Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения
папка Главная » Юристу » Уголовные нормы

Уголовные нормы

Уголовные нормы

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

1. Уголовные нормы (Особенности уголовных норм)
2. Уголовно-процессуальные нормы
3. Виды уголовных норм
4. Нормы уголовного кодекса
5. Конкуренция уголовно-правовых норм
6. Нормы уголовного закона
7. Структура уголовных норм
8. Нормы уголовного законодательства
9. Нормы уголовной ответственности
10. Нормы уголовно-процессуального права
11. Виды уголовно-правовых норм
12. Применение уголовно процессуальных норм
13. Уголовно-исполнительные нормы
14. Нормы международного уголовного права
15. Нормы уголовного судопроизводства
16. Нормы уголовно-процессуального кодекса
17. Диспозиции уголовных норм
18. Структура уголовно-процессуальной нормы
19. Виды уголовно-процессуальных норм
20. Толкование уголовных норм

Уголовные нормы

Уголовные нормы - это установленное государством общее правило поведения, регулирующее общественное отношение. Уголовно-правовые нормы перечисляют виды противоправного поведения. Правовая норма состоит из гипотезы, диспозиции и санкции.

Гипотеза - условия применения нормы. Она отражается в Общей части Уголовного кодекса. Например, ст. 20 УК РФ раскрывает возраст, с которого наступает уголовная ответственность.

Диспозиция - описание деяния в Особенной части УК, где каждая статья содержит одну или несколько диспозиций. Диспозиции принято делить на четыре вида: простые, описательные, бланкетные и ссылочные.

В простых диспозициях деяние называется без раскрытия его признаков, например, ст. 126 УК - "Похищение человека". Такие составы в УК РФ встречаются не часто.

Описательные диспозиции характеризуются тем, что определение преступления сопровождается более или менее подробным перечислением его признаков, например, ч. 1 ст. 105 - "Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку". Особенно часто описательные диспозиции используются законодателем при формулировке составов, сравнительно новых для нашего уголовного закона. Так, например, ст. 196 "Преднамеренное банкротство, то есть умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб либо иные тяжкие последствия".

Бланкетные диспозиции не содержат всей необходимой характеристики преступления. В этих случаях называются правила, нарушение которых влечет ответственность, т.е. следует отсылка к другим нормативным актам. Например, ст. 264 "Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств". Правила предусматриваются другой отраслью права (административного, трудового, гражданского).

В ссылочных диспозициях содержится отсылка к другим статьям данного УК. Например, ст. 158 в примечании разъясняет понятие крупного размера и неоднократности для ряда статей УК РФ.

Иногда диспозиции наряду с описанием признаков преступления содержат отсылки к другим статьям УК или другим нормативным актам. Такие диспозиции соответственно можно назвать описательно-ссылочными или описательно-бланкетными, а также описательно-ссылочно-бланкетными. Например, ст. 194 "Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организаций или физического лица" описывает некоторые признаки деяния, такие как виды платежей по субъектам (физические и юридические лица), а также размеры неуплаченных платежей. Понятие "уклонения от уплаты" содержит таможенное законодательство. И, наконец, понятие "лица, ранее судимого за совершение преступлений, предусмотренных настоящей статьей, а также статьями 198 и 199 настоящего Кодекса" требует обращения к названным статьям УК РФ.

Санкция - это наказание, а именно его вид и размер. Каждой диспозиции соответствует санкция. В каждой статье кодекса имеется одна или несколько санкций. Санкция выражает оценку законодателем характера и степени тяжести деяний. Не случайно, основным критерием категоризации преступлений, отраженной в ст. 15 УК РФ, является его наказуемость или санкция. Исторически российское уголовное право знало три вида санкций по степени их определенности.

Абсолютно неопределенных санкций в действующем УК РФ нет. Они открывали бы дорогу произволу суда и выражались ранее в формулировке "наказывается по всей строгости закона". Это означало возможность применить любое наказание в любом размере из предусмотренных в уголовном законе в пределах нижнего и верхнего размеров каждого наказания.

Другая крайность в построении санкций проявляется в их абсолютно определенной конструкции. Это означает точно определенное наказание. УК РФ таких санкций не содержит.

В УК РФ все санкции относительно определенные. При этом может быть предусмотрено лишь максимальное наказание - это относительно определенная санкция с верхним пределом (лишение свободы на срок до 5 лет). Если предусмотрено только минимальное наказание, то это относительно определенная санкция с нижним пределом (лишение свободы на срок не менее 3 лет). Таких санкций в действующем законодательстве нет.

В тех случаях, когда пределы не указаны, следует руководствоваться нормами Общей части УК. Например, лишение свободы назначается на срок от 6 месяцев до 20 лет, по совокупности преступлений - до 25 лет, по совокупности приговоров - до 30 лет. Эти сроки являются предельными для тех санкций, в которых иное не указано. Чаще указан как минимальный, так и максимальный размер наказания. Такая санкция - относительно определенная с нижним и верхним пределами.

По другому основанию санкции бывают альтернативные и неальтернативные. К неальтернативным санкциям относятся такие, как, например, за убийство (ч. 1 ст. 105), изнасилование (ч. 1,2 и 3 ст. 131), экоцид (ст. 358), которые наказываются лишь лишением свободы. Большинство санкций альтернативные. То есть за одно и то же преступление суд имеет возможность назначить основное или основное и дополнительное наказание по выбору из нескольких, предусмотренных в санкции. Например, санкция ст. 119 "Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью" наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Уголовно-процессуальные нормы



Норма уголовно-процессуального права - это записанное в законе обязательное правило, содержащее указание на основании и условия его применения, субъектов регулируемых отношений, их права и обязанности, санкции за неисполнение обязанности или за нарушение запрета.

Различные правовые нормы выполняют различные функции в процессе правового регулирования. Одни нормы носят общий для всей деятельности характер, определяя назначение, принципы, правовое положение субъектов уголовно-процессуальных отношений, другие - условия производства в определенной стадии, третьи регулируют условия и порядок конкретного следственного или судебного действия и т.д. Так, назначение уголовного судопроизводства и его принципы определены в гл. 2 УПК. Полномочия органов, ведущих судопроизводство, указаны, например, в ст. ст. 29, 37 - 41 УПК.

Права граждан - участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения в ст. ст. 42, 43 УПК, со стороны защиты в ст. ст. 46, 47 УПК. В новом УПК процессуальное положение участников уголовного судопроизводства регулируется путем установления того, что они "вправе" и что "не вправе" совершать (см., например, ч. 4 ст. 47, ч. 3 ст. 54, ч. 4 ст. 57 УПК). Нормы права содержат запреты. Запрет выражен, например, в ст. 75 УПК "Недопустимые доказательства". В ч. 4 ст. 164 сказано, что "при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер...". В уголовном процессе допустимы только те действия и решения, которые разрешены в законе, и в том порядке, который установлен законом. Такой метод правового регулирования называется разрешительным. Он характерен для уголовного процесса, поскольку в этой области государственной деятельности возможные действия, затрагивающие конституционные права и свободы человека и гражданина, их законные интересы, и нормы процессуального права должны четко определять основания, условия, процедуру таких действий. Властеотношения всегда регулируются путем указания в норме на то, что должностному лицу то или иное действие разрешено законом, а поэтому второй субъект правоотношения обязан подчиниться его требованию.

Именно в смысле разрешения на совершение определенных действий в УПК употребляется термин "вправе", когда речь идет, например, о задержании (ст. 91 УПК), применении мер пресечения (ст. 97 УПК) и др., что не означает обязанность в каждом случае использовать предоставленное право на задержание или избрание меры пресечения. В силу особенностей предмета правового регулирования большинство уголовно-процессуальных норм относятся к обязывающим, императивным, предписывающим совершение определенных действий (например, ст. ст. 21, 148, ч. 2 ст. 381 УПК). Вместе с тем среди норм, адресованных государственным органам и должностным лицам, ведущим уголовный процесс, есть и такие, которые предоставляют им выбор того или иного способа действия в зависимости от ряда конкретных условий данного дела (например, ст. ст. 97, 98, 99 УПК).

Нормы, предоставляющие определенные права, адресованы в своем большинстве гражданам - участникам процесса, от воли которых зависит, воспользоваться или не воспользоваться предоставленным правом (например, подозреваемый, обвиняемый имеют право заявить ходатайство, отводы, приносить жалобы и др. (ст. ст. 46, 47 УПК)). В зависимости от вида процессуальных норм их реализация выражается либо в осуществлении полномочий, прав, при этом соблюдая запреты и ограничения, либо в исполнении обязанностей, либо в использовании субъективного права, исполнении обязанностей. Эти формы реализации норм свойственны как органам, ведущим уголовное судопроизводство, так и всем участвующим в нем лицам. Нередко ими полностью исчерпывается реализация той или иной процессуально-правовой нормы. Например, использование следователем права на освидетельствование подозреваемого и исполнение последним вытекающей отсюда обязанности представляют собой реализацию нормы, предусмотренной ст. 179 УПК. Выполнение лицом процессуальных обязанностей свидетеля означает выполнение предписаний нормы, содержащейся в ст. 56 УПК.

В механизме уголовно-процессуального регулирования для обеспечения выполнения обязанностей применяются меры принудительного исполнения обязанностей путем использования мер превентивного принуждения, восстановления нарушенного права (правовосстановительные санкции) и штрафные санкции. В том случае, когда свидетель не выполняет предписания закона и не является без уважительной причины по вызову следователя или в суд, реализация правовой нормы происходит с помощью принуждения, т.е. свидетель может подвергнуться приводу (ч. 7 ст. 56 УПК). Эта санкция за нарушение обязанности, налагаемая в уголовном процессе, рассматривается как вид уголовно-процессуальной ответственности. Принуждение в уголовном процессе может применяться и как превентивная мера, когда есть основания полагать, что лицо может совершить правонарушение (например, мера пресечения избирается тогда, когда есть основания опасаться, что обвиняемый скроется от следствия и суда или совершит иное преступление).

В одной статье закона могут содержаться две и более нормы или, наоборот, органические части одной нормы иногда располагаются в нескольких статьях УПК. Правовые предписания, составляющие, по существу, единую норму уголовно-процессуального права, могут содержаться в двух и более разделах УПК (например, норма о праве защитника участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах разных инстанций п. 9 ч. 1 ст. 53 УПК, в ст. 248, ст. 377 и др. УПК).

Для понимания норм УПК РФ важно обратиться к основным понятиям, используемым в УПК (ст. 5 УПК), без понимания которых невозможно раскрыть содержание конкретной нормы (например, понятие уголовного преследования дает возможность раскрыть содержание нормы о полномочиях следователя). При раскрытии содержания и применения норм, регулирующих производство в той или иной стадии процесса, необходимо обращение к "Общим положениям" УПК (часть первая УПК).

Уголовно-процессуальная норма, как и любая правовая норма, должна содержать указания:

1) при каких обстоятельствах надо руководствоваться данной правовой нормой;
2) кто является субъектами отношения, регулируемого данной правовой нормой, и какое поведение предписывается или дозволяется этой правовой нормой каждому из участников правоотношений;
3) какие последствия влечет за собой неисполнение предписаний данной нормы.

Элементы нормы - гипотеза, диспозиция и санкция - присущи и уголовно-процессуальной норме. Гипотеза уголовно-процессуальной нормы указывает условия, при которых следует (возможно) поступать определенным образом, например, случаи, допускающие оглашение в суде показаний неявившегося свидетеля (п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 286 УПК). Диспозиция - само правило (например, оглашение в суде показаний).

Санкция уголовно-процессуальная - последствие неисполнения предписаний уголовно-процессуальной нормы. Санкция не является обязательной частью статьи уголовно-процессуального закона. Санкция может распространяться только на норму, изложенную в этой статье (ч. 7 ст. 56 УПК), или в одной статье закона может быть изложена санкция за нарушение ряда норм уголовно-процессуального закона (например, в силу ст. 379 УПК отмена или изменение приговора может иметь место ввиду нарушений многих норм, изложенных в различных статьях уголовно-процессуального закона). Уголовно-процессуальные санкции имеют главным образом правовосстановительный характер, они направлены на устранение допущенных нарушений закона, восстановление законности (например, путем отмены незаконного и необоснованного приговора - ст. ст. 379, 384 - 387 УПК). К видам уголовно-процессуальных санкций относится и применение более строгой меры пресечения в случаях нарушения данных обвиняемым обязательств (ст. 110 УПК). Санкцией является и денежное взыскание, которое может быть возложено в случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, а также нарушения ими порядка в судебном заседании (ст. 117 УПК).

Применение правовосстановительных или иных собственно уголовно-процессуальных санкций не ограничивает санкции, применяемые за нарушение уголовно-процессуальных норм. Нарушение уголовно-процессуального закона лицами, ведущими производство по делу, может повлечь за собой ответственность дисциплинарную (например, возложение на следователя дисциплинарной ответственности) или уголовную (например, ответственность свидетеля за заведомо ложные показания или переводчика за заведомо ложный перевод) (ст. ст. 301, 303 УК). Таким образом, исполнение предписаний уголовно-процессуального права охраняется как уголовно-процессуальными санкциями, так и нормами других отраслей права.

Виды уголовных норм

Уголовно-правовая норма - это общеобязательное государственно-властное предписание, регулирующее уголовно-правовые отношения и закрепленное в УК.

Все уголовно-правовые нормы можно разделить (по функциям) на шесть групп:

- В первую группу входят декларативные нормы, т.е. нормы, устанавливающие основополагающие начала, идеи уголовного законодательства. Такие нормы выражены, например, в статьях, закрепляющих принципы уголовного законодательства (см. ст. 3, 4, 7 и т.д.).
- Вторая группа - это определительные нормы, т.е. нормы, формулирующие понятийную систему уголовного законодательства. Такие нормы содержат, например, ст. 14, посвященная понятию преступления; ст. 43, в которой даются понятие и цели наказания; ст. 331, формулирующая понятие преступлений против военной службы.
- Третья группа включает в себя нормы допустимого компромисса, такие, например, как добровольный отказ от преступления (см. ст. 31), деятельное раскаяние (см. ст. 75), условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (см. ст. 79).
- Четвертая группа сосредоточивает нормы, исключающие преступность деяния, такие, например, которые выражены в статьях гл. 8.
- Пятая группа объединяет общеохранительные нормы, т.е. регулирующие правила поведения правоприменителя при квалификации общественно опасных деяний и назначении за их совершение мер принуждения без учета разновидности преступлений. Эти нормы находятся в Общей части УК и регламентируют, например, порядок применения исправительных работ (см. ст. 50), общие начала назначения наказания (см. ст. 60), правила назначения наказания по совокупности приговоров (см. ст. 70).
- Наконец, шестая, самая многочисленная группа объединяет так называемые специально-охранительные нормы, т.е. нормы, описывающие конкретные преступные деяния и предусматривающие определенные наказания за их совершение. Данные нормы нашли отражение в статьях Особенной части УК. Например, ст. 105, 290, 330 предусматривают уголовную ответственность соответственно за убийство, получение взятки, самоуправство.

Указанные группы норм могут характерно соприкасаться, переплетаться, перерастать одна в другую в статьях УК. В частности, определительная норма (см. ч. 1 ст. 46) может являться к тому же и общеохранительной (см. ч. 2-5 ст. 46). Таким образом, уголовно-правовая норма, описанная в ст. 46 УК, приобретает двойное назначение.

Предложенный критерий систематизации уголовно-правовых норм не является единственным. Так, нормы-правила поведения можно сгруппировать, например (по методу правового регулирования) в диспозитивные (иначе именуемые факультативными, дискреционными) и императивные (иначе именуемые обязательными). Диспозитивные уголовно-правовые нормы предоставляют правоприменителю возможность выбора поведения, поступать указанным в ней образом по своему усмотрению (см. ст. 75, 80, 90 и др. УК). Императивные же нормы содержат обязанность поступать правоприменителю (оценивать деяние) именно так, как предписано в ней, а не иначе, не предоставляя варианты возможного поведения (см. ст. 58, 171, 201 и др. УК).

По общему правилу норма права состоит из гипотезы, диспозиции и санкции. Однако уголовно-правовые нормы на этот счет имеют свои особенности. Первая особенность уголовно-правовой нормы в том, что в ней не видна гипотеза. По большому счету гипотеза раскрывается в гл. 1 УК. Остальные уголовно-правовые нормы ее подразумевают. Вторая особенность в том, что санкции имеют лишь те нормы, которые расположены в Особенной части УК (за исключением нормы, отраженной в ст. 331).

Нормы уголовного кодекса

Различается структура норм Общей и Особенной частей Уголовного кодекса РФ.

Нормы Общей части Уголовного кодекса РФ могут быть:

• позитивными (регулятивными) – их применение само по себе не сопряжено с конкретным преступлением;
• правоприменительного характера – включают в себя и принуждение.

Позитивные нормы делятся на следующие виды:

• декларативные, устанавливающие задачи и принципы уголовного законодательства;
• общерегулятивные, устанавливающие общие предписания и понятия преступления, соучастия в преступлении, судимости и т. д.;
• поощряющие, устанавливающие порядок применения условного осуждения, условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замену лишения свободы другим, более мягким видом наказания и т. п.;
• разрешающие, определяющие право на необходимую оборону, причинение вреда при задержании лица, осуществляющего преступление и т. п.;
• освобождающие от уголовной ответственности.

Правоприменительные нормы – это нормы, устанавливающие:

• замену одного наказания другим в случаях злостного уклонения от уплаты штрафа, исполнения обязательных работ, исправительных работ и ограничения свободы;
• варианты реального отбывания условно назначенного наказания или исполнения его неотбытой части при несоблюдении определенных в законе требований во время испытательного срока при условном осуждении, условно-досрочном освобождении и отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, предусмотрены различные варианты реального отбывания условно назначенного наказания или исполнения его неотбытой части.

Нормы Общей части имеют описательный характер. Правовая норма Особенной части состоит из:

• диспозиции;
• санкции.

Диспозиция – часть уголовно-правовой нормы (статьи), которая содержит определение предусмотренного ею преступного деяния и его составов.

В Особенной части УК РФ имеются следующие виды диспозиций:

• простая – называет преступление без раскрытия его признаков;
• описательная – называет ряд признаков, наличие которых в совокупности определяет содеянное как преступление;
• ссылочная – для установления признаков преступления в интересах устранения повторений отсылает к иной статье или части статьи УК РФ;
• бланкетная – не содержит конкретных признаков преступления, а отсылает к нормам других отраслей права – гражданского, административного, трудового и т. д.;
• смешанная (комбинированная) – содержит признаки ссылочной или бланкетной диспозиции и, помимо этого, какой-либо иной диспозиции.

Санкцией называется часть уголовно-правовой нормы (статьи), в которой определяются вид и размер наказания за конкретное преступление.

Санкции могут быть:

• абсолютно определенные – содержат строго определенный вид и размер наказания;
• относительно определенные – указывают вид наказания и его размеры (пределы) – «от и до» или «до»;
• альтернативные – включают два или более вида основного или дополнительного наказания;
• кумулятивные – в них предусмотрена возможность назначения как основного, так и дополнительного наказания.

Конкуренция уголовно-правовых норм

Конкуренция уголовно-правовых норм означает регулирование одного и того же отношения двумя или более нормами, из которых применяться должна только одна.

В УК РФ отсутствует понятие конкуренции норм, не содержится положений о ее видах. Вопросы конкуренции уголовно-правовых норм, ее сущности, видах, решении разрабатываются наукой уголовного права. Может быть конкуренция между нормами национального права и права зарубежного государства, между нормами отечественного права и международного права. В зависимости от отраслей российского права можно выделить межотраслевую конкуренцию. В зависимости от того, в какой период регулирования уголовного правоотношения возникает конкуренция, выделяют конкуренцию уголовно-правовых норм при квалификации преступления, назначении наказания, освобождении от уголовной ответственности и конкуренцию норм при освобождении от наказания.

В содержательной конкуренции уголовно-правовых норм конкурирующие нормы различаются по содержанию.

Ее видами являются:

а) конкуренция общей и специальной норм;
б) конкуренция части и целого;
в) неоднократная конкуренция общей и специальной норм, а также нормы-части и нормы-целого.

Нередко возникают трудности по разграничению совокупности преступлений и конкуренции уголовно-правовых норм. В ч. 3 ст. 17 УК РФ отмечается, что, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Конкуренция общей и специальной норм представляет собой соотношение уголовно-правовых норм, находящихся в отношении подчинения по объему. Общая норма представляет собой понятие, которое имеет большую степень обобщения, включает в себя множество случаев, а специальная норма является одним из таких случаев. В этой конкуренции всегда применяется специальная норма, которая уже по объему и является индивидуальным случаем из множества. Эта норма имеет все существенные признаки общей нормы и конкретизирует один или несколько из них. Специальная норма применяется независимо от того, более или менее суровую ответственность она устанавливает по сравнению с общей нормой.

Виды конкуренции общей и специальной норм:

– в конкуренции могут быть основной и специальный (квалифицированный или привилегированный) составы преступления. Так, специальный состав убийства при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108 УК РФ), имеет преимущество перед основным составом – убийством (ч. 1 ст. 105 УК РФ);
– конкурировать как общая и специальная могут нормы, предусматривающие ответственность за самостоятельные преступления. Например, общей является норма об убийстве лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ), а специальной – норма о посягательстве на жизнь лица, осуществляющего правосудие (ст. 295 УК РФ).

Часто возникают трудности по разграничению совокупности преступлений и конкуренции уголовно-правовых норм. Выше уже упоминалась норма ч. 3 ст. 17 УК РФ, согласно которой, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Конкуренция нормы-части и нормы-целого. В этом виде конкуренции уголовно-правовых норм одна из них (норма-целое) раскрывает полностью признаки общественно опасного деяния, а другая (норма-часть) – только определенную часть этого деяния. Приоритетной в этом виде конкуренции всегда является норма-целое.

В конкуренции целого и части состоят нормы, предусматривающие ответственность за составные преступления и преступления, вошедшие в это составное преступление. Например, норма, устанавливающая ответственность за массовые беспорядки (ст. 212 УК РФ) является целым, а нормы об ответственности за насилие, кражу, грабежи, уничтожение имущества, применение насилия в отношении представителя власти являются частями. Совершение в процессе массовых беспорядков перечисленных деяний охватывается только нормой об ответственности за составное преступление, которую и следует применять в данном случае.

Нормы уголовного закона

Норма права - это установленное государством общее правило поведения, регулирующее общественное отношение. Уголовно-правовые нормы перечисляют виды противоправного поведения. Правовая норма состоит из гипотезы, диспозиции и санкции.

Гипотеза - условия применения нормы. Она отражается в Общей части Уголовного кодекса. Например, ст. 20 УК РФ раскрывает возраст, с которого наступает уголовная ответственность.

Диспозиция - описание деяния в Особенной части УК, где каждая статья содержит одну или несколько диспозиций. Диспозиции принято делить на четыре вида: простые, описательные, бланкетные и ссылочные.

В простых диспозициях деяние называется без раскрытия его признаков, например, ст. 126 УК - «Похищение человека». Такие составы в УК РФ встречаются не часто.

Описательные диспозиции характеризуются тем, что определение преступления сопровождается более или менее подробным перечислением его признаков, например, ч. 1 ст. 105 - «Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку». Особенно часто описательные диспозиции используются законодателем при формулировке составов, сравнительно новых для нашего уголовного закона. Так, например, ст. 196 «Преднамеренное банкротство, то есть умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб либо иные тяжкие последствия».

Бланкетные диспозиции не содержат всей необходимой характеристики преступления. В этих случаях называются правила, нарушение которых влечет ответственность, т.е. следует отсылка к другим нормативным актам. Например, ст. 264 «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств». Правила предусматриваются другой отраслью права (административного, трудового, гражданского).

В ссылочных диспозициях содержится отсылка к другим статьям данного УК. Например, ст. 158 в примечании разъясняет понятие крупного размера и неоднократности для ряда статей УК РФ.

Иногда диспозиции наряду с описанием признаков преступления содержат отсылки к другим статьям УК или другим нормативным актам. Такие диспозиции соответственно можно назвать описательно-ссылочными или описательно-бланкетными, а также описательно-ссылочно-бланкетными. Например, ст. 194 «Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организаций или физического лица» описывает некоторые признаки деяния, такие как виды платежей по субъектам (физические и юридические лица), а также размеры неуплаченных платежей. Понятие «уклонения от уплаты» содержит таможенное законодательство. И, наконец, понятие «лица, ранее судимого за совершение преступлений, предусмотренных настоящей статьей, а также статьями 198 и 199 настоящего Кодекса» требует обращения к названным статьям УК РФ.

Санкция - это наказание, а именно его вид и размер. Каждой диспозиции соответствует санкция. В каждой статье кодекса имеется одна или несколько санкций. Санкция выражает оценку законодателем характера и степени тяжести деяний. Не случайно, основным критерием категоризации преступлений, отраженной в ст. 15 УК РФ, является его наказуемость или санкция. Исторически российское уголовное право знало три вида санкций по степени их определенности.

Абсолютно неопределенных санкций в действующем УК РФ нет. Они открывали бы дорогу произволу суда и выражались ранее в формулировке «наказывается по всей строгости закона». Это означало возможность применить любое наказание в любом размере из предусмотренных в уголовном законе в пределах нижнего и верхнего размеров каждого наказания.

Другая крайность в построении санкций проявляется в их абсолютно определенной конструкции. Это означает точно определенное наказание. УК РФ таких санкций не содержит.

В УК РФ все санкции относительно определенные. При этом может быть предусмотрено лишь максимальное наказание - это относительно определенная санкция с верхним пределом (лишение свободы на срок до 5 лет). Если предусмотрено только минимальное наказание, то это относительно определенная санкция с нижним пределом (лишение свободы на срок не менее 3 лет). Таких санкций в действующем законодательстве нет.

В тех случаях, когда пределы не указаны, следует руководствоваться нормами Общей части УК. Например, лишение свободы назначается на срок от 6 месяцев до 20 лет, по совокупности преступлений - до 25 лет, по совокупности приговоров - до 30 лет. Эти сроки являются предельными для тех санкций, в которых иное не указано. Чаще указан как минимальный, так и максимальный размер наказания. Такая санкция - относительно определенная с нижним и верхним пределами.

По другому основанию санкции бывают альтернативные и неальтернативные. К неальтернативным санкциям относятся такие, как, например, за убийство (ч. 1 ст. 105), изнасилование (ч. 1,2 и 3 ст. 131), экоцид (ст. 358), которые наказываются лишь лишением свободы. Большинство санкций альтернативные. То есть за одно и то же преступление суд имеет возможность назначить основное или основное и дополнительное наказание по выбору из нескольких, предусмотренных в санкции. Например, санкция ст. 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Структура уголовных норм

Структура уголовно-правовой нормы Особенной части включает в себя диспозицию и санкцию (нормы Общей части уголовного права, по сути, представляют собой гипотезу для норм Особенной части, т.е. в первых описываются условия, при которых применяются вторые).

Диспозиция – часть уголовно-правовой нормы, в которой указываются признаки общественно опасного деяния, являющегося преступлением.

Виды диспозиций:

– простая, в которой содержится лишь наименование преступления, но не указываются его признаки (например, похищение человека – ч. 1 ст. 126 УК РФ; привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности – ч. 1 ст. 299 УК РФ);
– описательная, которая не только называет определенное преступление, но и раскрывает его признаки (например, убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, – ч. 1 ст. 105 УК РФ);
– ссылочная, которая не указывает признаки преступления, а отсылает для этого к другой статье УК РФ (например, ч. 1 ст. 116 УК РФ – "нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса");
– бланкетная, которая не указывает признаки преступления, а отсылает для этого к законам или нормативным актам другой отрасли права (например, нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств – ч. 1 ст. 264 УК РФ).

Санкция – часть уголовно-правовой нормы, в которой предусматриваются вид и размер наказания.

Виды санкций:

– относительно-определенная, в которой устанавливается вид наказания и его минимальный и максимальный (либо только максимальный) пределы, например, лишение свободы на срок от 6 до 15 лет (ч. 1 ст. 105 УК РФ); лишение свободы на срок до 5 лет (ст. 106 УК РФ);
– альтернативная, в которой содержится указание на два и более вида наказания (например, санкция ч. 1 ст. 119 УК РФ (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью) предусматривает обязательные работы на срок до 480 часов либо ограничение свободы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до двух лет).

Действие уголовного закона во времени регламентируется ст. 9 и 10 УК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Действовавшим во время совершения преступления признается уголовный закон, уже вступивший в установленном порядке в силу и еще не утратившей ее. В соответствии с Федеральным законом № 5-ФЗ "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" новые законы, устанавливающие уголовную ответственность, применяются только в том случае, если они официально опубликованы. Эти федеральные законы вступают в силу одновременно на всей территории России по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами или актами палат не установлен другой порядок вступления их в силу.

Официальным опубликованием федерального закона считается первая публикация его полного текста в "Парламентской газете", "Российской газете" или "Собрании законодательства Российской Федерации".

Уголовный закон прекращает действие в связи с его отменой, заменой другим законом, истечением срока, указанного в самом законе, изменениями условий и обстоятельств, вызвавших принятие данного закона.

Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий (ч. 2 ст. 9 УК РФ). При этом надо учитывать специфику момента окончания того или иного преступления.

Так, длящееся преступление, которое характеризуется непрерывным осуществлением общественно опасного поведения (например, побег из места лишения свободы, дезертирство, незаконное хранение огнестрельного оружия), начинается с какого-либо общественно опасного действия или с акта общественно опасного бездействия и заканчивается действиями самого виновного, направленными на прекращение продолжения преступления (например, явка с повинной), или наступлением событий, препятствующих дальнейшему совершению преступления (например, задержание лица, совершившего преступление).

Продолжаемое преступление, состоящее из ряда тождественных общественно опасных деяний, объединенных единым умыслом и направленных к достижению одной преступной цели (например, лицо на протяжении нескольких дней совершает кражи материальных ценностей из одного хранилища), считается оконченным в момент совершения последнего из тождественных общественно опасных деяний.

Преступление может быть совершено не только одним лицом, но и в соучастии. В отношении времени совершения преступления в соучастии в юридической литературе существуют две основные точки зрения. Согласно первой временем совершения преступления в подобной ситуации надо признавать время совершения преступления исполнителем независимо от времени осуществления действий другими соучастниками (организатором, подстрекателем, пособником). В соответствии со второй для каждого из соучастников действует закон времени исполнения им своей юридической роли. Вторая точка зрения представляется более предпочтительной, поскольку позволяет оценить самостоятельную роль каждого соучастника. Это особенно важно, когда деятельность исполнителя была прервана по ряду причин еще на ранней стадии его преступного поведения, либо он вообще отказался от совершения преступления, либо отошел от согласованного с соучастниками плана его совершения.

При неоконченном преступлении (когда преступление было прервано на стадии приготовления к преступлению или покушения на преступление) временем его совершения признается время прерывания преступления по причинам, не зависящим от воли виновного.

Обратная сила уголовного закона – это применение норм действующего уголовного закона к преступлениям, совершенным до его вступления в силу.

По общему правилу уголовный закон обратной силы не имеет. Однако из него согласно ст. 10 УК РФ делается исключение.

Обратная сила уголовного закона применяется, если:

а) устраняется преступность деяния (т.е. происходит его декриминализация);
б) смягчается наказание (снижается максимальный срок наказания за преступление, совершенное до вступления в силу нового уголовного закона);
в) иным образом улучшается положение лица, совершившего преступление (например, сокращаются сроки давности привлечения к уголовной ответственности или сроки погашения судимости).

Таким образом, новый уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Новый, более мягкий уголовный закон имеет обратную силу в отношении всех деяний, совершенных до его вступления в законную силу, независимо от того, был вынесен приговор или нет, а также в отношении лиц, находящихся под следствием, отбывающих наказание, и лиц, отбывших наказание, но имеющих судимости.

Нормы уголовного законодательства

Анализ действующего уголовного законодательства Российской Федерации позволяет выделить ряд проблем, разрешение которых детерминирует возможность повышения эффективности правоприменительной практики.

К числу подобных проблем относятся:

· наличие в Уголовном кодексе Российской Федерации значительного количества бланкетных норм при отсутствии уголовно-правовой основы их применения;
· нестабильность уголовного законодательства и законодательства, в нормах которого определяется и раскрывается содержание признаков, не определенных в бланкетных нормах УК РФ;
· недостаточная системность законодательства Российской Федерации, с одной стороны, в рамках УК РФ и, с другой - уголовно-правовых норм и норм других отраслей законодательства;
· неточность и расплывчатость формулирования уголовно-правовых норм;
· отсутствие определения соотносимости уголовно-правовых норм как общих и специальных;
· противоречивость уголовно-правовых норм;
· установление в УК РФ норм, не применяемых в следственной и судебной практике;
· отсутствие в УК РФ ряда необходимых разъяснительных норм.

Данные проблемы взаимосвязаны и часто пересекаются.

Первая из приведенных проблем заключается в наличии в Уголовном кодексе России значительного количества бланкетных норм, то есть норм, содержание которых раскрывается посредством обращения к нормам других отраслей права. Как правило, это многочисленные законы и иные нормативно-правовые акты, регулирующие различные по характеру и содержанию общественные отношения. Бланкетные нормы содержатся более чем в половине статей УК РФ.

Данная проблема, в свою очередь, включает три проблемы: законодательную, правоприменительную и научную.

Законодательная проблема состоит в том, что в УК РФ, во-первых, отсутствует законодательная основа применения других законов и (или) нормативных правовых актов, ссылки на которые сделаны или подразумеваются в бланкетных нормах УК РФ, то есть законодательная основа применения бланкетных норм УК РФ; во-вторых, применение таких норм, точно следуя букве закона, противоречит норме, установленной в ч. 1 ст. 3 УК РФ, определяющей принцип законности, и, в-третьих, основание уголовной ответственности в ст. 8 УК РФ определяется без учета наличия в УК РФ значительного количества бланкетных норм. Приведенные положения представляются существенными пробелами УК РФ.

Об отсутствии законодательной основы применения бланкетных норм УК РФ свидетельствует анализ ст. 1 УК РФ. Согласно ч. 1 данной статьи, уголовное законодательство России состоит из УК РФ. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в УК РФ. Согласно ч. 2 данной статьи, УК РФ основывается на Конституции РФ и общепризнанных принципах и нормах международного права.

Вместе с тем в названной и других статьях УК РФ отсутствует норма, устанавливающая общее положение, предусматривающее, что УК РФ основывается также на других — не уголовных законах и (или) иных нормативных правовых актах, ссылки на которые сделаны или подразумеваются в бланкетных нормах УК РФ.

Данный пробел нуждается в восполнении. Это целесообразно осуществить посредством дополнения ст. 1 УК РФ ч. 3, которая должна содержать соответствующую норму.

Анализ ч. 1 ст. 3 «Принцип законности» УК РФ, в соответствии с которой преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК РФ, по сути, исключает правомерность применения при определении преступности деяния любых других законов и (или) иных нормативных правовых актов и фиксирует, что применение таких законов и актов противоречит принципу законности. В этой связи представляется необходимым, исключив термин «только», дополнить ч. 1 ст. 3 УК РФ, изложив ее в следующей редакции: «Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются настоящим Кодексом и другими законами, ссылки на которые сделаны или подразумеваются в его бланкетных нормах».

Правомерность учета при определении признаков состава преступления других законов и (или) нормативно-правовых актов обусловливает необходимость дополнения ст. 8 «Основание уголовной ответственности» УК РФ и изложения ее в следующей редакции: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом и другими законами и (или) иными нормативно-правовыми актами, ссылки на которые сделаны или подразумеваются в его бланкетных нормах».

Проблемы правоприменительной практики заключаются в том, что, во-первых, большинство бланкетных норм УК РФ в следственной и судебной практике не применяются или применяются крайне редко и, во-вторых, такое положение обусловлено трудностями, порой непреодолимыми, возникающими у практических работников органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, находящихся в разных условиях, в частности территориальных, состоящими, в частности, в отыскании источников, в которых опубликованы законы и иные нормативные правовые акты, ссылки на которые сделаны или подразумеваются в бланкетных нормах УК РФ, причем этих законов и актов, как в первоначальной редакции, так и при внесении в них изменений и дополнений во всех последующих их редакциях; в анализе указанных законов и актов и выборе в них норм, определяющих признаки составов преступлений, отсутствующих в бланкетных нормах УК РФ, притом при изменении данных законов и актов в их редакциях на моменты совершения деяния и вычленении тех норм, которые в наибольшей степени улучшают положение лица, совершившего деяние; в сопоставлении определения бланкетных признаков, если они содержатся в разных законах и актах, и при различии - выборе определения признаков состава исходя из приоритета того или иного закона и акта; во включении признаков, определенных в других — не уголовных - законах и (или) иных нормативных правовых актах, в систему признаков, предусмотренных УК РФ, применительно к конкретному составу преступления и т. д. Как представляется, включение в уголовный закон предложенной выше нормы могло бы устранить трудности правоприменительной практики, связанные с отсутствием в настоящий момент законодательной основы применения норм других отраслей права и расследовании уголовных дел.

Научная проблема выражается в том, что установление на основе и в результате анализа всех норм УК РФ большого количества в нем бланкетных норм приводит к гипотезе или даже выводу о наличии двух разновидностей уголовного права: чистого, состоящего из совокупности определенных и оценочных норм УК РФ, и комплексного (смешанного), включающего совокупность бланкетных норм УК РФ. Такое положение обусловливает и обосновывает постановку и необходимость решения проблемы увеличения объема и содержания теории отечественного уголовного права и, соответственно, объема, содержания и методики его изучения и преподавания, в частности, с привлечением ученых, специализирующихся в других отраслях права.

Второй из обозначенных вначале актуальных проблем является нестабильность уголовного законодательства и законодательства, в нормах которого определяется и раскрывается содержание признаков, не определенных в бланкетных нормах УК РФ. Она проявляется во внесении в законодательство многочисленных изменений и дополнений. Так, в УК РФ за период его действия изменения и дополнения были внесены более сорока законами, причем в один и тот же день дважды принималось по три закона и девять раз по два закона. Нестабильность закона отрицательно влияет как на правоприменение, так и на соблюдение норм права.

Третья проблема состоит в недостаточной системности законодательства РФ, проявляющейся, например, в неодинаковых определениях должностного лица и представителя власти соответственно в примечании 1 к ст. 285 и примечании к ст. 318 УК РФ, в примечании к ст. 2.4 КоАП РФ; в формулировании в ч. 1 ст. 172 УК РФ признака «лицензионные требования и условия» как бланкетного и подлежащего определению в специальном законодательстве о банках и банковской деятельности, который не определен в этом законодательстве, и т. д.

Четвертая проблема состоит в неточности и расплывчатости формулировок уголовно-правовых норм. Неточностью отличается, к примеру, норма, предусмотренная ч. 1 ст. 105 УК РФ, в которой убийство определено как умышленное причинение смерти другому человеку без указания на такой признак, как противоправность, что ведет к признанию убийством умышленное причинение смерти в состоянии необходимой обороны, а расплывчатостью, например, нормы, сформулированные в ст. ст. 141.1, 142.1 и некоторых других статьях УК РФ, и нормы, содержащие такой признак, как совершение деяния «по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы».

Пятой проблемой является отсутствие в УК РФ определения соотносимости уголовно-правовых норм как общих и специальных. Необходимость такого определения в УК РФ обусловлена тем, что в теории отечественного уголовного права и правоприменительной практике существует две позиции относительно соотносимости общих и специальных уголовно-правовых норм, выражаемые в формах публикаций либо дискуссии ученых или практических работников органов дознания, следствия, прокуратуры и суда. Согласно одной из позиций уголовно-правовые нормы соотносятся как общая и специальная тогда, когда все без исключения признаки состава преступления, предусмотренные специальной нормой, полностью укладываются в соответствующие признаки, предусмотренные общей нормой, а согласно второй — не все, а лишь те, которые являются обязательными в общем понятии состава преступления, то есть признаки, характеризующие объект, деяние, общий субъект и вину, с возможностью совпадения и других признаков.

Правильность той или иной позиции нуждается в подтверждении на законодательном уровне.

Шестая проблема заключается в противоречии уголовно-правовых норм. Наиболее ярко она проявляется в исключении из всех статей Особенной части УК РФ уголовной ответственности за причинение средней тяжести вреда здоровью по неосторожности путем действия и в ее сохранении в ст. 124 УК РФ за такое причинение путем бездействия, при очевидности и аксиоматичности более высокой степени общественной опасности действия по сравнению с бездействием.

Суть седьмой проблемы состоит в установлении в УК РФ норм, не применяемых в следственных действиях и судебной практике. Таковыми являются многие нормы, предусмотренные в главах 19 и 22 УК РФ, именуемых «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» и «Преступления в сфере экономической деятельности», в частности, содержащиеся в ст. ст. 136—140, 169, 170, 178 и в ряде других статей УК РФ. Выделение данной проблемы основано на устном интервьюировании практических работников органов следствия и оперативных аппаратов МВД России, а также на анализе положений, вытекающих из содержания отдельных опубликованных работ по теории уголовного права.

Восьмая проблема выражается в отсутствии в УК РФ ряда необходимых разъяснительных норм. В частности, в разъяснении нуждаются такие понятия УК РФ, как мотивы политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы; лицензионные требования и условия применительно к банковской деятельности; государственный и общественный деятели; существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций; отсутствие подобного рода разъяснительных норм влечет трудности применения названных понятий в следственной и судебной практике.

Думается, разрешение названных проблем посредством внесения соответствующих корректировок в действующее уголовное законодательство России способствовало бы оптимизации правоприменительной деятельности в рассматриваемой части.

Нормы уголовной ответственности

Принудительные меры медицинского характера, как известно, являются уголовно-правовыми мерами государственного принуждения, поскольку они предусмотрены уголовно-правовыми нормами материального, процессуального и уголовно-исполнительного законодательства. "Указание на юридическую принадлежность таких мер является явно недостаточным, так как для правоприменителя в лице судебных правоохранительных органов и медицинских учреждений важна их отраслевая принадлежность, знание которой позволяет обратиться к соответствующим нормам УК РФ, УПК РФ, УИП РФ и других федеральных законов".

Принудительные меры медицинского характера можно определить как особую уголовно-правовую форму государственного принуждения, содержание которой заключается в принудительном лечении невменяемых, а также вменяемых лиц, совершивших преступления и нуждающихся по своему психическому состоянию в принудительном лечении. "Данное определение содержит указание на существенные признаки принудительных мер медицинского характера, не касаясь оснований, целей их применения и других характеристик принудительных мер, которые требуют самостоятельного и подробного рассмотрения".

Вопрос о правовой природе принудительных мер медицинского характера есть вопрос об их сущности, содержательной стороне и, в конечном итоге, о правовой значимости принудительных мер медицинского характера. Но в учебной литературе по уголовному праву эта проблема рассматривается в плане сравнения принудительных мер медицинского характера с мерами наказания. При этом отмечается некоторое сходство таких мер с наказанием, но главное - подчеркиваются различия. "Сходство с наказанием усматривается в том, что принудительные меры медицинского характера назначаются судом и представляют собой государственное принуждение".

А.А. Беляев, М.Д. Шаргородский отмечают: по своей юридической природе меры медицинского характера не являются наказанием, иногда без достаточных оснований утверждается, что "по своей юридической природе эти меры являются мерами государственного принуждения", то есть не проводится различие между наказанием и принудительными мерами медицинского характера. Вместе с тем С.Я. Улицкий, С.Е. Вицин в своих работах подчеркивают, что принудительные меры медицинского характера отличаются от наказания по основаниям применения (наличие психического заболевания и необходимость лечения), содержанию (отсутствие отрицательной уголовно-правовой оценки содеянного), целям (лечение, а не исправление), юридическим последствиям (принудительные меры не влекут судимости).

В монографической литературе высказывается ошибочное утверждение, что принудительные меры медицинского характера являются одной из форм реализации уголовной ответственности. Это аргументируется тем, что принудительные меры медицинского характера и другие меры уголовно-правового воздействия (наказание и меры постпенитенциарного воздействия) имеют ряд общих признаков: применяются за совершение общественно опасных деяний, предусмотренных уголовным законом; носят принудительный характер; сопряжены с разного рода лишениями и ограничениями; выступают в качестве правового последствия нарушения уголовно-правовых запретов (В.И. Горобцов). Однако подобный произвольный подход к уголовной ответственности и включение в нее принудительных мер медицинского характера имеют ряд серьезных недостатков. По своему характеру уголовная ответственность является репрессивной мерой, тогда как принудительное лечение имеет медицинский характер, что находит свое отражение в названии соответствующей уголовно-правовой категории.

Расширительная трактовка уголовной ответственности, смешение ответственности с принудительными государственно-правовыми мерами, имеющими не карательный характер, совершенно недопустимы, так как ведут к объективному вменению, предполагающему ответственность невменяемых лиц и малолетних. Данную точку зрения отстаивают сторонники расширительной трактовки уголовно-правовых институтов (Р.К. Русинов и В.И. Горобцов), понимающие "юридическую ответственность как ответную реакцию государства на совершенное противоправное деяние" независимо от возраста и вменяемости субъекта, совершившего общественно опасное деяние, и тем самым отстаивающие принцип объективного вменения, отвергнутый уголовным правом.

Меры социальной защиты судебно-исправительного характера применялись в отношении лиц, совершивших преступление, меры медицинского характера - в отношении невменяемых либо вменяемых, заболевших психической болезнью после совершения преступления, а меры медико-педагогического характера - к малолетним правонарушителям.

Исследование принудительных мер медицинского характера, проводившееся в 70-х годах, привело некоторых авторов (Б.А. Протченко, А.П. Овсянникова) к поверхностному выводу о том, что указанные меры по своей правовой природе являются мерами социальной защиты от общественно опасных действий невменяемых и психически больных, совершивших преступления. Указанные авторы упустили из виду, что понятие "меры социальной защиты", которое ранее использовалось в уголовном законодательстве под влиянием социологической школы, служило для обозначения системы мер уголовно-правового принуждения, включавшей в себя наказание, принудительное лечение без изоляции и связанное с изоляцией, принудительные меры медико-воспитательного характера, удаление из определенной местности и другие меры, заменявшие наказание или следовавшие за ним.

По своей юридической природе так называемые меры социальной защиты, будучи мерами социального принуждения, значительно отличаются друг от друга, а само появление в уголовном законодательстве понятия "меры социальной защиты", по справедливому утверждению А.А. Пионтковского, было продиктовано стремлением социалистического государства доказать, что ему чужда практика карательной деятельности буржуазного государства, основанная на идее возмездия преступнику и искупления им своей вины путем отбытия наказания. Таким образом, термин "меры социальной защиты", употребляемый современными авторами для характеристики правовой природы принудительных мер медицинского характера, не раскрывает их сущности, поскольку имеет сугубо идеологическую направленность и включает в себя разнородные по своему содержанию меры уголовно-правового воздействия.

По правовой природе принудительные меры медицинского характера являются уголовно-правовыми мерами безопасности, сущность которых заключается в принудительном лечении лиц, совершивших уголовно-противоправные деяния и представляющих по своему психическому состоянию опасность для общества.

Далее следует сказать о такой новелле, которая и ранее имело большое уголовно-правовое значение, ныне же она выступает несколько в ином качестве - конфискации имущества.

Федеральный закон № 153 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма" и Федерального закона "О противодействии терроризму" внес существенные изменения и дополнения в уголовное законодательство, имеющие конечной целью создание эффективного механизма противодействия терроризму. Наиболее ожидаемой новеллой стала реанимация конфискации имущества в отечественной правовой системе.

В связи с восстановлением в Уголовном кодексе РФ конфискации имущества изменилось название раздела VI "Иные меры уголовно-правового характера" и его структурное содержание. Теперь в данный раздел включены две главы: гл. 15 "Принудительные меры медицинского характера" (ст. 97-103 УК РФ) и гл. 15.1 "Конфискация имущества" (ст. 104.1-104.3 УК РФ). Полагаем, что изучение и оценка нового места конфискации имущества в системе мер уголовно-правового характера позволит сформировать современное представление о конфискации имущества, обозначить плюсы и минусы нововведения.

Во-первых, законодатель изменил правовую природу конфискации имущества. Ранее конфискация имущества рассматривалась как вид наказания, заключающийся в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного (ст. 52 УК РФ). Теперь согласно ч. 1 ст. 104.1 УК РФ конфискация имущества определяется как безвозмездное обращение по решению суда в собственность государства имущества, определенного уголовным законом. При этом конфискация имущества рассматривается не как уголовное наказание, а как иная мера уголовно-правового характера.

К сожалению, законодатель умолчал о целях конфискации имущества, как это сделано применительно к принудительным мерам медицинского характера (ст. 98 УК РФ). С учетом того, что формулировка понятия конфискации имущества не претерпела существенного изменения, можно прогнозировать, что споры относительно правовой природы конфискации будут оставаться предметом последующих дискуссий.

Во-вторых, законодатель обозначил новые основания применения данной меры уголовно-правового воздействия. Ранее согласно ч. 2 ст. 52 УК РФ конфискация имущества применялась только за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений, и могла назначаться судом только в случаях, когда санкция статьи Особенной части УК РФ предусматривала данный вид наказания. При этом большинство преступлений, по которым могла применяться конфискация имущества, относились к преступлениям против собственности, сферы экономической деятельности и общественной безопасности. Всего конфискация имущества предусматривалась в 31 статье Уголовного кодекса РФ.

Новая редакция конфискации имущества определяет четыре основания применения данной меры уголовно-правового характера.

Согласно ст. 104.1 УК РФ предусмотрено безвозмездное обращение в собственность государства следующего имущества:

• денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных соответствующими статьями УК РФ (всего 45 статей), и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;
• денег, ценностей и иного имущества, в которые имущество, полученное в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;
• денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);
• орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому.

Вместе с тем, анализ степени и характера общественной опасности уголовно-правовых норм, закрепленных в п. "а" ч. 1 ст. 104.1 УК РФ свидетельствует, что теперь конфискацию имущества можно применить к 19 посягательствам средней тяжести и 9 преступлениям небольшой тяжести. Представляется, что расширение рамок применения конфискации имущества до указанных пределов неоправданно, а на фоне неоднократных попыток либерализации уголовного законодательства, по крайней мере, непоследовательно.

Следующая проблема: в отдельных случаях за преступления, к которым может применяться конфискация имущества, указаны не статьи, а части статей УК РФ. Если для отдельных составов преступлений это вполне оправдано (ч. 2 ст. 105, ч. 3 и 4 ст. 204 УК РФ), то для других преступлений реализация данного института весьма затруднительна. В частности, конфискация имущества за причинение тяжкого вреда здоровью применяется только за квалифицированный состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 111 УК РФ. При этом непонятно, как применять конфискацию имущества, если в действиях виновного помимо признаков ч. 2 ст. 111 УК РФ будут усмотрены особо отягчающие признаки состава преступления, предусмотренные ч. 3 и 4 ст. 111 УК РФ. По правилам квалификации и назначения наказания в подобных случаях мы должны руководствоваться санкцией одной, а не нескольких частей уголовно-правовой нормы. Поэтому когда лицо умышленно причинит тяжкий вред здоровью из хулиганских побуждений (п. "д" ч. 2 ст. 111 УК РФ) двум и более лицам (п. "б" ч. 3 ст. 111 УК РФ), формально применить конфискацию имущества невозможно, так как действия виновного будут квалифицированы по п. "б" ч. 3 ст. 111 УК РФ. Очевидно, что преступления, предусмотренные ч. 3 и 4 ст. 111 УК РФ, имеют большую степень общественной опасности деяния.

В этой связи еще одна проблема связана с отсутствием в числе перечня преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, ряда специальных составов преступлений. Согласно ч. 3 ст. 17 УК РФ, "если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует, и уголовная ответственность наступает по специальной норме". Таким образом, в отличие от посягательства на жизнь лица в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности (п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ), применить конфискацию имущества за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов нельзя, что, безусловно, свидетельствует о нарушении принципа справедливости.

В-третьих, применение конфискации имущества является правом суда, а не его обязанностью. Не затрагивая вопроса о судейском усмотрении при выборе данной меры уголовно-правового характера, остановимся на следующей проблеме. По новой редакции конфискацию имущества можно применять при наличии двух критериев: а) отнесение определенного имущества к перечню указанного в статье 104.1 УК РФ; б) если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий. Таким образом, суды, решая вопрос о применении конфискации имущества, должны исходить не только из оценки объективной возможности применения данной меры уголовно-правового характера, но и субъективного критерия, т.е. оценки психического состояния лица при совершении преступного деяния. Последний критерий - "знало или должно было знать" - требует отдельного уточнения. Поскольку допущение возможности в осведомленности вопроса о принадлежности имущества к добытому преступным путем указывает на косвенный умысел в субъективной оценке виновного, что порождает трудности правоприменения. Дело в том, что подавляющая часть преступлений, указанных в п. "а" ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, совершаются с прямым умыслом. Кроме того, даже отдельные нормы, предусматривающие уголовную ответственность за прикосновенность к преступлению, не имеет столь широких границ криминализации и пенализации. Так, уголовная ответственность за приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ), возможна только при наличии у виновного заранее осведомленности в преступном происхождении имущества.

И, в-четвертых, ранее УК РФ исходил из того, что не подлежало конфискации имущество, необходимое осужденному или лицам, находящимся на его иждивении, согласно перечню, предусмотренному УИК РФ. Таким образом, на законодательном уровне были определены пределы конфискации имущества. С учетом соразмерности наказания суд не подвергал осужденного имущественным лишениям, явно несоизмеримым цели восстановления социальной справедливости. Сегодня подобные пределы отсутствуют. Ответ на этот и другие вопросы, связанные с применением конфискации имущества, как и прежде, предстоит решать Верховному Суду РФ.

Проведенный анализ главы 15.1 УК РФ показывает, что предложенная в уголовном законе нормативно-правовая модель конфискации имущества как иной меры уголовно-правового характера недостаточно теоретически разработана и по целому ряду позиций не полностью соответствует практическим потребностям. Несмотря на это, следует приветствовать сам факт восстановления конфискации имущества в системе форм реализации уголовной ответственности.

Нормы уголовно-процессуального права

Внешнюю форму уголовно-процессуального права составляют его источники, внутреннюю - правовые нормы.

Содержанием уголовно-процессуальных норм являются правила поведения субъектов уголовно-процессуального права.

Субъект уголовно-процессуального права, реализуя права и обязанности, содержащиеся в нормах права, вступает в уголовно-процессуальные отношения. Тем самым он становится субъектом (участником) конкретного правоотношения по конкретному уголовному делу.

Общетеоретические положения о нормах права в значительной степени распространяются на уголовно-процессуальные нормы. Они установлены государством, имеют общий и общеобязательный характер. Их применение обеспечено механизмом государственного принуждения. Они направлены в конечном счете на достижение задач уголовно-процессуального права, частицей которого они являются. Это, однако, не лишает их некоторой специфики.

В уголовно-процессуальном праве нет норм с абсолютно неопределенным адресатом, но имеется немало норм, адресованных отдельным группам субъектов уголовного процесса (субъектам - государственным органам, субъектам с собственными процессуальными интересами и т. п.). Характерно, что уголовно-процессуальные нормы общеобязательны не только для адресатов (обвиняемых, подозреваемых, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков), но и для тех субъектов, от которых (следователя, дознавателя, прокурора, суда, судьи) зависит реализация прав и обязанностей названными субъектами.

Нормы уголовно-процессуального права выполняют регулятивные (правоустанавливающие) функции, направленные на установление уголовно-правовых отношений и породивших их юридических фактов (совершение преступлений), от чего, в свою очередь, зависит приведение в действие механизма применения уголовной ответственности. Это означает выполнение нормами уголовно-процессуального права и регулируемыми ими отношениями охранительных функций. Таким образом, хотя формирование в уголовно-процессуальном праве регулятивных норм в конечном итоге обусловлено необходимостью обеспечения реализации правоохранительных функций уголовного права, эффективность их действия на практике отражает выполнение уголовно-процессуальным правом в целом и его нормами, как составными элементами этого целого, правоохранительных задач, установленных УПК.

Независимо от формы изложения содержания нормы уголовно-процессуального права (дозволения или запрета), она непременно содержит указания на то, как должен или может вести себя (т. е. действовать или воздержаться от действия) субъект уголовно-процессуальных отношений. При этом субъективные права и обязанности взаимосвязаны, так как не существует субъективного процессуального права, реализация которого не означала бы выполнения соответствующей обязанности. Вот почему процессуальные нормы носят двусторонний, представительно-обязывающий характер.

Общепризнанным является взгляд на трехчленную структуру нормы уголовно-процессуального права, в которой усматривается наличие таких составных элементов, как гипотеза, диспозиция и санкция.

Гипотеза - это условие, при наличии которого действует правило, содержащееся в правовой норме. Гипотеза может быть абсолютно определенной, относительно определенной или смешанной. Так, устанавливая, что суд присяжных в краевом, областном и равном им суде рассматривает дела о преступлениях, указанных в ч. 3 ст. 31 УПК, по ходатайству обвиняемого (ст. 2 ч. 2 ст. 30), законодатель тем самым указывает абсолютно определенное условие - наличие четко выраженной воли обвиняемого.

Предусматривая возможность соединения в одном производстве дела по обвинению нескольких лиц в соучастии в совершении одного или нескольких преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 153), законодатель устанавливает относительно определенное условие.

Однако в нормах уголовно-процессуального права гипотеза иногда формулируется на основе сочетания двух указанных подходов к построению гипотезы. Так, законом установлено, что гражданский иск в уголовном деле может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования. Тем самым законодатель предписал, что гражданский иск в уголовном деле может быть рассмотрен при условии его предъявления от начала производства по уголовному делу (которого до его возбуждения не существует) до завершения стадии предварительного расследования. Иными словами, ч. 1 ст. 44 УПК содержит относительно определенное условие, согласно которому иск может быть предъявлен: на начальном этапе расследования или после появления в процессе такого субъекта, как подозреваемый, или после привлечения лица в качестве обвиняемого, или при окончании расследования. В указанных рамках лицо, которому причинен ущерб (вред) преступлением, имеет право выбора момента предъявления иска.

В то же время законодатель ввел в норму не только относительно определенное, но и абсолютно определенное условие. Последнее усматривается в установлении жесткого положения: иск может быть рассмотрен только в том случае, если он предъявлен до окончания предварительного расследования.

Диспозиция уголовно-процессуальной нормы представляет собою правило поведения субъекта или субъектов уголовного процесса. Например, ст. 171 УПК обязывает следователя вынести мотивированное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого при наличии достаточных доказательств, дающих основание для обвинения лица в совершении преступления.

Санкция - указание на последствия нарушения, неисполнения или ненадлежащего исполнения диспозиции нормы (или ряда норм), в том числе и на возможность применения меры воздействия к субъекту.

Уголовно-процессуальным кодексом предусмотрены санкции следующего характера:

а) процессуально-принудительные, к числу которых относятся, например, предусматривающие возможность применения мер принуждения в виде привода (ст. 113 УПК);
б) процессуально-штрафные, устанавливающие возможность применения штрафа, денежного взыскания, а также обращения внесенного залога в доход государства (ст. 117, 118);
в) процессуально-восстановительные, предусматривающие: отмену принятого процессуального решения (ст. ПО, ч. 5 ст. 125, ч. 6, 7 ст. 148, ст. 384-386, ч. 2 ст. 388, 409 и др.); изменение принятого решения (ст. 110, 369, 370, 387 и др.); направление уголовного дела для дополнительного расследования (ч. 1 ст. 221) или нового судебного рассмотрения (ст. 386, ч. 4 ст. 410);
г) процессуально-предупредительные:
• отвод судьи, прокурора, следователя, дознавателя, переводчика, специалиста, эксперта, защитника, представителя, секретаря судебного заседания (ст. 61-72 УПК);
• отстранение, самоотводы, отводы присяжного заседателя (ч. 3-6, 9-17 ст. 328, ч. 1 ст. 329);
• изъятие прокурором дела от одного органа предварительного следствия и передача его другому, а также от одного следователя другому (п. 9 ч. 2 ст. 37);
• отстранение прокурором лица, производящего дознание, или следователя от дальнейшего ведения дознания или предварительного следствия, если ими допущено нарушение закона при расследовании дела (п. 7 ч. 2 ст. 37);
• роспуск председательствующим коллегии присяжных заседателей, вынесшей обвинительный вердикт, и направление дела на новое рассмотрение в ином составе суда со стадии предварительного слушания (ст. 330 УПК).

В нормах УПК предусматривается возможность применения норм уголовного права в случаях, когда при производстве по уголовному делу имеют место нарушения процессуальных норм, в результате которых наступившие последствия выходят за чисто процессуальные рамки (ч. 8 ст. 56, ч. 5 ст. 57, ч. 4 ст. 58, ч. 5 ст. 59, ч. 4 ст. 60 УПК) и носят уголовно-правовой характер. В данном случае возникают комплексные отношения, регулируемые нормами не только уголовно-процессуального, но и уголовного права.

Уголовный процесс, как и уголовно-процессуальное право, существует потому, что возникает вероятность применения норм уголовного права. Нацеленность на установление данных для применения (или неприменения) норм уголовного права присутствует в числе важнейших задач уголовного судопроизводства (ст. 73, ч. 1 ст. 171, 225, 307 УПК). Эти и другие положения УПК свидетельствуют о взаимосвязи применения норм уголовного и уголовно-процессуального права. Но если уголовно-процессуальные отношения вторичны по отношению к уголовно-правовым отношениям, обусловливающим их возникновение и существование, то применение норм уголовно-процессуального права опережает применение норм уголовного права. В противном случае невыполнима служебная роль уголовно-процессуального права и уголовного процесса по отношению к уголовно-правовым отношениям, возникающим в связи с совершением преступления.

Сообразно сказанному субъектом применения норм уголовного права является прежде всего и главным образом суд. Это положение находит подтверждение в действующих нормативных актах самого высокого уровня (ч. 1 ст. 49 Конституции РФ). Только суд вправе признать лицо виновным в совершении конкретного преступления, а также подвергнуть его уголовному наказанию. Было бы, однако, ошибочным признавать право применения норм уголовного закона только за судом первой инстанции. Нормы уголовного права применяют также органы расследования и прокурор, надзирающий за исполнением ими закона, они (в отличие от суда) применяют в указанных случаях лишь гипотезу и диспозицию уголовно-правовой нормы. Однако во всех случаях применение норм уголовного права невозможно без одновременного применения норм уголовно-процессуального права. Более того, процессуальные акты одновременного применения норм уголовного и уголовно-процессуального права (привлечение в качестве обвиняемого, утверждение обвинительного заключения, вынесение приговора) имеют наиболее важное значение.

Признавая обоснованной широко распространенную в общей теории права позицию, рассматривающую властное начало как обязательный атрибут субъекта, применяющего правовую норму, необходимо отметить, что это тем более касается норм уголовного права и уголовного процесса, применение которых всегда связано с воздействием на обязанных лиц. Поэтому применение норм уголовно-процессуального права является прерогативой лишь субъектов - носителей властных полномочий (органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора, судьи, суда).

Высказанные соображения не исключают возможности существования иных форм реализации (помимо применения) уголовно-процессуальных норм: их соблюдения, исполнения, использования. Однако реализация этих форм одними субъектами (потерпевшим, обвиняемым, защитником) в уголовном процессе всегда связана с применением нормы прав другим субъектом (следователем, прокурором, судом). Заявление отвода следователю обвиняемым, предъявление гражданского иска потерпевшим в ходе следствия, принесение жалобы защитником на необоснованный арест обвиняемого - это формы реализации нормы права, использование субъективных прав указанными лицами, но оно (использование) не может быть реализовано, если не сопровождается применением процессуальных норм соответственно прокурором, следователем, судьей (ст. 44, 64-72, ч. 10 ст. 108 УПК).

Применение норм уголовно-процессуального закона нередко встречает затруднения на практике, в связи с чем они нуждаются в разъяснении. Это делает Пленум Верховного Суда - в актах, издаваемых в форме постановлений; Генеральный прокурор РФ, МВД РФ, ФСБ, ФСНП РФ - в приказах, указаниях, инструкциях. Хотя указанные акты не являются источниками уголовно-процессуального права, разъяснения, содержащиеся в них, имеют важное значение для правильного и единообразного применения закона, ибо в них с учетом практики применения уголовно-процессуального законодательства даются разъяснения отдельных норм уголовно-процессуального права, содержатся указания по организации работы в целях наиболее эффективной их реализации, анализируются допускаемые на практике ошибки и недостатки.

Указания, разъяснения и рекомендации, содержащиеся в актах соответствующих ведомств, действуют в их рамках. Генеральный прокурор РФ в соответствии с ч. 2 ст. 30 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» вправе издавать указания по вопросам следствия и дознания, не требующим законодательного регулирования, причем эти указания обязательны для исполнения не только следователями прокуратуры, но и всеми органами, учреждениями и должностными лицами, наделенными полномочиями по проведению предварительного Следствия и дознания.

Генеральный прокурор РФ издает акты, не только относящиеся к деятельности следователей' и дознавателей, но и направленные на организацию эффективного применения и исполнения уголовно-процессуального законодательства. Например, этому были посвящены приказы Генерального прокурора РФ «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием» № 31 и «Об организации исполнения Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" и переходе органов прокуратуры к работе в новых условиях уголовного судопроизводства» № 7.

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ о практике применения уголовно-процессуального законодательства распространяются не только на суды России, но и на другие органы и должностных лиц, применяющих законы, разъясняемые Верховных Судом. Вопрос о необходимости дачи судам этих разъяснений может возникнуть в связи с рассмотрением коллегиями и президиумом Верховного Суда уголовных дел в кассационном или надзорном порядке, запросами судов, прокуратуры, правоохранительных органов. Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ содержатся либо в постановлениях, посвященных практике применения законодательства по отдельным категориям уголовных дел, либо в постановлениях, специально вынесенных по вопросам разъяснения уголовно-процессуального законодательства.

Виды уголовно-правовых норм

Уголовно-правовая норма представляет собой установленное государством общее правило поведения, регулирующее общественные отношения, направленные на защиту личности, общества и государства от преступных посягательств, связанные с освобождением от уголовной ответственности и наказания, а также с профилактической и стимулирующей функциями уголовного закона. Уголовно-правовые нормы, как и нормы других отраслей права, имеют общеобязательный характер, адресованы неопределенному кругу лиц, рассчитаны на неоднократное применение и обеспечиваются в случае необходимости принудительной силой государства.

Уголовно-правовые нормы объединяются в правовые институты. Так, можно говорить об институте необходимой обороны, институте освобождения от уголовной ответственности, институте условно-досрочного освобождения и др.

Нормы уголовного права, равно как и нормы других отраслей права, можно классифицировать следующим образом.

По содержанию правоотношений нормы уголовного права можно разделить на управомочивающие, обязывающие и запрещающие. Примером управомочивающей нормы, т.е. предоставляющей право действовать либо по своему усмотрению, либо определенным в законе способом, является норма, установленная в ч. 5 ст. 73 «Условное осуждение», согласно которой суд, назначая условное осуждение, может возложить на условно осужденного исполнение определенных обязанностей: не менять постоянного места жительства, работы, учебы, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании или токсикомании и т.п. Перечень этих обязанностей открыт, и суду предоставлено право по своему усмотрению определить те из них, которые должен будет выполнять осужденный.

Обязывающие нормы предполагают наделение участников правоотношений какими-либо четко определенными обязанностями, невыполнение которых может повлечь вмешательство со стороны государства. Примером обязывающей нормы служит норма, закрепленная в ч. 1 ст. 78 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности», согласно которой лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности в случае истечения установленных в уголовном законе сроков со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу.

Примером запрещающей нормы является норма, закрепленная в ч. 5 той же статьи, в которой установлено, что к лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества, сроки давности не применяются.

По характеру предписаний, содержащихся в уголовно-правовой норме, можно выделить императивные и диспозитивные нормы.

В императивной норме основания и содержание правоотношений четко определены законодателем, при этом не допускается отступление участников правоотношений от установленных правовых предписаний. Так, императивной является норма, содержащаяся в ст. 21, согласно которой не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости.

Диспозитивные нормы, как правило, предоставляют участникам правоотношений возможность поступать по своему усмотрению, хотя применительно к уголовному праву следует говорить о таких диспозитивных нормах, которые отличаются относительной определенностью регламентации. Например, ст. 38 УК РФ предоставляет право на задержание лица, совершившего преступление, которым индивид может воспользоваться, а может и нет, это решать ему (за исключением случаев, когда задержание преступников входит в его служебные обязанности). Однако если же он решит воспользоваться предоставленным правом, ему следует поступать таким образом, чтобы не допустить превышения мер, необходимых для задержания. Итак, в целом диспозитивная норма устанавливает границы допустимого поведения.

В Общей части УК РФ существуют декларативные нормы и нормы-принципы. Примером первых является норма, закрепленная в ст. 2, примером вторых – нормы, зафиксированные в статьях 3 – 7 УК РФ.

Как особый вид выделяют также бланкетные нормы. Особенность таких норм состоит в том, что они включают меняющийся элемент – правила, которые содержатся в периодически обновляемых нормативных актах (правилах дорожного движения, правилах безопасности при проведении определенных работ, санитарных правилах и т.п.).

Структуры уголовно-правовых норм Общей и Особенной частей УК РФ различаются. Нормы Общей части нередко включают только два элемента – гипотезу и диспозицию. Нормы Особенной части, как правило, содержат три элемента: гипотезу, диспозицию и санкцию и имеют свою особенность.

Например, ч. 2 ст. 7 УК РФ устанавливает, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства. Гипотеза, т.е. условие применения нормы права, такова: если лицо совершило преступление и к нему применяются наказание или иные меры уголовно-правового характера. Диспозиция, т.е. само правило поведения, заключается в том, что наказание и иные меры уголовно-правового характера не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства. Санкция отсутствует.

Другой пример: ч. 1 ст. 105 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за убийство. Диспозицией уголовно-правовой нормы, которая по своему содержанию является запрещающей, будет сам уголовно-правовой запрет, который можно выразить следующим образом: запрещено совершать убийство, т.е.

умышленное причинение смерти другому человеку. Поскольку практически вся Особенная часть УК РФ состоит из запретов, нет необходимости все время употреблять слово «запрещено». Это было бы неудачным с точки зрения юридической техники, однако для уяснения сути диспозиции требуется такое логическое толкование. Санкцией уголовно-правовой нормы Особенной части УК РФ будет та ее часть, в которой установлены меры государственного принуждения, применяемые за нарушение запрета, т.е. наказания. В нашем случае санкция следующая: «лишение свободы на срок от шести до пятнадцати лет».

Что касается гипотезы, то в этом случае она частично сливается с диспозицией: «если будет совершено убийство». Помимо этого другие условия действия нормы содержатся в Общей части УК РФ. К ним относятся возраст уголовной ответственности, вменяемость, виновность и т.д. Фактически гипотеза рассматриваемой нами нормы должна выглядеть следующим образом: «если лицо причинило смерть другому человеку, при этом оно достигло 14-летнего возраста, является вменяемым, действовало умышленно, если нет обстоятельств, исключающих преступность деяния…». Поскольку в Общую часть вынесены положения, имеющие общий для всех норм Особенной части характер, то нет необходимости каждый раз описывать гипотезу именно таким образом, как мы это сделали.

Сказанное дает основания для вывода о том, что Общая и Особенная части УК РФ образуют неразрывное единство. Уголовно-правовые нормы Особенной части, не совпадающие с содержанием текстов статей уголовного закона, включают элементы, закрепленные как в Особенной, так и в Общей частях УК РФ.

В Особенной части используется несколько видов диспозиции: простая, описательная, ссылочная и бланкетная.

Простая диспозиция лишь называет преступное деяние и не раскрывает его признаков. В УК РФ количество норм с простой диспозицией резко сократилось. Однако они все же существуют. Простыми являются диспозиции, установленные в ст. 126 «Похищение человека», ст. 241 «Организация или содержание притонов для занятий проституцией» и др. Такой прием юридической техники обычно используется тогда, когда в описании признаков преступного деяния нет необходимости в силу их очевидности, либо когда невозможности точно их определить.

Описательная диспозиция, в отличие от простой, устраняет различия в толковании и применении уголовно-правовых норм, поскольку исчерпывающе определяет основные признаки преступления, имеющие значение для квалификации содеянного. Описательной, например, является диспозиция, закрепленная в ст. 129 «Клевета» (распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию); в ст. 131 «Изнасилование» (половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей).

Ссылочная диспозиция требует обращения к другим положениям уголовного закона. Как правило, этот прием используется в целях предотвращения бесконечных повторов в тексте нормативно-правового акта. Примером ссылочной диспозиции может служить диспозиция, зафиксированная в ст. 116 «Побои» (нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ).

Бланкетной называется такая диспозиция, которая отсылает к нормам других отраслей права. В УК РФ очень много норм с бланкетной диспозицией, в особенности в главах о преступлениях в сфере экономической деятельности, об экологических преступлениях, о преступлениях против безопасности движения и эксплуатации транспортных средств. Примером такой диспозиции является диспозиция, установленная в ст. 264 «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств».

Санкции уголовно-правовых норм также подразделяются на несколько видов: альтернативные и неальтернативные, абсолютно определенные и относительно определенные.

В альтернативных санкциях предусмотрено несколько видов наказания, что позволяет суду выбрать наиболее приемлемое для данного конкретного случая. Альтернативные санкции установлены, например, в ст. 182 «Заведомо ложная реклама» (штраф, обязательные работы, арест или лишение свободы), в ст. 245 «Жестокое обращение с животными» (штраф, исправительные работы или арест).

Неальтернативные санкции включают только один вид наказания, как правило, им является лишение свободы. Такие санкции обычно устанавливаются за наиболее опасные преступные посягательства, в том числе шпионаж (ст. 276), вооруженный мятеж (ст. 279), убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106) и др.

Абсолютно определенные санкции, в отличие от относительно определенных, не устанавливают пределов наказания. Границы наказуемости в принципе невозможно определить для таких видов наказания, как смертная казнь, пожизненное лишение свободы и лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград. Это абсолютно определенные наказания. Однако такие виды наказания предусматриваются либо в альтернативе с другими основными (смертная казнь, пожизненное лишение свободы), либо в качестве дополнения к ним (лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград). В действующем УК РФ нет абсолютно определенных неальтернативных санкций. Примером подобной санкции служила санкция, содержавшаяся в ч. 4 ст. 173 УК РСФСР «Получение взятки», согласно которой должностное лицо, получившее взятку при особо отягчающих обстоятельствах, подлежало смертной казни с конфискацией имущества.

Применение уголовно процессуальных норм

Уголовно-процессуальная деятельность осуществляется посредством применения норм права, в качестве которых выступают уголовно-процессуальные нормы.

Уголовно-процессуальные нормы - установленные в уголовно-процессуальном законе правила поведения участников уголовно-процессуальной деятельности и иных субъектов уголовно-процессуальных правоотношений, носящие обязательный характер и охраняемые от нарушения силой государственного принуждения.

Нормы уголовно-процессуального права содержатся в статьях УПК, но не всегда совпадают с самими нормами уголовно-процессуального закона в силу их бланкетности. Нормы уголовно-процессуального права могут выражаться в нескольких статьях, главах уголовно-процессуального закона, а иногда и в других законодательных актах. Например, нормы о подсудности содержатся в ст. 31 УПК, а также целом ряде статей УК, указанных в данной статье; нормы, определяющие порядок назначения и производства экспертизы в суде, - в ст. 283 и гл. 27 УПК и др. В отдельных случаях в одной статье закона может содержаться несколько правовых норм.

Уголовно-процессуальные нормы, регламентированные УПК, имеют различный характер и выполняют разные функции. Так, среди уголовно-процессуальных норм можно выделить нормы-принципы, нормы, предусматривающие общие условия отдельных следственных действий, предварительного расследования, судебного разбирательства и пр. Группа норм посвящена правам и обязанностям участников уголовного судопроизводства и т.д.

Структура уголовно-процессуальной нормы не всегда достаточно очевидна. Однако уголовно-процессуальным нормам присущи те же структурные элементы, что и нормам других отраслей права, - гипотеза, диспозиция, санкция.

Гипотеза уголовно-процессуальной нормы содержит указания на условия, при которых возможно ее применение. Так, например, закон устанавливает, при наличии каких условий лицо может быть подвергнуто приводу (ст. 113 УПК - в случае неявки по вызову без уважительных причин).

Диспозиция уголовно-процессуальной нормы содержит указание на надлежащее поведение, необходимое при наличии установленного гипотезой условия (в вышеуказанном случае это правило о производстве привода - ст. 113 УПК).

Санкция уголовно-процессуальной нормы определяет, какие меры принудительного характера могут быть применены в случае нарушения (неисполнения) правила, предусмотренного диспозицией. Так, например, в случае неисполнения обязательств обвиняемым при применении к нему подписки о невыезде и надлежащем поведении в качестве меры пресечения к нему может быть применена более суровая мера пресечения (ст. 102,110 УПК).

Гипотезы и диспозиции уголовно-процессуальных норм в большинстве своем определяют условия и правила поведения участников уголовно-процессуальной деятельности во время совершения процессуальных действий. Санкции же уголовно-процессуальных норм носят, прежде всего, правовосстановительный характер, они направлены на устранение выявленных нарушений. К числу уголовно-процессуальных санкций следует отнести: признание доказательств, полученных с нарушением требований УПК, недопустимыми; применение мер уголовно-процессуального принуждения к лицам, нарушающим свои процессуальные обязанности; возвращение уголовного дела на соответствующую стадию процесса для устранения допущенных нарушений; вынесение частных определений по поводу выявленных нарушений и т.д.

Кроме того, нарушение уголовно-процессуальных норм может повлечь за собой применение санкций, предусмотренных иными отраслями права. Так, общественно опасные деяния в сфере уголовно-процессуальной деятельности, являющиеся преступлениями (разглашение данных предварительного расследования, заведомо незаконный арест, принуждение к даче показаний, фальсификация доказательств и т.д.), влекут за собой уголовную ответственность. Целый ряд противоправных посягательств в данной сфере влечет за собой административную ответственность (воспрепятствование явки в суд присяжного заседателя, неисполнение распоряжения судьи и т.д.). В отдельных случаях ненадлежащее исполнение дознавателем, следователем своих обязанностей в ходе производства по уголовному делу может повлечь привлечение их к дисциплинарной ответственности.

Среди уголовно-процессуальных норм есть нормы, носящие обязывающий императивный характер, а также управомочивающие нормы, предоставляющие права участникам уголовного судопроизводства, и нормы запрещающие, предписывающие воздержаться от определенных действий.

Уголовно-исполнительные нормы

Норма уголовно-исполнительного права – это общеобязательное, формально определённое правило поведения, направленное на урегулирование общественных отношений, возникающих по поводу и в процессе исполнения (отбывания) всех видов уголовных наказаний, а также применения и иных мер уголовного воздействия.

Норма уголовно-исполнительного права – исходный структурный элемент её системы. Совокупность норм, регулирующих однородные общественные отношения в сфере исполнения наказаний, образует определенный институт уголовно-исполнительного права. Например, институт обязательных работ, институт поощрений и взысканий, применяемых к осужденным, лишенным свободы, и др. Объединение норм и институтов образовывает систему уголовно-исполнительного права.

Нормы уголовно-исполнительного права можно подразделить на виды по различным основаниям. По функциональной роли нормы уголовно-исполнительного права классифицируются на исходные нормы (нормы-принципы (ст. 8 УИК РФ), нормы-дефиниции (ч. 1 ст. 9, ч. 1 ст. 82 УИК РФ)) и нормы-правила, составляющие большую часть норм уголовно-исполнительного права.

Нормы-правила уголовно-исполнительного права в зависимости от характера устанавливаемого правила поведения классифицируются на регулятивные, поощрительные и охранительные.

Регулятивные нормы устанавливают права и обязанности субъектов и иных участников уголовно-правовых отношений. Они делятся на обязывающие, управомачивающие и запрещающие. Обязывающие нормы устанавливают требования к субъектам совершать определённые действия (ст. 34, ч. 3 ст. 50, ч. 1 ст. 112 УИК РФ и др.). Управомачивающие нормы предоставляют субъектам выбор варианта поведения в рамках, установленных законом (ч. 5 ст. 12, ч. 1 ст. 14, ч. 2 ст. 103 УИК РФ). Запрещающие нормы, напротив, устанавливают требования к субъектам воздержаться от определённых действий, которые оцениваются законом как неправомерные (ч. 6 ст. 50, ч. 2 ст. 95, ч. 6 ст. 103 УИК РФ).

Поощрительные нормы направлены на стимулирование одобряемого в законе поведения осужденных (ст. 57, ч. 5 ст. 104, ст. 113 УИК РФ).

Охранительные нормы призваны обеспечивать защиту правоотношений, возникающих в процессе исполнения (отбывания) наказания, обеспечивают реализацию иных норм уголовно-исполнительного права (ст. 29, 38, 46, 102, 115 УИК РФ).

По правовой природе нормы уголовно-исполнительного права подразделяются на материальные (ст. 11, 12, 74, 115 УИК РФ) и процессуальные (ст. 15, 78, 114, 117 УИК РФ).

Значительная часть норм уголовно-исполнительного права относится к бланкетным (ч. 7 ст. 12, ч. 2 ст. 53, ч. 1 ст. 105 УИК РФ) и ссылочным (ч. 8 ст. 74, ч. 3 ст. 87, ч. 1 ст. 107, ч. 3 ст. 113 УИК РФ).

В структуре нормы уголовно-исполнительного права выделяются гипотеза, диспозиция и санкция. Гипотеза представляет собой юридический факт (событие, действие, состояние), при наличии которого уголовно-исполнительная норма должна действовать. Гипотеза может быть вынесена за пределы нормы и являться общей для многих норм (ст. 7, 16, 74 УИК РФ) или содержаться в самой норме (ст. 51, 85, 96, 97 УИК РФ). Диспозиция содержит модель поведения субъектов и участников правоотношений, определяет их права и обязанности. Санкция нормы уголовно-исполнительного права предусматривает определённые последствия для субъекта, реализующего диспозицию. Санкции могут быть как негативными (меры взыскания), так и позитивными (меры поощрения). Особенностью санкций норм уголовно-исполнительного права является то, что они, размещаясь в отдельных статьях (ст. 57, 71, 113, 115 УИК РФ), применяются за нарушения либо за добросовестное выполнение правил поведения, установленных в различных статьях УИК РФ. Кроме того, санкции, установленные в УИК РФ, применяются только к одному субъекту – осужденным, иные субъекты и участники правоотношений несут ответственность в соответствии с положениями других отраслей права (административного, трудового, гражданского, уголовного).

Нормы международного уголовного права

Международное уголовное право (МУП) — отрасль международного права, принципы и нормы которой регулируют сотрудничество государств и международных организаций в борьбе с преступностью, включая ее предупреждение.

Будучи отраслью международного права, МУП обладает всеми характерными чертами этого права. Но есть у него и существенная особенность — оно установило прямую уголовную ответственность физических лиц за нарушение наиболее важных норм международного права. Иначе говоря, оно вводит в механизм функционирования международного права уголовную ответственность. Поэтому глава о МУП и поставлена вслед за главой о праве международной ответственности.

Без установления уголовной ответственности физических лиц непосредственно на основе международного права невозможно обеспечить международный правопорядок. В ходе Нюрнбергского процесса подчеркивалось, что преступления против международного права совершаются физическими лицами. Таким образом, речь идет о важном шаге в развитии механизма функционирования международного права и о его значительной зрелости.

В научной литературе встречаются концепции МУП, согласно которым оно включает не только международные нормы, но и соответствующие нормы внутреннего уголовного права. Распространенность таких концепций объясняется тесной связью международного и внутреннего уголовного права. Подобный конгломерат норм различной правовой природы невозможен. Однако в учебном процессе совместное изложение того и другого является вполне оправданным.

МУП — новая отрасль международного права. Вместе с тем задолго до появления международного права государства сотрудничали в борьбе с преступностью.

Для рабовладельческих государств наибольшую опасность представляли восстания рабов. Поэтому они заключали договоры о взаимном содействии в подавлении этих восстаний. В договоре египетского фараона Рамсеса II с царем хеттов Хаттушилем III говорилось: «Если Рамсес разгневается на своих рабов, когда они учинят восстание, и пойдет усмирять их, то заодно с ним должен действовать и царь хеттов».

Со времен римского права пираты рассматривались как враги всего человеческого рода (hostis humanis generis). Венский конгресс положил начало признанию преступности работорговли.

В литературе концепция МУП появилась на рубеже XIX—XX вв. Обосновывалось существование отрасли не столько практикой, сколько ее логической необходимостью.

Одним из первых концепцию сформулировал профессор Санкт-Петербургского университета Ф.Ф. Мартенс. Он писал, что МУП «заключает в себе совокупность юридических норм, определяющих условия международной судебной помощи государств друг другу при осуществлении ими своей карательной власти в области международного общения». Как видим, понятие МУП было весьма ограниченным.

Начало формированию МУП было положено принятием после Второй мировой войны уставов международных военных трибуналов (Нюрнбергского и Токийского). Уставы предусмотрели прямую ответственность физических лиц по международному праву за наиболее тяжкие преступления, на их основе были учреждены международные уголовные суды, реализовавшие эту ответственность.

В последующие годы были заключены десятки многосторонних конвенций о борьбе с преступлениями, затрагивающими интересы международного сообщества в целом. Совет Безопасности ООН учредил международные уголовные трибуналы для бывшей Югославии и Руанды. Был принят Римский статут Международного уголовного суда.

В становлении МУП важную роль сыграли СССР и отечественная наука. Сама идея создания международного трибунала была выдвинута СССР. Американский профессор Дж. Гинзбург пишет, что именно СССР внес наиболее существенные новеллы в Устав Нюрнбергского трибунала, в частности ответственность индивидов за ведение агрессивной войны. Другой американский профессор, Дж. Квигли, касаясь МУП, отмечает, что «во многих важных областях внутреннего и международного права советское юридическое мышление оказало влияние на Запад». Вклад отечественных ученых в развитие международного уголовного права, безусловно, весьма ощутим.

В наше время перед МУП встала новая задача большого значения — борьба против международного терроризма и организованной транснациональной преступности в целом. Международный терроризм, как свидетельствует опыт, создает угрозу национальной безопасности даже такой державы, как США. Борьба с преступностью стала глобальной проблемой, она присуща каждому государству, хотя и в различной степени, и оказывает растущее влияние на функционирование глобальной системы.

Особенно остро проблема стоит в России и других странах СНГ. Организованная преступность контролирует не менее 40—60% частных предприятий, 6% государственных предприятий и до 85% банков. Имеющиеся в ее распоряжении возможности используются для коррумпирования государственного механизма вплоть до высших эшелонов власти. Об уровне коррумпированности госаппарата и об ущербе, причиняемом ею экономике, говорит уже тот факт, что около 50% получаемой прибыли предприниматели тратят на взятки чиновникам. По уровню коррумпированности Россия занимает одно из первых мест в мире. Все это ложится тяжким бременем на плечи российского народа. Утечка капиталов из России превысила 350 млрд. долл., сейчас ежемесячно она превышает 1 млрд. долл.

Концепция национальной безопасности РФ указывает на преступность как на одну из основных угроз национальной безопасности. Угроза криминализации общественных отношений приобретает особую остроту. Основную опасность представляют организованная преступность, коррупция и терроризм. В качестве одного из средств борьбы с преступностью указывается «расширение взаимовыгодного международного сотрудничества в правоохранительной сфере».

Организованная преступность сумела использовать в своих интересах не только экономическую, но также и политико-правовую систему современного общества. Она постоянно совершенствует свои формы и методы, ставит себе на службу новейшие достижения науки и техники, а также высококвалифицированные кадры. Характерной чертой организованной преступности является широкое использование международных связей.

В докладе Генерального секретаря ООН К. Аннана о реформе ООН говорится: «Доступ нелегальных групп к высоким информационным технологиям и оружию, а также к различным институтам, при помощи которых функционирует глобальная рыночная экономика, значительно увеличили потенциал могущества и влияния этих групп, создавая угрозу праву и порядку, а также законным экономическим и политическим институтам».

Борьба с организованной преступностью требует все более активного сотрудничества государств. Этой проблеме растущее внимание уделяет ООН. Впервые в истории в Неаполе была созвана конференция на высшем уровне, которая приняла Глобальный план действий против организованной транснациональной преступности.

Значительная роль МУП в рамках сотрудничества в борьбе с организованной преступностью ставит перед отраслью исключительно сложные задачи. Этим предопределяется интенсивность развития и рост значения этого права.

Нормы уголовного судопроизводства

В самом общем виде содержание уголовного процесса можно определить как способ реализации норм уголовного права и привлечения виновного лица к ответственности за нарушение уголовно-правовых запретов, а его форму - как структуру уголовно-процессуальной деятельности, механизм ее организации, который отражает источник движения, развития судопроизводства и процессуальный статус его участников.

Уголовно-процессуальное право – отрасль российского права, которая содержит систему норм, определяющих основания и порядок возбуждения уголовных дел, расследования преступлений, судебного разбирательства, проверки законности и обоснованности приговоров, определений, постановлений суда.

Норма уголовно – процессуального права – установленное государством правило поведения, регулирующее общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства.

Как и любая иная отрасль права, уголовно-процессуальное право регулирует общественные отношения и объектом этого регулирования являются взаимоотношения, возникающие в связи с производством по уголовному делу, т.е. непосредственно относящиеся к возбуждению уголовного дела, предварительному расследованию, рассмотрению уголовного дела в суде, исполнению приговора и т.д.

В уголовно-процессуальном законе большинство норм являются обязывающими, т.е. предписывающими совершение определенных действий. Такие нормы еще называют императивными, содержащими властные предписания, которые являются обязательными для исполнения субъектами уголовно-процессуальных отношений.

Для обеспечения выполнения обязанностей подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, субъектами уголовного процесса (судьей, прокурором, следователем, органом дознания) применяются меры превентивного принуждения, т.е. предупреждающие действия, направленные на исключение возможности наступления каких-либо нежелательных последствий (например, избрание в отношении обвиняемого меры пресечения в виде содержания под стражей с целью исключения возможности продолжения им преступной деятельности), Кроме того, за неисполнение обязанностей, могут применяться штрафные санкции (например, денежное взыскание, в случае неисполнения поручителем своих обязательств, или штраф за нарушение порядка в зале судебного заседания).

Нормы уголовно – процессуального права регулируют отношения между субъектами процессуальной деятельности, устанавливают порядок производства (процессуальную форму), содержат процессуальные гарантии.

Нормы уголовно-процессуального кодекса

Внешнюю форму уголовно-процессуального права составляют его источники, внутреннюю — правовые нормы.

Содержанием уголовно-процессуальных норм являются правила поведения субъектов уголовно-процессуального права. Субъект уголовно-процессуального права, реализуя права и обязанности, содержащиеся в нормах права, вступает в уголовно-процессуальные отношения. Тем самым он становится субъектом (участником) конкретного правоотношения по конкретному уголовному делу.

Общетеоретические положения о нормах права в значительной степени распространяются на уголовно-процессуальные нормы. Они установлены государством, имеют общий и общеобязательный характер, их применение обеспечено механизмом государственного принуждения. В конечном счете они направлены на решение задач, стоящих перед уголовно-процессуальным правом, элементом которого являются. Это, однако, не лишает их некоторой специфики.

В уголовно-процессуальном праве нет норм с абсолютно неопределенным адресатом, но имеется немало норм, адресованных отдельным группам субъектов уголовного процесса (например, государственным органам, субъектам с собственными процессуальными интересами и т.п.). Характерно, что уголовно-процессуальные нормы общеобязательны не только для их адресатов (обвиняемых, подозреваемых, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков), но и для тех субъектов (следователя, дознавателя, прокурора, суда, судьи), от которых зависит реализация прав и обязанностей названными субъектами.

Нормы уголовно-процессуального права выполняют регулятивные (правоустанавливающие) функции, направленные на установление уголовно-правовых отношений и породивших их юридических фактов (совершение преступлений), от чего, в свою очередь, зависит приведение в действие механизма применения уголовной ответственности. Это означает, что нормы уголовно-процессуального права и регулируемые ими отношения выполняют охранительные функции. Таким образом, хотя формирование в уголовно-процессуальном праве регулятивных норм в итоге обусловлено необходимостью обеспечения реализации правоохранительных функций уголовного права, эффективность их действия на практике отражает выполнение уголовно-процессуальным правом в целом и его нормами как составляющими этого целого правоохранительных задач, установленных УПК.

Независимо от формы изложения ее содержания (дозволения или запрета) норма уголовно-процессуального права непременно содержит указания на то, как должен или может вести себя (т.е. действовать или воздержаться от действия) субъект уголовно-процессуальных отношений. При этом субъективные права и обязанности взаимосвязаны, так как не существует субъективного процессуального права, реализация которого не означала бы выполнения соответствующей обязанности. Вот почему процессуальные нормы носят двусторонний, представительно-обязывающий характер.

Общепризнанным является взгляд на трехчленную структуру нормы уголовно-процессуального права, в которой усматривается наличие таких составляющих, как гипотеза, диспозиция и санкция.

Гипотеза — это условие, при наличии которого действует правило, содержащееся в правовой норме. Гипотеза может быть абсолютно определенной, относительно определенной или смешанной.

Так, устанавливая, что суд присяжных в краевом, областном и равном им суде рассматривает дела о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 31 УПК, по ходатайству обвиняемого (п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК), законодатель тем самым указывает абсолютно определенное условие: наличие четко выраженной воли обвиняемого.

Предусматривая возможность соединения в одном производстве дел по обвинению нескольких лиц в соучастии в совершении одного или нескольких преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 153 УПК), законодатель устанавливает относительно определенное условие.

Однако в нормах уголовно-процессуального права гипотеза иногда формулируется на основе сочетания двух указанных подходов к ее построению. Так, законом установлено, что гражданский иск в уголовном деле может быть предъявлен после его возбуждения, но до окончания судебного следствия. Тем самым законодатель предписывает, что гражданский иск в уголовном деле может быть рассмотрен при условии сто предъявления от начала производства по уголовному делу (которого до его возбуждения не существует) до завершения второй части стадии судебного разбирательства. Иными словами, ч. 1 ст. 44 УПК содержит относительно определенное условие, согласно которому иск может быть предъявлен: на начальном этапе расследования или после появления в процессе такого субъекта, как подозреваемый, или после привлечения лица в качестве обвиняемого, или в суде — до окончания судебного следствия. В указанных рамках лицо, которому причинен ущерб (вред) преступлением, имеет право выбора момента предъявления иска.

В то же время законодатель ввел в норму не только относительно определенное, но и абсолютно определенное условие. Последнее усматривается в установлении жесткого положения: иск может быть рассмотрен только в том случае, если он предъявлен до окончания судебного следствия.

Диспозиция уголовно-процессуальной нормы представляет собой правило поведения субъекта (субъектов) уголовного процесса.

Например, ст. 171 УПК обязывает следователя вынести мотивированное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого при наличии достаточных доказательств, дающих основание для обвинения этого лица в совершении преступления.

Санкция — это указание на последствия нарушения, неисполнения или ненадлежащего исполнения диспозиции нормы (или ряда норм), в том числе и на возможность применения меры воздействия к субъекту.

Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает санкции следующего характера:

• процессуально-принудительные, к числу которых относятся, например, предусматривающие возможность применения мер принуждения в виде привода (ст. 113);
• процессуально-штрафные, устанавливающие возможность применения денежного взыскания, а также обращения внесенного залога в доход государства (ст. 117, 118);
• процессуально-восстановительные, предусматривающие: отмену принятого процессуального решения (ст. 110, ч. 5 ст. 125, ч. 6, 7 ст. 148, ст. 38921, 38922, 3892 ч. 4 ст. 38928, 40113 и др.); изменение принятого решения (ст. 110, 369, 370, 387 и др.); направление уголовного дела для дополнительного следствия (ч. 1 ст. 221) или нового судебного рассмотрения (ст. 38922, ч. 4 ст. 40116);
• процессуально-предупредительные:
- отвод судьи, прокурора, следователя, дознавателя, переводчика, специалиста, эксперта, защитника, представителя, секретаря судебного заседания (ст. 61—72);
- отстранение, самоотводы, отводы присяжного заседателя (ч. 3-6, 9-17 ст. 328, ч. 1 ст. 329);
- отстранение прокурором дознавателя от дальнейшего ведения дознания, если им допущено нарушение закона при расследовании дела (п. 10 ч. 2 ст. 37);
- роспуск председательствующим коллегии присяжных заседателей, не способной вынести объективный вердикт, и возобновление подготовки к рассмотрению уголовного дела с участием присяжных заседателей (ст. 330 УПК).

В нормах УПК предусматривается возможность применения норм уголовного права в случаях, когда при производстве по уголовному делу имеют место нарушения процессуальных норм, в результате которых наступившие последствия выходят за чисто процессуальные рамки (ч. 8 ст. 56, ч. 5 ст. 57, ч. 4 ст. 58, ч. 5 ст. 59, ч. 4 ст. 60) и носят уголовно-правовой характер. В данном случае возникают комплексные отношения, регулируемые нормами не только уголовно-процессуального, но и уголовного права.

Уголовный процесс, как и уголовно-процессуальное право, существует потому, что в его ходе возникает вероятность применения норм уголовного права. Нацеленность на установление данных для применения (или неприменения) норм уголовного права присутствует в числе важнейших задач уголовного судопроизводства (ст. 73, ч. 1 ст. 171, ст. 225, 307 УПК). Эти и другие положения УПК свидетельствуют о взаимосвязи применения норм уголовного и уголовно-процессуального права. Но если уголовно-процессуальные отношения вторичны по отношению к уголовно-правовым отношениям, обусловливающим их возникновение и существование, то применение норм уголовно-процессуального права опережает применение норм уголовного права. В противном случае невыполнима служебная роль уголовно-процессуального права и уголовного процесса по отношению к уголовно-правовым отношениям, возникающим в связи с совершением преступления.

Сообразно сказанному субъектом применения норм уголовного права является прежде всего и главным образом суд. Это положение находит подтверждение в действующих нормативных правовых актах самого высокого уровня (ч. 1 ст. 49 Конституции РФ). Только суд вправе признать лицо виновным в совершении конкретного преступления, а также подвергнуть его уголовному наказанию. Было бы, однако, ошибочным признавать право применения норм уголовного закона только за судом первой инстанции: их применяют также органы расследования и прокурор, надзирающий за исполнением ими закона, но в отличие от суда — лишь гипотезу и диспозицию уголовно-правовой нормы. Однако во всех случаях применение норм уголовного права невозможно без одновременного применения норм уголовно-процессуального права. Более того, процессуальные акты одновременного применения норм уголовного и уголовно-процессуального права (привлечение в качестве обвиняемого, утверждение обвинительного заключения, вынесение приговора) имеют наиболее важное значение.

Признавая обоснованной широко распространенную в общей теории права позицию, рассматривающую властное начало как обязательный атрибут субъекта, применяющего правовую норму, необходимо отметить, что это более всего касается норм уголовного права и уголовного процесса, применение которых всегда связано с воздействием на обязанных лиц. Поэтому применение норм уголовно-процессуального права является прерогативой лишь субъектов — носителей властных полномочий (органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора, суда, судьи).

Высказанные соображения не исключают возможности существования иных форм реализации (помимо применения) уголовно-процессуальных норм: их соблюдения, исполнения, использования. Однако реализация этих форм одними субъектами (потерпевшим, обвиняемым, защитником) в уголовном процессе всегда связана с применением нормы права другим субъектом (дознавателем, следователем, прокурором, судом). Заявление обвиняемым отвода следователю, предъявление потерпевшим гражданского иска в ходе следствия, принесение защитником жалобы па необоснованный арест обвиняемого — это формы реализации нормы права, использование субъективных прав указанными лицами, которое, однако, не может быть реализовано, если не сопровождается применением процессуальных норм соответственно дознавателем, следователем, судьей (ст. 44, 64-72, ч. 10 ст. 108 УПК).

Диспозиции уголовных норм

Диспозиция уголовно-правовой нормы - это часть нормы, формулирующая разрешенное или запрещенное правило поведения в связи с нарушением предусмотренных уголовным законом общественных отношений. Для простоты изложения суждений юристы-правоведы в доктринальных положениях, в правоприменительных решениях нередко используют выражение "диспозиция статьи (части статьи) УК (уголовного закона)".

В соответствии с положениями действующего отечественного уголовного законодательства все диспозиции целесообразно разделить на простые, описательные, ссылочные, бланкетные и ссылочно-бланкетные.

Простая диспозиция декларирует основное нормативное правовое положение или называет правило поведения без раскрытия его признаков, поскольку, по мнению законодателя, его признаки ясны и без этого. Например, в Общей части УК - ч. 1 ст. 7, раскрывающая принцип гуманизма; в Особенной части - ч. 1 ст. 126, предусматривающая ответственность за похищение человека.

Описательная диспозиция декларирует основное нормативное правовое положение или называет правило поведения и раскрывает наиболее важные его признаки. Например, в Общей части УК - ч. 1 ст. 21, определяющая невменяемость лица; в Особенной части - ч. 1 ст. 163, закрепляющая уголовную ответственность за вымогательство. В первом случае законодатель разъясняет, что понимать под состоянием невменяемости, во втором случае законодатель в диспозиции уголовно-правовой нормы раскрывает вымогательство как преступление, указывает его признаки.

Ссылочная диспозиция для надлежащей квалификации общественно опасного деяния как преступления отсылает правоприменителя к иной норме (или нормам) закона. Например, в Общей части УК - ч. 5 ст. 70 отсылает правоприменителя к ч. 4 ст. 69 для того, чтобы назначить наказание по совокупности приговоров с присоединением дополнительных видов наказаний; в Особенной части - ч. 1 ст. 117 отсылает правоприменителя к ст. 111 и 112 для верной квалификации общественно опасного деяния как истязания.

Бланкетная диспозиция отсылает правоприменителя не к норме закона, а к иной - подзаконной норме (или нормам) права. Например, верная квалификация деяния по ст. 264 УК в связи с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств возможна только в том случае, если правоприменитель обратится к соответствующим пунктам правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Ссылочно-бланкетная диспозиция отсылает правоприменителя к иным положениям как закона, так и подзаконного нормативного правового акта (или актов). Например, нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ может быть квалифицировано как преступление по ст. 246 УК, если будет установлено, нарушение каких именно правил, отраженных в законах и подзаконных нормативных правовых актах в области охраны окружающей среды (их статьях, пунктах и т.д.), произошло.

Простая и описательная диспозиции могут одновременно быть ссылочными, или бланкетными, или ссылочно-бланкетными. Например, описательная диспозиция, раскрывающая суть преступления, отраженного в ст. 284 УК, также признается бланкетной, поскольку для надлежащей квалификации общественно опасного деяния как преступления отсылает правоприменителя к правилам обращения с документами, содержащими государственную тайну.

Санкция уголовно-правовой нормы - это часть нормы, формулирующая вид и размер наказания, налагаемого на виновного в результате нарушения им предусмотренных уголовным законом общественных отношений. Для простоты изложения суждений юристы-правоведы зачастую используют выражение "санкция статьи (части статьи) УК (уголовного закона)".

Санкции присущи лишь нормам, описанным в статьях Особенной части УК. Санкции могут быть относительно определенными, альтернативными, безальтернативными. По существу все санкции норм действующего уголовного законодательства являются относительно определенными.

Относительно определенная санкция устанавливает наказание с определенными низшими и высшими пределами его назначения. Например, в ч. 1 ст. 105 УК за убийство предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 6 до 15 лет [с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового]. В ч. 1 ст. 117 УК за истязание предусмотрены наказания в виде ограничения свободы на срок до трех лет, принудительных работ на срок до трех лет или лишения свободы на тот же срок. В последнем примере в санкции указаны лишь верхние пределы наказаний, нижние же пределы определяются с учетом общего правила назначения наказаний в виде ограничения свободы, принудительных работ и лишения свободы, согласно которым (и исходя из ч. 2 ст. 53, ч. 4 ст. 531 и ч. 2 ст. 56 УК) ограничение свободы в качестве основного наказания назначается на срок от двух месяцев до четырех лет, принудительные работы - от двух месяцев до пяти лет, а лишение свободы назначается на срок от двух месяцев до 20 лет. Следовательно, нижним пределом санкции будет срок в два месяца.

Разновидностью относительно определенной санкции является относительная санкция с элементами абсолютной определенности, которая устанавливает наказание с определенными низшими и высшими пределами его назначения, при этом включая в свой состав какое-либо из абсолютно определенных видов наказаний. Например, наказание по ч. 2 ст. 105 УК за убийство при отягчающих обстоятельствах может быть назначено в виде лишения свободы на срок от 8 до 20 лет с ограничением свободы на срок от года до двух лет либо в виде пожизненного лишения свободы или в виде смертной казни [формально]. Данная санкция включает в себя такие абсолютно определенные виды наказаний, как пожизненное лишение свободы и смертная казнь.

Абсолютно определенных санкций нынешний УК, в отличие от ранее действовавшего Уголовного кодекса (см., например, ст. 187 УК РСФСР), не содержит.

Альтернативная санкция предусматривает несколько видов наказаний по усмотрению правоприменителя. Например, но ч. 1 ст. 158 УК за кражу в зависимости от характера и степени общественной опасности совершенного деяния, а также характеристики личности, его совершившей, может быть назначено наказание в виде штрафа, обязательных или исправительных работ, ограничения свободы, принудительных работ, ареста либо в виде лишения свободы на определенный срок.

Альтернативная санкция одновременно может быть как относительно определенной, так и относительной с элементами абсолютной определенности. Альтернативная относительно определенная санкция содержится, например, в ч. 1 ст. 116 УК. Альтернативная относительная санкция с элементами абсолютной определенности - в ст. 317 УК.

Безальтернативная санкция предусматривает один вид наказания. Например, санкция в ч. 2 ст. 112 УК, закрепляющая ответственность за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью человека, содержит наказание в виде лишения свободы и только.

Безальтернативная санкция в действующем уголовном законодательстве одновременно является относительно определенной, но не может быть относительной с элементами абсолютной определенности.

Нормы УК РСФСР содержали санкции, отсылающие правоприменителя к применению иных [не уголовно-правовых] мер воздействия (см. ч. 1 ст. 130 УК РСФСР) или санкций других норм УК (см. ст. 101 УК РСФСР). Нынешний УК такие санкции в своих статьях не содержит.

Структура уголовно-процессуальной нормы

Уголовно-процессуальные нормы классифицируются по структуре и видам.

В теории государства и права по логической структуре принято различать три составные части правовой нормы: гипотезу, диспозицию и санкцию. Эта классификация относится и к структуре уголовно-процессуальных норм.

Гипотеза — это условие, при котором осуществляется веление права. По степени определенности выражения условия гипотезы могут быть: безусловно определенные (например, ст. 58 УПК определяет условия, наличие которых ведет к устранению судьи от участия в деле); относительно определенные (например, ст. 31 УПК предусматривает передачу дела в орган предварительного следствия, дознания или суд другому члену СНГ при необходимости); безусловно неопределенные (например, ст. 294 УПК устанавливает, что суд в случае заявления ходатайств обсуждает и разрешает их).

Диспозиция — это правило поведения. В уголовно-процессуальной норме диспозиция выражает правило поведения участников процесса. Так, ст. 128 УПК обязывает следователя при расследовании широко использовать помощь общественности.

Санкция — это мера воздействия, которая применяется к нарушителю установленного правила. Большинство уголовно-процессуальных норм не содержат санкций за нарушение установленных правил уголовного судопроизводства. Их соблюдение обеспечивается авторитетом закона, государственной обязанностью лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда выполнять надлежащим образом возложенные на них полномочия. Среди имеющихся в уголовно-процессуальном праве санкций за нарушение установленных правил следует различать: карательные, когда предусматривается привлечение к уголовной ответственности (например, ст. 73 и 75 УПК); административные, когда предусматривается привлечение к административной ответственности (ст. 263 УПК), процессуальные, когда предусматриваются меры процессуального принуждения (например, ст. 147 УПК).

По видам уголовно-процессуальные нормы классифицируются в зависимости от характера правил (степени категоричности требований), которые в них содержатся. Это позволяет различать уголовно-процессуальные нормы: управомочивающие, т.е. содержащие права участника уголовно-процессуальной деятельности (обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту — ст. 19 УПК); обязывающие участника процесса к определенному поведению (суд, прокурор, следователь и орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и к их наказанию — ст. 3 УПК); представительно-обязывающие, когда возникает двустороннее уголовно-процессуальное отношение — право одного участника процесса и обязанность другого (по просьбе обвиняемого участие защитника обеспечивается следователем и судом — ст. 48 УПК).

Виды уголовно-процессуальных норм

Запрещающие нормы предусматривают прямое запрещение, каких либо действий противоречащие задачам и принципам уголовного судопроизводства.

Разрешительные – это такие нормы, которые содержат разрешение на совершение каких-либо процессуальных действий и тем самым запрещают действия и отношения, не разрешенные законом.

Предписывающими называют нормы, обязывающие их исполнение. Например, ст.24 УПК обязывает лиц, осуществляющих уголовное преследование принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела.

Факультативные – нормы, предписывающие определенные действия в зависимости от установления тех или иных обстоятельств дела. Например, в зависимости от имеющихся в деле оснований следователь может избрать в отношении обвиняемого тот или иной вид меры пресечения либо отобрать подписку о явке.

Технические – содержат в себе нормы предусматривающие, методы и приемы применения технических средств, порядок их фиксации, обращения с вещественными доказательствами, порядок их осмотра, упаковки, хранения, передачи, уничтожения и т.д.

Развитие принципов уголовного судопроизводства своими корнями уходит в далекое историческое прошлое. Сегодня, в сложных условиях, мы хотим обратить внимание, насколько важен анализ прошлого, объективное и всестороннее изучение мировой истории общества. Осмысление и преодоление тяжких ошибок в ограничении демократии, нарушения принципов гуманизма и законности, без сомнения, явится значительным вкладом в создание условий для гуманного развития свободной человеческой личности, восстановления прерванных традиций. Без такого анализа невозможно дать продуманную и глубокую оценку нынешней ситуации, правильно определить пути дальнейшего развития страны.

По своей сути, начиная с первобытнообщинного строя и до укрепления капиталистического устройства, в большинстве государств, в уголовном судопроизводстве господствовало бесчинство и беззаконие судебно-исполнительной власти. Ни о каких принципах и порядке уголовного процесса вопрос не ставился. Суд предназначался для охраны государственного строя и власти имущих. Отсутствие гуманных и демократических традиций в судебной деятельности, которое повсеместно было связано с административно-исполнительной властью в одном лице, не содержало в себе сочувственного отношения к человеку, уважения прав и интересов личности. Жестокость наказания, особенно за политические преступления. Физическое уничтожение. Вечное и жесточайшее преследование оппозиции.

В казахском обычном праве развитие судебных принципов имело более гуманное направление. Примером тому может служить суд биев, существовавший в период феодального строя вплоть до начала ХХ века. По данным Ч.Ч. Валиханова это был с зачатками справедливости, гуманный народный суд биев: " Возведение в звание бия не обуславливалось у киргиз (в Российской империи в ХIХ веке "киргизами" называли казахов - К.К.) каким-либо формальным выбором со стороны народа и утверждением со стороны правящего народом власти, только глубокие познания в судебных обычаях, соединенные с ораторским искусством, давали киргизам это почетное звание. Чтобы приобрести имя бия, нужно было киргизу не раз показать перед народом свои юридические знания и свою ораторскую способность. Молва о таких людях быстро распространялась по всей степи, и имя их делалось известным всему и каждому. Таким образом, звание бия было как бы патентом на судебную и адвокатскую практику".

Изучая историю государства и права казахов профессор С.Л. Фукс подчеркивал, что: "Ценным источником регулировавших вопросы зачаточных формах суда и процесса, являются записи обычного права казахов. Они служат важным дополнением к наиболее древним памятникам права...".

Новое уголовно-процессуальное право сформировано с учетом наследия нашего народа и вобрало себя все демократическое и гуманное, сформулированное в правовых системах мирового сообщества.

Таким образом, в современных условиях преобразования нашего общества научно-теоретическая разработка проблем систематизации, классификации, содержательного наполнения принципов уголовного судопроизводства, их обеспечения процессуальными гарантиями носит политико-правовой характер. Вместе с тем круг проблем, связанных с принципиальным осмыслением процессуально-правовой сущности уголовно-процессуальных институтов, имеет особое значение в силу множества противоречий и отсутствия единства в понимании критериев, позволяющих дифференцировать принципы как таковые от иных положений общего характера.

До настоящего времени не выработано единое мнение среди процессуалистов по вопросу общего понятия принципов уголовного процесса. Научные изыскания позволяют определить четыре основных направления в понимании данного вопроса.

Представители первого направления (Строгович М.С., Чельцов М.А., Савицкий М.Я. и другие) полагают, что принципы уголовного процесса - это общие руководящие идеи, отражающие объективные закономерности общественного развития, и, как правило, значительно опережающие во времени факт своего законодательного закрепления.

Сторонники второго направления (Полянский Н.Н. и другие) считают, что принципы уголовного процесса - это только исключительно закрепленные законом общие и исходные положения, определяющие деятельность органов дознания, следствия, прокуратуры и суда.

Третье направление (Сахаров А.Б., Фефелов П.А., Добровольская Т.Н. и другие) заключается в понимании принципа уголовного процесса как основного, наиболее общего положения, идеи, получившего свое закрепление в законе, в правовых нормах, независимо от приемов и форм их закрепления, в том числе положения, не получившего закрепления в законе как такового, но вытекающего из ряда его норм.

И четвертому направлению (Якуб М.Л., Толеубекова Б.Х. и другие) характерно признание в качестве принципов уголовного процесса только таких руководящих идей, которые получили свое закрепление в праве и законе.

Анализ изложенных позиций в понимании сущности уголовно-процессуальных принципов позволяет дифференцировать их с точки зрения недостатков и позитивных моментов.

К недостаткам первого направления относятся суждения о том, что в уголовном судопроизводстве руководством к действию могут выступать положения, не закрепленные законодательно, но являющиеся объективным отражением уровня развития общественных отношений. В данной ситуации авторы игнорируют действие диалектического закона об объективном пространственно-временном разрыве между сущим и должным. Законодательство, будучи специфической субстанцией, может содержать в себе нормы, отражающие категорию "сущего". Иными словами, требование соблюдения законности не может базироваться на идеях, не подкрепленных конкретными нормами права.

Отсюда следует, что:

- идеи, не закрепленные в законе, не могут регулировать уголовно-процессуальную деятельность;
- для органа дознания, следствия, прокуратуры и суда обязательны требования закона, но не сами по себе идеи, выработанные наукой.

Недостатки второго направления заключаются в следующем:

- принципы должны определять не только основу деятельности государственных органов по расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел, но и деятельность других участников уголовного процесса;
- ограничение круга субъектов, на которых распространяется влияние принципов, должностными лицами и государственными органами, специально призванными осуществлять уголовно-процессуальные функции.

Недостатком третьего направления является то, что нельзя считать закрепленными в законе принципами те положения, которые в нем не сформулированы, а вытекают из ряда норм.

Вместе с тем, каждое из анализируемых направлений содержит рациональное зерно.

В частности, заслуживает внимания мнение представителей первого направления о том, что:

- принципы в своем содержании должны отражать объективные закономерности общественного развития и внутреннюю логику уголовно-процессуального права;
- принципы в системе уголовно-процессуального права занимают главенствующее, руководящее положение.

Ценность второй точки зрения определяется тем, что:

- принципами являются правовые идеи только, и исключительно выраженные в законе и отраслевом праве;
- они регулируют исходные, основные, наиболее общие положения в деятельности органов дознания, следствия, прокуратуры и суда.

В третьем направлении в качестве позитивного выступают положения о том, что:

- принципы являются основополагающими, руководящими началами существенных свойств и закономерностей процессуальной системы, на которых строится и действует уголовный процесс;
- они определяют в деятельности правоохранительных органов главные, исходные положения, из которых вытекают позиции более частного характера.

Ближе всего к современному пониманию существа проблемы стоит последнее направление. В пользу этого мы выдвигаем следующие аргументы:

- идеи, положенные законодателем в основу уголовного судопроизводства, и требования, которые закреплены законодателем в качестве руководящих положений, являются органически связанными между собой и не могут быть противопоставлены друг другу;
- закрепленные в законе руководящие правовые идеи обязательны для исполнения лишь в тех пределах, в которых они воплощены в правовых нормах;
- будучи закрепленными в законе, руководящие идеи перестают быть идеями и переходят в категорию законоположений, соблюдение которых обязательно;
- нормы - принципы должны иметь императивный характер, содержать обязательные установки, соблюдение которых обеспечивается конкретными предписаниями процедурного свойства.

Все четыре научных направления объединяет то, что принципы уголовного судопроизводства - это наиболее общие положения, отражающие в своем содержании объективные закономерности общественного развития; принципами являются положения, закрепленные в законе и отраслевом праве, они носят императивный характер и содержат обязательные для соблюдения установки.

Необходимо отметить, что указанные точки зрения на общее понятие принципа уголовного процесса не охватывают ряд существенных моментов, заключающихся в том, что:

- общеправовые принципы, выражая сущность гуманного, демократического государства, должны содержать гарантии прав и свобод личности;
- принципы должны быть обусловлены фактором конституционных гарантий признания прав и свобод человека высшей ценностью в государстве (ст. 1 Конституции);
- соблюдение и защита прав, свобод и законных интересов граждан;
- обязанность государственных органов (ст.ст.12, 39,76 Конституции);
- участие в международных договорах в области прав, свобод и обязанностей граждан предполагает их обязательное соблюдение, а также внесение соответствующих дополнений и изменений в действующее национальное отраслевое законодательство (ст. 4 Конституции).

Таким образом, научный анализ общего понятия принципов и его существенных черт позволяет нам сформулировать свое определение принципа уголовного судопроизводства, под которым необходимо понимать - закрепленные действующим законодательством основные, наиболее общие, руководящие положения о существенных свойствах и закономерностях процессуальной системы, на которых должен строиться и действовать уголовный процесс в интересах обеспечения гарантий прав и свобод личности, а также достижения целей и задач уголовного судопроизводства.

Толкование уголовных норм

Толкование — это уяснение смысла и содержания уголовного закона с целью его правильного применения.

Задача, цель толкования, в свою очередь, заключается в выяснении того, какая законодательная мысль (т.е. то, что хотел сказать законодатель) вылилась в данной форме (т.е. в данном законе) или в воспроизведении тех представлений и понятий, которые связывал с данной нормой ее создатель.

Виды толкования различаются в зависимости от субъекта, объема и приемов толкования. По субъекту (источнику) толкования различаются легальное, судебное и доктринальное (научное) толкование.

Под легальным понимается толкование, даваемое органом, уполномоченным на то законом. Такое толкование имеет общеобязательную силу.

Судебное толкование уголовного закона может быть двух видов.

Первым видом является толкование закона, даваемое в приговорах, определениях, постановлениях всех судов, вплоть до Верховного Суда РФ, по конкретным делам.

Вторым видом судебного толкования является толкование закона, которое дается в руководящих разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ по материалам обобщения судебной практики по определенным категориям дел. Эти разъяснения в значительной мере имеют общеобязательный характер, поскольку правосудие по уголовным делам осуществляется только судами, для которых эти руководящие разъяснения обязательны.

Доктринальное (научное) толкование уголовных законов может даваться институтами, кафедрами, отдельными учеными в статьях, монографиях, учебниках и т.п.

По объему толкование уголовных законов может быть: буквальным, ограничительным и распространительным.

Как правило, уголовные законы должны толковаться буквально, т.е. в точном соответствии с его текстом.

При ограничительном толковании закону придается ограничительный характер, более узкий смысл по сравнению с его буквальным текстом.

Распространительное толкование заключается в том, что закону придается более широкий смысл по сравнению с его буквальным текстом.

Для уяснения точного смысла закона используются приемы его толкования. Наиболее существенными из них являются: грамматический, систематический и исторический.

Грамматическое толкование состоит в анализе текста закона, употребляемых им терминов и словосочетаний с позиций грамматики и этимологии. Наличие, например, соединительного союза (и/или), наличие или отсутствие знака препинания и другие особенности текста порой существенно меняют содержание закона.

Систематическое толкование — это уяснение смысла и содержания данной уголовно-правовой нормы и сопоставление ее с другими нормами уголовного или иного закона, выяснение ее места в системе законодательства, а тем самым и пределов применения.

Историческое толкование применяется в случаях, когда для выяснения подлинного содержания воли законодателя необходимо проанализировать историю развития соответствующих уголовно-правовых понятий и институтов, обстановку обсуждения и принятия данного закона.

Назначение всех видов и приемов толкования сводится к уяснению точного смысла и содержания закона с целью его правильного применения.

темы

документ Уголовный кодекс РФ
документ Уголовный процесс
документ Уголовный суд
документ Уголовное наказание
документ Уголовное право




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара
Курс евро
Цифровые валюты
Алименты

Аттестация рабочих мест
Банкротство
Бухгалтерская отчетность
Бухгалтерские изменения
Бюджетный учет
Взыскание задолженности
Выходное пособие

График отпусков
Декретный отпуск
ЕНВД
Изменения для юристов
Кассовые операции
Командировочные расходы
МСФО
Налоги ИП
Налоговые изменения
Начисление заработной платы
ОСНО
Эффективный контракт
Брокеру
Недвижимость



©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты