Управление финансами

документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка


Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Юристу » Прекращение доверенности

Прекращение доверенности

Прекращение доверенности

Доверенность, как и каждая сделка, направлена на определенную цель, действует во времени и сила ее нередко зависит от известных условий. Исходя из этого, право с некоторыми фактами связывает прекращение доверенности. Не все юридические факты, приводящие к погашению доверенности, оговорены в главе IX ГК.

Некоторые из них устанавливаются с учетом статей ГК, прямо к доверенности не относящихся, лишь по общему смыслу содержащихся в них правил.

Основания прекращения доверенности следует подразделить на действующие непосредственно (когда с юридическим фактом связывается немедленное аннулирование доверенности) и на действующие посредственно (когда для погашения доверенности, кроме данного основания прекращения, требуется наличие еще других фактов, например знание об основании прекращения представителя и третьих лиц). Во втором случае основание прекращения только первоначальный элемент в том фактическом составе, который по закону вызывает погашение доверенности.

Рассмотрим основания прекращения доверенности:



1. Нормальным концом доверенности является выполнение представителем тех действий, в основном сделок, которые были предусмотрены в его доверенности. На основе этого факта прекращаются преимущественно специальные доверенности, а не общие (генеральные). Так, например, доверенность на покупку или получение товаров погашается с их приобретением или получением, доверенность же, выданная директору филиала юридического лица, под это основание прекращения не подойдет, так как деятельность подобного представителя имеет постоянный характер и не исчерпывается совершением нескольких юридических актов. Лишь те общие доверенности, которые предусматривают какой-то конечный результат, аннулируются, когда он достигнут. Примером может служить доверенность, выданная представителю отсутствующим наследником (ст. 430 ГК), на принятие наследства, управление наследным имуществом (домом) и продажу всего этого имущества в течение указанного в доверенности срока. С продажей имущества прекращается и доверенность.

2. Доверенность прекращается также в случаях, когда фактически использование ее становится невозможным. Такая невозможность реализации доверенности порождается различными обстоятельствами. Например, мебель, на продажу которой была выдана доверенность, сгорела во время пожара. В связи с отменой планового наряда товар не может быть отпущен торговой организацией, от имени которой представитель должен был получить этот товар по специальной доверенности. Авторский гонорар, на получение которого от имени наследника по закону представитель имеет доверенность, выдан наследнику по завещанию.

3. Доверенность, выданная на срок или под определенным условием, прекращается с истечением срока, который не может превышать трех лет (ст. 268 ГК и ст. 107 проекта ГК СССР) или наступлением отменительного условия (ст. 41 ГК). Например, в доверенности сказано, что она сохраняет силу, пока данное лицо является членом жилищно-строительного кооператива. С выбытием его из кооператива доверенность теряет силу.

Если в доверенности не указан срок ее действия, а договор поручения или иной договор, лежавший в основе выдачи доверенности был срочным, то истечение срока действия этого договора не влечет за собою автоматического погашения доверенности.

4. Прекращается доверенность смертью уполномоченного лица, утратой им дееспособности, признанием его безвестно отсутствующим. Хотя в главе X ГК, в разделе «Доверенность», ничего не говорится об этих основаниях прекращения доверенности, но в статьях той же главы, относящихся к поручению, смерть поверенного и утрата им дееспособности рассматриваются как причина прекращения поручения (ст. 260, п. «г»). Поскольку поверенный по ГК есть представитель, логично распространить эти причины прекращения на доверенность, нормируемую в той же главе. В проекте ГК уже прямо указывается смерть поверенного, объявление его безвестно отсутствующим и утрата им дееспособности в качестве фактов, вызывающих прекращение доверенности.

При выдаче одной общей доверенности нескольким представителям смерть одного из них прекращает доверенность лишь в случае неделимости предусмотренного ею действия и наличия обязанности совместного выступления.

Статья 263 ГК возлагает на наследников умершего поверенного обязанность известить доверителя и принять необходимые меры к ограждению интересов последнего (в проекте ГК СССР имеется аналогичная ст. 489). Наследники поверенного в необходимых случаях при выполнении этой обязанности действуют в качестве представителей доверителя, например, получают для него вещи, деньги. Но основанием для их полномочия является не волеизъявление представляемого, а закон. Из закона же возникает и обязательственное отношение между доверителем и наследником поверенного (ст. 106, 263 ГК), прекращающееся передачей ими доверителю всего имущества и всех документов, находившихся у поверенного.

Если представителем является юридическое лицо, то с момента его прекращения доверенность теряет силу (ст. 260 ГК п. «г» и вторая часть ст. 110 проекта).

Доверенность в этих случаях не может перейти к казне и к отдельным государственным органам, ибо доверенность не составляла зального отношения, лежащего в основе доверенности. § 169 сохраняет силу за доверенностью умершего поверенного или члена товарищества для его наследников. Французский гражданский кодекс предусматривает безусловное прекращение поручения смертью поверенного (ст. 2003), каковое правило распространяется и на доверенность. В буржуазном праве допускается унаследование доверенности, например, в случае, если доверенность выдана владельцу фирмы, которая после его смерти продолжает свою деятельность, и если наследник представителя приводит сделки к предварительному заключению (Тур. Швейцарское обязательственное право, стр. 300; Колер, Указ, соч., 442; Планк, Указ, соч., § 168, стр. 453). Считается возможным между представляемым и представителем соглашение, в силу которого наследники должны заменить умершего представителя, а также соглашение о том, что недееспособность или несостоятельность кого-либо из них не прекращает доверенность (ст. 35 Швейцарского обязательственного закона). В этих положениях идея правопреемства частной собственности доводится до своего логического завершения и находит выражение в коммерческих операциях, которые не должны приостановиться в результате смерти или недееспособности их участника.

Мы не согласны с мнением Штейнберга, который считает, что доверенность поверенного сохраняет свою силу и для его наследников (см. Комментарий ГК РСФСР Института советского права, стр. 332).

5. Смерть представляемого, объявление его недееспособным, безвестно отсутствующим также приводят к прекращению доверенности согласно п. «б» ст. 260 и 275 ГК (ст. 110 проекта ГК СССР). Если представляемый юридическое лицо, то доверенность теряет свою силу вследствие его прекращения (те же статьи). Обращение юридического лица к ликвидации (создание ликвидкома) само по себе этого последствия не вызывает.

Доверенность, выданная несколькими лицами, прекращает свое действие только в отношении умершего.

С точки зрения нашего права недопустимы доверенности, в которых оговорено, что после смерти представляемого поверенный действует в качестве представителей наследников. От имени совершеннолетних наследников добровольный представитель не может действовать без их согласия, ибо это означало бы умаление их правоспособности, а за несовершеннолетних наследников действуют законные представители, назначаемые в установленном порядке. Поэтому волеизъявление такого рода в доверенности нужно считать недействительным (ст. 30, 37 ГК). Недействительны по нашему праву и доверенности, которыми представитель уполномочивается совершить определенные действия после смерти представляемого от его имени. В основе таких доверенностей лежит обычно mandatum post mortem. Он противоречит ст. 260 ГК, устанавливающей, что договор поручения прекращается смертью доверителя. Если гражданин желает, чтобы после его смерти были совершены какие-либо действия, он может возложить согласно ст. 427 ГК (ст. 649, 650 проекта ГК СССР) выполнение их на исполнителя завещания или на наследников (ст. 423, ч. II).

В ГК в качестве основания прекращения доверенности указывается еще несостоятельность (п. «в» ст. 260 ГК). С построением социализма в нашей стране эта причина прекращения доверенности утратила значение и в проекте ГК СССР она уже не фигурирует. Напротив, в буржуазном праве она играет первостепенную роль. С открытием конкурса над несостоятельным должником (доверителем или доверенным) доверенность теряет силу.

Рассматриваемое в настоящем пункте основание прекращения доверенности подвергается ряду ограничений в отношении его непосредственного действия. Дело в том, что по ГК смерть доверителя не вызывает немедленного прекращения поручения. В интересах поверенного и после смерти доверителя поручение считается сохранившим силу, пока поверенный не узнал или не должен был узнать о смерти доверителя (ст. 262 ГК). Аналогичная статья (488) имеется в проекте ГК СССР. Данное правило в интересах представителя и третьих лиц переносится в практике и на доверенность, поскольку поверенный по ГК представитель, обычно действующий на основе отдельной доверенности. Доверенность считали сохраняющей силу до тех пор, пока представитель и третьи лица не узнали или не должны были узнать о смерти представляемого. В связи с этим ст. 271 ГК обязывает наследников известить об этом поверенного и третьих лиц. О существовании в нашем праве указанного правила можно судить и по ст. 1 постановления СНК РСФСР, в которой сказано: «Доверитель (или его правопреемник), желающий прекратить действие выданной доверенности, обязан письменно известить поверенного». Поскольку наследники также являются правопреемниками, то очевидно, что смерть доверителя по смыслу этой статьи автоматически не прекращает доверенность ни в отношении представителя, ни в отношении третьих лиц. К сожалению, в главе «Представительство» проекта ГК СССР данное правило не сформулировано. Его желательно ввести во избежание несправедливого решения в отношении третьих лиц. Статья 488 проекта для этой цели недостаточна, так как договор поручения в нем уже не трактуется как договор о представительстве. С точки зрения нашей науки правильнее считать, что доверенность прекращается смертью представляемого. Полномочие же представителя основывается после этого не на доверенности, а на велении закона, который наделяет представителя полномочием до тех пор, пока тот и третьи лица не узнали или не должны были узнать о прекращении доверенности. Признание доверенности существующей и после смерти лица, выдавшего ее, противоречило бы юридической природе доверенности и имело бы в своей основе фикцию.

6. Отмена доверенности в качестве основания ее прекращения предусмотрена в ст. 270 ГК. Это основание перенесено и в проект ГК СССР (ст. 108). Отмена доверенности происходит посредством извещения представляемым представителя и третьих лиц (социалистических организаций, граждан), с которыми представитель должен был вступать в сношения, если они известны представляемому (ст. 271 ГК). Более детально порядок отмены представляемым выданной им доверенности определен в разделе 1 постановления СНК РСФСР.

Отмена доверенности есть волеизъявление представляемого. По своей юридической природе это волеизъявление односторонняя сделка, относимая к категории односторонних сделок, требующих восприятия. Как уже указывалось, волеизъявление должно направляться и представителю, и третьим лицам. Только в тех случаях, когда доверенность была совершена по отношению к третьему лицу, минуя представителя, волеизъявление может быть, по нашему мнению, направлено только третьему лицу, поскольку у представителя на руках доверенности нет. Постановление СНК РСФСР ни этого способа совершения доверенности, ни отмены ее не касается.

Отмена доверенности может последовать посредством конклюдентных действий, при условии, что они вообще познаваемы, как выражение воли представляемого, и могут быть восприняты представителем и третьим лицом. Отмена доверенности может быть выведена при некоторых условиях из прекращения поручения, на основе которого доверенность была выдана (п. «а» ст. 260 ГК); из последующего волеизъявления представляемого, содержание которого несовместимо с содержанием доверенности (от представляемого последовал отказ от товара, на получение которого была выдана разовая доверенность); из назначения представляемым другого представителя для совершения тех же действий, которые были предусмотрены в доверенности первого, например, для участия в составлении акта, в котором со стороны представляемого может согласно договору участвовать только одно лицо.

Отмена доверенности, как правило, не оказывает влияния на правоотношение, существующее между представляемым и представителем (договоры поручения, трудовой и др.). В то же время прекращение последних не приводит автоматически к аннулированию доверенности. Если, например, отменяется договор поручения, то это значит, что представитель не имеет больше обязанности действовать за счет доверителя и от его имени. Если отменяется доверенность, то это имеет тот смысл, что представитель не располагает больше полномочием действовать от имени другого. Иногда отмена поручения влечет за собой и отмену доверенности, действие которой поставлено в связь с существованием поручения. Например, в доверенности сказано, что она имеет силу, пока действует договор поручения, а об отмене поручения было сообщено представителю и третьему лицу.

Советское право не допускает отказа представляемого от отмены доверенности. Возможность отмены доверенности есть незыблемое правомочие представляемого. Отказ от права по своей природе волеизъявление. С этой точки зрения он мог бы включиться как в текст доверенности, так и составлять предмет особого соглашения между представляемым и представителем или представляемым и третьим лицом. В последнем случае оферта об отказе принимается другой стороной. Но по действующему закону при любом оформлении условия об отказе он будет недействительным (ст. 270 ГК и ст. 108 проекта ГК СССР) даже в тех случаях, когда доверенность выдана в интересах представителя, соглашение об отказе от права отмены доверенности противоречит закону. Профессор Шерешевский считает правило ст. 270 ГК не столь безусловным, как сходное правило ст. 257 ГК, касающееся поручения. Он полагает, что в случае выдачи доверенности в интересе поверенного было бы несправедливо лишить его возможности выговорить неотменяемость доверенности. Шерешевский — за допустимость подобных соглашений. Но вывод его не убеждает в том, что правило ст. 270 не действует безусловно. Доверенность остается все же отменяемой, но поверенный может возложить на доверителя ответственность за нарушение соглашения.

Запрещение совершения неотменяемых доверенностей преследует цель ограждения представляемого от действий лица, не пользующегося его доверием и вызывающего тревогу за правильность ведения дела и надлежащую защиту его интересов. Представитель, лишившийся доверенности, выданной в его интересах, вправе взыскивать с представляемого долг и убытки по основному правоотношению между ними. Соглашения же, упомянутые выше, не укладываются в рамки ст. 270 ГК.

Чтобы отменить доверенность, представляемый обязан письменно известить представителя об отмене доверенности (ст. 1 постановления). В ст. 271 ГК форма извещения не установлена. Представитель, несущий ответственность перед третьим лицом и перед представляемым за действия без полномочия или с превышением его, заинтересован в том, чтобы об отмене доверенности он узнал незамедлительно. Представитель не должен отвечать, если об отмене доверенности его не уведомили своевременно или без его вины факт отмены доверенности остался ему неизвестным.

Наряду с представителем должны быть извещены и третьи лица. Здесь может быть несколько вариантов:

а) представляемый обязан известить тех известных ему третьих лиц, в отношении которых доверенному предстояло действовать (ст. 271 ГК и ст. 3 постановления от 4/XI27 г.);
б) он должен уведомить третьих лиц, упомянутых в доверенности (ст. 5 того же постановления);
в) если при выдаче доверенности представляемый специальными извещениями оповещал третьих лиц о назначении представителя, отмена доверенности может иметь силу против этих лиц лишь при рассылке им вторичного извещения о прекращении доверенности (ст. 3 постановления);
г) в тех случаях, когда представляемый не знает местопребывания представителя или представитель не возвращает доверенности, несмотря на требования представляемого, представляемый должен сделать публикацию в местной или центральной газете в зависимости от масштаба деятельности представителя.

В проекте ГК СССР способы отмены доверенности представляемым не указаны, что составляет несомненный пробел в нормах главы «Представительство». В действующем ГК предусмотрено лишь извещение третьих лиц (ст. 271 ГК) без детализации правил.

Из ст. 109 проекта ГК СССР лишь путем умозаключений можно прийти к выводу, что для отмены необходимо извещение третьих лиц. Прямого же ответа ст. 109 не дает.

Вопрос о прекращении доверенности отнюдь немаловажный в нашем социалистическом обороте. Задача нашего законодательства не может сводиться только к установлению последствий уведомления или неуведомления представителя и третьего лица об отмене доверенности. Этим ограничивается буржуазный законодатель, который, легализуя борьбу капиталистов между собой за перераспределение в торговом обороте прибавочной стоимости, не интересуется тем, станет ли тот или иной капиталист исполнять заключенный представителем договор или будет платить убытки в связи с неоповещением представляемым контрагентов о прекращении доверенности.

«Для всего класса капиталистов убыток неизбежен. Но какая доля придется на каждого отдельного капиталиста, насколько вообще должен разделять его каждый отдельный капиталист, это становится тогда вопросом силы и хитрости, и конкуренция превращается в борьбу враждующих собратий» (Маркс, «Нищета философии»).

Советское право в этом вопросе занимает принципиально иную позицию. Оно не только санкционирует существующие нормальные экономические связи между участниками социалистического гражданского оборота, но направлено на общее улучшение его организации и на упорядочение отношений между хозорганами.

Наше право стремится также к тому, чтобы граждане не понесли убытков при заключении договоров, а извлекали из них взаимную пользу, удовлетворяя свои материальные и культурные потребности. Именно поэтому проект ГК СССР должен более полно и четко, чем это сделано в ГК РСФСР, сформулировать ту мысль, что оповещение третьих лиц для прекращения доверенности есть не право, а обязанность представляемого. Социалистическое общество заинтересовано в том, чтобы хозорганы и граждане не затрачивали бесполезно время, энергию, средства при заключении сделок с представителем, доверенность которого отменена. Между тем проект эту обязанность не предусматривает, относя оповещение к усмотрению представляемого. Видимо, предполагается, что к этому действию представляемый будет побужден сознанием невыгодности последствий неуведомления третьих лиц. Но при этом не учитывается, что наш кодекс должен приучать стороны к порядку, к вниманию к интересам своих контрагентов и предотвращать неэкономное расходование средств и сил.

Поскольку представляемый заинтересован в том, чтобы доверенность не оставалась у представителя за пределами ее срока или после выполнения предусмотренных ею действий, ГК устанавливает на стороне представителя соответствующую обязанность возвращения письменной доверенности по требованию представляемого (ст. 272 ГК), Постановление СНК РСФСР от 4/XI27 г. говорит об этой обязанности безотносительно к тому, требовал ли представляемый после отмены доверенности возврата ее (ст. 1).

Если доверенность выдана на основе поручения и последнее определяет срок и условия ее использования, то с отменой этого договора доверенность, выданная только в целях его выполнения, должна быть поверенным возвращена и без особого требования или сообщения об ее отмене.

По смыслу постановления СНК РСФСР возврат доверенности при отмене ее есть общая обязанность для любых представителей, а не только поверенных. Так же понималась на практике и ст. 272 ГК, хотя в ней тоже идет речь только о поверенных. Инструкция Наркомфина СССР предусматривает эту обязанность представителя. Возвращая доверенность, представитель может требовать расписку в получении ее представляемым. Расписка гарантирует представителя от обвинения в злоупотреблении доверенностью, при утере ее представителем или использовании ее другим лицом в преступных целях. Согласно распоряжению СНК СССР доверенности на получение товарно-материальных ценностей отнесены к документам строгой отчетности, в связи с этим получение представителем расписки вполне соответствует значению этого документа.

Как для внешнего действия уполномочия вручение письменной доверенности представителю имеет особо важное практическое значение, так и бесспорное погашение доверенности достигается лишь при отобрании ее у представителя. Уничтожение ее представителем имеет тот же эффект, но этот способ не всегда дает представляемому гарантии в том, что доверенность действительно уничтожена представителем.

Наличие письменной доверенности у представителя после ее отмены служит для третьих лиц, не получивших уведомления об ее отмене, подтверждением ее силы. Нередко письменная доверенность по разным причинам у представителя не отбирается: вследствие неизвестности его местопребывания, отказа вернуть доверенность, заявления, что она украдена, потеряна или уничтожена. При таких обстоятельствах представляемый, не имеющий возможности иначе уведомить третьих лиц, обязан произвести публикацию об отмене доверенности. В результате выполнения этого действия он по смыслу постановления будет освобожден от ответственности перед любым лицом, с которым после публикации представитель совершит сделку, даже если третье лицо не ознакомилось с этой публикацией.

Волеизъявление представляемого об отмене доверенности, как мы показали, не приводит сразу к аннулированию доверенности, поскольку доверенность рассчитана на внешнее действие. Интересы третьих лиц весьма страдали бы от незнания фактов, на которых закон основывает прекращение доверенности. Полагаясь на силу сообщенной им доверенности, они несли бы ущерб, заключая сделки после отмены доверенности. Специфическим характером доверенности определяются способы ее отмены. Доверенность не прекращает своего действия с извещением представителя об ее отмене, так как потенциальная сила доверенности таким путем не обезвреживается. Отмена относится к посредственным основаниям прекращения доверенности. С волеизъявлением представляемого закон связывает лишь возникновение обязанности представителя вернуть доверенность и не использовать ее в дальнейшем.

В плане прекращения доверенности извещение представителя об отмене доверенности есть только первый этап. Вторым и завершающим является извещение третьих лиц. Он всегда необходим, если доверенность не возвращена представляемому по его требованию.

По советскому праву доверенность прекращается в результате отмены ее в следующих случаях:

1) при отобрании письменной доверенности у представителя;
2) при извещении об отмене доверенности представителя и третьих лиц, в отношении которых представитель должен совершить определенные действия;
3) при публикации об отмене доверенности в газетах;
4) при осведомленности третьих лиц, полученной каким-либо иным путем, об отмене доверенности.

Представляемый освобождается от ответственности перед третьими лицами за действия, совершенные представителем по отношению к ним после возвращения доверенности представляемому или после извещения третьего лица о прекращении доверенности, или после прибытия номера газеты с объявлением об отмене доверенности в тот пункт, где находится третье лицо (ст. 7 постановления СНК РСФСР), или после того, как контрагент иным путем узнал об отмене доверенности.

Таким образом, правила прекращения доверенности при отмене ее представляемым базируются на защите как интересов самого представляемого, так и третьих лиц, добросовестно считающих полномочие представителя существующим.

Требуется ли, чтобы отмена доверенности фактически стала известна адресату при извещении его? Закон такого условия не выдвигает. Достаточно, чтобы соответствующее волеизъявление с соблюдением соответствующих правил было направлено представляемым третьему лицу и могло дойти до него. Неполучение им извещения не может препятствовать освобождению представляемого от ответственности. Так же разрешается вопрос о публикации. Тот факт, что заинтересованные третьи лица не прочли объявления в газете, не может служить им на пользу. Третьи лица в этих случаях вправе обратиться с требованием только к представителю, если последний был предупрежден представляемым об отмене доверенности.

Защита третьего лица, доверяющего представителю и рассчитывающего на наличие у него полномочия, предполагает соблюдение третьим лицом необходимой в деловых отношениях осторожности, внимания и добросовестности. Третье лицо не вправе ожидать защиты от закона, если убеждение в существовании полномочия оно вынесло из устного сообщения представителя или из иной информации, не исходившей от представляемого. Третье лицо не заслуживает защиты закона в случаях, когда оно в момент совершения сделки не обратило внимания на то, что содержащийся в доверенности срок ее действия уже истек или отменительное условие, прекращающее доверенность, уже реализовалось. Третье лицо проявит небрежность, если, увидев раз доверенность у представителя, не потребует ее предъявления и не проверит ее при повторном заключении сделок с этим представителем. Оно должно помнить о невыгодных последствиях прекращения доверенности до момента заключения сделки.

Факт нахождения доверенности у представителя не имеет значения для продления ее действия в отношении третьего лица, знающего об отмене доверенности.

7. При соблюдении известных условий и отказ представителя от доверенности может прекратить ее действие. Постановление СНК РСФСР регламентирует поэтому не только порядок отмены доверителем выданной им доверенности, но и порядок отказа представителя от полученной им доверенности. Право поверенного в любое время отказаться от доверенности провозглашено ст. 271 ГК, указывающей, что это право не отменяется никакими соглашениями.

Как мы отмечали, отказ представителя от доверенности означает принятие на себя представителем перед представляемым обязанности не использовать в дальнейшем доверенности ни для активного, ни для пассивного представительства. Чтобы не быть активным представителем, достаточно не делать волеизъявлений от имени представляемого третьим лицам; чтобы не оказаться пассивным представителем, не нужно принимать волеизъявлений третьих лиц. Эту обязанность представитель может нарушить. Третьи лица, не зная об отказе представителя от доверенности, могут напрасно совершать различные действия в отношении представителя, будучи уверенными в том, что последствия возникнут на стороне представляемого. В то же время и представляемый, не получая в ряде случаев отказа от представителя, не принимает мер к его замене. Для предотвращения подобных нежелательных явлений названное постановление предусматривает те обязательные действия, при помощи которых представитель прекращает действие доверенности, отказываясь от нее. Они в основном воспроизводят действия представляемого, установленные для прекращения доверенности.

Представляемый освобождается от ответственности за действия представителя со времени получения третьими лицами извещения представителя об отказе от доверенности, а также с момента, когда третьим лицам стал известен факт посылки представителем отказа представляемому или вручения его последнему.

В связи с появлением проекта ГК СССР, воспроизводящего в ст. 108 правило о возможности неограниченного отказа представителя от доверенности, уместно поставить вопрос, полностью ли отвечает оно отношениям между представляемым и представителем? Статья 108 проекта имеет в виду все случаи выдачи доверенности: на основе договора поручения, товарищества, подряда и других гражданских договоров, а также на основе трудового. Если допустим неограниченный отказ от доверенности, выданной в связи с гражданско-правовым договором, то он несовместим с трудовым договором, обязывающим работника к дисциплине и точному выполнению возложенных на него обязанностей. Пока сохраняет силу трудовой договор, отказ от доверенности работника будет рассматриваться как нарушение трудовой дисциплины. Поэтому нельзя, по нашему мнению, устанавливать в ст. 108 проекта в такой безусловной формуле право представителя на отказ от доверенности. Следует сказать в этой статье, что представитель имеет право во всякое время отказаться от доверенности, если в силу существующих с представляемым трудовых или иных отношений он не обязан к деятельности представителя.

темы

документ Вещное право
документ Военное право
документ Государственное право
документ Гражданское право
документ Гуманитарное право



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Налог на профессиональный доход с 2019 года
Цены на топливо в 2019 году
Самые высокооплачиваемые профессии в 2019 году
Скачок цен на продукты в 2019 году
Бухгалтерские изменения в 2019 году

Налоговые изменения в 2019 году
Изменения для юристов в 2019 году
Изменения для ИП в 2019 году
Изменения в трудовом законодательстве в 2019 году
Административная ответственность в 2019 году
Алименты в 2019 году
Банкротство в 2019 году
Бизнес-планы 2019 года
Взносы в ПФР в 2019 году
Вид на жительство в 2019 году
Бухгалтерский учет в 2019 году
Выходное пособие в 2019 году
Бухгалтерская отчетность 2019
Государственные закупки 2019
Изменения в 2019 году
Бухгалтерский баланс 2019
Начисление заработной платы
ОСНО
Брокеру
Недвижимость


©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты