Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Международное право

Международное право

Международное право

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Международное право
2. Международно-частное право
3. Нормы международного права
4. Принципы международного права
5. Право международных договоров
6. Источники международного права
7. Субъекты международного права
8. Международная защита прав
9. Система международного права
10. Право международных организаций
11. Государство в международном праве
12. Акты международного права
13. Суть международного права
14. Международное экономическое право
15. Виды международного права
16. Международные политические права
17. Международная защита прав человека
18. Международное право ООН
19. Современное международное право
20. Развитие международного права
21. Право международных судов

Международное право

Международное право — сложный комплекс юридических норм, создаваемых государствами и межгосударственными организациями путем соглашений и представляющих собой самостоятельную правовую систему, предметом регулирования которой являются межгосударственные и иные международные отношения, а также определенные внутригосударственные отношения.

В этом вводном и лаконичном определении выражены наиболее существенные черты международного права. Для его более полного понимания необходимо учитывать и другие признаки, прежде всего участие в создании норм наряду с государствами некоторых других субъектов права, своеобразные способы реализации и обеспечения исполнения международно-правовых норм посредством коллективных или индивидуальных действий самих государств.

Международное право по его изначальным характеристикам — совокупность юридических норм и регулятор определенных отношений — родственно праву государства (внутригосударственному, национальному праву), являющемуся традиционным объектом юриспруденции, начиная с теории государ-ства и права.

Международному праву как терминологической категории присуща определенная степень условности.


Исторически сложившийся и принятый в государственных и межгосударственных актах, иных официальных документах, в научных изданиях и учебных курсах термин "международное право" не вполне адекватен истинному значению понятия.

Его прообразом является сложившийся в римском праве термин "jus gentium" ("право народов"). Реально существует межгосударственное право, поскольку и создается оно не народами непосредственно, а главным образом государствами как суверенными политическими организациями, и ориентировано, прежде всего, на регулирование межгосударственных взаимосвязей, и обеспечивается преимущественно усилиями самих государств.

Международно-частное право

Международные отношения в широком смысле слова – это совокупность межгосударственных, государственно-негосударственных (смешанных) и негосударственных отношений между физическими и юридическими лицами различных государств. Правовые вопросы межгосударственного (и частично государственно-негосударственного) общения входят в сферу действия международного публичного права. Правовые вопросы международных негосударственных (и частично государственно-негосударственных) отношений – сфера действия международного частного права. Международное публичное право направлено на упорядочение публично-правовых (властных) отношений, а международное частное право – на упорядочение частноправовых (невластных) отношений.

Основатель науки МЧП – судья Верховного Суда США Джозеф Стори. В 1834 г. была издана его книга «Комментарий к коллизии законов», где впервые употребляется термин «международное частное право». С середины ХIХ в. этот термин стал применяться в европейской правовой доктрине (наряду с термином «коллизионное право»). В российскую юридическую литературу термин «международное частное право» ввел русский дореволюционный ученый Н. П. Иванов.

Корректность применения термина «международное частное право» до сих пор вызывает споры. Неточность этой терминологии подчеркивал Г. Кегель: «Речь идет не о международном, а о национальном праве, и не о материальном частном праве, а о праве коллизионном. Однако сущность это название выражает достаточным образом». В доктрине употребляется более 20 других терминов («межгосударственное частное право», «международное хозяйственное право», «международное гражданское право»), но они не восприняты. Термин «международное частное право» является общепризнанным. В англо-американской доктрине МЧП называют «конфликтным, или коллизионным, правом». Термины «коллизионное право» и «международное частное право» используются как синонимы (М. Гаррисон, Р. Дейвис).

В законодательстве многих государств понятия «международное частное право» и «коллизионное право» также употребляются как тождественные. В ст. 2048 ГК Перу установлено: «Судьи обязаны применять внутреннее право государства, объявленное компетентным перуанской нормой международного частного права» (т. е. коллизионной нормой).

Деление международного права на международное публичное и международное частное утвердилось во второй половине XIX в. Термин «международное» применительно к международному публичному и к международному частному праву имеет разный смысл. «Международное публичное право является международным в том смысле, что оно устанавливает правоотношения между государствами, а международное частное право – в том смысле, что оно устанавливает правоотношения между лицами, принадлежащими к различным государствам, правоотношения, выходящие за рамки отдельной правовой системы и требующее выяснения, какой закон к ним применяется».

Международное частное право – это совокупность норм, предназначенных для регламентации частноправовых отношений, возникающих в сфере международного общения. МЧП представляет собой самостоятельную комплексную правовую систему, объединяющую нормы международного и национального права и регулирующую международные гражданские отношения.

Традиционно предметом регулирования МЧП считаются частноправовые отношения, отягощенные иностранным элементом, который может проявляться в трех вариантах:

1) субъект правоотношения – иностранное лицо (иностранное физическое лицо; иностранное или международное юридическое лицо, транснациональная корпорация, офшорная компания; международная организация; иностранное государство);
2) объект правоотношения находится за границей;
3) юридический факт, с которым связано правоотношение, имеет место за границей.

Приведенное определение не является общепризнанным: ни в науке, ни в национальном законодательстве, ни в международно-правовых актах не существует единой точки зрения относительно предмета МЧП, понятия иностранного элемента, места МЧП в глобальной правовой системе.

Нормы международного права

Коль скоро международное право - это совокупность и система норм, то необходимо установить, что именно означают термины «норма права» вообще и «норма международного права» в частности.

Норма права, согласно отечественной общей теории права, представляет собой юридически обязательное правило поведения предусмотренных ею адресатов, поведение которых она регулирует и которые именуются субъектами права. Юридическая обязательность нормы права состоит в том, что предписываемое ею поведение субъекта права обеспечивается в случае необходимости принуждением. Во внутригосударственном праве нормы поведения субъектов права устанавливаются или санкционируются государством и им же в случае необходимости обеспечиваются принуждением к их соблюдению.

Нормы международного права соответственно являются юридически обязательными правилами поведения предусмотренных этими нормами субъектов международных отношений, охраняемыми в случае необходимости принуждением к их соблюдению.

В соответствии с методом международно-правового регулирования нормы международного права устанавливаются по взаимному согласию и соглашению между субъектами международных отношений и ими же охраняются путем применения в необходимых случаях принуждения к их соблюдению.

Согласно общей теории права, нормы права (национального и международного) включают три элемента, имеют трехчленную структуру: гипотезу, обозначающую условие действия установленного правила поведения; диспозицию, излагающую это правило, и санкцию, указывающую на те неблагоприятные юридические последствия, которые наступают для субъекта права, нарушившего данное правило.

Права и/или обязанности, вытекающие для субъекта права из установленного правила поведения, именуются его субъективными правами и обязанностями. В теории международного права и в международно-правовых актах вместо термина «обязанность» используется термин «обязательство» опять же в соответствии с методом международно-правового регулирования.

Совокупность же и система норм права именуются правом в объективном смысле или объективным правом, каковым и является международное право в целом.

Вышеизложенное о трехчленной структуре норм права не должно пониматься буквально. В международном праве отдельно взятая его норма содержит, как правило, лишь диспозицию, излагающую данное правило поведения, а юридический факт, вводящий в действие эту норму (гипотеза), излагается в другой норме данной системы (подсистемы) норм.

Проиллюстрируем это на примере Венской конвенции о дипломатических сношениях, которая регулирует соответствующие взаимоотношения между государствами. Юридический факт (гипотеза), вводящий в действие нормы этой конвенции, излагается в ее ст. 2, которая гласит: «Установление дипломатических отношений между государствами и учреждение постоянных дипломатических представительств осуществляется по взаимному согласию». Именно учреждение постоянных дипломатических представительств обозначает условие действия установленных Конвенцией правил поведения соответствующих государств.

Что же касается санкций международного права, то они предусматриваются специальной системой (подсистемой) норм о международной ответственности субъектов международных отношений, более конкретно — о международной ответственности государств за их международно-противоправные деяния.

Нормы международного права различаются по своим адресатам — субъектам, отношения между которыми они регулируют. Поэтому они структурно подразделяются на нормы общего международного права, устанавливаемые международным сообществом государств и адресованные всем субъектам или всем основном субъектам международного права — государствам, и нормы локальные, адресованные двум или нескольким его субъектам, по соглашению между которыми они устанавливаются. Конкретнее — это нормы двусторонних или многосторонних международных договоров.

В числе локальных норм можно выделить также нормы индивидуальные, определяющие поведение субъектов в конкретном, единичном случае. Это, например, решения международных судов или арбитражей, обязательные для сторон в споре только по данному делу.

Соотношение между нормами общего международного права и нормами локальными состоит в том, что последние не должны противоречить существу норм общего международного права, т.е. должны соответствовать им в своей основе. Так, согласно ст. 103 Устава ООН (основного акта общего международного права), в случае, когда обязательства членов Организации по настоящему Уставу окажутся в противоречии с их обязательствами по какому-либо другому международному соглашению, преимущественную силу имеют обязательства по настоящему Уставу.

Ядром общего международного права являются его основные нормы — принципы. Это подсистема исходных и взаимосвязанных норм общего международного права, устанавливающих основные права и обязательства государств и тем самым определяющих сущностное содержание современного международного права и его целенаправленность.

Ныне основные принципы международного права и их нормативное содержание изложены в единодушно принятой Генеральной Ассамблеей ООН Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций (далее Декларация о принципах международного права).

Существенное значение в этом плане имеет также Декларация принципов, которыми государства-участники будут руководствоваться в своих взаимоотношениях, содержащаяся в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (ныне Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе).

В последние десятилетия, после принятия Венской конвенции о праве международных договоров в совокупности норм общего международного права стали выделять нормы императивные, имеющие характер jus cogens (общеобязательного права). Согласно ст. 53 этой Конвенции, а также аналогичным статьям других общих (универсальных) международных договоров, «императивная норма общего международного права является нормой, которая принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер».

Выделение императивных норм явилось выдающимся событием в развитии современного международного права. Его значение трудно переоценить.

Международное право не содержит какого-либо перечня императивных норм. Но несомненно, что основные принципы современного общего международного права являются императивными нормами - принципами, иначе они утратили бы свое значение основополагающих норм.

Однако подавляющее число норм общего международного права являются нормами диспозитивными, т.е. такими, от которых государства и другие субъекты международного права могут в известной мере отступать в своих локальных взаимоотношениях. Здесь имеются в виду двусторонние и многосторонние договоры, заключаемые государствами и международными организациями.

Вопрос о диспозитивных нормах общего международного права, к сожалению, практически на затрагивался в доктрине международного права, в том числе отечественной. Тем не менее, следует, очевидно, сказать следующее.

Во-первых, если не заключено локальное соглашение, так или «иначе отклоняющееся от диспозитивной нормы общего международного права, то действует, безусловно, последняя.

Во-вторых, приведенные выше положения ст. 103 Устава ООН касались обязательств государств по общему международному праву в целом, поскольку в момент принятия Устава концепция о наличии императивных норм еще не выкристаллизовалась до логического конца. Ныне же эти положения, надо полагать, касаются лишь диспозитивных норм, так как отклонения от императивных норм вообще не допускаются.

В-третьих, отклонение локальной нормы от диспозитивной нормы общего международного права является, по-видимому, допустимым, если локальная норма не становится несовместимой с существом и целью универсальной нормы.

Наконец, в числе норм общего международного права различают нормы регулятивные, именуемые также первичными, т.е. нормы, регулирующие поведение государств и иных субъектов международного права в процессе их « дружественных отношений и сотрудничества » (см. название Декларации о принципах международного права), и нормы правоохранительные, именуемые также вторичными. Последние вторичны в том смысле, что вступают в действие в случае нарушения субъектом первичных, регулятивных норм и устанавливают те юридические последствия (санкции), которые наступают для него в случае наличия международно-противоправного деяния. В частности, это нормы о международной ответственности государств, кодификацией которых занимается Комиссия международного права ООН.

Нормы международного права подлежат, естественно, толкованию. Для этого они должны быть выражены в письменной форме, что и имеет место в случае наличия международного договора.

Субъектами толкования являются, разумеется, участники договора или в случае многосторонних договоров также договаривающиеся стороны и субъекты, участвовавшие в переговорах о заключении договора, т.е. в принятии его текста.

Основным правилом толкования договоров, согласно Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. и Венской конвенции о договорах между государствами и международными организациями или между международными организациями, является правило: «Договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора».

Применительно к общему международному праву, устанавливаемому международным сообществом государств, речь идет, в частности, о толковании заключенных в порядке кодификации современного меж-дународного права общих (универсальных) международных конвенций, в числе которых и вышеупомянутые.

В принципе толкование общих международных договоров должно осуществляться международным сообществом государств. Классическим примером такого толкования является Декларация о принципах международного права, содержащая официальное толкование основных принципов современного международного права.

В то же время толковать международные договоры, участником которых является данное государство, по необходимости приходится и ему, чтобы выявить те международные обязательства, которые подлежат отражению в его внутригосударственном праве. В этом случае такое толкование возлагается на компетентные органы внешних сношений государства, прежде всего на его министерство (ведомство) иностранных дел. В некоторых случаях толковать международные договоры приходится органам правосудия государства. Обычно это делается с учетом заключений компетентных органов внешних сношений государства, а также с учетом соответствующей международной практики.

Много сложнее толковать обычно правовые нормы общего международного права, особенно те, которые не кодифицированы в соответствующих конвенциях, официального текста которых поэтому не существует. В таком случае толкование осуществляется компетентными (международными инстанциями — органами ООН, в том числе Международным судом, органами иных международных организаций, другими международными судами и арбитражами. В качестве вспомогательного средства при толковании международных обычаев могут использоваться, в частности, мнения наиболее квалифицированных специалистов в сфере международного права (ст. 38 Статуса Международного суда), т.е. доктринальное толкование соответствующих международно - правовых норм.

Так в основном обстоит дело с нормами международного права.

Принципы международного права

Как уже говорилось, «конституцию» международного права образуют его основные принципы. Они представляют собой основополагающие общепризнанные нормы, обладающие высшей юридической силой. Все остальные международно-правовые нормы и международно-значимые действия субъектов должны соответствовать положениям основных принципов.

Принципы международного права носят универсальный характер и являются критериями законности всех остальных международных норм. Действия или договоры, нарушающие положения основных принципов, признаются недействительными и влекут международно-правовую ответственность.

Все принципы международного права имеют первостепенную важность и должны неукоснительно применяться при интерпретации каждого из них с учетом других.

Принципы взаимосвязаны: нарушение одного положения влечет за собой несоблюдение других. Так, например, нарушение принципа территориальной целостности государства одновременно является нарушением принципов суверенного равенства государств, невмешательства во внутренние дела, неприменения силы и угрозы силой и т.д.

Поскольку основные принципы международного права представляют собой международно-правовые нормы, они существуют в форме определенных источников международного права.

Первоначально эти принципы выступали в форме международно-правовых обычаев, однако с принятием Устава ООН основные принципы приобретают договорно-правовую форму. Так, семь принципов международного права (суверенное равенство государств, добросовестное выполнение взятых на себя международных обязательств, мирное разрешение международных споров, отказ от угрозы силой или ее применения и др.) содержатся в Уставе ООН. При этом ст. 103 Устава предусматривает, что в случае, если обязательства членов ООН по Уставу ООН окажутся в противоречии с обязательствами по какому-либо международному договору, преимущественную силу имеют обязательства по Уставу.

Содержание основных принципов было подробно раскрыто в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, других международных документах. Применительно к европейским условиям содержание основных принципов было конкретизировано актами Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), в частности, хельсинкским Заключительным актом, Итоговым документом Венской встречи и др.

Рассмотрим содержание основных принципов международного права подробнее:

I. Принцип суверенного равенства государств и уважения прав, присущих суверенитету. Согласно этому принципу все государства в международных отношениях пользуются суверенным равенством, имеют равные права и обязанности и являются равноправными членами мирового сообщества.

Понятие равенства означает, что:

- все государства юридически равны;
- все государства должны уважать правосубъектность других государств;
- все государства пользуются правами, присущими полному суверенитету. Они вправе самостоятельно решать вопросы об участии в международных конференциях и организациях, международных договорах и др.;
- территориальная целостность и политическая независимость государств неприкосновенны, государственные границы могут меняться лишь на основании договоренности и в соответствии с нормами международного права;
- государства свободно выбирают свои политические, экономические, социальные и культурные системы;
- государства обязаны добросовестно выполнять свои международные обязательства.

II. В соответствии с принципом неприменения силы или угрозой силой все государства в международных отношениях обязаны воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной неприкосновенности и политической независимости других государств или каким-либо иным образом, несовместимым с целями ООН. Государства на основе общепризнанных принципов и норм международного права должны добросовестно выполнять свои международные обязательства в отношении поддержания мира и безопасности. Угроза силой не должна применяться в качестве средства урегулирования споров между государствами. Агрессивные войны объявляются преступлениями против мира и человечества и влекут ответственность по международному праву. Запрещается также пропаганда войны.

Территория государства не может быть объектом приобретения другим государством в результате угрозы силой или ее применения. Никакие территориальные приобретения, являющиеся результатом угрозы силой, не признаются законными.

Государства также обязаны воздерживаться от репрессалий, связанных с применением вооруженных сил, от организации и поощрения иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе наемников, для вторжения на территорию другого государства. Государства обязаны воздерживаться от насильственных действий, лишающих народы права на самоопределение.

III. Согласно принципу мирного разрешения международных споров государства обязаны решать свои международные споры с другими государствами мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость. Споры государств должны разрешаться на основе принципа суверенного равенства, в соответствии с принципом свободного выбора средств разрешения спора и с учетом других принципов.

Международное право предоставляет государствам широкий выбор мирных средств разрешения международных споров. Споры могут разрешаться путем переговоров, обследования, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обращения к международным организациям или иными средствами по выбору государств. Если стороны не разрешат спор одним из вышеуказанных средств, они должны стремиться к урегулированию разногласий другими мирными средствами. Важную роль в мирном разрешении международных споров играет ООН.

IV. На основе принципа невмешательства во внутренние дела государств каждое государство имеет право самостоятельно выбирать свою политическую, экономическую, социальную или культурную систему без вмешательства со стороны других государств.

В этой связи государства:

- не имеют права прямо или косвенно вмешиваться во внутренние или внешние дела другого государства;
- не должны поощрять подрывную деятельность, направленную на изменение строя другого государства путем насилия; а также
- не должны вмешиваться во внутреннюю борьбу в другом государстве, воздерживаться от оказания помощи террористической или подрывной деятельности.

Однако принцип невмешательства во внутренние дела не является абсолютным. Он не затрагивает принудительных мер, применяемых по решению Совета Безопасности ООН для обеспечения между-народного мира и безопасности (см. гл. VII Устава ООН).

V. Принцип территориальной целостности государств. Государства должны уважать территориальную целостность друг друга и воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава ООН. Государства обязаны также воздерживаться от превращения территории друг друга в объект оккупации или мер применения силы в нарушение международного права. Никакая ок-купация или приобретение территории, таким образом, не признаются законными.

VI. Принцип нерушимости границ. Государства рассматривают как нерушимые все границы друг друга и границы всех государств в Европе и должны воздерживаться от любых требований или действий, направленных на захват части или всей территории другого государства.

VII. Принцип уважения прав человека. Уважение прав и свобод человека — составная часть всеобъемлющей системы международной безопасности. Государства обязаны уважать права человека и основные свободы для всех, без различия расы, пола, языка или религии. Уважение прав человека является существенным фактором мира, справедливости и демократии, необходимых для дружественных отношений и сотрудничества между ними. Государства обязаны поощрять эффективное осуществление гражданских, политических, экономических, социальных или культурных прав и свобод, которые вытекают из достоинства, присущего каждой личности, и являются существенными для ее свободного и полного развития.

VIII. Принцип права на самоопределение народов и наций. Все народы вправе свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и свое экономическое, социальное и культурное развитие. Способами осуществления народом права на самоопределение являются: создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, установление любого иного политического статуса, свободно избранного народом. Государства обязаны воздерживаться от любых насильственных действий, лишающих народы права на самоопределение.

Народы, осуществляющие самоопределение, вправе испрашивать и получать помощь в соответствии с целями ООН. При этом, однако, государства не должны поощрять действия, ведущие к расчленению или к нарушению территориальной целостности или политического единства тех государств, которые имеют правительства, представляющие весь народ без различия расы, вероисповедания или цвета кожи.

IX. Принцип сотрудничества между государствами. Государства должны сотрудничать друг с другом в соответствии с целями и принципами ООН. Развивая сотрудничество, государства должны содействовать взаимопониманию и доверию, дружественным отношениям между собой, повышать благосостояние народов.

X. В соответствии с принципом добросовестного выполнения международных обязательств государства обязаны добросовестно выполнять взятые на себя международные обязательства. При осуществлении своих суверенных прав, включая право устанавливать законы и административные правила, государства должны сообразовываться с их обязательствами по международному праву.

Право международных договоров

Понятие права, международных договоров. Право международных договоров - отрасль международного права, определяющая порядок заключения, действия и прекращения международных договоров. В теории и практике используется и такое понятие, как международное договорное право, под которым понимаются Нормы, созданные договорами, в отличие от норм международного обычая. Употребляется выражение о международное договорное право определенного государства, например международное Договорное право СССР. Под этим понимается совокупность обязательных для данного государства международных договорных норм, содержащихся в заключенных им договорах. Право международных договоров занимает особое положение в системе международного права и связано со многими его основными институтами, например с международно-правовой субъектностью. Оно играет главную роль в регулировании функционирования международного права, определяя порядок создания его норм, Их действительность, осуществление, прекращение, правовые Последствия и т. д. Право договоров - основа международного процессуального права, С ним так или иначе связано формирование и функционирование всех других отраслей и институтов международного права.

Функция рассматриваемой отрасли международного права состоит в регулировании заключения, действия и прекращения Международных договоров. Международный договор представляет Собой явно выраженное соглашение субъектов международного права, предназначенное для регулирования их взаимоотношений тем создания международно-правовых обязательств. Венские конвенции о праве международных договоров 1969 и 1986 гг. определяют договор как соглашение субъектов международного права, регулируемое международным правом.

Выделение признака регулируемое международным правом в определенной мере объясняется стремлением отделить международно-правовые договоры от международных соглашений, не обладающих юридической силой. Думается, что в этом определение, даваемое Венскими конвенциями, не вполне достигает цели, поскольку не только юридические, но и иные акты и действия тех же государств регулируются международным правом. Поэтому, на наш взгляд, выражение регулируемое международным правом следует понимать, как регулируемое правом международных Договоров, которым регулируется действие только международно-правовых договоров.

В основе определений лежит соглашение. Оно служит главным методом принятия решений и создания норм, призванных регулировать международные отношения, в которых отсутствует надгосударственная власть. Поэтому соглашение, так или иначе, присутствует во всех международных актах. Формы международного соглашения многообразны, и международно-правовой договор лишь одна из них. Неправовые международные соглашения имеют две Основные формы, а именно резолюции международных органов и организаций и политические соглашения между государствами.

Соглашение государств-участников лежит в основе резолюций, принимаемых международными конференциями и организациями. Я, будучи юридически обязательными, эти акты обладают морально-политической силой. Этот факт констатируется как теоретиками, так и практиками. В качестве примера можно указать на резолюции генеральной Ассамблеи ООН. Как политические договоренности квалифицируются акты органов с участием ограниченного круга государств, например акты Политического консультативного комитета государств - участников Варшавского договора, а также резолюции Совета НАТО.

Широко распространены двусторонние и многосторонние политические соглашения, не Обладающие юридической силой международных договоров. Рост роли таких соглашений привлекает к ним внимание ученых. Заметим сразу, что рассматриваемые соглашения именуются политическими в отличии от юридических, т. е. международно-правовых договоров, что вовсе не отрицает политического характера последних. Ф. Энгельс говорил, что овсе юридическое в основе своей имеет политическую природу". Довольно часто политические соглашения в отличие от международных договоров именуют договоренностями. Они могут иметь письменную или устную форму (джентльменское соглашение). Наиболее распространенные письменные формы - совместное коммюнике, декларации, заявления. Государства придают серьезное значение таким актам и указывают на их Обязательный характер. Касаясь совместного заявления, принятого на советско-американской встрече на высшем уровне в Женеве, М. С. Горбачев отметил: Конечно, совместное заявление - не договор, но это ко многому обязывающая принципиальная установка руководителей обеих стран". Распространенность и обязательный характер политических соглашений констатируются и юридическими служащими государств. В совместных актах государств подчеркивается, что при формировании своих отношений стороны будут руководствоваться как заключенными между ними договорами, так и политическими документами. Совместные заявления рассматриваются как прочная политическая база развития отношений между их участниками ". Большое значение приобрели многосторонние политические соглашения. Примером могут служить акты, принятые участниками Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе: 3аключительный акт (Хельсинки, 1975 г.), итоговые документы Мадридской (1983 г.) и Венской (1989 г.) встречи. Во всех этих документах явно выражены отличии политических соглашений от международно - правовых договоров и вместе с тем специфическая обязательная сила первых.

В разделе Заключительного акта, посвященном принципу добросовестного выполнения обязательств по международному праву, говорится, что при осуществлении своих суверенных прав участники будут сообразовываться со своими юридическими обязательствами по международному праву; они будут, кроме того, учитывать должным образом и выполнять положения Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Более решительна формулировка Итогового документа Мадридской встречи, в которой говорится, что меры укрепления доверия и безопасности будут политически обязательными и будут обеспечиваться адекватными формами проверки, соответствующими их содержании.

В Итоговом документе Венской встречи участники выразили решимость принять на себя ответственность за выполнение полностью обязательств, содержащихся в Заключительном акте и других документах СБСЕ. Отметим, что документ предусматривает воздействие на национальное право не только международно-правовых, но и политических обязательств, хотя и в разных формулировках: осуществляя свои суверенные права, участники будут обеспечивать, чтобы их законы, административные правила, практика и политика сообразовывались с их обязательствами по международному праву и были гармонизированы с положениями Декларации принципов и другими обязательствами по СБСЕ (Раздел Вопросы, относящиеся к безопасности в Европе) С помощью политических соглашений образована нормативная основа движения неприсоединения. Именно такой характер носят принимаемые его конференциями резолюции. В практике Неприсоединившихся стран растет удельный вес политического регулирования.

Международная практика порождает все новые виды политических обязательств. Показательна в этом отношении история советско-американского соглашения ОСВ-2. После отказа США ратифицировать его стороны дали обещание придерживаться его положений". В результате соглашение, задуманное как международно-правовой договор, не стало таковым и начало функционировать как политическое обязательство. Его действие в таком качестве было довольно высоко оценено сторонами. М. С. Горбачев отметил, что договор ОСВ-2, даже не будучи ратифицирован, работает с большой пользой. Стороны продолжали его соблюдать и по истечении предусмотренного в нем срока действия. Вспомним и несколько иной вариант: после истечения срока действия международно-правового соглашения ОСВ-1 стороны достигли договоренности о том, что они и впредь будут придерживаться его положений без юридической пролонгации. Приведенные факты говорят о том, что, несмотря на различия, международно-правовые и политические соглашения взаимодействуют, а иногда и превращаются одно в другое. Теоретически провести различие между политическим соглашением и международно-правовым договором несложно. Все зависит от намерения участников придать соглашению ту или иную силу. Для заключения международного договора необходимо соглашение участников не только о его содержании, но и о придании ему международно-правовой обязательной силы, а, следовательно, о подчинении его праву международных договоров". Практически же дело обстоит сложнее. Участники зачастую предпочитают не подчеркивать того, что достигнутая ими договоренность будет обладать лишь политической силой. Тогда для решения вопроса необходимо учитывать содержание, характер обязательств. Но главную роль играют форма соглашения, наличие в нем традиционных для договоров положений о порядке вступления в силу, ратификации и др. Правда, и в политические соглашения стали включать положения, регулирующие их действие.

Вопрос о политических соглашениях был рассмотрен, прежде всего, потому, что это необходимо для выяснения того, какие международные соглашения подпадают под действие права международных договоров. Но была и другая цель: обратить внимание на новые моменты в функционировании договоров, которые заключаются и осуществляются с учетом политических обязательств сторон. Один вид соглашений служит средством осуществления другого. Происходит своеобразное разделение труда. Используются новые механизмы регулирования международных отношений.

3начение права договоров определяется той ролью, которая принадлежит договору в международных отношениях. Договор - одно из важнейших политических и правовых средств регулирования международных отношений. С его помощью решаются наиболее важные и сложные проблемы. Достаточно указать на договоры в области обеспечения безопасности и ограничения гонки вооружений, на конвенции по морскому и космическому праву. Договор лежит в основе деятельности международных организаций. Он - источник подавляющего большинства международно-правовых норм. В общем, договор является инструментом, обеспечивающим функционирование всей системы управления Международными отношениями. Договор служит инструментом внешней политики государства. Поэтому, если сравнить договорное право различных государств, то обнаружится немало различий в его целях и содержании. В СССР международные договоры рассматриваются как важное средство опровержения ленинской политики мира, упрочения безопасности народов и широкого международного сотрудничества. Принцип добросовестного выполнения международных обязательств закреплен Конституцией СССР в качестве принципа внешней политики (ст. 29).

Несмотря на различия в содержании договоров, позиции теории и практики разных стран в отношении права, регулирующего действие договоров, в значительной степени одинаковы, что определятся общей заинтересованностью в обеспечении функционирования договоров. Это издавна отмечалось в доктрине международного права. Разумеется, такая одинаковость не означает тождества. Доктрина разных стран имеет свою специфику, хотя и нет оснований ее преувеличивать . Существующее единство в позициях достаточно для обеспечения нормального функционировании права договоров. Свидетельство того - факт успешной кодификации этого права.

Кодификация права международных договоров. Будучи единственным средством мирного решения вопросов независимыми политическими - образованиями, международные соглашения ведут свою историю с момента появления межгосударственных отношений. До этого форма соглашения использовалась для регулирования связей между племенами. История свидетельствует, что уже в древности соглашения были многочисленны и весьма разнообразны ". О них говорится в законах Ману, в Арташастре Каутильи им посвящена седьмая книга. Международные соглашения древности скреплялись религиозными клятвами. Их обязательная сила вытекала из религиозной морали, носила морально-политический характер. С возникновением международного права договоры обретают юридическую силу. Даже в ХVII - ХVIII вв. главным, правда, не очень надежным, источником обязательной силы договоров была политическая мораль монархов. И в Х1Х в. важные политические договоры рассматривались не столько как правовые акты, сколько как торжественные обязательства, опирающиеся на религию, на мораль. Несмотря на всю свою ненадежность, договоры играли важную роль в регулировании отношений между государствами. История свидетельствует, что политические международные соглашения предшествовали правовым, подготовили для них почву. Но, даже придав своим соглашениям юридическую силу, государства не отказались от их морально-политической силы.

С появлением международно-правовых договоров начинает формироваться и право, регулирующее их действие. Собственно говоря, право договоров формируется одновременно с международным правом в целом. Этот процесс протекал под большим влиянием римского права, и, в частности, такой его отрасли, как обязательственное право. Там же была заимствована формула основного принципа права договоров "рас sunt servanda". Это проливает свет и на исторические особенности кодификации права международных договоров, которая всегда рассматривалась как неотъемлемая часть кодификации международного права в целом. Учитывая роль права договоров в функционировании международного права, можно полагать, что без кодификации этой центральной отрасли было бы трудно говорить о кардинальных успехах в кодификации международного права в целом. Доктринальная кодификация с самого начала уделяла значительное внимание праву договоров. В кодексе Й. Блюнчли ему посвящено 60 статей, в кодексе П. Фиоре - 259 параграфов. Наиболее крупной доктринальной кодификацией, специально посвященной праву договоров, был так называемый Гарвардский проект, опубликованный в 1935 г. Этот весьма обстоятельный труд подготовила группа юристов на базе Гарвардского университета.

Первая попытка официальной кодификации была предпринята в рамках Лиги Наций. В 1924 г. Совет Лиги образовал комитет экспертов из 16 юристов, который должен был заниматься вопросами кодификации международного права, включая право договоров. Был подготовлен доклад об этой отрасли права, который так и не был обсужден. Первым международно-правовым актом, кодифицировавшим наиболее устоявшиеся нормы права договоров, явилась Межамериканская конвенция о международных договорах 1928 г., состоявшая всего из 21 статьи. Состояние права договоров оценивалось весьма критически. В Гарвардском проекте отмечалось, что не имеется ясного и точно определенного права договоров. Авторы констатировали: область права договоров в особой степени представляет собой поле, на котором процветают пережитки и где до сего дня очень мал прогресс в отношении установления единообразия и всеобщих стандартов. Столь же критическая оценка была дана и Секретариатом ООН: "Едва ли существует какой-либо раздел права договоров, который был бы свободен от сомнений и в ряде случаев от путаницы".

Поэтому не случайно вопрос о праве договоров с самого начала был включен Генеральной Ассамблеей ООН в программу работ Комиссии международного права, которая начала им заниматься в 1950 г. Потребовались многие годы для подготовки проекта статей. Только в 1968 г. для его обсуждения была созвана Венская конференция по праву международных договоров, которая в 1969 г. завершилась принятием Венской конвенции о праве международных договоров. Конвенция представляет собой кодекс права международных договоров (85 статей и приложение). Ею урегулированы все основные вопросы этой отрасли международного права. За ее пределами остались соглашения, сторонами которых являются не государства, а иные субъекты международного права, а также соглашения, заключенные не в письменной форме. Конвенция оговорила, что это не лишает такие соглашения юридической силы, а также не исключает возможности применения к ним тех норм конвенции, которые для них обязательны в силу международного права (ст. 3). В случае если в соглашении наряду с государствами участвуют и иные субъекты международного права, конвенция применяется к отношениям государств между собой (п. осп ст. 3).

Едва ли можно предполагать кодификацию норм, регулирующих действие соглашений не в письменной форме, а также соглашений с участием иных субъектов, за исключением международных организаций. Поэтому такие соглашения и в дальнейшем будут с учетом их специфики регулироваться положениями Венской конвенции как выражающими нормы обычного права. В преамбуле конвенции оговорено, что нормы международного обычного права будут по-прежнему регулировать вопросы, которые не нашли решения в положениях настоящей Конвенции. Что же касается важнейшего вопроса о недействительности, прекращении и приостановлении действия договоров между государствами, то они могут иметь место только в результате применения положений самого договора или конвенции (ст. 42). Следует, однако, иметь в виду, что приведенное положение имеет исключение. Венская конвенция не содержит положений о влиянии воины на договоры. Между тем война, как известно, ведет к прекращению или приостановлению действия многих договоров.

Кодификация права договоров с самого начала получила Широкую поддержку многих государств. Во время обсуждения Статей Комиссии международного права на ХVIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1963 г. представители государств отмечали, что считают кодификацию этой отрасли наиболее важной, поскольку отношения между государствами обычно основаны договорах и потому важно, чтобы о нормы права договоров были так ясны, как только возможно. Подчеркивалось, что представленный Комиссией международного права проект означает значительное прогрессивное развитие этой отрасли, вносит далеко идущие изменения. Наука в целом давала положительную оценку процессу кодификации права договоров. Довольно высоко оценивается и сама. Венская конвенция о праве договоров.

Ощутимый вклад в кодификацию и прогрессивное развитие права договоров внес Советский Союз. Венская конференция 1969 года в немалой степени отразила прогрессивные концепции, обоснованные советской наукой. Р. Рао пришел к выводу, что ос полным основанием можно сказать, что современное право договоров, как оно кодифицировано Венской конвенцией, фактически происходит от советской доктрины договоров. Иными словами, характерные черты советской позиции в отношении договоров, а именно недействительность неравноправных договоров, акцент на согласие как основу международных обязательств, значение, придаваемое оjus cogensп, право на односторонние оговорки - все это воплощено в конвенции. Очевидно, что советский вклад в развитие универсального права договоров основателен. Важную роль во всем этом сыграл Г. И. Тункин, который был членом Комиссии международного права и опирался на помощь и поддержку других советских ученых. Положительно оценив Венскую конвенцию в целом, Советское правительство, тем не менее, отказалось от ее подписания на том основании, что она не обеспечила суверенного права всех государств на участие в универсальных договорах. Поступить таким образом СССР побудила, прежде всего солидарность с рядом социалистических стран, которые в результате дискриминационной практики были лишены возможности участвовать во многих многосторонних договорах. Постепенно принцип универсальности утвердился в международной практике, а потому едва ли можно признать оправданным присоединение СССР к Венской конвенции лишь в 1986 г. Еще более печален тот факт, что до сих пор в конвенции не участвует значительное число государств, включая крупные, малые и развивающиеся. Между тем, как отмечали представители малых и развивающихся стран, именно для них кодификация права договоров имеет особое значение. На базе Венской конвенции о праве международных договоров сравнительно легко была осуществлена кодификация норм, регулирующих действие договоров с участием международных организаций, и в 1986 г. была принята Венская конвенция о праве международных договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями.

Характерно, что нумерация ее статей совпадает с нумерацией Венской конвенции 1969 г., и это удобно. Как уже отмечалось, значительное число государств не участвуют в Венской конвенции 1969 г., а конвенция 1986 г. пока не вступила в силу. Тем не менее, содержащиеся в них нормы в международной практике рассматриваются как авторитетное выражение обычного права и потому как подлежащие универсальному применению. Международный суд еще до вступления в силу Венской конвенции не раз ссылался на ее положения ". Наконец, важным этапом в кодификации права договоров явилась Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров. Таким образом, за последние десятилетия была кодифицирована основная масса норм права договоров, что, несомненно, имеет серьезное значение для функционирования международного права в целом.

Источники международного права

Нормы международного права закрепляются несколько в иной форме, нежели нормы государственного права, однако исчерпывающего перечня разновидностей источников международного права ни один международно-правовой нормативный документ не содержит. В правовой доктрине выделяют следующие формы источников международного права: международный договор, международно-правовой обычай, акты международных конференций, резолюции международных организаций. При этом первые две формы являются традиционными, а вторые две - источниками "мягкого права".

Международный договор занимает центральное место среди источников международного права. Согласно Венской конвенции о праве международных договоров, которая применяется на территории СССР с 1986 г., договор - это международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

Международный источник отличается от иных источников тем, что для его заключения необходима воля как минимум двух государств, т.е. он имеет характер соглашения, но при этом он имеет нормативный характер для тех государств, которые пришли к договоренностям, содержащимся в нем. Впоследствии другие страны, даже не принимавшие участие в его разработке, обсуждении и принятии, могут признавать данный международный источник и руководствоваться им в международных отношениях.

Другим признаком является письменный характер этого международного акта, т.е. нормы международных договоров должны быть обязательно выражены документально. При этом сам процесс принятия международных договоров весьма специфичен.

Процедура заключения и исполнения договоров детально разработана и определена. Государства договариваются о составлении текста международного документа и представитель от каждой из них принимает участие в его разработке. Проект международного договора рассматривается на международной конференции и, как правило, принимается путем голосования за него двух третей государств, присутствующих и участвующих в голосовании, если тем же большинством голосов они не решили применить иное правило. Текст договора должен пройти процедуру аутентичности: для каждого государства-участника текст договора оформляется на его государственном языке, при этом разноязычные тексты должны по содержанию логически соответствовать друг другу и отражать общие намерения сторон. После признания текста договора окончательным и аутентичным он подписывается сторонами, а в случае препятствующих обстоятельств предусмотрена процедура парафирования, когда представители государств ставят под текстом договора не свои подписи и печати, а лишь заглавные буквы имени и фамилии, подписание договора может быть и вовсе отложено для дальнейшего рассмотрения. В связи с тем, что договорная форма более гибкая, с ее помощью можно достичь наибольшего компромисса, роль международного договора возрастает с течением времени.

Международный обычай признается самостоятельным источником, выражающимся в правилах поведения, выработанных международной практикой и в силу их признания международным сообществом, они являются общеобязательными, как и международные правовые нормы. Не следует смешивать понятия "обычай" и "обыкновение". Последнее не имеет общеобязательного характера для участников, применяется в дипломатических отношениях и его несоблюдение может расцениваться как недружественный акт.

Основное отличие данного источника - отсутствие письменной формы его выражения: обычаи не закрепляются в официальных международных актах и подчас те, кто руководствуются тем или иным обычаем, не представляют где его истоки. Роль этих источников международного права снижается. Государства доверяют больше писаным источникам, хотя еще столетие назад международный обычай был важным регулятором международных отношений и договорным формам уделялось не такое внимание.

В современном мире обычаи утрачивают свои позиции, хотя они и складывались в течение продолжительного времени. В настоящий момент общественные отношения усложняются, развивается научно-технический потенциал отдельных стран, информационные технологии, набирают обороты процессы миграции. В связи с этим, познание и соблюдение неписаных источников международного права вызывает объективные затруднения. Международные обычаи до сих пор активно применяются в отдельных сферах международных отношений: в отношениях, связанных с признанием и правопреемством государств и правительств, в международном экономическом праве при толковании терминов и урегулировании деловых споров. Отдельный блок международного права посвящен обычаям, применяемым при ведении войны и разрешении вооруженных конфликтов. Эти обычаи впоследствии были облечены в документарную форму и на современный момент в этой сфере применяется IV Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны (заключена в г. Гаага, 18.10.1907).

Обычай не имеет процедурного характера, т.е. он не создается в рамках такой сложной и намеренной процедуры, как международный договор. Он вырабатывается международной практикой, поэтому нельзя умалять его роль. Напротив, следует проводить разграничение между международными обычаями, имеющими значение для большинства государств и других участников международных отношений (универсальные) и обычаи, признаваемые меньшим числом субъектов международного права (локальные).

Акты международных конференций относятся к источникам международного права лишь в том случае, когда в них отражены международно-правовые нормы, т.е. заключительные акты, облеченные в форму документа по какому-либо важному международному вопросу.

Международные конференции часто сравнивают с международными организациями, поскольку и те и другие создают нормы "мягкого права", т.е. нормы, которые устанавливают общие направления взаимодействия государств и не содержат жестких правил, четких прав и обязанностей, а подчас носят морально-политический характер. Они все же признаются нормами международного права, так как выступают правовой основой для развития международных документов более высокого порядка.

Международные конференции проводятся с участием международных организаций или государственных органов, которые изъявили волю решить важные, наиболее проблемные вопросы международного права, наладить сотрудничество в тех или иных сферах.

Различают:

- конференции, созываемые в рамках международных организаций, и конференции, созываемые вне международных организаций;
- универсальные и региональные конференции;
- конференции с участием высших руководителей государств и конференции министров иностранных дел, послов и т.д.

Примером первой разновидности является Конференция ООН по торговле и развитию ЮНКТАД (англ. UNCTAD -United Nations Conference for Trading and Development -орган Генеральной Ассамблеи ООН). Она не является международной организацией, была создана в 1964 г. и включает более 190 стран-членов, в том числе и Россию.

Примечательно, что отдельные конференции и совещания, которые изначально имели временный характер, ввиду их эффективной работы иногда перерастали в иную правовую форму, чаще всего международную организацию. Именно это и произошло с Совещанием по безопасности и сотрудничеству в Европе. На основе этой структуры сейчас создана Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. Она функционирует как региональная организация, объединяющая 56 стран, расположенных в Северной Америке, Европе и Центральной Азии.

Для обеспечения деятельности конференции создаются комитеты, комиссии, которые действуют на основе правил, установленных государствами-участниками конференции. В отличие от международных организаций, конференции - это временные органы. Они собираются для следующих целей: разработка и обсуждение проекта международного договора, проверка состояния выполнения уже действующего международного договора, рассмотрение и решение насущных проблем и принятия итогового международного документа. В большинстве случаев результатом международной конференции становится резолюция или иной итоговый акт, но в случае, когда обсуждалось исполнение существующего международного акта, могут быть приняты рекомендации государствам. Такие рекомендации не носят общеобязательного характера, а резолюции становятся источниками международного права.

Резолюции международных организаций - сравнительно молодой источник международно-правовых норм, признание которого обусловлено возрастающей ролью международных организаций. Международная организация как объединение межгосударственного или негосударственного характера, созданное на основе соглашений для достижения определенных целей, может выполнять различные функции: нормотворческие, консультативные, посреднические, операционные, информационные.

Однако не все организации такого толка осуществляют правотворческий процесс и создают международно-правовые нормы. В зависимости от юридической силы, которая определяется уставом международной организации, различают следующие виды резолюций: рекомендательные (согласно уставам большинства организаций, резолюции их органов имеет рекомендательный характер); нормативные резолюции. К числу последних относятся резолюции, являющиеся общеобязательными в силу отсылочных норм международных договоров (стандарты ИКАО, рекомендации МАГАТЭ и др.).

Наибольший вклад в развитие международного права внесла ООН, которая является межправительственной организацией. Ее деятельность носит универсальный характер, поскольку охватывает практически все важные вопросы международного сотрудничества. Ее отдельными органами или специализированными учреждениями являются Экономический и Социальный Совет ООН (ЭКОСОС), Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС), Международная морская организация (ИМО), Международная организация труда (МОТ) и др. К числу других влиятельных международных организаций относится Организация Североатлантического договора (НАТО), Всемирная торговая организация (ВТО), Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН).

Субъекты международного права

Субъект международного права - это носитель международных прав и обязанностей, возникающих в соответствии с общепризнанными нормами международного права либо положениями международно-правовых актов. Для понятия «субъект международного права» характерны следующие основные признаки.

Во-первых, субъекты - это участники международных отношений, которые могут быть носителями субъективных юридических прав и обязанностей.

В силу этого они должны обладать такими свойствами, как:

- известная внешняя обособленность;
- персонификация, то есть выступление в международных отношениях в виде единого лица;
- способность вырабатывать, выражать и осуществлять автономную волю;
- участвовать в создании норм международного права.

Во-вторых, субъекты международного права приобретают свойства субъекта в силу норм международного права, которые являются обязательной основой их деятельности.

Условно различаются первичные и производные субъекты международного права. К первичным относятся, прежде всего, государства и в некоторых случаях народы и нации. Их появление - объективная реальность, результат естественно-исторического процесса.

Производные субъекты международного права создаются первичными. Объем их международной правоспособности зависит от воли и намерения их создателей. Это могут быть межправительственные организации либо государственно-подобные образования типа вольных городов. К категории особых субъектов международного права следует относить индивидов.

Так как международное право создается, прежде всего, государствами и регулирует преимущественно межгосударственные отношения (в широком смысле - международные отношения), то государства выступают как основные субъекты международного права.

Международное право возлагает на государства определенные права и обязанности, вытекающие из содержания основных принципов международного права. В качестве субъектов международного права могут выступать как унитарные, так и федеративные государства. Члены федерации (республики, области, штаты, земли и так далее), сохраняя определенную внутригосударственную самостоятельность, как правило, не обладают конституционным правом самостоятельного участия во внешних сношениях.

Конфедерация как союз суверенных государств, объединившихся для достижения общих целей, также может наряду с государствами-членами выступать субъектом международного права, если при ее создании государства-члены возложили на конфедерацию осуществление определенных задач в области международных отношений.

Исторически известно несколько способов образования новых государств как субъектов международного права:

- смена государств одного исторического типа другим;
- возникновение государства в результате достижения колониальным народом своей независимости;
- территориальные изменения, связанные с объединением нескольких государств в одно, либо с распадом государства на несколько государств, либо с отделением одного государства от другого.

В этих случаях встает вопрос о признании новых государств как субъектов международного права и об их правопреемстве.

Международно-правовое признание - это односторонний добровольный акт государства, в котором оно прямо или косвенно заявляет о том, что рассматривает другое государство как субъект международного права и намерено поддерживать с ним официальные отношения.

Признание государства как субъекта международного права одновременно означает и признание его правительства. Если в акте, оформляющем признание, говорится о признании правительства, то это означает и признание государства.

Современное международное право исходит из того, что новое государство имеет право на международное признание. Такое право основывается на общепризнанных принципах равенства, уважения суверенитета, территориальной целостности и невмешательства во внутренние дела. Признание или непризнание не влияет на существование нового государства. Признание имеет декларативное значение.

Правопреемством государств принято называть переход определенных прав и обязанностей от одного государства к другому с учетом основных принципов международного права и норм о правопреемстве.

Вопрос о правопреемстве встает в следующих случаях:

- при территориальных изменениях - распаде государства на два и более государств; слиянии государств или вхождении территории одного государства в состав другого;
- при социальных революциях;
- при образовании новых независимых государств.

Основой правопреемства является юридический факт возникновения нового государства как субъекта международного права. Международная жизнь богата примерами объединения и распада государств. Например, в соответствии с Соглашением о создании Содружества Независимых Государств (СНГ) прекратил свое существование СССР как субъект международного права, и в результате на его территории возникли новые независимые государства.

Центральным в правопреемстве является вопрос об объеме прав и обязанностей, переходящих от государства-предшественника к государству-преемнику. Конкретный объем прав и обязанностей, переходящих от государства-предшественника к государству-преемнику, зависит от многих факторов. Существенное значение имеет суверенная воля государства-преемника, определяющего объем правопреемства согласно своим интересам. Однако это не должно противоречить основным принципам международного права, наносить ущерб остальным государствам и народам.

Так, например, Министерство иностранных дел Российской Федерации заявило, что Россия продолжает осуществлять права и выполнять обязательства, вытекающие из международных договоров, заключенных Союзом ССР, и просит рассматривать Россию в качестве стороны всех действующих международных договоров вместо бывшего СССР. В настоящее время основные вопросы правопреемства государств урегулированы в двух универсальных договорах: Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении договоров и Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов. В рамках СНГ разработаны и подписаны ее участниками более 20 международных договоров о правопреемстве государств.

Вопросы правопреемства других субъектов международного права детально не регламентированы. Они разрешаются на основе специальных договоров. Многие аспекты правопреемства межправительственных организаций предусматриваются в их учредительных актах и соглашениях.

Определенный интерес представляют вопросы международной правосубъектности наций и народов. Хотя право на самоопределение признается международным сообществом за всеми нациями и народами, не каждая нация или народ могут рассматриваться как субъект международного права. Лишь нация или народ, борющиеся за свое освобождение и создавшие определенные властные структуры, объединенные единым центром, способным выступать от имени нации или народа в межгосударственных отношениях, могут претендовать на статус субъекта международного права.

Определенным объемом международной правосубъектности обладают государственно-подобные образования, которые относятся к категории производных субъектов международного права. Они представляют собой особые политико-религиозные или политико-территориальные единицы, которые на основе международного акта или международного признания имеют относительно самостоятельный международно-правовой статус.

В настоящее время государственно-подобными образованиями со специальным международно-правовым статусом являются Ватикан (Святейший престол) как официальный центр Римско-католической церкви и Мальтийский орден как официальное религиозное формирование с международно-признанными благотворительными функциями. Их административные резиденции находятся в Риме. Ватикан и Мальтийский орден поддерживают дипломатические отношения со многими государствами мира.

Международные межправительственные организации являются субъектами международного права особого рода. Их правосубъектность не идентична правосубъектности государств, так как не проистекает из суверенитета. Любая межправительственная (межгосударственная) организация является субъектом международного права, прежде всего, потому, что государства согласились наделить ее соответствующими правами и обязанностями, которые четко определены в учредительных актах (уставах, статутах, договорах, конвенциях и других) и полностью соответствуют основным принципам международного права. Поэтому международные организации как субъекты международного права вторичны, производны по отношению к государствам.

Межправительственные организации являются субъектами международного права и потому, что их учредительные акты регулируют отношения между организациями и их государствами-членами, то есть межгосударственные по своему характеру отношения. Эти учредительные акты регламентируют в первую очередь вопросы членства, статуса организации, полномочия на заключение международных договоров и другие вопросы. Объем международной правосубъектности межправительственной организации в каждом конкретном случае устанавливается ее учредительным актом, соглашениями с государствами и другими субъектами международного права.

В современный период наиболее известными международными организациями являются ООН, Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), Всемирная организация здравоохранения и др. К числу международных организаций регионального сотрудничества относятся: Содружество Независимых Государств (СНГ), Совет Европы, Европейский Союз, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Организация африканского единства (ОАЕ) и др.

Проблема признания индивида субъектом международного права является дискуссионной и во многом спорной. В доктрине существуют различные мнения о том, может ли индивид быть субъектом международного права.

В целом же заслуживает внимания и одобрения концепция признания самостоятельного международно-правового статуса личности, свидетельствующая о его специфической международной правосубъектности. Нынешнее состояние международного права позволяет констатировать прямое включение в договоры норм, ориентированных на индивида. Они касаются как устанавливаемых договорами основных прав и свобод человека, так и его обязанностей и ответственности.

Первичными были как раз нормы об ответственности: речь шла о международной уголовной ответственности определенных лиц за военные преступления, за преступления против мира и человечности. Так, например, Устав Международного военного трибунала 1945 года признает индивида субъектом международно-правовой ответственности.

С другой стороны, оценивая роль международных договоров в непосредственной регламентации индивидуальных прав и свобод, можно констатировать неуклонное расширение круга международно-правовых норм, предоставляющих индивидам юридические возможности их обеспечения и защиты («право на правовую защиту»).

Право на обращение отдельных лиц в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека сегодня признается как международно-правовыми актами (факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года и 11 протоколов к ней и ряд других), так и Конституцией Российской Федерации. По этому вопросу председатель Европейского суда по правам человека Р. Рисдаль справедливо заметил, что поскольку частные лица могут инициировать разбирательство в Европейском суде, «им предоставлен статус субъектов международного права».

Очевидно, что индивиды обладают международными правами и обязанностями, а также способностью обеспечивать (например, через международные судебные органы) выполнение субъектами международного права международно-правовых норм. Этого вполне достаточно для признания у индивида качеств субъекта международного права.

Международная защита прав

Для обозначения комплекса норм, непосредственно связанных с правами и свободами личности, используется понятие «международное гуманитарное право».

Международное гуманитарное право — совокупность норм, определяющих единые для международного сообщества права и свободы человека, устанавливающих обязательства государств по закреплению, обеспечению и охране этих прав и свобод и предоставляющих индивидам юридические возможности для их реализации и защиты.

Необходимость гуманитарного права была осознана человеческим сообществом, когда мировая история продемонстрировала, что право войны оставалось решающим в международных отношениях.

Важным шагом в урегулировании правил ведения военных действий стало принятие Женевской конвенции (1867), Петербургской декларации (1868), Гаагских конвенций (1899 и 1907 гг.), которые закрепляли следующие положения:

— устанавливалась система мирных средств для разрешения споров между государствами;
— военные действия должны направляться только против сражающихся армий;
— мирное население не должно являться объектом военных нападений, военных действий;
— вводилась обязанность заботиться о попавших в плен больных и раненых, проявляя гуманное отношение к военнопленным;
— запрещалось применение отравляющего оружия и средств, причиняющих страдания;
— оккупация считалась временным занятием территории неприятеля, во время которой нельзя отменять местные порядки и обычаи.

Ход Первой (1914—1918) и Второй (1939—1945) мировых войн продемонстрировал, что большинство положений указанных деклараций и конвенций остались проигнорированными.

Поэтому возникла острая необходимость утверждения незыблемых принципов международного урегулирования и защиты прав человека.

25 апреля 1945 г. в Сан-Франциско (США) открылась Конференция по вопросу создания международной организации. Вскоре представители 51 государства подписали Устав Организации Объединенных Наций (ООН). Официально ООН появилась на свет 24 октября 1945 г., когда ее Устав был ратифицирован Великобританией, Китаем, Советским Союзом, США, Францией и большинством других подписавших его государств.

Среди принципов и норм, выработанных ООН, которые составляют фундамент современного международного права, выделим следующие:

— Принцип равноправия и самоопределения народов.
— Принцип уважения прав человека.
— Принцип ответственности государств за агрессию и другие международные преступления (геноцид, расовую дискриминацию, апартеид и др.).
— Принцип международной уголовной ответственности индивидов.

Устав ООН явился первым в истории международных отношений многосторонним договором, который заложил основы широкого развития сотрудничества государств по правам человека.

Огромным событием явилось то, что международное право обратило внимание на человека, который был фактически неинтересен для его старых норм. Принцип уважения прав человека стал общепризнанным.

В статье 1 (п. 3) Устава ООН указывается, что одной из целей организации является осуществление международного сотрудничества «в поощрении уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии». Таким образом, принцип уважения прав человека утвердился в качестве одного из основных принципов международного права в 1945 г.

К источникам современного международного гуманитарного права относятся:

• Всеобщая Декларация прав человека 1948 г.
• Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.
• Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г.
• Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г.
• Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека 1995 г.
• Женевские конвенции 1949 г. о защите жертв войны и другие многосторонние и двусторонние международные акты, многие из которых ратифицированы РФ.

Система международной защиты прав человека:

1) Организация Объединенных Наций (ООН) образована в 1945 году. Основной правозащитный документ: Всеобщая декларация прав человека 1948 г. Органы, уполномоченные рассматривать вопросы о нарушении прав человека: Генеральная Ассамблея ООН, третий комитет ООН (готовит проекты резолюций по гуманитарным вопросам), комиссия по правам человека при Экономическом и социальном совете ООН (ЭКОСОС), комитет по конвенциям и рекомендациям ЮНЕСКО, комитет по правам человека, комитет по ликвидации расовой дискриминации, комитет против пыток, комитет по правам ребенка.
2) Совет Европы образован в 1950 году. Основной правозащитный документ: европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Органы, уполномоченные рассматривать вопросы о нарушении прав человека: европейский суд по правам человека, комитет министров Совета Европы, комиссар Совета Европы по правам человека.
3) Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) образована в 1942 году. Основной правозащитный документ: заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. Органы, уполномоченные рассматривать вопросы о нарушении прав человека: наблюдатели ОБСЕ.

В своей деятельности международные органы, осуществляющие контроль за соблюдением прав человека, используют следующие основные механизмы:

— Рассмотрение жалоб, которые представляются комитету или комиссии; затем контрольный орган выносит решение, ожидая, что соответствующее государство его исполнит, хотя никакой правоприменительной процедуры для этого не существует.
— Судебные дела. В мире только три постоянных суда являются органами, осуществляющими контроль за соблюдением прав человека: Европейский суд по правам человека; Межамериканский суд по правам человека; Международный уголовный суд (рассматривает преступления против человечества).
— Процедура представления докладов самими государствами, содержащих информацию о том, как права человека соблюдаются на национальном уровне; доклады открыто обсуждаются, в том числе и неправительственными организациями, которые параллельно составляют свои альтернативные доклады.

В Европейский суд по правам человека может обратиться любой человек, находящийся под юрисдикцией страны, являющейся членом Совета Европы. Его защита распространяется на граждан РФ.

Существуют определенные правила обращения в этот суд:

— следует жаловаться лишь на нарушение прав, охваченных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод;
— жаловаться может только сам потерпевший и лишь на нарушения, произошедшие после ратификации его страной документов о вступлении в Совет Европы, при этом все меры и виды внутригосударственной защиты должны быть им исчерпаны и др.

Неисполнение решения данного суда может привести к приостановлению членства страны в Совете Европы, а затем, возможно, и исключению из него.

В условиях мирного времени Европейский суд по правам человека есть основной орган по защите этих прав.

В военное время роль в международной системе защиты прав человека возрастает у Международного суда ООН. Помимо этого, возможно создание спец трибуналов по отдельным «проблемным» странам (например, Руанда, бывшая Югославия), которые совмещают карательную и правозащитную функции.

На современном этапе основными нормами международного гуманитарного права, применяемого в период вооруженных конфликтов, являются:

— Лица, вышедшие из строя, а также лица, которые непосредственно не принимают участия в военных действиях (гражданское население), имеют право на уважение к их жизни, а также на физическую и психическую неприкосновенность.
— Взятые в плен участники боевых действий (так называемые комбатанты) и гражданские лица должны быть защищены от любых актов насилия. Стороны в конфликте обязаны всегда проводить различия между гражданским населением и комбатантами, с тем, чтобы щадить гражданское население и гражданские объекты. Нападение должно быть направлено только против военных объектов.
— Запрещается убивать или наносить увечья противнику, который сдался в плен или прекратил принимать участие в военных действиях.
— Раненых и больных следует подбирать, и им должна быть оказана медицинская помощь.
— Каждый имеет право на основные судебные гарантии. Никто не может подвергаться физическим или психологическим пыткам, телесным наказаниям, жестокому или унизительному обращению.
— Ограничивается право сторон в конфликте и их вооруженных сил выбирать средства и методы ведения войны. Запрещается применять оружие и методы ведения военных действий, способные причинить излишние разрушения или чрезмерные страдания.

Однако международное право, даже регулируя вооруженные конфликты, провозглашает основной принцип: государства обязаны при всех обстоятельствах разрешать любые разногласия мирными средствами.

В XX в. международное право обратило особое внимание на защиту прав детей. Еще в 1924 г. Лига Наций приняла Женевскую декларацию, призывающую мужчин и женщин всего мира создавать детям условия для нормального духовного и физического развития. После окончания Второй мировой войны, в 1945 г., Генеральная Ассамблея ООН создала Детский фонд Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ).

Система международного права

Система международного права – это совокупность взаимосвязанных принципов и норм, регулирующих международно-правовые отношения.

В систему международного права входят, с одной стороны, общеправовые принципы и юридические нормы, с другой – отрасли как однородные комплексы норм и внутриотраслевые институты.

Таким образом, систему международного права можно разделить на следующие категории:

1) общепризнанные принципы международного права, которые составляют его ядро и имеют основополагающее значение для международно-правового механизма регулирования отношений;
2) нормы международного права, являющиеся общеобязательными правилами взаимоотношений государств или иных субъектов международного права;
3) общие для международного права институты, представляющие собой комплексы норм определенного функционального назначения. Институт международного права о международной правосубъектности, о международном правотворчестве, о международной ответственности, о правопреемстве государств;
4) отрасли международного права, которые являются наиболее крупными структурными подразделениями системы международного права и регулирующие наиболее обширные сферы общественных отношений.

Классифицировать отрасли международного права можно по различным основаниям. Отрасли в международном праве можно выделять как по основаниям принятым во внутригосударственном праве, так и по специфическим основаниям международно-правового характера. К общепризнанным отраслям международного права относят право международных договоров, право внешних сношений, право международных организаций, право международной безопасности, международное морское право, международное космическое право, международное право по охране окружающей среды, международное гуманитарное право.

В отрасль международного права могут входить подотрасли, если отрасль регулирует широкий круг отношений, институты данной отрасли, которые представляют собой мини-комплексы по регулированию каких-либо отдельных вопросов.

Подотраслями в праве международных сношений являются консульское и дипломатическое право, институтами данной отрасли права являются институты формирования представительств, функции представительств, иммунитеты и привилегии дипломатических представительств, в праве вооруженных конфликтов – группы норм, регламентирующих режимы военной оккупации, военного плена.

Из вышеизложенного следует, что система международного права – это совокупность взаимосвязанных элементов, общепризнанных принципов, юридических норм, а также институтов международного права.

Различное сочетание данных элементов образует отрасли международного права.

Право международных организаций

Международная организация — это объединение государств, созданное в соответствии с международным правом и на основе международного договора, для осуществления сотрудничества в политической, экономической, культурной, научно-технической, правовой и иных областях, имеющее необходимую для этого систему органов, права и обязанности, производные от прав и обязанностей государств, и автономную волю, объем которой определяется волей государств-членов.

Право международных организаций — это отрасль публичного права, принципы и нормы которых регламентируют порядок создания и деятельности международных организаций, их взаимоотношения с другими субъектами этого права.

Иначе, право международных организаций можно определить как совокупность международно-правовых норм, регламентирующих статус межгосударственных (меж-правительственных) организаций и объединений, их субъектный состав, структуру, полномочия и порядок деятельности органов, юридическую силу их актов.

Международные организации являются основным организатором общения государств. В настоящее время существует более 20 международных организаций, большая часть из которых является неправительственными организациями. Регистрацию международных организаций осуществляет Союз международных ассоциаций, который был основан в 1909 г. и находится в Брюсселе. Он аккумулирует основные сведения о международных организациях и публикует их в Ежегоднике международных организаций и в журнале «Международные ассоциации». Оба издания выходят на английском языке.

Комплексного правового акта, ориентированного на регламентацию статуса и деятельности всех международных организаций, нет. Определенное значение для данной отрасли имеет общий многосторонний акт — Венская конвенция о Праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями, принятая в 1986 г.

К источникам права международных организаций относят:

1. учредительный акт;
2. договоры между организациями и правительствами государств по поводу размещения штаб-квартир и представительств и (или) осуществления определенных видов деятельности.

Каждая международная организация имеет собственный учредительный акт, разработанный и принятый государствами-учредителями в виде международного договора, именуемого, как правило, уставом. Таковы — Устав Организации Объединенных Наций 1945 г., Устав Международной организации труда 1919/1946 гг., Устав Всемирной организации здравоохранения 1946 г., Устав Организации африканского единства 1963 г., Устав Содружества Независимых Государств 1993 г. и др. В некоторых случаях в качестве учредительных актов применяются конвенции, в числе которых Конвенция Всемирной метеорологической организации 1947 г., Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности, 1967 г.

К любому договору, являющемуся учредительным актом международной организации, применяется Венская конвенция о праве международных договоров (ст. 5 этой Конвенции).

Учредительный акт характеризует правосубъектность международной организации, имея в виду ее производное и функциональное состояние.

В учредительном акте фиксируются:

• цели и задачи организации;
• ее организационная структура;
• полномочия и порядок деятельности ее органов;
• решаются административные, бюджетные и иные вопросы;
• определяются нормы о членстве — о первоначальных членах, порядке приема новых членов, возможности санкционных мер, вплоть до исключения из организации.

Регламентация иммунитетов и привилегий организации либо является составной частью учредительного акта, либо осуществляется путем принятия специального акта (например, Конвенция о привилегиях и иммунитетах Объединенных Наций).

К категории источников права международных организаций относятся договоры, заключаемые от имени каждой организации с правительством государства, на территории которого размещена ее штаб-квартира. В договорах регламентируются отношения организации и принимающего правительства, их взаимные права и обязанности. Таковы, например, Соглашение между ООН и Правительством США относительно местопребывания центральных учреждений ООН, Соглашение между Республикой Беларусь и Содружеством Независимых Государств об условиях пребывания Исполнительного секретариата СНГ на территории Республики Беларусь.

Известны также договоры между организациями и правительствами государств, в которых создаются представительства той или иной организации и (или) осуществляются определенные виды деятельности. Так было подписано Соглашение между Правительством Российской Федерации и Организацией Объединенных Наций об учреждении в Российской Федерации Объединенного представительства ООН.

Государство в международном праве

В системе регулирования международных экономических отношений центральное место занимает государство. В экономической области ему также принадлежат суверенные права. Однако эффективное осуществление их возможно лишь при учете экономической взаимозависимости членов международного сообщества. Попытки добиться экономической независимости в изоляции от сообщества (автаркия) известны истории, но никогда не были успешными. Мировой опыт свидетельствует, что максимально возможная экономическая независимость реальна лишь при активном использовании экономических связей в интересах национального хозяйства, не говоря уже о том, что без этого не может быть и речи о влиянии государства на мировое хозяйство. Активное использование экономических связей предполагает соответствующее использование и международного права.

Суверенная власть в экономической области осуществляется в рамках права как внутри страны, так и во внешней сфере. Однако абсолютный суверенитет в данном случае не более чем фикция. Например, государство не может позволить себе произвольное обращение с иностранными предприятиями, имеющими важное значение для его экономики. Неуважение интересов других государств неизбежно влечет за собой экономическую изоляцию и, следовательно, ограничение возможности реализации суверенных прав.

В Хартии экономических прав и обязанностей государств 1974 г. сформулировано общее положение: "Каждое государство имеет и должно свободно осуществлять полный постоянный суверенитет над всеми своими богатствами, природными ресурсами и экономической деятельностью, включая право на владение, использование и эксплуатацию" (п. 1 ст. 2). Одновременно указывается, что экономические отношения регулируются рядом принципов, в числе которых взаимная и справедливая выгода, сотрудничество, добросовестное выполнение обязательств.

МЭП в целом отражает закономерности рыночной экономики. Однако это не означает ограничения суверенных прав государства в экономической сфере. Оно вправе национализировать ту или иную частную собственность, может обязать граждан репатриировать свои иностранные капиталовложения, когда этого требуют национальные интересы. Так, например, поступала Великобритания в период мировых войн. США сделали это в мирное время, в 1968 г., с целью предотвращения дальнейшего падения курса доллара. Все вложения за рубежом считаются частью национального достояния.

Вопрос о роли государства в рыночной экономике приобрел особую остроту в наше время. Развитие экономических связей, глобализация экономики, снижение пограничных барьеров, т.е. либерализация режима, породили дискуссию о падении роли государств и правового регулирования. Начались разговоры о глобальном гражданском обществе, подчиняющемся только законам экономической целесообразности. Однако как авторитетные ученые, так и те, кто практически участвует в международных экономических и финансовых связях, указывают на необходимость определенного порядка и целенаправленного регулирования.

Экономисты нередко сопоставляют азиатских "тигров" со странами Африки и Латинской Америки, имея в виду в первом случае успехи свободной рыночной экономики, ориентированной на активные внешние связи, а во втором - стагнацию регулируемой экономики.

Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что в странах Юго-Восточной Азии роль государства в экономике никогда не принижалась. Успех был обусловлен именно тем, что рынок и государство не противостояли друг другу, а взаимодействовали в общих целях. Государство содействовало развитию национальной экономики, создавая благоприятные условия для деловой активности внутри страны и вне ее.

Речь идет о государственно направляемой рыночной экономике. В Японии говорят даже о "планово-ориентируемой рыночной экономической системе". Из сказанного следует, что было бы неправильно выбрасывать за борт опыт планового руководства экономикой в странах социализма, включая опыт отрицательный. Его можно использовать для определения оптимальной роли государства в национальной экономике и внешних связях.

Вопрос о роли государства в рыночной экономике имеет принципиальное значение для определения его роли и функций в международных экономических отношениях, а, следовательно, и для выяснения возможностей МЭП.

Международное право отражает тенденцию к расширению роли государства в регулировании мировой экономики, включая деятельность частных лиц. Так, Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г. закрепила такую функцию дипломатического представительства, как развитие отношений в области экономики. Существенное значение для развития экономических связей имеет институт дипломатической защиты, осуществляемой государством в отношении своих граждан.

Государство может непосредственно выступать в качестве субъекта частноправовых отношений. Получила распространение форма совместных предприятий государств в области производства, транспорта, торговли и др. Учредителями выступают не только государства, но и их административно-территориальные подразделения. Пример - учрежденная пограничными областями двух государств совместная компания для строительства и эксплуатации моста через пограничный водоем. Совместные предприятия носят коммерческий характер и подчинены праву страны пребывания. Тем не менее, участие государств придает их статусу некоторую специфику.

Швейцарский федеральный суд в 1966 г. рассматривал дело совместного предприятия. Приняв во внимание, что стороной в договоре о нем являются Итальянские государственные железные дороги, суд счел имущество предприятия "административной собственностью". Такая собственность пользуется иммунитетом от принудительного исполнения судебного решения. Но это не является препятствием для рассмотрения дела судом и вынесения решения.

Такой порядок не всегда устраивает государства, и они стремятся избежать полного подчинения совместного предприятия праву страны его нахождения. В этих целях предприятие учреждается международным договором, который определяет его особый статус вплоть до изъятия из местной юрисдикции. Таких случаев немало в практике взаимоотношений арабских государств. Договорное оформление совместных предприятий было характерно для взаимоотношений социалистических стран.

Касаясь роли государства в международных экономических отношениях, нельзя не отметить значения их коллективных органов - международных экономических организаций. Усложнение мировой экономики сделало неизбежным ее регулирование на многосторонней основе постоянно действующими органами. Принципиальная основа у международных экономических организаций та же, что и у иных международных организаций. Однако есть и некоторая специфика. В неполитической сфере государства склонны наделять организации более широкими регулирующими функциями. Резолюции экономических организаций играют важную роль, дополняя правовые нормы, приспосабливая их к меняющимся условиям, а там, где они отсутствуют, и, заменяя их. Наиболее важные экономические организации будут рассмотрены в дальнейшем.

Акты международного права

Акты международных конференций

Международные (межгосударственные) конференции завершаются, как правило, принятием итоговых документов, юридическая природа которых различна.

1. Конференция, созванная специально для разработки международного договора, завершается одобрением резолюции (иного акта) о принятии договора и открытии его для подписания государствами. В этом случае резолюция имеет лишь разовое, процедурное значение, а источником становится договор как результат действий государств по его подписанию, ратификации, введению в действие. Так, Конференция ООН в Сан-Франциско в апреле-июне 1945 г, завершилась принятием Устава ООН, здесь же подписанного представителями государств, затем ратифицированного и вступившего в силу. Третья Конференция ООН по морскому праву (1973--1982 гг.) завершилась 10 декабря 1982 г. принятием Заключительного акта Конференции и принятием Конвенции по морскому праву, сразу же открытой для подписания. На дипломатической конференции полномочных представителей ООН по учреждению Международного уголовного суда был принят и открыт для подписания Римский статут Международного уголовного суда.

2. Если конференция посвящается проверке состояния выполнения уже действующего многостороннего договора, то ее задача ограничивается заслушиванием информации, контрольными функциями, формулированием рекомендаций государствам. Например, с целью оценки результатов действия Договора о нераспространении ядерного оружия подобные конференции государств-участников проводятся каждые пять лет.

3. Конференция посвящается рассмотрению и решению новых проблем и завершается принятием итогового документа с разноплановым содержанием. Это и общий обзор ситуации, и рекомендации государствам-участникам, и разработка новых правил деятельности и взаимоотношений государств.

Потсдамская (Берлинская) конференция руководителей трех государств - СССР, США и Великобритании, состоявшаяся 17 июля - 2 августа 1945 г., завершилась подписанием двух документов - Протокола и Сообщения о конференции. В Протоколе были зафиксированы предписания относительно обращения с Германией, территориальных вопросов, ответственности главных военных преступников. Нормативный и юридически обязательный характер этого итогового документа не вызывал сомнений.

Принятый тридцать лет спустя, I августа 1975 г., Заключительный акт СБСЕ совмещал рекомендации по вопросам экономического, научно-технического и гуманитарного сотрудничества и нормативные положения о принципах, которыми государства-участники будут руководствоваться во взаимных отношениях, и о мерах укрепления доверия (предварительное уведомление о крупных военных учениях и т. д.). Характеристика мер укрепления доверия в этом акте, а затем в итоговом документе Стокгольмской конференции может расцениваться как совмещение политических и юридических обязательств. Юридический аспект обязательств выражается в следующем: во-первых, они связаны с регулированием отношений между государствами -- участниками СБСЕ; во-вторых, имеют общий характер и должны реализовываться во всех предусмотренных случаях; в-третьих, используемые формулировки имеют форму долженствования ("государства должны...", "будут предоставлять...", "будут обеспечивать..."); в-четвертых, предусмотрены меры контроля за соблюдением согласованных мер, инспекции. Меры доверия - это новые правила межгосударственного сотрудничеств.

Неоднократные ссылки в последующих договорах на Заключительный акт и на другие документы СБСЕ сформулированы так, что не оставляют сомнений в признании их юридической силы и нормативности, а это - свидетельство статуса этих актов как источников международного права. И сам процесс преобразования СБСЕ в ОБСЕ юридически был регламентирован актами самого СБСЕ - Парижской хартией 1990 г., Хельсинкским документом 1992 г., Будапештскими решениями 1994 г.

В литературе распространена и иная точка зрения, не признающая за актами СБСЕ качеств источника международного права. Один из весомых аргументов - формулировки самих отдельных актов СБСЕ. Например, в Документе Стокгольмской конференции 1986 г. было сказано, что принятые в нем меры являются "политически обязательными". В принятый на Будапештской конференции в декабре 1994 г. Кодекс поведения, касающийся военно-политических аспектов безопасности, включены слова, что закрепленные в Кодексе положения "носят политически обязательный характер".

С такой характеристикой связано заявление о том, что данный документ не подлежит регистрации согласно ст. 102 Устава ООН (эта процедура предусмотрена для международных договоров). Но речь и не идет о "тождестве" актов международной конференции и международных договоров. Что же касается тезиса о политической обязательности, использованного лишь в отдельных актах, то его интерпретация не может игнорировать реальных юридических предписаний, нормативных формулировок, содержащихся в указанных актах СБСЕ, как и в некоторых других, а также не учитывать соотношения между этими актами и последующими международными договорами, последующей практикой государств.

Акты международных организаций

Статус актов международных межправительственных организаций определяется их уставами. В пределах своей компетенция органы этих организаций принимают, как правило, акты-рекомендации либо акты правоприменительного характера. Так, согласно ст. 10, 11, 13 Устава ООН Генеральная Ассамблея уполномочена "делать рекомендации", а согласно ст. 25 члены ООН подчиняются решениям Совета Безопасности, но сами эти решения связаны с его правоприменительной деятельностью.

Сама по себе международная организация не вправе превращаться в международного "законодателя". Вместе с тем государства - члены организации могут использовать организацию для нормотворческой деятельности. На сессиях Генеральной Ассамблеи ООН принимаются резолюции, фиксирующие одобрение от имени Организации разработанных в ее рамках международных договоров. Так было в отношении Договора о нераспространении ядерного оружия (1968 г.), Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами (1971 г.), Международных пактов о правах человека (1966 г.), Международной конвенции о борьбе с захватом заложников (1979 г.) и других актов. В этих случаях текст договора публикуется в документах ООН в виде приложения к резолюции Генеральной Ассамблеи. Но именно договор (после его подписания государствами и вступления в силу), а не резолюция, приобретает значение источника международного права. Аналогичный метод применяется и в других международных организациях универсального характера. Несколько примеров: в рамках Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) были приняты тексты Конвенции об оперативном оповещении о ядерной аварии и Конвенции о помощи в случае ядерной аварии или радиационной аварийной ситуации (1986 г.), в рамках МОТ - текст Конвенции о племенных и ведущих коренной образ жизни народах в независимых странах (1989 г.), в рамках ООН по вопросам образования, науки и культуры - Конвенция о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности (1970 г.). Вместе с тем выделяются своей особой юридической значимостью те акты международных организаций, которым самими государствами-членами придается нормативный характер. Такие резолюции принимаются главными (высшими) органами организаций в соответствии с их функциями в тех случаях, когда эффективное осуществление этих функций невозможно без создания новых форм международного права и, следовательно, придания резолюциям статуса источников международного права.

Можно считать общепризнанной обязательную юридическую силу норм Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1514 (XV) от 14 декабря 1960 г. "Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам". Этот акт не ограничивался подтверждением или толкованием действовавших в то время международно-правовых норм, а в соответствии с целями и принципами Устава ООН установил новые императивные нормы относительно полного запрещения колониализма и обязанности немедленного предоставления независимости народам колоний. Это означало новое, по сравнению с гл. XI-- XIII Устава ООН, решение вопросов, затрагивающих статус несамоуправляющихся территорий и международной системы опеки. Примечательно, что в последующих документах ООН и в актах нашего государства ссылки на положения Декларации равнозначны по юридической характеристике ссылкам на международные договоры.

Спорной считается в науке оценка Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 2625 (XXV) от 24 октября 1970 г. "Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций". Суждение о том, что роль Декларации сводится к толкованию уже закрепленных в Уставе ООН принципов, вызывает возражение, поскольку в Декларации осуществлена конкретизация принципов Устава, сформулированы права и обязанности государств согласно каждому принципу. Такая конкретизация есть не что иное, как нормотворчество. Соответственно акт кодификации и конкретизации основных принципов есть по сути своей нормативный акт, т. е. источник международного права.

Своеобразна нормотворческая роль Генеральной Ассамблеи ООН в принятии поправок к Уставу ООН и к Статуту Международного Суда ООН. Согласно ст. 108 Устава и ст. 69 Статута поправки принимаются Генеральной Ассамблеей и ратифицируются государствами - членами ООН. В практике деятельности ООН такие резолюции, касавшиеся ст. 23, 27, 61, 109 и имевшие нормативный характер, принимались трижды - в 1963, 1965 и 1971 гг.

Недавно в нормотворческую деятельность включился и Совет Безопасности ООН, решения которого до сих пор ограничивались правоприменением. Значение источника международного права имеет утвержденный его резолюцией 827 Устав (Статут) Международного трибунала с целью судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права на территории бывшей Югославии.

Относительно деятельности некоторых других международных организаций можно констатировать принятие ими административно-регламентационных актов типа стандартов Международной организации гражданской авиации (ИКАО), санитарных правил ВОЗ, правил МАГАТЭ по безопасному обращению с радиоактивными материалами. Возможность принятия правил в рамках Международного органа по морскому дну предусмотрена в Конвенции ООН по морскому праву (ст. 160, 162 и др.). При положительном отношении государств такие правила могут восприниматься как нормативные положения.

В рамках ООН и других международных организаций действуют принимаемые их органами акты, относящиеся к их внутренней жизнедеятельности, но содержащие не только правила внутриорганизационного характера, но и нормы взаимоотношений организации (ее органов) и государств-членов (например, предписания резолюций Генеральной Ассамблеи о взносах государств-членов в бюджет ООН). Совокупность таких нормативных положений принято называть внутренним правом ООН либо внутренним правом какой-либо иной организации.

Акты международных судебных органов

Анализ деятельности международных судебных органов показывает, что суды в качестве основания при вынесении решения часто ссылаются на выводы, сформулированные ими в ранее принятых решениях. Это особенно характерно для Европейского Суда по правам человека. Суда Европейских сообществ, Экономического Суда СНГ и некоторых других, Причина использования судебных решений в качестве прецедентов обусловлена отсутствием необходимых договорных и обычно-правовых норм, непосредственно регулирующих спорное правоотношение. В международном праве судебные решения, как правило, понимают как вспомогательное средство для определения правовых норм (п. 1 ст. 38 Статута Международного Суда ООН).

Вспомогательный характер прецедентных решений обусловлен их юридической природой. В случае отсутствия необходимой нормы, на основании которой может быть разрешен спор, суд нередко обращается к общепризнанным принципам права либо к нормам общего характера и на их основе вырабатывает новое, конкретизирующее общую норму правило, применимое к сложившейся ситуации. Сформулированное таким образом положение (правовая позиция) не должно противоречить иным действующим нормам международного права. Однако следует отметить, что данное правило будет являться самостоятельной нормой лишь в случае, если содержит в себе положения, которые развивают, конкретизируют предписания, содержащиеся в самом принципе или норме.

Правовая позиция, являясь частью судебного решения, обязательна, прежде всего, для сторон - участников спора, в силу соглашения о признании юрисдикции суда. Однако ею оказывается связан и суд, непосредственно создавший норму, который в данной ситуации выступает как специальный международный орган и самостоятельный субъект международного права. В этом заключается двойственность юридического характера правовых позиций. С одной стороны, они выступают как партикулярные нормы, на основании которых разрешен спор между сторонами. С другой - суд при рассмотрении аналогичного спора с участием иных сторон не может игнорировать установленную ранее и зафиксированную в решении конкретизирующую норму и должен ее применить. В противном случае нарушался бы принцип справедливости, являющийся общепризнанным в любой правовой системе.

Наряду с правовыми позициями, имеющими общий характер, международные суды своими решениями могут создавать еще одну категорию норм, встречающихся в решениях по территориальным спорам. Данные споры рассматриваются судебным органом, как правило, с согласия спорящих сторон, в силу чего вынесенные решения являются для них обязательными. Так, например, решением Международный Суд ООН определил линию границы между государствами Буркина-Фасо и Мали. Возникает вопрос, в чем различие между договорными нормами, устанавливающими линию границы, и данным решением? По-видимому, лишь в механизме их создания. Правовые же последствия принятия этих актов идентичны.

Для международного права, в отличие от права внутригосударственного, характерно обилие двусторонних норм. При этом общеобязательность такой нормы заключается не в неограниченном круге субъектов, которым она адресована, а в возможности ее неоднократного применения. Юридическая сила судебного решения по вышеупомянутому спору аналогична силе международного договора. Иными словами, можно сказать, что Суд создал двустороннюю норму, регулирующую отношения между сопредельными государствами, так как решение не только разрешает существующий спор, но и будет в последующем регламентировать отношения между государствами по данному вопросу. Следовательно, судебное решение в определенных случаях может одновременно выступать и как юридический факт, и как норма права.

В отличие от Международного Суда ООН возможность принятия нормативных (прецедентных) решений такими международными судебными органами, как Суд Европейских сообществ, Европейский Суд по правам человека, Экономический суд СНГ, является фактом общепризнанным. Анализ практической деятельности этих судов со всей очевидностью подтверждает данный вывод. Более того, прецедентный характер решений Экономического суда СНГ подтвержден нормативными актами, непосредственно регламентирующими деятельность данного судебного органа. Так, согласно п. 29 Регламента Экономического суда СНГ, утвержденного постановлением Пленума Суда, Суд рассматривает дела и разрешает споры на основе норм материального права, применяя наряду с актами органов и институтов Содружества, международными договорами, обычаями, общепризнанными принципами международного права, общими принципами права, признанными в государствах --- участниках Содружества, и такие источники, как постановления Пленума и решения Суда, носящие прецедентный характер.

Для более точного уяснения сущности создаваемых международными судебными органами норм необходимо четко отграничить их от иных норм международного права. Противники признания международного судебного прецедента в качестве источника права нередко искажают его юридическую природу. Не отрицая самого факта закрепления судом в своих решениях новых правовых положений, они считают их либо обычно-правовыми нормами" либо связывают их с доктриной. Действительно, Суд вправе применять при рассмотрении дел обычные нормы, в связи с чем они находят отражение в его решениях. Однако смысл большинства высказываний по этой проблеме в отечественной литературе сводится к тому, что любые нормы недоговорного характера, содержащиеся в судебных решениях, имеют природу обычного права. Такой подход не соответствует сложившемуся в международном праве понятию обычая. Действия, составляющие практику, ведущую к образованию обычного права, по мнению Международного Суда ООН, должны быть таковыми или осуществляться таким образом, чтобы быть доказательством убеждения, что практика стала обязательной, в связи с существованием нормы права, требующей этого. Соответствующие государства должны, следовательно, чувствовать, что они выполняют правовую обязанность. Частота или даже обычный характер действий недостаточны сами по себе. Влияние Суда на процесс становления обычая заключается в том, что, применяя обычай при разрешении спора, Суд лишь авторитетно подтверждает факт его существования. При этом судебное решение не выступает в качестве источника нормы обычного права. Суд не может сформировать обычай в силу особенностей его юридической природы. Данное правило поведения складывается непосредственно в процессе взаимоотношений государств и признается ими в качестве юридически обязательного. Суд не вправе выступать и в качестве первооткрывателя нормы, созданной не самим Судом, а иными субъектами права.

Напротив, в основе международного судебного прецедента лежит, прежде всего, не практика государств, а коллективное решение судей. Поэтому в отношении судебных решений, содержащих положения, конкретизирующие ту или иную норму международного права либо восполняющие пробел в праве, нельзя применить определение обычая, данное в ст. 38 Статута.

Нельзя поставить знак равенства и между судебным прецедентом и доктриной. Под доктриной в международном праве понимается система взглядов и концепций, изложенная в научных трудах юристов-международников. Суд является международным органом, созданным государствами и наделенным ими определенной компетенцией. Поэтому решение Суда является решением международного органа, а не отдельных индивидов - специалистов в области права. Государства исполняют решение этого органа. Мнение каких бы то ни было специалистов, не обладающих специальной правоспособностью, не может быть юридически обязательным для государств. В противном случае можно было бы говорить о том, что международный договор заключается не государствами, а государственными чиновниками и отражает их мнение по регулируемому вопросу.

Таким образом, можно сделать вывод о самостоятельной роли судебного решения как источника международного права, имеющего особую юридическую природу. Анализ норм, зафиксированных в прецедентных решениях международных судебных органов, позволяет выделить эти особенности.

Во-первых, прецедентные нормы в международном праве всегда принимаются в развитие каких-либо действующих норм: договорных, обычных либо норм-принципов. Из этого следует, что прецедентные нормы по отношению к названным международно-правовым нормам выступают в качестве производных. Данная особенность выражается в том, что их действие непосредственно связано с действием "основной* нормы, послужившей исходным материалом для их создания. Поэтому изменение или отмена, к примеру, какого-либо положения договора, на основании которого был создан прецедент, влечет за собой прекращение действия прецедентной нормы. В этом аспекте международный судебный прецедент можно сравнить с подзаконным актом во внутригосударственном праве.

Во-вторых, действие прецедента распространяется в отношении только тех государств, которые связаны "основной" нормой. В-третьих, суд, создавший прецедент, вправе его отменить либо изменить как "устаревший", не отвечающий новым условиям жизни общества.

Суть международного права

Необходимо четко различать сущность и основные цели международного права и его современную форму. Недостатки современного международного права не могут перечеркнуть его сущность и цели. Хотя далеко не все в теперешних международных отношениях может нравиться, в дальнейшем изложении мы исходим из трезвой оценки того, что можно реально достичь в данной области. И я полагаю, достигнуть соблюдения основных принципов международного права не только возможно, но и необходимо для установления справедливости и мира во всем мире.

Главной целью и функцией современного международного права должно быть регулирование отношений между всеми членами международного сообщества государств на основе принципов равенства и справедливости для достижения мирного сосуществования, обеспечения безопасности и благосостояния как государств, так и каждого из их граждан. Государства - это основные субъекты международного права, поскольку именно они являются основными обладателями международных прав и обязанностей, способными выступать на международной арене.

Поэтому, как мне кажется, для оценки легитимности международного права должен применяться тот же критерий, что и к национальному праву, а именно - критерий способности данной правовой системы примирить интересы каждого индивидуума (соответственно, государства), стремящегося к полной свободе (или, применительно к государству - национальной независимости), и интересы сообщества, стремящегося к полной социальной справедливости. Значительные расхождения между этими двумя областями права, безусловно, существуют, поскольку различны их сферы деятельности, но это не исключает фундаментального сходства их целей. В частности, тот факт, что личность в международном праве делается субъектом права только при посредстве государства, не исключает из поля зрения международного права интересы отдельных личностей).

Я думаю также, что систему международного права и в целом, и в отдельных ее аспектах, следует оценивать, пересматривать и развивать в соответствии с изложенным выше критерием легитимности. Выше сказанное должно служить отправной точкой для следующего далее рассмотрения современного международного права и его основных целей и принципов.

Международное экономическое право

Наряду с международной военно-политической системой сложилась и международная экономическая система - сфера, в которой перемещаются из одной национальной экономики в другую разного рода ресурсы: товары, финансы, инвестиции, рабочая сила и т.п. Международно-правовые нормы, которые регулируют отношения между государствами по поводу этих ресурсов, объединяются в отрасль МП под названием международное экономическое право (МЭП).

В Особенную часть МЭП входят следующие, в частности, институты (подотрасли):

- международное торговое право, в рамках которого регулируются международные торговые отношения, т.е. отношения по поводу товаров, включая торговлю услугами, правами, а также по поводу внутренних правовых режимов, касающихся товаров и участников международных торговых отношений;
- международное финансовое право, в рамках которого регулируются международные финансовые отношения, т.е. отношения по поводу финансов, а также по поводу внутренних правовых режимов, касающихся финансов и участников международных финансовых отношений;
- международное инвестиционное право, в рамках которого регулируются международные инвестиционные отношения, т.е. отношения по поводу инвестиций, а также по поводу внутренних правовых режимов, касающихся инвестиций и участников международных инвестиционных отношений.

В процессуальную часть международного экономического права входят, в частности, процессуальные нормы урегулирования международных споров в соответствующих сферах отношений и т.п.

Среди двусторонних договоров, являющихся источниками МЭП, выделяют международные договоры общеэкономического характера, например об экономическом сотрудничестве, и им подобные. Они устанавливают общие принципы экономических взаимоотношении между государствами, выделяют главные направления, устанавливают основные формы такого сотрудничества, обозначают проблемы, подлежащие совместному решению.

Специальные международные экономические договоры по предмету регулирования можно, в свою очередь, подразделить на договоры по вопросам: международной торговли (товарами, услугами, правами); международных финансовых (платежных, валютных, кредитных, долговых, налоговых) отношений; движения инвестиции (капиталовложений) и статуса инвесторов; международной экономической помощи; трансграничного движения рабочей силы; статуса собственности (имущества), ее использования; о кооперации в согласованных вопросах (производство, эксплуатация изделий) и др. В отдельную группу можно было бы выделить договоры, предусматривающие комплексные формы экономического сотрудничества, например о промышленном и научно-техническом сотрудничестве.

В международной торговой системе государства регулируют отношения посредством следующих видов двусторонних договоров: торговые договоры; договоры о свободной торговле; договоры о взаимных поставках отдельных видов товаров и услуг; договоры о приграничной торговле; договоры о правовом положении торговых представительств или смешанных комиссий; договоры о сотрудничестве в таможенном деле; иные договоры. Часть указанной выше проблематики в том или ином сочетании может содержаться и в одном договоре.

Как правило, в торговых договорах находят отражение следующие аспекты:

- принципы торговых отношений: например, взаимное предоставление режима наибольшего благоприятствования (РНБ);
- порядок применения тарифных и нетарифных мер регулирования, защитных и ограничительных мер;
- порядок или принципы расчетов во взаимной торговле;
- вопросы транзита товаров, судоходства;
- правовое положение юридических и физических лиц (коммерческих организаций и коммерсантов) одной страны на территории другой;
- порядок или принципы разрешения споров, касающихся взаимной торговли;
- меры по контролю за реализацией договора (например, создание совместных комиссий) и т.п.

Вопросы торгового судоходства (мореплавания) включаются в текст торговых договоров, однако имеются и отдельные договоры, регулирующие отношения в этой сфере. Договоры о свободной торговле имеют целью создание такого правового режима, при котором товары (либо отдельный товар или согласованная группа товаров) пересекают границу беспошлинно. Соглашения о товарообороте и сегодня встречаются в практике развивающихся государств, имеющих проблемы с платежным балансом и наличием иностранной валюты.

Всю гамму «международных финансовых договоров» можно представить как состоящую из относительно устойчивых групп договоров, а именно договоров: по вопросам валютного регулирования; по платежно-расчетным вопросам; о предоставлении кредитов; об урегулировании долгов; о борьбе с отмыванием незаконных денежных средств. Среди договоров, которые государства заключают в международной инвестиционной системе, наиболее распространены договоры: о поощрении и защите иностранных инвестиций; об избежании двойного налогообложения; о совместных инвестиционных проектах; о создании совместных предприятий; о передаче ценных бумаг и др.

Растет в МЭП число многосторонних международных договоров. В наиболее полном виде па многосторонний метод регулирования переведена международная торговая система: международно-правовым ядром в ней является право ВТО, а институциональным ядром – сама ВТО. Среди договоров, входящих в правовую систему ВТО, можно назвать, прежде всего: Генеральное соглашение по тарифам и торговле – ГАТТ; Генеральное соглашение по торговле услугами – ГАТС; Соглашение по техническим барьерам в торговле; Соглашение по применению санитарных и фитосанитарных мер; Соглашение по процедурам импортного лицензирования; Соглашение по правилам происхождения; Соглашение по субсидиям и компенсационным мерам; Соглашение о защитных мерах; Соглашение по торговым аспектам права интеллектуальной собственности – ТРИПС; Соглашение по торговым аспектам инвестиционных мер – ТРИМС.

Заметно многостороннее регулирование в международной финансовой системе. Ее институциональной основой является МВФ и МБРР, а международно-правовым ядром – Договор о МВФ и Договор о МБРР (используются и другие переводы названий данных договоров, например: Соглашение о МВФ и Соглашение о МБРР). В меньшей степени метод многостороннего регулирования проник в международную инвестиционную систему, но и в ней имеются многосторонние договоры, которые, правда, охватывают пока отдельные – относительно узкие – вопросы инвестиционной проблематики.

В международной инвестиционной системе созданы и действуют МАГИ и Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС). Многосторонними международно-правовыми актами, регулирующими крупные блоки правоотношений в международной инвестиционной системе, в частности, являются: Вашингтонская конвенция; Сеульская конвенция; Соглашение ТРИМС. Инвестиционные аспекты в энергетической сфере затрагивают инициированные европейскими странами Европейская энергетическая хартия и Договор к Энергетической хартии. Россия подписала, но не ратифицировала ни Хартию, ни Договор, однако на политическом уровне высказывается отрицательное отношение к Договору.

За пределами системы ВТО образовались или образовываются автономные правовые режимы, функционирующие на основе международных товарных соглашений. Международные товарные соглашения представляют собой многосторонние договоры между правительствами стран – производителей и экспортеров, с одной стороны, и стран - потребителей и импортеров, с другой. В нескольких соглашениях участвует и Россия.

Одним из таких соглашений стало Международное соглашение по кофе 1962 г., на основе которого была образована Международная организация по кофе в Лондоне. На I сессии ЮНКТАД в 1964 г. была принята специальная резолюция «Международные товарные соглашения и устранение препятствий к расширению торговли». В ней подчеркивалась важная роль товарных соглашений для экономического развития развивающихся стран. Па этой же сессии были разработаны общие цели и принципы международных товарных соглашений. На IV сессии ЮНКТАД в 1976 г. в целях защиты интересов развивающихся стран была принята специальная Интегрированная программа для сырьевых товаров (резолюция 93/1У). Программа охватила своим действием около двух десятков товаров: бокситы, марганец, фосфаты, железная руда, олово, медь, свинец, цинк, хлопок, джут, тропическая древесина, каучук, бананы, какао, кофе, сахар, чай, оливковое масло. По ряду товаров были заключены международные товарные соглашения.

В экономических взаимоотношениях между развитыми странами Европы и развивающимися странами много лет действовали Яундские конвенции (60-е гг. XX в.), затем Ломейские конвенции, на смену которым пришел Договор Котону – Договор о партнерстве между государствами Африки, Карибского бассейна и Тихоокеанского региона, с одной стороны, и Европейским сообществом и его государствами-членами, с другой. Договор предусматривает, среди прочего, поэтапный процесс перехода к новому международно-правовому режиму во взаимной торговле – от односторонних преференций к системе, основанной на принципе взаимности. Предусматривается также создание к 2020 г. региональных соглашений об экономическом сотрудничестве между ЕС и группами развивающихся стран.

На постсоветском пространстве множество договоров заключено и действует, в частности, в рамках СНГ и ЕврАзЭС. Можно выделить в качестве примеров некоторые из них, а именно: Договор о создании Экономического союза; Соглашение о создании Платежного союза государств – участников Содружества Независимых Государств; Соглашение о Единой товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Содружества Независимых Государств; Соглашение о правилах определения происхождения товаров развивающихся стран при предоставлении тарифных преференций в рамках Общей системы преференций; Соглашение о порядке транзита через территории государств – участников Содружества Независимых Государств.

В Душанбе между рядом государств ЕврАзЭС был подписан Договор о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза. В последующем были заключены еще несколько десятков международных договоров, составляющих основу Таможенного союза. Таможенный союз между Россией, Белоруссией и Казахстаном заработал; в торговле трех стран стал применяться единый Таможенный кодекс. Началось формирование Единого экономического пространства.

Важную роль в международной экономической системе играют, в частности, резолюции ГЛ ООН:

- Хартия экономических нрав и обязанностей государств 1974 г.;
- Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций 1970 г.;
- Комплекс согласованных на многосторонней основе справедливых принципов и правил для контроля за ограничительной деловой практикой 1980 г. и др.

В ЮНКТАД в 1964 г. были приняты известные Принципы международных торговых отношений и торговой политики, способствующие развитию. На основе документов, разработанных ЮПСИТРАЛ, была принята, например, Конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. В рамках межправительственной организации Международного института по унификации частного права (УНИДРУА, ЮНИДРУА) были разработаны, а впоследствии приняты, в частности, Конвенции: о международном финансовом лизинге и о международном факторинге 1988 г. Неофициальную кодификацию и унификацию правовых норм в международной экономической системе осуществляет Международная торговая палата (МТП), которой были разработаны своды правил и обычаев: Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов, Унифицированные правила по инкассо, Международные правила толкования торговых терминов - Инкотермс.

В международной экономической системе фактически легализована дифференциация государств - субъектов МЭП, юридически закрепившая различия в их специальных и индивидуальных статусах.

Эта дифференциация на многостороннем уровне произошла по двум критериям:

1) по уровню экономического развития государств;
2) по "степени рыночности" экономики государств.

Дифференциация государств по уровню экономического развития юридически закреплена частью IV ГАТТ - на основе ст. XXV (п. 5), другими соглашениями "пакета" ВТО, Хартией экономических прав и обязанностей 1974 г., решениями ЮНКТАД, международным обычаем. Механизмом дифференциации стали две международные преференциальные системы: одна - общая система преференций, действующая между развитыми и развивающимися странами; вторая - глобальная система торговых преференций, действующая между самими развивающимися странами. Обе они созданы в целях содействия ускоренному экономическому развитию группы развивающихся стран в исполнение рекомендаций Женевской конференции 1964 г. (ЮНКТАД-1).

Общая система преференций представляет собой совокупность национальных тарифных систем, принятых развитыми странами в 1971 - 1978 гг. В национальных тарифах развитых стран предусматривались пониженные ставки тарифов в отношении товаров из развивающихся стран. Зачастую такие преференции предоставлялись в обмен на политическую и экономическую лояльность.

Вторая система преференций сложилась в торговле между самими развивающимися государствами. В Белграде было подписано Соглашение о глобальной системе торговых преференций. В Соглашении участвует порядка 50 развивающихся государств. Суть Соглашения состоит в том, что развивающиеся страны могут предоставлять друг другу преференции в торговле, которые не распространяются на развитые государства: развитые государства претендовать на такие преференции не вправе.

В результате действия обеих преференциальных систем государства - субъекты МЭП юридически дифференцируются сегодня по уровню экономического развития на: экономически развитые страны, которые являются государствами, предоставляющими преференции; развивающиеся страны (государства - пользователи преференций). Однако процесс дифференциации государств по уровню экономического развития продолжился и продолжается. Идет расслоение самих развивающихся стран.

В их среде получило или получает определенную международно-правовую легализацию выделение:

а) «новых индустриальных стран», т.е. наиболее развитых из развивающихся государств (Катар, Кувейт, ОАЭ);
б) наименее развитых из развивающихся государств (самых бедных: Мозамбик, Эфиопия, Танзания, Непал, Вьетнам – всего 50 государств Африки и Азии).

Можно считать институт преференций частью более широкого международно-правового института международного экономического права с условным названием «право экономического развития», а «право экономического развития» – частью межотраслевого института международного права с условным названием «право развития». В «право развития» входят, в частности, международно-правовые нормы и принципы, направленные на содействие становлению развивающихся государств во всех сферах международного общения. В каком-то смысле это – «право Востока», право другого цивилизационного пространства (в отличие от современного международного права, которое по своей глубинной сути является «правом Запада»). Взаимодействие «права Запада» и «права Востока» сделает международный правопорядок более справедливым и крепким.

Что же касается дифференциации государств но «степени рыночности» экономики, то с этой точки зрения практически сложилась градация государств на:

- страны рыночной экономики, в группу которых входит большинство стран мира, прежде всего промышленно развитых государств и части развивающихся;
- страны "переходной экономики", под которыми имеются в виду в основном бывшие социалистические государства и республики СССР; именно эти государства в 1980- 90-е гг. приступили к трансформации своих национальных экономик в экономические системы с рыночной ориентацией и интеграцию в мировую экономическую систему;
- страны "нерыночной" ("государственной", "административной", "государственно-монополизированной") экономики, к которым можно отнести в основном страны с тоталитарными или авторитарными государственно-правовыми режимами.

Страны с "государственной", "административной" экономикой остаются фактически вне общей системы международных экономических отношений. Каждая из этих стран на практике согласовывает условия своего участия в таких отношениях в индивидуальном порядке либо пребывает в самоизоляции или под "экономическими санкциями" со стороны развитых государств. Следовательно, государства с административной (нерыночной) экономикой пребывают в МЭС в некоем специальном - дискриминационном - режиме.

Статус государств с "переходной экономикой" стал оформляться в международной экономической системе в 1990-х гг. - после распада СССР и биполярного мироустройства. В системе ВТО к государствам с переходной экономикой были отнесены около 30 стран (в том числе Чехия, Словакия, Польша, Румыния, Венгрия, Болгария, Монголия, Латвия, Эстония). Участие в ВТО потребовало от стран с переходной экономикой принятия всеобъемлющих - и порой жестких - обязательств в области торговли товарами, услугами и правами на интеллектуальную собственность. В то же время в системе ВТО для стран с переходной экономикой предусмотрены некоторые послабления (преференции) - например, более длительные периоды вступления в силу обязательств, вытекающих из Соглашения по субсидиям и компенсационным мерам (ст. 29) или из Соглашения ТРИПС (ст. 65/5).

В последней трети XX - первом десятилетии XXI в. в международной системе появились две параорганизации, которые принято относить к структурам глобального управления миром. За ними признана некая особая роль, особый статус группы "ведущих государств"; возможно, в этом проявляются сложившиеся или складывающиеся международно-правовые обычаи. Одна из параорганизации - так называемая "Группа восьми", или "Большая восьмерка" (С-8); другая - "Группа двадцати", или "Большая двадцатка" (С-20). Эти две группы располагают большой политической и экономической силой и властью; они действуют как своеобразные "международные законодатели" или, точнее, как инстанции, обладающие правом инициировать определенные политические и правовые решения и акты.

Ряд международных экономических организаций группируется, главным образом, вокруг ООП, на которую уставом возлагается задача осуществлять международное сотрудничество в разрешении экономических проблем, содействовать экономическому прогрессу и развитию. При этом предусмотрено (ст. 57 Устава ООН), что международные экономические (в частности) организации должны находиться в связи с ООН и именоваться "специализированными учреждениями". К таким учреждениям относятся, например: МОТ, МБРР, МФК, МАР, МВФ, ИКАО, ВОИС, Международная морская организация - ИМО, Международный союз электросвязи - МСЭ, Организация Объединенных Наций по промышленному развитию - ЮНИДО, Всемирная туристская организация и др. Экономическая функция ООН обеспечивается Генеральной Ассамблеей (ГА) ООН и под руководством ГА - Экономическим и социальным советом ООН (ст. 60 Устава), или ЭКОСОС.

В составе вспомогательных органов ЭКОСОС созданы и действуют разнообразные комитеты и комиссии, в том числе региональные экономические комиссии: Экономическая комиссия для Африки (ЭКА); Экономическая и социальная комиссия для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО); Европейская экономическая комиссия (ЕЭК); другой встречающийся перевод названия Комиссии: Экономическая комиссия для Европы - ЭКЕ; Экономическая комиссия для Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛАК); Экономическая и социальная комиссия для Западной Азии (ЭСКЗА).

Совет Безопасности ООН наделен полномочиями призывать государства к применению экономических санкций в отношении государств-правонарушителей. В разное время Совет Безопасности принимал решения о введении экономических санкций против ЮАР, Ливии, Ирака и др. Экономической проблематикой в правовом аспекте занимались и занимаются: Комиссия международного права ООН; Комиссия ООН по праву международной торговли - ЮНСИТРАЛ; Международный суд ООН, который рассмотрел несколько дел, имеющих экономическую составляющую. В одном из консультативных заключений в 1949 г. Международный Суд ООН отметил, что стремящиеся к универсальности международные организации приобретают "объективную международную правосубъектность", а не только правосубъектность, признаваемую государствами-участниками.

В 1964 г. в качестве вспомогательного органа ООП была учреждена Конференция ООН по торговле и развитию - ЮНКТАД. В рамках ЮНКТАД были выработаны очень важные документы, например Принципы международных торговых отношений и торговой политики (1964). ЮНКТАД внесла вклад в разработку многих международных договоров (Конвенция о Кодексе поведения линейных конференций 1974 г., Конвенция о международных смешанных перевозках грузов 1980 г.).

Одной из самых влиятельных организаций в современной международной экономической системе является организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). ОЭСР занималась разработкой правил поведения многонациональных предприятий, вопросами унификации норм, касающихся избежания двойного налогообложения, координацией энергетической политики государств-участников, вопросами законодательства о конкуренции, ограничении монополистической деятельности, банкротства, приватизации. В 1974 г. под эгидой ОЭСР было создано Международное энергетическое агентство. В рамках ОЭСР были разработаны акты рекомендательного характера Кодекс либерализации движения капитала и Кодекс либерализации текущих невидимых услуг, велась разработка Многостороннего соглашения по инвестициям (МСИ).

Еще одной важной для международной экономической системы организацией является всемирная таможенная организация. Это универсальная организация со штаб-квартирой в Брюсселе, правопреемница Совета таможенного сотрудничества, образованного на основании Конвенции 1950 г. Действует с 1995 г. Занимается гармонизацией национальных таможенных систем, унификацией таможенного законодательства, совершенствованием практики его применения. В рамках Совета таможенного сотрудничества (СТС) были подготовлены и приняты следующие известные акты: Конвенция об оценке товаров в таможенных целях 1950 г.; Международная конвенция об упрощении и гармонизации таможенных процедур 1973 г. (известная как "Киотская конвенция"); Международная конвенция о Гармонизированной системе описания и кодирования товаров 1983 г. и др.

Многие международные организации выполняют функцию управления процессами региональной экономической интеграции. В Европе интеграционные процессы происходят в рамках ЕС, Европейского экономического пространства, на территории СНГ. В Северной и Южной Америке созданы Североамериканская ассоциация свободной торговли (НАФТА), Латиноамериканская ассоциация интеграции (ЛАИ), "Андская группа", торговый пакт "МЕРКОСУР". Страны Карибского бассейна ставят целью создание зоны свободной торговли в рамках Карибского сообщества (КАРИКОМ). В Азии процессы интеграции направляются через Ассоциацию стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Организацию Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Арабские страны образовали общий рынок в рамках Лиги арабских государств (ЛАГ). Стремятся развивать интеграционные процессы в своем регионе также и африканские государства.

Основу корпуса специальных принципов МЭП составляют, в частности, принципы суверенитета государств над своей экономической деятельностью и природными ресурсами; международного экономического сотрудничества и равноправия. Равноправие и сотрудничество возможны только там, где есть взаимная выгода. Нельзя заставить сотрудничать, если это не выгодно. Принцип взаимной выгоды стал необходимым дополнением к принципам равноправия и сотрудничества, частью их содержания. Позднее, уже во второй половине XX в., принцип равноправия был "подправлен" принципом предоставления преференциального режима развивающимся странам.

Кроме того, в практике межгосударственных экономических отношений столкнулись два подхода к понятию взаимной выгоды и взаимности вообще. В первом случае взаимность понимается как взаимность прав и обязанностей государств; такую взаимность называют юридической, или формальной. Во втором случае взаимность понимают как взаимное право государств на справедливое распределение выгод и обязательств сравнимого объема; такую взаимность называют материальной, или фактической. В межгосударственных отношениях формальная взаимность не всегда ведет к материальной взаимности. В таких случаях государства часто ищут взаимную выгоду в более широком комплексе взаимоотношений, в том числе за пределами экономической сферы.

Методом реализации международно-правовых принципов сотрудничества и равноправия служат "особые" принципы МЭП: принцип экономической недискриминации; принцип наибольшего благоприятствования (правильнее было бы называть его: принцип предоставления РНБ); принцип предоставления национального режима; принцип преференций (или принцип предоставления преференциального режима).

Принцип недискриминации (а в МЭП - принцип экономической недискриминации) запрещает отказывать в предоставлении условий, общих для всех иностранных государств, их вещей и лиц. Принцип наибольшего благоприятствования "требует" уравнивания с наилучшими условиями, предоставляемыми в стране иностранным государствам, их вещам и лицам. Принцип национального режима требует уравнивания во внутренней экономической системе с условиями, созданными для национальных субъектов права, и т.п. Принцип преференций означает право на получение режима, который является еще более льготным, чем РНБ (и, соответственно, с другой стороны, обязанность государства предоставить такой режим).

Все эти "принципы" выступают своего рода "инструментами уравнивания" правовых режимов, рассматриваются как способы организации отношений. Принципы - универсальны и применяются к той или иной материальной сфере по мере необходимости или в зависимости от требований права (МП) и государственных интересов. В то же время каждый такой "принцип" одновременно несет определенное нормативное содержание. Поэтому данную группу принципов можно назвать материально-процессуальными.

Виды международного права

В настоящее время существуют различные виды международно-правовых норм. Эти нормы можно классифицировать по нескольким основаниям.

По характеру содержащихся в нормах предписаний можно выделять нормы-принципы, нормы-определения, нормы-правомочия, нормы-обязанности, нормы-запреты.

Нормы-принципы устанавливают основы международного правопорядка, международного мира и сотрудничества. Так, в соответствии с принципом добросовестного выполнения международных обязательств все государства обязаны добросовестно выполнять обязательства, вытекающие из договоров, международных обычаев, других источников международного права. Как уже говорилось, помимо норм-принципов, для всей международно-правовой системы существуют отраслевые нормы-принципы.

Нормы-определения раскрывают содержание тех или иных понятий, используемых в международном праве. Например, согласно ст. 1 международной Конвенции о взаимном административном содействии в предотвращении, расследовании и пресечении таможенных правонарушений 1977 г., «таможенное законодательство» (для целей Конвенции) означает все установленные законом или подзаконными актами положения о ввозе, вывозе или транзите товаров, соблюдение которых обеспечивается таможенными службами.

Нормы-правомочия предоставляют их адресатам определенные субъективные права. Так, по Факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 г. каж-дый, чьи права, перечисленные в данном Пакте, нарушены, имеет право обратиться с петицией в Комитет по правам человека.

Нормы-обязанности устанавливают меры должного поведения субъектов международных правоотношений. На основании ст. 2 Пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. государства обязались гарантировать, что права, провозглашенные в настоящем Пакте, будут осуществляться без какой бы то ни было дискриминации, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

Нормы-запреты фиксируют запрет указанного в них поведения:
«никто не должен содержаться в рабстве; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах» (ст. 8 Пакта о гражданских и политических правах 1966 г.).

По своей роли в механизме международно-правового регулирования различают регулятивные и охранительные нормы.

Регулятивные нормы предоставляют субъектам право на совершение предусмотренных в них положительных действий.

Охранительные нормы выполняют функцию защиты международного правопорядка от нарушений, устанавливают меры ответственности и санкции по отношению к нарушителям.

По содержанию правил поведения международные нормы делятся на материальные и процессуальные. Материальные нормы фиксируют права и обязанности субъектов, их правовой статус и т.д. Так, ст. 6 Соглашения о гарантиях прав граждан государств — участников СНГ в области пенсионного обеспечения устанавливает, что назначение пенсий гражданам государств — участников Соглашения производится по месту жительства.

Процессуальные нормы регламентируют порядок реализации материальных норм. Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах (ст. 4) определяет, что получившее уведомление государство представляет в течение шести месяцев Комитету по правам человека соответствующие письменные объяснения.

По сфере действия различают универсальные, региональные и локальные нормы международного права. Универсальные нормы охватывает своим участием большинство государств мира. Таковы, например, Устав ООН, нормы о нераспространении ядерного оружия и др. Региональные нормы действуют в пределах стран одного региона (право Европейского Союза, соглашения в рамках СНГ). Локальные нормы регулируют взаимоотношения двух или нескольких субъектов международного права (например, договор между РФ и КНР о выдаче преступников).

Международные политические права

Современная концепция прав человека подтверждает факт того, что права человека, установленные международными соглашениями, являются результатом политического процесса.

Анализ целей, которые были достигнуты подписанием соглашений и актов по правам человека, понимание принципов и механизмов подготовки и достижения международных соглашений показывают, что права человека и международная политика тесно связаны между собой. Эта связь в полной мере находит свое отражение в международном политическом процессе развития и постоянного совершенствования концепции прав человека. Государства, как полноправные субъекты международного законотворческого процесса в области прав, являются его первичными участниками, для которых и создаются данные международные документы. Государства в процессе реализации внешней политики при отстаивании своих политических интересов активно используют эти международно принятые документы. Таким образом, законотворческий процесс в области прав человека и их международное обеспечение являются частью политического процесса всего мирового сообщества. Известное высказывание американского профессора университета Беркли Дж. Найкела "Если мы сможем выделить смысл прав человека и принести хотя бы немного их концепций на Землю, понимание и пригодность прав человека в социальных и политических решениях усилятся" очень точно характеризует данную ситуацию.

Отношение между мировой политикой и международным законодательством хорошо прослеживается в высказывании одного из руководителей международной комиссии ООН И. Дучачека: "Динамическая сила созданных конституций, основанных на Билле о правах человека, зависит от международной политики; тем не менее, законность национальной конституции — верховного закона государства — независимо от Устава ООН может существовать как основополагающее соглашение государства лишь в зависимости от сути всех его политик, в зависимости от того, кто руководит кем, в зависимости от стремления государства к цели, означающей уважение личности".

Главная идея этого высказывания заключается в том, что государства, уделяя много внимания деталям международных соглашений по правам человека, опираясь на них в своей международной политике, не переносят их автоматически в собственные конституции. Нормы международных актов напрямую не вносят ограничений в государственную политику, в отношения государств, международных организаций и личности, но являются нравственным эталоном их внешней политики. Словом, международные нормы прав человека предполагают влияние на деятельность власти и государства. Следовательно, международные нормы прав человека должны являться одним из основных критериев законности для государства.

Государства, придерживающиеся международных норм в области прав человека, неоспоримо выделяются, с международной точки зрения, как государства реальной демократии, а законность способствует стабильной и успешной деятельности власти. Права человека, таким образом, являются очень весомой частью международной политики государства.

Создание концепции международных прав человека параллельно их принятию национальными законодательствами по правам человека очень важно в том смысле, что и международные и национальные законы неуклонно повышают значимость свобод личности в политической, социальной и экономической сферах. На национальном уровне почти все государства официально стремятся к поддержанию благосостояния своего общества. Практически все страны отвергают идею, что государство может только контролировать нарушения прав человека и ничего не делает для социальной и экономической защиты личности.

Подобная эволюция сейчас происходит на мировом уровне, особенно в Европе, где отмечается повышение межгосударственного регулирования политических и экономических проблем. Старое разделение между общественным порядком и частным экономическим интересом государства сегодня в Европе практически исчезло. Теперь мы являемся очевидцами реального роста общего регулирования в экономической, социальной и политической сферах не только потому, что оно относится к эффективной экономике "общеевропейского дома", но и потому, что этого требует новая мораль социальной справедливости, новый подход к человеческому достоинству, к личности, к группе личностей.

Новая мораль заинтересованности в справедливости, в человеческом достоинстве определенно вносит политические и гуманитарные изменения во все сферы деятельности общества, в том числе и в область международной политики. Эволюция концепции международных прав человека отражает усиление акцента на экономических и социальных проблемах личности, включая проблему социального выбора. Государства — члены ЕС склоняются к выводу о необходимости создания новых гражданских и политических хартий прав человека. Члены ЕС и их государственные деятели отстаивают идею о включении социально-экономических прав личности во все международные документы. Современные западные конституции, особенно в Скандинавии, содержат раздел о международных социальных и экономических правах личности. Католическая и протестантская церковь Европы активно поддерживают экономические права личности почти столетие.

Аналогичные процессы активизируются и на Американском континенте. Конституция Мексики так же, как и Конституция США, содержит положения о социальных и экономических правах личности в контексте международной политики.

Президент Ф. Рузвельт в свое время отмечал важность "всемирной свободы желаний". Президент Л. Джонсон говорил о международном праве на "заслуженное существование". Президент Дж. Картер строил свою политику на основе идеи "абсолютного соблюдения всех прав человека".

Таким образом, сегодня реализуется идея построения государственных законодательств на основе международно признанных актов. И большинство западных государств поддерживают это в принципе. Индивидуальные социальные и экономические права в связи с международной политикой конкретно отражены в этих подходах, базирующихся на концепциях третьего поколения прав человека.

Потребность в третьем поколении прав человека при этом рассматривается как часть процесса трансформации от индивидуальных гражданских и политических прав к международным субъектам прав. Однако эта идея в среде исследователей трансформационных процессов остается спорной из-за отсутствия консенсуса прав на современном этапе развития. Существует точка зрения, что права человека могут быть только индивидуальными и должны быть ограничены только гражданскими и политическими правами. Некоторые западные исследователи консенсуса прав отстаивают социальные и политические права личности, но скептически относятся к коллективным правам. У них же существует аргументация, что международные права являются настолько аморфными, что влекут за собой "не право, а обязанность" для государственных деятелей, которые обязательно должны подчиняться "правам" на мир и развитие, на социальный выбор и отказаться от их прямого государственного регулирования.

С другой стороны, сторонники международного консенсуса прав аргументируют свои доводы тем, что идеи трех поколений прав человека являются недостаточными, ибо они не гарантируют защиту прав личности на огромной части Земли, где идеи буддизма, конфуцианства, ислама и другие имеют основополагающее значение в жизни общества.

Таким образом, пути вхождения в реальную политику международных прав человека очень сложны. Но трудный процесс развития прав человека, так же, как и неравнозначность интереса к ним, это нормальное явление. Ни в каком обществе развитие и принятие прав человека не происходит мгновенно и в одно время.

В международном обществе разнообразных культур, философий и уровней экономического развития трудно рассчитывать на то, что права всех личностей будут гарантированы одинаково и что они могут развиваться в полной мере одновременно. В свете этой реальности аргумент, что личность должна практически действовать только на благо общества, является необоснованным по отношению к действительным правам человека в исторической перспективе.

Можно предположить, что существуют личности и общественные организации (например, Гринпис), для которых пристрастное отношение ко всем правам человека есть нравственный идеал. Несомненно, есть личности с устойчивой точкой зрения о том, что ни один деятель, национальный и международный, не обладает мудростью и возможностями для продвижения своей точки зрения в области прав человека в сознание миллионов людей. Ожидание того, что существующая концепция универсализма прав человека будет практическим стандартом в мировой и государственной политике обеспечения гарантий прав личности, является необоснованным. Ибо без перекрестного консенсуса прав, при котором будет учтено наибольшее количество цивилизационных подходов и национальных традиций, создание и принятие подобного стандарта при существующей реальности процессов глобализации невозможно.

Больше половины государств — членов ООН приняли обязательство привести свою политику в соответствие с международно принятыми стандартами прав человека. Сегодня, тем не менее, очевидно, что их неисполнение является одним из наиболее мощных факторов давления в мировой политике. То, что было ранее предметом рассмотрения национальной юрисдикции, стало международно значимым процессом. Не очень известный в бывшем СССР, постоянно действующий Международный суд ООН подчеркивает, что он является интернациональным учреждением и что решение ключевых национальных проблем не должно противоречить международным актам и документам ООН.

Широкие дебаты по правам человека в странах бывшего СССР, в США, Китае или других странах, которые ведутся в мире и международных организациях, не являются, с точки зрения Международного суда, недозволенным вмешательством во внутренние дела. Поэтому международные действия, проводимые под эгидой ООН, могут быть использованы для защиты гарантий прав личности, вытекающих из международных актов по правам человека.

Однако в правилах Международного суда не существует ответа на два серьезных вопроса о государственных обязательствах, обеспечивающих мировые стандарты в области прав человека. Во многом это связано с тем, что до настоящего времени нет определения, что является точным выполнением прав и в какой степени государство защищено от ошибок и политических пристрастий судей, ведущих подобные процессы. Практика международной политики в области прав человека показывает, что обязательства на самом деле выполнены, если не допущены различия в их интерпретации. Эта проблема серьезно исследуется и изучается в международной юрисдикции, где стандарты международно принятых прав человека являются ключевой проблемой.

В ООН существуют детальные разработки рекомендаций по правам человека и международных норм их применения. Однако невозможно описать и дать подробный анализ всех существующих правил их реального выполнения. Тем не менее, необходимо представить анализ нескольких основных пунктов, важных для нашего исследования и обсуждения проблемы прав человека.

В соответствии с Уставом ООН и другими источниками права человека существуют только потому, что они способствуют международному миру и обеспечивают право социального выбора личности. Статья 55 Устава подчеркивает, что одной из целей ООН является "создание условий стабильности и благополучия, необходимых для мирных и дружественных отношений между нациями, основанных на уважении принципов равноправия и самоопределения народов". С этой точки зрения права человека являются необходимым символом миролюбивого мирового сообщества.

Эта позиция ООН принята и является неотъемлемой частью современной американской политической культуры. Ф. Рузвельт выражал ее так: "Мы живем среди той нации, которая верит, что самоопределение должно быть основано на свободах личности, которые являются важными везде. Мы знаем, что сами никогда не будем полностью защищены дома, если другие правительства не признают подобные свободы личности".

Государственный секретарь США Д. Маршалл сказал по этому поводу: "Правительства, которые систематически игнорируют права своего собственного населения, не будут уважать права других наций и других людей и попытаются нарушить свои обязательства силой в международной области". Президент Дж. Картер сказал еще сильнее: "Потому, что мы свободны, мы никогда не сможем быть безразличны к судьбе свободы, где бы то ни было".

Обсуждение сложных отношений между правами человека и международной политикой может быть проведено с принятием во внимание следующих аргументов.

Соответствие между тем, как государство гарантирует права человека внутри страны, и природой его международной политики не всегда возможно установить объективно. Эти отношения являются довольно сложными. Известно, что государство, которое нарушает права человека, не обязательно будет агрессивно в своей внешней политике. До последнего времени практически все государства были убеждены, что отрицание прав человека не может привести к международной интервенции для исправления несправедливости и защиты прав отдельных личностей. В международной политике процесс, получивший в середине 1990-х гг. название "гуманитарная интервенция", в последнее время используется достаточно широко. Классическим примером является бывшая Югославия.

С другой стороны, регулярные нарушения прав человека могут привести к военным конфликтам. События конца ХХ в. в странах Юго-Восточной Азии (Филиппины, Индонезия, Восточный Тимор) являются отражением подобной ситуации. Практика международного сообщества подтверждает, что законность данных военных конфликтов может быть подтверждена только решением Совета Безопасности ООН и использоваться в исключительных случаях грубого массового нарушения прав личности и вооруженного ограничения прав наций на самоопределение.

Связь между обеспечением прав человека и "гуманитарной интервенцией" является новой сложной международной проблемой, требующей самостоятельного исследования. В настоящее время международная политика ЕС и его института ОБСЕ полностью ориентирована на тот факт, что страны ЕС уравнивают игнорирование прав человека с невосприятием демократических ценностей мира. Важная особенность этого подхода заключается в том, что современный демократический мир отождествляется с понятием глобальной справедливости. Другая сторона проблемы состоит в том, что осознание личностью своих прав может принести ей не психологический мир, а дать ощущение напряжения и крушения надежд в борьбе за реальные права человека.

Возможно, более убедительным является тот аргумент, что ранее Советский Союз, который реально не гарантировал международные права человека дома, прилагал усилия по искоренению нарушений прав личности за границей. Он всегда поддерживал акции своих политических союзников, когда они были направлены против американских позиций, и всячески блокировал международные усилия, направленные против своих стратегических партнеров в Европе, Азии, Африке и Америке. Абсолютно аналогичную позицию долгие годы занимали США.

Существует большое количество публикаций по вопросу о том, была ли необходима вооруженная интервенция США в Гренаде, где, по оценкам мировой общественности, имелись значительные нарушения прав человека. Некоторые исследователи утверждают, что подобная принудительная интервенция была необходима Соединенным Штатам для демонстрации силы "американской традиции" прав человека и порядка принятия международных политических решений, установленного в парламенте США Дж. Картером. Существует аргументация, согласно которой часть Устава ООН гарантирует неприкосновенность местной юрисдикции государств лишь вместе с международными обязательствами, получившими признание. Известно, что решение проблемы предотвращения или легализации подобных вооруженных конфликтов возможно лишь в рамках Совета Безопасности ООН.

Аргумент о том, что США используют силу только как инструмент международного воздействия вместе с поддержкой легальных требований ООН, являлся для них лишь дополнительным обоснованием акции в Гренаде. Следует заметить, однако, что США никогда не используют силу для исправления нарушений прав человека в лояльных им политических режимах. Хотя современная американская политическая наука, а также наука о международных отношениях с большими оговорками придерживаются термина "гуманитарная интервенция", для иллюстрации подобного процесса всегда приводится пример Гренады.

После использования Соединенными Штатами силы в Гренаде в 1983 г. многие считали, что подобные действия не имеют ничего общего с общепринятыми принципами демократии. Однако цель — демократизация общества и приведение его законодательства к мировым стандартам — была достигнута.

Сегодня на примерах Европы, Ближнего Востока и Азии отчетливо видно, что если государства не принимают общих стандартов международных прав, это стимулирует возможность длительных международных конфликтов. Этого, однако, недостаточно для утверждения, что авторитарные государства прирожденно агрессивны в своей внешней политике. Некоторые авторитарные государства могут хорошо обеспечивать экономические права (как показал опыт реформ А. Пиночета в Чили). Не верно также и утверждение, что в международной трактовке правовые государства являются органически миролюбивыми. США весьма широко продемонстрировали насильственные действия в своих интересах, особенно в Центральной Америке. По сути дела, и в случае с Югославией США использовали различные претензии для усиления и рационализации своего глобального влияния в Европе и мире.

Характерен также пример вьетнамской оккупации Кампучии. Вьетнам при помощи военной силы сместил режим геноцида Пол Пота, однако в результате своих действий установил марионеточный режим по своему идеологическому выбору, посредством чего исключил возможность самоопределения Кампучии вместе с ограничением основных индивидуальных прав человека.

Известно, что Индия произвела интервенцию в Восточный Пакистан в начале 1970 г. для того, чтобы иметь возможность разбить этой агрессией политических соперников в Пакистане, хотя поводом послужило восстановление прав бенгальцев.

В современной истории человечества существует много примеров очевидного, грубого нарушения международно установленных прав человека, по которым не последовали вооруженные "гуманитарные интервенции", предназначенные, как принято сегодня считать, для прекращения нарушений прав человека.

Что касается права народа на самоопределение, часто приводящего к эскалации международных вооруженных конфликтов (которые перекликаются с идеей иностранной "гуманитарной интервенции"), то эта проблема занимает неоспоримо важное место в международной политике. Отношения между обеспечением международных прав человека и военными действиями являются наиболее сложными фактами международной политики, особенно в случаях, связанных с гарантией права нации на самоопределение.

Таким образом, самоопределение народа является международно установленным правом постоянного действия, имеющего нечеткие границы использования. Это один из важнейших вопросов мировой политики, являющийся предметом постоянного внимания ООН, чей Устав упоминает об этом в нескольких местах. Два Пакта 1966 г. содержат общую первую статью, первый параграф которой гласит: "Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое социальное, экономическое и культурное развитие". Данный принцип очень важен для развития современного общества.

Следовательно, права человека в современном мире являются мощным средством внутренней и внешней политики государств и сильным аргументом мирового сотрудничества. Точка зрения государства на права человека, в общем, соотносится с его международной позицией, а отрицание международно установленных прав человека является одним из источников потенциальных конфликтов.

Сегодня в мире существуют официальные международные нормы прав человека, потому что они содействуют миру и прогрессу. Надо дополнительно отметить, что идеи Устава об отношении к правам человека в мировом сообществе, в современном мире не могут быть использованы формально. Как отмечалось ранее, права человека, включенные в Устав и в международное законодательство, имеют большую общность, так как отвечают моральным требованиям современного общества. Идеи Устава о том, что права человека содействуют миру, делают международную и внутреннюю политику более реалистичной, относятся к тому моральном аспекту, который рассматривает нарушения прав человека как гуманитарное преступление.

Международная защита прав человека

Основа защиты общих прав человека была заложена принятием Всеобщей декларации прав человека (10 декабря 1948 г.). Этот день ежегодно отмечается как День защиты прав человека. В литературе высказывается мнение, что Всеобщая декларация прав человека в силу обычая приобрела статус юридически обязательного документа. Однако документ обладает той силой и степенью юридической обязательности, которую ему придали принимавшие его субъекты МП. Декларация принималась ГЛ ООН как документ рекомендательного характера, устанавливающий международно-правовые стандарты в области прав человека, к которым необходимо стремиться государству. Поэтому говорить, что Декларация прав человека достигла статуса обычной нормы, не совсем правильно. Другое дело, что положения Декларации могут совпадать по содержанию с уже существующими нормами МП.

Всеобщая декларация прав человека закрепляет:

- равенство людей — все люди рождаются свободными и равными в правах;
- недискриминацию по признаку пола, расы, цвета кожи, пола, языка, религии и другим признакам;
- право каждого на жизнь, свободу и личную неприкосновенность;
- запрет рабства и работорговли; запрет пыток или жестокого обращения;
- право каждого на правосубъектность;
- равенство всех перед законом; право на обращение в суд; запрет произвольных арестов;
- презумпцию невиновности и запрет обратной силы уголовного закона;
- право на свободу передвижений и выбор места жительства; право на гражданство;
- право на вступление в брак;
- право владеть имуществом; право на свободу убеждений; право на мирные собрания;
- право на участие в управлении общественными и государственными делами;
- право на труд и другие права и свободы человека. Всеобщая декларация нрав человека дала толчок к разработке и заключению конвенций по правам человека (Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г., Женевские конвенции о защите прав человека в период вооруженных конфликтов 1949 г., Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Международные пакты о правах человека 1966 г. и др.).

Под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую: убийство членов этой группы; причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы; предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее; меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы; насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Геноцид является преступлением, нарушающим МП. Наказуемы как сам геноцид, так и заговор с целью совершения геноцида, прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида, покушение на совершение и соучастие в геноциде. Лица, обвиняемые в совершении геноцида, должны быть судимы судом того государства, на территории которого было совершено это деяние, или международным уголовным судом.

Государства сотрудничают в пресечении геноцида и обязуются выдавать лиц, обвиняемых в совершении геноцида. В отношении выдачи геноцид не рассматривается как политическое преступление.

Современное МП запрещает рабство.

Согласно Конвенции относительно рабства, подписанной в Женеве 25 сентября 1926 г., с изменениями, внесенными Протоколом от 7 декабря 1953 г. (Женева, 25 сентября 1926 г.), рабство — это состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них. Торговля невольниками включает в себя всякий акт захвата, приобретения или уступки человека с целью продажи его в рабство; всякий акт приобретения невольника с целью продажи его или обмена; всякий акт уступки путем продажи или обмена невольника, приобретенного с целью продажи или обмена, равно как и вообще всякий акт торговли или перевозки невольников (ст. 1).

Государства обязуются: пресекать торговлю невольниками; добиваться отмены рабства во всех его формах; принимать все меры для наказания этих правонарушений.

В соответствии с Дополнительной конвенцией об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством (Женева), отменяются: долговая кабала, крепостное состояние, обычаи, сходные с рабством, в отношении женщин и детей. Преступлениями объявлены: работорговля; обращение другого лица в рабство или склонение к отдаче себя в рабство; покушение и соучастие в таких действиях; а также калечение, клеймение лиц, находящихся в подневольном состоянии.

Следующим важнейшим документом в области прав человека является Конвенция о защите нрав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.). Конвенция подписана Россией в 1996 г. и ратифицирована в 1998 г. Конвенция (в ред. 1985 г.) вступила в силу для России 5 мая 1998 г. Однако через полгода вступила в силу новая редакция Конвенции (1994 г.), которая и действовала до середины 2010 г. К Конвенции имеется 14 Протоколов. Россия участвует в некоторых из них. В январе 1950 г. Россия ратифицировала 14-й протокол к Конвенции, в результате чего ЕСПЧ реформируется.

Согласно Конвенции государства-участники обеспечивают каждому человеку, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в разд. I Конвенции: право на жизнь, запрещение пыток, запрещение рабства и принудительного труда, право па свободу и личную неприкосновенность, право на справедливое судебное разбирательство, право на уважение частной и семейной жизни, свобода мысли, совести и религии, свобода выражения мнения, свобода собраний и ассоциаций, право па эффективные средства правовой защиты и другие права.

В период войны или иного чрезвычайного положения, угрожающего существованию нации, государства могут принимать меры в отступление от своих обязательств по Конвенции только в той степени, в какой это обусловлено чрезвычайностью обстоятельств при условии, что такие меры не противоречат другим обязательствам по МП. Государство, использующее право отступления, информирует Генерального секретаря Совета Европы о введенных ею мерах и о причинах их принятия, а также о прекращении действия таких мер и возобновлении осуществления положений Конвенции в полном объеме.

В целях обеспечения соблюдения обязательств, принятых па себя государствами по Конвенции и Протоколам к ней, образуется ЕСПЧ, который работает на постоянной основе.

Важное место в системе обеспечения и защиты прав человека занимают Международные пакты об экономических, социальных и культурных правах и о гражданских и политических правах, которые были ратифицированы СССР.

К Международному пакту о гражданских и политических нравах имеются два Факультативных протокола. Первый Факультативный протокол был ратифицирован СССР и на сегодняшний день в нем участвуют около 50 государств. Второй Факультативный протокол (о запрете смертной казни) Российская Федерация пока не ратифицировала.

В ст. 1 обоих Пактов закрепляется право народов на самоопределение, в соответствие с которым они свободно устанавливают свой политический статус и обеспечивают свое экономическое и политическое развитие, свободно распоряжаются своими естественными богатствами и ресурсами. Ни один народ не может быть лишен принадлежащих ему средств существования.

Устанавливается также принцип равенства граждан независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

В соответствии со ст. 2 Пакта о гражданских и политических правах государства-участники обязуются принять все необходимые меры, в том числе законодательные, для осуществления прав человека, указанных в этом договоре. Согласно ст. 2 Пакта об экономических, социальных и культурных правах государства должны принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенное осуществление прав и свобод, признаваемых в Пакте.

На основании норм Пакта об экономических, социальных и культурных правах государства гарантировали индивиду:

- право на труд, включая право па место работы, справедливые и благоприятные условия труда, право на отдых и т.д.;
- право на участие в профсоюзах; право на социальное обеспечение и социальное страхование;
- охрану семьи;
- право на образование и участие в культурной жизни и другие права.

Международный пакт о гражданских и политических правах помимо таких общих прав человека, как:

- право на свободу и личную неприкосновенность;
- право на гуманное обращение;
- право на свободное передвижение и свобода выбора места жительства;
- равенство граждан перед судом и презумпция невиновности;
- право на защиту личной жизни;
- право на свободное выражение мнений;
- право на мирные собрания и другие права.

Пакт также установил перечень неотъемлемых прав и свобод человека, отступать от которых государство не вправе ни при каких обстоятельствах. К ним относятся: право на жизнь; запрет пыток, жестокого бесчеловечного обращения или наказания; запрет рабства и работорговли; запрет лишать человека свободы только на том основании, что он не выполняет какие-либо договорные обязательства; запрет придания уголовному закону обратной силы; право на правосубъектность; право на свободу мысли, совести и религии. Эти неотъемлемые права образуют минимальный стандарт прав человека. В Пакте регламентируются порядок создания и деятельности Комитета по правам человека.

В соответствии с Международной конвенцией о ликвидации всех форм расовой дискриминации государства обязались проводить политику ликвидации всех форм расовой дискриминации.

Под расовой дискриминацией понимается любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения, имеющие целью уничтожение или умаление осуществления на равных началах прав человека и основных свобод.

Запрещаются всякая пропаганда и вес организации, основанные на идеях превосходства одной расы или группы лиц определенного цвета кожи или этнического происхождения. Объявляются преступлением распространение идей, основанных на расовом превосходстве или ненависти, все акты насилия, предоставление помощи для проведения расистской деятельности.

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания запрещает пытки.

Под пыткой понимается "любое действие, которым лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо, или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия" (ст. 1 Конвенции).

В это определение не включаются боль или страдания, которые возникают в результате законных санкций, неотделимы от них.

Применение пытки объявляется преступлением, и никакие обстоятельства (состояние войны, внутренняя нестабильность, чрезвычайное положение) не могут служить оправданием пыток. Государства не должны высылать или выдавать какое-либо лицо другому государству, если имеются основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток.

Согласно Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека (Минск) договаривающиеся стороны обязались обеспечивать каждому человеку, находящемуся под их юрисдикцией, нрава и свободы, изложенные в Конвенции. Статья 2 Конвенции охраняет право каждого человека па жизнь. Смертный приговор, как правило, не может быть вынесен женщинам. Смертный приговор не может быть вынесен женщинам, находящимся в момент вынесения приговора в состоянии беременности, смертный приговор не может быть исполнен в отношении женщин, находящихся в состоянии беременности к моменту исполнения приговора. Смертный приговор не может быть вынесен лицу за преступление, совершенное им до достижения 18-летнего возраста. Конвенция также предусматривает запрет пыток, рабства, принудительного труда, право на свободу и личную неприкосновенность, равенство перед судом, запрет обратной силы уголовного закона, право на уважение его личной и семейной жизни, на неприкосновенность жилища и тайну переписки, право на свободу мысли, совести и вероисповедания и другие демократические права. Помимо гражданских и политических, Конвенция предусматривает и экономические и социальные права. Особая защита предоставляется незащищенным слоям общества (детям, пенсионерам, инвалидам и т.д.). Конвенция устанавливает также перечень неотъемлемых прав и свобод.

В последнее время отмечается расширение сферы сотрудничества в гуманитарной сфере. Предметом международного регулирования становятся все новые области отношений в сфере прав человека. Так, Генеральной конференцией ЮНЕСКО принята Всеобщая декларация о геноме человека и правах человека, согласно которой каждый человек имеет право на уважение его достоинства и прав, вне зависимости от его генетических характеристик. Исследования, лечение или диагностика, связанные с геномом какого-либо человека, могут проводиться лишь после тщательной предварительной оценки связанных с ними потенциальных опасностей и преимуществ и с учетом всех других предписаний, установленных национальным законодательством. Во всех случаях следует заручаться предварительным, свободным и ясно выраженным согласием заинтересованного лица. Если оно не в состоянии его выразить, то согласие или разрешение должны быть получены в соответствии с законом, исходя из высших интересов этого лица. Никто не может подвергаться дискриминации по признаку генетических характеристик.

Согласно Конвенции о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением достижений биологии и медицины: конвенции о правах человека и биомедицине (Овьедо) (Россия пока не участвует) государства гарантируют каждому соблюдение неприкосновенности личности и других прав и основных свобод в связи с применением достижений биологии и медицины. При этом интересы и благо отдельного человека превалируют над интересами общества или науки. Медицинское вмешательство может осуществляться лишь после того, как соответствующее лицо даст на это свое добровольное согласие. Это лицо заранее получает соответствующую информацию о цели и характере вмешательства, а также о его последствиях и рисках. Это лицо может в любой момент беспрепятственно отозвать свое согласие. Если в силу чрезвычайной ситуации надлежащее согласие соответствующего лица получить невозможно, любое вмешательство может быть осуществлено немедленно. Вмешательство в геном человека может быть осуществлено только при условии, что оно не направлено па изменение генома наследников данного человека. Конвенция регламентирует условия проведения научных исследования в области биологии и медицины, определяет порядок изъятия органов и тканей для трансплантации, закрепляет запрет па извлечение финансовой выгоды и возможное использование изъятых частей тела человека.

Международное право ООН

В Преамбуле Устава Организации Объединенных Наций была поставлена задача «создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права». Таким образом, с самых первых дней существования Организации вопрос соблюдения и укрепления международного права является важнейшей частью ее деятельности. Эта работа осуществляется по многим направлениям — судами, трибуналами, посредством многосторонних договоров, а также в Совете Безопасности, который, в частности, уполномочен учреждать операции по поддержанию мира, вводить санкции или разрешать применение силы в случае, когда есть угроза международному миру и безопасности. Эти полномочия возложены на Совет Безопасности Уставом ООН, который является международным договором. Как таковой, Устав ООН является инструментом международного права и государства — члены ООН обязаны его соблюдать. Устав ООН закрепляет основные принципы международных отношений, от суверенного равенства государств до запрещения применения силы в международных отношениях.

Урегулирование споров между государствами

Главным судебным органом ООН является Международный Суд (МС), который занимается урегулированием споров между государствами в соответствии с нормами международного права. Международный Суд (МС) также выносит заключения рекомендательного характера по вопросам, поступающим от органов и специализированных учреждений системы ООН. В состав Международного Суда входят 15 судей, избираемых Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности сроком на девять лет.

Международные суды и трибуналы

Помимо Международного Суда (МС) существует целый ряд международных судов и трибуналов, которые в разной степени ассоциированы с ООН. Например, Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ), Международный уголовный трибунал по Руанде (МУТР), Специальный суд по Сьерра-Леоне, Чрезвычайные палаты в судах Камбоджи и Специальный трибунал по Ливану, которые были учреждены Советом Безопасности и которые являются его вспомогательными органами. К этой категории относятся Международный уголовный суд (МУС) и Международный трибунал по морскому праву (МТМП), которые были учреждены в соответствии с соглашениями, разработанными в рамках ООН. В настоящее время МУС и МТМП являются независимыми образованиями с особыми соглашениями о сотрудничестве. Другие международные суды могут функционировать независимо от ООН.

Что такое международное право?

Международное право определяет правовые обязанности государств в их взаимоотношениях друг с другом, а также обращении с отдельными физическими лицами в рамках государственных границ. Это касается широкого круга вопросов, находящихся под пристальным вниманием международного сообщества, таких, как права человека, разоружение, международная преступность, беженцы, миграция, проблемы гражданства, обращение с заключенными, применение силы, ведение войны и проч. В сферу действия Международного права также входят такие глобальные вопросы, как, например, окружающая среда, устойчивое развитие, международные воды, космос, глобальные коммуникации и мировая торговля.

Совет Безопасности и международное право

Совет Безопасности несет главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Некоторые из его действий имеют последствия для международного права, например те, которые касаются миротворческих миссий, специальных трибуналов и санкций. Обязательный характер решений, принятых на основании главы VII Устава, является особенно актуальным в контексте рассмотрения этой темы. В соответствии со статьей 13 (б) Римского статута, Совет Безопасности может передать некоторые вопросы Прокурору Международного уголовного суда (МУС), если они касаются международных преступлений (геноцид, преступления против человечности, военные преступления, акты агрессии).

Генеральная Ассамблея и международное право

Согласно Уставу ООН Генеральная Ассамблея уполномочена проводить исследования и выносить рекомендации по вопросам укрепления и кодификации международного права. Многие вспомогательные органы Генеральной Ассамблеи рассматривают конкретные направления международного права и отчитываются по ним на пленарных заседаниях. Большинство правовых вопросов рассматриваются Шестым комитетом, который затем сообщает об этом на пленарном заседании. Комиссия международного права и Комиссия ООН по праву международной торговли представляют доклады Генеральной Ассамблее. Генеральная Ассамблея также рассматривает вопросы внутреннего нормотворчества Организации Объединенных Наций, такие, как принятие Положений о персонале и о создании системы внутреннего правосудия.

Шестой комитет Генеральной Ассамблеи (правовые вопросы)

Шестой комитет Генеральной Ассамблеи является главным форумом Генеральной Ассамблеи по правовым вопросам. В Шестом комитете, являющемся одним из основных комитетов Генеральной Ассамблеи, имеют право на представленными все государства — члены ООН. Текущая информация по вопросам повестки дня, резюме работы и документация.

Комиссия международного права

Комиссия международного права содействует прогрессивному развитию и кодификации норм международного права. Работа Комиссии, как правило, всегда связана с определенными аспектами прогрессивного развития, а также кодификации международного права с упором либо на прогрессивное развитие, либо на кодификацию, в зависимости от рассматриваемого вопроса. Информация о программе работы и деятельности, конвенции и доклады.

Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ)

Комиссия является одним из основных правовых органов системы ООН, специализирующимся на вопросах права международной торговли. Одним из основных аспектов деятельности Комиссии является модернизация и согласование права международной торговли. Секретариатом Комиссии разработана система Прецедентного права по текстам ЮНСИТРАЛ (ППТЮ) с целью сбора и распространения информации о судебных и арбитражных решениях, касающихся разработанных Комиссией конвенций и типовых законов. Цель этой системы — содействие распространению в международных масштабах информации о правовых текстах, разработанных Комиссией, и облегчение единообразного толкования и применения этих текстов.

Конвенция ООН по морскому праву

Конвенция ООН по морскому праву регулирует все правовые вопросы, касающиеся морских пространств и мирового океана, устанавливает правила и нормы деятельности и использования ресурсов мирового океана. Отдел ООН по вопросам мирового океана и морского права Отдела по правовым вопросам ООН выполняет функции секретариата Конвенции по морскому праву.

Собрание договоров ООН

База данных договоров на хранении у Генерального секретаря и/или зарегистрированных в Секретариате ООН дает максимально полную информацию о более 560 важных многосторонних инструментах, находящихся на хранении у Генерального секретаря. Эти инструменты охватывают целый спектр вопросов, таких как права человека, разоружение, сырьевые товары, беженцы, экология и морское право. База данных фиксирует моменты подписания и ратификации инструментов государствами-членами и присоединения к ним, а также заявления, оговорки или возражения участвующих сторон.

Система внутреннего правосудия в ООН

Система внутреннего правосудия в ООН была учреждена в 2009 году. Организация преследовала цель создания такой системы, при которой стало бы возможно не доводить дела до официального судебного разбирательства, а разрешать спорные вопросы и конфликты на этапе их возникновения непредвзятым образом, на профессиональной основе, без проволочек и при обеспечении полной транспарентности. Поскольку ООН обладает юридическим иммунитетом против исков со стороны национального суда любой страны, Организация учредила систему внутреннего правосудия для урегулирования споров и конфликтов между руководством и персоналом, включая действия, которые могут повлечь за собой дисциплинарные взыскания.

Справочные материалы и подготовка по правовым вопросам

Архивные материалы, представленные в Библиотеке аудиовизуальных материалов по международному праву, являются уникальным ресурсом для педагогов и научных работников, специализирующихся на вопросах международного права.

Правовая техническая помощь государствам-членам

ООН предоставляет государствам-членам техническую помощь по широкому кругу правовых вопросов. Государства-члены имеют возможность получить консультативную и экспертную оценку, запросить аналитическую и статистическую информацию, обратиться с просьбой об организации учебы кадров.

Программа помощи по вопросам международного права

Программа помощи в области преподавания, распространения информации и знаний о международном праве нацелена на обеспечение более глубокого понимания международного права, «как инструмента по укреплению международного мира и безопасности и обеспечения сотрудничества между государствами». Программа является важнейшим элементом деятельности ООН в области международного права.

Современное международное право

Необходимым условием качественных взаимоотношений между государствами является уважение норм международного права и суверенных прав государства. Нормы международного права появляются с возникновением международных отношений. Международные отношения регулируются международным правом и в тоже время оказывают влияние на его нормы. Международное право регулирует разветвленные и развитые международные отношения, имеющие огромное значение для жизни любого общества. Международные отношения определяют содержание международно-правовых норм.

С учетом, вышеизложенного можно сделать общий вывод о понятии международных отношений, их правовой природе.

Международные отношения – это система политических, экономических, правовых, дипломатических, военных, культурных, научных, идеологических и иных связей между государствами.

Международное право – это область права, регулирующая различные политические, экономические и иные отношения между государствами, а также некоторыми другими образованиями, участвующими в международных отношениях. Оно является не только особой системой права существенным образом отличающейся от всех других отраслей внутригосударственного права. Международное право представляет собой систему договорных и обычных норм и принципов, регулирующих международные отношения и выражающих относительно согласованную волю государств.

Для международного права характерна и особая система основных принципов как наиболее важных и общих правил поведения участников международного общения.

Основные принципы международного права выражают важнейшие закономерности современной системы международных отношений и международного права.

Основные принципы оформляются в правовую форму, если «императивная норма общего международного права является нормой, принимается и признается международным сообществом государств в целом…» Устав ООН, в ст.2 определяет основные принципы и меры их обеспечения. Кроме того, содержание основных принципов раскрыто в Декларации о принципах международного права 1970 г. В 1975 г. Хельсинское Совещание развивает содержание основных принципов в Заключительном акте совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Конкретное воплощение основных принципов имеется в договорной практике государств.

Принцип международного сотрудничества характеризуется, во-первых, суверенным равенством государств; во-вторых, невмешательством во внутренние дела; в-третьих, – сотрудничеством государств в различных сферах; в-четвертых, – уважением государственного суверенитета; в-пятых, - добросовестным выполнением взятых на себя обязательств.

Для определения механизма защиты прав человека, важны такие принципы как принцип уважения прав человека и основных свобод, принцип самоопределения народов и наций.

Определяя специфические черты международного публичного права необходимо отдельно остановиться на системе источников, субъектном составе международного публичного права, особенностях института ответственности.

Таким образом, международному праву присущи все основные признаки права такие как:

1. Право - это государственно-волевое явление;
2. система юридических норм, регулирующих общественные отношения;
3. применение государственного принуждения для соблюдения стандарта поведения.

Международное публичное право – это система юридических норм, создаваемая субъектами права путем согласования их воль, признаваемых в качестве юридически обязательных и обеспечиваемых в случае необходимости принуждением.

Функционирование международного права – это постоянное взаимодействие между системой международного права и средой, т.е. компонентами международной системы. Такой подход позволяет способствовать дальнейшему признанию роли международного права, прогнозированию его развития, повышению его действенности как средства укрепления мира и международного сотрудничества. Вместе с тем, функционирование это процесс реализации функций международного права.

Главные функции международного права проявляются в его взаимодействии с основными участниками межгосударственных отношений. При этом субъекты правоотношений используют различные средства.

Для функционирования международного публичного права актуально следующее:

во-первых, международное право, обязывая государства следовать общепризнанным нормам и принципам, ограничивает их внешнюю политику и дипломатию;
во-вторых, вместе с тем, международное право имеет основания для развития внешней политики и дипломатии;
в-третьих, международное право регламентирует деятельность органов, участвующих во внешней политике и дипломатических отношениях.

Современный словарь иностранных слов определяет кодификацию следующим образом: Кодификация - (лат. codification) - систематизация законов государства по отдельным отраслям права, обычно с пересмотром имеющегося и отменой устаревшего законодательства.

Одну из важнейших черт развития международного права составляет прогрессирующее возрастание роли его основных принципов, иначе говоря, основополагающих, юридически обособленных норм поведения субъектов международного права в определенной сфере отношений. В отличие от нормы, которая призвана регулировать конкретное правоотношение, касающееся определенного объекта международного права, принципы распространяют свое действие на целую область правоотношений. По сравнению с правовой нормой, принцип является более долговечным, меньше подвержен влиянию изменяющихся обстоятельств. В то же время, по сравнению с нормами, принципы формируются в течение более длительного времени.

Принципы – основополагающие идеи, пронизывающие ту или иную систему; объемные по действию нормы, которым подчиняются все нормы данной правовой системы.

Основные принципы международного права – категория, не совпадающая по времени ее возникновения с самим международным правом. Такого рода принципы появляются лишь на известном этапе развития этого права. Основные принципы международного права – основные начала, в существе которых наиболее ярко отражаются коренные изменения, происходящие в международно-правовой сфере. Принципы международного права являются его руководящими положениями, соотношение которых с более детальными международно-правовыми нормами можно сравнить с соотношением конституционных принципов с номами, содержащимися в законе.

Термин "источники права" применяется в двух аспектах - материальном и формальном (юридическом.)

Материальным источником международного права являются всемирные экономические отношения, развивающиеся в результате международного разделения труда и порождающие нормы международного права. Источники современного международного права в юридическом смысле - это особые, специфические формы выражения и закрепления его норм и принципов. Юридические источники современного международного права занимают особое место в международном правотворчестве, а именно, завершают процесс формирования и образования норм и принципов международного права.

Развитие международного права

Международное право стало складываться и развиваться вместе с возникновением государств и зарождением системы отношений между ними. Первоначально международные отношения и регулирующие их нормы развивались в тех районах, где возникали центры международной жизни государств. Это в первую очередь долины Тигра и Ефрата, Нила, районы Китая и Индии. Международные нормы, применявшиеся между государствами в этих районах, имели религиозный характер. Законы войны формировались под влиянием произвола сильного: проигравшие войну попадали в полную зависимость от победителя. Договорная практика древних государств способствовала формированию правила pacta sunt servanda – договоры должны соблюдаться. Немалое влияние на содержание международно-правовых норм древнего мира оказала система регулирования международных отношений Римской империи с иностранными государствами. Она получила название “право народов”.

Особенностью регулирования международных отношений феодальных государств явилась преемственность ими многих международно-правовых правил рабовладельческого периода. Однако они под влиянием государственности новой формации обогащались и получали дальнейшее развитие. Особенностью феодального международного права в Западной Европе явилось влияние на него католической церкви. Римские папы в своем влиянии на международное право опирались на каноническое право, состоявшее из постановлений церковных соборов и папских указов. Заметное влияние на международное право в отношениях между арабскими государствами оказал ислам. В рассматриваемый период еще не было общего для всех государств международного права. Применение международно-правовых норм связывалось с существованием нескольких регионов в Западной Европе, Византии, арабских халифатах, на территории Индии и Китая, в Киевской, а позднее – Московской Руси. Военные обычаи в средневековый период продолжали оставаться весьма жесткими. Применялось “право добычи”, которая переходила в собственность захватившей ее стороны. В феодальный период заключалось значительное количество международных договоров. Уже в 9-10 в.в. ряд международных договоров был заключен Киевской Русью с Византией. Договоры заключались преимущественно письменные. В период средневековья стал применяться институт гарантии договоров со стороны третьих государств. Нередко гарантом международных государств был римский папа. Существенное влияние на развитие международного права оказал Вестфальский трактат от 24 октября 1648г., которым завершилась Тридцатилетняя война в Европе. Этим договором устанавливалась система европейских государств, их границы, принцип политического равновесия. Вестфальским договором в международную практику Западной Европы в качестве общепризнанного участника международного общения была введена Московская Русь.

Побудительным мотивом для утверждения новых международно-правовых норм явилось закрепление правовых идей в Декларации прав человека и гражданина 1789 г., в конституциях Франции 1791 и 1793 гг., в Декларации международного права, представленной в 1793 г. аббатом Грегуаром французскому Конвенту. В ней были закреплены принципы невмешательства во внутренние дела другого государства, соблюдения международных договоров. Гуманизация правил ведения войны основывалась на ряде новых положений. По инициативе России в 1868 г. в Петербурге подписывается Декларация о запрещении разрывных пуль. В 1864 г. принимается Женевская конвенция о больных и раненых. Военное насилие не могло применяться к мирному населению. Среди международно-правовых вопросов населения, получивших развитие под влиянием Декларации международного права, следует выделить вопросы о праве убежища и о положении иностранцев. Конституция Франции 1793 г. провозгласила, что Французская Республика предоставляет убежище иностранцам, изгнанным из своего отечества за дело свободы, и отказывает в нем тиранам. Отсюда следовала обязанность невыдачи политических эмигрантов. Существенное влияние на международное право этого периода оказал ряд международных конгрессов и конференций. Так, Венский конгресс 1814-1815 гг. способствовал возникновению статуса постоянного нейтралитета Швейцарии, запрещению работорговли, установлению рангов дипломатических представителей. Заметный вклад в развитие международного права внесли Гаагские конференции мира. Участники первой из них (1899 г.) обсудили вопрос о не увеличении вооружений. Конвенции, принятые на Гаагской конференции 1907 г., явились результатом первой в истории международного права крупной кодификации правил ведения войны и мирного разрешения международных споров. Вместе с тем 19 в. и начало 20 в. характеризовались противоречивостью содержания действовавшего в тот период международного права. По-прежнему признавалось право государства на войну, в которой победитель получал право определять положение побежденного. Продолжались колониальные захваты. Применялась доктрина о “цивилизованных и нецивилизованных народах”.

После окончания первой мировой войны государства-победители – страны Антанты – на основе серии международных договоров с Германией и ее союзниками создали правовой режим, получивший название Версальско-Вашингтонской системы. Важным звеном Версальской системы и ее гарантом была призвана стать новая международная организация – Лига Наций. В своей деятельности она отразила противоречивые тенденции отношений, сложившиеся между побежденными и победителями. Хотя Статут (устав) Лиги Наций и исходил из цели поддержки международных отношений, основанных на справедливости, он не запрещал ведения войны. Содержание Статута Лиги Наций свидетельствовало о существенном шаге вперед в деле ограничения войн. Но ее практика показала, что эта организация не смогла последовательно реализовать положения своего Статута. Так, она не смогла принять эффективных решений в связи с агрессией Италии против Эфиопии в 1935-1936 гг. Крупным шагом в направлении запрещения агрессивных войн явился Парижский договор от отказе от войны в качестве орудия национальной политики, заключенный в 1928 г. Однако ни Статут Лиги Наций, ни Парижский договор не давали понятия агрессии и не предоставляли реальных гарантий безопасности участникам международного общения.

Развязавшая вторую мировую войну Германия и ее союзники грубо нарушили нормы международного права. Поэтому вопросы поддержания международного права явились предметом обсуждения на Московской, Тегеранской и Крымской конференциях руководителей трех союзных держав. Было признано, что должна быть создана послевоенная мировая организация, которая не должна быть похожей на Лигу Наций. Таким образом, 26 июня 1945 г. была создана Организация Объединенных Наций. Ее Устав и деятельность свидетельствуют об огромном вкладе ООН в развитие современного международного права. Принципиально новым положением явилось закрепление в уставе ООН положений, запрещающих агрессию и устанавливающих механизм санкций в отношении государства, допустившего подобные действия. Не менее кардинальные изменения произошли в международном праве под влиянием введения в него нормы о праве народов на самоопределение. В Уставе ООН зафиксировано положение о равенстве прав больших и малых наций.

В современный период международное право испытывает влияние многих факторов. Это демократические принципы законодательства государств (например, признание общепризнанных принципов и норм международного права частью правовой системы государства); расширение круга субъектов международного права; прекращение холодной войны; появление на международной арене большого количества межправительственных организаций как субъектов международного права.

Право международных судов

О роли международных судов и арбитражей в развитии международного права учеными велись и ведутся большие дискуссии. В начале существования международных судов в мировой (которая была тогда в основном западноевропейской) литературе не было сомнений в том, что эта роль первостепенна. В первой в мире книге о международном суде, написанной задолго до его создания, Л. А. Камаровский предлагал наделить суд компетенцией на «составление новых международных законов». Последней классической книгой, отразившей это направление мысли, была работа ученого и члена Международного суда X. Лаутерпахта. Он пишет: «Хотя потребность в таком трибунале, который бы обеспечивал своим постоянством развитие международного права, была одним из главных доводов в пользу создания Постоянной палаты международного правосудия, возможно, что те юристы и государственные деятели, которые в 1920 г. спроектировали ее Статут, не оценили полностью потенциала создаваемого суда в этом направлении».

В наше время в большинстве работ уже нет преувеличения роли судов и почти нет приравнивания их роли к той, которую играют национальные суды в странах commonlaw, но мысль о важности судебных решений для состояния права встречается довольно часто. Это особенно характерно для периода разработки средств разрешения споров по морскому праву.

Советская наука международного права традиционно абстрагировалась от этой проблемы, удовлетворившись тезисом Г. И. Тункина: «Решения Международного суда входят в процесс нормообразования как часть международной практики в том, что касается констатации наличия норм международного права или их толкования». Это положение стало классическим в советской литературе. Оно и теперь в целом справедливо и может быть с успехом применено к оценке роли не только Международного Cуда, но и других судов.

В последнее время оживился интерес к той роли, которую международные суды могут сыграть в формировании международного права. Это объясняется, главным образом, двумя причинами. Во-первых, несмотря на рост числа международных судебных учреждений в последние десятилетия, обсуждения роли судов в развитии международного права почти не было, большинство писавших ограничивались обсуждением проблемы потенциальной фрагментации международного права. Сейчас к фрагментации прибавились опасения по поводу того, что применение «фрагментированного» международного права национальными судами нанесет ущерб национальному праву.

Во-вторых, снова высказываются сомнения в эффективности международных судов: способны ли они занимать именно то место, которое отводится им государствами, и не станут ли они подменять дискреционные полномочия государств своими дискреционными полномочиями?

Суды, как известно, призваны решать споры на основе норм международного права. Но судьи нередко сталкиваются с тем, что ясной нормы не существует, и возникает соблазн сформулировать новую норму. Некоторые авторы, особенно из числа американских, прямо утверждают, что если судья оказывается перед пробелом в международном праве, он должен этот пробел заполнить.

Ученые – международники всех стран воспринимают как аксиому положение Статута Международного Суда, где судебные решения и приравненные к ним «доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций» отнесены к вспомогательным источникам международного права. Следует учесть, что ст. 38 Статута традиционно цитируется как перечисляющая источники международного права, хотя на самом деле это не источники международного права вообще, а лишь источники права для Международного суда, и источники очень ограниченного характера. Создатели Конвенции ООН по морскому праву, попытались, видимо, уточнить эту аксиому, и среди источников права, на которые должны опираться суды и арбитражи, предусмотренные Конвенцией по морскому праву, судебные решения, даже их собственные, не упомянуты (В ст. 293 сказано, что «они применяют настоящую Конвенцию и другие нормы международного права».).

Участие международных судов в развитии международного права ни в коем случае нельзя приравнивать к правотворчеству законодателей. В Статуте Международного суда (ст. 59) сказано, что его решение обязательно только для сторон в споре и только по данному делу. Такое же положение включено в ст. 296 Конвенции по морскому праву в отношении решений предусмотренных ею судов и арбитражей. Значит, уставные документы отнюдь не наделяют международные судебные процедуры правотворческой функцией. Точно так же эти документы не называют решения среди первостепенных источников международного права. Между тем жизнь показывает, что Международный суд, другие международные суды, а также и некоторые решения международных арбитражей постоянно привлекаются в качестве авторитетов для подтверждения наличия той или иной нормы права. Некоторые авторы даже считают, что судебные решения ныне составляют один из «новых» источников права наряду с резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН. Например, Э. Макуинни пишет, что судебные решения «все больше рассматриваются как нормативные и правосоздающие в процессе осовременивания „старого" международного права и выработки «нового», в то время как суд становится сейчас более представительным в политико-идеологическом и системно-правовом смысле». Однако такой авторитетный ученый, как Р. Дженнингс, много лет бывший членом Международного Суда, писал: «Пожалуй, самое важное требование к судебной функции – применение уже существующих, признанных норм или принципов права, даже в тех случаях, когда суд создает право в том смысле, что он его развивает, модифицирует, заполняет пробелы, толкует, или даже придает ему новое направление».

Какова бы ни была роль прецедента в международной системе, обзор практики международных судов показывает тенденцию опираться на предыдущие решения, и следовать им. Еще Постоянная палата международного правосудия отмечала, что у нее «нет причин отклоняться от той конструкции, которая построена на предыдущих решениях, если Палата считает аргументацию, лежащую в основе решений, разумной». В другом своем решении Палата ссылалась на «прецедент, предоставляемый ее консультативным заключением». Международный Суд, по подсчетам Т.Гинзбурга, 26 раз цитировал свои собственные решения. Точно так же и Международный трибунал по морскому праву цитирует не только свои собственные решения, но и решения Международного Суда.

Характерно, что объектами цитирования служат, как правило, не только решения, но и консультативные заключения.

Место международного суда в развитии международного права определяется его статусом международной организации. Любая такая организация — постоянная или adhoс — действует только в рамках, установленных для нее государствами-членами. Она является только исполнителем воли суверенных государств. Поэтому ни один из существующих международных судов не является непосредственным творцом норм общего международного права: в статуте ни одного из них не записано соответствующее полномочие.

И, тем не менее, и ученые, и политики признают за судами определенную роль в развитии международного права.

Чтобы установить, на чем основаны подобные мнения, обратимся к практике, и станем свидетелями того, что участие судов в развитии международного права идет по двум направлениям:

- по пути создания прецедента и затем обычая;
- по пути создания основы для последующей кодификации.

Прецедент в таком виде, как он действует в системах commonlaw, в международном праве не существует. Однако каждый юридический факт становится объектом пристального внимания и примером для одобрения или осуждения. Поэтому труды судов можно расценивать как констатирующие состояние права.

Они отбирают значимые факты, обобщают их и выстраивают таким образом, чтобы стало ясно, формируется ли основа для обычая. Эта форма работы очень хорошо проявлена в решении Постоянной палаты международного правосудия по делу судна «Лотус».

Приведем также некоторые примеры из практики Международного Суда.

Государства обычно обращаются к этому Суду с просьбами двоякого рода:

- установить, какой принцип или норма применимы к конкретной спорной ситуации;
- решить, что один из участников спора своими действиями нарушает международное право.

Типичным примером первого случая является передача в Суд просьбы о содействии в делимитации (См. дела о континентальном шельфе Северного моря, о разграничении континентального шельфа Средиземного моря, о морской границе в заливе Мэн, о границе между Буркина-Фасо и Мали.). Норма, установленная Судом, начинает действовать между государствами—сторонами решенного спора. Например, в деле о разграничении континентального шельфа Северного моря одна из сторон - ФРГ, в отличие от двух других сторон — Дании и Нидерландов - не ратифицировала Конвенцию о континентальном шельфе 1960 г. и потому не была связана ее положениями. Исходя из этого, ФРГ отвергла схему делимитации, основанную на принципе равного отстояния, закрепленном в ст. 6 Конвенции, на которой настаивали Дания и Нидерланды. Эти два государства утверждали, что принцип равного отстояния является нормой обычного международного права и потому обязателен для ФРГ. Позиция правительства ФРГ заключалась в том, что метод разграничения континентального шельфа на основе принципа равного отстояния, в случае отсутствия соглашения, не является обычной нормой международного права. Поэтому Суд поставил перед собой вопрос: являются ли положения, изложенные в ст. 6, обычно-правовой нормой, существующей независимо от Конвенции. После тщательного рассмотрения Суд пришел к выводу о том, что ст. 6 не кодифицирует обычное право. Суд заявил, что использование метода равного отстояния не обязательно для спорящих сторон; что нет никакого другого единого метода разграничения, использование которого обязательно при всех обстоятельствах; что разграничение должно осуществляться путем соглашения в соответствии со справедливыми принципами и с учетом всех относящихся к делу обстоятельств. Итак, Суд установил отсутствие нормы. Для улаживания спорной ситуации в связи с разграничением Северного моря принцип равного отстояния мог применяться лишь с согласия сторон. Поскольку решение Суда обязательно для сторон лишь по одному делу, в последующих спорах любое государство вправе занимать позицию, диаметрально противоположную предыдущей. Хороший пример дают две позиции США о соотношении компетенций Совета Безопасности ООН и Международного суда. В своей жалобе в Международный суд на действия Ирана, захватившего американский дипломатический и консульский персонал в Тегеране как заложников, США утверждали, что рассмотрение ситуации в Совете Безопасности ООН не препятствует разбору спора Международным судом. Отметим, что менее чем через 10 лет, в споре с Никарагуа о военных и полувоенных действиях, США утверждали, что Суд не обладает компетенцией, пока дело находится в Совете Безопасности.

Но это не типичный пример. Гораздо чаще государства бывают последовательны в своем поведении. Впрочем, международная жизнь так разнообразна, что два случая, кажущиеся на первый взгляд совершенно одинаковыми и требующими одной и той же реакции, по существу совершенно различны.

Обнаружение наличия или отсутствия той или иной нормы может оказаться и не прямым откликом на просьбу сторон, а явиться побочным результатом определения применимого права. Как справедливо пишет М. Хадсон, отбор применимого права и затем использование его в конкретном деле - не механический процесс. Дело не сводится к тому, чтобы готовый рецепт применить к той или иной конкретной ситуации. Готовые образцы, принципы и нормы права зачастую не могут быть автоматически применены к тому или иному спору. Актам международного права часто не хватает последовательности, свойственной материалам, к которым могут обращаться внутригосударственные суды. Материалы международного права часто носят фрагментарный характер, иногда они недостаточно определенны. Суд должен отыскать недостающее звено, для того чтобы установить непосредственную связь с конкретной ситуацией. Даже в тех случаях, когда Суд призван применить или истолковать положение договора, он должен выяснить смысл этого положения, и иногда Суд обнаруживает в нем такой смысл, которого никогда не имели в виду составители текста договора.

Норма, сформулированная Судом для сторон в споре, в дальнейшем может быть воспринята и другими участниками международного общения. Ее повторяющееся применение ведет к созданию обычая, и тогда норма может стать частью общего международного права. Этот путь развития права, который носит признаки прецедентного, в наше время отмечается не очень часто, хотя И. П. Блищенко считает, что «довольно реальное влияние могут оказывать судебные решения на развитие международного права, определив как принципы, так и направления развития его норм в конкретной области». Автор подчеркивает значение прецедентов в международном морском праве.

Гораздо более продуктивен другой способ участия международных судебных процедур в развитии международного права, когда их решения используются в процессе кодификации в качестве подготовительных материалов. Собственно, именно в этом качестве решения судов ближе всего подходят к доктрине и к той роли, которая отведена им в ст.38 Статута Международного Суда. Однако в нынешних условиях вернее было бы сравнивать решения международных судебных процедур не с трудами ученых-юристов, а с актами международных организаций и международных неправительственных организаций.

В области международного права так называемая неофициальная кодификация, предпринимаемая такими организациями, как Институт международного права, Академия сравнительного правоведения и особенно Ассоциация международного права (Например, резолюции Ассоциации международного права, разрабатываемые на ее двухгодичных конференциях и представляющие собой результат работы юристов всего мира, направляются в ООН, в Комиссию международного права, в другие межправительственные и неправительственные организации.), вносят немалый вклад в формирование норм и принципов международного права. Решения международных судов более действенно участвуют в кодификационном процессе, чем акты других межгосударственных и общественных организаций, поскольку они лучше юридически отработаны.

Решения Международного Суда сыграли роль подготовительных материалов при разработке важнейших кодифицирующих документов, в том числе универсальных. Международное морское право и Конвенция ООН по морскому праву служат здесь прекрасной иллюстрацией. Член Международного суда Р. Дженнингс приводит англо-норвежское дело о рыболовстве как имевшее величайшее значение в придании нового направления правовому развитию в особенно важной и чувствительной области международного права. Остановимся вкратце на этом деле.

12 июля 1935 г. в Норвегии был издан королевский Декрет, определивший те морские пространства, в которых запрещалось иностранное, в частности британское, рыболовство у норвежских берегов, к северу от полярного круга. Декрет ограничивал эти пространства прямыми линиями, проводимыми через те точки морского берега, которые выдавались в открытое море, и по внешнему краю цепи шхер. Великобритания считала декрет противоречащим международному праву, и ее траулеры продолжали вести рыболовство у берегов Норвегии, задерживались сторожевыми судами. Конфликт тянулся до начала второй мировой войны и возобновился после нее. 28 сентября 1949 г. Англия обратилась в Международный Суд.

Суд вынес свое решение 18 декабря 1951 г. В нем устанавливается, прежде всего, что хотя спор возник по поводу рыбной ловли и в связи с декретом 1935 г., он, по существу, идет о пределах норвежских территориальных вод, в частности, о допустимости с точки зрения международного права разграничения, произведенного декретом.

В решении Международного Суда по данному спору содержалось несколько выводов, которые оказали несомненное влияние на дальнейшее развитие международного морского права, в особенности в области делимитации. Суд стал на ту точку зрения, что разграничение территориальных вод всегда имеет международный аспект и, следовательно, не может зависеть только от воли одного прибрежного государства, выраженной в его внутреннем законодательстве. Правда, прибрежное государство, вследствие суверенитета и в интересах своей безопасности и для защиты своей экономики, обладает компетенцией на определение режима своих прибрежных вод, как в плане их ширины, так и метода их отсчета. Однако валидитарность этого разграничения оценивается и может быть подтверждена только с точки зрения международного права. Без одобрения другими государствами ее юридическое значение ничтожно. Этот вывод сыграл свою роль в закреплении соглашения как основы разграничения морских границ между смежными и противолежащими государствами в Женевских конвенциях 1958 г. и в документах III Конференции ООН по морскому праву.

Выводы Международного Суда были приняты во внимание Комиссией международного права при подготовке проекта статей для Женевской конференции 1958 г. и легли в основу ст. 4 Женевской конвенции о территориальном море и прилежащей зоне. В дальнейшем метод прямых исходных линий, примененный Норвегией, стал одним из краеугольных камней концепции государства-архипелага и архипелажных вод. Правомерность методов делимитации, закрепленных в Женевской конвенции, была подтверждена и на III Конференции ООН по морскому праву. Концепция архипелажных вод дала толчок развитию целой области правового регулирования.

Международным судом были приняты и другие решения, явно повлиявшие на развитие международного морского права, например дела о проливе Корфу, о континентальном шельфе Северного моря и др.

Дело о проливе Корфу было первым, с которого начал свою деятельность Международный суд. Оно состояло в следующем.

15 мая 1946 г. Британское Адмиралтейство направило два военных корабля в пролив Корфу с целью прохода в той его части, которая составляла территориальные воды Албании. Эти корабли были обстреляны береговыми батареями. В последовавшем обмене нотами Албанское правительство утверждало, что проход иностранных судов правомерен только после предварительного уведомления и при условии получения разрешения. Английское правительство настаивало на праве прохода через пролив Корфу без какого-либо предварительного извещения или разрешения. И затем была предпринята попытка силой утвердить право английских военных кораблей плавать в этих водах. 22 октября 1946 г. английская эскадра в составе двух крейсеров и двух контрминоносцев появилась в албанских территориальных водах. Проходя заливом Саранда, оба контрминоносца подорвались на минах и были тяжело повреждены. Последовали человеческие жертвы.

13 ноября 1946 г. английскими военно-морскими силами были предприняты работы по очистке пролива от мин, несмотря на решительный протест Албанского правительства 22 мая 1947 г. Англия обратилась в Международный Суд ООН.

По данному делу было принято три решения, из которых для нашего исследования особый интерес представляет второе, от 9 апреля 1949 г., где Суд, собственно, излагает свое мнение о международно-правовой стороне дела.

Британская сторона утверждала, что пролив Корфу является международным, поскольку он соединяет две части открытого моря. По мнению албанской стороны, пролив Корфу не мог рассматриваться в качестве международного, поскольку не был единственным возможным проходом между Эгейским и Адриатическим морями и использовался, главным образом, для каботажного плавания. Ширина пролива не превышает двойной ширины территориальных вод прибрежных государств. Суд счел возможным, ссылаясь на международный обычай, заявить, что в водах пролива Корфу может существовать специальный режим судоходства, поскольку данный пролив служит для международного судоходства и соединяет две части открытого моря. Суд при этом опирался на тот факт, что пролив Корфу в течение 80 лет использовался как военными судами, так и большим количеством торговых судов и что один из берегов пролива принадлежит Греции. Очень легко просматривается связь этого вывода Международного суда с формулировкой ст. 37 Конвенции ООН по морскому праву, поскольку совпадает почти текстуально.

Что касается самого режима судоходства в проливах, служащих для международной навигации, в споре о проливе Корфу стоял вопрос о правомерности плавания военных кораблей. Британская сторона утверждала, что при проходе через пролив Корфу как торговых, так и военных судов не требуется разрешения прибрежного государства. По мнению Албании, иностранные военные корабли могли войти в ее территориальные воды в проливе Корфу лишь при условии предварительного разрешения. Албанское правительство представило Суду материалы, из которых видно, что оно, учитывая политическую обстановку и, в частности, наличие «состояния войны» с Грецией, заявило в 1946 г., что иностранные суда должны испрашивать разрешение для входа в территориальные воды Албании. Англия же считала, что разрешение не требуется даже и для прохода через территориальные воды, поскольку проход является мирным, т. е. не затрагивает интересов берега. Суд заявил: «Общепризнано и соответствует обычаям международного права, чтобы в мирное время государства могли направлять свои военные корабли через проливы между двумя частями открытого моря, используемые для международного судоходства, не испрашивая заранее разрешения прибрежного государства, при том условии, что проход является мирным. Если иное не предусмотрено международными конвенциями, прибрежное государство не вправе воспретить в мирное время такого рода проход через проливы».

Суд вынес единогласное и утвердительное решение по вопросу о том, нарушила ли Великобритания суверенитет Албании действиями своего военного флота по разминированию пролива Корфу 12 и 13 ноября 1946 г. Правительство Великобритании не оспаривало того, что операция по очистке пролива Корфу от мин, сопровождавшаяся вступлением в албанские воды крупных военно-морских сил, была осуществлена вопреки прямо выраженной воле албанского правительства. Британская сторона ссылалась в оправдание своих действий на якобы полученное разрешение Средиземноморской международной комиссии по разминированию и на необходимость немедленно обнаружить мины, вызвавшие взрывы, прежде чем они могли быть удалены, и тем самым способствовать судебному рассмотрению дела, а также на необходимость «самопомощи». Суд не согласился с этими аргументами. Он признал, что Международная Средиземноморская комиссия дала разрешение на разминирование лишь под условием согласия Албании, и охарактеризовал аргументацию британского правительства как «новую теорию вмешательства, которым вмешивающееся государство могло бы обеспечить себе владение средствами доказательства на территории другого государства для того, чтобы представить их органу международной юстиции и таким образом облегчить свою задачу». «Суд, - сказано в решении, - не может согласиться с такой системой защиты. Мнимое право вмешательства суд не может рассматривать иначе, как применение политики силы, политики, которая в прошлом послужила поводом для самых тяжких злоупотреблений и которая была бы неуместна в международном праве, каковы бы ни были недостатки международной организации».

Заметную роль в развитии морского права в области делимитации сыграло решение Международного суда о разграничении континентального шельфа Северного моря, в котором всесторонне исследованы соответствующие положения Женевской конвенции о континентальном шельфе. Общепринято мнение о том, что в Женевских конвенциях были кодифицированы основные принципы и нормы морского права, сформировавшиеся в ходе предыдущей практики государств.

В отношении правил разграничения континентального шельфа на Женевской конференции была сделана попытка создать аналоговую систему делимитации, которая бы позволила благодаря наличию достаточно четких правил разграничения территориального моря упростить и облегчить задачу разграничения. Однако в дальнейшем проблема разграничения оказалась значительно сложнее, чем это представлялось в 1958 г.

Уже в конце 1960-х годов был поставлен вопрос о валидитарности ст. 6 Конвенции ООН о континентальном шельфе. Он был подробно рассмотрен Международным судом в делах о континентальном шельфе Северного моря. Суть дела изложена выше, отметим лишь, что в конечном итоге участники Конференции не только восприняли идею Международного суда о соглашении как основе разграничения, но и развили ее. Если решение Суда 1969 г. представляет собой шаг от Женевских конвенций в сторону предоставления разграничивающим государствам большей свободы усмотрения, то содержание статей 74 и 83 Конвенции является таким же шагом от этого решения в сторону той же свободы в рамках международного права.

Следующее «морское» дело, стоявшее перед Международным судом, внесло вклад в формирование совершенно нового института морского права - исключительной экономической зоны. Это были решения по англо-исландскому и ФРГ-исландскому спорам о рыболовстве". Суд провел два отдельных разбирательства, так как юридические позиции и просьбы Англии и ФРГ были различными, но основные юридические выводы в обоих решениях одинаковы.

Просьба, содержавшаяся в обращении ФРГ, была довольно ограниченной: заявить, что меры, принимаемые Исландией по защите своих рыбных ресурсов в районах открытого моря, прилежащих к ее побережью, не должны противопоставляться рыболовным правам Федеративной Республики. Просьба Англии была более широкой: заявить, что установление Исландией 50-мильной рыболовной зоны не обосновано с точки зрения международного права и ничтожно.

Интересен сам процесс принятия решения по данным делам как проявление в работе Международного суда того движения, которое происходило в международных отношениях.

Суд воздержался от общего вывода о правомерности установления 50-мильной рыболовной зоны.

Он решил:

- меры, принятые Исландией, не могут быть противопоставлены правам Англии и ФРГ без учета их традиционных рыболовных прав в спорном районе, и потому Исландия не должна в одностороннем порядке не допускать английские и западногерманские суда к рыболовству в нем;
- на спорящих сторонах лежит взаимная обязанность вступить в добросовестные переговоры с целью достичь соглашения о справедливом распределении рыбных ресурсов.

При этом должны быть учтены:

а) преференциальная доля Исландии, поскольку прибрежное рыболовство доставляет ее населению средства к жизни и к экономическому развитию;
б) обоснованные рыболовные права Англии, ФРГ и других государств, которые обыкновенно эксплуатировали рыболовные ресурсы зоны, так что часть их населения также зависит в своем существовании и экономическом развитии от этих ресурсов.

Такое решение Суда объясняется тремя факторами: Суд учитывал ход обсуждения вопроса о рыболовных зонах на Женевских конференциях 1958 и 1960 гг. и тенденции решения этого вопроса в рамках уже начавшейся тогда III Конференции ООН по морскому праву; на решение Суда повлияли и большие разногласия среди самих судей.

Во-первых, Суд считал установленным, что на Конференциях 1958 и 1960 гг. существовало общее согласие относительно права прибрежного государства на установление 12-мильной исключительной рыболовной зоны и на преимущественное использование ресурсов прилежащих вод в тех случаях, когда имеет место особая зависимость населения такого государства от рыболовства.

Во-вторых, некоторые судьи особенно подчеркивали, что из дискуссий в рамках III Конференции выявляется общее признание права прибрежного государства на расширение зон национальной юрисдикции.

В-третьих, некоторые судьи придерживались твердого мнения о том, что расширение зон национальной юрисдикции и установление рыболовных зон уже закреплено в нормах международного права, так как международное сообщество признало такие зоны, установленные латиноамериканскими государствами.

Характерно, что тенденции развития международного морского права, зафиксированные в решении по делам о рыболовстве 1974 г., подтвердились как в результатах деятельности III Конференции ООН по морскому праву, так и в практике самих споривших государств: после 1977 г. Исландия и страны Общего рынка пошли по пути взаимного предоставления прав рыболовства в своих 200-мильных зонах.

Решение Международного суда по тунисско-ливийскому делу является показательным в плане изменений, происходящих в сфере разрешения международных споров. Ставя во главу угла достижение решения, которое удовлетворило бы стороны, Суд правильно воспринял развитие права, достигнутое к тому времени на III Конференции, где все яснее вырисовывалось соглашение как главный принцип делимитации и где к тому времени уже сложилась новая концепция континентального шельфа, в достаточной мере условная с точки зрения геологии, но более наполненная юридическим содержанием, чем та, которая изложена в Женевской конвенции о континентальном шельфе 1958 г.

В 1982 г. Международному суду было передано еще одно дело с участием Ливии — спор о разграничении континентального шельфа Средиземного моря, где вторым партнером была Мальта.

Решение по существу дела было принято 3 июня 1985 г. К этому времени уже была принята Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., в соответствующих статьях которой, относящихся к делимитации континентального шельфа, был развит принцип справедливости, заложенный в проектах.

Отметив, что обе спорящие стороны поставили свои подписи под Конвенцией, Суд счел возможным применять ее положения. В решении по этому делу повторяется мнение, высказанное ранее: делимитация континентального шельфа должна осуществляться путем соглашения в соответствии со справедливыми принципами, но, уточнено здесь таким образом, чтобы достичь справедливого решения.

Данное дело касалось делимитации в принципе того же района континентального шельфа, что и между Тунисом и Ливией, и Суд отмечает, что физико-географические характеристики сами по себе не могут составить достаточную основу для разграничения, и предлагает сочетание срединной линии с учетом соответствующих обстоятельств и факторов.

Рассмотрение дела о разграничении в заливе Мэн привлекает внимание тем, что, во-первых, оно впервые в истории Международного суда велось специальной камерой, во-вторых, это был первый случай делимитации единой границы, обозначающей пределы как континентального шельфа, так и водной толщи над ним, т. е. рыболовной зоны и исключительной экономической зоны; в-третьих, стороны просили Суд не указать принципы и методы, с помощью которых они могли бы провести делимитацию, а указать конкретную линию разграничения. Решение камеры вышло в 1984 г.

Как и в делах о континентальном шельфе Средиземного моря, камера как часть Суда руководствовалась положениями Конвенции о континентальном шельфе 1958 г., сторонами которой являлись и Канада и США, а также применяла Конвенцию ООН по морскому праву.

Последние три дела отличаются от других. Если в предыдущих делах можно было выделить сформулированные Судом нормы, позднее ставшие частью конвенционного права, три последних случая были актом применения Судом права, находящегося в стадии кодификации. Применив это право, Суд способствовал его консолидации.

Некоторые другие решения Международного суда содействовали развитию права в других областях.

В консультативном заключении о возмещении ущерба, понесенного на службе ООН, была впервые признана правосубъектность международных организаций в некоторых случаях. Консультативное заключение относительно Конвенции о геноциде является примером подхода к толкованию оговорок к соглашениям. В деле Ноттебома основательно проанализирована проблема гражданства.

О. Шахтер отмечает, что все большим вниманием пользуются отдельные мнения судей. Их изучают, цитируют. В них привлекает выбор аргументов, выдвигаемых для определения позиции в защиту или против выводов, сделанных в решении суда. Таким образом, путем создания прецедентов или участия в кодификации решения международных судебных учреждений составляют часть общего процесса развития международного права. Влияние этих решений на содержание складывающихся норм тем сильнее, считает М. Л. Энтин, «чем больше они отвечают потребностям развития международных отношений, чем шире международная поддержка, на которую они опираются».

Этот вывод заслуживает одобрения с одной поправкой. Поскольку международные суды - это все-таки судебные органы, т. е. не политические, а чисто юридические международные организации, не совсем правомерно подходить к ним с чисто политологической меркой. Точнее было бы, на наш взгляд, сказать, что эти учреждения тогда могут оказывать реальное влияние на развитие международного права, когда они способны уловить направление его развития на фоне общих тенденций развития международных отношений.

Новое явление в определении роли судебных учреждений – это фактическое делегирование им правотворческой функции. Показательным примером здесь служит Трибунал по бывшей Югославии, в Статуте которого (ст.15) прямо указано, что судьи Международного трибунала примут правила процедуры и дачи показаний для досудебной фазы расследований, следствия и апелляций, снятия показаний, защиты свидетелей и жертв и по другим подобным вопросам. Таким образом, Трибунал уполномочен формировать нормы международного процессуального уголовного права, причем Совет Безопасности не дал существенных указаний. Например, в деле Брджанин и Талич Трибуналу пришлось решать вопрос о наличии у журналистов привилегии не раскрывать источники информации, которая обычно предусмотрена в национальном праве, но не имеет прямого закрепления в международной судебной процедуре. Вероятно, такое делегирование полномочий Трибуналу было необходимостью в условиях, когда национальное уголовное право приспосабливается к международному разбирательству.

Другой пример относится к Компенсационной комиссии ООН, которая была уполномочена Советом Безопасности сформулировать правила для проведения компенсационных выплат лицам, потерпевшим ущерб в результате вторжения Ирака в Кувейт и оккупации последнего. Комиссия, конечно, не является судом как таковым, но она применила механизм делегированного правотворчества в целях наиболее точного выполнения резолюций Совета Безопасности.

Отдельный метод участия судов в правотворчестве – это вынесение консультативных заключений. Этот метод характерен тем, что мнение, достигнутое судом, первоначально не обязывает никого, поскольку во всех судах, где предусмотрено право вынесения таких заключений, принято, что они имеют лишь рекомендательный характер, и, тем не менее, со временем становятся источником права, как это произошло с консультативным заключением Международного Суда по запросу Генеральной Ассамблеи о возмещении ущерба, понесенного на службе ООН. Менее удачной была судьба консультативного заключения Суда по запросу Всемирной организации здравоохранения о правомерности применения ядерного оружия. Данное заключение не было связано ни с каким конкретным спором, оно скорее было предпринято в рамках выработки стратегии поведения государств в деле первостепенной важности для международной безопасности. В этом случае Международный Суд не смог сформулировать определенную норму. Он заявил, что Устав не содержит ни прямого запрета, ни позволения использовать какое-нибудь специфическое оружие, включая ядерное оружие. Оружие, которое уже является незаконным perse в силу договора или обычая, не становится законным только потому, что используется в правомерным целях в соответствии с Уставом.

темы

документ Авторское право
документ Административное право
документ Гражданское право
документ Наследственное право
документ Обязательственное право
документ Публичное право



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты