Управление финансами

документы

1. Жилищная субсидия
2. Бесплатные путевки
3. Жилищные условия
4. Квартиры от государства
5. Адресная помощь
6. Льготы
7. Малоимущая семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Молодая семья 2019
12. Налоговый вычет
13. Повышение пенсий
14. Пособия
15. Субсидии
16. Детское пособие
17. Мать-одиночка 2019
18. Надбавка


Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Юристу » Оперативная проверка

Оперативная проверка

Оперативная проверка

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



  • Сущность, правовой аспект и общие черты предварительной и последующей оперативных проверок
  • Признаки, обусловливающие различие между предварительной оперативной проверкой и оперативной разработкой

    Сущность, правовой аспект и общие черты предварительной и последующей оперативных проверок

    Оперативная проверка — это стадия оперативно-розыскного процесса, в ходе которой оперативный работник либо стремится удостовериться в правильности результатов оперативно-аналитического поиска, сигнализирующих о причастности конкретных физических лиц и их сообществ к противоправным деяниям, посягательстве на важные для государства интересы, либо получить сведения о лицах, виновных в противоправных деяниях — инцидентах. В первом случае результаты аналитического поиска сигнализируют о причастности конкретных физических лиц и их сообществ к противоправным деяниям, посягательстве на важные для государства интересы. Во-вторых, оперативная проверка — инструмент раскрытия «неочевидных» преступлений.

    Сказанное свидетельствует о том, что:

    а)            оперативная проверка может входить в систему стадий оперативно-розыскного процесса, обеспечивающих раскрытие тайной с элементами маскировки противоправной деятельности конкретных лиц и их сообществ;

    б)           оперативная проверка может иметь характер автономного цикла оперативно-розыскных мероприятий, призванных обеспечить обнаружение лиц, оставшихся нераспознанными после совершения ставшими общеизвестными деяний в виде убийств, разбоев, бандитизма и т. п.  Оперативная проверка как стадия оперативно-розыскного процесса представляет собой оперативно-процессуальный правовой институт оперативно-розыскной деятельности и подлежит регламентации на законодательном уровне. Речь идет о создании качественной правовой основы для этого аспекта оперативно-розыскной деятельности.

    Правовая основа оперативной проверки. В российском оперативно-розыскном законодательстве оперативная проверка имела довольно логичную систему норм, придавшую легитимность анализируемой стадии оперативно-розыскного процесса. Так, законодатель в Законе РФ об ОРД предусмотрел, во-первых, комплекс оснований проведения ОРМ, косвенно указывавших на рассматриваемую стадию оперативно-розыскного процесса. Во-вторых, статью 9ю, обозначенную как «Производство оперативной проверки. Вполне закономерно было бы предположить, что Федеральный закон об ОРД должен был бы восполнить некоторые пробелы относительно этого системно-процессуального аспекта ОРД. Тем более что прецедент по этому поводу имеется в правовых актах США, регламентирующих ОРД ФБР, а также в законе об оперативной деятельности Латвии.

    Однако законодатель в России, вероятно по субъективным причинам, не привнес ясности в регламентацию системно-процессуального аспекта ОРД. Сохранив в оперативно-розыскном законе статью, посвященную основаниям проведения оперативно-розыскных мероприятий, пробелы, посвященные оперативно-розыскному процессу, он не восполнил. Более того, законодатель исказил регламентацию системно-процессуального аспекта ОРД, прежде всего касающейся такой стадии, как оперативная проверка. Так, в тексте Федерального закона об ОРД вместо статьи «Производство оперативной проверки» появилась ст. № 10 «Информационное обеспечение и документирование ОРД.

    И хотя документирование в оперативно-розыскном смысле этого слова осуществляется, как правило, именно в ходе оперативной проверки, в наименовании этой статьи использованы разнопорядковые термины:

    а)            информационное обеспечение ОРД;

    б)           документирование ОРД.

    Оба они отражают лишь отдельные правовые категории ОРД, а именно:

    -              средство ОРД в виде оперативного учета (информационные системы и дела оперативного учета);

    -              составную часть оперативной проверки в виде документирования противоправной деятельности объектов оперативно-розыскной деятельности как института оперативно-розыскного процесса, характерной чертой которого является оформление оперативно-служебных документов, фиксация данных на иных носителях.

    В итоге Российский оперативно-розыскной закон не обеспечил надлежащей регламентации такого системно-процессуального аспекта оперативно-розыскной деятельности как оперативная проверка.

    Следует отметить, что вышеуказанный подход к обеспечению правовой основы оперативно-розыскного процесса:

    а)            разделяет законодатель в ряде стран СНГ, предпочитая определить основания проведения оперативно-розыскной деятельности, а не систему стадий оперативно-розыскного процесса. Характерным примером в этом плане является оперативно-розыскной закон Украины;

    б)           не разделяет законодатель в Латвии, Литве, а также в ряде зарубежных стран, в частности в США.

    В последнем случае прослеживается стремление законодателя указанных стран наряду с фиксацией оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий определить сущность и систему оперативно-розыскного процесса.

    Среди бывших республик Советского Союза подобного рода тенденция проявляется в Латвии и Литве. Так, положения оперативно-розыскных законов Литвы и Латвии хотя и по-разному, но все же отражают системно-процессуальный аспект ОРД.

    Например, в оперативно-розыскном законе Литвы обозначены две оперативно-процессуальные формы:

    -              оперативный розыск (совокупность оперативно-розыскных действий, не требующих санкции Генерального прокурора этой Республики;

    -              оперативное расследование (совокупность оперативно-розыскных действий проникающего характера), имеющего особую процедуру подготовки.

    Вышеперечисленные положения указывают на стремление законодателя в Литве обозначить два относительно автономных цикла ОРМ, второй из которых тем не менее может отражать результаты первого. При этом в качестве критерия, разграничивающего эти организационно-тактические формы ОРД, использован такой свойственный ОРМ признак, как степень их вторжения в частную жизнь граждан, т. е. их интрузивный характер.

    Более детальный подход к законодательной регламентации оперативно-розыскного процесса представлен в соответствующих правовых документах Латвии и США. В них зафиксированы определенные этапы производства по материалам, обрабатываемым в ходе разрешения сложной (стратегической) задачи ОРД в виде раскрытия тайного с элементами маскировки противоправного деяния.

    Общей чертой предварительной и последующей оперативной проверки является и возможность использования для того, чтобы удостовериться в правильности вышеуказанных сведений, комплекса (цикла) оперативно-розыскных мероприятий.

    В Федеральном законе об ОРД предусмотрен в ст. 6 перечень разнообразных оперативно-розыскных мероприятий.

    При этом возможность их осуществления увязывается не с анализируемыми этапами оперативно-розыскного процесса, а с определенными правовыми особенностями, касающимися:



    а)            порядка производства по уголовным делам;

    б)           характера преступления, по факту подготовки или совершения которого производится оперативная проверка;

    в)            процедурного аспекта ОРМ.

    Так, осуществление оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища допускается в Российской Федерации в ходе оперативной проверки информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому обязательно производство предварительного следствия.

    В свою очередь, в ходе оперативной проверки характер ряда противоправных деяний, по факту которых развивается оперативно-розыскной процесс, предопределяет возможность осуществления как ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, так и ряда иных оперативно-розыскных действий.

    Речь идет о сведениях, касающихся:

    -              событий или действий, создающих угрозу государственной, военной экономической или экономической безопасности Российской Федерации (допустимы ОРМ, ограничивающие конституционные права и свободы граждан);

    -              тяжких преступлений (возможно осуществление оперативного эксперимента).

    Наряду с этим законодатель оговаривает допустимость проверочной закупки или контролируемой поставки предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот ограничен, оперативного эксперимента, оперативного внедрения такой процедурной особенностью, как наличие постановления об их осуществлении, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД. Что касается ОРМ, ограничивающих конституционные права и свободы граждан, то здесь помимо вышеуказанного постановления необходимо еще и соответствующее судебное решение.

    Вышеуказанный подход к разрешению проблемы о возможности проведения различных оперативно-розыскных мероприятий без их дифференциации адекватно анализируемым модификациям оперативной проверки был характерен для ОРД оперативных подразделений органов внутренних дел СССР. Здесь считалось, что для предупреждения и раскрытия преступлений субъекты ОРД вправе, во-первых, применять определенные ОРМ: опрос, личный сыск, наблюдение, осмотр, исследование документов, получение образцов, эксперимент, использование помещений. Цензуру корреспонденции осужденных, оперативно-розыскные учеты. Во-вторых, весь комплекс мер, предусмотренных Законом «О полиции».

    Аналогичная ситуация наблюдалась и в деятельности КГБ СССР, где в качестве оперативных действий, обеспечивающих сбор доказательств при производстве по любому делу оперативного учета, назывались оперативный опрос лица — объекта оперативной деятельности и лиц, могущих быть осведомленными об обстоятельствах оперативного дела; негласный осмотр, негласное прослушивание телефонных и иных переговоров; перлюстрация корреспонденции; негласное наблюдение; оперативный эксперимент, получение образцов для экспертного исследования; предъявление для оперативного опознания.

    Сходство рассматриваемых видов оперативной проверки, предварительной и последующей, обусловившее их регламентацию в Федеральном оперативно-розыскном законе в обобщенном виде, и в том, что они призваны обеспечивать разрешение одних и тех же задач.

    Общая черта предварительной и последующей оперативной проверки и в том, что внешняя форма их проведения может приобретать вид дел оперативного учета. Последние могут заводиться при наличии оснований, предусмотренных п. 1  б части первой ст. 7 Федерального закона об ОРД, в целях собирания, систематизации проверки и оценки результатов ОРД, а также принятия на их основе соответствующих решений органами, осуществляющими ОРД. Факт заведения дела оперативного учета не является основанием для ограничения конституционных прав и свобод личности, а также законных интересов человека и гражданина (ч. II, III ст. 10 Федерального закона об ОРД).

    Обязательным правилом для оперативно-розыскного производства, касающегося как предварительной оперативной проверки, так и оперативной разработки, является оформление факта начала работы в рамках соответствующей стадии и ее результатов соответствующими оперативно-служебными документами, сосредоточиваемыми в вышеуказанных досье. Особенность этого оперативно-процессуального аспекта в том, что, например, полное расследование, разведывательное расследование (США), оперативная разработка (Латвия) всегда должны быть начаты только на основании решения, принятого компетентным должностным лицом, которое санкционируется соответствующим руководителем.

    Например, в части второй статей 21  22 Закона об оперативной деятельности Латвии указывается, что им является руководитель учреждения оперативной деятельности. В свою очередь, в Инструкциях Генерального атторнея США это должностное лицо обозначено как ответственный чиновник ФБР. Рациональное зерно здесь в том, что такой руководитель должен быть профессионалом высокого класса, с тем чтобы, во-первых, удостовериться в том, что факты и обстоятельства соответствуют таким стандартным определениям, как «резонные подозрения», «достаточное основание». Кроме того, он должен быть способен оценить и изучить определенные факторы, позволяющие правильно решить вопрос о проведении того или иного варианта оперативной проверки, в т. ч. оперативной разработки, оперативного расследования, практикуемого, например, ФБР США. Так, при разрешении вопроса о проведении разведывательного расследования в отношении террористических или угрожающих внутренней безопасности страны организаций изучаются и оцениваются сведения, добытые стратегической разведкой о масштабах общественно опасных последствий деятельности указанной организации. Наряду с этим определяется вероятность или неизбежность наступления общественно опасных последствий. Помимо этого учитывается и возможность ограничения прав граждан на свободное выражение мнений и тайну частной жизни.

    Во-вторых, профессионализм и ответственное должностное положение сотрудника, санкционирующего оперативную разработку, применяемую ФБР США, обусловлено необходимостью уточнить задачи, которые следует решать оперативному работнику в ходе соответствующей оперативной разработки.

    Так, в ходе оперативной проверки, проводимой по факту общеуголовного, как бы «традиционного» преступления, и при осуществлении разведывательного расследования деятельности криминальных сообществ оперативный работник ФБР ориентируется на сбор данных о непосредственных участниках изучаемого сообщества, лиц, оказывающих ему содействие, его финансовых средствах, географической сфере действия, прошлой деятельности, планах на будущее, целях.

    В ряде случаев в оперативно-розыскных законах и иных правовых документах, посвященных ОРД (оперативно-следственному процессу), устанавливается правило, согласно которому о решении начать оперативную разработку (полное или разведывательное расследование) ставится в известность надзирающая инстанция и должностное лицо оперативного подразделения, осуществляющего ведомственный контроль за этой формой (стадией) оперативно-розыскной деятельности.

    Так, в соответствии с частью второй ст. 22 Закона Латвии об оперативной деятельности о принятом решении об осуществлении оперативной разработки ставится в известность прокурор. В США — если объектом разработки являются преступления, требующие особого подхода, информируется Федеральный атторней США или соответствующее должностное лицо Министерства юстиции, а также соответствующее главное управление ФБР. Уведомление направляется в письменном виде и в кратчайшие сроки.

    Следует отметить, что к преступлениям, требующим особого подхода, относится преступное поведение общественного деятеля или политического кандидата, связанного с коррупцией, деятельностью иностранного правительства; деятельность религиозной организации или политической организации или связанная с ней деятельность выдающегося деятеля такой организации; или деятельность организаций средств массовой информации; любая другая деятельность, о которой, по мнению Уполномоченного Специального Агента ФБР, следует оповестить Федерального атторнея или другое лицо Министерства юстиции, а также Главное управление ФБР.

    В оперативно-розыскной деятельности оперативных подразделений органов внутренних дел СССР право принимать решения о возбуждении производства оперативной проверки принадлежало руководителю оперативного аппарата. Это должностное лицо утверждало постановление о производстве оперативной проверки, что позволяло завести дело оперативной проверки.

    Едиными как для предварительной, так и для последующей оперативной проверки являются требования, которым она должна соответствовать. Она должна отличаться объективностью, конспиративностью и динамичностью. Кроме того, процесс осуществления предварительной и последующей оперативной проверки возможен лишь в режиме законности.

    Эти требования важны для успешного продвижения оперативной проверки к соответствующим оперативным целям.

    Требование объективности оперативной проверки перекликается с уголовно-процессуальным принципом всесторонности, полноты и объективности. Речь идет о том, что сотрудники оперативного подразделения должны, добывая оперативно-розыскную информацию, уличающую объекты оперативной проверки, не игнорировать и сведения, оправдывающие их или смягчающие ответственность за содеянное. Кроме того, в оперативно-служебных документах, отражающих ход оперативной проверки, должны фиксироваться события, которые имели место в действительности. Нельзя произвольно ни дополнять, ни уменьшать объем полученных данных, ни искажать, т. е. фальсифицировать, и т. п. Поэтому оперативно-розыскные данные должны отличаться всесторонностью и, по возможности, полнотой. За счет использования различных оперативно-розыскных мероприятий, аналитического поиска и методик последнее обстоятельство обусловливает необходимость сбора информации, достаточной для подтверждения обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, в ходе разбирательства таможенных, налоговых, административных правонарушений, проступков в пенитенциарных учреждениях. Объективность также предполагает непредвзятое, беспристрастное исследование оперативно-розыскной информации, добываемой в ходе оперативной проверки.

    Оперативная проверка должна быть конспиративной. В противном случае смысл в оперативно-розыскном процессе теряется. В современных условиях активное противодействие лиц, входящих в сферу и инфраструктуру социально-аномальной среды, оперативным подразделениям, их высокий криминальный профессионализм побудил законодателя зафиксировать как в Российской Федерации, так и других странах круг оперативно-розыскных мероприятий, проводимых исключительно на началах конспиративности. Это такие ОРМ, как оперативное внедрение, оперативный эксперимент, контролируемые поставки и т. п.

    Предварительная и последующая оперативная проверка должны осуществляться динамично, с тем чтобы была обеспечена разведывательная активность сотрудников оперативных подразделений при добывании сведений, необходимых для решения соответствующих оперативно-розыскных задач. Поэтому оперативные работники должны своевременно и профессионально выявлять, оценивать, систематизировать и анализировать как получаемые данные, так и возникающие в ходе оперативной проверки обстоятельства, и с учетом этого оптимально выбирать и проводить оперативно-розыскные мероприятия, гарантирующие своевременное завершение производства по делу оперативного учета и оперативным материалам.

    Оперативная проверка должна осуществляться на началах законности. Это означает, что сотрудники оперативных подразделений обязаны, во-первых, строго придерживаться норм Федерального закона об ОРД, во-вторых, подзаконных нормативных актов, детально устанавливающих порядок производства по делам оперативного учета.

    Это требование, предъявляемое к процессу осуществления оперативной проверки, имеет исключительно важное значение ввиду конспиративного характера оперативно-розыскной деятельности и допустимости использования в ходе оперативной проверки оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан. Законность обеспечивается различными формами контроля за ходом оперативно-розыскного процесса.

    Совпадают и варианты использования результатов предварительной и последующей оперативной проверок. В обоих случаях она может быть завершена переводом добытых сведений из сферы ОРД в правовые рамки иной правовой функции: уголовного процесса, административно-правовой деятельности и т. п. В этом случае возбуждается соответствующее производство по определенному правовому факту. В ходе расследования этого события разрешается вопрос о виновности объектов оперативно-розыскного процесса, приобретающих правовой статус подозреваемых, обвиняемых, подсудимых. В итоге обеспечивается, например, разрешение задач как оперативно-розыскной деятельности, так и уголовного процесса.

    Как предварительная, так и последующая оперативная проверка могут быть завершены и при установлении определенных оснований, в частности обстоятельств, свидетельствующих об объективной невозможности решения задач, предусмотренных ст. 2 Федерального закона об ОРД. Это объясняется тем, что, согласно нормам Федерального закона об ОРД, оперативно-розыскных законов стран СНГ и Балтии, оперативно-розыскная деятельность вошла в систему функций уголовной юстиции, будучи равной дознанию и предварительному следствию. Однако специфика здесь в том, что она может реализовывать добываемую ею информацию не непосредственно, как, например, оперативно-следственный процесс США, а за счет правовых возможностей, прежде всего уголовного процесса, выступающего в роли как бы фильтра для этих данных. В итоге получение оперативно-розыскным путем сведений, указывающих, например, на лиц, тайно подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, еще не гарантирует однозначно неизбежность возбуждения уголовного дела, осуществления дознания, предварительного следствия и привлечения этих объектов оперативно-розыскной деятельности к ответственности, адекватной содеянному. На пути к этому порой возникают обстоятельства, свидетельствующие об объективной невозможности использования результатов оперативной проверки, в том числе правового характера, зафиксированные в УПК РФ. При этом не исключается приостановление, а затем при благоприятном развитии ситуации возобновление оперативной проверки при наличии законных к тому оснований.

    Для того чтобы нейтрализовать действие ряда факторов, негативно влияющих на возможность использования результатов ОРД в рамках правовых функций, законодатель предусматривает как обширный перечень оперативно-розыскных мероприятий, так и процедуры их подготовки и осуществления, порядок оформления результатов, облегчающий доступ оперативно-розыскной информации, например, в уголовный процесс. Вместе с тем современная процессуальная система оперативно-розыскной деятельности и правовая схема уголовного процесса не безусловно гарантируют эффективного использования результатов ОРД для решения задач, общих для данной функции уголовной юстиции и уголовного процесса. В США, например, для разрешения этой проблемы используется правовая форма оперативно-следственного процесса.

    Вышеприведенная характеристика признаков, свойственных в целом производству по оперативно-розыскным материалам и делам в ходе как предварительной, так и последующей оперативной проверки адекватно различным основаниям проведения оперативно-розыскных мероприятий, перечисленным в ст. 7 Федерального закона об ОРД, соответствующих актах стран СНГ и Балтии тем не менее не является поводом к безусловному отождествлению предварительной и последующей оперативной проверки. Между двумя этими стадиями оперативно-розыскного процесса полного совпадения не существует; наоборот, имеются и различия.

    Признаки, обусловливающие различие между предварительной оперативной проверкой и оперативной разработкой

    Нельзя ставить знак равенства между различными вариантами законодательной регламентации оперативной проверки в Российской Федерации, Латвии и США.

    Так, законодатель в Латвии четко установил, что в систему оперативно-розыскного процесса входят и такие стадии, как:

    а)            оперативная проверка;

    б)           оперативная разработка.

    В свою очередь, в США Инструкции Генерального атторнея определяют, что оперативная проверка криминальной информации может иметь форму:

    а)            наведения справок (предварительное дознание);

    б)           полного расследования;

    в)            разведывательного расследования.

    Во-первых, сведения, являющиеся основанием для предварительной оперативной проверки и оперативной разработки, различны по характеру и своим качественным особенностям. Так, предварительная оперативная проверка начинается операппаратом ФБР США, если оперативно-розыскная информация, сигнализирующая о лицах и фактах криминального порядка, минимальна, противоречива, неточна, содержит сведения сомнительной достоверности, поступает от лиц, со стороны которых вероятно ее искажение в силу воображения или специального умысла. В итоге как бы отсутствуют разумно обоснованные признаки правонарушения (состав правонарушения). Для их установления и проводится проверка соответствующих фактов.

    В свою очередь, в ст. 21 Закона об оперативной деятельности Латвии указано, что субъект оперативной деятельности в соответствии со своими задачами и своей компетенцией при проведении оперативно-розыскных мероприятий может проводить проверку соответствующих фактов. Согласно ст. 2 этого закона, устанавливающей задачи оперативной деятельности, речь здесь идет о сведениях, касающихся преступлений, лиц, совершивших преступления, граждан, пропавших без вести и т. п.

    Вышеприведенные особенности информации, полученной в ходе оперативно-аналитического поиска или официально поступившие в оперативно-розыскное ведомство, свидетельствуют о том, что она не может использоваться в уголовно-процессуальном порядке, в частности, для привлечения виновных к уголовной, а также к административной ответственности, ответственности за нарушение режима в ИУ, к ответственности за налоговые, таможенные правонарушения. Данная информация пригодна только для использования в сфере оперативно-розыскной деятельности для проведения различных оперативно-розыскных мероприятий, что также зафиксировано в косвенном виде и в ст. 11 Федерального закона об ОРД.

    Что касается оперативной разработки, то здесь существует несколько иной специфичный круг оснований.

    В качестве родового (основного) основания выступает информация о конкретных лицах или их сообществах, дающая достаточное основание для подозрения этих лиц в подготовке или совершении:

    -              преступления;

    -              посягательства на важные для государства интересы;

    -              уклонения от дознания, предварительного следствия, побега из пенитенциарных учреждений и пребывании по этой причине в розыске.

    Вместе с тем это основание для оперативной разработки может иметь различные правовые оттенки.

    С учетом их характера в оперативно-следственном процессе, осуществляемом ФБР США, различают:

    а) оперативную разработку (полное расследование), проводимую по фактам общеуголовных преступлений;

    б) разведывательное расследование в отношении сообществ (предприятий) организованной преступности, а также организаций, представляющих угрозу внутренней безопасности страны или применяющих террористические методы. Так, оперативная разработка (полное расследование) может иметь в своей основе факты и обстоятельства «общеуголовных» традиционных преступлений, свидетельствующих или вызывающих подозрение относительно нарушения федерального закона.

    При этом эти факты и обстоятельства:

    -              должны быть резонными, то есть основательными, разумными;

    -              в достаточной степени свидетельствовать о наличии «разумно обоснованных» признаков правонарушения;

    -              указывать на то, что совершено, совершается или будет совершено преступление, преследуемое по федеральным законам.

    Нетрудно заметить, что вышеуказанные особенности информации, являющейся основанием для оперативной разработки, связаны со степенью их достоверности, информационной емкостью и в силу этого они отличаются от оснований предварительной оперативной проверки.

    Резонные подозрения относительно преступного нарушения федеральных законов обусловливаются любыми фактами и обстоятельствами, которые даже осторожный, но неравнодушный сотрудник субъекта оперативно-розыскной деятельности, в данном случае ФБР, считает необходимым принять во внимание и учесть в силу того, что они указывают на признаки правонарушения, что требует адекватного реагирования. Однако это все же должна быть объективная фактическая основа, а не только интуитивное подозрение.

    Вполне закономерно, что, в отличие от «резонных подозрений», факты и обстоятельства, в достаточной степени указывающие на то, что преступление совершено, совершается или будет совершено, бесспорно являются основанием оперативной разработки.

    Речь идет об информации, указывающей на признаки тайного соглашения конкретных лиц о совместных действиях в интересах совершения правонарушения либо на покушение на их совершение; на признаки намерения совершить преступное действие и т. п. Все эти данные могут быть результатом предварительной оперативной проверки (наведения справок —

    предварительного дознания), позволившей сотруднику оперативного подразделения убедиться в том, что имеются факты и обстоятельства, основательно, разумно и в достаточной степени указывающие на состоявшееся, совершаемое или планируемое, подготавливаемое преступное действие,

    В отличие от оперативной разработки (полного расследования), осуществляемой по фактам традиционных общеуголовных преступлений, основанием разведывательного расследования является информация о том, что выявлена:

    -              преступная организация, стремящаяся извлечь денежные или коммерческие выгоды, доходы, посредством организованного вымогательства либо достичь политических или социальных целей посредством действий, включающих преступное насилие;

    -              организация, цели которой направлены на то, чтобы добиться политических и социальных перемен посредством действий, включающих применение силы и насилие.

    Основанием разведывательного расследования могут быть только фактические обстоятельства, свидетельствующие о наличии следующих разумно обоснованных признаков, указывающих на то, что:

    -              два или более лица занимаются в течение длительного времени деятельностью, включающей насилие, вымогательство, систематическое коррумпирование в обществе;

    -              два или большее число лиц участвуют в организации, добивающейся достижения социально-политических целей с помощью действий, которые полностью или частично сопряжены с применением насильственных методов нарушений уголовных законов.

    Дифференциация различных видов оперативной проверки в зависимости от оснований их осуществления прослеживается и на примере порядка работы по оперативным делам контрразведывательных подразделений КГБ РСФСР.

    Так, основаниями для заведения дел оперативного поиска и проверки могла быть документально оформленная в соответствии с законом информация о вероятной подготовке к совершению преступления, о без вести пропавшем гражданине и по иным случаям, если в наличии имеются:

    -              оперативные доказательства, свидетельствующие о наличии в деянии лица (лиц) признаков, схожих с отдельными признаками конкретного состава (нескольких составов) преступления, совокупность которых позволяет выдвинуть обоснованную версию о вероятной подготовке или совершении преступления, борьба с которым отнесена законом к ведению органов государственной безопасности;

    -              зафиксированные в материалах оперативного документирования данные о необходимости получения объективной информации по случаям, предусмотренным пунктами 1 и 2 ст. 24.

    Материалам оперативных дел поиска и проверки могла даваться оперативная квалификация с учетом степени вероятности подготовки или совершения преступлений, борьба с которыми отнесена законодательными актами РСФСР и Союза ССР к ведению органов государственной безопасности:

    -              деятельность, свидетельствующая о вероятной измене Родине;

    -              деятельность, свидетельствующая о вероятном шпионаже.

    Кроме вышеперечисленных видов оперативной квалификации материалам оперативных дел поиска и проверки давалась и иная оперативная квалификация, а именно: неподтверждение биографических данных, дающее основание подозревать лицо в сокрытии преступления, борьба с которым отнесена к ведению органов государственной безопасности; организационная деятельность, направленная на создание преступного сообщества; организованная преступная деятельность в сфере государственного сектора экономики или со связями за границей; организованная преступная деятельность с участием должностных лиц органов государственной власти или управления, а равно с иными коррумпированными связями; экономический саботаж; разглашение коммерческой тайны; хищение огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ, дающие основание полагать о наличии угрозы государственной безопасности (выделяются самостоятельные виды хищений); хищение или угроза совершения радиоактивных материалов или их использования, дающие основания полагать о наличии угрозы государственной безопасности; незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или сбыт наркотических средств в крупных размерах по предварительному сговору группой лиц.

    В свою очередь, основанием для заведения контрразведывательными подразделениями КГБ РСФСР оперативного дела разработки на причастное к совершению преступления лицо (лица) являлись оперативные доказательства, подтверждающие причастность лица (лиц) к подготовке или совершению преступления, расследование которого отнесено законом к ведению органов государственной безопасности, при отсутствии необходимых и достаточных данных для принятия мер пресечения в соответствии с уголовно-процессуальным законом.

    Помимо этого, основаниями для заведения оперативного дела разработки на разыскиваемое лицо (по факту совершения преступления) являлись: фактическая информация о том, что совершившее преступление или разрабатываемое лицо скрылось с места проживания; установленные в соответствии с уголовно-процессуальным законом данные о факте подготовки или совершения преступления, расследование которого отнесено законом к ведению органов государственной безопасности, когда совершившее его лицо (лица) неизвестно.

    Устанавливалось, что материалы оперативного дела разработки квалифицировались по признакам составов преступлений, борьба с которыми отнесена законодательными актами РСФСР и Союза ССР к ведению органов государственной безопасности: измена Родине (выделялись самостоятельные виды квалификации с указанием формы измены); шпионаж (для дел на иностранных граждан и лиц без гражданства); террористический акт и т. д.

    Таким образом, в отличие от предварительной оперативной проверки, оперативная разработка может быть начата только при наличии добротной фактической основы, указывающей на необходимость проведения различных оперативно-розыскных мероприятий в интересах сбора сведений, достаточных для решения таких задач оперативно-розыскной деятельности, как предупреждение, пресечение, раскрытие преступлений, обнаружение разыскиваемых лиц, а также иных задач, поставленных законодателем перед правоохранительными организациями и спецслужбами.

    Во-вторых, различными являются и задачи предварительной оперативной проверки (в США — предварительного дознания, наведения справок) и оперативной разработки (в США — полного разведывательного расследования).

    Так, наведение справок (США), оперативная проверка (Латвия) призваны обеспечить только выяснение достоверности криминальной информации и разрешить в итоге вопрос о возможности дальнейшего развития оперативно-розыскного процесса, то есть:

    а)            в США трансформации стадии наведения справок в полное, а в ряде случаев и в разведывательное расследование;

    б)           в Латвии стадии оперативной проверки — в этап оперативной разработки.

    В свою очередь, оперативная разработка (полное, разведывательное расследование) призвана обеспечить разрешение задачи документирования противоправной деятельности проверяемых лиц с ориентиром на предмет доказывания, то есть выявления оперативно-розыскным путем фактических данных, представляющих оперативный интерес, а также обеспечения возможности использовать эти данные для решения задач, предусмотренных оперативно-процессуальным, уголовно-процессуальным законодательством. Речь идет о создании предпосылок для принятия мер, предусмотренных законом (профилактических, административных, уголовно-правовых, уголовно-исполнительных).

    Для этого оперативно-розыскные мероприятия, проводимые в ходе оперативной разработки, группируются по определенным направлениям, а именно:

    -              выявление лиц, осведомленных о криминальных событиях и явлениях, выяснение, что им известно о фактах правонарушений и действиях проверяемых, проведение их опроса, фиксация его результатов в виде объяснений либо записей на магнитофоне, а затем использование этих данных в тактике следователя при допросе и иных следственных действиях;

    -              выявление предметов и документов, могущих быть доказательствами, проведение оперативно-розыскных мероприятий по их исследованию, сохранению и т. п.;

    -              закрепление данных о действиях подозреваемых в процессе осуществления оперативного наблюдения за ними. Представляется целесообразным отметить, что в оперативной деятельности контрразведывательных подразделений КГБ РСФСР существовал несколько иной подход к пониманию ключевого момента оперативной разработки. Прежде всего здесь следует обратить внимание на терминологический аспект. Помимо этого представляет интерес и тенденция к воспроизведению на этапе оперативной разработки процедур, характерных для уголовного процесса, однако имеющих форму оперативной деятельности.

    Так, с точки зрения терминологии это использование таких терминов, как «оперативное доказывание», а не «документирование»; «оперативные доказательства» вместо «оперативно-розыскная информация»; не «направления документирования», а «обстоятельства, подлежащие оперативному доказыванию». В процедурном плане это признание содержанием оперативного доказывания деятельности по сбору, закреплению, проверке и оценке оперативных доказательств определенными должностными лицами, непосредственно осуществляющими оперативную деятельность, и др.

    В-третьих, определенную специфику имеет аспект санкционирования последующей оперативной проверки (оперативной разработки, разведывательного расследования, полного расследования). Это прослеживается на примере разведывательного расследования, проводимого ФБР США. Разрешение на его осуществление дают только высокопоставленные чиновники согласно специальной процедуре.

    В-четвертых, существует и такой специфичный признак оперативной разработки, как ее сроки. Как отмечалось ранее, Федеральный закон об ОРД в Российской Федерации оставляет без ответа вопрос о сроках оперативной проверки. Однако ответ на него можно найти в зарубежном законодательстве.

    Так, предварительная оперативная проверка, проводимая оперативно-розыскным ведомством Латвии, ограничена временными рамками в два месяца, а оперативная разработка — в шесть месяцев. Эти сроки могут продлеваться, однако исходные временные периоды указанных стадий оперативно-розыскного процесса различны.

    В США оперативная разработка по фактам тайной маскируемой противоправной деятельности (разведывательное расследование) первоначально разрешается на период до 180 дней, а наведения справок — только 90 дней. Однако эти сроки могут быть продлены на основании нового разрешения на дополнительный срок, каждый из которых по разведывательному расследованию не может превышать 180 дней. Правом давать разрешение на продление срока обладает директор ФБР или назначенный им помощник директора. Если начальное разрешение на проведение разведывательного расследования было дано министром юстиции, то его согласие обязательно и для продления сроков данной разновидности оперативной разработки. Специфика здесь и в том, что дела оперативного учета, в рамках которых осуществляется разведывательное расследование, пересматриваются директором ФБР или назначенным им ответственным чиновником Главного управления ФБР по или до истечения срока, отведенного на разведывательное расследование, и очередных сроков его продления.

    Сказанное свидетельствует о том, что оперативная разработка может вестись в течение длительного времени, однако в этих случаях она должна осуществляться под контролем высокопоставленных чиновников как правоприменяющих органов, так и надзирающих инстанций.

    В-пятых, для дифференциации различных стадий оперативно-розыскного процесса законодатель в Латвии, США и других странах использует и такой критерий, как категория оперативно-розыскных мероприятий и условия их осуществления, оговаривая особым образом допустимость их проведения в ходе предварительной оперативной проверки (наведение справок, предварительное дознание) и оперативной разработки (полное, разведывательное расследование).

    Например, устанавливается, что на стадии наведения справок (предварительного дознания) оперативные работники ФБР должны применять для получения информации оперативно-розыскные мероприятия, минимально негласно вторгающиеся в частную жизнь граждан. При выборе ОРМ ими должны учитываться возможные неблагоприятные последствия для интересов охраны частной жизни и репутации граждан. К числу данной категории ОРМ отнесен сбор сведений при помощи учетов и досье правоохранительного органа или спецслужбы, документов, хранящихся в государственных учреждениях, иных общедоступных источников. На данной стадии, как правило, применим опрос различных объектовой физическое наблюдение. Иные ОРМ могут использоваться только с предварительной санкции вышестоящего должностного лица. Однако последнее не требуется при наличии обстоятельств, не терпящих отлагательства. Применение ОРМ, максимально вторгающихся в частную жизнь граждан, как правило, не допускается на стадии предварительной оперативной проверки (наведение справок, предварительное дознание). Вместе с тем компетентное должностное лицо может разрешить их использование при вынужденных обстоятельствах, если другие ОРМ не приносят успешных результатов. Сказанное свидетельствует о том, что должностное лицо, под контролем которого осуществляется предварительная оперативная проверка, должно быть профессионалом и уметь при выборе проверочных ОРМ. правильно оценивать ситуацию.  

    Что же касается оперативной разработки (Латвия) или полного расследования (США), то здесь допустим полномасштабный комплекс оперативно-розыскных мероприятий как минимально, так и максимально вторгающихся в частную жизнь граждан. При этом должны только соблюдаться определенные условия их проведения.

    Так, в части четвертой ст. 22 Закона Латвии об оперативной деятельности указывается, что в процессе оперативной разработки могут быть использованы любые из ОРМ, указанных в ст. 6 этого законодательного акта, а именно: оперативное расследование; оперативное наблюдение (слежка); оперативный осмотр; оперативное получение образцов, оперативное исследование; оперативное обследование лица; оперативное проникновение; оперативный эксперимент; оперативная детективная деятельность; оперативный контроль за корреспонденцией; оперативное получение информации с использованием технических средств; оперативное прослушивание разговоров.

    Кроме того, законодатель в Латвии устанавливает в части четвертой анализируемой статьи и допустимость использования вышеуказанных мероприятий как в общем виде, то есть с санкции непосредственного руководителя начальника оперативного работника, осуществляющего оперативную разработку, так и в особом виде, то есть с информированием прокурора и получением санкции судьи. Детально общий и особый виды проведения мероприятий оперативной деятельности в Латвии устанавливает ст. 7 Закона Латвии об оперативной деятельности.

    Несколько по-иному регламентируется порядок проведения ОРМ в ходе оперативной разработки (полное, разведывательное расследование) в США.

    Здесь в соответствующих правовых документах указывается:

    а)            конкретный метод, применяемый в ходе оперативной разработки (полное разведывательное расследование);

    б)           ограничения, установленные для применения конкретного метода.

    Так, при оперативной разработке (полное расследование), осуществляемой по фактам общеуголовных традиционных преступлений, применяются:

    а) осведомители, но информация, поступившая от них, должна использоваться только в соответствии с Инструкциями Министерства юстиции относительно использования информации от осведомителей и других конфиденциальных источников:

    б)           операции с участием тайных агентов, но только в соответствии с инструкциями Министерства юстиции «Об операциях ФБР с участием тайных агентов»;

    в)            неконсенсуальное наблюдение с помощью электронной аппаратуры, но только в соответствии с процедурой получения ордера и с требованиями Раздела III Законоположения о контроле над преступностью и безопасностью улиц, Раздела 18 Кодекса США, ст. 2510  2520;

    г)            автоматические устройства, регистрирующие телефонные переговоры, но устанавливаться они могут только с разрешения Министерства юстиции. Для установки такого устройства необходимо письменное разрешение федерального окружного суда, возобновляемого каждые 30 дней, согласно меморандуму помощника министра юстиции, ответственного за уголовный отдел, ко всем федеральным прокурорам;

    д)           консенсуальное электронное подслушивание, но только на основе разрешения, выданного Директором (заместителем Директора) Управления по оперативной борьбе с правонарушениями либо второго помощника прокурора Уголовного отдела или заместителя главного прокурора — начальника Уголовного отдела, за исключением обстоятельств, не терпящих отлагательства, в соответствии с положениями Министерства юстиции. Это относится как к портативной аппаратуре, которой пользуется участник операции, так и к стационарной аппаратуре, установленной в помещении и которая также контролируется участниками операции. Для консенсуального подслушивания телефонных разговоров необходимо предварительное разрешение особого Уполномоченного Агента и соответствующего прокурора за исключением случаев, не терпящих отлагательства.

    Что касается оперативной разработки в форме разведывательного расследования, то здесь ключевым элементом является секретная операция, связанная с тайным внедрением секретных агентов и осведомителей в сообщества, преступная деятельность которых известна или подозревается. При этом как секретным агентам, так и осведомителям предоставляются дискреционные полномочия для оптимальных действий в кризисных ситуациях.

    Кроме того, разведывательное расследование предполагает применение оперативного эксперимента с соблюдением определенных условий для разоблачения объектов этого расследования.

    Практически процесс применения в ходе полного расследования методов сбора информации выглядит следующим образом:

    а)            поступление исходной информации о причастности того или иного лица, например, к экстремистской деятельности, от:

    -              политического осведомителя ФБР в одну из точек ФБР;

                    Осведомителя-любителя, поставляющего информацию на эпизодической, нерегулярной основе;

                    конфиденциальных источников (банкиров, землевладельцев, работников системы образования и коммунального хозяйства и т.п., поставляющих находящуюся в их распоряжении информацию при условии, что их сотрудничество не будет предаваться огласке;

    -              сотрудников полиции;

    -              штатных сотрудников ФБР;

    б)           оперативная проверка исходной информации за счет использования следующих различных дополняющих друг друга источников и приемов:

    -              сбор информации при помощи осведомителей (собственно осведомительство; получение ключей для проникновения в жилище объектов проверки; составление планов и схем при подготовке проникновения в жилые и служебные помещения; опознание личности подозреваемых при фотографировании; расшифровка непонятных разговоров, подслушанных по телефону; предупреждение своих контролеров из ФБР о намечающихся телефонных переговорах, имеющих достаточное значение, чтобы востребовать ордер на их прослушивание; поставка информации, которая может быть использована как основа для письменных свидетельских показаний в целях обоснования необходимости электронного подслушивания и других видов слежки);

    -              сбор информации при помощи местной полиции и штатов;

    -              поиск информации в отделах регистрации автомобилей, где есть фотографии объектов проверки, а также сведения, дающие ключ к архивам ведомств социального обеспечения;

                    опрос объектов проверки, в том числе в интересах их разработки, а также в профилактических целях;

    -              наблюдение и прямое фотографирование объектов проверки;

                    опрос осведомителей;

    -              опросы друзей, родственников, соседей объектов проверки, их учителей, а также иных лиц, которые могут дать полезную информацию (торговцы, бармены, водители такси и т. п.);

    -              опросы сотрудников газет для получения сведений о лицах, которых они информировали;

    -              физическое наблюдение (постоянное, подвижное, периодическое, обеспечивающее идентификацию объекта и контроль за его деятельностью);

    -              контакт под вымышленным предлогом (агент, который собирая информацию, контактирует с физическими лицами — ее источниками, выдавая себя за другое лицо, в частности, юриста, судебного исполнителя, страхового агента, строительного инспектора и в пассивном варианте просто не раскрывает своего истинного лица;

    -              электронное наблюдение, обеспечивающее добывание информации как в отношении основных объектов проверки, так и других лиц, официально под наблюдением не состоящих);

    -              поиск информации в федеральных учреждениях (почта, таможня, бюро иммиграции и натурализации), в агентствах по штатам (избирательные комиссии, тюремные архивы);

    -              поиск информации с опорой на частные источники (кредитные кассы, банки, страховые компании, компании по прокату автомобилей);

                    обработка почты (регистрация обратных адресов с конвертов писем, адресованных подозрительным лицам и организациям);

    -              вскрытие почтовых отправлений;

    -              тайное проникновение в жилище;

    -              поиск и анализ материалов, опубликованных в открытой печати;

                    поиск и анализ различных документальных источников информации (обращение с просьбой о приеме на работу, судебные протоколы, документы о регистрации автомобилей, адресные книги и т. п.).

    Сказанное позволяет заметить, что последующая оперативная проверка, т. е. оперативная разработка (полное или разведывательное расследование) представляет собой системную 

    совокупность оперативно-розыскных мероприятий как минимально, так и максимально вторгающихся в частную жизнь граждан, оказавшихся в сфере осуществляющих ОРМ оперативных подразделений. Учитывая максимально интрузивный характер оперативной разработки, законодатель в ряде указанных выше стран дифференцирует ОРМ адекватно стадиям оперативно-розыскного процесса, в том числе и такому его этапу, как оперативная разработка. Помимо этого, во всех странах, в том числе и в РФ, устанавливаются условия и определенный процессуальный порядок подготовки и осуществления ОРМ, ограничивающих конституционные права и свободы граждан. Особенность здесь и в том, что лица, по отношению к которым проводится оперативная разработка, подлежат постановке на оперативный учет (ст. 22 Закона Латвии об оперативной деятельности). Подобная практика существует в деятельности органов и служб, осуществляющих ОРД, других стран.

    Весь комплекс ОРМ, проводимых в ходе оперативной разработки, обеспечивает выявление оперативно-розыскным путем и фиксацию фактических данных, обеспечивающих разрешение таких задач, предусмотренных оперативно-розыскным законодательством, как раскрытие противоправных деяний и обнаружение разыскиваемых лиц, в том числе за счет использования результатов как предварительной, так и последующей оперативной проверки в правовом режиме иных чем ОРД правовых функций.



    темы

    документ Судебная экспертиза и опретивно-розыскная деятельность
    документ Оперативная деятельность
    документ Организованная группа
    документ Арест
    документ Уголовный кодекс РФ



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Налог на профессиональный доход с 2019 года
    Цены на топливо в 2019 году
    Самые высокооплачиваемые профессии в 2019 году
    Скачок цен на продукты в 2019 году
    Бухгалтерские изменения в 2019 году

    Налоговые изменения в 2019 году
    Изменения для юристов в 2019 году
    Изменения для ИП в 2019 году
    Изменения в трудовом законодательстве в 2019 году
    Административная ответственность в 2019 году
    Алименты в 2019 году
    Банкротство в 2019 году
    Бизнес-планы 2019 года
    Взносы в ПФР в 2019 году
    Вид на жительство в 2019 году
    Бухгалтерский учет в 2019 году
    Выходное пособие в 2019 году
    Бухгалтерская отчетность 2019
    Государственные закупки 2019
    Изменения в 2019 году
    Бухгалтерский баланс 2019
    Декретный отпуск в 2019 годуы
    Аванс в 2019 году
    Брокеру
    Недвижимость


    ©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты