Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Судебная экспертиза и опретивно-розыскная деятельность

Судебная экспертиза и опретивно-розыскная деятельность

Судебная экспертиза и опретивно-розыскная деятельность

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Правовые проблемы судебно-медицинской экспертизы живых лиц
2. Правовое регулирование обеспечения предупреждения и раскрытия корыстно насильственных преступлений, совершаемых несовершеннолетними
3. Тактические особенности назначения судебных экспертиз по делам об угонах и кражах автотранспортных средств
4. Проблемные вопросы криминалистического учения о транспортном средстве 5. Социально-правовой анализ личности несовершеннолетних, совершающих грабежи и разбои

Правовые проблемы судебно-медицинской экспертизы живых лиц

В деятельности правоохранительных органов и системы Бюро судебно-медицинской экспертизы (СМЭ) Российской Федерации, особенно при их взаимодействии по ряду вопросов на этапах проведения проверочных мероприятий и предварительного следствия, имеет место ситуация, сложившаяся ещё в те времена, когда такое понятие, как право носило во многом декларативный характер. Она прямым образом касается и деятельности судов различных уровней, использующих при рассмотрении дел данные предварительного следствия.

В статье обозначается вопрос несоблюдения целого ряда норм уголовно-процессуального законодательства РФ самими сотрудниками правоохранительных органов, что обусловливает нарушения прав потерпевших, обвиняемых и других граждан, подлежащих освидетельствованию по тем или иным делам, нарушает права сотрудников Бюро СМЭ Москвы, задействованных данными органами по делам. В конечном же итоге для самих правоохранительных органов, а затем и судов давно созданы ничем не обоснованные многоаспектные сложности. Сотрудники Бюро СМЭ, при этом, выступают в роли « помощников» тех сотрудников правоохранительной системы, которые нарушают статью 75 УПК РФ. При этом следует учитывать, что по мере дальнейшего развития и строительства правового государства, в условиях бурного роста правового самосознания и усиления юридической грамотности населения, все это неизменно приведёт (и уже приводит) к возникновению прецедентов на этапах проверки, предварительного следствия и судебного разбирательства.

В Москве  столичном городе  этот важнейший вопрос до сих пор своего разрешения не получил, и всё то, что связано с причинением телесных повреждений гражданам, продолжает реализовываться правоохранительными органами (и с их подачи судебно-медицинской экспертизой) на прежнем уровне. Суды же различных инстанций принимали и принимают к производству материалы с такими процессуальными нарушениями, а этих материалов, как показывает судебно-медицинская экспертная практика, большинство.

Существующая ситуация сложилась, в частности, в вопросе так называемого судебно медицинского освидетельствования живых лиц (потерпевших, обвиняемых и других), когда имеет место причинение им телесных повреждений при тех или иных составах преступлений и правонарушений. Это создаёт предпосылки для упомянутых выше нарушений прав граждан сотрудниками правоохранительных органов и судмедэкспертизы, формирует благоприятную почву для взяточничества, подкупа сотрудников каждой из этих структур, при сговоре некоторых их представителей между собой в ходе взаимодействия по делам, при сговоре с иными участниками уголовного или гражданского процесса.

Положения и нормы уголовно-процессуального закона РФ

По смыслу, как ст. 179 действующего УПК РФ, так и ст.180 УПК РСФСР, (суть идентична, хотя в новой редакции статья несколько расширена в части определения), освидетельствование производится «для обнаружения на теле человека особых примет, следов преступления, телесных повреждений, выявления состояния опьянения свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производства судебной экспертизы ...»

В ст. 182 УПК РСФСР и ст.180 УПК РФ, закреплён порядок документального оформления процесса освидетельствования.

В соответствии с ч. 1 ст. 179 действующего УПК РФ, «освидетельствование производится в отношении подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, а также свидетеля с его согласия, за исключением случая, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности его показаний».

В ч. 2 предельно четко, ясно и конкретно, указано, что «о производстве освидетельствования следователь выносит постановление».

Это постановление является обязательным для свидетельствуемого лица. Часть 3 статьи однозначно указывает на того, кто должен производить освидетельствование  этим лицом является следователь (дознаватель). Причем, кто либо иной, участковый или оперативный уполномоченный милиции, инспектор по делам несовершеннолетних и т.д. в данном случае статьей не предусмотрен. Не говоря уже о штатном судебно-медицинском эксперте или специалисте в области судебной медицины...

Далее, в этой части сказано: «При необходимости следователь привлекает к участию в производстве освидетельствования врача или другого специалиста».

То есть в Кодексе акцент делается на два момента, каждый из которых по-своему важен:

1)            обозначается наличие самого факта определённой необходимости (т.е. когда следователю требуется в проводимом им процессе освидетельствования участие «врача или иного специалиста»);

2)            никак не обозначается то, что этот «врач или иной специалист» должен являться именно специалистом в области судебной медицины (т.е. штатным врачом  судебно  медицинским экспертом Бюро СМЭ) То же самое относится и к понятию «другой специалист», где, как усматривается из статьи, речь о специалисте даже, видимо, медицинского профиля не идет. Поскольку, если это не врач, то какой-либо другой специалист  т.е. обладающий специальными знаниями в других областях науки или ремесла, и имеющий навыки их применения.

Разумеется, что категорически речь не может идти о привлечении следователем к процессу освидетельствования лица, статус которого уголовно-процессуальным законом определяется, как «эксперт» и закреплен целым рядом норм.

Частью 1 ст. 180 действующего УПК предусматривается, что протоколы осмотра и освидетельствования составляются с соблюдением требований настоящей статьи, ст. 166 «Протокол следственного действия» и ст. 167 «Удостоверение факта отказа от подписания или невозможности подписания протокола следственного действия» настоящего Кодекса. То есть, в данной части предусмотрено, что протокол следственного действия составляется в ходе этого действия или непосредственно после его окончания.

В соответствии с частями 410 данной статьи УПК, в протоколе:

- описываются процессуальные действия (в том порядке, в каком они производились), излагаются заявления лиц  участников;

- указываются примененные технические средства, условия и порядок их использования, объекты к которым эти средства были применены, полученные результаты;

- делается отметка о предупреждении заранее участвующих лиц о применении технических средств;

- протокол предъявляется  следователем  для ознакомления всем участвовавшим лицам, при этом им разъясняются их права на возможность сделать замечание, подлежащие внесению в протокол, замечание о его дополнении и уточнении  в соответствующем порядке;

- протокол подписывается следователем и лицами, участвовавшими в следственном действии, при необходимости обеспечения безопасности потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников и близких лиц следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности (данная процедура конкретно оговорена в части 9 данной статьи).

Должна содержаться запись о разъяснении участникам следственных действий в соответствии с настоящим Кодексом их прав, обязанностей, ответственности и порядка производства следственного действия, которая удостоверяется подписями участников следственных действий.

По смыслу статьи 167, в случае отказа подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или иного лица, участвующего в следственном действии, подписать протокол следственного действия, следователь вносит в него соответствующую запись, удостоверяемую его (следователя) подписью, а также подписями защитника, законного представителя, представителями или понятых, если они участвуют в следственном действии. Лицу, отказавшемуся от подписи в протоколе, следователем должна быть предоставлена возможность дать объяснение причин отказа, которое заносится в протокол. Если подозреваемый, обвиняемый, потерпевший или свидетель в силу физических недостатков или состояния здоровья не может подписать протокол, то ознакомление этого лица с текстом протокола производится в присутствии защитника, законного представителя, представителя или понятых, которые подтверждают своими подписями содержание протокола и факт невозможности его подписания.

Далее, в соответствии с частями 2 и 3 настоящего Кодекса, в протоколах описываются все действия следователя, а также все обнаруженные при осмотре и (или) при освидетельствовании в той последовательности, в какой производились осмотр и освидетельствование, и в том виде, в каком обнаруженное наблюдалось в момент осмотра и освидетельствования. В протоколах перечисляются и описываются все предметы, изъятые при осмотре и (или) при освидетельствовании; в протоколах должно быть указано, в какое время, при какой погоде и каком освещении производились осмотр и освидетельствование, какие технические средства были применены, какие получены результаты, какие предметы изъяты и опечатаны.

Таким образом, из действующего уголовно-процессуального Кодекса ясно видно, не подлежит сомнению и какому-либо иному толкованию следующее:

- производство освидетельствования представляет собой весьма сложное в процессуальном отношении следственное действие, требующее неукоснительного соблюдения целого ряда предусмотренных законом процедур и формальностей;

- освидетельствование проводится в тех случаях, когда не требуется производство судебной экспертизы;

- осуществление данного следственного действия целиком и полностью является обязанностью следователя, а не какого-либо иного лица, в том числе, врача или другого специалиста;

- обязанность составления постановления о производстве освидетельствования и оформления самого протокола освидетельствования полностью лежит на следователе, врач или другой специалист только лишь привлекаются следователем к участию в процессе освидетельствования и то  лишь при необходимости, такого понятия, как «судебно-медицинское освидетельствование» в действующем уголовно-процессуальном Кодексе РФ не существует и никогда не существовало ранее  в УПК РСФСР. Существует только понятие «освидетельствование», связь которого с судебно медицинской экспертизой, как прямая, так и косвенная, никак не обозначена и не предусмотрена действующим Кодексом;

- в действующем УПК РФ, помимо предписанного соответствующими нормами «протокола освидетельствования», составляемого самим следователем, оформление каких-либо иных документов по его (освидетельствования) результатам, и каким-либо иным лицом, кроме следователя, не предусмотрено.

На практике же, начиная с советского времени и поныне, сложился и благополучно существует совершенно иной порядок освидетельствования живых лиц.

Выглядит данный порядок следующим образом:

1.            Любым сотрудником любого подразделения милиции, включая следователей и дознавателей, следователями прокуратуры, помощниками прокурора, вне зависимости от порядка уголовного преследования (публичного, частно  публичного или частного) а также вне зависимости от категории преступления, и вне рамок уголовного дела, гражданам, выдаются так называемые «постановления о назначении судебно медицинской экспертизы», которые только оформлены на бланках постановлений о назначении судебной экспертизы. Или же выдаются т.н. «направления на судебно медицинское освидетельствование» (которые также никаким образом, действующим Кодексом не предусмотрены). С этими документами граждане направляются правоохранительными органами в СМЭ. Это есть первый этап незаконности происходящего, обусловленный действиями правоохранительных органов, сотрудники которых, будучи практическими юристами, пусть разной степени подготовленности, тем не менее, являются профессионалами и хорошо знают о незаконности подобных действий. При этом они также знают, что правовая подготовленность сотрудников Бюро СМЭ в подавляющем большинстве равняется нулю. Следовательно, сохраняют для себя возможность в определённых случаях поступать в зависимости от тех или иных своих интересов, обойдя закон...

2.            Граждане прибывают в Бюро СМЭ, где его штатные эксперты (статус которых в подобных случаях, именно как судебных экспертов по тем или иным делам, никак и ничем, т.е. процессуально, не определён!) производят так называемое «судебно-медицинское освидетельствование», оформляя его так называемым «Актом судебно-медицинского освидетельствования» (Медицинская документация форма № 173/У87, утверждённая Минздравом № 089/154) который, в свою очередь, тоже не является предусмотренным действующим Кодексом документом. И это второй этап нарушения закона, в котором уже принимают участие сотрудники судебно-медицинской экспертизы. Доказательства, полученные подобным образом вряд ли можно полагать допустимыми. Кроме того, на этом этапе, помимо целого ряда иных нарушений процессуального закона в отношении свидетельствуемых лиц, прямым образом нарушаются права также и самих сотрудников Бюро СМЭ.

Что ещё характерно  серьезное непонимание некоторыми сотрудниками правоохранительных органов соответствующих норм УПК РФ. Многие следователи и дознаватели, следователи прокуратуры, даже с относительно немалым стажем в профессии, искренне считают, что до возбуждения уголовного дела они могут назначать судебно-медицинскую экспертизу, ссылаясь на ст. 146 УПК РФ... Но с этим, как раз, никто и не спорит  закон это предусматривает. Только разница между правом назначения экспертизы и правомерностью поручения её проведения экспертам государственного судебно-экспертного учреждения, т.е. до того, как прокурор даёт согласие на возбуждение дела, и предварительное расследование считается официально начатым, почему-то упорно не берётся во внимание. И что самое удивительное, судьи и адвокаты до сих пор не обращали на это внимания! И так называемые «экспертизы» и «судебно-медицинские освидетельствования» продолжают приниматься за основу... Но позитивные изменения всё же произошли. Так постановлением Зеленоградского районного суда г. Москвы, руководствуясь ст. ст. 256, 283 УПК РФ, признано недопустимыми доказательствами по уголовному делу о преступлениях, предусмотренных п. «б» ч. 3 ст. 161, ч.2 ст. 33О, ч. 2 ст.325 УК РФ, так называемые «Заключения эксперта» по трём фигурантам данного дела. В постановлении суда прямо указывалось, что судебно-медицинские экспертизы в отношении потерпевших К. и Л. были проведены с грубыми нарушениями ст. 75 УПК РФ. И это следует признать совершенно справедливым, поскольку постановления о назначении экспертиз выносились и проводились до возбуждения уголовного дела, а на их основании, преимущественно, правоохранительными органами принимались дальнейшие решения.

Следует отметить, что на решение судьи в данном конкретном случае повлияли два разных, но тесно связанных между собой фактора:

- ходатайство адвоката подсудимого о назначении судебно-медицинских экспертиз потерпевшим, вследствие неправомерности назначения и проведения экспертиз;

- жёсткая и последовательно отстаиваемая позиция по этому поводу, занятая нашим отделении Бюро СМ, несмотря на сильнейшее давление со стороны разных инстанций; моё обращение за разъяснениями в Верховный Суд РФ по поводу толкования статей УПК, касающихся назначения экспертизы, направленное мной также и в Зеленоградский районный Суд (для сведения и обсуждения).

В Зеленоградском округе Москвы удалось, таким образом, привести ситуацию в соответствие к требованиям уголовно-процессуального закона.

Итак, впервые официально обозначена проблема отработки вопроса с живыми лицами в правоохранительных органах и в государственном судебно-экспертном учреждении  Бюро СМЭ по делам, связанным с причинением этим лицам телесных повреждений, рассмотрены процессуальные основы следственного действия  освидетельствования, названы два этапа нарушения законности в вопросе реализации освидетельствования живых лиц, затронуты некоторые проблемы назначения судебно  медицинской экспертизы, приведен пример из судебной практики Зеленоградского районного суда г. Москвы, связанный с незаконным назначением и проведением судебно-медицинских экспертиз живых лиц по уголовному делу, сообщено о коренных изменениях в вопросах производства освидетельствования и судебно медицинской экспертизы живых лиц в Зеленоградском административном округе г. Москвы. Насколько известно автору, данная проблема ранее нигде официально не позиционировалась, хотя много лет обсуждается весьма живо, прежде всего, в среде сотрудников суда, правоохранительных органов, судебно-медицинской экспертизы и в адвокатских кругах. Кроме того, проблема бурно обсуждается в Интернет  в этом легко убедиться, набрав в поисковой системе такие понятия, как судебно медицинская экспертиза живых лиц, «судебно медицинское освидетельствование» и т.п., зайти на соответствующие форумы судмедэкспертов, следователей, судей, прокуроров.

Правовое регулирование обеспечения предупреждения и раскрытия корыстно насильственных преступлений, совершаемых несовершеннолетними

В общей теории права понятие правового регулирования общественных отношений формулируется по-разному. Некоторые авторы определяют его весьма лаконично как «целенаправленное воздействие на поведение людей и общественные отношения с помощью правовых (юридических) средств». Другие исследователи его сущность определяют как «специфическую деятельность государства, его органов и должностных лиц по упорядочению) общественных отношений путем установления правовых норм и принятия в необходимых случаях индивидуально регламентирующих решений в соответствии с этими нормами по юридически значимым вопросам, возникающим в рамках таких отношений».

Своеобразие правового регулирования заключается в том, что оно:

Во-первых, в соответствия со своей социальной природой является такой разновидностью социального регулирования, которая имеет целенаправленный, организационный, результативный характер;

Во-вторых, осуществляется при помощи целостной системы средств, реально выражающих саму материю права как нормативного институционного образования  регулятора.

Не вдаваясь в терминологические различия указанных концептуальных положений общей теории права, и, сопоставив их с целью, поставленной в излагаемом параграфе, мы позитивно воспринимаем изложенные позиции в качестве методологического принципа дальнейшего изложения материала.

Во-первых, исследуемая нами проблема является комплексной, охватывающей общественные отношения, регулируемые, по крайней мере, двумя основными отраслями права (уголовно процессуальное и оперативно розыскное).

Во-вторых, статусные особенности участников уголовного судопроизводства требуют интеграции институтов и норм различных отраслей права для обеспечения системности их применения.

Руководствуясь концепцией теории государства и права, мы классифицируем всю совокупность нормативных правовых актов, в той или иной степени регулирующих общественные отношения несовершеннолетних, в том числе разбоев и грабежей, совершаемых ими по следующим уровням:

1.            Конституционный уровень правового регулирования.

2.            Федеральное законодательное регулирование.

3.            Подзаконный уровень правового регулирования высших органов власти.

4.            Ведомственный уровень нормативно-правового регулирования.

Система нормативных уровней правового регулирования достаточно полно и объективно отражает социальную потребность комплексного решения задач уголовного судопроизводства при раскрытии и расследовании разбоев и грабежей, совершаемых несовершеннолетними.

Конституционный уровень регулирует возникающие в обществе политические, идеологические, экономические, и социальные отношения, независимо от сфер их практического приложения.

Так, в соответствии с положениями главы первой Конституции Российской Федерации в ней определяются:

- конституционный статус любого человека и гражданина России;

- отношения государства и личности;

- принципы социального государства;

- свободы экономической деятельности;

- идеологического многообразия и многопартийности.

Как справедливо отмечается в юридической литературе, задача конституционного регулирования состоит в том, чтобы:

1) максимально полно и последовательно скрепить основные права и свободы человека и гражданина;

2) органически включить их во все остальные конституционные институты, обеспечить их взаимосвязь с принципами хозяйствования, управления государством, федеральным устройством;

3) создать структуры, процедуры и нормы  все механизмы, необходимые для осуществления конституционных прав и свобод человека». Отсюда вытекает связь конституционно-правового регулирования соответствующих структур гражданского общества с важнейшими перспективами общественного развития». Наиболее значимой структурой гражданскою общества является подрастающее поколение российских граждан. В этой связи на них в полной мере распространяются права и свободы человека и гражданина.

Однако применительно к исследуемой проблеме особо важное значение имеют следующие положения Конституции.

В ст. 17 установлено, что в Российской Федерации:

1)            признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией;

2)            основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения;

3)            осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Положения комментируемой статьи имеют принципиальное значение для регулирования поведения и поступков несовершеннолетних.

В соответствии со ст. 21 Конституции достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам. Содержание статьи подчеркивает то положение, что лица, нарушившие закон и совершившие преступление, остаются под защитой этих положений Конституции. Развивая эти положения, ст. 22 Конституции устанавливает, что каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. А в ч. 2. комментируемой статьи установлено, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. В ч. 2 ст. 48 предусмотрено, что каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Ст. 49 Конституции установила следующие правовые нормы:

1.            Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2.            Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

3.            3 Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

В ст. 50 определено, что:

1)            никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление;

2)            при осуществлении правосудия не допускается использовать доказательств, полученных с нарушением федерального закона;

3)            каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленным федеральным законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания.

Права и свободы человека могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п. 3. ст. 55). В соответствии со ст. 60 гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет.

Изложенные конституционные положения выделены нами, как наиболее существенные для защиты прав и свобод несовершеннолетних, совершивших преступления, и на высшем уровне определяющих возможные ограничения в условиях уголовного преследования. В этих целях некоторые концептуальные нормы получили свое развитие в гражданском, уголовном, уголовно процессуальном, административном, оперативно-розыскном, семейном и другом законодательстве. Однако конституционные институты и нормы имеют прямое действие в различных правоотношениях, поэтому они составляют высший уровень правового регулирования. И хотя напрямую в них не содержится указания о применении оперативно-розыскного обеспечения раскрытия, расследования преступлений, совершаемых несовершеннолетними, в том числе, грабежей и разбоев, они создают исходную правовую основу для уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной функций эффективной борьбы с преступностью.

Законодательный уровень правового регулирования общественных отношений, складывающихся при раскрытии и расследовании преступлений, совершенных несовершеннолетними, представляет собой систему законов, определяющих правила поведения лиц, вовлеченных в эти отношения.

Основополагающим законодательным актом, развивающим вышеизложенные положения Конституции, является Федеральный закон.

Признавая детство важным этапом жизни человека и, исходя из принципов приоритетности подготовки детей к полноценной жизни, развития у них общественно значимой и творческой активности, воспитания высоких нравственных качеств, патриотизма и гражданственности, закон регулирует наиболее существенные права ребенка и гарантирует их государственную защиту.

В соответствии со ст. 2 ФЗ регулирует отношения, возникающие в связи с реализацией основных гарантий прав и законных интересов ребенка, в Российской Федерации.

Развивая эти положения ФЗ, ст. 8 устанавливает государственные минимальные социальные стандарты основных показателей качества жизни детей.

В это понятие закон (ст. 1) включает детей, находящихся в трудной жизненной ситуации:

- оставшихся без попечения родителей;

- инвалидов; имеющих недостатки в психическом и (или) физическом развитии;

- жертв вооруженных и межнациональных конфликтов, экологических и техногенных катастроф, стихийных бедствий;

- из семей беженцев и вынужденных переселенцев;

- оказавшихся в экстремальных условиях:

- жертв насилия, отбывающих наказания в виде лишения свободы в воспитательных колониях;

- находящихся в специальных учебно-воспитательных учреждениях;

- проживающих в малоимущих семьях;

- с отклонениями в поведении;

- жизнедеятельность которых объективно нарушена в результате сложившихся обстоятельств и которые не могут преодолеть данные обстоятельства самостоятельно или с помощью семьи.

К ним ФЗ (ч. 1, ст. 8) относит:

- гарантированное, общедоступное бесплатное начальное, среднее (полное) общее образование, начальное профессиональное и среднее профессиональное на конкурсной основе; высшее профессиональное образование, воспитание в образовательных учреждениях;

- бесплатное медицинское обслуживание детей, обеспечение их питанием в соответствии с минимальными нормами питания;

- гарантированное обеспечение детям по достижении ими возраста 15лет права на профессиональную ориентацию, выбор сферы деятельности, трудоустройства, охрану труда, оплату труда в порядке, установленном законодательством РФ;

- социальное обслуживание, социальная защита детей, в том числе обеспечение гарантированной материальной поддержки путем выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей, в связи с их рождением и воспитанием, а также меры по социальной адаптации и социальной реабилитации детей, находящихся в трудной жизненной ситуации;

- обеспечение права на жилище в соответствии с законодательством РФ;

- организацию оздоровления и отдыха детей, в том числе детей, проживающих в экстремальных условиях, а также на территориях, неблагоприятных в экологическом отношении и признанных таковыми в порядке, установленном законодательством РФ;

- оказание квалифицированной юридической помощи.

Эти минимальные социальные стандарты показателей качества жизни детей определяются с учетом региональных различий в условиях их проживания. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с их законодательством могут устанавливать дополнительные социальные стандарты основных показателей качества жизни детей (ч.2, ст.8).

В ст. 915 ФЗ раскрывается сущность каждого из указанных стандартов, и обязанности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления по их соблюдению и исполнению. Органы внутренних дел, составляющие подсистему органов исполнительной власти, естественно, обязаны не только знать в полном объеме государственные стандарты качества жизни детей, но и строго соблюдать их при исполнении своих обязанностей по организации профилактической функции к функции раскрытия и расследования преступлений, совершенных несовершеннолетними. Применительно к рассматриваемым вопросам особую значимость для субъектов ОРД ОВД имеют положения ст. 15 ФЗ о защите прав детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Согласно п. 4 комментируемой статьи, при регистрировании внесудебных процедур, связанных с участием детей и (или) защитой их прав и законных интересов, а также при принятии решений о наказаниях, которые могут применяться к несовершеннолетним, совершившим правонарушения, должностные лица органов государственной власти, местного самоуправления действуют в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, нормами, предусмотренными международными договорами Российской Федерации, в том числе в части гуманного обращения с несовершеннолетними, оказания им квалифицированной юридической помощи (ч. 1 п. 4 ст. 15).

Обязательными являются обеспечение приоритета личного и социального благополучия ребенка, обеспечение специализации правоприменительных процедур (действий) с его участием или в его интересах, учет особенностей возраста и социального положения ребенка (ч. 2 п. 4 ст. 15).

В случае освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности или от наказания с применением принудительных мер, за исключением такой меры, как помещение и специальное учебно-воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение, суд вправе признать необходимым проведение мероприятий по социальной реабилитации несовершеннолетнего (ч. 3 п. 4 ст. 15).

Если ребенок, с участием которого или в интересах, которого осуществляется правоприменительная процедура (действие), нуждается в педагогической, психологической, медицинской, юридической помощи, в социальной реабилитации, должностное лицо, осуществляющее правоприменительную процедуру (действие), независимо от предмета рассмотрения сообщает в компетентный орган о необходимости принятия соответствующих мер и просит уведомить его о принятых действиях (ч. 4 п. 4 ст. 15).

Концептуальные положения этой правовой нормы лежат в основе уголовного, уголовно-процессуального и оперативно-розыскного законодательства, регулирующего отношения в сфере выявления, раскрытия и расследования преступлений, совершенных несовершеннолетними, к изложению которых мы и переходим.

Уголовный закон, действующий в форме УК Российской Федерации, имеет только ему присущий предмет и метод правового регулирований. Предметом его регулирования выступают социально-негативные (вредные) фактические отношения, которые возникают в условиях совершения преступления между лицом, его совершившим, и компетентными органами государства, осуществляющими борьбу с преступностью.

Такие отношения, порожденные преступлением (юридический факт), будучи урегулированными нормами уголовного права, приобретают юридическую форму уголовно-правовых отношений. Только криминализированные УК РФ отношения являются преступлениями, а их знание обеспечивает четкий и правильный ориентир для выявления, раскрытия и расследования компетентными органами государства.

Поскольку это концептуальное положение получило достаточно полное и аргументированное обоснование в многочисленной юридической литературе, мы сосредоточили свое внимание на положениях раздела V УК РФ, регламентирующих особенности уголовной ответственности несовершеннолетних.

В соответствии с ч. 1 ст. 87 УК РФ несовершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет. Отсюда вытекает, что органы дознания в лице субъектов ОРД и следователи обязаны устанавливать число, месяц и год рождения ребенка, привлекаемого к уголовной ответственности. При этом лицо, достигшее определенного возраста, считается с ноля часов, следующих за днем рождения.

При отсутствии документальных данных о возрасте несовершеннолетнего он устанавливается судебно-медицинской экспертизой. В этом случае днем его рождения следует считать последний день того года, который назван экспертизой, а при определении возраста минимальным и максимальным количеством лет дознаватель, следователь и суд исходят из предлагаемого экспертизой минимального возраста.

При установлении умственной отсталости несовершеннолетнего, а также с учетом общественной опасности совершенного им преступления в соответствии с ч. 2 ст. 87 УК следователь, дознаватель и суд могут применять к нему не только наказание, предусмотренное соответствующей статьей особенной части, но принудительные меры воспитательного воздействия.

Несовершеннолетний возраст, как смягчающее обстоятельство совершения преступления (п. б ч. 1 ст. 61 УК, учитывается в совокупности с другими смягчающими и отягчающими обстоятельствами (ч. 2 ст. 89 УК).

Определенные уголовным законом виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним (ст. 88, 89 УК), принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90, 91 УК), и освобождение от наказания (ст. 92 УК) устанавливаются в соответствии с правилами и процедурами уголовно-процессуального закона.

Уголовно-процессуальный закон, принятый Государственной Думой, одобренный Советом Федерации и введенный в действие в форме уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ) регламентирует важнейшие вопросы раскрытия и расследования преступлений, совершаемых несовершеннолетними, в том числе грабежи и разбои.

Определяя нормы УПК РФ, имеющие наиболее близкое отношение к объекту и предмету оперативно-розыскного обеспечения раскрытий и расследования преступлений, совершаемых несовершеннолетними, мы остановились на следующих уголовно-процессуальных положениях.

Статья 6 УПК определяет, что назначением (задачами) уголовного судопроизводства являются:

1)            защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2)            защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (п. 1).

Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Сравнительно-правовой анализ этих положений УПК со ст. 2 ФЗ «Об ОРД» указывает на их совпадающие задачи в борьбе с преступностью, а раскрытие совершенных преступлений является комплексной проблемой, требующей объединенных усилий уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности государства.

Не случайно, поэтому в ст. 21 УПК определяется, что уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно  публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель (п. 1). В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления (п. 2).

Второй пункт ст. 21 УПК, хотя и опосредованно, но подтверждает сделанный нами выше вывод о необходимости применения согласованных оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий для эффективного раскрытия совершенных преступлений. Именно в этой правовой норме законодатель через указание на субъектов правоприменения (орган дознания и дознаватель) попытался решить вопрос о различии их функций по раскрытию преступлений. Согласно п. 1 ст. 40 УПК к органам дознания относятся органы внутренних дел РФ, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности.

На них возлагаются:

1)            ведение дознания по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно,  в порядке, установленном главой 32 УПК;

2)            выполнение неотложных следственных действий по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно,  в порядке, установленном ст. 156 настоящего Кодекса.

В то же время, дознаватель назначается органом дознания (п. I ст. 41 УПК), и уполномочен самостоятельно производить следственные и иные процессуальные действия и принимать процессуальные решения (п. 3 ст. 41). Не допускается возложение полномочий но проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводил по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия (п. 2 ст. 41 УПК).

Таким образом, законодатель предоставляет органу дознания право единовременного, но автономного применения ОРМ и следственных действий по раскрытию и расследованию преступлений, совершенных виновными лицами, куда могут входить и несовершеннолетние.

Важное значение для правового регулирования согласованных действий оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной функций в раскрытии и расследовании преступлений несовершеннолетних имеют положения, устанавливающие общие правила уголовного судопроизводства.

Так, содержание изложенных в ст. 73 УПК обстоятельств, подлежащих доказыванию, столь разнообразны и сложны, что отыскание, систематизация и использование фактических данных о них только следственными действиями не всегда может быть эффективным. Выявление, документирование таких фактических сведений посредством применения ОРМ намного ускоряет и обогащает доказывание виновности лип, совершивших преступления.

Как справедливо указывает П.А. Лупинская, «доказательство по уголовному делу выступает в единстве своего содержания («фактические данные») и процессуальной формы («источник получении фактических данных»), а в целом доказательство характеризуется такими свойствами, как относимость и допустимость»". Отсюда можно сделать вывод, что ни сведения о фактах отдельно от средств доказывания, ни последние отдельно от их источников не могут быть доказательствами.

Именно поэтому в ст. 74 УПК доказательствами признаются:

1)            показания подозреваемого, обвиняемого;

2)            показания потерпевшего, свидетеля;

3)            заключение и показания эксперта;

4)            вещественные доказательства;

5)            протоколы следственных и судебных действий;

6)            иные документы.

Законодательное определение видов доказательств этим не исчерпывается, а вводится понятие недопустимых, доказательств (ст. 75 УПК). Таковыми признаются доказательства, полученные с нарушением требований УПК. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса (п. 1 ст. 75).

В соответствии со ст. 89 УПК РФ использование результатов оперативно  розыскной деятельности в доказывании допускается в случаях, когда они получены в соответствии с требованиями, предъявляемыми его нормами к доказательствам, и запрещается, если они получены при нарушении изложенных требований.

Однако непосредственное значение для правового обоснования применения оперативно-розыскного обеспечения раскрытия и расследования грабежей и разбоев, совершаемых несовершеннолетними, имеют положения главы 50 УПК, регламентирующие производство по данной категории уголовных дел.

Ст. 420 УПК определяет:

1.            Требования настоящей статьи применяются по уголовным делам в отношении лиц, не достигших к моменту совершения преступления возраста восемнадцати лет.

2.            Производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, установленном частями второй и третьей настоящего кодекса, с изъятиями, предусмотренными настоящей главой.

При производстве предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, наряду с доказыванием обстоятельств, указанных в ст. 73 настоящего Кодекса, устанавливается (ст. 421 УПК):

1)            возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год рождения;

2)            условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности;

3)            влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц.

При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, устанавливается также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий), либо руководить ими (п. 2 ст. 421 УПК).

Задержание несовершеннолетнего подозреваемого, а также применение к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу (п. 1 ст. 423 УПК) производятся в порядке, установленном ст. 91, 97, 99, 100 и 108 УПК РФ. При решении вопроса об избрании меры пресечения к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому (п. 2 ст. 423 УПК) в каждом случае должна обсуждаться возможность отдачи его под присмотр в порядке, установленном ст. 105 настоящего Кодекса. О задержании, заключении под стражу или продлении срока содержания под стражей несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого незамедлительно извещаются его законные представители (п. 3 ст. 423 УПК).

Порядок вызова и допроса несовершеннолетнего также имеет свои особенности, предусмотренные в ст. 424 и 425 УПК РФ. Статья 426 УПК РФ регулирует порядок участия законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого в ходе досудебного производства по уголовному делу. Она устанавливает, что законные представители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого допускаются к участию в уголовном деле на основании постановления прокурора, следователя, дознавателя с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого (п. 1 ст. 426).

При допуске к участию в уголовном деле им разъясняются права, предусмотренные частью второй настоящей статьи.

Законный представитель вправе:

1)            знать, в чем подозревается или обвиняется несовершеннолетний;

2)            присутствовать при предъявлении обвинения;

3)            участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а также с разрешения следователя в иных следственных действиях, производимых с его участием и участием защитника;

4)            знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в них записей;

5)            заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия (бездействия) и решений дознавателя, следователя, прокурора;

6)            представлять доказательства;

7)            по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме (п. 2 ст. 426 УПК).

Прокурор, следователь, дознаватель вправе по окончании предварительного расследования вынести постановление о не предъявлении несовершеннолетнему обвиняемому для ознакомления тех материалов уголовного дела, которые могут оказать на него отрицательное воздействие. Ознакомление с этими материалами законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого является обязательным (п. 3 ст. 426).

Законный представитель может быть отстранен от участия в уголовном деле, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого. Об этом прокурор, следователь, дознаватель выносят постановление. В этом случае к участию в уголовном деле допускается другой законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого (п. 4 ст. 426).

Если в ходе предварительного расследования уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что несовершеннолетний обвиняемый совершил это преступление впервые и его исправление может быть достигнуто без применения наказания, то прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной ч. 2 ст. 90 УПК РФ, которое вместе с уголовным делом направляется прокурором в суд (п. 1 ст. 427 УПК).

Однако, прекращение уголовного преследования по указанным основаниям не допускается, если несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый или его законный представитель возражают против этого (п. 6 ст. 427 УПК).

Раскрывая особенности уголовного преследования несовершеннолетних при совершении ими уголовно-наказуемых деяний, вышеизложенные нормы УПК РФ создают определенную правовую основу для взаимодействия субъектов уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности по их эффективному раскрытию и расследованию.

Основным законом прямого действия, регулирующем общественные отношения в сфере оперативно-розыскной деятельности по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, является Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Комментируемый ФЗ об ОРД содержит ряд дефинитивных норм, которые раскрывают соотношение оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной функций борьбы с преступностью. Так, ст. 1 ФЗ об ОРД определяет, что оперативно-розыскная деятельность, это вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно, оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то настоящим Федеральным законом, в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. Причем, целевое предназначение ОРД конкретизируется формулированием конкретных задач, стоящих перед ней.

В соответствии со ст. 2 ФЗ об ОРД таковыми являются:

- выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих и совершивших;

- осуществление розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, розыск без вести пропавших;

- добывание информации о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

И хотя комментируемые положения ФЗ об ОРД нельзя признать бесспорными, они по многим параметрам коррелируются с положениями ст. 6, 21 УПК РФ и тем самым составляют правовую основу согласованного применения уголовно-процессуальных действии и оперативно-розыскных мероприятий для достижения совпадающих целей и задач раскрытия и расследования преступлений. В частности, решение первой, сформулированной в ФЗ задачи не только на выявление преступлений и лиц, их совершивших, но и раскрытие совершенных преступлений, предполагает согласованное проведение ОРМ, направленных на поиск и установление признаков криминальных событий и лиц, к ним причастных, осуществление уголовно-процессуальных действий, направленных на публичное уголовное преследование виновных.

Поскольку же, конечным (процессуальным) результатом раскрытия преступлений является предъявление обвинительного заключения виновным в их совершении и направление уголовного дела в суд для его разрешения по существу, то субъекты ОРД ОВД не могут ограничиваться только выявлением и документированием фактических данных, позволяющих понять механизм их совершения, установить лиц, их совершивших, создать предпосылки к полному возмещению материального ущерба. Субъекты, одновременно являющиеся по действующему УПК органами дознания, в пределах предоставленных им полномочий для раскрытия и расследования, в частности грабежей и разбоев, совершенных несовершеннолетними, обязаны непосредственно или через следственный аппарат ОВД возбудить уголовное дело и, сочетая применение оперативно-розыскных сил, средств и методов с уголовно-процессуальными действиями, своевременно и полно расследовать и раскрыть их.

Такое понимание исполнения задачи раскрытия преступлений получило законодательное закрепление в ряде статусных законов РФ по отдельным правоохранительным ведомствам. Согласно ст. 10 и 11 Закона «О милиции»; п. 11 ст. 14 Закона об ОИН Министерства юстиции.

Сотрудники этих ведомств наделены следующими полномочиями:

- проводить в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях и порядке уголовно-процессуальные действия:

- возбуждать уголовное дело (п. 5 ч.1 ст. 10 Закона «О милиции»);

- осуществлять дознание и предварительное следствие по делам о преступлениях, отнесенных законодательством к ведению федеральных соответствующих правоохранительных органов;

- разыскивать лиц, совершивших преступление и скрывшихся от органов дознания, следствия, суда;

- проводить криминалистические и другие экспертизы и исследования.

Порядок реализации этих полномочий определяется УПК РФ (порядок возбуждения уголовного дела, объем уголовно-процессуальных действий, порядок использования результатов ОРД в доказывании и т.д.). Кстати, нормы УПК РФ оказывают также опосредованное влияние на субъектов ОРД при осуществлении ими конкретных ОРМ и ведении дел оперативных учетов, когда они проводят документирование действий лиц, подозреваемых в совершении неочевидных, тяжких и особо тяжких преступлений. В этих случаях они ориентируются на уголовно-процессуальные нормы, регламентирующие порядок исполнения следственных действий, доказывании виновности и т.д.

Общность уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной функций в раскрытии и расследовании преступлений проявляется также при сравнительном анализе следственных действий (ст. 74 УПК) и оперативно-розыскных мероприятий (ст. 6 ФЗ об ОРД). В этой же плоскости необходимо рассматривать и положения ст. 7 ФЗ об ОРД, регламентирующей проведение ОРМ. Если основанием проведения ОРМ является уголовное дело (п. 1 ст.7), то, очевидно, что это обязывает субъектов уголовного процесса и ОРД на согласованные действия для своевременного и полного раскрытии преступлений. В этой ситуации инициатором и организатором такого взаимодействия выступает следователь (дознаватель).

Ставшие известными субъектам ОРД сведения: о признаках подготавливаемого, совершенного или совершаемого деяния, а также о лицах его подготавливающих, совершающих или совершивших, когда нет данных, достаточных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации; о лицах, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания; о лицах, без вести пропасших, и обнаружение неопознанных трупов (п. 2 ст. 7).

Указанные фактические данные являются основанием для проведения ОРМ и тем самым ориентируют субъектов ОРД на взаимодействие с уголовно-процессуальной функцией для принятия юридически значимых решений. В ситуации, как правило, субъекты ОРД выступают инициаторами возбуждения уголовного преследования лиц, подозреваемых в совершении преступлений, и доказывания их виновности в рамках УПК РФ.

Соответственно п. п. 3, 4, 5, 6 ст.7 также создают определенные правовые предпосылки для ОРД уголовного судопроизводства. Однако наиболее существенное значение для этой цели имеют положения ст. 11 ФЗ об ОРД. В части первой этой статьи предоставляется право использовать результаты ОРД в качестве оснований для подготовки и осуществления следственных и судебных действий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений. Такая направленность использования результатов ОРД по существу выполняет функцию доказывания.

Еще более категорично в этом плане норма ч. 2 ст. 11 ФЗ об ОРД. В ней предписано: «Результаты оперативно-розыскной деятельности могут выступать и основанием для возбуждения уголовного дела, представляться органу дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующим «собирание, проверку и оценку доказательств».

Рассмотренные положения ст. 11 ФЗ об ОРД со всей очевидностью подчеркивают социальную и правовую обусловленность согласованного их применения с уголовно-процессуальными действиями при раскрытии грабежей и разбоев, совершаемых несовершеннолетними.

Содержание ст. 12 ФЗ об ОРД также является правовой основой для комплексного ее применения субъектами ОРД и уголовного процесса. В ч.1 ст. 12 определяется перечень оперативно-розыскных сведений, составляющих государственную тайну, соблюдение которых является одинаково обязательным для указанных субъектов и определяющим соответственно их формы взаимодействия. В ч. 2 ст. 12 определяются возможности предания гласности сведениям, имеющим статус конфиденциальности.

В норме определяются два условия их рассекречивания:

1)            по согласованию самих конфидентов, полученному в письменной форме;

2)            в случаях, предусмотренных федеральными законами (раздел IV ФЗ «О государственной тайне»).

Здесь, так же как и в ч. 4 и 5 ст. 12, с очевидностью напрашивается необходимость согласованных действий субъектов ОРД и уголовно-процессуальной деятельности при раскрытии преступлений, совершаемых несовершеннолетними.

Интегрирующую роль выполняют также правовые предписания, содержащиеся в ст. 14 ФЗ об ОРД, но наиболее четко эта функция вытекает из пунктов второго и шестого комментируемой нормы. В п. 2 ст. 14 законодатель обязал субъектов ОРД «исполнять в пределах своей компетенции письменные поручения следователя, указания прокуроров и решения суда о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, принятым к производству».

Пунктом 6 ст. 14 ФЗ об ОРД установлено, что ее субъекты обязаны «содействовать обеспечению безопасности и сохранности имущества сотрудников, лиц, оказывающих им содействие... участникам уголовного судопроизводства, а также членов их семей и близких от преступных посягательств». Содержание этих норм четко ориентируется на необходимость согласованного применения ОРМ и следственных действий при раскрытии сложных, неочевидных преступлений, доказывании виновности лиц, их совершивших.

Подзаконный уровень правового регулирования высших органов власти составляет система президентских указов, постановлений Федерального Собрания и правительственных актов в той или иной степени, определяющих порядок раскрытия и расследования преступлений, совершенных несовершеннолетними.

Существенное значение для организации выявления, раскрытия и расследования грабежей и разбоев, совершаемых несовершеннолетними на почве политического экстремизма, имеют нормы Указа Президента Российской Федерации № 310.

В соответствии с Указом Президента утверждено «Положение о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью». В п.1 Положения определено, что координация деятельности ОВД, органов ФСБ, ГТК и других правоохранительных органов осуществляется в целях повышения эффективности борьбы с преступностью путем разработки и осуществления этими органами согласованных действий по своевременному выявлению, раскрытию, пресечению и предупреждению преступлений, устранению причин и условий, способствующих их совершению.

В соответствии с п. 5 Положения и этих целях они осуществляют:

- совместный анализ состояния преступности, ее структуры и динамики, прогнозирование тенденций развития,

- изучение практики выявления, расследования, раскрытия, предупреждения и пресечения преступлении;

- выполнение федеральных и региональных программ борьбы с преступностью;

- разработку совместно с другими государственными органами, а также научными учреждениями предложений о предупреждении преступлений;

- подготовку и направление в необходимых случаях информационных материалов по вопросам борьбы с преступностью Президенту Российской Федерации, Федеральному Собранию.

Правительству, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, а также органам местного самоуправления:

- обобщение практики применения законов о борьбе с преступностью и подготовку предложений об улучшении правоохранительной деятельности;

- разработку предложений о совершенствовании правового регулирования деятельности по борьбе с преступностью;

- обобщение практики выполнения международных договоров РФ и соглашений с зарубежными странами и международными организациями по вопросам сотрудничества в борьбе с преступностью к выработку соответствующих предложений;

- изучение координационной деятельности правоохранительные органов, распространение положительного опыта.

Пунктом 6 Положения предусмотрено ряд организационных форм координации, которые закономерно рассматривать как правовую основ} для оперативно-розыскного обеспечения раскрытия и расследования преступлений, совершенных несовершеннолетними, в том числе грабежей и разбоев.

Таковыми являются:

1)            проведение совместные целевых мероприятий для выявления и пресечение преступлений;

2)            создание следственно-оперативных групп расследования конкретных преступлений;

3)            оказание взаимной помощи обеспечении собственной безопасности в процессе деятельности по борьбе с преступностью.

Ведомственный уровень правового регулирования деятельности оперативных подразделений органов внутренних дел по раскрытию преступлений, совершенных несовершеннолетними.

Несмотря на утвердившийся в теории права, как и в законотворческой практике, принцип издания законов прямого действия для регулирования самых разных областей общественных отношений, полностью реализовать его в сфере оперативно

розыскной деятельности невозможно. Сама структурно-содержательная характеристика ОРД, включает в себя ряд таких элементов, которые составляют государственную тайну, а их организационные формы, методика и тактика применения носят конспиративный характер. Именно по этой причине, а не в попытке сохранить прежнюю тоталитарную практику подмены законодательного регулирования ведомственными закрытыми инструкциями, закон об ОРД делегирует ограниченному кругу ведомств право регулирования многообразных организационно-тактических и методических вопросов ОРД.

В порядке реализации этой нормотворческой функции МВД России издан ряд действующих нормативных актов.

Так, Межведомственная Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, непосредственно регулирует взаимоотношения субъектов ОРД и уголовного процесса при раскрытии и расследовании уголовных дел на несовершеннолетних, в том числе и по грабежам и разбоям.

К наиболее принципиальным нормативным предписаниям, регулирующим вопросы ОРД и уголовного судопроизводства при раскрытии преступлений, совершенных, несовершеннолетними, можно отнести следующие.

Согласно п. 2 Инструкции органу дознания, следователю, прокурору или в суд представляются те результаты ОРД, которые могут:

1)            служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела;

2)            быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий;

3)            использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно  процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

Эффективность деятельности всех субъектов правоприменения по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, совершаемых несовершеннолетними, в том числе грабежей и разбоев определяется также согласованностью нормативно-правового регулирования уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности. Действующее в этой области законодательство имеет ряд противоречий.

Приведенный выше анализ дает нам основание внести предложения о внесении изменений и дополнений в УПК Российской Федерации.

Статью 89 УПК РФ целесообразно сформулировать в следующей редакции: «Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности:

1)            органу дознания, следователю, прокурору или в суд представляются результаты оперативно-розыскной деятельности в форме фактических данных (материалов), которые по своему содержанию могут:

- служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела;

- быть использованы для подготовки и осуществления следственных, экспертных и судебных решений и действий;

- не пользоваться в доказывании виновности подозреваемых в совершении преступлений по уголовным делам в соответствии с положениями ст. 87 и 88 настоящего Кодекса;

2)            фактические данные могут представляться в порядке исполнения отдельных поручений органа дознания, следователя, прокурора или определения суда по делам, находящимся в их производстве, либо по инициативе субъектов ОРД по мотивированному постановлению.

Дополнить ст.86 УПК пунктом вторым следующего содержания: «Органы дознания в соответствии с представленными им Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» полномочиями выявляют, документируют и сохраняют фактические данные, свидетельствующие о признаках криминального деяния, способах его совершения и сокрытия, орудиях и средствах совершения; позволяющие установить лиц, его совершивших, размер нанесенного ущерба потерпевшим, механизм противодействия установлению истины по делу и другие обстоятельства совершения преступления, которые представляются дознавателю, следователю, прокурору или в суд для процессуальной их проверки и оценки в соответствии с требованиями настоящего Кодекса».

Принятие изложенных предложений во многом будет способствовать повышению эффективности борьбы с преступностью несовершеннолетних и, в частности уголовного судопроизводства по раскрытию и расследованию совершенных ими грабежей и разбоев. 

Тактические особенности назначения судебных экспертиз по делам об угонах и кражах автотранспортных средств

По делам об угонах и кражах автотранспортных средств следователь в соответствии со ст. 195 УПК РФ, признав необходимым назначение судебной экспертизы, выносит об этом постановление (об использовании специальных знаний в науке, технике, искусстве, ремесле). От своевременности и правильности назначения судебных экспертиз нередко зависят результаты расследования. Анализ следственной практики показывает, что по делам о преступлениях, связанных с угоном автотранспортных средств, наиболее распространены следующие виды экспертизы: трасологическая, химическая и автотехническая. Кроме того, иногда возникает необходимость в проведении и других экспертиз (товароведческой, технологической, физико-технической и т. д.). По делу могут быть назначены одна или несколько судебных экспертиз, либо комплексная судебная экспертиза. Обратимся к примеру.

Из гаража пригородного совхоза неизвестные лица угнали грузовой автомобиль ЗИЛ164. При осмотре места происшествия установлено, что преступники подъехали к гаражу на легковом автомобиле и проникли в гараж, разбив оконное стекло. На осколках выявлены отпечатки пальцев рук и бурые пятна, похожие на кровь.

В ту же ночь на шоссе был обнаружен травмированный К., который, не приходя в сознание, скончался в больнице. Угнанный автомобиль удалось разыскать на следующий день в 50 км от совхоза. При осмотре выявлено, что у автомобиля деформирован передний крюк борта. На крюке обнаружено бурое пятно, похожее на кровь, и ворсинки темного цвета.

Следователь выдвинул версию, что угон автомобиля ЗИЛ-164 связан с наездом на потерпевшего К. Для ее проверки были назначены экспертизы:

- Судебно-медицинская  с целью установления причины смерти К., механизма образования повреждений на его теле, исследования пятен крови, обнаруженных в гараже и на бортовом крюке угнанного автомобиля;

- Судебно-криминалистическая (комплексная)  с целью определения механизма образования повреждений на оконном стекле гаража, идентификации следов пальцев рук на стекле гаража и рулевом колесе автомобиля, исследования и идентификации ворсинок, изъятых с бортового крюка автомобиля и одежды потерпевшего.

Согласно заключениям судебных экспертиз смерть К. наступила в результате тяжелой черепно-мозговой травмы. Группа его крови совпала с группой крови, обнаруженной на крюке борта автомобиля. Ворсинки, изъятые с автомобиля, оказались одинаковыми по химическому составу с мехом шапки К. Следователь получил возможность объединить уголовные дела. После задержания подозреваемых он дополнительно назначил криминалистическую и судебно-медицинскую экспертизы. Их проведение позволило установить, что следы пальцев рук на оконном стекле гаража и рулевом колесе автомобиля оставлены подозреваемым П., а группа крови подозреваемого П. совпадает с группой крови, оставленной на осколках стекла, разбитого в гараже, из которого угнан автомобиль.

Таким образом, оба преступления удалось раскрыть, прежде всего, благодаря своевременному проведению комплекса судебных экспертиз.

При расследовании преступлений, связанных с угоном автотранспортных средств, назначаются и другие экспертизы. Например, по делу об угоне автомобиля ГАЗ52 из гаража лесхоза и убийстве П. проведена судебно-почерковедческая экспертиза. Ее результаты позволили изобличить несовершеннолетнего Г., оставившего на трупе сторожа записку.

В случае столкновения или опрокидывания угнанного автотранспортного средства назначается автотехническая экспертиза, которая включает в себя: исследование обстоятельств дорожно транспортного происшествия, исследование технического состояния автотранспортных средств, исследование следов на транспортных средствах и места дорожно-транспортного происшествия (транспортно-трасологическая диагностика), автодорожную экспертизу.

Автотехническая экспертиза дает возможность установить механизм дорожно-транспортного происшествия, действия лица, управляющего автомобилем, наличие неисправностей и т.д. Специалист по автотехнической экспертизе (эксперт-автотехник) осуществляет проведение автотехнической экспертизы, используя фактические данные о техническом состоянии автотранспортных средств, механизме дорожно транспортного происшествия, дорожной обстановки и действиях участников движения, а также об обстоятельствах, способствующих возникновению дорожно-транспортного происшествия. В процессе осуществления экспертизы он проводит исследование технического состояния автотранспортных средств с целью установления фактических изменений (повреждений) отдельных деталей, узлов, агрегатов, систем и дополнительного оборудования, причин, их вызвавших, в результате дорожно-транспортного происшествия или посторонних внешних воздействий (попадания различных предметов, атмосферных явлений и т.п.). Определяет сложность и характер изменений (повреждений) автотранспортных средств, возникших в результате воздействия на них различных факторов, а также технологию и методы ремонтно-восстановительных работ. Обосновывает необходимость применения специального контрольно-диагностического оборудования и приборной базы, требующихся для восстановления поврежденных транспортных средств, в соответствии с техническими требованиями и требованиями государственных и международных стандартов, а также нормативных документов заводов-изготовителей транспортных средств, действующих на момент проведения экспертизы. Устанавливает причины и время возникновения повреждений и технических неисправностей транспортных средств. Анализирует возможности обнаружения технической неисправности до момента наступления дорожно транспортного происшествия, причинную связь между обнаруженной неисправностью (повреждением) транспортного средства и событием происшествия, а также возможности предотвращения дорожно-транспортного происшествия (наезда, столкновения, опрокидывания, возгорания и т.д.) при определенном техническом состоянии транспортного средства в момент происшествия и обстоятельства, связанные с техническим состоянием автотранспортного средства, которые способствовали или могли способствовать возникновению дорожно-транспортного происшествия. Исследует обстоятельства, характеризующие механизм дорожно-транспортного происшествия или отдельные его элементы (фазы), в целях определения скорости и направления движения транспортного средства, тормозного остановочного пути, направления действия сил между столкнувшимися транспортными средствами, их взаимное положение в различные моменты дорожно-транспортного происшествия. Определяет время преодоления транспортными средствами определенных участков пути, момент возникновения опасности для движения, требующий принятия экстренных мер по предотвращению происшествия. Проводит необходимые расчеты, моделирование дорожной ситуации и эксперименты (взаимного положения транспортных средств и препятствий в момент, когда водитель имел возможность предотвратить происшествие), а также исследование действий участников дорожно-транспортного происшествия в целях установления правил поведения водителей в сложившейся дорожной обстановке для обеспечения безопасности дорожного движения (какие действия водителя по управлению транспортным средством, начиная с момента возникновения опасности для движения, могли в соответствии с требованиями, предусмотренными Правилами дорожного движения Российской Федерации, предотвратить дорожно-транспортное происшествие).

На основе использования технических данных и учета объективных закономерностей проводит исследование обстановки на месте дорожно транспортного происшествия для определения значений параметров и коэффициентов, характеризующих движение транспортных средств и других объектов (коэффициенты сцепления, замедления, сопротивления качению и т.д.), условий видимости и обзорности с места водителя в момент дорожно-транспортного происшествия (по данным о дорожной обстановке и результатам проведенного осмотра), обстоятельств, относящихся к дорожной обстановке, перед дорожно транспортным происшествием, которые способствовали или могли способствовать его возникновению. Определяет техническую возможность предотвращения дорожно-транспортного происшествия не только по исходным данным, указанным органом (лицом), назначившим экспертизу, но и по данным, полученным расчетным путем, в том числе по нескольким вариантам обстановки происшествия, вытекающим из представленных материалов. Обеспечивает научную обоснованность, полноту и доказательность проводимой автотехнической экспертизы, а также решение других вопросов, связанных с безопасностью движения и эксплуатацией транспортных средств (автотранспорта, городского электротранспорта и иных самоходных механизмов). На основе изучения отечественной и зарубежной специальной литературы, а также компьютерных баз данных проводит исследование и дает рекомендации по обоснованности исковых требований, правильности расчетов восстановительной стоимости ремонта транспортных средств, определению размера имущественного ущерба, причиненного в дорожно-транспортном происшествии. Успешное производство судебно автотехнической экспертизы во многом зависит от правильного оформления и полноты представляемых для исследования материалов и вещественных доказательств.

В постановлении (определении) о назначении экспертизы должны быть указаны фактические исходные данные:

- длина следов, оставленных колесами автотранспортного средства и их характер;

- месторасположение остатков стекол, осыпавшейся грязи и т.д.;

- положение автотранспортных средств, потерпевших, предметов по отношению друг к другу на месте происшествия;

- данные о том, применял ли водитель экстренное торможение, и если применял, какое расстояние прошло автотранспортное средство в заторможенном состоянии до момента наезда (столкновения) или после наезда на пешехода.

При расследовании угонов автотранспортных средств, совершенных с целью использования их в дальнейшей преступной деятельности, судебные эксперты предоставляют следователю информацию, которая позволяет объединить разрозненные, на первый взгляд, действия преступников. Проанализируем наиболее типичные ситуации.

Ситуация 1. На месте угона автомобиля обнаружены следы обуви преступников; на месте совершения другого преступления (кражи, разбойного нападения, убийства)  следы обуви и следы колес автомобиля.

В данной ситуации экспертным путем можно решить: принадлежат ли одному и тому же лицу следы обуви, обнаруженные на месте угона автомобиля и на месте совершения другого преступления; идентичны ли следы колес автомобиля, оставленные на месте совершения кражи, разбойного нападения или убийства, следам колес угнанного автомобиля. Для выяснения указанных обстоятельств назначается трасологическая экспертиза.

Если следы обуви тождественны, можно предположить, что к совершению расследуемых преступлений причастно одно и то же лицо. Если следы колес, обнаруженные на месте кражи, разбойного нападения или убийства, идентичны следам колес угнанного автомобиля, напрашивается вывод об использовании его при совершении иных преступлений.

К примеру, по делу об угоне автомобиля следователь осмотрел место происшествия (сарай), обнаружил и изъял следы обуви, а также следы колес угнанного автотранспортного средства. Вскоре после угона была совершена кража из продовольственного магазина. Преступник не установлен. Около магазина найдены и зафиксированы следы обуви преступника и колес автомобиля. Эксперт-трасолог пришел к выводу, что следы колес угнанного автомобиля тождественны следам колес около магазина, как и следы обуви, обнаруженные в местах совершения угона и кражи. В дальнейшем заключение трасологической экспертизы успешно использовалось при выдвижении перспективной версии и допросе подозреваемого.

Протокол дорожно-транспортного происшествия обязательно дополняется планом-схемой, на котором указывается расположение обнаруженных следов; фотографирование следов транспортных средств является составной частью фотографирования места происшествия или транспортного средства. На узловых снимках необходимо запечатлеть признаки, позволяющие судить о маневре и других особенностях движения. На детальных фотоснимках фиксируются отдельные следы, отображающие общие и частные идентификационные признаки.

При детальной съемке следов колес необходимо выбирать такие участки, где наиболее полно и четко отобразилась беговая часть при полном обороте колеса. В целях избежания перспективных искажений съемку следует проводить методом линейной панорамы. Для изъятия в целях экспертного исследования выбираются участки следов колес, где наиболее полно и четко отобразились частные идентификационные признаки. Поверхностные следы фиксируются методом фотографирования, с объемных следов после их фотографирования изготавливаются гипсовые слепки.

Ситуация 2. На осколках разбитого оконного стекла гаража найдены следы пальцев рук преступников; на месте совершения краж следы колес угнанного автомобиля; на рулевом колесе автомобиля, оставленного преступниками,  следы пальцев рук.

Трасологическая экспертиза позволяет установить: принадлежат ли одному и тому же лицу следы пальцев рук, обнаруженные в гараже и на рулевом колесе оставленного преступниками автомобиля; тождественны ли следы колес автомобиля, обнаруженные на месте совершения кражи, следам колес автотранспортного средства, оставленного преступниками.

При осмотре гаража на осколке оконного стекла найдены четкие следы пальцев рук. Около дома, из которого совершена кража, следователь обнаружил следы колес. Трасологическая экспертиза установила, что они тождественны следам колес угнанного автомобиля. Дактилоскопическая экспертиза дала заключение об идентичности следов рук, обнаруженных на месте совершения угона и на рулевом колесе угнанного автомобиля. Как оказалось, оба преступления совершил Б., ранее привлекавшийся к уголовной ответственности за квартирные кражи. В данном случае заключения экспертиз являлись важнейшим средством изобличения преступника.

Ладонная сторона пальцев и кистей рук, а также подошва ног человека покрыты гребешковой кожей и существенно отличаются от других покровных структур. Рельеф кожи рук и ног человека хорошо отображается на различных поверхностях, признакам узора свойственна ярко выраженная индивидуальность, что наряду с другими важными свойствами (восстанавливаемость, относительная неизменяемость, удобство классификации) определяет использование результатов изучения структур рельефа кожи пальцев, ладоней и стоп человека в криминалистике, судебной медицине, генетике и антропологии.

На местах происшествий нередко обнаруживаются латентные следы рук, не пригодные для дактилоскопического исследования,  нечеткие, в виде сплошного пятна, следы перчаток, следы участков рук, не содержащих папиллярные узоры (тыльной стороны пальцев и ладоней) и другие. Такие следы по экспертным оценкам составляют до 40% всех обнаруживаемых следов рук. Некоторая часть их все же подвергается криминалистическому исследованию. Для этого используются методы биологического исследования потожирового вещества, фаланго-метрические исследования, идентификация по особенностям перчаток, отобразившихся в следах.

По результатам исследования латентных следов рук составляется письменное заключение эксперта. Содержание и форма заключения определены Уголовно-процессуальным кодексом РФ и ведомственными инструкциями.

Заключение состоит из вводной части, исследовательской части, выводов и иллюстраций. Во вводной части указываются наименование экспертизы, ее номер, наименование органа, назначившего экспертизу, сведения об эксперте (экспертах), дата поступления материалов на экспертизу, основание для производства экспертизы, наименование, способ доставки и вид упаковки исследуемых объектов, ходатайства о предоставлении дополнительных материалов, заявленные экспертом, результаты их рассмотрения; обстоятельства дела, имеющие существенное значение для дачи заключения; вопросы, поставленные на разрешение эксперта.

В исследовательской части описываются процесс исследования и его результаты, а также дается научное объяснение установленным фактам. Излагается состояние объектов экспертного исследования, примененные методы исследования, данные о литературных источниках, использовавшихся при проведении исследования, экспертная оценка результатов исследования.

Выводы эксперта излагаются в виде ответов на поставленные вопросы. Заключение подписывается экспертом, проводившим экспертизу, что удостоверяется печатью экспертного учреждения. К заключению прилагаются фото-таблицы с изображениями следов и экспериментальных отпечатков пальцев и (или) ладоней рук, при идентификации снимки сопровождаются разметкой совпадающих особенностей.

Заключение и приложения к нему составляются в двух экземплярах, один из которых направляется органу, назначившему экспертизу, а другой остается в экспертном учреждении. При производстве экспертизы в суде результаты ее оформляются по таким же правилам. В случае недостаточной ясности или полноты заключения может быть назначена дополнительная экспертиза, поручаемая тому же или другому эксперту. В случае необоснованности заключения эксперта или сомнений в его правильности может быть назначена повторная экспертиза, поручаемая другому эксперту или экспертам.

Ситуация 3. На оконном стекле гаража, из которого угнан автомобиль, обнаружены пятна крови, на дверях  глубокая вмятина; около магазина, из которого совершена кража, найдены следы колес автомобиля, на дверях магазина  вмятина, похожая на обнаруженную в гараже; при обыске у подозреваемого изъят лом; около найденного в лесу тайника, где были спрятаны похищенные ценности, выявлены и изъяты следы колес автомобиля и обуви преступников; с сиденья оставленного преступниками автомобиля изъяты волокна ткани.

Назначение судебных экспертиз в этой ситуации позволяет установить:

- совпадает ли группа крови подозреваемого с группой крови, обнаруженной на месте происшествия;

- тождественны ли следы колес автомобиля на месте совершения кражи следам колес около тайника, а также следам колес конкретного автомобиля;

- сделаны ли вмятины на дверях магазина и гаража ломом, изъятым у подозреваемого;

- оставлены ли следы, обнаруженные около тайника обувью, изъятой при обыске в квартире подозреваемого;

- тождественны ли волокна ткани, обнаруженные на сиденье автомобиля, волокнам ткани одежды, изъятой у подозреваемых.

Эффективность использования специальных знаний путем проведения судебных экспертиз при расследовании преступлений обусловлена наличием как идентифицирующих, так и идентифицируемых объектов в их совокупности.

Одна из важных задач доказывания по уголовному делу  это установление характера и размера ущерба, причиненного преступлением (ст. 73 УПК РФ). По делам об угонах автотранспортных средств имущественный ущерб может быть причинен вследствие дорожно-транспортного происшествия, разукомплектования автомобиля, хищения инструментов, отдельных деталей и т.д. Размер ущерба обычно складывается из стоимости поврежденных деталей (узлов) автомобиля и восстановительного ремонта. Этот размер определяют компетентные работники станций технического обслуживания автомобилей (спец автоцентров). В смете (калькуляции) подробно перечисляются подлежащие замене или ремонту детали, указываются соответствующие параграфы действующих прейскурантов на автомобили, запасные части и принадлежности к ним.

Размер имущественного ущерба можно установить путем назначения и производства судебно-товароведческой или технологической экспертизы. Перед экспертом целесообразно поставить вопросы: каковы характер и объем повреждений автомобиля, полно ли отражены повреждения автомобиля в смете (калькуляции) на восстановительный ремонт, правильно ли составлен наряд-заказ на ремонт автомобиля, соответствуют ли действующим прейскурантам указанные в смете и наряде-заказе цены на запасные части, детали и принадлежности автомобиля, а также расценки на его ремонт.

Оценка экспертного заключения и определение его значимости в совокупности с другими доказательствами по делу  завершающий этап работы следователя. Экспертное заключение, являясь судебным доказательством, оценивается следователем наравне с другими фактическими данными.

Судебные экспертизы выполняются в специализированных экспертных учреждениях, относящихся к системам министерств юстиции, внутренних дел, здравоохранения, обороны, службы федеральной безопасности Российской Федерации. Несмотря на разветвленную сеть экспертных учреждений и наличие в них значительного количества специалистов различного профиля, они все же не могут в полной мере удовлетворить потребности следственных органов в проведении экспертных исследований.

Повторная экспертиза назначается в случае необоснованности заключения или сомнений в его правильности, а также, если установлены некомпетентность эксперта, нарушение уголовно-процессуального закона, выход за пределы компетентности эксперта, противоречия между выводами эксперта и другими доказательствами. Нередко первичные, а также вторичные экспертизы являются комиссионными, то есть выполняются несколькими экспертами одной специальности. Разновидностью комиссионных являются комплексные экспертизы. В состав комиссий в этом случае входят эксперты различных специальностей, которые совместно решают один и тот же вопрос (вопросы).

Назначение экспертизы по делам об угонах и кражах автотранспортных средств, как и любое другое следственное действие, начинается с подготовки. Она во многом обусловлена криминалистической характеристикой соответствующего вида преступления, результатом анализа всех обстоятельств дела, выдвинутыми версиями, методикой расследования, а также научным уровнем развития конкретного вида экспертизы.

Подготовка к экспертизе включает:

а)            подготовку объекта исследования;

б)           получение сравнительных образцов (проб) в случае проведения идентификационной экспертизы и иных материалов;

в)            формулирование вопросов эксперту;

г)            определение последовательности назначения экспертиз и выбор экспертного учреждения или эксперта;

д)           вынесение постановления (определения  для суда) о назначении экспертизы.

Заключение эксперта, как правило, состоит из трех частей: вводной, исследовательской и выводов.

Во вводной части заключения указываются: экспертное учреждение; уголовное дело, по которому проводится экспертиза; орган, назначивший экспертизу; даты представления материалов и дачи заключения; вопросы; перечень полученных материалов и состояние упаковки; данные об эксперте (должность, специальность, ученая степень, звание, экспертный стаж); кто присутствовал при проведении экспертизы. Эксперт может по своей инициативе поставить дополнительный вопрос (он также указывается во вводной части) и привести соответствующую аргументацию полученных результатов.

Выводы эксперта должны быть обоснованными, понятными для всех участников процесса и содержать прямые ответы на поставленные вопросы.

По форме выводы могут быть однозначными или альтернативными, условными или безусловными, утвердительными или отрицательными. Они могут излагаться в категорической или вероятной форме.

Оценка заключения эксперта как доказательства осуществляется следователем (судом) на общих основаниях. В ходе ознакомления с заключением выясняются следующие вопросы: достаточно ли представленных материалов, удовлетворены ли запросы эксперта, полно и объективно ли исследовались представленные материалы, достаточно ли эффективны примененные при исследовании методики, на все ли вопросы получены ответы и соответствуют ли они установленным результатам. Далее следователь (суд) сопоставляет выводы эксперта с другими собранными по делу доказательствами, определяет место и значение каждого установленного факта в системе доказательств и оценивает заключение в целом.

Проблемные вопросы криминалистического учения о транспортном средстве

Делающее первые шаги на пути своего становления криминалистическое учение о транспортном средстве относится к числу частных криминалистических теорий. В то же время оно является одной из составляющих криминалистического учения о техногенных источниках повышенной опасности. Это оправданно, ибо транспортные средства в настоящее время все интенсивнее используются не только на благо человека, но и при совершении как неосторожных, так и умышленных преступлений. Эффективность активности субъектов поисково-познавательной деятельности в уголовном судопроизводстве будет неизмеримо выше, если они будут опираться на специальную теоретическую базу, в частности, криминалистическое учение о транспортном средстве.

Криминалистическое учение о транспортном средстве является в то же время интегративным продуктом, результатом творческого осмысления достижений тех частных криминалистических теорий, которые входят в него как составляющие (о железнодорожном, воздушном, водном и автомобильном транспортных средствах). У криминалиста имеются в основном наработки в области тактико-методического содержания и механизма следообразования при расследовании нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Такое положение объясняется в криминалистической литературе двумя основными причинами:

1)            воздушный, водный и рельсовый транспорт при движении практически не оставляют следов отпечатков ;

2)            государственная статистика о количестве таких преступлений в советское время была закрытой, что лишало актуальности исследования вопросов их расследования.

Несмотря на то, что преступления, связанные с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного и водного транспорта, по сравнению с аналогичными преступными деяниями в области автотранспорта совершаются значительно реже, их последствия могут иметь очень опасный характер. Достаточно вспомнить столкновение двух аэробусов на взлетно-посадочной полосе в аэропорту Лос-Родео на Канарском острове Тенерифе, которое произошло. Тогда погибло 575 человек. При столкновении теплохода «Адмирал Нахимов» с грузовым судном, произошедшим в Черном море, общее число жертв трагедии составило 398 человек.

Транспортное средство прямо указано в уголовном законодательстве как предмет следующих умышленных преступлений: угон (ст. 166, 211 УК РФ) и пиратство (ст. 227 УК РФ). Кроме того, оно часто фигурирует в той или иной степени при расследовании убийств, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, кражи, контрабанды, терроризма, захвата заложника и т.д. Отдельные аспекты расследования таких преступлений проанализированы в криминалистической литературе. Вместе с  тем, многие проблемы данного направления в криминалистике остаются нерешенными и требуют дальнейшего исследования.

Как и другие частные криминалистические теории, данное учение складывается из двух частей (подсистем): общей и особенной. Общая часть представляет общую модель данной области научного знания. Она должна включать в себя базовые положения, в частности, определения основных понятий, классификацию транспортных средств, вовлеченных в уголовный процесс, задачи их изучения и характеристики, связанных с ними криминалистически значимых следов, общие для всех видов преступлений, а также иные положения и тенденции развития, знание которых необходимо для различных видов научного, практического и дидактического познания.

Особенную часть можно определить как систему теорий, каждая из которых, будучи также обобщенной моделью, но более низкого уровня, имеющих:

- меньший объем, но являющихся более содержательными по сравнению с

- общей моделью. Она включает в себя знания о своеобразии отдельных видов

- транспортных средств с акцентированием внимания на типичных ситуациях, которые складываются в изучаемой научно-обеспечиваемой зоне практической деятельности, а также задачах, средствах, методах их решения.

Понятие «транспорт» (от лат. transporto  перемещаю) в юридической и технической литературе зачастую используется в различных значениях, а именно, как транспортно-технологический комплекс, обеспечивающий перевозку пассажиров, грузов, багажа и почты, а также транспортное средство, используемое для перевозки людей и грузов. Вторая позиция представляется верной, поскольку именно транспортное средство, а не весь транспортно-технологический комплекс является техногенным источником повышенной опасности.

В юридической литературе определения видов транспортного средства имеют неоднозначное толкование. Так, в уголовно-правовой литературе не дается определение автомототранспортного средства.

В ст. 264 УК РФ введено понятие «механическое транспортное средство», которое частично раскрывается в примечании к данной статье. По мнению большинства ученых-юристов, под механическим транспортным средством следует понимать любое транспортное средство (автомобили, трамваи, троллейбусы, мотоциклы, тракторы и самоходные машины), кроме мопеда, приводимое в движение двигателем. Аналогичное определение этого термина изложено в п. 1.2. Правил дорожного движения Российской Федерации (ПДД РФ). Здесь же в ПДД дается термин «транспортное средство», под которым понимается устройство, предназначенное для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем.

По мнению А. В. Лесных, транспортное средство  это механическое устройство, которое предназначено для движения по дорогам общего пользования и перевозки людей, грузов или оборудования, установленного на нем, максимальная конструктивная скорость которого превышает 50 км/час, а тяговая сила создается за счет двигателя объемом свыше 50 см3 или мощностью свыше 50 л.с. При этом превышение транспортным средством хотя бы одного из параметров будет означать отнесение его к категории автомототранспортных средств.

Последнее определение с некоторыми дополнениями можно сформулировать в следующей редакции: автомототранспортное средство  это вид транспортного средства, осуществляющий перевозку людей, грузов или оборудования, установленного на нем, по дорогам с использованием колесного или гусеничного движителя с максимальной конструктивной скоростью более 50 км/час, тяговая сила которого создается за счет двигателя с рабочим объемом более 50 см3 или мощностью свыше 50 л.с.

Известно, что автомобили в настоящее время  это наиболее массовый вид автомототранспортных средств, предназначенный для перевозки пассажиров на короткие и средние расстояния, а также перевозки грузов на небольшие, средние и значительные расстояния. Автомобилизация, наряду с безусловно положительными моментами, влечет и отрицательные последствия. В первую очередь это большое число дорожно-транспортных происшествий. Так, если в отдельные годы на железной дороге погибало от 2 до 20 человек в год, на морском транспорте  12 человека, на речном  123, а на воздушном  37310 человек, то автомобильный транспорт по числу погибших на несколько порядков опережает их”. Например, по данным ГИБДД в Российской Федерации было зафиксировано 157,6 тыс. дорожно-транспортных происшествий, в которых погибло 25 594 и было ранено 179 401 человек.

По назначению автомобильные средства можно разделить на:

1)            грузовые (тягач, грузовой автомобиль);

2)            пассажирские:

а)            автобус (вагонного типа, сочлененный, двухэтажный, микро);

б)           легковой автомобиль (личного и ведомственного пользования, такси, прокат);

3)            специальные (пожарные, санитарные, спортивные и т.д.).

Кроме того, автомобили можно классифицировать по:

1)            проходимости: дорожные, внедорожные повышенной и высокой проходимости (колесные полноприводные, колесно-гусеничные, полугусеничные и другие движители);

2)            типу двигателя: карбюраторные, дизельные, газобаллонные, электрические и на воздушной подушке.

Рабочий объем цилиндра двигателя (л) легковых автомобилей делят на:

- особо малый (менее 1,2);

- малый (1,211,8);

- средний (1,83,5);

- большой (более 3,5);

- высший (не регламентирован).

Железнодорожный транспорт в уголовно-правовой литературе определяется в основном, как совокупность рельсовых транспортных средств (исключая трамвай), железных дорог, подъездных путей и метрополитена, на которых действуют единые правила по обеспечению безопасности движения. К железнодорожным транспортным средствам следует отнести, на наш взгляд, локомотив, поскольку только с его участием возможны общественно опасные последствия при совершении преступлений. В технической литературе локомотив определяется как силовое тяговое средство, относящееся к подвижному составу железнодорожного транспорта и предназначенное для передвижения по рельсовым путям поездов или отдельных вагонов.

Локомотив подразделяется по его назначению на:

- грузовой (паровоз, тепловоз, электровоз, газо турбовоз);

- электропоезд для пригородного сообщения и метрополитена;   

 - маневровый (мотовоз).

От вида и способа получения энергии локомотив бывает: автономным (получает энергию от дизеля или газовой турбины: тепловоз, газо-турбовоз) и неавтономным (энергия  от источника вне локомотива: например, электровоз).

Водные транспортные средства включают в себя самоходные и несамоходные морские и речные суда, в том числе маломерные, подлежащие регистрации в бассейновых судовых инспекциях или морских торговых портах. Судно  это плавучее транспортное средство, предназначенное для перевозки грузов и пассажиров, водного промысла, проведения научных исследований, вспомогательных работ и пр. Под маломерным судном обычно понимают самоходное судно валовой вместимостью менее 80-регистровых с главным двигателем мощностью менее 55 квт (75 л.с.) или с подвесными моторами независимо от мощности.

Несамоходные водные транспортные средства, относимые ведомственными актами к водному транспорту, в уголовно-правой литературе не являются предметом преступления, предусмотренного ст. 263 УК РФ. Это объясняется тем, что данные транспортные средства самостоятельного значения не имеют и эксплуатируются только вместе с самоходными, и, следовательно, вредные последствия могут наступить лишь в результате нарушения правил безопасности и эксплуатации самоходного судна.

В криминалистике следует изучать, на наш взгляд, только самоходные суда, в том числе и маломерные, поскольку они являются техногенными источниками повышенной опасности со всеми вытекающими отсюда последствиями при совершении неосторожных и умышленных преступлений.

Водные транспортные средства классифицируют по назначению:

1)            грузовые:

а)            сухогрузные (углевозы, лесовозы, рудовозы, рефрижераторы, автомобилевозы, контейнеровозы, зерновозы и др.);

б)           наливные (газовозы, нефте и нефтепродуктовозы, спиртовозы, химовозы и др.);

в)            универсальные;

2)            пассажирские (местного сообщения, круизные, прогулочные);

3)            промысловые (рыболовные, китобойные, краболовные и др.);

4)            специальные (спасательные для судов, пожарные, учебные, научно-исследовательские, гидрографические);

5)            вспомогательные (ледоколы, буксиры, лоцманские суда и др.).

По используемой силовой установке морские суда подразделяются на теплоходы (обычно дизель), газотурбоходы (с газовой турбиной), электроходы (движение от действия электродвигателей, работающих от собственных источников электрического тока или от внешней контактной сети) и атомоходы.

Тип движителя речных судов зачастую делят на колесный, винтовой, на воздушной подушке и подводных крыльях.

Воздушное судно  это летательный аппарат, поддерживаемый в атмосфере за счет взаимодействия с воздухом, отличного от взаимодействия с воздухом, отраженным от поверхности земли и воды. Это определение дано в ст. 32 Воздушного кодекса Российской Федерации и аналогичное  в Приложении № 7 к Чикагской конвенции 1944 г.

В технической литературе воздушное судно определяется как летательный аппарат, поддерживаемый в атмосфере за счет силового взаимодействия с воздухом.

Состоит оно из восьми функциональных систем:

1)            планера;

2)            силовой установки;

3)            системы управления;

4)            взлетно-посадочных устройств;

5)            системы жизнеобеспечения и спасения;

6)            пилотажно-навигационного оборудования;

7)            электро и светооборудования;

8)            радионавигационного и связного оборудования. Данное определение воздушного судна наиболее приемлемо, на наш взгляд, и в криминалистике.

В данной работе рассматриваются воздушные суда тяжелее воздуха: самолеты и вертолеты, исключая военные летательные аппараты.

Самолеты и вертолеты различают:

- по назначению: грузовые, пассажирские и специальные (спортивные, учебно-тренировочные, поисково-спасательные, санитарные, для борьбы с пожарами и т.д.);

- в зависимости от максимальной скорости полета: до  и сверхзвуковые;

- по типу силовой установки: с поршневым и газотурбинным (турбовинтовым и турбореактивным) двигателями.

- по способу взлета и посадки: обычный (разбег пробег) и вертикальный.

Вертолеты отечественного производства могут быть классифицированы по количеству несущих винтов и их расположению на: одновинтовой с рулевым винтом (Ми-2, Ми-8, Ми-26, Ми-10), двухвинтовой соосный (Ка-26, Ка-32) и двухвинтовой поперечный (винтокрыл Ка-22) схем.

По нашему мнению, транспортное средство в широком смысле  это сложная техническая система самодвижущегося типа, предназначенная для транспортировки людей, грузов и оборудования, установленного на нем, на определенное расстояние за установленное время. Самодвижущимся или самоходным называется транспорт, приводимый в движение двигателем или другой тяговой (силовой) установкой.

В технике транспортные средства делят по:

1)            типу снабжения энергией:

а)            с автономным периодически возобновляемым источником энергии (автомобиль, тепловоз и т.п.);

б)           с централизованным постоянным источником энергии (трамвай, троллейбус, поезд метро и т.п.);

2)            виду поддерживающего подвеса:

а)            колесные (автомобиль),

б)           гусеничные (трактор),

в)            крылатые (самолеты),

г)            на воздушной подушке (судно),

д)           на магнитной подвеске (поезд) и др.

В криминалистике транспортные средства обычно классифицируют на виды:

1)            наземные безрельсовые:

а)            по способу передвижения: самоходные (автомобиль, троллейбус, мотоцикл, бронетранспортер и т.п.) и несамоходные (велосипеды, ручные тележки, сани и т.п.);

б)           по устройству ходовых частей самоходных транспортных средств: колесные, гусеничные или на полозьях;

в)            по числу осей и колес;

г)            по объему и мощности двигателя;

д)           по максимальной конструктивной скорости;

2)            наземные рельсовые по способу передвижения:

а)            самоходные (трамвай, тепловоз, электровоз и т.п.),

б)           несамоходные (пассажирский и грузовой вагоны, цистерна для перевозки жидких веществ и т. п,);

3)            подземные: преимущественно рельсовые (электропоезд метрополитена, шахтные электровозы, вагонетки и т.п.);

4)            воздушный транспорт: летательные аппараты тяжелее воздуха (самолеты, вертолеты, планеры) и легче воздуха (дирижабли, аэростаты приводные и свободные);

5)            водный транспорт по способу передвижения:

а)            самоходный (теплоход, буксир, катер, моторная лодка и т.д.);

б)           несамоходный (буксируемый, парусный, гребной),

С позиции характера общественных отношений, связанных с обеспечением безопасности движения указанных видов транспортных средств, имеются специфические различия. Железнодорожные, воздушные и водные транспортные средства во время движения представляют собой закрытые или полузакрытые системы, функционирование которых осуществляется в изолированной зоне. Вторжение в нее других подвижных систем, как правило, исключается путем установления строгих запретов. Работник транспорта (оператор) такой закрытой технической системы при ее эксплуатации выполняет заранее составленный и утвержденный план управления и команды органа, управляющего движением и эксплуатацией техники. Большая роль здесь отводится автоматизации управления транспортным средством. Принимаемые решения при этом приобретают необходимые в современных условиях качества: быстроту, точность, обоснованность.

Автомобильное движение, напротив, представляет собой открытую систему, общественная безопасность которой зависит от взаимосогласованного функционирования всех элементов системы «водитель-автомобиль-дорога-среда». Безопасность движения обычно обеспечивается за счет правильного разрешения водителями транспортных средств возникающих конфликтных дорожных ситуаций.

Однако в обоих случаях нередко появляется неопределенность в обстановке управления движением транспортным средством, которая может быть вызвана двумя причинами: незнанием (неосведомленностью) и случайностью. Следует отметить и третью причину неопределенности  противодействие (умышленное внесение фактора, препятствующего движению), которое приводит к необходимости принимать решения, сопряженные с риском, в так называемой конфликтной ситуации. При принятии решений, сопряженных с риском, наряду с объективными условиями обстановки, важное значение имеют субъективные факторы, определяемые, в первую очередь, чертами личности того, кто идет на риск. Это, прежде всего такие свойства индивидуальных черт лица, как оригинальность мышления, уровень тревоги, агрессивность, самостоятельность, установка на внешнее окружение, невнимательность, эгоизм и др.9

Насыщение среды обитания техногенными источниками повышенной опасности увеличивает количество лиц, занятых их эксплуатацией. В то же время растет круг людей, которые по своим психофизиологическим возможностям не способны работать с ними в экстремальных ситуациях. Это ведет к росту неосторожных преступлений, связанных с эксплуатацией техногенных источников повышенной опасности.

 Имеются случаи столкновения судов по причине неправильного исполнения команды капитана корабля членами экипажа. Так, вследствие невнимательности вахтенного механика, который перепутал команду «задний ход» на «полный передний», произошел навал плавбазы на танкер у причала Владивостокского морского торгового порта.    В морской практике следует учитывать тот факт, что длительность пребывания (58 месяцев) в море снижает работоспособность, замедляет реакции на раздражители, повышает утомляемость и ухудшает память человека.

В настоящее время все виды транспортных средств обычно оборудованы средствами регистрации информации о параметрах их движения, качестве функционирования бортовых систем и действиях оператора (например, пилота, машиниста). Такие средства обеспечивают объективный контроль безопасности движения и эксплуатации транспортного средства. Это позволяет использовать полученные данные при расследовании транспортных происшествий.

Так, в аварийных регистраторах («черных ящиках») самолетов и вертолетов осуществляется запоминание информации от трех до ста аналоговых параметров (барометрическая высота, обороты двигателя, скорость, вертикальная перегрузка и т. д.), а также несколько десятков разовых команд. Кроме того, предусмотрена защита этих регистраторов от огня, ударов и агрессивных жидкостей. Для измерения и фиксации параметров движения железнодорожного транспортного средства служит скоростемер, на ленте которого фиксируется информация о скорости движения локомотива, пройденном пути, режиме торможения и заднем ходе, времени следования и стоянках, показаниях автоматической локомотивной сигнализации с автостопом и др.

Объективный контроль безопасности движения и эксплуатации водного транспортного средства обеспечивает судовая система централизованного контроля, с помощью которой осуществляется обработка информации о работе судовых механизмов и агрегатов, о характере и параметрах протекающих в них процессах. Для регистрации необходимых данных применяется печать на электропечатающих устройствах и запись на магнитные носители информации. В автомобилях может быть использован прибор тахограф, который автоматически регистрирует скорость в течение определенного времени (смены, суток). За рубежом тахограмма служит вещественным доказательством при расследовании дорожно-транспортных происшествий.

В криминалистике не определено понятие транспортного происшествия, хотя в отношении происшествий, касающихся отдельных видов транспортных средств, имеются определенные наработки. Наибольшее внимание в криминалистической литературе уделено понятию дорожно-транспортного происшествия. Большинство авторов описывают содержание понятия «дорожно-транспортного происшествия», которое по смыслу не отличается от одноименного определения, данного в п. 1.2 ПДД РФ.

С криминалистической точки зрения такие определения нельзя признать удачными, поскольку в их основе лежат уголовно-правовые признаки состава преступления либо признаки административных правонарушений. По справедливому мнению А.П. Онучина, в криминалистической характеристике происшествия более важно определить основные типичные компоненты понятия, раскрыть их внутренние связи в структуре события. В итоге он предложил оптимальное, на наш взгляд, определение понятия дорожно-транспортного происшествия как дорожного события, связанного «с рассогласованием целесообразного и безопасного порядка дорожного движения, содержащего признаки преступления или выражающегося в факте обнаружения компетентными органами общественно опасного вреда и следов, которые воспринимаются как последствия автотранспортного преступления».

В криминалистической литературе понятия других видов транспортного происшествия отсутствуют, но обозначены их классификации, которые зачастую совпадают с классификациями, данными в ведомственных актах (например, Приложение № 2 к приказу МПС РФ № 1Ц «О мерах по обеспечению безопасности движения на железнодорожном транспорте»; Правила расследования авиационных происшествий и инцидентов с гражданскими воздушными судами в Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства РФ № 609).

В зависимости от тяжести последствий различают происшествия:

- на железнодорожном транспорте: крушение, авария и случаи брака в работе;

- в гражданской авиации; катастрофа, авария, поломка и инцидент;

- на водном транспорте: аварийные случаи (навигационные, технические, взрывы и пожары).

Термины «крушение», «катастрофа» и «аварии» (речных и морских судов), данные в литературе, означают в основном событие, характеризующееся наличием последствий в виде причинения тяжкого вреда здоровью, гибели человека (людей), то есть содержащее признаки преступления. Остальные термины характеризуются размером вреда, причиненного транспортному средству.

Исходя из выше изложенного, полагаем, что транспортное происшествие в криминалистике  это событие, связанное с рассогласованием целесообразного и безопасного порядка движения и эксплуатации транспортного средства, содержащее признаки преступления или выражающееся в факте обнаружения общественно опасного вреда и следов, которые воспринимаются как последствия транспортного преступления.

Как видно из данного определения, основой структуры происшествия является общественное рассогласование взаимосвязанного функционирования элементов порядка движения и эксплуатации транспортного средства. Структура транспортного происшествия понимается в криминалистической литературе по-разному.

Традиционно она (структура) ограничивается механизмом события, состоящего как бы из двух частей:

1)            нарушений правил безопасности движения и эксплуатации транспорта;

2)            последствий, наступивших в результате этих нарушений.

При этом выделяются в основном три стадии развития происшествия:

1)            нарушение правил;

2)            аварийная ситуация;

3)            авария, повлекшая последствия.

В отношении данной позиции представляется верным замечание А.П. Онучина о том, что правильнее рассматривать транспортное происшествие длящимся многоэтапным процессом, как бы скоротечен он не был. При таком подходе, по его мнению, механизм происшествия может анализироваться как система взаимосвязанных элементов, каждый из которых «участвовал» в возникновении и развитии преступного деяния. Это способствовало бы более глубокому и полному расследованию развития транспортного происшествия.

В итоге А.П. Онучин выделил семь основных стадий развития автотранспортного происшествия:

1)            исходная стадия развития происшествия (характеризуется уравновешенностью функциональных связей всех элементов дорожного движения);

2)            начальная стадия (определяется появлением в процессе движения транспорта объективного фактора, требующего ответного реагирования водителя и других участников движения в целях поддержания безопасности);

3)            возникновение опасной дорожной ситуации (появление реальной угрозы наступления транспортного происшествия со всеми возможными общественно опасными последствиями);

4)            ответное реагирование системы дорожного движения на опасность (обусловлено взаимосвязанным комплексом ответных реакций на опасность всех элементов системы «водитель  автомашина  среда»;

5)            управляемая аварийная обстановка (водитель транспорта сохраняет некоторую возможность управлять опасным процессом и изменить ход события);

6)            неуправляемая аварийная обстановка (опасный процесс полностью неуправляем);

7)            финальная стадия с прямыми последствиями происшествия при неуправляемой аварийной обстановке и отклоненными  при управлении опасным процессом.  

Данную структуру, на наш взгляд, вполне можно экстраполировать на другие транспортные происшествия (железнодорожные, авиационные и воднотранспортные).

В криминалистике широко применяется термин «место происшествия», который в литературе чаще определяется как место (участок местности или помещение), где наблюдаются последствия этого события, требующего расследования, либо его следы. По последствиями происшествия обычно понимают обусловленные средой и механизмом происшедшего явления материальные следы, находящиеся в определенном пространстве. Так, например, несмотря на то, что авиакатастрофа произошла в воздухе, местом происшествия будет место падения воздушного судна (его частей) на суше или водной поверхности.

В пространственный охват места происшествия входит, на наш взгляд, не только участок местности или помещение, но и, например, транспортное средство, на котором произошло преступное деяние, подводная акватория при осмотре затонувших судов и т.д. Представляется оптимальным мнение Л.А. Иванова о том, что под местом происшествия следует понимать «определенное пространство, где непосредственно произошло происшествие или имеются его последствия, есть (или могут быть) следы, объекты или явления, имеющие доказательственное значение».

В системе контактов и последствий механизм преступления  это причина, вызывающая изменение других объектов, а механизм следообразования  следствие.  Поэтому следы как источники криминалистически значимой информации позволяют устанавливать механизм совершенного преступления, решать при этом многие идентификационные и диагностические задачи расследования, В процессе расследования транспортного происшествия проявляются особенности следообразования, которые зависят от вида происшествия и используемого транспортного средства. Наиболее глубоко в криминалистике изучены следы, имеющие отношение к дорожно-транспортным происшествиям.

Они классифицируются по различным основаниям, в частности по месту их нахождения:

1) на дороге:

а) следы транспортного средства: ходовой части; неходовой части (кузова, бампера, крыльев и др.); отделившиеся при столкновении с препятствием вещества, материалы и изделия (горюче-смазочные материалы, осколки стекла, части, детали узлов и агрегатов, осыпи перевозимого груза и т.д.);

б) следы, оставленные пострадавшими: следы обуви, волочения, личные вещи и т.д.;

2)            на транспортном средстве: следы и повреждения при столкновении с преградой и наездом на неподвижные объекты, пешеходов;

3)            на объектах окружающей остановки: следы воздействия транспортного средства и пострадавшего на опорах мостов и путепроводов, осветительных устройствах и столбах электропередачи, придорожных сооружениях и т.д.;

4)            на одежде, обуви и теле пострадавшего: следы при наезде и переезде тела транспортным средством; следы контакта с частями салона (кабины) автомобиля.

Значительно меньше внимания в криминалистической литературе уделено характерным следам других транспортных происшествий. Из всех работ, посвященных этой теме, следует особо выделить монографию И.Ф. Пантелеева, в которой автор, обозначив концепцию совместного рассмотрения особенностей расследования группы криминалистически сходных видов преступлений, справедливо указывает, что крушение железнодорожного транспорта, авиакатастрофа нередко сопровождаются взрывом и пожаром, а действие последних на борту самолета часто кончается катастрофой. То же самое можно сказать по поводу дорожно-транспортного происшествия и аварии морских судов. Следовательно, виды общепринятых в криминалистике следов транспортных средств необходимо дополнить следами взрыва и пожара, которые достаточно полно рассмотрены в криминалистической литературе.

Вместе с тем, следует отметить, что в ряде случаев обнаружение следов взрыва при осмотре места транспортного происшествия вызывает определенные сложности. Так произошло при расследовании причин авиакатастроф самолетов ТУ-154 и ТУ-134, произошедших почти одновременно в небе над Тульской и Ростовской областями в 2004 году. По данным случаям было выдвинуто много версий, в том числе, техническая неисправность воздушных судов и воздушный терроризм. По мнению авиаспециалистов, картина падения самолета с большой высоты практически всегда одинакова и полностью отвечает законам баллистики. Напрашивалась аналогия с трагедией, произошедшей в США. Тогда в небе Лонг-Айленда, выйдя на высоту эшелона, взорвался и рухнул в океан пассажирский самолет «Боинг-747». Авиакатастрофа привела к гибели 320 человек. Причиной оказался взрыв паров керосина в центральном топливном баке, произошедший вследствие нарушения электроизоляции топливных насосов.

В случае с российскими самолетами признаки террористического акта были обнаружены не сразу. Например, при осмотре места падения самолета Ту-134 следы воздействия заряда взрывчатых веществ были обнаружены на осколках иллюминатора, оплавленных частях обшивки, останках тела террористки и ее личных вещах, найденных только на третий день примерно в 70 м от хвостовой части и около 800 м от фюзеляжа. Кроме того, здесь же был обнаружен клочок бумаги с рукописным текстом, выполненным на арабском языке.

К нетрадиционным следам транспортного происшествия, на наш взгляд, нужно отнести информацию, зафиксированную в средствах объективного контроля безопасности движения и эксплуатации транспортного средства. Наличие и характер этих следов позволяет в ряде случаев отграничить неосторожное преступление от умышленного, например, нарушения правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта (ст. 263 УК РФ) от терроризма (ст. 205 УК РФ).

Кроме того, транспортное средство может выступать как средство совершения различных видов преступлений, что влияет на особенности следообразования. Например, перемещение предметов контрабанды через границу нередко осуществляется с помощью автомобильного, железнодорожного, водного либо авиационного транспорта. Следы преступления в данной ситуации обычно обнаруживают в документах, на основании которых осуществлялась перевозка. Комплект данных документов зависит от вида транспортного средства, который был использован преступниками.

При железнодорожной перевозке  это железнодорожная накладная (одновременно выполняет функции договора перевозки между грузоотправителем и администрацией железной дороги, товарно-распорядительного документа и подтверждения приема груза к перевозке железнодорожным транспортом), дорожная ведомость (составляется для каждой накладной и позволяет учитывать груз на всем пути следования), вагонный лист с описью накладных для организации выгрузки; коммерческий акт (составляется в случаях, когда груз пострадал во время перевозки) и т.д. При морской перевозке  это коносамент (выполняет функции договора перевозки между судовладельцем и грузоотправителем, товарно-распорядительного документа и расписки капитана о приеме груза к перевозке морем), грузовой манифест (перечисляется весь перевозимый груз), морская накладная (подтверждает наличие договора перевозки морским путем, принятие или погрузку перевозчиком), штурманская расписка, на основании которой выписывается коносамент, и т.д. При воздушной перевозке обращают внимание на авиа грузовую накладную. Товарно-транспортная накладная (автодорожная) составляется грузоотправителем и включает в себя как товарные, так и автотранспортные реквизиты.

В международных перевозках применяется множество документов, что связано с национальным и международным правом. Например, для международных перевозок автомобильным транспортом грузоотправитель должен оформить накладную CMR, единый документ-накладную CIM для железнодорожного транспорта. Транспортные накладные БИМКО (Балтийский и международный морской совет) и ФИАТА (международная федерация экспедиторских ассоциаций) введены согласно Правилам ЮНКТАД/МТП (Конференция ООН по торговле и развитию, Международная торговая палата).

Политические и социальные изменения, происшедшие в восточноевропейских странах в 90х гг., оказали большое влияние на состояние преступности в них, в том числе и на рост контрабанды автомобилей. Так, только в Германии около 30% всех угнанных автомобилей наиболее дорогих, престижных марок перегоняются в страны Восточной Европы и перепродаются по поддельным документам на общую сумму более двух миллиардов долларов США. Например, в течении года из-за рубежа на территорию Воронежской области были незаконно вывезены и сбыты более 50 таких автомобилей. Такая же ситуация была зафиксирована недавно в Волгоградской области.

Преступники изготавливают высококачественные документы, свидетельствующие о покупке автотранспортного средства (контракты, купчие, счета справки и т.п.), о пересечении автомобилем таможенной границы РФ (таможенная декларация, документ ВТТ (внутреннего таможенного транзита), временная декларация и т.п.). В регистрационных документах на автомашину нередко подделывают отметки о таможенном оформлении, о праве отчуждения, а также номера таможенной декларации, счета справки и т.п. При этом на высоком уровне перебиваются идентификационные номера транспортного средства, распознать которые иногда достаточно трудно даже на экспертном уровне.

Нередки случаи незаконной выплаты страхового возмещения за автотранспортное средство. Так, в Республике Марий Эл на основании фиктивных документов о якобы происшедших пожарах в автомобилях иностранного производства, составленных сотрудником пожарной службы, было совершено более 20 подобных преступлений. Причиненный ущерб составил около 3 млн. рублей.

Особо следует отметить преступления в сфере оборота контрафактной продукции. По оценке МВД России, прозвучавшей на заседании Правительства РФ 3 октября 2002 г., в странах СНГ уровень контрафакта колеблется от 73 до 94 %, Нашествие контрафакта не обошло стороной и транспорт. Например, на Внуковском авиаремонтном заводе №400 (ВАРЗ) уже несколько лет бракованные, некондиционные детали и запчасти ставились на самолеты под видом новых. В огромном количестве на ВАРЗ поступали детали, похищенные с Рыбинского моторостроительного завода (АО «Рыбинские моторы»). Поставляли их фирмы-однодневки, учрежденные под эгидой самого же ВАРЗа. Паспорта и формуляры на детали подделывались, номера перебивались. Так на подъезде к Внукову работниками милиции был задержан автомобиль с государственным номером Ярославской области, в салоне которого были обнаружены: 4 сопловых аппарата, 12 игольчатых подшипников, 640 контровок, 24 распылителя для форсунок и т.п. В акте технического осмотра специалисты отметили: «данные детали и комплектующие могли быть изъяты из технологического процесса до прохождения технического контроля и приемки. Установка данных деталей может привести к их отказу, к выходу из строя авиадвигателя в полете, к его возгоранию, к разрушению турбин с разрушением фюзеляжа самолета и авиакатастрофе».

Последняя проверка Генеральной прокуратуры Российской Федерации выявила 272 случая отказа систем самолетов, вызванных некачественным ремонтом и установкой некондиционных запчастей. 

На транспорте совершается также ряд других преступлений. Так, по данным Н.И. Гетман и Ю.В. Степаненко, в пассажирских поездах (в основном в поездах дальнего следования) происходит половина убийств, случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, изнасилований, краж и разбойных нападений, регистрируемых на объектах транспорта. В последние годы отмечается все возрастающий объем незаконных перевозок пассажирскими поездами и пригородными электропоездами наркотических средств, огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывных устройств и взрывчатых веществ.

Механизм следообразования при совершении выше указанных преступлений принципиально не отличается от особенностей следообразования одноименных преступных деяний, которые хорошо освещены в криминалистической литературе.  Так, по факту кражи автомобиля ВАЗ-21099 из гаража гр. К. на месте происшествия были обнаружены металлические опилки и замок. У подозреваемых были изъяты две ножовки по металлу, одежда, перчатки и рукавицы с остатками металлических опилок и микрочастицами лакокрасочного покрытия. Проведение криминалистического исследования данных следов позволило изобличить преступников (из практики работы ЭКЦ УВД Калужской области).

В случае, например, с железнодорожным транспортом больше проявляются организационно тактические особенности производства осмотра места происшествия в условиях функционирования подвижного состава: зачастую место совершения преступления не совпадает с местом его обнаружения; следы подвергаются порче, утрате и уничтожению как со стороны заинтересованных, так и посторонних лиц; низкое качество осмотра места происшествия вследствие острого дефицита времени, а также грубых ошибок и упущений, допускаемых сотрудниками транспортной милиции и прокуратуры, и т.д.

Так, следственный осмотр производится нередко оперативно-поисковой группой или нарядом сопровождения поезда, в которых работают в основном сотрудники из числа младшего начальствующего состава милиции. Итоговым документом осмотра в данной ситуации чаще всего выступает рапорт, который, как известно, не относится к актам предварительного расследования.  Такой пробел практически невосполним.

Представляется правильной позиция В.А. Образцова и Л.В. Бертовского о том, что целью следственного осмотра является получение определенного объема знаний об участниках и обстоятельствах исследуемого события. Обнаружение, фиксация, изъятие следов, их анализ, оценка и проверка  это только одна из задач этого следственного действия.  Одним из существенных обстоятельств транспортного происшествия является установление причин случившегося. Необходимо отметить, что в целях повышения оперативности, качества и полноты фиксации обстановки места дорожно-транспортного происшествия, крушения поездов, авиакатастрофы, а также обеспечения объективности проведения дальнейших экспертных исследований, следует использовать голографическую съемку, о чем настоятельно указывается в криминалистической литературе. Для решения этих задач в условиях осмотра места происшествия можно применить, например, портативную голографическую камеру «GREEF», разработанную в России Инновационно-технологическим центром Государственного оптического института им. Вавилова.

Безусловно, рассмотренные аспекты, как и многие другие вопросы криминалистического учения о транспортном средстве, нуждаются в дальнейшем научном осмыслении, адекватном отражении в научной и методической литературе, а также практической апробации субъектами поисково-познавательной деятельности в уголовном процессе.

Социально-правовой анализ личности несовершеннолетних, совершающих грабежи и разбои

Конкретное преступление всегда индивидуально, как специфический акт человеческого поведения. Совершается оно определенным лицом, выражает его волю, стремления, взгляды, привычки, несет на себе печать его личности и "предысторию" лично. Нельзя раскрыть сущность совершенного преступления, его причины, не анализируя личности того, кто его совершил. Наряду с этим правильное представление о личности преступника не может быть получено без учета характера и тяжести совершенного им преступления.

Личность преступника рассматривается криминологией в плане философского осмысления «механизма» детерминации антиобщественной деятельности индивида и как криминогенно важный элемент, выявленный в ходе конкретно-социологического анализа различных видов правонарушений, и как социально-психологический феномен преступных проявлений, субъект специфически социально-психологических отношений, носитель особых черт психологии (личностных качеств), которые должны учитываться в уголовном праве и уголовном процессе, криминалистике и исправительно-трудовом праве.

Однако, когда речь идет именно о личности преступника, доминирующим является криминологический аспект исследования.

Личность преступника  не только научное понятие, но и объект криминологического исследования, отличающаяся от личности других людей содержанием взглядов и ориентации, уровнем кругом потребностей, своей направленностью.

Объяснить поведение преступника, раскрыть его причины, найти эффективные пути и средства предупреждения преступления можно только при глубоком изучении того, что характеризует преступника как личность.

Советские и Российские криминологи внесли значительный вклад в исследование личности преступника.  С точки зрения науки образ жизни преступника, его нравственные устои, поведение, отношение к обществу находятся в резком противоречии с моралью и правом, с правилами человеческого общежития.

Криминологическая трактовка понятия личности преступника основывается на философском учении о человеческой личности, которое определяет органичное единство ее социального и психологического содержания.

«Преступление всегда выражает волю человека, его стремление, взгляды, потребности, привычки и т.д., несет на себе печать личности человека, его совершившего».

Анализ понятия и сущности личности преступника нельзя понимать как самоцель. Поскольку личность преступника есть результат отрицательного воздействия условии социальной среды на человека, изучение такой личности необходимо для подлинно научного исследования причин преступности и разработке эффективных мер их искоренения.

«Знание типичного в преступнике позволяет постоянно совершенствовать систему социального контроля, повышать эффективность предупредительных мер, улучшать профилактическую и воспитательную работу».

Каждая личность, по-своему, сложна, своеобразна и неповторима. Эта индивидуальность складывается в обществе под влиянием непосредственной среды, окружения человека  семьи, конкретного учебного или производственного коллектива, круга друзей и знакомых, связей и отношений, господствующих в среде постоянного общения и жизнедеятельности, так как развитие индивидов, с которыми он находится в прямом или косвенном общении постепенно формирует индивидуальный социальный облик человека.

Таким образом, сущность личности преступника определяется теми свойствами, которые сформировались как под влиянием условий общественной жизни, так и истории его жизни, преломленную через ту микросреду, в которой он находится с детства.

Личность преступника представляет собой личность человека, который совершил преступление вследствие присущих ему антиобщественных взглядов, отрицательного отношения к общественным интересам и выбора общественно опасного пути для реализации его замысла или не проявления необходимой активности в предотвращении отрицательного результата.  

Следовательно, важнейшей чертой личности преступника является наличие у него антиобщественных и индивидуалистических взглядов, убеждений, наклонностей, интересов, свидетельствующих об отрицательном отношении к окружающим, существующим нормам поведения. Однако эти черты личности далеко не во всех случаях приводят к преступлению, не предопределяют преступного поведения и не могут рассматриваться как особенности, присущие только личности преступника, поскольку они могут быть и у иных лиц.

Однако здесь следует заметить, что как ни существенно само по себе проявление личности, выразившееся в акте совершения преступления, полное и всестороннее суждение о ней возможно лишь на основе анализа и оценки всех социальных свойств личности, их содержания и интенсивности проявления, в частности, удельного веса социально одобряемых и социально порицаемых признаков и свойств данного лица. Именно совокупность подобных социальных свойств и характеристик человека, их структура и соотношение не только дают наиболее ясное представление о преступнике, но и помогает понять индивидуальное преступное поведение.

Важность изучения личности преступника и ее социально значимых свойств заключается, прежде всего, в том, что именно через нее осуществляется сложное взаимодействие причины  среда и ситуация личность  деяние  меры». Правильное понимание личности преступника помогает, во-первых, преодолеть разрыв между такими важными проблемами как предупреждение преступлений и причины их совершения.  Во-вторых, суметь своевременно спрогнозировать самую возможность преступного поведения и решить задачи раннего предупреждения его. Для этого, как справедливо отмечает А.И. Долгова, надо знать какой характер носят личностные дефекты, какими условиями они формируются и во взаимодействии с какими ситуациями соответствующие дефекты дают преступное поведение.

Все эти разработанные криминологией положения служат концептуальной основой изучения личности несовершеннолетнего, совершившего грабеж или разбойное нападение, в том числе и структуры данной личности.

В криминологической литературе были высказаны различные мнения о структуре личности преступника. 

Наиболее распространенной и, по нашему мнению, приемлемой является следующая схема криминологической характеристики личности преступника, которую мы и положим в основу нашего определения:

- социально-демографические и уголовно-правовые признаки;

- социальные проявления в различных сферах общественной жизни;

- нравственные свойства;

- психологические особенности

Личность молодого правонарушителя характеризуется наличием такой структуры нравственно-психологических свойств и особенностей (взглядов, стремлений, настроений и т.п.), которая ориентирует ее на выбор именно антиобщественного варианта поведения и при определенной ситуации приводит к такому выбору.

В литературе неоднократно отмечалась связь возраста с характером преступлений и криминальной активностью преступников.

Исследования показывают, что среди преступников, совершающих грабежи и разбои с целью завладения личным имуществом граждан, преобладают лица юношеского возраста. Так, среди них доля 14-15летних в 2,5 раза, 1617 летних  в 3 раза превосходят по удельному весу соответствующие возрастные группы в массе всех преступников. Среди несовершеннолетних, совершивших иные посягательства на чужое имущество, удельный вес этих возрастных групп значительно ниже.

Даже если учесть грабежи и разбои, совершенные подростками до 14 лет, в отношении которых отказано в возбуждении уголовных дел, либо прекращены в установленном порядке (такая категория деяний составляет 2,5% от всех грабежей и разбоев несовершеннолетних), то это не меняет общую тенденцию распределения этих преступлений по возрастным группам несовершеннолетних.

Статистические данные о всех лицах, совершивших грабежи и разбойные нападения в стране за последнее пятилетие, показывают, что за эти виды преступлений несовершеннолетних в возрасте 14 15 лет привлекалось в среднем 3%, а в возрасте 1617 лет 15,6%.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что основную массу преступников из числа несовершеннолетних, привлеченных к уголовной ответственности за грабежи и разбои, составляют лица 16-17 летнего возраста.

В то же время, говоря об определенной связи возраста с характером преступлений и криминальной активностью преступников, и в этом плане характеризуя особенности личности несовершеннолетних, совершавших грабежи и разбои, нельзя полностью отождествлять их с возрастными особенностями, Последние присущи всем подросткам и далеко не всегда являются элементами механизма преступного поведения, хотя при определенных условиях могут усиливать восприимчивость к отрицательным влияниям или облегчать возникновение ситуации преступления.

Особенности личности несовершеннолетних, совершающих грабежи и разбойные нападения, нельзя рассматривать вне связи с особенностями личности несовершеннолетних преступников вообще. К таким особенностям, в частности, относятся культурно-образовательные характеристики большинства несовершеннолетних преступников. У них, прежде всего, фиксируются устойчивые отставания по образовательному уровню на 12 года от своих сверстников. Правда, в условиях тенденции к повышению образовательного уровня несовершеннолетнего населения в целом это различие несколько сглаживается. По данным наших исследований, среди грабителей несовершеннолетних, совершающих разбои, преобладали несовершеннолетние, имеющие образование 89 классов (58,4%). Удельный вес лиц с таким образованием заметно ниже  47,3%.

Удельный вес лиц, не работавших и не учившихся, среди подростков, совершивших грабежи и разбои, составляет 31%, то есть почти каждый третий на момент совершения преступления нигде не учился и не работал. На долю данной категории несовершеннолетних приходится 45% всех преступлений корыстно-насильственного характера.

Изучение несовершеннолетних, совершивших грабежи и разбойные нападения, показало, что доля горожан значительно превосходит долю несовершеннолетних, проживающих в сельской местности. Проведенные нами исследования показали, что среди несовершеннолетних, совершивших грабежи, горожане составляли 76,9%, совершивших разбои  80%.

Сравнительно большая криминальная активность несовершеннолетних, проживающих в городах, совершивших грабежи и разбои, отчасти объясняется известными и понятными особенностями городов, влекущими концентрацию значительных масс людей и определенную анонимность проживания в условиях городской жизни, облегчающими совершение подобных преступлении, затрудняющими их раскрытие. Среди несовершеннолетних грабителей, умысел которых направлен на завладение личным имуществом граждан, доля местных жителей составляет 87,5%, а среди лиц, совершивших разбойные нападения  85,5%.

Исследования несовершеннолетних, совершивших грабежи и разбои, выявили некоторые особенности мотивации их преступного поведения.

Данные об особенностях личности несовершеннолетних послужили основой для разработки их типологии. Последняя помогает познать сущность самой личности преступника. Она связана с изучением таких свойств человека, как сознание и поведение, темперамент, эмоции, воля, навыки, умение, привычки, направленная установка и т.д. Именно это служит основой для установления отличных друг от друга типов личностей.

В литературе отмечается, что типология создает возможность определить «усредненную» характеристику личности преступника, существенно отличающуюся от норматива нашего общества.

Использование усредненной модели позволяет повысить эффективность профилактической деятельности, вести эту работу более конкретно и целенаправленно. Разработка типологии, классификация этих лиц  ключ к решению ряда задач профилактической работы и корреляции личности преступников.

Представляет несомненный интерес типология личности несовершеннолетних преступников, которую предлагает Г.М. Миньковский.

Она строится на 4 типах несовершеннолетних, совершающих преступления, для которых общественно опасное деяние было:

а)            случайным, противоречащим общей направленности личности (2530%);

б)           прогнозируемым с учетом общей неустойчивости личности направленности, но случайным с точки зрения повода и ситуации (2530%);

в)            результатом общей отрицательной направленности личности, не достигающей, однако, уровня преступной направленности (3040%);

г)            результатом преступной направленности личности (1015%)

Представляется, что такая классификация не только фиксирует основные варианты возможной направленности личности несовершеннолетнего на момент совершения преступления, но и отражает реальный процесс постепенного укоренения социально-негативных черт личности. Речь идет о случаях, когда не были приняты меры по предотвращению перехода конкретного лица на преступный путь или они оказались недостаточными. 

Вместе с тем конкретные данные, которые приводит Г. М. Миньковский, могут быть использованы как база для сопоставления и с данными, полученными нами в процессе изучения личности несовершеннолетних, виновных в грабежах и разбоях. Такое сопоставление позволит увидеть особенности структуры контингента интересующих нас преступников с точки зрения количественного (долевого) соотношения в нем различных типологических групп.

Особенности контингента грабителей и несовершеннолетних, совершающих разбои, определяются, прежде всего «отклонениями» (причем существенными) в количественных характеристиках удельного веса двух типологических групп: случайных преступников, т.е. лиц, преступное поведение (поступок) которых противоречит общей направленности их личности, а также группы наиболее опасных преступников (четвертая группа), т.е. лиц, для которых грабеж или разбойное нападение являлись результатом преступной направленности личности.

Доля случайных преступников в нашем контингенте вдвое уступает соответствующему показателю в «контрольной группе». Такая особенность может быть, на наш взгляд, объяснена следующим. Прежде всего, здесь «отклонение» происходит за счет лиц, совершающих грабежи, а не разбойные нападения. Причем сказываются не столько объективные различия в объеме лиц, относящихся к данному типу, сколько особенности уголовной политики, практики привлечения к уголовной ответственности таких лиц.

Дело в том, что, значительная часть грабежей, которые впервые совершают подростки, это деяния, направленные на сверстников, причиняющих незначительный материальный ущерб и по объективной стороне посягательства близко примыкающие к мелкому хулиганству или даже озорству, имеющему возрастную окраску. В отношении лиц, совершающих подобные деяния, правоохранительные органы и, в частности, органы внутренних дел чаще всего ограничиваются мерами воздействия, не связанными с привлечением к уголовной ответственности. Немалая доля таких деяний вообще остаются вне уголовной регистрации (в некоторой степени сказанное относится и к деяниям, которые должны квалифицироваться как разбойные нападения). В итоге существенно уменьшается общее число лиц, зафиксированных уголовной статистикой, и это, безусловно, сказывается на уменьшении удельного веса случайных преступников в общей массе несовершеннолетних, совершивших грабежи и разбои. Итак, представляется, что в действительности различия в сопоставляемых контингентах есть, но они не столь велики.

Иначе обстоит дело с той группой несовершеннолетних, для которых совершение грабежа или разбоя является результатом преступной направленности личности. Их удельный вес в нашем контингенте в два раза больше, чем в "контрольной группе”.

Поскольку субъекты, относящиеся к этой категории, как правило, проявляют свою преступную направленность неоднократным совершением преступлений и иных правонарушений, грубым пренебрежением к существующим в обществе нравственным и правовым нормам, поскольку можно утверждать, что совершение этими лицами грабежа или разбоя (речь не идет о латентных деяниях) обязательно влечет за собой привлечение к уголовной ответственности. Таким образом, имеющаяся статистика в основном реально отражает численность лиц данной категории.

Если теперь обобщить сопоставительную картину в целом можно сделать следующий вывод. Поскольку в нашем контингенте меньше случайных преступников и одновременно вдвое больше лиц с преступной направленностью,  мы вправе заключить, что этот контингент отличается более высокой степенью общественной опасности по сравнению со средним (обобщенным) соответствующим показателем, характеризующим несовершеннолетних преступников в целом.

Существенным элементом криминологической характеристики несовершеннолетних грабителей и совершающих разбои является система их ценностных ориентации, склонность к совершению различных нарушений по месту учебы, работы, в общественных местах, их антиобщественная установка.

Наши исследования показали, что подвергались дисциплинарным воздействиям со стороны администрации учебных заведений и организаций 64,8% и 75% лиц, которые в дальнейшем совершили соответственно грабежи и разбойные нападения в том числе: за прогулы  соответственно 25,3% и 27,8%, за плохую учебу, работу 30,5% и 26,4%, за употребление спиртных напитков  22,1% и 26,4%, за драки18,9% и 20,8%.

В то же время привлекались к административной ответственности, а также подвергались мерам общественного воздействия 60,4% и 65% несовершеннолетних.

Криминологический анализ возрастных и психологических особенностей несовершеннолетних, совершающих грабежи и разбои, будет неполным без изучения их социального состава, рода занятий до совершения преступлений. Установлено, что в числе грабителей и несовершеннолетних, совершающих разбои, наибольший удельный вес составляли учащиеся училищ, колледжей (грабители 36,3%, совершающие разбои  35%. Насколько ниже удельный вес работающих несовершеннолетних (грабителей  26%, совершающих разбои  22%). Из числа школьников: грабители 17,6%, совершающих разбои18%.

Таким образом, значительную долю несовершеннолетних, совершающих грабежи и разбойные нападения, составляют учащиеся профессионально технических училищ и общеобразовательных школ. При этом отмечается, что в основном их преступные действия направлены на завладение личным имуществом граждан. Так, удельный вес учащихся, совершивших грабежи с целью завладения личным имуществом граждан, составляет 35,8%, что в три раза превосходит их долю в грабежах с целью завладения имуществом юридических лиц.

Для несовершеннолетних грабителей и совершающих разбои характерным является:

- ограниченность использования ими каналов культурной информации (регулярно читали книги не более 1214% обследованиях подростков, газеты  4%, причем, в основном телеигру, фильмы боевики, спортивную и развлекательную информацию);

- отношение к кино, телевидению, радио как к средству заполнения свободного времени, а не как к источнику получения культурно значимой информации;

- предпочтение "своих" каналов информации, в том числе получение большей части сведений у лиц, с которыми проводят свободное время;

- ограниченность интересов и потребностей в сфере образования и культуры, увлеченность потребительским досугом.

Анализ потребностей, интересов и отношений в сфере учебной, трудовой, общественной деятельности несовершеннолетних, совершающих грабежи и разбои, показывает, что среди этих подростков отмечается в несколько раз больше лиц, неуспевающих из-за отсутствия прилежания, чем среди всех учащихся; имеющих взыскания от администрации предприятий, чем у других работающих несовершеннолетних; не желающих участвовать в общественной жизни школы, класса, предприятия.

Применительно к сфере досуга и быта ведущим у большинства несовершеннолетних грабителей и совершающих разбои является бесцельное и беспорядочное времяпровождение, употребление спиртных напитков и наркотиков. Так, при опросе осужденных выяснилось, что 40% предпочитают в свободное время «хорошо прогуляться» «просто так» по скверам, паркам и улицам; 18,6%  поиграть на игровых автоматах, во дворе в домино, карты; посещали рестораны, кафе, закусочные и бары с употреблением пива, вино-водочных изделий  43,7%; 86,2% употребляли спиртные напитки до совершения преступления; 48,5% опрошенных играли в карты на деньги; 7,2%  употребляли наркотики; 67%  участвовали в драках, ссорах, скандалах на улицах и в других общественных местах.

При таком проведении свободного времени усиливаются различного рода негативные, в частности, потребительские, эгоистические привычки и потребности.

Как показали наши исследования, одной из особенностей несовершеннолетних грабителей и совершающих разбои является несформированность их мировоззрения, выражающаяся, в первую очередь, в поверхностном, искаженном представлении о содержании ряда моральных понятий. Опрос осужденных об идеалах его друзей показал, что 42,5% считали  прав тот, кто сильнее, кулаком можно решить все и добыть необходимое; 40,1% заявили, что нужно «красиво» прожить сегодня, а завтрашнее как-нибудь образуется, 43,7%  достижение личных целей более всего зависит от умения их достигать, не считаясь со средствами.

Таким образом, искаженное представление о нормах морали и нравственности, более того, пренебрежительное к ним отношение оказывает существенное влияние на выбор аморальных, антиобщественных вариантов поведения. Характерное для подростков данной категории преступление чувств, душевная черствость, грубость, которые служат для них своеобразной ширмой, отгораживающей аморальное действие от его нравственной оценки.

В эмоционально-волевой сфере у несовершеннолетних грабителей и совершающих разбои чаще всего фиксируется ослабление чувства стыда, равнодушное отношение к переживаниям других, несдержанность, грубость, лживость, не самокритичность.

Важным показателем, характеризующим преступную активность; несовершеннолетних, совершивших грабежи и разбои, являются сведения о количестве ранее совершенных ими преступлений. Неоднократное совершение преступлений свидетельствует об устойчивой антиобщественной ориентации личности, ее нравственно-психологической испорченности, о прочно укоренившейся готовности действовать в направлении достижения преступных целей.

Статистические данные за последние пять лет, показывают, что рецидив среди несовершеннолетних, совершающих грабежи и разбои, в среднем составляет 13%, в том числе среди грабителей 12,4%, среди совершающих разбои 14,6%. Характерны в этом отношении данные следующего сравнения: рецидив среди несовершеннолетних, привлеченных к уголовной ответственности за хулиганство, составил 9,9%, за тяжкие телесные повреждения 12,9%, кражи личного имущества граждан  11,7%. Таким образом, рецидив среди несовершеннолетних, совершающих грабежи и разбои, еще относительно высок и превышает рецидив несовершеннолетних, привлекаемых к уголовной ответственности за хулиганство, тяжкие телесные повреждения и кражи личного имущества граждан.

Проведенные нами исследования показали, что доля рецидива неодинакова внутри самой группы корыстно-насильственных преступников. При этом отмечаются следующие закономерности. Во первых, удельный вес ранее судимых несовершеннолетних среди лиц, совершивших грабежи и разбои с целью завладения имуществом юридических лиц ниже в 1,7 раза, чем среди тех, кто совершил аналогичное деяние в отношении личного имущества граждан. Во-вторых, при сравнении доли ранее судимых несовершеннолетних, различающихся по способу завладения имуществом, отмечается повышенная доля (на 19,8%) ранее судимых среди совершивших разбои по сравнению с грабителями.

Сведения о рецидивной преступности еще раз подтверждают, что грабежи и разбои против чужого имущества юридических лиц совершают несовершеннолетние с более: устойчивыми антиобщественными взглядами, привычками, навыками. Это же относится и к способу завладения имуществом. Несовершеннолетние с более устойчивой антиобщественной ориентацией чаще совершают посягательства в форме разбоя.

Специальный рецидив несовершеннолетних, совершивших грабежи и разбои, незначителен и составляет, по нашим исследованиям, 20,1% по отношению ко всем ранее судимым несовершеннолетним. Исследование показало, что он менее характерен для преступников, посягающих на чужое имущество юридических лиц, и более характерен для преступников, посягающих на личное имущество граждан.

Относительно высокий показатель специального рецидива среди несовершеннолетних, совершивших грабежи и разбои с целью завладения личным имуществом граждан, объясняется, прежде всего, тем, что эти преступления в большинстве случаев носят ситуативный характер и совершаются несовершеннолетними, которые в большинстве своем не обладают устойчивой антиобщественной ориентацией с четко выраженной корыстной направленностью.

Определенный интерес представляет распределение корыстно-насильственных преступников, когда в качестве первого преступления несовершеннолетними было совершено хулиганство. По нашим данным, 2,8% несовершеннолетних, совершивших хулиганство, приходится на тех несовершеннолетних, которые впоследствии совершили грабежи и разбои с целью завладения личным имуществом граждан. Это еще раз подтверждает вывод о том, что между грабежами и разбоями, совершенными несовершеннолетними в целях завладения личным имуществом граждан, и хулиганством существует определенная связь. Эти преступления во многом обусловлены конкретной ситуацией. Как уже отмечалось выше, среди грабежей и разбоев, совершенных  несовершеннолетними с целью завладения личным имуществом граждан, немалая доля преступлений, которые явились развитием деяний, начатых из хулиганских проявлений.

Интересным представляется вопрос формирования у несовершеннолетних, совершающих грабежи и разбойные нападения, предрасположенности к рецидиву, которая во многом выражается отношением несовершеннолетних к совершенным ими грабежам, разбойным нападениям.

Из числа опрошенных нами несовершеннолетних, совершивших грабежи и разбойные нападения, менее половины  47,3%  полностью признали себя виновными, помогли изобличить соучастников и чистосердечно раскаялись в совершенных преступлениях; 10,8% несовершеннолетних признали себя виновными в преступлениях, но не сожалеют о происшедшем, безразлично отнеслись к содеянному; 34,7% признали себя виновными частично, либо не признали своей вины вообще; 7%  признали, что совершили преступления и бравировали этим.

На наш взгляд, примерно 52% опрошенных грабителей и совершивших разбои на момент опроса имели в разной степени выраженную антиобщественную установку, свидетельствующую о реальной опасности совершения ими новых преступлений. Эти лица, безусловно, нуждаются в активном профилактическом воздействии, которое целесообразно проводить с учетом степени их криминогенной «зараженности».

Рассматривая характеристику преступных действий, образующих составы грабежей и разбоев, мы в ряде случаев фиксировали достаточно ощутимые расхождения, позволяющие говорить о специфике этих деяний в отличие, скажем, от хулиганства. И совершенно не случайно, по нашему мнению, такого рода дифференциация оказывается менее уловимой, когда речь идет о сопоставительной характеристике грабежей и разбоев с одной стороны и, скажем, хулиганства с другой (что и нашло свое отражение в материалах данной статьи. Дело не только в том, что соответствующие особенности 

легче всего фиксируются, когда те или иные качества личности, ее свойства «материализуются», приобретая реальные очертания в конкретном поступке. Если бы дело было только в этом, то тогда стоял бы вопрос о поисках более тонких, более чувствительных научных инструментов, с помощью которых можно было бы надежно фиксировать дифференцированные признаки личности грабителя и хулигана.

В данном случае суть вопроса, как нам представляется, сводится к иному. Личностные свойства, названных категорий преступников, во многих отношениях являются общими. Иными слова по большинству внутренних позиций личность несовершеннолетнего корыстно-насильственного преступника и хулигана, имеет гораздо больше общего, чем существенных различий (наш опыт работы позволяет заметить, что у взрослых преступников различия просматриваются гораздо более явственно, а грани оказываются более четко выраженными. Однако вопросы, относящиеся ко взрослым преступникам, представляют предмет самостоятельного изучения, поэтому мы их специально не рассматриваем).

Сказанное не означает, что таких различий вообще нет. Они касаются, прежде всего, сферы, характеризующей корыстные аспекты направленности личности. Они не последние, видимо, не характерные для большинства хулиганов (особенно «чистых» хулиганов). Что же касается насильственной направленности, то она в той или иной мере свойственна многим подросткам, совершающим хулиганство.

Таким образом, можно утверждать, что грани, отделяющие один тип личности преступника от другого, оказываются в значительной степени «размытыми» в данном случае и потому были бы бесплодными попытки четко выделить свойства, характерные для корыстно-насильственных преступников, и только для них (исключением, как указывалось, являются частности).

Имеет значение здесь и то важнейшее обстоятельство, что корыстно-насильственная направленность  это настолько широк круг самых разнообразных негативных свойств и качеств, что трудно, видимо, найти какие-то иные типы личности преступника которым, хотя бы частично, такие качества и свойства оказались бы не присущими.

Из всего изложенного можно сделать следующие выводы:

1)            нет оснований говорить о несовершеннолетних лицах, совершающих грабежи и разбои, как о некоем особом типе личности преступника, обладающим свойствами, характерными только этой категории преступников;

2)            характеристика личности несовершеннолетних, совершающих грабежи и. разбои, имеет ту основную специфику, что включает в себя широкую совокупность разнородных качеств и свойств, присущих в других случаях, частично одним и частично другим группам преступников;

3)            отсутствие жестких граней, отделяющих корыстно-насильственных преступников от других категорий преступников, позволяет сделать вывод и об условиях нравственного формирования их личности. Главное здесь состоит именно в соединении тех конкретных негативных социальных факторов, которые приводят, в конечном счете, к возникновению черт личности, предопределяющих возможность совершать преступления «двойной направленности». 



темы

документ Юридическая безопасность коллективных субъектов российского права
документ Уголовный кодекс РФ
документ Упрощенная форма досудебного производства
документ Самозащита
документ Гражданин



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты