Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Национальное право

Национальное право

Национальное право

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Национальное право
2. Национальная система права
3. Нормы национального права
4. Право национальной безопасности
5. Принципы национального права
6. Источники национального права
7. Отрасли национального права
8. Национальная защита прав человека
9. Субъекты национального права
10. Взаимодействие международного и национального права
11. Национальные права личности
12. Национальное внутригосударственное право
13. Формирования национального права
14. Территория в национальном праве
15. Структура национального права

Национальное право

Национальное право является основным и первостепенным источником МЧП как отрасли именно национального права. Основную роль в создании норм МЧП играют национальные законы. На первом месте стоят те национальные законы, которые специально предназначены для регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом (специальные законы о международном частном праве, инвестиционное законодательство, законодательство о налогообложении иностранных лиц, законодательство о компенсационных соглашениях).

Однако при этом не следует забывать, что основным законом любого государства (и, соответственно, главным источником всего национального нрава) является конституция этого государства. Говоря об источниках российского международного частного права, прежде всего, следует упомянуть Конституцию РФ. Необходимо подчеркнуть, что Конституция устанавливает только самые общие начала регулирования международных гражданских отношений (гл. 2). Конкретные вопросы правовой регламентации содержатся в специальных федеральных законах, законодательстве РФ, регулирующем отношения в сфере МЧП, следует выделить: Гражданский кодекс, Гражданский процессуальный кодекс, Арбитражно-процессуальный кодекс, Трудовой кодекс, Семейный кодекс, Налоговый кодекс, Таможенный кодекс, Воздушный кодекс, Кодекс торгового мореплавания, Основы законодательства о нотариате, Закон о МКАС. Подзаконные акты, ведомственные инструкции, ненормативные акты министерств и ведомств РФ также являются источниками российского МЧП.

Разумеется, все перечисленное законодательство, так же как подзаконные акты и ведомственные инструкции, в целом не могут считаться источниками российского МЧП. Речь идет о содержащихся в них отдельных нормах, главах и разделах, специально посвященных регулированию частноправовых отношений с иностранным элементом.

В российском праве отсутствует отдельный закон о международном частном праве, хотя проект такого закона на доктринальном уровне был подготовлен уже в 80-х годах XX в. К сожалению, полной кодификации российского международного частного права произвести не удалось, специальный закон о МЧП не рассматривался даже на уровне законопроекта.

В российском праве произведена межотраслевая кодификация — в ГК, СК, КТМ, ГПК и АПК включены специальные главы и разделы, регулирующие частноправовые отношения с иностранным элементом. Главный источник — это разд. VI ч. 3 ГК РФ, поскольку положения гражданского законодательства могут применяться по аналогии ко всем частноправовым отношениям, не урегулированным специальным законодательством. Особое значение имеет гл. 66 разд. VI части 3 ГК РФ, которая содержит общие положения применения иностранного права на территории РФ и устанавливает общие принципы регулирования всех частноправовых отношений с иностранным элементом.

Несмотря на то, что межотраслевая кодификация российского международного частного права была предпринята совсем недавно, все законодательные акты в этой области уже продемонстрировали большое количество пробелов и других серьезных недостатков.


Основные пороки российского законодательства о МЧП — неопределенность формулировок и правоположений, наличие «отсылочных» и «бланкетных» коллизионных норм, постоянная необходимость применения аналогии права и закона, практическая невозможность непосредственного применения норм ГК (без толкования и разъяснения пленумами верховных судов), полное отсутствие регулирования трудовых отношений с иностранным элементом в ТРК РФ, огромное количество неурегулированных вопросов в СК РФ.

В принципе на современной стадии развития международных гражданских отношений в РФ следовало бы принять отдельный, специальный закон, который регулировал бы весь спектр отношений в области МЧП. Полномасштабная кодификация международного частного права вообще имеет серьезные преимущества по сравнению с межотраслевой — меньшее количество пробелов, отсутствие «взаимных отсылок» и необходимости применять различные нормативные акты, меньше основания для применения аналогии права и закона.

В праве многих зарубежных государств уже давно произведена полномасштабная кодификация МЧП — приняты специальные законы о международном частном праве и процессе (Турция, Балканские страны, Италия, Грузия, Тунис, Таиланд, Румыния). При этом, как правило, в одном законодательном акте имеет место отдельное регулирование вопросов внутригосударственного международного частного права и международного гражданского процесса.

Эталонными (с точки зрения юридической техники) национальными законами о МЧП являются специальные кодификации МЧП в Польше, Чехии, Венгрии, Австрии и Швейцарии. Кодификация МЧП может производиться не только посредством принятия специального закона, но и иными способами, — например, в ФРГ был принят Вводный закон к ГГУ, содержащий полномасштабную кодификацию международного частного права Германии. По этому же пути пошел и японский законодатель — к ЯГК был принят Вводный закон, содержащий нормы японского МЧП. Точно такие же Вводные законы приняты к Гражданским кодексам Испании и Бразилии.

Довольно своеобразно развивается международное частное право во Франции. Первоисточником французского МЧП является ФГК 1804 г. Этот нормативный акт содержит всего несколько коллизионных правил одностороннего и императивного характера (предусматривающих применение исключительно французского права к отношениям с иностранным элементом). В порядке интерпретации этих норм и на их основе практика французских судов первой и второй инстанций сформулировала обширный конгломерат коллизионных норм по различным видам гражданских правоотношений.

Таким образом, развитие французского МЧП осуществляется посредством судебной практики (учитывая при этом, что Франция не является страной прецедентного права). В большинстве же государств мира нормы их национального международного частного права, как и в России, сформулированы в отдельных главах и разделах гражданских кодексов (Португалия, Скандинавские страны, Греция, страны Бенилюкса, большинство государств Азии, Африки и Латинской Америки).

Ни в Великобритании, ни в США не существует специальных законов, кодифицирующих МЧП этих государств. В англо-американском праве решающее значение имеет система судебных прецедентов, хотя по отдельным вопросам издаются специальные законы, в которых содержатся нормы МЧП (Закон об иммунитете иностранного государства США 1976 г., Единообразный торговый кодекс США, Закон Великобритании о государственном иммунитете, Закон Великобритании об арбитраже).

В США на федеральном уровне выработан Свод законов о конфликтах законов 1972 г., который представляет собой частную (произведенную не законодателем, а правоведами) общефедеральную кодификацию МЧП, имеющую рекомендательный характер. Однако в отдельных штатах есть специальные законы о МЧП.

Национальная правовая система (англ. national legal system) - в теории права правовая система отдельного государства как конкретно-историческая совокупность права, юридической практики и преобладающей правовой идеологии. Национальная правовая система отражает социально-экономические, политические, культурные особенности соответствующего общества и государства. Национальная правовая система выступают в качестве единичного феномена, являющегося структурным элементом таких правовых массивов, как группы правовых систем и правовые семьи. В современном мире существует около 200 национальных правовых систем. Иногда как синоним национальной правовой системы используется понятие «национальное право», которое в собственном смысле имеет все же более узкое содержание.

Национальная система права

Система права – это внутреннее строение национального права.

Национальная система права, имеет огромное значение в любом государстве, состоит из совокупных отраслей и регулирует отношения внутри государства, опираясь на культурные, исторические особенности народа.

В каждой стране, национальное право, отличается своим своеобразием. Важное и начальное значение, при рассмотрении данного своеобразия, имеет право общества, как единого социального организма. Национальные или (внутригосударственные) системы права, нередко отличаются особым строением, спецификой со стороны своего содержания.

Национальная система большинства государств состоит из:

- гражданского права;
- семейного права;
- трудового права;
- административного права;
- уголовно-процессуального права;
- конституционного права;
- земельного права.

Развитие и эффективное существование системы права возможно только при внутренней согласованности его составных компонентов. Несогласованность и противоречивость, непременно ведет к неправильному регулированию системы права и снижает его эффективную деятельность в масштабах страны. Так же, в национальном праве необходимо чтобы все нормы права не перечили конституции. Эти меры необходимы для хорошего регулирования и функционирования национальной системы права. Весьма важную роль правового благосостояния страны играет взаимодействие между национальной системой права и международной.

Это, в свою очередь, сопровождается рядом глобальных факторов:

- обмен в науке и технике;
- культурное сотрудничество;
- поддержание мира и спокойствия в стране;
- уважение прав и свобод человека;
- сохранение окружающей среды.

Перечисленные факторы играют огромную роль в разных аспектах функционирования государства. И поэтому согласованность международной системы права и национально системы входит в обязанность государства. Данное согласование должно проходить не только на нормотворческой стадии, но и на стадии реализации права. Все национальные правовые акты должны быть строго согласованы с международно-правовыми предписаниями.

В каждой стране необходимо установление четкого механизма согласования таких правовых систем как, национальная и международная. Это обеспечит полное соблюдение прав и свобод человека, что в свою очередь необходимо для нормальной деятельности общества.

Нормы национального права

Нормы международного права раньше регулировали в основном только те отношения, которые лежали вне компетенции того или иного национального права. Однако в последнее время процессы общемировой глобализации приводят, во-первых, ко все большей унификации национальных систем права (например, путем разработки и принятия модельных нормативных актов, путем реформы системы законодательства), во-вторых, к резко возросшей роли международного права, которое весьма активно вторгается в во внутригосударственные правоотношения.

Внутригосударственное и международное право — это две различные системы права, которые действуют в пределах своих областей без специальной соподчиненности. Реально складывающиеся правоотношения требуют взаимодействия этих систем.

Можно выделить три типа такого взаимодействия:

1) дуалистическое: национальное и международное право как две изолированные и взаимонезависимые системы правового порядка;
2) монистическое представление о том, что международное и национальное право — это составные части единой системы права, при этом приоритет отдается верховенству национального права;
3) приоритет отдается именно международному праву. Глобализационные процессы делают самой актуальной именно последнюю модель взаимодействия, при этом особая роль уделяется проблематике сохранения мира, сотрудничества государств, борьбы с терроризмом и наркоторговлей, защиты и соблюдения прав и свобод человека. Заинтересованные субъекты политической и геоэкономической активности используют международное право как инструмент в достижении своих целей, связанных, в том числе с разделом сфер влияния в общемировом масштабе.

В Российской Федерации проблематика соотношения международного и национального права решена на конституционном уровне: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора» (п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации).

Право национальной безопасности

Граждане, общественные и иные организации и объединения также являются субъектами безопасности, обладают правами и обязанностями по участию в обеспечении безопасности в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством республик в составе Российской Федерации, нормативными актами органов государственной власти и управления краев, областей, автономной области и автономных округов, принятыми в пределах их компетенции в данной сфере. Следует отметить, что создание органов обеспечения безопасности, не установленных законом Российской Федерации, не допускается.

Государство, кроме того, обеспечивает правовую и социальную защиту гражданам, общественным и иным организациям и объединениям, оказывающим содействие в обеспечении безопасности в соответствии с законом.

Безопасность достигается проведением единой государственной политики в области обеспечения безопасности, системой мер экономического, политического, организационного и иного характера, адекватных угрозам жизненно важным интересам личности, общества и государства.

Для создания и поддержания необходимого уровня защищенности объектов безопасности в Российской Федерации разрабатывается система правовых норм, регулирующих отношения в сфере безопасности, определяются основные направления деятельности органов государственной власти и управления в данной области, формируются или преобразуются органы обеспечения безопасности и механизм контроля и надзора за их деятельностью.

Таким образом, можно сказать, что систему безопасности образуют органы законодательной, исполнительной и судебной власти, государственные, общественные и иные организации и объединения, граждане, принимающие участие в обеспечении безопасности в соответствии с законом, а также законодательство, регламентирующее отношения в сфере безопасности.

Основными функциями системы безопасности являются:

- выявление и прогнозирование внутренних и внешних угроз жизненно важным интересам объектов безопасности, осуществление комплекса оперативных и долговременных мер по их предупреждению и нейтрализации;
- создание и поддержание в готовности сил и средств обеспечения безопасности;
- управление силами и средствами обеспечения безопасности в повседневных условиях и при чрезвычайных ситуациях;
- осуществление системы мер по восстановлению нормального функционирования объектов безопасности в регионах, пострадавших в результате возникновения чрезвычайной ситуации;
- участие в мероприятиях по обеспечению безопасности за пределами Российской Федерации в соответствии с международными договорами и соглашениями, заключенными или признанными Российской Федерацией.

Принципы национального права

В последнее время в научной периодике активно дискутировался вопрос о месте международно-правовых норм, а также общепризнанных принципов международного права в национальной правовой системе. Как представляется, применительно к частному праву возможно и необходимо четко установить и законодательно закрепить рассматриваемый принцип, поскольку все те возражения, которые высказывались по поводу взаимоотношений международно-правового договора и национального законодательства, относятся сугубо к публично-правовой сфере. Что касается международного частного права, то здесь, во-первых, отсутствуют политические, экономические, финансовые и прочие "противопоказания" к непосредственному применению международно-правового договора, а во-вторых, исполнение международно-правового договора в сфере частного права возможно исключительно путем установления его приоритета перед внутренним законодательством.

Как представляется, кроме общих принципов международного частного права, перечисленных выше, каждому специальному разделу (институту) международного частного права присущи свои специальные принципы. Специальные принципы представляют собой основные начала, основополагающие идеи, лежащие в основе правового регулирования соответствующей группы отношении. Таким образом, в основе регулирования личного статуса субъектов, права собственности, договорных отношений, внедоговорных обязательств, наследственного, авторского, трудового, брачно-семейного, а также процессуального права лежат специальные принципы международного частного права, пронизывающие единой нитью всю соответствующую систему регулирования.

Принципы национальных отраслей и подотраслей могут отражать политические, морально-этические, экономические категории, конституционные основы регулирования соответствующих отношений (например, в брачно-семейном праве говорят о принципах добровольности брака, взаимного уважения супругов, равноправия мужа и жены и т. д.). Для международного частного права данные принципы основополагающего значения не имеют. Это связано не с тем, что в отношениях с иностранным элементом добровольность, равноправие, взаимное уважение и т.п. вовсе не имеют правового значения. Дело в том, что международное частное право регулирует, прежде всего, вопросы выбора правовой системы — национальная или иностранная, и если иностранная, то какая именно. Разрешение вопроса о применимом праве осуществляется на иных принципах, нежели последующее материально-правовое регулирование. Иных не в смысле противоположных или отличных, а в смысле находящихся в ином логическом ряду.

С нашей точки зрения, к числу специальных принципов международного частного права следует отнести основополагающие коллизионные начала, признанные доктриной международного частного права, закрепленные в виде общего правила в законодательстве и применяемые на практике, в том числе и при отсутствии прямого указания в законе. Кстати, в литературе основные коллизионные привязки очень часто спонтанно называются коллизионными принципами. В числе множества коллизионных норм, регулирующих тот или иной институт международного частного права, ярко выделяются основные коллизионные правила (принципы), а остальные предусмотренные законом привязки являются не чем иным, как исключением из общего правила.

В число основных коллизионных принципов возможно отнести следующие:

1. Принцип места нахождения вещи — в отношениях собственности. Данный принцип подразумевает, что вещные отношения регулируются законом страны, где находится соответствующее имущество.
2. Принцип местонахождения основного исполнителя по сделке — в договорных отношениях. Этот принцип означает, что в случае отсутствия иного указания в законе или договоре к договорным отношениям применяется право страны, где находится (проживает, расположена) сторона, являющаяся основным исполнителем по сделке: даритель в договоре дарения, подрядчик в договоре подряда и т. д.
3. Принцип флага — в отношениях по международной перевозке. К отношениям международной перевозки, как правило, применяется закон страны, где зарегистрирован международный перевозчик (под чьим флагом ходит судно и т. п.).
4. Принцип места причинения вреда — в деликтных отношениях. Ответственность по обязательствам из причинения вреда устанавливается по праву страны, где было совершено гражданско-правовое нарушение (деликт).
5. Принцип места осуществления основной трудовой деятельности. Трудовые отношения с иностранным элементом в принципе регулируются правом страны, на территории которой осуществляется основная трудовая деятельность.
6. Принцип неприменения иностранного права к авторским отношениям: защита авторских прав осуществляется только по законодательству страны, где эта защита испрашивается.
7. Принцип неприменения иностранного процессуального законодательства: судебная процедура по гражданским делам с иностранным элементом ведется исключительно по праву страны суда.

Разумеется, изложенный перечень не является исчерпывающим. При необходимости можно вывести и иные специальные принципы, причем не только коллизионные. Исчерпывающий перечень принципов, по всей вероятности, составить нельзя по определению: поскольку принципы есть основополагающие идеи отрасли права, то закрытого ряда "идей" вообще быть не может. В данной работе ставилась цель определить общую методологию формулировки принципов международного частного права. Думается, что изложенные выше положения в значительной мере разрешают указанную задачу.

Источники национального права

Национальное право является основным и первостепенным источником МЧП как отрасли именно национального права. Основную роль в создании норм МЧП играют национальные законы. На первом месте стоят те национальные законы, которые специально предназначены для регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом (специальные законы о МЧП, инвестиционное законодательство, законодательство о налогообложении иностранных лиц, о компенсационных соглашениях). Однако при этом не следует забывать, что основным законом любого государства (и, соответственно, главным источником всего национального права) является конституция этого государства. Говоря об источниках российского МЧП, прежде всего, следует упомянуть Конституцию. Необходимо подчеркнуть, что Конституция устанавливает только самые общие начала регулирования международных гражданских отношений (гл. 2). Конкретные вопросы правовой регламентации содержатся в специальных федеральных законах.

В законодательстве РФ, регулирующем отношения в сфере МЧП, следует выделить: ГК, ГПК, АПК, ТК, СК, НК, ВК, КТМ, Таможенный кодекс, Основы законодательства о нотариате, утвержденные Верховным Советом РФ № 3517-1, Закон РФ № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже». Подзаконные акты, ведомственные инструкции, ненормативные акты министерств и ведомств РФ также являются источниками российского МЧП. Разумеется, все перечисленное законодательство, так же как подзаконные акты и ведомственные инструкции, в целом не может считаться источниками российского МЧП. Речь идет о содержащихся в них отдельных нормах, главах и разделах, специально посвященных регулированию ЧПО с иностранным элементом.

В российском праве отсутствует отдельный закон о МЧП, хотя проект такого закона на доктринальном уровне был подготовлен уже в 80-х гг. XX в. К сожалению, полной кодификации российского МЧП произвести не удалось, специальный закон о МЧП не рассматривался даже на уровне законопроекта. В российском праве произведена межотраслевая кодификация: в ГК, СК, КТМ, ГПК и АПК включены специальные главы и разделы, регулирующие ЧПО с иностранным элементом. Основные источники российского МЧП – разд. VI ГК, разд. VII СК, гл. XXVI КТМ, разд. V ГПК, гл. 31–33 АПК. Главный источник – это разд. VI части третьей ГК, поскольку положения гражданского законодательства могут применяться по аналогии ко всем ЧПО, не урегулированным специальным законодательством (ст. 4 СК). Особое значение имеет гл. 66 разд. VI части третьей ГК, которая содержит общие положения применения иностранного права на территории РФ и устанавливает общие принципы регулирования всех ЧПО с иностранным элементом.

Несмотря на то, что межотраслевая кодификация российского МЧП была предпринята совсем недавно, во всех законодательных актах в этой области уже выявлено большое количество пробелов и других серьезных недостатков. В принципе на современной стадии развития международных гражданских отношений в РФ следовало бы принять отдельный специальный закон, который регулировал бы весь спектр отношений в области МЧП. Полномасштабная кодификация МЧП имеет преимущества по сравнению с межотраслевой: меньшее количество пробелов, отсутствие «взаимных отсылок» и необходимости применять различные нормативные акты, меньше оснований для применения аналогии права и закона.

Вопрос о соотношении международного и внутригосударственного (национального) права является одним из центральных в теории современного международного права. Важное значение вопрос о соотношении этих двух систем правового регулирования продолжает приобретать в наши дни в контексте быстрого развития разнообразных форм международного сотрудничества в экономической, политической, социальной сферах, в целом процесса интернационализации жизни народов, имеющего не только количественные, но и качественные юридические различия.

Внутригосударственное, т.е. национальное, право и международное право представляют собой две различные, самостоятельные системы права. Между тем эти системы права имеют в своей характеристике, как общие черты, так и особенности. Внутреннее право государства регулирует отношения внутри страны, на ее территории.

Международное право есть совокупность принципов и норм, регулирующих отношения между государствами и другими субъектами.

Международное публичное право отличается от внутригосударственного права также по условиям возникновения норм, источникам права, субъектам, объектам регулирования, способам гарантии норм.

Современное мировое сообщество находится на пути формирования нового миропорядка, от оптимальной организации которого зависит его существование. Поэтому обществу необходим более высокий уровень управления социальными процессами, как на национальном, так и на глобальном уровне.

В повышении уровня организации общественной системы, степени ее управляемости, в решении проблем и противоречий, которые могут угрожать существованию всей цивилизации, сильно возрастает роль права. Возрастание роли права в жизни общества, государства и всего мирового сообщества должно способствовать стабильному развитию всех государств.

В современных условиях перед правом встает еще одна важная задача - проблема управления глобализацией, гармонизации ее процессов. Право выступает в этом случае в качестве инструмента глобализации и одновременно средства управления процессами, происходящими во всемирном масштабе. Указанные особенности современного мира необходимо ведут к глубоким изменениям, как во внутригосударственном, так и международном праве, включая и сам характер взаимодействия этих систем.

Одной из отличительных черт закономерности развития права в настоящее время является углубление взаимодействия международного и внутригосударственного права, что, в свою очередь, предполагает более фундаментальную закономерность - углубление взаимодействия национального общества с мировым сообществом. Данное взаимодействие международного и внутреннего права обусловливает интернационализацию национального правового пространства и представляет собой одну из основных тенденций развития современных национальных правовых систем. В качественно новых экономических, политических и социальных условиях правовые системы различных государств должны быть совместимы и способны взаимодействовать друг с другом. Это может быть достигнуто в гармоничном сочетании приоритета международного права над внутренним и интенсивным изменением внутреннего права под влиянием международного права.

Российская Конституция в ст. 15, ч. 4, закрепила, что если общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры устанавливают иные правила, чем предусмотрены законом в РФ, то принимаются правила международного договора.

В контексте этой статьи, по мнению большинства юристов, примат международного права, а точнее - примат его в межгосударственных отношениях, не может трактоваться в качестве главенствующей роли международной правовой системы. Речь может идти о том, что в процессе согласования международного права с внутригосударственным нормы внутригосударственного права должны обеспечить реализацию первого.

В подобном случае необходимо привести национально-правовые нормы в соответствие с международными обязательствами данного государства. При этом речь в большинстве случаев не идет о прямом действии норм международного права в правовой системе страны. Норма международного права приобретает юридическую силу только после издания национально-правового акта. Только государство, будучи суверенным, через свои властные органы придает юридическую силу международной норме. Данный процесс осуществляется в соответствии с положениями конституции или иными законодательными актами государства.

Главной функцией международного права, которая определяет его современное важное предназначение, является решение проблемы безопасности человечества и устранение угрозы ядерной или обычных войн. В целом на практике эта функция реализуется в незыблемости принципа соблюдения международных обязательств и в преимущественном значении норм международного права в качестве гарантии мира, стабильности, развития многопланового взаимовыгодного сотрудничества. Следование этому принципу не должно означать, по мнению большинства исследователей данной проблемы, автоматического слияния в единое целое международного и национального права.

Точка зрения, существующая в современной российской юридической литературе, согласно которой международное право обладает приоритетом по отношению к внутреннему праву, основана на буквальном толковании термина "примат" в интерпретации ст. 15 Конституции Российской Федерации.

Позиция российских юристов, изучающих обозначенную проблему в контексте существующих юридических течений "дуализма" и "монизма", заключается в том, что научный спор относительно соотношения международного и национального права в настоящее время не является практически актуальным или даже вообще является юридической схоластикой.

С другой стороны, на наш взгляд, необходимо заметить, что данная проблема не имеет простого однозначного решения в контексте взаимодействия правовых национальных систем и международного права в современных условиях. Так, например, принятые во многих государствах конституционные формулировки являются основанием для не вполне однозначных подходов к данной проблеме. Так, согласно ст. 25 Основного Закона Федеративной Республики Германия 1949 г. "общие нормы международного права являются составной частью права Федерации"; согласно п. 1 ст. 28 Конституции Греции 1975 г. общепризнанные нормы международного права, а также международные договоры после их ратификации и вступления в силу "являются частью внутреннего греческого права"; согласно ч. 4 ст. 5 Конституции Республики Болгарии 1991 г. ратифицированные, опубликованные и вступившие в силу международные договоры "являются частью внутреннего права страны" (ч. 1 ст. 96), а в Конституции Украины согласно ч. 4 ст. 9 действующие международные договоры, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины, объявлены "частью национального законодательства".

Более рельефно обозначается данная проблема при юридической оценке соотношения национального и международного права в некоторых нормах Конституции Республики Кипр. Так, Конституция 1960 г. содержит норму (ст. 181), согласно которой "Договор, гарантирующий независимость, территориальную целостность и Конституцию Республики, заключенный между Республикой, Королевством Греция, Турецкой Республикой и Соединенным Королевством Великобритания и Северной Ирландией, и Договор о военном союзе, заключенный между Республикой, Королевством Греция и Турецкой Республикой, будут иметь конституционную силу", и далее ст. 182. "Статьи или фрагменты статьи настоящей Конституции, воспроизведенные в приложении III, которое было заимствовано из Цюрихского соглашения, датированного 1 февраля 1959 г., составляют основные статьи настоящей Конституции и ни в коем случае не могут включать поправки, быть дополненными или отмененными".

Конституции как основные источники государственного права устанавливают также основы других отраслей права, и в этом контексте можно говорить о двух соотношениях: международного права и конституций и международного права и других отраслей внутреннего государственного права. Видные специалисты по данному вопросу отмечают, что в большинстве случаев то и другое соотношения определяются одними и теми же статьями конституций, поэтому эти вопросы находятся в тесной взаимозависимости. Однако если принять во внимание, что в европейских конституциях органам конституционного контроля довольно часто предоставляется право проверять соответствие международных договоров основному закону, то говорить о примате международного права и в этом случае не приходится. Международный договор по общему правилу должен соответствовать основному закону страны, или же должна быть проведена корреляция конституционных норм в соответствии с международно-правовыми положениями.

Отрасли национального права

Не подлежит сомнению, что правильное определение объекта науки конституционного права значительно приближает нас к научному определению ее предмета, но не может его заменить. Поэтому нам представляются неудачными нередкие попытки уйти в учебной литературе от прямого, четкого и специального рассмотрения вопроса о предмете науки конституционного права, ограничиваясь лишь выяснением объекта (предмета) регулирования конституционного права как отрасли права. Обращает на себя внимание, что в этом обновленном и в целом удачном учебнике была снята специальная глава «Наука конституционного права», содержавшаяся в предшествующем издании и оставлена только глава «Конституционное право как отрасль национального нрава». Не находит читатель четкого определения предмета науки конституционного права и во многих других учебниках и учебных пособиях, хотя практически везде справедливо подчеркивается необходимость разграничения понятий «конституционное право как отрасль права» и «конституционное право как отрасль правовой науки».

Конституционное право как отрасль национального права направлено на регулирование фактических (экономических, политических, социальных и духовных) общественных отношений, а наука конституционного права — непосредственно на исследование конституционного права как отрасли права, т.е. системы конституционно-правовых норм и отношений. И лишь постольку, поскольку наука конституционного права не может не изучать при этом действие этих правовых норм и отношений в реальной общественной жизни, она опосредованно, сквозь призму этих норм и отношений изучает и фактические (в смысле неправовые) общественные отношения, ими регулируемые.

Но даже тогда, когда особо выделяется проблема предмета науки конституционного права, она опять-таки нередко сводится, по существу, к вопросу о предмете (объекте) регулирования конституционного права как отрасли права. Так, К.В. Арановский, говоря о науке государственного права зарубежных стран, пишет, что «это отрасль знания, предметом которой является юридическое регулирование организации и деятельности государства, его отношений с лицами, общественными и религиозными движениями, территориальными образованиями и другими субъектами в связи с осуществлением политической власти. Иными словами, в предмет этой науки входит отрасль государственного права, государственно-правовые отношения».

Во-первых, здесь допущено характерное для многих изданий неправомерное смешение объекта и предмета науки, ибо «отрасль государственного права, государственно-правовые отношения» — это объект, а не предмет науки конституционного (государственного) права. Во-вторых, правовая наука, в том числе и наука конституционного права сама по себе, непосредственно не осуществляет «юридическое регулирование организации и деятельности государства», ибо, как по-казано выше, это — задача конституционного (государственного) права как отрасли права, а не соответствующей науки. В-третьих, включать в предмет рассматриваемой науки отрасль государственного права означает не видеть того, что при всей взаимосвязи этих явлений они носят разнопорядковый характер, поскольку одно относится к праву, а другое — к знанию, учению о нем, которое объективируется непосредственно не в правовых нормах и отношениях, а в научных трудах, учебниках, статьях, докладах и т.д.

В другом случае предметом науки конституционного (государственного) права зарубежных стран признается «государственное право конкретных стран или, иными словами, национальные государственно-правовые системы, изучаемые как в аналитическом, так и в синтетическом плане». Спору нет, прежде чем браться за определение предмета науки, необходимо выяснить, каков ее объект, в данном случае «национальные государственно-правовые системы». Но можно ли ограничиваться только этим и сводить, например, вопрос об определении предмета науки конституционного права лишь к разъяснению того, что такое конституционное (государственное) право как отрасль национального права, как это делается в данном и во многих других учебных изданиях. Здесь опять-таки мы имеем дело с ошибочным отождествлением объекта и предмета науки. А в итоге получаем хотя и верное в принципе, в конечном счете, но мало что дающее для углубленного понимания сути этой науки определение: наука конституционного права — это наука о конституционном праве как отрасли права кон-кретных стран. К этому следует добавить, что вряд ли правомерно отождествлять саму науку и ее предмет.

Не может удовлетворить в этом отношении и такой подход, когда под видом определения предмета науки конституционного права дается простое (более или менее подробное) перечисление разделов, макротем или макропроблем этой науки. Это типично для такого рода суждений: конституционное право — это наука об основах конституционного строя, основных правах и свободах человека и гражданина, о формах государства, его избирательной системе, организации и деятельности органов государственной власти и местного самоуправления. По сути дела, здесь речь идет о более или менее обобщенном перечислении главных элементов системы конституционного права различных стран и соответствующих основных разделов науки и учебного курса. Но перечисление структурных элементов, раскрывающее содержание объекта науки, никогда не заменяло и не могло заменить определения предмета науки, призванного схватить и отразить ее сущность.

Да, наука конституционного права, несомненно, изучает указанные конституционно-правовые институты, как и многие другие конституционно-правовые нормы и отношения. Но ее главный смысл и задача состоят в том, чтобы за огромным многообразием соответствующих явлений и процессов выявить глубинные свойства, связи, взаимодействия, отношения, тенденции и закономерности их организации, функционирования и развития, не лежащие на поверхности общественной жизни. Поэтому предмет науки конституционного права — это исследование свойств конституционно-правовых норм, институтов и отношений, тенденций и закономерностей их организации, функционирования и развития, а также путей, форм и механизмов их реализации в жизнедеятельности личности, общества и государства.

Национальная защита прав человека

Защита представляет собой деятельность органов государственной власти, местного самоуправления, их должностных лиц, направленную на восстановление нарушенных или оспариваемых прав, охраняемых законом интересов граждан.

В юридической литературе выделяют два основных механизма защиты прав человека: национальные (внутригосударственные) и международные.

Под национальными механизмами защиты прав человека понимаются гарантированные Конституцией и текущим законодательством институты, методы, и процедуры, которые действуют в единой системе защиты прав человека и обеспечивают их реализацию.

Под институтами защиты прав человека понимается система государственных органов власти, правомочных осуществлять защиту прав человека от неправомерных действий, т.е. механизм защиты прав человека реализуется через государственные органы и учреждения.

Под методами и процедурами защиты прав человека понимаются определенные способы воздействия субъекта защиты на объект защиты в целях предупреждения, предотвращения, пресечения посягательств на данный объект, а равно – устранение последствий уже реализованного посягательства.

Субъекты национального права

Поскольку международное право и внутригосударственное право — самостоятельные системы права, между ними имеются и различия.

Наиболее существенными из них являются следующие:

1) к предмету регулирования. Как известно, национальное право призвано, главным образом, регулировать отношения внутри страны, взаимоотношения субъектов внутригосударственной сферы отношений. Эти отношения, как правило, ограничиваются пределами государственной территории и рамками внутренней компетенции. Международное право, напротив, регламентирует, прежде всего, взаимоотношения субъектов международного права (государств, наций и пародов, борющихся за свою независимость, международных организаций, государство-подобных формирований). Таким образом, основной предмет регулирования международного права лежит за пределами внутренней компетенции государств.

Вместе с тем имеется обширная область отношений, находящихся под двойным регулированием (нрава человека, отношения в сфере экономики, борьба с преступностью и т.д.). Эта область постоянно расширяется; в неё вовлекаются все новые отношения (отношения в сфере гражданского и уголовного процесса, экология, государственное управление и т.д.). Указанные отношения поставлены под международно-правовое регулирование субъектами международного права. Представляется, что принципиальных границ (объективных и субъективных) между двумя системами права нет;

2) по способу создания правовых норм. Нормы национального права создаются чаще всего в результате односторонней государственно-властной деятельности; основное направление правового регулирования — "вертикальное", "сверху вниз". Адресаты норм внутригосударственного права в большинстве случаев в их создании не участвуют. Правда, в последнее время можно отметить тенденцию усиления договорного регулирования внутригосударственных отношений. Речь идет о международных договорах, которые играют в национальном праве все большую роль. Нормы международного права создаются большей частью "горизонтально" — на основе свободного волеизъявления участников международного общения. Субъекты международного права договариваются тем или иным способом о содержании международных правил поведения. Имеющиеся варианты "вертикального" регулирования — акты органов международных организаций (например, регламенты, директивы, решения институтов ЕС) — в конечном итоге являются отражением ранее данного государствами-участниками согласия на обязательность документов, принимаемых органами соответствующей организации;

3) по источникам права (формам воплощения международных норм). Нормы международного права и нормы национального права зафиксированы в различных юридических формах. Внутригосударственные нормы сформулированы в виде нормативных актов, нормативных договоров, обычаев, судебных прецедентов. Международно-правовые нормы выражены по иному — в форме международных договоров, международных обычаев, документов международных организаций и некоторых актов международных конференций и совещаний.

Важно помнить, что одна и та же норма не может одновременно существовать в форме двух источников права (международного или внутригосударственного); можно говорить лишь об идентичности правил поведения, закрепленных в нормах различных систем права. Поэтому норма МП никогда не может быть нормой национального права и наоборот.

В последнее время в российском праве стали активно использоваться источники, сходные по форме с международно-правовыми. Существуют договоры с иностранными государствами, территориальными единицами и субъектами зарубежных федераций, которые, однако, не являются международно-правовыми;

4) по субъектам права. Как известно, субъектами внутригосударственного права являются лица, на которых распространяется действие норм национального права: государство, государственные органы и должностные лица, субъекты федерации, муниципальные образования, юридические и физические лица и т.д. Специфика международного права как особой системы права выражается также и в том, что субъекты международного права являются не только адресатами международно-правовых норм, но и их создателями. Субъектами международного права являются только государства, нации и народности, борющиеся за свою независимость, международные организации, государство-подобные формирования.

Во многих случаях международно-правовые нормы регулируют деятельность физических и юридических лиц. Однако "международная правосубъектность" указанных лиц производив от воли основных субъектов МП. Они не могут создавать нормы МП и рассматриваться в качестве субъектов МП. Можно отметить попытки примирить указанные точки зрения и считать индивидов и ТНК субъектами отдельных отраслей МП (скажем, отрасли "нрава человека" и международное экономическое право). К примеру, В. В. Гаврилов полагает необходимым разграничивать субъектов МП, наделенных нормотворческой функцией, и субъектов, не обладающих ею. К числу последних он относит, помимо физических лиц, международные хозяйственные объединения, юридические лица отдельных государств, включая ТНК, которым международно-правовыми нормами предоставлены права или на которые возложены обязанности. На наш взгляд, данная позиция не имеет под собой оснований. Лицо либо является субъектом МП, либо нет. Трудно себе представить субъекта одной отрасли права, который при этом не будет и субъектом всей этой системы права.

Как писал И. И. Лукашук, "признание индивида субъектом международного права потребовало бы изменения самой природы этого права"1. Тем более что физические лица наделяются субъективными правами не только нормами международного гуманитарного права, но и права внешних сношений, права сотрудничества в борьбе с преступностью, международного экологического права и т.д. Не кажется нам продуктивным и подход, при котором субъектами МП считаются физические и юридические лица "лишь частично". Лицо или является субъектом права, или нет; нельзя быть субъектом "частично". Если же слово "частично" используется как синоним "иногда", то мы получаем предыдущую ситуацию;

5) по способу обеспечения исполнения норм. В международных отношениях отсутствует образование, стоящее над всеми субъектами МП, "надгосударство". Обеспечение исполнения международно-правовых норм производится самими субъектами МП (индивидуально, коллективно, с помощью межгосударственных образований). В национальной системе за нормами права, так или иначе, стоит государство.

Взаимодействие международного и национального права

Под международным правом понимается совокупность юридических норм, регулирующих отношения между государствами.

Международное право существенно отличается от внутригосударственного права.

Объединяет нормы международного и национального права то, что и те и другие являются социальными нормами, т.е. регулируют общественные отношения. И те и другие представляют собой продукт волевой деятельности людей. Некоторые авторы, признавая правовой характер норм международного права, считают международное право примитивным (например, Г. Кельзен). По их мнению, международное право находится на таком уровне развития, на каком национальное право находилось в период своего зарождения. Они полагают, что в своем развитии международное право пройдет путь, который прошло национальное право, и со временем достигнет "совершенства" последнего.

Воздействуют принципы и нормы международного права на развитие внутреннего права следующим образом. Во-первых, возникает новая "правовая связанность государств", когда они добровольно берут на себя международные обязательства и даже передают осуществление части своих суверенных прав (ст.79 Конституции РФ) межгосударственным объединениям. Взамен государства приобретают новые возможности коллективного и согласованного решения публичных дел, использования для этого международных институтов, охраны своих интересов.

Во-вторых, бесспорно политико-правовое влияние, своего рода общая нормативная ориентация, когда международная норма как бы обозначает предметы национально-правового регулирования ввиду их общей значимости.

В-третьих, наблюдается очевидное влияние идей, принципов и структур международного права на процессы развития и реформирования отраслей внутреннего права.

В-четвертых, происходит процесс "перехода", "перелива" международных норм в национальные нормы – путем "деконцентрации" и конкретизации, полного или частичного воспроизведения (диспозиции) в тексте национального закона, ссылки и отсылки.

В-пятых, международные нормы используются как средства толкования и как юридический аргумент в правоприменительной деятельности.

В-шестых, нельзя не сказать о признании международных решений (документов) важными для деятельности законодательных, исполнительных и судебных органов.

В-седьмых, среди международных структур все больший удельный вес приобретают межгосударственные объединения. А это – более высокая степень государственно-правовой интеграции.

Для нее характерны:

а) общие историко-социальные судьбы государств;
б) географическая близость;
в) отражение в структуре системы национально-государственных институтов и их жесткое взаимодействие;
г) строгая "связанность" национальных правовых актов императивными актами межгосударственных объединений;
д) наличие специальных процедур разрешения споров между государствами-членами.

Весьма отчетливо обнаруживается тенденция нарастающего влияния международного права на систему и отрасли внутреннего права. Причем это влияние в тех или иных отраслях права выражается неодинаково, с помощью различных международно-правовых средств.

Реализация принципов и норм международного права и "вхождение" их в национальную правовую систему представляют собой сложный процесс. Верно отмечено: одни нормы реализуются только в международных отношениях, а другие – во внутренней сфере государств с помощью соответствующих процедур.

Реально происходит выбор из всего массива норм и предпочтений, поскольку каждая страна несет бремя многих международных обязательств. По соображениям политическим и экономическим нередко отдается предпочтение нормам, которые связывают ее с разными государствами и межгосударственными объединениями.

Приходится сопоставлять международные нормы с национальными. Несовпадение понятий и терминов обостряет проблему их содержательности и точности перевода.

Имплементация международных норм связана с такой процедурой, как ратификация (одобрение, присоединение), имеющей смысл и международно-правовой, и конституционной процедур.

Международные нормы, требующие принятия, изменения или отмены национальных норм, оказывают весьма сильное влияние.

В межгосударственных объединениях проводится более систематическая и разветвленная работа ввиду "плотности" взаимодействия таких институтов и взаимосвязанности их правовых актов.

Коллизии норм международного и внутреннего права порождают механизм их преодоления.

Влияет и специализация международного права.

Нередко аспектом рассматриваемой проблемы является соотношение международного экономического права (МЭП) и внутригосударственного права, понимаемого как международное частное право (МЧП). И тогда допустимы три решения. Во-первых, нормы МЧП входят в состав МЭП в широком смысле (у них единые источники - международные договоры). Во-вторых, МЧП – часть гражданского (внутригосударственного) права, поскольку предметом регулирования являются отношения гражданско-правового характера. В-третьих, нормы МЧП состоят из частей национальных систем и части МЭП, и тогда образуется своеобразный комплекс. И все же МЧП чаще рассматривают как отрасль внутригосударственного права. МЭП отличается от МЧП по способу создания норм (согласование воль государств), по методу регулирования (межгосударственные отношения), по способам реализации норм. МЭП расширяет свою сферу за счет внутренних норм, допуская в отдельных случаях применение национального права за пределами территории государств. Первоначально наблюдается очевидное отставание структуризации международного права от систем внутреннего права. Предметы национальных отраслей не требовали внешних регуляторов. Постепенно возникает некое параллельное развитие с интенсивным использованием механизмов взаимовлияния и согласованности. Данная тенденция сегодня усилилась, происходит дальнейшее увеличение числа сфер и способов взаимодействия норм и принципов внутреннего и международного права. Меняются их системы и более плотно соприкасаются отрасли, растет удельный вес совместно регулируемых отношений.

Исторически сложились два основных концептуальных подхода к соотношению внутреннего и международного права. Сторонники дуалистической концепции отстаивают точку зрения, согласно которой наличествуют две самостоятельные, параллельно существующие правовые системы. Исходя из этого, известный итальянский профессор международного права Д. Анцилотти не допускает какой бы то ни было надгосударственной власти вопреки нормообразованию государств на основе их соглашений. Иное означало бы конец международного права и замену его внутригосударственным правом другого государства.

Другой подход отражает теорию примата внутреннего права над международным правом или международного – над внутренним. Признание приоритета внутреннего права преобладало в доктрине и практике Советского государства, отражая защиту им своего суверенитета в условиях противостояния двух общественных систем. И лишь, пожалуй, с конца 80-х годов стал все более отчетливо проявляться феномен прочной "связанности" государства его международными обязательствами. Эти связи и их взаимовлияние все чаще рассматривались в научных публикациях, в которых признавалась либо самостоятельность норм международного права, либо реализация их с помощью создаваемых, отменяемых или изменяемых национальных норм.

Устойчивое признание параллельности развития внутреннего и международного права всегда сочеталось с оценками их взаимного влияния, которое, в свою очередь, то усиливалось, то ослабевало, соответственно отражаясь на правовом фоне взаимодействия.

Комиссия международного права ООН после многолетних дискуссий одобрила в июне-августе 2000 года проекты статей, принятые Редакционным комитетом в предварительном порядке. Часть первая - "Международно-правовое деяние государства" - включает признание деяния, ответственность государства за его противоправные деяния, часть вторая посвящена содержанию международной ответственности государства, в том числе имплементации, ответственности государств, часть четвертая содержит общие положения.

Интересные явления наблюдаются в процессе выбора предмета регулирования. Здесь возникает, с одной стороны, эффект "юридической рокировки". Ввиду обострения всеобщего публичного интереса предметы регулирования внутреннего права подчас приобретают значение предметов международно-правовой регуляции. Национальные предметы трансформируются в международные в виде принципов, нормативных понятий и стандартов и возвращаются в сферы внутреннего права в иной юридической оболочке.

Происходящая в современном мире глобализация отражает усиление взаимозависимости государств в сферах экономики, экологии, образования и др. Это наглядно было выражено в документах Международной конференции об охране окружающей природной среды в Рио-де-Жанейро и Конференции стран об устойчивом развитии в Йоханнесбурге. Но процессы, связанные с глобализацией, не должны полностью "стирать" национально-государственные различия, делать единственной доминантой "капитализацию" и ослаблять социальные аспекты развития.

Происходящая в современном мире глобализация призвана сохранять тенденцию суверенитета государств, сочетаемую с усилением их взаимозависимости и более тесной "увязкой" национального и международного права. Однако все чаще появляются утверждения об устарелости суверенитета, о его несовместимости с существованием международного сообщества и тенденцией общей и правовой интеграции.

Передача некоторых полномочий государств наднациональным структурам не означает отрицания или сужения суверенных прав. Приоритет их власти сохраняется, причем переданные полномочия компенсируются приобретением так называемых общесистемных всеобщих полномочий. Радиус совокупного или совместного действия государств расширяется.

Одни страны в большей степени втянуты в орбиту международных организаций и межгосударственных объединений (например, Германия и Франция), другие – в меньшей степени. Так, Япония и некоторые другие государства Азии и Дальнего Востока лишь обсуждают вопросы создания зоны свободной торговли и финансового совета. В то же время государства по-разному выполняют свои членские обязательства - полно или частично, быстро или медленно.

Внутреннее право – отражение публичных интересов и дел.

Бесспорным является первичное юридико-образующее значение внутреннего права, поскольку именно суверенитет государства предопределяет правообразование внутри и вовне в разных сферах жизни общества. Выражение государственной воли на создание структур, организаций и их норм заложено в конституционном строе и конституции. Система внутреннего права все более отчетливо предопределяет специализацию международного права и формирование его отраслей, пока не родных, а скорее двоюродных "сестер" соответствующих норм и отраслей внутреннего права. Нередко институты и виды правовых актов государства копируются в структуре межгосударственных объединений. Устойчивые правовые потребности двух и более государств порождают всеобщий публичный интерес, а потому происходит как бы международное укрупнение предметов национального регулирования. Английский ученый, член Палаты лордов Д. Ллойд утверждает, что подчинение нормам международного права не влечет за собой растворения государственного суверенитета в более высоком государственном образовании, это скорее признание суверенными государствами системы правовых принципов, обязательных для этих государств. Ограничения, по его мнению, налагаются только на действия в международной, но не во внутренней сфере. Исследователи отмечают двоякое влияние внутреннего права на международное: путем предопределения сущности и содержания последнего через нормы о внутренней и внешней политике и путем воздействия на создание и осуществление норм международного права (порядок заключения международных договоров и т.п.). Наряду с отмеченными материальными и процессуальными аспектами косвенного влияния на международное право оказывается воздействие и в прямой форме. Имеются в виду национальные нормы, преобразованные в международные, - обычные нормы, нормы об иностранцах, посольствах и т.д., принципы внешней политики, наконец, нормы, которые могут служить образцом при обеспечении прав человека.

Национальные права личности

Одной из важнейших задач этнополитики является защита прав человека. Национальные права относятся к числу неотъемлемых прав личности. Однако они не индивидуальны, как политические, гражданские и др. Это связано с тем, что каждый отдельный человек может реализовать свои национальные права не иначе, как через коллектив, т. е. через определенную этническую общность.

К таким правам, которые зафиксированы в документах международного сообщества и реализуются демократическими государствами, принадлежат:

• право на этническую идентичность, сохранение и развитие своей этнической самобытности, этнокультурной среды. Государство обеспечивает для этносов возможность свободного развития национальной культуры, пользования родным языком, вероисповедание традиционной религии, удовлетворение национальных обычаев, обрядов и др.;
• право нации, народа на самоопределение, которое, в зависимости от конкретных условий, осуществляется в различных формах: образование независимых государств; территориальная автономия в границах государства (преимущественно для этносов, проживающих на своей этнической территории); национально-культурная автономия (преимущественно для национальных групп, этническая родина которых находится за пределами страны проживания). У представителей инонационального населения сохраняется право на реиммиграцию, то есть на выезд на свою этническую родину или в другие страны;
• право на защиту от дискриминации по национальному признаку. Никто не может быть ограничен ни в каких правах из-за своей национальной принадлежности. Как отдельная личность, так и весь народ в случае дискриминационных действий государства имеет право на полную реабилитацию и компенсацию последствий этих антигуманных действий.

Проблема связей нации и государства давний предмет изучения и дискуссий.

Нация (лат. - племя, народ) – историческая социоэтническая, политическая и духовная общность людей с определенной психологией, самосознанием, общей территорией, экономической жизнью, культурой и языком.

Важнейшими факторами консолидации людей в нации, их сближения и общения были товарное производство и торговля. Только с формированием мирового рынка товарно-денежные отношения приобрели всеобщий характер и стали основой разрушения феодального уклада жизни и становления этнополитических общностей как общемирового явления. Этот процесс охватывает период XVI - XX веков.

В Европе раньше, чем на других континентах, зародились национальные движения и сложилась система национальных государств.

В середине XIX в. состояние этнодвижений и образование национальных государств можно условно разделить на такие группы:

• постинтеграционные, составлявшие одно целое (англичане, русские, австрийцы, французы, шведы, датчане, голландцы), и зависимые от них страны;
• прединтеграционные, близкие к объединению или освобождению от зависимости (немцы, итальянцы, испанцы, португальцы);
• интегрированные в иностранные политические структуры при сохранении определенной целостности (ирландцы, норвежцы, бельгийцы и те, что входили в Австро-Венгерскую, Российскую и Османскую империи);
• разинтегрированные - разделенные между государствами (поляки, литовцы, украинцы и др.).

Появление и развитие национального государства невозможно без наличия у большинства его граждан подсознательной идеи, которая объединяла бы население страны в нацию. Национальная идея отражает весь комплекс проблем самоутверждения нации, ее прав и свобод, а народ ощущает свое внутреннее единство, связь поколений и традиций, видит перспективу своей деятельности. Национальное государство является формой политической организации, где сочетаются политико-гражданская и этническая принадлежность людей. Национальное государство образовано соответствующей нацией, компактно проживающей на определенной территории, в результате осуществления ею основного права на политическое самоопределение, которое обеспечивает необходимые условия для сохранения и развития достояния этой нации и обогащения и развития всех наций, этнических групп, проживающих в данном государстве. Национальный вопрос - это форма открытого выдвижения в повестку дня проблем этнополитического бытия.

Существует 2 подхода к решению национального вопроса:

- Марксистский подход предполагает решение всех национальных проблем на основе социализма. Была попытка доказать, что в Советском Союзе якобы национальный вопрос разрешен полностью и окончательно.
- Демократическая теория утверждает, что с установлением политической демократии в многонациональном государстве национальный вопрос исчезает сам собой. Но практика показывает, что даже в демократических государствах национальный вопрос не решен (Великобритания – ирландцы, Бельгия – валлоны и фламандцы, Испания - баски).

Право наций на самоопределение

Национальный вопрос непосредственно связан с требованием права наций, народов, этногрупп на самоопределение в разных формах.

В современных условиях проблемы национального самоопределения актуальны в трех аспектах:

• самоопределение действительно может привести к государственному отделению и созданию национального государства, что в условиях многонационального государства означает распад, как это происходит с империями;
• национальное самоопределение может означать на практике добровольное, на основе демократического волеизъявления народа вхождение его в унитарное или союзное государство или создание федеративных государств на действительно равноправной основе.
• интеграция издавна независимых национальных государств в крупные образования типа Европейского Сообщества, в которых согласуется национальный суверенитет с прогрессивными процессами интеграции.

Право национального самоопределения – это право каждого этноса самому определять формы национально-государственного существования, устанавливать связи с соседями в интересах собственного процветания. Быть за национальное самоопределение – значит быть против насильственного удерживания любого этноса в границах многонационального государства, против попыток силой определить судьбу другой нации. Процветание многонационального государства, например, Российской Федерации, невозможно без подлинной реализации права каждого народа на самоопределение. В этнополитике право на самоопределение признается всеми. История показывает, что чем более демократичным будет многонациональное государство, чем больше реальных прав и полномочий получают этносы, тем активнее будет их стремление к единению и интеграции. Этнический конфликт – это крайняя форма обострения и столкновения интересов наций, этнических групп. Его причина – нерешение или несправедливое решение национального вопроса в различных сферах общественной жизни, от чего зависит сохранение идентичности этнической общности.

В межэтническом конфликте можно выделить определенные стадии его вызревания и развития:

Стадия первая - латентная, когда наблюдаются взаимное отчуждение, разногласия в кругу соплеменников, оскорбительные выпады против представителей другой нации.

Вторая стадия – активная, когда последовательно насаждается в средствах массовой информации негативное отношение к другим этносам.

Третья стадия – политико-действенная: собрания, митинги, которые нагнетают напряжение в обществе.

Стадия насилия и вооруженной борьбы вплоть до этноцида, массовой депортации и межэтнической войны.

Национальное внутригосударственное право

В практике международных отношений и внутреннем праве государств встречаются различные способы решения вопроса о формах взаимодействия МП и национального законодательства. Можно выделить две монистические и одну дуалистическую концепции соотношения международного и внутригосударственного права. Слово "концепция" в данном случае обозначает позицию того или иного государства по отношению к МП.

Монистические концепции исходят из примата какой-либо одной системы права (МП или внутригосударственного права). Дуалистическая концепция рассматривает МП и право внутригосударственное как самостоятельные, равнопорядковые правовые системы, которые, тем не менее, активно взаимодействуют в процессе нормотворчества и правоприменения.

Концепция взаимодействия международного и внутригосударственного права закреплена, прежде всего, в конституции государства.

В соответствии со ст. 9.1 Конституции Австрии общепризнанные нормы международного права действуют в качестве составной части федерального права.

Согласно ст. 25 Основного закона ФРГ "общепризнанные нормы международного права являются частью федерального права. Они имеют преимущество перед законами и порождают права и обязанности непосредственно для лиц, проживающих на территории Федерации".

На основании ст. 28 Конституции Греции общепризнанные нормы международного права, а также международные соглашения с момента их ратификации законом и вступления их в силу являются неотъемлемой частью внутреннего греческого права и имеют приоритет перед любым противоречащим им положением закона.

"Международные договоры, заключенные в соответствии с установленными требованиями, становятся после их публикации в Испании составной частью их законодательства" (ст. 96 Конституции Испании).

В соответствии со ст. 55 Конституции Франции договоры или соглашения, должным образом ратифицированные или одобренные, с момента их опубликования имеют силу, превышающую силу внутренних законов, при условии применения такого договора другой Стороной.

В ст. 10 Конституции Италии предусмотрено, что "правопорядок Италии согласуется с общепризнанными нормами международного права". "Нормы и принципы общего международного права являются составной частью португальского права" (ст. 8 Конституции Португалии).

Принцип добросовестного исполнения норм МП закреплены в ст. 6 Конституции Республики Армения, ст. 9 Конституции Кыргызской Республики, ст. 9 Конституции Украины, ст. 10 Конституции Таджикистана и др.

Конституция РФ (ч. 4 ст. 15) устанавливает, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Аналогичные нормы закреплены во многих внутригосударственных актах. Казалось бы, в Российской Федерации имеет место монистическая концепция с приматом МП над внутригосударственным. Однако это не так.

Во-первых, составной частью правовой системы России объявлены лишь: общепризнанные принципы МП; общепризнанные нормы МП; международные договоры РФ. Вместе с тем в правовую систему России не включены нормы МП, не являющиеся общепризнанными, а также закрепленные в иной (недоговорной) форме, например, в актах органов международных организаций.

Во-вторых, приоритет перед российским законодательством имеют только нормы договоров. Нормы, закрепленные в форме других источников МП (например, в виде обычаев, актов органов международных организаций), соотносятся с российским правом по особым правилам. Получается "частичный" примат МП (что противоречит "ортодоксальной" монистической концепции).

В-третьих, международные договоры РФ не должны противоречить Конституции РФ. Не вступившие в силу международные договоры могут стать предметом проверки Конституционного Суда РФ.

В-четвертых, общепризнанные принципы, нормы МП и договоры РФ отнюдь не становятся в силу ст. 15 Конституции "частью российского законодательства", как любят писать в учебниках по отраслевым дисциплинам. Конституция РФ не закрепляет идентичности понятий "российская правовая система" и "российское право". Кроме того, если признать тождественность указанных категорий, то правило Конституции означает, что международные нормы должны рассматриваться как часть российского права. Однако МП — это самостоятельная система права, не совпадающая с правом какого-либо государства. Самостоятельными системами права являются также системы права всех государств. МП и право РФ отличаются друг от друга по кругу субъектов, по источникам, по способу образования правовых норм и другим характеристикам. Формы права одной системы права не могут быть одновременно и формами права другой системы (Г. В. Игнатенко). Очевидно, что понятия "правовая система РФ" и "право РФ" нельзя отождествлять.

В-пятых, Конституция устанавливает приоритет международных договоров лишь в процессе правоприменения. Договоры не отменяют законы в случае коллизии их норм (что было логичным в случае объявления договоров частью законодательства), а лишь изменяют правила их действия. Нормы, противоречащие договору, всего-навсего не применяются в конкретной жизненной ситуации. Более того, норма закона, противоречащая договору с одним государством, продолжает действовать в отношениях с государствами, с которым такой договор не заключен.

В-шестых, сама Конституция РФ и российское право не могут противоречить основным принципам и общепризнанным нормам МП, соответствуют императивным нормам МП.

Таким образом, Российская Федерация (а также российские право и наука) придерживается дуалистической концепции. В основном и целом. На практике, однако, встречаются случаи неудачной имплементации норм МП и заблуждений отдельных авторов.

Формирования национального права

Национальные правовые системы оказывают влияние на формирование норм международного права (например, двусторонние соглашения о режиме государственной границы отражают национальные законы о границах соответствующих граничащих стран).

Международное право, в свою очередь, влияет на национальное законодательство, и это влияние постоянно возрастает (например, обеспечение основных прав человека).

Различия заключаются в следующем:

а) в международном праве его субъектами, как уже отмечалось, являются государства, нации и международные организации. Во внутригосударственном праве к таковым относятся физические и юридические лица;
б) для субъекта международного права характерны отношения равенства, сотрудничества, для внутригосударственного субъекта отношения властвования, управления;
в) нормы в международном праве создаются самими субъектами международного права, и прежде всего государствами. Во внутригосударственном праве нормы создаются национальными органами власти, например парламентом.

Нормы международного права отражают права и обязанности субъектов лишь данной правовой системы. Отдельные органы государства, его физические и юридические лица непосредственно нормами международного права в принципе не руководствуются. C другой стороны, принимая на себя международное обязательство, государство обязано обеспечить его фактическое выполнение на всей своей территории и всеми органами и лицами, находящимися под его юрисдикцией. Эта система мер носит название имплементации.

Имплементация международного права достигается различными способами. Государство может по конституции признать непосредственное (прямое) действие норм международного права на своей территории. Например, по Конституции Российской Федерации международное право является частью национальной правовой системы (п. 4 ст. 15 Конституции РФ). В случае расхождения какого-либо положения международного права с национальной нормой преимущественную силу имеет норма международного права.

Существует две теории относительно соотношения международного права и внутригосударственного: дуалистическая и монистическая.

Дуалистическая теория основывается на том, что международное и внутригосударственное право — это две разные правовые системы.

Монистическая теория — исходит из соединения международного и внутригосударственного права в единую правовую систему.

Следует отметить, что дуалистическая теория более четкая, способная отграничить внутригосударственное право от международного. Так, согласно дуалистической теории, субъектами международного права являются государства, нации и международные организации, а субъектами внутригосударственного права являются физические и юридические лица.

Механизм взаимодействия международного и внутригосударственного права выглядит следующим образом:

- трансформация — осуществление государством норм международного права посредством издания национальных нормативных актов (например, закона, акта о ратификации международного договора);
- рецепция — нормы национального права текстуально повторяют нормы международного права, конкретизируют их, учитывая особенности социального строя государства;
- инкорпорация — включение норм международного права во внутригосударственное право;
- отсылка — во внутреннем акте государства может быть применена отсылка к международному акту (например, договору).

Пример тому часть 4 ст. 15 Конституции РФ, предусматривающая, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Государство, заключившее международный договор, обязано его соблюдать. В этом случае оно не может ссылаться на внутреннюю норму, если решит отказаться от выполнения положений международного договора.

Таким образом, для формирования устойчивой правовой системы необходимо, чтобы внутригосударственное право было согласовано с международным.

Территория в национальном праве

Государственные территории являются материальной базой существования соответствующего государства и находятся под его суверенитетом. Основу правового статуса государственных территорий составляют нормы национального права.

Территории со смешанным режимом (континентальный шельф и экономическая зона) не входят в состав государственных территорий. Вместе с тем прибрежные государства в этих пространствах имеют определенные суверенные права, зафиксированные национальным законодательством и международными договорами.

Территории с международным режимом (открытое море за пределами территориальных вод, международный район морского дна, некоторые международные проливы, реки и каналы, Антарктика, космическое пространство и небесные тела) не принадлежат какому-либо государству в отдельности и находятся в общем пользовании всех стран.

Правовой режим этих территорий определяется главным образом международными договорами.

Государственная территория — это часть земного шара, находящаяся под суверенитетом соответствующего государства.

Государственную территорию образуют:

а) сухопутная территория (вся суша, расположенная в пределах границ данного государства, острова);
б) водная территория (все водоемы, расположенные на сухопутной территории и части вод морей и океанов, примыкающие к берегам);
в) воздушная территория (все воздушное пространство, расположенное над сухопутной и водной территориями);
г) недра (под сухопутной и водной территориями). Условной государственной территорией принято считать морские, воздушные, космические корабли, находящиеся вне пределов государственной территории, а также трубопроводы, другие сооружения и оборудование в пределах международной территории (буровые установки, искусственные острова и т.п.).

Правовой режим государственных территорий определяется, прежде всего, национальным законодательством каждого государства. Международные договоры устанавливают общие принципы определения внутренних вод и территориального моря, регулируют прохождение государственной границы, определяют вопросы пограничного режима и т.д.

В пределах государственной территории государство осуществляет свое территориальное верховенство и национальную юрисдикцию. Государству принадлежит исключительное право владения, пользования и распоряжения соответствующей территорией и находящимися на ней ресурсами.

Современное МП запрещает насильственное изменение государственной территории. Территория государства неприкосновенна и не может быть объектом военной оккупации или других насильственных действий. Не признаются никакие территориальные приобретения или иные выгоды, полученные в результате применения силы или угрозы силой.

Территория государства может изменяться в результате:

— разделения существующего государства, выхода части территории из состава государства, объединения двух или нескольких государств;
— национально-освободительной борьбы и реализации права на самоопределение;
— обмена государственными территориями по соглашению сторон (так, по Соглашению 1954 г. СССР и Иран обменялись участками своей территории);
— применения мер ответственности за агрессию (например, отторжение Пруссии от Германии в 1945 г. и передача ее СССР);
— цессии — уступки права па территорию (в настоящее время не используется).

Пределы территориального верховенства государства обозначены государственными границами.

Структура национального права

Структура национального богатства. По своей структуре национальное богатство складывается из следующих основных элементов.

Первым и наиболее важным элементом национального богатства следует считать производственные фонды. Они занимают наибольший удельный вес в составе национального богатства. Здесь имеются ввиду прежде всего основные производственные фонды, поскольку их технический уровень, главным образом, определяет возможности роста общественного продукта.

Кроме основных производственных фондов в состав национального богатства входят оборотные производственные фонды — предметы труда. Оборотные производственные фонды составляют примерно 25 % основных производственных фондов.

К национальному богатству относятся также материальные запасы и резервы. Сюда входят готовая продукция в сфере обращения, материальные запасы на предприятиях и в торговой сети, государственные резервы и страховые фонды.

С функциональной точки зрения материальные резервы и запасы выполняют роль стабилизатора экономики при непредвиденных обстоятельствах. Они определяют устойчивость и непрерывность производства при конъюнктурных переменах и природных катаклизмах. Но особо стоит вопрос о величине страховых резервов и запасов. Практика ведущих индустриальных государств свидетельствует о том, что они должны быть достаточно велики и составлять не менее 25 % производственного потенциала.

Важным элементом национального богатства являются непроизводственные фонды, к которым относится государственный жилищный фонд и учреждения социально-культурного назначения.

Такое деление несколько условно в силу того, что сюда включается жилье. По своей природе последнее должно относиться к разряду домашнего имущества, которое в статистике всех стран выделяется отдельной строкой в структуре национального богатства. К домашнему имуществу относятся такие предметы длительного пользования потребительского назначения, как телевизоры, холодильники, мебель и т. д.

И наконец, в структуре национального богатства выделяются природные ресурсы. При этом речь идет не обо всех природных ресурсах, а только о тех, которые вовлечены в хозяйственный оборот или разведаны и в ближайшее время могут быть вовлечены в него.

В условиях постиндустриального общества требуется дополнить структуру национального богатства, ибо постиндустриальное общество характеризуют как минимум два принципиально важных момента: 1) высокая информатизация общества и 2) качественный рост его благосостояния.

С формальной стороны информация — это сведения, обладающие элементами новизны для их получателя и требующие принятия с его стороны решения. Информация — сырье для процесса принятия решения. В отличие от естественного сырья информация имеет неограниченное разнообразие форм и источников. Ее экономическая ценность также различна. Для кого-то она стоит миллионы, для кого-то — ничего. Информация — инструмент контроля и в экономике, и в политике, и в отдельной фирме. Но она должна собираться, добываться, обрабатываться, обогащаться в процессе обработки, и ей должны придавать ценность. Затем информация выбрасывается на рынок, распространяется и является основой управления.

Предпринимательская деятельность без информации невозможна. Информация поэтому один из основных элементов национального богатства.

Пропорции воспроизводства национального богатства. Важнейшее значение имеет проведенное К. Марксом разграничение общего содержания богатства и его общественной формы. С точки зрения результата производства нет никаких объективных оснований для разграничения общественного богатства и произведенного продукта. Объективные основы разграничения продукта и богатства обнаруживаются только в процессе воспроизводства. В домарксистской политической экономии этого не смогли сделать.

Процесс воспроизводства должен быть непрерывным, т. е. должен периодически все снова и снова проходить одни и те же стадии. Так же, как общество не может перестать потреблять, так не может оно и перестать производить. Имея в виду определяющую роль производства, можно сказать, что категории и законы производства суть категории и законы воспроизводства, а определение богатства, характеризующее его как сумму потребительных стоимостей, сохраняется и в процессе воспроизводства.

Однако необходимо видеть различия воспроизводства и производства, которые позволяют выделить особый круг законов и категорий воспроизводства и определяют различия между продуктом и собственно богатством.

Результат процесса труда воплощен в продукте, натуральная форма которого отлична от формы факторов производства. Он уходит из процесса труда, покидает его. В процессе же воспроизводства продукт присутствует постоянно, возобновляется, появляется в нем снова и снова. Воспроизводство предполагает, во-вторых, возобновление условий производства. Хотя каждый способ производства имеет свои особые формы обеспечения воспроизводства условиями производства, ни простое, ни расширенное воспроизводство в них невозможны до тех пор, пока не воспроизведены средства производства для возмещения и накопления и предметы потребления для воспроизводства рабочей силы.

«Собственный продукт труда» - распадается на те две составные части, которые, если их рассматривать с вещественной стороны, представляют собой: одна - вещественные условия процесса труда, другая - вещественные условия сохранения и воспроизводства рабочей силы».5 В процессе воспроизводства, рассматриваемого абстрактно как непрерывный, повторяющийся процесс труда, обнаруживаются не только различия в использовании частей продукта на нужды возобновления вещественных факторов производства (средств производства) и воспроизводства рабочей силы, но и особенности воспроизводства различных составных частей вещественных условий производства. Применительно к средствам производства это выражается в том, что в ходе цикла производства продукта, или годового периода, полностью потребляется лишь определенная часть произведенных средств производства - предметы труда.

Предметы потребления, как известно, не входят в процесс труда, а уничтожаются в процессе личного потребления. Однако процесс их потребления обнаруживает естественные особенности различных видов предметов потребления.

Названные особенности, как средств труда, так и предметов потребления неустранимы при любой форме производства, они вытекают из природы потребительной стоимости, из их вещественной формы. Тем самым в процессе воспроизводства определенная часть условий производства постоянно обособляется от другой части, которая потребляется производительно или непроизводительно в пределах данного цикла, или периода производства. Таким образом, из богатства как мира произведенных потребительных стоимостей в процессе воспроизводства обособляется та его часть, которая накапливается в ходе воспроизводства и увековечивает себя все в новых и новых формах, как в сфере производства, так и в сфере потребления. Другое объективное основание выделения общественного богатства в процессе воспроизводства вытекает из того, что его непрерывность сочетается с периодичностью производства продуктов. Чтобы не произошло перерыва в процессе производства, должен иметься в наличии определенный запас сырья на весь период времени, в течение которого новый продукт не может заместить старый.

К. Маркс в «Капитале» рассматривает еще одно различие производства и воспроизводства: производство является лишь одной из фаз единого процесса воспроизводства, охватывающего производство, распределение, обмен и потребление.

Проблема пропорций и их сбалансированности - ключевая проблема воспроизводства. Нарушение сбалансированности даже в одном звене экономики может привести к цепной реакции нарушений во всем народном хозяйстве, вызвав экономические потрясения. Поддержание экономического динамичного равновесия - коренная проблема макроэкономической политики государства. Пропорции в экономике многообразны. Во-первых, необходимо выделять наиболее общую пропорцию между производством и потреблением. Эта пропорция имеет в экономике многообразные формы проявления. В составе общественного продукта - это пропорция между средствами производства и потребительскими благами и услугами, созданными в течение года.

Если суммировать всю продукцию, произведенную в экономике, включая промежуточный продукт, то данная пропорция выступает как пропорция между подразделением (средства производства) и II подразделением (предметы потребления) общественного воспроизводства. Эта пропорция присутствует и в составе ВНП, как отношение той его части, которая идет на конечное потребление домашних хозяйств, органов государственного управления, некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства, к другой части - направляемой на цели производственного назначения. В национальном доходе эта пропорция по методологии российской статистики будет включать, с одной стороны, все непроизводственное потребление, включая приросты непроизводственных фондов, а с другой - производственное накопление. Последняя пропорция составила 86:14. За годы преобразований она стремительно изменялась в сторону уменьшения производственного накопления. Таким образом, пропорция между производством и потреблением является наиболее общей и сквозной пропорцией воспроизводства, охватывающей все формы продукта и накопленных ресурсов.

Другая разновидность пропорций - это пропорции между сферами и секторами экономики. Выражением этой пропорции в валовом продукте является пропорция между производством товаров и производством услуг. В настоящее время производство услуг составляет свыше 52% от ВВП, и эта доля существенно выросла за последние годы. Изменилась структура услуг: здесь огромный рост достигнут в сфере услуг финансов, кредита, страхования. Важной пропорцией также является соотношение между социальной сферой, включающей образование, национальную культуру, здравоохранение и жилищные условия населения, и другими сферами и отраслями народного хозяйства, прямо не обеспечивающими социальные условия жизни граждан.

В экономике любой страны огромное значение имеет выделение межотраслевых секторов (комплексов). Здесь возможны различные классификации.

Наиболее частым является выделение комплексов (секторов) с точки зрения этапов участия отраслей в создании конечного продукта. Можно выделить топливо – энергетический, сырьевой, обрабатывающий, аграрно-промышленный комплексы, инвестиционный сектор, комплекс производства предметов потребления.

Третья группа пропорций - пропорции между отраслями народного хозяйства. Они составляют базовую структуру народного хозяйства, объединяют те звенья экономики, которые однотипны по видам продукции и, следовательно, технологическим условиям, средствам и предметам труда.

Четвертая группа пропорций - соотношение между частями общественного продукта, выполняющими особую воспроизводственную роль в экономике.

темы

документ Авторское право
документ Административное право
документ Гражданское право
документ Наследственное право
документ Обязательственное право
документ Публичное право



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты