Управление финансами

документы

1. Жилищная субсидия
2. Бесплатные путевки
3. Жилищные условия
4. Квартиры от государства
5. Адресная помощь
6. Льготы
7. Малоимущая семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Молодая семья 2019
12. Налоговый вычет
13. Повышение пенсий
14. Пособия
15. Субсидии
16. Детское пособие
17. Мать-одиночка 2019
18. Надбавка


Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Юристу » Процессуальные нормы

Процессуальные нормы

Процессуальные нормы

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



1. Процессуальные нормы (Понятие процессуальной нормы)
2. Уголовно-процессуальные нормы
3. Гражданские процессуальные нормы
4. Материальные и процессуальные нормы
5. Процессуальные нормы в суде
6. Процессуально-правовые нормы
7. Административно-процессуальные нормы
8. Нормы процессуального законодательства
9. Нормы гражданского процессуального права
10. Нарушение процессуальных норм
11. Нормы гражданского процессуального законодательства
12. Пример процессуальной нормы
13. Применение норм процессуального права
14. Процессуальные нормы регламентируют
15. Виды процессуальных норм
16. Арбитражно-процессуальная норма
17. Действие процессуальных норм
18. Административно-материальные и административно-процессуальные нормы
19. Нормы арбитражного процессуального права
20. Нарушение процессуальных норм судом

Процессуальные нормы

Процессуальные нормы по отношению к процедурным менее распространены, но имеют большое значение. Они регулируют порядок рассмотрения спора, не разрешенного на предшествующем этапе - процедурном.

Процессуальные нормы во многом сходны с процедурными, что объясняется едиными целями и задачами, стоящими перед служебными нормами права.

Сфера действия процессуальных норм намного уже, чем сфера действия процедурных, однако можно сказать, что процедурные нормы более широко распространены, а процессуальные - более глубоко регулируют те отношения, которые доходят до стадии юрисдикционного рассмотрения спорного правоотношения.

Процессуальные нормы - самостоятельный вид норм права со всеми признаками и свойствами, характерными для норм права. Отличительной особенностью процессуальных норм является то, что они регулируют юрисдикционный процесс в отличие от процедурных норм, регулирующих нормальное положительное движение материальных норм права.

Процессуальные нормы специализированы по субъекту применения. Они носят властный характер, регулируют отношения, один их субъектов которого обладает правомочием по применению норм права, в том числе и материальных. Между тем процедурные нормы предназначены, в основном, для использования теми субъектами отношения, которые сами выступают и участниками отношения, и субъектами применения норм права.

Известно, что основной функцией процессуальных норм является правоохрана. Однако охранять право можно, лишь когда оно нарушается. При совершенном нарушении право необходимо не охранять и не защищать, а восстанавливать. Иные способы возмещения ущерба применяются в случаях, когда восстановление неосуществимо. Поэтому представляется возможным говорить о двух основных функциях процессуальных норм - правоохранительной и правовосстановительной.

В юрисдикционном процессе принимают участие нормы различных отраслей права, наиболее часто - процессуальных. Это объясняется тем, что рассмотрение споров, в зависимости от обстоятельств, осуществляется различными способами, в том числе и такими, в которых принимают участие не только судебные органы, но и иные, управомоченные на правоприменение.

Например, в трудовом праве в качестве правоприменителя на стадии принудительного рассмотрения спора могут выступать:

а) органы, созданные на предприятии;
б) судебные органы;
в) вышестоящие в порядке подчиненности органы;
г) вышестоящие государственные (хозяйственные) органы по согласованию между собой.

Первый вид рассмотрения обеспечивается в основном нормами трудового права, но ввиду участия в процессе общественности используются и нормы общественного характера.

Второй вид обслуживается нормами трудового и гражданско-процессуального права.

Третий и четвертый - нормами трудового права, а также нормами, содержащимися в Уставах о дисциплине и различных Положениях, стандартах предприятий, Правилах внутреннего трудового распорядка, учредительных документах организаций.

При разрешении дел любыми их указанных субъектов возможны отношения, не регламентированные процессуальными правилами и регулируемые обычаем, корпоративными нормами, Положениями, утверждаемыми на локальном уровне.

Особенностью рассмотрения споров в трудовом праве во внесудебном порядке является именно возможность применения норм такого уровня, который в принципе не характерен для процесса в узком смысле этого понятия. Это касается рассмотрения индивидуальных трудовых споров комиссиями по трудовым спорам, которые действуют на основании Положений. В данном случае правоприменительная практика обслуживается нормами локальными, что крайне редко встречается после прохождения разногласия стадии процедурного урегулирования. Вместе с тем, нельзя однозначно определить рассмотрение разногласия в комиссии по трудовым спорам как перешедшее в процессуальную стадию, потому что тот же самый орган может принять участие и в процедурном урегулировании правоотношения, так как сторона, возбудившая производство в КТС, вправе его прекратить.

Стоит немного остановиться на правовой природе рассмотрения спора в трудовом праве. В отличие от других отраслей, трудовые правоотношения могут найти приемлемое решение не в обычном двухзвенном разрешении, а в трехзвенном. Помимо добровольного нахождения взаимоприемлемого результата спора его сторонами, спор может быть передан в комиссию по трудовым спорам, а уже после нее - в суд. Следует отметить, что не все трудовые отношения имеют такую возможность, есть определенные категории дел, которые комиссия по трудовым спорам решать неправомочна, и тогда действует обычная система из двух стадий рассмотрения спора.

Еще более интересная ситуация с коллективными трудовыми спорами, которые имеют собственную систему достижения соглашения между противоборствующими сторонами.57 Она предусматривает три стадии рассмотрения спора, и в качестве крайней меры трудового конфликта, может иметь место забастовка. Забастовка не является, исходя из текста закона, процедурой разрешения коллективного трудового спора, однако вытекающие из нее последствия довольно часто поступают на рассмотрение суда. Речь идет о таких последствиях забастовки, как причинение имущественного вреда.

В каждом конкретном случае суд должен определить правомерность забастовки, следовательно, косвенно вынужден оценивать и правомерность действий участников забастовки в ходе разрешения противоречий на дозабастовочной стадии. Складывается уникальная ситуация, когда огромное количество норм различного уровня, призванных урегулировать спорное трудовое отношение, направлено на одну и ту же цель, применяется последовательно, и находит окончательное решение в суде.

Некоторыми особенностями обладают нормы жилищного права, в котором спорные вопросы решаются гражданско-процессуальным законодательством, но некоторая часть проблем регулируется непосредственно материальными процедурными нормами. В качестве примера можно привести порядок получения разрешения собственника при обмене неприватизированного жилья, споры по поводу стоимости жилых и нежилых помещений, находившихся на земельном участке, изъятом для государственных и муниципальных нужд, выяснение отношений жильцов коммунальных квартир.

В некоторых случаях непосредственно процессуальные нормы должны учитывать нормы общественного характера, применение которых на сегодняшний день скорее можно отнести к остаткам социалистических отношений, чем к проявлению демократизма процессуальных норм.

Процессуальным нормам, в отличие от процедурных, в большей степени присуща императивность предписания. Данное обстоятельство объясняется тем, что этот способ реализации права представляет участникам правоотношения гораздо меньше вариантов поведения, деятельность рассматривающих органов строго регламентирована в целях недопущения противоправности решения, так как юрисдикционный процесс - последняя возможность реализации законных интересов личности или организации.

Справедливо высказывание, определяющее предписание процессуальной нормы категорическим по отношению к субъекту, уполномоченному организовать правоприменительный процесс и содержащее диспозитивные начала по отношению к заинтересованным участникам процесса.

В отличие от процедурных предписаний, которые могут быть реализованы посредством использования, исполнения, соблюдения, процессуальные нормы осуществляются путем исполнения.

Как было показано выше, процессуальные нормы делятся на общие и специальные, не принято выделять локальные нормы, так как они связаны с использованием элемента принудительности, которым обладают только государственные органы и должностные лица, а также специальные правоприменители, уполномоченные государством на определенные виды деятельности. Однако, как уже отмечалось, существуют обстоятельства, которые позволяют подвергнуть сомнению такую точку зрения.

Процессуальные нормы, как и вообще все нормы права, можно разделить на общие и специальные. Среди процессуальных норм не принято выделять локальные, так как локальный процесс не может существовать в качестве общего правила. Однако наличие в некоторых отраслях права локальных процессуальных норм мы рассмотрели.

По-прежнему одной из важнейших задач норм права и правоприменения в более широком смысле является установление единообразного применения законов, что и призвано обеспечить истинно демократические начала судопроизводства, и существование некоторых исключений скорее подтверждает общее правило, а не опровергает его.

Трудно представить себе существование самостоятельных для разных, например, субъектов права, правоприменительных процессов, это совершенно явно нарушило бы один из основных принципов правосудия. Можно только выделить специальные нормы, на которые следует возложить процессуальные функции, имеющие какую-то специфику. Это может быть порядок процессуального рассмотрения в порядке подчиненности, существующий в некоторых отраслях права, обязательность санкции на некоторые действия общественной организации (профсоюза), наличие мер воздействия (наравне с чисто юридическими и мер общественного или медицинского характера).

Отсутствие локальных процессуальных норм является своеобразием этого вида норм, отличием их от процедурных, в которых локальное регулирование не только допускается, но и широко применяется, более того, следует говорить о преимуществах именно локальных процедурных норм, которые максимально обеспечивают взаимные интересы субъектов отношения и позволяют с наибольшей долей вероятности избежать негативного развития ситуации.

Процессуальные нормы содержатся в источниках любой отрасли права. Это обусловлено большой значимостью самого процесса, а также тем, что понятие юрисдикционного процесса как способа решения споров методами государственно-властного принуждения, осуществляемого специальными органами, сложилось традиционно, то есть, имеет временную историю и большое количество материала, позволившего из массы выбрать лучшее.

Назначение процессуальных норм в том, что они не могут противоречить или коллидировать с основными нормами, реализацию которых обеспечивают, основная их задача, так же, как и любых служебных норм - обеспечить надлежащий порядок их воплощения.

Если для процедурных норм нормальным является осуществление их разными способами, то для процессуальных разнообразие применения нехарактерно, скорее наоборот, они отличаются жесткой установленностью и детальностью предписаний.

Процессуальные нормы права имеют ясно обозначенного адресата. Можно говорить о том, что в первую очередь им выступает субъект правоприменения, и лишь потом - стороны спорного отношения. Самих субъектов отношения исключить из адресатов процессуальных норм не представляется возможным, так как на них также возложены некоторые процессуальные функции, они должны совершить определенные процессуальные действия, без которых невозможно начало юрисдикционной деятельности.

Вместе с тем, из данного правила есть исключения, например, в уголовных отраслях права существуют такие признаки преступления, при которых управомоченные государственные органы не просто могут, а обязаны возбудить уголовное разбирательство, прежде всего, следственные действия. В цивилистических отраслях права такое положение не предусмотрено законом, необходимо совершение каких-либо действий заинтересованной стороной, которая является катализатором последовательной реализации ряда процессуальных норм.

В литературе существует мнение, что процессуальными нормами могут считаться только такие, которые применяются в специальной процессуальной форме, обеспечивающей законность решения по делу.

При такой постановке вопроса иным нормам вообще нет места в правоприменительном процессе, однако уже отмечалось, что в некоторых отраслях права это утверждение нельзя считать однозначным. В подтверждение можно привести позицию таких известных ученых, как Л.С.Явич и А.И. Королев, которые писали, что многие нормы права для своей реализации нуждаются в соответствующей деятельности специально управомоченных компетентных государственных органов и организаций, которая имеет присущие именно этой деятельности формы, отличающиеся от общепринятых чисто процессуальных.

В целом существование процессуальных норм не вызывает сомнения, однако, некоторые авторы считают, что процессуальные нормы имеют более сложное содержание, чем было принято считать ранее. Так, М.С. Поройко полагает, что процессуальные нормы следует называть правоприменительно-процессуальными, если они направлены на разрешение дела, дошедшего до судебного рассмотрения, или разрешаемого другими специально уполномоченными органами. Вероятно, что правоприменительно-процессуальные будут отличаться от правоприменительно-материальных, однако автор не развивает эту мысль. Видимо, следует предположить, что именно необходимость отличия двух норм, регулирующих течение спорного дела, и побудило названного автора конкретизировать название норм, на которые он хотел указать как на процессуальные.

Можно выделить и такое мнение, высказываемое в литературе, которое максимально сужает содержание процессуальных норм, сводя их к судебному праву, к обеспечению судебного разбирательства.

Данная точка зрения подверглась существенной критике, приводить которую нет смысла, ведь ранее уже приводились примеры наличия в нашем праве таких норм, которые участвуют именно в процессуальном рассмотрении, но не являются процессуальными в привычном их виде. Помимо того, что они осуществляются нетрадиционными для процессуальных норм субъектами, они могут иметь и нетрадиционную для рассматриваемых норм форму и источник.

Определяя место процессуальных норм среди других норм права, обратимся к мнению Т.Ю. Баришпольской, которая разделяла процедурные и процессуальные нормы права, называемые ею несколько иначе, на основании соотносимости с материальными нормами. Поскольку процессуальные, так же, как и процедурные нормы, имеют служебный характер, они имеют задачей воплощение материального предписания. Если служебная норма связана в конкретном правоотношении с регулятивной, она будет процедурной, если служебная норма связана с охранительной, она будет процессуальной.

Развивая свою мысль, цитируемый автор делает вывод, что охранительные отношения и нормы всегда имеют специального субъекта - управомоченный орган, осуществляющий правоприменение.

Интересна мысль о том, что субъектный состав правоотношения зависит от того, «вертикальную» или «горизонтальную» структуру оно имеет. С этим выводом можно согласиться, однако следует иметь в виду, что «горизонталь» отношения приведет не к возникновению процесса, а к применению процедурных норм. Возможно, было бы правильнее говорить о том, что субъектный состав, к которому обращены процессуальные нормы, должен определяться содержанием регулируемого правоотношения, а не его направленностью.

Определяя субъектный состав, имеющий право на реализацию процессуальных норм, следует определить двойственность содержания правоотношения.

С одной стороны, оно существует между участниками отношения, которые, обратившись за помощью в специальный орган по рассмотрению споров, не перестали быть субъектами этого отношения. Процессуальные нормы адресованы и к ним самим, требуя соблюдения определенных формальностей и последовательного совершения процессуальных действий. Более того, процессуальное положение сторон в судебном процессе совершенно различно, каждая из них имеет свои права и должна выполнять свои обязанности.

С другой стороны, правоотношение, переданное на рассмотрение компетентного органа, должно быть рассмотрено независимым арбитром. Соответственно, он не может не иметь собственных процессуальных прав, обеспечивающих проведение различных действий, и обязанностей, которые будут направлены на защиту права каждого участника отношения на соблюдение его законных прав.

Таким образом, двойственность процессуальных норм определяется наличием в судебном рассмотрении спорящих и судящего, правовое положение которых обеспечивается различными процессуальными нормами.

Вместе с тем, не следует забывать о том, что не все нормы, определяющие ход судебного или иного, имеющего те же задачи, рассмотрения, являются строго процессуальными. Среди них обязательно будут присутствовать такие, которые мы назвали организационными. Их существование совершенно необходимо для решения вопросов, определенным образом влияющих на ход разбирательства.

Представляется возможным высказать предположение, что все служебные нормы имеют единую направленность воздействия на правовые отношения, так как все имеют единую цель - разрешение возникшего противоречия на различных стадиях его существования. Исходя из этого, само понятие направленности вряд ли может служить основанием какой-либо классификации в рамках служебных норм, критерий следует искать, как отмечалось выше, в содержании норм и объеме правомочий адресатов.

Одним из непременных участников правоприменения на стадии судебного или иного, обеспеченного принудительностью реализации решения, рассмотрения, без всякого сомнения, выступают юрисдикционные органы. Иные субъекты правоприменения возникают как результат специфичности порядка рассмотрения спора, который сами его участники по взаимному согласию разрешить не смогли в некоторых отраслях права.

Судебные органы являются безусловными субъектами юрисдикционного разрешения спора и участвуют в нем не как сторона, а как наделенный специальными полномочиями представитель государства.

Таким образом, процессуальные нормы права представляются самостоятельным видом служебных норм права, регулирующим только юрисдикционное разрешение споров.

Уголовно-процессуальные нормы

Внешнюю форму уголовно-процессуального права составляют его источники, внутреннюю – правовые нормы.

Содержанием уголовно-процессуальных норм являются правила поведения субъектов уголовно-процессуального права. Субъект уголовно-процессуального права, реализуя права и обязанности, содержащиеся в нормах права, вступает в уголовно-процессуальные отношения. Тем самым субъект уголовно-процессуального права становится субъектом конкретного правоотношения по конкретному уголовному делу.

Общетеоретические положения о нормах права в значительной степени распространяются на уголовно-процессуальные нормы. Они установлены государством, имеют общий и общеобязательный характер. Их применение обеспечено механизмом государственного принуждения. Они направлены на достижение задач уголовно-процессуального права.

Нормы уголовно-процессуального права выполняют регулятивные (правоустанавливающие) функции, направленные на установление уголовно-правовых отношений и породивших их юридических фактов (совершение преступлений), от чего, в свою очередь, зависит приведение в действие механизма применения уголовной ответственности. Что означает выполнение нормами уголовно-процессуального права и регулируемыми ими отношениями охранительных функций.

Вне зависимости от формы изложения содержания нормы уголовно-процессуального права (дозволения или запрета) она непременно содержит указания на то, как должен или может вести себя (т. е. действовать или воздержаться от действия) субъект уголовно-процессуальных отношений. При этом субъективные права и обязанности взаимосвязаны, так как не существует субъективного процессуального права, реализация которого не означала бы выполнения соответствующей обязанности. Вот почему процессуальные нормы носят двусторонний, представительно-обязывающий характер.

Общепризнанным является взгляд на трехчленную структуру нормы уголовно-процессуального права, в которой усматривается наличие таких составных элементов, как гипотеза, диспозиция и санкция.

Гипотеза – это условие, при наличии которого действует правило, содержащееся в правовой норме. Она может быть: абсолютно определенной, относительно определенной и смешанной.

Так, устанавливая, что суд присяжных в краевом, областном, городском суде рассматривает дела о преступлениях, по ходатайству обвиняемого, законодатель тем самым указывает абсолютно определенное условие – наличие четко выраженной воли обвиняемого.

Предусматривая возможность соединения в одном производстве лишь дела по обвинению нескольких лиц в соучастии в совершении одного или нескольких преступлений, законодатель устанавливает относительно определенное условие. Так, законом установлено, что «…гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования» (ч. 2 ст. 44 УПК РФ). Ст. 44 УПК РФ содержит относительно определенное условие, согласно которому иск может быть предъявлен: на начальном этапе расследования или после появления в процессе такого субъекта, как подозреваемый, или после привлечения лица в качестве обвиняемого, или при окончании расследования. В указанных рамках лицо, которому причинен материальный ущерб преступлением, имеет право выбора момента предъявления иска. В рассматриваемом случае – гипотезу можно назвать сложной: законодатель ввел в норму не только относительно определенное, но и абсолютно определенное условие. Последнее усматривается в установлении жесткого положения: иск может быть рассмотрен только в том случае, если он предъявлен до начала судебного следствия. Такую гипотезу было бы правильно назвать смешанной.

Диспозиция уголовно-процессуальной нормы представляет собою правило поведения субъекта или субъектов уголовного процесса.

Санкция — указание на последствия нарушения, неисполнения или ненадлежащего исполнения диспозиции нормы (или ряда норм), в том числе и на возможность применения меры воздействия к субъекту.

Уголовно-процессуальным кодексом РФ предусмотрены санкции следующего характера:

а) процессуально-принудительные – предусматривающие возможность применения мер принуждения;
б) процессуально-штрафные – устанавливающие возможность применения штрафа, денежного взыскания, а также обращения внесенного залога в доход государства;
в) процессуально-восстановительные – предусматривающие отмену принятого процессуального решения; изменение принятого решения; возвращение уголовного дела для дополнительного расследования;
г) процессуально-предупредительные – отвод судьи, прокурора, следователя, дознавателя, переводчика, специалиста, эксперта, защитника, представителя, секретаря судебного заседания; отстранение присяжного заседателя, изъятие прокурором дела от органа дознания и передача его следователю и т. д.

Гражданские процессуальные нормы

Норма права – это общеобязательное формально определенное, охраняемое от нарушений принудительной силой государства правило поведения.

Гражданская процессуальная норма представляет собой общеобязательную меру должного или возможного поведения участников судопроизводства, устанавливаемую Российским государством. Гражданские правовые нормы обладают некоторыми особенностями, отличающими их от норм других отраслей права. Они закрепляются только законами, но не подзаконными актами. Они регулируют правоотношения в особой сфере человеческой деятельности – сфере правосудия. Они обязательны для определенного круга субъектов: для всех участников правоотношений, только для суда, только для сторон, для свидетелей и т.д. Конечной целью гражданских процессуальных норм является обеспечение законного, обоснованного и справедливого правосудия. Гражданские процессуальные нормы построены на основных принципах процесса – диспозитивности, состязательности и равноправии сторон. Действенность этих норм обеспечивается как силой государственного принуждения (за непредоставление истребуемых судом доказательств может быть наложен штраф, судебное решение должно быть исполнено принудительно), так и иными мерами (при подаче иска без соблюдения требований предъявляемых к исковому заявлению и доказательствам исковое заявление остается без движения и при неустранении в разумный срок недостатков – считается неподанным и возвращается истцу).

Все гражданские процессуальные нормы подразделяются на дефинитивные, регулятивные, организационные и охранительные.

Дефинитивные нормы закрепляют основные определения и понятия. К ним относятся ч. 1 ст. 55 ГПК РФ (доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела), ч. 1 ст. 69 ГПК РФ (свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела), ч. 1 ст. 121 ГПК РФ (судебный приказ – судебное постановление, вынесенное судьей единолично на основании заявления о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника по требованиям, предусмотренным ст. 122 ГПК РФ).

Регулятивные нормы направлены непосредственно на регламентирование процессуальных правоотношений, определение прав и обязанностей участников процесса.

К императивным нормам относятся, например, ст. 56 ГПК РФ (каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом; суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались), ч. 2 ст. 69 ГПК РФ (лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, обязано указать, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, может подтвердить свидетель, и сообщить суду его имя, отчество, фамилию и место жительства и др.). Иначе говоря, императивные нормы устанавливают для субъекта правоотношений строго определенную линию поведения.

Диспозитивными нормами будут нормы, закрепляющие правомочия участников процесса, например ч. 1 ст. 35 ГПК РФ (права лиц, участвующих в деле), ст. 39 ГПК РФ (изменение иска, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение и др.).

К организационным нормам относятся нормы, определяющие процессуальную форму, т.е. порядок, процедуру отправления правосудия по гражданским делам. Сюда относятся нормы, закрепляющие процедуру возбуждения судопроизводства, судебного заседания, движения дела по стадиям и т.д.

Охранительные нормы предназначены для обеспечения действия всех остальных норм. К ним относятся нормы, закрепляющие штрафы и иные меры ответственности за несовершение предписанных законом действий или совершение действий устанавливающих помехи правосудию.

Нормы любой отрасли права, в том числе гражданского процессуального права состоят из гипотезы, диспозиции и санкции.

Гипотеза указывает основания и условия начала действия нормы (например: в случае отвода мирового судьи, рассматривающего дело, в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах)). Гипотеза раскрывает место, время, субъектный состав нормы и т.д.

Диспозиция закрепляет права и обязанности участника правоотношения при возникновении юридических фактов, указанных в гипотезе (при отводе мирового судьи – дело передается районным судом другому мировому судье, действующему на территории того же судебного района, или, если такая передача невозможна, оно передается вышестоящим судом мировому судье другого района, при выбытии одной из сторон – суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства).

Санкция указывает последствия несоблюдения прав и невыполнения обязанностей, указанных в диспозиции (в случае неизвещения суда, а также в случае невыполнения требования суда о представлении доказательства по причинам, признанным судом неуважительными, на виновных должностных лиц или на граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле, налагается штраф – на должностных лиц в размере до одной тысячи рублей, на граждан – до пятисот рублей).

Одной из основных особенностей гражданских процессуальных норм является то, что части нормы (гипотеза, диспозиция, санкция) могут находиться в разных частях одной статьи или вообще в разных статьях. Статьи, содержащие в себе все три элемента, являются скорее исключением, чем правилом. Структура конкретной процессуальной нормы определяется путем тщательного анализа и изучения логической взаимосвязи элементов нормы, расположенных в разных статьях.

Гражданское судопроизводство ведется в соответствии с федеральными законами, действующими во время рассмотрения и разрешения гражданского дела, совершения отдельных процессуальных действий или исполнения судебных постановлений (судебных приказов, решений суда, определений суда), постановлений других органов. Закон не имеет обратной силы. Дата отмены закона или признания закона утратившим силу является датой прекращения действия закона.

Действие процессуального законодательства в пространстве определяется территорией Российской Федерации, под которой понимается сухопутное и водное пространство в пределах государственных границ Российской Федерации, а также недра. К территории РФ относится также территория ее посольств и иных дипломатических представительств в других государствах, военных и гражданских судов, воздушных кораблей.

Материальные и процессуальные нормы

Материальные и процессуальные нормы права - материальные нормы права устанавливают права и обязанности субъектов, а процессуальные нормы устанавливают правила реализации норм материального права.

Норма права - это закрепленное в нормативном акте общеобязательное правило поведения, исполнение которого обеспечивается силой государства.

Материальные нормы права устанавливают права и обязанности субъектов права.

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила и нормы, чем предусмотренные настоящим Кодексом и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами, применяются правила и нормы международных договоров Российской Федерации (п. 1 ст. 7 Налогового кодекса Российской Федерации).

Процессуальные нормы права устанавливают правила реализации материальных норм права.

Налоговые органы могут обратиться в суд с заявлением о взыскании штрафов с организации и индивидуального предпринимателя в порядке и сроки, которые предусмотрены статьями 46 и 47 настоящего Кодекса, с физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем, в порядке и сроки, которые предусмотрены статьей 48 настоящего Кодекса (п. 1 ст. 115 Налогового кодекса Российской Федерации).

Процессуальное действие - предусмотренное нормами процессуального права действие, совершаемое участниками производства по делу.

Процессуальный срок - промежуток времени, установленный законом или назначенный судом для совершения определенных процессуальных действий.

Норма права - это закрепленное в нормативном акте общеобязательное правило поведения, исполнение которого обеспечивается силой государства.

Процессуальные нормы в суде

Как и любая отрасль права, гражданское процессуальное право состоит из совокупности норм – общеобязательных мер должного или возможного поведения участников судопроизводства, устанавливаемых российским государством.

Гражданские процессуальные нормы содержат все признаки юридических норм. Они представляют собой общеобязательные формально-определенные правила деятельности суда и других субъектов судопроизводства и выражают государственную волю.

Своеобразие гражданских процессуальных норм заключается в том, что они:

1) устанавливаются только государством и в виде закона (по общему правилу, данные нормы не включаются в подзаконные акты);
2) регулируют правовые действия и отношения в сфере правосудия;
3) имеют цель способствовать своевременному, законному и обоснованному отправлению правосудия;
4) обеспечены возможностью государственного принуждения, которое сочетается с другими средствами воздействия. Данное положение наиболее очевидно в отношении неисполнения или несоблюдения гражданских процессуальных предписаний (норм) лицами, участвующими в деле, и другими субъектами. Меры принуждения зачастую применяются к участникам после истечения срока, установленного в законе для добровольного исполнения (соблюдения) той или иной обязанности (см., например: ст. 149, п. 5, 6 ст. 221 ГПК).

Свойство гражданских процессуальных норм регламентировать правосудие обусловливает такие их особенности, как очень узкий круг субъектов, на поведение которых они воздействуют. Регулирование их действий происходит опосредованно: гражданские процессуальные нормы главным образом определяют действия суда, а поскольку суд является носителем государственной (судебной) власти и в отношениях со всеми другими субъектами, то поведение последних (сторон, прокурора, свидетелей, экспертов и др.) ставится в зависимость от судебной деятельности. Так, стороны могут окончить дело мировым соглашением, и оно станет правовой действительностью при утверждении судом (ст. 34 ГПК). Лица, участвующие в деле, вправе заявлять ходатайства, а их удовлетворение зависит от суда (ст. 143 ГПК).

Особенность гражданских процессуальных норм состоит также в том, что уровень их правовой обязательности различен: они могут быть обязательны не для всех субъектов гражданских процессуальных правоотношений, а лишь для какой-либо одной группы участников. Так, только эксперты обязаны проводить экспертизу и могут быть допрошены. Суд имеет возможность назначить повторную или дополнительную экспертизу. Обязанность составления судебного протокола возлагается только на секретаря судебного заседания, и только председательствующий судья после объявления решения обязан разъяснить его содержание, порядок и срок обжалования.

Еще одна характерная особенность анализируемых норм заключается в том, что они, имея ту же структуру, что и иные правовые нормы (гипотеза, диспозиция и санкция), могут быть разобщены по элементам в различных статьях закона или даже в разных разделах закона. Так, санкции за самые различные процессуальные нарушения в производстве суда первой инстанции (разд. II ГПК) помещены в гл. 34 разд. III ГПК как основания к отмене и изменению решений и определений суда, а нарушения (несоблюдение) условий реализации права на предъявление иска (гл. 12 ГПК) влекут оставление заявления без рассмотрения (гл. 19 ГПК). В порядке редкого исключения все элементы процессуальной нормы объединяются в одной статье закона (ст. 129, 130,149 ГПК). Структуру гражданской процессуальной нормы в большинстве случаев можно выявить в ходе анализа, установив логическую обусловленность гипотезы, диспозиции и санкции, независимо от того, где и как они изложены.

Гражданские процессуальные нормы в зависимости от их направленности, содержания и нормативных источников принято подразделять на дефинитивные, регулятивные, организационные и охранительные.

Дефинитивные нормы содержат формулировку важнейших гражданских процессуальных понятий (ст. 49 ГПК – понятие судебного доказательства; ст. 191 ГПК – понятие судебного решения; ст. 223 ГПК – понятие определения суда первой инстанции и некоторые другие).

Регулятивные нормы составляют основной нормативный массив в гражданском процессуальном праве. В зависимости от степени обязательности они, в свою очередь, подразделяются на диспозитивные, выражающие управомочения (например, ст. 34,161, 282 ГПК), и императивные, устанавливающие процессуальные обязанности (например, ст. 25, 210, 227 ГПК). По смыслу к императивным нормам близки запрещающие нормы, в которых четко выражены запреты (ч. 2 ст. 40, ч. 2 ст. 47 ГПК).

Организационные нормы формируют процессуальную деятельность или содержание процессуальных документов и в первую очередь определяют гражданскую процессуальную форму. К ним относятся нормы, закрепляющие развитие судебного заседания в суде первой инстанции (в частности ст. 150–156, 164, 165–190 ГПК), второй инстанции (ст. 296–304 ГПК), реквизиты искового заявления (ст. 126 ГПК), кассационной жалобы (ст. 286 ГПК), судебного протокола (ст. 227 ГПК) и др. Указанные статьи имеют четко выраженный императивный характер.

Охранительные нормы призваны обеспечить точное и беспрепятственное осуществление всех иных гражданских процессуальных норм. Характерная особенность названных норм – их ярко выраженный санкционный характер: они регламентируют применение мер гражданской процессуальной ответственности и защиты (ст. 97, 305-309, 317, 329-330 ГПК).

Абсолютное большинство гражданских процессуальных норм сосредоточено в Гражданском процессуальном кодексе, что составляет очевидное и существенное достоинство гражданского процессуального регулирования.

Некоторые процессуальные нормы (в основном те, что регламентируют судебную подведомственность возникающих споров о праве) помещаются в материально-правовых законах с целью создания удобств при правоприменении: заинтересованные лица и компетентные органы получают комплексный нормативный акт, регулирующий как добровольное, беспрепятственное осуществление субъективных прав и обязанностей, так и их защиту и принудительное осуществление в процессуальном порядке. В результате в Семейном кодексе и Гражданском кодексе легко можно обнаружить десятки гражданских процессуальных норм, например, о подведомственности споров о расторжении брака, лишении родительских прав, взыскании алиментов, участии в суде органов опеки и попечительства, признании усыновления недействительным, установлении отцовства и др.

В Гражданском кодексе есть немало гражданских процессуальных норм не только о подведомственности тех или иных споров о праве, но и о дополнительных условиях их подведомственности, а также о распределении обязанности по доказыванию при ответственности за нарушение обязательств (презумпция вины лица, нарушившего обязательство), при которых суд вправе признавать гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным и др.

Процессуально-правовые нормы

Процессуально-правовые нормы регулируют организационные отношения и носят сугубо организационно-процедурный, управленческий характер. Они всегда регламентируют порядок, формы и методы реализации норм материального права. По отношению к последним процессуальные нормы носят производный, вторичный характер.

Далеко не всегда процессуальные правовые нормы группируются в отдельные отрасли. Если же это и происходит, то на определенном этапе развития системы права. Процессуальные нормы зарождаются, образуя своеобразную правовую совокупность, создают определенный раздел соответствующей отрасли права.

По методу правового регулирования - императивные, диспозитивные, поощрительные, рекомендательные нормы.

Содержание методов правового регулирования составляют в основном четыре способа воздействия на поведение субъектов:

• властно-побудительный (императивный), направленный на обеспечение предписанного государством, строго обязательного поведения субъектов;
• автономный (диспозитивный), оставляющий им значительный простор для свободного волеизъявления;
• поощрительный, стимулирующий желательное для государства и общества правомерное и социально активное поведение;
• рекомендательный, предлагающий наиболее приемлемый с точки зрения государства вариант поведения.

В соответствии с ними и классифицируются юридические нормы, каждая разновидность которых в свою очередь составляет нормативную основу соответствующего метода, предопределяет его своеобразие, является существенным элементом его предметной характеристики.

Административно-процессуальные нормы

Административно-процессуальные нормы представляют собой разновидность действующих в нашем обществе юридических правил поведения людей, установленных государством. Поэтому они обладают всеми признаками, которые вообще свойственны правовой норме. Процессуальные правовые нормы тесно связаны с материальными нормами, что предопределено их принадлежностью к одной системе права — российскому праву. Имея много общего с материальными нормами, процессуальные нормы заметно от них отличаются. Своеобразие процессуальных норм заключено прежде всего в том, что они обусловлены не только особенностями социально-правовой среды, но и особенностями материальных норм той отрасли права, с которой они наиболее тесно связаны и потребности которой обслуживают прежде всего и главным образом. Таким образом, есть основание говорить о своеобразном вторичном характере процессуальных норм, поскольку самое их существование подчинено общей задаче реализации соответствующих материальных норм.

Поэтому исследование понятия административно-процессуальной нормы должно опираться на данные общей теории права и вместе с тем учитывать особенности той сферы общественной жизни, в которой проявляется регулятивное воздействие этих норм. Поскольку административно-процессуальные нормы относятся к нормам правовым, они, естественно, должны рассматриваться как правила общего характера, установленные или санкционированные государством. В этом плане административно-процессуальные нормы практически ничем не отличаются от всех иных правовых норм, поскольку общим качеством для них является их юридическая природа. Но каждая норма регулирует вполне определенные общественные отношения социально-правовой среды, совокупность которых составляет предмет соответствующей отрасли российского права. Следовательно, для характеристики интересующей нас группы правовых норм важно определить свойства предмета регулирования и тем самым важнейшие черты данной группы норм, выделить их из общей массы юридических правил.

Вопрос о специфике материальных норм в науке административного права получил широкое освещение. При этом весьма характерно совпадение взглядов представителей различных течений в административно-правовой науке на понятие и сущность норм административного права: это юридические правила, которые регулируют общественные отношения, складывающиеся в сфере государственного управления, иначе говоря, в процессе деятельности органов исполнительной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации и, следовательно, носят отчетливо выраженный управленческий характер.

Что же касается административно-процессуальных норм, то эта проблема в отечественной административно-правовой науке разработана еще явно недостаточно. В этих условиях существенное значение приобретает учет связи процессуальных норм с материальными, оценка, так сказать «служебного» назначения административно-процессуальных норм. Известно, что процессуальные нормы гражданского, административного и уголовного права обеспечивают реализацию прежде всего одноименных материальных отраслей. Следовательно, общность между ними заключается в том, что они регулируют отношения «предметного единства», складывающиеся в одной и той же области социально-правовой среды.

Для материальных и процессуальных норм административного права таким пространством является сфера государственного управления, где реализуются многообразные функции органов исполнительной власти на всех уровнях государства. Вместе с тем между материальными и процессуальными административно-правовыми нормами существуют и различия. Наиболее заметные из них состоят в следующем. Как уже отмечалось, процессуальные нормы административного права применяются там, где возникает необходимость в реализации прежде всего материальных административно-правовых норм, а также материальных норм иных отраслей российского права. Поэтому, для административно-процессуальных норм, отношения, регулируемые материальными административно-правовыми органами являются главной, но не единственной основой существования.

У административно-процессуальных норм оказывается более широкий предмет их регулирования. Это положение имеет прямое отношение к определению объема административно-процессуальной деятельности. Несмотря на то, что материальные и процессуальные административно-правовые нормы регулируют отношения социально-правовой среды, возникающие в процессе функционирования единой системы исполнительной власти Российской Федерации, воздействие названных норм на эти отношения неодинаково. Материальные и процессуальные административно-правовые нормы регулируют, в некотором роде, не одинаковые отношения либо различные стадии того или иного управленческого отношения.

Подобно тому как материальная норма предшествует в своем действии реализации процессуальной нормы, так и материальные отношения следует рассматривать как предварительное условие возникновения административно-процессуального правоотношения. Если норма материального административного права отвечает на вопрос, что надо сделать (или не делать) для реализации этих прав и обязанностей, то норма процессуального административного права отвечает на вопрос, как, каким образом, в каком порядке названные права и обязанности могут и должны быть реализованы. Существует, однако, и другой взгляд на роль и место административно-процессуальных норм, вытекающий из существа «юрисдикционной» концепции административного процесса, сторонники которой указывают на следующие различия между материальными и процессуальными административно-правовыми нормами.

Во-первых, нормы материального административного права определяют содержание прав и обязанностей сторон административно-правового отношения по существу, в то время как нормы процессуального права (если они применимы к разрешению данного спора) определяют порядок принудительного разрешения спора, могущего возникнуть между сторонами данного правоотношения.

Во-вторых, нормы материального административного права устанавливают определенные запреты, учитывая интересы охраны общественного порядка, содержат перечень административных взысканий за проступки, а нормы процессуальные определяют порядок привлечения лиц к ответственности, начиная от составления процессуальных документов, удостоверяющих факт правонарушения, и заканчивая порядком принудительного исполнения наложенного взыскания.

Отсюда вывод: если нормы материального права отвечают на вопрос, что дозволено, что запрещено делать или каким образом делать, чтобы достичь желаемого результата, то нормы административно-процессуального права отвечают на вопрос, каков порядок принудительного разрешения спора или каков порядок применения мер административного принуждения и какова компетенция в разрешении этих дел соответствующих должностных лиц. Процессуальному же праву определен узкий круг задач и целей, а именно: обеспечить необходимым правовым инструментарием реализацию властных полномочий соответствующих государственных органов при решении спорных вопросов, возникновении конфликтов и применении необходимых санкций, а также при оценке действий тех или иных автономных субъектов управленческих отношений.

Незавидная, прямо скажем, роль отводится административно-процессуальному праву. И почему немногочисленную, в сущности, группу норм, регулирующих небольшую часть отношений социально-правовой среды, именуют административно-процессуальным правом? Это вдвойне не соответствует действительности. Во-первых, это не соответствует реальной роли и масштабам регулирующей деятельности административно-процессуальных норм, а во-вторых, их просто нелогично именовать административно-процессуальным правом, поскольку больше чем на институт в этом варианте они, конечно, «не тянут». В отличие от норм иных процессуальных отраслей российского права административно-процессуальные нормы имеют некоторые особенности. Во-первых, не одинаков круг субъектов, которые правомочны устанавливать процессуальные нормы различных отраслей. Как известно, гражданско-процессуальные и уголовно-процессуальные нормы устанавливаются федеральным законодателем, т.е. Государственной Думой, как это предусмотрено п. «о» ст. 71 Конституции Российской Федерации. Что же касается административно-процессуальных норм, то их создание является предметом совместной деятельности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации на основании п. «к» ст. 72 Конституции Российской Федерации. Во-вторых, существуют заметные различия и в круге субъектов, применяющих административно-процессуальные и иные процессуальные нормы. Гражданско-процессуальные и уголовно-процессуальные нормы правомочен применять строго ограниченный круг субъектов, обозначенный в соответствующих процессуальных законах. В несравненно более широкой сфере государственного управления, в которой реализуются функции разветвленной системы органов исполнительной власти, круг субъектов правоприменения административно-процессуальных норм, естественно, более широк и многообразен. В-третьих, реализация административно-процессуальных норм далеко не всегда связана с необходимостью оказать принудительное воздействие на участников правоотношений.

Элемент принуждения, как таковой, характерен лишь для сравнительно небольшой части административно-процессуальных норм. Поэтому не совсем прав С.С.Алексеев, усматривающий своеобразие функций процессуальных отраслей права в том, что «они направлены прежде всего на регулирование общественных отношений, складывающихся при принудительном осуществлении прав и обязанностей, установленных нормами «материальных отраслей»». Если для уголовно-процессуальных норм их применение носит в основном принудительный характер, то для гражданско-процессуальных и административно-процессуальных он не специфичен. Итак, административно-процессуальным нормам присущи две основные особенности. Первая особенность заключается в их управленческом характере, поскольку они регулируют отношения, складывающиеся в сфере государственного управления, в которой реализуются полномочия органов исполнительной власти. Эта особенность позволяет отграничить административно-процессуальные нормы от всех иных правовых норм, кроме норм материального административного права, которые также регулируют управленческие общественные отношения.

Вторая их особенность состоит в том, что это — процессуальные правила, которые регулируют не все без исключения управленческие отношения, а только те, которые возникают в связи с разрешением индивидуально-конкретных дел органами исполнительной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Следовательно, административно-процессуальные нормы регулируют отношения, возникающие в процессе применения прежде всего и главным образом норм материального административного права, т.е. отношения правовые. Таким образом, административно-процессуальная норма — это установленное правомочным государственным органом Российской Федерации и субъекта Российской Федерации общее правило, регулирующее правовые отношения, возникающие при разрешении индивидуально-конкретных дел в сфере реализации властных полномочий исполнительных органов государственной власти.

Нормы процессуального законодательства

Нормы процессуального права отличаются от норм материального права по своему содержанию, что проявляется в своеобразии предписаний, содержащихся в процессуальной норме, в особенностях ее адресата и некоторых моментах ее структурного построения. Это определяется прежде всего характером функций процессуальных норм, их назначением. Если функции норм материального права заключаются в непосредственной регламентации поведения людей, их коллективов, государства и его органов и составляют само содержание, «рабочий механизм» правового регулирования, то функции норм процессуального права, являющихся своеобразной надстройкой над нормами права, состоят в регулировании организационной деятельности, организационных общественных отношений, которые складываются в процессе применения норм материального права при наличии обстоятельств, требующих этого применения, и имеют общую цель — способствовать достижению результата, преследуемого нормой материального права. Указанные функциональные особенности процессуальных норм и определяют своеобразный характер самих предписаний, содержащихся в них.

Иногда утверждается, что процессуальные нормы устанавливают известные правовые состояния, содержат декларации, обращения и рекомендации от имени государства в адрес участников процесса, подчеркивается, что регулятивная способность процессуальной нормы обусловлена содержащимся в ней правилом, которое определяет рамки должного и возможного поведения. Все это можно истолковать так, что многие процессуальные нормы выступают в виде обращений, рекомендаций, деклараций, а не в качестве государственно-властных велений.

Некоторые авторы усматривают нормативную основу процессуальных норм в их государственной обязательности. Это правила, которые устанавливают порядок разрешения индивидуальных административных дел, стадии их рассмотрения, порядок и сроки вынесения решения, формы контроля, порядок обжалования и опротестования решения. Иначе говоря, в данном случае подчеркивается и раскрывается нормативно-процедурный и общеобязательный характер процессуальных норм, где в качестве содержательного момента правового предписания выступает правило-процедура, которое отвечает на вопросы, каким образом, в каком порядке осуществляется компетенция правоприменяющих субъектов и иных участников процесса применения норм материального права.

А. И. Ким в процессуальных нормах различает нормы, которые связаны с техникой проведения выборов, куда он включает правила избирательного районирования, составления списков, выдвижения кандидатов и т. д., и нормы, касающиеся процедуры разрешения правовых вопросов, которые возникают в связи с применением материальных норм избирательного права.

По нашему мнению, необходимо выделить следующие особенности предписаний, содержащихся в процессуальных нормах.

Во-первых, все предписания процессуальных норм носят процедурный характер, т. е. все они определяют наиболее целесообразный порядок осуществления правотворческой, правоприменительной, учредительной и контрольной деятельности, и призваны способствовать эффективному и справедливому достижению результата, который предусмотрен применяемой нормой материального права. Процессуальные нормы создают такие нормативные условия, которые облегчают осуществление всех видов правовых форм деятельности. Одновременно следует иметь в виду, что многие предписания процессуальных норм определяют порядок организации органов государства и порядок осуществления ими своей компетенции, т. е. то, что касается права установления процедуры осуществления соответствующей деятельности органов государства.

Во-вторых, предписания процессуальных норм, как правило, адресуются субъектам, которые наделены властными полномочиями по применению норм материального права. Такой характер предписаний определяется сущностью самих функций, осуществляемых правоприменяющими субъектами. Например, в области гражданского судопроизводства вся деятельность по правосудию осуществляется только судом. Участие же в процессе заинтересованных лиц заключается в возбуждении деятельности суда и содействии ей в ходе процесса. При этом в самом предписании, адресованном данным субъектам, содержится одновременно указание и на правомочие, и на обязанность осуществить то или иное процессуальное действие. Другими словами, рассматриваемое предписание характеризуется органическим соединением в одном управомоченном субъекте и права, и обязанности совершить конкретное процессуальное действие в интересах иных участников процессуального отношения, обладающих в зависимости от обстоятельств либо правомочием, либо обязанностью и претендующих на результаты применения нормы материального права. Таким образом, предписание процессуальной нормы выступает всегда в качестве категорического предписания по отношению к субъекту, уполномоченному организовать правоприменительный процесс, и может содержать в себе диспозитивные начала, которые обращены непосредственно к заинтересованным участникам правоприменительного процесса. Подобное определение правового положения субъектов процессуальных правоотношений характерно для реализации норм таких материальных отраслей права, как гражданское, трудовое, земельное, многих норм административного права и т. д. Диспозитивные нормы менее распространены среди уголовно-процессуальных норм.

В-третьих, процессуальные нормы характеризуются спецификой содержания структуры. Так же, как и нормы материального права, они имеют трехчленную структуру. Эту позицию разделяют почти все ученые-процессуалисты, рассматривающие структуру процессуальных норм. Однако при характеристике каждой структурной части в отдельности многие ограничиваются аналогией с нормами материального права. Между тем особенность диспозиции процессуальной нормы характеризуется особенностями предписаний процессуальных норм, о которых ранее говорилось. Не менее специфичны гипотеза и санкция процессуальной нормы.

В гипотезе процессуальной нормы обстоятельства, условия, при наличии которых реализуется норма, характеризуются прежде всего тем, что они определены содержанием и проявлением в данный момент применяемой нормы материального права. В качестве общих гипотетических условий процессуальной нормы могут выступать факты, связанные либо с реализацией диспозиции нормы материального права, либо с разрешением нормы материального права и соответственно с реализацией ее санкций. Именно обстоятельства правоприменительного процесса составляют основное содержание гипотезы процессуальных норм. Это общее требование для всех процессуальных норм, а конкретные стадии применения нормы материального права служат частными гипотетическими условиями конкретной процессуальной нормы. Таким образом, норма материального права как бы «присутствует» в гипотезе процессуальной нормы, определяя по мере своей реализации ее частные условия.

Санкция процессуальной нормы представляет собой указание на невыгодные последствия, создаваемые государственным принуждением в случае невыполнения предписания, содержащегося в ее диспозиции. Производная природа процессуальных норм определяет специфику их санкций, которые прежде всего выражаются в таком последствии, как отмена правоприменительного акта, принятого в нарушение данной процессуальной нормы. Иногда санкция процессуальной нормы может выражаться в признании недействительными, юридически ничтожными действий, не соответствующих требованиям диспозиции нормы. Такая санкция содержится, например, в п. Б ст. 221 ГПК РСФСР, устанавливающей, что двукратная неявка сторон без уважительных причин влечет за собой оставление иска без рассмотрения.

Одной из специфических особенностей процессуальных норм является то, что они тесно связаны с различными приемами и способами, используемыми органами государства при осуществлении своих полномочий. Нельзя представить работу следователя, который, руководствуясь нормами уголовно-процессуального права, мог бы обходиться при проведении предварительного следствия без разнообразных приемов и способов криминалистической техники или без соблюдения определенных требований составления следственных документов. Нельзя также представить правотворческий процесс без органического соединения правил процедурного характера с соответствующими приемами и способами обработки проектов нормативных актов, непосредственно относящимися к вопросам языка, структуры нормативных актов и т. д. Именно такая органическая связь процедурно-процессуальных правил с правилами организационно-технического характера, вероятно, и послужила основанием, главным образом в сфере правотворчества, для объединения их в одну общую категорию — «правила законодательной (юридической) техники».

Особенно ярко это проявляется при определении самого предмета законодательной (юридической) техники. Так, одни авторы включают в него не только приемы и способы наиболее рационального составления квалифицированного изложения проектов нормативных актов, но и систему правил, регламентирующих весь процесс отдельных стадий правотворчества (например, стадии согласования, получения виз и предварительного обсуждения проекта). Другие понимают под законодательной техникой совокупность исключительно технических приемов и средств, относящихся к способам изложения юридических предписаний, формулирования отдельных норм и построения нормативных актов в целом, т. е. сужают ее предмет. В то же время они предлагают расширить сферу использования этих приемов, распространить их действие не только на правотворчество, но и на правоприменительную деятельность с соответствующей заменой термина «законодательная техника» обобщенным названием «юридическая техника». Например, О. А. Красавчиков считает юридическую технику определенной совокупностью нематериальных средств, используемых в процессе выработки законов и иных нормативных актов, приговоров, судебных решений и других актов применения права, и подразделяет ее на три вида: правотворческую юридическую, правоприменительную юридическую и правоосуществительную юридическую технику. Однако в дальнейшем он неоправданно сужает содержание правоприменительной техники указанием только на технику оформления документов.

В обобщенном и конструктивно более определенном виде раскрывает понятие юридической техники С. С. Алексеев. Он прежде всего предлагает разграничивать в юридической технике два основных элемента: технические средства и технические приемы. Далее автор отмечает, что по своему содержанию технико-юридические средства и приемы могут иметь ряд разновидностей.

Особа существенны следующие из них:

а) средства изложения содержания юридических предписаний (терминология, нормативное изложение, юридические конструкции);
б) приемы формулирования отдельных норм или положений правовых актов (абстрактный или казуистический метод изложения и др.);
в) средства и приемы построения правовых актов в целом (деление на разделы, статьи и др.).

Кроме того, существенным моментом в соображениях С. С. Алексеева является то, что он подразделяет юридическую технику на два вида: законодательную (правотворческую) технику и правоприменительную технику обработки индивидуальных актов.

Все это верно, но ни один из авторов не выделяет технико-юридические нормы, имеющие социальное и юридическое значение^ и чисто технические правила. По нашему мнению, многие нормы, приемы и способы, объединяемые термином «юридическая техника», характеризуются главным образом отношением участников правотворческого и правоприменительного процессов не между собой (т. е. не в социальном аспекте), а к обрабатываемому проекту нормативного или ненормативного акта как к предмету (и результату) особой разновидности общественного труда. В таком случае они не имеют социального, а тем более правового значения и являются чисто техническими правилами. Это отличает их от правовых технических правил, регламентирующих социальные связи (организационные отношения), которые складываются между участниками правотворческого и правоприменительного процессов по поводу выработки, обсуждения, принятия и опубликования соответствующих правовых актов. Все технико-юридические правила, приемы и способы как правового, так и неправового значения подразделяются на правила правотворческой (куда законодательная техника входит лишь составной частью) и правила правоприменительной техники.

Организационно-технические правила обобщаются и соответствующим образом закрепляются и в других сферах правовой деятельности органов государства. Например, правила обработки правовых документов содержатся в инструкциях по делопроизводству, устанавливаемых соответствующими министерствами и ведомствами, криминалистические правила проведения различных следственных действий — в законах, а также инструкциях, принимаемых Прокуратурой СССР и министерствами внутренних дел СССР и союзных республик.

Уже накоплен теорегический и практический материал для того, чтобы выделить изучение вопросов юридической техники в специальную юридическую науку. Профессиональные знания юриста нужны не только тогда, когда необходимо применить закон, восстановить нарушенное право, привлечь к ответственности виновного, но и тогда, когда дело связано с разработкой нормативных актов, от совершенства и качества которых во многом зависит эффективность правового регулирования в целом.

Сейчас уже предпринимаются некоторые шаги в этом направлении: в новую программу курса теории государства и права включен специальный пункт о юридической технике. В дальнейшем необходимо изучать юридическую технику в качестве самостоятельной дисциплины и вести научные исследования в данном направлении. Это не исключает изучения специфических вопросов юридической техники в каждой юридической науке и учебной дисциплине.

Итак, значение процессуально-правовых норм как в правотворчестве, так и в правоприменении состоит в совершенствовании деятельности различных органов и организаций, участвующих в сфере управления обществом. Процессуальное урегулирование этой деятельности обеспечивает проведение незыблемых начал социалистической законности, повышает ответственность в государственной работе, укрепляет государственную и общественную дисциплину и одновременно является способом привития должностным лицам навыков высококвалифицированной и эффективной организаторской работы.

Нормы гражданского процессуального права

Как и любая отрасль права, гражданское процессуальное право состоит из совокупности норм – общеобязательных мер должного или возможного поведения участников судопроизводства, устанавливаемых российским государством.

Гражданские процессуальные нормы содержат все признаки юридических норм. Они представляют собой общеобязательные формально-определенные правила деятельности суда и других субъектов судопроизводства и выражают государственную волю.

Своеобразие гражданских процессуальных норм заключается в том, что они:

1) устанавливаются только государством и в виде закона (по общему правилу, данные нормы не включаются в подзаконные акты);
2) регулируют правовые действия и отношения в сфере правосудия;
3) имеют цель способствовать своевременному, законному и обоснованному отправлению правосудия;
4) обеспечены возможностью государственного принуждения, которое сочетается с другими средствами воздействия. Данное положение наиболее очевидно в отношении неисполнения или несоблюдения гражданских процессуальных предписаний (норм) лицами, участвующими в деле, и другими субъектами. Меры принуждения зачастую применяются к участникам после истечения срока, установленного в законе для добровольного исполнения (соблюдения) той или иной обязанности (см., например: ст. 149, п. 5, 6 ст. 221 ГПК).

Свойство гражданских процессуальных норм регламентировать правосудие обусловливает такие их особенности, как очень узкий круг субъектов, на поведение которых они воздействуют. Регулирование их действий происходит опосредованно: гражданские процессуальные нормы главным образом определяют действия суда, а поскольку суд является носителем государственной (судебной) власти и в отношениях со всеми другими субъектами, то поведение последних (сторон, прокурора, свидетелей, экспертов и др.) ставится в зависимость от судебной деятельности (Л.А. Мельников). Так, стороны могут окончить дело мировым соглашением, и оно станет правовой действительностью при утверждении судом (ст. 34 ГПК). Лица, участвующие в деле, вправе заявлять ходатайства, а их удовлетворение зависит от суда (ст. 143 ГПК).

Особенность гражданских процессуальных норм состоит также в том, что уровень их правовой обязательности различен: они могут быть обязательны не для всех субъектов гражданских процессуальных правоотношений, а лишь для какой-либо одной группы участников. Так, только эксперты обязаны проводить экспертизу и могут быть допрошены. Суд имеет возможность назначить повторную или дополнительную экспертизу. Обязанность составления судебного протокола возлагается только на секретаря судебного заседания, и только председательствующий судья после объявления решения обязан разъяснить его содержание, порядок и срок обжалования.

Еще одна характерная особенность анализируемых норм заключается в том, что они, имея ту же структуру, что и иные правовые нормы (гипотеза, диспозиция и санкция), могут быть разобщены по элементам в различных статьях закона или даже в разных разделах закона. Так, санкции за самые различные процессуальные нарушения в производстве суда первой инстанции (разд. II ГПК) помещены в гл. 34 разд. III ГПК как основания к отмене и изменению решений и определений суда, а нарушения (несоблюдение) условий реализации права на предъявление иска (гл. 12 ГПК) влекут оставление заявления без рассмотрения (гл. 19 ГПК). В порядке редкого исключения все элементы процессуальной нормы объединяются в одной статье закона (ст. 129, 130,149 ГПК). Структуру гражданской процессуальной нормы в большинстве случаев можно выявить в ходе анализа, установив логическую обусловленность гипотезы, диспозиции и санкции, независимо от того, где и как они изложены.

Гражданские процессуальные нормы в зависимости от их направленности, содержания и нормативных источников принято подразделять на дефинитивные, регулятивные, организационные и охранительные.

Нарушение процессуальных норм

Нарушение норм процессуального права подразделяются на две группы:

- условные;
- безусловные.

Условные основания – ч. 3 ст. 330 ГПК РФ любое нарушение норм процессуального права является основанием к отмене решения при условии, что оно повлияло на правильность вынесенного решения т.е. любое нарушение. Недопустима по формальным ч. 6 ст. 330 ГПК РФ – применяется только к нарушению материального права.

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для изменения или отмены решения суда первой инстанции, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного решения.

Правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям.

Безусловные основания – ч. 4 ст. 330 ГПК РФ – когда судебное решение подлежит отмене в любом случае вне зависимости от того правильное оно или нет по существу, поскольку допущены существенные принципиальные нарушения т.е. нарушены основные принципы гражданского процесса которые превращают процесс в бессмыслицу. Перечень этих оснований исчерпывающий семь пунктов, сюда же относятся основания прекращения производства по делу и основания остановления заявления без рассмотрения т.е. безусловным нарушением норм процессуального права относится:

Основаниями для отмены решения суда первой инстанции в любом случае являются:

1) рассмотрение дела судом в незаконном составе;
2) рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания;
3) нарушение правил о языке, на котором ведется судебное производство;
4) принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;
5) решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо решение суда подписано не тем судьей или не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело;
6) отсутствие в деле протокола судебного заседания;
7) нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения:
- п. 4 ст. 330 ГПК РФ;
- прекращение;
- остановление без рассмотрения (в суде апелляционной инстанции – несоблюдение претензионного порядка, наличие в производстве тождественного дела) т.е. применение основания оставления без рассмотрения редкость.

Незаконный состав суда, отсутствие уведомления стороны о времени и месте, вынесение решения в отношении прав лиц не привлечённых к участию в процессе, отсутствие протокола судебного заседания подписание решения не тем судьей который его выносил – и есть основания.

С вопросом об отмене решения связан вопрос о полномочиях суда апелляционной инстанции:

В Суде апелляционной инстанции:

1. Оставить обжалуемый судебный акт решение без изменений, а апелляционную жалобу без удовлетворения. Суд апелляционной инстанции применяет, когда судебное решение законно и обоснованно либо отсутствуют основания к отмене решения т.е. могут быть некие незначительные нарушения формального характера как норм материального и процессуального права, но они не являются в силу ст. 330 ГПК РФ основаниями к отмене.
2. Обжалуемый судебный акт отменить и либо вынести новое решение, либо изменить решение, либо прекратить производство по делу, либо оставить заявлением без рассмотрения.

Выбор зависит от конкретных допущенных нарушений суда первой инстанции.

Принципиальная особенность суда апелляционной инстанции.

Существует два вида апелляции:

- полная;
- неполная.

Полная – повторный пересмотр дела.

Заново вызывают всех свидетелей и их заново передопрашивают.

Перепроверяют все доказательства.

Неполная – когда новые доказательства не представляются. Просто формальный процесс.

Суд апелляционной инстанции и в ГПК и в АПК РФ не имеет полномочия:

- не может отменить решение и направить дело на новое рассмотрение;
- остаётся в силе прежнее решение;
- вынести новое решение.

Суду апелляционной инстанции рассмотреть дело по существу.

Безусловные основания к отмене решения – ч. 5 ст. 330 ГПК РФ – в случае безусловных оснований к отмене суда апелляционной инстанции отменяет и переходит к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции т.е. никуда не направляет, а сам рассматривает как суд первой инстанции.

При наличии оснований, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, суд апелляционной инстанции рассматривает дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных настоящей главой. О переходе к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции выносится определение с указанием действий, которые надлежит совершить лицам, участвующим в деле, и сроков их совершения.

Формальное решение отменяется, дело рассматривается заново и его заново можно отправит в суд апелляционной инстанции, предоставлять, новые доказательства, можно менять требования и т.д.

Признак апелляции – при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции исковые требования нельзя (ни предмет, ни основание, ни увеличивать, не уменьшать нельзя, уменьшать можно, но тогда это приравнивается и оформляется как частичный отказ от иска).

Частная жалоба подаётся на определение обжалование определений ст. 333 ГПК РФ, частные жалобы рассматриваются в порядке установленной на стоящей главной с изъятиями и особенностями, предусмотренными ст. 333 ГПК РФ.

Подача частной жалобы, представления прокурора и их рассмотрение судом происходят в порядке, установленном настоящей главой, с изъятиями и особенностями, предусмотренными настоящей статьей.

Суд первой инстанции после получения частной жалобы, представления прокурора, поданных в установленный статьей 332 настоящего Кодекса срок и соответствующих требованиям статьи 322 настоящего Кодекса, обязан направить лицам, участвующим в деле, копии частной жалобы, представления прокурора и приложенных к ним документов и назначить разумный срок, в течение которого указанные лица вправе представить в суд первой инстанции возражения в письменной форме относительно частной жалобы, представления прокурора с приложением документов, подтверждающих эти возражения, и их копий, количество которых соответствует количеству лиц, участвующих в деле.

Частная жалоба, представление прокурора на определение суда первой инстанции, за исключением определений о приостановлении производства по делу, о прекращении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения, об удовлетворении или об отказе в удовлетворении заявления, представления о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, о принудительном исполнении или об отказе в принудительном исполнении решения иностранного суда, о признании или об отказе в признании решения иностранного суда, о признании и исполнении или об отказе в признании и исполнении решений иностранных третейских судов (арбитражей), об отмене решения третейского суда или отказе в отмене решения третейского суда, о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда или об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, рассматриваются без извещения лиц, участвующих в деле.

С учетом характера и сложности разрешаемого процессуального вопроса, а также доводов частной жалобы, представления прокурора и возражений относительно них суд апелляционной инстанции может вызвать лиц, участвующих в деле, в судебное заседание, известив их о времени и месте рассмотрения частной жалобы, представления прокурора.

Частная жалоба, представление прокурора на определение суда первой инстанции рассматриваются судом апелляционной инстанции в сроки, предусмотренные статьей 327.2 настоящего Кодекса, если иные сроки не установлены настоящим Кодексом.

330 ГПК РФ – применяется в полном объеме насколько это возможно и при рассмотрении частных жалоб – ими называются жалобы на определение.

Определения выносятся по вопросам процессуальным, то они редко бывают необоснованными. Поэтому в части обжалования определений по частным жалобам из 330 ГПК РФ применяется ч. 3 и ч. 4 закрепляющие нарушения норм процессуального права как основания к отмене вынесенного судебного акта.

Нормы гражданского процессуального законодательства

Как и любая иная отрасль права, гражданское процессуальное право состоит из совокупности норм, то есть общеобязательных мер должного или возможного поведения участников процесса, устанавливаемых государством.

Гражданские процессуальные нормы также содержат все признаки юридических норм.

Они представляют собой общеобязательные формально определенные правила деятельности суда и других субъектов судопроизводства и выражают государственную волю.

Своеобразие гражданских процессуальных норм заключается в том, что они:

• устанавливаются только государством и в виде закона (по общему правилу данные нормы не включаются в подзаконные акты);
• регулируют правовые действия и отношения в сфере правосудия;
• имеют цель способствовать своевременному, законному и обоснованному отправлению правосудия;
• обеспечены возможностью государственного принуждения, которое сочетается с другими средствами воздействия.

Указанное положение наиболее очевидно в отношении неисполнения или несоблюдения гражданских процессуальных предписаний (норм) лицами, участвующими в деле, и другими субъектами. Меры принуждения зачастую применяются к участникам после истечения срока, установленного в законе для добровольного исполнения той или иной обязанности (например, в случаях оставления судьей заявления без рассмотрения, когда стороны не просили рассмотреть дело в их отсутствие и не явились без уважительных причин по вторичному вызову и т.п.).

Особенность гражданских процессуальных норм заключается в том, что уровень их правовой обязательности различен: они могут быть обязательны не для всех субъектов гражданских процессуальных правоотношений, а лишь для какой-либо одной группы участников. Так, только эксперты обязаны проводить экспертизу и могут быть допрошены в суде. Только суд имеет возможность назначить повторную или дополнительную экспертизу.

Обязанность составления судебного протокола возлагается только на секретаря судебного заседания, и только судья после объявления решения обязан разъяснить его содержание, порядок и срок обжалования.

Гражданские процессуальные нормы в зависимости от их направленности, содержания и нормативных источников принято подразделять на дефинитивные, регулятивные, организационные и охранительные.

Дефинитивные нормы содержат формулировку важнейших гражданских процессуальных понятий (ст. 55 ГПК — понятие судебного доказательства; ст. 196 ГПК — понятие судебного решения; ст. 226 ГПК — понятие определения суда первой инстанции и др.).

Регулятивные нормы составляют основной нормативный массив в гражданском процессуальном праве. В зависимости от степени обязательности они, в свою очередь, подразделяются на диспозитивные, выражающие управомочения (например, ст. 39 ГПК), и императивные, устанавливающие процессуальные обязанности (например, ст. 22 ГПК). По смыслу к императивным нормам близки запрещающие нормы, в которых четко выражены запреты (ч. 2 ст. 44 ГПК).

Организационные нормы формируют процессуальную деятельность или содержание процессуальных документов и в первую очередь определяют гражданскую процессуальную форму. К ним относятся нормы, например, закрепляющие развитие судебного заседания в суде первой инстанции (в частности, ст. 160—166 ГПК), второй инстанции (ст. 327—329, 351—360 ГПК), реквизиты искового заявления (ст. 131 ГПК), апелляционной, кассационной жалобы или представления (ст. 322, 339 ГПК), судебного протокола (ст. 229 ГПК) и др.

Данные статьи имеют четко выраженный императивный характер.

Охранительные нормы призваны обеспечить точное и беспрепятственное осуществление всех иных гражданских процессуальных норм. Характерная особенность названных норм состоит в их ярко выраженном санкционном характере, то есть в том, что они регламентируют применение мер гражданской процессуальной ответственности и защиты (ст. 105 ГПК и др.).

Гражданские процессуальные нормы в основном сосредоточены в Гражданском процессуальном кодексе, что свидетельствует о достоинстве гражданского процессуального регулирования.

Вместе с тем некоторые процессуальные нормы (в основном те, что регламентируют судебную подведомственность возникающих споров о праве) помещаются в материально-правовых законах с целью создания удобств при их правоприменении, в результате чего заинтересованные лица имеют комплексный нормативный акт, регулирующий как добровольное, беспрепятственное осуществление субъективных прав и обязанностей, так и их защиту и принудительное осуществление в процессуальном порядке.

Так, в Семейном кодексе РФ и Гражданском кодексе РФ помещены десятки гражданских процессуальных норм, например, о подведомственности споров о расторжении брака, лишении родительских прав, взыскании алиментов, участии в суде органов опеки и попечительства, признании усыновления недействительным, установлении отцовства и др.

Кроме того, в Гражданском кодексе РФ имеется достаточно гражданских процессуальных норм не только предусматривающих подведомственность тех или иных споров о праве, но и свидетельствующих о дополнительных условиях их подведомственности, а также о распределении обязанности по доказыванию при ответственности за нарушение обязательств (например, презумпция вины лица, нарушившего обязательство), на основании которых суд вправе признать гражданина недееспособным или отказать в этом и т. д.

Пример процессуальной нормы

Охранительные нормы — нормы, определяющие условия применения к правонарушителю мер государственно-принудительного воздействия, характер и содержание этих мер. Как правило, такие нормы, содержатся в основном в нормативных актах охранительных отраслей права, содержат предписание, имеющее четко выраженную гипотезу и санкцию. Диспозиция такой нормы воспроизводится путем логической операции — логического толкования. Например, статья 5.33 «Невыполнение соглашения», содержащаяся в Кодексе РФ об административных правонарушениях, гласит: «Невыполнение работодателем или его представителем обязательств по соглашению, достигнутому в результате примирительной процедуры, — влечет наложение административного штрафа в размере от двадцати до сорока минимальных размеров оплаты труда». Диспозиция данной нормы подразумевается в названии статьи, гипотеза и санкция содержатся непосредственно в тексте. По такому образцу сформулировано абсолютное большинство норм охранительных отраслей права. Несколько по иному выглядит конструкция охранительных норм в регулятивных отраслях права (см., например, ст. 761,777, 769, 1068 — 1070 ГК РФ).

Охранительные нормы выполняют функцию охраны общественного порядка. Указанные нормы вступают в действие с момента нарушения требований регулятивных и иных правовых норм.

Поощрительные нормы — это предписания о предоставлении соответствующими государственными органами определенных мер поощрения за одобряемый государством, обществом полезный для них вариант поведения субъектов, заключающийся в добросовестном выполнении ими своих обязанностей. Это, например, нормативные предписания об орденах, медалях и так далее. Обеспечительные нормы содержат предписания, гарантирующие осуществление субъективных прав и обязанностей в процессе правового регулирования. Социальная ценность их зависит от того, насколько эффективно они способствуют созданию механизмов и конструкций беспрепятственной реализации права. Эти нормы могут располагаться в различных нормативных актах, связанных между собой. Так, право Банка России на выдачу лицензий для проведения операций в иностранной валюте, предусмотренное в ст. 21 Закона РСФСР о Центральном банке РСФСР, гарантируется нормами ст. 11–18, 35 Закона РСФСР о банках и банковской деятельности.

Материальные нормы права — нормы, закрепляющие права и обязанности субъектов и отвечающие на вопрос: «что следует делать для их осуществления». Данная разновидность норм преимущественно закреплена в материальных отраслях права — гражданском, трудовом, земельном и др. В то же время материальные нормы могут содержаться и в процессуальном законодательстве. Например, положения, определяющие процессуальную правоспособность лиц, участвующих в уголовном или в гражданском процессе. Примером таких норм могут служить положения.

Процессуальные нормы права — нормы, закрепляющие процедуры (порядок) осуществления субъектами их прав и обязанностей и отвечающие на вопрос: «как следует осуществить материальные предписания». Это значит, что процессуальные нормы закрепляют процедуры совершения тех или иных процессуальных действий. Однако это самая общая из характерных особенностей процессуальных норм. В процессуальных нормах закрепляется технология (специально-юридический механизм) осуществления материальных норм права. Соответственно, процессуальные нормы определяют состава участников процессуальных отношений, закрепляют их процессуальные права, обязанности и ответственность, процессуальную компетенцию суда, фиксируют основания и перечень мер процессуальной ответственности, указывают на процессуальные гарантии, сроки и требования осуществления процессуальных действий. В процессуальных нормах определяются виды процессуальных производств, процессуальные режимы, стадии, из которых складываются эти производства и пр. В большинстве своем процессуальные нормы, закрепляющие процедуры совершения тех или иных юридически значимых действий, носят императивный характер, это разновидность обязывающих норм. Соответственно, формой их реализации является соблюдение или исполнение.

В подавляющем большинстве случае процессуальные нормы размещены в процессуальном законодательстве. Однако, учитывая то обстоятельство, что не всем материальным отраслям права соответствуют процессуальные, процессуальные нормы закрепляются в материальных отраслях права. При этом они обособляются в специальные главы, разделы. Так, в Кодексе РФ об административных правонарушениях содержится специальный раздел, включающий процессуальных 11 глав. Чаще всего процессуальные нормы содержатся непосредственно в текстах законов. В этом случае точнее говорить не о процессуальных, а о процедурных нормах — установлениях, закрепляющих порядок, правила осуществления определенного правового действия. К примеру, такие нормы содержатся в Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ». Аналогичным примером может также служить Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)».

Применительно к юрисдикционным видам процессуальных производств процессуальные нормы реализуются исключительно в охранительных отношениях; там где имеет место неюрисдикционное производство, процессуальные нормы реализуются в регулятивных относительных правоотношениях.

Применение норм процессуального права

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием к изменению или отмене решения, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного решения.

Нарушения норм процессуального права как основания к отмене или изменению решений могут быть двоякого рода:

1) нарушения, которые подлежат безусловному применению судом и выявление которых может привести к отмене или изменению даже правильного по существу решения;
2) нарушения, которые могут явиться основанием для изменения или отмены решения только в том случае, если они привели или могли привести к принятию неправильного решения.

Нарушение норм процессуального права является в любом случае основанием к отмене решения арбитражного суда первой инстанции:

1) если дело рассмотрено судом в незаконном составе;
2) если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, не извещенных надлежащим образом о времени и месте заседания;
3) если при рассмотрении дела были нарушены правила о языке;
4) если суд принял решение о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;
5) если решение не подписано кем-либо из судей или подписано не теми судьями, которые указаны в решении;
6) если решение принято не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело;
7) если в деле отсутствует протокол судебного заседания или он не подписан лицами, указанными в ст. 123 АПК РФ.

Помимо перечисленных в ч. 3 ст. 158 АПК РФ, основаниями к отмене или изменению решения могут послужить и другие нарушения норм процессуального права. Однако эти нарушения не носят безусловного характера и в каждом конкретном случае оцениваются судом апелляционной инстанции с учетом всех обстоятельств дела. При этом во внимание принимаются характер допущенного нарушения и его влияние на законность и обоснованность принятого решения. В частности, в конкретных условиях существенным нарушением норм процессуального права может признаваться несоблюдение правила о непрерывности разбирательства.

В случае отмены решения по причине нарушения норм процессуального права новое решение, принятое судом апелляционной инстанции, может быть тождественно по содержанию отмененному решению суда первой инстанции.

Процессуальные нормы регламентируют

Для уяснения сущности административно-процессуального регулирования необходимо, прежде всего, определить, что представляет собой административно-процессуальная норма. Она выступает качественной разновидностью правовой нормы и обладает всеми признаками последней.

Правовая норма права является государственно-властным общим и обязательным предписанием исходящим от государства и обеспеченным его принудительной силой, призванным регулировать общественные отношения.

Административно-процессуальные нормы производны от норм материального административного права. Нормы административного права регулируют управленческие и связанные с ними иные общественные отношения. Назначение административно-процессуальных норм состоит в закреплении порядка реализации материально-правовых норм как административного права, так и норм других отраслей права, т.е. в определенных случаях административно-процессуальные нормы выходят за границы предметного единства и регламентируют порядок реализации норм других отраслей права, например, трудового, финансового, экологического.

Назначение процессуальных норм состоит в детальном определении порядка применения норм материального права, вместе они выполняют взаимообеспечительную, взаимодополняющую роль в отношении друг друга.

Взаимосвязь материальных и процессуальных норм обеспечивает важнейшее свойство права – его системность. Только в сочетании материальное и процессуальное право обеспечивают регулятивную роль права в обществе, повышается ценность права как наиболее значимого социального регулятора. Как отмечал В.Д. Сорокин «процессуальные нормы административного права применяются там, где возникает необходимость в реализации прежде всего материальных административно-правовых норм, а также норм других отраслей права».

Процессуальные нормы права – это издаваемые государством правовые предписания, направленные на регулирование общественных отношений, складывающихся в связи с необходимостью организовать процесс реализации материальных норм права, и заключающие в себе правила поведения (в том числе регламентирующие сроки, формы документов, виды принимаемых решений и т.д.) субъектов, специально уполномоченных государством на осуществление юрисдикционной и иной правоприменительной деятельности, а также других участников процесса.

Процессуальные нормы представляют собой четкие правила поведения, что обусловлено необходимостью обеспечения прав участников, регулируемых ими отношений, В отличие от норм материального права процессуальные нормы детально регламентируют порядок реализации прав и исполнения обязанностей.

Предписания процессуальных норм нередко носят категоричный характер, то есть обладают более высокой степенью формализованности по сравнению с материальными.

Административно-процессуальным нормам как качественной разновидности процессуальных норм, в полной мере присущи признаки последних.

Анализ действующего законодательства позволяет назвать следующие признаки процессуальных норм:

1. Представляют собой качественную разновидность правовых норм. Несмотря на определенные особенности, они неразрывно связаны с нормами права как родовым явлением.
2. Носят общеобязательный характер. Общеобязательность предполагает необходимость исполнения данного предписания всеми, кому оно адресовано. Данное свойство процессуальной правовой нормы заключает в себе не только социально-психический аспект воздействия на субъектов, регулируемых общественных отношений, но и в большинстве случаев подкрепляется возможностью применения к правонарушителю мер принуждения.
3. Регулируют общественные отношения, складывающиеся в связи с необходимостью организовать процесс реализации материальных норм права, и содержат правила поведения (в том числе регламентирующие сроки, формы документов, виды принимаемых решений и т.д.) субъектов, специально уполномоченных государством на осуществление юрисдикции иной и иной правоприменительной деятельности, а также других участников процесса.
4. Определяют компетенцию, предметы ведения, властные полномочия органов государства, органов местного самоуправления, должностных лиц, являющихся субъектами юридического процесса, а также физических лиц и организаций, которые включаются в процесс по различным основаниям.
5. Являются обязательным условием реализации материальных норм права, определяют процессуальный порядок деятельности соответствующих органов, должностных и юридических лиц, а также граждан.
6. В системе юридических норм имеют самостоятельное, а не вспомогательное значение по отношению к материально-правовым нормам. В системе права процессуально-правовые нормы ведут себя более динамично и свободно, поскольку в отличие от материальных норм, регулирующих общественные отношения, составляющие предмет исключительно конкретной отрасли права, процессуальные нормы способны обеспечивать реализацию материальных норм другой отрасли права.
7. В отличие от материальных норм права, процессуальные более консервативны. Это позволяет стабилизировать общественные отношения, минимизировать возможность нарушения законности.
8. Имеют место там, где существует необходимость в нормативно-организационном упорядочении деятельности, связанной с осуществлением субъектами юридического процесса (органами государства, органами местного самоуправления, их должностными лицами) властных полномочий, и определяют их компетенцию, предметы ведения, полномочия. Помимо этого процессуальные нормы регламентируют права и обязанности других участников процесса – физических лиц, организаций (юридических лиц), которые включаются в процесс по различным основаниям.
9. Выступают необходимым условием обеспечения процессуального порядка. Они имеют своей целью регламентацию порядка функционирования государственного аппарата и порядка охраны законных интересов и прав граждан, то есть совмещают процедурную и юрисдикционную функции.

Административно-процессуальным нормам наряду с общими чертами присущи следующие специфические черты:

• Во-первых, административно-процессуальные нормы призваны создать процессуальные условия для реализации как административно-правовых, так и других норм материальных отраслей российского права. В этом проявляется универсальный характер норм административно-процессуального права. Административно-процессуальные нормы «обслуживают» земельное (аграрное), экологическое, таможенное, финансовое и другие отрасли права.
• Во-вторых, решают более ограниченный круг задач по сравнению с материально-правовыми нормами. Это обусловлено тем, что нормы материально-правовых отраслей права регулируют общественные отношения по существу, определяя права и обязанности их субъектов, то нормы административно-процессуального права призваны определить порядок (процедуру) реализации соответствующих материально-правовых норм.
• В-третьих, в отличие от норм гражданско-процессуального и уголовно-процессуального права, которые в соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ находятся в исключительном ведении Российской Федерации, административно-процессуальное законодательство, а, следовательно и его нормы в соответствии с п. «к» ст. 72 Конституции РФ находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Такое законодательное решение вызывает сложности в связи с наличие большого числа разрозненных административно-процессуальных процедур.
• В-четвертых, по сравнению с арбитражно-процессуальными, гражданско-процессуальными и уголовно-процессуальными нормами административно-процессуальные нормы применяются большим числом уполномоченных субъектов. Такое положение говорит об универсальном характере административно-процессуальных норм. Вместе с тем на практике это влечет за собой нарушение законности, так как в ряде случаев применение административно-процессуальных норм осуществляется субъектами, которые не имеют соответствующей юридической подготовки. Примером может служить число субъектов административной юрисдикции, которые вправе рассматривать дела об административных правонарушениях (глава 23 КоАП РФ), число видов которых в настоящее время превысило шестьдесят только на федеральном уровне.
• В-пятых, административно-процессуальные нормы в отличие от арбитражно-процессуальных, гражданско-процессуальных и уголовно-процессуальных норм регулируют порядок применения как охранительных, так и регулятивных норм соответствующих материально-правовых отраслей. Это позволяет говорить об определенной универсальности норм административно-процессуального права.
• В-шестых, административно-процессуальные нормы в отличие от иных процессуальных норм имеют управленческий характер и непосредственно связаны с исполнительно-распорядительной деятельностью соответствующих субъектов.

Административно-процессуальные нормы регламентируют правовые отношения, составляющие разновидность властеотношений, особенностью которых является выполнение одним из субъектов функций государственного управления, нередко сопряженных с использованием механизма государственного принуждения. В таких отношениях равенство сторон отсутствует.

Административно-процессуальные нормы обладают собственным объектом правового регулирования, несколько выходящим по своему объему за рамки предмета регулирования материальных административно-правовых норм.

Учет названных особенностей позволяет определить административно-процессуальные нормы как вид процессуальных норм, принятых уполномоченными субъектами в установленном порядке и призванных регулировать отношения, возникающие в ходе исполнительно-распорядительной деятельности органов исполнительной власти и осуществления исполнительно-распорядительной деятельности других субъектов правовых отношений.

Существенное значение для содержания административно-процессуальных норм имеет устанавливаемый ими механизм процессуальных гарантий для граждан и иных субъектов как участников соответствующих административных производств. Тем самым создается юридическая форма охраны прав и свобод граждан и их объединений от нарушений, система реализации их административно-процессуального статуса.

Гражданин может инициировать своими действиями возбуждение соответствующего административного производства (например, подачей жалобы), требовать от органов и лиц, уполномоченных разрешать данное дело, ознакомления с материалами дела, представлять доказательства, давать объяснения, заявлять различного рода ходатайства и т. п. Особенно широки процессуальные гарантии гражданина в законодательстве об административных правонарушениях. Аналогичного рода гарантии предусматриваются и для юридических лиц.

По правовому содержанию административно-процессуальным нормам присуще то, что предусмотренные ими предписания представляют права одним участникам процессуального разбирательства и возлагают обязанности на других, равно как и наоборот. По форме административно-процессуальные нормы характеризуются четкостью, конкретностью и категоричностью содержащихся в них правовых предписаний, обеспечиваемых административными и административно-процессуальными санкциями. Например: праву потерпевшего по делу об административном правонарушении участвовать в рассмотрении дела корреспондирует обязанность субъекта правоприменения известить потерпевшего должным образом о месте и времени рассмотрения дела; заведомо ложное показание свидетеля влечет административную ответственность (ст. 17.9 КоАП РФ); постановление по делу об административном правонарушении отменяется и дело направляется на рассмотрение по подведомственности, если такое постановление вынесено неправомочным судьей, коллегиальным органом, должностным лицом (п. 5 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ).

Необходимо отметить, что административно-процессуальные нормы, присутствует там, где существует нормативно-организационное упорядочение деятельности, связанной с осуществлением субъектами административного процесса (органами государства, органами местного самоуправления, их должностными лицами) властных полномочий, и имеют своим назначением определить их компетенцию, предмет ведения, полномочия. Помимо этого процессуальные нормы регламентируют права и обязанности других участников процесса – физических лиц, организаций (юридических лиц), которые включаются в процесс по различным основаниям.

Будучи сложным правовым образованием, административно-процессуальная норма обладает внутренней структурной организацией, определенной совокупностью логически обусловленных элементов.

Структура административно-процессуальной нормы может включать следующие элементы:

• гипотезу – часть административно-процессуальной нормы, указывающую на условия, при наступлении которых административно-процессуальная норма вступает в действие;
• диспозицию – часть административно-процессуальной нормы, содержащую правила должного поведения субъектов, их субъективные права и юридические обязанности;
• санкцию – часть административно-процессуальной нормы, указывающую на неблагоприятные последствия, наступающие в результате нарушения диспозиции и направленная на защиту прав, свобод и законных интересов участников административного процесса.

Для большинства административно-процессуальных норм права применительно к её трехэлементной структуре, характерна релятивность (относительность), то есть выполнение одним из структурных элементов нормы, в определенной связи с другими элементами, роли то диспозиции, то санкции. Также, процессуально-правовым нормам свойственно наличие общих гипотез и санкций.

Знание структуры административно-процессуальной нормы позволяет детальней рассмотреть в её сущность и избежать ошибок в процессе реализации. Учитывая значимость отношений, регулируемых административно-процессуальными нормами, законодателем предусмотрено применение санкций материально-правовых норм в случае нарушения процессуальных предписаний. При этом могут быть применены не только санкции административно-правовых норм, в том числе и норм уголовного права. Так, за разглашение тайны усыновления предусмотрено применение мер уголовной ответственности (ст. 148 УК РФ).

Виды процессуальных норм

В современной юридической литературе под нормой права понимается общеобязательное, формально-определенное правило поведения, принятое в установленном порядке обеспеченное силой государственного принуждения и направленное на регулирование общественных отношений путем закрепления прав и обязанностей их участников. Эта дефиниция приемлема и для уголовно-процессуальной нормы, которая, как и все другие нормы, есть форма закрепления прав и обязанностей участников отношений, представляет собой правило поведения общеобязательного характера, гарантированное государством.

Необходимо иметь в виду, что некоторые правовые предписания, взятые воедино, могут, по сути, составлять одну норму уголовно-процессуального права, но, вместе с тем, могут содержаться в различных разделах УПК РФ. Так, правовые предписания, составляющие норму, регламентирующую участие частного обвинителя в судебном разбирательстве, содержатся в ст. 22, ч. 2 ст. 43, ч. 4, 5, 6 ст. 246, ч. 4, 5 ст. 321 УПК РФ.

Скорее исключением из правил, чем правилом, является «вкрапление в законодательный массив» уголовного закона уголовно-процессуальных норм, например, примечания 2 и 3 к ст. 201 УК РФ, также как и норм материального уголовного права в уголовно-процессуальный закон, например, ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

Вместе с тем, в одной статье закона могут содержаться две или более нормы уголовно-процессуального права, и наоборот, одна уголовно-процессуальная норма может содержаться в двух или более статьях УПК РФ, как это уже было показано выше.

Виды уголовно-процессуальных норм. Исходя из потребностей научного познания нормы уголовно-процессуального права классифицируются по самым различным основаниям:

а) по юридической силе. Основным критерием данной классификации является характер акта, в котором выражена конкретная норма (Конституция, федеральный конституционный закон, федеральный закон и др.). Так, ст. 51 Конституции РФ предоставляет каждому право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников;
б) по пределам (территории) действия. Общеизвестно, что не всегда нормы уголовно-процессуального права действуют на всей территории Российской Федерации в полном объеме. Так, в соответствии с п. 12 ч. 2 ст. 7 ФКЗ «О военном положении» в отдельных местностях на территории РФ, где введено военное положение, ограничивается действие ч. 1 ст. 10 УПК РФ и ч. 2 ст. 22 Конституции РФ, и задержание подозреваемого в совершении преступления без судебного решения допускается на срок не до 48 ч, а в пределах 30 суток;
в) в зависимости от выполняемой роли уголовно-процессуальные нормы подразделяются на учредительные (нормы-принципы), регулятивные (нормы-правила поведения), обеспечительные (нормы-гарантии), дефинитивные (нормы-определения), коллизионные (нормы-арбитры), оперативные (нормы-инструменты).

Учредительные нормы устанавливают «устои», начала правовой регламентации общественных отношений, входящих в предмет регулирования уголовно-процессуального права, правовое положение участников уголовного судопроизводства, цель, задачи судопроизводства и его принципы. Они служат отправной точкой, задают модель взаимоотношений между явлениями конкретной действительности и юридическими предписаниями. Например, уголовное судопроизводство призвано защищать как права и интересы лиц, потерпевших от преступлений, так и права и интересы лиц, незаконно и необоснованно подвергшихся уголовному преследованию (ч.1 ст. 6 УПК РФ).

Особенность норм уголовно-процессуального права состоит в том, что они чаще всего регламентируют процедуру (порядок) производства по уголовным делам путем предоставления прав и возложения обязанностей на участников общественных отношений, т.е. носят регулятивный, процедурный характер.

В зависимости от характера содержащегося предписания различают три вида регулятивных уголовно-процессуальных норм: управомочивающие, обязывающие и запрещающие.

Управомочивающие нормы предоставляют участникам уголовного судопроизводства определенный круг прав, использование которых зависит от их воли. Например, право обвиняемого по окончании предварительного следствия знакомиться с материалами уголовного дела (ст. 217 УПК РФ).

Обязывающие нормы предписывают определенное (только так, а не иначе) поведение участникам уголовного судопроизводства. Например, в соответствии с ч. 1 ст. 11 УПК РФ суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

Управомочивающие и обязывающие нормы соотносятся между собой также, как соотносятся и взаимосвязаны субъективное право одного участника судопроизводства и юридическая обязанность другого – праву одного из участников этого отношения всегда корреспондирует обязанность другого. Поэтому в зависимости от субъекта, к которому адресована управомочивающая или обязывающая норма, их реализация начинает осуществляться либо с использования прав, либо с исполнения обязанностей, реализация одной нормы, влечет реализацию второй. Например, право подозреваемого знать, в чем он подозревается (п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ), корреспондируется с обязанностью следователя вручить постановление о возбуждении в отношении него (подозреваемого) уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК РФ).

Запрещающие нормы устанавливают запрет на совершение определенных действий и поступков, которые определены законом как нарушение порядка уголовного судопроизводства, что влечет соответствующие юридические последствия. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 9 УПК РФ в ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья.

Обеспечительные нормы являются основой уголовно-процессуальных гарантий прав личности в сфере уголовного судопроизводства. Выраженные в нормах уголовно-процессуального права процессуальные гарантии выступают в качестве правовых средств, обеспечивающих реальное исполнение участниками уголовного судопроизводства возложенных на них обязанностей и использование предоставленных им прав, а также осуществление задач уголовного судопроизводства. Процессуальные гарантии подразделяются на гарантии правосудия, направленные на реализацию задач уголовного судопроизводства, и гарантии прав личности (лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве). Вполне логично, что ведущая роль в реализации этих гарантий принадлежит государству в лице компетентных органов власти. Именно органы государственной власти призваны обеспечивать соблюдение прав и выполнение обязанностей всеми участниками уголовного судопроизводства. Так, согласно ч. 3 ст. 15 УПК РФ на суде лежит обязанность создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Вместе с тем, уголовно-процессуальные гарантии тесно связаны с процессуальной формой и принципами уголовного судопроизводства. Поскольку уголовно-процессуальное право – право формальное, то немаловажное значение (если не основополагающее) имеет процессуальная форма, под которой понимается опосредованная нормами уголовно-процессуального права структура правоприменительной деятельности (называемая уголовным судопроизводством), которая включает в себя всю последовательность производства по уголовному делу, в том числе на каждой из его стадий, а также определенный порядок производства отдельных процессуальных действий или принятия процессуальных решений. Дифференциация процессуальной формы происходит в зависимости от вида (стадии) производства по уголовному делу, а также от вида мер государственного принуждения. Процессуальная форма как раз и нужна потому, что выступает основным инструментом достижения цели и решения задач уголовного судопроизводства. Поскольку права и свободы человека и гражданина являются высшей ценностью государства, то например, процессуальной гарантией конституционного права личности на неприкосновенность ее частной жизни, права на отдых является соблюдение процессуальной формы производства любого следственного действия не в ночное время суток (ч. 3 ст. 164 УПК РФ).

Как правило, обеспечительные нормы касаются только участников уголовного судопроизводства, т.е. органов и лиц, так или иначе задействованных в уголовно-процессуальной деятельности. Однако в уголовно-процессуальном праве существуют нормы, устанавливающие процессуальные гарантии соблюдения прав лиц, не являющихся участниками уголовного судопроизводства, но чьи права и интересы затронуты производимыми процессуальным действиями или принимаемыми процессуальными решениями. Так, любое лицо имеет право обжаловать действия (бездействие) следователя, дознавателя, если указанными действиями (бездействием) затронуты его интересы (ст. 123 УПК РФ).

Дефинитивные уголовно-процессуальные нормы являются результатом легального толкования тех или иных уголовно-процессуальных явлений и категорий. Наиболее полно дефинитивные нормы представлены в ст. 5 УПК РФ, ранее аналогом этой статьи была ст. 34 УПК РСФСР. Так, например, п. 16 ст. 34 УПК РСФСР давал легальное определение ареста: «арест – это заключение под стражу в качестве меры пресечения». В ст. 5 УПК РФ такой дефиниции не содержится. Вместе с тем, существующая конструкция ч. 2 ст. 22 Конституции РФ («арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению») не позволяет однозначно утверждать, о каком аресте идет речь (домашнем аресте, аресте административном и т.д.).

Коллизионные нормы предназначены для устранения возникающих противоречий между правовыми предписаниями, регулируют выбор между последними. По своей структуре коллизионные нормы состоят из двух своеобразных частей – «объем» и коллизионная «привязка» (что соответствует гипотезе и диспозиции уголовно-процессуальной нормы). Первая часть указывает на те отношения, к которым норма применятся, вторая – на норму, закон или правовую систему, подлежащим применению в данном случае.

Так, ч.3 ст. 1 УПК РФ устанавливает: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора».

От коллизионных норм следует отличать (несмотря на их терминологическую схожесть) коллидирующие нормы, т.е. нормы, которые непосредственно вступили в противоречие между собой. Главной характеристикой коллизионных норм является то, что они содержат в себе коллизионное правило, под которым понимается формула, способ разрешения противоречий между нормами, вступившими в правовой конфликт, коллизию.

Способы устранения коллизий, главным образом, детерменированы причинами их возникновения. Например, основным фактором возникновения коллидирующих норм различных отраслей права является выход за пределы предмета правового регулирования в результате законотворческого процесса. В этом, кстати, и заключается, как уже было показано, одно из значений предмета регулирования уголовно-процессуального права.

Еще одна причина состоит в том, что в действующем законодательстве внутриотраслевые коллизионные нормы встречаются крайне редко, а межотраслевые отсутствуют вовсе. Обусловлено это и тем, что до сих пор не принят закон о нормативно-правовых актах, который бы законодательно закрепил систему коллизионных правил.

Так, в случае коллизий норм материального и процессуального уголовного права необходимо руководствоваться двусторонним содержательным коллизионным правилом. Впервые это коллизионное правило (нормативно нигде не закрепленное) предложил проф. А.Д. Прошляков. По его мнению, преодоление противоречий между коллидирующими нормами необходимо поставить в зависимость от их содержания. Например, если вопрос, который регулируется коллидирующими нормами, относится к «компетенции» материального права, то коллизия должна разрешаться в пользу его норм, если же коллидирующие нормы, независимо от их расположения (в УК, УПК или УИК РФ), регламентируют вопросы процесса, процедуры, то коллизии между ними нужно разрешать в пользу норм процессуальных. В частности, все уголовно-правовые новеллы УПК РФ не должны применяться до тех пор, пока «Уважаемый законодатель» не внесет соответствующие изменения в Уголовный кодекс, и наоборот, все уголовно-процессуальные новеллы УК не должны применяться до внесения соответствующих изменений в процессуальный закон.

Оперативные нормы устанавливают порядок введения в действие того или иного нормативно-правового акта. Так, норма ст. 8 Федерального закона «О введение в действие Уголовно-процессуального кодекса РФ» установила порядок поэтапного введения суда присяжных на территории Российской Федерации.

Классификацию норм уголовно-процессуального права можно провести и по иным основаниям в зависимости от потребностей научного познания.

Структура уголовно-процессуальной нормы. Под структурой правовой нормы понимается идеальная логическая конструкция, получившая «прописку» как в реальном фактическом общественном отношении, так и в нормативно-правовом акте. Традиционно в структуре любой правовой нормы выделяют три составляющие ее элемента: гипотезу, диспозицию, санкцию. Как правило, уголовно-процессуальная норма не имеет трехчленную структуру: в статьях Уголовно-процессуального кодекса РФ зачастую содержится лишь гипотеза и диспозиция, либо диспозиция и санкция.

Трехчленную структуру уголовно-процессуальной нормы можно проследить на примере ч. 7 ст. 56 УПК РФ: «В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу». В данном случае имеется гипотеза – неявка без уважительных причин (к числу последних относят, например, болезнь, несвоевременное вручение повестки и т.д.[13]), диспозиция – обязанность являться по вызовам дознавателя, следователя или в суд, и санкция – применение в отношении свидетеля привода в качестве иной меры уголовно-процессуального принуждения.

Особенность уголовно-процессуальной нормы состоит еще и в том, что один и/или несколько из ее элементов может содержаться в другом разделе или части УПК РФ или вообще в другом законе. Наиболее четко это можно проследить в случае несоблюдения уголовно-процессуальной формы. Например, неучастие понятых при производстве осмотра места происшествия влечет признание протокола осмотра недопустимым доказательством по уголовному делу. Гипотезой будет то обстоятельство, что осмотр производился без участия понятых (ст. 177 УПК РФ), диспозицией – сведения, установленные в протоколе осмотра места происшествия, выступают доказательством по уголовному делу (ст. 83 УПК РФ), а санкцией - признание данного доказательства недопустимым как полученное с нарушением требований УПК РФ, вследствие чего, не имеющим юридической силы (ч. 1 ст. 75 УПК РФ).

Гипотеза всегда указывает на обстоятельства реальной действительности (условия), при наличии которых реализуется уголовно-процессуальная норма. В зависимости от количества указанных обстоятельств, различают гипотезы двух видов: простые и сложные.

Простая гипотеза связывает действие нормы с одним конкретным жизненным обстоятельством. Если гипотеза сформулирована таким образом, что предоставляет право выбора одного из нескольких обстоятельств, то такая простая гипотеза называется альтернативной. Примером последней может служить ч. 1 ст. 97 УПК РФ, перечисляющая альтернативные основания для избрания меры пресечения.

Сложная гипотеза связывает действие уголовно-процессуальной нормы с несколькими конкретными жизненными обстоятельствами. Так, при наличии повода и основания для возбуждения уголовного дела следователь, дознаватель выносят об этом соответствующее постановление (ч. 1 ст. 146 УПК РФ).

Диспозиция формулирует само правило поведения, т.е. порядок производства того или иного процессуального действия или порядок принятия процессуального решения, или дает характеристику имманентных признаков той или иной процессуальной категории Диспозиция уголовно-процессуальной нормы по способу изложения может быть прямой, альтернативной или бланкетной.

Простая диспозиция описывает один поведенческий вариант производства процессуального действия или принятие решения участниками, а также в отношении участников уголовного судопроизводства, или дает одну характеристику имманентных признаков той или иной процессуальной категории. Например, правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только судом (ч. 1 ст. 8 УПК РФ).

Альтернативная диспозиция предлагает обратиться к нескольким поведенческим вариантам, и, как правило, эти варианты предусмотрены в другой статье УПК РФ. Пожалуй, последнее – главный недостаток УПК РФ в его современном нормативном выражении. Бесконечное множество отсылок от одной статьи к другой, а зачастую – к третьей и четвертой, порой, не приводят к эффективному и единообразному правоприменению. Так, при рассмотрении уголовного дела в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК РФ, председательствующий выясняет, вручена ли защитнику подсудимого и когда именно копия обвинительного заключения или постановления прокурора об изменении обвинения. При этом судебное разбирательство уголовного дела не может быть начато ранее 7 суток со дня вручения защитнику копии обвинительного заключения или постановления об изменении обвинения (ч. 3 ст. 265 УПК РФ). Не говоря об излишней перегруженности приведенной статьи УПК РФ, отметим, что ни закон (ст.ст. 221, 175 УПК РФ), ни практика не знает такого итогового акта предварительного расследования, как постановление прокурора об изменении обвинения.

Бланкетная диспозиция отсылает к нормам других отраслей права – конституционного, административного, уголовного и т.д. Например, чтобы возбудить уголовное дело в отношении кандидата в Президенты Российской Федерации, прежде необходимо обратиться к нормам конституционного права с целью установления, в каких случаях лицо обладает данным статусом.

Санкция устанавливает негативные последствия, которые возникают в связи с нарушением диспозиции уголовно-процессуальной нормы.

Различают несколько видов санкций:

1. Абсолютно-определенные санкции указывают на точный вид (характер) мер, применяемых к участнику уголовного судопроизводства, не исполнившего возложенных на него процессуальных обязанностей либо нарушившего установленный порядок судопроизводства.
2. Относительно определенные санкции устанавливают пределы применения указанных мер, например, в случаях нарушения участниками уголовного судопроизводства порядка в судебном заседании на них может быть наложено денежное взыскание в размере до 2 500 рублей (ст. 117 УПК РФ).
3. Альтернативные санкции указывают на два или более вида применяемых мер. Так, при отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста (ч. 7.1. ст. 108 УПК РФ).

В то же время, необходимо иметь в виду, санкции уголовно-процессуальных норм имеют своими целями восстановление прав и предупреждение нарушений уголовно-процессуального закона. Как уже было продемонстрировано, первый пример санкции (по ст. 56 УПК РФ) имел правовосстановительный признание протокола следственного или судебного действия, в котором был зафиксирован заведомо неправильный перевод, недопустимым доказательством (ч. 1 ст. 75 УПК РФ), а санкцией уголовно-правовой нормы (ст. 307 УК РФ) – назначение в качестве наказания исправительных работ на два года. Причем в первом случае заведомо неправильный перевод выступает в качестве гипотезы уголовно-процессуальной нормы (п. 1 ч. 4 ст. 59 УПК РФ), а во втором – в качестве диспозиции уголовно-правовой нормы (ч. 1 ст. 307 УК РФ), т.е. направлен на выполнение свидетелем нарушенной им обязанности являться по вызову в суд, а второй пример (по ст. 177 УПК РФ) – правоупреждающий, т.е. направлен на предупреждение нарушений уголовно-процессуального закона в процессе доказывания.

Вместе с тем, санкции уголовно-процессуальных норм следует отличать от уголовно-правовых норм, поскольку нарушение предписаний уголовно-процессуального закона участниками уголовного судопроизводства в определенных случаях может влечь уголовную ответственность. Например, заведомо неправильный перевод, сделанный переводчиком по уголовному делу.

Арбитражно-процессуальная норма

Арбитражный процесс - формализованный процесс, т.е. рассмотрение подведомственных арбитражным судам дел (порядок возбуждения процесса, подготовки дела к разбирательству, рассмотрения и разрешения дела, обжалования и пересмотра актов суда, также исполнения решений арбитражного суда) происходит в соответствии с установленным процессуальным законом правовым регламентом.

Арбитражная процессуальная форма - нормативно устанавливаемый порядок осуществления правосудия, выработанный на основе обобщения огромного опыта правоприменения.

Выделяются следующие признаки арбитражной процессуальной формы: нормативность, непререкаемость, системность и универсальность, которые выступают в единстве при правовом регулировании и правореализации.

Нормативность - арбитражная процессуальная форма устанавливается в законодательстве, причем только определенного уровня.

Цель - обеспечение единства нормативного регламента арбитражного процесса, невозможность регулировать данную сферу путем принятия подзаконных нормативных актов.

Непререкаемость - обязательность соблюдения и иных форм реализации процессуальных норм в деятельности участников арбитражного процесса.

Осуществление процессуальных прав и исполнение процессуальных обязанностей должно происходить в соответствии с порядком, установленным арбитражным процессуальным законодательством.

Системность арбитражной процессуальной формы - необходимость структурировать арбитражный процессуальный регламент, увязанный в единое целое.

Универсальность арбитражной процессуальной формы - применимость к разрешению самых различных дел, подведомственных арбитражным судам без какой-либо существенной дифференциации.

Черты арбитражной процессуальной формы:

- арбитражный суд и участники арбитражного процесса подчиняются нормам арбитражного процессуального права;
- участники процесса совершают лишь те процессуальные действия, которые заранее запрограммированы арбитражными процессуальными нормами;
- порядок обращения с исковым заявлением в суд, принятия и подготовки дела к разбирательству, порядок разрешения спора, структура решения и регламент его пересмотра, а также исполнения предопределены законом;
- отношения между арбитражным судом и участниками процесса не могут носить характер фактических отношений, они имеют характер только правоотношений;
- арбитражная процессуальная форма предоставляет сторонам равные возможности защищать право (состязаться), право участвовать в процессе, представлять доказательства, пользоваться правовой помощью, обжаловать решения, участвовать в исполнительном производстве.

Значение арбитражной процессуальной формы состоит в том, что при ее строгом соблюдении она гарантирует организациям, предпринимателям защиту их имущественных и неимущественных прав, восстановление нарушенного права. Процессуальная форма ограждает спорящие стороны от субъективизма судей путем строгого соблюдения норм материального и процессуального права и ведет к достижению истины в правосудии.

Действие процессуальных норм

Независимо от времени возникновения дела при совершении любых процессуальных действий следует применять законодательство, действующее в момент совершения этих действий, если иное не указано прямо в законе.

Действие гражданско-процессуальных норм в пространстве. На территории РФ в судах применяется единое процессуальное законодательство. Субъекты РФ не вправе устанавливать для федеральных судов иные правила. Законы бывшего СССР сохраняют свое действие, если вместо них не приняты аналогичные законы РФ и если они не противоречат Конституции РФ, законодательству РФ и Соглашению о создании Содружества Независимых Государств.

Все без исключения гражданско-процессуальные нормы действуют на всей территории РФ.

Действие гражданского процессуального права по кругу лиц. Гражданско-процессуальные нормы распространяются на:

• всех граждан РФ независимо от их происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языки, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств;
• все предприятия, организации, учреждения, их объединения; иностранных граждан, лиц без гражданства, обладающих правом обращения к суду за защитой, а также теми же процессуальными правами, что и граждане РФ;
• иностранные предприятия и организации в случаях, предусмотренных законодательством. Ограничения возможны как ответная мера в отношении тех иностранных юридических лиц, в чьих государствах существуют аналогичные ограничения в отношении юридических лиц РФ.

Административно-материальные и административно-процессуальные нормы

Главным критерием разграничения и выделения отраслей права является предмет правового регулирования. Административно-материальное право представляет собой совокупность норм системы административного права, непосредственно регулирующих административные общественные отношения, устанавливающие права и обязанности субъектов этих отношений.

Понятие "административно-материальное право" в юриспруденции обозначает правовые нормы, с помощью которых государство осуществляет воздействие на общественные отношения путем прямого, непосредственного правового регулирования, например, юридическое положение лиц, правовой статус, основания и пределы административной ответственности и т.д.

В то же время административно-материальное право неразрывно связано с административно-процессуальным правом, что выражается в единстве двух сторон правового регулирования: непосредственной юридической регламентации общественных отношений и процессуальных форм судебной и иной защиты этих отношений. "Если нормы материального административного права касаются всех сторон исполнительно-распорядительной деятельности, то нормы процессуального административного права имеют сравнительно узкую сферу регулирования и применения". То есть основная сфера действия административно-процессуальных норм охватывает, прежде всего, область мер административного принуждения.

Деление административно-правовых отношений на материальные и процессуальные исходит из их содержания. Материальными административно-правовыми отношениями называются такие общественные отношения, которые возникли в сфере деятельности органов исполнительной власти, государственного управления и регламентируются материальными нормами административного права. Материальные административно-правовые нормы определяют права, обязанности и правомочия субъектов административно-правовых отношений, отвечая на вопрос: что может, должен, обязан (или, наоборот, не может, не должен, не обязан) делать участник соответствующего административно-правового отношения. Материальные нормы закрепляют в статичной форме права и обязанности участников административно-правового отношения, тогда как административно-процессуальные нормы отражают динамику реализации этих нрав и обязанностей, регламентируя порядок и процесс (процедуру) разрешения конкретных индивидуальных дел в различных областях организационной деятельности государства.

Но формой жизни закона является процесс его применения, и каждая материальная норма живет лишь в процессе ее применения. Поэтому каждой группе материальных правовых норм должна корреспондировать соответствующая группа процессуальных норм, устанавливающих порядок применения и реализации материальных правовых норм.

Административно-процессуальные нормы регламентируют равноправное отношение сторон, например, в процессе производства по обращениям граждан в органы государственной власти, государственного управления, а также в процессе разрешения индивидуальных дел в сфере государственного управления, по делам об административных правонарушениях, т.е. процессуальные административно-правовые нормы регламентируют действие государственного управления и связанных с ним управленческих отношений. Поэтому их предназначение в определении порядка (процедуры) реализации юридических обязанностей и прав, установленных нормами материального административного права в рамках регулируемых управленческих отношений. Процессуальные нормы, определяя порядок, процедуру реализации материальных правовых норм, отвечают на вопрос: как может, должен, обязан действовать участник соответствующего правоотношения, каким образом он может и должен реализовывать свои права, обязанности и полномочия, предоставленные ему или возлагаемые на него материальной правовой нормой?

Административно-процессуальные правоотношения представляют собой такие регулируемые правом общественные отношения, которые складываются по поводу разрешения индивидуально-конкретных дел в управленческой сфере. Задача административно-процессуальных отношений – обеспечение реализации предписаний материальной нормы, и потому административно-процессуальное правоотношение выступает как средство соответствующего материального отношения.

Отношения административно-договорного характера (административный договор) – особый вид административно-правовых отношений, которые в настоящее время часто возникают между органами исполнительной власти РФ и субъектами РФ, а также между органами исполнительной власти субъектов РФ.

Нормы арбитражного процессуального права

Подразделение юридических норм на виды относится к микроструктуре права, поэтому при их рассмотрении с большей отчетливостью проявляются особенности правового регулирования в различных правовых сферах, в данном случае арбитражной процессуальной.

Нормы арбитражного процессуального характера имеют ряд следующих признаков:

• устанавливаются только федеральными законодательными актами;
• регулируют отношения в области арбитражного судопроизводства;
• адресованы ограниченному законом кругу субъектов - участникам арбитражного процесса.

Юридические нормы, в своей совокупности образующие законодательные акты в области арбитражного судопроизводства, можно подразделить на три вида:

• регулятивные нормы;
• охранительные нормы;
• обобщающие нормы.

Регулятивные нормы - предписания, направленные на регулирование отношений при рассмотрении и разрешении дел в порядке арбитражного судопроизводства путем предоставления участникам процесса прав и возложения на них обязанностей.

Существуют три разновидности регулятивных норм:

• обязывающие;
• управомочивающие;
• запрещающие.

Обязывающие нормы устанавливают обязанности участников процесса при рассмотрении арбитражных дел. Наиболее характерным примером таких предписаний является ст. 65 "Обязанность доказывания" АПК РФ, в соответствии с которой лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Управомочивающие нормы определяют права участников процесса при рассмотрении арбитражных дел. Например, в соответствии со ст. 41 АПК РФ лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела; делать выписки из них; снимать копии; заявлять отводы; представлять доказательства; знакомиться с доказательствами, представленными другими лицами, участвующими в деле; и т.п.

Запрещающие нормы содержат предписания, запрещающие участникам процесса совершать определенные действия при рассмотрении арбитражных дел. Столь же типичный пример - правила допустимости доказательств с негативным содержанием, т.е. законодательное запрещение использования определенных доказательств для установления определенных юридически значимых фактов. Например, ст. 162 ГК РФ при нарушении простой письменной формы сделки предусматривает запрещение ссылаться на свидетельские показания в подтверждение сделки и ее условий.

Охранительные нормы регламентируют государственные принудительные меры защиты прав участников процесса. Так, штрафные санкции могут быть применены в отношении лиц, у которых находится доказательство, необходимое кому-либо из участников процесса для доказывания своих требований или возражений, не исполнивших обязанность представить доказательства по требованию суда (ч. 9 ст. 66 АПК).

Обобщающие нормы имеют дополнительный характер и не являются самостоятельной нормативной основой для возникновения правоотношений.

Обобщающие предписания можно подразделить на три разновидности:

• общие;
• декларативные;
• дефинитивные.

Общие нормы направлены на фиксирование в обобщенном виде особенностей регулируемых отношений. Например, содержание ст. 1 АПК РФ: "Правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности осуществляется арбитражными судами в РФ, образованными в соответствии с Конституцией РФ и федеральным конституционным законом, путем разрешения экономических споров и рассмотрения иных дел, отнесенных к их компетенции...".

Декларативные нормы - предписания, в которых сформулированы правовые принципы, а также задачи данной совокупности правовых норм. Так, в соответствии со ст. 2 АПК РФ задачами судопроизводства в арбитражных судах являются защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, а также прав и законных интересов РФ, субъектов РФ, муниципальных образований в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, органов государственной власти РФ, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц в указанной сфере.

Дефинитивные нормы определяют в обобщенном виде признаки определенных правовых категории. Например, в ст. 64 АПК РФ дается определение судебных доказательств: доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

При изучении арбитражного процессуального права большое значение имеет правильное понимание особенностей правовых норм, направленных на обеспечение индивидуального регулирования отношений, возникающих в арбитражном судопроизводстве.

По этому классифицирующему признаку выделяются нормы:

• абсолютно определенные;
• относительно определенные;
• императивные;
• факультативные.

Абсолютно определенные - нормы, в которых исчерпывающе формулируются условия их действия, права и обязанности участников процесса. Например, норма ст. 153 АПК РФ предписывает следующее: судья "удаляет из зала судебного заседания явившихся свидетелей до начала их допроса".

Относительно определенные - нормы, которые не содержат исчерпывающих указаний об условиях действия, правах и обязанностях сторон и предоставляют суду решить вопрос права с учетом конкретных обстоятельств.

В рамках относительно определенных норм выделяются:

• ситуационные;
• альтернативные;
• факультативные.

Ситуационные нормы предусматривают возможность прямого регулирования действий актом суда в зависимости от конкретной ситуации. Например, согласно ст. 82 АПК РФ арбитражный суд назначает экспертизу для разъяснения вопросов, требующих специальных знаний. О назначении экспертизы арбитражный суд выносит определение.

Альтернативные нормы предоставляют участникам арбитражного процесса право выбора одного из нескольких точно обозначенных способов действия. Пример альтернативной нормы - ч. 4 ст. 36 АПК РФ. Иск, вытекающий из договора, в котором указано место его исполнения, может быть предъявлен по месту нахождения или месту жительства ответчика, а также в арбитражный суд по месту исполнения договора.

Факультативные нормы устанавливают наряду с основным и дополнительный способ совершения действий. Так, вещественные доказательства, находящиеся в арбитражном суде, после их осмотра и исследования судом возвращаются лицам, от которых они были получены. Суд вправе сохранить вещественные доказательства до принятия судебного акта и возвратить их после вступления указанного акта в законную силу (ч. ч. 1, 2 ст. 80 АПК РФ).

Императивные нормы содержат категорические предписания, которые не могут быть изменены по усмотрению суда или других участников арбитражного процесса. Решение принимается судьями, участвующими в судебном заседании, в условиях, обеспечивающих тайну совещания судей. В помещении, в котором арбитражный суд проводит совещание и принимает судебный акт, могут находиться только лица, входящие в состав суда, рассматривающего дела. Нарушение тайны совещания судей при принятии решения является безусловным основанием для отмены решения арбитражного суда (п. 7 ч. 4 ст. 270 АПК РФ).

Диспозитивные нормы допускают свободу усмотрения лиц, участвующих в деле, в решении вопросов, касающихся реализации предоставленных им законом прав. Например, в соответствии со ст. 49 АПК РФ истец вправе изменить предмет и основание иска, увеличить размер исковых требований, отказаться от иска полностью или частично. Ответчик вправе признать иск полностью или частично. Стороны могут закончить дело мировым соглашением.

Нарушение процессуальных норм судом

Гражданский процесс является регламентированной гражданским процессуальным законом деятельностью по отправлению правосудия по гражданским делам. "Все действия суда, участвующих в деле лиц, других участников процесса, связанные с рассмотрением дела, вынесением решения, его обжалованием, исполнением, могут совершаться только в рамках норм действующего процессуального закона и поэтому являются процессуальными действиями, совокупность которых по существу и образует гражданский процесс (гражданское судопроизводство)". Поэтому, на наш взгляд, каждая судебная ошибка (независимо от того, как она трактуется и понимается разными авторами) будет являться процессуальным нарушением. В связи с этим представляется не вполне точной классификация судебных ошибок на ошибки, вызванные нарушением норм материального права, и ошибки, вызванные нарушением норм процессуального права. Нарушение либо неправильное применение норм материального права в ходе практической процессуальной деятельности всегда закрепляется в процессуальных действиях и актах. Считаем более правильной классификацию судебных ошибок на исключительно процессуальные нарушения и процессуальные нарушения, обусловленные неправильным применением и/или толкованием норм материального права.

Выделить процессуальные нарушения, которые не могут быть связаны с применением материального права, позволяет концепция Р.Е. Гукасяна.

Он отмечает, что процесс по гражданскому делу детерминирован материальным правом в определенных пределах, проявляющихся в следующих направлениях:

а) материальные правоотношения оказывают влияние на определение предмета и основания иска;
б) по модели материальных правоотношений формируется состав участвующих в деле лиц, имеющих материально-правовой интерес в деле;
в) с учетом материальных правоотношений определяется предмет доказывания в гражданском деле, а также допустимость доказательств для отдельных видов правоотношений;
г) нормы материального права определяют способы защиты нарушенных или оспоренных субъективных прав граждан и организаций. "В этих пределах процесс по конкретному делу... детерминирован материальным правом.

Все остальное - специфически процессуальные явления, обладающие относительной самостоятельностью, несвязанностью с материальными правоотношениями, устанавливаемые законодателем в целях разрешения перед судебными органами задач, в первую очередь в целях установления объективной истины по делу". Таким образом, из элементов процессуальной формы, названных Р.Е. Гукасяном, воздействию материального права не подвержены принципы, определяющие организацию судопроизводства и процессуальную деятельность, и доказательственная деятельность (за исключением определения предмета и средств доказывания).

Исключительно к нарушениям норм процессуального права, на наш взгляд, можно относить нарушение принципов гражданского процессуального права, нарушение норм, регулирующих доказательственную деятельность (кроме определения предмета и средств доказывания), а также нарушение требований к полноте и оформлению процессуальных протоколов и решений (ст. ст. 197 - 199, 205 - 207, 225, 228 - 232 ГПК РФ). Этот вывод предлагаем использовать при корректировке приведенного в ст. 364 ГПК РФ перечня безусловных оснований к отмене судебных актов, который все чаще в настоящее время подвергается критике.

На наш взгляд, формирование перечня безусловных оснований к отмене судебных актов может происходить с использованием единого концептуального критерия существенности процессуального нарушения либо путем выявления в судебной практике наиболее типичных и распространенных случаев процессуальных нарушений. Оптимальным вариантом может быть сочетание обоих указанных способов.

В качестве основы первого способа предлагаем выявленный перечень исключительно процессуальных нарушений. Однако использовать только его сложно практически, поскольку судьи столкнутся с проблемой определения и толкования принципов гражданского процессуального права, отмены решений при незначительных (формальных) нарушениях предписаний, регулирующих доказательственную деятельность и устанавливающих требования к оформлению процессуальных документов.

Второй способ также не безупречен, если учитывать, что правоприменительная практика не всегда может соответствовать назначению и сущности гражданского судопроизводства. На это часто обращает внимание Конституционный Суд РФ, когда постановляет признавать не соответствующим Конституции РФ положения нормативного предписания в смысле, придаваемом ему сложившейся правоприменительной практикой.

Оптимальным вариантом становится сочетание этих двух способов. В этом аспекте был проведен анализ 100 решений судов кассационной и надзорной инстанции, которыми по основаниям процессуальных нарушений были отменены решения нижестоящих судов. Конечно, изучение только имеющихся в правовой программе судебных решений не позволяет наиболее полно отразить существующую правовую реальность, поскольку далеко не все судебные решения внесены в нее, но тем не менее результаты этого исследования уже могут быть использованы для предварительных выводов. Отметим также, что при отмене некоторых судебных актов суды вышестоящих инстанций приводили несколько оснований, поэтому приведенное нами количество таких оснований не будет соответствовать количеству изученных решений.

Анализ позволил выявить и сформировать основные классификационные группы наиболее часто встречающихся и типичных процессуальных нарушений, которые в расширенном виде и с указанием количественных показателей будут выглядеть следующим образом:

1) незаконный состав суда (нарушение коллегиальности состава суда (0); наличие обстоятельств, связанных с личностью конкретного судьи: рассмотрение дела судьей, заинтересованным в исходе дела (1), повторное участие судьи в рассмотрении того же дела (2), прекращение полномочий судьи (0); нарушение правил подведомственности (10), нарушение правил подсудности (12)) - 25;
2) нарушение прав юридически заинтересованного лица на участие в деле (рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания (15); суд не привлек к участию в деле заинтересованных лиц и разрешил вопрос, затрагивающий права и обязанности лиц, не привлеченных к участию в деле (4); нарушены правила извещения лиц, участвующих в деле (3)) - 22;
3) нарушение компетенции (полномочий) суда надзорной инстанции (суд надзорной инстанции произвел переоценку доказательств (3); в отсутствие предусмотренных законом оснований отменил решение суда первой инстанции (1); прекратил производство по надзорной жалобе (2); рассмотрел дело по представлению, внесенному председателем Московского городского суда на предмет отмены определения районного суда в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности (1); установил новые обстоятельства дела (4); оставил надзорную жалобу без рассмотрения по существу (1); отказал в рассмотрении подсудного ему дела (1)) - всего 13;
4) нарушение требований к принятию, полноте и оформлению судебного акта (отсутствует мотивировка принятого решения, отсутствует оценка доводов сторон, отсутствует ссылка на нормы закона, несоответствие резолютивной и мотивировочной частей, неполнота судебного акта и др.) - 11;
5) рассмотрение заявления, поданного ненадлежащим лицом (лично не заинтересованным, не уполномоченным лицом, по отношениям, не допускающим правопреемства) - 10;
6) нарушение формы (вида) судопроизводства (суд рассмотрел дело в порядке особого судопроизводства вместо искового судопроизводства (2); нерассмотрение/необоснованное рассмотрение дела по правилам главы 24 или 25 ГПК (5); суд рассмотрел дело, не подлежащее рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства (1)) - 8;
7) нарушения, связанные с определением и установлением судом обстоятельств дела (неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, неполное исследование судом обстоятельств дела, суд не осуществил проверку обстоятельств дела и др.) - 7;
8) незаконный, необоснованный отказ в принятии заявления, возврат или принятие заявления (в том числе и вызванные неправильным применением норм материального права) - 7;
9) нарушение правил доказывания (распределение бремени доказывания, правила преюдициальной связи судебных актов, средств доказывания) - 5;
10) ошибка суда в определении срока (срок подачи кассационной (надзорной) жалобы, срок для предоставления доказательств) - 4;
11) нарушение правил (оснований) прекращения производства по гражданскому делу - 3;
12) нарушение правил индексации взысканных судом денежных сумм - 2;
13) рассмотрение тождественных требований - 1;
14) нарушение тайны совещательной комнаты - 1;
15) отсутствие надлежаще оформленного протокола судебного заседания - 1;
16) незаконная отмена определения об утверждении мирового соглашения - 1;
17) нарушение правил обеспечения иска - 1;
18) нарушение правил подачи частной жалобы - 1.

С таким развитием судебной практики по определению оснований отмены судебных актов вследствие процессуальных нарушений нельзя полностью согласиться. Например, нарушение правил подсудности не всегда должно быть основанием для отмены решения. По мнению Л.А. Тереховой, тревожной является тенденция рассматривать нарушения правил подсудности как основание для отмены решения, вступившего в законную силу, поскольку подобная санкция (отмена) явно несоразмерна нарушению, если само по себе неправильное избрание подсудности не повлияло на правильность рассмотрения дела. Норма ст. 47 Конституции РФ о "рассмотрении дела тем судом и тем судьей" довлеет над самой сущностью судебной защиты. Неприемлемо, на ее взгляд, обеспечивать действие одной из норм Конституции РФ (ст. 47) через игнорирование другой конституционной нормы - ст. 46, поскольку "приоритетна все же сама судебная защита, а не суд, который ее осуществил".

Другим распространенным процессуальным нарушением стало рассмотрение дела в отсутствие сведений о надлежащем извещении лиц, участвующих в деле. На наш взгляд, маловероятно, чтобы суд приступил к рассмотрению дела, сознательно допуская такое безусловное основание для отмены судебного решения. Представляется более вероятным отсутствие в деле доказательств получения лицами, участвующими в деле, судебных извещений. Причинами этого могут быть ненадлежащее оказание услуг почтовой связи, а также сознательные (виновные) либо неумышленные действия самих лиц, участвующих в деле. И. Идрисов отмечает, что "с целью затягивания процесса ответчики часто, несмотря на почтовые извещения, не являются за получением судебной повестки или заказного письма, направленного судом в их адрес" <8>. Действительно, лица, участвующие в деле, своими действиями (бездействием), проявляющимися в форме злоупотребления процессуальными правами и направленными на систематическое противодействие правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела с использованием гражданской процессуальной формы, а также в форме невиновного объективного нарушения процессуальных норм или пассивного участия в гражданском деле, могут способствовать появлению этого процессуального нарушения. Такими действиями могут стать неполучение судебных извещений, сокрытие от суда сведений о своем фактическом месте пребывания и сведений о получении судебных извещений, неизвещение суда о своей неявке и/или о причинах неявки, неявка в судебное заседание без уважительных причин. По мнению О.Н. Диордиевой, "суд при таких ситуациях рассматривает не вопрос права, а вопросы извещения". Однако, отмечает она, "рассмотрение дела без ответчика не означает, что иск будет удовлетворен полностью, и не означает нарушение его прав. Потому основанием для отмены решения по причине неявки ответчика должно быть не то, что он не явился по уважительной причине или не был извещен должным образом, то есть с распиской, а он должен доказать, что решение принято незаконно, в нарушение его материальных прав. О соблюдении же его процессуальных прав он должен заботиться сам".

В качестве примера безвиновного поведения стороны гражданского дела, которое способствовало допущению судом нарушения нормы процессуального права, приведшего к отмене судебного решения, можно привести ситуацию, отраженную в Определении Верховного Суда РФ N 3н-150/04. Им было отменено определение президиума Тихоокеанского флотского военного суда в связи с нарушением требований ст. ст. 113, 115 и 385 ГПК РФ. Из материалов дела следовало, что истице, подавшей надзорную жалобу, направлялось письмо с копией определения судьи о передаче дела в суд надзорной инстанции и указанием времени и места рассмотрения дела, однако она его не получила, поскольку находилась в очередном отпуске с выездом в другой город. Здесь, на наш взгляд, истица, подавшая надзорную жалобу и планировавшая длительное время отсутствовать в месте своего постоянного проживания, могла бы известить суд о месте своего фактического пребывания и вариантах ее извещения. В указанной ситуации суд выполнил свою обязанность по извещению, а неосмотрительность лица, участвующего в деле, спровоцировала процессуальное нарушение.

Для предотвращения неумышленных действий лиц, участвующих в деле, которые могут способствовать судебной ошибке, суду следует разъяснять им процессуальные права, обязанности, ответственность, избегая при этом формального подхода. Для предотвращения и борьбы со злоупотреблениями процессуальными правами лицами, участвующими в деле, необходимо предусмотреть соответствующие меры процессуальной защиты. Случаи, когда ответчик, зная о судебном процессе, не берет судебные извещения, отказывается от получения повесток и вводит в заблуждение представителей почтовой службы, которые пришли вручить судебную повестку, можно рассматривать в качестве злоупотребления правом со стороны ответчика. При их наличии, а также, по мнению А.В. Юдина, в некоторых уважительных случаях (невозможности явки ответчика в суд вследствие длительной болезни, нахождения в командировке, а равно других обстоятельств, относящихся к уважительным причинам) было бы целесообразным применение ст. 50 ГПК РФ. Однако закон этого не предусматривает.

Согласно ст. 50 ГПК РФ суд назначает адвоката представителем в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других случаях, предусмотренных законом. Существование этой нормы порождено требованием процессуальной практики - необходимостью рассмотреть гражданское дело в суде при невозможности участия в деле ответчика и соблюсти при этом процессуальные гарантии осуществления правосудия. Однако среди специалистов в области гражданского процессуального права возникли разногласия о целесообразности введения ст. 50 ГПК РФ.

Критика этой статьи юристами обоснована следующими утверждениями:

1. Гражданское процессуальное законодательство РФ и без нормы ст. 50 ГПК РФ позволяет суду рассмотреть гражданское дело в ситуации, когда фактическое место нахождения ответчика неизвестно. Здесь применима ст. 119 ГПК РФ.
2. Назначенный представителем адвокат не обладает в полном объеме полномочиями процессуального представителя, что не позволяет ему эффективно защищать интересы лица, участвующего в деле, и зачастую делает его присутствие в процессе формальным.
3. С учетом первого и второго утверждений неоправданны и расходы федерального бюджета на оплату услуг такого адвоката.

На наш взгляд, с данными критическими замечаниями нельзя согласиться. Статья 119 ГПК РФ позволяет суду при неизвестности места пребывания ответчика приступить к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительства ответчика. Здесь презумпция соответствия адреса места жительства адресу места регистрации ответчика, презумпция неуважительности причин неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки (ст. 167 ГПК РФ), фикция надлежащего извещения лиц, участвующих в деле, по последнему известному месту жительства (ст. ст. 118, 119 ГПК РФ) служат возможности рассмотрения гражданского дела в отсутствие "якобы извещенного" ответчика. Однако такое сочетание презумпций и фикции без применения ст. 50 ГПК РФ в конечном счете и порождает упречность итогового судебного акта. Объявившийся ответчик может требовать отмены судебного решения не по причине его ненадлежащего извещения, а по причине нарушения его права на защиту. Применение же ст. 50 ГПК РФ, гарантируя право ответчика на судебную защиту, дополнительно гарантирует и стабильность судебного акта при применении юридических предположений (юридических презумпций и фикций) и не позволит отменить решение суда по безусловному основанию для отмены, установленному пп. 2 п. 2 ст. 364 ГПК РФ. Для отмены судебного решения потребуется дополнительная мотивировка нарушений норм материального и/или процессуального права. Таким образом, ст. 119 ГПК РФ и ст. 50 ГПК РФ - это не альтернативные процессуальные конструкции, позволяющие суду рассмотреть гражданское дело в случае неизвестности фактического места нахождения ответчика, а две дополняющие друг друга нормы, гарантирующие осуществление правосудия и стабильность судебного акта. Второе критическое замечание выявляет специфику этого процессуального представительства и связанную с ней проблему устранения негативных моментов невозможности взаимодействия представителя и представляемого. Однако нужно отметить, что представительство отсутствующего ответчика может быть эффективным и при пассивной позиции представителя, не говоря уже об активном возражении против иска. По общему правилу доказывания каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, т.е. сначала истец доказывает основания его требований. "Бремя доказывания возлагается на ответчика, когда бездействие угрожает ему возникновением неблагоприятных последствий в виде признания истинности заявленных истцом утверждений". Также, не затрагивая сущности материально-правовых притязаний истца, активные процессуальные возражения представителя могут повлечь прекращение производства по конкретному иску или прекращение участия представляемого лица в качестве ответчика по делу. Таким образом, участие назначенного судом представителя может быть эффективным и при отсутствии его взаимодействия с представляемым им лицом путем простого пассивного слежения им в процессе за ненарушением прав представляемого лица. О.Н. Диордиева отмечает, что адвокат, назначенный в порядке ст. 50 ГПК РФ, может заявить о сроке исковой давности, обратить внимание суда на спорность доказательств, которые представил истец, истребовать иные доказательства, дать правовую оценку исковым требованиям.

Применение нормы ст. 50 ГПК РФ в случаях невозможности извещения ответчика под его личную роспись в повестке или в случаях невозможности личного присутствия лица, участвующего в деле, в судебном заседании могло бы снизить количество отмененных решений по основанию нарушения прав юридически заинтересованного лица на участие в деле.

Таким образом, при определении перечня процессуальных нарушений, которые должны являться безусловными основаниями к отмене судебных актов, на наш взгляд, следует учитывать виды процессуальных нарушений, не обусловленные применением материального права, тенденции судебной практики, выявляющие случаи грубых, типичных и часто встречающихся процессуальных нарушений, а также степень их влияния на саму сущность судопроизводства. Проведенное исследование позволяет предложить следующую редакцию ч. 2 ст. 364 ГПК РФ: "Решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов кассационной жалобы, представления в случае, если при рассмотрении дела были нарушены основополагающие принципы гражданского процессуального права, нормы, устанавливающие правила доказывания, а также требования к полноте и оформлению протоколов или процессуальных актов, оканчивающих производство по делу, в том числе в следующих случаях:

1) рассмотрение дела судом при нарушении его состава или компетенции;
2) нарушение прав заинтересованного лица на участие в деле, в том числе если суд разрешил вопрос о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, или рассмотрел дело в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания по правилам ГПК РФ;
3) нарушение требований к принятию, подписанию, полноте, непротиворечивости и оформлению решения суда;
4) рассмотрение дела в ненадлежащем судебном порядке;
5) отсутствие в деле протокола судебного заседания".

темы

документ Процессуальное право
документ Процессуальные права лица по делу о применении принудительных мер медицинского характера
документ Процессуальный принцип
документ Юридические нормы
документ Юридические факты



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Налог на профессиональный доход с 2019 года
Цены на топливо в 2019 году
Самые высокооплачиваемые профессии в 2019 году
Скачок цен на продукты в 2019 году
Бухгалтерские изменения в 2019 году

Налоговые изменения в 2019 году
Изменения для юристов в 2019 году
Изменения для ИП в 2019 году
Изменения в трудовом законодательстве в 2019 году
Административная ответственность в 2019 году
Алименты в 2019 году
Банкротство в 2019 году
Бизнес-планы 2019 года
Взносы в ПФР в 2019 году
Вид на жительство в 2019 году
Бухгалтерский учет в 2019 году
Выходное пособие в 2019 году
Бухгалтерская отчетность 2019
Государственные закупки 2019
Изменения в 2019 году
Бухгалтерский баланс 2019
Декретный отпуск в 2019 годуы
Аванс в 2019 году
Брокеру
Недвижимость


©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты