Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Судебное право

Судебное право

Судебное право

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Судебное право
2. Права судебных приставов
3. Судебные права граждан
4. Система судебного права
5. Судебная защита прав потребителей
6. Уголовно-судебное право
7. Административное судебное право
8. Принципы судебного права
9. Права судебных исполнителей
10. Международное судебное право
11. Судебное осуществление прав
12. Проблемы судебного права
13. Органы судебной защиты прав
14. Судебные права в конституции
15. Римское судебное право

Судебное право

Судебное право - это право, создаваемое прецедентами судебными (прецедентное право), судебной практикой, решениями конституционных судов и другими судебными актами.

Судебное право - это совокупность норм, регулирующих судоустройство и судопроизводство. В этом смысле судебное право носит характер межотраслевого комплекса норм.

Судебное право, представляя собой важнейший элемент судебной системы, является малоисследованной на современном уровне развития правовой науки категорией.

До настоящего времени не существует устоявшегося определения судебного права, хотя, если смотреть в историческом разрезе на интересующее нас понятие, то мы увидим, что идея судебного права в разные времена понималась по-разному.

На рубеже XVII - XVIII - начала XX в. были заложены основы и получила развитие такая отрасль публичного права, как судебное право. Судебное право в тот период, да и сейчас, развивалось и совершенствовалось в условиях судебных реформ, проводимых при правлении Петра I, Екатерины II и Александра II. Основные этапы генезиса судебного права можно связать с судебными реформами 1-й четверти XVIII в., 4-й четверти XVIII в., 1-й четверти XIX в. и последней трети XIX в.

Проведенные в первый период в становлении судебного права, в первой четверти XVIII в., реформы аппарата управления и суда, сопровождавшиеся созданием новых органов правосудия, можно подразделить на два этапа.

Первый начинался на рубеже XVII - XVIII вв. и продолжался до реформы центрального управления в 1717 - 1718 гг. Второй этап начался с учреждения вместо приказов коллегий и проходил до конца правления Петра I.

На первом этапе усилилась роль царя в отправлении правосудия, по сравнению с прошлым столетием. В качестве верховного судьи царь единолично разбирал многие дела по своему усмотрению. Петр I лично устным указом приговорил к смерти стрельцов, участников восстания 1698 - 1699 гг.

Второй этап реформ Петра I в области судоустройства связан с реорганизацией центрального правительственного аппарата. Его начало относится к 1717 - 1718 гг., когда взамен приказов были учреждены коллегии.


Радикальная модернизация системы правосудия проводилась не в первое десятилетие правления Екатерины II, а в период осуществления губернской реформы 1775 - 1780 гг. и в связи с ней. Проведенная, согласно Указу 1763 г., реформа Сената привела к его превращению в высшую судебную инстанцию для областных судов.

Учреждения о губерниях состояли из двух актов, изданных в разные годы. Первая часть была издана 7 ноября 1775 г., вторая - 4 января 1780 г. Судебные вопросы рассматриваются в обеих частях.

Суд по-прежнему оставался одним из институтов управления, но на местном уровне создавались, отдельно от административных, судебные органы.

Наиболее прогрессивной была судебная реформа 1864 - 1899 гг., в ходе которой была законодательно оформлена и закреплена независимая судебная власть, за вновь созданными судебными органами, обособленными структурно и функционально от законодательных и исполнительных. Однако все судебные реформы, включая и вышеназванную, являлись важными факторами в процессе становления надлежащей организации правосудия. Такой, которая была бы способна не только осуществлять карательную по отношению к нарушителям закона функцию государства, но и способствовать восстановлению нарушенных и охране установленных прав и свобод субъектов.

Реформы судоустройства и судопроизводства в XIX в. проходили в условиях модернизации системы государственного управления в целом, поскольку отправление правосудия оставалось частью административных функций правительства, но необходимость их разделения уже осознавалась носителями верховной власти. В XX в. проблема судебного права практически долгое время не исследовалась: процессуалисты не воспринимали идею судебного права.

И.Я. Фойницкий, указывая на самую тесную связь уголовного судопроизводства с процессом гражданским по строению и по форме, говорит, что они образуют систему судебного права.

И.В. Михайловский приводил в доказательство такой постановки проблемы следующие доводы: судебный процесс всегда предполагает спор о праве; итоговое решение суда касается применения права. Вопросы целесообразности остаются вне судебного обсуждения.

Утверждая, что особенности гражданского и уголовного процессов не имеют решающего, принципиального характера, И.В. Михайловский справедливо отмечал, что уголовный процесс отличается от гражданского не больше, чем общее уголовное судопроизводство от суммарного. Кроме того, автором высказана идея о необходимости "особой науки, посвященной изучению как самого органа судебной функции государственной власти, так и деятельности этого органа".

В советский период развитие идеи судебного права в основном является заслугой Н.Н. Полянского. Он рассматривает гражданский и уголовный процесс как самостоятельные дисциплины в пределах одной науки процессуального права, входящей, в свою очередь, в состав науки судебного права. "Учение об уголовном процессе и учение о гражданском процессе не могут быть разрабатываемы в отрыве друг от друга; успешная разработка общих для уголовного и гражданского процессов понятий, принципов и институтов требует совместных усилий представителей обеих дисциплин: при построении уголовного и гражданского процессов должны быть учитываемы связующие их звенья". Интересна мысль автора о том, что к судебному праву помимо судоустройства, судопроизводства, гражданского и уголовного процессов можно относить и криминалистику. "Ввиду той роли, какую играют сообщаемые ею сведения... не только в уголовном, но и в гражданском процессе (например, в случаях спора о подлоге, об отцовстве), криминалистика должна быть отнесена к составу науки судебного права в широком смысле в качестве вспомогательной науки по таким же основаниям, по каким к науке судебного права в широком смысле могут быть отнесены судебная медицина и судебная психиатрия".

Принятие Концепции судебной реформы в Российской Федерации ознаменовало новый этап преобразования правосудия в нашей стране путем отказа от его репрессивного характера, провозглашения в качестве цели судопроизводства охраны прав, свобод и законных интересов участников процесса, а также путем утверждения независимого суда, лишенного обвинительной функции и призванного беспристрастно разрешать социальные конфликты в сфере права.

С течением времени меняются приоритеты: так, в Постановлении Правительства РФ "О Федеральной целевой программе "Развитие судебной системы России" ставится цель "повышение качества осуществления правосудия, совершенствование судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций".

С проблемой качества правосудия, на наш взгляд, тесно связан вопрос принятия единого правового акта, регулирующего наиболее общие вопросы судопроизводства и судоустройства. Наиболее последовательно эту мысль проводила Э.М. Мурадьян.

В унисон Э.М. Мурадьян О.В. Люкина вполне обоснованно предлагает систематизировать всю общетеоретическую информацию о правосудии в отдельном правовом акте - Федеральном конституционном законе "Об основах правосудия в Российской Федерации".

К тому же, по верному утверждению Э.М. Мурадьян, судебное право получит всеобщее признание, когда в его реальном существовании будет убеждать все - от законодательного акта об основах правосудия до системы судебных прецедентов, убеждающих в его полезности для полноценной судебной защиты и правоприменения.

Однако, несмотря на то, что проблема судебного права имеет глубокие корни, с уверенностью утверждать, что отечественное правоведение в настоящее время имеет четкое представление о сущности этого правового феномена, вряд ли представляется возможным.

В современной юриспруденции в общем виде под судебным правом понимают совокупность норм права, устанавливающих судоустройство, определяющих юрисдикцию судов и судопроизводство (или юрисдикционный процесс). Н.В. Витрук предлагает судебное право понимать как правовой комплекс (семью), состоящий из ряда самостоятельных отраслей, а все виды судопроизводства включить в комплекс (семью) юрисдикционного процесса.

"Под судебным правом, - пишет Э.М. Мурадьян, - можно понимать также супер отрасль, образуемую всеми процессуальными отраслями, оставляя в стороне судоустройство".

По нашему мнению, судебное право - это часть публичного права, включающая в себя общие положения процессуальных и материальных отраслей права, положения которых применимы в процессе отправления правосудия.

Таким образом, мы приходим к выводу, что, несмотря на богатую историю, проблемам судебного права не уделено должного внимания со стороны деятелей науки. Данная сложная, но крайне важная правовая категория еще ждет своего исследователя.

В связи с этим Э.М. Мурадьян правильно обосновывает необходимость изучения данного правового феномена, говоря о том, что основной смысл легализации и развития судебного права состоит в преодолении на его основе отраслевой замкнутости, необоснованных различий в интерпретации и применении Конституции, закона, межотраслевых принципов, не состыковки мотивов, выводов, судебных правоположений пересекающихся актов разных судов по одним и тем же или взаимосвязанным вопросам фактов и права.

Права судебных приставов

Федеральную службу судебных приставов представляют судебные приставы-исполнители, которые наделены широкими полномочиями. Эти должностные лица контролируют исполнение решения суда. В ходе судебно-исполнительного производства им разрешено исполнить постановление суда в отношении должников в принудительном порядке.

Пристав-исполнитель по закону обязан оповестить должников о месте и времени изъятия имущества заранее. Письмо отправляется в течение 2 месяцев, после того как неплательщик не станет платить по собственной воле. Учтите, что судебный пристав не обязан проверять, ознакомились ли должники с его извещением, которое позволяет ему прийти в указанный срок.

Часть 17 статьи 30 закона “Об исполнительном производстве” устанавливает, что копия судебного постановления также отправляется по адресу регистрации гражданина, то есть по прописке. Если человек не уведомит органы регистрационного учета о том, что он сменил место жительства, то письмо придет по последнему известному адресу, а неплательщик будет считаться оповещенным.

Институт судебных приставов был учрежден на Руси в середине XV века, и за пять столетий претерпел существенные изменения. Сегодня деятельность судебных приставов регулирует ряд законов и нормативных актов, которые достаточно четко определяют их права и обязанности.

В частности, в своей работе эта категория сотрудников правоохранительных органов руководствуется указом Президента РФ «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти», а также законами «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве».

Основная сфера деятельности судебных приставов – обеспечивать порядок в судах и содействовать исполнению их решений. В обязанности судебных приставов по обеспечению установленного порядка в судах входит охрана здания и помещений, в которых проходят слушания дел, поддержание правопорядка, защита судей и обеспечение сохранности материалов судопроизводства, доставка в зал суда обвиняемых, а также свидетелей, которые уклоняются от присутствия на процессе.

Судебные приставы по обеспечению установленного порядка в судах имеют право применять физическую силу, оружие и спецсредства в случае, если подозреваемый либо свидетель оказывают сопротивление. Кроме этого, в их компетенции – свободное проникновение в офисы, квартиры и на предприятия с целью выполнения своих профессиональных обязанностей.

Однако применять подобные меры судебный пристав не имеет права без предупреждения об этом лиц, которые оказывают сопротивление, иначе это будет расценено как превышение им служебных полномочий.

В обязанности судебного пристава-исполнителя входит предоставление возможности лицам, в отношении которых должно быть выполнено то или иное судебное предписание, ознакомиться с материалами судопроизводства. Кроме того, судебный пристав-исполнитель должен разъяснять права и обязанности любому гражданину РФ, к которому необходимо применить судебное решение, принимать ходатайства об его отсрочке либо обжаловании. Его обязанности также подразумевают сбор персональной информации о лицах, в отношении которых вынесено решение суда.

Права судебного пристава-исполнителя практически неограниченны – он может производить опись имущества должников с последующим его изъятием, налагать арест на счета, ценности и наличные денежные средства лиц, в отношении которых вынесено судебное решение, объявлять в розыск неплательщиков и вызывать в суд свидетелей, имеющих отношение к тому или иному делу. Он также наделен полномочиями применять физическую силу, оружие и специальные средства для того, чтобы обеспечить выполнение судебного решения.

В то же время судебный пристав не имеет права приступать к работе, если лично заинтересован в ходе исполнительного производства. Что касается применения силы, оружия и спецсредств, то подобные действия недопустимы в отношении беременных женщин и детей, а также в случае, если это представляет угрозу для окружающих.

Согласно действующему законодательству, ущерб, причиненный физическим и юридическим лицам в процессе выполнения судебных приставом своих профессиональных обязанностей, должен быть возмещен. Если сотрудник исполнительной службы превысил свои полномочия, то его действия могут быть обжалованы как в судебном порядке, так и в вышестоящих инстанциях, которые осуществляют контроль за деятельностью судебных приставов, в частности, Минюсте.

Судебные права граждан

Право на судебную защиту провозглашено ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации: "Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод". Это означает, что право на защиту обеспечивается любому лицу: работающему в государственном, общественном, частном, смешанном или ином предприятии, нигде не работающему, пенсионеру, военнослужащему, студенту, школьнику, лицу, находящемуся под следствием или судом либо уже отбывающему наказаний, дееспособному либо находящемуся под опекой или попечительством (в таких случаях действует его представитель) и т. д. Это право гарантируется не только гражданину Российской Федерации, но и иностранцу, а также лицу без гражданства. Причем защите подлежат любые права и свободы, в каком бы документе они ни были закреплены — в Конституции, отраслевых законах, других нормативных или индивидуальных правовых актах. Это следует из смысла ч. 1 ст. 55 Конституции, установившей, что сам факт перечисления в Конституции основных прав и свобод не должен толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Таким образом, право на судебную защиту имеет универсальный характер, оно не знает никаких исключений. В этом смысле рассматриваемая норма Конституции РФ находится в полной гармонии с требованиями, сформулированными в ст. 8 Всеобщей декларации прав человека: "Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его прав, предоставленных ему Конституцией или законом". Конституционно гарантированное право на судебную защиту выступает в виде правоотношения, на одной стороне которого находится лицо, обратившееся за защитой, а на другой — суд, обязанный рассмотреть жалобу этого лица и принять законное и обоснованное решение. Охранительный аспект права на судебную защиту действует изначально и постоянно, он "работает" и до возникновения юридического факта (подачи жалобы), порождающего правоотношение. Всякое заинтересованное лицо является субъектом процессуального права на обращение в суд (ст. 3 ГПК), но участником процессуального отношения оно становится только после того, как в результате его инициативы это правоотношение возникло и сконструировалось в виде определенного набора прав и обязанностей между подавшим жалобу, соответствующим судом и другими лицами, участвующими в деле.

Что касается суда как участника процессуального отношения, то независимо от того, какой именно суд рассматривает и разрешает конкретную жалобу, он действует на общих для всех судов, да и всей системы правосудия конституционных принципах: законности, гласности, состязательности, равноправия сторон, уважения чести и достоинства личности, недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением закона, и др.

Обязанность рассматривать обращения граждан возложена на каждый суд, входящий в судебную систему страны. Прежде всего, это федеральные суды общей юрисдикции (районные, краевые, областные, городов Москвы и Санкт-Петербурга, верховные суды республик, суды автономной области, автономных округов, Верховный Суд РФ, военные и специализированные суды), федеральные арбитражные суды (субъектов Федерации, округов, Высший Арбитражный Суд РФ), Конституционный Суд РФ, а также суды субъектов Российской Федерации (мировые судьи, конституционные (уставные) суды). Гражданин вправе подать жалобу на нарушение его прав и свобод в любой из перечисленных судов, но с непременным соблюдением правил о подсудности.

Эти правила предусматривают три вида подсудности:

1) предметную (по роду, характеру дел);
2) территориальную (в зависимости от места совершения преступления, места окончания предварительного расследования, места проживания истца или ответчика);
3) персональную (она зависит от характера деятельности или должностного положения подсудимого).

Обращение гражданина в суд регулируется заранее установленными законом и общеизвестными правилами. Эта общеизвестность позволяет каждому рассчитывать на рассмотрение его жалобы не специально подобранным по чьей-то воле судьей, а только тем, который еще до возникновения у данного лица потребности в судебной защите был предопределен законом.

Здесь следует напомнить о чрезвычайно важном принципе, впервые сформулированном в ч. 1 ст. 47 Конституции РФ: "Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом". Это право, широко известное на Западе как право на законного судью, на "своего" судью (см., например, ст. 101 Конституции Германии), никогда не фигурировало у нас, даже теоретически, среди прав человека и гражданина. Практика же в необходимых случаях обращалась к нормам УПК и ГПК, в которых предусмотрены различные основания и способы изменения установленной законом подсудности дел. Среди них — изъятие вышестоящим судом любого дела, подсудного нижестоящему, и принятие его к своему производству или передача дела в другой нижестоящий суд. Причем основания изменения подсудности сформулированы беспредельно широко: в целях наиболее быстрого, полного и объективного рассмотрения дела, а равно в целях наилучшего обеспечения воспитательной роли судебного разбирательства дела. Это практически исключало возможность проконтролировать действительную надобность в изменении подсудности. Более того, в такой неопределенности были потенциально заложены неограниченные возможности для манипулирования делами и судами в политических, карьеристских и иных далеких от правосудия целях. И уж, конечно, обвиняемый не мог быть уверен, что никакому другому суду, кроме того, который определен законом, не будет позволено распорядиться его достоинством, имуществом, свободой и тем более жизнью. Не было уверенности в законности суда и у сторон в гражданском процессе.

Гражданский кодекс Российской Федерации, содержит специальную норму о судебной защите гражданских прав (ст. 11). В ней предусмотрено, что защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляют в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суды общей юрисдикции, арбитражные суды или третейские суды. То есть защита гражданских прав по суду — основной способ защиты. Однако, в этой же норме ГК сделана оговорка, что граждане могут искать защиту и в административных органах (милиция, санитарная инспекция, технадзор, городское самоуправление и т. д.). Но, во-первых, такие случаи сравнительно малочисленны и они должны быть четко обозначены в законе. Во-вторых, любое решение, принятое по жалобе в административном порядке, может быть пересмотрено в суде.

Судебная власть в сфере разрешения гражданских споров реализуется в трех видах гражданского судопроизводства — исковом, производстве по делам, возникающим из административно-правовых отношений, и особом производстве. Каждому из них присущи характерные признаки, но главенствующую роль по своим масштабам играет, конечно, исковое производство (примерно 75 процентов всех гражданских дел). В этом порядке, т. е. путем подачи исков, граждане отстаивают в суде свои субъективные права и охраняемые законом интересы, возникающие из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, пенсионных, земельных и иных правоотношений.

Право на обращение в суд (право на предъявление иска) может быть реализовано только при наличии определенных условий, предусмотренных ГПК. Среди них — подсудность дела данному суду, дееспособность истца, наличие у представителя истца надлежаще оформленных полномочий, должным образом составленное заявление (исковое требование), уплата в указанных законом случаях государственной пошлины. Если перечисленные условия соблюдены, суд обязан принять к рассмотрению иск (заявление) гражданина. Отказ в принятии иска может последовать только при обнаружении ряда процедурных факторов, делающих невозможным исковое производство. Эти правила в своей совокупности устанавливают тот процессуальный порядок, в рамках которого "всякое заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса".

Для гражданского процесса в целом и для института обращения за защитой в суд в особенности характерно и специфично применение принципа диспозитивности, который означает возможность лица самостоятельно, по собственному усмотрению располагать своими субъективными правами — как материальными, так и процессуальными. Процессуальная диспозитивность есть продолжение и прямое следствие диспозитивности материальных (регулятивных) правоотношений, поскольку граждане приобретают и осуществляют свои гражданские права "своей волей и в своем интересе" (ст. 1 ГК). Иными словами, гражданин вправе обратиться в суд в поисках защиты, но он может и не делать этого. Заставить его быть истцом, жалобщиком или заявителем не дано никому. Если же иск заявлен, то гражданин вправе изменить основания или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований (если у него появилась дополнительная информация по делу, если стороны в ходе судебного разбирательства согласились по ряду спорных вопросов и т. д.) и даже полностью отказаться от иска. Представляется, что в современных условиях, в контексте новых политических и правовых реалий начало диспозитивности ("распоряжаемости") в гражданском судопроизводстве наиболее рельефно выражает главную идею статуса личности в пока еще очень медленно нарождающемся в России гражданском обществе — ее свободу, самостоятельность, индивидуальность, самобытность, автономность. Право на обращение в суд (правосубъектность) есть у всех и каждого, оно естественно и неотчуждаемо. Но прибегнуть к нему либо, напротив, использовать для защиты своих прав и свобод другие способы, не запрещенные законом (ст. 45 Конституции РФ), в том числе заняться самозащитой своих гражданских прав (ст. 14 ГК), — дело сугубо личное. Решение этого вопроса не подконтрольно ни обществу, ни государству, оно принадлежит только конкретному индивиду — ценнейшей субстанции гражданского общества.

Конституционное право на судебную защиту при определенных условиях может быть реализовано гражданином и в такой специфической форме осуществления судебной власти, как арбитражное судопроизводство. Арбитражные суды рассматривают и разрешают экономические споры, в том числе те, одной из сторон которых являются граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус предпринимателя. Естественно, что граждане-предприниматели вправе рассчитывать на защиту своих прав и охраняемых законом интересов в арбитражных судах, куда они могут обратиться с соответствующим иском (ст. 2 Арбитражного процессуального кодекса РФ). В арбитражном судопроизводстве, как и в гражданском, действует принцип диспозитивности, поэтому обращение в арбитражный суд целиком зависит от воли и усмотрения предпринимателя, это его "свернутое" право, потенциально обеспеченное законом.

Независимо от результатов научной полемики гражданин-предприниматель, чьи права или законные интересы нарушены неправомерными действиями другой стороны, по-прежнему сохраняет оправдавшую себя возможность обращаться за защитой в арбитражный суд. И это — самое существенное.

Конституция Российской Федерации, зафиксировав административное судопроизводство в качестве одного из способов осуществления судебной власти (ч. 2 ст. 118), тем самым предопределила, что судебная защита прав и свобод граждан может быть реализована и в этой форме судопроизводства. В принципе это действительно так. Однако возможность для граждан использовать административное судопроизводство практически затруднена несовершенством законов, регулирующих отправление правосудия в административной сфере.

В уголовном судопроизводстве право граждан на судебную защиту приобретает специфические черты из-за своеобразия этого вида государственной деятельности. В отличие от гражданского и арбитражного судопроизводства, где доминирует диспозитивное начало, уголовному процессу присущ принцип публичности (официальности), требующий от органов уголовного преследования (прокурора, следователя, дознавателя) "возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления и принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, изобличению виновных и их наказанию". Иными словами, эти должностные лица обязаны начать процесс в силу своего служебного положения и независимо от того, просит ли потерпевший о поимке и наказании виновного, и даже вопреки его желанию.

Этот диаметрально противоположный диспозитивности принцип определяет природу уголовного судопроизводства. Обращение потерпевшего за защитой в суд может ускорить расследование и наказание виновного, но если обращения нет, это ни в малейшей мере не снимает с органов уголовного преследования обязанности начать процесс, как только им станет известно о совершенном или подготовляемом преступлении. Именно эту обязанность государственных органов имеет в виду ст. 52 Конституции РФ, когда она устанавливает: "Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим, доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба". В этой норме ничего не говорится об инициативе граждан, в ней не упоминается об их праве на обращение в суд. Потому что она касается потерпевших от преступлений — наиболее опасных посягательств на интересы личности и переносит всю тяжесть заботы о таких людях на государство. Именно государственная задача обеспечить неотвратимость наказания каждого преступника (что, естественно, совпадает с интересами потерпевшего) составляет одну из главных целей уголовного судопроизводства.

Поскольку речь идет о праве на судебную защиту как субъективном праве потерпевшего, необходимо сказать о некоторых исключениях из принципа публичности, установленных законом тоже в интересах потерпевшего. Это касается дел так называемого частного и частно-публичного обвинения, которые могут быть возбуждены только при поступлении его жалобы. К делам частного обвинения относятся дела об умышленном причинении легкого вреда здоровью, побоях, клевете, оскорблении. Жалоба потерпевшего в таких делах выражает его реакцию на совершенные в отношении него действия, и эту реакцию надо знать суду, когда он решает вопрос, есть ли в таких действиях (обычно имеющих бытовой характер) состав преступления.

Уголовное судопроизводство по делам частно-публичного обвинения, которым относятся главным образом дела об изнасиловании без отягчающих обстоятельств, тоже возбуждаются, в отступление от принципа публичности, лишь при наличии жалобы потерпевшей, но в дальнейшем не могут быть прекращены за примирением сторон. Разумеется, это отступление продиктовано не малой общественной опасностью деяния, как в делах частного обвинения, а необходимостью оградить женщину от неизбежной огласки совершенного над ней насилия, если начнется судебный процесс. Это как раз тот случай, когда потерпевшая сама определяет, что для нее важнее — настаивать на возбуждении уголовного дела и наказания виновного или избавить себя от дополнительных моральных страданий. Возможность потерпевшей в делах частно-публичного обвинения свободно распоряжаться своим правом на судебную защиту — еще одно проявление начала диспозитивности в уголовном процессе. Итак, стержневым принципом уголовного судопроизводства является публичность, которая в огромной мере компенсирует часто недостаточные усилия потерпевших и других лиц добиться защиты от преступления по суду. Но этот принцип не всегда срабатывает должным образом из-за неизбежных различий в правоприменительной практике, обусловленных либо совершенством закона, либо невысоким уровнем профессиональной подготовки должностных лиц, от которых зависит начало уголовного процесса. В таких случаях действия лица, заинтересованного в судебной защите, могли бы скорректировать недостатки практики.

Разумеется, право на обращение в суд в сфере уголовного судопроизводства распространяется не только на потерпевшего, но и на обвиняемого. Но все-таки специфика уголовного процесса такова, что возбуждается он либо по инициативе органов уголовного преследования, либо по жалобе потерпевшего. Использование же права на судебную защиту обвиняемым происходит обычно не в стадии возбуждения уголовного дела, а на более поздних этапах уголовного процесса. В частности, обвиняемый может протестовать против прекращения дела следователем или прокурором и требовать направления его в суд для полной реабилитации.

Чтобы закончить изложение вопроса о праве граждан на обращение в суд, следует, руководствуясь перечнем видов судопроизводства, зафиксированным в ч. 2 ст. 118 Конституции РФ, остановиться на порядке и условиях возбуждения гражданином в свою защиту конституционного судопроизводства. Здесь же достаточно отметить, что проверка по жалобам граждан конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле (ч. 4 ст. 125 Конституции РФ), занимает значительное место в деятельности Конституционного Суда РФ, а число поступающих к нему жалоб и обращений граждан увеличивается с каждым годом.

Такая активизация обращений граждан в Конституционный Суд объясняется несколькими причинами:

Во-первых, действующий закон о Конституционном Суде РФ в отличие от прежнего не требует, чтобы жалоба на правоприменительную практику подавалась в Суд лишь после использования жалобщиком всех обычных способов проверки оспариваемого им решения.

Во-вторых, о реальных возможностях Суда помочь гражданину в его споре с властью, в том числе с той, которая издала сомнительный закон, регулярно и достаточно подробно стали сообщать средства массовой информации, и эта своеобразная реклама не осталась незамеченной.

В-третьих, рассмотренные Конституционным Судом индивидуальные жалобы затрагивали столь острые и болевые вопросы, что публикация решений, которые, за единичными исключениями, были на стороне граждан, породила у многих дополнительные и очень серьезные надежды на возможность добиться справедливости с помощью средств конституционного контроля. Линия на всемерное обеспечение права граждан обращаться в суд последовательно проводится во многих постановлениях Конституционного Суда РФ.

Система судебного права

Один из двух основных компонентов судебной власти состоит в том, что ее осуществление доверяется только специально учреждаемым государственным органам - судам, которые отличаются от органов, выполняющих законодательные и исполнительные функции. Такое отличие выражается не только в специфике судебных полномочий, о которых говорилось в предыдущем параграфе данной главы, но и а порядке формирования судов.

Особенности выполняемых функций требуют, чтобы суды формировались и действовали с соблюдением специальных правил - правил, которые коренным образом отличались бы от тех, что установлены для законодательных и исполнительных органов.

В последующих главах еще будет детально освещен порядок формирования судов. Здесь достаточно отметить, что в настоящее время суды всех видов и уровней образуются с соблюдением установленной законом процедуры. Реализация ее призвана обеспечить беспристрастный отбор судей, способных профессионально грамотно и честно рассматривать и разрешать отнесенные к их ведению дела. Достижению данной цели призвано содействовать, в частности, установление системы гарантий, предупреждающих проникновение в судейский корпус некомпетентных и безнравственных людей. Такие "защитные средства" характерны для органов судебной власти. Для формирования органов законодательной и исполнительной властей закон не устанавливает детальных правил. Скажем, официально установленный перечень требований к кандидатам в депутаты Федерального Собрания или местных представительных органов значительно скромнее, чем тот, что существует для кандидатов на судейские должности. К кандидатам на те или иные (даже самые высокие) должности в исполнительных органах закон тоже не предъявляет жестких требований. От судей же требуется высокий уровень подготовки и компетентность, поскольку судебные ошибки чреваты очень серьезными, порой необратимыми последствиями для жизни, здоровья, свободы, прав и охраняемых законом интересов конкретных людей.

Существенным моментом, характеризующим построение органов судебной власти, является обеспечение их независимости, ограждение от постороннего влияния как извне, так и внутри (со стороны вышестоящих инстанций и судебного начальства). Этого не скажешь о законодательных и исполнительных органах. Особенно последних, где субординация, подчинение вышестоящих нижестоящим, обязательность указаний руководства считаются явлением вполне нормальным. Не предусматриваются какие-то особые меры, ограждающие законодателей (членов представительных органов) от влияния извне, поскольку сделать это практически невозможно. Данная категория людей в своей деятельности обязана руководствоваться внешними факторами, учитывать требования социальных и политических сил (партий, общественных объединений и т.д.). Сказанное, однако, не означает, что существует непроходимая пропасть между. С одной стороны, судебной, а с другой - законодательной и исполнительной властями, их органами. При всей их обособленности имеется немало точек соприкосновения между ними. Например, органы законодательной (представительной) власти издают законы, обязательные для исполнения всеми, в том числе судами, утверждают финансирование судов, размеры оплаты труда судей и других судебных работников. Органы судебной власти, со своей стороны, могут влиять, используя предоставленные им полномочия, на содержание деятельности законодательных (представительных) и исполнительных органов. Они вправе, скажем, признать закон неконституционным, а решение исполнительного органа - незаконным. И это влечет за собой неприменение закона, обязывает соответствующие органы отказаться от реализации незаконного решения, рассмотреть вопрос вновь или пересмотреть данное решение.

Специфика суда как органа судебной власти состоит также в том, что для его деятельности установлены особые правила, процедуры. Эти процедуры, отражающие общечеловеческий опыт, жестко лимитируют все, что должно происходить в суде при рассмотрении им подведомственного вопроса. Основная их цель - обеспечить законное, обоснованное и справедливое решение. Краеугольным камнем всех судебных процедур являются гласность, коллегиальность (с некоторыми исключениями), возможность участия представителей народа в вынесении решений, равноправие сторон, участвующих в разбирательстве дел, и ряд других, о которых речь будет ниже. Установленные для законодательных и исполнительных органов процедуры (регламенты, существующие кое-где в исполнительных органах правила принятия решений и т.д.) не обладают той тщательностью и всесторонностью, которая характерна для судебных процедур. К настоящему времени сложилось несколько вариантов процедур осуществления судебной власти, которые принято именовать видами судопроизводства.

К ним относятся:

- конституционное судопроизводство;
- гражданское судопроизводство;
- арбитражное судопроизводство;
- уголовное судопроизводство;
- административное судопроизводство.

Каждое из этих судопроизводств регламентируется 'достаточно подробным законодательным актом - Законом о Конституционном Суде, ГПК, АПК, УПК и КоАП. Изучению названных видов судопроизводства и законодательных актов, регламентирующих их, посвящены специальные учебные дисциплины, преподаваемые на старших курсах юридических вузов.

Под судебной системой принято понимать совокупность судов, построенную в соответствии с их компетенцией и поставленными перед ними задачами и целями. Основополагающим актом, определяющим в общих Чертах суть российской судебной системы, является Конституция РФ, в ст. 118 которой, в частности, сказано: "I. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом...

Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской федерации и федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается".

Для уяснения сложившейся к настоящему времени судебной системы важное значение имеют также положения ст. 125-127 Конституции РФ. Они четко определяют место, занимаемое высшими судами в судебной системе в целом, а вместе с этим и место всех других подчиненных им судов. В первой из этих статей определен статус Конституционного Суда РФ и сформулированы его задачи и цели как судебного органа, призванного контролировать конституционность законов и иных правовых актов. Этот суд занимает особое место. Как будет видно по материалу соответствующей главы учебника, ему напрямую не подчиняются никакие суды, в том числе конституционные суды и другие подобные органы субъектов Федерации, хотя его решения могут иметь существенное значение для всех судов страны и тем самым влиять в целом на судебную практику. Что касается Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, о которых говорится в ст. 126 и 127, то им отведено несколько иное место, У них есть свои подсистемы судов. В отношении каждой из них они осуществляют судебный надзор за их деятельностью и дают им разъяснения по вопросам судебной практики.

В наши дни структура всей судебной системы, в целом и ее подсистем может быть определена на основе анализа не только положений Конституции РФ, приведенных выше, но и ряда других законодательных актов: Закона о судоустройстве. Закона об арбитражных судах, Положения о военных трибуналах, а также некоторых постановлений Верховного Совета РФ, касающихся реорганизации военных судов.

Из приведенных конституционных положений и положений названных законодательных актов можно сделать, по крайней мере, два вывода. Они говорят, во-первых, о том, что правосудие должно осуществляться только судебными органами, уполномоченными на это, а равно на выполнение каких-то иных полномочий, образующих судебную власть. Никакие другие государственные органы или негосударственные образования, даже те, в наименовании которых присутствуют слова "суд" или "судебный" (например, третейский суд, Международный коммерческий арбитражный суд. Судебная палата по информационным спорам), не относятся к числу органов судебной власти, реализующих указанные выше полномочия - правосудие, конституционный контроль, обеспечение исполнения судебных и других решений и т.д. Предписания названных актов говорят, во-вторых, о том, что всю совокупность судов следовало бы сгруппировать в три подсистемы (блока). В одну из них входит Конституционный Суд РФ, в другую - Верховный Суд РФ и суды общей юрисдикции, в отношении которых он осуществляет судебный надзор, а в третью - Высший Арбитражный Суд РФ и поднадзорные ему суды.

Наибольшее количество судов входит во второй блок. В ст. 126 Конституции РФ они именуются судами общей юрисдикции. К ним наряду с Верховным Судом РФ причисляются Верховные суды республик, краевые, областные, городские в Москве и Санкт-Петербурге суды, суды автономной области и автономных округов, районные (городские) народные суды (см. сноску на с. 85). В ведение этих судов передано рассмотрение подавляющего большинства дел, разрешаемых в судебном порядке. Часто их называют общими или гражданскими судами. Особую ветвь во втором блоке судов образуют военные суды. Их не относят к числу общих (гражданских) судов, поскольку им подведомственны, как будет подробно показано ниже, только такие дела, которые, так или иначе, затрагивают интересы военнослужащих, Вооруженных Сил и других воинских структур. Это специализированные суды, состоящие из военных судов гарнизонов, соединений, флотилий, армий, округов, флотов, видов Вооруженных Сил, групп войск, а также Военной коллегии - одного из основных подразделений Верховного Суда РФ.

В третий блок включены федеральные арбитражные суды округов и арбитражные суды субъектов Российской Федерации (арбитражные суды республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, и автономных округов). Возглавляет этот блок Высший Арбитражный Суд РФ.

Конституционный Суд РФ занимает обособленное положение в российской судебной системе. По сказанному в ст. 125 Конституции РФ видно, что у этого суда свои специфические задачи и что он, как отмечено выше, не осуществляет надзора ни за какими федеральными судебными органами. Он также не надзирает ни в коей мере за конституционными судами и подобными органами субъектов Федерации.

Такой вид судебная система приобрела сравнительно недавно. До этого после судебной реформы, состоявшейся в 1922-1924 годах, она выглядела значительно проще: в нее входили только гражданские (общие) суды трех уровней (народные суды, суды среднего звена и Верховный Суд РСФСР). 15 декабря 1990 года Съезд народных депутатов РСФСР принял решение об образовании Конституционного Суда РСФСР, а 24 мая 1991 года - арбитражных судов. 28 декабря 1991 года принято Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР "О военно-судебных органах, дислоцированных на территории РСФСР", в соответствии с которым эти органы, бывшие до тех пор судами Союза ССР, перешли под юрисдикцию России. Другими словами, в нынешнем виде российская судебная система в целом существует с начала 1992 года, хотя в нее и внесены некоторые уточнения (подвергнуты корректировке наименования некоторых судов, а также структура подсистемы арбитражных судов).

При освоении материала об устройстве судебных систем вообще, а не только российской, нужно иметь четкое представление о некоторых общих понятиях. К понятиям такого рода относятся, прежде всего, понятия "звено судебной системы" и "судебная инстанция". Звеном судебной системы считаются суды, наделенные однородными полномочиями.

По этому признаку общие суды подразделяются на суды трех звеньев (уровней):

- основное звено - районные (городские, межмуниципальные) народные суды;
- среднее звено - Верховные суды республик, краевые, областные суды, городские в Москве и Санкт-Петербурге суды, суды автономной области и автономных округов;
- высшее звено - Верховный Суд РФ.

Подобным образом подразделяются военные суды:

- основное звено - суды армий, соединений, флотилий и гарнизонов;
- среднее, звено - суды военных округов, флотов, видов Вооруженных Сил и групп войск;
- высшее звено - Военная коллегия Верховного суда РФ.

Стала трехзвенной и подсистема арбитражных судов (до этого момента она была двухзвенной). В ее состав входят:

- основное звено - арбитражные суды субъектов Российской федерации (они перечислены выше в данном параграфе учебника);
- среднее звено - федеральные арбитражные суды округов (всего таких округов образовано десять);
- высшее звено - Высший Арбитражный Суд РФ.

Судебной инстанцией считается суд (или его структурное подразделение), выполняющий ту или иную судебную функцию, связанную с разрешением судебных дел (принятие решения по существу дела, проверка законности и обоснованности этих решений).

Судом первой инстанции называют суд, который уполномочен принимать решение по существу тех вопросов, которые являются основными для данного дела. По уголовным делам это вопросы о виновности или невиновности подсудимого в совершении преступления и о применении или неприменении уголовного наказания, конкретной его меры. По гражданским делам существо дела обычно составляет вопрос о доказанности или недоказанности предъявленного иска и о тех юридических последствиях, которые должны наступить. В отношении гражданских и уголовных дел судами первой инстанций могут быть почти все суды в пределах предоставленных им законом полномочий.

Исключение составляют федеральные арбитражные суды округов: им не дано право быть судами первой инстанции.

Содержание компетенции всех судов первой инстанции более или менее четко определено в действующем законодательстве.

Суд второй (кассационной) инстанции призван проверять законность и обоснованность приговоров и других судебных решений, не вступивших в законную силу. В системе общих и военных судов в этом качестве могут выступать все суды, кроме судов основного звена. В подсистеме арбитражных судов функции кассационных инстанций выполняют федеральные арбитражные суды округов (как будет показано ниже, в главе IX учебника, данная функция этих судов отличается существенным своеобразием). В общих судах среднего и высшего уровня образуются кассационные коллегии. Проверку законности приговоров, вынесенных с участием присяжных и не вступивших в законную силу, осуществляет кассационная палата, образуемая в составе Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ.

Широкое признание получил термин "надзорная инстанция". Им обозначаются подразделения судов, наделенные правом проверять законность и обоснованность приговоров и иных судебных решений, вступивших в законную силу. В системе общих судов в таком качестве могут выступать президиумы судов среднего звена, а также коллегии и Президиум Верховного Суда РФ. Для военных судов такой инстанцией могут быть суды среднего звена (в их составе президиумов нет). Военная коллегия Верховного Суда РФ, а для арбитражных судов - Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ.

После принятия Закона об арбитражных судах российской судебной системе вновь стал известен термин "апелляционная инстанция". Пока что такого рода инстанции есть в подсистеме арбитражных судов. По закону под ними понимаются суды, уполномоченные повторно и в полном объеме рассматривать дела, по которым решение еще не вступило в законную силу, какая-то из сторон не согласна с ним и подала апелляционную жалобу. В подобных случаях происходит новое разбирательство дела по существу и по его итогам выносится новое, решение. Такую функцию могут выполнять только арбитражные суды субъектов Российской Федерации в отношении решений, вынесенных этими же судами по первой инстанции.

Вышестоящей инстанцией или вышестоящим судом обычно называют суды, занимающие более высокую ступень по отношению к данному суду. Пользуются также весьма созвучным термином "высшая судебная инстанция". Этот термин является синонимом наименований Верховного Суда РФ или Высшего Арбитражного Суда РФ.

Судебная защита прав потребителей

Защита прав потребителей может осуществляться в различных формах: взыскание убытков, взыскание неустоек и иных штрафных санкций, принуждение к исполнению обязательств в натуре, привлечение к административной ответственности. Рассмотрим положения ст. 17 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", где закреплено право на судебную защиту потребителя при нарушении его прав продавцом, изготовителем, исполнителем.

В соответствии со ст. 17 Закона Российской Федерации N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон N 2300-1) защита прав потребителей осуществляется судом. Дела по защите прав потребителей относятся к категории гражданских дел, и порядок их производства во всех судах Российской Федерации определяется Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации (ГПК РФ) и Законом N 2300-1.

Суд возбуждает гражданское дело по вашему исковому заявлению граждан либо по заявлению той организации, куда они обратились за защитой своих прав. Любой гражданин вправе в установленном законом порядке обратиться в суд за защитой нарушенных прав.

Исковое заявление о защите прав потребителей может быть подано потребителями по выбору в суд по месту:

• нахождения организации, а если ответчиком является индивидуальный предприниматель, - его жительства;
• жительства или пребывания истца;
• заключения или исполнения договора.

Если иск к организации вытекает из деятельности ее филиала или представительства, он может быть предъявлен в суд по месту нахождения ее филиала или представительства. Исковое заявление подается в суд в письменной форме.

На основании ст. 131 ГПК РФ в исковом заявлении должно быть указано:

• наименование суда, в который подается заявление;
• наименование истца, его место жительства или, если истцом является организация, ее местонахождение, а также наименование представителя и его адрес, если заявление подается представителем;
• наименование ответчика, его место жительства или, если ответчиком является организация, ее местонахождение;
• в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования;
• обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства;
• цена иска, если он подлежит оценке, а также расчет взыскиваемых или оспариваемых денежных сумм;
• сведения о соблюдении досудебного порядка обращения к ответчику, если это установлено федеральным законом или предусмотрено договором сторон;
• перечень прилагаемых к заявлению документов.

Исковое заявление должно быть подписано истцом или его представителем в установленном порядке.

В соответствии с п. 3 ст. 17 Закона N 2300-1 при подаче исков о защите нарушенных прав потребитель освобождается от уплаты государственной пошлины на основании ст. 333.36 НК РФ.

Как следует из ст. 46 Закона N 2300-1, в защиту неопределенного круга потребителей могут быть заявлены лишь требования неимущественного характера (т.е. не связанные с взысканием каких-либо сумм), целью которых является признание действий продавца (исполнителя, изготовителя, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) противоправными в отношении всех потребителей (как уже заключивших договор, так и только имеющих намерение заключить договор с данным хозяйствующим субъектом) и прекращение таких действий.

При нарушении прав потребителей, установленных Законом N 2300-1, которые не были удовлетворены в добровольном порядке продавцом (исполнителем, изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование.

Принимая решение о взыскании штрафа, суд в резолютивной части решения указывает о перечислении 50% суммы этого штрафа в пользу общественного объединения потребителей (их ассоциации, союза), предъявившего иск в интересах потребителя, либо органа местного самоуправления, если иск в интересах потребителя был заявлен этим органом.

Недействительность условий договора, ущемляющих права потребителя

При разрешении споров о защите прав потребителей необходимо иметь в виду, что условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными федеральными законами или иными нормативными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) в полном объеме.

Под существенными недостатками выполненной работы (оказанной услуги) и иными отступлениями от условий договора, дающими потребителю право отказаться от исполнения договора и потребовать полного возмещения убытков, следует понимать неустранимые недостатки или недостатки, которые не могут быть устранены без несоразмерных затрат времени, или выявляются неоднократно, или проявляются вновь после их устранения, или другие подобные недостатки.

Убытки подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме в случае, если они возникли в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя.

Недействительная сделка - мнимая, оспоримая или ничтожная сделка. Участники такой сделки обязаны возвратить другой стороне все имущество, полученное по сделке, либо возместить его стоимость в денежном эквиваленте.

Вопрос о правомерности сделки решается в соответствии со ст. 180 ГК РФ, согласно которой недействительность части сделки не влечет за собой недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Если предположить, что сделка не состоялась бы без включения недействительных ее условий, она признается недействительной в целом.

Некоторые права потребителей в сфере торгового и других видов обслуживания, имеющие практическое значение и часто нарушаемые, Закон N 2300-1 определяет более конкретно. К таким правам относится право свободного выбора товаров (работ, услуг). Это означает, что любой товар, находящийся в магазине, должен быть продан, а любая услуга, относящаяся к профилю исполнителя, - оказана по требованию потребителя. Следовательно, выбор должен быть действительно свободным, без прямого или косвенного принуждения. Запрещается обусловливать приобретение одних товаров (услуг) обязательным приобретением иных.

Согласно Правилам продажи отдельных видов товаров, перечня товаров длительного пользования, на которые не распространяется требование покупателя о безвозмездном предоставлении ему на период ремонта или замены аналогичного товара, и перечня непродовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации N 55, в случае доставки крупногабаритного товара силами покупателя продавец обязан бесплатно обеспечить погрузку товара на транспортное средство покупателя.

В соответствии с п. 7 ст. 18 Закона N 2300-1 это правило может быть распространено на товары весом более 5 кг. По этим же основаниям в случае неисполнения продавцом обязанностей по погрузке покупатель вправе осуществить ее за свой счет, а продавец обязан возместить ему понесенные расходы.

Компенсация морального вреда

Как определено ст. 151 ГК РФ, под моральным вредом понимаются физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

Для возникновения права на компенсацию морального вреда необходимо одновременное наличие следующих условий:

• претерпевание гражданином морального вреда, т.е. физических или нравственных страданий;
• противоправное действие (бездействие) причинителя вреда, нарушающее принадлежащие гражданину неимущественные права или посягающее на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага;
• причинная связь между противоправным действием (бездействием) и моральным вредом;
• вина причинителя вреда.

Причинителями вреда в соответствии со ст. 15 Закона N 2300-1 могут быть изготовители (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер). Таким образом, возмещение морального вреда может быть непосредственно возложено на каждого из указанных лиц, которые, в свою очередь, несут ответственность за причинение потребителю морального вреда в результате своих собственных действий (бездействия), не входящих в функции, возложенные на них по договору с изготовителем или продавцом товара.

Обязанность доказывать отсутствие вины лежит на причинителе морального вреда. Он может быть также освобожден от ответственности, если докажет, что моральный вред причинен нарушением прав потребителя, вызванных действием непреодолимой силы.

Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда, убытков и других имущественных требований.

Причиненный моральный вред компенсируется в денежной форме. Размер компенсации определяется соглашением сторон, а в случае спора - судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Согласно ст. 151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Размер компенсации морального вреда зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным Законом N 2300-1 (п. 4 ст. 13 Закона N 2300-1).

Под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства. К ним относятся землетрясения, наводнения, засухи и тому подобные стихийные природные явления, а также общественные явления (войны, эпидемии, широкомасштабные забастовки, объявление карантина) (ст. 401 ГК РФ). В ст. 401 перечислены некоторые обстоятельства, которые не могут быть отнесены к непреодолимой силе: нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке необходимых для исполнения обязательства товаров, отсутствие необходимых денежных средств.

На основании ч. 1 ст. 212 ГПК РФ суд вправе обратить к немедленному исполнению решение по делам, связанным с защитой прав потребителей, только по инициативе истца и лишь в случае, если вследствие особых обстоятельств замедление его исполнения может привести к значительному ущербу для взыскателя или исполнение может оказаться невозможным. Доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, в силу которых возникает необходимость обращения решения к немедленному исполнению, должен представить истец. Вопрос о необходимости немедленного исполнения такого решения суду надлежит обсуждать одновременно с принятием решения по делу.

Уголовно-судебное право

Уголовно-судебное право устанавливает строгий порядок производства по уголовным делам: последовательность движения уголовного дела от одной стадии к другой, круг участников процесса на различных стадиях и их процессуальный статус, основания, условия и порядок производства следственных действий по собиранию доказательств, перечень источников доказательств, основания и процессуальный порядок применения различного рода мер уголовно-процессуального принуждения, порядок процессуального оформления совершенных действий и принятых решений. Такой порядок производства по делам в целом и отдельных процессуальных действий в уголовном судопроизводстве принято называть процессуальной формой.

Уголовно-процессуальная форма — это закрепленная уголовно—процессуальным правом структура всего уголовного процесса в целом и отдельных его стадий, условия, последовательность, порядок совершения процессуальных действий и оформления их в правовых актах.

Процессуальная форма создает детально урегулированный, устойчивый, юридически определенный, строго обязательный, стабильный правовой режим производства по уголовному делу, отвечающий задачам судопроизводства и его принципам. Поэтому отклонения от процессуальной формы недопустимы. Строгое соблюдение предусмотренной законом процессуальной формы является необходимым условием всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, установления истины и принятия по нему законного, обоснованного и справедливого решения.

Установленный в законе порядок производства един для всех уголовных дел, независимо от характера и тяжести преступления, что является гарантией защиты от произвола должностных лиц, ведущих процесс. Вместе с тем в уголовно—процессуальном законодательстве предусмотрены и особые производства: по делам частного обвинения, о применении принудительных мер медицинского характера, протокольной формы досудебной подготовки материалов, о преступлениях несовершеннолетних.

Значение уголовно-процессуальной формы заключается в том, что она обеспечивает режим законности в процессе, создает условия для достоверных выводов по делу, содержит гарантии защиты прав и законных интересов участвующих в деле лиц, способствует воспитательному воздействию уголовного процесса.

Признаки:

1. Всеобщность.
2. Обязательность.
3. Единство.

Административное судебное право

Современные дискуссии по вопросу о необходимости принятия Кодекса административного судопроизводства РФ, о его содержании и значении неизбежно предполагают в своем контексте обращение к теоретическому осмыслению объективно идущего процесса формирования в России административного судебного права как комплекса норм, регулирующих организацию и функционирование судебной власти по отправлению административного правосудия. Этот комплекс норм в отечественной литературе обозначается также как "право административной юстиции", "административно-исковое право" (Н.М. Коркунов), "административно-юстиционное право" (Ю.Н. Старилов). В зарубежных романо язычных странах для его идентификации используются термины "droit de contentieux administratif" (Франция), "direito contencioso administrativo" (Португалия, Бразилия, Ангола), "derecho contencioso administrativo" (Испания, Колумбия, Мексика, Эквадор и др.) либо "derecho de justicia contencioso administrativa" (Венесуэла и др.). При этом конструкция "droit de contentieux administratif" в силу многозначности термина "contentieux administratif" на русский язык может переводиться как "право административной юстиции" либо "право административных споров" или "административно-спорное право". В любом случае эта конструкция применяется для обозначения комплекса правовых норм, регулирующих разрешение в юрисдикционном порядке административных споров. Именно этот смысл вкладывается в ее содержание при переводе на английский язык и находит отражение в термине "Administrative Litigation Law".

Категория "право административной юстиции" по своему содержанию шире понятия "административное судебное право", поскольку предполагает регулирование отношений по разрешению административных споров с участием как суда (административное судопроизводство), так и квазисудебных органов. Однако во многих странах эти понятия практически отождествляются. Это обусловлено доминирующим значением судебной формы административной юстиции как "права административных споров" в современном правовом государстве. Аналогичное явление имеет место в отечественной доктрине, например в отношении гражданской юстиции. Гражданские правовые споры могут разрешаться не только в судебном порядке, но и посредством различных досудебных процедур. Однако гражданское процессуальное право по своей сути понимается не иначе, как право судопроизводственного процесса по гражданским делам.

Формирование в России судебного административного права неразрывно связано с реализацией конституционного положения об административном судопроизводстве как об одной из форм осуществления судебной власти и ставит целый ряд проблем, требующих теоретического осмысления.

Проблема определения понятия административного судебного права в контексте установления границ его предметной сферы. Решение этой проблемы, помимо использования собственно административно-правовых понятий и конструкций, предполагает обращение к концепции судебного права, которая в современной России переживает эпоху своего возрождения. Одним из важных факторов, способствующих возрастанию интереса к судебному праву в рамках его трактовки как комплексной отрасли (мега отрасли) в правовой системе России, становится разработка концептуальных проблем, связанных с осмыслением места, значения и роли комплексов правовых норм, регламентирующих отправление конституционного и административного судопроизводства как правосудия в сфере публичного права. Эти формы судопроизводства, имеющие своим предметом спорные вопросы публичного права, признаются Конституцией РФ как самостоятельные и равноценные по своему значению уголовному и гражданскому судопроизводству. В свою очередь, наличие у гражданского процессуального права и уголовного процессуального права, регулирующих эти формы судопроизводства, статуса отраслей права не может не ставить вопрос об отраслевой специфике и самостоятельности комплекса норм, регламентирующих административное судопроизводство в рамках мега отрасли судебного права.

Проблема определения понятия административного судебного права и его объема включает два основных момента.

Во-первых, необходимо уяснить, относятся ли к его предмету только общественные отношения, связанные с отправлением административного судопроизводства, либо оно включает также судоустройственные отношения. Исходя из концепции судебного права как методологической основы, нельзя дать однозначный ответ на этот вопрос. Дело в том, что среди сторонников идеи судебного права отсутствует единство мнений в его решении. Одни из них полагают, что под судебным правом "можно понимать также супер отрасль, образуемую всеми процессуальными отраслями, оставляя в стороне судоустройство". Другие предлагают рассматривать его как правовой комплекс (семью), состоящий из норм, которые регулируют судоустройство и все виды судопроизводства. Думается, позиция Н.В. Витрука, которая используется им при определении конституционного судебного права, является более перспективной и вполне может быть экстраполирована на сферу административного судебного права. Такая концептуальная схема судебного административного права получила признание и среди зарубежных ученых. Так, во Франции административное судебное право понимается как право, которое регулирует организацию и порядок деятельности административных судов и определяет их компетенцию и юрисдикцию. В португальской литературе "судебное административное право" (Direito judiciario administrativo) трактуется именно как "судоустройственное и процессуальное административное право" (Direito judiciario e processual administrativo).

Во-вторых, проблема определения понятия административного судебного права и его объема предполагает решение вопроса о понимании предмета самого административного судопроизводства: включает ли он только споры о праве административном (дела, возникающие из административно-правовых отношений), или к нему относятся также дела о привлечении к административной ответственности за административные проступки. Опыт европейских зарубежных стран показывает, что административное судебное право понимается как комплекс норм, которые регулируют организационные и процессуальные формы юрисдикции судебных органов по разрешению административных споров, поскольку правонарушения типа административных проступков, предусмотренных КоАП РФ, относятся в их правовых системах к уголовному (наказательному) праву, а производство по такого рода делам - к сфере правового регулирования уголовно-процессуального права.

Тем не менее, на наш взгляд, вопрос о включении в предмет административного судебного права отношений, связанных с производством по делам о привлечении к административной ответственности (учитывая существование в России КоАП), может иметь адекватное - теоретически обоснованное и логически приемлемое - решение. Оно возможно только при использовании юридической конструкции административно-наказательного иска, построенной по модели французского "иска о применении репрессии" (принуждения). При использовании этой конструкции дело о привлечении к административной ответственности приобретает по своей юридической природе характер спора об административной ответственности и вполне логично вписывается в предмет административного судопроизводства как юрисдикционной деятельности суда по разрешению административных споров. Таким образом, если ставить вопрос о необходимости интеграции производства по делам об административных правонарушениях в систему административного судопроизводства, то она оказывается возможной и концептуально оправданной только при использовании конструкции административно-наказательного иска. Только при условии такой интеграции (если будет доказана необходимость этой интеграции вообще) отечественное административное судебное право сможет соответствовать его общепризнанному стандарту как права, регулирующего судебные процедуры разрешения споров об административных правах и обязанностях и определяющего организацию и компетенцию судебных органов административно-спорной юрисдикции.

Проблема рекодификации действующего законодательства в целях полноценной реализации конституционного положения об административном судопроизводстве. Конституция РФ (ч. 2 ст. 118) устанавливает, что судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Три из этих видов судопроизводства получили свое полноценное и логически завершенное оформление в соответствующих кодифицированных актах, обозначивших их отраслевую определенность. И только четвертый вид - административное судопроизводство - не имеет необходимой логически завершенной правовой регламентации. Его правовое регулирование противоречиво, непоследовательно и не отвечает в полной мере современным мировым стандартам. Конституционный Суд РФ в ряде своих решений к предмету административного судопроизводства относит все дела, возникающие из административно-правовых отношений, а к процессуальному законодательству по этим делам - КоАП, ГПК и АПК.

Между этими актами по вопросам правового регулирования разбирательства дел, возникающих из публично-правовых отношений, существуют определенные противоречия, нестыковки, расхождения, одни из которых обусловлены принципиальными соображениями, а другие связаны с различием в подходах к решению юридико-технических вопросов. Таким образом, можно утверждать, что в настоящее время в российской правовой системе существует определенный массив правовых норм, содержащихся в различных кодифицированных актах и предназначенных для регулирования деятельности судебной власти по отправлению административного судопроизводства. Перефразировав высказывание авторов известной монографии "Проблемы судебного права" (1983 г.) о судебном праве, можно сказать: идея административного судебного права выражает не только научную концепцию, теоретическую модель, но и прежде всего, реально существующее явление правовой жизни, само действующее право. Другое дело, что формы этого права, его источники не соответствуют в полной мере избранной Россией модели правового государства и международным стандартам.

В сложившейся ситуации одной из главных проблем в формировании полноценного административного судебного права является вопрос о рекодификации действующего процессуального законодательства. Под рекодификацией в данном случае понимается изъятие из ГПК РФ и АПК РФ норм, регулирующих административное судопроизводство, и создание на их основе нового кодифицированного акта - Кодекса административного судопроизводства (КАС РФ), предполагающего изменение структуры и объема правовой регламентации, ранее входившей в исходные кодексы, с учетом практики их применения по вопросам отправления административного правосудия.

Эта рекодификация осуществляется в рамках одного сегмента предметной области регулирования и направлена на целостную, системную регламентацию административного судопроизводства, призванного обеспечить в процессе разрешения административных споров защиту субъективных публичных прав частных лиц и законность в публичном управлении. В конечном счете, принятие КАС РФ позволит переструктурировать систему действующего российского законодательства с целью обеспечения ее дальнейшей оптимизации и рационализации, повышения ее эффективности, целостности, системной стройности, внутренней логической и содержательной согласованности. С принятием КАС РФ судебная власть в России, осуществляемая посредством уголовного, гражданского, административного и конституционного судопроизводства, получит свою полную, логически завершенную и безупречную в отраслевом плане правовую регламентацию.

Проблема определения отраслевого статуса административного судебного права.

В современной литературе выделяются четыре основных подхода, определяющие значение административного судебного права как права, регулирующего отправление административного правосудия:

- нормы права, регулирующие судопроизводство по делам, возникающим из публично-правовых отношений, образуют институт или подотрасль гражданского процессуального права, поскольку процедуры судебного разрешения административных споров регулируются ГПК РФ (формально-правовой подход);
- право административной юстиции или судебное административное право - это институт или подотрасль административного права (материально-правовой подход);
- административное судебное право - часть административно-процессуального права, которое позиционируется как самостоятельная отрасль права и в качестве другой своей части включает административно-процедурное право;
- судебное административное право - это новая, самостоятельная, находящаяся в процессе формирования отрасль в системе российского права. Завершающий этап ее формирования - принятие специального кодифицированного акта об административном судопроизводстве, который придаст ей статус, аналогичный статусу таких отраслей, как гражданское процессуальное право, уголовное процессуальное право и конституционное судебное право.

Решение вопроса об определении судебного административного права в качестве самостоятельной отрасли права требует уточнения критериев, характеризующих отрасль права.

Исходя из современных научных исследований, к числу существенных отличительных признаков отрасли права целесообразно относить:

а) наличие собственного предмета правового регулирования. Предмет судебного административного права составляют общественные отношения, возникающие по поводу отправления административного правосудия. С одной стороны, это отношения, связанные с построением системы органов административной юстиции, а с другой - отношения между судом и участниками административного судопроизводства в процессе рассмотрения и разрешения административных споров, возникающих по поводу применения, толкования или издания норм административного права. Это отношения, которые складываются при юрисдикционном разрешении особого рода споров, возникающих в особом сегменте общественных связей - сфере публичного управления, где одной из обязательных сторон является орган публичной администрации, действующей как власть;
б) метод правового регулирования как критерий отраслевого разграничения. Административное судебное право, как и иные отрасли судебного права, регулирующие гражданское, уголовное и конституционное судопроизводство, характеризуется использованием комплексного метода, сочетающего императивные и диспозитивные начала, т.е. императивно-диспозитивного метода;
в) критерий формирования самостоятельного правового режима, обусловливающего целесообразность обособления отрасли. В специальной литературе обосновывается идея о том, что в правовом режиме, свойственном отраслям права, отражаются особенности регулируемых ими общественных отношений. Эти особенности находят выражение в отраслевых принципах, выполняющих роль идейного стержня, объединяющего вокруг себя все иные средства и приемы правового воздействия на определенную сферу общественных отношений. Специфика правового режима, свойственная комплексу норм, регулирующих судопроизводство по делам из административных правоотношений, несомненно, способствовала обособлению административного судебного права от права гражданского судопроизводства первоначально в рамках цивилистических процессуальных кодексов (ГПК РФ и АПК РФ), а затем и в рамках проекта Кодекса административного судопроизводства (КАС). Эта специфика обусловлена целым рядом особых принципов и правил, обеспечивающих правовой режим, известный в процессуальной науке как режим благоприятствования защите (favor defensionis).

Необходимость этого режима вызвана тем, что в административном судопроизводстве, несмотря на юридическое равенство сторон перед законом и судом и их процессуальное равноправие, частное лицо фактически является более слабой стороной в процессе. Принцип благоприятствования защите - одна из характерных особенностей правового режима административного судопроизводства. Он призван не допустить, чтобы судебный процесс превратился в "избиение" формально равного, но фактически более слабого. Этот принцип определяет иное, чем в гражданском процессе, распределение бремени доказывания, обусловливает появление принципа процессуальной активности суда и др. Отраслевая специфика правового режима судебного административного права состоит также в том, что оно выступает формой защиты субъективных публичных прав частных лиц. Эта защита предоставляется, когда содержащиеся в нормах материального административного права предписания не исполняются обязанными субъектами административно-правовых отношений добровольно и за их неисполнение законом не предусмотрена административно-наказательная ответственность. В этом плане специфика отраслевого правового режима проистекает из необходимости принудительного осуществления публично-правовых обязанностей в сфере государственного и муниципального управления, не связанного с применением административных наказаний. Эта специфика характеризует судебное административное право как форму реализации особой правовосстановительной административной ответственности. Данная ответственность отличается от наказательной административной ответственности, устанавливаемой КоАП. Она предполагает признание оспариваемого административного акта незаконным, восстановление нарушенного права и иные меры, предусмотренные ст. 7 Закона "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан";

г) критерий формально-юридической (законодательной) обособленности отрасли от других отраслей права. В этом случае в качестве формально-юридического признака существования отрасли рассматриваются: а) наличие кодифицированного нормативно-правового акта, систематизирующего основополагающие нормы этой отрасли, либо б) существование хотя бы более или менее четко выраженной и логически определенной системы нормативно-правовых актов, содержащих такие нормы.

Данный критерий является существенным, но не определяющим. Например, есть кодифицированные акты, принятые на уровне подотраслей права (Лесной, Водный, Воздушный кодексы). Однако есть отрасли, не имеющие единого кодифицированного акта, например административное право. Ценность данного критерия состоит в том, что он ориентирует на определение формальных границ отрасли посредством уточнения ее нормативно-правовой основы, выраженной в формальных источниках права. Нормы одной отрасли права могут быть распределены по нескольким нормативно-правовым актам. Это имеет место во многих отраслях права, в частности в гражданском процессуальном праве, в судебном конституционном праве.

Системообразующим формальным фактором судебного административного права как формирующейся отрасли права выступает конституционная норма об административном судопроизводстве как одной из форм осуществления судебной власти. Она задает системные параметры этой новой отрасли, концептуально ориентируя на ее формально-юридическое обособление от других отраслей. Принятие единого кодифицированного акта - КАС РФ - приведет к окончательному формально-юридическому завершению процесса формирования этой новой отрасли права;

д) критерий социальной значимости цели и задач комплекса норм, регулирующих определенный вид общественных отношений. Цель судебного административного права отражает процесс специализации в механизме юрисдикционной защиты различных по своей юридической природе субъективных прав - гражданских (частных) и публичных. Она отражает также специализацию юрисдикционного контроля за правомерностью актов органов публичной власти, ведущую к разделению его на две формы: контроль за законностью (административное судебное право) и контроль за конституционностью (судебно-конституционное право).

Цель судебного административного права конкретизируется в задачах, характеризующих его специфические отличительные признаки как отрасли:

а) определение оптимального статуса юрисдикционных органов и их организационной структуры, позволяющей обеспечить беспристрастное, справедливое, полное и своевременное разрешение административных споров;
б) защита субъективных публичных прав и законных интересов частных лиц и обеспечение справедливого применения материального административного закона с учетом конституционных положений об обязанности государства, его органов признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина;
в) закрепление эффективных форм контроля за административным нормотворчеством и правоприменительной практикой и др.;

е) критерий общественной потребности и государственного интереса в формировании отрасли права. Этот критерий характеризует объективные основания (общественную потребность) и субъективный фактор (государственный интерес), обусловливающие специальное правовое регулирование социально значимой сферы общественных отношений как самостоятельной относительно других сфер общественных отношений. Административное судебное право возникает из потребности в цивилизованном разрешении административных споров в судебном порядке, в полноценной защите субъективных публичных прав и обеспечении функционирования административной юстиции как гаранта этих прав и законности в правовом государстве. Заинтересованность российского государства в окончательном оформлении судебного административного права проявляется в создании коллегий по административным спорам в составе общих и арбитражных судов, в разработке и принятии кодифицированного акта, регулирующего административное судопроизводство;

ж) критерий обособления отрасли в научной и академической сфере, т.е. как науки и учебной дисциплины.

Этот критерий предполагает:

а) формирование самостоятельной отрасли науки, рассматривающей саму отрасль права как свой предмет;
б) появление самостоятельной учебной дисциплины, имеющей своим предметом знания об этой отрасли;
в) концептуализацию идеи о самостоятельном характере этой отрасли в правовой науке и судейском сообществе.

Административное судебное право имеет прочную теоретическую основу, заложенную в трудах отечественных и зарубежных авторов. О его развитии как отрасли науки свидетельствует существование значительного массива литературных источников - книг, научных статей и проектов, а также регулярное проведение многочисленных научных конференций и семинаров по вопросам административной юстиции.

Административное судебное право как часть права административной юстиции получает признание во многих отечественных учебных заведениях. В рамках специальных учебных дисциплин оно преподается в РУДН, в Воронежском государственном университете, в Кемеровском государственном университете, Омском юридическом институте и др. Все это свидетельствует о тенденции к обретению административным судебным правом не только нормативной, формально-юридической, но и научной и академической самостоятельности.

Выделенные отличительные признаки отрасли права можно обозначить как "статусные", поскольку задают параметры самостоятельной отрасли права. Наличие у определенного комплекса правовых норм "статусных" отраслевых признаков дает основание утверждать, что он достиг качества, свойственного новой самостоятельной отрасли права. Оценка наличия "статусных" отраслевых признаков у судебного административного права позволяет утверждать, что оно практически достигло качества, свойственного самостоятельной отрасли права. Введение в действие КАС официально оформит его статус как новой отрасли права, равноценной по своему значению отраслям, регулирующим гражданское, уголовное и конституционное судопроизводство.

Проблема определения системы административного судебного права как формирующейся отрасли права. При определении этой системы основой структуризации должна служить совокупность правовых норм, регулирующих конкретную, относительно обособленную группу общественных отношений в сфере организации и функционирования по отправлению административного правосудия. Самыми крупными структурными компонентами системы административного судебного права являются ее части (основные подсистемы).

Их выделение возможно исходя из трех критериев:

а) отталкиваясь от деления норм этого права на материальные и процессуальные;
б) в зависимости от степени общности правовых норм - общая и особенные части;
в) исходя из юридической природы норм и решаемых ими задач.

Общую часть составляют нормы и институты, имеющие общий характер для всей отрасли (общие судоустройственные и судопроизводственные нормы и принципы, общие положения, определяющие задачи и правила судопроизводства, статус суда и т.д.). Особенная часть включает нормы и институты, регулирующие, в частности, статус специализированных судов, судопроизводство на его отдельных стадиях, по отдельным категориям и в отношении различных субъектов. В зависимости от юридической природы норм и решаемых ими задач система судебного административного права может быть подразделена еще на две такие части, как то: судоустройственное и судопроизводственное административное право. По своей юридической природе нормы, регулирующие судоустройственные отношения, являются в массе своей материально-правовыми, а судопроизводственные - процессуально-правовыми. Это дает основание обозначить выделенные две части еще и как а) административно-судебное материальное право и б) административное судебно-процессуальное право.

В традиционных "судебных" отраслях, регулирующих уголовное и гражданское судопроизводство, судопроизводственная (материальная) часть обычно не выделяется. Эти отрасли мыслятся как исключительно судопроизводственные. Так, судебное гражданское право сводится исключительно к гражданскому процессуальному праву. Между тем в его систему многие авторы неизбежно вынуждены включать материальные правовые нормы, принципы и институты. В частности, к ним относится материально-правовой институт компетенции судебных органов (подведомственность и подсудность, судоустройственные принципы и т.д.). В системе судебно-конституционного права и процесса как отрасли судебно-конституционное материальное право и судебно-конституционное процессуальное право выделяются не как ее части, а как подотрасли. Такой подход не бесспорен и не может быть применим к административному судебному праву, поскольку подотрасли, которые объективно складываются в его системе, также включают в свой состав материально-правовую (судоустройственную) и процессуально-правовую части.

В рамках системы административного судебного права de lege lata можно выделить три подотрасли, критериями, разграничения которых являются субъектный состав административных споров и вид суда.

К числу этих исторически сложившихся подотраслей относятся:

1) подотрасль, регулирующая разрешение административных споров в общих судах с участием граждан и организаций в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений (подраздел III раздела II ГПК РФ). Общую процессуальную часть этой подотрасли составляют нормы гл. 23 "Общие положения" ГПК РФ. В состав этой подотрасли входят пять основных процессуальных институтов, образующих ее особенную часть (главы 24 - 26.2 ГПК РФ). Данная подотрасль помимо судебно-процессуальных норм, регулирующих судопроизводство по административным делам, включает судоустройственные (материальные) нормы, касающиеся судебных коллегий по административным делам в Верховном Суде РФ, судах среднего звена, нормы, определяющие компетенцию общих судов по административным делам и др.;
2) подотрасль, регулирующая разрешение в арбитражных судах споров из административных и иных публичных правоотношений, которые возникают в связи с осуществлением гражданами и организациями предпринимательской и иной экономической деятельности, т.е., по сути дела, споров предпринимателей с властью. Производство этих споров легально обозначается как административное судопроизводство (ст. 29 АПК РФ). Оно регулируется нормами раздела III АПК РФ (главы 22 - 26). Нормы главы 22 содержат общие положения подотрасли, определяющей процессуальную форму административной юстиции в специализированных судах, каковыми являются арбитражные суды. Положения глав 23 - 26 раздела включают нормы, образующие четыре правовых института, в значительной своей части отличающихся от институтов, предусмотренных ГПК РФ;
3) подотрасль, регулирующая административное судопроизводство в военных судах по спорам военнослужащих с органами военного управления и воинскими должностными лицами (ст. 3, 7 ФКЗ "О военных судах РФ"). Эта подотрасль содержит судоустройственные нормы, определяющие систему и полномочия военных судов по административным делам, их виды и состав, статус военных судей и т.д. В судопроизводственной части выделяются четыре правовых института, относимые законом к административному судопроизводству: институт производства по делам о защите нарушенных прав военнослужащих; институт производства по делам об оспаривании нормативных правовых актов; институт производства об административных правонарушениях, совершенных военнослужащими; институт производства по делам о совершении военнослужащими грубых дисциплинарных проступков.

При широком толковании предмета административного судебного права в его системе возможно выделение еще одной подотрасли, которая включает нормы, регулирующие осуществление квазисудебной административной юрисдикции. В рамках этой подотрасли группируются институты, регламентирующие организацию и функционирование отдельных квазисудебных органов, в частности институт разрешения административных споров в комиссии по рассмотрению дел о нарушении антимонопольного законодательства, институт разрешения служебных споров в комиссиях по служебным спорам и т.д.

Таким образом, существующий массив правовых норм, предназначенных для регулирования процедур разрешения административно-правовых споров, уже в рамках действующего законодательства представляет собой определенное комплексное многоуровневое образование, которое может быть структурировано и выражено в виде отраслевой системы, объективным интегрирующим фактором которой выступает конституционное положение об административном судопроизводстве. В рамках существующего правового регулирования с точки зрения системного подхода эта система может быть отнесена к классу слабо организованных (диффузных) специализированных систем. Принятие КАС РФ придаст системе административного судебного права на базе проведенной рекодификации необходимую отраслевую целостность, стройность, внутреннюю логическую и содержательную согласованность.

Административное судебное право, административное право, судебное право: проблема соотношения. Существующие трактовки административного судебного права как подотрасли гражданско-процессуального или административного права не могут не вызывать возражений. Если рассматривать нормы судебного административного права, содержащиеся в ГПК, как подотрасль гражданского судопроизводства, то нарушается принцип равностатусности четырех форм судопроизводства, предусмотренных Конституцией РФ. При таком подходе административному судопроизводству отводится роль "бедного родственника" гражданского судопроизводства. Трактовка судебного административного права как подотрасли административного права будет означать неравный подход к отраслевой значимости комплексов норм, регулирующих установленные Конституцией РФ формы судопроизводства. В одном случае этим комплексам норм, регламентирующим гражданское, уголовное и конституционное судопроизводство, придается статус отраслей, тогда как значение комплекса норм, регулирующих административное судопроизводство, принижается до статуса подотрасли или даже института.

В рамках судебного права как мега отрасли административное судебное право, несомненно, получает определение как самостоятельная отрасль - судебное административное право, регулирующее организацию и статус органов судебно-административной юрисдикции и процессуальную форму разрешения административных споров. Однако это не дает оснований противопоставлять в качестве "разно уровневых понятий" административный процесс как деятельность "административно-публичных органов" и административное судопроизводство, интерпретируемое как не административный - судебный процесс. Такая концепция неизбежно ведет к противопоставлению административно-процессуального права и судебного административного права. В русле такого подхода утверждается, например, что административное судопроизводство (административная юстиция) по своей правовой природе больше относится к отраслям так называемого "судебно-процессуального права" и не имеет ничего общего с предметом административного права, кроме используемого термина "административное". Определение отраслевого статуса административного судебного права исходя из его непосредственной связи с судебным правом, регулирующим функционирование судебной власти, не означает его только терминологической общности с административным правом. Оно непосредственно связано с теми отношениями, которые входят в предмет административного права и носят конфликтный характер. Именно их возникновение в сфере регулирования административного права для своего разрешения вызывает необходимость административного судопроизводства. Особенности административно-спорных материальных отношений предопределяют специфику предмета самого этого судопроизводства и системы регулирующего его судебного административного права.

В своей процессуальной (судопроизводственной) части судебное административное право представляет собой обособившийся от административного права административно-юрисдикционный процесс. Оно играет служебную роль по отношению к административному праву как обособившееся "юрисдикционное право". Такую же служебную роль по отношению к административному праву играет административно-процедурное право, регулирующее отправление управленческой функции в сфере исполнительной власти. Административное судебное право не противостоит и административно-процессуальному праву, а неразрывно интегрировано с ним своей судопроизводственной (процессуальной) частью, составляющей его "юрисдикционный блок". Именно судопроизводственное административное право выступает связующим звеном административно-процессуального права и административного судебного права как новой формирующейся отрасли.

Принятие единого кодифицированного акта - КАС РФ - приведет к окончательному логическому и формально-юридическому завершению процесса формирования этого права в единый отраслевой комплекс. Одновременно оно приведет к системному, целостному, логически непротиворечивому и законченному оформлению правовых основ судебной власти в России как полноценной "третьей власти", отвечающей принципам правового государства. Четырем формам ее осуществления будут соответствовать четыре равноценных отраслевых комплекса правовых норм. Принятие КАС РФ - это не просто юридико-технический способ рекодификации действующего законодательства. Оно ведет к становлению новой парадигмы административной юстиции в России, изменению в доктринальных подходах к административному судопроизводству и превращению его в полноценное судопроизводство. С его принятием уходит в прошлое старая концептуальная схема "отсутствия спора о праве в делах, возникающих из административно-правовых отношений", которая оправдывала включение этого судопроизводства в ГПК РФ на уровне подотрасли. Административное судопроизводство получает самостоятельное правовое регулирование и приобретает качество полноценного искового судебно-административного процесса, отвечающего принципу эффективной судебной защиты прав и законных интересов и стандартам современного правового государства. Все это окажет революционизирующее воздействие на состояние науки административного права, которая, как было верно подмечено еще в начале XX в., не может развиваться там, где нет организованной административной юстиции.

Принципы судебного права

Принципы арбитражного процессуального права - это основополагающие начала, определяющие содержание норм данной отрасли права, ее место, роль и назначение в системе права.

Значение принципов арбитражного процессуального права заключается в следующем:

1) принципы являются ориентиром в нормотворческой деятельности при совершенствовании арбитражного процессуального законодательства;
2) принципы позволяют арбитражному суду обеспечить правильное понимание арбитражного процессуального законодательства и верно его применять в соответствии с действительным смыслом.

Система принципов – это совокупность всех принципов арбитражного процессуального права в их взаимосвязи и взаимообусловленности.

Под классификацией принципов понимается деление всего состава принципов на отдельные группы по какому-либо признаку, называемому основанием классификации.

По объекту регулирования все принципы арбитражного процессуального права объединяются в две группы: судоустройственные принципы, определяющие устройство арбитражных судов и процесса одновременно, и судопроизводственные принципы, определяющие процессуальную деятельности суда и участников процесса.

К судоустройственным принципам относятся:

1. Принцип осуществления правосудия только арбитражным судом.

Этот принцип представляет собой правило, по которому реализация полномочий, отнесенных к ведению органов судебной власти, может осуществляться только судами, созданными в соответствии с законом. Применительно к арбитражному процессуальному праву данный принцип закрепляет, что по делам в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, отнесенным к ведению арбитражных судов, только арбитражный суд вправе осуществлять правосудие.

В соответствии со смыслом ст.118 Конституции, ст.1 ФКЗ «О судебной системе РФ» и ст.1 АПК РФ судебная власть в России в сфере хозяйственной юрисдикции может осуществляться только арбитражными судами в лице арбитражных судей и привлекаемых в установленном порядке к осуществлению правосудия арбитражных заседателей. Никакие другие органы не вправе принимать на себя осуществление правосудия. Не допускается создание каких-либо чрезвычайных судов.

В ряде случаев дела, отнесенные к ведению арбитражных судов, могут разрешаться другими органами, например, третейскими судами, в том числе международными коммерческими арбитражами, органами административной юрисдикции. Однако деятельность указанных органов по разрешению правовых конфликтов не является правосудием и не может лишить заинтересованных лиц права на обращение в арбитражный суд за защитой.

2. Принцип независимости судей и подчинения их только закону.

Этот принцип представляет собой правило, согласно которому судьи при осуществлении правосудия принимают судебные акты без влияния каких-либо других органов и лиц и основываясь только на нормативных актах определенного уровня.

Данный принцип сочетает в себе одновременно два начала: независимость судей, которая в то же время одновременно ограничивается необходимостью их подчинения Конституции РФ и другим федеральным законам. Какое-либо постороннее воздействие на судей арбитражных судов, вмешательство в их деятельность любых органов, должностных лиц или граждан недопустимы и влекут за собой установленную законом ответственность.

Гарантии независимости судей арбитражных судов подразделяются на политические, экономические и правовые.

К политическим относится закрепление в Конституции принципа разделения властей и независимости судебной власти от власти исполнительной и законодательной. Кроме того, судья не вправе быть депутатом, принадлежать к политическим партиям и движениям, осуществлять предпринимательскую деятельность, а также совмещать работу в должности судьи с другой оплачиваемой работой, кроме научной, преподавательской, литературной и иной творческой деятельности.

К экономическим гарантиям относится предоставление судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу.

К юридическим гарантиям независимости судей арбитражных судов относится целый ряд нормативных предписаний. Законом установлен особый порядок наделения судей полномочиями. Судьи Высшего Арбитражного Суда РФ назначаются Советом Федерации РФ по представлению Президента РФ, которое вносится с учетом мнения Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ. Судьи федеральных арбитражных судов округов назначаются Президентом РФ по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ. Судьи других арбитражных судов назначаются Президентом РФ по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ с учетом мнения законодательного органа соответствующего субъекта РФ. Назначение кандидатов на должности судей производится только при наличии положительного заключения соответствующей квалификационной коллегии судей.

Судья, члены его семьи и их имущество находятся под особой защитой государства. Судья имеет право на хранение и ношение служебного огнестрельного оружия.

3. Принцип гласности судебного разбирательства.

Представляет собой такое правило, согласно которому разбирательство в арбитражном суде является открытым, обеспечивающим присутствие на слушаниях дела любому лицу. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, если открытое разбирательство дела может привести к разглашению государственной тайны, в иных случаях, предусмотренных федеральным законом, а также при удовлетворении ходатайства лица, участвующего в деле и ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой, служебной или иной охраняемой законом тайны.

Гласность правосудия обеспечивает его воспитательные и профилактические функции. Гласность способствует снижению субъективизма судей и позволяет всем желающим убедиться в соблюдении установленных процессуальным законом правовых процедур разбирательства дела.

4. Принцип сочетания коллегиального и единоличного рассмотрения дел в арбитражных судах.

Представляет собой такое правило, в соответствии с которым в зависимости от категории дела и ряда других критериев разбирательство дела в арбитражном судопроизводстве производится судьей арбитражного суда единолично либо арбитражным судом в коллегиальном составе. Дела в первой инстанции арбитражного суда рассматриваются судьей единолично, если коллегиальное рассмотрение дела не предусмотрено АПК РФ. Коллегиальное рассмотрение дел в арбитражном суде первой инстанции осуществляется в составе трех судей или судьи и двух арбитражных заседателей.

В первой инстанции арбитражного суда коллегиальным составом трех судей рассматриваются:

1) дела, относящиеся к подсудности Высшего Арбитражного Суда РФ;
2) дела, об оспаривании нормативных правовых актов;
3) дела о несостоятельности (банкротстве), если иное не установлено законом;
4) дела, направленные в арбитражный суд первой инстанции на новое рассмотрение с указанием на коллегиальное рассмотрение.

Коллегиально с участием судьи и двух арбитражных заседателей в суде первой инстанции рассматриваются экономические споры и иные дела, возникающие из гражданских и иных правоотношений, если какая-либо из сторон заявит об этом соответствующее ходатайство.

Дела в арбитражном суде апелляционной и кассационной инстанций, а также в порядке надзора рассматриваются коллегиально в составе трех или иного нечетного количества судей.

Вопросы, возникающие при рассмотрении дела судом в коллегиальном составе, разрешаются судьями большинством голосов. Никто из судей не вправе воздержаться от голосования. Судья - председательствующий в заседании - голосует последним. Судья, не согласный с мнением большинства, обязан подписать судебный акт и вправе изложить в письменной форме особое мнение, которое приобщается к делу, но не оглашается.

5. Принцип государственного языка судопроизводства.

Представляет собой такое правило, согласно которому судопроизводство в арбитражном суде ведется на государственном – русском языке, а лицам, не владеющим языком, обеспечивается возможность перевода с целью понимания ими совершаемых процессуальных действий. Участвующим в деле лицам, не владеющим русским языком, обеспечивается право полного ознакомления с материалами дела, участия в судебных действиях через переводчика и право выступать в арбитражном суде на родном языке.

6. Принцип равенства участников арбитражного процесса перед законом и судом.

Представляет собой такое правило, согласно которому правосудие осуществляется на началах равенства организаций и граждан независимо от каких-либо признаков и критериев. Равенство организаций перед законом и судом не зависит от места нахождения, подчиненности, формы собственности и организационно-правовой формы, а равенство граждан перед законом и арбитражным судом – независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Арбитражный суд обеспечивает равную судебную защиту прав и законных интересов всех лиц, участвующих в деле.

К судопроизводственным принципам арбитражного процессуального права относятся:

1. Принцип диспозитивности.

Представляет собой правило, согласно которому заинтересованные в исходе дела лица вправе самостоятельно распоряжаться принадлежащими им субъективными материальными правами и процессуальными средствами защиты. Свобода распоряжения субъективными материальными правами в соответствии этим принципом заключается в праве истца изменить основания или предмет иска, но не одновременно сразу, увеличить или уменьшить размер исковых требований; в праве истца отказаться от заявленного иска, заключить с ответчиком мировое соглашение на основе взаимных уступок и выражается в следующем:

1) истец имеет право выбора – предъявлять иск в защиту нарушенного права или не предъявлять, хотя в отдельных случаях это возможно помимо его воли;
2) предъявив иск, истец вправе потребовать его обеспечения с целью гарантировать реальное исполнение решения суда;
3) ответчик может предъявить встречный иск;
4) если удовлетворено ходатайство истца об обеспечении иска, ответчик вправе обратиться со встречным ходатайством об отмене мер обеспечения либо потребовать от истца предоставления обеспечения возмещения возможных для ответчика убытков;
5) все лица, участвующие в деле, могут обжаловать решение (путем подачи апелляционной, кассационной жалоб) и определение арбитражного суда. Обжалование является правом, но не обязанностью лиц, участвующих в деле;
6) если жалоба была подана, то арбитражный суд может предложить лицу, подавшему жалобу, отказаться от нее;
7) получив решение арбитражного суда, вынесенное в его пользу, заинтересованное лицо вправе не требовать реального исполнения данного решения.

Осуществление многих диспозитивных действий сторон находится под контролем арбитражного суда, а в ряде случаев арбитражный суд вправе разрешить и те требования, которые не заявлялись сторонами.

2. Принцип состязательности.

Существо данного принципа состоит в том, что стороны арбитражного процесса состязаются перед арбитражным судом, убеждая его при помощи различных доказательств в своей правоте в споре. Состязательность предполагает возложение бремени доказывания на сами стороны. В соответствии с новым АПК РФ лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства. Каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства арбитражному си уду и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с предоставлением доказательств. При этом арбитражный суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения ими процессуальных действий, оказывает содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела.

3. Принцип процессуального равноправия сторон.

Представляет собой такое правило, согласно которому стороны арбитражного судопроизводства пользуются равными процессуальными правами, и арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из них. Согласно этому принципу закон предоставляет истцу и ответчику равные процессуальные возможности по защите своих прав и охраняемых законом интересов. Нарушение этого принципа ведет к отмене судебных актов.

4. Принцип непрерывности судебного разбирательства.

Представляет собой такое правило, согласно которому разбирательство дела осуществляется при неизменном составе суда. В случае замены одного из судей в процессе разбирательства дела оно должно быть произведено с самого начала. Тем самым обеспечивается целостность восприятия одним и тем же составом арбитражного суда или судьей доказательственного материала, исследованного по делу. С этой целью судебное разбирательство по одному делу должно происходить непрерывно, кроме времени, назначенного для отдыха. По своей инициативе или по ходатайству сторон суд вправе объявить перерыв в заседании на не срок не более пяти дней. В некоторых случаях суд откладывает судебное разбирательство. Арбитражный суд не вправе рассматривать несколько дел одновременно в одном судебном заседании до принятия решения по делу или до отложения его рассмотрения.

5. Принцип непосредственности.

Представляет собой такое правило, согласно которому арбитражный суд обязан непосредственно исследовать и воспринимать все доказательства по делу, т.е. заслушать объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, заключения экспертов, ознакомиться с письменными, аудио-, видео доказательствами. Тем самым обеспечивается личное восприятие судьями арбитражного суда всего доказательственного материала.

В отдельных случаях, когда собирание доказательств осуществлялось путем направления судебного поручения, непосредственность восприятия доказательств обеспечивается путем ознакомления судей и лиц, участвующих в деле, с его результатами, зафиксированными в соответствующих документах.

Права судебных исполнителей

В соответствии с новым законодательством полномочия судебных приставов-исполнителей по сравнению с судебными исполнителями расширены. Если судебные исполнители значительное число вопросов не могли решать самостоятельно, а им требовалась на соответствующие действия санкция судьи или суда, то судебные приставы-исполнители вправе самостоятельно решать большее число вопросов исполнительного производства. Лишь на отдельные действия судебного пристава-исполнителя необходима санкция старшего судебного пристава-исполнителя или арбитражного суда в зависимости от характера исполнительного документа.

Судебному приставу-исполнителю может быть заявлен отвод, основания и порядок разрешения которого определены в ст.43 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

Требования судебного пристава-исполнителя по исполнению судебных актов и актов других органов обязательны для всех органов, организаций, должностных лиц и граждан на всей территории Российской Федерации. На основании ст.12 Федерального закона "О судебных приставах" судебный пристав-исполнитель обязан принимать меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Поэтому в соответствии с исполнительным документом, предъявленным к исполнению, судебный пристав-исполнитель должен предпринять все меры к его полной реализации.

Обязанности и права судебных приставов-исполнителей в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов определены следующим образом.

В частности, судебный пристав-исполнитель:

• должен принимать меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов;
• предоставляет сторонам исполнительного производства или их представителям возможность знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии;
• рассматривает заявления сторон по поводу исполнительного производства и их ходатайства, выносит соответствующие постановления, разъясняя сроки и порядок их обжалования;
• обязан взять самоотвод, если он заинтересован в ходе исполнительного производства либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнения в его беспристрастности.

Судебный пристав-исполнитель имеет право:

• получать при совершении исполнительных действий необходимую информацию, объяснения и справки;
• проводить у работодателей проверку исполнения исполнительных документов на работающих у них должников и ведения финансовой документации по исполнению указанных документов;
• давать гражданам и организациям, участвующим в исполнительном производстве, поручения по вопросам совершения конкретных исполнительных действий;
• входить в помещения и хранилища, занимаемые должниками или принадлежащие им, производить осмотры указанных помещений и хранилищ, при необходимости вскрывать их, а также на основании определения соответствующего суда совершать указанные действия в отношении помещений и хранилищ, занимаемых другими лицами или принадлежащих им.

Судебные приставы-исполнители вправе:

• арестовывать, изымать, передавать на хранение и реализовывать арестованное имущество, за исключением имущества, изъятого из оборота в соответствии с законом;
• налагать арест на денежные средства и иные ценности должника, находящиеся на счетах, во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, в размере, указанном в исполнительном документе;
• использовать нежилые помещения, находящиеся в муниципальной собственности, а при согласии собственника - помещения, находящиеся в иной собственности, для временного хранения изъятого имущества, возлагать на соответствующих лиц обязанность по его хранению, использовать транспорт взыскателя или должника для перевозки имущества с отнесением расходов за счет должника;
• в случае неясности требований, содержащихся в исполнительном документе, на основании которого совершаются исполнительные действия, просить суд или другой орган, выдавший исполнительный документ, о разъяснении порядка его исполнения;
• объявлять розыск должника, его имущества или розыск ребенка;
• вызывать граждан и должностных лиц по исполнительным документам, находящимся в производстве, и совершать иные действия, предусмотренные Федеральным законом "Об исполнительном производстве".

В Федеральном законе "Об исполнительном производстве" предусмотрено и вознаграждение судебному приставу-исполнителю за успешные исполнительные действия. В частности, судебный пристав-исполнитель, обеспечивший реальное и своевременное исполнение исполнительного документа, получает вознаграждение в размере 5% от взысканной им суммы или стоимости имущества, но не более 10 минимальных размеров оплаты труда, а по исполнительному документу неимущественного характера - 5 минимальных размеров оплаты труда.

В случае частичного исполнения исполнительного документа по не зависящим от судебного пристава-исполнителя причинам вознаграждение выплачивается пропорционально взысканной сумме. Данная сумма вознаграждения выплачивается судебному приставу-исполнителю из внебюджетного фонда развития исполнительного производства.

Международное судебное право

Под международным судебным правом понимается совокупность норм, регулирующих порядок реализации материальных норм МП, прав и обязанностей государств и международных организаций. МПП, как и международное право в целом, активно воздействует на внутреннее право, а именно на процессуальную часть внутреннего права, на правила внутреннего судопроизводства, па уголовный и гражданский процесс.

Нормы международного процессуального права обслуживают:

а) применение норм МП государствами и международными организациями;
б) международное правосудие и арбитражное производство;
в) порядок применения санкций.

Основными источниками МИН являются международные договоры, обычаи, акты внутреннего права международных организаций (правила процедуры международных судов/трибуналов), постановления, решения международных судов/трибуналов. Процессуальные нормы договоров предусматривают создание международных органов (комитетов, организаций), порядок принятия на себя государствами обязательств по договору и исполнения норм договора, определяют юрисдикцию государств в отношении того или иного вопроса, преступления, порядок реализации санкций норм. Примером могут служить нормы конвенций о правовой помощи, в частности, в том, что касается признания и исполнения судебных решений по уголовным, гражданским и другим делам.

Международно-правовой принцип мирного разрешения международных споров связывает собой материальную и процессуальную части МП. Он закрепляется и развивается во множестве документов.

Среди них, в частности:

- Конвенция о мирном решении международных столкновений 1907 г. (Гаагская конвенция);
- Статут Лиги Наций (ст. 12);
- Парижский пакт 1928 г. (Договор об отказе от войны в качестве орудия национальной политики);
- Устав ООН (ст. 2, п. 3; ст. 33);
- Статут Международного суда ООН;
- Американский договор о мирном решении споров 1948 г. (Боготинский пакт);
- Декларация о принципах МП;
- Заключительный акт СБСЕ; Декларация ООН о мирном разрешении международных споров 1982 г. - Манильская Декларация (резолюция ГА ООН);
- Декларация о предотвращении и устранении споров и ситуаций, которые могут угрожать международному миру и безопасности, и о роли ООН в этой области 1988 г. (резолюция ГА ООН);
- Принципы урегулирования споров и положения процедуры СБСЕ по мирному урегулированию споров 1991 г. (Итоговый документ Совещания стран ОБСЕ);
- Типовые правила по примирению споров между государствами 1995 г. (резолюция ГА ООН 50/50) и др.

Принцип мирного разрешения международных споров закреплен также в уставах международных региональных организаций (Пакт Лига арабских государств, Учредительный акт Африканского союза), в Североатлантическом договоре и других международных актах, в том числе во множестве двусторонних договоров.

Существо принципа, как он изложен в Декларации о принципах МП, можно передать следующим образом:

- международные споры должны разрешаться мирными средствами при свободном выборе средств; при этом не должны подвергаться угрозе международный мир и безопасность;
- в качестве средств мирного разрешения споров могут (должны) использоваться: переговоры, обследования, посредничество, примирение, арбитраж, судебное разбирательство, обращение к региональным соглашениям. В Декларации 1982 г. упомянуты также: обращение к региональным органам и иные мирные средства по выбору спорящих сторон, включая "добрые услуги", в Конвенции 1907 г. - консультации, следственные комиссии и др.;
- средства разрешения спора должны соответствовать обстоятельствам и характеру спора;
- если указанными средствами достичь разрешения спора не удается, стороны должны продолжать стремиться к урегулированию спора другими согласованными мирными средствами;
- стороны споры не должны предпринимать действий, которые могут ухудшить положение, подвергнуть угрозе мир и безопасность;
- споры и применение процедур их разрешения регулируются на основе суверенного равенства государств.

Еще в XX в. Государства стали создавать различные институциональные механизмы разрешения споров, например:

- Постоянную палату третейского суда (Гаагская конвенция 1907 г., Принципы СБСЕ);
- Постоянную палату международного правосудия (в рамках Лиги Наций), которая прекратила своей существование в 1946 г.;
- Международный суд ООН;
- Суд по примирению и арбитражу (Конвенция по примирению и арбитражу в рамках СБСЕ);
- Орган по разрешению споров Всемирной торговой организации (ВТО);
- Суд ЕС;
- Международный трибунал по морскому праву (Конвенция ООН по морскому праву);
- Экономический суд СНГ;
- Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (Вашингтонская конвенция о порядке разрешения споров между государством и иностранными лицами 1965 г.).

Судебное осуществление прав

Судебная защита прав и свобод, согласно ст. 46 Конституции РФ, является одной из гарантий их осуществления. ГК развивает и детализирует этот способ защиты субъективных гражданских прав.

Статья 11 Кодекса закрепляет ряд важнейших положений, касающихся судебной защиты гражданских прав:

а) гражданские права подлежат судебной защите независимо от того, имеется ли соответствующее указание в ГК и иных законах;
б) суд защищает как нарушенное, так и оспариваемое право. Если одна из сторон гражданского правоотношения считает, что договор заключен, а вторая оспаривает заключение договора или считает сделку ничтожной, возможно предъявление другой стороной в суд иска о признании наличия договорных отношений либо о признании договора действительным, т.е. соответствующим закону;
в) защите подлежат не только права, но и законные интересы;
г) судебный порядок является преимущественной, но не единственной формой защиты прав. Допускается и административный порядок их защиты. Однако он возможен только в случаях, предусмотренных законом, и за субъектом гражданского правоотношения сохраняется право обжаловать в суд решение, принятое в административном порядке. При этом право обжалования не зависит от того, предусмотрена ли такая возможность законом или иными правовыми актами.

Когда закон предоставляет гражданину или юридическому лицу возможность обратиться за защитой нарушенных прав либо в суд, либо к государственному или иному органу, выбор способа защиты принадлежит участнику гражданского правоотношения.

К судебным органам, защищающим гражданские права, относятся Конституционный Суд РФ; суды общей юрисдикции, включая мировых судей, арбитражные суды. Подведомственность дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам разграничивается Гражданским процессуальным кодексом и Арбитражным процессуальным кодексом.

Защита гражданских прав в третейском суде и путем посредничества. В ст. 11 ГК названы также третейские суды. В Российской Федерации могут создаваться третейские суды для рассмотрения конкретного спора или постоянно действующие.

Стороны вправе предусмотреть в договоре передачу возникших споров или тех, которые могут возникнуть, на рассмотрение соответствующего третейского суда, т.е. включить в договор арбитражную оговорку, но возможно соглашение (соглашение ad hoc) о передаче в третейский суд конкретного спора. Такое соглашение должно быть заключено в письменной форме.

Дела, вытекающие из административных отношений и из банкротства, не могут передаваться на решение третейских судов. Не допускается также передача гражданами в третейский суд споров по поводу трудовых и семейных правоотношений.

Хотя ГК в ст. 11 назвал рассмотрение споров в третейском суде судебной защитой гражданских прав, однако по отношению к государственным судам разрешение споров в третейских судах принято относить к альтернативным методам разрешения споров.

Следует отметить тенденцию увеличения в России числа обращений участников имущественного оборота в третейские суды для разрешения экономических конфликтов, рост количества постоянно действующих третейских судов.

В российский деловой оборот начал внедряться и такой вид альтернативного разрешения споров, как посредничество. Под посредничеством обычно понимается процесс разрешения спора, в котором посредник - нейтральное лицо, помогает сторонам достичь договоренности в их споре путем переговоров. Посредник не обладает правом принимать какие-либо решения. Однако его участие в разрешении спора обеспечивает нахождение самими сторонами путей устранения конфликта, побуждает их к выработке оптимального решения. При посредничестве в урегулировании спора основное внимание уделяется разрешению конфликта без обращения в суд с учетом интересов обеих сторон спорного отношения и с наименьшими издержками.

Защита гражданских прав в административном порядке. Согласно ст. 11 ГК административный порядок защиты гражданских прав возможен только в случаях, предусмотренных законом. За субъектами гражданского правоотношения сохраняется право обжаловать в суд решение (постановление, предписание, иной акт), принятое в административном порядке. При этом осуществление права обжаловать такое решение не зависит от того, предусмотрена ли возможность его обжалования законом или иным нормативным актом.

К административному порядку защиты гражданских прав можно отнести, во-первых, обжалование действий должностных лиц и актов государственных органов в вышестоящий по отношению к ним орган исполнительной власти; во-вторых, обращение за защитой гражданских прав в государственные органы, наделенные юрисдикционными полномочиями и принимающие решения с соблюдением установленной нормативными актами процедуры, т.е. в процессуальной форме.

В административном порядке вышестоящему органу могут быть обжалованы решения налоговых, таможенных органов, постановления судебных приставов-исполнителей и некоторые другие властные решения (акты). Эти же акты (постановления, решения, предписания) могут быть обжалованы в суд. Юридические лица и граждане вправе выбирать между административным порядком защиты гражданских прав и судебным, т.е. обращаться в суд, минуя вышестоящий орган.

Иное содержание и иные цели имеет административный порядок защиты гражданских прав, осуществляемой антимонопольными органами, органами регулирования деятельности субъектов естественных монополий, патентными органами и иными органами, наделенными юрисдикционными полномочиями. Законами о конкуренции, о рекламе, о защите прав потребителей, о естественных монополиях, о защите конкуренции на рынке финансовых услуг в случае злоупотребления хозяйствующими субъектами доминирующим положением и (или) нарушения ими гражданских прав других лиц, прав потребителей, а также при использовании хозяйствующим субъектом ненадлежащей рекламы антимонопольные органы наделены полномочиями возбуждать дела по заявлениям заинтересованных лиц или по собственной инициативе. Они рассматривают возбужденное дело с вызовом заинтересованных лиц, с соблюдением сроков, порядка, установленных соответствующими Правилами и Положениями, принимают решение и на его основании направляют предписание прекратить нарушение установленных этими законами запретов; отменить или изменить незаконный властный акт; восстановить первоначальное положение; заключить или расторгнуть договор с другим хозяйствующим субъектом или внести в него изменения; возместить причиненные убытки; осуществить контр рекламу и др. Таким образом, антимонопольные органы применяют способы защиты гражданских прав, предусмотренные ст. 12 ГК. В таких случаях можно говорить об антимонопольной защите гражданских прав.

Как и при обращении в вышестоящий орган, в случае подачи заявления государственному органу, наделенному правом возбуждать и рассматривать дела и применять способы защиты гражданских прав с соблюдением особой процедуры, сторонам гражданских правоотношений предоставлена возможность выбора между судебным и административным порядком защиты своих прав, а при обращении за защитой в административном порядке сохраняется право обжаловать в суд принятое в административном порядке решение (предписание).

Повышение роли судебной защиты гражданских прав, расширение компетенции суда в применении гражданского законодательства отражено во многих нормах ГК. Он отводит суду важную роль в осуществлении гражданских прав и применении способов их защиты. Увеличение числа случаев, когда заключение гражданско-правового договора становится обязательным для одной из сторон, придание судебному решению значения юридического факта усиливает влияние судебных решений на осуществление предпринимательской деятельности.

Ряд норм ГК содержит оценочные критерии. Так, в силу ст. 151 ГК размер компенсации морального вреда определяется судом с учетом принципа добросовестности и разумности. Уважительность причин пропуска гражданином срока исковой давности оценивается судом (ст. 205 ГК).

Такие понятия, как добросовестное и разумное поведение, нормальное (необходимое) время, разумный срок и др., в ГК не конкретизированы. Их содержание выявляется в судебной практике и пополняется судебным толкованием. Все это означает повышение как роли суда в защите гражданских прав, так и значения судебной и судебно-арбитражной практики в применении ГК и других актов гражданского законодательства.

Проблемы судебного права

Явка свидетелей в апелляции

Отдельно можно остановиться на наиболее остром вопросе, до сих пор до конца не решенном и при рассмотрении дел в судах первой инстанции. Это проблема обеспечения явки свидетелей при постановлении апелляционной инстанцией судебного решения по делу.

В этой связи можно только разделить позицию авторов, в том числе судей Верховного Суда РФ, которые говорят о неотложной необходимости создания окружных судов, то есть такого звена судебной системы, которое будет более приближено к субъектам федерации по территории. Для эффективного кассационного пересмотра уголовных дел и материалов суд кассационной инстанции должен быть «разведен» по разным «домам судебной системы», как это существует в системе арбитражных судов. Все положительное, что есть в системе арбитражных судов, должно быть воспринято судами общей юрисдикции.

Возвращаясь к обозначенной выше проблеме, следует обратить внимание на внесение изменений в постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 «О судебном приговоре» Постановлением Пленума № 11 в него были внесены изменения и обращено особое внимание судей на обеспечение явки свидетеля в суд. Существующее правовое регулирование соответствует практике Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Согласно ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей. Выводы суда о виновности подсудимого в совершении преступления не могут быть основаны исключительно или главным образом (в решающей степени) на фактических данных, содержащихся в оглашенных показаниях потерпевшего или свидетеля, если обвиняемый в стадии предварительного расследования не имел возможности оспорить эти показания.

Однако открытым остается вопрос — на ком лежит обязанность обеспечения явки свидетеля для допроса? Статья 6 Конвенции оставляет на усмотрение суда оценку обязательности вызова в суд свидетелей и не требует присутствия и допроса каждого свидетеля со стороны подсудимого. В решении ЕСПЧ по делу «Володарский (Volodarskiy) против России» (постановление жалоба № 45202/04) указано, что приемлемость доказательств является, прежде всего, предметом регулирования национального права. Особое внимание Европейский суд обращает на то, было ли разбирательство в целом, включая способы сбора доказательств, справедливым. Статья 6 Конвенции не гарантирует обвиняемому неограниченное право обеспечения присутствия свидетелей в суде, и именно национальные суды решают, имеется ли в этом необходимость и целесообразно ли заслушивать свидетеля.

Очевидно, что практика ЕСПЧ призвана сформировать базовые критерии. Показания свидетелей обычно представляются в открытом судебном заседании в присутствии подсудимого. Европейский суд допускает наличие исключений из этого правила, но они не должны нарушать права на защиту. Власти должны приложить особые усилия для обеспечения явки свидетеля в суд, принять «разумные меры» для установления местонахождения свидетелей, для обеспечения явки свидетеля с целью дачи показаний непосредственно в судебном заседании.

Роль суда в процессе

В этой связи существенное влияние на судебную практику оказали разъяснения Пленума ВС РФ «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней».

Очевидно, что роль суда в обеспечении доказательственной базы должна быть пересмотрена. В условиях состязательности процесса обязанность по предоставлению суду доказательств обвинения для их непосредственного исследования должна быть возложена на государственного обвинителя. Однако здесь необходимо решить целый блок организационных проблем, поскольку государственный обвинитель сегодня не обладает достаточным арсеналом средств, чтобы эффективно выполнить задачу по предоставлению доказательств. Пока же судья остается слугой сторон по обеспечению явки свидетелей и потерпевших.

Статья 123 Конституции РФ гарантирует осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. Одним из механизмов реализации права на защиту от выдвинутого в отношении лица обвинения в совершении преступления является вызов и допрос в судебном заседании ключевых свидетелей, в том числе свидетельствующих о виновности подсудимого.

Право на допрос лиц, свидетельствующих против лица, привлекаемого к ответственности, закреплено в ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Такое право является непременным условием для последующего использования судом тех или иных доказательств, представленных сторонами.

Конституционный Суд РФ не раз обращал внимание на необходимость использовать все имеющиеся в арсенале правосудия возможности для обеспечения явки свидетелей в суд. В частности, КС РФ разъяснил, что оглашение на суде показаний, данных при производстве дознания и предварительного следствия, является исключением из собственной оценки судом доказательств и не может нарушать процессуальное равновесие между интересами обвинения и защиты. И когда сторона настаивает на вызове свидетеля, показания которого могут иметь значение для дела, суд должен принять все доступные меры для обеспечения явки этого свидетеля. Если такой свидетель не может быть вызван для допроса, оглашение его показаний должно рассматриваться как недопустимое доказательство, которое не должно приниматься во внимание. Однако если свидетель не может быть допрошен, защите должны быть представлены соответствующие процессуальные гарантии, такие как оспаривание оглашенных показаний, заявление ходатайств об их проверке с помощью других доказательств или досудебная очная ставка между этим свидетелем и обвиняемым, на которой последний имел возможность задавать вопросы первому (определении № 233-0).

Эта позиция впоследствии была неоднократно подтверждена, в том числе в определении № 548-O, где КС РФ указал: «…оглашение ранее полученных показаний потерпевшего или свидетеля в судебном заседании не представляется возможным».

Как было указано выше, ЕСПЧ в своих решениях устанавливает нарушение конвенционного права обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей. Если свидетели не могут быть допрошены в связи с их отсутствием, власти должны приложить разумные усилия для обеспечения их явки.

Например, по делу «Карпенко (Karpenko) против России» (постановление жалоба № 5605/04) Европейский суд посчитал, что обвинительный приговор основывался исключительно на показаниях свидетелей, допрошенных следственными органами, которых заявитель не мог допросить в открытом судебном заседании.

Европейский суд заключил, что сам факт участия обвиняемого в очных ставках со свидетелями на предварительном следствии не может лишать его права на допрос этих свидетелей в суде. Очные ставки по данному делу производились в отсутствие защитника. Следователь снимал вопросы во время очной ставки. Такая очная ставка не могла рассматриваться как надлежащая замена допроса свидетеля в открытом судебном заседании.

Явка ключевых свидетелей в суд первой инстанции должна иметь решающее значение для эффективной оценки поведения и достоверности показаний свидетелей.

Если одна из сторон не смогла обеспечить явку свидетеля, суд не вправе учитывать его показания, потому что их не удалось должным образом подтвердить.

Правоприменительная практика меняется кардинальным образом. Невозможность найти свидетеля не может признаваться «иным чрезвычайным обстоятельством» и служить поводом для оглашения показаний свидетеля. Поэтому нарушением УПК РФ и ст. 6 Европейской конвенции должен признаваться сам факт оглашения показаний свидетеля судом, когда свидетеля не нашли.

Если одна из сторон не представит доказательства, суд вынужден оценивать только доказательства, представленные в ходе судебного следствия. В соответствии со ст. 244 УПК РФ суд вправе вынести постановление, определить разумное время сторонам для представления доказательств в судебном разбирательстве. Обвиняемый не может считаться имевшим надлежащую и адекватную возможность оспорить показания свидетелей, потерпевших, которые имели решающее значение для его осуждения.

Таким образом, можно сказать, что введение апелляционного судопроизводства предполагает существенные изменения качества работы судов первой инстанции.

Поэтому суды первой инстанции не могут игнорировать доказательства ни стороны защиты, ни стороны обвинения. Обвинительный приговор не может быть основан исключительно или в решающей степени на показаниях отсутствующих свидетелей. Весь объем доказательств, состоящий из заочно оглашенных показаний, не явившихся свидетелей, становится ничтожным.

В таком случае суд апелляционной инстанции вправе отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение. Органам следствия, стороне обвинения предстоит изменить подход к обеспечению доказательств по делу.

Возвращение дела прокурору

Нельзя также обойти вниманием постановление Конституционного Суда РФ № 16-П. Сегодня с уверенностью можно сказать, что позиция КС РФ воспринята судьями достаточно четко: возвращение уголовного дела прокурору по инициативе суда допустимо лишь для устранения существенных нарушений УПК РФ, если это не связано с восполнением неполноты предварительного расследования. Соответственно, предлагаемый порядок движения дела вовсе не является аналогом старого института дополнительного расследования, когда восполнялись пробелы предварительного расследования в части отыскания новых доказательств.

Неправильное применение уголовного закона состоит лишь в том, что фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, свидетельствуют о наличии в действиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления. Новые фактические обстоятельства судом не устанавливаются.

Тем не менее, в практике могут встречаться неоднозначные ситуации. Так, постановлением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга прокурору было возвращено дело в отношении П. для предъявления обвинения по ч. 2 ст. 203 УК РФ. Изначально П. обвинялся по ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 203 УК РФ.

Суд самостоятельно поставил вопрос о возвращении уголовного дела прокурору, поскольку, на его взгляд, фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, свидетельствовали о наличии в действиях П. признаков преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 203 УК РФ.

По мнению суда, органом расследования не дана оценка факту причинения потерпевшему тяжких последствий со стороны П. Понятие «тяжкие последствия» является оценочной категорией, этот вопрос не был предметом оценки со стороны органов следствия.

Прокурор возражал против возвращения дела, сославшись на то, что тяжкими последствиями рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 203 УК РФ) могут быть, например, смерть человека, причинение тяжкого вреда здоровью, причинение средней тяжести вреда здоровью многим лицам. Потерпевшему нанесены побои, а также причинены телесные повреждения, не повлекшие вреда здоровью.

Данное дело стало предметом апелляционного рассмотрения. Суд удовлетворил апелляционное представление и отменил постановление суда с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Читатели могут сами оценить, имеется ли здесь более тяжкий состав преступления (ч. 2 ст. 203 УК РФ) по признаку тяжких последствий.

Поэтому судам следует очень взвешенно подходить к оценке установленных фактических обстоятельств, давать им четкую правовую оценку, не допуская избыточности при перепредъявлении обвинения.

С другой стороны, органы следствия должны понимать, что они ни в коем случае не вправе восполнить те или иные фактические обстоятельства, устанавливать новые события, восполняя их допросом потерпевших, свидетелей, производством экспертиз. Реанимация старого института доследования невозможна.

Органы судебной защиты прав

Для чего нужны органы защиты прав потребителей? Какие у них функции? Какой из них выбрать для защиты своих прав? Давайте разберемся с этими вопросами подробнее.

Пристальное внимание со стороны государства к обеспечению защиты прав наиболее уязвимой стороны договора купли-продажи, реализации предоставленных прав подразумевает наличие системы органов защиты прав потребителя. Речь идет, прежде всего, о государственных органах защиты прав потребителей и об общественном контроле за соблюдением таких прав.

Система органов защиты прав потребителя

Сюда относятся федеральные органы власти, органы власти субъектов РФ и органы местного самоуправления. Куда обращаться в случае необходимости разъяснения прав потребителя, за защитой нарушенного права — зависит от вашего решения и того результата, которого вы хотите достичь.

Роспотребнадзор как орган защиты прав потребителей

Наиболее популярный орган защиты прав потребителя – Роспотребнадзор. Именно сотрудники этого ведомства могут провести проверку в организации, нарушившей права или не захотевшей в добровольном порядке урегулировать конфликт, и привлечь продавца к ответственности (наложить штраф, или приостановить деятельность).

Обращаться в Роспотребнадзор имеет смысл при любом возникшем споре, когда продавец грубо нарушает условия продажи товара и это сложно зафиксировать. Органы Роспотребнадзора есть в каждом субъекте России, они уполномочены давать разъяснения по действующему законодательству и порядку защиты прав.

Недостатком является, как правило, месячный срок рассмотрения письменного обращения. Но так как именно этот орган государственной власти наделен наиболее обширными полномочиями по контролю за реализацией прав потребителя, имеет смысл туда обратиться в случае, если обнаружены опасные товары, если продавец неоднократно нарушает права, если необходимо приостановить действие лицензии продавца.

В органы субъектов Российской Федерации обращаться можно, но, как правило, поступившее обращение потребителя перенаправляется для рассмотрения в Управление Роспотребнадзора, что приводит только к увеличению временного промежутка рассмотрения жалобы.

Органы местного самоуправления по защите прав потребителя

Органы местного самоуправления для защиты прав потребителя могут образовать специальные отделы, в рамках функционирования которых осуществляется консультирование граждан, рассмотрение жалоб, но в суде представлять Ваши интересы или организовывать проведение проверок они уже не могут. Однако они обладают правом обратиться в суд за защитой прав потребителей неопределенного круга лиц. В селах защиту прав помогут осуществить специальные уполномоченные, которые назначаются главой сельской администрации.

Если Вы хотите получить консультацию о порядке действий или методическую помощь при подготовке претензии, в органах местного самоуправления окажут необходимую юридическую помощь. Обращайтесь в местную администрацию с заявлением или приходите на личный прием.

Общественная защита прав потребителей

На помощь органам государственной власти по защите прав потребителей приходят общественные органы, то есть созданные самими гражданами организации, которые наделены определенными полномочиями.

При этом защита прав потребителя такими организациями не стеснена наличием каких-либо инструкций, сроками и др. Для создания такой организации требуется осуществить процедуру регистрации общественного объединения в соответствии с Федеральным законом № 85-ФЗ.

В рамках общественных объединений возможно участвовать в разработке обязательных требований и осуществлять общественный контроль за соблюдением прав потребителей.

Такие организации наделены правом проводить независимую экспертизу качества и безопасности товаров, проверять соответствие заявленных продавцами свойств товара фактическим, выступать в суде как с защитой прав конкретного лица, так и неопределенного круга лиц.

Если вы обратитесь в общественный орган за защитой своих прав как потребитель, есть вероятность, что получите самую действенную помощь. Поскольку работающие там люди, обычно заинтересованно относятся к своей работе и нацелены на конкретный результат. По крайней мере, здесь Вас обязательно выслушают и дадут полезные советы, как поступать дальше.

Суд, как орган защиты прав потребителей

Как правило, в суд за защитой своих прав потребители обращаются в последнюю очередь, когда исчерпаны другие способы. Суд, как орган защиты прав, является наиболее действенной инстанцией. Принятое судом решение обязательно для ответчика, он должен будет его исполнить в любом случае. Если решение суда не исполняется, возможно его принудительное исполнение (ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Вместе с тем в суд нужно прийти подготовленным. На руках должны быть доказательства, направлена и вручена претензия потребителя, составлено исковое заявление о защите прав потребителя. Истец должен быть готовым представить необходимые доказательства. Обращение в суд может повлечь материальные затраты. Если суд откажет в иске – больше никаких претензий к продавцу вы не предъявите.

Судебные права в конституции

Статья 118

1. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.
2. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.
3. Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается.

Статья 119

Судьями могут быть граждане Российской Федерации, достигшие 25 лет, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет. Федеральным законом могут быть установлены дополнительные требования к судьям судов Российской Федерации.

Статья 120

1. Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.
2. Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом.

Статья 121

1. Судьи несменяемы.
2. Полномочия судьи могут быть прекращены или приостановлены не иначе как в порядке и по основаниям, установленным федеральным законом.

Статья 122

1. Судьи неприкосновенны.
2. Судья не может быть привлечен к уголовной ответственности иначе как в порядке, определяемом федеральным законом.

Статья 123

1. Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом.
2. Заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом.
3. Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.
4. В случаях, предусмотренных федеральным законом, судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей.

Статья 124

Финансирование судов производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом.

Статья 125

1. Конституционный Суд Российской Федерации состоит из 19 судей.
2. Конституционный Суд Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации:
а) федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;
б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации;
в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации.
3. Конституционный Суд Российской Федерации разрешает споры о компетенции:
а) между федеральными органами государственной власти;
б) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
в) между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации.
4. Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.
5. Конституционный Суд Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации дает толкование Конституции Российской Федерации.
6. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции Российской Федерации международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению.
7. Конституционный Суд Российской Федерации по запросу Совета Федерации дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

Статья 126

Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Статья 127

Исключена поправкой к Конституции Российской Федерации (Закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации").

Статья 128

1. Судьи Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации назначаются Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации.
2. Судьи других федеральных судов назначаются Президентом Российской Федерации в порядке, установленном федеральным законом.
3. Полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации и иных федеральных судов устанавливаются федеральным конституционным законом.

Статья 129

1. Полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются федеральным законом.
2. Генеральный прокурор Российской Федерации и заместители Генерального прокурора Российской Федерации назначаются на должность и освобождаются от должности Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации.
3. Прокуроры субъектов Российской Федерации назначаются на должность Президентом Российской Федерации по представлению Генерального прокурора Российской Федерации, согласованному с субъектами Российской Федерации. Прокуроры субъектов Российской Федерации освобождаются от должности Президентом Российской Федерации.
4. Иные прокуроры, кроме прокуроров городов, районов и приравненных к ним прокуроров, назначаются на должность и освобождаются от должности Президентом Российской Федерации.
5. Прокуроры городов, районов и приравненные к ним прокуроры назначаются на должность и освобождаются от должности Генеральным прокурором Российской Федерации.

Римское судебное право

Одной из особенностей судебной системы Рима явилось отсутствие там, на протяжении длительного периода времени "чистых" судебных органов, т. е. таких, которые бы обладали только судебными полномочиями. Органы, осуществлявшие государственную власть и управление, одновременно и управление, одновременно отправляли правосудие. Так, если преступление было направлено против государства, преступник отвечал перед народным собранием или царем. Некоторое время часть преступлений против религии (вероятно, тяжкие, за совершение которых виновные подвергались проклятию) рассматривались коллегией жрецов.

Что касается правонарушений в отношении частных лиц, то длительное время потерпевшие защищали свои права сами. Подтверждением этого являлась закрепленная законом форма защиты нарушенного права в виде непосредственной расправы потерпевшего с виновным. Если возникали имущественные споры, вытекавшие из сделок между лицами, то государственные органы защищали права граждан лишь тогда, когда для данной категории дел была установлена возможность предъявления иска.

Иными словами, несмотря на существовавшие права, судебная защита права, судебная защита права не всегда обеспечивалась государством.

Порядок рассмотрения гражданских дел в судах не был единым. Он зависел от категории дела.

В соответствии с делением права на публичное и частное существовали две категории дел:

1) дела, связанные с нарушением интересов государства;
2) дела, связанные с нарушением интересов отдельных лиц.

Обе эти категории дел рассматривались государственными органами. Наряду с этим в древнее время в Риме существовал частный порядок рассмотрения споров между лицами. В том случае, если стороны достигали согласия о передаче дела избранному ими лицу, то дело рассматривалось этим лицом - так называемым третейским судьей.

Гражданский процесс между лицами проходил несколько стадий:

Стадии рассмотрения дела. Особенностью установленного в Риме и существовавшего на протяжении республики и принципата гражданского процесса являлось деление процесса на две стадии производства. Первая стадия называлась "ин юре" (in iure), вторая - "ин юдицио" (in iudicio).

На первой стадии магистрат (но не судья) рассматривал притязания сторон и назначал судью для последующего рассмотрения дела, т. е. на данной стадии спорное дело не рассматривалось по существу, а лишь готовилось к такому рассмотрению и вынесению решения по спору.

В ходе второй стадии судья рассматривал спор по существу и выносил решение. Рассмотрение на этой стадии сводилось к выслушиванию спора, оценке доказательств и разрешению дела.

Органы, рассматривавшие дела. Рассмотрение дела на стадии "ин юре" в начале республики осуществлялось консулом, затем, с середины IV в. до н. э. - претором. Споры между римскими гражданами и перегринами с середины III в. до н. э. Рассматривались преторами перегринов.

Рассмотрение дела по существу на стадии "ин юдицио" осуществлял единолично судья. В качестве судьи вначале выступал сенатор. В конце республики право быть внесенным в список судей (в список вносилось 900 человек) было представлено всадникам и даже состоятельным гражданам.

Кроме единоличного судьи еще в древнейший период споры между соседями и родственниками (например, о разделе наследства) рассматривал судья по месту нахождения имущества - так называемый арбитр. Отличие последнего от обычного судьи состояло в том, что при рассмотрении дела арбитром большую роль играло его усмотрение. В период монархии в качестве арбитра стал выступать третейский судья.

Существовал коллегиальный суд - суд рекуператоров, рассматривавший отдельные споры между римлянами и перегринами.

В Риме функционировали и другие судебные органы, деятельность которых до сих пор не выяснена достаточно полно.

темы

документ Авторское право
документ Административное право
документ Гражданское право
документ Наследственное право
документ Обязательственное право
документ Публичное право



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты