Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2018    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения 2018
папка Главная » Юристу » Передоверие

Передоверие

Передоверие

Одним из интереснейших вопросов добровольного представительства является передоверие, о котором говорит ст. 273 ГК: «Поверенный может передоверить свои полномочия по доверенности в случаях, указанных в ст. 254...».

Как мы уже указывали, ввиду отсутствия в ГК общих норм о доверенности, выданной на основании любого правоотношения (а не только договора поручения), статьи, касающейся доверенности поверенного, имеют силу и для случаев выдачи ее представителям, состоящим с представляемым в других договорах, в том числе трудовом. Такое же значение имеют и нормы ГК о передоверии.

Передоверие сложное юридическое явление, вызывающее значительные разногласия при попытках ученых установить его природу и определить понятие его. В цивилистической литературе нет не только единого, но сколько-нибудь сходного понимания передоверия.

Существует взгляд на передоверие как на доверенность, выдаваемую поверенным третьему лицу на совершение сделок от имени основного доверителя. Под передоверием понимают также «перенос полномочия, т.е. согласия представляемого лица на представительство за него другого». Передоверие определяют и совсем иначе: «Несомненно, что передоверие есть то же поручение, которое дается передоверителем (поверенным) заместителю». Передоверием называют и замену поверенным себя другим лицом. В передоверии видят передоверие полномочия. При таком изобилии разноречивых суждений нелегко уяснить, что же следует понимать под передоверием.

Обращает на себя внимание тот факт, что большинство авторов смешивают передачу поверенным исполнения другому лицу (заместителю), допускаемую ст. 254 ГК, с передоверием (ст. 274 ГК). Этому смешению в некоторой степени способствует использование в ГК слова «передоверять» как применительно к договору поручения (ст. 255), так и доверенности. Одним и тем же термином обозначаются разные по природе своей явления. Передача поручения (перепоручение) есть соглашение с другим лицом о возложении на него обязанностей по исполнению поручения. Передоверие же означает установление поверенным полномочия для нового лица.

В Гражданском кодексе достаточно явственно выступает различие этих понятий, несмотря на неточность терминологии. Им посвящаются разные статьи: ст. 254 и 255 говорят о перепоручении, а ст. 253, 274 о передоверии. Новый проект ГК СССР отделяет перепоручение от передоверия более четко. Во-первых это достигается тем, что договор поручения не трактуется более как договор о представительстве. Во-вторых, термин передоверие используется только в главе «Представительство». Тем самым устраняется в значительной степени опасность смешения.

Лицо, действующее по передоверию (его мы будем для краткости называть поддоверенным, предпочитая это наименование термину «субститут»), выступает от имени представляемого (доверителя по терминологии ГК). Однако, становясь представителем последнего, поддоверенный в ряде случаев не связан с ним каким-либо договором. Договор у поддоверенного может быть заключен только с передоверяющим. Нередко такой договор предшествует передоверию и заключается первым представителем от собственного имени. По своему содержанию это либо договор поручения, либо какой-либо другой, например трудовой. По этому договору поддоверенный обязывается исполнять в качестве представителя дело представляемого. Для осуществления этой цели ему посредством передоверия устанавливается полномочие. Если передоверяющий поверенный, должны соблюдаться правила ст. 254 ГК. Возможны и другие случаи, когда поддоверенный оказывается связанным договором с самим представляемым. Заключение такого договора может происходить двумя путями. 1) Поддоверенный сам вступает в договорные отношения с представляемым после передоверия. Например, заболевший уполномоченный конторы Союз плод-овощ совершил передоверие другому лицу, который послал конторе заявление (с документами и с рекомендацией уполномоченного) с просьбой зачислить его на временную работу или с предложением стать поверенным конторы. Контора в ответ присылает ему приказ о зачислении на временную работу или письменно подтверждает свое поручение. 2) Передоверяющий заключает договор поручения (перепоручения) с поддоверенным не от своего имени, а от имени представляемого, если на заключение такого договора перепоручения у него есть полномочие (ст. 254, 255 ГК).

Не исключена возможность заключения поддоверенным договора сперва с представителем от имени представляемого, а затем с самим представляемым, притом если оба договора одного и того же содержания (по поводу одной и той же деятельности поддоверенного), то следует прийти к выводу, что позже заключенный договор поглощает (консумирует) ранее заключенный. Если поддоверенный оказывается контрагентом представляемого, то он может только к последнему предъявлять соответствующие требования. При заключении договора поддоверенным только с передоверяющим они могут обращаться с требованиями только друг к другу.

Мы выяснили, что передачу обязанностей по договору другому лицу, в частности перепоручение, нельзя смешивать с передоверием. Необходимо установить: 1) что следует понимать под передоверием, 2) каковы его юридические последствия.

Передоверие есть односторонняя сделка представителя, совершаемая им от имени представляемого и направленная на установление поддоверенному полномочия.

По своему одностороннему характеру и цели передоверие есть сделка, ничем не отличающаяся от доверенности. Различие с ней заключается лишь в том, что доверенность выдается от собственного имени доверителя, а передоверие от чужого, т.е. имени лица, выдавшего основную доверенность.

Передоверие есть представительная сделка, поскольку выдача доверенности происходит от имени представляемого и с целью вызвать для него последствия. Передоверие будет представительной сделкой лишь при условии, что представитель имел правомочие совершить ее от имени представляемого. Как мы установили, правомочие на совершение сделки от имени другого есть полномочие. Следовательно, для передоверия необходимо полномочие. Оно является правовым основанием передоверия. Полномочие представителя к передоверию может быть установлено договором представительной деятельности, либо отдельной доверенностью, либо законом, когда к передоверию представитель вынужден силою обстоятельств в целях охраны интересов представляемого (ст. 254 и 273 ГК). Упоминание о договоре в ст. 254 ГК, к которой отсылает для случаев передоверия ст. 273 ГК, поэтому неточно. Нередко при отсутствии в договоре условия о передоверии согласие на него представляемого выражается в доверенности, которая под рубрику договора не подходит. Передоверие, совершенное без полномочия, сможет иметь силу для представляемого только после одобрения им этой сделки представителя. Следует отвергнуть для советского права иные способы выражения согласия представляемого на передоверие, расширяющие возможность передоверия. Советское право, вводя три указанных основания для возникновения полномочия представителя к передоверию, борется за определенность и твердость отношений в социалистическом обороте с обезличкой в выполнении порученной работы и за повышение персональной ответственности за нее.

Нельзя забывать, что в качестве представителей чаще всего выступают работники социалистических организаций, связанные с последними трудовыми отношениями. Замена этими работниками себя другими лицами посредством передоверия, без получения полномочия от представляемого, противоречила бы трудовой дисциплине и правильному исполнению служебных обязанностей. Вместе с тем она была бы вредна с точки зрения учета и контроля за движением материально-товарных ценностей. Поэтому, например, в доверенности на получение их не должно включаться условие о передоверии.

Установление жестких границ для совершения передоверия имеет у нас, таким образом, глубокий общественный смысл.

По указанным соображениям абсолютно чужд нашему праву выдвигаемый в иностранной теории критерий допустимости передоверия, основанный на таких косвенных данных, как-то, придавал ли представляемый существенное значение личному исполнению представителя или нет.

Неприемлемо для советского права расширение возможности передоверия с учетом природы договора, лежащего в основании доверенности, и особенностей сделки, заключаемой поддоверенным.

Такое стремление буржуазного права к увеличению оснований передоверия обусловливается в значительной степени тем фактом, что капиталистам важно добиться при помощи представителя получения намеченной ими прибыли. Как он это обеспечит, лично или через другого, — им, как правило, безразлично.

Неправильным является взгляд на передоверие как на сделку, совершаемую представителем от собственного имени в силу якобы особого права, существующего у него на основании полномочия. Это «право распоряжения особого рода», которое из полномочия «происходит и им обусловлено, но юридически отлично от него».

Предположение о существовании такого права ни на чем не основано. Передоверие юридически ничем не отличается от других представительных сделок.

Построение Хупки надуманно, а не вытекает из анализа самого явления передоверия. Искусственность эта видна хотя бы в том, что «особое право» связывается им с полномочием и вместе с тем противопоставляется ему. Эта конструкция противоречит началу добровольного представительства: представитель может обязать другого только через акты, совершаемые от имени последнего, а не от своего собственного.

По сделкам, которые заключаются от имени самого представителя, он сам становится стороною и приобретает права и обязанности. При передоверии же этого нет, что и служит неопровержимым аргументом против взгляда Хупки.

Термин «передоверие» используется в нашем деловом обиходе и в ведомственных директивах не только в отношении представителей юридического лица, но и его органов, выдающих доверенности с широким кругом полномочий. Доверенности, выданные управляющим треста, директором завода, директором вуза и т.д. своим заместителям, называются доверенностями, совершенными в порядке передоверия.

Такое применение понятия передоверия неправильно по следующим соображениям:

1) когда передоверие исходит от представителя, поддоверенный становится сам представителем доверителя (представляемого). Напротив, тот, кто получает доверенность от органа юридического лица, органом последнего, в результате передоверия, не становится;
2) представитель совершает передоверие от имени другого субъекта, представляемого; уставный же руководитель юридического лица (орган) выдает доверенность от собственного имени как орган юридического лица, неотделимый в этом действии от самого юридического лица;
3) термин «передоверие» не соответствует природе отношений между органом и юридическим лицом. В отличие от отношений доверителя и доверенного они не базируются на договоре и не нуждаются в доверенности, а основываются на уставе (положении) и на нормах права. Но если орган действует не в силу доверия, оказанного ему юридическим лицом, и не имеет доверенности, — нет оснований говорить о передоверии при выдаче им доверенности другим лицам. При столь существенном различии названных явлений следует признать неудачным использование термина «передоверие» в указанных случаях.

Мы ответили только на первый из двух поставленных вопросов. Остается второй вопрос: какие последствия порождает передоверие? Переносит ли оно старое полномочие с передоверяющего на поддоверенного или создает новое полномочие — у поддоверенного? Эту проблему затронули лишь немногие авторы. У профессора Шерешевского она вообще не возникает, так как он отождествляет понятие полномочия с доверенностью, т.е. с согласием представляемого, и полномочия как правомочия представителя не признает. Но у некоторых авторов находим упоминание о том, что передоверие переносит полномочия (Шершеневич, Теттенборн). Перенос будет означать утрату передоверяющим тех полномочий, которые переданы поддоверенному. Правильно ли говорить о перенесении полномочия с передоверяющего на поддоверенного? Мы полагаем, что такая формула для определения юридических последствий передоверия будет неверной. Доверенность, как мы показали ранее, создает полномочия для представителя. Передоверие создает полномочия у поддоверенного. Но полномочия, имеющиеся у передоверяющего, остаются у него, наличие их подтверждает подлинная доверенность. О том, что полномочия у представителя в этом случае сохраняются, показывает сама жизнь. Заместитель директора, имеющий доверенность от директора предприятия и выдавший доверенность от имени своего предприятия работнику последнего, совершает передоверие. Он наделяет другого полномочием на совершение тех действий, которые охватывают полномочием его самого. Не подлежит сомнению, что у замдиректора, несмотря на выдачу указанной доверенности, полномочия остались. Поэтому он может сам совершить то действие, на которое он от имени предприятия уполномочил другого.

Сохранение полномочий передоверяющим подтверждается и тем, что он вправе отменить выданную им доверенность (ст. 277 ГК, 111 проекта ГК СССР). Если бы он перестал быть представителем и утратил бы полномочия, то он не вправе был бы отозвать передоверие от имени представляемого.

Право отзыва передоверия у представителя, следовательно, объясняется не столько тем, что доверенность односторонняя сделка, носит личный характер и предполагает наличие доверия к поддоверенному, сколько именно тем, что передоверяющий, сохраняя положение представителя, имеет в числе своих полномочий и правомочие на отмену выданного им передоверия.

Бывают случаи, когда передоверяющий устанавливает для поддоверенного полномочия, одинаковые с теми, что имеет он сам. Не означает ли это прекращение полномочия у передоверяющего? Мы полагаем, что передоверяющий сохраняет свои полномочия и в этом случае, но он обязан по смыслу закона о передоверии, а иногда и в силу соглашения с представляемым, не действовать наряду с поддоверенным. Но если передоверяющему будет известно, что поддоверенный заболел, умер, выехал в другой город и т.п., то он вправе действовать по основной доверенности. Он будет считаться уполномоченным, а его действия создадут права и обязанности для представляемого. Равным образом, если представляемый отменит передоверие, первый представитель не будет нуждаться в получении новой доверенности. Все эти факты доказывают, что передоверие не переносит, а устанавливает новые полномочия. Полномочия же по основной доверенности сохраняются до отмены ее.

Действия поддоверенного порождают для представляемого права и обязанности при выполнении двух условий: 1) предоставлении поддоверенному полномочий в кругу тех полномочий, которые установлены для самого передоверяющего и 2) деятельность поддоверенного в пределах полученных им полномочий по передоверию.

Если передоверие совершено в нарушение ст. 254, 273 ГК, оно недействительно и действия поддоверенного для представляемого не обязательны. Поддоверенный оказывается в положении представителя без полномочия. Если ему придется возместить по этой причине ущерб третьему лицу, действовавшему в добросовестном заблуждении, то возможен со стороны поддоверенного регрессный иск к представителю, совершившему передоверие.

Статья 274 ГК требует, чтобы передоверие было совершено с отметкой на подлинной доверенности, остающейся у передоверяющего. Эта отметка имеет своей целью, по мысли законодателя, облегчить контроль со стороны представляемого за действиями представителя и оградить первого от злоупотреблений в отношении основной доверенности. Вместе с тем эта отметка должна предупреждать недоразумения в сношениях третьих лиц с доверенным и поддоверенным.

Однако фактически эта отметка делается главным образом при совершении передоверия в нотариальной форме. Практика выдачи передоверия социалистическими организациями показывает, что передоверия, не требующие нотариальной формы, совершаются без указанной отметки на подлинной доверенности.

В отношении формы передоверия в основном действуют правила, касающиеся доверенности. В отдельных случаях форма передоверия особо оговаривается в соответствующих нормах. Так, например, доверенности, совершенные в порядке передоверия, на совершение операций в банке, должны быть нотариально удостоверены. Во многих случаях в доверенностях, выданных в порядке передоверия, не упомянуто, что они совершены таким образом. Это не изменяет их юридической природы, если в этих доверенностях указано, что поддоверенный должен действовать от имени представляемого. Например, очень часто помощник и заместители директора, управляющего, имеющие общую доверенность, выдают доверенности служащим от имени хозоргана, не указывая, что они выданы в порядке передоверия. Бесспорно, что, являясь представителями, а не органами, эти должностные лица не могут выдавать доверенности от имени организации иначе, чем в порядке передоверия.

Мы не считаем необходимым сохранять правило об отметках на подлинной доверенности при совершении передоверия представителями социалистических организаций, имеющих общие доверенности (заместители и помощники директоров, управляющих и т.д.), поскольку зачастую выдаваемые ими передоверия отпечатаны на бланках данной организации, снабжены ее печатями и не вызывают сомнений в ее достоверности и в правомочиях лица, совершившего передоверие. Главным образом, сохраняет свое значение правило об отметках на подлинной доверенности для передоверий, удостоверяемых в нотариальных конторах.

Для передоверия в ГК СССР следует сохранить ту же форму, что предусмотрена вообще для доверенностей на совершение соответствующих действий.

Прекращение передоверия в основном подчиняется тем же правилам, что и прекращение доверенности. Статья 275 ГК указывает, что причины, вызывающие прекращение доверенности, обусловливают и прекращение передоверия. Различие заключается в том, что на судьбу передоверия влияют не только события, касающиеся представляемого и поддоверенного (смерть, признание безвестно отсутствующим одного из них), но также и передоверяющего. Следовательно, три лица оказываются связанными правилами прекращения передоверия. Такое решение вопроса продиктовано интересами охраны представляемого. Предполагается, что поддоверенный действует под руководством и контролем со стороны передоверяющего, возложившего на него ведение дела представляемого. Когда такое руководство или надзор становятся невозможными, дело представляемого может пострадать. Вместе с тем полномочия поддоверенного имеют своим источником доверенность передоверяющего. Логично поэтому признать передоверие прекратившимся со смертью передоверяющего и признанием его безвестно отсутствующим.

темы

документ Вещное право
документ Военное право
документ Государственное право
документ Гражданское право
документ Гуманитарное право



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Новое пособие на первого ребенка в 2018 году
Курс доллара на 2018 год
Курс евро на 2018 год
Цифровые валюты в 2018 году
Алименты 2018
Бухгалтерские изменения 2018
Как получить квартиру от государства
Как получить земельный участок бесплатно
Эффективный контракт 2018
Валютный контроль 2018
Взыскание задолженности 2018
Декретный отпуск 2018

Временная регистрация 2018
График отпусков 2018
Дисциплинарное взыскание 2018
Дачная амнистия 2018
Вид на жительство 2018
Дарение 2018
Взаимозачет 2018
Детское пособие 2018
Взносы в ПФР 2018
Эффективный контракт 2018
Брокеру
Недвижимость


©2009-2018 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты