неотомизм, протестантизм); позитивизм, марксизм и неомарксизм, феноменология; философская антропология; экзистенциализм, постмодернизм - разработали свои философско-правовые концепции.

Этот вопрос также представляется крайне сложным. Например, существуют различные подходы к самому построению философии права. Первая точка зрения говорит о том, что философия права есть просто форма философского знания. На разных этапах человеческой истории философия занималась разными проблемами. Сейчас, к числу основных философских проблем относятся проблемы общества. Значит философия права просто современная форма философского знания, как в средние века философия выражала общие направления теологии.

Вторая точка зрения считает философию права обоснованием права, которое нуждается в легитимации.

Последняя точка зрения настаивает на том, что философия права - это преимущественно юридическая наука. Кроме функции легитимации, ученые - юристы выделяют еще и другую, методологическую функцию. Так уже упоминавшийся нами С.С. Алексеев считает, что философия права вместе с социологией права и специальной юридической теорией входит в состав теории права. Весьма известный и в советское время и сейчас теоретик Д.А. Керимов считает, что теория права состоит из философии права и социологии права.

Эти учёные размышляют в одинаковом ключе: философия права выполняет в системе юридических наук методологическую функцию. Философия права занимается разработкой логики, диалектики и теории познания правового бытия. Д.А. Керимов считает, что задача философии права направлять ученого юриста по правильному пути в исследовательском процессе, оптимизирует и рационализирует этот процесс.

Теперь необходимо дать характеристику отдельным функциям философии права.

Одна из основных функций философии права - легитимирующая. Она проявляется в способности философии оценивать существующие государственно-правовые институты как полезные и пригодные для достойного человеческого существования, или как противоречащие общественному развитию, в соотношении их с трансцендентальными принципами, идеями и ценностями.

Большое значение имеет мировоззренческая функция, которая играет важнейшую роль в концептуальных проявлениях философии права. Мировоззрение, как обыденное, так и теоретическое - это совокупность взглядов на мир как единое целое, на человека и его отношение к миру. Данная функция проявляется в том, что философия права способствует формированию правосознания и правовой культуры, без которых невозможно создание гармоничного правового социального пространства.

Методологическая функция философии права вытекает из той роли, которую философское знание играет в отношении большинства конкретных наук. Знания о смысле и предназначении права, которые вырабатывает философия права, задают направления в изучении конкретных правовых форм и служат основой общей теории права.

Эвристическая (познавательная) функция свойственна философии права лишь в контексте конкретизации специальных философско-правовых явлений, и отделения их от общефилософского содержания познания социальной реальности.

Философия права также выполняет эпистемологическую функцию, т.е. функцию системного отражения фрагментов правовой действительности. На её основе формируется "особое видение юридической действительности сквозь призму общих свойств и закономерностей, когда явление рассматривается с точки зрения всеобщей взаимосвязи, с учетом его места и роли в данной взаимосвязи, проявление единичного в общем, и общего через единичное".

Аксиологическая функция философии права состоит в выработке особой системы ценностей на основе принятия, осознания и реализации на практике правового начала.

Воспитательная функция философии права состоит в том, что ей принадлежит большая роль в воспитании как социальных групп так и отдельных граждан, которые, в результате изучения и принятия философско-правовых знаний должны обрести уверенность в том, что правовое ограничение свободы дает возможность стабильности и устойчивости социального развития и извлечения для всех максимальной полезности.

Если попытаться обозначить в целом предметное и проблемное поле философии права философии права как особого отражения, рефлексии по поводу предельных оснований права необходимо сконцентрировать внимание на тех проблемах, которые исследуются философией права. В существующей учебной литературе по философии права четкого и системного определения в отношении того, что образует предметное и проблемное поле философии права как особой системы философского знания.

Согласно подходу известного австрийского юриста А. Фердроса, задача философии права как юридической дисциплины состоит в том, что бы не ограничиваясь позитивным правом, дать нравственно - духовное обоснование обязательности законов. Он критикует традиционную юриспруденцию за изоляцию права от других социальных явлений.

Перечисленные точки зрения стремятся отождествить философию права с чисто юридической дисциплиной, но есть и принципиально иная точка зрения, которая настаивает на самостоятельности философии права, которая с теорией права не может быть отождествлена. Так, по мнению Тихомирова, философия права - это дедуктивное знание о праве, выводимое из общих знаний о мироздании, теория же права - это индуктивное знание, исходящее из достижений всех юридических наук.

Ученые-философы, считают точку зрения Д.А. Керимова грубой методологической ошибкой, поскольку и в этом случае отождествляют философию с наукой, должны отождествлять с сущим. Ведь философия плотно не интересуется содержанием какой-либо проблемы и до начала 19 века о праве судили в основном с позиций философии.

Затем появилась теория права как результат специализации познавательной деятельности, именно как наука о праве. Философия и теория права размежевались, так как по-разному смотрят на мир. Философия не просто старается познать мир как он есть, она старается познать его как он должен быть (философский тип правопонимания подразумевает, что человек должен быть внутренне свободен).

Наука зачастую выступает этически нейтральной в рамках общественного существования, а философия нет. Кроме того, в философии, в отличие от любой другой науки параллельно существуют совершенно разные теории. Таким образом, если мы рассматриваем философию права как часть философии, то мы говорим, что это часть социальной философии, а не философии науки. Философия права как философская дисциплина, активно взаимодействует с другими дискурсами (точками рассмотрения) права: социологий права, антропологией права, политологией права и т.д. Философия права - это междисциплинарная наука, интегративное знание, которое задаёт основное направление теоретического осмысления регулятивно-правовых явлений. Однако, если говорить о принадлежности такого знания либо к юриспруденции, либо к философии тех или иных вариантов философии права, то нам необходимо учесть концептуальное различие юридического и философского подхода к пониманию права.

Философия права является философской дисциплиной и входит в комплекс социально-философского знания. "Философия права может пониматься широко, любая философская система, претендующая на универсальность и общезначимость, вовлекает в поле своей философской интерпретации и право, другие правовые явления, определяет их место в жизни общества и человека".

Содержание фундаментальных проблем философии права имеет в своей основе философское знание, законы и категории общей философии, которые не иллюстрируются правовым материалом, а модифицируются. С одной стороны происходит адаптация философского знания к правовой среде, а с другой стороны эта среда порождает такие уровни осмысления правовой реальности, которые достигают высот философского обобщения.

В философии права как философской дисциплине (наряду с такими дисциплинами как философия религии, философия политики и т.д.) внимание сосредотачивается на потенциале определенной философской концепции в сфере права. Так, испанский правовед П. Бельда считает, что наука о праве как философская дисциплина занимается всеобщим порядком Вселенной и теми обязательствами, которые природа накладывает на человека. Следовательно, задача состоит в том, чтобы поведение человека в обществе привести в соответствие с требованиями его природы.

В центре философско-правовой концепции немецкого юриста А. Кауфмана стоят проблемы человека в праве, право как мера власти, соотношение права и нравственности. Философия права должна исследовать смысл права как сопротивления несправедливости, смысл вины и наказания за вину, то есть представлять собой философию надежды.

Кроме того, отечественный специалист в области антропологии права А.И. Ковлер отмечает, что для сегодняшней социальной действительности характерны: "...Процессы правовой глобализации (требующие, конечно, отдельного анализа) устанавливают, таким образом, иную иерархию правовых норм, чем та, в которой протекала жизнь предшествующих поколений; разрушают существующие типы правосознания Современная правовая теория, как и право в целом, должны дать ответ на вызовы правовой глобализации, адекватные масштабности возникшей проблемы". То есть значение философии права для формирования нового осмысления правовой реальности представляется уникальной и неповторимой.

В заключении по данному разделу можно сказать следующее. Существует такой аспект права, который может быть познан только философией. Но что же представляет собой философия права? Вопрос о предмете крайне дискуссионный. Сторонники позитивистского правопонимания от материальных основ права предлагают обратиться к формальной стороне. Сторонник сугубо юридического подхода считают, что философия права - это учение о смысле права, то есть о том в результате каких универсальных причин и ради каких универсальных целей человек устанавливает право.

Философия права и теория права

Важное значение для полноты уяснения предмета социологии права представляет его соотношение с другими науками, прежде всего с теорией права и философией права. Необходимо иметь в виду, что существует ряд точек зрения в изложении данной проблемы. Одна из них сводится к отрицанию самостоятельного характера социологии права, исходя из ее междисциплинарного характера.

Другое утверждение говорит о том, что социология права вытесняет теорию права (или в лучшем случае они выступают двумя составными частями одной общей науки). Такую точку зрения особенно активно отстаивают польские ученые Подгурицкий А. и Квашневский Я.

В исследовательских трудах по общей теории права тиражируется позиция, в соответствии с которой в границах этой единой теории есть относительно обособившиеся группы проблем, которые могут быть охарактеризованы как вопросы “философии права”, “социологии права”, “специально-юридической теории” (общей позитивной теории). Между тем возникает вопрос следующего характера: что именно следует понимать под каждой из отмеченных категорий.

Необходимо подчеркнуть, что современный этап развития научного знания, в том числе и правового, характеризуется увеличением аспектов (граней) изучения одного и того же объекта. Иными словами, объектная область у наук может быть одна, а предметная, учитывая содержание и специфику конкретной науки, различна. Дело в том, что предмет представляет категорию, обозначающую некоторую целостность, выделенную из мира объектов в процессе человеческой деятельности и познания. Таким образом, один и тот же объект изучается с большей специализацией и в дифференцированном подходе к нему различными науками. Например, “философия права”, “социология права”, “теория права”.

Вместе с тем развитие знания сопровождается и процессами интеграции. Подобное наблюдается тогда, когда новое знание рождается на стыке научных дисциплин. При этом интеграция знаний также определяет перспективы развития науки. Так, на стыке социологии и правоведения сложилась новая научная дисциплина - социология права, представляющая собой интегративный характер. И это вполне объяснимо, ибо социально-правовые исследования по своей природе носят комплексный характер. Данное положение применимо также к социологическим исследованиям в юридической науке. Социология права имеет собственно теоретическую часть, ряд проблем социологии среднего уровня (т.е. располагающихся между вопросами теории и эмпирическими данными) и, наконец, комплекс вопросов, относящихся к методологии и методике исследования. Говоря о соотношении теории права и социологии права, следует иметь в виду, что теория права, как самостоятельная дисциплина, имеет устоявшийся предмет исследования, систему категорий и понятий. Теория права и социология права - взаимообусловленные и взаимосвязанные направления научного анализа и вместе с тем обладающие своими особенностями.

Философия права занимает особое место в системе наук. Она представляет собой общенаучный феномен, интегрирующий всю совокупность принципов, путей и методов познания, выработанных всеми науками, в том числе и юридическими, применяемыми в процессе научного познания особенностей правовой деятельности, ее развития и практического преобразования.

Философия права генетически происходит не из самой себя, а благодаря конкретному изучению проявлениям права. В процессе такого изучения постепенно обнаруживалось, что всем правовым явлениям свойственны общие характерные черты, которые могут быть познаны определенными подходами, принципами, методами. Так зарождалась и эволюционировала философия права. Ее смысл заключен в гносеологическом обслуживании отраслевых юридических наук, исследующих конкретные правовые явления.

Назначение философии права - вооружить не только общую теорию права, но и все отраслевые юридические науки надежным гносеологическим инструментарием.

Философия права является познавательной основой всей системы юридических наук. Она включает ряд компонентов: систему методов познания; учение о таких методах, как общенаучные, так и частно научные средства познания. Все эти компоненты органически связаны между собой и взаимно обогащают друг друга.

Кроме того, объединяя познавательные возможности всех юридических наук, философия права обогащает исследовательский потенциал каждой из них. В основе синтезирующих качеств философии права лежит то, что ядром философии как методологической науки выступает единство диалектики, логики и теории познания. Это означает в обобщенном виде, что одна и та же система законов и категорий в диалектике выступает в качестве принципов познания объективного мира, в теории познания - как средство решения конкретных познавательных задач и в логике - как формы научного мышления.

Единство диалектики, логики и теории познания как методологической основы в познавательном процессе выступает в качестве важного средства перевода объективного развития в субъективное его осмысление.

Наряду с этим следует отметить, что философия права с точки зрения структуры имеет несколько уровней. Доминирующими из них являются: диалектика, определяющая основные направления и общие принципы познания в целом (высший уровень), общенаучный (средний), применяемый при познании особой группы одно-типичных субъектов; частно научный, используемый в процессе изучения особенностей отдельного объекта (низший уровень), переходной - от познавательно-теоретической деятельности к практическо-преобразовательной деятельности, вскрывающей общие пути и формы внедрения результатов научных исследований в жизнь.

Следовательно, философия права выступает в виде системного основания любого правового исследования. Это обстоятельство обусловлено следующим. Во-первых, выдвижением философии в качестве теоретической основы и исходной системы методов в правовых исследованиях. Во-вторых, применением общенаучных положений и выводов, образуемых междисциплинарными исследованиями и используемых в познании правовой реальности. В-третьих, ориентиром на широкое использование в процессе правового исследования чисто научных методов как самостоятельно добытых наукой, так и тех, которые разработаны другими специальными науками. В-четвертых, сосредоточением внимания на переходе от научно-познавательной к непосредственно практической деятельности. Этим самым доводится методологическая проблематика до его логического конца превращение субъективного в объективное, абстрактное в конкретное, правовую теорию в юридическую практику. Важно иметь в виду, что без такого аспекта философия права оказывается замкнутой в самой себе. Между тем ее смысл и назначение состоит в обслуживании познавательной деятельности всех и каждой юридической науки, в совершенствовании юридической практики.

В отличие от изучения права в философском аспекте, социология права исследует функционирование права в обществе под углом зрения социального аспекта. Проблема социального детерминизма права, разнообразных социальных функций права, а также условия его общественного действия - представляет собой предмет социологии права. Следует отметить, что это изучение воздействия права на поведение людей, представляющее собой опосредованное влияние на интересы и нужды социальных общностей, а также сочетающегося с целями правового регулирования.

Как наука социология права представляет собой определенным образом структурированную систему социальный знаний о праве как специфическом социально-юридическом феномене в его генезисе, а также в динамике, то есть как социально детерминированном и социально действующем явлении и процессе.

Она оказывает возрастающее влияние на комплекс юридических наук. Как часть общей социологии она опирается на весь ее технический инструментарий широко использует междисциплинарный подход к изучению права, беря на вооружение достижения в таких областях знаний, как социальная философия, статистика, социальная психология, математика и т. д. При этом по своей сущности и содержанию социологический подход противостоит догматическому и чисто нормативистскому подходам в исследовании права и правовых явлений. Дело в том, что он опирается на системный и функциональный методы и нацелен на широкоформатное изучение таких общезначимых вопросов, как: эффективность законодательства, сущность нормотворчества, механизм правосудия, мнение населения о праве и законодательстве, проблемы формирования правосознания в обществе, правовая социализация и т.д.

Социологический подход означает отказ от доминирующего в XIX в. юридического позитивизма. Он замыкается на изучении законодательства и подзаконных актов в их первозданном виде, т.е. в таком, в каком они были санкционированы законодательной и исполнительной властью. В отличие от него социология права, в ее широком понимании, изучает реальное действие правовых актов и отдельных норм на фоне и с учетом всей социальной регуляции, включая моральные ценности, обычаи, общественное мнение и т.д.

В то же время она изучает в комплексном виде все социально-правовые явления, в которых имеется юридическое содержание и где право предстает в виде причины, следствия или определяющего фактора (собственность, хозяйственные договоры, семья, планово-регулирующая деятельность государства и т.д.). Значительное внимание социология права уделяет при этом изучению эффективности законов и отдельных норм, основным социальным функциям права, анализу общественного мнения о нем и правосудию в обществе, месту и роли в нем юридическим институтам, престижу юридической профессии и т.д.

Таким образом, социология права, во-первых, представляет собой часть правоведения, изучающую социальные условия генезиса, развития и действия права в обществе; во-вторых - это научное направление, занимающееся изучением основ правопорядка, причин и условий социальных изменений, происходящих под влиянием права, с целью совершенствования правового регулирования общественных отношений. Рассмотренная структура социологии права в соотношении с философией права и теорией права дает возможность говорить о ее использовании в качестве конструирования специфической учебной дисциплины юридического характера. В условиях современного развития российского общества эта наука приобретает особый общественный характер, участвуя в научном разрешении актуальных вопросов теории и практики государственно-правового развития.

История философии права

Существенным фактором, который следует учитывать при изучении исторических типов правопонимания, является то, что современная история философии права, как и вся философия в целом, существенно отличается от традиционной историко-философской науки, характерной для XIX и начала XX века. Перестав быть всеохватывающей «наукой наук», философия вынуждена была критически переоценить весь арсенал своих познавательных средств и определить собственное отношение к другим наукам, включая исторические, накопившим богатый опыт работы с эмпирическим материалом (археология, этнография), с текстологическим анализом исторических документов и многое другое.

В начале XXI века уже ни один серьезный историк философии права не рискнет пускаться в умозрительные, абстрактные рассуждения о вневременной связи идей, понятий и принципов. В противном случае мы должны будем признать, что человек науки - не самостоятельная творческая личность, а некое подобие пассивного оракула, посредством которого «мир идей» заявляет о своем существовании.

Если не оспаривать общеизвестный факт, что те или иные идеи всегда связаны с определенной исторической эпохой, с определенным обществом, в котором они появляются и соответствующим образом утверждаются, то нас в первую очередь должен волновать вопрос: почему эти идеи возникают и осуществляются именно в данном обществе на конкретном этапе его развития? Уже сама постановка подобного вопроса предполагает новое видение правового контекста историко-философской проблематики, анализ которой не может довольствоваться чистым идеологизированием, ибо является отражением нашей потребности разобраться с условиями жизни людей, направляющими их интересы на определенные способы осмысления вещей, вовлеченных в сферу разнообразной человеческой деятельности. Из этого следует, что современная история философии права тесно связана с пониманием исторических закономерностей развития общества.

Следовательно, для плодотворного изучения истории философии права необходимо использование социологических знаний, тем более что сравнительное' правоведение многими юристами рассматривается как социологическая дисциплина, опирающаяся на специфическую компаративистскую методологию.

Как видим, практически невозможно провести четкую границу между философией и социологией права. Однако можно и даже нужно выбирать соответствующие научные приоритеты, чтобы не подменять один предмет исследования другим, так как любая изучаемая нами предметная область требует использования определенных познавательных инструментов в том порядке, который соответствует ее существенным структурным свойствам.

Таким образом, приступая к рассмотрению истории философии права, мы должны постоянно помнить о своеобразном принципе взаимодополнительности в сфере социального познания, подразумевающим сотрудничество, а не обособление гуманитарных наук.

Функции философии права

Мировоззренческая – наиболее общая функция права, она позволяет увидеть правовую сферу как подсистему более общей системы – социальной. Включение права в эту социальную систему помогает провести оценку права с точки зрения эффективности по отношению к обществу. Задача философии права сформировать объективный взгляд на право. Структура мировоззрения: правовое знание и убеждение, мировоззренческие оценки, критические оценки, ценностные ориентации. Субъектами мировоззрения являются отдельные личности, социальные группы, слои, классы. Философско-правовое мировоззрение представляет собой основу формирования правовой личности. Мировоззренческие установки можно определять как сотрудничество, так и как конфликты. Часто конфликты связаны с различным мировоззрением.

Методологическая функция. Методология – набор познавательных средств, методов, приемов, которые используются для изучения каких-либо явлений. Она ориентирует ученых на совершение деятельности. Философия права, таким образом, выступает в качестве методологической базы по отношению к другим юридическим наукам. Можно сказать, что философия права выступает как метод познания правовых явлений. Разрабатывает общие понятие (ценность, сущность, содержание), философия права формирует необходимый инструментарий исследователям права.

Гносеологическая функция. Предметная сфера гносеологии – познание права. Основная задача ее состоит в изучении предпосылок, условий истинности познания права. Эта функция позволяет установить соотношение права и правовой деятельности. Она устанавливает возможность и границы познания правовых процессов. Гносеология, как функция философии права включает в себя принципы познания. В частности, это восхождение от конкретного к абстрактному и наоборот, и как следствие установления истинности правовых явлений перед преломлением с деятельностью.

Аксиологическая функция. Аксиология – учение о ценностях. Здесь речь идет о ценностной ориентации философии права. Конечный результат – познание и разработка общего идеала. Исходя из современной конкуренции права, выступают такие ценности как равенство, свобода, справедливость.

Философия права – в большей степени это философская дисциплина, но здесь нет однозначного мнения:

1) Храпанюк: это чисто философская наука, отдаленная от юриспруденции.
2) Нельзя отделять философию права от юридических наук. Философия права составляет часть юридических наук (часть общей теории права).

В современной науке существует 2 точки зрения о месте философии права: Керимов: теория права состоит из 2-х частей – философия права и социология права. Общая философия дает основу для правовых исследований, философия права позволяет исследовать достижения других наук для исследования правовых явлений. Также философия права позволяет применять и различные частно-научные методы. Алексеев: теория права состоит из 3-х частей – философия права, социология права и специальная юридическая теория. В единой общей теории права есть обособленный круг проблем: философия права, социология права, специальная теория права. Философия права составляет методологические проблемы правоведения, в социологию права включена эффективность законодательства, структура и уровень правосознания населения. Специальная юридическая теория составляет проблемы источников права, классификации правовых норм и так далее.

Это деление носит условный характер, то есть это не подотрасли теории права, а главное направление. Дореволюционный исследователь Шершеневич рассматривал философию права в единстве с теорией права. Он считает, что научная философия должна строить свои положения только на позитивном праве. Таким образом, все точки зрения так или иначе стремятся отождествлять философию права с юридической дисциплиной. В качестве самостоятельной науки философию права почему-то никто не рассматривает, в этом состоит противоречие в их точках зрения, так как философия права имеет свои проблемы, свои вопросы, свои методы исследования (особые подходы). Философия права – самостоятельная наука, находятся на стыке философии и юриспруденции (взаимосвязь и взаимодействие философии права и общей теории права).

На сегодняшний день можно рассматривать философию права, как самостоятельную науку, так как раздел между философией права и теорией права оказывается высоким и четким (так как задачи, методы настолько различны). Теория права выступает как индуктивное знание, тогда как философия права формируется как дедуктивное знание. У них общей объект познания прав, реальность, но изучают они ее под разными углами: теория изучает что привело к возник-ю права, его развитию и существованию, а философия права занимается определением роли/места права в рамках действительности. Различия в предмете: предмет философии права - это ценность, смысл права, государства; а теории – закономерности возникновения права. Теория ориентирована на объективное установление существенности права, а философия права на понимание ценностного соотношения человек-право. Таким образом, философия права – самостоятельная наука и учебная дисциплина, которая призвана выполнять целый ряд функций.

Современная философия права

Право самым тесным образом связано с философией. Фундаментальные проблемы права, такие как справедливость и равенство, свобода и ответственность, власть и воля, и многие другие являются одновременно и важнейшими философскими проблемами. А их решение уходит своими корнями в осмысление сущности человека и поиски смысла его бытия, которые традиционно исследовались философией.

«Что такое свобода? Сколько ее надо человеку? Что такое равенство и возможно ли оно в обществе? Есть ли справедливость? Или это только идеал?». Эти и другие вопросы с самого зарождения философии составляли важную ее часть. Уже с древности почти все, кого человечество запомнило как серьезных мыслителей, размышляли о философско-правовых проблемах. Конфуций и Мо-цзы, Платон и Аристотель, Августин Блаженный и Фома Аквинский, Томас Гоббс и Джон Локк, Кант и Гегель – эти и многие другие выдающиеся философы стали классиками философии права, внесли весомый вклад в юридическую науку.

Будучи квинтэссенцией культуры, философия объединяет мировоззренческими идеями все формы человеческой жизнедеятельности, наполняет ими каждую сферу общества, будь то экономическая, социальная, политическая, духовная или правовая. Философские рассуждения присутствуют везде, где необходимо уметь сформулировать идеалы и выдвинуть цели, критические оценить теоретические и практические результаты жизни и деятельности людей, предложить пути развития социума.

Поскольку в каждой из областей общественного бытия мировоззренческие установки и поведение человека характеризуются существенной спецификой, философские идеи взаимодействуют с конкретно-научным знанием. Вот почему в системе общефилософского знания развиваются такие его разделы, как «философия науки», «философия истории», «философия искусства», «философия политики», «философия религии», «философия права» и т.д.

Философия и право, как формы общественного сознания, выполняют важные, тесно взаимосвязанные между собой функции осмысления социального бытия. Философия имеет своим идеалом Мудрость, формирующую рациональные основы духовности, которая проявляется в научно-теоретическом единстве общественного сознания. Идеалом права выступает Закон, с одной стороны, опирающийся на господствующее в обществе мировоззрение, а с другой – практически определяющий формы и границы поведения людей с учетом государственных и общественных интересов, их ценностных предпочтений, потребностей и возможностей.

Понимание, осмысление и интерпретация глубинных истоков и основополагающих понятий права, его мировоззренческих ориентиров составляют основной дискурс философии права. Козьма Прутков мудро заметил, что полнота флюса одностороння. Чтобы юрист не уподоблялся такому сравнению, ему нужна полнота знаний о феномене права. На философской основе происходит формирование личности юриста, его убеждений, ценностных и нравственных установок, позволяющих успешно выполнять профессиональные обязанности, постигать единство Мудрости и Закона. Такую возможность ему предоставляет философия права.

Право, как известно, это совокупность общеобязательных правил поведения (норм), установленных или санкционированных государством. Многообразная духовной жизни общества предполагает разнообразие в осмыслении природы права. Не претендую на всеобщность, выделим некоторые характерные, на наш взгляд, мировоззренческие основания современной правовой реальности.

Среди других форм общественного сознания право является одним из сложных объектов познания. Дело в том, что право тесно связано с такими формами общественного сознания как философия, мораль, религия, политика. Часто получается так, что исследователи смешивают эти формы, не могут методологически правильно определиться в своих предпочтениях одной из них, путают понятия. Да и сама общественная практика дает немало примеров того, что одна форма общественного сознания проникает в другую и порой сложно, например, отличить нормы морали и права, религии и права. Философии в силу своей методологической вооруженности вполне по силам развести эти формы общественного сознания и дать научно выверенный результат по их разграничению и правильному пониманию. Поэтому здесь напрашивается вывод о том, что философия права – это философская дисциплина, имеющая своим предметом общие закономерности функционирования права, взятых в их историческом и социокультурном развитии, определение и осмысление смысла права и его основополагающих понятий.

Философия права выполняет по отношению юридическим наукам методологическую функцию. Под методологией понимается система методов, применяемых для исследования той или иной реальности, а также философское учение об этих методах. А метод, как известно, – это путь достижения определенных целей, способ получения нового знания о реальности. Исходя из этого, можно определить, что метод философии права представляет собой совокупность познавательных средств, позволяющих исследовать многогранную правовую реальность в ее связях с другими элементами общественного бытия, а также теоретический анализ этих средств. Арсенал этих средств достаточно широк. Так как современная юриспруденция представляет собой чрезвычайно разветвленную совокупность отдельных отраслей, каждая в процессе исторического развития выработала множество частных методов и методик, приемов действия с объектами права.

В любой последовательной философско-правовой теории ее предмет методологически осмыслен, а метод - предметно выражен. Именно поэтому такая теория имеет методологическое значение, обладает функцией метода познания и выполняет эту роль или непосредственно, или опосредованно, как составной момент философско-правовой теории.

В силу их большой познавательной ценности и эвристического потенциала методы некоторых глубоких и оригинальных философско-правовых теорий приобретают в последующем независимое от предмета соответствующих теорий существование и методологическое значение. В качестве подобных методов в философии права используются, например, методы диалектического, исторического, онтологического, аксиологического, феноменологического, экзистенциалистского, системного, сравнительно-правового исследования и т.д.

Конечно, всякая новая философско-правовая теория может возникнуть лишь на основе предшествующих теорий и находится с ними в необходимой преемственной связи. Это проявляется также и в плане использования уже доказавших свою познавательную ценность различных методологически значимых средств и приемов исследования определенного объекта, форм организации и систематизации нового философско-правового знания об объекте, принципов интерпретации и оценки прежних концепций и новой теории в общем контексте всемирной философии права, способа соотношения философско-правовой мысли и исследуемой объективной действительности и т.д. Однако при этом следует учитывать, что соответствующие методы как прошлых, так и современных философско-правовых теорий - в том числе и методы, за которыми признается философское и общенаучное значение, - познавательно связаны с предметами своих теорий и вне их познавательного смыслового единства со своим предметом приобретают в других теориях иное познавательное значение и другое предметное выражение. Так, у разных приверженцев диалектического метода (Гераклита, Гегеля, Маркса и т.д.) - совершенно различные философско-правовые учения. То же самое можно сказать о философско-правовых концепциях приверженцев других общефилософских и общенаучных методов.

Дело в том, что всякое новое философско-правовое учение - это в меру своей познавательной новизны новая теория со своим новым предметом и новым методом, поэтому в таком новом познавательном контексте положения прежних теорий имеют познавательное значение лишь в качестве соответствующим образом творчески осмысленных, преобразованных, освоенных и подчиненных (по логике прогресса познания) моментов положений новой теории (ее предмета и метода). Сохранение чего-то познавательно-ценного из других (прошлых и современных) теорий - это не его повторение, а его развитие и обновление в адекватных формах новой познавательной ситуации, в смысловом контексте новой теории.

Типология философских концепций права. В зависимости от того, как философия права интерпретирует правовую реальность, выделяют различные философско-правовые концепции, которые обусловлены двумя основными видами права – естественным и позитивным.

Под естественным правом понимаются идеальные факторы права, которые выражают его глубинную сущность. Они существуют в сознании субъекта (правосознании) как его установки, как идеал. Можно сказать, что это очищенная от случайно-бытовых явлений форма должного в отношениях между людьми, которые регулируются правом. Следует подчеркнуть, что естественное право определяет исходные принципы, на основе которых принимаются (должны приниматься) правовые нормы и на основе которых происходит их оценка исходя из иерархии ценностей, которую задает философия.

Естественно-правовой подход связывает рассмотрение юридических проблем с основными человеческими ценностями: свободой, справедливостью, правом на жизнь, независимым статусом человека и др. В то же время он ориентирует на естественную, а, следовательно, живую, развивающуюся действительность, в том числе и с точки зрения требований и норм, касающихся взаимоотношений с природой.

Естественно-правовой подход при рассмотрении вопросов права имеет существенное методологическое значение еще и потому, что требования естественного права обладают свойствами, близкими к свойствам явлений природного, естественного порядка. А именно – абсолютной безусловностью, категоричностью, неподвластностью конкретным ситуациям (в том числе произволу, усмотрению отдельных лиц), неотвратимостью спонтанного наступления отрицательных последствий при игнорировании естественно-правовых требований.

Под позитивным правом понимается действующая система права: правовых норм, отношений и судебных решений. Иначе можно сказать, что это фиксированная различными нормативными документами система требований государственных институтов, выраженных в законе. Позитивное право представляет собой институционное образование: оно существует в виде внешне объективированных институтов, формализованных юридических норм, выраженных в законах, иных общеобязательных нормативных юридических документах. Подчеркнем, что решающую роль в формировании права играет его выражение в письменном виде.

Можно обозначить следующие основные свойства позитивного права:

- нормативность – это свойство права характерно для права как регулирующей системы, при помощи которой может быть достигнуто постоянное воспроизводство присущих данному обществу ценностей, условий и форм жизнедеятельности;
- определенность, при которой в письменных документах оказывается возможным достигнуть предельной точности, ясности, конкретности в определении круга субъектов, прав, обязанностей, санкций, юридических гарантий и пр.;
- государственную обеспеченность, то есть, гарантированность действия права, возможность сделать реальным предусматриваемый государством порядок прав и обязанностей, внедрение его в общественные отношения.

Таким образом, при онтологическом единстве естественного права и позитивного права можно выделить следующие различия между ними:

- естественное право полагается производным от природы, от духовно-нравственных исканий человека жить в мире и порядке. Позитивное же право создано людьми и реализуется через государство;
- естественное право возникает по мере развития культуры, а позитивное право только с появлением государственности. Естественное право идеально по своему содержанию и не тождественно законодательству. Позитивное право отожествляет себя с законодательством и потому более принадлежит цивилизации, а не культуре;
- естественно-правовые нормы выражаются как в юридических документах, так и в виде обычаев и традиций. Позитивно-правовые же нормы предполагают только официальную фиксацию в виде нормативных актов юридического характера;
- основополагающие права человека на жизнь, свободу, собственность, личное достоинство считаются по естественному праву принадлежащими ему по рождению. Позитивное право полагает, что свободы и права человек получает от государства;
- идеи естественного права покоятся на моральных и религиозных основаниях. Позитивное право в основе своей опирается на волю и силу государства и убеждено в необходимости и достаточном характере такого обоснования;
- высшими ценностными устремлениями для естественного права служат идеалы общего блага, свободы и справедливости.

Считаем важным подчеркнуть, что степень развитости философии права и ее место в системе наук зависят от общего состояния философии и юриспруденции в обществе. Имеют также значение степень развитости и места в обществе науки, морали, религии, связи между различными формами общественного сознания. Огромное значение здесь имеют политика и идеология. Так, в недалеком прошлом отечественная научная общественность под их влиянием была вынуждена находиться на обочине развития мировой философско-правовой мысли. Только после 90-х гг. XX в. положение изменилось. И сейчас философия права утверждает себя в науке и образовании в качестве самодостаточной философской дисциплины.

В настоящее время можно говорить о формировании такого самостоятельного философско-правового направления исследования правовой реальности, как эстетика права. Считаем, что влияние эстетики на правовую реальность в целом, проблемы эстетического воспитания личности юриста и эстетического компонента юридической деятельности требуют более пристального внимания ученых социально-гуманитарного профиля.

Умение осознать высокий гуманистический смысл своей деятельности, философски обосновать свою мировоззренческую позицию и принимаемое правовое решение, является признаком высокого профессионализма и гражданской зрелости юриста. Это в значительней степени определяется мировоззренческими установками юриста, на формирование которых призвана оказывать влияние философия права. Попытки решать фундаментальные теоретические проблемы права без философского их обоснования приводят, как правило, к релятивизму, либо - догматизму. Поэтому необходимость изучения студентами юридических вузов и факультетов философско-правовых знаний определяется, прежде всего, потребностями их будущей специальности. Изучение философии права в значительной мере способствует фундаментализации образования будущих магистров, их развитию в качестве самостоятельно и творчески мыслящих личностей. Это объясняет то основополагающее место и значение, которое занимает философия права в системе учебных и научных дисциплин, изучаемых в магистратуре юридического вуза.

Философия права не ставит целью решение конкретных проблем юриспруденции. Она помогает юристу осмыслить мировоззренческие проблемы права, учит широте мышления, умению преломлять полученные знания в практику. Это определяет роль философии права в системе юридических наук как общеметодологической дисциплины.

Философия права - это философская дисциплина, исследующая общие закономерности функционирования права, взятые в их историческом и социокультурном развитии. Она также выявляет смысл права, препарирует его основополагающие понятия. От юридических наук философия права отличается тем, что она исследует общие закономерности становления и развития права, его ценностные основания на философском уровне Философия права учит ясности и организованности юридического мышления.

Структура философии права в целом соответствует структуре философии, но особое значение здесь имеют онтологические, гносеологические и аксиологические аспекты осмысления правовой реальности.

Философия постоянно обращалась к анализу правовой жизни общества, поскольку без осмысления права невозможно понять смысл и источники существования социума. В свою очередь, право, будучи сложным социокультурным образованием, всегда испытывало настоятельную потребность в философско-мировоззренческих обобщениях. В практическом плане зарождение и развитие философии права связано с постоянно проявляющейся потребностью совершенствования организации и управления жизнедеятельностью общества.

Философия права в России

Начало преподавания и научной разработки проблем философии права в России относится к XVIII в. Дореволюционный русский юрист, ученик Б.Н. Чичерина И.В. Михайловский характеризовал Неволина как основателя философии права в России. «Наше отношение к западной науке, – писал русский юрист конца XIX в. – начала ХХ в. Н.М. Коркунов, – можно сравнить с отношением глоссаторов к римской юриспруденции. И нам приходилось начинать с усвоения плодов чужой работы, и нам, прежде всего надо было подняться до уровня иноземной науки... Тем не менее, в каких-нибудь полтораста лет мы почти успели наверстать отделявшую нас от западных юристов разницу в шесть с лишком столетий».

Первым русским профессором права был С.Е. Десницкий (1740-1789), который во многом разделял взгляды Г. Гроция о естественном праве. К числу первых работ русских юристов по философии права относится произведение В.Т. Золотницкого "Сокращение естественного права, выбранное из разных авторов для пользы Российского общества" (СПб., 1764). В 1818г. увидела свет книга русского юриста А.П. Куницына " Право естественное", находившаяся под влиянием идей Канта. Книга эта как проповедующая "вредное учение" вскоре была запрещена правительством, а ее автор был изгнан из Петербургского университета и Александровского лицея.

Заметной вехой в становлении философско-правовых исследований в России явилась "Энциклопедия законоведения" К.А. Неволина, профессора Киевского университета. Он был одним из немногих (наряду с П.Г. Редкиным, И.В. Киреевским) русских слушателей лекций Гегеля в Берлинском университете и хорошо знал о состоянии европейской философии права в то время.

Задачи научного законоведения Неволин освещал с позиции различения естественного права (естественного закона) и позитивного права (положительного закона). При этом естественный закон он трактовал как "идею законодательства", а позитивный закон – как ее "проявление". Свой философско-правовой подход к закону он обосновывал так: существо закона – это правда, а "существо правды может быть определено только в философии".

Философско-правовая проблематика основательно разрабатывалась в середине XIX в. в трудах П.Г. Редкина. Сперва он был гегельянцем, а затем перешел на позитивистские позиции.

Философия права, согласно Редкину, является юридической дисциплиной, поскольку общим предметом и философии права, и позитивной юриспруденции является право. При этом содержанием положительной юриспруденции является "положительное право, право реальное, действительное, т.е. когда-либо и где-либо положенное, установленное в действительности, в реальности, в каком-либо государстве или обществе вообще, в виде законодательного или обычного права".

Отличительная же особенность философии права состоит в том, что она "имеет своим содержанием философское, естественное или природное, рациональное, т.е. мыслимое разумом человеческим, право, или идеальное право, первообраз права (ius naturаle или ius naturae), имея в виду представить то, что праведно и справедливо (iustum) или в чем состоит правда и справедливость (iustitia)".

В философско-правовых воззрениях Б.А. Кистяковского идеи неокантианства и трактовка естественного права в духе ценностей либерализма, неотчуждаемых прав и свобод личности, правовой государственности и т.д. сочетались с религиозно-нравственным восприятием "правды социализма" в смысле необходимости справедливого решения социального вопроса и защиты неимущих на основе христианских представлений об осуществлении "солидарных интересов людей".

Наиболее видным представителем юридического позитивизма в России был Г.Ф. Шершеневич (1863-1912), который в своих работах развивал формально-догматическую трактовку права, опираясь на позитивистскую философию О. Конта и Дж.Ст. Милля и продолжая традиции английской аналитической школы (Дж. Остин) и континентального юридического позитивизма (ранний Р. Иеринг, К. Бергбом и др.).

Критикуя исторически сложившуюся философию права как философию естественного права (с его противопоставлением позитивному праву и т.д.), Шершеневич считал, что она создана философами, профессионально не знавшими действительного права и задач правоведения. В противовес этому Шершеневич выступал за философию позитивного права, которая своими критическими исследованиями действующего права и понятийного аппарата юриспруденции и своими предложениями о совершенствовании права (положениями о том, каким должно быть право) должна решать важные задачи правоведения "в сфере критики и политики" права. Такая позитивистская философия права, согласно Шершеневичу, включает в себя общую теорию права (в качестве теоретической части философии права), историю философии права и политику права.

Неопозитивистские взгляды в их крайней версии развивал в начале ХХ в. В.Д. Катков. Он утверждал, что "право есть закон в широком смысле", и стремился полностью преодолеть понятие "право" как "плод схоластики и рабства мышления" и заменить "право" властным "законом". "Нет, – писал он, – особого явления "право", в том смысле, в каком существуют такие особые явления, как "закон", " государство ", "правило" или "норма поведения".

Философия права концепции

Средние века связаны с господством теологического мировоззрения, которое во многом отражало реалии феодального времени, когда правили не законы, а государи. Но любые новые идеи, любой новый строй вырастают в недрах старого. Для правовой проблематики чрезвычайно важным является период XI-XII вв., когда закладываются основы современной европейской традиции права. Этому способствовали: григорианская реформа; рецепция римского права; возникновение канонического права католической церкви; возникновение светских систем права, которые содержали зачаточные элементы буржуазного права; схоластический метод; возникновение и рост большого количества городов; возникновение университетов и сословия юристов-профессионалов в современном смысле слова.

Около 1080 г. был найден корпус римского права. Сначала в Болонской юридической школе, а затем в других университетах Европы начинается его изучение и обучение по нему юристов. Кодекс римского права не был кодексом в современном значении, не содержал теоретического анализа, а был предназначен для последовательного решения конкретных дел. Но в сложном переплетении конкретных норм, юридических тонкостей и толкований, в огромном количестве правовых терминов чувствовалась система отвлеченных понятий, которые можно применить к настоящей юридической практике. Средневековые юристы XII в. вывели концептуальные моменты из эмпирических положений Кодекса. Именно они создали теорию договорного права из конкретных типов римских договоров, определили право владения, разработали учение об оправданном применении силы, систематизировали тексты на основе более общих принципов.

С течением времени к изучению римского права было прибавлено изучение канонического права, которое было действующим в то время, реально применялось церковными судами. Далее под руководством подготовленных юридических кадров развивается светское право (городское, торговое, королевское, морское, феодальное, манориальное). Учебная программа обогащается обращениями к современной правовой проблематике. Теоретически переработанное средневековыми юристами римское право становится образцом, идеалом. В нем было то, что отсутствовало в реальных законах, - систематичность и теоретичность, концептуальная ясность, отточенность терминологии. Новые становящиеся законы "пропускаются" через призму римского права, комментируются и приобретают черты научной убедительности, авторитетной доказательности.

Большую роль в становлении новой юридической парадигмы сыграл схоластический метод. Он применялся точно так же, как и в теологии. Римское право признавалось воплощением разума, практической реализацией творческих возможностей человеческого гения. В этом смысле оно было авторитетом аналогично тому, как божественный разум выступал предельным авторитетом в средневековой философии. Даже если система не проглядывала сквозь туманную эмпирию римских норм, ее следовало найти, нужно было объяснить противоречия и лакуны. Для объяснения был использован диалектический метод, который понимался в схоластике как стремление к примирению противоположностей. Соединение диалектики с анализом (способ выявления противоречивых и неясных мест) и синтезом (способ подведения лакун под более общую теорию, которая бы объяснила противоречия) привело к появлению первых стандартов гуманитарного знания. Для нашей проблематики это особенно важно. Дело в том, что с понятиями права и закона в средние века обращаются более свободно, гибко применяя к ним толкования в духе образца, заданного рецепцией римского права, что с необходимостью приводит к появлению теории права.

Нельзя сказать, что последующие эпохи Возрождения и Просвещения полностью наследовали высшие образцы средневековой схоластики, но все-таки влияние последней было огромным. Именно в рассматриваемый период средневековья был осуществлен союз греческой философии (ее концептуально пересмотренной диалектики) и римского права.

Остановимся теперь на теориях естественного права. Наибольший интерес имеют теории, возникшие примерно в XVI в. и позднее. В них можно обнаружить элементы современных представлений, гениальные догадки и мечты о справедливом устройстве общества на правовых началах. Но термин "теория" в названии "теория естественного права" употреблен в очень широком значении, здесь теории претендуют лишь на одну из своих основных функций - объяснение природы права. В XVIII и XIX вв. появляются философские концепции, претендующие на систематическое изложение основ права, резко отличающиеся от фрагментарных высказываний и политико-литературных произведений предшествующих эпох, их можно условно назвать философскими теориями права.

Рассмотрим взгляды наиболее видных представителей теории естественного права.

Французский философ и политический деятель эпохи Возрождения Жан Боден (1530-1596), автор "Шести книг о государстве", считает, что существуют законы божественные, природные и государственные. Он резко критикует платоновский проект государства, основанный только на общественной собственности. Аргументация Жана Бодена следующая: "Но он (Платон. - Авт.) не учел, что, если бы этот проект был осуществлен, был бы утрачен единственный признак государства: если нет ничего, принадлежащего каждому, то нет и ничего, принадлежащего всем; если нет ничего частного, то нет и ничего общего". Естественные и божественные законы запрещают кровосмешение, прелюбодеяние, отцеубийство, стоят на страже частной собственности (не укради). Поэтому справедливо устроенное государство должно иметь такие законы, которые сохраняли бы общественное и не давали возможность покушаться на собственность каждого подданного. Государство и властители не могут нарушать естественное право, потому что сами ему подчиняются. Если частная собственность будет обобществлена, то не станет ни государства, ни семьи.

Сущность философии права

Для уяснения специфики философии права как особой теоретической дисциплины необходимо выявить сущность и особенности философского подхода к праву.

Известно, что любая наука, определяя свой предмет исследования, как правило, оставляем в стороне вопрос о месте предмета этой науки в общей картине мира и о его отношении к сущности человека. Частные науки принципиально не могут «заглянуть» за свой «исходный пункт», свои базовые положения, и в этом их ограниченность. Так, И. Ньютон называл гравитацию высшей «причиной», позволяющей объяснять природные явления, но для которой он не мог найти причину ее самой в рамках той механики, которую он создал.

Что же касается философии, то ее сфера интересов как раз начинается там, где заканчивается сфера интересов частных наук. Философия обосновывает базовые положения частных наук, подводя их под свои «предельные основания», выявляя их смысл. Например, аксиомой, исходным пунктом юриспруденции как частной науки является предположение о том, что право является порождением воли субъекта государственной власти, что детерминирует в свою очередь вытекающее из него требование исполнения норм права. Это положение представляет собой не что иное, как выражение сущности позитивного права. Но постичь действительный смысл правовых явлений мы можем, лишь заглянув за пределы этой аксиомы, т.е. пытаясь отыскать основания ее самой.

Поэтому и считается, что предметом философии права являются внеюридические (предельные) основания права, которые в трактовке некоторых авторов справедливо раскрываются как познавательные, ценностные, социальные и антропологические основания права. Теория же права представляет собой, главным образом, учение о действующем праве. Именно в сфере теории права происходит развитие «всеобщих правовых понятий», которые выводятся из конкретного опыта функционирования отдельных отраслей права.

Понятийным арсеналом теории права являются такие понятия, как «закон», «правоотношение», «субъект права», «правовая обязанность», «субъективное право», «обязательство», «ответственность» и др. Они представляют собой несущие конструкции позитивного права, его «понятийный каркас». Благодаря им происходит «оформление» и «упорядочивание» нормативной системы и понятийного аппарата правоведения в целом. Хотя философия права в своем анализе оснований права может использовать понятия позитивной науки о праве, однако она имеет и свои собственные категории, такие как «идея права», «смысл права», «цель права», «справедливость», «свобода», «равенство», «признание», «автономия личности», «нрава человека» и др. Само по себе позитивное право не является предметом философии права. Позитивное право интересует философию права лишь в соотнесении с естественным правом, с позиции которого оценивается действующее право.

В данном случае естественное право, оценивая позитивное право, играет роль как бы «права в праве». Благодаря такому соотнесению и оценке, позитивное право оказывается легитимированным (узаконенным) и одновременно лимитированным (ограниченным) в своих притязаниях. В целом можно согласиться с идеей о том, что предмет философии права соотносится с понятием «естественного права», а предмет теории права с понятием «позитивного нрава», однако следует подчеркнуть условность такого разграничения.

Более точным будет утверждение, что философия нрава изучает «мир права» («правовую реальность» как философский аналог понятия «правовая система») в его всеобщности и целостности, его смысловое содержание. Здесь под правовой реальностью понимается вся совокупность правовых феноменов: правовых норм, институтов, существующих правоотношений, правовых концепций, явлений правового менталитета и т.д.

Философское осмысление и научное познание права: отличие предмета и метода. Специфика философии права как самостоятельной научной дисциплины проявляется в различии между философским осмыслением права и его научным познанием.

Различие по методу лежит в области семантического (т.е. смыслового.) и функционального отличия понятий «объяснение» и «понимание». Любая частная наука, в том числе и юриспруденция, рассматривает свой предмет как объект, находящийся вне познающего субъекта и относительно противостоящий ему. Причем познающийся объект признается в данном случае как факт, как то, что существует в реальности. Философия же стремится к пониманию, осмыслению должных ценностей и смыслов, раскрывает мир таким, каким он должен быть.

Этот мир совершенных ценностей и смыслов дает человеку стимул для изменения бытия, поскольку то, что должно быть, воспринимается им как идеальное по отношению к тому, что существует в реальности. Поэтому юриспруденция, изучая закономерности функционирования действующего права, описывает право таким, каким оно является, а философия права таким, каким оно должно быть. На основе этой идеальной правовой нормы и происходит оценка философией права существующей правовой реальности.

Причем философия права стремится не просто объяснить противостоящую человеку правовую реальность, но и понять ее.

По этому поводу известный итальянский философ права Ф. Джентиле пишет: «В юридическом опыте сосуществуют — логическая форма, экономический интерес и этические ценностные позиции; они смешиваются друг с другом настолько, что невозможно не задаться вопросом о взаимосвязи между ними, тем, что есть, и тем, что должно быть. Отсюда вытекает, что лишь подлинно философское восприятие жизненных отношений способно привести к цели».

Философско-правовая рефлексия. Если сферу предмета философии кратко можно выразить термином «основания», то сферу ее метода — термином «рефлексия» или «критика». Рефлексия (от лат. reflexio — отражение) в современном гуманитарном знании понимается как анализ собственных мыслей и переживаний; размышление, полное сомнений и колебаний. Частные науки, в том числе и юриспруденция, по своему методу догматичны, т.е. не занимаются критической проверкой своих оснований, философия же но своей природе критична, она постоянно оценивает свои основания. Такая оценка и представляет собой философскую рефлексию. Как отмечал Д. Коллингвуд, философское сознание никогда не думает просто об объекте, но, размышляя о каком бы то ни было объекте, оно также думает о своей собственной мысли об этом объекте. Философия поэтому может быть названа мыслью второго порядка — мыслью о мысли.

Рефлексия является обязательным элементом философско-правового познания. Более того, именно саморефлексивный характер философии права обусловливает то, что проблема ее предмета оказывается одним из центральных вопросов этой дисциплины. Рефлексия же оснований права и государства, по мнению немецкого философа права О. Хёффе, — это критический анализ «легитимации и ограничения политического сообщества». Другой стороной рефлексии философии права как критического анализа своих оснований есть обсуждение или дискурс. У того же О. Хёффе мы находим выражение «философский дискурс справедливости». Поэтому рефлексию и дискурс можно назвать важнейшими особенностями метода современной философии и философии права.

Произведенный анализ позволяет нам дать следующее определение рассматриваемого раздела знания. Философия права — это философское учение о праве, отвечающее на вопросы, возникающие в правовой сфере методом философии. Ее предметом является, прежде всего, выявление смысла права, а также обоснование понимания этого смысла. Данное определение не охватывает всего многообразия проблем философии права, но позволяет сосредоточиться на ее стержневой идее, связанной с представлением о праве как способе человеческого бытия.

Определение предмета философии права позволяет перейти к выяснению ее места среди других наук, а также ее основных вопросов и функций.

Развитие философии права

Формирование и развитие философии права как особой самодостаточной научной дисциплины не есть продукт неких умозрительных логических операций за письменным столом по соединению фрагментов философии и правоведения. Это — обусловленная самой логикой жизни и рассматриваемых областей знаний интеграция философских идей и данных правоведения.

При этом необходимо сразу же отграничить философию права от обычного использования на юридическом материале философских категорий, терминологии и даже целых философских систем. Такое использование — например "приложение" к праву категорий диалектики, феноменологии, экзистенциализма, герменевтики, аксиологии, теории систем— означает в оптимальном варианте обогащение гносеологического, познавательного инструментария пои теоретической проработке тех или иных правовых проблем. Это может дать в юриспруденции известный познава-тельный эффект, привести к существенному приращению правовых знаний. Особенно тогда, когда к правовому материалу прилагаются не общефилософские, тем более идеологизированные абстрактные категории, а данные передовых философских наук. Такой эффект наступает, например, при характеристике роли права с учетом выводов аксиологии, при включении в толкование права данных современной герменевтики.

Впрочем, нужно с сожалением заметить, что использование данных философии может привести и к спекулятивному догматическому философствованию по правовой проблематике, да к тому же с идеологической нагрузкой, а то и к другому отрицательному результату — всего лишь к "философско-терминологическому переодеванию" давно известных понятий, результатов исследований, фактов. Справедливо замечено в литературе — со ссылкой на Б. Спинозу, что "само по себе применение философских терминов к праву новых смыслов не рождает, оно их только поверхностно множит".

В советском обществе именно последняя из указанных тенденций стала определяющей при конструировании "марксистско-ленинской философии права". Рассуждения о "свободе воли в праве", о "случайном и необходимом" в пра-воотношениях, о "формах" права (сопровождавшиеся порой предложениями заменить сложившиеся юридические термины философскими, например, "источник права" тер-мином "форма права") представлялись в виде философии права, своего рода вершины юриспруденции.

Вместе с тем надо заметить, что и творческое результативное использование философских положений в правовом материале само по себе не приводит к формированию особой области знаний, которая имела бы характер особой научной дисциплины, — философии права. В данном случае перед нами явление иного порядка: происходит обогащение теории права — той обобщающей теоретической правовой науки, фактическую основу которой образуют "выведенные за скобки" общие и повторяющиеся данные конкретных юридических дисциплин.

Когда же, при наличии каких условий использование философских идей дает наиболее значимый науковедческий эффект — формирование и развитие философии права как особой научной дисциплины?

Исходный момент здесь таков. Поскольку право — область практической жизни людей, философско-правовые разработки лишь тогда обретают необходимую содержатель-ность и теоретическую весомость, когда они органически увязываются с "живым" правовым материалом, становятся прямым результатом его творческого осмысления. Философские основы в рассматриваемой дисциплине должны получать продолжение и в итоге образовывать материал целостной науки на основе данных, непосредственно вытекающих из существующей правовой культуры, самой развивающейся правовой материи — законодательства, общественно-политической и правовой практики его применения.

Стало быть, философия права — не только идеи, но и реальная правовая жизнь, через которую (жизнь права) философско-правовые идеи не просто уточняются, коррек-тируются, а формируются.

Известно, например, что замечательный философ Фихте дал настолько точную, изящно-философскую разработку категории прав человека и — что особо существенно — их особенностей как категорий естественного права, что, казалось бы, они уже в то время, на пороге XVIII—XIX веков, должны были бы образовать основополагающую часть философии права как особой, высокозначимой науки. Однако прошло почти полтора столетия, прежде чем в условиях развивающейся либеральной цивилизации сама реальная, "живая" действительность и соответствующий ей правовой материал в 1950—1960-х годах обусловили резкое возвышение гуманистического права на основе фундаментальных прав человека (характеристика которых чуть ли не пункт в пункт совпадает с давними философскими разработками Фихте).

Только тогда, когда "пришло время" и накоплен достаточный правовой материал, наступает необходимый науковедческий эффект — происходит формирование и развитие философии права.

И здесь нужно сделать еще одно замечание, теперь — о характере философских знаний, используемых в области права.

Права человека философия

Философия права связана с поиском оптимальных социальных параметров взаимоотношения власти и человека, которые всегда являлись стержневыми, определяющими в государствах любой формации. На ранних этапах развития государственности в зависимости от социально-классовой принадлежности человек либо получал определенные права, дающие возможность воздействия на власть, либо выступал в качестве бесправного лица, несущего бремя обязанностей. Неравенство правовых и обязательственных позиций индивида было свидетельством ограниченности свободы, отсутствия демократии и в конечном итоге правовой неразвитости государственности, низкого уровня правовой культуры общества. Установление формального правового равенства и единства адресата нормы права явилось важнейшим историческим прорывом к свободе, новому этапу развития государственности - правовому государству.

История становления философских идей правового государства насчитывает тысячелетия. Она включает те прогрессивные представления о цивилизованном государстве, несовместимом с единоличным произволом и насилием, которые начали формироваться еще в античном мире, в древних государствах-полисах, достигших в тот период высоких ступеней политического и культурного развития.

В философском исследовании феномена правового государства российский философ-правовед В.С. Нерсесянц отмечает: «В содержательном смысле ряд идей правовой государственности появился уже в античном мире, а теоретически развитые концепции и доктрины правового государства были сформулированы в условиях перехода от феодализма к капитализму и возникновения нового социально-политического строя». Характерно, что развитие философских идей и доктрин правового государства неотделимо от становления представлений о правах и свободах человека, которые в конечном счете и явились тем центральным звеном, вокруг которого развивались и выстраивались философско-юридические принципы и нормы правового государства.

По мнению древнегреческого философа Аристотеля, человек только в государстве, под управлением правды и закона, становится в истинном смысле человеком. Поэтому человек по природе своей есть «животное политическое». Однако уже в этот период «личность начала предъявлять свои права, и это повело к разложению органического взгляда на государство, а вместе и к падению основанного на нем политического быта».

Кроме того, институт гражданства в древнем мире имел градации - граждане по рождению и лица, получившие гражданство. В древнем мире институт гражданства носил замкнутый, классово ограниченный характер. Однако уже в своем первичном юридическом содержании гражданина как носителя определенных прав и свобод было большим достижением духовной культуры человечества на его пути познания свободы.

Философские идеи о правах человека и гражданина органично включались в политические и философские концепции представителей античности. Уже прогрессивная философско-правовая мысль древних демократий выдвигала идею равноправия. В этой связи интересно высказывание древнегреческого мыслителя-философа Демосфена в речи «Против Лептина»: «Закон устраняет все противоречащее ему, чтобы относительно каждого среди существующих имелся один закон, чтобы закон не приводил в смущение рядовых граждан и чтобы они не оказывались в невыгодном положении сравнительно с тем, кто знает все законы. Закон должен быть таким, чтобы давать одно и то же ясное и полное знание о том, что является правом».

При всех прогрессивных чертах древнегреческого полиса, следует отметить, что в древних полисах с гражданством были связаны прежде всего политические права: свобода, право на решение государственных дел, участие в правосудии и т.д. При этом такими правами наделялись лишь те, кто не занимался физическим трудом. Физический труд считался постыдной обязанностью, выполнение которой исключало человека из сферы гражданства и равенства. При всей замкнутости и ограниченности гражданства древних полисов такой институт мог быть порожден лишь высоким уровнем культуры, выступая в то же время как средство функционирования этой культуры, ее дальнейшего развития и обогащения.

Следовательно, в феодальном правовом документе - Великой хартии вольностей 1215 г., в ст. 39, которую многие исследователи называют «перлом» истории Англии, записано: «Ни один свободный человек не может быть арестован, или заключен в тюрьму, или лишен владения, или объявлен вне закона, или изгнан, или каким-либо иным образом обездолен, и мы не пойдем на него, и не пошлем на него иначе, как по законному приговору равных ему и по закону страны». Нельзя не оценить юридическую прогрессивность самой идеи, заключенной в этой статье, которая ставила известные преграды феодальному произволу и развивала идею равенства, хотя и в ограниченной классово-сословной интерпретации.

Политические реалии новой жизни заставляли искать все новые правовые формы взаимоотношений индивида и власти, на необходимость противопоставить произволу властей принципы свободы и справедливости. Основные притязания индивида к новой государственной власти состояли в следующем: государственная власть должна руководствоваться не произволом, а законом, охранять права и благосостояние всех членов общества; в новом государственном порядке должна осуществляться неотъемлемо принадлежащая человеку свобода. Из последнего постулата вытекает учение о естественных, неотчуждаемых правах человека, которые стоят выше государственной власти и призваны стать ее ограничителем, удерживать ее от произвола и насилия. Для них также характерна неотделимость прав человека от принципов построения правового государства - господство закона, свобода и справедливость.

Смысл теории общественного договора, выдвинутой в эпоху буржуазных революций, предполагает естественные права человека на заключение такого договора. «Всякое мирное образование государства, - писал Д. Локк, - имело в своей основе согласие народа».

Идея свободы индивида, выдвинутая ранне буржуазными философами просветителями, была развита в философских работах Канта и связывалась с правовым равенством людей, их свободным общением. Знаменитое утверждение И. Канта - «Право - это совокупность условий, при которых произвол одного совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы».

Негативное отношение к своеволию и эгоизму индивида, ориентирующегося только на свои личные интересы, выражены Гегелем резко и недвусмысленно: «Когда мы слышим, что свобода состоит вообще в возможности делать все, что хотят, то мы можем признать такое представление полным отсутствием культуры мысли, в этом представлении нет еще ни малейшего даже намека понимания того, что есть в себе и для себя свободная воля, право, нравственность и т.п.». Философское учение Гегеля о государстве как «шествии Бога в мире» в значительной мере противостояло сформировавшимся в период буржуазных революций индивидуалистическим доктринам, которые призваны были «умалить», ограничить роль государства. В основе этих доктрин также были идеи свободы личности, естественных, неотчуждаемых прав человека. Ее основоположники - А. Смит, Д. Рикардо, Д. Локк, О. Конт, роль государства сводили к необходимости охраны свободы и прав человека от чьих бы то ни было посягательств.

Односторонность философско-правовых концепций индивидуализма о государстве, существующего якобы только для осуществления охранительных функций, критиковал Б. Чичерин: «Нет сомнения, что излишняя регламентация со стороны государства и вмешательство его во все дела могут действовать вредно». Гумбольдт прав, утверждая, что этим подрывается самодеятельность, и тем самым умаляются материальные и нравственные силы народа, который привыкает во всем обращаться к правительству, вместо того чтобы полагаться на самого себя. Но это доказывает только необходимость рядом с деятельностью государства предоставить возможность и широкий простор личной свободе. Цель общественной жизни состоит в соглашении обоих элементов, а не в пожертвовании в пользу другого».

Таким образом, идеи прав и свобод человека получили своё рассмотрение в истории философской мысли.

Соотношение права и философии

Довольно сложными и многообразными являются взаимоотношения философии истории как с исторической наукой вообще, так и с историко-правовой наукой.

В решении своих задач историческая наука и философия истории, безусловно, должны тесно взаимодействовать. Без знания конкретных проявлений исторического развития невозможны никакие научные обобщения, тем более философского уровня, или, наоборот, изучение прошлого, как и настоящего, не может обойтись без определенных теоретических предпосылок. Недопонимание этого вызывало решительное возражение у многих мыслителей. Имея в виду именно этот момент, Г. Риккерт в свое время писал: "История и философия удаляются друг от друга вследствие взаимного непонимания, и это дурно отзывается на обеих науках".

Тот факт, что философия истории формируется на стыке философии и истории, обусловливает ее статус. Если она, с одной стороны, является в качестве теории высшей абстракции особой и полноправной подсистемой философского знания, то с другой - в качестве одной из теоретических дисциплин исторического плана относится к числу форм исторического познания.

Но хотя обе науки направлены к постижению реальной истории, они имеют принципиальные различия, которые проявляются как в предметной специфике, так и в самих подходах.

Если историческая наука изучает историю как завершившееся бытие, то есть включающее только прошлое, то философия истории - как процесс совершенный и совершающийся, то есть включающий прошлое, настоящее и будущее. Иначе говоря, общие рамки философско-исторического осмысления определяются представлениями не только о прошлом, но и о настоящем и будущем. Поэтому кругозор философии истории является более широким, чем у исторической науки.

Философию истории и нефилософскую, специально-научную историю наряду с их предметным признаком (то есть по их масштабности) Гегель отличал и по ступеням рефлективности. Сама философия истории, по его словам, является в полном смысле слова рефлексией, то есть самосознанием исторического процесса развития человечества.

Если исторический подход должен соблюдать временную последовательность исторических фактов, то философско-исторический подход, как и любой философский, - это логическое рассмотрение изучаемого явления, очищенное от зигзагов. История права вместе с другими отраслями исторической науки вооружает философию истории богатым материалом, позволяющим делать обобщения и формулировать общие принципы социального прогресса и свободы. В юридической литературе справедливо отмечается: "Любая философская система, претендующая на универсальность, общезначимость, вовлекает в поле своей философской интерпретации и право, другие правовые явления, определяет их место в жизни общества и человека". Это в определенной мере подтверждается опытом истории философской мысли. Философия истории рассматривает право в структуре общества "в той мере, в какой "поведение" целого определяет "поведение" своих частей". Иначе говоря, она не претендует и не может претендовать на полноту философско-исторических знаний об отдельных явлениях общественной жизни. Нет сомнения, что историческая линия развития права подчиняется общим объективным закономерностям развития общества, изучаемым философией истории. Тем не менее право как относительно самостоятельное явление общественной жизни, как специфический социальный объект нуждается во всестороннем и углубленном познании, что и делает неизбежным сотрудничество различных наук, часто сопровождающееся возникновением новых и оригинальных направлений на стыке наук.

В самом деле, если философско-исторические вопросы об обществе в целом ставятся и решаются философией истории, то аналогичные вопросы могут ли быть поставлены в отношении права? Здесь мы вплотную подходим к своего рода естественному и неизбежному, в то же время и оригинальному вопросу: возможна и нужна ли новая парадигма правового знания в свете философско-исторического осмысления? Данный вопрос можно сформулировать более конкретно: возможна и нужна ли философская история права?

Это очень важный вопрос. Однако прежде чем на него ответить, следует сделать шаг в сторону другой философской дисциплины, причем непосредственно связанной с философским осмыслением права, - философии права, и уточнить, решает ли она в современном состоянии вопросы философии истории в отношении права, или, по-другому, занимается ли она философско-историческим постижением права.

Отвечая на данный вопрос, прежде всего нужно отметить, что философия права по своему статусу - смежная и комплексная дисциплина, которая находится на стыке философии и правоведения; она есть философское учение о праве. Как и любое философское знание, она в таком качестве выполняет ряд важных общенаучных функций познавательного и методологического характера как в плане междисциплинарных связей правоведения с философией (в том числе с отдельными философскими дисциплинами), так и в системе правовых наук, в числе которых история права не составляет исключения. Философия права - это в самом общем виде система знаний об общих принципах бытия и познания права, которым подчиняется и его историческое изучение. Как было показано выше, и философия истории не обходит своим вниманием право. И отсюда с философией истории у нее (у философии права) весьма глубокая и многогранная связь.

Философия права и философия истории, являясь философскими дисциплинами, входят в комплекс социально-философского знания. Мировоззренческий характер всякого философского знания сближает их. В этом легко убедиться, сравнив хотя бы ее проблематику с проблематикой философии истории, которая совпадает с первой по некоторым параметрам. Главным аналитическим средством для них в качестве философского знания является рефлексия. Обе они оперируют такими категориями, как цивилизация, культура, прогресс (общественный прогресс - правовой прогресс), идеал (общественный идеал - правовой идеал) и т. д.

Философско-правовая рефлексия в отношении философско-исторического осмысления права является общей. Отсюда следует, что философия права вовсе не исключает, а, наоборот, предполагает философско-историческое осмысление права, равно как и общая философия допускает философско-исторический подход. А этим самым философия права как бы вторгается во владения философии истории. Это обстоятельство заставляет нас более детально задуматься над проблемами, возникающими на перекрестке истории права, философии истории и философии права, именуемом философией правовой истории (или философской историей права).

Философские прочтения в рамках философии права и философии истории имеют не только общие, но и специфические черты. Это проявляется как в объектах, так и в методах исследования. Если философия истории рассматривает исторический процесс большей частью как становящийся, совершающийся в ходе длительного развития общества, то философия права по преимуществу обращает внимание на процесс, находящийся на стадии завершения. Другими словами, философия истории рассматривает свой объект в динамике, а философия права - главным образом в статике. При философско-правовом подходе диахроническое и синхроническое берутся в их единстве на паритетных началах, тогда как философско-исторический подход реализует единство диахронического и синхронического с перенесением акцентов на диахронический.

Указанный разрыв в подходах между философией права и философией истории таков, что появляется необходимость в своего рода среднем промежуточном звене, где специальный объект (право) будет подвергнут особому философскому (философско-историческому) анализу. И это звено может быть философией правовой истории, то есть философией истории, специально занимающейся правом. В свете сказанного представляются оправданными следующие слова Р. Лукича, правда, высказанные немного в другом контексте, - при обосновании существования философии права как самостоятельной дисциплины в отношении права могут быть поставлены те же самые вопросы, что и о мире или о сущем вообще. Но право - лишь часть окружающего мира, и ответ на философские вопросы о мире не является одновременно и ответом на подобные же вопросы о праве, поскольку право может отличаться от окружающего мира, взятого в целом, и соответственно от прочих его частей".

Философия права по отношению к правовым наукам, а философия истории - к историческим наукам решают те же общенаучные проблемы, что общая философия решает в отношении всех наук. Если философия права является высшей формой познания права, то философия истории - таковой для познания истории. Обе они дают ключ к разгадке правовых явлений, но каждая по-своему. Поэтому появляется необходимость в существовании "высшего этажа" для историко-правового познания в целом, который возможен на основе интеграции указанных форм познания права и истории и объединения познавательных усилий философии права и философии истории. Такая необходимость вызывается задачей по обеспечению всесторонности и целостности историко-правового познания. В исследовательскую задачу истории права входит изучение прошлого права, что вытекает из ее природы как эмпирического уровня исторического знания.

Однако историко-правовое познание, как и историческое познание в целом, этим не исчерпывает своих возможностей, то есть имеет еще и теоретический уровень, выступавший в определенных условиях в форме философского знания. "Историческая концепция человеческого существования в его целостности должна включать в себя и будущее: Ибо отказ от будущего ведет к тому, что образ прошлого становится окончательно завершенным и, следовательно, неверным. Без осознания будущего вообще не может быть философского осознания истории". Если исследование ограничить только эмпирическим уровнем, тогда единство исторического процесса, единство прошлого, настоящего и будущего теряет всякий смысл. Нет сомнения, что, выступая философским уровнем теории историко-правового процесса и познания, философия правовой истории явится высшим уровнем историко-правового познания.

Идеи философии права

Либеральная идея в России: от К. Неволина к Л. Петра-жицкому. Дальнейшее развитие философско-правовой мысли в России (XIX — начало XX столетий) связано с распространением идей либерализма. Суть либерального мировоззрения состоит в выдвижении на первый план идеи абсолютного достоинства личности, ее прав и свобод, отстаивании приоритета нрава над политикой. В этот период усиливаются позитивистские взгляды на право, и акцент смещается с вопроса об обосновании права на вопрос о его функциях.

Первым отечественным профессором права, стоящим на либеральных позициях, был Константин Неволин. По оценке русского дореволюционного юриста И. Михайловского, К. Неволин, автор «Энциклопедии законоведения» (1839 г.), является основателем философии права в России. Во всяком законодательстве он различал две части: законы естественные и законы положительные. Первые образуют идею законодательства, вторые служат ее проявлением. Таким образом, он различал понятия «право» и «закон». Сходных взглядов придерживался Петр Редькин.

Философия права, согласно Редькину, является юридической дисциплиной, но не тождественна позитивной юриспруденции. Если содержание положительной юриспруденции составляет положительное (реальное, действительное) право, право, установленное в каком-либо государстве или обществе вообще в виде законодательного или обычного права, то философия права исследует первообраз права («естественное или природное, рациональное, т.е. мыслимое разумом человеческим, право, или идеальное право»). П. Редькин и К. Неволин были теми из немногих русских мыслителей, кто слушал лекции Гегеля в Берлинском университете и хорошо знал о состоянии европейской философии права в то время.

Идеи охранительного либерализма и свободы личности получили развитие в творчестве Бориса Чичерина (1828-1904). Суть его философско-правового либерализма состоит в признании человека изначально свободным существом. При этом он выделял три уровня либерализма: уличный (своеволие), оппозиционный (недовольство властью) и охранительный (гармония свободы, власти и закона).

Находясь под заметным влиянием идей Канта и Гегеля, свою общефилософскую позицию Чичерин называл универсализмом. Усиление позитивистских тенденций в философии второй половины XIX века привело, по мнению Чичерина, к упадку философии права, поэтому возрождение былой значимости этой научной дисциплины он видел в реконструкции метафизической философии права.

Ее методологическую роль философ обосновывал тем, что она, во-первых, служит критерием согласования прав и обязанностей, которого не может дать практический опыт; во-вторых, позволяет уточнить исходные понятия правовой науки; в-третьих, объясняет природу и предназначение человека как субъекта и объекта правовых отношений.

Основное содержание философии права, согласно Чичерину, составляет естественное право, как «система общих юридических норм, вытекающих из человеческого разума и долженствующих служить мерилом и руководством для положительного законодательства». Само право Чичерин понимал как внешнюю свободу, определяемую общим законом. В отличие от нравственности право есть начало принудительное. В вопросе соотношения права и нравственности Чичерин отстаивает принцип дополнительности, настаивая на самостоятельности каждого из этих начал.

Нравственность служит восполнением права там, где юридический закон оказывается недостаточным, например при исполнении обязательств, не имеющих юридической силы.

Своей философией права Чичерин внес существенный вклад в обновление и развитие юридических и философско-правовых исследований в России.

Значительный вклад в развитие отечественной философии права внес Богдан Кистяковский (1868-1920), один из самых видных украинско-российских теоретиков либерализма.

Свою философскую позицию Кистяковский определял как «научный идеализм», способный обеспечить социальные науки конкретной методологией и гносеологической основой. Оригинальный подход Б. Кистяковского к разрешению философско-методологических проблем можно определить как социокультурный. Он предполагает, с одной стороны, признание права в качестве наиболее значительного выразителя культуры, а с другой, — рассмотрение культуры как важнейшего способа реального бытия права. Поэтому исторически сформированный уровень правосознания и правовой культуры является определяющим фактором построения правового государства.

К праву Б. Кистяковский подходил и как социолог, и как сторонник неокантианской философии ценностей. В первом случае, он рассматривал право как социальное явление, предмет причинности, средство контроля общества над индивидом.

Во втором — как социальное воплощение надысторических ценностей, благодаря которым право занимает центральное место в сфере культуры. Поэтому общая теория права, полагал Кистяковский, должна основываться на общей философии культуры.

В вопросе об определении права он занимал позицию методологического плюрализма. При этом признавал ценность различных философских и частнонаучных подходов к определению права, но считал их ограниченными и относительными.

В понимании права Б. Кистяковский выделяет четыре подхода:

- аналитический, соответствующий позитивистской концепции права;
- социологический, где право — форма социальных отношений;
- психологический, отвечающий психологическому понятию права;
- нормативный, соответствующий аксиологическому понятию права.

С позиции его синтетической общей теории права каждую из концепций следует отбросить как одностороннюю и неадекватную и, одновременно, признать их в качестве методологических подходов, которые отвечают четырем граням права как совокупности культурных феноменов.

В теории правового государства Кистяковского можно выделить три аспекта:

1) методологические основы учения о правовом государстве;
2) теория прав человека как ядро концепции правового государства;
3) концепция «правового социализма», в центре которой «право на достойное существование».

Для него «правовое государство» — социально-политический идеал, который редко достижим в эмпирической реальности. Но, в то же время, это и реальная историческая форма государственности, наивысшая из практически существующих. В ней постепенно находит воплощение данный идеал. Правовым государство становится тогда, когда, используя право как инструмент упорядочения социальной жизни, оно само становится подчиненным праву.

«Естественные», изначально присущие людям права, по мнению Кистяковского, ограничивают государственную власть, выступают основой и дополнением подзаконной власти и составляют основу фундаментальных принципов правового государства. Они должны быть признаны и охраняться при помощи не только частного, но и публичного права. Отсюда концепция о субъективных публичных правах, основным из которых является «право на достойное существование», включающее право на прожиточный минимум и образование как основу притязаний личности.

Концепция субъективных публичных прав дала возможность Кистяковскому рассматривать социалистическое государство как полностью совместимое с индивидуальной свободой и представляющим собой новую, более совершенную форму правового государства.

Значительным вкладом Б. Кистяковского в учение о праве была разработка проблемы русского «правового нигилизма».

Он отталкивался от того очевидного социального факта, что в России на протяжении столетий отсутствовал цивилизованный правопорядок. И как следствие — отсутствие у российской интеллигенции сколько-либо серьезного интереса к правовым идеям. В то же время, чтобы войти в культуру народа, идеи свободы и прав человека (правовые ценности) должны быть не просто заимствованы, а пережиты.

Отсутствие уважения к правопорядку, по мнению Кистяковского, привело к тому, что правосознание даже интеллигенции соответствует полицейскому государству, когда право воспринимается не как правовые убеждения, а как принудительное правило. Кистяковский призывает интеллигенцию признать свою моральную ответственность и не оправдываться внешними причинами.

Философско-правовое наследие Б. Кистяковского ценно не только тем, что является первой отечественной систематизированной концепцией права, но и актуальностью содержащихся в ней идей.

Видное место в отечественной философии права занимает Владимир Соловьев (1853-1900).

Религиозная философия Вл. Соловьева основана на идеях всеединства и «цельного знания». Этика и вся практическая философия Вл. Соловьева основывается на метафизической концепции человека как потенциально божественного создания, способного понять идею совершенства и самому способного к бесконечному самосовершенствованию и приближающегося к образу Божьему. Прогрессивное развитие морали, составляющее смысл исторического развития, заключается в развитии божественных черт человека, в реализации идеи Богочеловечества.

Последнее, в свою очередь, зависит от степени зрелости человека, которая является результатом длительного воспитательного процесса. Развитие моральной автономии личности требует определенных условий, одним из которых выступает право как момент «объективной этики», обеспечивающей внешние условия («безопасность для всех») для развития «субъективной этики», внутреннего совершенствования человека.

Идея права получает у него моральное обоснование. Право, по мнению Соловьева, занимает промежуточное положение между идеальным добром и злой действительностью. Путь к всеобщему благу лежит через принудительную организацию общественной жизни. Без права и государства нравственность остается благим и бессильным пожеланием, а право без нравственности потеряло бы свое безусловное основание и не отличалось бы от произвола.

«Нравственный принцип, — писал Вл. Соловьев, требует, чтобы люди свободно совершенствовались; но для этого необходимо существование общества; но общество не может существовать, если всякому желающему предоставляется право беспрепятственно убивать и грабить своих ближних; следовательно, принудительный закон, действительно не допускающий злую волю до таких крайних проявлений, разрушающих общество, есть необходимое условие нравственного совершенствования и, как такое, требуется самим нравственным началом, хотя и не есть его прямое выражение».

В соотношении права и морали он выделял следующие моменты:

- между правом и нравственностью нет противоречия; противоречия могут возникать между формальной правомерностью и сущностью права, то есть в самом праве, а также между внешне нравственным действием и сущностью нравственности, то есть в самой морали;
- право и мораль взаимно полагают друг друга, то есть нравственность есть безусловное основание права, без которого последнее — произвол, право же есть то необходимое принуждение, без которого нравственная норма становится пустословием;
- единство права и морали составляет содержащаяся в них правда или справедливость, поэтому любому нравственному отношению может быть придана правовая форма;
- право есть минимум нравственности или низший ее уровень. Его задача состоит не в том, чтобы мир превратить в Царствие Божие, а в том, чтобы не дать миру превратиться в ад;
- если право предписывает или запрещает какие-то конкретные, определенные действия, то нравственная норма не является таким жестким предписанием;
- если в праве принуждение обязательно, то в сфере нравственности оно невозможно.

Таким образом право, в понимании Вл. Соловьева, это «принудительное требование реализации определенного минимального добра, или порядка, не допускающего известных проявлений зла». Право, следовательно, как минимум нравственности это такие нравственные требования, невыполнение которых угрожает безопасности общества. Концепция единства права и морали привела Соловьева к практическому выводу: закон, противоречащий нравственности, будет противоречить и сущности права, и, следовательно, должен быть отменен.

«Минимальным добром» он называл недопущение внешних проявлений злой воли, то есть охрану жизни и собственности. Но не только. Нормальное состояние предполагает еще и достойное существование человека, поэтому в требуемый правом минимум добра Соловьев включает требование обеспечения всем людям внешних условий для достойного существования и совершенствования.

К таким условиям он относит:

а) обеспечение средств к существованию (пищу, одежду, жилище);
б) достойный физический отдых;
в) возможность пользоваться досугом для своего духовного совершенствования.

Совокупность этих условий составляет, по Соловьеву, формулу «права на достойное существование».

Это положение непосредственно вытекает из концепции «потенциальной божественности человека». Она предполагает, что каждый человек потенциально обладает врожденной способностью к самосовершенствованию, но крайняя бедность и другие социальные лишения могут стать непреодолимым препятствием к ее реализации. Поэтому право — это не только реализация свободы личности, но и создание условий для достойного ее существования.

Сущность права Соловьев видел в равноценности двух нравственных начал: личной свободы и общего блага. Формула равновесия личной свободы и общественного блага есть формула единства естественного права и позитивного права.

Естественное право, по Соловьеву, не есть нечто предшествующее праву положительному, как в метафизических концепциях естественного права, и не является нравственным критерием позитивного права, как в неокантианских концепциях. Естественное право, для Соловьева, есть чистый феномен, идея права; позитивное же — его объективация. Естественное и позитивное право суть две точки зрения на один предмет, где естественное право воплощает «рациональный смысл права», а положительное — историческое воплощение права. Общий же смысл права — осуществление справедливости.

Соловьевская идея права на достойное существование получила развитие в учении о праве Павла Новгородцева (1866- 1924). Новгородцев проводил идею нравственного идеализма в философии права, считая, что основу естественного права составляет этика абсолютных ценностей. Придерживался позиции «возрождения естественного права» как нравственного критерия и идеала. По его мнению, право укоренено в глубинах духовной жизни.

Духовные основы русской философии права виделись ему в следующих положениях:

- высший общественный идеал — внутреннее свободное единство всех людей;
- путь к идеалу лежит через свободное внутреннее обновление людей;
- право и государство — лишь вспомогательные ступени такого развития;
- право и государство должны черпать свой дух из высшей заповеди — закона любви;
- признание неразрешимости социальных противоречий в пределах земной жизни;
- невозможность абсолютной рационализации социальных отношений (разум и наука играют второстепенную роль в обществе);
- признание конечности существования человеческой цивилизации (эсхатологическая позиция).

По оценке Новгородцева, вся русская мысль пронизана стремлением к высшей, чем право и государство, истине — истине Бога, абсолютной правде. В этом проявляется национальное своеобразие русской философско-правовой идеи. Поиски же правды, характерные для русского характера, имеют пока не высшую истину, а лишь три заблуждения: эсхатологизм, анархию и государственный абсолютизм.

Право на достойное человеческое существование представляется им не только как нравственное право, но уже и как юридическое. Юридический характер этого права, по мнению Новгородцева, состоит в том, что здесь подразумевается «не положительное содержание человеческого идеала, а только отрицание тех условий, которые совершенно исключают возможность достойной человеческой жизни», то есть внешних стеснений для духа.

Данное право не противоречит задаче и сущности права, поскольку осуществляется во имя охраны основных правовых ценностей — свободы и достоинства личности. Субъектом же права выступает личность, наделенная разумом и свободной волей в ее связях с обществом. Данное положение и составляет основной принцип его социальной философии.

Большой вклад в реабилитацию и защиту права внес современник Новгородцева Лев Петражицкий (1867-1931). Свою оригинальную трактовку феномена права сам автор называл «психологической», но по своей сути она является «феноменологической». Сущность права он видел в содержащемся в праве психическом переживании (эмоции), которое представлялось как субстанция юридического. Психическое и юридическое в праве соотносятся как иррационально-бессознательное и рационально-формальное. Интуитивное право несет в себе определенный информационный код — смысловую субстанцию права.

Оно есть система предданных ценностных ориентации, типов переживаний определенной социальной группы. Право, считал Петражицкий — это эмоциональное переживание и осмысление эмоций-мотиваций императивно-атрибутивного (обязательно-притязательного) характера, где «императивность» — переживание своего долга перед другими, а «атрибутивность» — осознание своего права.

Мораль же — одностороннее переживание, ограниченное императивным характером. Осознание своего права составляет основу правосознания, слабое развитие которого является недостатком русского менталитета. Процесс же право-формирования, по мнению Петражицкого, включает в себя эмоциональное переживание, осмысление эмоций-мотиваций и последующую формализацию (закрепление в законе) этих состояний.

Последний этап формирования права — официальное, догматизированное право, которое в попытке выразить с помощью рационального (формул, категорий) иррациональное (переживания) искажает последние. Соотношение интуитивного и официального права представляет собой вариант трактовки соотношения естественного права (правосознания) и позитивного права (закона).

Официальное право неадекватно выражает интуитивное, что становится причиной социальных потрясений. Средой формирования правовой нормы Петражицкий считал психику индивида, поэтому интуитивное право гибко реагирует на запросы жизни. Социальные же институты не определяют поведение индивидов, а лишь создают условия и ситуации для него.

Как и все видные русские философы права, Л. Петражицкий поддерживал идею «права на достойное существование», обосновывая ее с позиции прав или естественных притязаний индивидов.

Несмотря на то, что в обосновании права Л. Петражицкий не обращается к религиозному сознанию, его трактовка социального идеала как «всеобщей любви» обнаруживает в его взглядах характерные для русского правового мировоззрения черты именно религиозного сознания.

Философия права и социология права

Среди теоретиков государства и права и самих философов нет единства относительно понятия и характеристики философии права в связи с теорией государства и права. При этом они довольно неопределенно очерчивают предмет философии права и ее особенности, а отсюда возникает немало вопросов относительно того, что же такое есть философия права.

Так, довольно своеобразное видение предмета философии права мы обнаруживаем у С.С. Алексеева, по мнению которого «это наука о праве в жизни людей, в человеческом бытии». Но ведь любая отрасль юридической науки, как и вся юриспруденция, изучает право в человеческой жизни, бытии. В чем же отличие философии права от любой юридической науки?

В.С. Нерсесянц не дает четкого определения предмета философии права, хотя дает описание того, чем, по его мнению, должна заниматься данная область научного знания. Она, как отмечает ученый, исследует смысл права, его сущность и понятия, его основания и место в мире, его ценности и значимость, его роль в жизни человека, общества и государства, в судьбах народов и человечества.

Ю.В. Тихонравов, говоря о предмете философии права, пришел к выводу: философия права – это «учение о смысле права…». Но смыслом права занимается вся юриспруденция, и прежде всего общая теория права.

Думается, что, не определив четко, что есть философия права, указанные авторы пошли по уже проторенному пути: одни воспроизводят известные положения общей теории права, другие – столь же известные положения истории политических и правовых учений.

Не высказывая критических замечаний по поводу отсутствия четкости в суждениях упомянутых авторов о предмете философии права, попытаемся определить специфику предмета интересующей нас в данном случае дисциплины, ее отличие от других правоведческих наук.

Соглашаясь с Д.А. Керимовым, мы считаем, что философия права, основываясь на философии, выступает в роли общей дисциплины, выполняющей методологическую миссию по отношению к отраслевым юридическим наукам. Подобно тому, как, например, общая биология, опираясь на философию, вооружает общими подходами и методами исследования все разделы биологической науки (ботанику, зоологию и т.д.), так и философия права разрабатывает методологические проблемы правоведения, вооружает подходами, принципами, общими методами исследования все отраслевые юридические науки.

Таким образом, философия права – это интеграция всей совокупности принципов познания, выработанных ею самой, философией и системой юридических наук, применяемых в процессе исследования специфики правовой действительности.

Иными словами, предмет философии права можно рассматривать и с широких, и с узких позиций.

В широком смысле она есть прежде всего область знаний, связывающая философию и правовую деятельность. На первый план при этом выходят общие проблемы, относящиеся ко всему массиву философско-правового знания и, следовательно, к каждой отдельной философско-правовой теории, идее. Значительное внимание в этом случае уделяется месту философии права в ряду других дисциплин, сравнению закономерностей, формулируемых этими дисциплинами.

В узком смысле слова под философией права можно понимать отдельные философско-правовые учения. Общие черты, свойственные философско-правовому знанию в целом, выражаются в форме, во многом зависящей от их индивидуальной проблемной ориентированности. В центре внимания здесь оказываются вопросы взаимодействия с общеправовыми дисциплинами, такими, как общая теория права, сравнительное правоведение, отраслевыми юридическими дисциплинами и т.п. в процессе постановки и разрешения актуальных проблем правовой деятельности.

Из всего сказанного можно сделать следующие выводы:

Во-первых, философия права тесно связана с философией, является ее ответвлением, но вместе с тем и отличается от философии, проникая в специфику познания лишь правовых явлений и процессов и используя не только всеобщие законы, общенаучные и частнонаучные методы. С одной стороны, она органически связана с системой юридических наук, будучи одним из ее направлений, а с другой – отличается тем, что выполняет специальные познавательные функции, являясь теорией познания, логикой и диалектикой развивающегося права.

Во-вторых, будучи гносеологической базой всей системы юридических наук, философия права – наука сложное явление, имеющее в своем составе ряд частей. Это не только система методов, но и учение о них, не только общенаучные, но и частнонаучные средства познания, не только общие, но и специальные способы познания. Все компоненты связаны между собой, взаимопроникают и обогащают друг друга, создавая то целостное образование, которое называется философией права.

В-третьих, объединяя познавательные возможности всех юридических наук, философия права обогащает каждую из них. Эти интегративные качества философия права обретает благодаря тому, что ее сердцевиной является философия – единство диалектики, гносеологии и логики.

В связи с изложенным следует вспомнить мнение Г.Ф. Шершеневича, посвященное этим вопросам. Во-первых, спорно утверждение Г.Ф. Шершеневича о том, что «научная философия права должна оперировать только теми методами, которыми пользуются отдельные юридические науки». Если бы мы последовали совету автора, то тем самым методы философии права были бы существенно ограничены, не говоря уже о том, что без общей методологии едва ли удастся познать право как сложный не только юридический, но и социальный феномен. Во-вторых, вызывает разные вопросы точка зрения Г.Ф. Шершеневича о структуре философии права, состоящей из трех частей: общей теории права, истории философии права и политики права. Прежде всего, не общая теория права является частью философии права, а наоборот. Далее, если следовать Г.Ф. Шершеневичу, то философия права лишается своего методологического содержания, которое предлагается заменить ее историей, т.е. тем, что составляет предмет истории правовых и политических учений. Наконец, политика права вовсе не входит в состав философии права, ведь «наука политики права не существует», а является одним «из приемов обработки содержания науки», т.е. «указанием тех средств, тех путей, которыми в данной конкретной среде могут быть проведены в жизнь те или иные общие принципы».

Итак, сегодня философия права, являясь одним из направлений общей теории государства и права, занимается разработкой исходных проблем диалектики, гносеологии и логики правового бытия, обслуживая как саму общую теорию права, так и весь комплекс отраслевых юридических наук.

И в этой связи сегодня, если выражаться словами Г.В. Мальцева, пока важнее размышлять об общественной концепции и «научных основах развития права» и государства в целом. И прежде всего о «современной методологии правового регулирования» и о «парадигмах юридического мышления, т.е. об общепринятых… образцах постановки и моделях решения правовых проблем». Они меняются значительно реже, чем основная масса научных идей, конструкций и теорий.

При этом среди основных научных правовых парадигм в настоящее время можно выделять и рассматривать следующие:

- парадигмы объективности. Утверждается, что физический мир объективен, воплощает совершенство природы, задает субъекту условия, возможности и пределы познания; он изначально, образцово урегулирован, «нет ничего более упорядоченного, чем природа». Отсюда следует, что правовой порядок тоже часть упорядоченной природы, он должен быть однороден с нею; природа права и государства совместима, соразмерна, относима к природе вообще, поэтому главное методологическое требование к природе права и государства – удовлетворять человеческим представлениями о природности всех вещей;
- парадигмы закономерности. Упорядоченная природа, окружающий мир наглядно демонстрируют конструктивную силу закона, закономерности и порядка. Их противоположностями являются хаос, смешение, беззаконие, нарушение порядка, которых следует избегать. В законах и закономерностях представлена объективная, устойчивая, повторяющаяся связь между явлениями, построенная по типу причинно-следственных связей. Разумно использовать закономерности и применять законы – значит четко управлять процессами развития, значит через события и действия, выступающие в качестве причин, вызывать факты, которые являются следствиями данных причин. В актах социальной и правовой регуляции люди, следовательно, сознательно манипулируют объективными связями, подводят «под закон» различные сферы общественных отношений, опираясь на причинно-следственные механизмы;
- парадигмы устойчивости. Рационализм науки ведет право на путь стабилизации общественной жизни, создания устойчивых регулируемых систем по образцам, существующим в физическом мире. Известно, что природа необычайно консервативна, она не сдает своих позиций под мощным натиском современной технизированной культуры, сопротивляясь до последнего. В этой связи задача правового регулирования – удержать динамику общества в рамках устойчивой системы, не допустить скатывания общества к неустойчивому состоянию. Для этого необходимо следить за системностью новаций, которые приветствуются в том случае, когда они совершенствуют, делают более простым и четким порядок, а не усложняют (или еще хуже) подрывают его. Если к желаемому результату можно прийти не одним, а несколькими путями, то лучше сразу отбросить менее понятные и более рискованные линии, свести регулирование к простому и надежному однолинейному процессу;
- детерминистские парадигмы. Издавна правовое регулирование осуществляется на основе детерминизма как мировоззрения, утверждающего объективный закономерный характер взаимосвязей и взаимообусловленностей явлений мира. Таким образом, идея правового детерминизма означает, что эволюцией управляет некоторый набор правил, позволяющий из любого конкретного начального состояния порождать одну и только одну последовательность будущих состояний. При этом в сфере правовой регуляции человеческого поведения могут использоваться и широко применяются вненаучные детерминационные схемы, которые обусловливают будущие действия и поступки и человека волей Бога, стремлением к идеалу и высшей цели;
- парадигмы истины. Ничто так глубоко не наполняет душу судьи и юриста величайшей гордостью за свое дело, как сознание того, что он служит истине. Однако истинность знаний о праве часто подвергается сомнению, поэтому юристам приходится бороться за истину, за право апеллировать к истине, говорить от ее имени. Понятие истины относится к объективному содержанию знаний, идей, теорий и т.п., означает их соответствие объектам познания;
- парадигмы определенности и точности. В ХХ в. юриспруденция испытала на себе влияние множества методологических школ, выступавших за математизацию юридической науки; поток соответствующих публикаций не иссякает и в наши дни. Математика, как и другие точные науки, притягивает к себе юристов способностью достигать высокой точности и определенности за счет устранения непродуктивной сложности, отвлечения от многообразия предметного мира по правилам типа известной «бритвы Оккама». Там, где достижению определенности и точности знаний мешают присущие изучаемым процессам комплексность и плюрализм, ими следует жертвовать. Правила «бритвы Оккама» обычно формулируют следующим образом: «сущность не следует умножать без необходимости», «что может быть сделано на основе меньшего числа предположений, не следует делать исходя из большего», «многообразие не следует предполагать без необходимости». Не исключено, что именно юриспруденция, овладев по-новому естественно-правовой методологией, «онаучив» ее, может дать человеку возможность сохранить себя в условиях быстро меняющегося мира;
- парадигмы антиципирования, предсказуемости. Отмечается, что антиципация есть один из краеугольных камней правового регулирования. В основу берется расчет на то, что: в сходных (аналогичных) ситуациях люди будут вести себя сходным (аналогичным) образом; появление и наличие у человека определенных интересов рационально подведут его к требуемому нормой права поступку; долг и взаимные обязательства между людьми, вероятно, не позволят им переступить границы права; перспектива ответственности и наказания есть для рациональной (благоразумной) личности достаточная причина не допустить правонарушения и т.п. В этом свете право можно определить как предсказание того, что в действительности будут делать суды, судьи и другие госслужащие, принимающие юридические решения. Для правовых сообществ и юристов, воспитанных в духе научного рационализма, типична особая требовательность ко всякого рода юридическим обращениям к будущему – предвосхищениям, предсказаниям, прогнозам, они должны обладать высочайшей степенью надежности.

Прав Б.Н. Мальков, утверждающий, что структура философии права в этом случае многоступенчата и она в первом приближении вбирает в себя ряд весьма сложных и слабо изученных юристами направлений, а именно: онтологию права; гносеологию права; аксиологию права; методологию права; этику права; эстетику права; логику права и др.

В качестве онтологии философия права формулирует и стремится разрешить такие вопросы, как: использование философских понятий к правовой реальности; проявление материальных и духовных видов бытия в правовой культуре; преломление представлений о формах существования правового бытия – «правовом пространстве» и «правовом времени»; специфика действия философского учения о всеобщих связях и развитии в правовом регулировании. Сюда же примыкают проблемы права, отображающие его социальную и личностную специфику: право в системе социальных норм; мораль и право; религия и право; политика и право; экономика и право; право как социальная мера свободы личности и др.

Гносеологический характер носят, например, следующие проблемы: специфика права как объекта научного познания; чувственное и рациональное в познании правовых явлений; формы познания правовой сферы; истина и ее критерии в познании правовых явлений; система правовой науки; классификация отраслей правового знания и др.

Аксиология здесь связана с анализом аспектов ценности права в системе культуры, с проявлением системы общечеловеческих ценностей, их диалектикой.

Методологическая проблематика имеет два относительно самостоятельных аспекта. С одной стороны, она описывает общий методологический подход к правовым явлениям, вытекающий из философского анализа сущности права. С другой стороны, обстоятельно рассматривает системы методов, применяемых в различных сферах правовой деятельности. Здесь создаются большие возможности для анализа не только философских и общенаучных методов, но специально-правовых.

Этика права выступает как направление этики, обращенное к вопросам нравственной сущности правовой деятельности, моральным истокам правовых систем, проблемам взаимосвязей и взаимовлияния нравственного и правового сознания, вопросам формирования и развития профессиональной этики юриста (включая этику адвоката, прокурора, судьи, работника органов внутренних дел) и др.

Логика права выступает направлением, связанным с применением аппарата логики к системам правовых исследований. Она лежит в основе формализации, аксиоматизации правового знания, создания сложных логико-математических моделей, применяемых в интересах правовой теории и практики.

Можно говорить о формировании такого направления философии права, как эстетика права. К нему относятся вопросы эстетического освоения феномена права, влияния эстетического сознания на правовую деятельность, эстетического воспитания юридических кадров, эстетического компонента профессиональной юридической деятельности и др.

Необходимо отметить, что среди ученых-юристов нет также единого мнения относительно предмета и направлений социологии права: одни относят эту дисциплину к социологическим наукам (раздел общей социологии), другие – к юридическим. А известный правовед С.А. Муромцев вообще полагал, что теория права является частью социологии в широком смысле слова.

Думается, что в настоящее время предметом социологии права является реальное бытие права, взятого в целом, его соотношение и взаимодействие с социальными, экономическими и иными факторами, разработка на этой основе общих и специфических особенностей правовых объектов (конкретизируемых отраслевыми юридическими науками). Таким образом, предметом этой дисциплины являются те же правовые объекты, явления и процессы, которые изучаются в общей теории права (сущность права и социальный механизм его действия, эффективность законодательства и правоприменительной деятельности, правосознание, законность, престиж права и т.д.).

Однако следует отличать социологии права от общей теории права. Социология права – это, прежде всего одно из основных направлений (наряду с философией права) общей теории права. Нельзя сводить социологию права лишь к эмпирическому уровню познания, осуществляемого конкретно-социологическими средствами и методами. Она возвышается над этим уровнем и достигает рационального осмысления правовой деятельности. Здесь обнаруживается та же аналогия, что и в соотношении общей социологии и общей теории права; социология права, основываясь на общей социологии, изучает конкретные проявления общественной жизнедеятельности в правовой сфере, имеющие общую значимость для всех отраслевых юридических наук. Поэтому она является одним из основных направлений общей теории права и общее и конкретное изучение права не выходит за приделы правоведения.

Что касается конкретных социологических исследований в праве, то они не единственные. Наряду с ними социология права использует и множество иных не менее важных методов, способов и средств познания. Кроме того, применение конкретно-социологических методов не является привилегией лишь социология права. Они используются (или должны широко использоваться наряду, разумеется, с другими методами) в познании конкретных проявлений соответствующего законодательства и в обобщении практики его применения, реализации вообще.

Нынешний этап развития российского общества несколько отодвинул познание многих важных социологических проблем развития науки на второй план. Но со временем стабилизация в стране потребует такого рода исследований, которые будут способствовать укреплению законности, повышению уровня социологической и правовой культуры нашего народа. Это побуждает уже сейчас проводить подготовительную работу, в которой положительную роль сыграют социологические средства и методы познания и исследования.

Структура философии права

В концепциях же философии права, разработанных с позиций юриспруденции, при всех их различиях, как правило, доминируют правовые мотивы, направления и ориентиры исследования. Его философский профиль здесь не задан философией, а обусловлен потребностями самой правовой сферы в философском осмыслении.

Отсюда и преимущественный интерес к таким проблемам, как смысл, место и значение права и юриспруденции в контексте философского мировоззрения, в системе философского учения о мире, человеке, формах и нормах социальной жизни, о путях и методах познания, о системе ценностей и т. д.

Нередко при этом в поле философского анализа оказываются (в силу их фундаментальной значимости для теории и практики права) и более конкретные вопросы традиционной юриспруденции, такие, например, как: понятийный аппарат, методы и задачи юридических исследований, приемы юридической аргументации и природа юридического доказательства, иерархия источников позитивного права, совершенствование действующего права, правовой статус различных общественных и государственных институтов, воля в праве, законодательство и правоприменительный процесс, правосубъектность, норма права, правосознание, договор, соотношение прав и обязанностей, правопорядок и правонарушение, природа вины и ответственности, проблемы преступности, смертной казни и т. д.

По своей структуре философия права близка к структуре общей философии. В ней могут быть выделены следующие основные разделы:

1) онтология права, в котором исследуются проблемы природы права и его оснований, бытия права и форм его существования, связи права с социальным бытием и его местом в обществе; без четкого уяснения онтологической природы права, смысла и содержания понятия правовой реальности, знания основных форм бытия права невозможно понять феномен права в целом;
2) антропология права, в котором рассматриваются антропологические основы права, понятие «правовой человек», права человека как выражение личностной ценности права, а также проблемы статуса института прав человека в современном обществе, права человека в конкретном социуме, соотношение личности и права и т.д. В рамках права такого раздела, как правовая антропология, вопрос об общем критерии правомерности, рассматриваются антропологические основы правопорядка в целом и прав человека в особенности;
3) гносеология права, в котором исследуются особенности процесса познания в сфере права, основные этапы, уровни и методы познания в праве, проблема истины в праве, а также правовая практика как критерий правовой истины;
4) аксиология права, в котором исследуется ценность как определяющая характеристика человеческого бытия, способ бытия ценностей, анализируются основные правовые ценности (справедливость, свобода, равенство, права человека и т.д.), их «иерархия» и способы реализации в условиях современной правовой реальности. К сфере интересов правовой аксиологии также иногда относят вопросы соотношения права и иными формами ценностного сознания: моралью, политикой, религией, а также вопрос о правовом идеале и правовом мировоззрении;
5) в структуре философии права можно выделить и прикладной раздел, в котором рассматриваются философские проблемы конституционного права (правовая государственность, разделение властей, конституционная юрисдикция), гражданского права (договор и уравнивание убытков и. выгод, собственность), процессуального и уголовного прав и других отраслей права.

философия права, ранее разрабатывавшаяся в рамках общей теории права в качестве ее составной части, постепенно оформляется в качестве самостоятельной юридической дисциплины общенаучного статуса и значения (наряду с теорией права и государства, социологией права, историей правовых и политических учений, отечественной и зарубежной историей права и государства).

Как и любой философской дисциплине, философии права Присущ ряд функций. Среди них важнейшими являются: мировоззренческая, методологическая, отражательно-информационная, аксиологическая, воспитательная.

Мировоззренческая функция философии права заключается в формировании у человека общего взгляда на мир права, правовую реальность, т.е. на существование и развитие права как одного из способов человеческого бытия, определенным образом решает вопросы о сущности и месте права в мире, его ценности и значимости в жизни человека и общества в целом или, другими словами, формирует правовое мировоззрение человека.

Методологическая функция философии права находит свое отражение в формировании определенных моделей познания права, способствующих развитию юридических исследований. С этой целью философия права разрабатывает методы и категории, при помощи которых и проводятся конкретные правовые исследования. Результирующим выражением методологической функции права является оформление имеющегося знания о праве в виде способа его осмысления как содержательно-смысловой конструкции, обосновывающей его основные идеи.

Отражательно-информационная функция обеспечивает адекватное отражение права как специфического объекта, выявление его существенных элементов, структурных связей, закономерностей. Это отражение синтезируется в картине правовой реальности или «образе права».

Аксиологическая функция философии права заключается в разработке представлений о правовых ценностях, таких как свобода, равенство, справедливость, а также представлений о правовом идеале и интерпретации с позиции этого идеала правовой действительности, критика ее структуры и состояний.

Воспитательная функция философии права реализуется в процессе формирования правосознания и правового мышления, через разработку собственно правовых установок, в том числе такого важного качества культурной личности, как ориентация на справедливость и уважение к праву. Выбор правовых установок может считаться справедливым, если люди не добиваются соглашений, наиболее выгодных с точки зрения их собственного представления о благе, а защищают свою свободу, пересматривают представления о благе и следуют ему.

Вполне очевидно, что умение осознать высокий гуманистический смысл своей деятельности, философски обосновать свою теоретическую позицию и принимаемое практическое решение: является признаком высокого профессионализма и гражданской честности юриста. Такое обоснование, особенно в области практических решений, не всегда осознается, однако оно в значительней степени определяется доминирующими установками мировоззрения юристов, на формирование которого призвана оказывать влияние философия права. Попытки решать фундаментальные теоретические проблемы юриспруденции без философского обоснования приводят, как правило, к их релятивизации либо догматизации. Необходимость изучения студентами юридических вузов философско-правовых знаний определяется, прежде всего, потребностями их будущей специальности. Изучение философии права в значительной мере способствует фундаментализации образования будущих юристов, их развитию в качестве самостоятельно мыслящих, политически не заангажированных граждан. Эта позиция достаточно четко объясняет то основополагающее место и значение, которое занимает философия права в системе юридических и других гуманитарных наук и учебных дисциплин, предметами изучения которых являются право и государство, а также то внимание, которое уделяется в западных университетах преподаванию этой дисциплины уже на протяжении многих столетий.

Хотя философия права не ставит своей целью решение конкретных проблем правоведения, а лишь помогает более четко осознать исследователю-юристу собственную позицию, упорядочить по-новому взглянуть на свой предмет а врете более широкого подхода, тем не менее все центральные, фундаментальные проблемы правоведения находят свое решение или, по крайней мере, их обоснование именно на философском уровне. В этом как раз и состоит одна из «загадок» такого феномена, как право, и это обстоятельство определяет фундаментальную роль философии права в системе правоведения как общеметодологической дисциплины.

Это, однако, не означает призыва к юристам отбросить присущие юриспруденции методы исследования и заменить их философскими. Следует четко осознавать предназначение и возможности последних. Философия не ставит своей целью решать конкретные юридические проблемы, но она может помочь юристу более ясно осознать свою собственную позицию, упорядочить полученные им знания, по-новому взглянуть на свой предмет в свете более широкого, философского подхода, а также увидеть государственно-правовые закономерности и формы их проявления а отдельных сферах жизни общества.

Что же касается опасений по поводу относительной широты сферы философского осмысления права, то эти опасения могут быть сняты посредством четкой фиксации интересов философии права, уточнения ее предмета и метода, определения ее места в системе философских и юридических наук. При этом определение предметной сферы и статуса философии права должно осуществляться посредством сопоставления ее с теорией права, которая является наиболее близкой ей по сфере интересов дисциплиной.

Философия права призвана выполнять ряд существенных общенаучных функций методологического, гносеологического и аксиологического характера как в плане междисциплинарных связей юриспруденции с философией и рядом других гуманитарных наук, так и в самой системе юридических наук.

Таким образом, право как сфера человеческой деятельности тесно связана с философией. Фундаментальные проблемы права, такие, как справедливость, свобода и равенство, вина и ответственность и др., являются одновременно и важнейшими философскими проблемами, а их решение уходит своими корнями в решение основных философских вопросов о сущности человека и смысле его жизни, об онтологической структуре мира и способах его познания. Право, таким образом, по самому своему духу «философично», оно представляет собой «философию на практике», что, соответственно, предполагает и «философию в теории», роль которой и выполняет философия права.

Методы философии права

Каждая более или менее развитая концепция философии права прошлого и современности - это определенная совокупность теоретических знаний о праве (как сущности и явления), которая представляет собой взаимосвязь и единство предмета и метода соответствующего философско-правового учения.

Предмет и метод - это различные формы выражения и характеристики единой теории, одного и того же теоретического образования, одной и той же системы знаний, представленных в определенной концепции философии права.

Взаимодействие и единство предмета и метода философско-правовой теории, как и любой другой теории, в общем виде состоят в том, что метод - это предмет в его действии, а предмет - это системно-организованное выражение познавательного смысла и значения метода.

Метод философии права как совокупность познавательных средств и приемов философско-правового исследования, как путь познания, ведущий от объекта к предмету, - это тоже теоретическая форма, сама теория в ее самопознании, развитии, углублении и обновлении.

Выделение в единой философско-правовой теории ее предмета и метода является лишь мысленной абстракцией, необходимой для более углубленного и адекватного постижения познавательных свойств, характеристик, смысла и значения данной теории.

В любой последовательной философско-правовой теории ее предмет методологически осмыслен, а метод - предметно выражен. Именно поэтому такая теория имеет методологическое значение, обладает функцией метода познания и выполняет эту роль или непосредственно, или опосредованно.

В силу их большой познавательной ценности и огромного эвристического потенциала методы (методологические компоненты) некоторых глубоких и оригинальных философско-правовых теорий приобретают в последующем как бы самостоятельное существование и универсальное (общефилософское, общенаучное, общетеоретическое) методологическое значение.

В качестве подобных общефилософских, общенаучных методов используются (также и в современных философско-правовых учениях), например, методы логического, диалектического, онтологического, феноменологического, экзистенциалистского, системного, сравнительного исследования и т.д.

Конечно, всякая новая философско-правовая теория может возникнуть лишь на основе предшествующих теорий и находится с ними в необходимой преемственной связи. Это проявляется также и в плане использования уже доказавших свою познавательную ценность различных методологически значимых средств и приемов исследования определенного объекта, форм организации и систематизации нового философско-правового знания об объекте, принципов интерпретации и оценки прежних концепций и новой теории в общем контексте всемирной философии права, способа соотношения философско-правовой мысли и исследуемой объективной действительности и т.д.

Однако при этом следует учитывать, что соответствующие методы философско-правовых теорий - в том числе и методы, за которыми признается общефилософское, общенаучное значение, - познавательно связаны с предметами своих теорий и вне их познавательного смыслового единства со своим предметом приобретают в других теориях иное познавательное значение и другое предметное выражение.

Необходимо отметить основные особенности метода либертарно-юридической концепции философии права.

Либертарный или формально-юридический метод Малинова И.П. Философия права (от метафизики к герменевтике).

В основе либертарного метода лежит принцип формального равенства. В методологическом плане принцип формального равенства - это метод формально-логического понимания права и соответствующей юридической формализации предметной сферы правовой регуляции и действия права.

Либертарный метод - это всеобщий способ правового моделирования познаваемой действительности по принципу формального равенства, способ познания действительности с позиций и в границах данного понятия права, способ правового понимания, выражения, измерения, квалификации и оценки изучаемой действительности Малинова И.П. Философия права (от метафизики к герменевтике).

Этому методу присущ правовой взгляд на мир, правовое видение действительности.

Формальное равенство и есть тот принцип правового порядка действительности, по которому действует либертарный метод и, в соответствии с которым им осуществляется юридизация познаваемой действительности, ее постижение в форме правовой действительности и выражение знаний об этой действительности в виде соответствующей системы философско-правовой теории.

Познавательные возможности этого метода заданы творческим потенциалом самого либертарного понятия права и ограничены его смысловыми рамками, границами его теоретических значений, сферой предмета данной философско-правовой теории. Именно данное понятие права определяет юридико-познавательную профилированность, направленность (интенциональность) и границы соответствующего философско-правового познания.

Объект философии права

Философия права – это особенный раздел философской науки, а также юриспруденции, занимающийся исследованием правового смысла, сущности права и его основания. Также здесь рассматривается ценность права, его основная значимость и ключевая роль в человеческой жизни.

Объектом философии права является смысл права. Кроме того, отдельное внимание уделяется правовым и юридическим понятиям, ценностными категориями и предназначению права в жизни социума и индивида.

Юридический подход и вне его пределов

Не секрет, что изучением правовой тематики занимается юридическая наука (вернее, несколько соответствующих дисциплин). Основной предмет юриспруденции – это позитивное право. Именно поэтому право считается высшим авторитетом в большинстве юридических дисциплин. Но кроме юридического исследования права и официальной установки его роли, требуется также философское осмысление понятия.

Если выходить за пределы юридического подхода (который еще можно назвать комплексом юридических догматов), оказывается, что существует немало общетеоретических, а также философских проблем, затрагивающих позитивное право, его предметные области и сам объект философии права.

Это вовсе не обозначает уничижение официально-властного авторитета права, поскольку он признается любой теорией. Однако даже обыденное сознание видит существенные различия между авторитетом законодателя и понятием справедливости того или иного закона. Именно поэтому необходимо регламентация новых правовых сторон в человеческой жизни.

Разумная человеческая природа такова, что все его действия диктуются определенными понятиями и тем самым миром сознания, который он построил для себя. Вот на что человек склонен ориентироваться в собственной жизни. Мир в себе осознается человеком, как и мир, который его окружает.

Индивидуальные суждения разума

Даже существующие и установленные правовые закономерности подвергаются индивидуальным критическим суждениям каждого индивидуума, вне зависимости от авторитета права и личности человека.

Единственное, что эти оценки могут быть:

• Обыденными;
• Теоретическими;
• Философскими.

Основной задачей разума оказывается истина и ее поиск. Представленная же философская наука занимается поиском истинного права.

Позитивное право настолько самодостаточно, что предлагает искать истину непосредственно в позитивном праве. Подобные подходы были вполне характерны для правовой догматики и представляется несколько вариантов, связанных с легизмом и юридическим позитивизмом. Правовая истина в таких случаях ограничена законодательной волей, официальной правовой позицией.

В сущности, философское учение оказывается выходом за принятые ранее границы позитивного правового поля, а также понимая. Разум в этом случае ориентируется уже не на догматы, а на осмысленные понятия, касающиеся права. Философия затрагивает проблематику того, как право соотносится с законом, так как это необходимо для обоснования правовой сферы и может обозначать основную правовую предметную область.

Установленные правовые концепции оказываются необходимыми, чтобы не оставаться внутри одномерной правовой плоскости, являющейся официальным законом, позитивистским законоведением и легизмом.

Многие учения, исследующие право, заняты рассматриванием того или иного варианта правового понятия, благодаря чему определяется соответствующий подход к изучению. Это же касается и философской дисциплины, которая, тем не менее, старается взглянуть на право с глубоких позиций.

Классификация права и объект философии права

Здесь право может классифицироваться, как:

• Естественное;
• Волеустановленное.

Подобное разнообразие помогает указывать различия между правом и законом, тем, как они могут соотноситься между собою и различаться. Кроме прочего, различение становится общей теорией для остальных частных случаев, помогает определиться со смысловой структурой и предметом правовых учений.

Получается, что философия права как бы объединяет различные юридические дисциплины, предоставляя при этом содержательные основания для нормального толкования.

Философская концепция, связанная с правопониманием, способна охватить все правовые области притом, что такое единство будет сущностно-понятийным.

Задачи философии права

Задачи философии права – это проблемы, связанные с философским осознанием правовых отношений, решением которых и занимается философия права.

Немаловажным для развития философии права является историческое разобщение, существующее между данной дисциплиной и остальными юридическими дисциплинами. Если юристы занимаются толкованием, а также систематизацией нормативов положительного права, то мыслители заняты более глубокими вопросами, вплоть до обоснования и основания права.

Разработкой философского правового раздела могли заниматься даже те лица, которые имеют весьма далекое отношение к правоведению. Задачей мыслителей в философии права было создание идеального права, формируя его нормативы, оценочные категории и стандарты. Довольно заметной проблемой при этом оставалась и остается разобщенность между идеальным вариантом права и фактическим.

Подобное положение оказывается довольно вредным для правоведения, так как из-за него ослабляется его теоретическая ценность и даже подрывается практическая ценность. Именно поэтому задачу, связанную с преодолением такой разобщенности, многие мыслители считают одной из наиважнейших.

Наблюдается также разобщенность отдельных дисциплин, находящихся в области правоведения.

В сущности, исчезло общее понятия юриста, поскольку юристы сегодня подразделяются на:

• Цивилистов;
• Криминалистов;
• Канонистов;
• Процессуалистов.

Более того, не так уж много специалистов, умудрившихся равно хорошо освоить сразу две специальности, заслужив в обеих отличную репутацию и имя. Это все грозит опасностью для общей юридической дисциплины, так как поле зрения продолжает ограничиваться вместе с задачами каждого из нормативов, ухудшается общественное значение правовой системы.

Общность понятий

Кроме того, философия права обязана бороться с догмами, доминирующими в современных юридических дисциплинах. Любые понятия должны быть обоснованными, любой принятый стандарт должен сначала выдержать адекватную критику. Прием критиковаться то или иное понятие обязано именно на основах философии права, а не в других науках, где присутствуют собственные оценочные категории и критерии.

С другой стороны только философия позволяет объединять различные понятия, определяемые разными юридическими научными разделами и подразделами. То есть, с ее помощью обеспечиваются какие-то взаимосвязи между этими разными разделами, укрепляется теоретическая часть общего правоведения. Частные понятия объединяются в единое целое.

Философская система и задачи философии права

По сути, философия права становится придатком практической философской системы, который открывает общее содержание правовых нормативов и возможности их использования. Интересно, что некоторые мыслители (например, Кант) вообще не признают способность профессиональных юристов улавливать понятия о правовой сущности, так как они не могут отрешиться от понятия положительного права для поиска критерия в объектах чистого разума. Получается непримиримость взглядов мыслителей и юридических практиков, с которой необходимо бороться. Теоретические основы не должны отрываться от практических.

Одним из подразделов философии права, занимающимся изучением правового познания, является теория правового познания. Конечно, все вышеперечисленное не делает философию права специальной наукой и она не становится в один ряд с криминальным, а также гражданским правоведением. Практически невозможно постижение философией права правовых нормативов эмпирическим методом – через рациональность и постановку целей.

Как утверждают некоторые философы (например, Штаммлер), правовая сущность не понимается проявлением права через эмпирический метод. Для этого используются методики, применяемые другими юридическими дисциплинами.

Философия права играет, в сущности, те же роли по отношению к общей философской науке, какие философия играет по отношению к человеческому знанию. Соответственно, значение, задачи философии права и прочие критерии тоже совпадают. Сами задачи ставятся не только теоретические, но и практические.

Научная философия права

Философия права - это одна из областей общетеоретических правовых знаний. Но она не является частью или простым продолжением теории права - ни первичных обобщенных данных юридической догматики, ни данных правовой теории, осмысливающей логику права (хотя всецело опирается на эти данные, особенно по логике права, активно использует их в философских разработках).

Философия права - это новая, наиболее высокая ступень осмысления права, в известном смысле вершина обобщенных юридических знаний. Затрагивая проблемы историко-логического порядка, историю формирования и развития понятий о права отражающих реальные общественные отношения, надо не упускать из поля зрения тот качественной новый поворот в самом подходе к праву, который характерен для этой, философской, области научных знаний о праве.

Этот качественно поворот в подходе к праву заключается в том, что философия права представляет собой науку о праве в жизни людей, в человеческом бытии. Она предстает как научная дисциплина, которая призвана дать мировоззренческое объяснение права, его смысла и предназначения для людей, каждого человека, обосновать его под углом зрения сути человеческого бытия, существующей в нем системы ценностей. Именно тогда, с точки зрения общефилософской, удается, как отмечает А.И. Покровский, показать "биение живого общечеловеческого дух, ввести их (правовые проблемы - С.А.) в круг идейных интересов всякого мыслящего гражданина".

Таким образом, решающее значение в философии права имеет ее "мировоззренческий стержень" - мировоззренческое понимание права (по Гегелю - "мыслящая себя идея права", "разумность права"), постижение смысла права, выраженных в нем ценностей. И поэтому по итоговым своим выводам философия права, нацелена на постижение самого сокровенного в праве, а отсюда освещать коренные проблемы жизни общества - место права в развитии и судьбе общества, пути его развития, его влияние на будущее, перспективы человечества.

Два уровня философии права

Отмечая некоторые обобщенные характеристики философии права, нужно вместе с тем исходить также из того, что данная научная дисциплина может строиться в двух науковедческих плоскостях и соответственно выступать в одном из двух качеств:

- в качестве исконно-философской дисциплины, рассматривающей право под углом зрения определенной универсальной философской системы или системы историко-философских разработок;
- в качестве интегрированной, философско-правовой области знаний, когда на основе определенной суммы философских идей осуществляется научная проработка правового материала.

Первый из указанных уровней философии права вполне закономерен. Право - какое бы значение этой категории ни придавать - представляет собой социальное (или - природно-социальное) явление, и любая философская система, претендующая на универсальность, а также историко-философские разработки неизбежно включают в поле своего осмысления также и это явление социальной жизни.

Именно здесь возможно формирование специальной философской науки, привлекающей правовой материал, но остающейся в рамках данной системы философских знаний, строго на "почве философии".

Наиболее ярким, выразительным примером осмысления права в контексте универсальной философской системы является философия права Гегеля.

И вот здесь, во взглядах на право Гегеля, есть пункт, на котором - с учетом последующего материала - хотелось бы сразу остановить внимание.

При философском истолковании права Гегель, хотя и по ряду позиций продолжил и углубил идеи о природно-естественной основе этого феномена, всё же в основном сосредоточил мысль на его характеристике с точки зрения сути своего миропонимания - логики абсолютного духа. И с этой стороны - как мне представляется - выделив философию права как фундаментальную часть всей своей философской системы, оттенил в ней то, что роднит философию с правом - идею обоснованности действительности, в обществе - обоснованности процессов, поведения и поступков.

Вот почему, кстати сказать, в гегелевской философии права (она так и названа великим философом "философией права") столь много уделено место и внимания не непосредственно юридическим явлениям, а широкому спектру категорий - нравственности, моральности, состоянию и развитию духа - всему тому, что позволяет определять обоснованность процессов, действий, поступков, а в более широком плане - обоснованность всего сущего.

По парадоксальным, причудливым зигзагам развития человеческого духа такое, воистину философское понимание "права", по всем данным, стало предпосылкой для марксистов, материалистических последователей гегелевской диалектики, о чем с ударением говорили и Маркс, и Ленин (да еще с нацеленностью на "изменение мира"), и отсюда - к формированию такого супер над человеческого понимания рассматриваемой категории, которое характеризует коммунистическую революционную идеологию.

Второй, интегрированный, философско-правовой уровень научных знаний о праве выражен в формировании и развитии особой, самодостаточной научной дисциплины, охватывающей как философию (по своим основам), так и правоведение (по своему основному содержанию).

В настоящей работе философия права строится в соответствии с этим ("вторым") уровнем, когда она представляет собой интегрированную область знаний и по основному своему содержанию относится к области юридических наук.

И это вполне понятно. Коль скоро основное содержание философии права как интегрированной области знаний образует правовой материал, то значит в этой плоскости научные разработки входят в состав правоведения.

А это, помимо всего иного, означает, что основой и отправным пунктом осмысления права в рамках интегрированной философско-правовой науки является не действительность в целом, не "все бытие" (как это характерно при рассмотрении права в пределах универсальной философской системы), а действительность в тех пределах, в которых существует право, т. е. социальная действительность, человеческое бытие. Обратим внимание - человеческое бытие, бытие живущих и действующих в сообществе разумных существ, способных постигать и творить мир, творить и постигать право.

Вещие слова в этом отношении сказаны Гегелем. По его справедливому утверждению, "в праве человек должен найти свой разум и постигнуть мысли, лежащие в основе права".

При этом важно и то, что характеристика права, производимая на базе философских положений как исходной основы, не покидает "почву права" и является характеристикой, выводимой непосредственно из правового материала, из его сути и логики. По меткому выражению Ю.Г.Ершова, в данной плоскости науку "мало интересуют умозрительные конструкции, оторванные от реальных правовых процессов и явлений. В этом смысле философия права как бы "вырастает" на фундаменте всего юридического знания".

Предпосылки философии права

Право (выступающее в виде законов, правосудия, т.е. позитивное право) - жесткий по ряду черт "силовой" нормативно-ценностный регулятор поведения людей, тесно связанный с силовым воздействием на людей, с властью. И право - так же, как и власть - изначально нуждается в поддержке "со стороны", в духовной поддержке, в своего рода освящении - в придании известной святости, обоснованности, оправданности силового воздействия в сознании всех людей.

Правда, сама постановка вопроса о какой-то "философии" или о каком-то ее подобии в отношении первичных форм био-социальной регуляции первобытного общества - мононорм является просто неуместной. И не только ввиду низкого, примитивного уровня разумной, интеллектуальной деятельности в первобытном обществе, но и в силу того, что неизбежные для социальной регуляции того времени духовные средства их освящения (в виде мифов, первобытной морали и первобытной религии) на начальных исторических фазах не были отдифференцированы от самих мононорм-обычаев, включались непосредственно в их содержание. Обычаи тех исторических эпох потому и имели характер мононорм, что они интегрировали в неразличимое единство, в это целостное "моно", все возможные потенциальные средства регуляции и их духовного освящения.

И это касается не только мононорм. Как свидетельствует история права, и позднее юридические нормы на первых фазах своего формирования повсеместно выступали в единении с религиозными и этическими нормативными положениями, нередко перекрещиваясь к тому же с категориями мифологии.

Есть два исторических обстоятельства, которые подготовили предпосылки для возникновения духовно-интеллектуальных форм освящения права и, следовательно, - формирования (при наступлении всего комплекса необходимых условий) особой науки - философии права.

Первое - это дифференциация единых мононорм-обычаев при переходе общества от первобытного состояния к цивилизации, их расщепление, выделение наряду с юридическими нормами (правом), также - морали, корпоративных норм, собственно норм-обычаев.

Особо существенным в рассматриваемом отношении оказалось выделение в духовной жизни общества морали, ставшей основой особой отрасли знаний - этики. Мораль (этика) со своей стороны вошла в идеологизированном и частично мифическом виде в состав религии. Именно здесь наметились первые подходы к мировоззренческому освящению права, утверждению в жизни общества своего рода некоего "общего знаменателя" в таком освящении. "Общего знаменателя" в виде этического (религиозно-этического) обоснования действующего права.

Второе обстоятельство, подготовившее формирование философии права, - это развитие духовно-интеллектуальной жизни общества, все большее утверждение во всех проявлениях жизнедеятельности людей силы разума, особенно в тех его проявлениях, когда он не замутнен и не искажен импульсами и химерами подсознания, темных инстинктов и страстей. Сверкнув как вековое озарение в античности, сила разума в полной мере раскрылась в возрожденческой культуре и особенно - в эпоху Просвещения.

И вот первичными (так сказать, предфилософскими, или начально-философскими), стихийно-духовными формами освящения права, придания ему высокозначимого статуса, ореола стали: этическое (религиозно-этическое) обоснования действующих законоположений и юридической практики; обоснование законов, правосудия через особую категорию - естественное право.

Первая из указанных духовных форм (этическая) выступила в качестве вполне органичной для обоснования права формы, особенно в условиях начальных традиционных, застойных цивилизаций (когда долгие века и тысячелетия господствовали цивилизации традиционного типа, где доминируют власть и ритуальная идеология). Именно в этике с того времени и до наших дней находит достаточное основание и поддержку характерная для права во всех его разновидностях категория справедливости - соразмерности, меры, а также сама возможность принуждения людей к соблюдению каких-то единых правил, норм.

Этическое обоснование права по ряду исходных сторон имеет общечеловеческое значение. Оно в том или ином виде характерно для всех исторических эпох и стран, в принципе для всех мировоззренческих и идеологических систем.

На заре существования человечества и в не меньшей степени - в теократических, иных религиозных обществах (средневековья и нынешнего времени) этическая интерпретация права нашла свое воплощение в религиозных представлениях, придавших такой интерпретации значение веры, святости, непогрешимости, порой - непререкаемой догмы. Ряд юридических систем традиционных восточных обществ, в том числе - мусульманского права, традиционно-индусского, китайского права, в значительной мере вообще слились с религиозно-этическими верованиями, с господствующими религиозно-философскими представлениями, да и в целом оказались неотделимыми (и внешне слабо отдифференцированными) от институтов духовной жизни данной традиционной цивилизации.

Религиозно-этическое обоснование действующих законов, правосудных учреждений и их решений совпало, как это нередко бывает в Истории, с потребностями власти, господствующих политических сил. Такое обоснование с этих позиций выразилось в определенной идеологии и имело в основном апологетический характер: оно безупречно, без какой-либо аргументации оправдывало и даже возвеличивало любое угодное власти (и церкви) законодательное, административное или судебное решение; или же, давало безусловное основание его блокирования или корректировки, уточнения, отмены во имя верности догме. И с этой точки зрения инквизиционный процесс, средневековые юридические порядки, вся юридическая практика и действительность той поры представляют собой соединенный продукт и политических реалий соответствующих традиционных цивилизаций, и религиозно-этических верований тогдашних эпох (к тому же, как мы увидим, с привлечением в условиях средневековья духовного потенциал естественного права).

Универсальное, хотя в действительности и ограниченное, значение для права общих этических (религиозно-этических) начал привело к тому, что постепенно утвердилось и со временем стало общезначимым, очевидным, мнение о приоритете этики над правом, в частности, о том, что право представляет собой всего-навсего некий "минимум морали".

Здесь же - тоже негативная сторона отмеченного процесса, касающаяся научного осмысления права. Это - то обстоятельство, что придание святости действующим юридическим установлениям перекрывает возможность их критической проработки, а отсюда (как показывают исторические данные) - саму возможность становления даже такой, казалось бы идеологически нейтральной, сферы научных знаний, как аналитическая юриспруденция, юридический позитивизм. Впрочем присоединение к религиозным постулатам в условиях средневековья духовного потенциала естественного права - и это весьма примечательно - резко возвысило критическую направленность юридических знаний и - что не менее существенно - дало толчок к возрождению интеллектуального богатства римского частного права, его развития в разработках глоссаторов и постглоссаторов.

И еще - такой существенный момент. Отмечая в этике и в религии значение некоторого "общего знаменателя" для понимания и объяснения права, нужно принимать во внимание, что этические, в том числе религиозно-этические верования, обосновывающие юридические установления и порядки теократических и иных религиозных обществ, стали предпосылкой для идеологии права - того направления духовно-интеллектуального объяснения права, когда оно "выводится" из определенной мировоззренческой системы и связывается с политико-властными реалиями сегодняшнего дня. К этому нужно добавить, что такого рода духовно-интеллектуальные формы так и оставались в пределах этики и религии, не образовывали особых, самостоятельных ветвей знаний, особых наук.

Вторая первичная форма духовного освящения права, ставшая на все последующие времена начальным звеном основательного и конструктивного его понимания, или, во всяком случае - подходов к такому пониманию, - это объяснение действующих законов и правосудия через категорию естественного права.

Здесь перед нами - общее, фундаментальное направление философского понимания права, с которого во второй главе этой части книги и начнется освещение философско-правовых проблем.

Таким образом, еще на начальных фазах духовно-интеллектуального постижения права можно отчетливо различить два общих, если угодно, - два генеральных направления, которые, порой перекрещиваясь и совпадая, представляют всё же разноплоскостные и в этом отношении полярные ориентации в понимании и обосновании права.

Именно данные, относящиеся к первичным формам духовно-интеллектуального освящения права, позволяют уточнить особенности научного рассмотрения права, нередко обозначаемых одним понятием - "философия права", а на деле, при известной общности, во многом представляющих различные направления научной и прикладной мысли, - философию и идеологию.

Философия и идеология права

Сначала - несколько соображений общего порядка. Философия (поскольку на деле реализуется ее предназначение), как и всякая наука, призвана строиться безотносительно и независимо от политики, практических целей, тех интересов, во имя которых могут быть использованы философские положения.

От философского подхода к явлениям действительности нужно отличать подход, характерный для идеологии. Последняя, используя данные философии и других отраслей знаний, в том числе политического профиля, связывает свое содержание с определенной группой заданных интересов и идей, которые начинают жить по своей (этической, религиозно-этической, этнической, классовой, групповой или даже индивидуально-личностной) логике. Отсюда - в идеологии всегда есть моменты абсолютизации, возвеличивания идей, их ориентации на обслуживание определенных практических, политических, идейных задач - то, что в марксистском обществоведении с гордостью именовалось "партийностью", служением классам, социальным группам, нациям, неким возвышенным идеалам.

В то же время нужно видеть, что идеология занимает свое существенное место в духовно-интеллектуальной жизни, в ее соотношении с практикой, c политикой. Вне определенного идеологического подхода мировоззренческие взгляды не могут получить достаточного общественного признания, и тем более - должной практической реализации. Так что в практической жизни наука и идеология тесно переплетены, взаимопроникают. Это и объясняет то обстоятельство, что философия, иные отрасли знаний в определенных своих сторонах и проявлениях выступают также и в качестве идеологии (и это требует того, чтобы в любой науке достаточно точно и строго те или иные положения виделись и оценивались в качестве "идеологических").

Различие и вместе с тем переплетение, взаимопроникновение философских и идеологических начал, характерные для всякой гуманитарной науки, в сферах знаний, относящихся к праву, имеют существенные особенности.

Право - институт практики, острых жизненных проблем. Оно так тесно сопряжено с практической жизнью людей, их жизненными интересами, самими основами экономического, политического, духовного господства в обществе, и что особенно существенно - с политической, государственной властью, что проникновение идеологических начал в философские (а также - социологические, общетеоретические) разработки правовых проблем может быть отмечено на всех ступенях развития правоведения, осуществляемых в ее рамках и на ее материале философских исследований.

Можно, пожалуй, без преувеличения констатировать, что правоведение в ее общетеоретических подразделениях - общей теории права, социологии, логики права, а также философских разработках - оказалось одной из наиболее идеологизированных областей знаний.

Наиболее близко примыкают к идеологии те варианты философии права, которые замыкаются разработками, не выходящими за рамки данной универсальной философской системы (например, гегелевской, марксистской).

По всем данным, исторические корни идеологии права следует видеть в этических (религиозно-этических) объяснениях права, а также в таких направлениях философско-правовой мысли - как это характерно для гегелевской или марксистской философии, - когда соответствующие разработки "выводятся" из данной философской системы.

Новейшая философия права

Новое время открывает новую эпоху в историческом развитии европейской экономики и права. В это время наука права перестает быть служанкой суда подобно тому, как в свое время философия перестала быть служанкой богословия. Одновременно резко усиливается экономическое неравенство в странах Европы и между этими странами, оказавшимися вовлеченными в сферу мирового разделения труда. Естественно, меняется соотношение сил между европейскими нациями. Так, если в XIII столетии мы имеем дело с экономически процветающей Францией, процветающей благодаря своим сухопутным связям, обусловленным расцветом ярмарочной торговли, то в XIV веке она утрачивает это преимущество из-за установления морской связи (через Гибралтар) между Италией и Нидерландами и как бы выпадает из круга товарно-денежного кругооборота. В этих условиях подвижного дисбаланса все очевиднее становится важная роль государственного вмешательства в решение хозяйственно-правовых проблем внутреннего и внешнего (международного) характера. Подобные проблемы оказываются не по силам феодальным городам-государствам, находящимся под контролем купцов. Возникает насущная потребность в территориально масштабных государствах, способных обеспечить функционирование не только национального рынка, но и национальной экономики в целом. Одними из первых на эту потребность отреагировали правоведы, которые в XVII столетии начинают преподавать национальное право и создавать соответствующие кафедры в университетах (например: с 1620 года шведское право преподается в Уппсале, а в 1679 году в Сорбонне создается кафедра французского права). Но первая реакция западноевропейской интеллигенции на происходящее имела преимущественно философско-политологический характер, ибо традиционно в европейских университетах право рассматривалось как некий абстрактный аналог социальной организации, то есть рассматривалось не с точки зрения практики судебного разбирательства или исполнения вынесенных решений, а с точки зрения умозрительно-философского и богословского взгляда на мир с преобладанием моральных и политических понятий. Новаторство этих представителей философии права проявилось прежде всего в области теории естественного права.

В философии Нового времени учение о естественном праве получило совершенно новую окраску. Во-первых, оно освободилось от богословских трактовок. Во-вторых, само понятие естественного права определялось яснее и точнее, нежели у римских юристов. Мыслители Нового времени уже не смешивают естественное право с правом общенародным, как это делали некоторые римские юристы. В нем начинают видеть совокупность тех вечных идеальных норм, которые должны служить прообразом для всякого законодательства.

В основе новой правовой идеологии лежала философия рационализма, провозглашенная выдающимся французским философом Р. Декартом. Для философского рационализма характерным является то, что он признает разум не только наиболее важным инструментом, но и главным источником познания. Индивидуальный человеческий разум представляет собой отражение объективного разума, являющегося сущностью мироздания. Без подобия между вселенским разумом и разумом человеческим люди были бы не в состоянии приобретать какие бы то ни было знания о внешнем мире. Таким образом, в индивидуальном разуме отдельного человека уже заложена возможность постижения мировых законов. Их необходимо лишь вскрыть и довести до ясного и отчетливого сознания. В данном случае отправной точкой служат самоочевидные истины, или аксиомы, то есть простейшие суждения, правильность которых несомненна для разума. Следовательно, во всем необходимо искать простейшие, далее неразложимые элементы.

Право регулирует жизнь людей в обществе. Оно есть понятие сложное, как сложно само общество, являющееся союзом множества людей. Простейшим элементом в обществе, а через него и в праве является отдельный человек, или индивид (дословно: неделимый). Поэтому требуется прежде всего выяснить сущность индивида, то есть определить природу отдельного человека. Из такого исходного определения можно затем вывести посредством дедукции всю систему истинного права. По источнику своего логического происхождения данное право будет называться естественным правом (лат. jus naturale).

Под мощным влиянием философии рационализма Нового времени наука права сделала своим главным предметом разработку естественного права. Это новое направление в правоведении оформилось в школу естественного права, которая господствовала в юриспруденции на протяжении XVII —XVIII веков. Родоначальником ее был голландский юрист, политик и дипломат Гуго Гроций (Гуго де Гроот, 1583- 1645).

По своему методу исследование школа Гроция представляет переход от гуманизма к рационализму (Н. М. Коркунов).

Политические тенденции этой школы изменялись с течением времени: вначале представители ее хотели дать разумные объяснения сложившемуся порядку отношений между людьми, а позднее они попытались разрушить исторические основы существующего состояния дел и заменить их более разумными, более гуманными. Одни пользовались естественным правом как методологическим приемом: естественное право — это то, что было бы, если бы не существовало государство и установленных им законов. Другие рассматривали естественное право как историческую гипотезу: естественное право — это то право, которое якобы действовало на самом деле в так называемом естественном состоянии человека, то есть до перехода к государственному строю. Третьи расценивали естественное право как политический и юридический идеал: естественное право — это то право, которое должно бы действовать вместо исторически сложившегося правового порядка. Наконец, четвертые выступали за естественное право как за действующее право, которое должно применяться там, где молчат законы, а иногда и там, где они явно противоречат разуму (Г. Ф. Шершеневич).

Таким образом, задача философии права Нового времени виделась теоретикам правоведения в раскрытии рационалистическими средствами абсолютного, неизменного, равного для всех народов и времен права, которое дано самой природой, а потому стоит выше положительного права.

Гроций не издал ни одного сочинения, специально посвященного естественному праву. Его воззрения на этот предмет изложены во введении и первых главах книги «О праве войны и мира» («De jure belli ас pacis», 1625 год, русский перевод 1957 года), посвященной разработке начал науки международного права, основателем которой именно он, Гроций. Однако сам термин «международное право» вошел в употребление только с середины XIX столетия, заменив собой названия «право народов», «народное право», «общенародное право». Хотя главным предметом исследования у Гроция в данном тексте является международное право, но этот предмет тесно связан с вопросом: существует ли справедливое по природе, а не только по закону, установленному людьми? Постановка этого вопроса обусловлена тем, что в международных отношениях нет места власти, которая могла бы издавать обязательные для государств законы.

В учении Гроция о естественном праве нет ничего такого, что не было бы высказано его предшественниками. В учении о государстве им также не сделано никаких значительных шагов вперед по сравнению, например, с Макиавелли. Однако истинным основателем новой этико-правовой науки должен по справедливости считаться именно он, Гуго Гроций, придавший этике форму учения о естественном праве. Новый натурализм в этике тем существенно отличался от античного, что принимал своим основанием не природу вообще, не природу в ее целостности, а только природу человека (Н. М. Коркунов).

Таким образом, понятие права у Гроция имеет два главных значения. В первом значении право — это определенное моральное качество, позволяющее человеку иметь известные вещи или совершать известные поступки (право в субъективном смысле). В другом значении понятие права тождественно понятию закона (право в объективном смысле).

Гроций учил: законы естественного права коренятся в самой природе разума, а потому имеют такое же вечное и незыблемое значение, как и сам разум.

Идея преемственного и закономерного исторического развития тогда еще не выработалась, а без этой важной идеи невозможно было объяснить социальную обусловленность права и оправдать положительное право. Ученым виделась только альтернатива: либо признать право совершенно произвольным установлением людей, либо обратиться к учению о естественном праве. Им было интуитивно ясно, что в праве всегда проявляется нечто объективное, независимое от субъективного произвола. Но при отсутствии идеи закономерного исторического развития субъективному произволу могла быть противопоставлена только идея естественного (объективного) закона. С появлением же концепций закономерного исторического развития постановка подобной альтернативы сама собой отпала, ибо открылись возможности найти иные решения вопроса о субъективном и объективном в праве (Н. М. Коркунов).

Голландский юрист определял государство как вечное, полное и верховное общество, образованное для охраны человеческого права и для общей пользы.

По учению Гроция, даже сам Бог не может изменить начал естественного права.

По распоряжению папы, знаменитый трактат Гроция был внесен в Индекс запрещенных книг (4 февраля 1627 года). Однако это не помешало широкому распространению книги в Европе. Она была переведена на многие языки. На нее стали писать комментарии.

Крупнейшим английским и европейским философом XVII века был Томас Гоббс (1588—1679), внесший исключительно большой вклад в философию права Нового времени, включая учение о естественном праве.

Сын сельского священника и крестьянки, он рано проявил свои природные дарования, освоив в шестилетнем возрасте латынь и греческий. В восемь лет Томас уже писал на латыни стихи. На семнадцатом году жизни он поступает в Оксфордский университет, где приобретает глубокое отвращение к безжизненной схоластике.

По мнению историков, никто до Гоббса не пытался поставить этику на научную почву, принципиально независимую от богословия. Он первым решился подвести под науку о моральных ценностях прочный научный фундамент.

Английский философ был враждебен клерикализму. Он требовал подчинения власти духовной власти светского авторитета и хотел, чтобы государство стало чисто светским и сугубо гражданским.

Подобно Макиавелли, Гоббс подчеркивает эгоистическую природу человека, считая, что в естественном состоянии человек человеку волк. Согласно английскому философу, в естественном состоянии каждый человек имеет на любую вещь такое же право, как и другой, то есть в естественном состоянии никто не имеет исключительного права ни на что. Каждый человек занят прежде всего собой. Поэтому в стремлении осуществить свои эгоистические желания люди вступают в борьбу друг с другом. Их естественное состояние — война всех против всех. Но такая война угрожает всем и каждому. Даже сильнейший не может быть уверен, что не падет жертвой хитрости слабого. Отсюда первое и непременное требование разума — искать мира. Это требование есть основной закон человеческой природы.

Самосохранение на почве мира и взаимного доверия предполагает следующее: для мирного сосуществования необходимо, чтобы каждый отдельный человек отказался от права на все и уступил другим часть своих собственных прав. Уступка права осуществляется посредством взаимного соглашения, которое именуется договором. Договор должен свято соблюдаться, иначе война всех против всех неизбежна. При этом никто не должен быть судьей в собственных делах, но каждый должен подчиняться в столкновении с другими третейскому суду, то есть в мирном обществе каждый обязан поступать так, как он желал бы, чтобы поступали с ним другие. Гоббс "утверждал: человек имеет естественное право на все, что считает необходимым для своего самосохранения. Но такое неограниченное право ведет к войне всех против всех, что противоречит принципу самосохранения. Поэтому основным естественным законом, вытекающим из самой природы человека, является естественный закон сохранения мира.

Что такое естественные законы применительно к мирному человеческому обществу?

Естественные законы — это законы нравственности. Нравственность же не тождественна праву. Она имеет дело с внутренним миром человека, тогда как право имеет дело с конкретными человеческими действиями и поступками в мире людей, живущих в государстве. Таким образом, сферой деятельности права является государственная жизнь.

Если невозможно установить общее согласие, если воля многих не обеспечивает мира, то для его защиты требуется сильная воля одного, вернее, единая сильная воля. Такой волей обладает государство как единое юридическое лицо. Его воля в силу договора многих признается общей волей. В этом смысле государство можно рассматривать как своеобразного искусственного человека, которого Гоббс именует Левиафаном.

Верховная власть Левиафана абсолютна. Она не может быть связана изданными ею законами, так как подчиняет, но не подчиняется. Отсюда вытекает безнаказанность действий обладателя верховной власти. Наиболее совершенной верховной властью является монархия, которая обходится народу дешевле демократии, ибо если монарх обнаруживает порочную склонность наделять за счет народа богатством своих родственников и друзей, то в условиях демократии аналогичное стремится делать каждый из многочисленных лиц, стоящих у власти. Что касается аристократии как формы государственного правления, то ее достоинства определяются степенью относительной близости к монархии или к демократии.

Таким образом, Гоббс определяет государство как специфическое объединение людей, установленное их общим договором, по которому они обязуются подчиняться единой воле и не сопротивляться ей. Властитель государства, воле которого люди обязались подчиняться, сам не подчинен законам государства, и граждане не могут противопоставлять ему никаких прав.

«Технология» договора, создающего государства, выглядит следующим образом. Вначале мы имеем дело с разрозненными людьми типа библейского Адама, который живет сам по себе и являет собой довольно агрессивное существо. Однажды эти «сами по себе» индивиды собираются где-нибудь на лесной полянке и получается толпа. Каким-то стихийным образом данная толпа переходит от шума, гама и рычания к «митингу» (англ. meeting — собрание; массовое собрание для обсуждения злободневных вопросов текущей жизни). В процессе «митинговой стихии» выделяется волевой лидер (вождь) или лидеры (вожди), под руководством которого или которых толпа (толпа митингующих) превращается в народ (народное собрание). Начинается этап переговоров между естественно выделившимися вождями и народными массами. Для нормального ведения этих переговоров требуется формальное объединение всех на добровольной основе, предполагающее полное подчинение воли отдельных лиц единой воле. Только тогда возможен переход от переговоров к заключению договоров, когда каждый часть своей силы и власти переносит на одного человека или на единое собрание людей. Этот переход и есть договорной процесс, в результате которого формируется единая воля как воля единственного лица (отдельного человека или группы лиц) и образуется государство как средство объединения толпы в народ.

Ни один индивидуум, ни все вместе в качестве толпы не могут считаться государством, ибо государство имеет дело с организованной в народ толпой. Государство выступает как одна личность (в юридическом смысле), одна воля, один субъект, имеющий согласно договору силу управлять и повелевать всеми.

Если монархия выводится из властных полномочий народа, перенесшего свои естественные права на одного человека, то с того момента, когда монарх получил от народа свою власть, народ перестает быть народом и превращается в подданных, отчуждая свою «народность» в пользу монарха, единственного гражданина в массе подданных.

Таким образом, при абсолютных монархиях народ — это подданные, а монарх — это персонифицированный народ или единственный в своем роде суверенный гражданин.

Для Гоббса, при всех его симпатиях к монархическому абсолютизму, еще важнее был государственный абсолютизм сам по себе. К тому же следует заметить, что Гоббс не был фанатичным защитником абсолютной монархии, хотя нередко его упрекают за это. Он прежде всего и по существу был сторонником государственного суверенитета, являющегося символом гражданского равенства (П. И. Новгородцев).

Не будет преувеличением утверждение: Гоббс может рассматриваться как основоположник современной политической теории. Если Аристотель отделил этику от политики, то Гоббс сделал дальнейший шаг в этом направлении, отделив политику от права (Ф. Поллок).

Исключительно важную роль в развитии западноевропейских философско-правовых идей сыграл выдающийся английский философ и политический деятель Джон Локк (1632-1704).

В историю философии Локк вошел как основоположник эмпирической теории познания, согласно которой все человеческое знание проистекает из опыта — внешнего (ощущения) и внутреннего (рефлексия). Велик его вклад и в развитие политической теории. Он считается создателем политической доктрины либерализма. Философские и политические идеи Локка оказали сильное влияние на многих философов и социологов последующих поколений.

В «Двух трактатах о государственном правлении» Локк оспаривает тезис Гоббса о неограниченном характере государственной власти, а также полемизирует с апологетами королевской власти, выводящими эту власть от библейского Адама. Характерно, что это произведение североамериканские колонисты впоследствии восприняли как оправдание своей борьбы за независимость.

Вторая часть книги Локка предвосхищала основные мотивы обнародованного десять лет спустя Билля о правах, согласно которому король утрачивал право приостанавливать действие тех или иных законов, не мог без согласия парламента решать вопрос о налогах, а также мешать регулярному созыву парламента и свободным в нем дебатам. Эта часть «Двух трактатов о государственном правлении» положила начало теории конституционно-монархического (парламентско-монархического) государства, первые практические итоги из которой были подведены «Актом о дальнейшем ограничении власти монарха и наилучшей охране прав и свобод подданных» (1701).

Надо заметить, что английская конституция существенно отличается от своих известных аналогов тем, что она и на сегодняшний день имеет вид не единого свода законов, а суммы парламентских актов, принятых на протяжении более трех веков, то есть как бы не является конституцией в обычном смысле слова. Поэтому применительно к Англии правильнее говорить о парламентской монархии, характеризуемой словами: «Король царствует, но не правит».

Локк, будучи последовательным защитником идеи естественного права человека, определял естественное состояние людей как состояние полной свободы, где каждый, оставаясь в пределах законов природы, может делать все, что ему угодно. Состояние свободы отличается от состояния произвола тем, что люди не могут лишать себя жизни и приносить вред жизни, здоровью, свободе и имуществу других людей. Тем самым в своей характеристике естественного состояния человека Локк расходился с Гоббсом, который изображал это естественное состояние в мрачных красках. Не картину всеобщей войны, а картину мирной жизни мы находим у Локка. Кроме того, в своем понимании естественного человека Локк отличается от Гоббса тем, что рассматривает естественное состояние людей как состояние трудящихся собственников, то есть наделяет естественного человека атрибутами труда и собственности. Его не интересует вопрос о том, что эволюционно предшествует этому естественному состоянию. Собственно человеческая история начинается для Локка тогда, когда мы имеем дело с уже сформировавшимся трудящимся человеком, который предъявляет вполне естественные права на результаты своей трудовой деятельности. Позднее этот важный методологический принцип используют Маркс и Энгельс в «Немецкой идеологии» при изложении основ материалистического понимания истории. Что же касается вопроса о собственности в исторически исходном естественном состоянии людей, то в данном случае Локк исходит из оценки человеческого индивидуума как личности с определенными эгоистическими потребностями и устремлениями. Это значит, что личный труд и личная (частная) собственность являются главными составляющими социально значимой человеческой личности. Если под собственностью понимать право владения, то естественное право надо отождествлять не с законами природы, а с законами человеческого общества на определенном этапе его исторического развития.

Для осуществления естественно присущих человеку начал социальной свободы и равенства Локк ставит власть народа выше всех других властей. Народ может передать исполнительную власть королю, но при этом он не теряет своих естественных прав, то есть народный суверенитет неотчуждаем. Власть народа проявляется в законодательстве и в постоянном контроле над исполнительной властью.

По Локку, государственная власть устанавливается посредством договора. При этом она не должна быть абсолютной. Законное правительство может существовать только при условии представительства всех большинством. Если большинство, которому принадлежит государственная власть, осуществляет ее непосредственно, получается демократия. Если же оно передает ее осуществление одному или немногим, образуется монархия или олигархия.

Английский философ считает абсолютную монархию совершенно несовместимой с гражданским устройством государства.

Для соблюдения нормальных отношений между властью и народом надо выработать гарантии, которые должны выражаться в разделении власти законодательной и исполнительной.

Философ различает три власти в государстве: (1) законодательную, (2) исполнительную и (3) федеративную.

Федеративная власть обыкновенно бывает соединена с властью исполнительной. Эта форма власти соответствует такой власти, которой каждый человек обладает в своем естественном состоянии, поскольку она заключается во власти войны и мира, в заключении союзов и трактатов.

Законодательную власть он считает верховной. На долю короля относится исполнительная власть.

Различая эти три вида власти, Локк вовсе не считает необходимым их реальное, фактическое разделение. Напротив, как мы уже убедились, он считает вполне нормальным и естественным соединение исполнительной и федеративной властей в одних достаточно сильных руках. Хотя законодательной и исполнительной властям лучше быть разделенными, но английский философ не склонен проводить резкой границы между ними, ибо считает необходимым предоставление исполнительной власти большей прерогативы, которую он определяет как дискреционную власть — власть действовать для общественного блага порой вне закона и даже иногда вопреки закону. Следовательно, он не придает сколько-нибудь важного значения строгому разделению различаемых им функций государственной власти.

Философия права в системе наук

Хотя философия права имеет давнюю и богатую историю, однако сам термин "философия права" возник сравнительно поздно, в конце XVIII в. До этого, начиная с древности, проблематика философско-правового профиля разрабатывалась — сперва в качестве фрагмента и аспекта более общей темы, а затем и в качестве отдельного самостоятельного предмета исследования — по преимуществу как учение о естественном праве (в рамках философии, юриспруденции, политической науки, теологии). У Канта философия права представлена в виде метафизического учения о праве.

Первоначально термин "философия права" (вместе с определенной концепцией философии права) появляется в юридической науке. Его автором является немецкий юрист Г. Гуго, предтеча исторической школы права. Выражение "философия права" Гуго использует для более краткого обозначения "философии позитивного права", которую он стремился разработать как "философскую часть учения о праве".

Юриспруденция, по замыслу Гуго, должна состоять из трех частей: юридической догматики, философии права (философии позитивного права) и истории права. Для юридической догматики, занимающейся действующим (позитивным) правом и представляющей собой "юридическое ремесло", согласно Гуго, достаточно эмпи-рического знания. А философия права и история права составляют соответственно "разумную основу научного познания права" и образуют "ученую, либеральную юриспруденцию (элегантную юриспруденцию)".

При этом история права призвана показать, что право складывается исторически, а не создается законодателем (в дальнейшем данная идея была воспринята и развита К.Ф. Савиньи, Г. Пух-той и другими представителями исторической школы права).

Философия права, по Гуго, это "частью метафизика голой возможности (цензура и апологетика позитивного права по принципам чистого разума), частью политика целесообразности того или иного правоположения (оценка технической и прагматической целесообразности по эмпирическим данным юридической антропологии)".

Хотя Гуго и находился под определенным влиянием Канта, однако он по существу отвергал главные идеи кантовского метафизического учения о праве. Философия позитивного права и историчность права в его трактовке носили анти рационалистический, позитивистский характер и были направлены против естественно-правовых идей разумного права. Его концепция историчности права отвергала разумность как истории, так и права.

Широкое распространение термина "философия права" связано с гегелевской "Философией права" (1820 г.), огромная значимость и влияние которой сохранились до наших дней. Но "естественное право" как обозначение (по старой традиции) типа и жанра философско-правового подхода и исследования осталось до сих пор.

Показательно в этой связи, что само гегелевское произведение, которое принято кратко именовать "Философией права", на самом деле увидело свет со следующим (двойным) названием: "Естественное право и наука о государстве в очерках. Основы философии права".

темы

документ Авторское право
документ Административное право
документ Банковское право
документ Вещное право
документ Военное право
документ Государственное право
назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

Как получить квартиру от государства
Как получить земельный участок бесплатно
Потребительская корзина 2017
Налоговые изменения 2017
Повышение пенсий 2017
Материнский капитал 2017
Транспортный налог 2017
Налог на имущество 2017
Налог на прибыль 2017
ЕНВД 2017
Налог с продаж 2017
Налоги ИП 2017
УСН 2017
Изменения для юристов 2017
Земельный налог 2017
Кадровое делопроизводство 2017
НДФЛ 2017
Налоговый вычет 2017
Льготы 2017
Производственный календарь на 2017 год
Бухгалтерские изменения 2017
Расчет больничного 2017
Расчет отпускных 2017
ФСС 2017
Коды бюджетной классификации на 2017 год
Бюджетная классификация КОСГУ на 2017 год


©2009-2017 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты