Управление финансами

документы

1. Жилищная субсидия
2. Бесплатные путевки
3. Жилищные условия
4. Квартиры от государства
5. Адресная помощь
6. Льготы
7. Малоимущая семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Молодая семья 2019
12. Налоговый вычет
13. Повышение пенсий
14. Пособия
15. Субсидии
16. Детское пособие
17. Мать-одиночка 2019
18. Надбавка


Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Юристу » Системно-процессуальный аспект оперативно-розыскной деятельности

Системно-процессуальный аспект оперативно-розыскной деятельности

Системно-процессуальный аспект оперативно-розыскной деятельности

Обратившись к классификации отраслей права, можно увидеть, что к числу, имеющих профилирующий характер юристы относят материальные отрасли в виде гражданского, административного и уголовного права. Последним соответствуют определенные процессуальные отрасли права. Помимо профилирующих отраслей различают специальные и комплексные отрасли. Однако для оперативно-розыскной деятельности фактически не определено место ни в одной из классификационных групп отраслей права. А ведь ОРД — это правовая деятельность государственных органов, в ней есть субъекты и объекты, методы деятельности должностных лиц оперативных подразделений, обозначены их обязанности и права, предусмотрены основания и условия осуществления ОРМ, правовой статус добываемой при их помощи информации.

Тем не менее оперативно-розыскная деятельность в течение длительного времени рассматривалась как государственно-правовое средство борьбы с преступностью, а порой ее роль оценивалась и как служебный, подсобный механизм, предназначенный для подготовки условий для гласного уголовного преследования и иных методов воздействия на антиобщественные явления. Она обладала как бы подсобным статусом с явными признаками незавершенности своего правового положения.

Однако это не означает, что оперативно-розыскная деятельность не имеет собственного системно-процессуального аспекта. Более того, именно он обеспечивает динамику ОРД в интересах разрешения задач, поставленных перед органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Тем не менее вплоть до последнего времени принято говорить лишь о тактике ОРД, то есть о подготовке и ведении борьбы во всех сферах предупреждения и раскрытия преступлений, воздействия на личность, поимке преступника и т. п.  Этот подход оказал существенное влияние на системно-процессуальный аспект ОРД, так как здесь считалось, что он должен иметь форму нормативной регламентации оперативно-тактических рекомендаций. Сторонники данного подхода к системно-процессуальному аспекту ОРД считают ключевыми его категориями организационно-тактические формы ОРД.

Характерной в этом плане является позиция Маркушина А. Г. и Галахова С. С., выделяющих такие формы оперативно-розыскной деятельности, как:

а)            выявление лиц и фактов, представляющих оперативный интерес в целях борьбы с преступностью;

б)           оперативно-розыскные мероприятия по предупреждению и пресечению преступлений;

в)            оперативно-розыскное обеспечение раскрытия преступлений.

Особенность этой точки зрения по поводу системно-процессуального аспекта ОРД заключается в том, что вышеуказанные формы ОРД рассматриваются как автономные циклы оперативно-розыскных мероприятий, а не как стадии единой процессуальной деятельности оперативных подразделений органов, осуществляющих ОРД.

Следует отметить, что существует по данному вопросу и диаметрально противоположная точка зрения, когда абсолютизируется процесс так называемого уголовно-розыскного доказывания, когда ключевым в ОРД признается так называемый уголовно-розыскной процесс. Сомнительность такой точки зрения отмечалась ранее, сейчас же необходимо подчеркнуть, что здесь наблюдается позиция, противоречащая канонам ОРД правоохранительных органов. Речь идет о полном игнорировании разведывательно-поискового аспекта ОРД, которому соответствует такая форма ОРД, как оперативно-аналитический поиск, обозначаемая различными терминами. Например, как отмечалось выше, это выявление лиц и фактов, представляющих оперативный интерес, криминальная разведка, оперативное обслуживание и т. п.

Наряду с этим существует и еще одна точка зрения на системно-процессуальный аспект ОРД. В соответствии с ней деятельность субъектов ОРД в борьбе с конкретными видами преступлений рассматривается как последовательный ряд сменяющих друг друга фаз.

Например, в сфере борьбы с экономическими преступлениями:

а)            системная экономическая разведка по выявлению системы функционирования криминального «экономического подполья», организации деятельности, структур, иерархии, лидеров, коррумпированных связей и т. п.;

б)           оперативная разработка вышеуказанных объектов.

Что же касается борьбы с организационной преступностью, то здесь некоторые авторы выделяют следующие этапы развития ОРД:

а)            стратегическая разведка в форме оперативного поиска я криминально активной и иной криминогенной среде с последующей обработкой собранных данных и их сопоставления с аналитическими материалами, полученными в результате аналитического поиска;

б)           оперативная разработка устойчивых организованных преступных сообществ.

Нельзя не сказать и о том, что разрешение задач обеспечения правопорядка в пенитенциарных учреждениях и оказания содействия со стороны операппаратов ОИН, ИТУ другим субъектам ОРД обеспечивается:





а)            пенитенциарной разведкой (инициативной и профилактической);

б)           оперативно-розыскным производством по делам оперативного учета и материалам, заводимым оперативными подразделениями органов уголовно-исполнительной системы в соответствии с их компетенцией.

Налицо весь процесс осуществления оперативно-розыскной деятельности от получения первичной информации до оперативно-розыскного сопровождения (обеспечения) расследования и рассмотрения в суде уголовного дела, несмотря на определенную специфику, характерную для различных оперативных служб органов внутренних дел. Такой подход к системно-процессуальному аспекту ОРД обусловлен существующими особенностями и возможностями получения и дальнейшего использования информации оперативными подразделениями. Речь идет, например, о поиске информации «от лица», то есть при осуществлении оперативно-розыскной деятельности среди криминально активных категорий лиц, например за счет проникновения офицера особого назначения в преступную группу.

Рассматривая вопрос о стадиях оперативно-розыскного процесса, необходимо отметить, что его структура может видоизменяться в силу характера противоправного деяния, раскрыть которое должны органы, осуществляющие ОРД. Дело в том, что оперативно-розыскная работа может осуществляться и «от факта», то есть от уже совершившегося неочевидного преступления.

В этом случае выделяют следующие фазы процесса оперативно-розыскного обеспечения раскрытия преступления:

а)            начальный этап раскрытия (раскрытие по «горячим» и «теплым» следам);

б)           последующий этап раскрытия (раскрытие по «холодным»  следам).

Резюмируя изложенное, необходимо отметить, что вышеуказанные подходы к системно-процессуальному аспекту ОРД должны были оказать влияние на обрисовку процессуальной деятельности органов, осуществляющих ОРД, имеющуюся в законодательных актах, посвященных оперативно-розыскной деятельности.

Действительно, обратившись к имеющимся в настоящее время законодательным актам и различного рода законопроектам, можно увидеть в них результат неоднозначного понимания ОРД как процессуальной отрасли права.

Так, значительная часть законов, регламентирующих ОРД в СНГ, Балтии, содержит как материальные, так и процессуальные нормы. Однако соотношение их различно. Здесь наблюдается парадоксальная по своей сути ситуация, когда правоохранительная деятельность, являющаяся в силу своей правовой природы процессуальной, регламентируется в основном законодательными актами, в которых оперативно-розыскной процесс обрисован с опорой на основания осуществления оперативно-розыскных мероприятий. Что же касается определения и регламентации основных стадий оперативно-розыскного процесса и их основных элементов в виде этапов производства по делам оперативного учета, то он в большинстве случаев отсутствует вообще. Подобного рода законодательные акты, не давая цельной картины оперативно-розыскного процесса, характерны еще и тем, что в них представлены отдельные отрывочные фрагменты оперативно-розыскного процесса.

Вышеуказанный вариант законодательного регламентирования оперативно-розыскного процесса представлен в оперативно-розыскных законах России, Украины, Казахстана, Молдовы и Литвы. Изучая их содержание, важно выяснить вопрос о том, удалось ли законодателю в этих государствах, излагая основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий, создать правовую основу для оперативно-процессуальной деятельности органов, осуществляющих ОРД.

Как отмечалось ранее, оперативно-розыскной процесс специфичен тем, что деятельность субъектов оперативно-розыскной работы развивается как последовательный ряд сменяющих друг друга этапов (фаз). При этом сопоставление оперативно-розыскного процесса и иных процессуальных отраслей права позволяет отметить наличие в структуре ОРД такой стадии (формы) как разведывательно-поисковая деятельность. Ранее подчеркивалось, что для ее наименования используются различные термины. Однако на законодательном уровне важно то, чтобы органы, осуществляющие ОРД, обладали полновесным основанием для выявления информации о противоправных действиях, а также для установления лиц, их замышляющих, подготавливающих, совершающих или совершивших.

В современных условиях лишь два законодательных акта, принятых в странах СНГ, содержат основания для такой стадии ОРД, как разведывательная деятельность. Это законы об ОРД Украины и Казахстана. Анализируя текст этих оснований, можно предположить, что в данном случае они адресованы не всем органам, осуществляющим ОРД, а лишь спецслужбам. Здесь проявляется негативный аспект многосубъектности в законодательном регулировании ОРД, когда законодатель отдает предпочтение интересам одних органов, осуществляющих ОРД, не замечая потребностей других.

Так, в Законе Украины об ОРД основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий служит необходимость получения разведывательной информации в интересах безопасности общества и государства. В качестве разведывательной информации понимаются данные о военно-экономическом потенциале вероятного противника, его политических, военных и иных планах и намерениях, о его военных силах, экономических и моральных возможностях его страны, сведения, которые необходимы для подготовки Украины к обороне, подготовке и устройства театров военных действий. Такая трактовка данного основания свидетельствует о том, что оперативно-розыскная работа оперативных подразделений, перечисленных в абзацах 2  4 ч. 1 ст. 5 этого законодательного акта, имеет правовую основу для проведения ОРД по поиску и фиксации фактических данных, указанных в ст. 1 анализируемого законодательного акта. Что же касается оперативных подразделений органов внутренних дел, то основания для оперативно-аналитического поиска и фиксации фактических данных о противоправной деятельности отдельных лиц и групп они фактически не имеют.

Что же касается Закона Республики Казахстан об ОРД, то здесь анализируемое основание по сравнению с соответствующим аналогом украинского оперативно-розыскного закона изложено более детально. Вместе с тем и здесь использован термин «разведывательная информация».

Иначе говоря, законодательные акты стран СНГ не содержат прямого основания для разведывательно-поисковой деятельности правоохранительных органов по сбору криминальной информации в сфере и инфраструктуре преступности. Для ее осуществления законодатель в этих республиках предусмотрел лишь косвенные основания в виде соответствующей задачи ОРД.

Как отмечалось ранее, стадией (формой) ОРД является оперативно-розыскное производство с целью оперативной проверки криминальной и иной информации, ставшей известной органам, осуществляющим ОРД. Законодатель здесь проявил повышенное внимание к этой стадии (форме) и посвятил этому процессуальному аспекту ОРД целую систему оснований.

Во-первых, это возможность осуществлять оперативно-розыскные мероприятия при наличии криминальной информации, добытой в результате разведывательной работы в сфере и инфраструктуре преступности. Во-вторых, это основание для осуществления оперативно-розыскных мероприятий при наличии информации об угрозе безопасности государства. В-третьих, это основание для проведения оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию неочевидных преступлений как на начальном, так и последующем этапах в интересах эффективного оперативно-розыскного сопровождения предварительного расследования по уголовным делам. В-четвертых, возможность осуществлять оперативно-розыскные мероприятия в интересах оперативно-розыскного обеспечения предварительного следствия или судебного разбирательства в тех случаях, когда подобного рода постановка вопроса исходит от следователя, прокурора, суда. В-пятых, это основание для проведения оперативно-розыскных мероприятий по исполнению органом, осуществляющим ОРД, запросов иных правоохранительных органов и спецслужб по вышеуказанным основаниям и с учетом международных договоров и соглашений. В-шестых, возможность осуществления оперативно-розыскные мероприятия по обеспечению безопасности их результативной защиты от противоправных посягательств. В-седьмых, основание для осуществления оперативно-розыскных мероприятий для сбора данных об определенных категориях граждан в профилактических целях.

Нетрудно заметить, что, в отличие от оперативно-аналитического поиска, та стадия (форма) оперативно-розыскного процесса, которая предполагает оперативную проверку информации опосредованно через фиксацию соответствующих оснований проведения ОРМ, в анализируемых законодательных актах получила косвенное правовое закрепление. Тем более что в отдельных из этих оперативно-розыскных законов есть и нормы, прямо указывающие на данную стадию оперативно-розыскного процесса. Так, например, в Законе Республики Беларусь об оперативно-розыскной деятельности есть ст. 10 Производство оперативной проверки». Аналогичная норма (ст. 9) имеется и в Законе Республики Молдова об ОРД.

Подобного рода норма в Законе Литвы об оперативной деятельности отсутствует, однако в Постановлении Верховного Совета Литовской Республики о введении в действие этого закона обозначены соответствующие стадии оперативно-розыскного процесса:



-              оперативный розыск, понимаемый как совокупность действий, не требующих санкций Генерального прокурора или заменяющего его лица в целях получения проверки и реализации первичной информации о преступлении или преступной деятельности;

-              оперативное расследование в виде организационно-тактической формы оперативной деятельности, охватывающей оперативные действия проникающего характера. Вышеприведенные положения наглядно свидетельствуют о том, что они отражают правовое понимание с учетом мнения законодателя двух организационно-тактических форм ОРД. При этом в качестве разграничивающих их критериев выступает невозможность или допустимость применения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан.

Нельзя не сказать и о том, что вторая редакция российского оперативно-розыскного закона неоправданно отказалась от нормы, посвященной такой стадии ОРД, как оперативно-розыскное производство. Законодатель заменил ст. 9 Закона РФ об ОРД статьей, обозначенной как «Информационное обеспечение и документирование ОРД». Во-первых, эта статья практически дублирует ч. 3 ст. 6 Федерального закона об ОРД. Во-вторых, в ее наименовании допущена ошибка, так как под документированием в ОРД понимается не внесение оперативно-розыскной информации в досье, дела, картотеки (т. е. включение ее в информационный ресурс), а выявление оперативно-розыскным путем фактических данных, представляющих оперативный интерес, и обеспечение возможности использовать эти данные для предупреждения, пресечения или раскрытия преступлений, розыска преступников и лиц, пропавших без вести, а также принятие к лицам мер, предусмотренных законом (профилактических, административных, уголовно-правовых). При этом документирование присуще всем формам ОРД с соответствующими им особенностями по характеру и содержанию, организации и тактике осуществления.

Отсюда следует вывод о том, что законодатель при подготовке Федерального закона об ОРД мог бы дополнить его статьей, наименование которой соответствовало бы ее содержанию, в целом же текст ст. 10 Федерального закона об ОРД направлен на обеспечение легитимности деятельности субъектов ОРД по заведению дел оперативного учета. Поэтому и назвать эту статью необходимо было бы адекватно ее содержанию «Дела оперативного учета». В свою очередь, Федеральный закон об ОРД при нынешнем наименовании его ст. 10 должен был отразить системно-процессуальный аспект ОРД, урегулировав не только такой этап оперативно-розыскного процесса, как документирование, но и его иные элементы в виде получения, проверки и использования информации о преступлении и преступной деятельности.

Продолжая анализ ст. 10 Федерального закона об ОРД, необходимо отметить, что поставить знак равенства между терминами «Дело оперативного учета» и «Документирование в ОРД» нельзя. Есть категории оперативных дел, предназначенных не для документирования, в оперативно-розыскном смысле этого слова, противоправной деятельности объектов ОРД, а для сосредоточения оперативно-справочной информации (литерные дела, оперативно-наблюдательные дела).

Примечательно и то, что статьи анализируемых оперативно-розыскных законов, не урегулировав надлежащим образом системно-процессуальный аспект ОРД, в ряде случаев допустив его искажения в Федеральном Законе об ОРД, все же дополняются и иными нормами, как правило, определяющими правовой статус оперативно-розыскной информации и указывающими на основные направления ее использования. В этом плане законодатель в России, странах СНГ, Балтии проявляет единодушие.

Таким образом, на основе анализа вышеприведенного варианта законодательного обеспечения системно-процессуального аспекта ОРД следует отметить, что большинство оперативно-розыскных законов стран СНГ, а также Литвы в полном объеме оперативно-розыскной процесс не регламентируют. Здесь законодатель, вероятно, решил, что нормативная регламентация оперативно-тактических рекомендаций должна остаться на уровне ведомственных нормативных актов. В открытых же оперативно-розыскных законах достаточно, по мнению законодателя, определить лишь отчасти и весьма лаконично основания для оперативно-розыскного процесса, как правило, обозначить в лучшем случае его вторую стадию в виде оперативной проверки, а также прояснить правовой статус оперативно-розыскной информации.

Однако подобного рода подход к законодательной обрисовке системно-процессуального аспекта ОРД не является единственным. В ряде стран в соответствующих правовых актах имеется его иное понимание, чем то, которое имеет место, например, в Федеральном законе об ОРД, оперативно-розыскных законах Украины, Казахстана, Молдовы, в законе Литвы об оперативной деятельности. Речь идет о законодательной регламентации стадий оперативно-розыскного процесса. Прецедент по этому вопросу имеется в Инструкциях Генерального атторнея США, посвященных ОРД ФБР, а также в Законе Латвии об оперативной деятельности. Сходство между этими документами заключается в том, что они определяют оперативно-розыскной процесс как последовательно сменяющие друг друга взаимосвязанные этапы. Конечно, здесь существуют определенные особенности. Так, процесс оперативной деятельности по выше обозначенному закону Латвии регулируется только его оперативно-розыскными нормами. Правовой основой данного аспекта ОРД является оперативно-розыскное законодательство, которое предусматривает возможность издания в его развитие и ведомственных правовых актов. Что же касается оперативно-розыскного процесса ФБР США, то здесь этап разведывательной работы (стратегическая разведка) является составной частью разведывательного расследования. При этом законодатель четко определяет его правовые аспекты и не допускает по этому поводу пробелов, как это имеет место в Федеральном Законе об ОРД, оперативно-розыскных законах иных стран СНГ.

Помимо этого, предусматриваются различные правовые особенности разведывательного расследования.

Представляется целесообразным также подчеркнуть, что, согласно Инструкциям Генерального атторнея США, разведывательное расследование сложных законспирированных преступлений осуществляется в правовом режиме оперативно-следственной работы.

Непонимание этих особенностей правового регулирования оперативно-розыскного процесса обусловливает появление предложений регламентировать оперативно-розыскной процесс в искаженном, ошибочном виде. Речь идет о моделях проектов Федерального оперативного кодекса РСФСР и проектов структуры Уголовно-розыскного кодекса РФ. В этих документах, во-первых, отсутствует общая характеристика оперативно-розыскного процесса. Взамен этого предлагается лишь фрагмент его одной стадии (формы) в виде документирования фактической информации в так называемом уголовно-розыскном процессе. Во-вторых, механически на отечественный оперативно-розыскной процесс предпринимается попытка перенести модель оперативно-следственного процесса США. Вместе с тем, как было указано выше, последний имеет совсем иной правовой режим, чем ОРД, осуществляемая в России и других странах СНГ. В последнем случае результат оперативно-розыскного процесса — оперативно-розыскная информация, а результат оперативно-следственного процесса — доказательства. В-третьих, раздел V проекта УРК РФ одновременно обозначен как «Уголовно-розыскное обеспечение: а) уголовного судопроизводства и б) уголовно-исполнительного производства». Однако здесь в первом случае речь можно вести о такой стадии, как оперативно-розыскное сопровождение дознания, предварительного следствия, судебного разбирательства в контексте двух модификаций оперативно-розыскного процесса: а) осуществляемого по фактам тайных маскируемых деяний; б) противоправных деяний-инцидентов. Во втором же случае оперативно-розыскное обеспечение уголовно-исполнительного производства представляет собой деятельность оперативных подразделений ОИН по получению информации и ее оперативной проверке в интересах отслеживания процессов, протекающих в ИТУ, выявления скрытых угроз пенитенциарной безопасности и адекватного реагирования на них. Помимо этого, операппараты ОИН осуществляют иную модификацию оперативно-розыскного процесса по фактам деяний-инцидентов. При этом особенность здесь не в делении по объекту оперативно-розыскного обеспечения, а в том, что оперативно-розыскной процесс может развиваться в ситуации, когда поиск информации идет, во-первых, от лица при осуществлении ОРД в сфере и инфраструктуре социально-аномальной среды. Во-вторых, «от факта», то есть от уже совершившегося преступления и иного противоправного деяния, например в ИТУ нарушения режима.

В проекте уголовно-розыскного кодекса Российской Федерации есть и иные погрешности, которые неприемлемы для ОРД, предназначенной для борьбы с противоправной деятельностью. В частности, к числу субъектов ОРД отнесен ее объект, обозначенный в главе VI раздела II анализируемого документа как «проверяемый». Если вести речь об объектах ОРД ОВД и спецслужб, то в числе ее объектов не только проверяемые лица. В одном из разделов проекта УРК РФ ведется речь об обстоятельствах, исключающих возможность участия в уголовно-розыскном процессе. Сложно понять, что подразумевается под этим, т. к. оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел, в частности криминальной полиции, осуществляется, например, в борьбе с тайными маскируемыми деяниями, реализуемыми тайно, что обусловливает существование в ОРД принципа конспирации. Сотрудники оперативных подразделений работают в исключительно сложных условиях, В дополнение к этому они должны как бы сами себе создавать трудности, решая, кто вправе, а кто из них не вправе осуществлять оперативно-аналитический поиск, предварительную и последующую оперативные проверки. Вероятно, это проблема службы внутренней безопасности ФСБ, МВД, налоговой полиции, но это совершенно иной вопрос, который на ведомственном уровне урегулирован.

Проект уголовно-розыскного кодекса является чрезвычайно громоздким, т. к. в нем, во-первых, уделяется серьезное внимание тем вопросам, которые должны регламентироваться и в настоящее время регламентируются законом, определяющим нормативно-правовой статус оперативных подразделений. В то же время в нем фрагментарно, весьма лаконично, представлены положения, которые должен регулировать оперативно-розыскной закон. Например, в анализируемом документе абстрактно ведется речь о конкретных должностных лицах, осуществляющих оперативно-розыскной процесс, в то время как цель открытого законодательного акта об ОРД в том, чтобы определить четко конкретные полномочия руководителя оперативного подразделения и оперативного работника. В проекте же УРК РФ в главе III обозначены две различные проблемы: органы государства, осуществляющие уголовно-розыскной процесс, и в общем виде должностные лица, его осуществляющие.

Во-вторых, в проекте Уголовно-розыскного кодекса есть Особенная часть, которая представляет собой имеющий непонятную правовую природу симбиоз уголовного права, криминологии, криминалистики и оперативно-розыскной деятельности. Если в ней речь идет о квалификации того или иного события как соответствующего правонарушения, то это аспект материального права, в частности уголовного. Поэтому в тексте закона не может быть комментария, т. е. толкования того или иного состава с точки зрения уголовно-правовой, криминалистической, оперативно-розыскной. В последнем случае это предмет теории оперативно-розыскной деятельности, а не закона об ОРД.

В-третьих, для открытого оперативно-розыскного закона важно определить основания, условия проведения оперативно-розыскных мероприятий как в автономном режиме, так и адекватно стадиям ОРП. При этом важно отразить эти два аспекта — законодательное определение инструментария ОРП и содержание самого ОРП. Взамен этого в проекте УРК РФ представлен конгломерат категорий, которыми, например, ОРД ОВД не оперирует (см. раздел III проекта УРК). Что касается содержания ОРП, то взамен него предлагаются правовые институты, даже по своему внешнему содержанию (наименованию) характерные для уголовного процесса, т. е. речь идет о копировании правовых институтов уголовного процесса с насыщением их оперативно-розыскной терминологией.

Проблематичным является вопрос и о том, допустима ли регламентация в законодательном, а не в ведомственном нормативном акте производства по оперативным делам и возможно ли подведение под единый знаменатель положений производства по оперативным делам криминальной полиции, налоговой полиции, оперативных подразделений контрразведки и дел (досье), которые ведут (могут вести) частные детективы (раздел XII проекта УРК).

В целом же для составления представления о проекте уголовно-розыскного кодекса РФ важен анализ его текста, а не только проекта структуры (теоретической модели структуры). Однако изучение проекта федерального оперативного кодекса, рассматривавшегося в Верховном Совете РСФСР, показывает, что его авторам не удалось в тот период времени, когда он был представлен на обсуждение в Верховный Совет РСФСР, осветить надлежащим образом все заявленные в нем и, как правило, ключевые для оперативно-розыскной деятельности вопросы.

Здесь принципиально важным является то, чтобы предлагаемые законодателю проекты в данной весьма сложной правовой области объективно бы отражали оперативно-розыскной процесс, не привнося дополнительных сложностей в практическую деятельность оперативных работников оперативно-розыскных ведомств.

Из сказанного следует вывод о том, что законодательное обеспечение системно-процессуального аспекта ОРД в России и отдельных странах СНГ отличается пробелами. Однако целесообразна подготовка качественных поправок к Федеральному закону об ОРД, которые обеспечили бы оптимальную регламентацию оперативно-розыскного процесса, осуществляемого прежде всего правоохранительными органами.

Здесь важно:

-              скорректировать основания для осуществления ОРД, предусмотрев возможность разведывательной работы в сфере и инфраструктуре преступности, а также прекращения оперативно-розыскных мероприятий;

-              дополнить оперативно-розыскной закон статьями, посвященными общей характеристике оперативно-розыскного процесса, а также его основными стадиями (разведывательно-поисковая деятельность (оперативно-аналитический поиск), оперативная проверка, оперативная разработка);

-              скорректировать ст. 10 Федерального закона об ОРД, посвятив ее оперативному учету информации, собираемой в процессе ОРД.

Наряду с этим необходимо детальное исследование проблемы, посвященной оперативно-следственному процессу, с тем чтобы, подготовив его соответствующую модель, предложить законодателю к закреплению ее и в УПК РФ.

Помимо этого, возможно и обсуждение вопроса об издании оперативно-процессуального кодекса Российской Федерации, имеющего предположительно следующую структуру.

1) Глава I. Общие положения.

Статья 1. Оперативно-процессуальная деятельность Статья 2. Задачи оперативно-процессуальной деятельности Статья 3. Оперативно-процессуальное законодательство Статья 4. Принцип оперативно-процессуальной деятельности.

Статья 5. Законность при осуществлении оперативно-процессуальной деятельности.

Статья 6. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-процессуальной деятельности.

Статья 7. Внепартийность оперативно-процессуальной деятельности.

Статья 8. Равенство граждан перед законом в оперативно-процессуальной деятельности Статья 9. Обеспечение экологической безопасности при осуществлении оперативно-процессуальной деятельности Статья 10. Конспирация в оперативно-процессуальной деятельности.

Статья 11. Разведывательная активность оперативно-процессуальной деятельности.

Статья 12. Сочетание гласных и негласных методов и средств в оперативно-процессуальной деятельности Статья 13. Сотрудничество с населением и опора на его помощь при осуществлении оперативно-процессуальной деятельности.

Статья 14. Подотчетность и подконтрольность высшим органам государственной власти и управления.

2)            Глава II. Осуществляющие оперативно-процессуальную деятельность органы и их должностные лица.

Статья 15. Оперативные подразделения органов, осуществляющих оперативно-процессуальную деятельность Статья 16. Должностные лица оперативных подразделений органов, осуществляющих оперативно-процессуальную деятельность.

Статья 17. Руководитель оперативного подразделения Статья 18. Полномочия должностного лица оперативного подразделения органа, осуществляющего оперативно-процессуальную деятельность Статья 19. Взаимодействие оперативных подразделений с органами государственной власти и управления, иными государственными и негосударственными структурами, международное сотрудничество Статья 20. Компетенция должностных лиц оперативных подразделений, назначенных помощниками руководителей органов государственной власти по вопросам борьбы с преступностью.

3)            Глава III. Гласное содействие оперативным подразделениям органов, осуществляющих оперативно-процессуальную деятельность.

Статья 21. Общие положения гласного содействия оперативным подразделениям.

Статья 22. Компетенция общественных помощников (внештатных сотрудников) оперативных подразделений Статья 23. Порядок работы с общественными помощниками (внештатными сотрудниками).

Статья 24. Содействие должностных лиц оперативным подразделениям.

4)            Глава IV. Конфиденциальное содействие оперативным подразделениям.

Статья 25. Общие положения конфиденциального содействия оперативным подразделениям Статья 26. Обязанности физических лиц, конфиденциально содействующих оперативным подразделениям Статья 27. Права физических лиц, конфиденциально содействующих оперативным подразделениям.

5)            Глава V. Проведение оперативно-розыскных мероприятий Статья 28. Оперативно-розыскное мероприятие Статья 29. Опрос.

Статья 30. Наведение справок.

Статья 31. Сбор образцов для сравнительного исследования.

Статья 32. Проверочная закупка.

Статья 33. Исследование предметов и документов.

Статья 34. Наблюдение.

Статья 35. Отождествление личности.

Статья 36. Оперативное обследование лица.

Статья 37. Оперативный осмотр.

Статья 38. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений.

Статья 39. Прослушивание телефонных переговоров Статья 40. Снятие информации с технических каналов связи Статья 41. Контролируемая поставка Статья 42. Агентурный метод.

Статья 43. Оперативная детективная деятельность (личный сыск).

Статья 44. Оперативное внедрение Статья 45. Оперативный эксперимент Статья 46. Создание юридических лиц.

6)            Глава VI. Оперативно-розыскной процесс.

Статья 47. Общие положения оперативно-розыскного процесса.

Статья 48. Условия осуществления оперативно-розыскного процесса.

Статья 49. Порядок получения судебного решения на проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан.

Статья 50. Разведывательная деятельность Статья 51. Оперативная проверка Статья 52. Производство по делу оперативного учета Статья 53. Учет результатов оперативного процесса Статья 54. Правовой статус оперативно-розыскной информации. Использование результатов ОРД. Статья 55. Превентивное задержание лица Статья 56. Основания для прекращения оперативно-розыскного процесса.

Статья 57. Финансовое обеспечение оперативно-розыскного процесса.

7) Глава VII. Судебный контроль и прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью Статья 58. Судебный контроль за оперативно-процессуальной деятельностью.

Статья 59. Прокурорский надзор за оперативно-процессуальной деятельностью.

Статья 60. Контроль законодательной власти за оперативно-процессуальной деятельностью.



темы

документ Судебная экспертиза и опретивно-розыскная деятельность
документ Оперативная деятельность
документ Организованная группа
документ Арест
документ Уголовный кодекс РФ



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Налог на профессиональный доход с 2019 года
Цены на топливо в 2019 году
Самые высокооплачиваемые профессии в 2019 году
Скачок цен на продукты в 2019 году
Бухгалтерские изменения в 2019 году

Налоговые изменения в 2019 году
Изменения для юристов в 2019 году
Изменения для ИП в 2019 году
Изменения в трудовом законодательстве в 2019 году
Административная ответственность в 2019 году
Алименты в 2019 году
Банкротство в 2019 году
Бизнес-планы 2019 года
Взносы в ПФР в 2019 году
Вид на жительство в 2019 году
Бухгалтерский учет в 2019 году
Выходное пособие в 2019 году
Бухгалтерская отчетность 2019
Государственные закупки 2019
Изменения в 2019 году
Бухгалтерский баланс 2019
Декретный отпуск в 2019 годуы
Аванс в 2019 году
Брокеру
Недвижимость


©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты