Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Совершенствование социалистической демократии и совершенствование предварительного следствия

Совершенствование социалистической демократии и совершенствование предварительного следствия

Совершенствование социалистической демократии и совершенствование предварительного следствия

Нормы советского государственного права закрепляют основополагающие принципы всех сфер государственной деятельности, в том числе и предварительного расследования. Среди них ведущее место принадлежит конституционным нормам. Правда, ни в одной из советских Конституций нет терминов «следователь», «предварительное следствие», но многие нормы Основного Закона обращены к следственному аппарату и его сотрудникам. Социалистический общественный строй, закрепленный в Конституции СССР, предопределяет социально-политическую, экономическую основу и классовую природу следственного аппарата. Конституционные принципы деятельности государственных органов являются юридическим фундаментом его деятельности.

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

Особое значение имеют конституционные положения о социалистической законности (ст. 4 Конституции СССР), об осуществлении правосудия только судом (ст. 151), о национальном языке судопроизводства (ст. 159), о презумпции невиновности (ст. 160), об участии представителей общественных организаций и трудовых коллективов в уголовном судопроизводстве (ст. 162), о прокурорском надзоре (ст. 164), а также о неприкосновенности личности и других основных правах граждан (ст. 54-58, 158, 161). Советская Конституция закрепляет важнейшие институты социалистической демократии. Демократия как явление общественной жизни и как научная категория — сложное, многогранное понятие. Это форма государства и политический режим, способ осуществления власти и метод управления. Это и форма организации всей политической жизни, и политическое мировоззрение.

Сущность социалистической демократии выражают реальное осуществление власти трудящимися, реализация ими широких прав и свобод, почетных обязанностей. XXVII съезд КПСС взял курс на дальнейшую демократизацию общества: «Демократия была и остается важнейшим рычагом упрочения социалистической законности, а прочная законность — неотъемлемой частью нашей демократии».


Демократизации всей политической системы советского общества, укреплению правовых основ государственной и общественной жизни, улучшению работы всех правоохранительных органов съезд отвел важную роль в укреплении Советского государства.

Намечая первоочередные направления перестройки, которую предстоит осуществить в нашей стране, январский Пленум ЦК КПСС признал необходимым и совершенствование работы следственных органов.

В условиях ускорения должны углубиться процессы демократизации следственного аппарата. Это, в частности, предполагает повышение уровня партийного руководства следственными подразделениями, перестройку следственной работы, увеличение ее эффективности, результативности; усиление роли общественных организаций, трудовых коллективов в осуществлении их прав, укрепление гарантий прав личности на предварительном следствии; возрастание профессионального правосознания, культуры работы следователей. Тогда следственный аппарат сможет успешно выполнять свои функции в целях обеспечения социалистической законности и правопорядка, борьбы с преступностью. Неразрывно связываемая с перестройкой активизация человеческого фактора применительно к следственному аппарату должна вызвать повышение качества следственной работы, коренное улучшение труда следователя, повышение его профессионального престижа, его роли в уголовном процессе.

В последние годы роль следователя как организатора раскрытия преступлений и должностного лица, несущего основную ответственность за проведение предварительного расследования, оказалась приниженной. Загруженный значительным количеством уголовных дел, следователь не располагает временем для планирования и всестороннего ведения расследования по каждому из них и во многих случаях фактически превращается в канцелярского работника, оформителя юридических документов. Львиную долю своего рабочего времени он вынужден тратить на выполнение не свойственных ему «бумажных» операций. Нерациональное растранжиривание его сил сказывается и на качестве расследования. В создавшейся обстановке требуется не увеличение числа следователей, не устранение процессуальных документов (хотя некоторые ненужные узковедомственные бумаги полезно сократить), а решительное изменение условий труда следственных работников. Это немыслимо без всестороннего научного исследования условий следственной работы, внедрения в нее НОТ.

У следователя должны быть помощник и секретарь-стенограф. Следственные подразделения нужно оснастить современной криминалистической техникой и автотранспортом, оргтехникой. Назрела необходимость в изучении возможностей компьютеризации следовательского труда.

Повышением производительности управленческого труда в следственном аппарате, труда каждого следователя определяется эффективность осуществления его функций. Советское право обеспечивает гарантии достижения объективной истины и соблюдения социалистической законности на предварительном следствии, но эти гарантии должны быть усовершенствованы.

Общеизвестно возникшее с течением времени противоречие между правовым и фактическим статусами следователя. Следственные подразделения, включенные наряду с другими службами в состав разных ведомств, рассматриваются порой как обычные административно-служебные структуры, а являющиеся их сотрудниками следователи — как рядовые служащие. По смыслу же уголовно-процессуального законодательства следователь — это должностное лицо, наделенное государственно-властными полномочиями, важнейший субъект уголовно-процессуальных и иных правоотношений. В ряде случаев он выступает и как субъект конституционных правоотношений. Роль следователя в стадии предварительного расследования не менее важна, чем роль судьи в стадии судебного разбирательства. В определенном смысле права следователя даже шире, так как важнейшие правомочия судья осуществляет в составе коллегии — совместно с народными заседателями.

Представляется, что демократизацию предварительного следствия правильнее связать с повышением роли следователя в уголовном процессе. Точнее, фактическое положение следователя не должно противоречить его правовому статусу. Для повышения общественного престижа следователя было бы целесообразно в дальнейшем ввести наименование «народный следователь». Той же цели отвечали бы изменения в законодательстве, приравнивающие юридическое положение следователя к правовому статусу народного судьи. В частности, было бы желательно обсудить вопрос о распространении принципа выборности на следователя.

Это позволило бы, во-первых, расширить права трудящихся в сфере обеспечения законности и правопорядка. Их участие в таких выборах способствовало бы развитию социалистического правосознания, социальной активности. Во-вторых, укрепился бы уголовно-процессуальный институт самостоятельности следователя (ст. 127 УПК РСФСР). Теперь она нередко выглядит как формальность, ибо следователи в дисциплинарном порядке подчинены руководителям различных административных служб, органов дознания (например, следователь РОВД — начальнику РОВД). Недостаточность гарантий процессуальной самостоятельности следователя ведет к возможностям различных давлений на следователя и даже расправы над ним, если он проявляет непокорность перед «сильными» людьми.

Надо заметить, что уголовно-процессуальный институт самостоятельности следователя тесно связан с конституционным институтом независимости судей и народных заседателей (ст. 155 Конституции СССР). Процессуальная самостоятельность следователя обеспечивает его объективность, законность следственных действий, гарантирует недопустимость давления на него со стороны лиц, заинтересованных в искажении истины. Разумеется, суд юридически независим в оценке собранных следователем доказательств, которые находятся в уголовном деле. Но если недоброкачественный материал представлен следователем, зависимым от посторонних влияний, возможность вынесения неправосудного приговора становится реальной. Во-первых, не исключена добросовестная ошибка в оценке собранных следователем доказательств. Во-вторых, встречаются факты, когда органы правосудия «слепо... следуют «доказательствам», полученным незаконным путем на предварительном следствии».

Причины некритического отношения судов к материалам предварительного следствия различны. Нередко в этом проявляется их нежелание «ссориться» с органами следствия. Имеют значение и другие обстоятельства: складывающаяся порой на местах взаимная поддержка судебно-следственных работников, объединенных узковедомственными или местническими интересами; формализм, бездушие, нежелание вникнуть в существо дела; стремление поскорее отчитаться за «раскрытое» преступление, карьеристский интерес и т. д.

По нашему мнению, процессуальная самостоятельность следователя может быть реально обеспечена:

— перестройкой структуры следственного аппарата, правильным определением его взаимоотношений с другими правоохранительными органами и службами;
— правильным решением вопросов об оценке труда следователей, их дисциплинарной ответственности.

В нашей стране никогда не существовало единого следственного аппарата, организационно обособленного от других государственных органов. На разных этапах деятельности Советского государства следователи входили в различные ведомства и подчинялись им. Это диктовалось задачами борьбы с преступностью в конкретных исторических условиях. В современных условиях в СССР существуют три вида следственных органов: внутренних дел, прокуратуры, государственной безопасности. С точки зрения подчиненности они относятся к системе органов государственного управления (подчинены МВД СССР и КГБ СССР) и к системе органов прокуратуры. Различие между этими органами определяется посредственностью, т. е. разграничением расследования по уголовным делам различных категорий.

Несмотря на подчиненность различным ведомствам, все указанные следственные органы можно рассматривать как формирующийся единый советский следственный аппарат. В этом аппарате имеются руководящие звенья — органы, которые осуществляют организацию и руководство следователями (следственные управления, отделы и т. д.), и органы предварительного следствия — должностные лица, в законодательном порядке наделенные правом осуществлять следственные функции.

Вывод о формирующемся едином следственном аппарате уместен по таким соображениям. Во-первых, следователи всех ведомств осуществляют расследование уголовных дел на единой правовой основе: они руководствуются конституционными, уголовно-процессуальными, уголовно-правовыми и иными нормами. Во-вторых, органы предварительного следствия в СССР имеют общие основные задачи (ст. 2 УПК РСФСР). Вместе с тем существуют и специфические задачи, определяемые подследственностью (ст. 126 УПК РСФСР). Объединение следственных органов всех видов в единую организационно обособленную систему с одним центром управления способствовало бы обеспечению процессуальной самостоятельности следователя. На первом этапе было бы желательно вывести следственные подразделения из системы горизонтального подчинения местным органам, сохранив подчинение по вертикали вышестоящим следственным управлениям.

В печати обсуждался вопрос о необходимости единого следственного аппарата. По мнению Председателя Верховного Суда СССР В. И. Теребилова, следственные органы прокуратуры следовало бы передать в МВД СССР или создать Следственный комитет при Совете Министров СССР . Представляется, что в рамках Комитета было бы желательно объединить следователей всех ведомств либо воссоздать единую систему следователей при судах (как это было в первые годы Советской власти).

Реальность процессуальной самостоятельности следователя связана и с критериями оценки его труда. Теперь эти оценки основываются на формально-бюрократических показателях. Так, на практике возвращение судом дела для дополнительного расследования, независимо от действительной вины следователя, расценивается как недостаток в его работе. Обоснованное прекращение следователем правомерно возбужденного им уголовного дела нередко квалифицируется как брак и может повлечь за собой дисциплинарное взыскание. Внутриведомственные инструкции предусматривают такие процедуры оценки результатов работы следователей, которые стимулируют обвинительный уклон, необъективность расследования. Например, при юридической квалификации действий обвиняемого следователь, опасаясь возвращения дела для дополнительного расследования, порой стремится включить в формулу обвинения статью уголовного закона, предусматривающую более суровую ответственность, чем та, которую обвиняемый должен понести при объективной оценке установленных фактов.

Таким образом, разработка научно обоснованных критериев оценки следовательского труда имеет существенное значение для обеспечения конституционного принципа социалистической законности. Представляется, что основанием дисциплинарной ответственности следователя должны быть не какие-либо формальные показатели, а проступки, явившиеся результатом его недобросовестного отношения к служебным обязанностям либо недостаточной компетентности. Правом наложения дисциплинарных взысканий целесообразно наделить только особые дисциплинарные коллегии, которые могут быть созданы при следственных управлениях. Следователь должен быть защищен от возможных несправедливых обвинений, узковедомственных оценок, необоснованных дисциплинарных взысканий.

Партия требует решительно покончить с проявлениями предвзятости, тенденциозного подхода при проведении предварительного следствия. Осуществление этого требования связано с последовательной реализацией принципа презумпции невиновности (ст. 160 Конституции СССР).

Здесь существуют определенные теоретические трудности. В частности, обвиняемый считается невиновным на предварительном следствии. Значит, невиновным должен считать обвиняемого и следователь. А если это так, то почему он предъявляет обвинение, избирает меру пресечения и совершает иные следственные действия в отношении невиновного человека? Либо следователь должен считать обвиняемого виновным в совершении преступления, либо действия следователя лишены юридических и нравственных оснований. Наша позиция такова: обвиняемый, разумеется, еще не виновный. Если его считать виновным, правосудие теряет всякий смысл. И действительно, нет необходимости рассматривать в суде дело лица, которое заранее признается виновным. Как говорит народная мудрость: «Суд — не на суд, а на рассуд».

В начале предварительного следствия следователь не может и не вправе считать (даже на уровне своего внутреннего убеждения) кого-либо виновным, хотя у него и могут быть различные предположения по этому поводу. Он еще должен выяснить, совершено ли преступление вообще, и если совершено, установить другие обстоятельства, указанные в ст. 68 УПК РСФСР.

Применяя задержание, избирая меру пресечения, осуществляя обыск и т. д., он обязан стремиться к всестороннему, полному и объективному исследованию материалов дела, к обеспечению законных прав и интересов всех участников процесса. Вспомним справедливое замечание известного дореволюционного процессуалиста В. Случевского: «Предположение о невиновности подсудимого должно проявляться во всех процессуальных действиях». Оно вполне может быть распространено и на обвиняемого.

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительное заключение не являются официальными документами, удостоверяющими вину обвиняемого в совершении преступления. Составляя их, следователь должен иметь достаточно улик, изобличающих обвиняемого, и быть убежденным в их доброкачественности. Это — и правовая, и нравственная основа следственной деятельности.

Закон не уполномочивает следователя формулировать юридический вывод о виновности обвиняемого, он не должен возлагать на себя такие обязанности. Следователь обязан провести объективное расследование. При обнаружении обвинительных доказательств он передает дело со своими выводами прокурору для последующего направления в суд, при отсутствии таких доказательств прекращает дело. Внутреннее же убеждение следователя должно полностью соответствовать его действиям.

Одно из направлений демократизации органов предварительного следствия — усиление общественного контроля за их деятельностью. «Без гласности нет и не может быть демократизма... коммунистам всегда и при всех обстоятельствах нужна правда». Конституция СССР гарантирует расширение гласности и постоянный учет общественного мнения (ст. 9), свободу слова, печати (ст. 50), право на критику, на получение информации от органов государственной власти (ст. 49, 94). Вне критики не могут быть ни один государственный орган, ни одно должностное лицо, в том числе и следователь.

На предварительном следствии обеспечиваются некоторые элементы гласности. В полном объеме принцип гласности осуществляется в стадии судебного разбирательства. «Данные предварительного следствия,— указано в ст. 139 УПК РСФСР,— могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя или прокурора и в том объеме, в каком они признают это возможным». Приведенное правило установлено в целях быстрого раскрытия преступлений, обеспечения эффективного собирания и проверки доказательств, предотвращения распространения всевозможных слухов, которые могут воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу.

Следователь вправе информировать общественность о ходе расследования. В частности, эти данные в определенном объеме могут быть представлены трудовому коллективу, представителям прессы, радио, телевидения. С материалами предварительного следствия знакомится защитник обвиняемого — адвокат; некоторые факты становятся известными понятым. Следственные органы при осуществлении своих функций взаимодействуют с общественностью. В необходимых случаях следователь обязан предупредить лиц, присутствующих при производстве следственных действий, о недопустимости разглашения без его разрешения данных предварительного следствия и отобрать у них подписку с предупреждением об ответственности по ст. 184 УК РСФСР.

После апрельского Пленума ЦК КПСС в нашей печати увеличилось число критических выступлений в адрес следственных органов. Эти выступления во многих случаях способствуют воспитанию граждан в духе социалистического правосознания, мобилизуют общественность для оказания помощи следственным органам, вскрывают недостатки в их работе. Вместе с тем, как отметил заместитель Генерального прокурора СССР И. В, Черменский, «в нашем деле... остро ощущается дефицит гласности».

Статьи, заметки и письма, опубликованные в печати, являются поводами к возбуждению уголовных дел (ст. 108 УПК РСФСР). Но выступления прессы, которые могут повлиять на независимость судей, народных заседателей, самостоятельность следователей в расследовании и разрешении находящихся в производстве уголовных дел, неправомерны, так как эти принципы гарантированы ст. 155 Конституции СССР и ст. 30 Основ уголовного судопроизводства.

Недопустимо, например, в печати называть кого-либо «преступником» до вступления судебного приговора в законную силу. При использовании печати и иных средств массовой информации для критических выступлений должно соблюдаться советское законодательство.

Важное значение имеет борьба с бюрократизмом в следственных органах. Это противоречащее природе социализма явление выражается в принесении существа дела в жертву форме, в забвении интересов государства, общества, граждан ради личных или узковедомственных интересов, в бездушном отношении к людям. Главная особенность канцелярско бюрократического стиля — формализм, т. е. стремление «выдавать формальное за содержание, а содержание — за нечто формальное».

В следственной деятельности бюрократические извращения могут проявляться многообразно. Типичные формы бюрократизма — волокита в производстве по уголовному делу, подмена действительного руководства работой следователей потоком директив со стороны вышестоящих инстанций, разбухание отчетности, рутинное делопроизводство. Для бюрократа имеет значение не реальное решение вопросов, не результат работы, а ее видимость. Как говорил В. И. Ленин, бюрократизм — это «подчинение интересов дела интересам карьеры, обращение сугубого внимания на местечки и игнорирование работы».

Преодоление негативных явлений, утверждение ленинского стиля в работе — одно из направлений демократизации следственного аппарата.

Развитие демократических начал в следственном аппарате означает и дальнейшую гуманизацию всей его деятельности.

На предварительном следствии, как и во всех сферах жизни социалистического общества, обеспечиваются право на честь и достоинство, другие основные права и обязанности граждан. Охрана этих благ — одна из важнейших целей следственного аппарата. Борьба с преступностью ведет к созданию таких условий, при которых упрочивается социалистический образ жизни, немыслимый без уважения к гражданину, его правам и обязанностям.

С точки зрения предварительного следствия все права и обязанности граждан можно разделить на две группы: те, которые реализуются в процессе его проведения (например, права на неприкосновенность личности, на защиту), и те, которые непосредственно с ним не связаны, но могут быть ограничены в результате следственных действий (например, избирательные права задержанных, арестованных). Обеспечиваться должны как те, так и другие права. При осуществлении перестройки предстоит всесторонне воплотить принципы, зафиксированные в ст. 20, 57, 58, 158 Конституции СССР. Было бы желательно, чтобы законодатель в отдельном нормативном акте предусмотрел возможность для любого лица (задержанного, арестованного, потерпевшего и т. д.), права которого нарушены действиями следователя, обратиться в суд за защитой. Это стало бы существенным дополнением к прокурорскому надзору в укреплении законности и прав граждан. Целесообразно также усовершенствовать юридические гарантии прав, вытекающих из ст. 158, 161 Конституции СССР, предоставив право всем гражданам, защищающим свои интересы на предварительном следствии, пользоваться услугами адвоката в любой его стадии, начиная с возбуждения уголовного дела. В защите прав и законных интересов личности — высший смысл Советской Конституции, всей правовой системы социализма. Утверждение нового мышления предполагает приоритет общечеловеческих ценностей во всех сферах общественной жизни, включая деятельность правоохранительных органов. Формирование социалистического правового государства связано с развитием, обогащением и всесторонним гарантированием прав человека. Тезис Протагора «человек — мера всех вещей», прозвучавший в докладе на XIX партийной конференции, должен быть положен в основу деятельности всех правовых учреждений.

Дополнения к Конституции СССР, их реализация — первый шаг в развитии правового государства. Эти дополнения имеют поистине революционное значение, поскольку они вводят в нашу государственную практику принцип разделения властей, институт конституционного контроля, постоянно действующий парламент. Осуществление судебно-правовой реформы, в частности принятие новых Основ законодательства Союза ССР и союзных республик по судоустройству, законов о статусе судей и об ответственности за неуважение к суду, об обжаловании неправомерных действий должностных лиц, связано с дальнейшим укреплением гарантий прав человека.

Демократизация предварительного следствия — составная часть процесса формирования социалистического правового государства. В Постановлении I съезда Народных депутатов СССР «Об основных направлениях внутренней и внешней политики СССР» сформулированы основные направления судебно-правовой реформы. В частности, здесь говорится об объективности и повышении эффективности следствия, выведении его из сферы какого-то бы ни было ведомственного влияния.

Эти задачи нуждаются в теоретическом осмыслении. Прежде всего, речь идет о месте следственного аппарата в системе правоохранительных органов, ибо объективное и эффективное следствие может быть обеспечено при условии правильного решения этого вопроса.

Наш современный следственный аппарат фактически является составной частью административно-командной системы. Он разделен на три части, т.е. подчинен трем различным ведомствам. Большая часть следователей подчинена воинским дисциплинарным уставам и носит погоны, что противоречит принципу самостоятельности следователя, закрепленному в уголовно-процессуальном законодательстве. Все следователи МВД (это большая часть следователей) подчинены органам дознания. Обвинительный уклон и невысокая правовая культура многих следователей препятствуют нормальному осуществлению следственных функций. К этому надо добавить слабую материальную обеспеченность следственного аппарата и систематическую перегрузку следователей, ведущих нередко по пятнадцать двадцать и более уголовных дел одновременно.

Представляется, что выполнение решений съезда Народных депутатов СССР возможно, прежде всего при условии реализации принципа разделения властей и применительно к следственной деятельности. Новое законодательство закрепило ряд гарантий независимости суда. Мы делаем только первые шаги в становлении независимости судебной власти. Предварительное следствие тесно связано с уголовным судопроизводством. Его самостоятельность и объективность выступают как одна из существенных гарантий независимости судей и подчинения их только закону. Суд, рассматривающий уголовное дело, расследованное таким следователем, который проявляет ведомственную заинтересованность в исходе дела, зависим от органов дознания и перегружен многочисленными делами, никогда не будет независимым в подлинном смысле этого слова. Необъективность приговора заранее предрешена некачественным следственным материалом. В связи с этим создание независимой и самостоятельной системы следственных органов в СССР является насущной необходимостью и составной частью судебно-правовой реформы. Думаю, что мы должны использовать наш дореволюционный опыт и опыт других стран мира (Франция, ФРГ), который свидетельствует об эффективности системы судебных следователей. Возможен и другой вариант, о котором уже не раз говорилось в научных публикациях и в прессе — создание общесоюзного следственного комитета. Во всяком случае, обеспечение автономии следствия в системе правоохранительных органов, отделение органов следствия от МВД и КГБ, помоем, весьма целесообразно. Важным шагом в демократизации предварительного следствия является преодоление реликтовых взглядов на следователя как на мелкого чиновника — оформителя бумаг. Он должен выступать как представитель государственной власти, субъект конституционно-правовых, уголовно-процессуальных и иных правоотношений. Должны быть разработаны и внедрены в практику стандарты научной организации труда следователя. Он должен быть обеспечен техническим персоналом, оргтехникой, транспортом. И, наконец, должны быть созданы правовые гарантии, обеспечивающие недопустимость неосновательного привлечения его к дисциплинарной и иной ответственности. Подобно тому, как в новом законодательстве установлена ответственность за вмешательство в разрешение судебных дел и проявление неуважения к суду, по-моему мнению, следовало бы решить вопрос и в отношении невмешательства в следственную деятельность. Новые Основы законодательства о судоустройстве расширили права подозреваемого и обвиняемого на защиту и создали дополнительные гарантии презумпции невиновности. Вместе с тем нуждаются в развитии и всестороннем гарантировании такие права человека, как право: быть судимым без неоправданной задержки, допрашивать показывающих против обвиняемого свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошенными, а также иметь право на вызов и допрос свидетелей защиты. Было бы желательным четко закрепить в законодательстве право подозреваемого и обвиняемого не быть принужденным к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным, право не подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему человеческое достоинство обращению на предварительном следствии. На мой взгляд, особое значение имеет право на законное судебное разбирательство, закрепленное в поправке V к Конституции США. Было бы желательно, чтобы такое право, так же как и другие права, зафиксированные в Пактах о правах человека, было бы закреплено в советском законодательстве.

Введение суда присяжных в новом советском законодательстве — значительный шаг в формировании социалистического правового государства. Было бы целесообразным дополнить это демократическое положение правом на судебное обжалование действий следователя. Особое значение в современных условиях приобретает проблема обеспечения прав потерпевших на предварительном следствии. Введение принципа состязательности путем предоставления задержанному и обвиняемому возможности пользоваться услугами адвоката в любой стадии уголовного процесса должно быть дополнено также и аналогичными правами потерпевшего. Только в этих условиях будет обеспечена полноценная защита законных прав граждан в условиях предварительного расследования.

темы

документ Конституция
документ Гражданин Российской Федерации
документ Доверительное управление
документ Регресс
документ Акцепт



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты