Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Криминал и криминалистика

Криминал и криминалистика

Криминал и криминалистика

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Совершенствование организации и методик анализа объектов предупреждения преступности
2. Криминологическая характеристика личности террориста и жертвы
3. Криминологическая характеристика преступности в сфере экономической деятельности на современном этапе реформирования экономики России
4. Характеристика региональной преступности
5. Виды преступных сделок и ответственность за них

Совершенствование организации и методик анализа объектов предупреждения преступности

Глубокий и всесторонний анализ преступности, ее причинного комплекса, всех рассмотренных объектов криминологического предупреждения  важнейшая составная часть его информационного обеспечения, которое дает возможность знать, где, когда и как проводить предупредительные мероприятия, какие средства для этого следует затратить, какие результаты можно получить, как рациональнее использовать арсенал предупредительных средств и возможностей.

Как обоснованно отмечается в литературе, «в настоящее время «цена» аналитической работы с целью познания и оценки преступности неизмеримо возрастает. Это объективно обусловлено, прежде всего, усложнением и усилением изменчивости как преступности в целом, так и составляющих ее элементов, их многообразных связей. Для тех, кто изучает нынешнюю преступность, все меньше остается «вечных истин», простых, самоочевидных положений, которые могут быть приняты априори». (Сказанное о преступности с полным основанием можно распространить на причинный комплекс, личность преступника и иные объекты криминологического предупреждения). Этим определяются высокие требования к организации и научно-методическому обеспечению анализа рассматриваемых объектов, которые (это следует отметить особо) не склонны себя афишировать, выставлять напоказ.

Анализом криминологической информации занимаются в рамках компетенции все правоохранительные органы. Но ведущую роль в этом играют органы внутренних дел. К ним поступает большинство заявлений и сообщений о преступлениях, они раскрывают и расследуют подавляющее большинство преступлений, выполняют основной объем предупредительной работы. В органах внутренних дел сосредотачивается почти вся уголовно-статистическая информация, которая подвергается систематизации, обработке и выдается потребителям; имеются специализирующиеся на информационно-аналитической работе подразделения, соответствующая техническая база, подготовленные для ее ведения кадры. Наконец, в органах внутренних дел наиболее полно разработаны теория, правовые, организационные и методические основы информационно-аналитической работы в сфере правопорядка.

Анализ криминологической информации осуществляется в органах внутренних дел по следующим направлениям:

1.            Изучение тенденций преступности и других правонарушений, порождающих и обусловливающих факторов в целях получения прогностических выводов о возможных изменениях этих тенденций и выработки перспективных мероприятий по усилению борьбы с преступностью, укреплению общественного порядка, совершенствованию деятельности служб и подразделений органов внутренних дел.

2.            Комплексный анализ обстановки за квартал, полугодие, девять месяцев и год, в ходе которого оценивается полный объем информации о состоянии общественного порядка, преступности и результатах борьбы с нею с учетом большинства известных факторов, оказывающих на нее влияние. Результаты такого анализа составляют базы для текущего планирования.

3.            Текущий (непрерывный) анализ обстановки на основе оценки суточной, декадной и месячной информации, который служит потребностям оперативного руководства органом, позволяет вносить коррективы в планы работы и дислокацию сил, целенаправленно проводить мероприятия по борьбе с преступностью и охране правопорядка.

4.            Исследование отдельных проблем борьбы с преступностью и охраны общественного порядка. Круг информации по каждому такому исследованию определяется всякий раз с учетом его цели.

Аналитическая работа по всем названным направлениям в значительной (а порой в решающей) степени подчинена интересам предупреждения преступлений.

Одним из необходимых условий, обеспечивающих продуктивность анализа в любой сфере (экономической, военной, правоохранительной и т.д.), является наличие достаточно полных с учетом решаемых задач, постоянно действующих источников и бесперебойно работающих каналов информации о познаваемых объектах. Применительно к сфере предупреждения преступности это, прежде всего уголовная статистика. Первичными источниками и носителями сведений о преступлениях, обстоятельствах их совершения, о лицах, их совершивших, и другой криминологической информации являются данные о регистрации заявлений и сообщений о преступлениях (включая журнальные формы) и карточки уголовно-статистического учета: на выявленное преступление (ф.1), на лицо, совершившее преступление (ф.2), и другие. На основе сведений, содержащихся в карточках, формируются документы вторичного учета, содержащие обобщенную уголовно-статистическую информацию: отчеты о зарегистрированных раскрытых и нераскрытых преступлениях (ф.1), отчет о лицах, совершивших преступления (ф.2), единый отчет о преступности (ф.1Г).

Каждое зарегистрированное преступление и каждый выявленный преступник описываются в карточках по множеству социальных, криминологических, уголовно-правовых, криминалистических и других признаков (до 300), а с учетом расшифровки некоторых позиций карточек по кодам справочников число этих признаков достигает в каждом случае 1500.

Например, для характеристики места совершения преступления предусмотрено 105 признаков; организационно-правовой формы хозяйствующего субъекта  54; отрасли, в которой совершено преступление,  286; предмета преступного посягательства или незаконного оборота  103; способа совершения преступления  29; социального положения преступника  22; должностного положения преступников и потерпевших  48; страны проживания  208 и т.д.

К сожалению, огромный объем криминологически значимой информации, которую можно детализировать и обогатить с учетом расшифровки позиций статкарточки по справочникам, как правило, лежит мертвым грузом, не получил полного, а порой даже фрагментарного отражения в отчетах и статистических сборниках, издаваемых как на федеральном, так и региональном уровнях.

В результате информация об объектах криминологического предупреждения оказывается чрезмерно общей, неполной, обедненной, недостаточно конкретизированной, не способной выводить на предметные управленческие решения: например, на какие объекты обратить особое внимание при планировании профилактических мероприятий, какие места нуждаются в усиленном профилактическом прикрытии, каким объектам и предметам необходимо обеспечить в первую очередь надежную охрану, какие контингенты лиц нуждаются в тщательном непрерывном профилактическом наблюдении и социально-правовом контроле и т.д.

На наш взгляд, в целях усиления прицельности мер предупреждения преступлений в аналитической работе по их обеспечению следовало бы по мере надобности (несравненно чаще, чем сейчас) детализировать, конкретизировать криминологически значимую информацию путем ее расшифровки по кодам справочников, не ограничиваясь, как это сейчас принято, в основном информацией, представляемой в статкарточках в сжатом виде, без такой расшифровки. Какие позиции и в каком объеме следует детализировать (расшифровывать по кодам справочников)  априори и, как говорится, на все случаи жизни определить невозможно. Этот вопрос должен решаться в зависимости от конкретных параметров криминологической обстановки, складывающейся в районе, городе, регионе (в отраслях, на объектах профилактической защиты).

В одних случаях заказчиками на более детализированную криминологическую информацию могут выступить сотрудники уголовного розыска, в других  сотрудники подразделений по делам несовершеннолетних; в одних случаях места совершения преступлений могут конкретизироваться применительно ко всей общеуголовной преступности, в других  в отношении, например, только кражи имущества граждан или хулиганства; в одних случаях возникает необходимость расшифровывать социальное положение преступников, в других  должностное положение потерпевших и т.д., и т.п.

Для получения полной картины зарегистрированной преступности в стране на нынешнем этапе ее развития следовало бы обсудить вопрос о проведении общероссийской переписи преступности хотя бы за один год (последний целый год к моменту проведения данного мероприятия) по развернутой программе, предусматривающей использование всех признаков преступлений, лиц, их совершивших, с учетом имеющихся возможностей детализации этих признаков путем их расшифровки по кодам справочников. Конечно, это довольно трудоемкая работа. Но она представляется посильной с учетом достигнутого уровня компьютеризации правоохранительных органов. Усилия и затраты на ее проведение окупились бы расширением и углублением наших знаний о современной преступности, личности современного преступника и совершенствованием на этой основе мер противодействия преступности, в первую очередь, ее предупреждения.

Признавая большую ориентирующую роль данных уголовной статистики о преступлениях и лицах, их совершивших, для организации криминологического предупреждения, следует отметить особое значение в этом плане информации о причинах, условиях, других детерминантах преступности. К сожалению, объем сведений о криминологических детерминантах, как в статистических карточках, так и в соответствующих отчетах явно недостаточен. В карточках ф.1, 2 и других отражаются лишь мотивы преступлений, отдельные криминогенно значимые ситуации (например, отсутствие охраны, беспомощное состояние потерпевшего, нахождение преступника в состоянии опьянения и наркотического возбуждения) и некоторые другие данные, по которым можно судить о том, что привело к преступлению, способствовало его совершению.

В связи с этим в целях совершенствования информационно-аналитического обеспечения предупреждения преступлений желательно по возможности расширить в документах первичного уголовно-статистического учета объем информации о причинах, условиях, иных детерминантах преступления. Для этого в карточке ф.2 (на лицо, совершившее преступление) предусмотреть специальный раздел о причинах и условиях преступления. Эта карточка более пригодна для такой фиксации информации, нежели, например, карточка ф.1 (на выявленное преступление), так как после установления виновности, допросов, других следственных действий и ближе к окончанию расследования совокупность и механизм действия обстоятельств, способствовавших совершению преступления, яснее, полнее, нежели на момент регистрации факта преступления (часто еще не раскрытого).

Не случайно действующий Уголовно-процессуальный кодекс (ст. 158 ч.2) связывает внесение представлений об устранении обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, с моментом окончания предварительного расследования (что не исключает возможности и необходимости их внесения в экстренных случаях на более ранних этапах).

Описание в карточке ф. 2 причин, условий и других обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, можно давать в свободной форме (открытым текстом), как это предусмотрено, например, в п.12 карточки ф.1 «описание (краткая фабула) преступления, место, дата и время (часы) его совершения». А лучше предусмотреть лаконичную, пригодную для машинной обработки формализованную программу с перечнем наиболее типичных, самых распространенных причин, условий, других детерминант преступлений, включая криминогенно значимые недостатки в работе правоохранительных органов.

Дефицит уголовно-статистической информации о причинном комплексе преступности восполняется на практике путем проведения прикладных (оперативных) криминологических исследований. Объектом этих исследований, наряду с оперативной обстановкой, становится более широкая область общественных явлений и связей, оказывающих влияние на преступность, деятельность, как органов внутренних дел, других правоохранительных органов, так и иных социальных институтов, воздействующих на образ жизни и поведение людей.

Перед прикладными криминологическими исследованиями ставится широкий спектр задач, многие из которых прямо и непосредственно связаны с профилактикой, предотвращением и пресечением преступлений. Это, например, информационное обеспечение принятия управленческих решений в сфере борьбы с преступностью, включая ее предупреждение, анализ и оценку состояния, тенденций преступности и иных антиобщественных проявлений, выявление социальных процессов и обстоятельств, существенно влияющих на тенденции правонарушений; систематизация характеристик объектов профилактического воздействия в целях выделения типичных криминогенных ситуаций и разработки типовых решений по их предупреждению; выявление резервов повышения эффективности и качества деятельности субъектов предупреждения преступлений.

Тематика прикладных криминологических исследований определяется объективными параметрами криминальной ситуации, ее динамикой.

В частности, факторами, влияющими на выбор проблем, подлежащих исследованию, помимо потребностей планирования, являются:

- увеличение числа жалоб и заявлений граждан по вопросам борьбы с преступностью;

- внезапный или непрекращающийся рост преступности определенного вида в масштабах региона или его отдельных территориальных единиц;

- повышение степени общественной опасности правонарушений, совершаемых отдельными категориями лиц;

- возникновение внезапных диспропорций в соотношении различных видов преступлений и правонарушений;

- ухудшение показателей раскрываемости преступлений;

- снижение эффективности профилактической работы на том или ином участке борьбы с преступностью.

Прикладные криминологические исследования являются своего рода мостом между теорией (науки) и практикой. Также как и в научных учреждениях при их проведении в практических органах разрабатываются программы, анкеты, опросные листы, формализованные справки для изучения уголовных дел и других документов, карточки наблюдения, используются психологические тесты и иной инструментарий познания. По результатам прикладных криминологических исследований составляются отчеты, аналитические обзоры, иные итоговые документы. За многие годы в разных регионах накоплен огромный положительный опыт подготовки и проведения таких исследований, практического использования их материалов. Однако этот опыт зачастую остается невостребованным, не получает распространения. Нередки случаи, когда энтузиасты из числа практических работников в глубинке, вдали от научных центров и учебных заведений, организуя прикладные исследования, действуют кустарно, методом проб и ошибок, не опираясь на поучительный опыт своих коллег из других регионов по той простой причине, что он им неизвестен. Иными словами, «изобретают велосипед», тратят усилия, время, средства на создание того, что можно было бы заимствовать в готовом виде. При этом ошибки, недочеты в организации и проведении прикладных исследований иногда повторяются, многократно тиражируются.

На наш взгляд, наведению порядка в этом деле помогло бы создание при штабных подразделениях федеральных правоохранительных органов (МВД России, Генеральной прокуратуры РФ, Федеральной службы безопасности РФ, Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков и др.) банков данных с информацией о проводимых в каждом из ведомств прикладных криминологических исследований (их тематика, программа, рабочие и итоговые документы).

Обмен информацией из этих банков как по вертикали (от вышестоящих звеньев каждой системы к нижестоящим и наоборот), так и по горизонтали (например, между центральными аппаратами ведомств и их научными учреждениями) способствовал бы широкому распространению инициатив и опыта организации прикладных криминологических исследований, исправлению допускаемых при их подготовке и проведении ошибок и просчетов, недопущению дублирования и других проявлений энтропии, имеющих место в данной сфере.

С учетом того, что преступность является продуктом общества, и оценка познания объектов криминологического предупреждения требует широкого использования не только внутренней (уголовно статистической, оперативно-розыскной, криминалистической и т.п.), но и разнообразной внешней информации. Это особенно важно при изучении причинного комплекса преступности,  как в ходе теоретических исследований, так и при познании, прямо сориентированным на текущие потребности практики. «Принципиально важным является понимание того, что при изучении причин преступности необходимо учитывать взаимосвязь ее конкретных форм, видов, разновидностей с социальной средой, в рамках которой они порождаются, обусловливаются и существуют. Для обеспечения глубины и всесторонности анализа в расчет должны приниматься не только глобальные, негативные, но и нормальные, нормотворческие признаки социальной среды»8. В криминологической литературе определен перечень основных блоков внешней информации, которую необходимо использовать при анализе причинного комплекса преступности. Он включает социально-демографическую, экономическую, социально культурную информацию, данные так называемой моральной статистики. К этому можно добавить медицинскую информацию (сведения о потреблении наркотиков и психотропных веществ, об алкоголиках и наркоманах, состоящих на учете в органах здравоохранения, о социально значимых заболеваниях и др.), информацию о катастрофах и чрезвычайных ситуациях и некоторые другие виды.

И в данном случае полезным было бы создание в правоохранительных органах банков внешней информации, необходимой для системного анализа криминологической обстановки. Аналитики правоохранительных органов должны четко знать, где, какая внешняя информация может быть ими истребована и получена (по чьим запросам, в каком объеме, с какой периодичностью, в какие сроки, по каким каналам, в каком виде, режиме пользования и т.д.).

Полный и качественный анализ объектов криминологического предупреждения предполагает необходимость определения их латентной части (хотя бы приблизительно). Подчеркнем в этой связи, что латентна не только сама преступность, но и все производные от нее (связанные с нею) объекты, в частности, причины, условия, иные детерминанты преступлений. Однако в итоговых информационно-аналитических документах, например, статистических сборниках «Состояние преступности в России», издаваемых Главным информационным центром МВД России, аналогичных сборниках, издаваемых в субъектах РФ, проблема латентной преступности по существу замалчивается, в лучшем случае она лишь упоминается без проведения каких-либо расчетов и оценок. Это значит, что подавляющая часть массива реальной (действительной) преступности остается вне поля зрения специалистов по борьбе с нею. В то же время очевидно, что надлежащая организация работы по предупреждению преступлений должна исходить по возможности из данных о реальной (действительной) преступности, а не только тонкого слоя зарегистрированной. Вместе с тем надо отдавать себе отчет, что определение уровня, размеров латентной преступности  дело весьма сложное, подчас непосильное даже для крупных научных учреждений. По обоснованному замечанию В. В. Лунеева, «изучать латентную преступность во всей полноте трудно, дорого и вряд ли целесообразно. Особое внимание должно обращаться на скрытые преступления против жизни, здоровья, прав, чести, достоинства и имущества граждан, которые непосредственно затрагивают интересы всего населения, сказываются на доверии к властям, формируют страх граждан перед преступностью. Латентность этих преступлений должна отслеживаться регулярно и доводиться до общественного мнения».

На наш взгляд, решению данной непростой проблемы способствовали в качестве первоочередных следующие меры. Во-первых, разработать и внедрить пригодные для использования на практике  по возможности компактные методики сбора и обработки информации для получения полной картины преступности (с учетом латентной части) из таких дополнительных (к уголовной статистике) источников, как: материалы об административных правонарушениях, так называемые отказные материалы, книги (журналы) учета происшествий, задержанных, доставленных в дежурные части, оперативно-розыскные и профилактические учеты, материалы судов, СМИ, материалы государственных и негосударственных структур, занимающихся обеспечением безопасности (службы безопасности, частные детективные и охранные предприятия, ОПОП и др.), материалы страховых компаний, медицинских учреждений, контрольно-ревизионных и фискальных органов.

Во-вторых, повсеместно ввести в практику проведение регулярных замеров уровня и характера виктимизации населения. Разработать для этих целей лаконичные (пригодные для использования практическими работниками) методики опроса граждан. В-третьих, уже сейчас имеется возможность прямого использования в практике информационно-аналитической работы некоторых научных разработок, касающихся замеров характера и уровня латентной преступности, например коэффициентов латентности, рас латентности, рассчитанных применительно к видам преступлений. Некоторые из этих расчетов представляются не бесспорными. Так, коэффициент латентности взяточничества в работе П.Э. Жигоцкого и других авторов определяется в размере 10,13 применительно к ст. 290 УК РФ (получение взятки) и 10,68  применительно к ст. 291 УК РФ (дача взятки). Соответственно, в первом случае при регистрации 4,5 тыс. получений взятки фактическое число этих преступлений определено как 49,5 тыс., во втором  соответственно как 2,7 тыс. и 35,6 тыс.  Между тем на основе анализа результатов социологических опросов, согласно которым до % российских граждан в своей повседневной жизни сталкиваются с фактами взяточничества, и других данных в криминологической литературе высказывалось мнение о том, что счет случаев взяточничества должен идти фактически не на десятки тысяч, а скорее  на сотни тысяч ежегодно.

И, тем не менее, указанный статистический сборник может служить определенным подспорьем для практических работников, занимающихся анализом преступности.

Несмотря на отдельные спорные моменты, использование коэффициентов, приведенных в указанном сборнике (и других аналогичных работах), может иметь определенное ориентирующее значение при анализе преступности в практических целях.

Еще один проблемный вопрос по обсуждаемой теме связан с учетно-регистрационной дисциплиной, обеспечением полноты регистрации, а значит и учета преступлений. Уже давно высказана идея о том, что функцию регистрации заявлений и сообщений о преступлениях следует передать органам статистики либо создать для этой цели самостоятельную структуру, не осуществляющую их раскрытие и расследование. Высказываемые на сей счет предложения продиктованы, в общем-то, похвальным стремлением к обеспечению полноты регистрации преступлений, объективации их учета, устранению имеющихся фактов его фальсификации. Однако эти предложения не могут быть приняты и не только потому, что проведенный по данному вопросу эксперимент дал в основном отрицательные результаты. Указанная идея непродуктивна еще и потому, что в реальной действительности факт обращения с заявлением, сообщением о преступлении требует немедленного, порой самого экстренного реагирования в плане возможного предотвращения замышляемого или подготавливаемого, пресечения начатого преступления или длящейся, продолжаемой преступной деятельности. Разумеется, было бы просто абсурдным возлагать это на органы статистики или какие-то иные «независимые» структуры вне существующей системы правоохраны, в которой функционируют дежурные части, следственно-оперативные группы, наряды патрульно-постовой службы, другие подразделения, способные в течение минут (а иногда и секунд) реагировать на сигналы о противоправных действиях. Наконец, обсуждая проблему путей и средств совершенствования организации и методик анализа объектов криминологического предупреждения, есть необходимость рассмотреть вопрос о качестве обобщенных информационно-аналитических документов, в которых отражается оперативная (криминологическая) обстановка. На практике это, прежде всего, сборники «Состояние преступности в России» за квартал, полугодие, девять месяцев, год (иногда за несколько лет), издаваемые МВД России (в том числе совместно с Судебным департаментом при Верховном Суде РФ и Межгосударственным статистическим комитетом СНГ), а также аналогичные документы, издаваемые в субъектах РФ и крупных городах. Учитывая, что издания на федеральном уровне более доступны для научной общественности, возьмем в качестве предмета рассмотрения такой документ информационно-аналитического отдела Штаба ГУВД Свердловской области, как «Оценка состояния оперативной обстановки на территории Свердловской области и результатов деятельности органов и подразделений внутренних дел за 12 месяцев»  (аналогичные оценки опубликованы и за другие годы). В качестве положительных моментов данного информационно-аналитического документа необходимо, прежде всего, отметить наличие в нем большего (в сравнении с аналогичными изданиями федерального уровня) текстового материала, аналитики как таковой, а не просто цифр (показателей) статистики. В «Оценке» имеются такие разделы, как «Основные социально экономические показатели», «Прогнозируемое развитие криминальной ситуации», «Профилактика преступности» (чего нет в федеральных сборниках). В «Оценке » часть уголовно-статистической информации представлена в графическом виде, что делает ее более наглядной и облегчает восприятие информации. К сожалению, графика «Оценки» оказалась беднее, чем в сборниках за предыдущие годы. Много места уделено «географии» преступности (сравнению напряженности криминальной ситуации в разрезе городов и районов). Уровень (коэффициент) преступности рассчитывается не на 100 тыс. населения (как принято в документах по России в целом), а на 10 тыс., что для анализа преступности в масштабе субъекта РФ, даже такого крупного, как Свердловская область, следует считать оправданным.

Дана довольно подробная характеристика структуры преступности. Выделены в качестве актуальных направлений борьбы с преступностью такие разделы, как противодействие преступлениям, связанным с наркотиками, терроризму, организованной преступности и коррупции. Имеются другие положительные моменты, свидетельствующие о достаточно высоком уровне штабной культуры. Наряду с этим есть основания и для критических замечаний в адрес разработчиков «Оценки». Структура «Оценки» претерпела, в сравнении с предыдущими, изменения, как представляется, не всегда оправданные. Так, в «Оценке» отсутствует раздел «Противодействие преступлениям экономической направленности» (имеющийся в документах за прошедшие годы). В разделе «Основные социально-экономические показатели» ничего не говорится о таком сильно действующем криминогенном факторе, как миграция населения (особенно неорганизованная и вынужденная).

При сравнительном анализе редко использовались коэффициенты преступности, особенно видовые. Изменения преступности, других параметров криминальной ситуации, как правило, лишь фиксируются, но не объясняются.

Анализ личности преступника обеднен отсутствием данных, относящихся к «контрольным рядам» (законопослушным гражданам или всему населению); в целом материалы внешней статистики использованы явно недостаточно.

По существу замалчивается проблема латентной преступности. Прогностические оценки с точностью до сотен преступлений, лиц, дел и десятых долей процента представляются мало обоснованными и убедительными, во многом произвольными. Они в значительной степени обесценены тем, что в документе не сообщается о методах их получения (экстраполяция, экспертные оценки, математическое моделирование, сочетание различных методов и т.д.).

Есть в документе и другие недочеты, шероховатости, в совокупности свидетельствующие о том, что имеются значительные резервы для совершенствования на основе достижений криминологической науки и передового опыта методов, анализа объектов предупреждения преступности и связанных с нею явлений.

Криминологическая характеристика личности террориста и жертвы

История XX столетия, начавшаяся с первой мировой войны, завершалась окончанием «холодной» войны, прекращением советско-американского противоборства, объединением Германии, исчезновением с карты мира коммунистической сверхдержавы — СССР. Однако XXI век начался с. кровавых межэтнических войн на Балканах и постсоветском пространстве, эскалацией ближневосточного конфликта, ростом этно-националистических, расистских и сепаратистских настроений в странах Западной Европы. Многие оказались не готовы к вызовам иного качества, прежде всего терроризму и политическому экстремизму.

Террористические акты становятся более тщательно организованными, совершаются с использованием взрывов и современного вооружения, с причинением вреда здоровью и лишением жизни людей. Террористы отдают ему предпочтение перед санкционированными способами решения социальных, национальных, религиозных и других конфликтов. Делая людей заложниками своих интересов, они обесценивают человеческую жизнь, вызывают чувство паники, страха, незащищенности у больших масс людей, а антитеррористическое законодательство ущемляет права человека, наступают на демократические нормы жизни общества.

Терроризм нарушает систему правовой защиты человека, наносит огромный ущерб стабильности мирового сообщества, государственным интересам, и в частности престижу правоохранительной системы. Исследователи проблем террористической деятельности обоснованно отмечают, что терроризм представляет собой сложное, многоликое явление, проявляющееся в различных, иногда существенно отличающихся друг от друга, формах. Поэтому определение эффективной системы средств и способов предупреждения терроризма невозможно без уяснения его форм (видов, типов).

Несмотря на то, что история современного терроризма уходит своими корнями в глубь веков, исследования этого феномена еще далеки от завершения. Как подчеркивал в своем выступлении Президент РФ В. В. Путин «безопасность граждан и общества в целом во многом определяется эффективностью борьбы с терроризмом и экстремизмом. И это та сфера деятельности, которая активно используется в других странах, а для нас, в значительной степени все еще остается «черным ящиком».

Механизм террора заложен в человеке очень глубоко, замаскирован пластами словесных обоснований. Чаще всего террористическим действиям дает толчок чувство безвыходности из той ситуации, в которой оказалось некое меньшинство, психологический дискомфорт, который побуждает его оценивать свое положение как драматическое. Это может быть меньшинство национальное, как, скажем, баски, корсиканцы, бретонцы, ирландцы. Или же меньшинство, объединяющееся по каким-то идеологическим убеждениям или религиозным мотивам. Во всех случаях мотивация схожа: наш народ, наша культура, наш язык, наша вера на грани исчезновения, а поскольку нашим доводам никто не внемлет, остается лишь язык насилия.

К сожалению, ярким и убедительным примером данного утверждения является и нынешняя ситуация в Российской Федерации (гак, впрочем, и во многих других регионах бывшего Советского Союза). Небывалый рост социальной напряженности, обострение политической борьбы, национализм и сепаратизм, разгул преступности  вот некоторые из детерминант политически мотивированного насилия в нашей стране, включающего и такую крайнюю его форму как терроризм. Именно кризисные явления в мире, а в особенности их длительное замалчивание являются толчком к террористической деятельности.

Исследователи проблем террористической деятельности обоснованно отмечают, что терроризм представляет собой сложное, многоликое явление, проявляющееся в различных, иногда существенно отличающихся друг от друга, формах. Терроризму посвящено множество научных работ как российских, так и зарубежных авторов, рассматривающих данное явление с различных позиций. С точки зрения выявления закономерностей становления и развития явления терроризма данную проблему исследовали Ю.М. Антонян, А.И. Долгова, В.В. Лунеев, В.С. Комиссаровым, В.П. Емельяновым  Г.В.

Овчинникова, В.П. Сальникова  и др. Но, несмотря на многочисленные исследования рассматриваемого феномена, его исторических и детерминационных характеристик на сегодняшний день остается неисследованной проблема особенности личности террориста, ее формирования и профилактики.

Террористическая деятельность в современных условиях характеризуется широким размахом, отсутствием явно выраженных государственных границ, наличием связи и взаимодействием с международными террористическими центрами и организациями; жесткой организационной структурой, состоящей из руководящего и оперативного звена, подразделений разведки и контрразведки, материально-технического обеспечения, боевых групп и групп прикрытия; жесткой конспирацией и тщательным отбором кадров; наличием агентуры в правоохранительных и государственных органах; хорошим техническим оснащением, конкурирующим, превосходящим оснащение государственных подразделений; наличием разветвленной сети конспиративных укрытий, учебных баз и полигонов. Получая в свои руки современные средства ведения информационной войны, международный терроризм навязывает людям свои идеи и оценки ситуации, широко решает мобилизационные задачи по рекрутированию в свои ряды молодежи, привлекает профессиональных наемников.

Лицо, включенное в террористическую деятельность, особенности его личности и поведения, не могут быть исследованы при использовании подхода приравнивания двух понятий «личности террориста» и «личности преступника». Террорист, так же как и преступник является девиантом, однако процесс социализации протекает у них по-разному, если в случае формирования преступника  лицо противопоставляет себя общественной группе, нарушая сложившиеся правила, то террорист в большинстве случаев как раз и формируется под воздействием определенных, порой замаскированных от официального признания, но существующих в реальности общественных установок, причем группа их исповедующая, придает им положительный характер и смысл.

Если личность преступника большинством исследователей воспринимается как нечто абстрактное, существующее во времени и пространстве, только во взаимосвязи с преступным деянием, то личность террориста это феномен динамический, так как независимо от совершения конкретного террористического акта, идеология, пропаганда, рекрутирование единомышленников  это уже составляющие терроризма.

Процессы группового сознания, направленные на оправдание террористической деятельности и фактор отчуждения личности особенно четко просматриваются на примере террористов  смертников. Сегодня это явление широко распространено в Азиатском регионе. И некоторые мусульманские религиозные лидеры «благословляют» терроризм против Израиля и США, что естественно облегчает террористическую деятельность, так как она, по сути, перестает быть отрицательно направленной. Если религия призывает сложить свою голову во имя Аллаха и обещает вознаграждение в будущей жизни, участие в Священной Войне становится не просто обязанностью, а благородной целью.

Участие в терроре требует для террориста внутреннего самооправдания, хотя бы вначале. Задача  вовлечь большую массу людей, для которых либо цели террора столь высоки, что оправдывают любые средства. Обычно вовлекают молодежь, которая, в силу умственной и моральной незрелости, легко «клюет» на радикальные национальные, социальные или религиозные идеи. Вовлекают ее чаще всего через тоталитарные (т.е. полностью подавляющие волю людей и подчиняющие их только воле «вождя», «учителя»), религиозные или идеологические секты типа «Аум-Синрике» или «Красных бригад».

Длительное нахождение членов террористических групп в конспиративной обстановке при интенсивной террористической тренировке, включающей и специальные (ведущие к зомбированию) технологии психологической обработки, приводит к появлению специфической среды, которую, по аналогии с уголовной средой, можно назвать терроро-средой с особым типом сознания людей, составляющих эту среду.

Это, во-первых, черно-белое, но религиозно-фанатическое мировосприятие, практически никогда не анализирующее конечные цели и результаты террора. Во-вторых,  ощущение своего превосходства над «простыми смертными», что отменяет или уменьшает разборчивость в средствах террора. В третьих  малая чувствительность в отношении своих и чужих страданий, при высокой готовности убивать и умирать, и высокой террористической тренированности.

Обычно членами террористических организаций становятся выходцы из неполных семей, люди, которые по тем или иным причинам испытывали трудности в рамках существующих общественных структур, потеряли работу или вовсе не имели ее. Возникающее чувство отчуждения заставляет человека присоединиться к группе, которая кажется ему столь же антисоциальной, как и он сам. Общей чертой террористов является, таким образом, сильная потребность во включенности в группу подобных людей, связанная с проблемами самоидентичности.

Проблема отчужденной личности в рамках исследования терроризма имеет особое значение. Так как процесс социализации личности террориста имеет сходные характеристики с процессом отчуждения личности. Люди, вступающие в ряды террористов,  это выходцы из разных социальных слоев и жизненных сфер. Существует, очевидно, определенный набор личностных черт, которыми должны обладать террористы. Есть основания полагать, что эти черты во многом сходны с теми, которые отличают приверженцев иррациональных идей, религиозных культов. В террористических организациях обычно велик процент агрессивных параноидов. Но во всех таких ситуациях, для того чтобы осознать суть явлений социально-психологического порядка, «надо прежде всего на место понятий «я», «ты», «он» поставить в качестве более коренных, исходных «мы», «вы», «они».  

Процесс отчуждения  то общее, что присуще таким явлениям как поклонение идолам, идолопоклонническое почитание Бога или рабской любви к человеку, поклонение политическому лидеру или государству, а также идолопоклонническое преклонение перед конкретными воплощениями иррациональных устремлений, в том числе и идее терроризма. Дело в том, что человек ощущает себя не активным носителем собственных сил и богатства личности, но лишенной индивидуальных качеств «вещью», зависимой от внешних для нее сил, на которые он перенес свою жизненную субстанцию. Процесс отчуждения проходит особенно эффективно когда, по мнению А. Адлера чувство неполноценности преобладает, либо социальный интерес недостаточно развит, именно тогда приоритеты деятельности переносятся с реальных достижений на ирреальный мир, в котором начинает существовать человек, и естественно возникает суррогат заменяющий действительность  воображаемые отношения, страсть, идея захватывающая человека.

Мы можем говорить об идолопоклонстве и отчуждении, присущим отношению не только к другим людям, но и к самому себе в том случае, если человек находится во власти иррациональных страстей. Так, по мнению Э. Фрома под отчуждением понимается такой способ восприятия, при котором человек ощущает себя как нечто чуждое. Он становится как бы отстраненным от самого себя. Он не чувствует себя центром своего мира, движителем своих собственных действий, напротив, он находится во власти своих поступков и их последствий, подчиняется или даже поклоняется им. Отчужденный человек утратил связь с самим собой, как и со всеми другими людьми. Он воспринимает вещи при помощи чувств и здравого смысла, но в то же время без продуктивной связи с самим собой и внешним ми ром.

Человек, предающийся исключительно одной страсти, охвачен этим своим стремлением; идея, страсть тот идол, которому он поклоняется как воплощению одной, отдельно взятой собственной силы и его неудержимой тяги, к ней. В этом смысле невротик — это отчужденная личность. Его действия не являются его собственными; хотя он и питает иллюзию, будто делает то, что он хочет, в действительности им движут силы, отделенные от его "Я", действующие за его спиной; он — чужой самому себе подобно тому, как чужд ему его ближний. Он воспринимает другого человека и самого себя не такими, каковы они в действительности; его восприятие искажено неосознаваемыми им силами, действующими в нем. Душевнобольной — это человек, абсолютно отчужденный, он полностью перестал ощущать себя средоточием своего собственного восприятия; он утратил чувство самости.

Личность, ее социально значимые черты и свойства, раскрываются через поведение, т.е. деятельность, протекающую в обществе. Личность зависит от общества и в свою очередь оказывает воздействие на него. Общество в конечном итоге слагается из взаимодействующих индивидуумов. Поведение лица в обществе представляет собой взаимодействие индивидуума с другими лицами. И если в случае делинквентного поведения общеуголовного характера индивидуальные нормы входят в противоречие с общепринятыми и поддерживаются только малыми социальными группами криминогенного характера, то в случае проявлений терроризма идеи, на основании которых строится нормативно-ценностная структура личности, принимается определенным социальным слоем, группой либо всем социумом. Именно это дает личности террориста уверенность в своей правоте, приводит к самооправданию его действий.

Негативное мироощущение возникает под воздействием ряда факторов. К ним относится несоответствие между образом идеальной модели мира и самого себя в реальной действительности и возможностями самореализации. Это противоречие с идеалом трансформируется в субъективное ощущение личной и социальной неадекватности; в результате для личности террориста характерна позиция «Я хороший, мир плохой». Эта позиция становится средством моральной самозащиты, позволяющей оправдать любые деструктивные действия. Таким образом, деятельность террористов принимает характер деструктивной самореализации. При этом через отрицание зарождается новая умозрительная концепция уверенности в своей правоте, которая сводит на минимум возможности позитивного воздействия на террористическую группу и отдельного террориста.

Вторая особенность проявляется в процессе социализации. Социализации способствуют семья, школа, группы сверстников, трудовые коллективы и группы совместного проведения досуга, а также религиозные общины и средства массовой информации. Делинквентность возникает тогда, когда социализация прошла неудачно, а социальный контроль был недостаточным.

Механизм террора заложен в человеке очень глубоко, замаскирован пластами словесных обоснований. Чаще всего террористическим действиям дает толчок чувство безвыходности из той ситуации, в которой оказалось некое меньшинство, психологический дискомфорт, который побуждает его оценивать свое положение как драматическое. Это может быть меньшинство национальное, как, баски, корсиканцы, бретонцы, ирландцы. Или же меньшинство, объединяющееся по каким-то идеологическим убеждениям или религиозным мотивам. Во всех случаях мотивация схожа: наш народ, наша культура, наш язык, наша вера на грани исчезновения, а поскольку нашим доводам никто не внемлет, остается лишь язык насилия.

Национальный характер, нравы, традиции, вкусы, общественные навыки и привычки вырабатываются людьми, и в этом смысле они  продукт индивидуального сознания. Но, возникнув и приобретя массовый характер, они выступают по отношению к конкретным индивидуумам как эталон, определяющий во многом их поведение, часто предопределяя их конкретные мнения и решения. Эти социально-психологические явления могут быть проявлением богатства народного «духа», его культуры, его этических и эстетических норм. Подчас они тормозят совершенствование человеческих отношений, их называют «пережитками», с ними ведут борьбу.

Террориста отличает его отношение к жертве. У членов террористических групп зачастую развивается понятие «эгоизма преследователя жертвы». Это понятие обозначает отсутствие сострадания преследователя к своей жертве, даже если ее страдания намного превышают тот уровень страданий, какой испытывает сам преследователь или связанные с ним люди. В эгоизме преследователя, возможно, кроется объяснение того, почему ужасные акты террористов могут совершаться столь хладнокровно, предумышленно и расчетливо , например, в «Норд-Осте», г. Бислане. Жертвы терактов являются средством достижения цели, личной неприязни к ним террорист не испытывает, при этом покушаясь на их свободу, здоровье, жизнь. Жертва террориста может и не интересовать, она не цель, а лишь средство. Его действия направлены на достижение своих целей (политических, корыстных и т.д.) посредством возбуждения общественного внимания, запугивания населения и представителей власти, пропаганды своих политических, религиозных или иных воззрений. При этом проявляется безразличие к жертвам, что ведет к особой жестокости, массовому характеру невинных жертв, гибели случайных людей. Причем в некоторых случаях террористы специально выбирают объекты, при нападении на которые социальный статус жертв будет способствовать целям запугивания и устрашения населения, а власти с большей вероятностью пойдут на уступки. Выбираются места наибольшего скопления людей  торговые центры, рестораны, автобусные остановки, линии метрополитена и другие объекты.

Отношения: преступник  жертва и террорист  жертва террористического акта имеют различную природу, рассматривать которую сложно, так как феномен «синдрома заложника» изучен еще не достаточно. Драма «террорист  заложник» приобретает особый, глубинный характер, потому что наиболее поверхностные пласты личности мгновенно смываются перед лицом возможной смерти. При этом сам террорист становится как бы субъектом смерти, провокатором двойственной агрессии: с одной стороны, он вызывает на себя гигантскую карательную мощь системы, которая концентрирует на нем свое уничижительное влияние, с другой  получает мимолетное, но крайне острое осознание абсолютного господства над судьбой заложников. Это очень сложный комплекс, в нем есть и глубинный мазохизм, и очевидный садизм (в отношении низведенных до объектного состояния жертв). В целом же опыт террора возвращает участников к некоторым глубинным, базовым уровням существования, о которых в нормальной жизни подавляющее большинство людей даже не подозревает, но которые невидимо и неосознанно влияют на весь строй человеческой жизни. Этим объясняет так называемый «стокгольмский синдром», то есть добровольное отождествление заложника с террористом и принятие его стороны.

На основании сказанного можно утверждать, что личность террориста это особый социальный тип отчужденной личности, процесс социализации которой был нарушен под воздействием иррациональной идеи, которую поддерживает значительная социальная группа. Характер поведения данного типа личности является девиантным.

Криминологическая характеристика преступности в сфере экономической деятельности на современном этапе реформирования экономики России

В Концепции национальной безопасности России (утверждена указом Президента РФ) к основным направлениям обеспечения безопасности личности, общества и государства в экономических отношениях отнесены:

- усиление государственного регулирования в экономике;

- обеспечение перехода к высокоэффективной и социально ориентированной экономике;

- правовое обеспечение реформ и создание действенного механизма контроля за соблюдением законодательства.

Развитие негативных тенденций в экономике России в определенной мере обусловлено реформированием собственности. В результате приватизации в России частный сектор экономики занимает все более устойчивые позиции, предпринимательство все более смещается в негосударственный сектор. В России к началу 90-х гг. в государственной собственности находилось более 90 % основных фондов страны. В ходе осуществления экономической реформы доля государственной собственности резко сократилась. Наиболее распространенной на сегодня в экономике России является сфера частного предпринимательства:         по форме собственности 78 % всех организаций в Российской Федерации были частными, 9,8 %  государственными и муниципальными, а 12,2 % основаны на прочих видах собственности, включая смешанную российскую, иностранную, совместную российскую и иностранную. В капиталах значительной части частных предприятий содержится доля государственных или муниципальных средств, однако согласно ч. 3 ст. 213 ГК РФ, юридические лица, кроме государственных и муниципальных предприятий и учреждений, финансируемых собственниками, являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям,  таким образом, имущество названных структур по закону относится к частной форме собственности.

Однако четко разграничить государственное и частное предпринимательство в России сложно ввиду происходящих в нашей стране изменений в экономическом строе, в первую очередь при приватизации государственных и муниципальных предприятий, проникновение частной собственности в экономику оказалось значительно большим, чем это регистрируется официальной статистикой.

Основная составляющая работы по декриминализации экономики  приведение всех ее сфер к нормам закона. В интересах развития легального бизнеса предпринимательство должно быть законным, основанным на одинаковых «правилах игры» для всех его субъектов, добросовестной конкуренции между ними (и равной уплате налогов и иных обязательных платежей для всех его участников). Но, например, изучаемая нами Липецкая область является одним из аутсайдеров по развитию малого предпринимательства  для региона-донора такое положение вещей, конечно же, нельзя назвать нормальным: однако дотирование областью государственных предприятий ставит частные предприятия (и особенно малые) в неравное положение с государственными. Вторая причина провала малого бизнеса в регионе  в организации дел на местах, не способствующих развитию малого бизнеса. По нашему мнению, частная предпринимательская деятельность подлежит усиленной (по сравнению с другими субъектами предпринимательства) правовой защите со стороны государства, в целях фактического выравнивания правового положения и установления равных условий частной предпринимательской деятельности с предпринимательством, основанным на других формах собственности. Однако это не означает установления для частных предпринимателей особых условий и преимуществ по сравнению с другими субъектами предпринимательства  речь идет только о реализации мер, направленных на защиту частного предпринимательства от дискриминации, от нарушений их конституционного права на предпринимательскую деятельность и принципа равенства всех форм собственности. Представляется, что это не ущемит прав субъектов предпринимательской деятельности, основанной на других формах собственности  так же как усиленная защита гражданским правом прав потребителя-гражданина направлена на фактическое выравнивание его статуса по сравнению со статусом других участников гражданского процесса (изготовителя, исполнителя и продавца) и не ущемляет закрепленный Гражданским кодексом РФ принцип равенства сторон (так, процесс активизации защиты прав потребителей в России особенно важен ввиду серьезных изменений в структуре собственности организаций, осуществляющих розничную торговлю или оказывающих бытовое обслуживание населения). По данным социологического исследования, проведенного Фондом «Индем», в настоящее время продолжается практика неравного отношения власти к частному и государственному предпринимательству. В государственном предпринимательстве в пять раз реже встречаются фирмы, никак не связанные с деловыми отношениями с государством. А имеющие льготы, наоборот,  в три раза чаще, получающие государственные заказы  в четыре раза. И льготы, и государственные заказы государственные предприятия получают в 40 раз больше, чем частные предприятия. По нашему мнению, приоритет в усиленной защите частного бизнеса должен быть отдан защите малого предпринимательства. Однако мы не должны забывать о повышенной криминогенное данной сферы,  таким образом, усиленная защита малого бизнеса должна сопрягаться с усиленным контролем со стороны государства и муниципалитетов (не подменяя его излишним администрированием  видимо, в реализации этого принципа состоит одна из сложнейших проблем, стоящих перед контролирующими и правоохранительными органами).

Низкая результативность процесса реформирования объясняется, в том числе, несоответствием избранных средств и методов экономических преобразований объективным условиям жизни общества, а важнейшей составляющей интеграционной концепции является создание единого правового и экономического пространства. Именно экономика и связанные с ней процессы определяют все наиболее опасные проявления преступности: организованность, профессионализм, вовлечение в коррупцию. В условиях экономической и социальной нестабильности преступное поведение психологически становится явлением все более привычным для населения, даже образом жизни и способом выживания не только отдельных лиц, но и целых групп людей. Нестабильность экономической политики государства обуславливает стимулирование все новых и новых форм общественно опасного поведения в сфере экономической деятельности, на которые законодатель не успевает отреагировать. В этом плане следует отметить, что содержание и острота современных проблем борьбы с негативными явлениями в сфере экономической деятельности частных предпринимателей качественно отличаются от ранее существовавших. Коренная причина этих отличий обусловлена закономерностями перехода от административно регулируемой экономики к ее рыночному типу и естественными вредными последствиями социального кризиса, сопровождающего данный период, а также происходящими сущностными изменениями существующего в России экономического уклада (в частности, значительным расширением сферы частного предпринимательства).

Преступность по-прежнему представляет серьезную угрозу внутренней безопасности Российской Федерации, оказывая крайне негативное влияние на общественно-политическое и социально-экономическое развитие страны.

Практически повсеместно снизилась результативность оперативно-розыскной и следственной работы. Ухудшилась раскрываемость тяжких и особо тяжких преступлений. Многие сотрудники оказались неготовыми работать в условиях более жестких процессуальных требований к проведению оперативно-розыскных и следственных мероприятий, установленных новым УПК РФ, что негативно отразилось на конечных результатах борьбы с преступностью. Впервые за последние годы утрачена наступательность в борьбе с экономической преступностью, качественных сдвигов не было достигнуто, подразделениям БЭП МВД России не удалось преодолеть ориентацию на так называемые валовые показатели.

Значительное число малозначительных преступлений экономической направленности было отнесено к компетенции милиции общественной безопасности и учтено лишь в числе административных правонарушений. При этом проведение неотложных оперативно-следственных действий по выявленным преступлениям компетенции криминальной милиции существенно осложнились, что отразилось на общей динамике валовых показателей и конечных результатах борьбы с экономическими преступлениями. Вместе с тем анализ показывает, что в ряде регионов меры по противодействию организованной преступности не адекватны складывающейся ситуации.

Так, по изученным нами данным по Рязанской области, в ней произошло одно из наиболее существенных по стране случаев снижения числа раскрытия преступлений данной категории  в три раза, при том, что в ней отмечено одно из наибольших в России уровней роста рецидивной преступности (а в Воронежской области, наоборот, выявлено наибольшее количество экономических преступлений, совершенных участниками организованных групп и преступных сообществ. В 1 полугодии эта же область отмечена как один из регионов с наибольшим удельным весом совершивших преступления лиц, не имеющих постоянного источника доходов).

Уровень изучаемых видов преступности в сфере экономической деятельности почти адекватно коррелирует показателям экономического развития, социальных и других жизненно важных характеристик, отражающих жизненный уровень людей, в исследуемых нами регионах. Так, по данным исследования уровня социально экономического развития, проведенного Министерства экономического развития и торговли в ряде регионов Российской Федерации, валовой региональный продукт (с учетом уровня покупательной способности) на душу населения в среднем по России равнялся 41,9 тыс. руб., а, например, в изучаемой нами Липецкой области  50,6 тыс. руб. Другими словами, последние могут купить на свою среднюю зарплату 4 минимальных набора продуктов питания, воронежцы  2,9, рязанцы  2,8. Основные показатели социально-экономического положения названных регионов в 1 полугодии также соответствуют приведенным показателям жизненного уровня населения  объем промышленного производства в Липецкой области составил 104,3 % от аналогичного показателя; в Воронежской области  104,4 %; в Рязанской области 104,1 %.

При индексе преступности в РФ 1907, число зарегистрированных преступлений на 100000 человек населения в Липецкой области составил 1267, в Воронежской области  1631, а в Рязанской области 1024 .

Анализируя показатели уголовной статистики, характеризующие преступления в сфере экономической деятельности в частном предпринимательстве, можно сделать выводы о том, что эти преступления значительно распространены, исключительно патентны и существует устойчивая тенденция к росту их числа. Значимым негативным явлением в области борьбы с преступлениями в сфере экономической деятельности частных предпринимателей является низкое качество деятельности правоохранительных, контролирующих органов и судов. Неуклонный и значительный рост степени общественной опасности этих преступлений требует своевременного, адекватного и радикального реагирования со стороны государства, в первую очередь направленного на их профилактику. В новых экономических и политических условиях существенно обострилась проблема реализации норм, направленных на противодействие изучаемым преступлениям.

Материальный ущерб, причиненный преступлениями, совершаемыми на потребительском рынке, составил 6,6 млрд. руб. (годовой прирост составил 20 %), а в обеспечение его возмещения был наложен арест на имущество, изъято имущества, денег, ценностей на сумму 6.7 млрд. руб. (рост составил 63,4 %). Аналогичная тенденция сохранилась и в 1 полугодии размер материального ущерба по выявленным преступлениям установлен в 2,5 раза больший, чем за аналогичный период, а имущества было арестовано почти втрое больше (на 9.8            млрд., руб.)

В России широко распространены ввоз и подделка товаров, пользующихся массовым спросом  видимо, подделка товаров массового спроса является уделом стран с бедным населением, для которого все решает цена, а не качество. В нашей стране основная нагрузка по производству и хранению фальсифицированных товаров (в частности, контрафактной аудио и видеопродукции) приходится на простаивающие предприятия оборонного комплекса. Немало фальшивок изготавливается и в изучаемых нами регионах, причем на зарегистрированных предприятиях. Так, в мае на территории ОАО «Скопинский ДОК» в Рязанской области был зафиксирован массовый выпуск фальсифицированного кофе «Brazen»; его продавали в Москве, Санкт Петербурге, Рязанской, Самарской, Пензенской, Пермской областях. В марте в гор. Рязани были обнаружены 80 тыс. литров растворителя, предназначенные для продажи населению под видом спиртных напитков. За год органы внутренних дел нашей страны возбудили более 3500 уголовных дел против производителей контрафактной продукции. Благодаря осуществлению комплекса мер, принятых МВД России совместно с другими ведомствами и направленном на противодействие производству и сбыту контрафактной продукции, ее оборот снизился к ноябрю на 1520 % (например, ставился вопрос о запрете предприятиям оборонного комплекса сдавать в аренду площади под непрофильные производства).

Как отмечают опрошенные практические работники органов внутренних дел, обман потребителей относится к категории преступлений, наиболее зависимых от уровня и степени активности и заинтересованности правоохранительных органов в борьбе с ними. Другими словами, при наличии политической воли и необходимых усилий, а главное  в случае наведения хотя бы относительного порядка на потребительском рынке, правоохранительным органам вполне по силам резко снизить уровень преступности в этой сфере. Пока же количество выявленных преступлений на потребительском рынке прямо пропорционально числу работников правоохранительных органов и количеству проверок, проводимых ими  так высока в нем латентность и уровень данной преступности. Таким образом, отмена уголовной ответственности за обман потребителей (ст. 200 УК РФ утратила силу) представляется спорной.

Произошло также значительное снижение активности правоохранительных органов в борьбе с незаконным предпринимательством (может быть это можно объяснить также тем фактом, что криминальный бизнес все больше и лучше маскируется под законную предпринимательскую деятельность, а правоохранительные органы еще недостаточно готовы к этому и не умеют его распознавать).

Одним из распространенных посягательств на экономику нашей страны является незаконная предпринимательская и иная экономическая деятельность некоммерческих организаций. Ими зачастую нарушается основополагающие принципы деятельности таких организаций, сформулированные в ГК РФ  некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку она служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям (абз. 2 ч. 3 ст. 50 ГК РФ), они не вправе распределять полученную прибыль между участниками (ч.1 ст. 50 ГК РФ).

Общеизвестен криминальный передел собственности предпринимательских структур, получающих сверхприбыли от занятия предпринимательством «под крышей» различных формально некоммерческих структур: обществ инвалидов, спортсменов и т.п. льготных категорий граждан, но менее известны сообщения средств массовой информации о том что, например, Русская православная церковь занимает первое место в стране по объему импорта спиртного или третье  легковых автомобилей.  Очевидно, что эти факты заслуживают тщательного расследования правоохранительных органов и, в случае их подтверждения  всестороннего осуждения и, главное, изменения данной ситуации.

Представляется необходимым исключение из числа преступлений в сфере экономической деятельности тех, которые отнесены ведомственной статистикой в настоящее время к преступлениям в сфере потребительского рынка (их 16), но в действительности таковыми не являющимися, поскольку совершаются они не в сфере экономической деятельности, а посягают на другие родовые объекты преступления  собственность, здоровье населения, экологию, правосудие и порядок управления. Таким образом, по нашему мнению, к преступлениям, совершаемым на потребительском рынке, следует отнести преступления, предусмотренные девятью нормами: ст. ст. 159, 165, 171, 1711, 178, 180, 236238 УК РФ. Субъектами данных преступлений могут выступать только названные в Законе РФ «О защите прав потребителей» лица  изготовители, исполнители, продавцы.

Используя названные признаки и группировку экономических преступлений на виды, экономическую преступность можно определить как вид преступности  системно связанную совокупность умышленных и, как правило, корыстных преступлений, совершаемых в сфере экономики лицами, непосредственно осуществляющими предпринимательскую и иную экономическую деятельность, включенными в систему экономических отношений, участвующих в них, с целью получения экономической выгоды в виде незаконного обогащения.

Тогда преступность в сфере экономической деятельности можно сформулировать как часть экономической преступности, являющуюся комплексом преступных посягательств на нормальную и добросовестную экономическую деятельность, осуществляемую в сфере предпринимательства и в кредитно-финансовой сфере.

Приоритетное значение во всем комплексе актуальных для нашей страны проблем борьбы с преступлениями в сфере экономической деятельности имеет разработка концепции борьбы с преступностью в сфере экономической деятельности, поскольку отсутствие такой концепции не позволяет правильно определить цели, принципы и основные направления борьбы с данными преступлениями. В этом плане задача скорейшего завершения формирования основного комплекса норм различных отраслей права, регламентирующих новые экономические отношения, должна быть выдвинута в качестве первоочередной среди иных конкретных мер борьбы с негативными явлениями, в том числе и с криминогенностью в сфере экономической деятельности частных предпринимателей.

Отсутствие у государства четких позиций в определении предела контроля за экономикой обуславливает неэффективное правовое регулирование экономических отношений и является благоприятной средой для возникновения и развития экономической преступности. В решении этой концептуальной задачи определяющую роль играет соблюдение «правил игры» добропорядочного, законного предпринимательства, обеспечить которое и призваны, наряду с гражданско правовыми, административными и другими средствами, также и уголовно-правовые средства охраны нормальной частной предпринимательской деятельности.

Уголовно-правовая охрана нормальной и добросовестной предпринимательской деятельности в государстве служит цели всемерного экономического развития, обеспечения экономической свободы. Наряду с достижением политической свободы, обеспечение экономической свободы занимает все более важное значение в жизни различных государств  ведь свободная экономика неоспоримо производительней, чем несвободная. Освобождая экономику от излишнего государственного регулирования, налогообложения, протекционизма, всевозможных ограничений, обеспечивая гарантии развития всех без исключения форм и видов собственности, ответственная власть стимулирует эффективное и динамичное экономическое развитие, которое только и способно привести к повышению благосостояния всего населения страны. В успешном решении этой очень непростой задачи уголовно-правовые меры и средства воздействия на экономику и экономическую деятельность играют пусть и не главную, но важную охранительную роль.

Преступность в целом, экономическая преступность и, в частности, преступность в сфере экономической деятельности частных предпринимателей порождены широким комплексом детерминантов, складывающихся на протяжении значительного отрезка времени и в различных социально-экономических и политических условиях. Известно, что преступность в сфере экономической деятельности формировалась в различных странах по-разному и претерпела значительные изменения в различные периоды своего развития (об этом говорит, в частности, история государства и права России на протяжении двух последних столетий и, отчасти, гораздо более ранняя история уголовного права нашей Родины).

Следовательно, можно сделать вывод, что появление преступности в сфере экономической деятельности и совершение преступлений в ней обусловлено не только типом экономических отношений, а всем комплексом детерминирующих их факторов (организационно-управленческих, правовых, социальных и социально-психологических) и нельзя абсолютизировать экономические факторы преступности в сфере экономической деятельности.

К факторам, детерминирующим преступность в сфере экономической деятельности частных предпринимателей относятся следующие:

- рост материальных потребностей определенной части населения, опережающий рост их доходов;

- опережающая динамика доходов в сравнении с ростом производительности труда; относительно низкие темпы роста производства потребительских товаров и услуг;

- возрастание потребностей «овеществить», вложить в недвижимость и другие ценные вещи, денежные средства (как способ спасения их от инфляции);

- сдерживание экономической инициативы, уход активных предпринимателей в «теневой» (не легитимный) бизнес, в скрытую экономику;

- естественное стремление населения максимально поднять свои доходы, используя в этих целях любые способы, что в условиях ограниченных легальных возможностей толкает людей на правонарушения и преступления в сфере экономической деятельности;

- ослабление на протяжении последних лет правоприменительной практики борьбы с преступлениями в сфере экономической деятельности,  несовершенство законодательства, призванного эту деятельность регулировать;

- жесткое налоговое законодательство при отсутствии стройной системы надлежащего контроля за его исполнением, что способствует развитию незаконных форм экономической деятельности, сокрытию доходов, подкупу чиновников;

- усилившаяся социальная дифференциация, поляризация интересов разных социальных групп, резкий рост потребностей части общества при крайне скромных возможностях большинства.

К факторам, сдерживающим правонарушения и преступления в сфере экономической деятельности частных предпринимателей, относятся:

- развитое уголовное законодательство в сочетании с консервативной практикой работы правоохранительных органов;

- массовое сознание, негативно воспринимающее обход закона в корыстных целях;

- ограниченность запросов населения из-за недостатка денежных средств и дефицита различной экономической информации.

На некоторые их перечисленных факторов в настоящее время невозможно оказать сколько-нибудь значительное воздействие, другие из них в большей степени поддаются изменению и улучшению (это, по нашему мнению, в основном организационно-управленческие и правовые аспекты экономической деятельности частных предпринимателей). К последним можно отнести и повышение эффективности правоохранительного воздействия на предпринимательскую и иную экономическую деятельность в частной сфере.

Подтверждение детерминации преступности в сфере экономической деятельности факторами правового характера, которые были указаны выше, служат результаты проведенного нами исследования. Так, нами были опрошены 198 сотрудников правоохранительных органов и других органов исполнительной власти, осуществляющих контролирующие функции в рассматриваемой нами сфере, прокуратуры и судов, а также 90 частных предпринимателей.

Их значительная часть отметила несовершенство уголовного законодательства, призванного воздействовать на нарушителей в сфере частной предпринимательской деятельности (82,32 % опрошенных отметили недостаточный уровень анализируемых уголовно-правовых норм, а 65,15 %  правоприменительной практики в данной области. На неравноправие частные предпринимателей (в сравнении с правовым положением государственных предприятий) в области защиты их прав от преступных посягательств указали 39,39 % опрошенных сотрудников правоохранительных, контролирующих органов и судов (об их равенстве не в полной мере высказались 31,31 % опрошенных); при защите их имущественных прав  29,29 % и 37,88 % соответственно; при защите иных прав (социальных, трудовых)  32,83 % и 43,94 % опрошенных. На несоответствие правового положения государственных и частных предпринимателей при продаже им оборудования, сырья, материалов, а также производства работ либо оказания услуг указали 75,74 % опрошенных (на их соответствие не в полной мере остановились 17,68 % опрошенных); о неравенстве частных и государственных предпринимателей при оплате производимых ими товаров, работ и услуг по государственным ценам высказались 60,1 % опрошенных (о неполном их равенстве имеют мнение 26,77 %), а на рынке  56,57 % и 29,8 % опрошенных соответственно. О неравенстве в области взыскания налогов, сборов и иных обязательных платежей высказались 59,6 % опрошенных, об установлении этих же сборов по усмотрению местных органов власти заявили 21,21 % опрошенных работников правоохранительных, контролирующих органов и судов. Аналогичное мнение высказали также опрошенные частные предприниматели.

Деятельность правоохранительных органов и судов в поисках защитных механизмов все более «упирается» в социальные корни преступности, ее социологию.

Российское законодательство вводит новые принципы экономической деятельности, поддерживает современные организационно-правовые формы предпринимательства. Однако в сфере экономической деятельности частных предпринимателей сложилась сложная и противоречивая ситуация.

Сталкиваются различные интересы, разрушаются прежние и с трудом формируются новые экономические отношения. Поэтому необходимо использовать богатый мировой и российский опыт регулирования и охраны экономической деятельности, в частности многовековой опыт регулирования добропорядочной предпринимательской и иной экономической деятельности, ее обычаи и традиции. В этой связи необходимо обратиться к категории правопорядка, который является фундаментальной основой общества, ибо только в условиях правопорядка возможна действенная защита прав субъектов права. В то же время сам правопорядок также нуждается в защите и укреплении методами государственного и общественного воздействия.

Всего по России количество смертей от случайных отравлений алкоголем за первые пять месяцев составило почти 19 тыс. (из них в исследуемой нами Рязанской области  211 случаев, как и в Москве, население которой во много раз больше). Одной из причин отравлений алкогольной продукцией является массовый выпуск спиртных суррогатов, что порождается, в том числе, и низкой организацией цивилизованной продажи спиртных напитков. Так, во время компании «борьбы с пьянством и алкоголизмом» в середине 80-х гг. прошлого века, количество магазинов, осуществляющих розничную торговлю спиртным в Рязанской области, сократилось в 57 раз. Приватизация государственных предприятий в Рязанской области  привела к тому, что в оперативное управление «Рос Спиртпрому» на момент проверки в июне Счетной палатой РФ не были переданы пакеты акций 14 здешних акционерных обществ. Решение областной администрации, как выяснилось, не соответствовало даже действовавшему на тот момент законодательству (то же можно сказать о более поздних нормативных актах, на основании которых на Рязанщине должны были бы немедленно привести в соответствие свое нормотворчество, и согласно которым предприятия и организации по производству и реализации спиртовой и ликероводочной продукции относятся исключительно к федеральной собственности). Позднее названная проблема будет названа «неурегулированностью вопроса разграничения собственности между Мин имуществом России и администрацией Рязанской области». В ходе проведенной проверки были также выявлены факты неоднократного получения филиалами «Рос Спиртпрома» кредитов без правительственных гарантий, требуемых в этой связи в соответствии с указом Президента РФ. Например, задолженность государству по кредитам филиала «Липецк Спиртпром» в изучаемой нами Липецкой области, на 1 октября составляла свыше 90 млн. руб.

Одной из актуальных проблем борьбы с рассматриваемым видом преступности является налаживание международного сотрудничества путем развития соответствующих координационных структур, комплексного развития информационного обмена, проведения совместных мероприятий, а также заключения новых двусторонних и многосторонних соглашений по вопросам борьбы с преступностью в сфере экономической деятельности.

Правоохранительные, контролирующие органы и другие субъекты государственной власти и управления, обладают данными об экономической деятельности хозяйствующих субъектов и о правонарушаемости в этой сфере. Такие данные предлагается аккумулировать в интегрированном банке данных о недобросовестных клиентах в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, то есть в созданной с использованием вышеназванных сведений информационной базе данных о физических и юридических лицах, совершивших какие-либо правонарушения в сфере предпринимательских и иных экономических отношений и о финансовых операциях, совершаемых ими. Это позволило бы в масштабе реального времени осуществлять экономико правовой анализ для выявления признаков преступлений и других правонарушений в изучаемой сфере.

Частное предпринимательство широко подвержено коррупции, однако теория и практика борьбы с этим распространенным и чрезвычайно опасным явлением очевидно недостаточна. Уголовное законодательство России не знает понятия коррупции и не предусматривает мер ответственности за нее, как и иные отрасли российского права не дают законодательного определения коррупции, лишь называют ее и, главное, не предусматривают действенных мер борьбы с ней. Насущно необходимым представляется скорейшее принятие комплексного Федерального Закона России, направленного на борьбу с коррупцией, максимально учитывающем рекомендации международного сообщества, накопившего большой опыт по разрешению этой глобальной проблемы. В то же время в странах с переходной экономикой усилия по борьбе с преступлениями в сфере экономической деятельности, особенно в уголовном законодательстве, необходимо предпринимать с определенной осторожностью, с соблюдением баланса между мерами по борьбе с проявлениями, мешающими проведению экономических реформ, и чрезмерным регулированием, что может сдерживать экономическую активность. Очевидно, должны быть учтены всю основные особенности рассматриваемого явления  исключительная латентность, согласительный характер (виновные стороны не заинтересованы в раскрытии данных преступлений, так как получают взаимную выгоду от незаконных сделок, составляющих цель коррупционных действий). Коррупционные действия обычно совершаются в очень сложных, специфических и конфиденциальных видах государственной и муниципальной деятельности и имеет высочайшую приспособительную способность.

Ситуация в сфере борьбы с преступностью вообще и экономической преступностью в частности может быть оценена как сложная. Однако, и это главное, ее нельзя рассматривать изолированно от состояния общества в целом. Экономическая преступность  лишь одно из явлений, в которых проявляются уровень социальной стабильности или нестабильности общества и особенности его экономического состояния.

Экономическая, политическая, идеологическая, социальная нестабильность с неизбежностью продуцирует скачки преступности как результат перехода к регулированию поведения людей без жесткого, демонстративного, формализованного контроля в сферах работы, досуга, жительства. Темпы прироста зарегистрированной преступности в последние годы связаны в первую очередь не с качеством правоохранительной деятельности, а с болезненными процессами перехода общества в новое состояние.

Таким образом, «скачок» преступности в России был объективно неизбежен. Сказанное не означает, однако, что состояние правоохранительной деятельности не влияет на развитие ситуации.

Органы внутренних дел, на которых лежит основная тяжесть непосредственной борьбы с преступностью, и другие правоохранительные органы не могут сами по себе коренным образом изменить положение дел с преступностью в обществе.

Подобная постановка вопроса в лучшем случае является утопической. Если на преступность существенно влияют, по примерным оценкам наших исследователей, 200-250 социальных факторов (демографических, экономических, политических, идеологических, социальных, правовых, организационных и других процессов и явлений), то правоохранительные органы оказывают непосредственное воздействие (решающее или частичное) лишь на 30-40 факторов из их совокупности.

Вместе с тем, и такое воздействие на преступность при его надлежащем концептуальном, программном, информационном, ресурсном, правовом, организационном обеспечении может быть достаточно чувствительным.

В каждый конкретный период преступность в обществе, детерминированная ситуацией в нем, существует в пределах «от и до». При эффективной правоохранительной деятельности она может удерживаться на минимально возможном уровне.

Рыночная экономика может продемонстрировать свою эффективность и обеспечить повышение благосостояния граждан и укрепление позиций страны в мире только при том условии, что в ней действуют стабильные «правила игры», соблюдаемые всеми и благоприятствующие деловой активности. При этом создается обстановка доверия и предсказуемости, необходимая для того, чтобы предприятия могли строить стратегические планы и вкладывать средства в их реализацию, а граждане  чувствовать уверенность в завтрашнем дне, в том, что государство обеспечивает охрану их прав и собственности.

Согласно Концепции развития органов внутренних дел и внутренних войск МВД Российской Федерации, особенно большая работа должна быть выполнена по совершенствованию гражданского и уголовного законодательства, а также по реформированию и укреплению судебной системы.

Сюда входят:

1.            Укрепление договорной и платежной дисциплины.

Ныне ситуация такова, что заключаемые договоры выполняются примерно на 40 % и стороны, несущие при этом потери, примирительно настроены к партнерам, не выполняющим обязательства. Обращение в арбитражные суды редко дает положительные результаты. Проблема неплатежей сейчас стала, прежде всего, проблемой платежной дисциплины, недостатка действенных санкций против должников и отсутствия контроля за денежными потоками. Меры в этой области, предусмотренные в указах Президента России, в том числе о продаже предприятий  должников, о контроле за банковскими счетами, об ответственности директоров государственных предприятий, дают возможность серьезно продвинуться в решении этой задачи и должны энергично осуществляться.

2.            Повышение собираемости налогов, прежде всего за счет укрепления финансовой дисциплины и ликвидации случаев уклонения от уплаты налогов. Налоговая реформа, в том числе упрощение системы налогов, а также улучшение работы Министерства по налогам и сборам РФ (в настоящее время Федеральная налоговая служба РФ  М.С.Ф.) и Федеральной службы по экономическим и налоговым преступлениям МВД России  должны обеспечить перелом в этой области. Ставится задача увеличить за счет повышения собираемости налогов минимум до 25 % от ВВП против 10 % в последние годы.

3.            Радикальное улучшение условий, форм и методов работы таможенной службы. В настоящее время значительная часть экспорта и импорта проходит минуя таможню. Эта служба стала одним из основных объектов криминальной деятельности.

4.            Повышение эффективности валютного контроля, обеспечение выполнения валютного законодательства.

5.            Осуществление реформы государственных предприятий организация эффективного контроля государства за рациональным использованием своей собственности.

6.            Повышение ответственности и эффективности работы государственного аппарата.

По нашему мнению, естественное желание выделить в названии вновь созданной спецслужбы именно налоговые преступления все же противоречат уголовному законодательству (определившему рассматриваемые преступления как преступления в сфере экономической деятельности), а также и сложившейся практике, относящей названные преступления к преступлениям экономической направленности.

На протяжении всей истории государства сами экономические отношения и получаемый в результате экономической деятельности конечный продукт привлекали корыстный интерес незаконно-послушных лиц, которые прилагали все усилия для присвоения этого продукта у лиц законопослушных. Государство же всегда брало на себя функции защиты цивилизованных экономических отношений при помощи права, в том числе и уголовно-правовыми средствами, в частности установлением ответственности за совершение преступлений в сфере экономики. В результате в уголовном праве России, как и других стран, формировалось понятие хозяйственных преступлений, а затем преступлений в сфере экономической деятельности.

Действующее уголовное законодательство России направлено на защиту экономических интересов всех субъектов рынка и заполнило, таким образом, правовой вакуум, имеющийся в вопросах экономической безопасности, в том числе хозяйствующих субъектов. С принятием нового УК РФ изменилась система норм о посягательствах на нормальную экономическую деятельность по производству, распределению, обмену и потреблению материальных благ и услуг. Это связано с переосмыслением законодателем роли уголовного права в охране экономических отношений переходного к рынку периода.

В новых экономических и политических условиях значительно обострилась проблема реализации анализируемых норм об экономических преступлениях (без чего теряется смысл правоохранительной и судебной деятельности). Практика применения названных норм, по нашему мнению, также крайне несовершенна. В целом можно констатировать, что утрата государством многих рычагов управления экономикой в сочетании с неподготовленностью правового поля для функционирования субъектов хозяйствования в новых экономических условиях обусловили масштабы возрастающей криминальной экспансии в наиболее доходных сферах производства.

Преступность, и в первую очередь экономическая, обладает свойством полно и быстро отражать все колебания в хозяйственной жизни.

Характеристика региональной преступности

Термин "регион" (region)  обозначает часть территории страны, отличающуюся от других областей, районов совокупностью естественных, исторически сложившихся, относительно устойчивых экономико-географических и иных особенностей, нередко сочетающихся с национальными особенностями.

В словаре русского языка термин "регион" расшифровывается более кратко и обозначает "большую область, группу соседних стран или территорий, районов объединенных по каким-нибудь общим признакам".

Несмотря на различные подходы к этимологическому пониманию рассматриваемого термина, в них есть ряд устойчивых признаков, которые служат идеологической основой регионального подхода к исследованию преступности.

Если попытаться выделить наиболее существенные признаки, характеризующие понятие "регион", то таковыми можно признать:

- совокупность естественных, исторически сложившихся, относительно устойчивых экономико-географических, социальных и иных факторов;

- определенную часть территории страны, которая имеет органы управления в пределах единиц;

- относительную однородность национального состава населения и определяющее положение культуры при смешанном составе населения.

Региональный вопрос приобретает все более актуальное значение в сегодняшней России. Это и понятно. Он напрямую связан с вопросами государственности, федеративного устройства, экономики, политики, социальной сферы. При этом замечено, что регионы развиваются не равномерно в силу исторических, географических, экономических, геополитических и иных различий. Исторически складывалось так, что в одних регионах люди жили лучше, а в других хуже. В период реформ положение регионов еще более усугубилось.

Многочисленные исследования территориальных различий преступности в стране показали, что криминологическая обстановка сложнее и уровень преступности выше в том регионе, где глубже и острее противоречия.

Восточно-Сибирский регион самый большой регион в России. Он включает в себя Иркутскую, Читинскую области, Красноярский край, а также Бурятию, Хакасию и Тыву, в целом по территории занимает более трети Российской Федерации. Однако плотность населения не превышает 3 человек на квадратный километр, имеются территории, которые вообще не заселены, поэтому абсолютные показатели распространенности преступности, ее интенсивности более низки по сравнению с регионами, имеющими небольшую территорию, но находящимися в центре России, а потому густо заселенными. В 2004 году в регионе зарегистрировано 208 483 преступления, или 7,2% от общего массива преступлений. Однако коэффициент интенсивности преступности один из самых высоких в стране. Так, в Иркутской области, Красноярском крае и Тыве этот показатель составляет от 2550 до 2790; а в Бурятии коэффициент интенсивности даже превышал 3 тыс. преступлений на 100 тыс. человек. Эти показатели выше общероссийского коэффициента, который составлял 2 050 преступления на 100 тыс. человек.

Доминирующее значение в структуре преступности приобрели тяжкие и особо тяжкие преступления, доля которых составила 38,4 % (25 896).

И не случайно сложная ситуация наблюдается в Иркутской области. Абсолютные показатели уровня отдельных видов тяжких преступлений достигают и даже превосходят аналогичные показатели таких

территорий, как Москва, Московская область, Санкт-Петербург, где население в 34 раза больше. Это, значит, что и коэффициенты преступности по отдельным видам тяжких преступлений выше общероссийских в несколько раз.

Так, например, абсолютный показатель количества зарегистрированных умышленных убийств, совершенных на территории области, начиная с 1990 года и до настоящего времени, составляет в среднем 1 тыс. таких преступлений в год, а в некоторые годы рассматриваемого периода этот показатель существенно превышал средний.

Значительное место в общей структуре региональной преступности занимают и преступления против собственности. Здесь нет значительных отличий от общероссийских тенденций, поскольку половина всех зарегистрированных преступлений  кражи.

 Криминологические характеристики преступности на протяжении последних одиннадцати лет значительно изменились. Если общее количество зарегистрированных преступлений увеличилось в 1,7 раза, то грабежей и разбойных нападений  соответственно в 2,1 и 2,4 раза больше. 

В динамике регистрируемой корыстно-насильственной преступности за последние 11 лет можно выделить четыре периода.

Ежегодная средняя раскрываемость грабежей составила 45%, разбоев  48-55%, краж  42%. Это объективно обуславливает превышение массива нераскрытых преступлений над раскрытыми.

По статистическим данным Информационного центра УВД в Иркутской области уровень грабежей и разбойных нападений в расчете на 10.000 населения возрос за исследуемый период по области с 9,9 до 21,1 преступлений, квартирных краж с 42,8 до 56 преступлений. Свыше 90% разбоев совершаются в городах областного подчинения, в том числе около 40% в городе Иркутске.

В областном центре, городах и поселках городского типа совершается 90,6% краж и только 9,4%  в сельской местности.

Особую значимость квартирные кражи приобретают в г. Иркутске и городах областного подчинения, где совершается подавляющее большинство краж из квартир граждан (около 80%).

Ежегодно, 18-20% грабежей и разбоев совершаются по области в жилищах граждан.

За последние четыре года количество совершенных грабежей на улицах и в общественных местах возросло на 37,5%, а уличных разбоев  на 38,1% . Причем, доля уличных разбоев и грабежей в общей их структуре ежегодно составляет свыше 40%. Удельный их вес за приведенные годы возрос на 3,7%. Анализируя грабежи и разбои, совершенные на улицах и в общественных местах, следует учитывать их раскрываемость.

Криминологический анализ свидетельствует, что раскрываемость разбоев и грабежей находится в прямой зависимости от того, готовилось ли преступление заранее или совершено ситуативно.

Самая низкая раскрываемость отмечена по грабежам, совершенным на улицах и в общественных местах. Их раскрываемость обуславливается тем, что нередко эти преступления планируются с целью легкой наживы, особенно в осенне-зимний период  срыв меховых шапок, представляющих определенную ценность для преступника. Грабежи совершаются, как правило, внезапно, и лицо, у которого похищено имущество, не успевает вовремя принять соответствующие защитные меры. Анализ раскрываемости разбойных нападений на улицах и в общественных местах показывает, что они совершаются ситуативно, лицами в состоянии опьянения (ежегодно до 40%), нередко несовершеннолетними, действующими зачастую не из корыстных, а из хулиганских побуждений и не имеющих достаточного криминального опыта. Каждый четвертый разбой совершается подростками.

Об этом свидетельствуют участившиеся разбойные нападения на торговые точки (киоски, павильоны и др.), когда похищались винно-водочные изделия, сигареты, продукты питания и деньги. В большинстве случаях имеются свидетели, то есть, раскрываемость этих преступлений поддерживается за счет неквалифицированных преступных проявлений.

При разбойных нападениях и грабежах, в т.ч. квартирных, в основном доминируют следующие предметы посягательства  деньги (46,7%), меховые шапки (20%), теле-видеотехника (9%), и документы (7%).

Кроме выше приведенных мест совершения корыстно-насильственных преступлений, около 5% грабежей и разбоев приходятся на склады, базы, дачи и др.

Около 4% совершается корыстно насильственных преступлений в отношении государственной, муниципальной, общественной, ведомственной, вневедомственной и специальной собственности.

Невозможно точно указать, в какое время суток совершаются грабежи и разбойные нападения. На основании тех случаев, когда время совершения преступления определено, можно сказать  свыше 50% таких преступлений имеют место между 16 и 24 часами, треть с 7 до 15 часов и каждое седьмое с часу ночи до шести утра.

Таким образом, чаще всего преступники совершают корыстно-насильственные преступления в вечерний период.

Согласно данным информационного центра 7,5% квартирных разбоев и грабежей, зарегистрированных по Иркутской области, совершены с применением орудия взлома или других приспособлений.

Серьезную тревогу вызывают корыстно-насильственные преступления с применением оружия. Ежегодно свыше трети разбоев совершается с помощью холодного и огнестрельного оружия. Из них 44-45% составляет огнестрельное оружие.

Из разбойных нападений, где преступники применяли огнестрельное или газовое оружие, либо угрожали его применением, раскрывается каждое третье-четвертое преступление. Таким образом, большая часть преступников, их совершивших, остаются не установленными. В то же время, как показывают результаты проведенного анализа, преступления, совершаемые лицами, не прибегающими к физическому насилию, раскрываются значительно чаще. Так, раскрываемость корыстно-насильственных преступлений, в ходе которых преступники угрожали своим жертвам словами, применяли психическое насилие, достигает 60%.

Квартирные кражи, 58%, совершаются в основном в период пребывания граждан на работе, т.е. между 8 и 17 часами. Чаще всего преступники проникают в квартиры в промежутке между 12 и 17 часами.

Минимальный процент квартирных краж совершается в отношении граждан, не обеспеченных или малообеспеченных социальной защитой со стороны государства (пожилые люди  6,6%, военнослужащие  0,1%, фермеры  0,02% и др.).

Несмотря на снижение удельного веса квартирных краж, совершенных в группе, их структура дает основание для серьезной тревоги. 32,7% квартирных краж совершены несовершеннолетними в группе или совместно с взрослыми преступниками.

Анализируя состояние рецидива, связанного с корыстно-насильственными преступлениями следует отметить большой удельный вес этих преступлений, совершенных лицами, ранее совершавшими преступления (по грабежам  46,3%, разбоям  60,6%, из квартир соответственно 62,4% и 69,6%). Удельный вес квартирных грабежей, совершаемый такими лицами, вырос за пять лет на 7,4%, квартирных разбоев  5,6%. Эта группа является наиболее криминогенной. Количество совершенных ими квартирных краж возросло за последние пять лет на 80,1%. Их удельный вес вырос за это время на 4,1% и составил 54,0%.

Не менее значимой проблемой является корыстно-насильственная преступность несовершеннолетних. Ими ежегодно совершается около 30% грабежей и разбоев, причем каждое четвертое преступление в квартирах. 

Частичное разрешение этих проблем позволило бы снизить уровень преступной активности несовершеннолетних.

Негативное социальное явление  наркотизм тесно связан с преступностью. Опасность этого проявления состоит в том, что систематическое потребление наркотиков наносит непоправимый вред здоровью и приводит к деградации личности. Эти лица способны совершать любые преступления. Согласно данным информационного центра УВД области количество лиц, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения возросло на 44,9%, в том числе ранее совершавшими преступления на 65,3%.

Из них, привлеченных за убийства (+70%), разбои (+142,9%), кражи (+27,2%), преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков (64,9%).

Особую опасность представляют групповые корыстно-насильственные преступления. Следует

отметить, что за последние пять лет доля таких преступлений снизилась с 45,3% до 32,8%.

В основном их снижение произошло за счет сокращения удельного веса грабежей на 19,6%. В абсолютном количестве групповые грабежи снизились на 17,5%.

Вместе с тем, совершение разбойных нападений в группах ежегодно возрастает, и их доля в общей структуре преступлений составляет 58-60%. За анализируемый период они возросли на 10%, в том числе в квартирах на 9,6%.

Обращает на себя внимание большое количество несовершеннолетних, участвующих в групповых корыстно-насильственных преступлениях.

Так, 48-50% грабежей и 35-36% разбоев совершаются подростками в смешанных группах, то есть с участием взрослых лиц.

Таким образом, анализ обобщенной информации показал, что формы группового насильственного посягательства на имущество в зависимости от структуры корыстно-насильственной преступности и категорий преступников имеет свои отличительные особенности. 

Среди участников грабежей и разбоев 97,1%  граждане России.

Анализируя личность преступников, совершивших корыстно-насильственные преступления можно выделить их криминальные роли, соответствующие социальному положению личности. Особенно это применимо к ранее судимым и несовершеннолетним.

По данным Информационного центра ГУВД Иркутской области 60% выявленных за данные преступления составляют лица в возрасте от 18 до 29 лет.

Общественная опасность преступности увеличивается и в связи с ростом доли организованной формы преступности, а также ее профессионализацией. На территории региона, по данным оперативной статистики, действовало 646 организованных преступных формирований, число участников данных формирований достигло 2 891 человек.

Из числа указанных организованных преступных групп 141 объединены в 15 преступных сообществ, представляющих так называемый «Сибирский общаг», который возглавляют шесть воров в законе. В каждой территориальной единице региона, являющейся субъектом Федерации,  имеются положенцы рангом ниже.

Структура организованной преступности имеет разветвленный и в некоторой степени централизованный характер со строгой иерархией. Анализируя информацию о направленности преступного промысла можно выделить ярко выраженную специализацию. В Восточно-Сибирском регионе 62 организованные преступные группы совершают убийства и другие корыстно-насильственные преступления, 198  действуют в сфере экономики, 59 занимаются противоправным бизнесом  незаконный оборот оружия, 67  наркобизнесом, сфера деятельности 123 организованных преступных групп  совершение вымогательств, 17  специализируются на контрабанде товаров и услуг, 139 группировок  на кражах чужого имущества.

В Восточно-Сибирском регионе зарегистрировано 263 преступления, совершенных квалифицированными группами мошенников. При этом следует отметить рост данного вида правонарушений за два года на 28%. Ущерб по делам этой категории составляет около 70% от всей суммы ущерба по преступлениям, выявленным подразделениями по борьбе с организованной преступностью региона. При вымогательствах ежегодно увеличивается как профессионализм преступников, так и денежные суммы, истребуемые у потерпевших. В регионе практически повсеместно получило распространение вымогательство жилья и других объектов недвижимости.

Криминальные лидеры Сибири почти наравне делят организационно-распорядительные функции с представителями официальной власти. Речь идет о решении целого ряда вопросов экономического характера в тесном и негласном соглашении с лидерами криминальных структур. Уровень коррупции региона также высок, как и по стране в целом. Подтверждают такую тенденцию несколько следующих цифр: 73 преступных формирования имеют коррумпированные связи в органах власти и управления, а также правоохранительных органах, за различные должностные преступления привлекается 163 таких лица, в том числе 12 мэров городов и районов и их заместителей, а также 67 представителей правоохранительных органов.

В действиях всех этнических преступных формирований наблюдается определенная специализация. Так, азербайджанские группировки занимаются наркотиками и незаконным производством и торговлей спиртных напитков, а также незаконным оборотом цветным металлов и промышленного золота. Армянские  контрабандой цветных металлов и камней, их переработкой с последующим сбытом за рубеж. Чеченская группировка занимается вымогательствами и мошенничеством в банковской сфере. Грузинская, имея в своем составе наибольшее число воров в законе, навязывает свою субкультуру. Китайская и вьетнамская группировки квалифицируются на грабежах и вымогательстве у соотечественников, занимающихся бизнесом, а также контрабандой. Монгольские  специализируются на кражах скота, контрабанде, вымогательстве у соотечественников. Корейские  на незаконном автобизнесе, мошенничестве, наркобизнесе и проституции.

Повышенный интерес преступников России и зарубежных стран к Иркутской области объясняется наличием удобного экономико-географического положения в центре азиатской части России, богатейшими природными ресурсами (при населении 1,9% всех жителей России область производит около 3% общероссийского объема промышленной продукции, в том числе 5% железной руды, 6% угля, 7% электроэнергии, 9% нефтепродуктов, 10% золота, 25% синтетических смол и пластмасс, 85% слюды, является лидером по объемам заготовки и переработки древесины: на ее лесопромышленных предприятиях вырабатывается почти вся кордная и более половины вискозной целлюлозы страны, 9% пиломатериалов и фанеры; развита электрометаллургия цветных металлов, в первую очередь производство алюминия, которого здесь выплавляется более 50% общероссийского объема), многочисленных коммерческих компаний, близости стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Исходя из вышеизложенного, основными видами преступной деятельности организованных преступных групп являются, вымогательство части прибыли у коммерческих и банковских структур, незаконный вывоз сырья, создание коммерческих структур на базе криминального капитала, сокрытие доходов от налогообложения.

Без всякого сомнения, прибыльным преступным бизнесом является торговля оружием. Основными каналами поступления оружия служат дислоцированные на территории многочисленные воинские формирования Министерства обороны, склады хранения вооружения и боеприпасов.

Восточно-Сибирским региональным управлением по борьбе с организованной преступностью только за год из незаконного оборота изъято 825 единиц оружия, что на 30% больше показателей предыдущего года. Из них огнестрельного оружия было  563 единицы; боеприпасов  265 тыс. штук; взрывчатых веществ  73,5 кг; 52 взрывных устройства.

Между тем вышеназванные виды специализаций достаточно традиционны для организованного преступного бизнеса. Однако наряду с ними в этих регионах выделяются такие специфические сферы, как, например, хищение стратегических и топливно энергетических ресурсов, цветных металлов и вывоз их из России; контрабанда автомобилей из Японии; незаконный оборот золота; незаконная торговля пушниной; в районах, где традиционно развито скотоводство и близка граница (Читинская область, Тыва, Бурятия), кражи скота и перегон его за границу. По оперативным данным Восточно Сибирского таможенного управления, за год из Иркутской области вывезено в Китай 42 тыс. тонн цветных металлов на сумму 24 млн. долларов США.

В республике Бурятия были установлены факты незаконного перемещения на территорию России без прохождения соответствующего таможенного оформления и незаконная постановка на учет более 2 тыс. автомобилей импортного производства. Деятельности контрабандистов способствовали, за определенные вознаграждение, 14 сотрудников ГИБДД. Аналогичного характера преступления установлены в Красноярске, Иркутске, Хакасии и Тыве, то есть повсеместно на территории Восточно Сибирского региона.

Большую прибыль для организованной преступности приносит наркобизнес. Возрастают масштабы потребления в России высококонцентрированных наркотиков, численность зарегистрированных потребителей героина возросла почти в 3 раза, амфетаминов, ЛСД и других галлюциногенов  в 1,5 раза.

Серьезное беспокойство вызывает активизация в регионе наркобизнеса. Если ранее здесь имели хождение наркотики местного, кустарного изготовления и незначительное количество привозного гашиша из Узбекистана, Азербайджана, то сегодня широкое распространение получили опий, героин, синтетические наркотики. Значительно возрос объем поставок гашиша и марихуаны. Сотрудниками правоохранительных органов Красноярского края пресечен канал поставки наркотиков из Таджикистана. При этом изъято свыше 80 кг опия-сырца, который доставлялся на территорию России через границы Афганистана, Пакистана, Таджикистана, а затем сбывался. Достаточно сказать, что уровень наркотизации населения здесь в 3 раза превышает общероссийский показатель.

Говоря об активизации в регионе наркомафии из республик Средней Азии и Ближнего Востока, следует упомянуть и о проникновении наркотиков не только из сопредельных государств, но и из Латинской Америки. Сотрудники правоохранительных органов России совместно с коллегами из Великобритании и Дании, в результате контрольных мероприятий на поставки наркотиков выявлен канал контрабанды в Иркутскую область из Венесуэлы. Итогом таких совместных действий было изъятие более 200 кг кокаина, упакованного в контейнере с продуктами питания, который направлялся железнодорожным транспортом из Венесуэлы транзитом через Санкт-Петербург.

Заметим, что осложнение криминогенной обстановки обусловлено географическим положение области, находящейся на перекрестке транспортных магистралей, связывающих Россию с республиками Средней Азии  традиционными поставщиками наркотиков растительного происхождения и сырья для их изготовления.

В Восточной Сибири существенно возросло потребление героина. Предполагается, что только за один месяц в г. Иркутске, продается более 60 кг героина. Особенно при этом выделяется один из районов города, где 30% населения составляют таджики, а именно из Таджикистана поставляются крупные партии героина. В Красноярском крае изъята партия героина в 417 г., в Иркутске героин изымали уже килограммами: в январе, например, самой рекордной была партия весом в 4610 г., а в феврале уже 10 кг героина.

Из Китая поступают значительные партии эфедрина. Северная Корея переправляет через Приморский край опий и героин, где наркотик сбывается местным этническим корейцам. Экспансия наркотиков в регион продолжается: одна часть из них идет транзитом, другая оседает для оборота и употребления. Чуть ли не ежедневно в последний год задерживаются наркокурьеры с опием, героином, гашишем и другими наркотиками.

Предполагаемая цифра дохода наркоторговцев от сбыта только опий содержащих наркотиков в Восточно-Сибирском регионе 10 млн. долларов. При операциях с наркотиками прибыль составляет от 300 до 2000%. Совершенно очевидно, что этим бизнесом охвачены крупные криминальные и коррумпированные структуры, в том числе органы власти.

В связи с названными факторами уровень наркотизации населения Иркутской области с начала 90 х годов постоянно увеличивается. Коэффициент наркотизации населения, то есть число лиц, состоящих на учете в связи с немедицинским потреблением наркотиков, вырос в 7 раз.

Деятельность правоохранительных органов в этой сфере недостаточно эффективна. Наиболее слабым звеном является разведывательная и контрразведывательная деятельность по выявлению коррумпированных связей и привлечению к уголовной ответственности организаторов наркобизнеса, особенно в этнических группах. Процент нераскрытых дел по статьям, связанным с незаконным оборотом наркотиков, по отношению к зарегистрированным составляет 96%. До судебного разбирательства доводится лишь треть из возбужденных дел, а обвинительными приговорами завершается лишь их пятая часть.

Существуют и другие сферы криминального бизнеса организованной преступности специфичные для Иркутской области.

Это нелегальное производство спиртных напитков. О масштабах такого бизнеса можно судить, например, по итогам проведенной в Иркутской области операции "Суррогат". Только в одном регионе выявлено 99 подпольных водочных цехов, изъято 1 267 тысяч литров алкогольной продукции. Основным сырьем для их работы является продукция многочисленных гидролизных заводов, имеющихся в области и близлежащих регионах. Такая ситуация характерна потому что технологический процесс производства фальсифицированной водки требует минимальных затрат для извлечения крупной прибыли, при отсутствии госмонополии и соответствующего уровня контроля они производят суррогат в гаражах, сараях, отравляя здоровье населения, внося свой вклад в увеличение смертности в регионе. От алкогольных суррогатов на территории Иркутской области умерло 420 человек, за 8 месяцев более 200 человек.

В непосредственной близости от города и даже в городской черте размещаются исправительные колонии.

В Иркутскую область для отбытия наказания поступили 67 тысяч человек, осужденных за различные преступления в других регионах страны. Из них после отбытия наказания около 30% остались для постоянного проживания в Иркутской области.

В последнее десятилетие продолжается практика направления в Прибайкальский регион осужденных преступников из других краев и областей. Так, в колониях Иркутской области отбывали наказания, осужденные из других регионов страны.

Тенденция уменьшения количества направляемых осужденных обусловлена гуманизацией правоприменительной и правоохранительной деятельности.

В настоящее время на территории области расположены 28 исправительных учреждений (23 исправительные колонии, 4 СИЗО, 1 спец тюрьма), в которых отбывают наказание 28 342 осужденных. Ежегодно из колоний освобождается 67 тысяч человек, учитывая, что из отбывших наказание преступников около 30% остаются для проживания в Прибайкальском регионе, можно утверждать, что подобная "принудительная миграция населения" оказывает существенное влияние на криминогенную обстановку.

В настоящее время возникла необходимость правового регулирования нормами права наиболее значимые отношения, возникающие после отбытия осужденными наказания, обеспечение ими своих конституционных прав на труд, жилище, получение образования, медицинской, социальной и иной помощи. С другой стороны, нормы права должны определять права, обязанности. Компетенцию, ответственность и основные направления деятельности соответствующих органов государства, общественных объединений по решению всего комплекса вопросов управления процессом социальной адаптации, вносить элементы в миграцию указанной категории граждан.

Основным нормативным актом, который бы регламентировал все специфические правоотношения, возникающие в этой связи между государственными органами, организациями и гражданами, освобожденными из пенитенциарных учреждений, должен стать Федеральный закон «О социальной помощи лицам, отбывшим уголовное наказание, и контроле за их поведением». Из трех тысяч амнистированных преступников по Иркутской области, почти половина за различные преступления возвратилась в места лишения свободы, большая часть из них за имущественные (кражи, разбои, грабежи). Ежегодно, в среднем привлекается к уголовной ответственности от 700 до 900 человек, совершивших по области преступления в течение года после освобождения.

Изложенное позволяет прийти к выводу о необходимости осуществления в национальном масштабе комплексной программы мер, предусматривающих, с одной стороны, создание четкой нормативной базы, с другой  организационное обеспечение решения проблем, связанных с предупреждением рецидивной преступности.

В результате кризисных явлений в Иркутской области  произошло ухудшение жизни населения. В конце 80х годов возник особенно серьезный дефицит товаров народного потребления, продовольствия. С начала 90-х годов стали подниматься цены на товары первой необходимости, платные услуги, которые выросли в десятки раз по сравнению с предыдущими годами. Об этом свидетельствует такой факт  только в ноябре рост индекса потребительских цен составил 110,4%.

По мнению многих ученых (А.И. Долговой, В С. Устинова) безработные являются потенциальными кадрами для организованной преступности.

Экономический спад, повлекший за собой рост безработицы, а также постоянные и длительные задержки заработной платы обусловили появление еще одной новой социальной группы  лиц, не имеющих постоянного и стабильного дохода и, следовательно, готовых к совершению преступлений. Это обстоятельство стало дополнительным толчком к дальнейшему росту преступности в регионе. 

На процесс роста преступности в регионе, особенно в последние годы, стали оказывать влияние и такие группы населения как представители стран ближнего и дальнего зарубежья. Эти люди прибывают в область с целью торговли. Причиной этого послужили кризисные явления в экономике области. Общее сокращение производства валовой продукции сельского хозяйства составило дефицит продовольственных товаров на сумму 182,7 млн. рублей. В связи с нехваткой продовольственных и промышленных товаров в область буквально хлынул поток граждан иностранных государств (Китай, Монголия и страны СНГ).

Массовый характер нарушений пребывания вышеуказанных граждан отразился и на уголовной статистике. Возбуждены уголовные дела по признакам статьи 327 УК РФ (подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков) в отношении граждан Китая  83, Монголии  39, граждан Кореи 12 уголовных дел22.

Многие десятки граждан ближнего и дальнего зарубежья прибыли и закрепились на территории области благодаря не безвозмездной помощи организованных преступных групп.

По прогнозам специалистов, такого рода преступления имеют тенденцию к росту и негативно скажутся на состоянии преступности в регионе.

Законопослушное население региона крайне обеспокоено этими негативными явлениями. Результаты опроса жителей, проведенного сотрудниками Восточно-Сибирского филиала ВНИИ МВД России свидетельствуют о том, что 55,8% граждан указали на существование конфликтов между местными жителями и лицами, прибывшими из Кавказского региона, 15,4%  из дальнего зарубежья. При этом 63,5% считают, что причиной конфликтов, послужила борьба за лидерство в торговле, иной хозяйственной деятельности, 40,4%  борьба за сферы преступного влияния, 11,5%  пренебрежение со стороны лиц, прибывших из Кавказского региона, нормами поведения, существующими в данной местности.

Таким образом, влияние факторов социально экономического и демографического порядка на состояние и структуру преступности несомненно. Эти факторы, особенно в последние годы, оказывают большое влияние на рост организованной преступности в Иркутской области.

В качестве эффективных мер, направленных на нейтрализацию деятельности преступных групп, сформированных по этническому признаку, более 46,0% опрошенных сотрудников милиции указали на ужесточение контроля за пребыванием иностранных граждан на территории области, 37,0% опрошенных указали на совершенствование миграционного законодательства в части ограничения пребывания граждан на территории области.

Кроме рассмотренных, существует значительное число иных социальных, экономических, демографических факторов, детерминирующих динамику и структуру преступности в регионе. В частности, на характер и уровень социальной напряженности и преступности оказывает значительное влияние активизация политической жизни в стране, экономический кризис, обострение национальных отношений, усиление миграционных процессов, а также пенитенциарная политика государства.

Эффективность борьбы с преступностью во многом зависит от работы следственных подразделений. Основным фактором, влияющим на результативность их работы, является уровень профессиональной подготовленности следователей. К сожалению, 34,0% следователей области имеют стаж работы до 3х лет, 21,0%  стаж работы до 1 года, высшее юридическое образование имеют 31,0% следователей, нагрузка по уголовным делам, находящимся в производстве вдвое превышает установленные нормы.

Конечно, отразить все без исключения факторы, в той или иной степени влияющие на криминологическую обстановку в области, не представляется возможным по целому ряду причин и поэтому исследуются лишь группы факторов, значение которых существенно изменились в последние 510 лет, что повлекло за собой соответствующие изменения в криминальной обстановки в регионе.

Одним из важнейших факторов, способствующих повышению эффективности борьбы с преступностью, является оптимальное взаимодействие сотрудников органов внутренних дел с населением.

Исследования Восточно-Сибирского филиала ВНИИ МВД России в Иркутской области показали, что 46% опрошенных сотрудников органов внутренних дел не удовлетворены своей деятельностью по взаимодействию с населением и общественными организациями. С другой стороны 68% опрошенного населения оценивают работу сотрудников ОВД с общественностью как неудовлетворительную.

Из реальных форм оказания помощи милиции, население отдает предпочтение формам содействия, которые уже практикуются в стране и зарекомендовали себя с положительной стороны. Это наблюдение за обстановкой и при необходимости, извещение милиции без активных действий  33%, а также патрулирование в районах с неблагоприятной обстановкой  34%. Далее, по степени значимости, опрошенные сотрудники ставят взаимодействие органов внутренних дел со средствами массовой информации (59%). Причем, 47,9% предпочитают консультирование граждан о мерах защиты от преступных посягательств и 37,7%  осуществление через средства массовой информации правовой пропаганды.

Среди действенных профилактических мер по предупреждению преступлений, сотрудники ОВД отмечают проведение рейдов и специальных мероприятий по задержанию преступников (43%).

Немаловажное значение в предупреждении преступлений имеет профилактика по информированию населения о способах совершения деяний, о криминогенных зонах в городе или населенном пункте, о рекомендуемых мерах защиты и самозащиты от совершаемых преступлений, о недопущении излишней доверчивости к незнакомым людям. Широкое распространение в городах получила забота граждан об укреплении дверей и окон своих домов и квартир, об установлении технических средств охранной сигнализации.

Конкретные меры по предупреждению преступлений предусмотрены в федеральных и региональных программах по усилению борьбы с преступностью. Текущие меры предупреждения преступлений могут быть выработаны на основе постоянного криминологического анализа причин и условий совершаемых деяний в городе, районе, населенном пункте.    

Виды преступных сделок и ответственность за них

Состояние законности и правопорядка в России приняло кризисный характер. Растет преступность, приобретающая качественно новые, организованные и более опасные формы, межрегиональный и международный характер. Берлинская неправительственная организация «Транспаренс-Интернациональ», специализирующаяся на борьбе с преступностью, поставила Россию по уровню преступности на четвертое место в один ряд с Колумбией, Нигерией и Боливией из числа 50 стран, отраженных в результатах исследования.

Растет число преступных сделок. Известно, что предпринимательская деятельность может быть представлена как совершение различного рода сделок.

Каков механизм совершения сделки? Он очень разнообразен:

- прямое соглашение (устное или письменное, в том числе поддельное) участников сделки;

- договоренность через 3-е лицо;

- договоренность путем переписки, через почту, Интернет и т.д.;

- сделка, обговоренная задолго до самих действий и не обязательно ее участниками, а доверенными лицами.

И это далеко не весь перечень возможных вариантов совершения сделки.

Надо заметить, что в основе многих преступных посягательств лежит преступная сделка. Она нарушает нормы не только гражданского, но и уголовного права. В некоторых случаях она выражена в форме соучастия в преступлении, в других охватывает все преступление целиком: посредством нее оно и совершается.

Практически в любом преступлении немалую роль играет институт соучастия, а в некоторых, например, в заказных убийствах, самую главную. Соучастие само по себе и есть преступная сделка. Заказчик договаривается с «киллером» о совершении убийства, между ними происходит преступная сделка. Часто заказчик остается безнаказанным и даже не найденным. Такова специфика и террористических актов: террорист совершает теракт, а организатор остается «в тени».

Закон различает следующие формы соучастия: соучастие группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы и преступного сообщества (ст.35 УК).

Совершение преступных сделок группой лиц без предварительного сговора в принципе невозможно. Для таких действий просто необходима предварительная договоренность. Участники группы договариваются совершить преступную сделку. Члены организованных групп, преступных сообществ объединяют свои усилия для достижения общего результата. Они отличаются хорошим уровнем подготовки, наличием разветвленного аппарата, руководящего состава. Такие группы более устойчивы. А преступные сообщества еще и более сплочены.

Но если нет группы, а в преступлении участвуют только двое, то предварительный сговор не обязателен. Преступные сделки имеют место практически в любой форме соучастия, где присутствует какая-либо договоренность между участниками.

Когда возникает ситуация, при которой недействительная сделка становится преступной, какие именно сделки ближе всего стоят к преступлению, караемому уголовным законом? Это преступления, посягающие на жизнь и здоровье человека, экономическую деятельность, а поскольку экономическая деятельность хозяйствующих субъектов протекает в различных сферах, то и «простора» для совершения преступных сделок здесь достаточно. Кроме того, это преступления против интересов государственной службы, против государственной власти, против мира. Ответственность за преступные сделки наступает по уголовному законодательству, что не исключает гражданской, а иногда и административной ответственности.

Рассмотрим преступления, которые чаще других могут считаться преступными сделками.

Для этого предложим следующую классификацию преступных сделок:

                по причинам совершения преступных сделок. Преступник может преследовать цель материального обогащения, им могут двигать корыстные мотивы или иная личная заинтересованность;

                по объектам, на которые направлено совершение преступных сделок. Перечислим эти объекты:

1)            личность;

2)            экономика, в том числе отношения собственности;

3)            общественная безопасность и общественный порядок;

4)            государственная власть;

5)            мир и безопасность человечества.

Преступных сделок много, мы остановимся на некоторых  наиболее ярких, опасных, часто встречающихся в судебной, адвокатской, прокурорской практике, примерах.

Итак, объектом преступных сделок может быть личность. В последнее время наиболее опасными стали такие преступления, как торговля людьми, незаконное усыновление (удочерение) (ст.154 УК). Зарегистрировано 10 случаев торговли несовершеннолетними и выявлено 22 преступника. Конечно, это лишь известные случаи.

Противодействие торговле людьми сегодня весьма актуальная проблема для всех государств мира. По размеру полученной прибыли работорговля стоит следом за наркопреступностью и незаконной торговлей оружием.

По данным ООН и Международной организации по миграции число жертв торговли людьми исчисляется сотнями тысяч и даже миллионами.

ООН приняла Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности и два протокола к ней:

1)            о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее, дополняющего Конвенцию против транснациональной организованной преступности;

2)            против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху, также дополняющего данную Конвенцию.

Конвенция устанавливает взаимную правовую помощь в расследовании, уголовном преследовании и судебном разбирательстве дел о торговле людьми. Конвенцию подписала и ратифицировала Российская Федерация.

Смысл этой сделки прост: виновный передает жертву другому лицу и получает вознаграждение. Преступная сделка может быть представлена как договор купли-продажи, мены, передачи в счет погашения долга, выполнения обязательства, для изъятия у потерпевшего органов или тканей. Дети передаются для сексуальной и трудовой эксплуатации, с целью использования органов ребенка, они незаконно вывозятся за границу или незаконно возвращаются из-за границы; вовлекаются в совершение преступлений или иных антиобщественных действий, в том числе действий сексуального характера.

Можно согласится с Кулаковой Н.Г., которая считает, что «основным (непосредственным) объектом преступления торговли несовершеннолетними являются общественные отношения, обеспечивающие жизнь, здоровье (физическое и психическое), личную безопасность и интересы несовершеннолетнего на получение полноценного воспитания, образования, общения с родителями, а также права и обязанности родителей, связанные с воспитанием и общением со своим ребенком».

Красиков А. Н.  полагает, что здесь непосредственным объектом выступает личная свобода человека — его неотъемлемое, “естественное” право. У обеих сторон умысел на совершение преступной сделки. Мотивами продавца могут быть корысть или соображения другого характера, такой мотив возникает у родителя, который не может обеспечить жизнь ребенка и продает его.

Однако наиболее часто встречается именно корысть. У продавца  мотив получения денег, у покупателя  мотив получить человека. Продавцами несовершеннолетних могут быть родители, усыновители, опекуны, работники детских домов. Продавцами как детей, так и совершеннолетних могут быть разнообразные организованные группы преступников, занимающиеся данным видом бизнеса.

В России становятся популярными торговля детьми, женщинами, рабство. Нищета и отсутствие заработка заставляет людей идти на подобное, как на территории России, так и зарубежом.

Органы внутренних дел, неправительственные организации и общественные центры осуществляют деятельность по борьбе с торговлей людьми. Идет борьба с проституцией, сексуальной эксплуатацией несовершеннолетних.

Сегодня часты случаи продажи родителями своих детей. Число таких страшных преступлений растет день ото дня. Увеличивается число случаев вывоза несовершеннолетних из России за рубеж. На сегодняшний день выявлено большое количество организованных преступных групп, занимающихся таким противоправным бизнесом. Зачастую потерпевшие не знают, куда и с какой целью они едут. Они хотели бы уехать на заработки, на отдых, но только при прибытии выясняют, что они  живой товар, завербованный для занятия проституцией, рабства и др. Преступные сделки по вербовке и вывозу граждан совершаются членами преступных групп, которые уже имеют все договоренности с чиновниками по оформлению документов, вывозу и приему жертв на месте.

Преступные сделки могут совершаться и в сфере усыновления (удочерения) детей. В Уголовном кодексе этому посвящена ст. 154.

Какие преступные действия может совершить виновное лицо?

1)            посредничество по усыновлению (удочерению) детей за вознаграждение;

2)            усыновление без учета разницы в возрасте между усыновителем и ребенком, подлежащим усыновлению;

3)            заключение договора о передаче ребенка на воспитание в семью лицам, не имеющим права выступать в качестве приемных родителей.

У обеих сторон умысел на совершение преступной сделки. Мотивом преступления являются корыстные побуждения. У продавца  мотив получения денег, у покупателя  мотив получить ребенка. Продавцами могут быть родители, усыновители, опекуны, работники детских домов.

Представляется спорным отнесение такого преступления, как принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, к преступным сделкам. Сегодня часто возникают возможности для криминальных ситуаций, в которых ведется поиск лиц для изъятия у них органов и тканей, с использованием принуждения, насилия или обмана. На наш взгляд, сделки в данном случае не происходит, поскольку у потерпевшего отсутствует добрая воля на совершение сделки, он находится в зависимости от принуждения, обмана, насилия, примененных по отношению к нему преступником, в то время как совершение сделки подразумевает добровольность обеих сторон.

Однако существует точка зрения, что поскольку перед потерпевшим есть выбор  согласиться на предложенное второй стороной или нет (в случае обещаний, предложения денег со стороны виновного), то сделка происходит и по доброй воле, однако цели у сторон такой сделки разные. У виновного изъятие органов или тканей жертвы, у потерпевшего в случае применения к нему таких методов, как предложение денег, обещания чего либо, обмана, цель другая  получение денег, обещанного. Этот вопрос вызывает споры.

Преступные сделки могут иметь в качестве объекта экономику. Преступления в этой сфере составляют очень распространенный вид общественно опасных деяний. Под удар криминала ставятся общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование экономики в целом, благосостояние граждан теперь и в перспективе.

Общественная опасность преступлений в сфере экономики также состоит в распространении новых преступлений, таких как незаконное предпринимательство, недобросовестная конкуренция, монополизм, обман кредиторов и т.д.

Наблюдается активный процесс криминализации экономики, отмечается рост теневого сектора экономики и расширения противоправной хозяйственной деятельности. Расширяются интересы криминальных структур в кредитно финансовой сфере, на рынке ценных бумаг, во внешнеэкономической деятельности. Активизируются противоправные сделки по вывозу сырьевых, энергетических и других ресурсов за рубеж.

Наиболее остро негативные тенденции преступности в сфере экономики проявились в ее организованности, профессионализме, крайних формах противостояния преступных группировок. По оценке МВД России, организованная преступность контролирует до 40% частных предприятий, 60% государственных предприятий и 50— 85% банков.

Наиболее часто встречаются такие преступления, как регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170), приобретение, сбыт немаркированных товаров и продукции (ст.171.1), легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем или приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 174, 174.1), приобретение или сбыт иного имущества, заведомо добытого преступным путем (ст.175).

Количество преступлений экономической направленности, выявленных подразделениями по борьбе с экономическими преступлениями органов внутренних дел, составило 158,6 тыс., их удельный вес в массе экономических преступлений составил 43,9%. Материальный ущерб от данных преступлений составил 38,9 млрд. руб.

Часто встречающейся в практике является регистрация незаконных сделок с землей (совершение действий для придания сделке юридического значения, в нарушение запретов и ограничений и без надлежащих к тому оснований).

Деяние заключается в регистрации заведомо незаконных сделок с землей, искажении учетных данных Государственного земельного кадастра, умышленном занижении размеров платежей за землю, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности должностным лицом с использованием своего служебного положения.

В результате таких сделок земли выводятся из сельскохозяйственного оборота, происходит незаконная концентрация земли, нарушаются права и интересы собственников и иных владельцев.

Кроме того, нарушаются интересы государства, так как государство терпит колоссальный ущерб.

Преступные сделки могут быть связаны с приобретением или сбытом имущества, заведомо добытого преступным путем (ст.175 УК) и направлены на нарушение нормальных отношений в сфере приобретения и сбыта имущества.

Очень важно помнить, что преступно добытым имуществом будет то, которое получено непосредственно в результате совершения преступления. Имущество, приобретенное на средства, полученные преступным путем, не является предметом данного преступлением.

А теперь перейдем к другой форме преступных сделок, связанных с приобретением или сбытом имущества, заведомо добытого преступным путем. Это сбыт (передача, отчуждение) рассматриваемого имущества. Отчуждение имущества дает возможность третьему лицу (приобретателю имущества) распоряжаться имуществом как своим (налицо недействительная сделка, ст.168 ГК РФ). Обязательным является и признак за ведомости.

Если лицо заранее обещало приобрести или сбыть имущество, которое будет добыто преступным путем, то содеянное следует квалифицировать как пособничество по ч.5 ст. ЗЗ УК РФ и соответствующей статье, предусматривающей ответственность за определенное преступление.

При незаконном получении и разглашении сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (ст.183 УК) происходит причинение вреда экономической деятельности коммерческих и некоммерческих организаций, индивидуальных предпринимателей, нарушаются права и интересы граждан.

Не менее опасны преступные сделки, связанные с легализацией (отмыванием) имущества, приобретенного незаконным путем (ст.174 УК).

Особенности формирования кредитно  финансового рынка России, либерализация экономических отношений создали благоприятные условия для получения незаконных доходов, вложения их в легальный сектор экономики и в нелегальный. Легализация заключается в том, что преступник осуществляет незаконные действия (финансовые операции и другие сделки) путем придания денежным средствам или иному имуществу действительного или мнимого статуса легитимности.

Легализация пост. 174.1 имеет две формы:

1)            совершение в крупном размере финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом;

2)            использование указанных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

Объективная сторона преступления заключается в совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными заведомо незаконным путем, а равно использовании указанных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

Финансовые операции как один из способов легализации не имеют четкого определения. Однако на основе анализа норм гражданского и финансового права можно сделать вывод, что к финансовым операциям относятся отношения, возникающие в процессе аккумуляции, распределения и использования денежных средств.

Прежде всего, это, конечно, валютные операции, к которым п. 7 ст. 1 Закона РФ “О валютном регулировании и валютном контроле” относит:

- операции, связанные с переходом права собственности и иных прав на валютные ценности, в том числе операции, связанные с использованием в качестве средства платежа иностранной валюты и платежных документов в иностранной валюте;

- ввоз и пересылка в Россию, а также вывоз и пересылка из России валютных ценностей;

- осуществление валютных денежных переводов.

К иным сделкам относятся договоры финансирования под уступку требования, банковского вклада и т.д. Необходимо отметить, что уголовно наказуемым деянием является и использование денежных средств или иного имущества, приобретенного заведомо незаконным путем, для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

Существует несколько мнений о понятии финансовой операции. Профессор Б.В. Волженкин полагает, что финансовые операции объединяют $ себе как сделки, так и другие действия физических и юридических лиц, независимо от формы и Способа их реализации, по получению, выплате, выдаче, перевозке, пересылке, переводу, обмену, хранению денежных средств, ценных бумаг, иного имущества.

Профессор А.Э. Жалинский, напротив, пишет, что "в контексте данной статьи законодатель рассматривает финансовые операции как вид сделок».

Согласимся с А.Э.Жалинским, поскольку закон конкретно относит финансовые операции к сделкам.

Преступление считается оконченным в момент осуществления операции, либо в момент заключения сделки.

Существуют споры и по поводу цели преступления. Одни говорят, что данное преступление имеет обязательно цель легализации, исходя из названия статьи. Другие не считают цель обязательным признаком, исходя из того, что в статье нет указания на это.

К уголовной ответственности за легализацию может быть привлечен только такой субъект, который выступает в отношении легализуемых им ценностей как посредник. Имущество, с которым субъект совершает сделки, должно быть передано ему другим лицом, которое приобрело ценности преступным путем.

На практике возникают вопросы: может ли субъект, выступающий в качестве посредника в легализации ценностей, быть признан прикосновенным к преступлению, в результате совершения которого было получено имущество или денежные средства, и может ли он быть одновременно соучастником преступления, в результате которого были добыты легализуемые ценности?

Считаю возможным согласиться с теми, кто утверждает, что да, субъект, легализующий ценности, которые заведомо для него были получены преступным путем, прикосновенен одновременно и к преступлению, в результате совершения которого были получены легализуемые имущество или денежные средства. Однако к уголовной ответственности за укрывательство преступлений субъект может быть привлечен лишь в том случае, если он знал об особо тяжком характере совершенного преступления.

Таким образом, в том случае, если субъект знал о характере совершенного преступления, он несет ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 174 и 316 УК, а если заранее обещал укрыть деяние, легализовав ценности, — как соучастник.

Учитывая, что финансовая система оффшорных стран предлагает иностранным инвесторам разнообразные льготы, оффшорные зоны открывают для преступников прекрасные перспективы. Таким вкладчикам гарантируется секретность и полное отсутствие ответственности по отношению к тем видам деятельности, которыми они занимаются при помощи оффшорных компаний. Основными направлениями вывоза считаются оффшорные зоны на Кипре. Кроме того, используются фиктивные фирмы и банковские счета в Швейцарии, Австрии, Лихтенштейне и других странах.

К таким преступным сделкам относятся размещение средств на счетах в банках по договору банковского вклада, кредитование преступными средствами, действия по кредитным приобретением ценных бумаг и т.п. Кроме того, это преступные сделки купли  продажи, мены, найма, аренды.

Приведем пример. Субъект, пытающийся легализовать доходы, нажитые преступным путем, по договору продает своему пособнику антикварный предмет по завышенной цене. Пособник официально производит оплату легальными средствами, которые фиксируются на счете последнего и могут затем включиться в легальный оборот. В конце концов, нелегальные средства возвращаются пособнику в наличной форме. Маскирующим преступную легализацию элементом следует считать создание фирмы-однодневки, которая по завершении операции закрывается.

Другим примером фиктивной сделки служит имитация договора аренды. Арендодатель («отмыватель») предоставляет имущество за высокую официальную плату в аренду пособнику-арендатору, возвращая ему затраченные средства наличными. Причем во многих случаях объект аренды предварительно приобретается «отмывателем» у пособника по договору купли-продажи по официально низкой цене налом с доплатой на средства, официально полученные по фиктивному договору займа. Признаками фальсификации здесь являются неоправданно высокая арендная плата и легальность средств, выплачиваемых пособником.

Еще одним примером преступных сделок в сфере отмывания денежных средств является имитация договора страхования. В его основе лежит подкуп страховщика-пособника, который совместно со страхователем «отмывателем» завышает в договоре стоимость страхуемого имущества, не обращает внимания на реальные причины наступления страхового события и выплачивает высокую страховую премию. Прикрытие такого фиктивного договора страхования может осуществляться посредством заключения договора в пользу третьего лица «отмывателя». Признаки преступления — завышенные стоимость страхуемого имущества и страховая премия, а также недобросовестно проведенное расследование страхового события.

Список фиктивных преступных сделок можно продолжить.

В современной России нередки случаи преступных сделок, покушающиеся на законные интересы службы и порядок деятельности негосударственных коммерческих и некоммерческих предприятий и организаций. В настоящее время в России, наряду со взяточничеством, весьма «актуальным» преступлением является коммерческий подкуп.

Объективная сторона деяния состоит в незаконной передаче выполняющему управленческие функции лицу различного рода благ. Лицо, которому передали блага, совершает какие-либо действия (бездействия) в интересах дающего. При получении коммерческого подкупа виновный стремится получить имущественную выгоду.

Преступные сделки могут быть направлены против общественной безопасности и общественного порядка.

В данной категории в качестве показательных примеров преступных сделок выступают следующие преступления: незаконные приобретение, передача, сбыт оружия (ст.222), незаконные приобретение, сбыт наркотических средств или психотропных веществ (ст.228), незаконная выдача рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст.223), незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта (ст.234).

Чрезвычайно опасными в условиях современной России являются преступные сделки с оружием. Совершая преступную сделку с оружием, виновное лицо договаривается с другим лицом о приобретении, о сбыте, о передаче оружия.

Наибольшее число преступлений совершено в Свердловской области (1305), в Санкт-Петербурге (1030), в Иркутской (949) и Московской (825) областях, в Москве (695), в Челябинской области (643).

Волнующими мировую общественность являются преступные сделки с наркотиками (ст.228 УК). Зарегистрировано 179938 преступлений и 107111 преступников выявлено. Объективная сторона преступления характеризуется совершением деяния, запрещенного установленными правилами международного права, ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах». Здесь важны такие действия, как приобретение и сбыт, поскольку именно посредством данных актов происходит совершение преступных сделок. Какие действия с вышеуказанными веществами можно считать преступными сделками? Незаконный сбыт сильнодействующих или ядовитых веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами, либо оборудования для их изготовления или переработки.

Какие действия считаются незаконными? Любые, совершенные в нарушение установленных правил или без соответствующего разрешения, выдаваемого органами власти для обеспечения научной, медицинской и другой деятельности.

В качестве иллюстрации приобретения наркотических средств можно привести пример, взятый из материалов дела по защите Р. из практики автора. Р., студент, страдающий наркоманией, ранее не судимый в общежитии московского ВУЗа, предварительно договорившись о покупке, приобрел у В. Героин. Рассчитавшись с продавцом, Р. Положил наркотик в рукав куртки. При задержании работником милиции выяснилось, что Р. Приобрел наркотическое средство для личного потребления. Суд пришел к выводу, что Р. Не нуждается в изоляции от общества и ему необходимо назначить принудительные меры медицинского характера.

Помимо вышеназванных объектов преступного воздействия, преступные сделки могут иметь место в сфере государственной власти.

В качестве наиболее опасных преступных сделок приведем государственную измену (ст.275), шпионаж (ст.276), разглашение государственной тайны (ст.283). Кроме того, против государственной власти направлены взяточничество и фальсификация избирательных документов.

«Государственная измена представляет собой враждебную деятельность гражданина Российской Федерации, осуществляемую совместно с иностранным государством, иностранной организацией или их представителями, направленную против внешней безопасности Российской Федерации».

Гражданин России договаривается, то есть совершает преступную сделку с иностранным государством или организацией о проведении враждебной деятельности против Российской Федерации (например, в форме шпионажа).

В понятие внешней безопасности входит суверенитет страны, неприкосновенность ее территории и обороноспособность.

Государственная измена может быть представлена как шпионаж, выдача государственной тайны.

Среди преступлений против правосудия интерес для нашего рассмотрения представляют следующие преступления:

- подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст.309);

- разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (ст.311);

- незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации (ст.312).

Известно, что взяточничество причиняет вредные последствия в виде нарушения нормальной деятельности государственного аппарата и подрыва авторитета государственной и муниципальной власти.

Преступная сделка начинает совершаться в момент договоренности обеих сторон на дачу и принятие взятки, подразумевающее под собой согласие должностного лица на получение имущественной выгоды за совершение действия или бездействия.

Согласие должностного лица особенно важно. Просто получение взятки без согласия  не объект данного преступления. Принятие взятки может быть выполнено не только лично должностным лицом, но и иным лицом-посредником, действующим от имени должностного лица и в его интересах.

Нельзя обойти вниманием и такой важный объект, как мир и безопасность человечества. Такие преступления являются самыми злостными, поскольку затрагивают интересы всего мирового сообщества. Кощунственным является приобретение и сбыт оружия массового поражения (Ст. 355 УК).

В попытке приобрести экономическую выгоду работники атомных электростанций могут предоставить ядерные материалы в распоряжение террористов или «преступных» государств. Не секрет, что такая сделка может иметь в качестве последствия гибель миллионов людей, уничтожение жизненно важных объектов, может поставить под угрозу существование любого государства. Нельзя успокаиваться тем, что в практике пока таких сделок нет, поскольку уже известно о подготовке к таким преступлениям.

А теперь рассмотрим меры профилактики и борьбы с преступными сделками. Основной задачей государства является усовершенствование реализации прав и законных интересов человека, обновление правовой базы правоохранительной деятельности, разработка механизма контроля за исполнением законов, создание информационного комплекса, обеспечивающего восприятие населением криминогенной обстановки.

Нас интересуют специальные меры профилактики и борьбы с преступными сделками.

Можно в этой связи согласиться с академиком Кудрявцевым В.Н., который выделяет 3 группы мер предупреждения преступлений:

1.            Меры, повышающие трудность совершения преступления (технические новшества, усиление контроля над потенциальным преступником).

2.            Меры, повышающие для преступника риск обнаружения и задержания,

3.            Меры, уменьшающие выгоду от преступления.

В сфере профилактики совершения преступных сделок государство, на наш взгляд, должно:

- объединить усилия государственных и общественных организаций, СМИ в интересах целенаправленного осуществления профилактики преступных сделок,

- решить вопрос об усилении ответственности за преступные сделки,

- усилить контроль в финансово-кредитной и банковской сферах,

- принимать меры по пресечению наркопреступности и преступных действий с оружием,

- усилить борьбу с отмыванием доходов,

- усилить борьбу с нарушениями органов нотариата и государственных органов, занятых регистрацией сделок в целях выявления и пресечения преступных сделок. Растет число сделок преступного характера, которые принимают узаконенную форму именно благодаря действиям недобросовестных участников государственного механизма.

Для эффективной борьбы с преступными сделками целесообразно развить материальное и кадровое обеспечение правоохранительных и судебных органов, перевооружить правоохранительные органы в соответствии с данными криминологических прогнозов, пресечь проявления коррупции, повысить эффективность борьбы с организованной преступностью, необходимо проводить устранение соответствующих криминальных структур. Для обеспечения защиты свидетелей и членов группировок, согласившихся сотрудничать с правоохранительными органами, должна быть разработана система соответствующих мер.

Известно, что большая часть сделок подлежит государственной регистрации. Для преступников и 9 такой, на первый взгляд, защищенной от преступных посягательств ситуации, возникают благоприятные условия для махинаций. Преступные действия они проводят совместно с представителями регистрирующих субъектов и нотариата. Выявить такие преступления довольно сложно ввиду коррумпированности государственных органов и самоуправства нотариата. Поэтому насущным является предупреждение государственной регистрации незаконных сделок и их удостоверения нотариатом. Помимо государственных рычагов борьбы в данной ситуации не помешал бы и общественный контроль.

В настоящее время наибольшее количество афер выявлено в области регистрации сделок с недвижимостью. Недвижимость продается и покупается без ведома хозяев. Нередко регистрация проводится при предъявлении поддельной доверенности. Этому способствует предоставленная законом альтернатива  гражданин вправе выбрать форму доверенности нотариальную или простую.

Справедливые меры в этой связи, на наш взгляд, предлагаются Данилиным С.Н. и Данилиным Н.С. Это совершение регистрации в присутствии доверителя, нотариальное заверение доверенности.

Растет число преступлений в области регистрации по месту жительства. На жилплощадь граждан прописываются неизвестные лица. Такие махинации проводят органы ЖКХ. Создаются даже фирмы, занимающиеся подобным бизнесом. Значит, необходимо ужесточить контроль над эксплуатационными организациями.

Еще более сложная ситуация складывается в случае, когда сделки не требуют регистрации,  тогда они остаются незамеченными для государства. Здесь немалую роль играет взяточничество, поглотившее всю сферу жизнедеятельности государства. Поэтому необходимо знать контингент лиц, которые могут быть участниками таких преступных сделок.

Только координация деятельности правоохранительных органов путем разработки и осуществления этими органами согласованных действий приведет к своевременному выявлению, раскрытию, пресечению и предупреждению таких преступлений. Вместе с тем эффективность мер воздействия на лиц, совершивших преступления, и мер профилактики во многом зависит от качества принимаемых нормативно  правовых актов, от того, как будут решены задачи оптимальности в управлении социальными процессами, от повышения уровня работы правоохранительных, судебных и уголовно исполнительных органов, осуществляющих противодействие преступности, от результативности этой деятельности.



темы

документ Юридическая безопасность коллективных субъектов российского права
документ Уголовный кодекс РФ
документ Упрощенная форма досудебного производства
документ Самозащита
документ Гражданин



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты