Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » К новой концепции юридического образования вузовской программы история, теория и практика прав человека

К новой концепции юридического образования вузовской программы история, теория и практика прав человека

К новой концепции юридического образования вузовской программы история, теория и практика прав человека

Права человека являются важнейшей ценностью мировой цивилизации, выражают неотъемлемые свойства и наиболее существенные возможности развития личности, определяющие меру ее свободы. В течение многих десятилетий проблемы прав человека не находили достаточно адекватного отражения в практике высшего образования, в том числе и юридического. В этой сфере проявлялись две противоположные тенденции. С одной стороны, в учебниках и другой учебно-методической литературе находили отражение такие категории, выработанные советской юридической наукой, как правовой статус личности, субъективные права и юридические обязанности гражданина, конституционные права и свободы и т.п., а в вузах было немало квалифицированных преподавателей — людей с гуманистическими убеждениями, отстаивающих идеи права и законности. Но, с другой стороны, гуманитарное образование (включая и юридическое) в своих существенных аспектах обслуживало интересы бюрократической элиты, что проявлялось в содержании, методике преподавания и в самой организации работы вузов.

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

В процессе преподавания право, как правило, рассматривалось как атрибут власти, форма государственной политики. Всячески обосновывалась идея примата государства над правом. Наша юриспруденция фактически отрицала глобальную значимость всеобщей концепции прав человека, которая рассматривалась в качестве «абстрактной», «буржуазной». Зафиксированные в международных актах права человека в теории и на практике отождествлялись с урезанными правами советского гражданина, в результате чего принижалось значение гражданских прав и недооценивалось право на жизнь как первейшее право человека. Значительный вред гуманитарному образованию принесло отрицание демократических традиций юридической мысли, принижение классического наследия прошлого. В методическом плане во многих юридических и других гуманитарных вузах господствовала жесткая система преподавания, основанная на догматизме, принижении личности студентов. Фактически не было возможности альтернативного выбора дисциплин, творческой самостоятельности преподавания и обучения. Отсутствие академической свободы как одного из важнейших культурных прав человека самым губительным образом сказывалось на подготовке юристов. В частности, лишение вузов возможности принятия самостоятельных учебных программ препятствовало развитию творческих начал в преподавательской деятельности.

Учебный курс «История, теория и практика прав человека», его необходимость

В современных условиях важнейшими задачами по обновлению юридического образования являются преодоление тоталитарного наследия прошлого и гуманизация всей системы подготовки юристов. По моему мнению, одним из путей этого процесса является формирование культуры прав человека как гуманистической основы юридического образования и всей правовой культуры.

Можно выделить три элемента культуры прав человека:

1) знание прав человека (рациональный аспект),
2) формирование уважения к правам человека (эмоциональный аспект),
3) воспитание практических навыков в защите прав человека (прагматический аспект).

Особую роль в утверждении концепции прав человека в гуманитарном образовании (в юридическом в особенности) призван сыграть новый учебный курс «История, теория и практика прав человека». Разработанный нами проект такой программы включал наработки. Вместе с тем это был опыт создания принципиально новой программы, в основу которой была положена универсальная концепция прав человека. Эта программа была опубликована в октябрьском номере журнала «Государство и право», затем на страницах журнала состоялось обсуждение указанной программы, в котором приняли участие специалисты по теории государства и права, конституционному праву, философии (Москва, Саратов, Тюмень, Киев, Одесса). Несмотря на многообразие мнений, участники дискуссии в целом сошлись на необходимости и важности введения такого учебного курса.

По мнению Л.Д. Воеводина, в этом «есть не только теоретическая, но, главное, и практическая потребность. Нельзя идти к правовому государству, если люди, работающие в аппарате, хозяйственных и общественных организациях, не обладают знаниями, относящимися к области прав человека». Он считает, что публикация программы не только оправданна, но и своевременна, так как может послужить серьезным толчком в деле совершенствования высшего юридического образования. Н.И. Матузов видит основные достоинства программы в ее обстоятельности, системности, широком подходе, нравственно-гуманистической направленности, стремлении увидеть и поставить проблему во всей ее значимости. «Программа деидеологизирована, — отмечает он, — освобождена от классово-догматических и политических штампов, коих в этой области особенно много... Верной является ориентация на единство истории, теории и практики, ибо только в такой взаимосвязи можно глубоко осмыслить и понять все грани, компоненты и трагические перипетии этого многострадального института. Актуальность, своевременность, концептуальная основа и объективная необходимость программы не вызывают сомнений».


М.Ф. Орзих считает, что достоинство программы в сочетании различных уровней научного анализа: от философско-антропометрического, общетеоретического, «чисто юридического и историко-правового» до поисково-прикладного. Он полагает, что программа может быть рекомендована к ее внедрению в учебный процесс. Преподаватели Тюменского государственного университета, отмечая актуальность программы, рассматривают ее как своеобразную «подсказку» журнала для преподавателей бывших кафедр научного коммунизма, истории КПСС, исторического материализма, которые часто не могут найти применение своим силам и перейти к преподаванию нового курса. Наиболее решительный критик программы доцент Украинской юридической академии Л.В. Петрова все же признает, что новая учебная дисциплина нужна. Вместе с тем обсуждение проекта новой Программы выявило и спорные проблемы. К их числу относится предмет, точнее границы содержания новой дисциплины и ее методология.

Предмет нового учебного курса. Некоторые участники дискуссии полагают, что автор программы «чрезмерно расширил содержание дисциплины» (Л.Д. Воеводин, Н.И. Матузов). По мнению этих ученых, «стремление «объять необъятное» только отвлекает от главного, размывает предмет». Они считают, что в учебном заведении юридического профиля рассматриваемый курс должен быть правовым: необходимо исходить из требований юридической специализации тех, на кого эта программа может быть рассчитана.

По моему мнению, подобный взгляд недостаточно убедителен, и критики не учитывают в полной мере специфики нового учебного курса.

Следует иметь в виду, что до сих пор вопросы, относящиеся к правам личности, изучаются в различных юридических дисциплинах. Общеизвестно, например, что международные акты о правах человека являются предметом изучения науки международного права. Однако в данной учебной дисциплине раздел о правах человека — один из проходных, и изучается он в сопоставлении с другими институтами международного права. В новом курсе «История, теория и практика прав человека» эта проблема является центральной; и самое главное — права человека рассматриваются в сопоставлении с правами гражданина в разных странах мира, изучается проблема их имплементации, практики их реализации. Общая теория государства и права, изучая проблемы личности в правовой системе, особое внимание уделяет теории субъективных прав гражданина как элемента правоотношения. Однако этот предмет не затрагивает вопросов прав человека в их соотношении с правами гражданина. В курсе истории государства и права рассматриваются возникновение и развитие различных типов государств и правовых систем, в том числе в историческом плане и вопросы правового статуса личности. История политических и правовых учений изучает политико-правовые теории, в рамках которых речь идет и о теоретических аспектах прав человека. В отличие от этих дисциплин новый предмет сосредоточивает свое внимание на центральных вопросах развития прав человека в законодательстве, общественной практике разных стран мира, при этом историческое исследование идет параллельно с изучением генезиса политико-правовых учений о правах человека и гражданина. В новом предмете эти исторические проблемы рассматриваются в связи с этическими, религиозными и философскими концепциями. Новый предмет призван восполнить этот пробел.

Отраслевые юридические дисциплины изучают различные виды прав гражданина:

- конституционное право — основные права и свободы гражданина (права человека рассматриваются в этой дисциплине в аспекте конституционного законодательства);
- уголовно-процессуальное право — уголовно-процессуальные права и т.д.

Новый предмет, используя достижения отраслевых юридических наук, изучает проблему соответствия отраслевых субъективных прав гражданина в разных странах мира общепризнанным правам человека. Как известно, категория «достоинства человека» — это одна из научных категорий этики. Однако в указанной дисциплине проблемы достоинства человека не связываются с учениями о его правах. Таким образом, история, теория и практика прав человека — это новый учебный курс, который использует данные многих общественных наук для создания единой теоретической концепции прав человека. Как отмечает Л.Д. Воеводин, при чтении программы курса возникают определенные сомнения. «Многое вытекает из двойственности, точнее — противоречивого определения предмета курса, — пишет он. — С одной стороны, он в программе характеризуется как самостоятельная отрасль знания о социальном бытии человека, а с другой — определяется как правовая отрасль. Исходя из последнего, собственно, и строится курс. Но для понимания его предмета важно не только соотношение юридического аспекта проблем с философской, этической и политической сторонами, но и уяснение соотношения, так называемого гуманитарного права и прав человека... Нужно определиться и твердо решить, является ли данный курс юридической дисциплиной или нет». Он также полагает, что данный курс «в учебном заведении юридического профиля должен быть правовым».

По моему мнению, курс истории, теории и практики прав человека является комплексной философско-этической, политико-правовой дисциплиной. Сам Л.Д. Воеводин признает, что «в широком смысле понятие «права человека» — категория, прежде всего философская, нравственная, политическая, а затем уже юридическая». Следует также отметить, что в юридических науках категории «права человека», «права гражданина», «субъективные права личности» чрезмерно юридизированы и формализованы. Безусловно, в этом специфика правоведения, рассматривающего эти категории с точки зрения их юридической сущности, правовых форм, стадий реализации юридических гарантий и т.д. Смысл нового предмета состоит в том, чтобы изучить проблемы прав человека в контексте всей мировой культуры, именно в этом и заключается содержание тезиса «права человека — это ценность мировой цивилизации».

Предметом новой дисциплины является человек и его права, рассматриваемые в их историческом развитии в глобальном масштабе. Человек выступает здесь как носитель достоинства, т.е. наивысшей ценности на земле. Он рассматривается и как участник разнообразных общественных отношений, и как носитель индивидуального начала. Центральным объектом изучения являются права человека во всех их многообразных аспектах: и как возможность его свободного развития в обществе и государстве, и как неотъемлемые свойства его личности, и как мера возможного поведения, обеспеченная правовыми и другими социальными нормами; и как средство достижения наиболее существенных личных, материальных и духовных благ и развития способностей и талантов, и, наконец, как средство преодоления угроз, создающих опасность существованию человечества. Кроме того, новая дисциплина изучает международно-правовые и внутригосударственные правовые нормы, фиксирующие права человека и устанавливающие механизмы их реализации (но объект изучения не определяется как правовая отрасль).

Сомнения участников дискуссии вызвало понятие гуманитарного права. Общеизвестно, что в международном публичном праве существует институт международного гуманитарного права, т.е. система принципов и норм, ограничивающих применение насилия во время вооруженных конфликтов. Что же касается гуманитарного права как объекта изучения истории, теории и практики прав человека, то это дискуссионная проблема. Представляется, что в современных условиях можно поставить вопрос о формировании системы международно-правовых и внутригосударственных норм, закрепляющих права человека и механизм их обеспечения, и эту систему правовых норм можно назвать гуманитарным правом. Причем международное гуманитарное право следовало бы рассматривать как его составную часть. Гуманитарное право — комплексная отрасль, объединяющая различные институты и нормы традиционных правовых отраслей. И в этом смысле она строится подобно природо-охранительному и другим отраслям такого типа.

Итак, предметом нового курса следует считать основные закономерности возникновения и развития категории достоинства человека и его прав, юридические нормы, закрепляющие эти права, а также экономические, социальные, политические, культурные и иные факторы и условия существования указанных общественных явлений. К предмету курса относятся также политические, философские, правовые, этические и иные учения о правах человека.

Учебный курс состоит из трех органически взаимосвязанных частей:

1. История прав человека, т.е. изучение закономерностей их становления в ходе всемирно-исторического процесса вообще, в нашей стране в частности. История прав человека рассматривается как составная часть истории современной цивилизации.
2. Теория прав человека, т.е. научное обобщение и интеграция этических, политических, религиозных, философских, экономических и юридических учений о сущности достоинства человека и его прав.
3. Практика прав человека, т.е. процесс их осуществления, рассматриваемый как в планетарном, так и внутригосударственном масштабе. Здесь анализируются позитивная практика отдельных государств, правоохранительных органов, а также факторы, препятствующие реализации прав человека.

Разумеется, новая учебная дисциплина не заменяет исследований многосторонних аспектов проблемы прав личности в отраслевых науках. Л.В. Петрова критикует программу новой дисциплины за «вторжение» в сферу других юридических наук и учебных курсов, полагая, что, например, «Современные проблемы гарантий прав человека» содержит темы, предусмотренные программами по теории государства и права, международному праву, уголовно-процессуальному праву и правовой этике. Представляется, что это не так, поскольку ни в одной из указанных дисциплин не дается характеристика целостного и всеобъемлющего механизма гарантий прав человека, его структуры и сферы применения. В новой дисциплине дается характеристика не только понятия и видов гарантий прав человека или их сравнение с гарантиями прав гражданина в различных странах мира, но и рассматриваются международный и внутригосударственный уровни механизма гарантий и их соотношение (в курсе международного права вопросам прав человека посвящается несколько часов). «Очевидно, что «Международное сотрудничество в области прав человека» более уместен в Программе по международному праву», — пишет Л.В. Петрова. Это неточно, поскольку в этой дисциплине речь идет главным образом о сотрудничестве государств, деятельности международных организаций, урегулированных нормами международного права. Международное сотрудничество в области прав человека включает контакты и общественных организаций, и отдельных лиц. Такова, например, деятельность известной организации «Международная амнистия», а формы и методы взаимодействия правозащитников разных стран не являются предметом учебного курса по международному публичному праву.

В принципе большинство участников дискуссии считают широкий подход автора программы к правам личности положительным моментом. «Но тут важна мера, отмечает Н.И. Матузов, — необходимо все же помнить о юридической специализации тех, на кого программа рассчитана. Между тем в ней, продолжает Н.И. Матузов, неоправданно много общесоциологического, политологического, религиозно-философского материала, далеко выходящего за рамки самих прав человека». Возможно, в этом плане в программе следует произвести некоторые коррективы, но все же надо не упускать из виду, что формирование культуры прав человека как одной из главных задач новой дисциплины невозможно осуществить без анализа основных закономерностей развития идеи человеческого достоинства и прав человека в произведениях выдающихся мыслителей, художников, писателей прошлого и настоящего. И. Сабо справедливо отметил, что основные элементы самого понятия права человека были сформулированы еще Софоклом в трагедии «Антигона». Трудно представить себе преподавателя, который в курсе о правах человека не расскажет студентам о правозащитных мотивах в творчестве А.Н. Радищева, А.И. Герцена, не прочтет стихов Н.А. Некрасова, «Реквием» А.А. Ахматовой. «К примеру, ставится вопрос: «Трактовка сущности человека во фрейдизме». Зачем? — спрашивает Н.И. Матузов. Имеет ли Фрейд отношение к правам личности»? Между тем это очень серьезный вопрос, имеющий отношение к самой природе прав человека. Ведь Фрейду удалось раскрыть мир внутренних, бессознательных влечений человека, показать их механизм и роль в поведении. Человеческая природа, по Фрейду, сама по себе является благом, все дурное идет от социальных норм, мешающих удовлетворению насущных человеческих желаний, и поэтому необходимо ослабить социальные запреты. Некоторые современные ученые связывают понятие неотъемлемости прав человека с правовыми чувствами, инстинктивным стремлением личности к справедливости, свободному выражению своих внутренних чувств. В этом смысле обращение к творчеству Фрейда невозможно назвать бесполезным. Анализируя труды канадской комиссии законодательных реформ, М.И. Ковалев приходит к выводу, что достоинство человека неотъемлемо от постоянства человеческой сущности, сохраняемой благодаря передаче по наследству строго определенных физиологических, психических и душевных факторов. Следовательно, психологические, генетические и иные биологические свойства личности имеют существенное значение в понимании проблемы прав человека.

В новом курсе исторический экскурс, по мнению Л.Д. Воеводина, лучше основывать на анализе идей и взглядов главных правовых школ: естественного права, исторической, нормативистской и т.д., от портретной же формы анализа исторических процессов следует отказаться. Думается, что правильнее было бы сочетать один метод с другим. Рассказывая студентам об истории развития самой идеи прав человека, преподаватель призван поведать студентам и о мужественной борьбе Вольтера в защиту жертв инквизиции, о выступлениях Э. Золя в защиту Дрейфуса, о правозащитной деятельности В.Г. Короленко, об А. Швейцере, Махатме Ганди, М.Л. Кинге и других выдающихся гуманистах-правозащитниках. Их портреты, описание их деятельности, изложенное в яркой и образной форме, помогут донести до слушателя главные идеи нового учебного курса.

Л.Д. Воеводин усматривает концептуальное противоречие программы в том, что она «возводит достоинство личности и равноправие граждан в ранг исходных, руководящих идей, принципов прав человека и гражданина.

А с другой — трактует их как обычные права, т.е. ставит в один ряд со всеми другими правами и свободами». Однако Всеобщая Декларация прав человека и Международные пакты о правах человека начинаются с провозглашения достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных неотъемлемых прав человека. И это не случайно, ибо в этих принципах выражены важнейшие ценности, определяющие содержание всех этих документов. Что же касается права на честь и достоинство и гарантий равноправия, то они рассматриваются в системе прав человека как один из их видов. И здесь нет никакого противоречия, поскольку идея достоинства, т.е. абсолютной ценности человеческой личности, и право человека на честь и достоинство, т.е. на уважение и справедливую оценку со стороны общества, — понятия близкие, но не идентичные.

Методология новой дисциплины. Большинство участников дискуссии одобрили методологические подходы составителя программы к новому предмету. «В наши дни «человеческое измерение» — оселок любых общественных преобразований, — отметил И.И. Матузов, — именно с этих позиций оцениваются происходящие сегодня в стране и во всем мире процессы». Гуманистический подход к проблеме прав человека, стремление рассматривать человека как «меру всех вещей», отказ от тоталитарного мышления, представляющего личность как винтик государственной машины, — таковы методологические основы программы. Новая учебная дисциплина должна строиться на принципе научной объективности, историзма с учетом системного подхода к проблематике прав человека: сами права рассматриваются в комплексе со всеми общественными и государственными институтами. Система прав человека характеризуется как нечто единое, целое, состоящее из взаимосвязанных подсистем: гражданских прав, политических прав и т.д. Новому предмету свойствен диалектический подход к познанию прав человека: они изучаются в развитии, с учетом противоречивого процесса их реализации. Вместе с тем, участники дискуссии высказали критические замечания мировоззренческого характера. Так, Н.И. Матузов выразил удивление по поводу отсутствия «всякого упоминания в программе Маркса и Энгельса, которые в отличие от некоторых других гуманистов прошлого, отмечаемых составителем, имеют отнюдь не косвенное отношение к рассматриваемой проблематике» . «Такая забывчивость», по его мнению, рождена боязнью упреков в «ортодоксальности»: «Мы не должны в очередной раз «подправлять» историю, идя за модой и конъюнктурой». И.А. Власенко и О. А. Захарова (Тюменский государственный университет), напротив, упрекают автора программы в том, что в ней лишь один раз упоминается о значении Библии. «Этого явно недостаточно, — считают они. — Книгу книг христиан нужно рассматривать с позиции не только истории становления прав человека, но и актуальности ее учения в настоящее время». Хотелось бы возразить уважаемым коллегам, что речь идет не о погоне за модой и не о боязни обвинения в ортодоксальности: составитель программы не изменил своего отношения к диалектическому материализму, очищенному от сталинско-брежневских наслоений и горбачевско-яковлевских интерпретаций . Так, общеизвестно положение Маркса о том, что право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества. По моему мнению, оно имеет существенное методологическое значение в научном понимании сущности прав человека. В социалистических учениях было дано социально-экономическое и историческое обоснование прав человека. СССР, как известно, принимал активное участие в подготовке Всеобщей Декларации прав человека 1948 г., хотя его представители и воздержались при голосовании в ООН. На мой взгляд, основная заслуга марксизма-ленинизма состоит в защите достоинства и прав трудящихся. Его деформации и искажения, злоупотребления властью и другие тяжкие преступления, совершенные в условиях тоталитаризма, противоречат самой сущности марксистского учения о правах человека. Однако составитель программы не считает нужным навязывать эти подходы преподавателям, ведущим новую дисциплину, поскольку они могут придерживаться различных мировоззренческих позиций, политических взглядов, религиозных верований. Программа составлена таким образом, чтобы любой из них мог вести данный предмет в условиях политического плюрализма, свободы научного творчества и преподавания, зафиксированного в ст. 44 Конституции Российской Федерации.

В этой связи не может быть признано и замечание Н.А. Власенко и О.А. Захаровой о значении Библии в развитии прав человека и отражении этого вопроса в программе. Представляется, что духовные истоки прав человека — не только в библейской иудейско-христианской концепции, но и в других религиях. Поэтому в Программах содержатся следующие положения: «Человек в религиозной картине мира. Духовные ценности мировых религий: христианства, ислама, буддизма... Реформация в Германии в XVI в. Лютер и его роль в развитии свободомыслия и делах веры... Свобода религии, ее прошлое и настоящее. Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на почве религии и убеждений (1896 г.). Отечественное законодательство о свободе совести и вероисповеданий, практика его применения». Полагаем, что программа дает возможность читать данный курс и в теологической интерпретации, если лектор придерживается определенных религиозных взглядов.

Наиболее серьезные замечания по поводу методологической основы курса высказала Л.В. Петрова (Киев). Она упрекает программу в эклективизме и даже в компиляционности. По ее мнению, для программы характерна неопределенность концепции основы права. «Действительно, — пишет Л.В. Петрова, — с одной стороны, всем содержанием программы автор вроде бы критически настроен по отношению к позитивизму, а с другой — он заявляет, что права человека есть выражение юридических взглядов человека и общества. Но ведь это позитивизм!». Думается, эти обвинения необоснованны. Общеизвестно, что естественно-правовая теория сыграла решающую роль в становлении и развитии концепции прав человека. Но было бы неправильно утверждать, что школа юридического позитивизма не оказала никакого положительного влияния в данном отношении. И об этом говорится в программе. Л.В. Петрова напрасно приписывает автору программы «критическую настроенность» по отношению к позитивизму. Впрочем, здесь же она пишет: «...Целесообразно было бы признать идею методологического плюрализма исходной». Но именно эта идея (а не эклектика) и лежит в основе программы! Странно, почему уважаемый критик этого не заметила.

Объективную основу общего видения прав, — пишет болгарский исследователь Н. Неновски, — составляет общее в самих правах, общечеловеческий характер основных прав. К этому «общему» подходят под разным углом зрения (философским, религиозным, этическим и пр.). Но в нем сосредоточиваются, стыкуются, переплетаются все взгляды... Эта общая (или всеобщая) концепция основных прав человека в ядерно-космическую эру не может быть ни «западной», ни «социалистической», ни «африканской» и т.п. Она, конечно, будет противоречивой, как противоречив современный мир, но одновременно с этим и единой в силу неделимости самого мира». Итальянский ученый У. Черони писал: «Уже Вико предрекал человечеству «язык мышления, общий всем нациям». В этом языке мышления и в праве на него мы нуждаемся сегодня, прежде всего». Универсальная концепция прав человека и выступает сегодня как выражение планетарного мышления, присущего всем народам.

Пути совершенствования программы. Участниками дискуссии был высказан ряд ценных замечаний по улучшению содержания программы. Нельзя не согласиться с суждением Л.Д. Воеводина о том, что в раздел, посвященном гарантиям прав человека, необходимо выделить место и роль государства, различных его органов в охране, обеспечении и защите прав личности, и суд среди них — лишь один из рычагов сложного правового механизма гарантий (пусть главный, но не единственный). Гарантии тут — «в оптимальном устройстве всей системы органов государства, наделении их соответствующими полномочиями». Заслуживает внимания и замечание Н.И. Матузова о целесообразности устранения из программы самостоятельной «Политические партии, массовые общественные организации и движения в механизме защиты прав человека». Пожалуй, эту тему следовало бы заменить другой: «Правозащитные и другие общественные организации и движения в механизме защиты прав человека». Обобщение практики правозащитных организаций, форм и методов их деятельности — одна из важных задач современной науки, и эти вопросы должны найти адекватное отражение в программе. Центральная задача курса, — считает Л.Д. Воеводин, — научить будущих юристов пользоваться предоставленными им законом средствами охраны и обеспечения прав и свобод граждан. И это совершенно справедливо. Углубление содержания программы должно идти в сторону анализа практики реализации прав человека. Необходимо подготовить сборники, в которых предусмотреть конфликтные ситуации, задачи, связанные с решением применения этих прав. В то же время нельзя согласиться с мнением, что это нужно сделать за счет сокращения исторических проблем прав человека. Полагаем, что без глубокого понимания основных этапов становления прав человека во всем мире невозможно постичь их сущность. Некоторые коллеги высказали сомнение в необходимости более подробного изложения соотношения прав и обязанностей человека. В программе вопрос об обязанностях человека выделен в отдельную тему, есть и вопрос: «Соотношение прав человека и его обязанностей... Соотношение обязанностей человека и обязанностей гражданина». Можно согласиться с тем, что эти вопросы нуждаются в более подробном изложении, как в программе, так и в процессе чтения лекций и проведения семинаров по данному предмету.

Весьма принципиальным представляется мнение М.Ф. Орзиха о том, что реализация прав человека возможна не только путем имплементации, но и провозглашения самих международных договоров составной частью внутригосударственного законодательства. Он также прав и в том, что необходимо выделить особый раздел о коллективных правах человека.

Заслуживает поддержки высказанное И.А. Власенко и О.А. Захаровой предложение о необходимости специальной темы «Угрозы правам человека и гражданина». Это очень серьезный вопрос, связанный с пониманием самой сущности прав человека в современном мире. Безусловно, права человека принадлежат всем и каждому в отдельности, но система этих прав, международный и внутригосударственный механизмы их гарантий имеют значительный социальный смысл, всеобщее значение. Права человека как система выступают в качестве средства защиты и предупреждения глобальных угроз существованию всего человечества. По данным ООН, 1 млрд., человек в мире живет в условиях абсолютной нищеты, 900 млн. — неграмотны, более 1,75 млрд., не имеют доступа к чистой питьевой воде, а 1,5 млрд. — к первичной медицинской помощи. Угроза термоядерной катастрофы, охрана окружающей среды, борьба с преступностью, злоупотреблениями, наркотиками, проблемы коренных народов, беженцев, СПИДа представляют собой опасность в глобальном масштабе. Серьезное беспокойство вызывает пропасть между развитыми и развивающимися странами. По данным группы «Программа развития» ООН, потери развивающихся стран в результате конкуренции с богатыми странами на мировом рынке ведут к потерям 500 млрд. долл., в год — в 10 раз больше, чем развивающиеся страны получают в порядке иностранной помощи. Межнациональные конфликты, расизм, продолжающаяся дискриминация этнических меньшинств, женщин, нарушение прав ребенка являются объектом пристального внимания со стороны ООН, многих государств мира. И эти проблемы должны стать предметом изучения в данном курсе.

Важно отметить, что новый предмет уже введен или вводится в ряде вузов страны. Создаются специальные кафедры прав человека. Первая такая кафедра была создана в ВЮЗИ в 1988 г., в 1990 г. аналогичная кафедра — в Волгоградской Высшей следственной школе МВД РФ. Сейчас такая кафедра образована в Уфимской школе МВД. Вскоре будет создана аналогичная кафедра в Санкт-Петербургском юридическом институте МВД РФ. В Одесском государственном университете и в Волгоградском институте управления введен учебный курс «Права человека». Вопрос об организации таких кафедр, дисциплинах, преподаваемых на них, заслуживает дальнейшего обсуждения. Так, в Волгоградской Высшей следственной школе на этой кафедре преподают три дисциплины: история, теория и практика прав человека; обеспечение законности и прав личности в деятельности органов внутренних дел и профессиональная этика работников внутренних дел. В Уфимской школе МВД, кроме того, читается курс системы правоохранительных органов. Эта практика заслуживает внимания и поддержки. Использовав опыт обучения юриспруденции в дореволюционной России, Л.В. Петрова предлагает вернуться к преподаванию юридической энциклопедии и образовать кафедру юридической энциклопедии и прав человека (вместо нынешней кафедры теории государства и права). По моему мнению, вопрос о замене теории государства и права курсом юридической энциклопедии заслуживает особого обсуждения, но введение учебного курса по правам человека представляется совершенно необходимым. В сущности «человеческое измерение», гуманистический подход к правовым явлениям — это основа методологии современной юридической науки. Поэтому универсальная концепция прав человека, основанная на признании высшей ценности личности, должна найти признание в системе вузовского образования.

Противники введения специального предмета, посвященного проблематике прав человека, аргументируют свою позицию тем, что эти вопросы находят достаточное отражение в отраслевых юридических дисциплинах. К сожалению, это не совсем так. Как правило, преподаватели «отраслевики» не выходят за пределы анализа отечественного законодательства и практики его применения. В российской Декларации прав и свобод человека и гражданина 1991 г. сказано: «Общепризнанные международные нормы, относящиеся к правам человека, имеют преимущество перед законами РСФСР и непосредственно порождают права и обязанности граждан...». Однако международные стандарты прав человека еще не стали точкой отсчета при решении конкретных проблем отраслевых юридических дисциплин. Да и сама категория «права человека», наполненная глубоким философским, нравственным и политическим содержанием, не может быть раскрыта до конца ни в одном из существующих ныне специальных юридических курсов обучения.

Достоинство и права человека, их генезис, нравственно-философское обоснование и юридическая природа, глобальные угрозы их существованию и средства их преодоления, сравнительный анализ уровня их обеспечения, способы их имплементации в разных государствах, универсальный механизм их гарантий — таков неполный перечень вопросов нового учебного курса. И, главное, — это формирование у студентов высоких чувств гражданственности, человечности, способности переживать чужую боль как свою, прививать навыки правозащитной деятельности. Поэтому введение курса «История, теория и практика прав человека» является насущной необходимостью.

И в заключение: было бы целесообразно признать «Историю, теорию и практику прав человека» одной из специальностей ВАК. Это позволило бы углубить научные исследования по этой проблематике, улучшить подготовку квалифицированных специалистов по правам человека.

темы

документ Приватизация
документ Лицензия
документ Сделка
документ Контрабанда



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты