Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Ответственность за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг в период до октября 1917 года

Ответственность за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг в период до октября 1917 года

Ответственность за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг в период до октября 1917 года

До ХVI века об ответственности за фальшивомонетничество на Руси исторические памятники не упоминают. Объясняется это тем, что чеканка денег находилась в частных руках и порождала очень низкий контроль за их выпуском в обращение. В это время удельные князья (новгородские, московские, тверские и др.) чеканили собственные монеты и поэтому фальсификация денег на данном историческом этапе рассматривалась как фактор негативной человеческой деятельности. Об этом свидетельствуют источники права, акцентирующие внимание на том, что фальшивомонетничество приобрело огромный размах на Руси и русские князья пытались бороться сданным явлением.

Указ приведен в грамоте 1620 года мая 3 воеводе Соли Вычегодской: “... иноземцы, гости и торговые люди, привозят с собою деньги, а делают их у себя на русской московской чекан...”. В этом указе говорится о том, что в пограничные и портовые города России иностранцы привозят поддельные русские деньги и меняют их на товар либо на настоящие деньги, в результате чего государству и людям причиняются серьезные убытки. Для предотвращения дальнейшего поступления фальшивых денег в Россию было предложено более бдительно подходить к покупкам иноземцев, осуществляемым ими на русские деньги, и подозрительные монеты для обмена на товар у них не брать.

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что уже в то время фальшивомонетничество принимало огромный размах и причиняло серьезные убытки государству, но еще не было правовой базы, регулирующей эту сферу отношений, так как государство не являлось монополистом по производству денег. Поэтому единственным вариантом предотвращения фальшивомонетничества было повышение бдительности граждан, работающих в торговле и принимающих деньги.

В конце первой половины ХVI века в Москве был учрежден государев денежный двор, что явилось моментом объявления монополии государства на чеканку монет и началом преследования за подделку денег. Во главе денежного двора стояли назначаемые “головы” и “целовальники”, избираемые городом. Их обязанность заключалась в донесении государю об открывшихся злоупотреблениях в монетном деле.

Предметом преступления серебряные, медные, оловянные или укладные деньги.

Объективная сторона преступления включает в себя два разнородных действия, каждое из которых является самостоятельным и оконченным составом преступления:

- изготовление поддельных серебряных, медных, оловянных или укладных денег;

- добавление в серебро меди, олова или свинца.

Из вышесказанного можно сделать вывод данная норма представляет собой состав преступления с альтернативными действиями.

Субъект преступления специальный, то есть денежный мастер, находившийся на момент совершения преступления на государственной службе и обладающий специальными правами и обязанностями. Независимо от того, обвинялись ли денежные мастера в чеканке медных, оловянных или укладных денег вместо принятых в государстве серебряных либо в порче денег в целях наживы, они рассматривались как преступники, наносящие вред государственной казне, и подлежали квалифицированной смертной казни.

При определении наказания за изготовление медных, оловянных и укладных денег или за добавление к серебру меди, олова или свинца Уложение не различало пособников и главных виновников. Это разделение было установлено следующим законом 1661 года, который заменил наказание, выраженное в залитые горла металлом, отсечением левой руки для главных виновников и двух пальцев для пособников. Должностные лица и головы приставленные наблюдать за денежными мастерами целовальники отвечали за содеянное преступление как пособники. В этом же указе предусматривалась ответственность за предварительную преступную деятельность в виде обнаружения умысла и приготовления к преступлению. Пресечение преступления на данных стадиях уменьшало степень наказания. Во избежание клеветы в адрес денежных мастеров в корыстных целях данный указ запрещал вознаграждение за донос. В результате чего недоносители привлекались к ответственности только в том случае, если они, поймав преступников, возьмут с них выкуп, а в приказ не приведут.

Таким образом, принятие Уложения 1649 года явилось историческим этапом развития уголовного законодательства и началом становления института уголовной ответственности за фальшивомонетничество. Позже оно получило название Соборного уложения.

Фальшивомонетничество особенно выросло в середине ХVII века в связи с выпуском в обращение медной монеты и уменьшением веса серебряной, что повлекло за собой переизбыток денежной массы. В результате произошла инфляция, породившая населения восстание, вошедшее в историю как Медный бунт. Тогда за девять лет к ответственности за данный вид деяния было привлечено более 22 000 фальшивомонетчиков .

Следующим этапом развития уголовного законодательства был Артикул воинский 1715 года Петра я, в который также рассматривал фальшивомонетничество как преступление. Об этом деянии говорится в главе ХХІІ артикула “О лживой присяге и подобных сему преступлениях”. В ней присутствует артикул 199, который дает понятие и характеристику данному виду преступления: “Кто лживую монету будет бить или делать, оный имеет живота лишен, а по великости нарушения, сожжен быть... в.

Данный артикул подтвердил закрепленное в Соборном уложении 1649 года положение об уголовной ответственности за фальшивомонетничество. Фальшивомонетчики подвергались смертной казни, которая в случае особой тяжести применялась в виде сожжения. В Воинском артикуле дается более четкое и широкое определение этого деяния, чем в Соборном уложении.

В соответствии с данной нормой объектом преступления является государственная казна (финансовая система государства).

Предмет преступления монеты государственного чекана.

Объективная сторона включает в себя ряд действий, каждое из которых является самостоятельным составом преступления:

1) изготовление монеты негосударственным чеканом. Это означает запрет изготовления денег частными лицами, которые своими действиями нарушали государственную монополию и подрывали доходы царской казны;

2) примешивание другого неблагородного металла, то есть добавление при производстве монет неблагородных металлов, по характеристикам похожих на те, которые используются при чеканке, тем самым нанося урон государственной финансовой системе;

3) уменьшение надлежащего веса монеты заключалось в том, что законодательно был указан конкретный вес монет различного номинала, и уменьшение этого веса вело к нарушениям, связанным с обеспеченностью данных монет со стороны государства посредством содержания драгоценных металлов в них.

Изготовление монеты с примесью неблагородных металлов и изготовление из монеты меньшего веса не могло наказываться смертной казнью, а лишением имущества и чести.

Во время правления Петра я в 1720 году вступает в действие Морской устав. Данный нормативно правовой документ содержит свод морских законов военноуголовных, а также норму, предусматривающую ответственность за фальшивомонетничество (ст. 134 “Кто монету будет делать..” , расположенная в главе ХVIII “О лживой присяге и подобных сему преступлениях”).

Следующим правовым документом, регулирующим уголовно правовые отношения в России, стало Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года (в редакции 1866 и 1885 гг.). Во второй половине ХІХ века, особенно после отмены крепостного права (1861 г.), в России происходит стремительный процесс развития капиталистических отношений. Развитие их стояло под охраной Уложения 1845 года". Монополия на производство денежных знаков осталась в руках государства, поэтому нельзя было оставить безнаказанной подделку денег. Недостаточно было бы в данном случае ограничиться одними гражданской правовыми отношениями, то есть объявлением поддельных знаков недействительными и взысканием с фальшивомонетчиков причиненного ими убытка. Такие меры не смогли бы препятствовать распространению подделок, создавая для фальшивомонетчиков лишь единственный риск не получить ту прибыль, на которую рассчитывал, поэтому Уложение 1845 года предусматривало уголовную ответственность за фальшивомонетничество. Тогда в денежном обороте России уже использовались бумажные деньги и ценные бумаги, породившие новые проблемы, связанные с фальшивомонетничеством.

Первые бумажные деньги в России появились в 1769 году. Они были более выгодны и удобны в обращении, чем металлические: во-первых, облегчали хранение, во-вторых, упрощали расчеты, в третьих, банком разменивались на медные монеты без ограничения. Банкноты были слабо защищены от подделки, что породило появление огромного количества фальшивых банковских билетов в денежном обороте. В основном это были переделанные 25рублевые ассигнации в 75-рублевые путем исправления цифры “2” на цифру “7”, а слова “двадцать” на слово “семьдесят”, и такие купюры попадали в денежный оборот. В 1798 году правительство приступило к выпуску ассигнаций нового образца, которые были отпечатаны на тонкой бумаге и снабжены сложной системой водяных знаков.

Для защиты денежного обращения России в 1826 году царским указом было создано в в III отделение Собственной Его Величества канцелярии, одним из основных направлений, деятельности которого являлось обнаружение информации прямо либо косвенно указывающей на изготовление или сбыт поддельных денег и ценных бумаг: “...известия об открытиях по фальшивым ассигнациям, монетам...”. Например, с 1874 по 1894 год ежегодно в среднем в производстве было более 500 уголовных дел о подделке монеты. В связи с ростом таких преступлений и появлением огромного количества фальшивых денег, изготовленных за рубежом, над государством нависла угроза экономического подрыва. Для усиления борьбы с данным видом преступления в 1881 году вместо к к III отделения имперской канцелярии был учрежден Департамент полиции, одним из основных направлений, деятельности которого также являлось противостояние фальшивомонетничеству.

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года фальшивомонетничеству был посвящен раздел VII Устава Устава “О преступлениях и проступках против имущества и доходов казны”, включающий в себя главу 2 “О нарушении уставов монетных”, состоящую из двух отделений: “О подделке и уменьшении достоинства монеты, противозаконном переливе, привозе и вывозе оной” и “О подделке государственных кредитных бумаг”. В данном Уложении шло разделение по предмету подделки, то есть первое отделение главы посвящено подделке монеты, а второе подделке государственных кредитных бумаг. В связи, с чем в нашей диссертации сначала будет рассмотрено первое отделение главы, а затем второе.

Объектом данного преступления являлась государственная казна (финансовая система государства). Монополия на производство денег находилась в руках государства, то есть, если изготовлена монета, полностью отвечающая всем требованиям, но она произведена не государственным чеканом, эти действия также являлись преступлением. Уложение относило подделку денежных знаков к посягательствам на имущество и доходы казны. Профессор А. Лохвицкий в курсе “Русского уголовного права”9 пишет, что казна не принимала фальшивых монет и фальшивых кредитных билетов. Следовательно, государственной казне не причинялось никакого ущерба. Также он указывает на то, что в подделке монеты нельзя видеть и имущественного преступления, направленного против отдельных лиц, которым дается фальшивая монета вместо настоящей. Частные лица, получившие поддельную монету, конечно же, терпят ущерб, но более важное значение имеет общественная сторона данного преступления, на которую и должно быть обращено основное внимание.

Предметом этого преступления являлись золотые, серебряные, платиновые и медные монеты российского чекана.

Объективная сторона преступления представляла собой действия, направленные на подделку денег. Данная норма не давала перечня способов подделки, что указывало на привилегию суда при толковании данной статьи относительно различных вариантов изготовления поддельных денежных знаков и ценных бумаг.

Статья 557 Уложения 1845 года устанавливала уголовную ответственность за действия, перечисленные в ст. 556 Уложения, совершенные специальным субъектом: “...лицом, которое было употребляемо правительством приготовлена монеты или к надзору за приготовляем оной...”. В роли специального субъекта выступал государственный служащий, деятельность которого была связана с изготовлением монеты либо надзором за ее изготовлением. Виновный приговаривался к лишению всех прав и к ссылке на каторжную работу на срок от десяти до двенадцати лет. Такому же наказанию подвергались виновные в подделке российской монеты из похищенных с горных, казенных или частных заводов золота, платины или серебра, хотя изготовленная монета полностью отвечала характеристикам настоящей, что также указано в ст. 557.

Лица, которые достоверно знали о подделке монеты, но не принимали участия при совершении данного преступления и не сообщили об этом правительству, также подлежали ответственности по ст. 560 Уложения. Наказанием за данный проступок была ссылка на житье в Сибирь. Государство специально ввело такое тяжкое наказание за недоносительство о преступлении (фальшивомонетничестве), пытаясь тем самым заставить граждан, обладающих информацией, под страхом наказания сообщать об этом в полицию.

За переплавку российской монеты (ст. 561) виновный лишался всех прав, и ему была установлена ссылка на поселение в отдаленные места Сибири. Все обнаруженные у обвиняемых поддельные монеты и предметы, используемые для подделки (ст. 562) конфисковались и отсылались в Департамент государственного казначейства. За привоз из-за границы российской монеты и пуск ее в оборот (ст. 563) лицо подвергалось ответственности в по ст. 556 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года и конфискации привезенных монет. Статья 564 Уложения полностью дублировала предыдущую норму. Различие было только по предмету преступления и наказанию. Предметом в данной норме выступала иностранная монета. Наказание за такой проступок этой монеты конфискация, лишение всех прав и ссылка на каторжную работу на срок от четырех до шести лет. За обрезание монеты и всякое умышленное уменьшение веса (ст., 565) виновные подвергались лишению всех особенных, лично присвоенных прав и преимуществ и ссылке на житье в Сибирь. Также эта статья устанавливала ответственность за скупку частей металла, полученных в результате уменьшения веса монет (обрезание, выплавка и др.). Виновные в совершении этого преступления лишались некоторых особенных прав и преимуществ, а также заключались в тюрьму на срок от одного года и четырех месяцев до двух лет. Статья 566 Уложения указывала на то, что посеребренее, позолоченее, натирание ртутью или другим веществом какой-либо монеты с намерением придать ей вид большей ценности подвергало виновного лишению всех особенных личных прав и преимуществ и помещению в исправительные арестантские отделения.

Статья 567 Уложения указывала на уголовную ответственность лиц, выпускающих в обращение заведомо поддельные монеты, знающих фальшивомонетчиков или занимающихся перевозом фальшивых монет. За вышеуказанные действия виновный подвергался наказанию как сообщник в этой подделке в качестве укрывателя. В этой статье указывалось на то, что лицо, получившее случайно фальшивую монету и узнавшее, что она поддельная, не предоставившее ее в правоохранительные органы, а в качестве настоящей передавшее другому лицу, подлежит наказанию и ответственности за мошенничество.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года (в редакции 1866 и 1885 гг.) дало понятие изготовления и сбыта поддельных монет, способы и формы данного деяния, запрещенные уголовным законодательством под страхом наказания, используемые на данном историческом этапе.

Отделение второе “О подделке государственных кредитных бумаг” главы второй Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года (в редакции 1866 и 1885 гг.) содержит ряд норм, предусматривающих уголовную ответственность за подделку государственных кредитных бумаг. Объектом преступления в соответствии с данной нормой является финансовая система государства.

Предмет преступления государственные кредитные билеты, билеты государственного казначейства, билеты кредитных установлений, имеющие в общем обращении достоинство денег.

Объективная сторона преступления включает в себя несколько способов подделки:

- подделка бумаги и рисунков механическими средствами, увеличение номинальной стоимости банковских билетов наступает ответственность по ст. 556 Уложения как за поделку монеты российского чекана;

- подделка вышеперечисленных бумаг на простой бумаге с помощью рисования, похищение бланков, предназначенных для кредитных билетов (ч. 2 ст. 571) ответственность может быть применима только за похищение листов бланков для государственных кредитных билетов и не может распространяться на хищение бланков билетов частных банков. Эта часть могла применяться в тех случаях, когда хищение бланков представляло собой самостоятельное преступление. Если же похищение бланков являлось лишь средством совершения подделки, то виновный отвечал только за подделку как за более тяжкое преступление;

- изменение в кредитных билетах цвета для придания им достоинства высшей ценности;

- похищение образцовых листов государственных кредитных бумаг и выпуск их в обращение в виде денег без изменения;

- похищение и выпуск в обращение образцовых листов государственных кредитных бумаг с изменениями.

Статья 571 рассматривает только специальный вид подлога в актах и обязательствах и поэтому данная норма является исключительной и не может иметь расширительного толкования.

Таким образом, эта статья может применяться в двух случаях:

- во-первых, за изготовление подложных или фальшивых, в узком смысле этих слов, билетов;

- во-вторых, за подделку настоящих билетов путем увеличения достоинства любым способом. Все иные виды подделки под данную норму не подпадают. При определении наказания за подделку государственных кредитных бумаг закон принимает во внимание качество подделки и степень общественной опасности для государственной денежной системы в результате выпуска поддельных кредитных билетов. Соответственно, способ подделки имеет большое значение, так как хорошо изготовленные купюры имеют большую вероятность длительного нахождения в обороте. Поэтому, если виновный подделывает рисунок на кредитном билете механическим способом (литографическим и др.), он подлежит наказанию по ч. 1 ст. 571 даже в том случае, если рисунок был изготовлен на простой бумаге.

Подделка кредитных билетов считается оконченной с момента изготовления билета. Для признания преступления оконченным закон не требует выпуска в обращение поддельных билетов.

Если данное преступление совершалось государственным служащим (“...учинено лицом, которое было употребляемо правительством приготовлена государственных кредитных бумаг или надзору за приготовлявшем. Ст. 572”) , изготавливающим государственные кредитные бумаги или осуществляющим функции надзора за их изготовлением, наказание наступало в соответствии со ст. 571 Уложения, но оно усиливалось на одну степень.

Статья 573 Уложения устанавливала, что наказанию по ст. 571 Уложения подвергаются все лица, принимавшие какое-либо участие в подделке государственных кредитных билетов, билетов государственного казначейства и других кредитных билетов, имеющих в общем обращении достоинство денег (покупка, продажа, доставка орудий преступления и др.). Предоставление помещения в своем доме для подделки кредитных билетов признавалось предоставлением средств для совершения преступления, и эти лица привлекались к ответственности по ст. 573. Продажа приспособлений для изготовления фальшивых кредитных билетов наказывалась как подделка того рода, для которого эти орудия были приспособлены. Таким образом, продажа орудий для подделки билетов механическими средствами наказывалась по ч.1 ст. 571 Уложения. Под действие ст. 573 также подходит и приобретение металлического клише с вырезкой кредитного билета для печатания ассигнаций. Виновные отвечали даже в том случае, если они не успели воспользоваться данными предметами, ибо их использование представляло собой самостоятельный состав преступления. Так как ответственность по ст. 573 зависела от наказуемости самой подделки, то продажа орудий и средств для изготовления фальшивых банкнот механическими средствами подвергалась ответственности по ч. 1 ст. 571 Уложения. Текст ст. 573 говорил о том, что все участники и сообщники преступления подлежат такому же наказанию, как и лицо, изготавливающее поддельные денежные знаки. Из вышеуказанного можно сделать вывод о том что, степень участия в преступлении никоим образом не влияет на назначение наказания. Если судом будет доказано конкретное количество подделанных кредитных билетов, и обвиняемые в подделке не представят доказательства того, что не все количество подделанных билетов пущено ими в денежный оборот, то суд имеет право вменить обвиняемым именно то количество фальшивых купюр, которое доказано. Соучастник преступления (открыватель), сообщивший сведения о своих соучастниках, тем самым дав возможность обнаружить и пресечь преступление, освобождается от наказания, и его имя сохраняется в тайне. Статьи 572, 573 дублируют ст. 557, 559 Уложения. Различие происходит только по предмету преступления, в качестве которого выступают: кредитные бумаги; государственные кредитные билеты; билеты государственного казначейства; иные билеты кредитных установлений, имеющих в общем обращении достоинство денег.

Статья 574 Уложения устанавливала уголовную ответственность лиц, знающих о подделке билетов государственного казначейства и других государственных кредитных билетов или о выпуске их в обращение, но без какого-либо участия в данной преступной деятельности. Лица, не сообщившие об этом правительству, несли наказание в виде лишения всех особенных, личных и присвоенных прав и преимуществ, а также подвергались ссылке, на житье в Сибирь. Обвиняемый в покушении на сбыт фальшивых билетов и признанный прекратившим совершение данного преступления по собственной воле, не подлежал, согласно ст. 113 Уложения, наказанию за покушение, но мог быть признан виновным в знании и недонесении о совершении фальшивомонетничества, то есть его действия подпадали под признаки преступления, предусмотренного ст. 574. Все найденные фальшивые государственные кредитные билеты, указанные в ст. 571 Уложения, а также орудия и средства, используемые при совершении данного преступления, конфисковались и уничтожались (ст. 575 Уложения). Данная статья не определяла срока, по истечении которого изъятые вещи должны быть уничтожены. Очевидно, подобное действие применялось только после окончания судебного разбирательства, так как эти вещи использовались в качестве вещественных доказательств, и качество изготовленных поддельных купюр, орудия и средства преступления принимались во внимание при назначении наказания.

Лица, выпускающие в обращение фальшивые билеты государственного казначейства и другие, указанные в ст. 571 Уложения, знающие лиц, изготавливающих поддельные билеты, либо лиц, занимающихся перевозом данных бумаг, подвергались наказанию в соответствии со ст. 576 как с общинники в подделке на основании правила, указанного в ст. 573 Уложения. Также лицо, случайно получившее фальшивый билет государственного казначейства, кредитный или иной государственный кредитный билет и уверенное, что данный билет фальшивый, не представившее его в правоохранительные органы, а сбывшее другому лицу под видом настоящего, подвергалось наказанию в соответствии со статьей, предусматривающей ответственность за мошенничество.

За подделку, привоз из-за границы и выпуск в обращение фальшивых иностранных ассигнаций и билетов виновный подвергался уголовной ответственности в соответствии со ст. 577 Уложения.

Нормы, указанные во втором отделении “О подделке государственных кредитных бумаг”, полностью дублируют нормы, расположенные в первом отделении вышеуказанной главы и раздела. Различия происходят только по предмету преступления и наказаниям за совершенное противоправное деяние. В качестве предмета во втором отделении выступают государственный кредитный билет, билет государственного казначейства, иные кредитные билеты, имеющие в общем обращении достоинство денег, а также иностранные ассигнации и билеты. В первом отделении в качестве предмета выступают монета золотая, серебряная, платиновая и медная российского чекана и иностранная монета.

Уложение 1845 года впервые в Российском законодательстве вводит уголовную ответственность за изготовление и сбыт поддельных ценных бумаг, то есть ценные бумаги встали под охрану уголовного законодательства. В соответствии с Уложением 1845 года привлекался к ответственности за фальшивомонетничество как общий, так и специальный субъект. В роли специального субъекта выступал государственный служащий, деятельность которого была связана с изготовлением монеты либо надзором за ее изготовлением.

Примером тому могут служить дела о махинациях с акциями в Саратовско Сибирском земельном банке, дело о подделке акций Тамбовско Козловской железной дороги и ряд других. Действовавшее до 1903 года. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года содержало ряд норм, предусматривающих ответственность за различные преступления, где объектом преступного посягательства являлась финансовая система государства.

Так, в ст. 1149 предусматривалась уголовная ответственность за подделку билетов комиссии погашения долгов государственного банка и его контор, приказов общественного призрения и вообще всех государственных кредитных установлений. По своей сути названные билеты являлись долговыми обязательствами государства и подлежали оплате по предъявлению, то есть были одним из видов государственных ценных бумаг.

В статье 1150 Уложения предусматривалась уголовная ответственность за подобные же деяния: подделку билетов общественных и частных банков, но наказание в этом случае было менее строгим. Таким образом, законодатель в первую очередь ставил под охрану финансовую систему государства.

Статьей 1160 Уложения предусматривалась уголовная ответственность за подлог векселя. Небезынтересно, что за ненадлежащие действия по установлению подложности подписи векселедателя, находившегося в том же городе, где представлялся этот вексель к учету, маклер общественного или частного банка обязан был возместить весь ущерб, причиненный банку, и лишался своей должности. А если маклер совершал эти действия из корыстной или иной личной заинтересованности, он подлежал ответственности по ст. 362 Уложения за должностной подлог.

Вне всякого сомнения, подобный подход законодателя интересен и для нашего времени: это способствовало бы более ответственному отношению к делу банковских служащих, работающих с векселями. Обращает на себя внимание также детальное разъяснение законодателем вопросов применения вышеуказанных норм. В частности предполагается, что лицо должно полностью отвечать за свои действия, руководствоваться здравым смыслом, жизненным опытом и знанием особенностей гражданского оборота тех же векселей. Так, дается разъяснение, что для уголовно наказуемого обмана обман необходим во внешних факторах, искажение которых склоняет обманутого к передаче своего имущества или к вступлению в невыгодную сделку, то простое уверение, что выставка бланка на на выставившего вексель не налагает никаких обязательств, не образует состава мошенничества, даже если и вексель впоследствии был предъявлен к взысканию, и деньги с бланкоподписателя были взысканы.

Особо предусматривалась уголовная ответственность за подделку акций торгового общества, товарищества или компании. Так, в соответствии со ст. 1194 Уложения, лицо, виновное в этом преступлении, подлежало уголовной ответственности в виде лишения всех особенных, личных и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и отдаче в исправительные арестантские отделения на время от пяти до шести лет. В случае если лицо передавало граверу подлинные акции для изготовления поддельных, то есть заказ сделан окончательно, это признавалось покушением, и ответственность наступала по ст. 1194 Уложения.

Завершая рассмотрение Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, необходимо отметить, что благодаря ему был сделан огромный скачок в охране финансово кредитной системы. Уложение взяло под охрану интересы не только государства (монеты, государственные кредитные билеты, билеты государственного казначейства, иные кредитные билеты, имеющие в общем обращении достоинство денег), а также интересы частных (негосударственных) финансово кредитных учреждений. Положения, указанные в нем, использовались при создании последующих уголовных законодательных актов как основа, так как Уложение 1845 года закрепило основополагающие признаки и принципы фальшивомонетничества, используемые даже в современном законодательстве.

Следующим нормативным актом, регулирующим отношения в сфере уголовного права, является Уголовное уложение 1903 года. В нем данному преступлению посвящена глава 20 “О подделке монеты, ценных бумаг и знаков". Открывает ее статья 427 “Виновный подделка..”

Объектом преступления в соответствии с данной нормой является финансовая система государства.

В качестве предмета преступления рассматривает данное Уложение:

1. Российскую монету. Такой монетой считается изделие из металла, за которое государством признается нарицательная цена и оно используется как платежное средство при торговых сделках. Внешним признаком такого значения является ее чеканка монеты, то есть изображение императора или другого установленного законом знака на куске металла конкретной формы, веса и размера. Поэтому изготовление только кусков металла, сходных по внешнему виду с государственной металлической монетой, будет являться подделкой металлических денег. Подделка металлических жетонов или иных подобных знаков, хотя бы и заменяющих деньги (например, жетоны, используемые в буфетах, ресторанах), конечно, нельзя квалифицировать как фальшивомонетничество, так как здесь явно вырисовывается различие по предмету преступления.

2. Иностранную монету. Уложение 1903 года предусматривает ответственность за подделку иностранной металлической монеты и кредитных знаков. Тем самым сделан шаг к международному сотрудничеству в рамках уголовного права. Иностранные металлические деньги должны отвечать таким же признакам, каким отвечают российские металлические деньги. Соответственно, они должны быть изготовлены из металла, иметь определенную нарицательную стоимость, а также характерные признаки, свидетельствующие о том, что данное изделие действительно используется в данной стране в качестве денег.

3. Государственный кредитный билет.

4. Российскую государственную процентную бумагу, купон или талон от нее или иную ценную государственную бумагу.

К числу ценных и кредитных бумаг относятся бумаги, выпускаемые как самим государством, так и другими структурами с разрешения правительства.

Объективная сторона преступления представляет собой действия, направленные на изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг.

Уложение делает различие по способам подделки:

- подделка, совершенная способом, представляющим опасность значительного размножения;

- подделка, совершенная способом, не представляющим опасность значительного размножения.

Рассматривая подделку денежных знаков, как посягательство на государственную монополию, следовало бы признавать моментом окончания данного преступления выпуск их в обращение, причем степень вреда должна определяться количеством и качеством подделки. Сама подделка денежных знаков должна рассматриваться как приготовление к данному преступлению. В этом вопросе российские законодатели пошли по пути европейских правоведов. Они определяют момент окончания данного преступления моментом изготовления одного поддельного денежного знака, количество последующих подделок может играть роль при назначении наказания. Цель, которую преследуют преступники при изготовлении поддельных денег (сбыт), не составляет необходимого условия данного состава преступления. Это условие учитывается судом при выборе вида и размера наказания. Такая позиция законодателя объясняется тем, что фальшивомонетничество является тяжким и опасным преступлением, посягающим на интересы государства, а также часто возникающими трудностями у правоохранительных органов, связанными с добыванием доказательств, участием преступников в сбыте поддельных денег и ценных бумаг.

Покушение на данное преступление наказуемо.

Субъектом подделки мог быть как гражданин Российской империи, так и гражданин иностранного государства, достигший возраста уголовной ответственности. Уложение 1903 года не закрепило понятия специального субъекта, как это было сделано в Уложении 1845 года, и обосновало это тем, что данный фактор может учитываться судом при выборе и назначении наказания и нет необходимости указывать его в законе.

В соответствии с Уложением 1903 года к ответственности привлекаются не только лица, изготавливающие поддельные деньги и ценные бумаги, но и лица, выполняющие иные функции (приобретение средств, орудий подделки, сбыт и т. д.). Тем не менее, к преступным деяниям данного вида применяются общие правила соучастия. Недонесение о готовящейся или осуществляемой подделке является преступлением, о чем оговорено в общей статье о наказуемости недоносителей.

Уложение прямо выделяет из общей группы соучастников при совершении фальшивомонетничества лиц, сбывающих поддельные деньги и ценные бумаги, в ст. 430 “Виновный в выпуска обращена или предъявлена.. ,” . Если бы моментом окончания данного преступления считался момент сбыта подделки, то непосредственным исполнителем преступления являлся бы сбытчик, а лица, изготавливающие подделки, рассматривались бы как пособники данного преступления.

Уложение не рассматривает участие в сбыте как участие в подделке, поэтому данный вид преступной деятельности рассматривается как отдельный состав преступления. Подделка денег и ценных бумаг без сбыта не представляет общественной опасности, поэтому ответственность сбытчиков поставлена наравне с преступной деятельностью лиц, изготавливающих подделки. Сбытом признается любая деятельность, с помощью которой подделка попадает в обращение (продажа, обмен, размен и т. д.). Сбыт считается оконченным с момента передачи подделки другому лицу, и это лицо получило полное право ей распоряжаться.

Статья 428 Уложения устанавливает ответственность за подделку предметов преступления иных, не указанных в ст. 427, таких как: российских билетов общественных или частных кредитных установлений; иностранных билетов общественных или частных кредитных установлений; акций или облигаций обществ или товариществ, уполномоченных установленным порядком на выпуск билетов, акций, облигаций, иной разрешенной к обращению процентной или ценной бумаги, а также купона или талона от них.

Статья 429 Уложения 1903 года закрепила положение о том, что виновный в подделке монеты, билета, бумаги, купона или талона, перечисленных в ст. 427, 428, придающей им высшее достоинство, или в устранении с такого билета, бумаги, купона или талона, знака оплаты или иного погашения наказывается как за их подделку.

Законодатели того времени выходили с предложением об объединении в одну главу подделку и подлог. Данное предложение соответствует теории французских юристов ХІХ века, которые видели в таких преступлениях вред, причиняемый исключительно частным лицам (аналогичное с мошенничеством посягательство на частные имущественные права), и потому его отрицали государственный характер. Эта точка зрения на проблему фальшивомонетничества не была поддержана, так как в данном случае без внимания оставалась существенная черта, отличающая подделку от мошенничества, а именно вред и опасность, грозящая при совершении такого преступления государственной финансовой системе и экономике. За вредом, причиняемым одному лицу, стоит вред, причиняемый другим лицам, а за ним и всему обществу. Таким образом, изготовление и сбыт поддельных денег и ценных бумаг представляет собой нарушение общегосударственного интереса. Понятие преступной подделки денежного знака подделанного предполагает известное сходство с настоящим, при котором первый при обыкновенных условиях мог быть принят за последний. Денежные знаки, выпуск которых входит в монополию государства, необходимое условие экономического оборота. В этом отношении дензнаки в экономической общественной и государственной жизни имеют огромное значение, которое они приобретают не в силу рыночной стоимости их материала, а, главным образом, благодаря условиям их выпуска, то есть они исходят непосредственно от государства и оно гарантирует внутреннюю стоимость этих денег. Вместо подрыва общественного доверия в подлоге выдвигается на первый план элемент вреда или опасности для охраняемых государством реальных благ и интересов (частных или общественных), поэтому подделка денежных знаков и их выпуск в обращение подрывает доверие граждан к средствам мены. Этот фактор как раз является отличительной чертой фальшивомонетничества от мошенничества и говорит о невозможности объединения в одну группу подделки денежных знаков и подлога.

Профессор Императорского московского университета С.В. Познышев в своей работе по Особенной части русского уголовного права дал понятие фальшивомонетничества: “Подделка денежных знаков есть умышленное, противозаконное изготовление материальных предметов, по виду сходных с государственными денежными знаками или с приравниваемыми к последним бумагами общественных или частных кредитных и иных организаществъ... устанавливает ответственность за приготовление и организацию преступного сообщества для изготовления и сбыта поддельных денег и ценных бумаг. Приготовление подразумевает под собой любое приискание и приспособление средств для подделки. Организация преступного сообщества для изготовления и сбыта поддельных денег и ценных бумаг предполагает, что сообщники к подделке или сбыту еще не приступали.

Виновный в изменении веса пробы или российской или иностранной монеты и сбыте данной монеты подвергался ответственности по ст. 432 Уложения. Обязательным признаком данного преступления является сбыт данной монеты в качестве полноценной, а также присутствует признак промысла. Для ответственности по данной статье необходимо уменьшение веса монеты любыми приемами и способами (например, обрезание, отпиливание, обтирание, сопровождающееся отнятием ее части). Этот результат, может быть, достигнут и любыми химическими способами. Монета, у которой уменьшается вес, может быть как российская, так и иностранная. Такое указание в законе законодатель счел необходимым. Это говорит о том, что Россия учитывает интересы другого государства и готово на международное сотрудничество в сфере борьбы с преступностью, в частности, с фальшивомонетничеством. Для состава преступления безразлично, насколько был уменьшен вес монеты. Но данное преступление должно быть совершено не только с умыслом, направленным на уменьшение веса монеты и сбытом этой монеты как полноценной, а также со специальной целью присвоить остатки металла.

В заключение необходимо отметить, что уголовная ответственность за изготовление или сбыт поддельных денег на Руси возникла с момента объявления государственной монополии на производство денег. Первым правовым источником на Руси, установившим ответственность за фальшивомонетничество, было Уложение 1649 года, особенностью которого было то, что в качестве субъекта преступления рассматривался денежный мастер, находившийся на момент совершения преступления на государственной службе и обладающий специальными правами и обязанностями, то есть специальный субъект.

Следующим этапом развития уголовного законодательства было законодательство И Петра. Артикул воинский 1715 года также рассматривал фальшивомонетничество как преступление. Отличительной чертой этого законодательного памятника было более четкое и широкое определение данного деяния, и по нему к ответственности привлекался не специальный субъект, а любое лицо, изготовившее или сбывшее поддельные деньги.

Следующим правовым документом, регулирующим уголовно правовые отношения в России, стало Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года (в редакции 1866 и 1885 гг.). Особенностью его явилось расширение предмета подделки, так как в то время в России в денежном обороте уже использовались бумажные деньги и ценные бумаги, породившие новые проблемы, связанные с фальшивомонетничеством. В соответствии с Уложением 1845 года привлекался к ответственности за фальшивомонетничество как общий, так и специальный субъект. В роли специального субъекта выступал государственный служащий, деятельность которого была связана с изготовлением монеты либо надзором за ее изготовлением.

Уголовное уложение 1903 года завершает развитие уголовного законодательства России в дореволюционный период. Уложение предусматривало ответственность за подделку иностранной металлической монеты и кредитных знаков. Тем самым был сделан шаг к международному сотрудничеству в рамках уголовного права, что явилось несомненным новшеством. Уложения 1845 и 1903 годов закрепили основные признаки и элементы фальшивомонетничества, а также положения соучастия и наказания за данный вид деяния, которые были использованы при создании последующих правовых источников, то есть вышеуказанные Уложения являются фундаментом образования и развития института уголовной ответственности за фальшивомонетничество.

О последствиях в случаях злостного уклонения от уплаты штрафа

В связи с отменой Федерального закона уголовного наказания в виде конфискации имущества возникла проблема с исполнением штрафа, назначенного в качестве не только основного, но и дополнительного уголовного наказания.

В ч.5 ст.46 УК РФ: «В случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, он заменяется в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса». Несмотря на это в ч.2 сгг.32 УИК РФ в отношении осушенного, злостно уклоняющегося от уплаты штрафа, назначено в качестве основного наказания, что судебный пристав исполнитель не ранее 10, но не позднее 30 дней со дня истечения предельного срока уплаты, указано в ч.1 и ч. З. ст.31 настоящего кодекса направляет в суд представление о замене штрафа другим видом наказания в соответствии с ч,5 сг.46 УК РФ. Уголовный закон не предусматривает уголовной ответственности за уклонение от уплаты штрафа. В ч.5 ст.46 УК РФ говорится только о замене штрафа другим видом наказания в случае злостного уклонения от его уплаты.

Итак, остается только один путь воздействовать на осужденного, уклоняющегося от уплаты штрафа это заменить его на другое наказание. Однако и в этом случае существуют проблемы, которые законодательно не урегулированы. В санкциях, в которых предусмотрен штраф, имеются в альтернативе наказания, которые в настоящее время, /а по нашему мнению и в будущем/ не применяются. Это ограничение свободы и арест, таких санкций свыше пятидесяти. Правда, в таких санкциях есть наказание в виде исправительных работ. До изменений, внесенных Федеральным законом от 8 декабря 2003 года, замена штрафа на исправительные работы сложности не представляла, теперь положение изменилось. Дело в том, что по действующему уголовному законодательству исправительные работы можно применять лишь к лицам, которые не имеют основного места работы (ч,1 ст.50 УК РФ). В законе не сказано, что в случае замены штрафа исправительными работами они могут назначаться лицам, которые имеют основное место работы. Исследование диспозиций статей, в которых предусмотрено наказание в виде штрафа, показало, субъектами таких преступлений чаще всего могут быть лица, которые имеют постоянное место работы.

Есть еще одна проблема, которая может возникать в случае замены штрафа исправительными работами. Если заменить штраф на исправительные работы, то вместо ужесточения наказания оно будет смягчаться. В Особенной части УК имеется 50 статей, в санкциях которых имеется штраф в альтернативе с исправительными работами, обязательными работами, ограничением свободы и арестом, при этом нет лишения свободы. Это значит, что штраф можно заменить практически только исправительными работами, правда, к таким осушенным, которые не имеют постоянного места работы. Но в таком случае, вместо усиления наказания, оно будет намного смягчено. Так, в 8 санкциях предусмотрен штраф в размере до 40 тыс. рублей либо исправительные работы сроком до одного года.

Представим, что если осушенный к штрафу будет злостно уклоняться от его уплаты, то суд может заменить его исправительными работами. Если даже штраф будет заменен на максимальный размер исправительных работ /20%/, то при средней зарплате в 5 тысяч рублей осушенный выплатит в доход государства за год всего 12 тысяч рублей, т.е. на 28 тысяч меньше, чем, если бы он уплатил штраф. В 16 статьях Особенной части УК предусмотрен штраф в размере до 80 тысяч рублей, при этом в 9 случаях он может быть заменен исправительными работами на срок до одного года. Это значит, что, при той же средней заработной плате в 5 тысяч рублей, осушенный выплатит в шесть с лишним раз меньше, чем, если бы он уплатил штраф.

В 8 статьях Особенной части УК РФ предусмотрен штраф до 200 тыс. рублей в альтернативе с исправительными работами сроком до 2 лет, либо обязательными работами, ограничением свободы или арестом. Поскольку в таких статьях нет лишения свободы, а два последних наказания пока не применяются, то в случае осушенного уклонения от уплаты штрафа, он может быть заменен только ему на исправительные работы, правда, если осушенный не имеет постоянного места работы или на обязательные работы. Если штраф будет заменен на исправительные работы, то не трудно посчитать, что в этом случае произойдет смягчение наказания в восемь с лишним раз. Такой расчет мы сделали, взяв за основу среднюю зарплату в пять тысяч рублей в месяц. /20% это 1 тыс. в месяц помножим на 24 месяца и получим 24 тыс. за два года/.

За незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга /ч.1 ст.191 УК РФ/ предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от ста тысяч до пятьсот тысяч рублей, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо ограничение свободы на срок до трех лет, либо арест на срок до шести месяцев. Если суд приговорит осужденного к штрафу в размере 500 тыс. рублей, от которого он будет уклоняться, то его можно заменить в данном случае только на исправительные работы, опять же, если осужденный имеет постоянное место работы. Значит, будет наказание осужденному снижено в двадцать с лишним раз. Нами сделан Расчет исходя из максимальных размеров штрафа и исправительных работ /500 тыс. и 20%/ при средней зарплате в 5 тыс. руб.

Подобные примеры можно продолжить, однако картина не изменится: при замене штрафа исправительными работами тяжесть наказания понижается в несколько раз.

К сказанному можно добавить то, что в случае злостного уклонения от уплаты штрафа его можно заменить на обязательные работы. Однако это наказание не может быть назначено лицам, признанным инвалидами первой группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, а также военнослужащим, проходящим военную службу по контракту на воинских должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву.

Но на этом проблема ответственности за уклонение от уплаты штрафа не заканчивается. Как уже было замечено нами выше, ответственность за уклонение от уплаты штрафа предусмотрена только в том случае, когда он назначен в качестве основного наказания. В 70 санкциях статей Особенной части УК РФ штраф предусмотрен в качестве дополнительного наказания к лишению свободы. При этом размеры штрафа от 40 тыс. до 1 млн. рублей. За уклонение от уплаты штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания к лишению свободы, уголовным законом ответственности так же не предусмотрено.

Мы изучали проблему уплаты штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания к лишению свободы в нескольких исправительных колониях. При этом было установлено, что большинство осужденных, отбывая лишение свободы, штраф не уплачивали.

Во-первых, многие из них не имеют работы и просто «сидят».

Во-вторых, если даже и работают, то законом четко не указано какой процент ежемесячно можно удерживать в счет уплаты штрафа из их заработка.

В-третьих, в уголовном законе нет ответа о сроке давности для исполнения штрафа, назначенного в виде дополнительного наказания к лишению свободы.

В СТ.83 УК РФ говорится, что если срок давности зависит от категории преступлений, а не от вида

наказания к лишению свободы, то срок для его исполнения должен совпадать с категорией преступления, за которое осужден виновный. Это значит, что срок давности для исполнения приговора суда согласно ст.83 УК РФ будет одним, то есть как для лишения свободы, так и для штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания.

Согласно ч.1 ст.174 УК РФ за совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо, приобретенными другими лицами преступным путем (за исключением преступлений, предусмотренных статьями 193, 194, 198, 199, 199 УК РФ) в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом, предусмотрен только штраф. Такое же наказание в ч.1 ст.174 УК РФ за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления. В этой связи возникает вопрос: «как быть, если осужденный уклоняется от уплаты штрафа»? Ведь других наказаний в этих санкциях нет. Если даже пойти по пути нарушения уголовного закона и воспользоваться ст.31 и ст.32 УК РФ, то возникают вопросы: «В каком размере и в течение, какого срока можно производить удержания из зарплаты осужденного»? Кроме того, мы не обнаружили ни в одном законе, в котором бы говорилось об удержании из зарплаты осужденного к штрафу.

В Особенной части УК РФ имеется около десяти статей, в санкциях которых предусмотрен штраф в альтернативе с наказаниями, которые пока не применяются, и нет наказания в виде лишения свободы. В таких случаях, вновь возникает вопрос: «как быть с заменой штрафа на другое наказание»? Ответа ни в законе, ни в судебной практике нет.

У нас нет сомнения в том, что законодатель вынужден, будет исправить перечисленные выше недостатки и коллизии, возникающие при применении и исполнении наказания в виде штрафа.

В порядке обсуждения предлагаем такие варианты решения этой проблемы: ч.5 ст.46 УК РФ изложить так: « В случае злостного уклонения от уплаты штрафа он заменяется в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса. В случае замены штрафа на исправительные работы их срок не устанавливается и должен длиться до тех пор, пока сумма удержаний не достигнет размера штрафа, предусмотренного приговором суда.

При замене штрафа лишением свободы его срок не может быть более двух лет».



темы

документ Юридическая безопасность коллективных субъектов российского права
документ Уголовный кодекс РФ
документ Упрощенная форма досудебного производства
документ Самозащита
документ Гражданин



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты