Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Личность в советском государственном праве

Личность в советском государственном праве



Личность в советском государственном праве

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

  • Личность в советском государственном праве
  • Конституционный статус личности в СССР
  • Права, свободы и ответственность граждан в условиях развитого социализма
  • Человек, власть, конституция в контексте глобальных перемен жизнь и здоровье советского человека как объект конституционной охраны
  • Достоинство личности при социализме и его гарантии
  • Теоретические проблемы личных конституционных прав советских граждан

    Личность в советском государственном праве

    Человек — центральный объект изучения всех общественных наук, в частности, юридических. Каждая из них изучает особый аспект сущности человека, его деятельности. Главное в предмете науки государственного права — человек в его отношении к государственной власти и Конституции.

    В советском государственном праве человек выступает не только как личность (то есть как индивид), но и как родовое понятие: «народ», «трудящиеся», «нация», «население», «избиратели» и т. д.

    В связи с принятием в 1977 году Конституции СССР произошло расширение круга лиц — субъектов государственно правовых отношений. В Конституции применяются термины «личность» (преамбула, наименование раздела II, ст. ст. 20, 54, 57), «человек» (ст. 29), «лицо» (ст. ст. 61, 65, 156), «гражданин СССР» (раздел II), «советский человек» (ст. ст. 14, 23), «рабочий», «служащий», «колхозник» (ст. ст. 41,43), «член трудового коллектива» (ст. 8), «избиратель» (ст. 99), «супруг», «родитель» (ст. 53) и другие. Наука государственного права должна определить содержание указанных конституционных категорий, их соотношение.

    Понятие личность — самое широкое из них. По смыслу Советской Конституции, личность — это человек как член общества и как носитель личного, индивидуального начала.

    Личность как субъект конституционных отношений выступает в качестве гражданина СССР (раздел II Конституции СССР), или иностранца, или лица без гражданства (ст. 37).

    С точки зрения системно структурного анализа, конституционные права, свободы и обязанности представляют собой единую систему норм, обеспечивающих блага свободы для каждого гражданина СССР, меру его ответственности перед социалистическим обществом и Советским государством.

    Указанная система — это единство ряда подсистем (групп прав и обязанностей), каждая из которых обладает известной самостоятельностью и гарантирует определенные социальные и личные блага.




    К числу указанных подсистем относятся:

    1) социально-экономические права и свободы, гарантирующие возможности участия гражданина в области экономической и социальной жизни;

    2) культурные права и свободы, обеспечивающие блага науки и культуры;

    3) политические права и свободы, гарантирующие возможности участия в осуществлении власти народа;

    4) личные права и свободы, предоставляющие человеку блага индивидуальной свободы и личной жизни;

    5) права-гарантии, обеспечивающие возможности защиты всех вышеназванных основных прав;

    6) конституционные обязанности граждан.

    Гуманистический подход должен иметь место не только при изучении норм, закрепленных в разделе втором Конституции СССР, но и при изучении всех государственно-правовых институтов. Нуждаются в разработке проблемы: личность гражданина, личность избирателя, их правомерное и неправомерное поведение, ответственность в государственном праве, социальная активность гражданина как участника осуществления государственной власти, экономические, социально-психологические, национальные и иные особенности населения, проживающего на территории Совета, в избирательном округе, и другие.

    Конституционный статус личности в СССР

    Анализируя новую Конституцию СССР, необходимо прийти к выводу, что в ней закреплены разработанные в науке государственного права наиболее существенные черты конституционного статуса личности: гражданина СССР, иностранца, лица без гражданства.

    В данной статье мы остановимся на характеристике основ правового положения гражданина СССР, зафиксированных в Конституции.

    Прежде всего, необходимо охарактеризовать изменения в конституционном регулировании общественных отношений, выражающих свободу и ответственность личности в СССР. Эти изменения произошли в двух главных направлениях. Новый Основной Закон расширил сферу конституционного регулирования этих отношений, что выражается, в частности, в увеличении круга общественных отношений, подвергнутых конституционному регулированию. В некоторых случаях урегулированы отношения, которые ранее не существовали и, следовательно, вообще не подвергались правовой регламентации (например, закрепленное в ст. 45 Конституции СССР право получения бесплатных школьных учебников). В других случаях нормы Конституции регулируют общественные отношения, которые ранее регулировались текущим законодательством (право на охрану здоровья и др.). Смысл такой замены одного вида правового регулирования другим — в предоставлении участникам этих отношений более надежных средств защиты их прав и свобод.

    Новая Конституция СССР расширила круг лиц — субъектов государственно правовых отношений. В конституционных отношениях в сфере социально-экономической свободы граждане СССР участвуют как рабочие, служащие, колхозники (ст. 41,43), члены трудовых коллективов (ст. 8), молодежь (ст. 25), престарелые граждане и инвалиды (ст. 43), беременные женщины и матери (ст. 35), авторы, изобретатели и рационализаторы (ст. 47) и др. В сфере личной свободы Конституция СССР определяет основы правового статуса супругов, родителей и детей (ст. 53, 66), лиц, подвергаемых арестам, обвиняемых (ст. 54, 158). Расширив круг физических лиц — субъектов государственно правовых отношений, Конституция СССР 1977 г. создала более благоприятные условия охраны их прав и свобод.

    С принятием новой Конституции произошли количественные и качественные изменения в механизме конституционного регулирования общественных отношений, возникающих в сфере свободы и ответственности личности. Это выразилось, в частности, в увеличении количества конституционных норм, посвященных указанным проблемам. В отличие от Конституции 1936 г., где вопросам конституционного положения личности была посвящена одна глава, в новом Основном Законе выделены две главы, составляющие ее второй раздел, «Государство и личность», причем права граждан закрепляются и в других разделах и главах (например, ст. 13, 102).

    Обогатилось содержание многих норм, закрепляющих права, свободы, обязанности путем расширения их числа, объема и совершенствования системы гарантий. Изменились конституционно правовые методы защиты интересов граждан. В отличие от Конституции СССР новый Основной Закон не только гарантирует основные права и возлагает на граждан основные обязанности, но и применяет такой новый метод обеспечения интересов личности, как возложение обязанностей по защите прав граждан на государство, государственные органы, общественные организации, должностные лица (ст. 4, 56 и др.).

    Конституция СССР обеспечивает удовлетворение потребностей граждан не только путем гарантирования их основных прав и свобод, но и путем защиты законных интересов (ст. 51, 65). Проблема интереса в праве давно стала предметом исследования советских юристов (Н. Г. Александров, С. С. Алексеев, Н. В. Витрук, В. П. Грибанов, И. И. Матузов и др.), но впервые интерес гражданина стал объектом конституционного регулирования.

    Наконец, по сравнению с другими конституционными нормами повысилась социальная ценность норм, регулирующих положение личности в СССР. Если в Конституции СССР 1936 г. соответствующие нормы составляли главу десятую, то в новом Основном Законе раздел «Государство и личность» вынесен на одно из первых мест. Новый Основной Закон СССР закрепляет элементы конституционного статуса гражданина СССР: гражданство (ст. 33); основные права, свободы и обязанности граждан СССР, их гарантии (гл. 7); основные принципы их правового положения: социалистический характер прав, свобод и обязанностей (ст. 39, 50); их полноту и гарантированность, обеспечение расширения (ст. 39); неотделимость осуществления прав и свобод от исполнения обязанностей (ст. 59).

    Совершенствование содержания конституционного статуса гражданина СССР, по новой Конституции СССР, состоит в дальнейшем развитии свободы личности и ее ответственности перед обществом. Как отмечается в преамбуле Конституции, в развитом социалистическом обществе «...складываются все более благоприятные условия для всестороннего развития личности». В этом заключается и одна из важнейших целей Советского государства. Исходя из коммунистического идеала: «Свободное развитие каждого есть условие свободного развития всех», к числу главных задач общенародного государства Основной Закон относит повышение материального и культурного уровня жизни трудящихся. В этом и высшая цель социалистического, общественного производства (ст. 15). Советское государство закрепило в своей Конституции гуманные принципы внешней политики и международных отношений, провозглашенные в Хельсинкской декларации, в том числе уважение прав человека и основных свобод (ст. 29).

    С точки зрения системно-структурного анализа конституционные права, свободы и обязанности представляют собой целостную систему, обеспечивающую блага свободы для каждого гражданина СССР, меру его ответственности перед социалистическим обществом и Советским государством. Указанная система — это единство пяти подсистем (групп прав и обязанностей), каждая из которых обладает известной самостоятельностью и гарантирует определенные социальные и личные блага.

    К числу указанных подсистем относятся:

    1) социально-экономические и культурные права, гарантирующие возможности участия гражданина в области экономической и социальной жизни, а также в сфере науки и культуры;

    2) политические права и свободы, обеспечивающие возможность участия в осуществлении власти народа;

    3) личные права и свободы, предоставляющие человеку блага индивидуальной свободы и личной жизни;

    4) права гарантии, обеспечивающие возможности защиты всех вышеназванных основных прав;

    5) конституционные обязанности граждан. Конституция СССР 1977 г. впервые официально зафиксировала разработанную в науке государственного права классификацию прав: социально-экономические, политические и личные (ст. 39); закрепила новую группу прав гарантий.

    Развитие свободы личности обеспечивается в новой Конституции СССР:

     1) расширением круга основных прав и свобод, обогащением их содержания, совершенствованием их гарантий;

    2) закреплением условий возрастания добровольности и сознательности граждан в исполнении их конституционных обязанностей.

    Конституция СССР 1977 г. закрепила четыре новых основных социально-экономических права:

    • на охрану здоровья, на жилище, пользование достижениями культуры, свободу научного, технического и художественного творчества (ст. 42, 44, 46, 47);
    • четыре новых политических права: участвовать в управлении государственными и общественными делами, вносить предложения в государственные органы, право критики, право избирателей давать наказы депутатам (ст. 48, 49, 102);
    • три новых личных права:
    • на защиту брака и семьи, охрану личной жизни, на честь и достоинство (ст. 53, 56, 57). Следует также отметить, что каждое из названных основных прав состоит из определенных элементов — субъективных прав (например, право гражданина участвовать в управлении состоит из 10 прав).

    Кроме того, зафиксированы новые элементы — субъективные права в содержании традиционных основных прав (например, право на выбор профессии стало важной частью права на труд). Особое внимание уделяется гарантиям прав. Таким образом, Конституция значительно расширила пределы свободы личности, возможности совершенствования ее творческих сил и способностей.

    Повышение ответственности личности перед обществом и государством воплощено в новой Конституции:

    1) расширением круга основных обязанностей граждан;

    2) установлением конституционных условий ответственного подхода использования основных прав и свобод (т. е. недопустимость их осуществления в ущерб интересам общества, государства, прав других граждан или вне связи с исполнением обязанностей).

    Основной Закон предусматривает двенадцать новых конституционных обязанностей советских граждан (например, обязанность с достоинством нести высокое звание гражданина СССР, беречь природу, охранять ее богатства и т. д.).

    Как указывается в преамбуле Конституции СССР, политическая система развитого социализма обеспечивает «...сочетание реальных прав и свобод граждан с их обязанностями и ответственностью перед обществом». Социализм — это общество реального гуманизма. Как подчеркнул Л. И. Брежнев в докладе на торжественном заседании, посвященном 60летию Великого Октября, новая Конституция СССР подтвердила, что «...все перемены, которые совершаются в нашей стране, направлены, прежде всего, на обеспечение каждому человеку подлинно человеческих условий жизни».

    Конституция СССР 1977 г. — юридическое воплощение подлинной свободы личности, ее всестороннего развития и расцвета.

    Права, свободы и ответственность граждан в условиях развитого социализма

    Построенное в СССР развитое социалистическое общество — закономерный этап в становлении коммунистической формации. «На этом этапе социализм, развиваясь уже на собственной основе, все более полно раскрывает свои творческие возможности, свою глубоко гуманистическую сущность»,— указывается в постановлении ЦК КПСС «О 60й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции» «Социализм — это общество реального гуманизма. Его главной ценностью является человек труда. Все для блага человека, во имя человека — таков глубочайший смысл нового, социалистического образа жизни»1,— подчеркнуто в этом документе ЦК КПСС.

    Советское право закрепляет действительные условия всестороннего развития личности, ее подлинную свободу.

    Свобода личности и понятие субъективных прав и обязанностей советских граждан. Положение личности в обществе определяется характером отношений, которые складываются между индивидуумом и окружающей его социальной средой. Взаимоотношения личности и общества зависят от ряда факторов: уровня развития производительных сил, степени познания законов природы и общества и от социального устройства общества, степени демократизации государственной и общественно политической жизни. Будучи отражением политических и правовых требований, нравственных идеалов господствующего класса, права и свободы, в конечном счете, выражают его экономические интересы и являются его классовой привилегией. «С точки зрения пролетариата,— писал В. И. Ленин,— вопрос становится только так: свобода от угнетения каким классом? равенство какого класса с каким? демократия на почве частной собственности или на базе борьбы за отмену частной собственности? и т. д.». В период диктатуры пролетариата закреплялась свобода для рабочего класса и всех трудящихся, т. е. свобода для подавляющего большинства населения страны. Но с момента зарождения диктатура пролетариата несет в себе черты всенародной социалистической демократии. Уже в период перехода от капитализма к социализму Советское государство обеспечило трудящимся «такую фактическую возможность пользоваться демократическими правами и свободами, которой никогда не было, даже приблизительно, в самых лучших и демократических буржуазных республиках»3. В развитом социалистическом обществе происходит дальнейшее углубление демократического содержания свободы личности, совершенствование ее гарантий.

    Свобода личности — сложное, многогранное явление общественной жизни. Она имеет философский, социологический, политический, нравственный, психологический, правовой и другие аспекты. В юридическом смысле свобода личности в социалистическом обществе представляет собой закрепленную в праве реальную возможность действовать сознательно, по своей воле в соответствии с нормами социалистического права, проявлять личную активность во всех сферах человеческого бытия, сочетая удовлетворение личных запросов с интересами общества. «... Юридически признанная свобода существует в государстве в форме закона» . Юридический аспект свободы личности предполагает воплощенное в правовых нормах отношение государства к своим гражданам, критерий которого заключен в обладании ими субъективными правами и несении юридических обязанностей. Существование любого субъективного права предполагает, что это право выступает как гарантированная государством мера творческой инициативы, самостоятельности, свободы советского гражданина. Субъективное право гражданина всегда есть право на какое-то социальное благо, имеющее определенную, например политическую, духовную, материальную, нравственную, ценность. Пользование социальными благами, которые предоставляет гражданам социалистический общественный строй (например, свободный труд, жилье, отдых, честь и достоинство, личная неприкосновенность), — это та цель, достижению которой служит вся система субъективных прав граждан. «Коммунисты, — сказал А. Н. Косыгин на XXV съезде КПСС,— не сторонники аскетизма, искусственного ограничения потребностей людей. Напротив, свойственное коммунистическому обществу полное и свободное раскрытие всех способностей человека, его творческих сил предполагает и создание благоприятных материальных условий жизни».

    Советские граждане участвуют в многообразных общественных отношениях — политических, трудовых, имущественных, семейных, жилищных и др., и правовые нормы закрепляют за ними многочисленные права и обязанности. Особое место среди них занимают конституционные права и обязанности. Эти права, отличающиеся повышенной стабильностью и особой значимостью тех социальных благ, на которые они направлены, закреплены в Основном законе Советского государства и дают возможность пользоваться социальными благами, составляющими коренные основы жизни человека в социалистическом обществе (социальная свобода, политическая свобода и т. д.). Каждая из демократических свобод составляет систему субъективных прав; специфика конституционных свобод в том, что они всегда предоставляют определенную альтернативу (свободу выбора) в возможном поведении и поэтому имеют, по крайней мере, две стороны: с одной стороны, гарантируется возможность поведения в одном направлении и, с другой стороны, обеспечивается такая возможность в ином направлении (например, свобода слова предполагает, как право соглашаться, одобрять, так и право не соглашаться, не одобрять; свобода совести — право исповедовать ту или иную религию, отправлять религиозные культы и право не исповедовать никакой религии и вести антирелигиозную пропаганду). Кроме того, если конституционное право призвано обеспечить получение гражданином определенного социального блага, то конституционная свобода гарантирует возможность беспрепятственного осуществления того или иного действия, поступка в соответствии с интересами трудящихся и в целях укрепления социалистического строя.

    В результате поступательного развития общества, борьбы трудящихся масс против социального порабощения, широкого распространения революционных, гуманистических идей в сознании прогрессивного человечества сформировалось представление о правах человека как наиболее существенных возможностях свободного развития людей, предоставляемых государством и обществом. Достижения СССР и других социалистических стран в реальном обеспечении этих прав, борьба рабочего класса и всех демократических сил в капиталистических и молодых развивающихся государствах за их признание способствовали принятию государствами и международными организациями ряда международноправовых документов о правах человека. Конференция коммунистических и рабочих партий Европы выступила за ратификацию и строгое соблюдение всеми европейскими государствами разработанных ООН международных Пактов о правах человека. Следует подчеркнуть, что КПСС и Советское государство, проводя подлинно гуманистическую политику, всегда выступали поборниками осуществления этих прав. В развитом социалистическом обществе законодательство и практика, традиции политической жизни, согласовываясь с духом международных Пактов о правах человека, предусматривают более широкие права, чем включенные в эти пакты.

    Марксистско-ленинская доктрина прав человека, будучи воплощением подлинного гуманизма, несовместима с буржуазными концепциями свободы. При социализме права человека — это, в сущности, права трудящихся. Они наполнены глубоким демократическим содержанием и включают не только политические, культурные, личные, но прежде всего социально-экономические права. Эти права могут быть использованы только в соответствии с интересами трудящихся; осуществление их в целях, не совместимых с задачами коммунистического строительства, недопустимо.

    В буржуазных правовых теориях XVIII в., во французской Декларации прав человека и гражданина права человека как участника частной жизни противопоставлялись правам гражданина — участника общественно-политической деятельности. В таком противопоставлении проявляется антагонистический характер взаимоотношений личности и общества при капитализме. Подобное противопоставление неприменимо к условиям социалистического общества, где личность не противостоит ни обществу, ни государству. Отмена частной собственности, уничтожение эксплуатации человека человеком, ликвидация национального угнетения, утверждение новых общественных отношений, основанных на братском сотрудничестве

    и товарищеской взаимопомощи людей, создают условия для действительного, реального обеспечения всех прав гражданина. Марксистская концепция свободы исходит из принципа ответственности личности перед обществом, но вместе с тем обосновывает и принцип ответственности общества перед личностью. Система субъективных прав и их политических, юридических и материальных гарантий — выражение действительной заботы Советского социалистического государства о человеке, его интересах и потребностях.

    Дальнейшее развитие прав граждан в свете решений XXV съезда КПСС. Развитой социализм характеризуется все возрастающим общественным уважением к личности, ее творческой индивидуальности и вместе с тем повышением ответственности каждого члена общества перед коллективом, укреплением дисциплины. Прежде всего, это выражается во всемерном развитии свободы личности и прав советских граждан. Процесс демократизации, умножения и обогащения прав и свобод граждан определяется закономерностями социализма, генеральным курсом КПСС. Достижения нашей страны в коммунистическом строительстве, укрепление сотрудничества с братскими социалистическими странами, разрядка международной напряженности открывают новые, дополнительные возможности для осуществления свободы личности в СССР.

    Развитие прав граждан будет происходить как путем дальнейшего расширения круга прав и свобод, гак и посредством углубления и обогащения содержания существующих прав, совершенствования их гарантий. Прежде всего, это относится к социально-экономическим свободам и правам. Их отличительная особенность состоит в том, что, обеспечивая материальные предпосылки участия трудящихся в осуществлении государственной власти, в развитии творческой индивидуальности, они играют определяющую роль в формировании правового статуса советского гражданина, ибо в них наиболее ярко выражается высшее проявление свободы личности — освобождение человека от эксплуатации. За последние годы в СССР реализована широкая программа социальных мероприятий: повышена оплата по труду более чем 75 млн. человек; за счет увеличения пенсий, пособий и стипендий доходы возросли примерно у 40 млн. человек; отменены и снижены налоги некоторым категориям работников; введены денежные пособия на детей в малообеспеченных семьях; повышены минимальные размеры пенсий; увеличены нормы питания в больницах, и т. д. Эти меры расширили объем таких конституционных прав, как право на труд, на отдых, материальное обеспечение в старости, в случае болезни и потери трудоспособности. Последовательное осуществление Советским государством линии на обеспечение стабильности государственных розничных цен на основные товары народного потребления — важная гарантия указанных прав. Снижение цен на целый ряд товаров массового спроса и повышение цен на отдельные товары, являющиеся, как правило, предметами роскоши, подтверждают в целом неизменность общего курса на сохранение стабильности розничных цен.

    Реализация решений XXV съезда КПСС и октябрьского Пленума ЦК КПСС ведет к расширению сферы применения и совершенствованию гарантий социально-экономических прав. Первостепенное значение будет иметь дальнейший рост уровня заработной платы, пенсий и выплат за счет общественных фондов потребления. В соответствии с программой социального развития, принятой съездом ЦК КПСС, Совет Министров СССР и ВЦСПС в декабре 1976 г. приняли постановление о повышении заработной платы 31 млн. работников, занятых в непроизводственных отраслях народного хозяйства. В новой пятилетке будет полностью завершен процесс повышения минимальной заработной платы и начнется новый этап ее повышения, появятся новые льготы женщинам по уходу за ребенком, будет продолжено массовое жилищное строительство и др. «Среди социальных задач,— указывается в докладе Л. И. Брежнева на XXV съезде КПСС,— нет более важной, чем забота о здоровье советских людей». Человеческая жизнь — самая высокая ценность на Земле, и ее всесторонняя охрана — воплощение подлинного гуманизма. Осуществлению этих задач способствует реализация гражданами закрепленных в Конституции СССР прав на бесплатную медицинскую помощь, на предоставление в пользование трудящимся широкой сети курортов. Принятые в последние годы законы о здравоохранении, об охране окружающей среды закрепили ряд существенных гарантий права на охрану жизни и здоровья человека. Особое значение для социально-экономических прав имеет выдвинутая XXIV съездом КПСС задача органического соединения достижений научно-технической революции с преимуществами социалистической системы хозяйства. Ее решение будет сопровождаться улучшением условий и охраны труда, усилением его творческого характера, сокращением малоквалифицированного и тяжелого труда.

    Развитие политических прав граждан СССР характеризуется дальнейшим совершенствованием гарантий, обеспечивающих систематическое привлечение «все большего числа граждан, а затем и поголовно всех граждан к непосредственному и ежедневному несению своей доли тягот по управлению государством». С учетом форм осуществления советским народом принадлежащей ему власти политические права граждан можно классифицировать на права, связанные с деятельностью представительных органов государственной власти, и права, связанные с проявлением непосредственной демократии трудящихся. В практике всенародного обсуждения важнейших законопроектов, в повышении роли общественных организаций в государственном управлении, в широком развитии критики недостатков работы государственного аппарата находят реальное осуществление такие важнейшие конституционные политические права, как свобода слова, печати, собраний и митингов, право на объединение в общественные организации, право избирать и быть избранными в органы власти. Советское законодательство предусматривает и такие существенные права граждан, как: право участвовать в разработке и одобрении наказов избирателей депутатам; право участвовать в отзыве депутата, не оправдавшего доверия избирателей; право участвовать в управлении производством; право обращаться в государственные органы с предложениями, заявлениями и жалобами, и др. XXV съезд КПСС определил пути всестороннего развития всей советской политической системы. Совершенствование социалистической демократии, все более широкое участие трудящихся в управлении делами общества, принятие новой Конституции СССР будут способствовать обогащению гарантий политических свобод.

    Получили новый расцвет права граждан в сфере культуры, расширились пределы их применения. В связи с завершением в основном в девятой пятилетке перехода к всеобщему среднему образованию молодежи наполнилось новым содержанием конституционное право на образование. В СССР созданы реальные возможности для свободного научного и художественного творчества. Так, нормы авторского права защищают творческую деятельность создателей произведений науки, литературы, искусства (ст. 96 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, ст. 475 ГК РСФСР). Всесторонне гарантировано и право на изобретательскую и рационализаторскую деятельность. В результате миролюбивой внешней политики Советского государства сложились благоприятные условия для культурных контактов, обмена информацией и духовными ценностями с другими странами, что расширило возможности осуществления прав в этой области. Повышение уровня идейного воспитания трудящихся, дальнейшее развитие системы народного образования, расцвет культуры и искусства, массовое изучение основ марксизма ленинизма как важнейшая особенность современного общественного сознания создают новые предпосылки для развития духовной свободы человека.

    Развитие социалистической демократии предполагает реальное обеспечение личных прав, что гарантирует высокое уважение к гражданину, его личную безопасность и индивидуальную свободу. Конституция СССР обеспечивает неприкосновенность личности, жилища, тайну переписки, право на защиту в суде, свободу совести (ст. 111, 124, 127, 128). Текущее законодательство гарантирует право на честь и достоинство, право на охрану и поощрение материнства, права супругов, родителей, детей. В уголовно процессуальном, гражданском, административном законодательстве предусмотрены новые эффективные средства защиты личных прав и интересов граждан. Так, в ст. 6, 3234 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, Положении о предварительном заключении под стражу, Положении о порядке кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, закреплены гарантии неприкосновенности личности при арестах и задержаниях. Основы гражданского законодательства расширили возможности судебной защиты чести и достоинства гражданина (ст. 7). В ст. 12, 55 Устава связи Союза ССР установлены административно правовые гарантии тайны переписки. Важным шагом в дальнейшем развитии принципа реального гуманизма являются указы и постановления о смягчении ответственности за деяния, не представляющие большой общественной опасности, о более дифференцированном подходе к назначению наказаний, о совершенствовании практики применения мер общественного воздействия товарищескими судами и о более строгом соблюдении требований законодательства о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан. Претворение в жизнь программы социальных мероприятий, намеченных XXV съездом КПСС, приведет к еще большему росту социальной однородности всего населения страны, укреплению дружбы советских наций и народностей, что будет играть немаловажную роль в совершенствовании гарантий равноправия советских граждан.

    Соотношение свободы и ответственности гражданина при социализме. Совершенствование прав и их гарантий — это одна из сторон процесса развития свободы личности при социализме. В современный период необычайно повышается ее ответственность перед обществом, идущим к коммунизму. Социальная ответственность может рассматриваться как объективная система отношений и как определенное качество личности («чувство ответственности»), В качестве объективной системы ответственность выражается в системе вааимоотчетностей социальных общностей (государство, общество и т. д.) и индивидов и проявляется в деятельности членов общества, в отношениях между ними, зафиксированных в социальных нормах, в том числе правовых. В них выражается определенная оценка поступков человека со стороны общества и государства, и в этом смысле ответственность выступает как регулятор общественных отношений, характеризует степень социальной свободы, сущность индивидуальной ответственности, систему санкций. Ответственность как социально психологическое качество личности — это соизмерение возможных последствий своих поступков с господствующими в обществе нормами и осознание наступления отрицательных последствий в случае нарушения действующих норм. «Ответственность, как и свобода,— одно из качеств активной, сознательной, целенаправленной деятельности субъекта общественных отношений. Если свобода означает избирательную активность личности, то ответственность есть мера и направление этой активности. Свобода и ответственность нераздельны как две стороны социально исторической необходимости. Они находятся в диалектическом единстве. Ответственность предполагает свободу; свобода, чтобы не превратиться в свою противоположность — в произвол, невозможна без ответственности; чем полнее свобода, тем больше ответственность».

    Повышение ответственности личности перед обществом и государством выражается, во-первых, в усилении требовательности о неуклонном соблюдении юридических обязанностей всеми гражданами и должностными лицами, недопустимости осуществления прав в противоречии с их социальным назначением, а во-вторых, в возрастании уровня сознательности граждан, т. е. повышении их чувства ответственности в исполнении юридических обязанностей и при реализации субъективных прав. «...Ответственный подход каждого гражданина к своим обязанностям, к интересам народа,— говорил Л. И. Брежнев на XXV съезде партии,— создает единственно надежную базу для наиболее полного воплощения принципов социалистического демократизма, подлинной свободы личности». В условиях социализма и коммунизма подлинная свобода предполагает глубокое понимание индивидуумом общественных интересов, способность согласовывать свои цели, поступки, стремления с интересами общества и государства. Вместе с тем ответственность гражданина за исполнение юридических обязанностей способствует наилучшему проявлению творческой индивидуальности самой личности, ибо дисциплина, высокая организованность общества ставят в более защищенное и свободное положение каждого отдельного гражданина, гарантируют незыблемость его прав. В единстве свободы и ответственности проявляется гармония интересов общества, государства и личности в социалистических общественных отношениях.

    Существуют различные виды социальной ответственности: политическая, нравственная, профессиональная, юридическая и др. В философской литературе выделяются два главных аспекта этого понятия: ответственность за прошлое (ретроспективная) и ответственность за будущее, т. е. за поступки людей в будущем, за судьбу коллектива, общества и т. д. (активная ответственность). На наш взгляд, существует и ответственность за настоящее. Когда идет речь о повышении уровня политической и моральной ответственности гражданина, имеется в виду его социальная ответственность во всех этих аспектах. Советский гражданин облечен высокой ответственностью за результаты своего труда, за свою семью, за деятельность и будущее своего коллектива и всего общества в целом. Развитие социалистической демократии предполагает, чтобы «каждый чувствовал себя гражданином в полном смысле этого слова, заинтересованным в общенародном деле и несущим за него свою долю ответственности».

    Вместе с тем необходимо отметить, что исполнение юридической обязанности зависит не только от высокой сознательности граждан, силы общественного мнения, но и от юридически закрепленной возможности наступления отрицательных последствий для тех, кто уклоняется от выполнения такой обязанности. В данном случае мы говорим уже о юридической ответственности, которая наступает в строго установленных законом случаях, при совершении лицом правонарушений (т. е. за конкретный поступок), при наличии его вины. Юридическая ответственность может быть только ретроспективной (т. е. за прошлое). Она связана с государственным принуждением к исполнению требований права, с реализацией санкций правовых норм и выражает официальное порицание правонарушителю от имени Советского государства. Существуют различные виды юридической ответственности: уголовная, административная, дисциплинарная, гражданская. Первая из них наступает при совершении лицом преступления, другие — при совершении иных, менее опасных правонарушений. Социально политическое назначение, цель любого вида юридической ответственности в СССР — охрана советского общественного и государственного строя, социалистического правопорядка от посягательств правонарушителей; коммунистическое воспитание граждан (см. ст. 2, 3 Основ законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик). Необходимо также отметить, что возможность наступления юридической ответственности служит серьезным стимулом для воздержания от совершения нарушений закона. Юридическая ответственность — инструмент восстановления нарушенного правопорядка (в частности, нарушенных субъективных прав граждан), важное средство предупреждения правонарушений. Гуманистическая, подлинно демократическая природа юридической ответственности в СССР состоит в том, что она осуществляется на началах законности, справедливости и целесообразности. Ее эффективность зависит от быстроты и неотвратимости применения. Предупредительное значение наказания — не в его тяжести, а в его неотвратимости. При социализме существуют тесная связь и взаимодействие между всеми видами социальной ответственности, но юридическая ответственность остается неотъемлемым средством борьбы с преступностью, за укрепление общественного правопорядка и социалистической законности. Ей принадлежит активная роль в защите и совершенствовании социалистических общественных отношений. Как указывается в Программе КПСС, «...пока имеются проявления преступности, необходимо применять строгие меры наказания к лицам, совершающим опасные для общества преступления, нарушающим правила социалистического общежития, не желающим приобщаться к честной трудовой жизни. Главное внимание должно быть направлено на предотвращение преступлений».

    Советский гражданин — это свободная личность, обладающая высокой социальной ответственностью. И такое сочетание свободы и ответственности находит юридическое воплощение в единстве прав и обязанностей гражданина. Причем было бы ошибочным ограничивать свободу личности лишь сферой субъективных прав, ответственность — сферой обязанностей. Как первые, так и вторые воплощают и свободу, и ответственность личности.

    «Социалистическая демократия,— говорится в постановлении ЦК КПСС - это единство прав и обязанностей, подлинной свободы и гражданской ответственности, гармоничное сочетание интересов общества, коллектива и личности». Всякому субъективному праву одного лица всегда соответствует юридическая обязанность другого лица, организации или учреждения. Исполнение некоторых конституционных обязанностей является предпосылкой осуществления многих субъективных прав. Так, органическая взаимосвязь общеобязательности труда и субъективных прав граждан закреплена в ст. 12 Конституции СССР, где юридически выражен важнейший принцип социализма: «Кто не работает, тот не ест». Конституционная обязанность трудиться выступает как необходимое предварительное условие реализации трудоспособными гражданами, каких бы то ни было прав, обеспечивающих удовлетворение материальных и духовных потребностей индивидуума, и, следовательно, осуществление многих субъективных прав, в том числе права личной собственности. Нередко совершаемые гражданином действия, направленные к реализации субъективного права, являются вместе с тем и выполнением юридической обязанности. В этом случае происходит как бы слияние права и обязанности в единое правило поведения. Так, трудящийся, подвергающий справедливой критике недостатки в работе администрации предприятия, не только реализует право свободы слова (ст. 125 Конституции СССР), но и выполняет обязанность честно относиться к общественному долгу (ст. 130 Конституции). В современный период обязанность трудиться становится внутренней потребностью подавляющего большинства членов социалистического общества, и это способствует ее сближению с правом на труд.

    Осуществление субъективных прав граждан органически связано с исполнением юридических обязанностей, прежде всего конституционных: соблюдать Конституцию и исполнять законы, блюсти дисциплину труда, беречь и укреплять социалистическую собственность и др.,

    «Социализм — это общество освобожденного труда, подлинной демократии, действительной свободы личности, самой передовой науки и культуры»,— указывается в постановлении ЦК КПСС «О 60-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции». Выполнение задач, поставленных партией, предполагает повышение чувства ответственности, честное, добросовестное исполнение юридических обязанностей, общественного долга всеми гражданами. Рост производительности труда, повышение эффективности производства, улучшение качества работы приведут к возрастанию общественного богатства, а это создаст еще более значительные возможности для реализации субъективных прав на более высокой основе. Коммунистическая партия намечает широкие перспективы экономического и культурного расцвета страны, развития социалистической демократии, укрепления правопорядка, а, следовательно, и дальнейшего расширения пределов человеческой свободы.

    Человек, власть, конституция в контексте глобальных перемен жизнь и здоровье советского человека как объект конституционной охраны

    Жизнь человека, его здоровье — самые высокие ценности на земле, и их всесторонняя охрана — воплощение подлинного гуманизма, вытекающего из самой сущности марксистко-ленинского учения, природы социалистического общественного строя, духа и буквы Советской конституции. Принцип охраны жизни и здоровья людей проходит красной нитью в произведениях В. И. Ленина, в решениях КПСС. Конституционному регулированию общественных отношений в сфере охраны жизни и здоровья советских людей, основным правам граждан в данной области, закрепленным в новой Конституции СССР, проблеме реализации конституционных положений о народном здравоохранении в современных условиях посвящена эта статья.

    Конституционное регулирование общественных отношений в сфере охраны жизни и здоровья граждан. В системе социальных ценностей жизнь и здоровье человека — наивысшие, абсолютные и естественные ценности. Уровень экономического, социального и культурного развития, классовая структура общества, его политическая система оказывают существенное влияние на длительность жизни, снижение или возрастание заболеваемости людей и т. д,  Содержание общественных отношений в данной сфере предопределяется социальным характером и социальной детерминацией жизни и здоровья людей, хотя, разумеется, здесь не отменяется действие биологических закономерностей развития человека.

    Существуют 4 группы факторов, действующих на здоровье:

    • социально-экономические,
    •  природные (географическая среда, климат, флора, фауна),
    • биологические (генетические)
    • и психологические (адаптационные качества, темперамент и др.).Нормы советского права, регулируя различные общественные отношения, оказывают серьезное влияние на первую группу этих факторов. Вместе с тем право все больше становится действенным средством воздействия и на вторую группу факторов (например, законы об охране окружающей среды). Будучи инструментом социализации личности, в частности усвоения человеком определенных эталонов мышления, поведения, право существенным образом влияет на психологические факторы здоровья. Объектом конституционного регулирования являются наиболее важные стороны общественных отношений в области охраны жизни и здоровья человека. Новый Основной закон СССР, воплощая и закрепляя достижения развитого социализма, наряду с углублением содержания вышеназванных прав существенно расширил пределы конституционного регулирования в данной сфере общественных отношений, предусмотрел новые средства охраны жизни и здоровья гражданина. Установлены два новых основных права граждан СССР: на охрану здоровья (ст. 42) и на судебную защиту от посягательств на жизнь и здоровье (ст. 57), причем объектом конституционной защиты выступают различные аспекты этих важнейших социальных благ.

    Предусматривая возможности развития государственной системы здравоохранения, массовой физической культуры и спорта (ст. 24, 41), Конституция СССР способствует обеспечению охраны здоровья народа. Объектом конституционной охраны являются жизнь и здоровье каждого гражданина (ст. 42, 57). Обеспечивается система особых конституционных гарантий охраны здоровья трудящихся. Так, Конституция возлагает на государство заботу об улучшении условий и охране труда, сокращении и полном вытеснении тяжелого физического труда (ст. 21). Основной закон закрепил специальные гарантии по охране здоровья женщин (ст. 35). Особое внимание уделяется заботе о здоровье подрастающего поколения (ст. 42), физическом развитии молодежи (ст. 25). Советское право всегда охраняло и охраняет жизнь и здоровье человека, в частности при его рождении и в случае болезни, несмотря на уровень здоровья и жизнеспособности. Этими гуманистическими началами проникнута и Конституция СССР 1977 г., гарантирующая самую широкую систему мер по охране жизни и здоровья граждан всех поколений, от детей (ст. 35, 42) до престарелых граждан и инвалидов (ст. 43). Фиксируя условия правовой защиты, материальной и моральной поддержки материнства (включая предоставление различных льгот беременным женщинам), Основной закон обеспечивает тем самым охрану будущей жизни. Великий коммунистический идеал «Свободное развитие каждого есть условие свободного развития всех» возведен в ранг конституционного принципа (ст. 20).

    Маркс рассматривал болезнь как стесненную в своей свободе жизнь. В этом определении можно выделить два момента. Во-первых, Маркс связывал состояние здоровья человека, т. е. болезнь, с его свободой, а, во вторых, с его жизнью. Совершенствование психических и физических возможностей человека — важный аспект его свободного развития. Многие из конституционных прав гарантируют тот или иной аспект охраны здоровья человека. Так, право на выбор профессии, рода занятий и работы (ст. 40) позволяет гражданину избрать работу в соответствии со своим призванием, способностями, профессиональной подготовкой, учитывая при этом, разумеется, и возможности своего здоровья; право на отдых (ст. 41) и право на жилище (ст. 44) обеспечивают восстановление затраченных в труде сил, укрепление здоровья. Право неприкосновенности личности (ст. 54) гарантирует охрану жизни, и здоровья как неотъемлемой части физической неприкосновенности гражданина от незаконных арестов и других мер принуждения.

    Как указывается в преамбуле Конституции СССР, в развитом социалистическом обществе «все полнее раскрываются... преимущества социалистического образа жизни, трудящиеся все шире пользуются плодами великих революционных завоеваний». Создание благоприятных естественно биологических возможностей существования человека — составная часть социалистического образа жизни. Повышение материального и культурного уровня жизни трудящихся рассматривается в Конституции СССР как одна из главных задач общенародного социалистического государства. Таким образом, сама категория «жизнь человека» на новом этапе развития социализма наполняется глубоким гуманистическим содержанием.

    Конституционные права граждан на охрану здоровья (ст. 42) и на судебную защиту от посягательств на жизнь и здоровье (ст. 57) представляют собой гарантируемые государством возможности защиты нормального биологического существования человека. Объектом правовой охраны здесь выступают здоровье человека, длительность человеческой жизни, ее неприкосновенность. Однако в первом случае (ст. 42) речь идет об охране личности от болезней, производственного травматизма, вредных условий окружающей среды, а во втором (ст. 57) — о защите от посягательств правонарушителей. Существуют различия и в содержании, гарантиях, формах реализации указанных прав, их месте в системе конституционных прав и свобод гражданина.

    Право на охрану здоровья. Право на охрану здоровья относится к числу важнейших социально-экономических прав граждан.

    Анализ его внутренней структуры позволяет выделить четыре основных его правомочия (элемента):

    1) право на охрану неприкосновенности жизни и здоровья;

    2) право на бесплатную квалифицированную медицинскую помощь, оказываемую государственными учреждениями здравоохранения;

    3) право на обеспечение возможности долголетней активной жизни;

    4) право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья. Конституционное право на охрану здоровья обеспечивается системой специальных гарантий: экономических, идеологических, организационных и правовых. Наиболее существенные из них возведены в новом Основном законе в ранг конституционных.

    Экономические гарантии заключаются в определяемой советским общественным строем, социалистической собственностью на средства производства системе экономических мер, направленных на материальное, финансовое обеспечение этого права. Конституция СССР закрепляет важнейшие из таких гарантий: создание и расширение сети учреждений для лечения и укрепления здоровья граждан, развертывание научных исследований, направленных на предупреждение и снижение заболеваемости (ст. 42), материальное обеспечение в случае болезни, утраты трудоспособности (ст. 43). В соответствии с решениями XXV съезда КПСС в СССР материальная база здравоохранения развивается на основе рационального сочетания строительства многопрофильных и специализированных медицинских учреждений, увеличения числа больничных коек и т. д.

    Смысл идеологических гарантий права на охрану здоровья — в широком распространении медицинских знаний, улучшении санитарно-гигиенического воспитания населения и т. п. Этот аспект идеологических гарантий связан с повышением общей культуры населения. Но существует и другой аспект, составляющий определенную часть правосознания. Речь идет о глубоком осознании всеми идеи неприкосновенности человеческой жизни, ценности здоровья как важнейшего личного блага. Сущность идеологических гарантий состоит в том, чтобы они активно содействовали тому, чтобы деятельность всех государственных органов, общественных организаций, должностных лиц и граждан была основана на подлинном уважении, бережном, внимательном отношении к жизни человека.

    Юридические гарантии включают государственно правовые, административно правовые, уголовно правовые и гражданскоправовые гарантии. Государственно правовые — это конституционные (ст. 42) и иные нормы государственного права, закрепляющие право на охрану здоровья и регулирующие деятельность Советов народных депутатов, их постоянных комиссий по обеспечению этого права. В соответствии с законами о местных Советах, принятыми в последние годы, органы государственной власти руководят делом здравоохранения, физкультуры и спорта на местах, проводят мероприятия по соблюдению санитарных правил, предупреждению распространения инфекционных заболеваний, по охране природы и т. д. (см., например, ст. 24 Закона РСФСР о районном Совете депутатов трудящихся РСФСР). К административно правовым гарантиям следует отнести нормы административного права, регулирующие деятельность министерства здравоохранения, органов и учреждений здравоохранения, исполкомов местных Советов и др. К этому виду гарантий примыкают и административно правовые нормы, обеспечивающие условия реализации и средства защиты права на охрану здоровья, например административный запрет, заниматься медицинской, фармацевтической деятельностью лицам, не допущенным к такой деятельности в установленном законом порядке, дисциплинарная ответственность медицинских работников за нарушение профессиональных обязанностей (ст. 12, 17 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении). Уголовно правовые гарантии — это нормы, предусматривающие ответственность за преступное нарушение права на охрану здоровья, например, неоказание помощи больному (ст. 128 УК РСФСР), незаконное врачевание (ст. 221 УК РСФСР) и др. Гражданскоправовые гарантии включают нормы гражданского права, устанавливающие имущественную ответственность за причиненный ущерб, связанный с компенсацией для восстановления здоровья (ст. 459468 ГК РСФСР и сл.).

    Существенную роль в обеспечении права на охрану здоровья играют организационные гарантии, т. е. система соответствующих мер социально-экономического и медик санитарного характера. Наиболее важные из них закреплены в ст. 42 Конституции СССР, ст. 5 Основ законодательства о здравоохранении, в частности проведение широких оздоровительных и профилактических мероприятий, мер по оздоровлению окружающей среды, создание на производстве и в быту надлежащих санитарногигиенических условий, устранение причин производственного травматизма.

    Важное значение для обеспечения права на охрану здоровья имеет внешнеполитическая деятельность КПСС и Советского государства по углублению разрядки и устранению угрозы мировой войны. Принципы ленинской внешней политики, закрепленные в гл. 4 Конституции СССР, направлены на сохранение жизни миллионов людей от атомной катастрофы, осуществление их права на жизнь. СССР в своем Основном законе закрепил принципы своих отношений с другими государствами, в том числе принцип уважения прав человека и основных свобод (ст. 29). К ним относятся зафиксированные в международных Пактах о правах человека право на жизнь, право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья.

    Право граждан на судебную защиту жизни и здоровья. Это право, закрепленное в ст. 57 Конституции СССР, представляет собой юридическое воплощение марксистко-ленинской идеи о предоставлении гражданам возможности судебной зашиты своих прав как первого условия всякой свободы. Основные принципы указанного права закреплены в текущем законодательстве, а мысль об общем понятии судебной защиты субъективных прав, которая выходит за рамки какой-либо одной отрасли права, давно сформировалась в сознании ученых юристов. Своеобразие права на судебную защиту от посягательств на жизнь и здоровье заключается в том, что оно является элементом более широкого конституционного права, гарантирующего и другие личные блага гражданина: честь и достоинство, личную свободу и имущество (ст. 57). Это право принадлежит к числу впервые закрепленной Конституцией СССР специальной группе прав гарантий (ст. 57, 58), обеспечивающих осуществление всех остальных конституционных прав и свобод.

    Право на судебную защиту жизни и здоровья представляет собой гарантированную Основным законом СССР возможность обращения в суд, участия в судебном разбирательстве (право на защиту в процессуальном смысле), а также возможность реального пресечения с помощью суда любых посягательств на жизнь и здоровье гражданина (право на защиту в материальном смысле). Реализация этого права предполагает как гражданско-процессуальную, так и уголовно-процессуальную формы защиты.

    Право на судебную защиту жизни и здоровья всесторонне обеспечивается системой специальных гарантий. Так, материальные гарантии выражаются в том, что при реализации этого права граждане освобождены от финансовых затрат (например, при рассмотрении гражданских дел о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, истцы освобождаются от уплаты судебной пошлины (ст. 23 Основ гражданского судопроизводства)).

    К числу уголовно-правовых гарантий, прежде всего, следует отнести нормы уголовного права, устанавливающие ответственность за преступления против жизни и здоровья граждан (гл. Ill Особенной части УК РСФСР). Решительная борьба с такими преступлениями рассматривается Верховным судом СССР как одна из важных задач судебных органов. Необходимо отметить, что такие преступления, как хулиганство, нарушение правил безопасности и движения, ряд преступлений против социалистической и личной собственности, должностные преступления, могут повлечь за собой весьма опасные для жизни и здоровья людей последствия. Клевета или оскорбление в некоторых случаях могут отразиться на здоровье потерпевшего более серьезно, чем нанесение телесного повреждения. Следовательно, круг уголовно-правовых норм-гарантий данного права значительно шире системы норм, закрепленных в гл. Ill Особенной части УК РСФСР. К уголовно-процессуальным и гражданско-процессуальным гарантиям следует отнести совокупность процессуальных норм, обеспечивающих своевременное и обоснованное возбуждение и рассмотрение в суде гражданских и уголовных дел, связанных с посягательством на жизнь и здоровье.

    Создание благоприятных условий обращения граждан в суд за защитой своей жизни и здоровья предполагает повышение уровня правосознания народа, последовательное проведение в жизнь демократических принципов советского судопроизводства, борьбу с волокитой, бюрократизмом, формальным отношением к субъективным правам граждан. Было бы желательно предоставить потерпевшему по делам о преступлениях против жизни и здоровья право обжаловать в суд неосновательный отказ милиции или прокуратуры в возбуждении уголовного дела. Такая новелла в уголовно-процессуальном законодательстве соответствовала бы смыслу ст. 57 и 58 Конституции СССР, способствовала бы повышению роли суда в защите прав граждан, укрепила бы их гарантии и исключила факты неосновательного отказа в возбуждении уголовного дела.

    Проблема реализации конституционных положений об охране жизни и здоровья. Как подчеркнул Л. И. Брежнев, Конституция СССР «должна выполняться и будет выполняться во всех ее частях». Основные пути реализации права граждан на охрану здоровья определены в решениях XXV съезда КПСС и постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему улучшению народного здравоохранения». Цель комплексной программы мер, предусмотренных в этих решениях,— дальнейшее совершенствование гарантий данного конституционного права. Так, укрепление экономических гарантий предполагает, в частности, увеличение капиталовложений, выделяемых на строительство амбулаторно-поликлинических учреждений, больниц, расширение выпуска медицинской техники, медикаментов, установление дополнительных льгот участковым и сельским врачам. Повышены расчетные нормы расходов на питание, приобретение медикаментов и перевязочных средств в ряде медицинских учреждений. Особое внимание уделяется организационным гарантиям, совершенствованию организации работы органов здравоохранения в целях улучшения качества медицинской помощи (разукрупнение территориальных терапевтических и педиатрических участков, улучшение подбора и подготовки руководящих кадров здравоохранения и повышение требовательности к ним, внедрение в медицинскую практику достижений науки и т. д.).

    Исключительное значение имеет обеспечение длительной активной жизни людей. За годы Советской власти общая смертность населения по сравнению с дореволюционным периодом уменьшилась в 4 раза, средняя продолжительность жизни достигла для всего населения 70 лет, а для женщин — 74 лет. Вместе с тем в проблеме продления жизни имеется немало вопросов, которые ждут изучения и разрешения. Так, с середины 60х годов наметилась тенденция к некоторому росту общего показателя смертности. Как показывают исследования, это обусловлено главным образом тем, что в последние годы рост численности населения пожилого возраста превосходит рост численности всего населения. Увеличение числа пожилых людей влечет увеличение показателя смертности от хронических заболеваний (в особенности от сердечно-сосудистых и злокачественных), а это способствует росту общего коэффициента смертности. Следует также отметить неодинаковый уровень смертности в различных районах страны. Так, в сельской местности более высокий, чем в городах, уровень детской смертности, а также смертности от травм и несчастных случаев. Это связано, в частности, с уровнем медицинской помощи, технической подготовки кадров, недостаточным контролем за соблюдением правил техники безопасности в сельской местности. С другой стороны, здесь более низкий уровень смертности людей, начиная с 50летнего возраста . В данном случае сказываются негативные последствия урбанизации, в частности, загрязнение воздуха городов и промышленных центров, более интенсивный темп жизни и др. Решение проблемы продления жизни человека связано со многими сложными задачами, в частности с усилением борьбы с сердечно-сосудистыми и злокачественными заболеваниями, улучшением медицинского обслуживания в сельской местности, организацией специальных поликлиник, больниц, санаториев для пожилых людей, увеличением выпуска врачей-геронтологов, предупреждением дорожных аварий, правильной организацией отдыха и общественного питания, борьбой с загрязнением воздуха в городах и т. д.

    Человек — составная часть живого мира; естественны и органичны его связи с окружающей природой. Выражая интересы настоящего и будущих поколений, Конституция СССР возлагает на государство задачу по охране и научно обоснованному, рациональному использованию земли и ее недр, водных ресурсов, растительного и животного мира, по сохранению в чистоте воздуха и воды, по обеспечению воспроизводства природных богатств и улучшению окружающей человека среды (ст. 18). Окружающая среда — среда жизни и ее оздоровление — существенная гарантия права граждан на охрану здоровья (ст. 42 Конституции СССР). Современный научно-технический прогресс связан с такими негативными явлениями, как загрязнение водоемов, нарушение биологического равновесия в природе и т. д. Конституция СССР, закрепляя условия, исключающие экологический кризис, наполняет новым содержанием право на охрану здоровья человека.

    Польские юристы И. Мойсевич и С. Выкрентович выделяют 5 групп прав, связанных с научно-технической революцией, которые должны быть признаны законодательством:

    -  право граждан на пищу и лекарства соответствующего качества;

    -  право на пользование чистым воздухом;

    -  право на пользование чистой водой рек и океанов, не отравленной промышленными и городскими стоками;

    -  право на тишину, не нарушаемую техническими механизмами;

    -  право, связанное с определением границ вмешательства медицины в жизнь человека (трансплантация сердца и т. п. Аналогичные взгляды высказаны в советской юридической литературе.

     Предстоящая разработка законов об охране атмосферного воздуха, животного мира, обновление законодательства об охране природы  будут способствовать и обогащению системы гарантий права на охрану здоровья.

    Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему улучшению народного здравоохранения» ставит задачу повышения требовательности к администрации предприятий по выполнению норм об охране окружающей среды. В свете постановления нуждаются в совершенствовании административно-правовые нормы, регулирующие деятельность органов здравоохранения. Это важный аспект развития административно-правовых гарантий. Существуют и другие проблемы. Ряд новых правовых вопросов выдвигает трансплантация тканей и органов. Большой общественный интерес и внимание к этому медицинскому мероприятию требуют соответствующего уточнения и совершенствования законодательства. Как отмечает академик Н. П. Дубинин, современная генетика ставит задачу сохранения полноценной наследственности человека и избавления его от наследственных биологических дефектов . Однако возрастание свободы человека по отношению к своей природе должно быть

    поставлено под строгий социальный контроль. Особое внимание следовало бы обратить на правовые формы этого контроля.

    Нуждаются в развитии и уголовно-правовые средства защиты жизни и здоровья граждан. В частности, заслуживает поддержки предложение о принятии специальных норм об ответственности за создание опасности здоровью населения при ненадлежащем исполнении обязанностей в области планирования, строительства, производственной деятельности и санитарного надзора. Одно из обязательных условий обеспечения права на охрану здоровья граждан — непримиримая борьба с пьянством и алкоголизмом. На наш взгляд, следовало бы установить повышенную уголовную ответственность за продажу спиртных напитков несовершеннолетним. Было бы также целесообразно расширить права комиссий по борьбе с пьянством при исполкомах Советов, предоставив им право приостанавливать акты местных органов торговли, нарушающие правила продажи крепких спиртных напитков, активизировать деятельность этих комиссий.

    В социалистическом обществе жизнь и здоровье человека рассматриваются и как личное благо, и как общественное достояние страны. Характерно, что Основы законодательства о здравоохранении определяют охрану здоровья не только в качестве права, но и как долг граждан (ст. 3). На внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР девятого созыва депутат академик Б. В. Петровский говорил о повышении ответственности граждан за свое здоровье и здоровье окружающих людей. Осуществление этой задачи требует проведения в жизнь многих мероприятий, но особая роль здесь принадлежит совершенствованию идеологических гарантий права на охрану здоровья. Это находит выражение в требованиях по улучшению санитарно-гигиенического воспитания населения, усилению разъяснительной работы медицинского персонала, введению новых мер морального поощрения (в частности учреждение почетного звания «Народный врач СССР»), Бережное отношение к жизни и здоровью окружающих — конституционная обязанность граждан, вытекающая из смысла ст. 65 Конституции СССР.

    «Среди социальных задач, — говорил Л. И. Брежнев на XXV съезде КПСС,— нет более важной, чем забота о здоровье советских людей». Новая Советская конституция гарантирует условия полноценного гармонического развития личности, физического, психического и нравственного состояния советского человека, его активной и разносторонней творческой жизнедеятельности. И в этом высшее проявление ее действительного демократизма и подлинного гуманизма.

    Достоинство личности при социализме и его гарантии

    В научной литературе в понятии «достоинство личности» выделяются следующие аспекты:

    —           человеческое достоинство, ценность человека вообще независимо от его конкретных качеств и особенностей;

    —           личное достоинство, то есть ценность конкретного индивида, совокупность его положительных духовных и физических качеств;

    —           достоинство, связанное с принадлежностью к определенной социальной общности, группе и т. п. (например, достоинство рабочего, ученого, национальное достоинство, достоинство женщины).

    Субъективный момент достоинства состоит в осознании индивидом своей ценности и как человека вообще, и как конкретной личности, и как представителя определенной социальной группы (класса, нации и т. д.).

    Но главное, что идея достоинства во всех ее аспектах имеет глубокий социальный смысл, а в классово организованном обществе она имеет и классовый характер.

    Марксистская этика исходит из того, что идея человеческого достоинства означает признание человека высшей, ни с чем не сравнимой ценностью. Из этого признания вытекает признание его субъектом свободы, равенства, носителем демократических прав и обязанностей.

    Весьма близка к понятию достоинства категория «честь», то есть общественная оценка личности, ее положительная моральная репутация.

    Понятия о чести и достоинстве различны в разные исторические эпохи у разных классов и народов. Если существуют антагонистические классы, то не может быть единых представлений о достоинстве и чести у всех членов общества. Вместе с тем сложившиеся в течение веков элементарные нормы нравственности предполагают охрану личного достоинства человека в любом современном обществе. Но у различных классов неодинаковое отношение к этим нормам, поэтому их действительное осуществление возможно лишь в обществе, где ликвидированы классовые антагонизмы и где обеспечивается реальное уважение личности.

    Основоположники научного коммунизма разработали вопрос о достоинстве личности как категории пролетарской морали. «...Для пролетариата смелость, сознание собственного достоинства, чувство гордости и независимости — важнее хлеба», — писал К. Маркс. Поэтому, чтобы отстоять себя как личности, пролетарии должны уничтожить капиталистический строй.

    «Раб, сознающий свое рабское положение и борющийся против него, есть революционер», — писал В. И. Ленин . Национальную гордость великорусских сознательных пролетариев он видел в том, что русский народ доказал, что он способен дать человечеству великие образцы борьбы за свободу, за социализм. «В основе коммунистической нравственности, — писал В. И. Ленин, — лежит борьба за укрепление и завершение коммунизма». Это положение имеет принципиальное значение для понимания классовой природы достоинства личности при социализме.

    Особой заслугой марксизма ленинизма в развитии социальной этики является то, что он возвысил социальную ценность труда, поднял на небывалую высоту достоинство трудящихся.

    Естественно, что при социализме честь и достоинство человека — объект всесторонней защиты со стороны общества и государства.

    В статье 57 Конституции СССР говорится: «Уважение личности, охрана прав и свобод граждан — обязанность всех государственных органов, общественных организаций и должностных лиц.

    Граждане СССР имеют право на судебную защиту от посягательства на честь и достоинство, жизнь и здоровье, личную свободу и имущество».

    Можно выделить два основных элемента права гражданина СССР на честь и достоинство:

    —           право на уважение со стороны всех государственных органов, должностных лиц, общественных организаций, отдельных лиц;

    —           право на заслуженную репутацию, то есть на справедливую оценку его поступков, образа жизни.

    Советская Конституция охраняет не только честь и достоинство человека в самом широком смысле этого слова (статья 57), но и достоинство гражданина СССР (статья 59), трудовую честь личности (статья 60) и национальное достоинство (статья 64). Принципиальное значение для понимания конституционного термина «честь» имеет статья 14 Основного Закона, где сказано: «Общественно полезный труд и его результаты определяют положение человека в обществе».

    Социалистическая демократия не только провозглашает, но и реально обеспечивает право гражданина на честь и достоинство. Существует система политических, идеологических и правовых гарантий этого права.

    Нормы советского права предусматривают основания и условия поощрения граждан, имеющих заслуги перед обществом (например, положения об орденах, медалях, почетных званиях), а также устанавливают юридическую ответственность за посягательства на честь и достоинство. Суд, прокуратура, органы милиции стоят на страже прав личности, в том числе ее чести и достоинства.

    Ответы на «вопросы из зала

    Вопрос: Допустим, где то в общественном транспорте я нечаянно толкнул человека, а он в ответ обругал меня. Как с юридической точки зрения я должен действовать, чтобы защитить свое достоинство, не нарушая при этом никаких норм?

    Ответ: Если это грубое, циничное оскорбление, в котором проявляется явное неуважение и к вам, и к окружающим людям, то речь идет о хулиганстве. В этом случае необходимо задержать хулигана, обратиться за помощью к окружающим, к водителю (он обязан либо вызвать милицию, либо остановиться у ближайшего милицейского поста). Если же человек резко прореагировал на ваш толчок — может быть, вы причинили ему боль, он не здоров  и т. д., — и за этой реакцией ничего, кроме минутного раздражения, нет, то, возможно, виновны вы сами и именно вам надо извиниться за свою неловкость. Конечно, в жизни далеко не всегда удается противостоять оскорбившему, особенно, если он чувствует, что окружающие пассивны, а оскорбленный человек уступает ему физически, не умеет или не желает ответить решительно, если поблизости нет сотрудников охраны порядка. Однако даже в этом случае имеются выработанные веками возможности для сохранения своего достоинства. Например, еще Плутарх писал: «Непристойные речи позорят больше того, кем они говорятся, чем того, про кого они говорятся...» Надо защищать свое человеческое достоинство, но всегда следует помнить: недопустимо унижать себя своими поступками.

    Вопрос: У нас иногда говорят: «Это же алкоголик, как он может требовать какого то уважения!» Всякий ли имеет право на достоинство? Не нужно ли заслужить это право у общества?

    Ответ: Право на личное достоинство имеет каждый гражданин, в том числе алкоголик и даже преступник. В статье 20 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик записано: «Наказание не имеет целью... унижение человеческого достоинства». В каждом, даже в самом падшем гражданине мы видим человеческую личность. В этом — гуманизм социалистического общественного строя, советского права. Другое дело — право на честь, то есть на справедливую оценку поступков человека. Положительное мнение общества действительно надо заслужить. С этой точки зрения мы отличаем ударников труда от лодырей и тунеядцев, активных общественников от пассивных людей, лиц, ведущих трезвый образ жизни, от алкоголиков и т. п.

    Вопрос: Являются ли, с вашей точки зрения, фактами унижения чести человека выдача всем — и хорошим и плохим работникам — одинаково положительных характеристик, одинаковых по размеру премий и прочих видов поощрений?

    Ответ: Да. Это типичные случаи посягательства на трудовую честь (статьи 4, 60 Конституции СССР). «Тенденция к уравниловке, — указывает К. У. Черненко, — это тенденция к тому, чтобы облагодетельствовать лодыря, бракодела и одновременно обидеть, ущемить хорошего, добросовестного работника».

    Вопрос: Какие наказания — от минимальных до максимальных — предусмотрены у нас за унижение достоинства человека?

    Ответ: Уголовная ответственность за такие преступления предусмотрена законодательством союзных республик. Так, Уголовный Кодекс РСФСР устанавливает за оскорбление следующие наказания: от применения мер общественного воздействия до исправительных работ на срок до одного года, а за клевету — от мер общественного воздействия до 5 лет лишения свободы. Если же преступное посягательство на достоинство личности явилось результатом других более опасных преступлений (например, хулиганства, злоупотребления служебным положением, доведения до самоубийства), то наказания более суровые.

    Органы правосудия применяют указанные меры наказания. Так, Дербентский городской нарсуд осудил М. за клевету при отягчающих обстоятельствах за то, что он в своих многочисленных заявлениях в разные инстанции распространял клеветнические измышления о руководителях завода.

    Менее значительные случаи покушений на честь и достоинство, не имеющие признаков состава преступлений, влекут за собой административную ответственность, а для должностных лиц — дисциплинарную ответственность (вплоть до освобождения от должности), либо рассмотрение на товарищеском суде.

    Вопрос: У нас довольно много критикуют в печати различных граждан. И не всегда, даже если по сути критика справедлива, критикуемый признает ее справедливой по форме. Можно ли в такой ситуации говорить об унижении человеческого достоинства и как с этим бороться?

    Ответ: Действительно, бывают случаи, когда отдельные газеты или журналы публикуют статьи, которые можно расценивать как унижение человеческого достоинства. При таких обстоятельствах (идет ли речь о содержании статьи или о форме изложения) гражданин, чье достоинство и честь затронуты, вправе требовать по суду опровержения порочащих его сведений в печати (статья 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик). На практике суды нередко удовлетворяют подобные иски, и газеты публикуют опровержения. Например, такой иск предъявил несколько лет тому назад гр-н. С. к газете «Уральский рабочий», опубликовавшей заметку, в которой утверждалось, что он якобы варварски относится к природе, ломает деревья. Нарсуд признал исковые требования обоснованными.

    Вопрос: Можно ли сохранить достоинство своей личности, оставаясь «рядовым», то есть тем человеком, над которым в условиях государства всегда будет стоять целый ряд начальников?

    Ответ: «Нет маленьких ролей, есть маленькие актеры», — говорил К. С. Станиславский. Это суждение справедливо не только на театральных подмостках. Разумеется, не все виды трудовой деятельности создают равные условия для проявления творческого потенциала личности, но с точки зрения полезности и общественной значимости любая, даже самая скромная работа оказывается незаменимой и нужной людям.

    «Всякий труд на пользу общества, как физический, так и умственный, — указывает Программа КПСС, — уважаем и почетен».

    Следует сказать, что руководители и подчиненные существуют в любом обществе. И при коммунизме, когда государство отомрет, будут командиры самолетов, космических кораблей, директора заводов и рядовые работники. Труд руководителя требует определенных способностей. И не все ими обладают. Ведь не испытываем мы чувство унижения, неполноценности, если не обладаем способностями певца, скрипача, хотя кто-то и обладает такими способностями. В СССР миллионы трудящихся участвуют в управлении государственными и общественными делами. Мы верны ленинскому завету — постепенно добиться поголовного привлечения всех граждан к управлению. Но, думаю, общество всегда будет ценить способных руководителей, организаторов. Это нелегкий труд и серьезная ответственность. И то, что общество признает этот талант, вовсе не означает, что принижается достоинство рядовых тружеников.

    Вопрос: Некоторые руководители любят разговаривать с подчиненными, с рядовыми людьми на повышенных тонах, а порой и просто оскорбляя их (иногда и с использованием нецензурных выражений), очень часто обращаясь на «ты», хотя им говорят «вы». Понятно, что с точки зрения морали это нехорошо. А вот с точки зрения закона — является ли это унижением достоинства человека, даже если он в чем то виноват, даже если это «оправдывается» «жестким характером» начальника или производственной необходимостью? А если является, то, что нужно делать тому, кто не хочет терпеть такого отношения к себе?

    Ответ: Нетактичное поведение должностного лица (разговор на повышенных тонах, обращение на «ты» и т. п.) аморально, безнравственно. Такие действия и противоправны. Они должны повлечь за собой моральное осуждение в коллективе или дисциплинарную ответственность. Что же касается оскорблений, нецензурных выражений, то они явно противозаконны, какими бы мотивами ни руководствовался при этом начальник. В этих случаях имеет место злоупотребление служебным положением или превышение власти. Такие действия должны повлечь за собой дисциплинарную ответственность, а если в них содержатся признаки преступления, то и уголовную. Человека всегда унижают пошлость, сквернословие, грубость и хамство, тем более, если они исходят от должностного лица. Гражданин, подвергшийся издевательствам, вправе обратиться за защитой в партийную, профсоюзную организации, в трудовой коллектив. Он может также обжаловать действия начальника в вышестоящие органы (главк, министерство) или написать заявление в прокуратуру для привлечения такого руководителя к ответственности.

    Вопрос: Неумные люди, как известно, есть на разных этапах развития общества. Как в условиях социализма должно сохраняться достоинство личности при необходимости подчиняться не слишком умному начальнику?

    Ответ: Если руководитель издает распоряжения, не противоречащие закону и коммунистической нравственности, то их следует исполнять независимо от того, считаете ли вы начальника умным или неумным. Разумеется, если эти распоряжения неэффективны, нецелесообразны и вы не смогли убедить начальника отменить их, то ваш гражданский долг — обжаловать их в вышестоящие органы, в народный контроль. Без исполнения законных распоряжений администраторов не может быть речи о законности и правопорядке, организованности и производственной дисциплине. Но это лишь одна сторона вопроса. Если руководитель некомпетентный, неумный, консервативный, то пассивность с вашей стороны навряд ли будет соответствовать представлениям о достоинстве гражданина. Достоинство социалистической личности находит свое проявление во всех видах социальной деятельности: и в труде, и в борьбе с недостатками, и в осуществлении права на критику, и т. д. Вы вправе поставить вопрос перед соответствующими учреждениями о замене такого руководителя. Закон о трудовых коллективах предусматривает их право высказывать свое мнение при назначении и освобождении от должности руководящих работников (статья 13). Конечно, «борьба с начальником», условно назовем это так, — дело непростое, а иногда и небезопасное, но мы ведь говорим о достоинстве советского гражданина...

    Вопрос: Является ли унижением моего человеческого достоинства такая ситуация, когда я не могу получить от каких либо органов то, что мне полагается по закону?

    Ответ: Да. Ведь социальная ценность личности проявляется во всех правах, свободах и обязанностях гражданина. И если он не может получить то, что должен получить, то есть не может осуществить свое право, это его унижает. Осуществление гарантий прав личности — это и форма утверждения ее достоинства.

    Вопрос: У каждого свое понимание собственного достоинства: для одного хорошо, что его не обругали, а другой требует вежливого обращения. Есть ли какие то юридические градации в этой области?

    Ответ: Да, есть. В законодательстве, в судебной практике, в юридической науке выработаны четкие критерии каждого вида преступного посягательства на честь и достоинство. Например, в соответствии со статьей 131 УК РСФСР, оскорбление — это умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме. Если хотя бы один из указанных признаков не будет установлен, то состава преступления нет, и суд оправдает подсудимого. Допустим, умысел не установлен. Следовательно, ответственность за оскорбление наступить не может.

    Вопрос: На Западе утверждают, что капитализм уже тем лучше социализма, что человек, имеющий работу, а, следовательно, определенный уровень доходов, независим, то есть он всегда может противопоставить себя тем, кто пытается унизить достоинство его личности. Если согласиться с тем, что при капитализме деньги могут все, то мы вынуждены согласиться и с приведенным утверждением. Насколько соответствует это действительности?

    Ответ: Думаю, что утверждение: «При капитализме деньги могут все» нуждается в существенном дополнении. Там очень большие деньги могут все. Даже из 500 крупнейших фирм США  были поглощены более крупными корпорациями. Следовательно, и очень богатые люди оказываются зависимыми от конкурентной борьбы, биржевой игры и т. п. Что же касается мелких предпринимателей, квалифицированных рабочих, отложивших определенную сумму на «черный день», то они в любой момент могут разориться, потерять все, что они имеют, или превратиться в безработных. Отсутствие уверенности в завтрашнем дне подрывает основы человеческого достоинства, чувство независимости. А люди, которые не имеют ни работы, ни денег, находятся просто в катастрофическом положении, в том числе и с точки зрения соблюдения их человеческого достоинства.

    Права личности в буржуазном мире провозглашены (да и то не все — право на труд и иные социально-экономические права в США, Великобритании, других капиталистических странах не закреплены даже формально), но реально не гарантированы. Эксплуатация человека человеком, расовая и национальная дискриминация, пренебрежение к правам молодежи, женщин, престарелых представляют собой попрание самой идеи человеческого достоинства.

    Конечно, нельзя утверждать, что в капиталистических странах абсолютно отсутствуют условия для защиты человеком своего достоинства, что  там нет соответствующих механизмов права. Но в целом достоинство личности в его буржуазной интерпретации основывается на индивидуализме, стремлении к личному обогащению. Следовательно, оно строится на холодном корыстном расчете и, в конечном счете, безразличии к общественным интересам. Социалистическое понимание человеческого достоинства состоит не в стремлении к призрачной «независимости» от общества (можно быть свободным в обществе, но не от общества), хотя личные мнения, интересы, индивидуальность людей у нас уважаются. Главное в достоинстве советского человека — это чувство хозяина своей судьбы и хозяина своей страны, ответственность за результаты своего труда, за свою семью, за деятельность и будущее своего коллектива и всего общества.

    Конечно, и в социалистическом обществе существуют противоречия и недостатки, которые могут привести и приводят иногда к посягательствам на достоинство отдельных граждан, нарушению их прав. Политическая система, нормы права, деятельность юридических учреждений обеспечивают условия преодоления этих явлений, защиту прав и законных интересов людей.

    И последнее. Иногда, говоря о каких-то проблемах, возникающих в нашей стране в связи с необходимостью защищать свою честь, активно бороться за свое человеческое достоинство, рассуждают примерно так: мне суждено было родиться при социализме, а в жизни я сталкиваюсь с трудностями — это несправедливо. Близорукая позиция. Думаю, что даже в полностью бесклассовом обществе, при коммунизме, людям порой придется в нелегких коллизиях отстаивать свою честь. Важно, чтобы мы не только были уверены в готовности общества, окружающих уважать наше достоинство, но и умели и стремились в случае нужды сами (это наше право) в рамках закона и норм морали защищать его.

    Теоретические проблемы личных конституционных прав советских граждан

    Свобода личности, важнейший институт советской демократии, состоит из социальной, политической и личной свобод.

    В отличие от социальной и политической личная свобода реализуется в сфере некоторой обособленности, самоопределения индивидуума, в нравственных отношениях, в частной жизни, в быту.

    Как указывал К. Маркс, человек есть в самом буквальном смысле общественное животное, но не только животное, которому свойственно общение, а животное, которое только в обществе и может обособляться. Таким образом, выделяются две взаимосвязанные стороны человеческой личности как существа общественного и как индивидуума, стремящегося к обособлению.

    Традиционное буржуазное понимание свободы, выдвинутое идеологами буржуазии в XVII—XIX вв., связывалось с невмешательством государства и общества в частные дела граждан. Сфера свободы рассматривалась как сфера отчуждения личности от общества. И это понимание свободы, выражающее требование отмены личной зависимости работника от собственника орудий и средств производства, имело антифеодальную направленность и сохраняло прогрессивное, революционное значение в течение длительного исторического периода. В условиях буржуазного общества рабочий класс использует это понимание свободы, отстаивая свои интересы в борьбе против капиталистического порабощения и полицейского насилия. Вместе с тем пролетариат борется за новое, революционное понимание свободы.

    В одном из писем к И. Арманд В. И. Ленин раскрывает сущность пролетарского, социалистического понимания свободы, обособленности личности в буржуазном обществе в такой интимной сфере человеческой жизни, как любовь. Пролетариату важнее всего в любви — свобода от материальных (финансовых) расчетов, от материальных забот, а затем свобода от религиозных предрассудков, «от запрета папаши», от предрассудков «общества», от узкой обстановки (крестьянской или мещанской, или интелли гентскибуржуазной) среды, от уз закона, суда и полиции.

    При социализме создается принципиально новое соотношение между обществом и личностью. Здесь подлинная свобода предполагает глубокое осознание индивидуумом общественного долга, способность подчинять свои цели, поступки, стремления интересам социалистического общества. Но гармоническое сочетание общественного и личного предполагает, что при социализме должна быть и имеется определенная сфера жизни человека, в которой ему гарантирована известная независимость от общества. Например, вмешательство государства, общественных организаций и соседей в его быт, частную жизнь должно осуществляться в необходимых случаях, но не больше.

    Каковы же границы этой области жизни людей, которую можно определить как сферу личной жизни?

    Во-первых, это область семейных, родственных, а также тех отношений, которые выражают потребности и интересы, имеющие сугубо индивидуальный способ выражения и удовлетворения. Во-вторых, сфера наиболее интимных человеческих отношений: любви, дружбы и т. д. В-третьих, это область самовоспитания, подготовки к общественной деятельности. Ядро всей сферы личной жизни составляют семейно-бытовые отношения.

    Заслуживает внимания мысль С. Ф. Кечекьяна, который определял политические (свобода слова, печати и т. п.) и некоторые личные конституционные права как такие, где граждане претендуют «на самоопределение в известной предоставленной им государственной сфере». Термин «самоопределение» представляется в данном случае весьма удачным. Область личной свободы — это сфера некоторой обособленности, самоопределения индивидуума, т. е. беспрепятственной возможности распоряжаться самим собой в устроении своей бытовой, частной жизни, а также в нравственных отношениях.

    Формы проявления личной свободы сложны и многообразны. Они охватывают широкий круг общественных отношений, выражающих такие важные, неотъемлемые от личности блага, как имя, честь, личное достоинство, совесть, личная безопасность гражданина. В этих отношениях субъект выступает как носитель индивидуальных черт, личных стремлений, как участник жизни в сфере быта.

    Реальное существование сферы обособленности, известного самоопределения личности в социалистическом обществе нисколько не противоречит коллективизму, присущему общественному строю нашей страны. Ведь реальное обеспечение самоопределения личности в области быта, частной жизни — одно из непременных условий расцвета творческой индивидуальности. А в развитии способностей, росте талантов людей заинтересовано само социалистическое общество, ибо без этого вообще немыслим прогресс.

    В условиях социализма никто (идет ли речь о государственных органах, должностных лицах, общественных организациях или отдельных гражданах) не вправе бесцеремонно вторгаться в частную жизнь людей, насильственно навязывать им привычки, вкусы и представления, которые кому то покажутся ортодоксально правильными, регламентировать сверху условия быта отдельных граждан или бестактно и назойливо вмешиваться в их интимные отношения, попирая честь, достоинство, личную безопасность.

    Социализм утвердил в человеке сознание его собственной социальной ценности. Понимание социальной ценности — важнейшее условие развития личности. Как отмечал академик Ю. Францев, без такого понимания человек попадает в своеобразное положение социальной невесомости. Находясь в таком состоянии, он может расценить свою социальную ценность близкой к нулю, впасть в отчаяние, предаться настроению самоуничижения и, утратив понимание своего места в жизни, потерять правильное представление о ее смысле.

    Можно сказать, что существование сферы личной жизни гарантирует воспитание и осознание индивидуумом своей социальной ценности и позволяет ему выработать правильное отношение к коллективу, обществу.

    В буржуазно индивидуалистических концепциях сфера обособленности представляется как замкнутый, отгороженный от всего постороннего мирок, в котором себялюбивый хозяин строит собственное благополучие, невзирая ни на что («мой дом — моя крепость»). В основе этого представления все то же «священное» право частной собственности.

    При социализме и сфера личной жизни является тем полем деятельности, где личность руководствуется нормами социалистического права, принципами коммунистической морали. Поэтому границы сферы личной жизни определенны, но не абсолютны. Социалистическое общество и Советское государство вправе вмешаться в область частной жизни, быта, моральных отношений в тех исключительных случаях, когда граждане нарушают требования правовых, нравственных норм, пренебрегают правилами социалистического общежития.

    С другой стороны, пренебрежение или полное отрицание сферы обособленности частной жизни гражданина фактически ведет к уничтожению свободы личности. Марксизм ленинизм решительно отвергает так называемые «органические» теории, согласно которым индивидуум рассматривается как некая бездушная, механическая часть всеобщей целостности (общество, государство), «винтик», который не имеет какой бы то ни было самостоятельной ценности и собственного «я».

    Проблема личной свободы имеет глубокий социальный смысл и может быть рассмотрена в разных аспектах.

    Во-первых, личная свобода выступает как совокупность политических, правовых, моральных правил и принципов, регулирующих поведение граждан в сфере нравственных отношений, бытовой, частной жизни, т. е. в качестве социально-политического и правового института. В этом смысле она составляет часть значительно более широкого общественного института свободы личности. Правовые нормы, входящие в состав указанного института, регулируют лишь наиболее важные, с точки зрения Советского государства и социалистического общества, отношения, обеспечивая такие социальные блага, как личная безопасность, честь, достоинство, совесть.

    Во-вторых, когда мы говорим о личной свободе, то имеем в виду широкую общественно историческую практику этой свободы, ее претворение в жизнь, т. е. свободу как фактическое состояние. Тема широкой общественно исторической практики личной свободы должна быть предметом изучения философов, историков, социологов. Но эта проблема имеет и юридический аспект.

    Правовые нормы, гарантирующие личную свободу, — это, прежде всего конституционные нормы, которые устанавливают неприкосновенность личности, жилища, тайну переписки, право на защиту в суде, свободу совести, а также право на честь и личное достоинство. Кроме того, сюда относятся и некоторые гражданско-правовые (право на имя, право выбора места жительства и др.), уголовно-правовые (например, право необходимой обороны) и иные нормы других отраслей права.

    Правовой институт личной свободы представляет собой совокупность юридических норм, регулирующих общественные отношения, выражающие возможность беспрепятственного выбора различных вариантов поведения в сфере моральных отношений, быта и индивидуальной жизни людей, если это поведение не противоречит нормам социалистического права и принципам коммунистической нравственности.

    В процессе реализации этих норм возникают, изменяются и прекращаются определенные правоотношения. Субъективные права и обязанности их участников являются элементами этих правоотношений (субъективное право неприкосновенности личности).

    Таким образом, личная свобода в юридическом аспекте может рассматриваться как объективное право (совокупность норм, устанавливающих неприкосновенность личности, жилища, тайну переписки и т. д.) и как субъективное право (мое субъективное право на неприкосновенность личности, свободу совести и т. д.).

    Вопрос о социально-политическом содержании этих прав, на наш взгляд, следует раскрыть путем характеристики общих принципов, которые лежат в их основе.

    В юридической литературе к этим принципам обычно относят: социалистический характер основных прав, их демократизм, гарантированность основных прав, равенство основных прав и равенство обязанностей, единство основных прав и обязанностей (сочетание общественных и личных интересов), гуманизм.

    Указанные принципы характеризуют содержание всех конституционных прав: и социальных, и политических, и личных. Поэтому наша задача состоит не в том, чтобы давать всестороннюю характеристику этих принципов, а в том, чтобы найти специфическую форму проявления этих принципов в сфере личной свободы, установить, как именно они выражаются в личных конституционных правах.

    Социально-политическое содержание личных конституционных прав, прежде всего, выражается в том, что это подлинно демократические, социалистические права. Это права для всех трудящихся, для всего народа. Последовательно демократический характер личных конституционных прав предопределяется социалистическим общественным и государственным строем СССР, который создает условия их всеобщего осуществления.

    Прежде всего, это означает, что эти права предоставляются каждому гражданину, независимо от расовой, национальной принадлежности, пола, вероисповедания, образовательного ценза, оседлости, социального происхождения, имущественного положения и прошлой деятельности. Кроме того, это предполагает отсутствие каких либо ограничений в предоставлении советскому гражданину возможности быть субъектом прав неприкосновенности личности, жилища, тайны переписки, права на защиту в суде, свободы совести.

    Следует при этом отметить, что реализация некоторых из личных прав (неприкосновенность личности, неприкосновенность жилища, свобода совести) имеет более всеобщий, более массовый характер, чем осуществление других основных прав, политических (например, свобода печати) и личных (например, право на защиту в суде). Ведь каждый гражданин пользуется личной безопасностью, исповедует какую либо религию или не исповедует никакой религии и, следовательно, выступает субъектом права неприкосновенности личности и свободы совести. Что же касается такого, например, политического права, как свобода печати, то оно реализуется в советском обществе в массовом, всеобщем масштабе, но все же не каждый гражданин становится его субъектом, так как не все граждане выражают свое мнение в печати. Вообще вопрос о демократическом содержании личных конституционных прав не следует понимать упрощенно.

    Нормы Основного закона, устанавливающие личные конституционные права, закрепляют, охраняют, способствуют развитию общественных отношений в сфере личной жизни граждан в интересах всего советского народа, в интересах социалистического государства. Но формы и способы проявления общенародного интереса в указанных нормах, а значит, и в личных конституционных правах, ими закрепляемых, различны.

    В зависимости от степени заинтересованности государства и общества в их реализации все эти нормы советского права в юридической науке классифицируются на три группы:

    —           правовые нормы, подлежащие всестороннему и полному осуществлению, гарантированные во всех случаях и для всех без исключения не только юридически, но также экономически и политически (таких норм большинство);

    —           группа норм, предусматривающих права, которые не требуют обязательной реализации. Эти нормы гарантированы юридически, но их осуществление зависит от конкретных обстоятельств;

    —           правовые нормы, во всех отношениях гарантированные, но на осуществлении, которых общество и государство не настаивают.

    Большинство правовых норм, закрепляющих конституционные права, относится к первой из названных мною групп. Советское государство и социалистическое общество гарантируют непрерывное и всестороннее осуществление всем гражданам прав неприкосновенности личности, жилища, тайны переписки, права исповедовать любую религию или не исповедовать никакой религии как элементов свободы совести, а также права на честь и личное достоинство. В данном случае полностью и, безусловно, совпадают общенародные интересы и интересы субъектов, реализующих

    эти права. При осуществлении этих прав интересы народа находят прямое свое выражение.

    Ко второй группе относятся конституционные нормы, закрепляющие право на защиту в суде. Оно всесторонне гарантировано конституционным, а также уголовно-процессуальным, административным законодательством. Но конституция не требует обязательной реализации его каждым гражданином. Осуществление этого права зависит от конкретных обстоятельств, т. е. реализуется в случае привлечения гражданина к уголовной ответственности (аналогичный характер имеет и свобода передвижения по стране, и выбора места жительства, которая не закреплена в Конституции, но по своему значению заслуживает включения в Основной закон. Каждый гражданин вправе осуществлять это право в зависимости от конкретных личных, семейно-бытовых, профессиональных и т. п. обстоятельств. Но общество и государство совершенно не заинтересованы в том, чтобы все граждане, непрерывно реализуя это право, перемещались с места на место).

    Наконец, к третьей группе норм относится свобода отправления религиозных культов, один из элементов свободы совести. Советское государство и социалистическое общество реально обеспечивают это право, но не настаивают на его реализации.

    Поэтому, когда мы говорим, что свобода совести в СССР должна осуществляться в интересах народа, то это не означает, например, что совершение религиозных обрядов соответствует этим интересам. Напротив, религиозные обряды и церемонии объективно препятствуют росту коммунистической сознательности граждан, мешают им принимать активное участие в строительстве коммунистического общества.

    Но конституционные гарантии свободы совести обеспечивают свободное развитие личности, подготавливают возможность восприятия верующими научно атеистических идей. Ведь отсутствие насилия над совестью верующего, защита его прав воспитывают его в духе уважения к закону, формируют у него внутреннюю убежденность в справедливости требований конституционных норм, являющихся воплощением принципов коммунистической морали, а это важный шаг на пути восприятия правильного, «земного», оптимистического отношения к жизни, к людям, к труду.

    В этом смысле можно сказать, что правильные гарантии свободы совести соответствуют интересам трудящихся. Но в данном случае нет прямого совпадения общенародного интереса с интересом субъекта конституционного права. Связи между этими интересами более сложного, опосредствованного характера, но и они выражают последовательно демократическое содержание свободы совести в СССР. По мнению венгерских государствоведов Я. Веера, И. Ковача, Л. Самела, «требование безусловного осуществления демократических свобод существует только в отношении свободы и неприкосновенности личности, свободы совести, вероисповедания; свободы же слова, печати, собраний и объединений могут осуществляться только в соответствии с интересами трудящихся».  

    На наш взгляд, такое противопоставление личных основных прав политическим неверно. Личные конституционные права не могут осуществляться в целях, противоречащих интересам народа.

    Неприкосновенность личности, жилища, тайна переписки не могут быть использованы как форма прикрытия неправомерной деятельности; они не должны рассматриваться в качестве средств, облегчающих возможность преступным элементам безнаказанно заниматься деятельностью, противоречащей интересам общества и государства, или в качестве юридических гарантий, легализующих эту деятельность. Недопустимы также злоупотребления правом на защиту в суде, свободой совести. Реализация указанных прав в антинародных целях недопустима. Охрана личных конституционных прав граждан обеспечивается путем законодательного ограждения произвола при их реализации.

    Как известно, в социалистическом государстве основные права граждан связаны с основными обязанностями. Проводится в жизнь выдвинутый К. Марксом и Ф. Энгельсом принцип: «Нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав». И это полностью относится к личным конституционным правам. Но вопрос о специфике связей указанных прав с основными обязанностями заслуживает особого изучения. По мнению Л. Д. Воеводина, каждая группа конституционных прав связана с определенными обязанностями, в частности, личные права он связывает только с обязанностью защищать Отечество и обязанностью служить в Вооруженных Силах СССР.

    Сама идея классификации конституционных обязанностей, выдвинутая Л. Д. Воеводиным, представляется весьма плодотворной.

    Но попытка Л. Д. Воеводина связать каждую конституционную обязанность с одной из сфер жизни советского общества, на наш взгляд, представляется неудачной. Нельзя, например, рассматривать обязанности защищать Отечество и служить в Вооруженных Силах СССР, характеризующими гражданина как лицо, обладающее индивидуальными физическими и духовными качествами, и только. Эти обязанности вместе с тем характеризуют советских граждан и как участников общественно политической жизни. Не случайно первая советская конституция — Конституция РСФСР 1918 г., подчеркивая политический характер этой обязанности, почетное право защищать революцию с оружием в руках предоставляла только трудящимся.

    Л. Д. Воеводин отмечает, что некоторые из конституционных обязанностей носят универсальный характер, т. е. осуществляются во всех сферах общественной жизни    и, таким образом, выходят за пределы предлагаемой им конструкции.

    По нашему мнению, в основу этой классификации должен быть положен признак широты осуществления обязанностей в общественной жизни. К первой группе следует отнести универсальные конституционные обязанности, которые исполняются во всех сферах общественной жизни (на пример, обязанность соблюдать Конституцию). Ко второй группе относятся те, которые осуществляются в двух сферах жизни общества (например, обязанность служить в Вооруженных Силах СССР связана и с политической, и с личной сферой жизни общества). Наконец, к третьей группе конституционных обязанностей относятся те из них, которые связаны с одной из сторон советской действительности (например, обязанность беречь и укреплять социалистическую собственность исполняется в сфере социально-экономической).

    Личные конституционные права прямо или косвенно связаны со всеми обязанностями советского гражданина, которые закреплены в Основном законе.

    Так, права неприкосновенности личности, жилища, тайны переписки связаны с конституционными обязанностями, предусмотренными ст. 12, 130-132 Конституции СССР. Ведь уклонение хотя бы от одной из вышеназванных обязанностей представляет собой правонарушение, которое может повлечь утрату или существенное ограничение перечисленных прав.

    Правда, взаимосвязь в данном случае не является такой, что невыполнение обязанностей автоматически ведет к лишению прав. Если, например, гражданин, пренебрегая обязанностью, установленной ст. 131 Конституции, не бережет социалистическую собственность, то это не означает, что его немедленно подвергнут обыску или арестуют. Эти последствия могут наступить лишь в том случае, когда неисполнение конституционных обязанностей приобретает форму противоправного общественно опасного деяния, то есть преступления, которое влечет за собой по закону лишение свободы. Таким образом, связь здесь может быть прямой и опосредствованной.

    Еще более отдаленной представляется связь между указанными личными правами и такими основными обязанностями граждан, как обязанность блюсти дисциплину труда, честно относиться к общественному долгу, уважать правила социалистического общежития. Невыполнение этих обязанностей вообще не может оказать влияния на объем прав неприкосновенности личности, жилища, тайны переписки, если только оно не сопряжено с нарушением уголовного или административного законодательства, т. е. конституционной обязанности исполнять законы.

    Если личные права рассматривать с точки зрения их связи с основными обязанностями, то право на защиту в суде занимает особое место. Осуществление этого права связано только с обязанностями, закрепленными в ст. 130 Конституции.

    Тесно связаны с основными обязанностями и такие важные, заслуживающие включения в конституционный закон права, как право на честь и личное достоинство, свобода передвижения и выбора места жительства. Так, отношение гражданина к выполнению конституционных обязанностей в значительной мере предопределяет и содержание права на честь, и личное достоинство. В частности, степень добросовестности осуществления обязанности трудиться, блюсти дисциплину труда характеризует трудовую честь гражданина; отношение к воинской обязанности — его воинскую честь, честь патриота своей страны; отношение к обязанности беречь и укреплять социалистическую собственность характеризует его как честного человека вообще, т. е. его честь как сознательного члена социалистического общества; наконец, отношение к обязанностям соблюдать Конституцию СССР, исполнять законы — честь гражданина Советского государства.

    Что же касается свободы передвижения и выбора места жительства, то осуществление этого права, прежде всего, связано с обязанностью трудиться. Выполнение этой обязанности в значительной мере предрешает вопрос о местожительстве. Для некоторых же категорий трудящихся необходимость выполнения обязанности трудиться выступает как предварительное условие самой возможности осуществления права (например, выбор местожительства лиц, окончивших среднее или высшее специальное учебное заведение и направляемых на работу по решению распределительной комиссии). В той или иной степени необходимость выполнения обязанности трудиться играет немаловажную роль для каждого гражданина, реализующего свободу выбора местожительства, поскольку постоянное проживание в населенном пункте, как правило, связано с возможностью трудоустройства. Еще более значительное влияние на осуществление указанного права оказывает воинская обязанность, выполнение которой влечет за собой не только временные ограничения в возможности реализации свободы выбора местожительства, но и свободы передвижения.

    Важно также подчеркнуть абсолютную недопустимость отказа от выполнения основных обязанностей по мотивам, обусловленным «необходимостью» осуществления личных конституционных прав. Нельзя, например, уклоняться от воинской обязанности под предлогом возможного наступления обстоятельств, которые могут повлечь ущерб личной безопасности и даже утрату самой жизни (например, ранение или смерть во время боевых действий). Гражданин не вправе отказываться от исполнения конституционных обязанностей, в частности воинской, ссылаясь при этом на свои религиозные взгляды, то есть на свое субъективное право свободы совести.

    Таким образом, связь личных конституционных прав с обязанностями — важная черта их социально-политического содержания.

    В основе всего института основных прав и обязанностей советских граждан лежит еще один важный принцип — коммунистический гуманизм. Этот принцип находит свое выражение и в личных конституционных правах. Ведь сама идея государственно-правовой охраны личной безопасности, чести, достоинства, свободы совести гражданина высоко-гуманна.

    Разумеется, принцип гуманизма характеризует не только личные, но и социальные, и политические права и свободы граждан. Однако следует все же отметить, что в личных, а также в социальных правах он находит свое более непосредственное юридическое выражение, чем в политических правах, ибо в последних более отчетливо выступают интересы общества и государства.

    В политических правах (свобода слова, избирательные права и т. д.) общественные интересы проявляются более непосредственно, но и они выступают как форма выражения и обеспечения расцвета личности.

    В личных же правах идея гуманизма, так сказать, более наглядна, так как индивидуальный, личный интерес, сфера нравственно-бытовая, частная жизнь являются здесь объектом конституционной охраны; гражданин как личность, как творческая индивидуальность выступает здесь на первом плане.

    Кроме того, в личных конституционных правах воплощается недопустимость неоправданного, незаконного применения насилия над личностью. Поэтому идея гуманизма находит в указанных правах яркое государственно правовое выражение. «...Все развитие идет к уничтожению насильственного господства одной части общества над другой...», — указывал В. И. Ленин и далее продолжал; — «...в нашем идеале нет места насилию над людьми».

    Уже первые декреты Советской власти, проникнутые духом подлинного гуманизма, были направлены на обеспечение подлинных личных прав трудящихся. В декрете «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» проявилась, в частности, забота пролетарского государства об охране личного достоинства граждан. Декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» и ст. 13 первой Советской Конституции гарантировали свободу совести. Декрет о суде № 1 обеспечивал право обвиняемого на защиту.

    Социалистическое государство принимало меры к охране личной безопасности трудящихся. V Всероссийский съезд Советов в резолюции «Об организации Красной Армии» потребовал беспощадного наказания хулиганских элементов, которые грабят или насилуют местное население, устраивают грабежи. Особое значение в этом отношении имело Постановление VI Всероссийского съезда Советов «О точном соблюдении законов», которое сыграло важную роль в охране революционного правопорядка, в том числе и личной безопасности граждан.

    Отряды Красной гвардии, органы ВЧК и рабоче-крестьянской милиции, подавляя сопротивление эксплуататоров, обеспечивали общественный порядок и безопасность населения. Так, в подписанном Ф. Э. Дзержинским обращении ВЧК к населению Москвы подчеркивалась важнейшая задача органов ВЧК бороться «за полную безопасность и неприкосновенность личности и имущества граждан от произвола и насилия самовольных захватчиков и бандитов».

    В Инструкции ВЧК о порядке производства обысков и арестов, в многочисленных приказах Ф. Э. Дзержинского содержались строгие требования соблюдать законы в деятельности органов Чрезвычайной Комиссии, не допускать необоснованных арестов и обысков, вежливо обращаться с арестованными и обыскиваемыми.

    В декретах и актах первых лет Советской власти содержались важнейшие, проникнутые подлинным революционным гуманизмом принципы, которые впоследствии нашли свое дальнейшее развитие в советском конституционном, административном, уголовном и уголовно процессуальном законодательстве о личных правах.

    Но коммунистический гуманизм не имеет ничего общего с христианско-толстовской проповедью непротивления злу насилием.

    «...Социализм вообще против насилия над людьми. Однако, кроме христианских анархистов и толстовцев, никто еще не выводил отсюда, что социализм против революционного насилия. Значит, говорить о «насилии» вообще, без разбора условий, отличающих реакционное от революционного насилия, значит быть мещанином, отрекающимся от революции, или это значит просто обманывать себя и других софистикой».

    В определенные периоды социалистической революции и гражданской войны Советское государство вынуждено было лишать неприкосновенности личности и других личных прав классовых врагов пролетариата, пытавшихся вооруженным путем свергнуть власть трудящихся и реставрировать старый эксплуататорский строй.

    Этому было дано теоретическое обоснование в произведениях В. И. Ленина «Плеханов о терроре», «Пролетарская революция и ренегат Каутский» и других.

    Тяжелые условия революции, гражданской войны, иностранной интервенции не могли не повлечь за собой некоторых ограничений в демократии. Как говорил в свое время Дантон, «революцию нельзя творить в геометрических формах, революционные меры неминуемо, хотя бы временно, тяжело ложатся даже на честных граждан».

    Период перехода от капитализма к социализму завершился принятием Конституции СССР, которая возвела в ранг конституционных прав неприкосновенность личности, неприкосновенность жилища, право тайны переписки и право на защиту в суде.

    Указанные права были закреплены не только в Основном законе СССР, но и в конституциях союзных, автономных республик. Что же касается свободы совести, то она получила новую дополнительную государственно-правовую гарантию, так как закреплена не только в конституциях союзных республик, но и в Основном законе СССР.

    Укрепление режима социалистической законности после XX съезда КПСС, преодоление вредных последствий культа личности, в частности отрицательных явлений в сфере реализации личных конституционных прав, способствовало совершенствованию их гарантий, особенно правовых. В принятом в последние годы новом уголовном и гражданском законодательстве СССР и союзных республик предусмотрены новые эффективные средства защиты личных прав и интересов граждан.

    Программа КПСС, решения XXIII съезда партии намечают дальнейшее развитие института личных конституционных прав, которое будет проходить, главным образом, в двух направлениях. Во-первых, путем расширения круга этих прав. Нам представляются весьма обоснованными высказанные в юридической литературе предложения о включении в Конституцию СССР таких прав, как право на честь и достоинство, свободу передвижения по стране и выбора местожительства. Во-вторых, посредством дальнейшего углубления, обогащения содержания и совершенствования гарантий ныне существующих личных конституционных прав. Так, было бы целесообразно, на наш взгляд, закрепить в Основном законе не только тайну переписки, но и тайну других передаваемых сообщений, например, телефонных разговоров и т. п.

    Особого рассмотрения заслуживает вопрос о конституционных средствах охраны личной безопасности граждан СССР. Конституция СССР обеспечивает личную безопасность путем закрепления права неприкосновенности личности, права неприкосновенности жилища и права на защиту в суде (ст. ст. 111, 127, 128).

    Но следует отметить, что личная безопасность гражданина гарантируется не только юридическими правами. Эта проблема имеет социально политический аспект, который определяется общественным и государственным строем страны. В противоположность капиталистическим странам, образ жизни которых неразрывно связан с гангстеризмом, увеличением числа опасных преступлений, систематическим попранием законности, социализм несет свободу от организованной преступности и беззакония, и это важнейший аспект личной безопасности граждан.

    На наш взгляд, в Конституции СССР следовало бы отразить тот факт, что социалистический общественный строй в СССР создает условия для реальной личной безопасности гражданина.

    Наряду с этим было бы целесообразным обсудить вопрос о включении в Конституцию права необходимой обороны граждан против преступных посягательств, направленных против его личности, против других граждан, а также против интересов государства и общества.

    «Долг советских людей,— указывает Программа КПСС, — стоять на страже законности и правопорядка, проявлять нетерпимость к злоупотреблениям и бороться с ними».

    В новом Основном законе следовало бы также закрепить не только обязанности соблюдать Конституцию и исполнять законы, но и обязанность граждан быть непримиримыми к любым нарушениям правопорядка, активно участвовать в борьбе за предупреждение и искоренение преступности.

    Установление указанных прав и обязанностей имело бы важное значение для обеспечения личной безопасности.

    Представляется также необходимым и обоснованным усилить правовые гарантии неприкосновенности личности путем распространения судебного контроля на все случаи ареста. Указанное положение следовало бы закрепить в Основном законе. Передача суду права давать санкции на арест расширит участие трудящихся (в лице народных заседателей) в коллегиальном и более квалифицированном решении важнейших вопросов государственной деятельности. Будут созданы дополнительные гарантии от неосновательных и незаконных арестов; таким образом, реализация права неприкосновенности личности будет обеспечена еще более всесторонне.

    В Конституции СССР следовало бы установить и другую государственно правовую гарантию этого права, указав, что никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут наказанию иначе, как по приговору суда, вынесенному в установленном законом порядке.

    В тексте конституционного закона следовало бы отразить, что правом на защиту в суде обвиняемый пользуется не только в суде, но и в стадии предварительного расследования. Нуждается в совершенствовании статья Конституции, закрепляющая свободу совести. Как известно, свобода совести в СССР состоит из трех основных элементов: права исповедовать любую религию или не исповедовать никакой религии, свободы отправления религиозных культов и свободы антирелигиозной пропаганды. Конституция СССР закрепляет только два последних элемента.

    На наш взгляд, было бы целесообразно в Основном законе полностью раскрыть содержание самого понятия свободы совести, упомянув и о праве граждан исповедовать любую религию или не исповедовать никакой религии (в редакции ленинского Декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»). Следовало бы также указать, что свобода совести в СССР обеспечивается не только отделением церкви от государства и школы от церкви, но и деятельностью научных, научно-просветительных учреждений и обществ, предоставлением гражданам и их организациям зданий, типографий и иных материальных условий формирования научного мировоззрения у всех членов общества.

    Дальнейшее совершенствование личных конституционных прав, их гарантий — важная сторона развития свободы личности как одного из институтов советской демократии.

    Проблема личных конституционных прав в науке советского государственного права имеет свою историю.

    В целом основные тенденции изучения правового положения личности исследовались в известной монографии Н. Я. Куприца. Мы кратко остановимся только на тех, не получивших достаточного освещения сторонах проблемы, которые относятся к личным правам.

    П. И. Стучка в работе «Учение о государстве и Конституции РСФСР», опубликованной, писал о советской «хартии вольностей», куда он наряду с политическими правами относил и свободу совести.

    В выступлениях М. А. Рейснера содержались серьезные ошибки ультралевацкого типа по данному вопросу. На заседании Конституционной комиссии он говорил, что якобы «в социалистическом государстве, индивидуальности быть не может. Это пережиток старого, с ним надо покончить». «Едва ли уместна в пролетарской Конституции ст. 13 (т. е. свобода совести)», — писал А. Г. Гойхбарг. В этих положениях сквозило непонимание диалектики сочетания общественного и личного в условиях Советского строя.

    Я. М. Магазинер, противопоставляя личные права граждан и права трудящихся масс, писал, что в конституции крайне мало говорится о гарантиях личных прав. Н. Я. Куприц так оценивал эту позицию: «Здесь сказывается непонимание сущности Советского государства и перспектив его развития. Конечно, в начале строительства социализма основные права граждан не могли достичь той степени развития, которую принесла победа социализма». Конституция могла закрепить лишь возможные в те годы политические и материальные гарантии прав.

    Один из первых советских государствоведов, поставивших саму проблему личной свободы в республике Советов, был А. Малицкий. Он писал: «Советская республика... имеет дело не с «обывателями», а с гражданами, наделяя их определенными правами, полицейской опеке их не подчиняет... Она ни в коей мере не вторгается в личную жизнь граждан, ни в рамки отведенной им свободной их деятельности, не подавляет общественной инициативы и лишь стремится согласовать ее с целями общегосударственными. Вместе с тем Советская республика отношения между гражданами и органами власти определяет не усмотрением и не произволом правящей власти, но законом».

    Разработка проблемы личных прав, которые стали конституционными, а были закреплены в текущем законодательстве, осуществлялась в науке уголовного процесса, административного права и т. д. Характеризуя первый УПК РСФСР, Н. В. Крыленко говорил, что он «...есть своеобразная декларация прав, которые дает государство каждому для того, чтобы он мог знать, на что он может рассчитывать, что ему предоставлено для защиты».

    Существенный вклад в разработку этих проблем внесли Н. Н. Полянский, М. М. Гродзинский, М. С. Строгович, Е. А. Елистратов и др.

    После принятия Конституции СССР вопросы личных прав находят освещение в учебниках, учебных пособиях и курсах по советскому государственному праву.

    Большой вклад в разработку этой проблемы внесли Л. Д. Воеводин, А. И. Денисов, А. П. Горшенев, М. С. Строгович, И. Д. Перлов, В. А. Патюлин, И. Е. Фарбер, Е. А. Флейшиц.

    Понятие «личные конституционные права граждан» сложилось в литературе по советскому государственному праву и в настоящее время признано большинством исследователей. Возражение против этого термина было высказано Л. Д. Воеводиным: «Почему, например, следует именовать лишь одну группу прав и свобод «личными» правами и свободами? Разве все остальные не являются «личными», т. е. принадлежащими личности? Легко доказать, что все без исключения, записанные в Конституции права, свободы и обязанности граждан СССР являются «личными».

    Однако понятие «личные права» выражает не факт их принадлежности личности, а нечто иное: то, что эти права индивидуализируют личность гражданина и реализуются в сфере личной свободы. Одно из значений слова «личные» — «выражающие индивидуальные особенности лица, предмета». В таком значении в пределах науки государственного права термин «личные права» имеет право на существование.

    Термин «личные неимущественные права» давно употребляется в гражданском праве как понятие, отличающее их от имущественных прав (хотя последние тоже принадлежат личности). Термин «личные права» применяется в законодательстве, например, в ст. 3 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик (в ред. Закона СССР— Ведомости Верховного Совета СССР  № 27, ст. 545), причем личные права законодатель отделяет от имущественных и иных прав и интересов. В этом смысле он применен и в Конституции СССР (ст. 39).

    Л. Д. Воеводин предложил другое наименование этой группы прав (которые он рассматривает вместе с обязанностями): конституционные права и обязанности граждан в области личной жизни и индивидуальной свободы. Впоследствии он несколько изменил это название и дал другую формулировку: права и обязанности в области индивидуальной свободы и личной безопасности. На наш взгляд, и личная жизнь, и личная безопасность — социальные блага, являющиеся составными элементами индивидуальной свободы. Поэтому вполне допустимо говорить о конституционных правах граждан в сфере индивидуальной свободы, равнозначных личным конституционным правам. В употреблении эти термины равноценны.

    Как мы уже отмечали, общественные отношения, в которых находит свое проявление индивидуальная свобода, сложны и многообразны. Будучи урегулированы нормами советского права, эти отношения приобретают характер юридических, участники которых наделены личными субъективными правами и обязанностями: гражданскими, административными и иными (право выбора местожительства, право на имя и другие). Среди указанных прав особое место занимают те из них, которые закреплены в конституционных нормах. К их числу относятся права: неприкосновенность личности (ст. 54 Конституции СССР), жилища (ст. 55), тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений (ст. 56), на охрану личной жизни (ст. 56), на уважение, честь и достоинство (ст. 57), на защиту брака и семьи (ст. 53), свобода совести (ст. 52) и право обвиняемого на защиту (ст. 158).

    Одним из важнейших основных прав человека является право на жизнь, зафиксированное в международноправовых документах. Оно вытекает также из содержания многих норм советского права. Так, уголовно правовые нормы предусматривают ответственность за произвольное лишение жизни человека. Советские конституции, закрепляя мирное сосуществование как принцип внешней политики социалистического государства, обеспечивают указанное право. Жизнь выступает как объект конституционной охраны в нормах Основного Закона (ст. ст. 42, 57).

    Конституция СССР расширила круг личных прав, гарантировав неприкосновенность личности, жилища, тайну переписки, свободу совести и право обвиняемого на защиту в суде (ст. ст. 111, 124, 127, 128).

    Следует отметить, что в период всенародного обсуждения проекта Конституции СССР 1936 года были высказаны предложения о расширении системы личных основных прав, причем многие из них предвосхитили идеи, реализованные через сорок с лишним лет в Конституции СССР 1977 года.

    Построение развитого социалистического общества позволило воплотить в жизнь многие из этих предложений.

    В Конституции СССР сохранены принципиальные положения о личных правах предшествующих Советских Конституций. Они закреплены в действующем Основном Законе и дополнены новыми гарантиями.

    Признав соблюдение основных прав человека принципом внешнеполитической деятельности государства (ст. 29) и закрепив жизнь человека в качестве объекта конституционной охраны (ст. ст. 42, 57), она зафиксировала, таким образом, право на жизнь. Кроме того, Конституция дополнила право тайны переписки тайной телефонных переговоров и телеграфных сообщений (ст. 56). Более глубоко и четко раскрыто содержание свободы совести (ст. 52) и неприкосновенности жилища (ст. 55), уточнена редакция статьи о неприкосновенности личности (ст. 54). Если Конституция СССР 1936 года гарантировала право обвиняемого на защиту  в суде, то теперь оно обеспечивается во всех стадиях уголовного процесса (ст. 158) .

    Дальнейшее углубление советской демократии будет сопровождаться развитием системы основных прав, в том числе личных. В некоторых конституциях социалистических стран зафиксирована свобода передвижения и выбора места жительства (ГДР, СФРЮ). Данное право закреплено и в СССР (ст. 9 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик). В перечне личных прав имеются и такие, как право свободно решать вопрос о рождении ребенка (СФРЮ), свобода определения своей национальности (ЧССР, СФРЮ). Немаловажное значение имеют некоторые права, зафиксированные в Международном Пакте о гражданских и политических правах и гарантированные в советском уголовно процессуальном законодательстве, в частности право обвиняемого на справедливое и законное судебное разбирательство, право быть судимым без неоправданной задержки, право не быть принужденным к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным, право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей. Данные права реально обеспечиваются в СССР.

    Возможно, в будущем система личных основных прав будет дополнена некоторыми из вышеуказанных прав. Можно также предположить, что потребность во всестороннем обеспечении права на жизнь приведет к более совершенному гарантированию и юридическому оформлению его в Основном Законе, к появлению новых основных прав (право на сохранение чистоты воздуха, вод и т. д.).

    Историко-правовой анализ советского конституционного законодательства показывает, что развитие системы личных основных прав, углубление гарантий индивидуальной свободы — неотъемлемая часть совершенствования института основных прав, свобод и обязанностей советских граждан.

    В советской теории государственного права классификация личных прав построена по основаниям, которые отличаются от буржуазных схем. На современном этапе развития юридической науки эта проблема может быть решена с позиций системного анализа. Впервые попытку рассмотреть всю совокупность конституционных прав и обязанностей в виде системы, обладающей определенной самостоятельностью, предпринял Л. Д. Воеводин. По его мнению, самостоятельность этой системы состоит в том, что указанные права и обязанности содержат общие основы правового положения гражданина, а также специфические внутрисистемные связи между составляющими ее элементами, т. е. между главными группами прав и обязанностей, а также между отдельными правами и обязанностями.

    По нашему мнению, личные конституционные права нужно рассматривать как элемент системы основных прав и обязанностей. Вместе с тем личные конституционные права имеют свойства относительно самостоятельной подсистемы, которая, в свою очередь, состоит из элементов более низкого порядка — отдельных конституционных прав. Каждое отдельное личное конституционное право конкретизируется в отраслевых (административных, уголовно-процессуальных и др.) субъективных правах. Группа личных конституционных прав обладает свойствами общности и целостности. Смысл и назначение отдельных личных конституционных прав в том, чтобы с разных сторон, в разных аспектах обеспечить гражданам блага личной свободы. Личная свобода лежит в основе системы личных прав, каждое из которых непосредственно связано с другим. Например, признание права гражданина на жизнь означает, что его личность неприкосновенна, это в свою очередь обусловливает неприкосновенность личной жизни, жилища, переписки и т. д. Следовательно, все личные основные права и свободы логически вытекают из права на жизнь, являющегося центральным в этой системе прав. С другой стороны, данное право (как и все права, вообще) определяется идеей человеческого достоинства, т. е. общественной ценности личности, и поэтому тесно связано с правом на уважение, честь и достоинство.

    Рассматривая право неприкосновенности личности в функциональном плане, мы приходим к выводу, что оно направлено на осуществление той же цели, что и право обвиняемого на защиту. Из права на охрану личной жизни (весьма близкого к праву на охрану брака и семьи) логически вытекают права неприкосновенности жилища и тайны переписки.

    Весьма интересным представляется вопрос о свободе совести. Некоторые авторы относят свободу совести к числу политических конституционных прав, другие — к числу личных. Безусловно, свобода совести, как и другие личные свободы, носит более индивидуализированный характер, нежели все остальные права граждан.

    Существуют и другие классификации личных прав. В зарубежных социалистических странах некоторые ученые относят личные права к категории демократических свобод.

    Так, венгерский государствовед Беер среди демократических свобод выделил две группы:

    1) свободы, касающиеся личности: свобода и неприкосновенность личности, жилища, тайна переписки, свобода совести;

    2) свободы, связанные с общественной деятельностью, т. е. политические свободы. В известной работе Я. Беера, И. Ковача и Л. Самела, изданной на русском языке, такой классификации не приводится. Б. Спасов и А. Ангелов к числу личных конституционных прав относят свободу и неприкосновенность личности, неприкосновенность жилища и тайну переписки. Свободу совести и вероисповедания они выделяют отдельно.

    Классификация личных конституционных прав на группы определяется тем, какие именно личные блага обеспечиваются с их помощью. В этих правах находят свое юридическое воплощение наиболее важные формы проявления личной свободы: жизнь, личная безопасность, возможность

    уединения и личной жизни, честь и достоинство, семья и брак, интимные стороны духовной жизни, свобода совести.

    По мнению А. П. Горшенева, личная свобода предполагает две формы ее проявления: индивидуальную свободу и безопасность; сферу нравственности и духовной жизни общества. В связи с этим он классифицировал данные права на две группы.

    К первой группе он относил права на неприкосновенность личности, жилища, на охрану здоровья, правовую защиту, свободу передвижения и необходимую оборону. Ко второй — свободу совести, тайну переписки, право на честь и достоинство. По нашему мнению, в этой классификации в основном, верно, отражена система личных прав по Конституции СССР. Однако право на охрану здоровья — социально-экономическое, а не личное право, а свобода передвижения и право на необходимую оборону не относятся к числу конституционных прав.

    Развитие системы личных прав в Конституции СССР позволяет по-новому решить вопрос об их классификации. Исходя из основных форм проявления индивидуальной свободы гражданина, можно выделить четыре группы указанных прав.

    К первой группе относится право на жизнь, обеспечивающее это самое ценное личное благо человека.

    Ко второй группе относятся те, которые обеспечивают личную безопасность гражданина: право неприкосновенности личности (ст. 54 Конституции СССР), право обвиняемого на защиту (ст. 158).

    К третьей группе — права, обеспечивающие неприкосновенность благ личной и семейной жизни: право на охрану личной жизни (ст. 56), право неприкосновенности жилища (ст. 55), право тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений (ст. 56), право на защиту семьи и брака (ст. 53).

    Наконец, четвертая группа прав обеспечивает неприкосновенность духовной и нравственной сторон жизни человека: право на честь и достоинство (ст. 57), свободу совести (ст. 52).

    Первейшим из личных прав человека является право на жизнь (ст. 3 Всеобщей Декларации прав человека).

    В системе социальных ценностей человеческая жизнь — наиважнейшая, абсолютная и естественная ценность. В юридической литературе существует два подхода к пониманию сущности этого права. Первый раскрыт в ст. 6 Международного Пакта о гражданских и политических правах: «Никто не может быть произвольно лишен жизни». Второй подход сводится к тому, что указанное право, как отмечал А. И. Денисов, «толкуется теперь скорее как право человека на условия жизни» (квартира, пища и т. п.). По нашему мнению, в последнем случае речь идет не о праве на жизнь, а о другом праве человека — о праве на достаточный жизненный уровень (ст. 11 Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах).

    Высокогуманная идея о высочайшей ценности человеческой жизни имеет свою историю. Она вытекает из сформировавшегося в течение многих веков представления о достоинстве личности. Еще в начале XVI в. Томас Мор в своей «Утопии» выступил против грабительских войн, отрицал правомерность смертной казни даже для тяжких преступников.

    Великие гуманисты прошлого мечтали о ликвидации войн, об утверждении идеи неприкосновенности человеческой жизни.

    Охрана жизни человека вытекает из самой сущности марксистско-ленинского учения, природы социалистического общественного строя, духа и буквы Советской Конституции. Принцип охраны жизни и здоровья людей красной нитью проходит в произведениях В. И. Ленина, в решениях КПСС.

    Объектом конституционного регулирования в СССР являются наиболее важные стороны общественных отношений, в том числе в области охраны жизни и здоровья человека. Основной Закон СССР, воплощая и закрепляя достижения развитого социализма, наряду с углублением содержания ранее зафиксированных прав существенно расширил пределы конституционного регулирования в данной сфере общественных отношений, предусмотрел новые средства охраны жизни и здоровья гражданина. Установлены два новых основных права граждан СССР: на охрану здоровья (ст. 42) и на судебную защиту от посягательств на жизнь и здоровье (ст. 57), причем объектом конституционной защиты выступают различные аспекты этих важнейших социальных благ.

    Предусматривая возможности развития государственной системы здравоохранения, массовой физической культуры и спорта (ст. ст. 24, 41), Конституция СССР способствует обеспечению охраны здоровья советских людей. Устанавливается система конституционных гарантий этого права. Так, Конституция возлагает на государство заботу об улучшении условий и охраны труда, о сокращении и полном вытеснении тяжелого физического труда (ст. 21). Основной закон закрепил специальные гарантии по охране здоровья женщин (ст. 35). Особое внимание уделяется заботе о здоровье подрастающего поколения (ст. 42), физическом развитии молодежи (ст. 25).

    Советское право всегда охраняло и охраняет жизнь человека. Этими гуманистическими началами проникнута и Конституция СССР, гарантирующая широкую систему мер по охране жизни и здоровья граждан всех поколений — от детей (ст. ст. 35, 42) до престарелых граждан и инвалидов (ст. 43). Фиксируя условия правовой защиты, материальной и моральной поддержки материнства (включая предоставление различных льгот беременным женщинам), Основной Закон обеспечивает тем самым охрану жизни будущего человека.

    Человек — составная часть живого мира; естественны и органичны его связи с окружающей природой. Выражая интересы настоящего и будущих  поколений, Конституция СССР возлагает на государство задачу по охране и научно обоснованному, рациональному использованию земли, ее недр, водных ресурсов, растительного и животного мира, по сохранению в чистоте воздуха и воды, по обеспечению воспроизводства природных богатств и улучшению окружающей среды (ст. 18).

    Современный научно-технический прогресс связан с такими побочными негативными явлениями, как загрязнение водоемов, нарушение биологического равновесия в природе и т. д. Конституция СССР, закрепляя условия, имеющие целью исключить экологический кризис, наполняет новым содержанием право на жизнь. Реализация этого права непосредственно связана с такими условиями жизни, как возможность пользоваться пищей и товарами хорошего качества; чистыми воздухом и водой рек и океанов; тишиной, не нарушаемой работой технических механизмов; безопасностью для жизни на производстве, на транспорте.

    Нормы советского права предусматривают гарантии неприкосновенности жизни человека. В литературе высказываются предложения по их дальнейшему совершенствованию.

    Принципы ленинской внешней политики, закрепленные в гл. 4 Конституции СССР, направлены на сохранение жизней миллионов людей от атомной катастрофы, осуществление их права на жизнь.

    Таким образом, анализ норм Советской Конституции позволяет прийти к выводу, что право на жизнь следует рассматривать как первое по важности личное право гражданина СССР. Это право имеет многоаспектный характер.

    В современных условиях огромное значение приобретает международная сторона его реализации. Война является наиболее опасным посягательством на высшее благо человека — его жизнь. Угроза термоядерного конфликта грозит существованию цивилизации, бытию человека как биологического вида.

    Политический курс наиболее агрессивных, авантюристических сил современного империализма, который находит свое воплощение в политике США, в особенности в политике администрации Рейгана, представляет собой угрозу человеческой цивилизации. Как указано в ст. 28 Советской Конституции, «СССР неуклонно проводит ленинскую политику мира, выступает за упрочение безопасности народов и широкое международное сотрудничество». Цель этой политики — достижение всеобщего и полного разоружения, последовательное осуществление принципов мирного сосуществования государств с различным социальным строем. Миролюбивая внешнеполитическая деятельность КПСС и Советского государства направлена на обеспечение права народов и отдельных людей на жизнь.

    Существует еще и внутригосударственный аспект этого права. Речь идет о недопустимости незаконного и необоснованного применения смертной казни в качестве меры уголовного наказания.

    Известно, что марксизм ленинизм в идеале отвергает смертную казнь, как и все виды государственного принуждения вообще. «Трудно, если не невозможно выдвинуть принцип, которым можно было бы обосновать справедливость и целесообразность смертной казни в обществе, гордящемся своей цивилизацией», — писал К. Маркс.

    Полная отмена смертной казни является конечной целью социалистического государства, поскольку в коммунистической социально-экономической формации принципы гуманизма и неприкосновенности личности получают свое полное и окончательное осуществление. Поэтому смертную казнь Советское государство всегда рассматривало как временную, вынужденную и исключительную меру наказания. Ее сохранение в условиях развитого социализма диктуется необходимостью борьбы с некоторыми особо опасными государственными преступлениями.

    Законом предусмотрены гарантии, обеспечивающие законность и обоснованность применения этого вида наказания. Не может быть оно применено к лицам, не достигшим 18летнего возраста, и к беременным женщинам (ст. 22 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик). 



    темы

    документ Экономические преступления
    документ Преступление
    документ Административное право
    документ Семейное право



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами

    важное

    1. ФСС 2016
    2. Льготы 2016
    3. Налоговый вычет 2016
    4. НДФЛ 2016
    5. Земельный налог 2016
    6. УСН 2016
    7. Налоги ИП 2016
    8. Налог с продаж 2016
    9. ЕНВД 2016
    10. Налог на прибыль 2016
    11. Налог на имущество 2016
    12. Транспортный налог 2016
    13. ЕГАИС
    14. Материнский капитал в 2016 году
    15. Потребительская корзина 2016
    16. Российская платежная карта "МИР"
    17. Расчет отпускных в 2016 году
    18. Расчет больничного в 2016 году
    19. Производственный календарь на 2016 год
    20. Повышение пенсий в 2016 году
    21. Банкротство физ лиц
    22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
    23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
    24. Как получить квартиру от государства
    25. Как получить земельный участок бесплатно


    ©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты