Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Судебный контроль

Судебный контроль

Судебный контроль

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Судебный контроль
2. Конституционный судебный контроль
3. Органы судебного контроля
4. Судебный контроль и надзор
5. Предварительный судебный контроль
6. Судебный орган конституционного контроля
7. Стадии судебного контроля
8. Государственный судебный контроль
9. Формы судебного контроля
10. Виды судебного контроля
11. Контроль судебных приставов
12. Судебный контроль в судебном производстве
13. Судебный контроль в уголовном процессе
14. Функция судебного контроля
15. Субъекты судебного контроля

Судебный контроль

Судебный контроль — это особый порядок осуществления правосудия, а также соответствующий межотраслевой правовой институт.

Понимание необходимости обособления отдельного института пришло в последние годы вместе с расширением ревизионной практики судов в отношении органов и должностных лиц в вопросах, потенциально затрагивающих охраняемые права и интересы.

Судебный контроль — это особая процессуальная деятельность суда, в ходе которой проверяется соответствие деятельности (акта) органа или должностного лица:

• нормам, регулирующим его деятельность (подразумевая, что они соответствуют нормативным актам более высокой юридической силы, включая Конституцию РФ);
• Конституции РФ, законам и подзаконным актам (исходя из норм, регулирующих правоотношение, на которое влияет действие (бездействие) или акт органа или должностного лица в данной ситуации).

Процессуальные отрасли регулируют присущие им формы судебного контроля как установленные нормами способы рассмотрения вопросов, отнесенных законодателем к сфере судебного контроля.

Отсылочные нормы имеются также в материальном праве (например, ст. 20 УИК РФ). Многочисленность форм, обусловленная разнообразием поставленных задач, дает основание считать судебный контроль межотраслевым институтом.

Режим законности в сфере организации и функционирования исполнительных органов государственной власти, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих обеспечивается судебным контролем или правосудием, осуществляемым соответствующими судами.

Основное содержание судебного контроля в сфере публичного управления заключается в нормоконтроле, т. е. граждане РФ и иные уполномоченные лица могут оспорить в судах нормативные и индивидуальные правовые акты. Обеспечению законности осуществления государственного управления и местного самоуправления способствует деятельность Конституционного Суда РФ, конституционных (уставных) судов субъектов РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных судов, мировых судей и военных судов. Нормоконтрольная деятельность осуществляется судами посредством конституционного, административного, гражданского и арбитражного судопроизводства.

Конституция РФ (ч. 2 ст. 46) устанавливает право граждан обжаловать в суд решения органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, если они нарушают права и свободы граждан. Право гражданина обращаться в суд за защитой своих прав и свобод является важнейшим фактором укрепления гарантий прав граждан в области действия органов публичного управления.


Роль судебной власти при рассмотрении споров, связанных с актами управления, в перспективе будет неизменно возрастать, так как судебный порядок рассмотрения споров имеет ряд неоспоримых достоинств перед административным порядком рассмотрения спора: суд — это специальный государственный орган, осуществляющий контроль за законностью и обоснованностью решений; он независим ни от одной ветви власти и имеет конституционные гарантии такой независимости; у него нет какой-либо заинтересованности в результате рассмотрения спора; он имеет четкую процессуальную форму рассмотрения спора; принципы судебного рассмотрения демократичны; гражданин и сам орган управления имеют одинаковые процессуальные права и обязанности.

По общему правилу в судах общей юрисдикции рассматриваются все дела об оспаривании нормативных правовых актов, кроме тех, проверка законности которых отнесена законодательством к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ. К делам, подведомственным судам общей юрисдикции, относятся, например, дела о признании противоречащими федеральным законам законов субъектов РФ, иных нормативных правовых актов представительных (законодательных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, нормативных правовых актов органов местного самоуправления, а также нормативных правовых актов федеральных министерств, государственных комитетов, федеральных служб и иных федеральных органов исполнительной власти.

Вместе с этим в отличие от общего правила федеральными законами может специально устанавливаться подведомственность арбитражным судам дел по проверке законности конкретных нормативных актов, регламентирующих деятельность неограниченного круга лиц. Например, в соответствии со ст. 138 ч. 1 НК РФ судебное обжалование организациями и индивидуальными предпринимателями актов (в том числе нормативных) налоговых органов производится путем подачи искового заявления в арбитражный суд. В тех случаях, когда с заявлениями об оспаривании нормативных актов налоговых органов, регулирующих исключительно деятельность организаций и индивидуальных предпринимателей, обращаются прокуроры, такие дела также подлежат рассмотрению в арбитражных судах. Если же подобные акты касаются неопределенного круга граждан, не имеющих статуса предпринимателя, заявление прокурора подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции в порядке гражданского судопроизводства.

Согласно п. 3 ст. 3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», если орган государственной власти субъекта РФ полагает, что федеральный закон не соответствует Конституции РФ, нормативный правовой акт федерального органа государственной власти не соответствует положениям Конституции РФ, федеральных законов или договоров о разграничении полномочий, устанавливающим разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ, спор о компетенции либо вопрос о соответствии федерального закона Конституции РФ, соответствии нормативного правового акта федерального органа государственной власти Конституции РФ, федеральным законам или договорам о разграничении полномочий разрешается соответствующим судом.

Вопрос оспаривания правовых актов управления, выявления их юридической состоятельности является частью более общего вопроса о порядке разрешения административно-правовых споров как одного из видов юридических конфликтов.

Оспаривание правового акта управления не влечет за собой автоматического признания их недействительными. Это, по сути, способ, направленный на выяснение соответствия акта требованиям и положениям законов и иных нормативных правовых актов, на выявление его целесообразности (при осуществлении общего контроля), юридической силы и нормативной обоснованности (при опротестовании). При удовлетворении жалобы или заявления обжалуемый (оспоренный) административный акт утрачивает свою юридическую силу.

Дела об оспаривании правовых актов, носящих ненормативный характер, в зависимости от субъектного состава участников и характера правоотношений разрешаются судами общей юрисдикции или арбитражными судами.

Статья 9 Федерального конституционного закона «О военных судах Российской Федерации» предусматривает, что дела об оспаривании ненормативных актов Президента РФ, нормативных актов Правительства РФ, Министерства обороны РФ, иных федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, касающихся прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, подлежат рассмотрению по первой инстанции Военной коллегией Верховного Суда РФ.

Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» определяет, что противоречия закона, иного нормативного правового акта либо иного ненормативного правового акта законодательного органа субъекта РФ, а также исполнительного органа государственной власти субъекта РФ устанавливаются соответствующим судом, под которым, как правило, понимается суд общей юрисдикции одного уровня с органом, издавшим обжалуемый правовой акт.

Решение по делу о признании нормативного правового акта противоречащим закону или сообщение о таком решении должно быть опубликовано в средстве массовой информации, в котором был опубликован данный нормативный правовой акт, о чем нужно указать в резолютивной части решения по делу. В необходимых случаях суд в резолютивной части решения вправе обязать редакцию средства массовой информации опубликовать сообщение о признании недействительным правового акта ненормативного характера, если он был опубликован данным средством массовой информации. Решение суда о признании правового акта противоречащим закону должно быть направлено соответствующему органу, должностному лицу не позднее 10 дней после вступления решения суда в законную силу. Орган публичной власти или должностное лицо обязаны сообщить суду и гражданину об исполнении решения суда не позднее чем в месячный срок со дня получения решения. Поэтому суды, принявшие решения по делу об оспаривании правового акта, обязаны постоянно контролировать исполнение своих решений.

Возможность суда проверять нормативные акты и его право признавать некоторые из них (или конкретные положения) недействующими (незаконными) позволяет сделать и более общий теоретический вывод о том, что судебная практика все более становится источником права. Судебное решение, принятое в результате рассмотрения дела о соответствии закону какого-либо нормативного правового акта, становится также нормотворческим, так как оно формирует новые права и обязанности субъектов права, устанавливает недействительность, а, следовательно, и неминуемую отмену определенных законодательных положений (правил поведения).

Особое значение в современной судебной практике приобретают дела об оспаривании нормативных актов по мотиву несоответствия их закону. Новизной отличается сам характер данной категории дел, так как объектом судебного обжалования (оспаривания) является нормативный акт. При этом судебная защита по таким делам затрагивает публичные интересы неопределенного круга лиц, так как сам нормативный акт распространяет свое действие на неограниченный круг лиц. Посредством рассмотрения таких дел суд общей юрисдикции осуществляет судебный контроль за соответствием оспариваемых нормативных актов другому нормативному акту, который имеет большую юридическую силу и значимость в иерархии нормативных актов.

Конституционный судебный контроль

Судебный конституционный контроль есть проверка на соответствие конституции объектов такого контроля судебными органами.

Существуют две разновидности судебного конституционного контроля:

1) конституционный контроль, осуществляемый судами общей юрисдикции,
2) конституционный контроль, осуществляемый специализированными судами.

Особенность первой разновидности судебного конституционного контроля заключается в том, что конституционность объектов контроля проверяют суды общей юрисдикции при рассмотрении конкретных дел в соответствии с обычной процедурой (децентрализованный контроль) либо верховные (высшие) суды или их специальные палаты по особой процедуре (централизованный контроль).

В США, Аргентине, Норвегии любой суд общей юрисдикции может признать закон неконституционным. Если дело доходит до Верховного Суда и он также признает закон не соответствующим Конституции, то это решение Верховного Суда становится уже обязательным для всех судов. В Австралии, Индии, на Мальте конституционность закона вправе проверять только Верховный Суд после того, как дело поступит к нему, будучи рассмотрено нижестоящими судами, которые проверять законы на их соответствие конституции не могут. Формально закон, признанный Верховным Судом неконституционным, продолжает действовать. Но действие его блокировано судом: ни один суд применять его не станет. Неконституционный закон, таким образом, лишается судебной защиты, фактически он утрачивает юридическую силу. Парламент, как правило, подобный закон отменяет.

Для осуществления конституционного контроля в верховных судах ряда государств создаются специальные конституционные коллегии, палаты (конституционная палата Верховного Суда правосудия Коста-Рики, конституционная коллегия Национального Суда Эстонии и др.).

Особенность второй разновидности судебного конституционного контроля заключается в том, что конституционность объектов контроля проверяют специальные конституционные суды (централизованный контроль). Они обладают специальной конституционной юрисдикцией, осуществляемой посредством самостоятельного судопроизводства – конституционного судопроизводства. Судебная конституционная юрисдикция и соответствующее конституционное судопроизводство составляют конституционную юстицию, то есть конституционное правосудие.

Признание органами конституционного правосудия, например, закона неконституционным означает прекращение действия этого закона, т. е., по существу, его отмену. Дополнительного решения парламента по вопросу действия неконституционного закона не требуется.

Наличие конституционного суда не означает, что другие суды, действующие в данном государстве, лишаются права осуществлять конституционный контроль.

Конституционное правосудие представляет собой синтез, сплав двух начал – сущности конституционного контроля и формы правосудия, в результате чего мы имеем дело с самостоятельным видом государственно-властной контрольной деятельности в специализированной форме конституционного правосудия.

Конституционное правосудие как разновидность правосудия имеет следующие основные черты (признаки):

1) наличие конституционных судов как специализированных судебных органов конституционного контроля;
2) автономное положение судов в иерархии судебных органов;
3) самостоятельная процессуальная форма отправления конституционного правосудия;
4) юридическая сила решений конституционного правосудия, приравненная к юридической силе конституции;
5) особая система законодательства, регулирующего конституционное правосудие.

Таким образом, конституционное правосудие есть высшая форма конституционного контроля. Как правило, оно является последующим (репрессивным), учреждающим (постановляющим), обязательным, как абстрактным, так и конкретным (с возможными комбинациями), материальным и формальным.

Органы судебного контроля

В зависимости от конституционных решений такими органами могут быть:

а) глава государства, парламент, правительство, суды общей юрисдикции, административные суды;
б) специализированные органы конституционного контроля, в которые входят или судебные (например, конституционная юстиция во многих европейских странах), или квазисудебные органы (например, Конституционный совет во Франции и других странах).

Судебный контроль, осуществляемый президентом, парламентом, правительством и подобными органами, называется иногда политическим, потому что указанные органы осуществляют политическую деятельность.

Специализированные судебные органы конституционного контроля часто имеют также иные полномочия - реализуют конституционную ответственность высших должностных лиц государства, выступают как избирательные суды, дают оф. толкование конституции.

Чаще всего под контролем понимают такую систему отношений между органами публичной власти, при которой контролирующий орган может отменять акты подконтрольного органа. Надзор же при этом понимании – это такая система отношений, при которой надзорный орган может лишь обратить внимание поднадзорного органа на его ошибку и, самое большее, может приостановить действие его акта, но отменять или исправлять акт должен сам поднадзорный орган.

Зарубежная практика конституционного контроля знает различные термины для определения соотношения акта с конституцией. Чаще всего употребляется термин «непротиворечие»; известны случаи, когда прямо подчеркивается соответствие основному закону. Последнее употребляется, когда в конституции закреплены нормы, прямо регулирующие какой-либо институт, в отношении которого издано развивающее, нижестоящее законодательство. Известны случаи (особенно этим правом пользуется Федеральный конституционный суд Германии) признания конституционности с оговорками типа «при условии», «принимая во внимание», «с учетом данных обстоятельств».

Считается, что сама идея конституционного контроля появилась в начале XVII века в Великобритании и была связана с деятельностью Тайного совета, который признавал законы легислатур (законодательных собраний) колоний недействительными, если они противоречили законам английского Парламента, изданным для этих колоний, или общему праву. Однако конституционный контроль в современном понимании, изложенном выше, впервые появился в США: в деле У. Мэрбери против Дж. Мэдисона в 1803 году Верховный суд под председательством Дж. Маршалла объявил, что федеральная Конституция – высший закон страны и любой закон Конгресса, противоречащий Конституции, может быть признан судом неконституционным. Этот пример позднее был заимствован рядом латиноамериканских государств (Бразилией в 1891 г., Уругваем в 1917 г. и др.). До Первой мировой войны ему последовали некоторые европейские страны – Норвегия, Греция, частично Швейцария.

После Первой мировой войны в Европе была выработана собственная модель конституционного контроля, которая в настоящее время стала распространяться и на других континентах. Во всяком случае ее восприняли все или почти все постсоциалистические страны. Идея европейской модели принадлежит ученому с мировым именем – австрийскому юристу Гансу (правильнее – Хансу) Кельзену (Hans Kelsen), участнику разработки австрийского Федерального конституционного закона 1920 года, а затем члену Конституционного суда этой страны.

Европейская модель конституционного контроля получила самое широкое распространение после Второй мировой войны, постоянно совершенствовалась, и теперь она воспринимается на других континентах. О первом из них уже говорилось – это желание не допускать повторения грубейших нарушений прав человека и гражданина, имевших место до и во время Второй мировой войны. В постсоциалистических странах учреждение института конституционного контроля диктовалось стремлением преодолеть наследие тоталитарных и авторитарных режимов. Второе обстоятельство связано с концентрацией власти в руках исполнительных органов, которые в ряде стран к тому же опираются на послушное парламентское большинство. Конституционный контроль в этих условиях становится заметным барьером на пути возможных нарушений конституции.

Для обоснования конституционного контроля использовались три основных теории. Органическая теория исходила из того, что поскольку конституция – акт учредительной власти, то акты органов, предусмотренных конституцией и обладающих властью, нижестоящей по отношению к учредительной, не должны противоречить акту учредительной власти. Институциональная теория исходит из того, что конституция устанавливает «правила игры» для органов власти, ни один из которых не должен посягать на полномочия другого, а для федеративных государств особенно важно соблюдение разграничения сфер компетенции центра и субъектов федерации. Естественно-правовая теория, или теория общественного договора, считает, что конституция устанавливает правила для управляющих и управляемых, прежде всего гарантии прав человека и гражданина, и конституционный контроль призван следить за их соблюдением.

Все эти теории верны и дополняют друг друга. Конечно же, необходимость конституционного контроля обусловлена, прежде всего, иерархичностью системы правовых норм, которая, в свою очередь, во многом (хотя и не только) есть следствие иерархичности в системе органов власти, управомоченных на правотворчество. К тому же число правовых норм в XX веке, можно сказать, обвально возросло, и риск их противоречивости и неконституционности многократно увеличился.

Естественно, что конституционный контроль возможен только там, где действует писаное право, в том числе писаные конституции, положения которых обладают более высокой юридической силой по сравнению с любыми другими национальными и местными правоположениями.

При тоталитарных режимах устанавливается порой политико-идеалогический конституционный контроль. Впрочем, сами конституции в странах с такого рода режимами можно считать таковыми лишь условно: никакого конституционного строя там, разумеется, быть не может. Не будем говорить в данном случае о социалистическом опыте: он еще достаточно свеж в нашей памяти, но уместно вспомнить и пример Испании при жизни диктатора Франсиско Франко. Статья 59 действовавшего тогда Органического закона государства гласила: «Являются неконституционными любой законодательный акт или решение общего характера, принятое Правительством, посягающие на принципы Национального движения (правившей фашистской партии. – Авт.) или на другие основные законы Королевства».

Зарубежная история и некоторые до сих пор существующие политические режимы знают и другие основания и подходы для проверки издаваемых в стране актов.

Судебный контроль и надзор

Судебный контроль и надзор выступают важнейшей гарантией соблюдения интересов и прав личности. Они призваны обеспечивать беспристрастность и обоснованность уголовного производства. Рассмотрим далее подробно, как выполняется судебный конституционный контроль.

В сфере охраны свобод и прав человека первостепенную роль играет предварительный судебный контроль. Он распространяется на все подготовительные стадии процесса. Это позволило перейти от констатации допущенных нарушений к предупреждению их на этапе возбуждения дела и расследования. Раньше предварительный судебный контроль был направлен на результаты следствия, а также на стадии производства в первой инстанции. Введены ст. 220.1 и 220.2 в УПК РФСР. Они позволяли производить судебный контроль за законностью и обоснованностью решения о заключении подозреваемого под стражу.

Указанные статьи предоставляли возможность выполнить проверку на стадии расследования. В действующем сегодня УПК РФ полномочия инстанций существенно расширены. Наряду с традиционными обязанностями и правами суд может осуществлять контроль соблюдения законов и обеспечения прав лиц, вовлеченных в разбирательство по уголовному делу на начальных этапах. Установленные требования выражаются в компетенции инстанций в области ограничения свободы подозреваемых/обвиняемых, в рамках разрешения следственным структурам осуществлять разные процессуальные действия в отношении задержанных субъектов.

Специфика

Учитывая сказанное выше, судебный конституционный контроль необходимо рассматривать и в качестве способа реализации полномочий, и в виде уголовно-процессуальной функции. В первом случае речь в большей степени идет о юридической возможности активно влиять на действия и решения других ветвей системы. Необходимо сказать, что изучение таких направлений, как «судебный контроль» и «правосудие», приводит к подтверждению выводов о усилении правозащитных функций инстанций через уголовное, гражданское, конституционное, административное производство для обеспечения защиты свобод и интересов юридических и физических лиц. Вместе с этим поддерживается паритет между ветвями системы. Правосудие выступает в качестве основного, но не единственного механизма регулирования.

Классификация

Судебный контроль исполнительной власти реализуется в различных формах.

Они складывались исторически и представлены сегодня следующим образом:

1. Обжалование процессуальных решений (действий), касающихся интересов участников уголовного производства на подготовительных этапах. Данная возможность закрепляется ст. 123 УПК.
2. Судебный контроль обоснованности и правомерности бездействий/действий, а также решений, которые могу нанести вред свободам и правам сторон процесса или создать препятствия для доступа граждан к правосудию на предварительных этапах. Эта возможность установлена в ст. 125.
3. Судебная неприкосновенность в отношении определенных категорий лиц на досудебной стадии в уголовном процессе. Она установлена ст. 448-450 УПК.
4. Судебный контроль правомерности и обоснованности решений в ходе осуществления международного сотрудничества при производстве по уголовным делам. Он предусмотрен в ч. 5 УПК.
5. Заявление ходатайства на проведение предварительного заседания. Эта возможность установлена в ст. 217.

Разъяснения

Любой субъект, свободы и права которого были ущемлены или нарушены следователем, дознавателем либо прокурором, должен иметь процессуальное право на обжалование таких действий/бездействий. Порядок рассмотрения таких обращений отличается как теоретическим, так и практическим значением. Он позволяет начать обжалование содержания под стражей, не дожидаясь ареста лица, то есть во время его задержания в качестве подозреваемого. Деятельность органов судебного контроля многофункциональна. Она выражается, кроме прочего, в решениях, которые принимает инстанция.

Характеристика системы

Судебный государственный контроль включает в себя различные аспекты и фокусирует в себе сплетение разных социальных проблем. Наличие рассматриваемого института в системе свидетельствует об их значимости, сложности. Все более актуальной становится необходимость последующего формирования идей, подходов, взглядов на реализацию судебной власти в рамках уголовного производства, ее перспективах в обществе. Доступность института выступает в качестве показателя демократичности, правовой культуры, правосознания граждан. Контроль судебной власти за ходом следствия, решениями прокурора, структур, проводящих расследование, проверка обоснованности ограничения свобод и прав лиц в уголовном процессе представляют собой специфическую работу.

Она направлена на обеспечение защиты интересов сторон производства, предотвращение нарушений. Органы судебного контроля призваны восстанавливать необоснованно или неправомерно ущемленные свободы и права граждан, участвующих в уголовном процессе. Рассматриваемый институт находит отражение в виде как самостоятельных, специальных производств, которые имеют определенную направленность и отдельную материально-правовую базу регулирования, так и в качестве закрепления в нормативных актах новых процедур в пределах основного процесса по делу.

Проверка обоснованности мер принуждения

По статьям 10, 118 и 123 (ч. 3) Конституции, а также в силу конкретизирующих их ст. 243 и 15 УПК, суд не выступает в качестве органа уголовного преследования и не является стороной обвинения либо защиты. Вместе с этим инстанция, решая свои прямые задачи, формирует надлежаще условия для реализации сторонами своих процессуальных обязанностей и прав. Для охраны свобод и интересов сторон производства и проведения разбирательства в разумные сроки в соответствии с действующими нормами она (в том числе и по своей инициативе) обязана проверить обоснованность примененных обеспечительных мер, в частности — меру пресечения в форме заключения под стражу.

Суд должен способствовать своевременному рассмотрению вопроса о продлении периода задержания лица до дня окончания срока, установленного в предыдущем решении. В последнем случае уполномоченная инстанция не освобождается от обязанности заслушать мнения сторон, а сами участники не могут быть лишены возможности привести имеющиеся у них доводы. Данное не означает, что суд принимает задачи обвинения на себя, так как фактические и юридические основания для выбора меры пресечения касаются не поддержки или признания обоснованным обвинения, выдвинутого в отношении задержанного. Они связаны с необходимостью обеспечить условия для последующего производства по делу. Другое понимание положений, присутствующих в нормах УПК, могло бы привести к ущемлению или нарушению прав сторон процесса.

Сложности в работе

Судебный контроль обоснованности и правомерности применения к обвиняемому меры пресечения в форме заключения под стражу и домашнего ареста, а также продления их периода сопряжен с некоторыми проблемами. Некоторые инстанции освобождали субъектов по мотиву целесообразности. При этом они отмечали, что примененные меры являются обоснованными и правомерными. Вместе с тем стоит сказать, что в заседании должны рассматриваться только такие фактические сведения, которые относятся к необходимости временной изоляции обвиняемого/подозреваемого от общества.

Проблема точного установления содержания таких категорий, как «обоснованность» и «правомерность», использования принудительных мер подчиняет себе все прочие вопросы, которые разрешает судебный контроль. Она выступает центральным элементом потенциально возможного либо уже существующего спора сторон. Судебный контроль осуществляют именно для его разрешения. В результате усилий уполномоченной инстанции удается в определенной степени погасить конфликт интересов в области применения принудительных процессуальных мер.

Нюансы

В ходе анализа судебного контроля можно сделать вывод о том, что в качестве повода для обжалования решения о выборе меры пресечения в форме заключения под стражу могут выступать не только обоснованность и правомерность ее применения, но и появление новых обстоятельств, которые учитываются при ее назначении. К примеру, могут отпасть существовавшие ранее основания для ареста, однако появиться новые сведения о личности субъекта, в соответствии с которыми его пребывание под стражей становится нецелесообразным и необоснованным. Необходимо сказать, что утверждение о том, что любой арест невиновного незаконен, является ложным суждением. В УПК допускается применение этой меры в отношении обвиняемых/подозреваемых, считающихся невиновными по ст. 49 Конституции.

Задачи инстанции

Следует особо подчеркнуть, что судебный контроль состоит не в анализе представления следственных структур о необходимости заключить подозреваемого/обвиняемого под стражу, а в непосредственном исследовании доказательств, которые подтверждают целесообразность выбора меры. Должностное лицо в процессе изучения материалов должно удостовериться в том, что вина субъекта, доставленного к нему следователями, доказана хотя бы по одному из имеющихся эпизодов, а сами документальные подтверждения прикреплены к делу.

Формы проверки на этапе следствия

Положения Концепции о судебном контроле получили свое отражение и развитие в кодифицированном УПК.

Его анализ позволяет выделить следующие формы проверки на стадии следствия:

1. Разрешение суда на выполнение действий, касающихся ограничения конституционных прав субъекта.
2. Проверка правомерности принятия решения об осмотре жилища, выемки, обыска, личного досмотра, если указанные мероприятия были произведены в обстоятельствах, не терпящих отлагательств, в соответствии с постановлением следователя. После их осуществления в установленные сроки уполномоченный служащий должен уведомить о них суд.
3. Рассмотрение жалоб на бездействия/действия, решения, которые могут нанести вред свободам и правам участников следственных мероприятий.

Оспаривание

В ст. 125, ч. 1 сказано, что обжалованию в суде подлежат не все действия/бездействия или решения прокурора, следователя либо дознавателя. Оспорить можно только то, что нарушает или может причинить ущерб свободам и правам граждан, участвующих в процессуальных мероприятиях. В Конституции предусматривается довольно широкий их перечень. Права и свободы, косвенно либо непосредственно реализуемые в уголовном производстве, закрепляются в ст. 17-54. Подавать жалобу необходимо в районный суд, расположенный в пределах территории выполнения следственных мероприятий. На практике, однако, зачастую возникает необходимость провести их вне места предварительного расследования. В таких случаях должны учитываться правила ст. 152 УПК. Жалоба, тем не менее, будет рассматриваться по месту предварительного расследования.

Подать жалобу могут 3 категории участников следственных мероприятий:

1. Сторона обвинения. К ней относятся как органы и лица, чьи бездействия/действия либо решения оспариваются (прокурор, следователь, дознаватель), так и те, кто вправе подать жалобу (гражданский истец, пострадавший (потерпевший), их представители).
2. Сторона защиты. Все ее участники вправе направить жалобу на действия/бездействия/решения органов и лиц, выполняющих следственные мероприятия или осуществляющие контроль их проведения.
3. Другие участники уголовного производства. К ним относят, например, специалистов, понятых, переводчика, экспертов, свидетелей. Возможность подать жалобу для этих лиц закреплена в ст. 56-60 УПК.

Если толковать часть первую 125 статьи УПК буквально, то правом оспорить бездействия/действия/решения обладает физическое лицо. Организация (юрлицо), однако, также может воспользоваться такой возможностью. Это допускается, если она выступает в качестве потерпевшего или гражданского истца. Основанием для признания юрлица таковым является нанесение вреда деловой репутации или ущерба имуществу.

Предварительный судебный контроль

Судебный контроль в уголовном процессе представляет собой своеобразную, предусмотренную законом процессуальную деятельность суда, которая осуществляется в форме судебной проверки законности и обоснованности решений и действий должностных лиц органов предварительного расследования, ограничивающих права и свободы граждан. Существуют два вида судебного контроля – предварительный и последующий. Последующий судебный контроль заключается, в основном, в правомочии суда рассматривать жалобы на действия (бездействия) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя (по правилам ст.125 УПК РФ).

Настоящий же доклад посвящен предварительному судебному контролю, заключающемуся в выдаче судом разрешений на осуществление ряда процессуальных действий, связанных с ограничением некоторых конституционных прав и свобод человека и гражданина. Предмет такого судебного контроля предусмотрен ч.2 ст.29 УПК РФ и является достаточно широким. Вместе с тем, при применении указанной нормы на практике возникает вопрос о том, является ли перечень предусмотренных в ней процессуальных действий, в отношении которых осуществляется предварительный судебный контроль, исчерпывающим, может ли он быть расширен за счет действия норм иных законодательных актов Российской Федерации, международно-правовых актов, а также прямого применения некоторых норм Конституции РФ о правах и свободах человека и гражданина.

Процессуальные действия, которые могут производиться только с разрешения суда, разделяются на 3 группы:

1)меры пресечения;
2) иные меры процессуального принуждения;
3) следственные действия.

Итак, во-первых, только суд вправе в ходе досудебного производства по делу вправе принимать решения о применении таких мер пресечения как домашний арест и заключение, а также продлевать сроки содержания под стражей (основания и порядок их применения урегулирован ст.ст.97, 99 – 101, 107 – 109 УПК РФ). Данные правила основаны на положениях части 2 ст.22 Конституции РФ, согласно которой арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Во-вторых, разрешение суда необходимо и для применения таких мер принуждения, как помещение подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский психиатрический стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы (ст.203 УПК РФ), временное отстранение подозреваемого или обвиняемого от должности (ст.114 УПК РФ), наложение ареста на имущество, включая денежные средства, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в кредитных организациях (ст.115 УПК РФ).

Хотя нормы УПК РФ ограничивают этим круг мер процессуального принуждения, на которые требуется разрешение суда, фактически он несколько шире. Дело в том, что ч.3 ст.35 Конституции РФ предусматривает, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Соответственно, в ходе досудебного производства по уголовному делу по решению органа предварительного расследования в качестве меры обеспечительного характера должно допускаться только временное изъятие какого бы то ни было имущества. Лишение же собственника его имущества (безвозвратное отчуждение, в том числе передача его для переработки или уничтожения) недопустимы без предварительного судебного разрешения.

Именно такой вывод был сделан в Определении Конституционного Суда РФ № 97-О по жалобе гражданина Головкина А.И. на нарушение его конституционных прав положениями пункта 3 части 2 статьи 82 УПК РФ, части 12 статьи 27.10 КоАП РФ и Постановления Правительства РФ «Об утверждении Положения о направлении на переработку или уничтожение изъятых из незаконного оборота либо конфискованных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» в отношении пункта 3 ч.2 ст.82 УПК РФ, который предусматривает возможность передачи для технологической переработки или уничтожения изъятых из незаконного оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, приобщенных к уголовному делу в качестве вещественного доказательства, без судебного решения. На основании решения органа предварительного расследования не может производиться лишение права собственности физического или юридического лица в отношении какого бы то ни было имущества, в том числе вещественных доказательств. В связи с этим, например, органами предварительного расследования при прекращении уголовного дела (в т.ч. по нереабилитирующим основаниям) не должна применяться норма, содержащаяся в п.1 ч.3 ст.81 УПК РФ, согласно которой орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются. Поскольку речь в данном случае может идти о лишении лица принадлежащего ему на праве собственности имущества, для решения такого вопроса также необходимо обращаться с ходатайством в суд.

В-третьих, судебного санкционирования требует производство таких следственных действий, как осмотр жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц (ч.5 ст.177 УПК РФ), обыск и выемка в жилище (ч.3 ст.182 УПК РФ), личный обыск (за исключением обыска задержанного – ст.184 УПК РФ), выемка предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банке и иных кредитных организациях (ч.4 ст.183 УПК РФ), арест, осмотр и выемка корреспонденции (ч.2 ст.185 УПК РФ), контроль и запись переговоров (ч.1 ст.186 УПК РФ).

Несмотря на исчерпывающий характер рассматриваемого перечня следственных действий, производство которых требует разрешения суда, здесь также необходимо учитывать конституционные положения и положения иных законодательных актов, а именно, в первую очередь, то обстоятельство, с чем связана необходимость получения судебных решений, имеет ли место при производстве того или иного следственного действия ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина, которые могут ограничиваться только на основании судебного решения.

Так, в Определении Конституционного Суда РФ № 10-О по жалобе ОАО «Универсальный коммерческий банк «Эра» на нарушение конституционных прав и свобод частями 2 и 4 статьи 182 УПК РФ был сделан вывод, что судебное решение необходимо не только для собственно выемки, но и для любого другого процессуального изъятия предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях, независимо от того, в результате какого следственного действия будет производиться такое изъятие (в частности, в результате обыска, осмотра и т.п.). На основе этого, можно сделать вывод, что судебное решение требуется для производства любых следственных действий, если они связаны с ограничением конституционных прав на тайну переписки и переговоров (часть 2 ст.23 Конституции РФ), неприкосновенность жилища (статья 25 Конституции РФ). Например, без разрешения суда недопустимо будет проводить следственный эксперимент или проверку показаний на месте в жилище, если на это отсутствует согласие проживающих в нем лиц.

В Определении Конституционного Суда РФ № 439-О по жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Буковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 УПК РФ указано, что положения статей 7, 29 и 182 УПК РФ в их конституционно-правовом истолковании, не предполагают возможность производства обыска в служебном помещении адвоката или адвокатского образования без принятия об этом специального судебного решения. Конституционным Судом РФ подтверждена необходимость применения в этом случае п.3 ст.8 Федерального закона № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Между тем, согласно названной норме проведение и любых других следственных действий в отношении адвоката (например, его личный обыск, предъявление для опознания, освидетельствование), а также служебных помещений, используемых им для осуществления адвокатской деятельности (в частности, принудительный осмотр, выемка) допускается исключительно на основании судебного решения.

По аналогичным причинам в Определении Конституционного Суда РФ № 54-О был сделан вывод, что взаимосвязанные положения статей 7, 75 и части третьей статьи 183 УПК Российской Федерации – в их конституционно-правовом истолковании и в нормативном единстве с пунктом 4 статьи 8 Федерального закона № 119-ФЗ «Об аудиторской деятельности» – не предполагают возможность осуществления выемки предметов и документов, содержащих аудиторскую тайну, в рамках производимых следственных действий по уголовному делу без принятия об этом специального судебного решения. Речь идет о любых следственных действиях, в результате которых могут изыматься документы, содержащиеся аудиторскую тайну, поскольку абзацем вторым пункта 4 статьи 8 названного Закона предусмотрено, что находящиеся в распоряжении аудиторской организации и индивидуального аудитора документы, содержащие сведения об операциях аудируемых лиц и лиц, с которыми заключен договор оказания сопутствующих аудиту услуг, предоставляются исключительно по решению суда уполномоченным данным решением лицам или органам государственной власти Российской Федерации в случаях, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации об их деятельности.

В мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ № 439-О прямо указано, что «о безусловном приоритете норм уголовно-процессуального законодательства не может идти речь и в случаях, когда в иных (помимо Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющего общие правила уголовного судопроизводства) законодательных актах устанавливаются дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом. В силу статьи 18 Конституции РФ, согласно которой права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием, разрешение в процессе правоприменения коллизий между различными правовыми актами должно осуществляться исходя из того, какой из этих актов предусматривает больший объем прав и свобод граждан и устанавливает более широкие их гарантии».

Все изложенное позволяет резюмировать, что перечень процессуальных действий, в отношении которых ч.2 ст.29 УПК РФ предусмотрела необходимость предварительного судебного контроля, нельзя считать исчерпывающим.

Получение органами предварительного расследования разрешения суда на то или иное процессуальное действие является обязательным также и в случаях:

1. когда речь идет об ограничении конституционного права или свободы, которое допускается нормами Конституции РФ только на основании судебного решения (ч.2 ст.22, ч.2 ст.23, ст.25, ч.3 ст.35 Конституции РФ);
2. когда дополнительная гарантия прав и свобод в виде необходимости получения предварительного судебного разрешения на их ограничении предусмотрена международно-правовым актом или федеральным законом в связи с особым правовым статусом определенной категории лиц.

Судебный орган конституционного контроля

Конституционный Суд РФ (КС РФ) является судебным органом конституционного контроля.

Функции (основные направления деятельности) Конституционного суда РФ (ст. 125 Конституции РФ):

1. Разрешение дел о соответствии Конституции РФ федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, палат Федерального Собрания РФ, Правительства РФ, конституций (уставов) субъектов РФ, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам исключительного ведения РФ и вопросам совместного ведения РФ и субъектов РФ, договоров между органами государственной власти, не вступивших в силу международных договоров РФ.
2. Разрешение споров о компетенции между органами государственной власти (РФ между собой, РФ и субъектов РФ, субъектов РФ между собой).
3. Проверка конституционности закона, примененного либо подлежащего применению в конкретном деле по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов.
4. Официальное толкование Конституции РФ (только по запросам Президента РФ, палат Федерального Собрания РФ, Правительства РФ, законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ).
5. Дача заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене либо совершении иного тяжкого преступления (только по запросу Совета Федерации).
6. Реализация права законодательной инициативы (по вопросам ведения Конституционного суда РФ) – ст. 104 Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ состоит из 19 судей (ч. 1 ст. 125 Конституции РФ). Судьи Конституционного суда РФ назначаются на должность Советом Федерации по представлению Президента РФ, приводятся к присяге Председателем Совета Федерации. Судьи делятся на 2 палаты (10 и 9 судей, председатель и заместитель председателя – в разных палатах), персональный состав палат определяется жеребьевкой (ст. 20 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»). Из своего состава на пленарном заседании Конституционного суда РФ судьи Конституционного суда РФ выбирают Председателя Конституционного суда РФ, его заместителя, а также судью-секретаря. Ряд вопросов (в частности, разрешение дел о соответствии Конституции РФ конституций (уставов) субъектов РФ, официальное толкование Конституции РФ, решение вопроса о выступлении с законодательной инициативой) решаются только на пленарном заседании Конституционного суда РФ. Остальные вопросы могут быть рассмотрены на заседании палаты Конституционного суда РФ.

Конституционный Суд РФ финансируется на основании отдельной статьи федерального бюджета, сам занимается своим организационно-техническим и иным обеспечением.

Стадии судебного контроля

Как уже частично упоминалось, стадия судебного контроля можно разделить на предварительный контроль и последующий. Последующий контроль также может быть разделён на виды в зависимости от инициаторов проведения.

На этапе предварительного контроля нет полной картины события преступления, исчерпывающей совокупности доказательств, на которые опирается судья при постановлении приговора. Вместе с тем от правильного установления судом наличия оснований для производства следственных действий (основного способа сбора доказательств) зависит очень многое, порой - исход дела. На этом фоне обращает на себя внимание недостаточная четкость законодательных предписаний относительно форм судейского контроля за следственными действиями и оценочный характер оснований их производства. На принятие судом решения на проведение следственного действия по ходатайству следователя отводиться всего 24 часа, с момента поступления ходатайства, но при этом необходимо учитывать, что оно может быть получено судом в любое время суток. Хотя этого времени вполне может хватить, необходимо помнить о том, что подозреваемый может в любое время принять все возможные меры для уничтожения следов преступления, а важность и серьёзность преступления не позволяла рисковать и принять решение о проведении следственного действия в исключительном порядке, т.е. без судебного решения. Судья рассматривает поступившее ходатайство, а конкретно его мотивировочную часть, в которой следователь излагает сведения, на основании которых он полагает, что необходимо провести следственное действие. Суд также может выслушать устные доводы следователя, например характеристику подозреваемого или обвиняемого и т.д. На основе полученной таким образом информации судья выносит постановление о разрешении проведения следственного действия. В случае если суд считает что материалов или сведений недостаточно, а доводы следователя неубедительными, то в постановлении он отказывает в его проведении и указывает мотивы отказа.

Таким образом, в случае успеха данный этап третьей стадии процессуально завершается наличием у следователя трёх документов: его постановления, его ходатайства подписанного руководителем следственного органа и постановления суда разрешающего, либо запрещающего следственное действие. При этом все эти документы впоследствии будут находиться в уголовном деле. В случае отказа процесс контроля за проведением следственного действия возвращается на первую стадию.

Последующий контроль целиком включает в себя проверку законности и обоснованности уже проведённого следственного действия. В первом случае УПК предусматривает, что в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя с последующим уведомлением судьи. Цель судейской проверки - установление законности решения о проведении следственного действия. Вместе с тем очевидно, что неотъемлемой частью судебной проверки является оценка также и обоснованности следственного действия. Наличие оснований для ограничения конституционных прав граждан проведением следственного действия - вот что должно интересовать судью в первую очередь.

Возникает вопрос: принимая решение о законности или незаконности проведения следственного действия, какие данные должен принимать в расчет суд: существовавшие на момент принятия этого судебного решения или полученные в результате проведения самого следственного действия? Целесообразно полагать, что это должен быть второй вариант. Если оценка обоснованности проникновения в жилище или ограничения личной неприкосновенности будет производиться по принципу "цель оправдывает средства", то очень скоро будет складываться порочная практика, которая станет считать "исключительными" все новые случаи проведения следственных действий, появится ничем не ограниченная возможность входить в жилище и при отсутствии проверяемых оснований. Фактическая результативность таких действий, скорее всего, возрастет, поскольку оперативные подразделения, как правило, располагают негласной вероятностной информацией об обстоятельствах, связанных с преступлением. Едва ли, однако, такой подход соответствует провозглашенному назначению уголовного судопроизводства. С другой стороны, судье очень трудно не принять во внимание уже полученные доказательства. Представим себе, что в ходе обыска в квартире обнаружены похищенные ценности, и эти доказательства аннулируются - по той лишь причине, что не было процессуальных оснований входить в квартиру. Думается, что правосознание подавляющего числа российских граждан, в том числе и очень многих юристов, едва ли допускает подобное формально - идеальное применение права.

Надо иметь в виду, что решение о незаконности следственного действия, принимаемое судьей в порядке ч. 5 ст. 165 УПК, является по своим последствиям более радикальным, чем признание доказательства недопустимым на предварительном слушании. Исключение доказательств на предварительном слушании не препятствует повторному рассмотрению вопроса о признании их допустимыми. Если доказательства будут признаны недопустимыми после производства следственного действия судом в процессе последующего контроля, то в рассматриваемых случаях, это решение является окончательным.

Согласно ч. 2 ст. 13 УПК предусмотренный ч. 5 ст. 165 УПК последующий судебный контроль за законностью произведенного без судебного разрешения следственного действия распространяется также и на наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления, их выемку, в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров. В. Кальницкий, считает, что данная норма прямо противоречит ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, где сказано, что ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения. Подобный вопрос был указан ранее, когда рассматривалось, что же именно происходит ограничение или нарушение конституционного права при производстве следственного действия.

Второй случай последующего судебного контроля, включает в себя проверку законности и обоснованности решений о производстве следственных действий и самих действий по жалобам. Часть 1 ст. 125 УПК говорит об обжаловании в суд решений и действий органов расследования, способных причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства. И хотя их перечень прямо не указан, тем не менее ясно, что к ним относятся, прежде всего, следственные действия, производимые в жилище, сопряженные с изъятием материальных ценностей или ограничением личной неприкосновенности. Такими признаками, в частности, обладают: осмотр, освидетельствование, обыск, личный обыск, выемка, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, контроль и запись переговоров, получение образцов для сравнительного исследования. В соответствующей ситуации почти любое следственное действие может стать предметом судебной оценки по жалобам, в том числе и с позиций наличия для него оснований. По результатам рассмотрения жалобы судья вправе принять решение о незаконности или необоснованности следственного действия, что также влечет аннулирование доказательственной силы полученных сведений (признание их недопустимыми доказательствами).

Эффективность судебного контроля за осуществлением следственных действий во многом зависит от правильного понимания оснований их производства. Особенно когда в качестве оснований выступают результаты оперативно - розыскных мероприятий. Любое процессуальное решение, в том числе и о производстве следственного действия, принимается на основе определенных фактических данных. Они могут иметь различную правовую природу: это и сведения, полученные из строго определенных источников, указанных в ч. 2 ст. 74 УПК, и оперативно - розыскная (как гласная, так и негласная) информация. Допускается сочетание тех и других сведений.

Установление того, какие конкретно фактические данные образуют основание принятия решения о производстве следственного действия, а также оценка их достаточности зависят от ряда составляющих: формулировки основания следственного действия в УПК не указаны и значит необязательно исходить исключительно из доказательств.

К факторам, которые должен иметь в виду судья, оценивающий обоснованность следственного действия можно отнести:

1. степень ограничения следственным действием конституционных и иных прав граждан (чем значительнее такие ограничения, тем выше должен быть уровень обоснованности производимых действий);
2. процессуальное положение субъекта уголовного процесса, в отношении которого производится следственное действие (потерпевший, лицо признанное подозреваемым или обвиняемым);
3. требования закона к оформлению решения о производстве следственного действия (необходимость вынесения мотивированного постановления).

Нельзя не учитывать и более широкий круг сведений, сопутствующих расследованию, в частности, оперативно - следственную ситуацию, сложившуюся на момент принятия решения о производстве следственного действия. Информация о ней способна дополнить имеющиеся сведения о необходимости производства того или иного следственного действия. Например, лицо, совершившее грабеж, задержано на месте преступления, похищенное изъято. Собранные материалы косвенно указывают (не исключают) на его причастность к другим подобным деяниям. Согласно криминалистическим рекомендациям, на которых воспитывались многие поколения юристов, на начальном этапе расследования по делам о квартирных кражах, грабежах, разбоях необходимо производить обыски, поскольку имеется вероятность совершения задержанными других аналогичных преступлений. Если обыск оказывался безрезультатным, в тех же целях предписывалось проводить его повторно. Подобные рекомендации выработаны многолетней следственной практикой и сегодня не следует поспешно от них отказываться.

Таким образом, оценка обоснованности предстоящего или произведенного следственного действия требует особой взвешенности, тщательного учета значительного объема сведений, в том числе носящих вероятностный характер, а также характеризующих обстановку, в которой действовал следователь, т.е. косвенных по отношению к самому действию. При этом, безусловно, речь не идет об интуитивной оценке судом наличия оснований для производства следственного действия. В судебном заседании, предметом которого является установление таких оснований, анализу должна подвергаться любая информация и судья принимая решение, должен руководствоваться логикой именно предварительного расследования, а не судебного исследования обстоятельств преступления.

Государственный судебный контроль

Режим законности в сфере организации и функционирования исполнительных органов государственной власти, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих обеспечивается судебным контролем или правосудием, осуществляемым соответствующими судами.

Основное содержание судебного контроля в сфере публичного управления заключается в нормоконтроле, т. е. граждане РФ и иные уполномоченные лица могут оспорить в судах нормативные и индивидуальные правовые акты. Обеспечению законности осуществления государственного управления и местного самоуправления способствует деятельность Конституционного Суда РФ, конституционных (уставных) судов субъектов РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных судов, мировых судей и военных судов. Нормоконтрольная деятельность осуществляется судами посредством конституционного, административного, гражданского и арбитражного судопроизводства.

Конституция РФ (ч. 2 ст. 46) устанавливает право граждан обжаловать в суд решения органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, если они нарушают права и свободы граждан. Право гражданина обращаться в суд за защитой своих прав и свобод является важнейшим фактором укрепления гарантий прав граждан в области действия органов публичного управления. Роль судебной власти при рассмотрении споров, связанных с актами управления, в перспективе будет неизменно возрастать, так как судебный порядок рассмотрения споров имеет ряд неоспоримых достоинств перед административным порядком рассмотрения спора: суд — это специальный государственный орган, осуществляющий контроль за законностью и обоснованностью решений; он независим ни от одной ветви власти и имеет конституционные гарантии такой независимости; у него нет какой-либо заинтересованности в результате рассмотрения спора; он имеет четкую процессуальную форму рассмотрения спора; принципы судебного рассмотрения демократичны; гражданин и сам орган управления имеют одинаковые процессуальные права и обязанности.

По общему правилу в судах общей юрисдикции рассматриваются все дела об оспаривании нормативных правовых актов, кроме тех, проверка законности которых отнесена законодательством к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ. К делам, подведомственным судам общей юрисдикции, относятся, например, дела о признании противоречащими федеральным законам законов субъектов РФ, иных нормативных правовых актов представительных (законодательных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, нормативных правовых актов органов местного самоуправления, а также нормативных правовых актов федеральных министерств, государственных комитетов, федеральных служб и иных федеральных органов исполнительной власти.

Вместе с этим в отличие от общего правила федеральными законами может специально устанавливаться подведомственность арбитражным судам дел по проверке законности конкретных нормативных актов, регламентирующих деятельность неограниченного круга лиц. Например, в соответствии со ст. 138 ч. 1 НК РФ судебное обжалование организациями и индивидуальными предпринимателями актов (в том числе нормативных) налоговых органов производится путем подачи искового заявления в арбитражный суд. В тех случаях, когда с заявлениями об оспаривании нормативных актов налоговых органов, регулирующих исключительно деятельность организаций и индивидуальных предпринимателей, обращаются прокуроры, такие дела также подлежат рассмотрению в арбитражных судах. Если же подобные акты касаются неопределенного круга граждан, не имеющих статуса предпринимателя, заявление прокурора подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции в порядке гражданского судопроизводства.

Согласно п. 3 ст. 3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», если орган государственной власти субъекта РФ полагает, что федеральный закон не соответствует Конституции РФ, нормативный правовой акт федерального органа государственной власти не соответствует положениям Конституции РФ, федеральных законов или договоров о разграничении полномочий, устанавливающим разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ, спор о компетенции либо вопрос о соответствии федерального закона Конституции РФ, соответствии нормативного правового акта федерального органа государственной власти Конституции РФ, федеральным законам или договорам о разграничении полномочий разрешается соответствующим судом.

Вопрос оспаривания правовых актов управления, выявления их юридической состоятельности является частью более общего вопроса о порядке разрешения административно-правовых споров как одного из видов юридических конфликтов.

Оспаривание правового акта управления не влечет за собой автоматического признания их недействительными. Это, по сути, способ, направленный на выяснение соответствия акта требованиям и положениям законов и иных нормативных правовых актов, на выявление его целесообразности (при осуществлении общего контроля), юридической силы и нормативной обоснованности (при опротестовании). При удовлетворении жалобы или заявления обжалуемый (оспоренный) административный акт утрачивает свою юридическую силу.

Дела об оспаривании правовых актов, носящих ненормативный характер, в зависимости от субъектного состава участников и характера правоотношений разрешаются судами общей юрисдикции или арбитражными судами.

Статья 9 Федерального конституционного закона «О военных судах Российской Федерации» предусматривает, что дела об оспаривании ненормативных актов Президента РФ, нормативных актов Правительства РФ, Министерства обороны РФ, иных федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, касающихся прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, подлежат рассмотрению по первой инстанции Военной коллегией Верховного Суда РФ.

Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» определяет, что противоречия закона, иного нормативного правового акта либо иного ненормативного правового акта законодательного органа субъекта РФ, а также исполнительного органа государственной власти субъекта РФ устанавливаются соответствующим судом, под которым, как правило, понимается суд общей юрисдикции одного уровня с органом, издавшим обжалуемый правовой акт.

Решение по делу о признании нормативного правового акта противоречащим закону или сообщение о таком решении должно быть опубликовано в средстве массовой информации, в котором был опубликован данный нормативный правовой акт, о чем нужно указать в резолютивной части решения по делу. В необходимых случаях суд в резолютивной части решения вправе обязать редакцию средства массовой информации опубликовать сообщение о признании недействительным правового акта ненормативного характера, если он был опубликован данным средством массовой информации. Решение суда о признании правового акта противоречащим закону должно быть направлено соответствующему органу, должностному лицу не позднее 10 дней после вступления решения суда в законную силу. Орган публичной власти или должностное лицо обязаны сообщить суду и гражданину об исполнении решения суда не позднее чем в месячный срок со дня получения решения. Поэтому суды, принявшие решения по делу об оспаривании правового акта, обязаны постоянно контролировать исполнение своих решений.

Возможность суда проверять нормативные акты и его право признавать некоторые из них (или конкретные положения) недействующими (незаконными) позволяет сделать и более общий теоретический вывод о том, что судебная практика все более становится источником права. Судебное решение, принятое в результате рассмотрения дела о соответствии закону какого-либо нормативного правового акта, становится также нормотворческим, так как оно формирует новые права и обязанности субъектов права, устанавливает недействительность, а, следовательно, и неминуемую отмену определенных законодательных положений (правил поведения).

Особое значение в современной судебной практике приобретают дела об оспаривании нормативных актов по мотиву несоответствия их закону. Новизной отличается сам характер данной категории дел, так как объектом судебного обжалования (оспаривания) является нормативный акт. При этом судебная защита по таким делам затрагивает публичные интересы неопределенного круга лиц, так как сам нормативный акт распространяет свое действие на неограниченный круг лиц. Посредством рассмотрения таких дел суд общей юрисдикции осуществляет судебный контроль за соответствием оспариваемых нормативных актов другому нормативному акту, который имеет большую юридическую силу и значимость в иерархии нормативных актов.

Характер рассматриваемого спора (дела), а также процедура его рассмотрения предопределяют выявление нормативной природы оспариваемого акта управления. Суд сначала определяет «нормативность» оспариваемого акта управления и соответствующие признаки, так как это имеет важнейшее значение для разграничения компетенции между судами общей юрисдикции и арбитражными судами.

Статья 22 ГПК РФ определяет подведомственность гражданских дел судам. Среди них дела, возникающие из публичных правоотношений (они перечислены в ст. 245 ГПК РФ): по заявлениям граждан, организаций, прокурора об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части, если рассмотрение этих заявлений не отнесено федеральным законом к компетенции иных судов; по заявлениям об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих; по заявлениям о защите избирательных прав или права на участие в референдуме граждан РФ; иные дела, возникающие из публичных правоотношений и отнесенные федеральным законом к ведению суда. Подраздел III ГПК РФ называется «Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений». Таким образом, законодатель не использует традиционно применяемый в российской науке и в законодательстве термин «дела, возникающие из административных правоотношений». Следует заметить, что термин «публичные правоотношения» в ГПК РФ не определяется.

ГПК РФ не допускает возможности оспаривания в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений. Следовательно, указанные дела теперь должны рассматриваться как дела по спорам о защите субъективного права по правилам искового производства с соблюдением общих правил подсудности (ч. 3 п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ). Дела об оспаривании нормативных правовых актов подведомственны судам общей юрисдикции независимо от того, физическое или юридическое лицо обращается в суд, а также какие правоотношения регулирует оспариваемый нормативный правовой акт (ч. 1 и 2ст. 251 ГПК РФ). Исключение составляют дела об оспаривании таких нормативных правовых актов, проверка конституционности которых отнесена к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ (ч. 3 ст. 251 ГПК РФ), и дела об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и свободы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда (п. 2 ст. 29 АПК РФ), т. е. когда федеральный закон содержит специальную норму, которая относит дела об оспаривании конкретного нормативного правового акта к компетенции арбитражных судов.

В соответствии с ч. 2 ст. 251 ГПК РФ с заявлением о признании нормативного правового акта противоречащим закону полностью или в части в суд вправе обратиться Президент РФ, Правительство РФ, законодательный (представительный) орган субъекта РФ, высшее должностное лицо субъекта РФ, орган местного самоуправления, глава муниципального образования, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом нарушена их компетенция. Под термином «нарушение компетенции» следует понимать регулирование оспариваемым нормативным правовым актом тех отношений, которые в соответствии с законом должны регламентироваться издаваемыми перечисленными лицами нормативными правовыми актами.

В соответствии с ч. 2 ст. 253 ГПК РФ суд, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени. Прокурор вправе принести представление в суд второй или надзорной инстанции на судебное постановление лишь в случае, если он участвует в деле (ч. 2 ст. 320, ч. 1 ст. 331, ст. 336, ч. 1 ст. 371, ч. Зет. 376).

АПК РФ юридически наиболее грамотно распределил подведомственность дел арбитражному суду (ст. 27—33). Хотя термины «арбитражное судопроизводство», «правосудие в арбитражных судах» или «судопроизводство в арбитражных судах», как мы уже говорили, не указываются в ч. 2 ст. 118 Конституции РФ, АПК РФ дает весьма детальное представление о сущности этих категорий. Статья 1 АПК РФ относит к «судопроизводству в арбитражных судах» осуществляемое арбитражными судами в Российской Федерации правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности путем разрешения экономических споров и рассмотрение иных дел, отнесенных к их компетенции АПК РФ и другими федеральными законами, по правилам, установленным законодательством о судопроизводстве в арбитражных судах.

Порядок судопроизводства в арбитражных судах определяется Конституцией РФ, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации», Федеральным конституционным законом «Об арбитражных судах в Российской Федерации», АПК РФ и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами.

Арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с п. 2 ст. 27 АПК РФ арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием:

а) организаций, являющихся юридическими лицами;
б) граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, который приобретен в установленном законом порядке;
в) Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований;
г) государственных органов, органов местного самоуправления;
д) иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

К подведомственности арбитражных судов федеральным законом могут быть отнесены и иные дела.

Анализируя нормы АПК РФ по распределению подведомственности дел арбитражным судам, можно констатировать наличие нескольких важнейших положений, относящихся к административному судопроизводству:

Во-первых, законодатель в ст. 29 АПК РФ устанавливает подведомственность арбитражным судам экономических споров и иных дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений.

Во-вторых, используется термин «административное судопроизводство» или «порядок административного судопроизводства».

В-третьих, административное судопроизводство является формой разрешения возникающих из административных и иных публичных правоотношений экономических споров и иных дел, связанных с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности.

В-четвертых, административным судопроизводством законодатель считает рассмотрение арбитражными судами указанных споров и иных дел:

а) об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда (п. 1 ст. 29, ст. 189—196 АПК РФ);
б) об оспаривании ненормативных правовых актов органов государственной власти РФ, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (п. 2 ст. 29, ст. 197—201 АПК РФ);
в) об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда (п. 3 ст. 29, ст. 202—211 АПК РФ; ч. 3 п. 3 ст. 23.1 КоАП РФ);
г) о взыскании с организаций и граждан, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, обязательных платежей, санкций, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания (п. 4 ст. 29, ст. 212-216 АПК РФ);
д) другие дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда (п. 5 ст. 29 АПК РФ).

Таким образом, АПК РФ связывает термин «административное судопроизводство» с рассмотрением арбитражными судами различных по своему предмету экономических споров и иных дел, возникающих из административных и других публичных правоотношений. Административное судопроизводство — это и производство в арбитражном суде по оспариванию нормативных или ненормативных правовых актов и по делам об административных правонарушениях. Следует отметить, что АПК РФ является единственным важнейшим процессуальным кодифицированным нормативным правовым актом в России, который вслед за Конституцией РФ использует понятие «административное судопроизводство».

В гл. 23—24 АПК РФ установлены основные процессуальные положения рассмотрения дел об оспаривании нормативных и ненормативных правовых актов, решений и действий органов публичной власти и их должностных лиц: порядок рассмотрения дел об оспаривании правовых актов; право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании правового акта недействующим; требования к указанному заявлению; судебное разбирательство; решение суда по делу об оспаривании правового акта.

При рассмотрении дел об оспаривании нормативных правовых актов арбитражный суд в судебном заседании:

- осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельного положения;
- устанавливает соответствие его федеральному конституционному закону, федеральному закону и иному нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу;
- определяет полномочия органа или лица, принявших оспариваемый нормативный правовой акт (п. 4 ст. 194 АПК РФ).

При рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании:

- осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия);
- определяет их соответствие закону или иному нормативному правовому акту;
- устанавливает наличие полномочий у органа или лица, принявших оспариваемый акт, решение или совершивших действия (бездействие);
- выявляет, нарушает ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (п. 4 ст. 200 АПК РФ).

Арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

Глава 25 АПК РФ содержит правила рассмотрения дел об административных правонарушениях.

Причем законодатель предусмотрел два вида такого административного судопроизводства:

- порядок рассмотрения дел о привлечении к административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в связи с осуществлением ими предпринимательской и иной экономической деятельности, отнесенных федеральным законом к подведомственности арбитражных судов;
- порядок рассмотрения дел об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности.

В порядок рассмотрения дел о привлечении к административной ответственности включаются: основания возбуждения производства; подача заявления о привлечении к административной ответственности; требования к заявлению; судебное разбирательство по делам о привлечении к административной ответственности; решение арбитражного суда по делу о привлечении к административной ответственности. Такие же элементы определяются в АПК РФ и для порядка рассмотрения дел об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности.

По результатам рассмотрения заявления о привлечении к административной ответственности арбитражный суд принимает решение:

- о привлечении к административной ответственности;
- об отказе в удовлетворении требования административного органа о привлечении к административной ответственности.

<Статья 29.9 КоАП РФ устанавливает наименования решений по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении, такие как:

- о назначении административного наказания;
- о прекращении производства по делу об административном правонарушении.

В соответствии же с п. 2 и 3 ст. 211 АПК РФ судебное разбирательство при рассмотрении заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности может заканчиваться принятием решения:

- о признании незаконным и об отмене оспариваемого решения полностью или в части либо об изменении решения;
- об отказе в удовлетворении требований заявителя.

При разграничении юрисдикции или объема компетенции между судами общей юрисдикции, а также между ними и другими судами (например, арбитражными судами) решающее значение имеют содержание и вид нормативного правового акта, поскольку нормативные акты могут отличаться друг от друга по различным основаниям, например по субъектам принятия этих актов, пределам их действия, предмету правового регулирования. В судах общей юрисдикции оспариваются нормативные акты (в целом или только их части), которые были приняты государственными органами и должностными лицами как на федеральном уровне, так и в субъектах РФ. Общими судами рассматриваются также споры о нормативных актах, принимаемых органами местного самоуправления и их должностными лицами.

Как свидетельствует практика, число нормативных актов, которые могут быть проверены судами общей юрисдикции, весьма велико, т. е. практически невозможно установить полный перечень нормативных актов, подлежащих контролю общими судами при получении ими жалобы, и требования о признании таких актов недействительными. Вместе с тем, возможно, существуют и определенные правила разграничения подведомственности судам жалоб на нормативные правовые акты. В каждом случае следует учитывать положения соответствующих законов, которые устанавливают конкретные изъятия из сферы судов общей юрисдикции.

В сферу юрисдикции Конституционного Суда РФ входит проверка соответствия Конституции РФ федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ. Проверка конституционности указанных нормативных актов осуществляется по запросам соответствующих субъектов: Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, органов законодательной власти субъектов РФ.

К компетенции судов общей юрисдикции не относится проверка соответствия указанных нормативных актов Конституции РФ (речь идет о федеральных законах, нормативных актах Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, конституциях республик, уставах, а также законах и иных нормативных актах субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ). Вместе с тем едва ли можно исключить необходимость проверки соответствия нормативных актов ниже уровня федерального закона иному, имеющему большую юридическую силу акту, кроме Конституции РФ, например проверки соответствия федеральным законам постановлений Правительства РФ, региональных законов.

Конституционный Суд РФ разрешает дела о соответствии Конституции РФ конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ лишь в случае обращения в этот суд строго определенных в законе субъектов, если заявитель считает указанные нормативные акты не подлежащими действию из-за их неконституционности либо подлежащими действию вопреки официально принятому решению федеральных органов государственной власти, высших государственных органов субъектов РФ или их должностных лиц об отказе применять и исполнять их как не соответствующие Конституции РФ. Основанием к рассмотрению дела в Конституционном Суде РФ является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ нормативный акт.

В отличие от федеральных все нормативные акты органов государственной власти субъектов РФ, включая конституции (уставы) этих субъектов Федерации, могут проверяться судами общей юрисдикции на предмет их соответствия нормативным актам более высокой юридической силы (в том числе и Конституции РФ).

Важным видом судебного контроля за законностью правовых актов и эффективной формой защиты конституций (или уставов) субъектов РФ является деятельность конституционных (уставных) судов в субъектах РФ. Несмотря на то, что права субъектов РФ на создание конституционных (уставных) судов в соответствующих субъектах РФ законодательно установлены, процесс их формирования идет чрезвычайно медленно.

Формы судебного контроля

Формы судебного контроля могут быть изменены, если к ним обращается сторона защиты, которая обращается за изменением виды иной меры процессуального принуждения. Кроме того, стороны имеют право обжаловать применение иной меры процессуального принуждения в вышестоящий суд (ст. 19 УПК РФ).

Другим вариантом будет - обратиться к суду с ходатайством в порядке ст. 119 УПК РФ и заявить о необходимости защиты своих нарушенных прав и законных интересов:

1) обжаловать не подконтрольные суду иные меры процессуального принуждения;
2) обжаловать в течение 10 дней примененные иные меры процессуального принуждения, осуществляемые стороной самостоятельно;
3) обратиться в суд с ходатайством об отмене иной меры процессуального принуждения в связи с тем, что в их применении отпала необходимость.

В литературе вопрос о понятии, функционировании и формах реализации судебной власти является дискуссионным. Без преувеличения можно сказать, что разброс мнений о судебном контроле как о правовом явлении самый разный. Если говорить о правовой природе, то спор шел между сторонниками назвать судебный контроль правосудием (или его особой формой) или формой судебной власти, судебной функцией или принципом уголовного судопроизводства. Если упомянуть о механизме судебного контроля, то говорили, например, о его неэффективности, о том, что он - межотраслевой институт, о его системе и многофункциональности.

На наш взгляд, следует согласиться с позицией профессора А.П. Гуськовой, которая предлагает рассматривать этот вопрос в контексте более общей проблемы процессуального контроля, который присутствовал прежде и присутствует сегодня во всех стадиях уголовного судопроизводства, его институтах, нормах, действиях и принимаемых в ходе процесса решениях. Закономерен в связи с этим также тезис о том, что судебный контроль есть самостоятельное средство, точнее - система предусмотренных процессуальным законом средств, направленных на реализацию конституционных функций судебной власти, призванных, в конечном итоге, к недопущению незаконного и необоснованного ограничения прав личности в уголовном процессе, к ее восстановлению в этих правах либо возможной их компенсации средствами права.

Судебный контроль распространяется на сравнительно ограниченный круг следственный действий и процессуальных решений, затрагивающих конституционные права граждан, обеспечивающий судебную проверку жалоб и ходатайств, заявленных в ходе досудебного производства (ч.2 ст.29, ст. 125 УПК РФ). В связи с этим, можно согласиться с мнением ряда автором о том, что понятие судебного контроля применимо лишь для проверочной деятельности суда на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Как отмечалось в литературе формулирование принципа судебного контроля не как принципа управления, а как принципа судопроизводства должно было бы привести к устранению функции внепроцессуального контроля, вне процессуального консультирования и помощи, осуществляемой сейчас вышестоящими судами по отношению к нижестоящим.

Формы судебного контроля при применении иных мер принуждения складывались исторически и могут быть представлены следующим образом:

1. Обжалование в суд применённых иных мер принуждения к участникам уголовного процесса и иным лицам в порядке, предусмотренном ст. 123-125 УПК РФ.
2. Судебная проверка ходатайств об отмене применённых иных мер принуждения в порядке, предусмотренном ст.119-122 УПК РФ.
3. Судебные решения о применении иных мер принуждения, вынесенные в соответствующих судебных процедурах.

Особым аспектом, при определении правовой природы судебного контроля по уголовным делам, является определение его значимости с точки зрения конституционных принципов защиты прав личности при применении принуждения по уголовным делам. В Докладе Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан о соблюдении прав и свобод человека и гражданина в 2003году отмечалось, что особую озабоченность Уполномоченного вызывают жалобы граждан на нарушение их конституционных прав правоохранительными органами. Так, он отмечал по информации Прокуратуры Республики Татарстан, что удовлетворено 25,2%жалоб на действия следователей органов внутренних дел. Судами удовлетворено 35,4 жалоб, поданных в порядке ст. 125 УПК РФ. Именно конституционный уровень регулирования позволил реально воплотить идею о верховенстве суда как гаранта режима законности и охраны прав граждан. Последовательное воплощение провозглашенного Конституцией РФ права граждан на судебную защиту от незаконных действий любых государственных органов, должностных лиц позволило сформулировать запрет на ограничение ряда конституционных прав граждан (ч. 3 ст.356 УПК РФ). Профессор Гуськова А.П. считает, что государство должно создавать такой механизм защиты прав и свобод человека, чтобы укрепить правовую защищенность граждан. В связи с этим отмечается, что развитие и становление судебного контроля, как формы судебной защиты прав и свобод граждан, выступает как надежной механизм обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве.

Освобождение суда от несвойственной ему функции обвинения, в условиях состязательности, явилась важнейшим этапом в реализации судебно-правовой реформы. Решение этих вопросов на уровне конституционного контроля обеспечило судебную защиту прав личности по уголовным делам и исключение из уголовного законодательства многих недемократических форм процессуального контроля: возбуждение уголовного дела судом по своему усмотрению; возвращение дела судом на дополнительное расследование; рассмотрение уголовного дела при отказе прокурора от государственного обвинения.

Наложение ареста на имущество законодатель относит к иным мерам процессуального принуждения, которое дознаватель, следователь, прокурор или суд вправе применить к подозреваемому или обвиняемому. Данная норма не противоречит международно-правовым актам, предусматривающие систему эффективных мер по предотвращению получения доходов преступным путём (Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности подписанной и ратифицированной Россией). В ч.1ст. П5 УПК РФ указаны основания применения данной меры - в целях обеспечения установленного порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора. Наложение ареста на полученное в результате преступных действий, либо нажитое преступным путем имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, как мера процессуального принуждения применяется для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий, а также возможной конфискации имущества, полученного в результате преступных действий либо нажитого преступным путем.

Виды судебного контроля

Споры с участием нотариусов, в том числе налоговые споры между налоговыми органами и нотариусами, рассматриваются в судах общей юрисдикции.

Виды судебного контроля:

1. прямой;
2. косвенный.

Прямой судебный контроль выражается в рассмотрении судами общей юрисдикции:

• заявлений о совершенных нотариальных действиях либо об отказе в их совершении,
• исков о возмещении имущественного вреда, причиненного нотариусом при осуществлении его профессиональной деятельности.

Процедура осуществления прямого судебного контроля и его правила регулируются гл. 37 ГПК РФ в рамках особого судопроизводства.

Заинтересованное лицо, считающее неправильными совершенное нотариальное действие или отказ в совершении нотариального действия, вправе подать заявление об этом в суд по месту нахождения нотариуса или по месту нахождения должностного лица, уполномоченного на совершение нотариальных действий.

Кроме того, в силу ст. 45 ГПК РФ в суд вправе обратиться прокурор с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Заявление о неправильном удостоверении завещания или об отказе в его удостоверении капитаном морского судна, судна смешанного плавания или судна внутреннего плавания, плавающих под Государственным флагом Российской Федерации, подается в суд по месту порта приписки судна.

Заявление подается в суд в течение 10 дней со дня, когда заявителю стало известно о совершенном нотариальном действии или об отказе в совершении нотариального действия.

Спор о праве, основанный на совершенном нотариальном действии, рассматривается судом в порядке искового производства.

Заявление о совершенном нотариальном действии или об отказе в его совершении рассматривается судом с участием заявителя, а также нотариуса, должностного лица, совершивших нотариальное действие или отказавших в совершении нотариального действия. Неявка указанных лиц, в том числе и нотариуса, не является препятствием к рассмотрению заявления (ст. 311 ГПК РФ).

Решение суда, которым удовлетворено заявление о совершенном нотариальном действии или об отказе в его совершении, отменяет совершенное нотариальное действие или обязывает совершить такое действие.

Нотариус вправе обжаловать решение суда в соответствии со ст. 376 ГПК РФ.

Косвенный судебный контроль осуществляется при рассмотрении почти всех дел, связанных с нотариальными актами, например, при оспаривании их в исковом производстве при наличии споров между сторонами договора.

Контроль судебных приставов

Судебный пристав несет ответственность за проступки и правонарушения в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

Надзор за исполнением законов при осуществлении судебными приставами своих функций в соответствии с Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации" осуществляют Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры.

Действия судебного пристава могут быть обжалованы вышестоящему должностному лицу или в суд, в связи с чем судебный пристав должен организовать исполнение своих служебных обязанностей в строгом соответствии с действующим законодательством, обеспечивая соблюдение прав и законных интересов граждан и организаций. Положения п. 1 ст. 19 относятся к обеим категориям судебных приставов (судебным приставам по обеспечению установленного порядка деятельности судов и судебным приставам-исполнителям), и по смыслу данной нормы могут быть обжалованы не только действия судебных приставов, но и их бездействие.

В целях реализации права граждан и организаций на обжалование действий судебного пристава следует отнести к обязанности судебных приставов разъяснять гражданам и организациям порядок и сроки обжалования их действий (бездействия).

Предметом обжалования могут быть только неправомерные действия (бездействие) судебных приставов, связанные с выполнением или ненадлежащим выполнением ими своих служебных обязанностей, в том числе, например, в связи с халатным отношением судебного пристава к своим обязанностям, проявленной грубостью при исполнении служебных обязанностей, совершением поступков, не совместимых с занятием должности судебного пристава, и т.п. (см. комментарий к ст. 8).

Пункт 1 комментируемой статьи закрепляет очень важное положение, согласно которому обращение с жалобой к вышестоящему должностному лицу не является препятствием для обращения в суд. В данном случае законодатель исходит из того, что гражданин или организация вправе самостоятельно выбирать порядок защиты нарушенных прав: обратиться с жалобой к вышестоящему должностному лицу, обратиться с жалобой непосредственно в суд либо одновременно обратиться с жалобой как к вышестоящему должностному лицу, так и в суд. Причем законодателем не установлен досудебный порядок урегулирования данного вида спора, и нет необходимости предварительно обращаться с жалобой к вышестоящему должностному лицу, прежде чем обратиться с жалобой в суд.

Вышестоящими должностными лицами по отношению к судебным приставам по обеспечению установленного порядка деятельности судов и судебным приставам-исполнителям являются:

- старший судебный пристав соответствующего районного, межрайонного подразделения судебных приставов, который несет ответственность за выполнение подчиненным подразделением задач, возложенных на судебных приставов (ст. 10 Закона);
- главный судебный пристав субъекта Российской Федерации, который осуществляет руководство уже соответствующей территориальной службой судебных приставов, координирует и контролирует их деятельность, т.е. осуществляет организацию внутриведомственного контроля за деятельностью подразделений судебных приставов, а также рассматривает жалобы на действия (бездействие) судебных приставов в порядке подчиненности (ст. 9 Закона, п. 1.1 Приказа Министерства юстиции Российской Федерации N 239 "Об организационном и методическом руководстве деятельностью служб судебных приставов территориальных органов Министерства юстиции Российской Федерации").

Главный судебный пристав Российской Федерации осуществляет руководство деятельностью всей службы судебных приставов, в том числе рассматривает жалобы на действия судебных приставов в порядке подчиненности (ст. 8 Закона).

Поскольку старший судебный пристав, главный судебный пристав субъекта Российской Федерации и главный судебный пристав Российской Федерации являются работниками Федеральной службы судебных приставов, их действия (бездействие) как работников данной службы по смыслу п. 1 ст. 19 Закона также могут быть обжалованы в порядке подчиненности или в суд.

Должностные лица рассматривают жалобы и заявления граждан, обеспечивают контроль и сроки разрешения и проверок жалоб также с учетом положений, закрепленных в действующем в настоящее время Указе Президиума Верховного Совета N 2534-VII "О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан", а также в Законе РФ N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан".

Следует отметить, что п. 1 ст. 19 комментируемого Закона должен применяться с учетом положений ст. ст. 90, 92 Федерального закона "Об исполнительном производстве". В связи с чем необходимо учесть, что действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей, совершенные в процессе исполнительных действий, в том числе в случае отказа в отводе судебного пристава-исполнителя, с точки зрения соблюдения ими норм законодательства об исполнительном производстве могут быть обжалованы только в судебном порядке (ст. 90 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). Спор, связанный с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, может быть разрешен также только в судебном порядке по иску заинтересованных граждан и организаций об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи (ст. 92 указанного Закона).

Судебный порядок обжалования действий (бездействия) судебных приставов установлен соответствующими нормами АПК РФ (ст. 329, гл. 24) и ГПК РФ (ст. ст. 441, 442).

Пунктом 2 комментируемой статьи установлена ответственность судебного пристава за проступки и правонарушения, совершенные им при исполнении своих служебных обязанностей. Являясь федеральным государственным служащим, судебный пристав может быть привлечен к дисциплинарной ответственности. В частности, к судебному приставу могут быть применены меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ст. 14 Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации" в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом Российской Федерации. Кроме того, в случае превышения своих полномочий либо совершения иных правонарушений, подпадающих под деяния, предусмотренные Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях или Уголовным кодексом Российской Федерации, судебный пристав несет соответствующую ответственность, установленную данными федеральными законами.

Пункт 3 комментируемой статьи предусматривает, что ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

Правила п. 3 комментируемой статьи содержатся также в п. 2 ст. 90 Федерального закона "Об исполнительном производстве", согласно которому вред, причиненный судебным приставом-исполнителем гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации. Аналогичная по содержанию норма, закрепляющая обязанность возмещения вреда, причиненного судебным приставом-исполнителем в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей по исполнению исполнительного листа, выданного арбитражным судом, содержится в ст. 330 АПК РФ.

Правовыми основаниями возмещения такого ущерба являются взаимосвязанные положения, закрепленные в нормах ст. 16 и ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации.

Поскольку Федеральная служба судебных приставов в соответствии со ст. 5 комментируемого Закона входит в систему органов Министерства юстиции Российской Федерации и является федеральным органом государственной власти, финансирование и материально-техническое обеспечение ее деятельности осуществляются за счет средств федерального бюджета (ст. ст. 22, 23 Закона), то вред, причиненный действиями (бездействием) судебного пристава, возмещается по правилам ст. 16 и ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации. Ответчиком по таким требованиям должна выступать Российская Федерации в лице Министерства юстиции Российской Федерации как главного распорядителя средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности (ст. 158 Бюджетного кодекса РФ). Соответственно Федеральная служба судебных приставов не может непосредственно выступать в качестве ответчика по указанным требованиям, однако, учитывая, что судом будет даваться оценка правомерности или неправомерности действий (бездействия) судебного пристава, служба судебных приставов должна привлекаться к участию в деле в качестве заинтересованного в исходе дела лица и участвовать непосредственно в судебном процессе.

Следует отметить, что ответственность за ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, наступает при наличии определенной совокупности условий: действия (бездействие) судебного пристава при исполнении служебных обязанностей должны быть неправомерными; неправомерные действия (бездействие) произошли по вине судебного пристава; гражданину или организации причинен вред; имеется прямая причинно-следственная связь между причиненным вредом и виновными действиями (бездействием) судебного пристава.

Возмещению подлежит реальный ущерб, упущенная выгода возмещению в данном случае законодательством не предусмотрена. Требования о возмещении ущерба рассматриваются по общим правилам искового производства, установленным соответственно АПК РФ и ГПК РФ.

Прокуратура Российской Федерации при осуществлении надзора за исполнением законов при осуществлении судебными приставами своих функций руководствуется Федеральным законом N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации". Надзор осуществляет Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры.

Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" и п. 4 комментируемой статьи не конкретизируют предмет и полномочия прокуроров по осуществлению надзора за исполнением законов судебными приставами, в связи с чем Генеральной прокуратурой Российской Федерации в указании N 1/7 "Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении полномочий судебными приставами" соответствующим подчиненным прокурорам предложено обеспечить по направлениям деятельности эффективный надзор за исполнением законов при осуществлении судебными приставами своих функций, связанных с реализацией важнейших конституционных прав и законных интересов граждан и организаций, а также при применении ими мер принуждения.

В соответствии с данным указанием основные направления прокурорского надзора касаются следующего:

- надзор за деятельностью службы судебных приставов в части соблюдения закона при осуществлении судебными приставами своих функций как при обеспечении установленного порядка деятельности судов, так и при исполнении судебных актов и актов других органов;
- надзор за исполнением законов, регламентирующих возбуждение исполнительного производства;
- надзор за соответствием федеральным законам нормативных актов, издаваемых главным судебным приставом Российской Федерации;
- надзор в части соответствия законам постановлений судов общей юрисдикции по вопросам исполнительного производства, а также рассмотрение обращений лиц, участвующих в деле, о проверке законности и обоснованности судебных актов арбитражных судов, вынесенных по заявлениям на действия судебных приставов-исполнителей по исполнению исполнительных документов, выданных арбитражными судами, или на отказ в совершении указанных действий (после соблюдения заявителем установленного законодательством порядка апелляционного и кассационного обжалования).

Следственным подразделениям дано указание разрешать заявления и сообщения о совершенных или подготовляемых судебными приставами при осуществлении своих полномочий преступлениях, а также расследовать такие преступления.

Следует отметить, что сведения о противоправных действиях (бездействии) судебных приставов могут быть получены от граждан, права и интересы которых были нарушены, руководителей учреждений и организаций, из средств массовой информации, судебных, налоговых и финансовых органов, территориальных органов юстиции, банковских учреждений и др.

По смыслу п. 4 ст. 19 комментируемого Закона прокурорский надзор за исполнением законов при осуществлении полномочий судебными приставами должен также обеспечивать защиту самих судебных приставов как государственных служащих от необоснованных жалоб и обвинений.

Судебный контроль в судебном производстве

Судебный контроль – это производство в суде по проверке законности и обоснованности действий и решений в связи с жалобами физических и юридических лиц.

В настоящее время существует два вида судебного контроля:

1) контроль в сфере уголовного судопроизводства;
2) контроль за правовым характером нормативных актов.

Расширение права на судебную защиту от незаконных действий должностных лиц в сфере уголовного судопроизводства в настоящее время сопряжено с отсутствием разработанной концепции о сущности стадии предварительного расследования и специфике судебных функций по защите прав граждан на этой стадии процесса.

Действующий УПК допускает контроль со стороны суда за деятельностью правоохранительных органов в следующих процессуальных формах:

– досудебная процедура дачи разрешения на проведение оперативно-розыскных и следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан (прослушивание телефонных и иных переговоров, просмотр почтовых, телеграфных и иных отправлений и т.д.);
– досудебная процедура рассмотрения жалоб на решения и действия (бездействие) органов дознания, предварительного следствия, органов прокуратуры, регламентированная главой 16 УПК РФ;
– судебная процедура проверки законченных расследованием уголовных дел: при подготовке уголовного дела к судебному заседанию (ст. 227–233 УПК); в подготовительной части судебного заседания (ст. 261–272 УПК); в ходе судебного следствия (ст. 273–291 УПК); при постановлении приговора (ст. 296–313 УПК); в апелляционной и кассационной инстанции (ст. 354–389 УПК); в надзорном порядке (ст. 401–412 УПК); в порядке производства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 413–419 УПК).

В постановлениях Конституционного Суда РФ неоднократно подчеркивалось, что граждане, конституционные права которых нарушены в ходе предварительного расследования, вправе обжаловать в суд действия и решения органа дознания, следователя или прокурора. В частности, к таким решениям и действиям отнесены те, которые связаны: с задержанием, арестом, содержанием под стражей и продлением срока содержания под стражей; с отказом в возбуждении уголовного дела; с прекращением производства по делу; с обыском; наложением ареста на имущество; с приостановлением производства по делу; продлением срока предварительного расследования.

Необходимо обратить внимание на то, что распространение контроля на досудебные стадии уголовного процесса – объективная необходимость. Более низкий уровень ведомственного контроля и прокурорского надзора порождает судебные ошибки, влечет нарушение конституционных прав и интересов граждан, делает недопустимым то или иное доказательство по уголовным делам.

Второй вид судебного контроля за правовым характером нормативных актов обусловлен все усиливающейся ролью судебной власти в государственном механизме, связанной с правом суда контролировать все нормативные акты, издаваемые органами законодательной и исполнительной власти. Этот контроль реализуется в двух формах.

При разрешении конкретных дел, когда суд, придя к выводу, что подлежащий применению закон или иной конкретный нормативный акт не соответствует Конституции РФ или общепризнанным принципам и нормам международного права, либо конкретный нормативный акт не соответствует нормативному акту более высокого уровня, принимает решение по данному делу на основании установленной Конституцией РФ иерархической соподчиненности нормативных актов. Такая форма судебного контроля за нормативными актами называется опосредованным контролем.

При оспаривании нормативных актов по основанию несоответствия их Конституции РФ, общепризнанным принципам и нормам международного права либо несоответствия нормативного акта иному нормативному акту, обладающему большей юридической силой, проявляется непосредственный контроль. Результатом такого оспаривания нормативных актов в случае удовлетворения судом выдвинутых претензий является лишение оспариваемого акта юридической силы или признания его не подлежащим применению.

Опосредованный контроль имеет место при рассмотрении конкретных гражданских, уголовных или административных дел. Как указывал Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении № 8, если суд (судья) придет к выводу, что закон, регулирующий соответствующие правоотношения, не соответствует Конституции РФ, то он должен руководствоваться Конституцией РФ.

Эта позиция Верховного Суда РФ нашла свое подтверждение в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции РФ. В нем Конституционный Суд РФ подтвердил право судов общей юрисдикции на непосредственное применение Конституции РФ при рассмотрении конкретных дел, отнесенных к их компетенции.

Существенные полномочия по осуществлению судебного контроля принадлежат и арбитражным судам. Так, Высший Арбитражный Суд РФ, наряду с правосудием, осуществляет судебный контроль за законностью ненормативных актов Президента РФ, Совета Федерации и Государственной Думы, Правительства РФ (ст. 10 ФКЗ «Об арбитражных судах в РФ»). Объектом судебного контроля могут быть ненормативные акты других государственных органов и органов местного самоуправления, выполняющих по отношению к соответствующим лицам и органам управленческие, контрольные или основанные на ином властном подчинении функции в соответствии со ст. 29 АПК РФ.

Судебный контроль в уголовном процессе

Судебный контроль на досудебных этапах уголовного судопроизводства — это особый самостоятельный, хотя и не выходящий за рамки уголовного судопроизводства, вид судебной деятельности, направленный на обеспечение прав, свобод человека и гражданина, а равно их защиту и незамедлительное восстановление, в случае если у заинтересованных лиц возникли основания полагать, что их права и свободы органом дознания, дознавателем, следователем либо прокурором нарушены, а законные интересы проигнорированы.

Различают четыре вида судебно-контрольных действий в стадии предварительного расследования.

К первому из них относится компетенция суда по:

— избранию в отношении подозреваемых, обвиняемых меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 108 УПК РФ);
— продлению сроков содержания обвиняемых под стражей (ст. 109 УПК РФ);
— избранию в отношении обвиняемых меры пресечения в виде домашнего ареста (ст. 107 УПК РФ);
— помещению подозреваемых, обвиняемых, не содержащихся под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства, соответственно, судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы (п. 3 ч. 2 ст. 29 УПК РФ).

Вторым направлением судебно-контрольной деятельности в стадии предварительного расследования является принятие судом решений:

— о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц (п. 4 ч. 2 ст. 29, ч. 5 ст. 177 УПК РФ);
— о производстве обыска или выемки в жилище (п. 5 ч. 2 ст. 29, ст. 165, 182 УПК РФ);
— о производстве личного обыска, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 УК РФ (п. 6 ч. 2 ст. 29, ст. 184 УПК РФ);
— о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях (п. 7 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);
— о наложении ареста на корреспонденцию и выемке ее в учреждениях связи (п. 8 ч. 2 ст. 29, ст. 185 УПК РФ);
— о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях (п. 9 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);
— о контроле и записи телефонных и иных переговоров (п. 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);
— о временном отстранении обвиняемого от должности в соответствии со ст. 114 УПК РФ (п. 10 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);
— об эксгумации (ч. 3 ст. 178 УПК РФ).

Третий вид судебно-контрольной деятельности на досудебных этапах уголовного процесса регламентирован ст. 448 УПК РФ.

Он связан с особенностями производства в отношении отдельных категорий лиц, к числу которых действующий закон относит:

— членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, депутатов представительных органов государственной власти в субъектах Федерации;
— депутатов и выборных должностных лиц в системе местного самоуправления;
— судей;
— Председателя Счетной палаты РФ, его заместителей и аудиторов;
— Уполномоченного по правам человека в РФ;
— Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кандидата в Президенты РФ;
— прокурора, следователя, адвоката (ст. 447 УПК РФ).

Процедура привлечения к уголовной ответственности действующего Президента РФ урегулирована в ч.1 ст. 93 Конституции РФ и по существу является одной из разновидностей судебного контроля на досудебных этапах уголовного процесса, осуществляемого судами общей юрисдикции.

Четвертый вид — собственно компетенция суда по рассмотрению заявлений и жалоб на действия органов предварительного расследования и прокуроров (ст. 125 УПК РФ).

Постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования (ст. 125 УПК РФ).

Жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора.

Хотя уголовно-процессуальный закон не предусматривает каких-либо определенных требований, предъявляемых к структуре жалобы на решения, действия (бездействие) органов предварительного расследования и прокуроров, данный документ должен содержать:

1) наименование суда, в который подается жалоба;
2) данные о лице, подавшем жалобу, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения (если жалоба подается адвокатом, то вне зависимости от его участия в деле к ней прилагается ордер; если жалоба подается законным представителем заявителя, не являющимся адвокатом, то к ней прилагается доверенность);
3) указание на постановление, иное решение, действие (бездействие), которое обжалуется, и наименование органа предварительного расследования, прокурора, его вынесшего либо осуществившего (не осуществившего);
4) доводы лица, подавшего жалобу, с указанием оснований, предусмотренных соответствующими положениями процессуального закона;
5) перечень прилагаемых к жалобе материалов, в число которых могут входить копии процессуальных документов, справки, заключения специалистов и т.п.;

Жалоба подписывается подавшим ее лицом.

Если жалоба не соответствует вышеперечисленным требованиям и это препятствует ее рассмотрению, то судья сопроводительным письмом возвращает ее заявителю.

Жалобу на решения и действия (бездействие) органов предварительного расследования и прокуроров, не входящие в предмет судебного контроля в стадии предварительного расследования, судья возвращает сопроводительным письмом заявителю.

Судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа. Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом. Жалобы, подлежащие рассмотрению судом, рассматриваются в открытом судебном заседании, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 241 УПК РФ.

В начале судебного заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в судебное заседание лицам, разъясняет их права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в судебном заседании, обосновывает жалобу, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. Заявителю предоставляется возможность выступить с репликой.

По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений:

1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;
2) об оставлении жалобы без удовлетворения.

Копии постановления судьи направляются заявителю, прокурору и руководителю следственного органа.

Принесение жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа, прокурор или судья.

Срок подачи жалоб на решения, действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора в действующем уголовно-процессуальном законодательстве не ограничен.

Участие адвоката в различных видах судебно-контрольного производства, ведущихся судом (судами) параллельно проведению оперативно-розыскных мероприятий, предварительному расследованию, прокурорскому надзору и ведомственному контролю, является составной частью его работы по уголовному делу на досудебных этапах уголовного судопроизводства как в форме защитника подозреваемого, обвиняемого, так и в форме представителя любого иного участника процесса.

С учетом того, что судебный контроль по отношению к собственно правосудию носит предупредительный и правообеспечительный характер, тактика поведения адвоката, участвующего в судебно-контрольном производстве, предопределяется его общей позицией по уголовному делу.

Когда в роли защитника (представителя) в уголовном деле участвует один адвокат, а к осуществлению тех же функций в рамках судебно-контрольного производства (производств) по каким-либо причинам привлечен другой (другие), то все они обязаны действовать в рамках единой стратегии, поскольку законом на них возложена функция представления интересов одного и того же лица.

Обстоятельства, исключающие участие в судебно-контрольном производстве защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, определены в ст. 72 УПК РФ.

В случае нарушения конституционных и процессуальных прав участников процесса жалоба на решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора заинтересованными лицами, их защитниками (представителями) подается немедленно.

Функция судебного контроля

Функция судебного контроля - это функция такого участника уголовного судопроизводства, как следователь-судья. В п. 18 ч. 1 ст. 3 УПК в определении термина "судья" обозначено о направленности его деятельности через указание на полномочия: "следственный судья - судья суда первой инстанции, к полномочиям которого относится осуществление в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, судебного контроля за соблюдением прав, свобод и интересов лиц в уголовном производстве...". Прежде чем начать исследование этих полномочий, целесообразно рассмотреть вопрос о том, как во время действия УПК ученые определяли судебный контроль в уголовном процессе и которые приводили его признаки.

Так, М.Г. Шавкун отмечал, что судебный контроль за досудебным расследованием - "это система процессуальных действий и решений суда, направленные на проверку уголовно-процессуальной деятельности органов досудебного расследования, выявление, анализ и устранение нарушений уголовно-процессуального закона".

А.Г. Туманянц определяла судебный контроль (контрольную функцию суда в уголовном судопроизводстве) как защита прав граждан путем контроля и проверки применения мер принуждения, связанных с ограничением этих прав.

Она также выделяла признаки, характеризующие контрольную функцию суда:

1) во время этой деятельности не решается вопрос о виновности или невиновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности;
2) основным предметом этой деятельности является проверка правомерности применения к лицам мер процессуального принуждения, ограничивающих конституционные права личности;
3) суд осуществляет проверку решений органов предварительного расследования, связанных с окончанием производства по делу в целом на досудебных стадиях процесса. Корсун писал, что "судебный контроль на досудебных стадиях уголовного процесса - это особый вид судебной деятельности, направленный на обеспечение прав, свобод и законных интересов лица, а также их защита и восстановление в случае нарушения органом дознания, следователем, прокурором".

А.В. Кондратьев утверждал, что судебный контроль - это имманентная функция, содержанием которой является защита прав лиц путем проверки применения к ним мер, связанных с ограничением их прав.

A. Атаманчук считал, что "судебный контроль следует рассматривать как самостоятельную процессуальную функцию, которая имеет собственные цели и задачи в рамках задач уголовного судопроизводства".

O. A. Губская отметила, что судебный контроль "является инициированной участником процесса проверкой судом законности и обоснованности охваченного органами, осуществляющими досудебное производство по делу, процессуального решения".

И. Чернобук выделял следующие признаки судебного контроля:

1) регламентированная Конституцией и УПК уголовно-процессуальная деятельность суда, сущность которой является контроль за законностью и обоснованностью определенных в законе действий и решений органов досудебного расследования;
2) эта деятельность направлена на урегулирование конфликта между сторонами обвинения и защиты;
3) предмет контроля и пределы его действия предусмотрены законом;
4) инициатива разрешения конфликта исходит не от суда, а от заинтересованных лиц;
5) результатом судебного контроля является общеобязательное, обеспеченное принудительной силой государства решение в форме постановления судьи.

Т. Маляренко характеризовал судебный контроль в уголовном процессе как средство защиты прав, свобод и законных интересов лица, которому характерно:

1) предоставление возможности для обращения обвиняемому, потерпевшему или другому участнику уголовного процесса в независимого и незаинтересованного в результатах рассмотрения суд с жалобой на действия следователя или прокурора, что представляет собой важную гарантию прав и свобод человека от необоснованного его возбуждения и играет роль сдерживающего органы следствия фактора;
2) судебный контроль обеспечивает гражданам доступность судебной защиты (доступа к правосудию) во время досудебного расследования, что означает возможность быстрого и эффективного восстановления нарушенного права;
3) эта правовая категория предоставляет возможность ввести на предварительном следствии некоторые элементы состязательности.

На наш взгляд, приведенные мнения ученых относительно понятия судебного контроля в уголовном процессе и его признаков, в целом являются актуальными и сейчас, во время действия нового УПК.

Субъекты судебного контроля

Судебный контроль за проведением следственных действий осуществляется единоличным судьей. Как правило, это судья районного суда или военного гарнизонного суда по месту проведения предварительного расследования.

Из закона, как это уже отмечалось, следует, что судебный контроль распадается на два вида: предварительный и последующий. Предварительный судебный контроль состоит в рассмотрении и разрешении судом ходатайства органа расследования и прокурора о получении разрешения на проведение соответствующего следственного действия.

Цель контроля — проверка ходатайства, заявленного следователем (прокурором), и принятие по нему решения. Последующий судебный контроль осуществляется, когда процессуальное действие уже проведено. Он охватывает проверку проведенных органом расследования действий, а также действий и решений, обжалованных заинтересованными лицами в связи с возможным нарушением законности этим органом.

Осуществляя предварительный судебный контроль, судья, признав ходатайство законным и обоснованным, дает разрешение на процессуальное действие, в противном случае — отказывает в этом (ч. 2 ст. 165 УПК). При последующем контроле судья, рассмотрев жалобу, либо подтверждает законность и обоснованность принятого решения или проведенного действия, либо, признав их незаконными, необоснованными, обязывает орган расследования устранить допущенное нарушение (ч. 5 ст. 125 УПК).

Применительно к таким уже проведенным следственным действиям, как осмотр, обыск и выемка в жилище, личный обыск, вывод судьи об их незаконности влечет за собой признание результатов, т.е. всех полученных доказательств, недопустимыми (ч. 2 ст. 165 УПК).

В стадии предварительного расследования судебный контроль не может осуществляться по инициативе самого суда. Инициаторами его выступают либо органы расследования, либо граждане-участники процесса. Как уже отмечалось, предварительный судебный контроль инициируется должностными лицами органов расследования и прокурором, ходатайствующими о получении разрешения на проведение процессуального действия. Последующий судебный контроль распадается на два вида. В первом случае он происходит по инициативе подозреваемого, обвиняемого, их защитника, представителя, законного представителя, иных лиц, чьи интересы затронуты решением или действием органа расследования, в связи с обращением этих лиц в суд с жалобой на незаконность или необоснованность решений о проведении следственных действий и нарушение процедуры их осуществления.

В другом случае последующий судебный контроль за законностью обыска, выемки и других упомянутых выше следственных действий осуществляется в связи с обязанностью следователя и дознавателя уведомлять судью о проведении этих действий как не терпящих отлагательства без разрешения суда, т.е. при получении судьей извещения.

темы

документ Конституционный контроль
документ Судебная власть
документ Судебная система
документ Судебное письмо
документ Судебное право



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты