Управление финансами

документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка


Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Юристу » Косвенное представительство

Косвенное представительство

Косвенное представительство

При отграничении представительства от смежных институтов нельзя обойти молчанием деятельность комиссионера, имеющего с представителем некоторое сходство. Комиссионер выступает за счет другого лица, но от своего имени. Исходя из того, что комиссионер действует от собственного имени, большинство буржуазных авторов не считает его представителем. Некоторые из них утверждают, что комиссионер лишь наиболее типичная фигура в ряду других лиц, совершающих сделки от своего имени, но с целью последующей передачи приобретенных из сделки прав и обязанностей другому субъекту. Лицо может действовать так не только в силу договора комиссии, но и найма, подряда или без всякого предварительного договора как гестор. Для всех этих случаев в теории выработалось общее понятие посредственного (иначе косвенного, непрямого, неполного, скрытого, одностороннего) представительства. В связи с этим часто говорят о представительстве прямом, подлинном, настоящем и посредственном (косвенном и т.п.).

В русской юридической литературе о косвенном представительстве говорится только применительно к деятельности комиссионера.

В кодексах термин «косвенное представительство» не используется.



Многие ученые объединяют в понятии представительства, взятого в широком смысле, оба эти правовые понятия, признавая их видами понятия представительства. Но охватывая прямое и косвенное представительство родовым понятием, они различают эти виды, наделяя их специфическими чертами.

Хотя некоторые буржуазные юристы и пытаются расширить рамки косвенного представительства путем включения в него как можно больше случаев посредственного возникновения прав, однако его характер в буржуазном праве полностью определяет именно комиссионная деятельность, как правильно считают русские ученые.

Чем же отличается в буржуазном обществе по своему экономическому содержанию и назначению косвенное представительство, в виде комиссионной деятельности, от прямого представительства?

Комиссионное посредничество широко распространено как во внутренней, так и во внешней торговле капиталистических стран, способствуя реализации прибавочной стоимости. В качестве комиссионеров выступают также банки. При помощи комиссионных сделок, в совершении которых участвуют и банки, капитал легко проникает через национальные границы, что облегчает ему завоевание рынка и сфер его приложения. Преимущества деятельности через комиссионера заключаются в том, что капиталист-комитент может пользоваться кредитом, которым располагает у себя в стране капиталист-комиссионер. Достигается экономия в торговых расходах. Использование услуг комиссионера в этих условиях приводит к ускорению обращения капитала комитента, что чрезвычайно существенно для капиталистов при быстро меняющейся конъюнктуре спроса, предложения и цен. Вместе с тем обогащается и комиссионер.

При помощи посредственного представительства может обеспечиваться сохранение в тайне участие комитента в операциях комиссионера, в чем бывают часто заинтересованы монополистические объединения.

В период второй империалистической войны и в послевоенный период посредственным представительством в капиталистических странах (С.Ш., Франции, Италии, Греции и др.) широко пользуются спекулянты разных мастей и масштаба. Они действуют через комиссионеров для покупки и продажи ценных бумаг, земельных участков, дефицитных товаров, в частности — продовольствия. Через комиссионеров действуют во многих случаях и американские монополистические предприятия и даже влиятельные должностные лица, скрывающие себя, во избежание нежелательной огласки и политических скандалов, за фигурой комиссионера.

Таким образом, имея с прямым представительством общую эксплуататорскую сущность, комиссионная деятельность отличается от прямого представительства своими методами в достижении одинаковой для них цели — реализации прибавочной стоимости или обеспечении условия для ее получения. Различие в правовой регламентации прямого и косвенного представительства соответствует экономическим особенностям каждого из них, при этом оба имеют свои преимущества и отрицательные стороны с точки зрения интересов капитала в обращении.

Комиссионер перед третьими лицами полностью легитимирован, он не нуждается в полномочии, которое может его ограничивать в объеме деятельности и в сроках. При внешнеторговых операциях это обстоятельство играет роль фактора, облегчающего совершение торговых операций. Напротив, в скорости достижения правового результата прямое представительство имеет преимущества перед косвенным, поскольку не нуждается в дополнительной сделке.

Отрицательные стороны обоих видов представительства заключаются в риске, который несут участники отношений: представляемый, комитент и их контрагент. При непосредственном представительстве контрагент несет риск отсутствия у представителя полномочия, а при наличии его — риск нарушения его границ представителем. При посредственном представительстве риск несет комитент, так как между ним и третьим лицом не создается непосредственного отношения, а становится управомоченным и обязанным посредник. Опасность для первого состоит в том, что посредник может не передать ему приобретенных прав или вырученных за проданный товар денег.

Буржуазные законодательства, отличаясь между собою по качеству юридической техники и по характеру регламентации прямого и косвенного представительства, неизменно обеспечивают капиталу нужные ему правовые формы для открытой деятельности через представителей, для скрытой через комиссионеров или вовсе через подставных лиц. БГБ считает представителем лицо, действующее от чужого имени (§ 164), но о посредственном представительстве умалчивает.

Комиссионер согласно § 383 немецкого торгового кодекса (ХГБ) есть тот, кто в виде промысла принимает на себя покупку или продажу товаров или ценных бумаг за счет другого, но от своего имени. Комиссионная сделка есть договор, заключенный между комиссионером и комитентом, в силу которого комиссионер обязуется за счет комитента, но от собственного имени заключать сделки (§ 406, абз. I).

Мандатарий, по буквальному тексту ст. 1984 Французского гражданского кодекса, выступает от имени мандата. Это давало основание считать, что мандатарий мог быть только представителем. Эта точка зрения была одно время поддержана и судебной практикой. Однако ныне преобладает другой взгляд: выступление от имени манданта считается обычной, но не существенной чертой мандата.

Мандатарий может выступать и от собственного имени. В этом случае мандатарий становится сам кредитором и должником из заключенной им сделки. Таким образом, мандатарий может выступать как представитель, так и в роли римского мандатария. В последнем часто заинтересован мандант, желающий скрыть, что мандатарий действует за его счет. Тогда говорят, что имеется соглашение prete пот (непредставительный мандат).

Непредставительный мандат широко применяется во французской деловой практике для всякого рода операций (приобретение недвижимости, ценных бумаг, совершение всякого рода спекулятивных и биржевых сделок и т.п.) через подставное лицо. Для тайных коммерческих комбинаций у буржуазии, в частности французский, а тем более в данное время, есть много оснований. Создать ложную ситуацию, чтобы обойти лучше все преграды и успешнее обогатиться, — привычный прием капиталистов.

Французский торговый кодекс (ст. 94) не относит выступление от собственного имени к отличительным чертам комиссии. В этой статье сказано, что комиссионер действует от собственного имени или под общим именем (пот social) за счет комитента или от имени комитента. Но есть авторы, которые вполне основательно считают, что признак выступления от собственного имени, как разграничивающий смежные юридические понятия, правилен, но на почве французского торгового права он неприменим".

Фактически же и во Франции комиссионер почти всегда действует от собственного имени, а мандатарий от имени манданта и поэтому название «комиссионер» обычно оставляют для того, кто выступает от своего имени, и говорят, что лицо действует как комиссионер, когда он выступает от своего имени и за чужой счет.

Во французской литературе различие комиссии и мандата усматривается главным образом в том, что предметом ее являются торговые сделки. Признак же совершения их от собственного имени не имеет для комиссии решающего значения. Поэтому и поверенный, совершающий сделку от имени доверителя, будет признаваться комиссионером, если предметом договора будет торговая сделка, и наоборот, поверенный не будет считаться комиссионером, если он выступает от своего имени при совершении некоммерческой сделки.

В английской науке не проводится деления представительства на два вида, ибо правовое явление, которое соответствует континентальному представительству, «агентство», объединяет деятельность агента и от чужого, и от собственного имени. Таким образом, комиссионер есть агент. Комиссионеры, совершающие сделки купли-продажи, называются еще factors, а профессиональные комиссионеры commission merchants. Независимый, самостоятельный контрагент, который несет личную ответственность и своими решениями вызывает для себя последствия, уже не агент.

По английскому праву агент имеет право на иск наряду с принципалом против третьего, если он действовал от собственного имени или если предмет иска находится в его владении. Если агент действует от собственного имени (undisclosed principal) или не называя принципала (unnamed principal) и из обстоятельств не вытекает, что он совершает представительную сделку, третье лицо имеет право по своему выбору рассматривать договор, как заключенный с агентом или принципалом.

У комиссионера имеется некоторое сходство с фидуциарием (треухендером).

Фидуциарная сделка (треухендершафт) заключается в том, что фидуциант передает другому лицу фидуциарию (треухенде ру) имущество или имущественное право для использования его с определенной целью, а тот обязуется вернуть это имущество (право) после достижения поставленной цели. Но известны случаи установления треухендершафта административным актом. Фидуциарию (треухендеру) предоставляется сделкой или административным актом право действовать в чужом интересе от собственного имени.

Основное назначение треухендершафта состоит в том, чтобы облегчить наиболее выгодное использование частной собственности, когда самому собственнику эксплуатировать свое имущество что-либо мешает. По разным причинам частный собственник в ряде случаев не может или не хочет осуществлять непосредственно свои правомочия (по возрасту, в виду угрозы объявления несостоятельным, в целях обхода закона, в частности покровительствующего отечественным предпринимателям, по соображениям дипломатическим и т.д.). Передача имущества другому лицу «формальному собственнику» устраняет подобные трудности, обеспечивая получение частному собственнику нетрудовых доходов. Монополистический капитал широко использует фигуру треухендера (фидуциария), скрывая за ним свое право собственности на те или иные предприятия, обладание акциями и свои всевозможные финансовые комбинации. Как писал Ленин, «главные прибыли достаются «гениям» финансовых проделок. В основе этих проделок и мошенничеств лежит обобществление производства, но гигантский прогресс человечества, доработавшегося до этого обобществления, идет на пользу спекулянтам».

Сходство комиссионера с треухендером казалось некоторым буржуазным авторам столь полным, что понятием треухендера оперировали вместо понятия косвенного представителя. «Треухендершафт есть неполное (unvollkommene) представительство», — говорит Колер.

Шлоссман многие случаи действий треухендера включает в группу отношений представительства. Налицо явное смешение деятельности косвенного представителя и треухендера.

Выступление фидуциария от собственного имени, но в чужом интересе сближает треухендера и комиссионера. Но зато другие черты не позволяют отождествить эти две фигуры современного буржуазного права.

О треухендере можно говорить лишь в случае, когда одно лицо передавало из своего имущества какой-либо объект другому лицу (треухендеру) с тем, чтобы тот переданное на него право осуществлял от собственного имени, но не к своей выгоде. Разумеется, в буржуазном обществе фактически редко кто воздерживается от извлечения из чужого имущества выгоды, но юридически она не предполагается. Между тем право на получение выгоды комиссионером включается в число существенных условий договора в виде вознаграждения.

Комиссионер не получает имущества по акту доверия как треухендер. В одних случаях он покупает вещи по поручению и, следовательно, не оказывается в положении треухендера, которому вещи доверяются; в других — он продает то, что ему поручают продать, но в отличие от треухендера он не приобретает на них права, но лишь передает на них чужое право собственности другому. Треухендер может иногда действовать как посредственный представитель, но никогда комиссионер не оказывается треухендером, не изменив существенно своего юридического качества.

Различие между прямым и косвенным представительством оспаривали отдельные ученые, стремившиеся сблизить их, превратив в виды общего родового понятия или даже объединить. В России горячим сторонником признания «косвенного представительства» видом представительства был Гордон. Аргументация его сводилась к следующему: «Практическая суть представительства — юридическая деятельность одного лица взамен другого». Она может совершаться в двоякой форме: явной и скрытой. «Практический raison, detre того и другого способа деятельности вполне одинаков». Гордон находит общую основу для этих форм деятельности в представительстве интересов другого. Для резкого противопоставления названных видов представительства он не видит достаточно ясных критериев. Признак выступления от чужого имени неустойчив и непостоянен; он не всегда сопутствует прямому представительству.

В Германии аналогичную позицию занимал Шлоссман. Шлоссман отрицает значение таких критериев размежевания, как действие от чужого имени, полномочие, воля представителя вызвать юридические последствия для другого. Они для Шлоссмана не служат предпосылками последствий. Он отрицает реальность понятия — выступления от чужого имени. Действия в собственном и чужом имени он считает бессодержательными. Выражение от «чужого имени» равнозначно выражению «в чужом интересе». Нельзя судить об отличии одного вида представительства от другого по внешнему выступлению представителя. Если волеизъявления в том и другом случае одинаковы, то не может быть различия и в последствиях, которые с ними связаны3. Он утверждает, что существует только одно представительство, — это услуга другому за его счет и риск. Прямые и косвенные последствия имеют общее в том, что, в силу положения права, в конечном результате всегда хозяйственные последствия сделки касаются имущества представляемого.

Взгляды, высказанные Шлоссманом, имеют значительное сходство с концепцией Гордона, но за последним явный приоритет во времени, так как первый том работы Шлоссмана вышел 20 лет спустя после опубликования сочинения Гордона, а второй том — на 22 года позже. По сравнению с Гордоном Шлоссман дает лишь иную формулировку деятельности в чужом интересе, называя ее работой для других. Ход рассуждений их в общем одинаков; и тот и другой не придают значения действию от чужого имени, внешнему выступлению; и тот и другой делают акцепт на конечном результате, составляющем цель в обоих видах представительства. Шлоссман идет дальше в выводах, сближая прямое и косвенное представительство настолько, что исчезают полностью их грани, и оба расплываются в одном понятии представительства.

И Гордон, и Шлоссман, отрицая существование различия между прямым представительством и косвенным, отвлекаются от юридической формы и решение вопроса ищут только в практическом результате, в конечном хозяйственном эффекте. Такой прием в юридической науке непригоден, он противоречит ее задачам. Верно то, что прямое и косвенное представительство в конечном счете может приводить к одному и тому же хозяйственному результату для имущества представляемого, но нельзя ставить наравне с чисто хозяйственным результатом прямого и косвенного представительства их юридические последствия, сами по себе совершенно различные. Что в первом случае является непосредственным следствием представительного действия, то во втором есть следствие дополнительной сделки.

Шлоссман пытается опровергнуть общепринятое деление ссылками на существование случаев, которые не подпадают ни под прямое, ни под косвенное представительство. В римском праве ему примером служат приказчики (institores) и шкиперы (magistri navis), выступающие от собственного имени, но отвечающие совместно с принципалом; для современного права страхование за чужой счет; затем случай, предусмотренный § 392 II Германского торгового кодекса и состоящий в том, что комитент без передачи получает требования комиссионера. Шлоссман ссылается на Французский торговый кодекс и англо-американское «агентство». Поэтому он считает, что нельзя говорить только о последствиях прямого и косвенного представительства. Между этими полюсами лежат промежуточные ступени последствий. Они не только мыслимы, но и доказаны с помощью позитивного права.

Попытка Шлоссмана опровергнуть установившееся деление представительства несостоятельна. Его метод рассуждения ошибочен. В случае, заимствованном Шлоссманом из римского права, нет вообще представительства. Французский торговый кодекс носит в себе следы еще старой концепции, смешивавшей деятельность комиссионера с деятельностью представителя, и, как отмечалось, новейшие французские авторы редакцию ст. 94 Торгового кодекса считают неудачной. Теория и практика и во Франции стала нередко различать эти виды представительства. Что же касается англо-американского «агентства», то его отличная от института представительства юридическая природа не может служить аргументом для опровержения сложившегося в большей части стран континента четкого разграничения этих видов представительства.

В современном праве некоторых буржуазных государств можно обнаружить отдельные попытки установления непосредственной связи между контрагентом и заинтересованным лицом (т.е. лицом, которому посредственный представитель передает права и обязанности). Так, возникновение прямых последствий при совершении сделки от собственного имени можно найти в морском страховании. В судебной практике (и не только по торговым делам) получает нередко признание положение, что контрагент, нарушающий договор, обязан возместить вред не только посредственному представителю, но заинтересованному лицу.

То обстоятельство, что право предусматривает случаи, занимающие промежуточную ступень между прямым и косвенным представительством, не колеблет общего и доминирующего положения в континентальном законодательстве, что действия от чужого имени вызывают другие юридические последствия, чем действия лица от собственного имени. Отдельные отступления от этой линии лишь подтверждают общее правило. Выводы Шлоссмана в этом смысле беспочвенны, он желаемое принимает за действительное.

Более близок к жизни Мюллер-Эрцбах, который не отрицает того, что в законодательстве он не находит опоры для своей концепции, но свою теорию он предлагает в целях усовершенствования правового регулирования.

Однако потребность капиталистического оборота в установлении непосредственных отношений между третьим лицом и комитентом выявилась совершенно недостаточно, чтобы можно было бы говорить, что подобная реформа подсказывается интересами буржуазии. Ей, напротив, выгодно сохранение и прямого, и косвенного представительства, отвечающих разным сторонам ее деятельности. Борьба монополистических объединений на внешнем рынке, как отмечалось, порождает тенденцию действовать в ряде случаев тайно, скрыто, не от своего имени, используя чужие предприятия. Этой тенденции соответствует институт комиссии в том виде, в котором он сложился в действующем континентальном праве.

В советском праве термин «представитель» употребляется только в отношении прямого представителя. Комиссионер не называется представителем ни в ГК, ни в других известных нам законодательных актах. Такая позиция законодателя соответствует господствующей в советской науке точке зрения, не признающей комиссионера представителем.

В советской литературе лишь немногие авторы отметили существование «косвенного представительства».

Основным критерием для размежевания понятия представителя и комиссионера (прямого и косвенного представителей) советскими учеными выдвигается выступление от чужого имени, характеризующее представителя. Напротив, комиссионер («косвенный представитель») выступает от собственного имени. Советские юристы при разграничении представительства и комиссии этот критерий считают наиболее важным. В том же смысле этот вопрос был решен в советском законодательстве (ГК РСФСР, УССР, БССР и других республик) при определении комиссии, в котором подчеркнуто значение выступления комиссионера от собственного имени (см., например, ст. 275а ГК РСФСР).

Комиссионная деятельность в СССР после полной победы социалистического строя стала возможной только для социалистических организаций. Товарищ Сталин в докладе «Итоги первой пятилетки» указывал: «В-третьих, мы добились того, что за последний период вышибли совершенно из товарооборота частных торговцев, купцов, посредников всякого рода. Конечно, это не исключает того, что могут вновь появиться в товарообороте по закону атавизма частные торговцы и спекулянты, используя для этого наиболее удобное для них поле, а именно колхозную торговлю».

Договор комиссии в сфере отношений между хозяйственными органами не применяется по общему правилу в нашем обороте". Другие организационно-правовые формы установлены для хозорганов в случаях, когда они не заключают сделки непосредственно между собою. Комиссионный договор используется в розничной государственной и кооперативной торговле (комиссионные магазины) и частично в нашей внешней импортной торговле. Советские импортные организации в качестве комиссионеров закупают товары по поручениям и за счет советских хозорганов, делающихся комитентами, не имеющих самостоятельного права выступления на внешнем рынке. Природа комиссионной деятельности у нас коренным образом отличается от одноименного явления в буржуазном обществе.

Комиссионная розничная торговля ставит своей задачей содействие гражданам в продаже принадлежащих им вещей и одновременно призвана служить, в дополнение к государственной розничной торговле, удовлетворению все возрастающего спроса граждан на предметы домашнего обихода и обстановки.

Комиссионные сделки по импортным операциям характеризуются присущими советскому хозяйству плановостью и строгим государственным контролем и учетом. Комиссионеры могут закупать товары для комитентов только по выделенным им в плановом порядке импортным контингентам, на основании которых последние дают комиссионеру спецификации. Комиссионер в случае невыполнения комитентами своих обязанностей по оплате счетов, включающих и комиссионное вознаграждение и прочие суммы (пошлины, налоги), не вправе продать закупленные товары другим потребителям, поскольку эти товары имеют строго плановое назначение.

«Косвенное представительство» в виде комиссионной деятельности, таким образом, имеет у нас сравнительно с прямым представительством узкие границы применения. Но в нашем социалистическом обороте существует «косвенное представительство» в другой форме, отличной от комиссии.

Снабженческие организации министерств (главснабы и их конторы) осуществляют свою деятельность по обеспечению материалами предприятий своего ведомства и хозорганов других министерств. В последнем случае эти операции снабженческие организации выполняют только на договорных началах. При обслуживании предприятий своего министерства снабженческие организации выполняют две функции: отпускают материалы обязательного и необязательного ассортимента. Продукцию необязательного ассортимента снабженческие организации поставляют либо непосредственно со своих складов за твердый счет или заказывают ее по поручениям предприятий заводам (фабрикам) — изготовителям или сбытовым организациям. Заказанная продукция отпускается снабженческой организацией с ее складов, куда она предварительно завозится, либо идет транзитом от поставщиков покупателям. Соответственно с этим платежные требования выписываются поставщиками непосредственно на покупателей либо на снабженческую организацию, которая, оплатив продукцию, предъявляет покупателям свои платежные требования, с включением в них установленных наценок.

Поскольку снабженческая организация по поручению своего предприятия или предприятия другого ведомства, т.е. на основе договора с ними, заключает договор с третьими лицами, чтобы затем переуступить права и обязанности по этим договорам снабжаемым предприятиям — покупателям, мы считаем, что снабженческая организация действует как косвенный представитель. Она выступает от собственного имени и принимает на себя обязательства по договору. Их она переуступает покупателю либо непосредственно, сама поставляя заказанную продукцию, либо обусловливая исполнение в адрес покупателя в своих договорах с поставщиками. Но и в последнем случае нет непосредственного заключения договора между снабжаемым предприятием и поставщиком, что характерно для прямого договора. Тем не менее покупатель приобретает права требования против поставщика в связи с переуступкой ему прав снабженческой организацией. Эта переуступка основывается как на ранее заключенном договоре между заказчиком и снабженческой организацией, так и на общих правилах деятельности снабженческих организаций. Сделанный вывод подтверждается тем, что в тех случаях, когда снабженческая организация не имеет договора со снабжаемым предприятием или хотя бы заявки от него, оплата продукции, заказанной ею для этого предприятия, лежит уже на ее обязанности. Поводом для отказа от несения материальной ответственности не может служить ссылка на то, что продукция заказана для предприятия, если последнее отказалось от ее оплаты.

Имея сходство с комиссионной деятельностью, указанная деятельность снабженческих организаций все же не укладывается в форму комиссионного договора и соответствующими нормами ГК не регулируется.

Своеобразие правового положения снабженческой организации по сравнению с комиссионером обнаруживается в ряде моментов.

Для осуществления деятельности последней в качестве косвенного представителя не требуется зачастую договора, достаточно простой заявки снабжаемого предприятия об отпуске определенных материалов, в то время как деятельности комиссионера должен предшествовать договор (ст. 275а и 2756). Размер вознаграждения снабженческой организации в отличие от комиссионного договора не определяется соглашением сторон (ст. 275х), а нормируется в установленном порядке. Снабженческая организация не обязана представлять отчета предприятию-заказчику, как то предусмотрено для комиссионера (ст. 275е). Находящиеся в распоряжении снабженческой организации товары не являются собственностью предприятия—заказчика, тогда как обратное правило действует в отношении комиссионера. Перечень этих черт различия можно было продолжить, но и сказанного, нам думается, достаточно, чтобы показать, что в лице снабженческих организаций мы имеем новый вид «косвенного представителя».

В советском гражданском праве явственно обнаруживается различие между прямым представителем и косвенным (в частности, с комиссионером) из сопоставления ст. 39, 251 — с одной стороны, и ст. 275а и последующих — с другой.

Сравнительный анализ убеждает в том, что косвенный представитель отличается от прямого представителя следующими чертами:

а) косвенный представитель заключает сделку от собственного имени, в результате чего он выступает вовне как самостоятельный участник сделки; он не нуждается поэтому в полномочии;
б) то обстоятельство, что он действует за чужой счет, а также для другого в сделке, заключенной им, может не обнаруживаться. Мотив действовать для другого не входит в фактический состав этой сделки;
в) у косвенного представителя возникают из сделки права и обязанности по отношению к третьему лицу. Передача их заинтересованному лицу происходит путем дополнительной сделки (или нескольких сделок). Передача совершается, в частности, путем традиции в отношении вещных прав (ст. 67 ГК), уступки требования (ст. 124 ГК) и перевода долга (ст. 126 ГК);
г) заинтересованное лицо имеет против косвенного представителя притязания на передачу прав и обязанностей, возникших из сделки последнего. Это притязание определяется по тому внутреннему отношению, которое существует между ними. Правоотношение же порождается договором (в отдельных случаях законом);
д) косвенное представительство характеризуется существованием двух правоотношений: 1) между косвенным представителем и контрагентом и 2) первым и заинтересованным лицом;
е) конкретные последствия косвенного представительства обусловливаются содержанием отношений заинтересованного лица и косвенного представителя (а не представителя и третьего лица, как это имеет место при прямом представительстве);
ж) согласно легальному определению комиссии (ст. 275а ГК РСФСР, соответствующие статьи других гражданских кодексов) комиссионер заключает сделки, тогда как поверенный, положение которого определено в ГК как представителя, совершает юридические действия, что шире понятия сделок. Поэтому отличие прямого представителя от косвенного в лице его наиболее типичного образа комиссионера состоит также и в том, что представитель может совершать на основании полномочия не только сделки, но и другие правомерные юридические действия, тогда как комиссионеру поручается совершить только сделки.

Однако, мы считаем, что сохранение такого различия в дальнейшем нецелесообразно. Косвенный представитель фактически совершает во исполнение поручения наряду со сделками различные юридические действия независимо от того, что в поручении о них ничего не говорится.

На основании установленных нами черт косвенного представительства мы определяем его следующим образом:

Совершение сделок одним лицом от собственного имени, но за счет другого лица, на которое юридические последствия этих сделок переносятся первым путем дополнительной сделки, в исполнение лежащей на нем обязанности, возникшей из правоотношения между этими лицами.

В итоге мы приходим к выводу, что то правовое явление, которое известно под названием комиссионной деятельности, или в более широком смысле косвенного посредственного представительства, существенно отличается от прямого, непосредственного представительства. Вводить и то и другое явление в какое-то общее понятие представительства как юридической категории было бы ошибкой. Такое общее для них понятие ни в жизни, ни в нашем праве не имеет реального основания. И по фактическому составу, и по юридическим последствиям эти явления совершенно самостоятельные и не связанные между собой институты. В связи с этим вполне закономерен вопрос, можно ли именовать косвенным представительством деятельность от своего имени, но за чужой счет, порождающую права и обязанности непосредственно для лица, заключающего сделку? После того как мы установили, что эта деятельность не представительство в юридическом смысле и не составляет вид какого-либо родового понятия, вся проблема сводится к подысканию более или менее удачного термина для деятельности комиссионера и ему подобных посредников.

Поскольку термин «косвенное (посредственное) представительство» охватывает «все» родственные отношения этого типа, то мы не видим достаточного повода отказаться от него, пока не предложено лучшего. Отдавая себе отчет в коренном юридическом различии прямого представительства и так называемого косвенного, мы смело можем пользоваться этим условным обозначением в научных целях.

темы

документ Вещное право
документ Военное право
документ Государственное право
документ Гражданское право
документ Гуманитарное право



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Налог на профессиональный доход с 2019 года
Цены на топливо в 2019 году
Самые высокооплачиваемые профессии в 2019 году
Скачок цен на продукты в 2019 году
Бухгалтерские изменения в 2019 году

Налоговые изменения в 2019 году
Изменения для юристов в 2019 году
Изменения для ИП в 2019 году
Изменения в трудовом законодательстве в 2019 году
Административная ответственность в 2019 году
Алименты в 2019 году
Банкротство в 2019 году
Бизнес-планы 2019 года
Взносы в ПФР в 2019 году
Вид на жительство в 2019 году
Бухгалтерский учет в 2019 году
Выходное пособие в 2019 году
Бухгалтерская отчетность 2019
Государственные закупки 2019
Изменения в 2019 году
Бухгалтерский баланс 2019
Начисление заработной платы
ОСНО
Брокеру
Недвижимость


©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты