Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Вещное право

Вещное право

Вещное право

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Вещное право
2. Защита вещных прав
3. Другие вещные права
4. Ограниченные вещные права
5. Виды вещных прав
6. Вещная защита права собственности
7. Вещные права лиц
8. Объекты вещных прав
9. Вещные права на землю
10. Вещные права в гражданском праве
11. Вещное право в римском праве
12. Система вещных прав
13. Признаки вещных прав
14. Возникновение вещного права
15. Регистрация вещных прав

Вещное право

Вещное право (в объективном смысле) - это совокупность правовых норм, закрепляющих принадлежность вещей (имущества) субъектам вещных прав, регламентирующих правомочия этих субъектов по поводу этих вещей и устанавливающих ответственность за их нарушения.

Вещное право (в субъективном смысле) - право конкретного субъекта по владению, пользованию и распоряжению данным имуществом.

Характерные черты (признаки) вещных прав:

• абсолютный характер защиты (его носителю соответствует обязанность неопределенного круга лиц воздерживаться от нарушения вещных прав этого лица);
• присущее им право следования (в случае перехода вещного права к другому лицу (правопреемнику) переходят и обременения этого права);
• круг вещных прав (в отличие от обязательственных) исчерпывающим образом очерчен в ГК (ст. 209, 216, 292, 334 ГК РФ), либо ином федеральном законом;
• объект вещного права - лишь индивидуально-определенная вещь (соответственно вещи, определяемые родовыми признаками, а также объекты интеллектуальной собственности объектами вещных прав служить не могут).

Таким образом, вещное право - это субъективное гражданское право, имеющее абсолютный характер, обладающее специфическим объектом и способами защиты, включающее в себя, помимо прав владения, пользования и распоряжения вещью (всех вместе или по отдельности), правомочие следования.

Вещные права можно разделить на две группы:


1. право собственности (включает владение, пользование, распоряжение);
2. ограниченные вещные права (права на чужие вещи - владение и пользование).

Право собственности в объективном смысле - совокупность гражданско-правовых норм, регулирующих и охраняющих состояние принадлежности материальных благ конкретным лицам.

Право собственности в субъективном смысле - мера возможного поведения собственника. Собственник вправе по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом.

Ограниченное вещное право - это право не собственника в том или ином ограниченном законом отношении использовать чужое, обычно недвижимое, имущество в собственных интересах без участия собственника имущества (а иногда даже помимо его воли).

Ст. 216 ГК РФ к ним относит:

• право пожизненного наследуемого владения земельным участком (статья 265);
• право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (статья 268);
• сервитуты (статьи 274, 277);
• право хозяйственного ведения имуществом (статья 294);
• право оперативного управления имуществом (статья 296).

Как известно, одна из важных классификаций гражданских прав предусматривает их деление на вещные и обязательственные.

Вещные права - одна из правовых форм реализации отношений собственности.

Вещные права предоставляют их обладателю возможность непосредственного (независимого от какого-либо другого лица) воздействия на вещь, то есть абсолютное господство над вещью.

Субъект вещного права может осуществлять в своем интересе действия по владению, пользованию, во многих случаях и по распоряжению вещью, не обращаясь за содействием к кому-либо.

В этом коренное отличие вещных прав от обязательственных. Лицо, имеющее обязательственное право на вещь, например, из договора аренды, безвозмездного пользования, может реализовать свои полномочия по владению и пользованию ею только тогда, когда фактически получит ее от собственника, по договору.

Право собственности отличается от других вещных прав полнотой содержания. Никто из субъектов других вещных прав не имеет такой полноты правомочий на принадлежащее имущество. Объем их прав ограничен законом и собственником. Это объясняется тем, что другие вещные права производны от права собственности. Так, собственник, передавая часть своего имущества в оперативное управление или хозяйственное ведение другому лицу, сохраняет за собой права собственности на это имущество. Поэтому никто кроме собственника не может обладать всей совокупностью правомочий собственника.

Право собственности всеобъемлюще, по сравнению с ним любое иное вещное право является ограниченным по объему. Выделяя группу вещных прав, принадлежащих не собственникам, закон именует их "вещные права лиц, не являющихся собственниками".

Все входящие в эту группу вещные права характеризуются общими отличительными признаками:

1) Круг вещных прав, в отличие от обязательственных, очерчен самим законом (ст. 209, 216 ГК).

Помимо права собственности и прав перечисленных в ст.216, к разряду вещных прав относятся также:

- право залога (ст.334 ГК);
- права членов семьи собственника жилого помещения (ст. 292 ГК);
- право учреждения по распоряжению доходами и имуществом, полученными в результате разрешенной хозяйственной деятельности (ст. 298 ГК).

2) Вещное право в отличие от обязательственного является разновидностью абсолютного права, то есть обладателю вещного права (права собственности, сервитута и т.п.) противостоит неограниченный круг субъектов, обязанных не нарушать его права на вещь.

3) Продолжение этой особенности вещного права - наличие у его владельца правомочий следования и преимущества.

Это значит, что обладатель вещного права продолжает его сохранят и тогда, когда вещь переходит к новому владельцу. Например, собственник вещи, выбывший из владения помимо его воли, продолжает оставаться собственником и вправе истребовать вещь из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК).

Другой пример - Право залога.

В соответствии со ст. 353 ГК в случае перехода права собственности на заложенное имущество право залога в отношении имущества также сохраняется.

Общее правило о том, что переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество, закреплено в п. 3 ст. 216 ГК.

4) К признакам, позволяющим отграничить вещные права от других абсолютных прав (на имя в авторском праве, на жизнь, свободу передвижения и др.) относится его объект.

Объектом вещных прав служит индивидуально-определенное имущество, в обязательственных правах - действия.

Этим объясняется существование специфических способов защиты вещных прав. Они (вещные права) защищаются от нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном в п. 4 ст. 216, ст. 301 - 305 ГК.

Сделаем вывод:

Вещное право - субъективное право, имеющее абсолютный характер, обладающее специфическим объектом и способом защиты, включающее в себя помимо прав владения, пользования и распоряжения имуществом правомочия следования и преимущества.

К вещным правам в соответствии со ст. 216 ГК, наряду с правом собственности отнесены следующие - право пожизненного наследуемого владения земельным участком, право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, право хозяйственного ведения, право оперативного управления имуществом и сервитуты. Этот перечень не является исчерпывающим. Иные, признанные таковыми законом, перечислены выше.

Защита вещных прав

Гражданско-правовые средства защиты вещных прав — это совокупность средств, применяемых в случае нарушения вещного права, направленных на восстановление или защиту имущественных интересов его обладателя.

Вещно-правовые средства защищают вещное право как абсолютное право, принадлежащее правообладателю, от посягательств на него всех третьих лиц. Целью применения этих средств является восстановление или устранение препятствий либо сомнений в осуществлении обладателем вещного права своих правомочий.

К вещно-правовым средствам защиты относятся:

• виндикационный иск - иск об истребовании имущества из незаконного владения;
• негаторный иск - иск об устранении нарушений, не связанных с лишением владения;
• иск о признании права собственности - иск о констатации судом перед третьими лицами факта принадлежности истцу права собственности на спорное имущество.

Обязательственно-правовые средства основаны не на праве собственности, а на других субъективных правах и направлены на защиту не столько права собственности, сколько в целом имущественных интересов собственника.

К ним относятся:

• иск о возмещении причиненного собственнику вреда;
• иск о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества;
• иск о возврате вещей, предоставленных в пользование по договору и т. п. требования.

Иные средства, вытекающие из конкретных институтов права:

• из института безвестного отсутствия — защита прав собственника в случае его явки;
• из института недействительности сделок — защита интересов сторон недействительной сделки;
• из института залога — ответственность залогодержателя за утрату заложенного имущества;
• из института наследственного права — ответственность хранителя или управляющего за порчу или утрату наследственного имущества и т. п. средства.

Средства, защищающие интересы собственника при прекращении права собственности по законным основаниям: национализации, реквизиции, изъятии земельных участков для государственных нужд, принудительного выкупа или продажи с торгов бесхозяйственно содержимого имущества и др.

Согласно ст. 301 ГК собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник в соответствии со ст. 302 ГК вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

При истребовании имущества из чужого незаконного владения согласно ст. 303 ГК, собственник вправе также потребовать от лица, которое знало или должно было знать, что его владение незаконно (недобросовестный владелец), возврата или возмещения всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь за все время владения; от добросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

Владелец, как добросовестный, так и недобросовестный, в свою очередь вправе требовать от собственника возмещения произведенных им необходимых затрат на имущество с того времени, с которого собственнику причитаются доходы от имущества.

Добросовестный владелец вправе оставить за собой произведенные им улучшения, если они могут быть отделены без повреждения имущества. Если такое отделение улучшений невозможно, добросовестный владелец имеет право требовать возмещения произведенных на улучшение затрат, но не свыше размера увеличения стоимости имущества.

Все вышеперечисленные права в соответствии со ст.305 ГК принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника.

Согласно ст. 306. в случае принятия Российской Федерацией закона, прекращающего право собственности, убытки, причиненные собственнику в результате принятия этого акта, в том числе стоимость имущества, возмещаются государством. Споры о возмещении убытков разрешаются судом.

Другие вещные права

Вещные права как отдельная разновидность гражданских прав обычно противопоставляются правам обязательственным. В этом качестве основной чертой всех вещных прав выступает их абсолютный характер, в силу которого субъекты данного права самостоятельно воздействуют на соответствующее имущество без содействия каких-либо иных лиц, а все другие участники имущественных отношений должны не препятствовать им в осуществлении таких возможностей.

В отличие от этого в обязательственных правоотношениях, имеющих относительный характер, управомоченное лицо, например арендатор, может воздействовать на чужое имущество в своих интересах только при участии иного лица собственника, дозволяющего это по условиям заключенного договора. В вещных (абсолютных) правах обязанными лицами являются все участники имущественных отношений, которые несут лишь пассивную обязанность, обычно выражающуюся в запрете нарушения этих прав. В обязательственных отношениях обязанное лицо - должник обычно играет активную роль, совершая по требованию своего контрагента кредитора необходимые ему действия.

Вещные права оформляют непосредственное отношение лица к вещи в том смысле, что для осуществления своего права такое лицо не нуждается в посредничестве других лиц.

Обязательственные права осуществляются путем исполнения обязанным лицом требований управомоченного, например, по передаче ему имущества, право на которое, следовательно, невозможно осуществить без действий обязанного лица.

В таком смысле вещные права, включая право собственности как наиболее широкое, всеобъемлющее из них, давно известны не только русскому законодательству, но и законодательству других стран континентальной Европы, прежде всего его германской ветви (им, в частности, посвящена книга третья Германского гражданского уложения). В ст. 216 ГК эта категория использована в более узком смысле - для обозначения иных, кроме права собственности, вещных прав. Поэтому в п. 2 данной статьи говорится об их принадлежности лицам, не являющимся собственниками имущества.

В этой связи новый ГК устанавливает еще один важный признак таких ограниченных (по сравнению с правом собственности) вещных прав. В п. 3 ст. 216 указывается на принципиальное их сохранение даже при смене собственника имущества. Иначе говоря, эти права сохраняются при переходе права собственности на соответствующее имущество, как бы обременяя его, то есть следуют за имуществом, а не за его собственником.

Общность вещных прав и права собственности заключается и в общих для них средствах правовой защиты. В соответствии с п. 4 ст. 216 ГК ограниченные вещные права защищаются от их нарушения вещно-правовыми способами, присущими защите права собственности, причем такая защита предоставляется их обладателям по отношению к любым другим лицам, включая и самого собственника (ст. 305 ГК). С этой точки зрения наличие ограниченных вещных прав на имущество является известным ограничением прав самого собственника на это имущество.

Поскольку характер и содержание ограниченных вещных прав, как и само их возникновение, обычно не зависят от воли собственника, а определяются непосредственно законом, последний должен сам установить все их разновидности. Если в обязательственных отношениях, возникших на основе договора, участники в значительной мере вольны в определении их содержания и условий, включая установление условий хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему, то в вещных отношениях это невозможно, поскольку они возникают не только по воле их участников.

В связи с этим в п. 1 ст. 216 ГК включен в принципе исчерпывающий перечень ограниченных вещных прав. К ним отнесены две группы таких прав: вещные права по использованию чужих земельных участков (право пожизненного наследуемого владения, право постоянного (бессрочного) пользования и сервитуты, которые могут обременять также здания и сооружения) и вещные права юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника (право хозяйственного ведения и право оперативного управления).

Исходя из изложенных выше признаков ограниченных вещных прав, в них также входят предусмотренные ст. 292 ГК права членов семьи собственника жилого помещения (тем более что в заголовке гл. 18, где расположены эти правила, речь идет о "других вещных правах на жилые помещения"), а также право залогодержателя на заложенное имущество (см., например, ст. 347 ГК). Несмотря на отсутствие прямых указаний в ст. 216, вещно-правовая природа этих прав не вызывает сомнений.

Не колеблет она и вывода об исчерпывающем перечне ограниченных вещных прав, ибо названные права также прямо предусмотрены законом.

Ограниченные вещные права

Категория вещных прав, как уже отмечалось, включает не только право собственности, но и иные вещные права. Право собственности является наиболее широким по содержанию вещным правом. В отличие от этого ограниченное вещное право представляет собой право на чужую вещь (jura in re aliena), уже присвоенную другим лицом - собственником. Классическим примером данного права являются сервитута - права пользования чужой недвижимой вещью в определенном, строго ограниченном отношении, например, право прохода или проезда через чужой земельный участок. Предоставляемые таким вещным правом возможности всегда ограничены по содержанию и потому являются гораздо более узкими, чем правомочия собственника (в частности, в большинстве случаев исключают возможность отчуждения имущества без согласия собственника). В российском гражданском праве все ограниченные вещные права (за исключением залога и права удержания) имеют объектом недвижимое имущество (вещи).

Наряду с отмечавшимися ранее общими свойствами всех вещных прав важной юридической особенностью ограниченных вещных прав становится их сохранение даже в случае смены собственника соответствующего имущества. Иначе говоря, эти права сохраняются и при перемене права собственности на такое имущество (например, в случае его продажи, перехода по наследству и т. д.), как бы обременяя его, т. е. всегда следуют за вещью, а не за собственником. Такое право следования является характерным признаком вещных прав.

Тем самым они как бы "сжимают", ограничивают права собственника на его имущество, ибо он в этом случае обычно лишается возможностей свободного пользования своим имуществом (но, как правило, сохраняет возможности распоряжения им, например отчуждения посредством договоров купли-продажи или мены). С этой точки зрения наличие ограниченных вещных прав на имущество является известным ограничением правомочий собственника. Более того, субъекты этих прав могут прибегать к их исковой защите от неправомерных посягательств любых третьих лиц, включая и собственника вещи. При прекращении ограниченных вещных прав право собственности "восстанавливается" в первоначальном объеме без каких-либо дополнительных условий, в чем проявляется, как говорили еще дореволюционные юристы, "эластичность", упругость права собственности.

Из этого вытекает также такое свойство ограниченных вещных прав, как их производность, зависимость от права собственности как основного вещного права. При отсутствии или прекращении права собственности на вещь невозможно установить или сохранить на нее ограниченное вещное право (например, в отношении бесхозяйного имущества).

Однако и перечисленные признаки не всегда дают возможность четко разграничить вещные и обязательственные права. Так, права арендатора чужого имущества на первый взгляд отвечают большинству указанных выше признаков вещных прав. Они, в частности, не прекращаются в связи с изменением собственника-арендодателя и защищаются от любых лиц как права титульного владельца. Вместе с тем права арендатора, конечно, носят обязательственно-правовой, а не вещный характер (хотя споры об их юридической природе велись еще в дореволюционной российской литературе). Дело в том, что они всегда возникают в силу договора с собственником арендуемого имущества, и их содержание, включая и различные возможности распоряжения арендованным имуществом вплоть до его отчуждения, определяется исключительно условиями конкретного арендного договора (в соответствии с которыми объем прав арендатора всякий раз может быть различным). Для вещных прав такое положение невозможно.

Характер и содержание ограниченных вещных прав определяется непосредственно законом, а не договором, да и их возникновение нередко происходит помимо воли собственника. Поэтому закон должен сам установить все их разновидности и определить составляющие их конкретные правомочия (содержание).

Как известно, в обязательственных отношениях, в большинстве случаев возникающих на основе договора, участники в значительной мере вольны в определении их содержания и условий, включая установление условий сделок, хотя и не определенных законом, но не противоречащих ему, что исключает закрытый (исчерпывающий) перечень видов договоров. В вещных отношениях, возникающих отнюдь не только по воле их участников, последние не вправе самостоятельно определять их содержание. Поэтому закон закрепляет исчерпывающий перечень (numerus clausus) ограниченных вещных прав. Таким образом, под ограниченным вещным правом следует понимать право в том или ином ограниченном, точно определенном законом отношении использовать чужое, как правило, недвижимое имущество в своих интересах без посредства его собственника (в том числе и помимо его воли).

Виды ограниченных вещных прав

Российское гражданское законодательство предусматривает несколько групп ограниченных вещных прав.

В эту систему входят:

во-первых, вещные права некоторых юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника;
во-вторых, ограниченные вещные права по использованию чужих земельных участков;
в-третьих, права ограниченного пользования иным недвижимым имуществом (главным образом жилыми помещениями);
в-четвертых, обеспечивающие надлежащее исполнение обязательств права залога (залогодержателя) и удержания, объектами которых, в отличие от иных вещных прав, могут являться движимые вещи.

В п. 1 ст. 216 ГК в качестве ограниченных вещных прав прямо названы лишь первые две группы. В действительности ими, однако, не исчерпываются предусмотренные Гражданским кодексом иные вещные права. Вместе с тем перечень ограниченных вещных прав прямо предусмотрен законом и в этом смысле является исчерпывающим.

Никаких иных вещных прав, кроме перечисленных выше, наше гражданское законодательство не допускает, и создать их в результате соглашения (договора) участников имущественного оборота невозможно. Это обстоятельство важно иметь в виду также и с учетом частых и серьезных изменений, которым пока подвержено формирующееся российское законодательство.

К вещным правам юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника относятся право хозяйственного ведения и право оперативного управления, которые выражают специфику российского гражданского права и не имеют аналогов в развитых правопорядках. Пока они, однако, являются весьма распространенными ограниченными вещными правами, ибо характеризуют имущественную обособленность унитарных предприятий и учреждений, остающихся одними из наиболее часто встречающихся видов юридических лиц.

К ограниченным вещным правам по использованию чужих земельных участков относятся:

1. принадлежащее гражданам право пожизненного наследуемого владения землей (по сути - бессрочной аренды);
2. право постоянного (бессрочного) пользования землей, субъектом которого могут быть как граждане, так и юридические лица;
3. сервитуты (сервитутные права), которые могут иметь объектом (обременять в том или ином отношении) не только земельные участки (например, путем предоставления субъекту такого права возможности прохода или проезда через чужой земельный участок и т. п.), но и здания и сооружения.

В ГК они рассматриваются как права ограниченного пользования соседним участком (земельные сервитуты), возникающие на основе соглашения собственников соседствующих участков (с возможностью, однако, принудительного установления судом такого сервитута). Водные сервитуты в виде прав на забор воды, водопой скота, осуществления паромных и лодочных переправ через водные объекты по соглашению с их собственниками предусмотрены ст. 43-44 Водного кодекса РФ.

4. право застройки чужого земельного участка, принадлежащее субъектам прав пожизненного наследуемого владения или постоянного пользования. Оно заключается в возможности возведения на соответствующем участке зданий, сооружений и других объектов недвижимости, становящихся при этом собственностью застройщика.

Правда, все перечисленные четыре группы прав предусмотрены правилами гл. 17 ГК, не вступившей в силу до принятия нового Земельного кодекса. Вместе с тем их появление уже сейчас возможно при продаже недвижимости, находящейся на не принадлежащем отчуждателю земельном участке (п. 3 ст. 552 ГК), либо при продаже застроенного земельного участка с сохранением за отчуждателем права собственности на соответствующие строения (ст. 553 ГК). Сервитутные права в отношении земельного участка могут возникать и у арендаторов зданий и сооружений на срок действия договора аренды (ст. 652, 653 ГК).

Действующее законодательство использует также категорию "публичных сервитутов", возникающих, например, при использовании любыми гражданами не закрытых для общего доступа земельных участков, находящихся в публичной собственности (например, улиц, дорог, пешеходных зон, мест отдыха и т. п.).

Такие "сервитуты" возникают также при приватизации застроенных земельных участков и состоят в возможностях установления:

во-первых, права безвозмездного и беспрепятственного использования пешеходных и автомобильных дорог и объектов инженерной инфраструктуры, находящихся на участке;
во-вторых, права размещения на участке межевых и геодезических знаков и подъездов к ним;
в-третьих, права доступа на участок для ремонта данных "объектов инфраструктуры".

Водный кодекс РФ в ст. 20,43 и 44 предусматривает возможность установления "публичных водных сервитутов".

Однако такие права не имеют конкретных управомоченных лиц и не могут считаться гражданско-правовыми. По сути, они представляют собой не "сервитуты", а установленные законом пределы прав публичных или частных собственников соответствующих недвижимостей.

Права ограниченного пользования иными недвижимостями представлены в нашем законодательстве:

во-первых, правами членов семьи собственника жилого помещения, предусмотренными ст. 292 ГК. За этими гражданами непосредственно закон признает "право пользования этим помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством". Таким образом, удовлетворение ими своих жилищных потребностей здесь не зависит от воли собственника жилья. По сути, это право ограниченного пользования жильем собственника также можно отнести к правам сервитутного типа.

При этом данное право пользования сохраняется за ними и при переходе права собственности на жилье (например, при продаже этого жилья как предмета залога, гарантировавшего банку-ссудодателю погашение выданного им собственнику жилья кредита) (ср. п. 1 ст. 558 ГК). Следовательно, при отчуждении гражданином-собственником своего жилья без согласия совместно проживающих с ним членов его семьи они вправе продолжать пользование прежним помещением на законном основании и не могут быть выселены из него по требованию нового собственника. Более того, при наличии в числе членов семьи такого собственника несовершеннолетнего лица любое отчуждение жилья вообще допускается только с предварительного согласия органа опеки и попечительства (п. 4 ст. 292 ГК). Закон здесь, по сути, ограничивает собственника недвижимости в праве распоряжения ею. Кроме следования такого "права пользования жильем" за недвижимостью, характерного для вещного права, оно защищается законом от всяких посягательств любых лиц, включая и самого собственника жилого помещения (п. 3 ст. 292 ГК). Все это не оставляет сомнений в его вещно-правовом характере (тем более что нормы о нем помещены в гл. 18 ГК, посвященной вещным правам на жилые помещения).

Во-вторых, к ним относится право пожизненного пользования жилым помещением (жилым домом, его частью, квартирой и т. п.) или иным объектом недвижимости (земельным участком, дачей и т. д.), которое возникает у граждан на основании договора (купли-продажи недвижимости под условием пожизненного содержания с иждивением в соответствии с п. 1 ст. 602 ГК) либо завещательного отказа (ч. 2 ст. 538 ГК РСФСР). Содержание этого права определено законом, а не договором или завещательным отказом Оно заключается в возможности проживания в жилом помещении, принадлежащем другому лицу, т. е. в ограниченном (целевом) использовании чужого недвижимого имущества, и исключает для управомоченного лица какие-либо возможности распоряжения этим имуществом Данное право также сохраняется за управомоченными лицами (пользователями) независимо от возможной впоследствии смены собственника недвижимости и пользуется абсолютной защитой, в том числе и в отношении собственника. Сказанное относится и к праву пожизненного пользования земельным участком или иным (кроме жилого помещения) объектом недвижимости.

Особую группу ограниченных вещных прав составляют вещные права, обеспечивающие надлежащее исполнение обязательств.

К их числу относятся:

1. залоговое право (в случаях, когда его объектом является вещь, а не имущественное право);
2. право удержания (ст. 359 ГК).

Объектом обоих названных прав может являться как недвижимое, так и движимое имущество (вещи), а в их содержание входит возможность принудительной реализации соответствующих вещей помимо воли их собственника, т. е. прекращение самого основного вещного права - права собственности. Оба этих обстоятельства не имеют места в отношении других видов ограниченных вещных прав. Названные особенности залога (и весьма близкого к нему института удержания) обусловили давние, но не прекращающиеся до сих пор теоретические споры о его вещно-правовой или обязательственно-правовой природе.

Как известно, залогодержателю принадлежит право удовлетворения своих требований из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами (п. 1 ст. 334 ГК) Это право обременяет предмет залога, следуя за ним вне зависимости от смены его собственника; более того, остающийся собственником залогодатель по общему правилу вправе распоряжаться предметом залога только с согласия залогодержателя (п. 2 ст. 346 ГК).

Он вправе также защищать свое право от всяких посягательств любых лиц, включая и собственника-залогодателя, от которого залоговый кредитор при определенных условиях вправе даже истребовать заложенное имущество или добиваться устранения препятствий в осуществлении своих прав (ст. 347 ГК).

Все это говорит о вещно-правовой природе залога. Хотя он, подобно аренде, обычно возникает на основании договора залогодателя и залогодержателя, содержание прав залогового кредитора определяется непосредственно законом. Это одно из ограниченных вещных прав, возникающих на основании договора с собственником вещи (в соответствии с п. 3 ст. 334 ГК залог может возникать и в силу обстоятельств, прямо предусмотренных законом). Кроме того, это вещное право, последовательная реализация которого ведет к утрате собственником своего права (в случае обращения взыскания на заложенное имущество), что также не характерно для иных (ограниченных) вещных прав.

Близок к залогу по своей юридической природе и такой способ обеспечения надлежащего исполнения обязательств, как удержание вещи, следуемой передаче контрагенту по договору (ст. 359 ГК). Права кредитора, удерживающего у себя вещь должника до исполнения последним соответствующих обязательств, аналогичны правам залогодержателя (ст. 360 ГК). Они также сохраняются при смене собственника вещи и подлежат правовой защите от вмешательства любых третьих лиц, включая собственника. Поэтому и право удержания представляет собой ограниченное вещное право данного лица.

Следует отметить, что и залогодержатель, и кредитор, удерживающий вещь должника, обладают таким правом на чужую вещь, которое дает им возможность удовлетворить свой имущественный интерес (в надлежащем исполнении обеспеченного одним из этих способов основного обязательства), используя чужую вещь даже независимо от воли собственника, что также характерно для ограниченного вещного права.

Виды вещных прав

1. Право собственности

Собственность - это материальные объекты, потребность в которых испытывают или могут испытывать два или более человек одновременно (сочетание в себе как социальных аспектов с понятием о собственности как о вещи).

Право собственности - совокупность правовых норм, закрепляющих присвоенность вещей отдельным лицам и коллективам. Существует две основных традиции понимания права собственности: континентальная рассматривает право собственности неограниченным и неделимым, сосредоточенным в руках одного лица; англосаксонская разделяет право собственности на составляющие.

В российском гражданском праве традиционным является представление о субъективном праве собственности как о совокупности, «триаде» трех правомочий: владения, пользования, распоряжения.

Собственность есть практически «идеальное» вещное право, в нем в полной мере воплощается природа вещных прав. Вещные права, как явствует из их наименования, есть права, связанные с вещью, опосредующие определенное отношение лица к вещи. Легально собственность определяется весьма лапидарно лишь через традиционную совокупность составляющих ее правомочий. Собственнику, как указано в п. 1 ст. 209 ГК РФ, принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Право собственности заключается в том, что собственник по своему усмотрению владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему имуществом. Собственник может передавать свои правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом другому лицу, использовать имущество в качестве предмета залога или обременять его иным способом, передавать свое имущество в собственность или управление другому лицу, а также совершать в отношении него любые действия, не противоречащие закону. Собственник вправе использовать свое имущество для любой предпринимательской деятельности, не запрещенной законом. Объектами права собственности могут быть предприятия, имущественные комплексы, земельные участки, горные отводы, здания, сооружения, оборудования, сырье и материалы, деньги, ценные бумаги, другое имущество производственного, потребительского, социального, культурного, иного назначения, а также продукты интеллектуального и творческого труда. Объектами интеллектуальной собственности являются произведения науки, литературы, искусства и других видов творческой деятельности в сфере производства, в том числе открытия, изобретения, рационализаторские предложения, промышленные образцы, "ноу-хау", торговые секреты, товарные знаки, фирменные наименования и знаки обслуживания.

2. Право хозяйственного ведения

Право хозяйственного ведения - способ осуществления хозяйственной деятельности государственными и муниципальными унитарными предприятиями с вверенным им имуществом, при котором предприятие владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в соответствии с условиями, предметом и целями деятельности, установленными собственником при передаче имущества предприятию. В лице собственника выступает государство или муниципалитет, который сохраняет за собой правомочия собственности и после передачи имущества предприятию.

Субъектами права хозяйственного ведения не могут быть казенные предприятия, за которыми имущество закрепляется на праве оперативного управления. Объект права хозяйственного ведения - любое имущество, переданное собственником и зачисленное на баланс предприятия. Это имущество неделимо и не может быть распределено как вклады между работниками при приватизации. Уставный фонд создаваемого предприятия на право хозяйственного ведения должен быть оплачен собственником полностью до государственной регистрации. В соответствии со ст. 295 ГКРФ ограниченные вещные права на переданное предприятию имущество (право хозяйственного ведения) возникают по воле учредителя-собственника, который принимает решение о создании предприятия, его реорганизации и ликвидации, назначает руководителя предприятия, осуществляет контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предприятию имущества.

Право хозяйственного ведения возникает у предприятия с момента передачи ему имущества, если иное не предусмотрено законом. Право хозяйственного ведения предполагает два режима распоряжения имуществом в зависимости от его назначения. Недвижимое имущество не может быть отчуждено предприятием без согласия собственника.

При создании унитарным предприятием своего дочернего предприятия с передачей части имущества в его хозяйственное ведение собственник решает вопрос о соответствии размеров частей разделенного имущества минимально допустимым размерам, определенным законом о государственных и муниципальных унитарных предприятиях. Вновь созданное предприятие также становится унитарным. Прибыль в виде плодов и доходов от хозяйственной деятельности предприятия поступает в собственность учредителя и находится у предприятия на право хозяйственного ведения, поскольку создана на основе имущества, собственником которого предприятие не является. Таким образом, унитарное предприятие ни при каких условиях не становится собственником находящегося у него имущества. И только при приватизации предприятия.

Право хозяйственного ведения прекращается вместе с правом государственной и муниципальной собственности. Несмотря на то, что законодатель отнес право хозяйственного ведения (вместе с правом оперативного управления) к вещным правам наряду с правом собственности (ст. 206 ГК РФ), т.е. включил в их состав те же правомочия владения, пользования и распоряжения, такая юридическая конструкция является противоречивой последующим причинам. Право собственности может быть тождественно только само себе. Поэтому признавать, что в том случае, когда собственник по своей воле передал другому лицу имущество, все три правомочия, входящие в состав собственности, возникли у этого лица и называть эту совокупность правомочий иначе, чем право собственности, - значит грешить против правил формальной логики.

Право хозяйственного ведения является сравнительно новой правовой конструкцией. Ее возникновение обусловлено переходом от государственно-монополистической к капиталистической модели управления обществом. Реструктуризация системы управления постсоциалистическим обществом в РФ выразилась в стремлении государства дистанцироваться от непосредственно предпринимательской деятельности, сохранив за собой свойственные капиталистическому государству властные формы управления. Необходима была переходная форма хозяйствования от государственной монополии к частной форме предпринимательства.

Право хозяйственного ведения является юридическим инструментом для ограничения ответственности собственника в лице государственного или муниципального образования за результаты предпринимательской деятельности объемом имущества, выделенного в хозяйственное ведение учрежденному предприятию, подобно тому, как гражданин может зарегистрировать юридическое лицо на свое имя с тем, чтобы ограничить имущественную ответственность за результаты предпринимательской деятельности только внесенным в уставный фонд капиталом. Однако законодательством предусмотрена субсидиарная ответственность учредителя при недостаточности имущества предприятия для удовлетворения требований кредиторов, если будет доказано, что несостоятельность предприятия вызвана действиями учредителя (п. 3 ст. 56 ГК РФ).

Таким образом, право хозяйственного ведения в ее нынешнем варианте является правовой формой, при помощи которой в рамках государственной собственности на имущество предприятий предпринята попытка повышения эффективности их деятельности путем экономического стимулирования, основанного на договорном характере распределения полученной прибыли между предприятием и государством.

3. Право оперативного управления

Особая разновидность вещных прав в гражданском законодательстве РФ. Может принадлежать только юридическому лицу — не собственнику и заключается в возможности использовать закрепленное собственником за данной организацией имущество строго по целевому назначению. По объему правомочий право оперативного управления значительно уступает праву собственности и праву хозяйственного ведения. Право оперативного управления не известно гражданскому законодательству развитых стран. Его концепция была разработана в СССР в 40-е гг. академиком А.В. Бенедиктовым в целях организации эффективного управления собственностью. П.о.у. было закреплено ОГЗ СССР 1961 и 1991 гг. В соответствии с ГК РФ субъектами право оперативного управления могут быть только казенное предприятие и учреждение.

Эти юридические лица осуществляют в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности и заданиями собственника права владения, пользования и распоряжения закрепленным за ними имуществом. Собственник такого имущества вправе изъять излишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению. Казенное предприятие вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом лишь с согласия его собственника. Казенное предприятие самостоятельно реализует производимую им продукцию, если иное не установлено законом или иными правовыми актами. Порядок распределения доходов казенного предприятия определяется собственником его имущества. Учреждение не вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств выделенных ему по смете. Если в соответствии с учредительными документами учреждению, предоставлено право осуществлять предпринимательскую деятельность, то доходы от нее и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в его самостоятельное распоряжение и учитываются на отдельном балансе.

4. Право землепользования

В условиях современной земельной реформы право землепользования получает второе рождение. Введение новых форм собственности на землю не могло оставить неизменным институт права землепользования, который к моменту реформ был достаточно высокоразвит. Земельное право до перестроечного периода, сохраняя право собственности на землю за государством, предусматривало возможность передачи земельных участков гражданам и организациям на праве бессрочного и временного пользования, уделяло значительное внимание широкому обеспечению права свободного доступа каждого к землям для удовлетворения различного рода личных потребностей, установив право общего пользования. Все эти виды землепользования интегрировались в реформируемое земельное законодательство.

Вместе с тем прежний уровень регулирования отношений землепользования не соответствует в полной мере меняющимся условиям. Установление права частной собственности потребовало адекватного, решения вопроса о доступе граждан-несобственников к землям. В связи с этим введено право публичного и частного сервитутов. Реанимирована аренда земельных участков, которая была распространена в России сразу в послереволюционный период и запрещена впоследствии. Восстановлен и значительно расширен применяемый короткое время в прошлом принцип платности землепользования.

Право землепользования существует в двух значениях - как объективное и субъективное право. В первом случае право землепользования представляет собой институт земельного права, в состав которого входят нормы, регулирующие общественные отношения в области использования земель. В их число входят нормы, определяющие виды землепользования, порядок и условия предоставления земель в пользование, права и обязанности землепользователей, основания возникновения и прекращения права землепользования.

Как субъективное право, право землепользования означает совокупность правомочий, возникающих у конкретных субъектов земельных правоотношений в связи с предоставлением им в пользование земельных участков. Лица, получившие право землепользования, являются землепользователями.

Право землепользования - родовое понятие и на практике представлено различными видами. В соответствии с делением земель на категории право землепользования можно разделить на право пользования землями сельскохозяйственного назначения, поселений, землями промышленности и иного специального назначения, землями особо охраняемых территорий, лесного, водного фондов и земель запаса.

По субъектному признаку право землепользования делится на две большие группы - право землепользования граждан и организаций. В зависимости от оснований и условий возникновения право землепользования может быть общим и специальным. В свою очередь, специальное землепользование существует в виде права постоянного (бессрочного) и безвозмездного срочного пользования, права аренды, пожизненного наследуемого владения и ограниченного пользования чужим земельным участком. В зависимости от цели, для которой предоставлен земельный участок в пользование, право землепользования делится на право пользования для ведения садоводства, огородничества, дачного и подсобного хозяйства, строительства и эксплуатации жилых и нежилых зданий и сооружений, включая предприятия и другие объекты хозяйственной деятельности, прохода, проезда, размещения объектов инженерной инфраструктуры и др.

5. Право недропользования

Предоставление недр в пользование оформляется специальным государственным разрешением - лицензией, то есть документом, удостоверяющим право ее владельца на пользование участком недр в определенных границах в течение установленного срока при соблюдении заранее установленных условий. Лицензию дополняют текстовые, графические приложения, являющиеся ее неотъемлемой частью и определяющие основные условия пользования недрами.

Лицензии предоставляются по результатам проведения конкурсов и аукционов. Информация о предстоящих конкурсах и аукционах, об их итогах, о предоставлении лицензий должна быть опубликована в СМИ.

Согласно ст. 9 Закона "О недрах" пользователями недр могут быть:

- субъекты предпринимательской деятельности, в том числе участники простого товарищества;
- иностранные граждане;
- юридические лица, если федеральными законами не установлены ограничения предоставления права пользования недрами. Пользователями недр на условиях соглашений о разделе продукции могут быть граждане РФ, иностранные граждане, юридические лица и создаваемые на основе договоров о совместной деятельности (договоров простого товарищества) и не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц. При этом участники таких объединений несут солидарную ответственность по обязательствам, вытекающим из соглашений о разделе продукции.

Если федеральными законами установлено, что для осуществления отдельных видов деятельности, связанных с пользованием недрами, требуются разрешения (лицензии), пользователи недр могут по выбору:

- получить разрешения (лицензии) на осуществление соответствующих видов деятельности;
- заключить договоры с организациями, имеющими право на осуществление видов деятельности, связанных с пользованием недрами.

Права и обязанности пользователя недр возникают с момента государственной регистрации лицензии на пользование участками недр, при предоставлении права пользования недрами на условиях соглашения о разделе продукции - с момента вступления такого соглашения в силу.

Без ограничения срока могут быть предоставлены участки недр для строительства и эксплуатации подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых, строительства и эксплуатации подземных сооружений, связанных с захоронением отходов, строительства и эксплуатации нефте- и газохранилищ, а также для образования особо охраняемых геологических объектов и иных целей.

Срок пользования участком недр может быть продлен по инициативе пользователя недр при выполнении им оговоренных в лицензии на пользование участком недр условий и необходимости завершения разработки месторождения полезных ископаемых или выполнения ликвидационных мероприятий.

Сроки пользования участками недр исчисляются с момента государственной регистрации лицензий на пользование этими участками недр.

6. Сервитут

Сервитут (от лат. servitus, servitutis - служащий) - ограниченное право пользования чужой вещью (в дореволюционной русской правовой терминологии - право участия частного). Сервитуты традиционно делят на личные и предиальные. Личным является сервитут, установленный в пользу определенного лица, тогда как предиальным – установленный в пользу собственника (пользователя) чётко определенной недвижимости. Примером личного сервитута может быть право членов семьи нанимателя пользоваться жильем нанимателя. Если сервитут устанавливается в интересах неопределённого круга лиц, то он оформляется правовой нормой и называется публичным сервитутом. Наиболее распространенным видом предиального сервитута является право пользования чужим земельным участком – так называемый земельный сервитут.

Сервитуты могут быть срочными и бессрочными, платными и бесплатными. Исчерпывающего перечня сервитутов законодательство, как правило, не вмещает, позволяя устанавливать любые сервитуты, которые отвечают признакам сервитутного права и не противоречат нормам закона.

Среди вещных сервитутов различали:

– сельские (земельные) – право прохода, проезда, прогона скота, устройства водопровода, водопоя скота, черпания воды на соседнем участке;
– городские – право пристроить к стене соседа, опереть балку на стену соседа, перекинуть балкон и другие выступы в чужое пространство, направлять сток дождевой воды или провести клоаку через чужой участок.

Каждая разновидность сельского и городского сервитута имела индивидуальную правовую регламентацию. Но они обладали и общим – бессрочностью, были обременением самой земли и вместе с ней переходили к новому собственнику. Вещный сервитут устанавливался в отношении не конкретного лица, а конкретной вещи, поэтому смена собственника данной вещи не приводила к прекращению действия сервитута.

Личный сервитут – это право пользования вещью определенным лицом, т.е. подобный сервитут, устанавливался в отношении конкретного лица и прекращался с его смертью. Из личных сервитутов можно выделить узуфрукт, узус, право проживания в чужом доме, право пользования чужим рабом или животным.

Узуфрукт (usufructus) – "право пользования чужой вещью и получения от нее плодов с сохранением целостности субстанции" (Д.7.1.1). Примером узуфрукта мог быть земельный участок, сад или огород. Получивший право узуфрукта (узуфруктарий) мог всесторонне пользоваться вещью, распоряжаться ее плодами, но при условии сохранения самой вещи. Узус (usus) – другой личный сервитут – давал право пользоваться вещью, но без получения плодов. Узуарий не пользуется вещью как источником дохода. Можно еще отметить такие личные сервитуты, как право проживания в чужом доме (habitatio), когда, например, наследодатель предоставлял старой служанке право пожизненного пользования комнатой в доме и право пользования чужим рабом или животным (operae).

Таким образом, сервитуты ограничивали право собственности или владения в пользу других лиц, выражали взаимопомощь, коллективистские начала в праве.

Вещная защита права собственности

1. Понятие виндикационного иска

Среди гражданско-правовых средств защиты права собственности особое место занимают иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения — виндикационные иски. Хотя в судебно-арбитражной практике они встречаются не столь часто, как обязательственно-правовые требования, их предупредительно-воспитательную роль в обеспечении неприкосновенности частной, государственной и муниципальной собственности от незаконного завладения трудно переоценить. Кроме того, правила виндикации (ст. 301—303 ГК) представляют большой теоретический и практический интерес, выходящий далеко за рамки рассматриваемого института.

Как rei vindicatio виндикационный иск был известен еще римскому частному праву, где считался главным иском для защиты права собственности. Его название произошло от латинского «vim dicere» — «объявляю о применении силы» (т.е. истребую вещь принудительно».

Под виндикационным иском понимается внедоговорное требование не владеющего собственника к фактическому владельцу имущества о возврате последнего в натуре. В соответствии с действующим законодательством для предъявления виндикационного иска необходимо одновременно наличие ряда условий.

Прежде всего, требуется, чтобы собственник был лишен фактического господства над своим имуществом, которое выбыло из его владения. Если имущество находится у собственника, но кто-то оспаривает его право или создает какие-либо препятствия в пользовании или распоряжении имуществом, применяются иные средства защиты, в частности иск о признании права собственности или иск об устранении препятствий, несвязанных с лишением владения.

Далее, необходимо, чтобы имущество, которого лишился собственник, сохранилось в натуре и находилось в фактическом владении другого лица.

Если имущество уже уничтожено, переработано или потреблено, право собственности на него как таковое прекращается. В этом случае собственник имеет право лишь на защиту своих имущественных интересов, в частности с помощью иска из причинения вреда иди иска из неосновательного обогащения.

Виндицировать можно лишь индивидуально- определенное имущество, что вытекает из сущности данного иска, направленного на возврат собственнику именно того самого имущества, которое выбыло из его владения. При этом, однако, следует помнить, что различия между индивидуально- определенными и родовыми вещами достаточно относительны и зависят от конкретных условий гражданского оборота. Поэтому в случае индивидуализации могут быть виндицированы и вещи, обладающие едиными общими свойствами для всех вещей данного вида, например, зерновые, корнеплоды, строительные материалы и т.п. Если же выделить конкретное имущество собственника из однородных вещей фактического владельца невозможно, должен предъявляться не виндикационный иск, а иск из неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК).

Наконец, виндикационный иск носит внедоговорный характер и защищает право собственности как абсолютное субъективное права. Если же собственник и фактический владелец вещи связаны друг с другом договором или иным обязательственным правоотношением по поводу спорной вещи, последняя может отыскиваться лишь с помощью соответствующего договорного иска.

Хотя указанные положения, касающиеся условий предъявления виндикационного иска, являются достаточно очевидными, хорошо изучены юридической наукой и проверены тысячелетним опытом, они нередко игнорируются на практике в угоду решения сиюминутных проблем. К сожалению, в последние годы под судебную практику, допускающую смешение элементарных понятий, в частности разрешающую свободную замену договорного требования виндикационным иском, переход от виндикационного притязания к иску о признании сделки недействительной и т. д., пытаются подвести теоретическую базу в виде рассуждении о свободном выборе истцом предусмотренных законом средств защиты. Данный подход носит ненаучный характер и ни к чему, кроме негативных последствий, в конечном счете привести не может. На видикационный иск распространяется общий срок исковой давности в три года (ст.196 ГК). Таким образом, ГК, вслед за Законом СССР, отказался от правила ст. 90 ГК 1964г. о неограниченной по срокам виндикации государственного имущества.

2. Истец и ответчик по виндикационному иску

Право на виндикацию принадлежит собственнику, утратившему владение вещью (ст. 301 ГК). Однако наряду с ним виндицировать имущество в соответствии со ст. 305 ГК может также лицо, хотя и не являющееся собственником, но владеющее имуществом в силу закона или договора. Таким лицом, именуемым обычно титульным владельцем имущества, может выступать арендатор, хранитель, комиссионер и т. д., а также обладатель вещных прав на имущество: права пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, права оперативного управления и т.д.

Введение в российское гражданское право института приобретательной давности означает, что защита против неправомерного завладения имуществом обеспечивается и давностному владельцу. Указанное лицо до истечения соответствующего срока не может считаться титульным владельцем имущества, ибо его владение не опирается на правовое основание. Однако такое владение не является и юридически безразличным фактом, ибо при определенных условиях — добросовестность, открытость, непрерывность владения — и по истечении установленных законом сроков фактический владелец имущества может стать его собственником. Поэтому в случае посягательства на имущество со стороны третьих лиц, не имеющих права на владение им, давностный владелец на основании п. 2 ст.

234 ГК может добиваться восстановления своего владения.

В качестве ответчика по виндикационному иску выступает фактический владелец имущества, незаконность владения которого подлежит доказыванию в виндикационном процессе.

3. Предмет и основание виндикационного иска

Предметам виндикационного иска является требование о возврате имущества из незаконного владения. Если истец ставит вопрос о предоставлении ему равноценного имущества либо выплате денежной компенсации, он должен добиваться этого с помощью иных средств защиты, в частности иска из причинения вреда.

Наряду с предметом иска истец должен сформулировать его основание путем указания на те юридические факты, с которыми он связывает свое требование к ответчику. В исках об истребовании имущества такое основание составляют обстоятельства выбытия имущества из обладания истца, условия поступления имущества к ответчику, наличие спорного имущества в натуре, отсутствие между истцом и ответчиком связей обязательственного характера по поводу истребуемой вещи. В совокупности указанные обстоятельства подтверждают право истца на спорное имущество и возможность его истребования по виндикационному иску.

В научной литературе нет единства мнений относительно того юридического титула, на который опирается истец в своих исковых требованиях. По мнению ряда ученых, общим юридическим основанием всех виндикационных исков является право владения истребуемой вещью. Но, как правильно отмечалось в литературе, в российском праве отсутствует особое право владения, а есть лишь правомочие владения, входящее в состав различных субъективных прав. Поэтому, выступая с виндикационным требованием, истец должен не только указать, что он фактически лишен возможности обладания имуществом, но и доказать, что названная правовая возможность основывается на конкретном субъективном праве, например, праве собственности, праве нанимателя, праве залогодержателя и т.д. Единственное исключение в этом плане составляет, как указывалось выше, иск давностного владельца имущества, который не опирается на конкретное субъективное право и направлен на защиту фактического владения как такового.

4. Условия удовлетворения виндикационного иска

В тех случаях, когда имущество находится в фактическом обладании лица, завладевшего им путем противозаконных действий, например, в руках похитителя или лица, присвоившего находку, необходимость удовлетворения виндикационного иска не вызывает никаких сомнений.

Не столь очевидным будет, однако, решение данного вопроса в той ситуации, когда вещь оказывается во владении третьего лица, например, лица, купившего ее у не управомоченного отчуждателя. Охраняемые законом интересы собственника (титульного владельца) вещи сталкиваются в данном случае с заслуживающими внимания интересами фактического владельца, действия которого в субъективном плане зачастую безупречны. Защите чьих интересов следует отдать предпочтение? Действующее гражданское законодательство, опираясь на правовой опыт мировой цивилизации, устанавливает следующие три условия удовлетворения виндикационного иска.

Прежде всего, возможность виндикации вещи у третьего лица зависит от того, добросовестен ли приобретатель вещи или нет. Согласно ст. 302 ГК владелец признается добросовестным, если, приобретая вещь, он не знал и не должен был знать о том, что отчуждатель вещи не управомочен на ее отчуждение. В случае если владелец вещи знал или, по крайней мере, должен был знать, что приобретает вещь у лица, не имевшего права на ее отчуждение, он считается недобросовестным. По господствующему в литературе мнению, для признания приобретателя недобросовестным недостаточно простой неосмотрительности, а требуется умысел или грубая неосторожность.

При разграничении простой и грубой неосторожности следует опираться на фактические обстоятельства каждого конкретного случая, принимая во внимание как обстановку и условия приобретения вещи, так и субъективные свойства самого приобретателя — его жизненный опыт, юридическую грамотность и т.п. Необходимо также учитывать, что действующее право исходит из презумпции добросовестности приобретателя, т. е. приобретатель признается добросовестным до тех пор, пока его недобросовестность не будет доказана. У недобросовестного приобретателя вещь изымается во всех случаях.»

Из общего правила о защите интересов добросовестного приобретателя закон сделал два исключения:

1. если имущество приобретено добросовестным приобретателем у лица, которое не имело права отчуждать его безвозмездно, собственник вправе истребовать его при любых обстоятельствах (даже если оно выбыло из владения собственника по его воле);
2. деньги (ст140 ГК) и ценные бумаги (гл. 7ГК), как наиболее оборотоспособные объекты не могут быть истребованы у недобросовестного покупателя ни при каких обстоятельствах.

Вопрос об истребовании вещи у добросовестного приобретателя решается в зависимости от того, как приобретена вещь — возмездно или безвозмездно. Согласно ч. 2 ст. 302 ГК при безвозмездном приобретении имущества от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях. Нередко указанное правило закона истолковывается в литературе и на практике в том смысле, что вещь может быть изъята собственником у любого безвозмездного приобретателя, например, у одаряемого, к которому вещь поступила от добросовестного возмездного приобретателя, с чем, конечно, нельзя согласиться. По сути дела, такое расширительное толкование закона лишает добросовестных возмездных приобретателей, ставших собственниками имущества, права дарить имущество, передавать его по наследству и т. д., т. е. вводит не основанные на законе ограничения права собственности.

Сторонники этой точки зрения не учитывают того, что правило ч. 2 ст. 302 ГК рассчитано на случаи, когда отчуждатель не управомочен на отчуждение вещи. Если же сам отчуждатель стал собственником вещи, уже не имеет значения, на каких условиях он передает вещь третьему. Не безупречен и положенный в основу предлагаемого решения принцип распределения материальных убытков. Приводимая обычно ссылка на то, что добросовестный безвозмездный приобретатель в случае отобрания у него вещи ничего не теряет, весьма относительна, поскольку любое изъятие имущества из владения представляется вполне реальной утратой. Поэтому интересы приобретателя, к которому имущество поступило безвозмездно не от не управомоченного отчуждателя, а через посредство возмездного добросовестного приобретателя, подлежат юридической защите.

При применении ч. 2 ст. 302 ГК возникает и другой вопрос. Вполне возможна ситуация, когда безвозмездный приобретатель имущества от лица, не имевшего права на его отчуждение, реализует это имущество путем возмездной сделки. Допустима ли виндикация в этом случае? Буквальное толкование ч. 2 ст. 302 ГК означало бы, что если имущество перешло от неуправомоченного отчуждателя безвозмездно, то, независимо от его последующей судьбы, оно может быть виндицировано во всех случаях. Такое толкование, однако, представляется не соответствующим истинному смыслу закона. Добросовестный возмездный приобретатель имущества, прошедшего через руки безвозмездного приобретателя, ничем, по существу, не отличается от добросовестного возмездного приобретателя имущества непосредственно от неуправомоченного отчуждателя. Поэтому следует признать, что ч. 2 ст. 302 IX применяется лишь тогда, когда безвозмездный приобретатель от неуправомоченного отчуждателя выступает в качестве ответчика по иску.

Если имущество приобретено владельцем добросовестно и возмездно, возможность его истребования поставлена в зависимость от характера выбытия имущества из владения собственника. Собственник вправе истребовать имущество от такого приобретателя только тогда, когда имущество выбыло из владения собственника или лица, которому имущество было доверено собственником, помимо их воли. При этом закон (ч. 1 ст. 302 ГК) указывает на два возможных случая подобного выбытия имущества из владения — утерю его собственником и его похищение, что, конечно, является лишь примерным перечнем таких случаев. Важно отметить, что вопреки утверждениям некоторых авторов, действующее законодательство не связывает возможность истребования имущества лишь с таким поведением собственника, которое нельзя поставить ему в вину. Если, например, вещь выбывает из владения собственника по его личной неосмотрительности, но все же вопреки его воле, она все равно может быть виндицирована. Иное истолкование закона по существу означает установление гражданско-правовой ответственности собственника перед самим собой.

Иначе решается данный вопрос тогда, когда имущество выходит из владения собственника по его воле. Так, если собственник вручает свое имущество нанимателю, а тот, злоупотребляя доверием собственника, продает имущество третьему добросовестному приобретателю, виндикационный иск собственника к такому лицу удовлетворению не подлежит. В данном случае закон защищает интересы добросовестного возмездного приобретателя имущества, который на основе сложного юридического состава становится собственником приобретенного имущества.

Подобное решение вопроса в литературе нередко объясняют тем, что собственнику можно поставить в вину непродуманный выбор контрагента, которому он решился доверить свое имущество. Собственника, однако, далеко не всегда можно упрекнуть в этом плане в какой-либо неосмотрительности. Поэтому предпочтительнее конструкция «наименьшего зла», в соответствии с которой коллизия интересов собственника и добросовестного возмездного приобретателя решается в зависимости оттого, кто из них имеет больше возможностей защитить свои имущественные интересы, если вопрос об отобрании самой вещи будет решен не в его пользу.

Так, отказывая собственнику в виндикации имущества, выбывшего из его обладания по его собственной воле, законодатель учитывает, что собственник, как правило, знает то лицо, которому он вручил свое имущество, и потому имеет возможность взыскать с него понесенные убытки, если ему будет отказано в возврате вещи. По сравнению с ним добросовестный возмездный приобретатель, в случае отобрания у него вещи, находился бы в худшем положении, ибо он, как правило, меньше знает то лицо, у которого он приобрел вещь, и соответственно имеет меньше шансов возместить за счет последнего понесенные убытки.

Напротив, в случае выбытия вещи из владения собственника помимо его воли в лучшем положении, в смысле возможности возмещения убытков, оказывается уже добросовестный возмездный приобретатель. В отличие от собственника, у которого в этой ситуации вообще нет контрагента, приобретатель имущества имеет хоть какое-то представление о лице, у которого он купил вещь. По этой причине вещь возвращается собственнику, а добросовестному возмездному приобретателю предоставляется возможность покрыть возникшие у него убытки за счет продавца.

Трудно согласиться с В. В. Витрянским в том, что если вещь не может быть истребована у приобретателя по виндикационному иску, то не исключено истребование ее по иску о применении последствий недействительности сделки.

Ход рассуждений автора таков: поскольку отчуждатель на отчуждение вещи не был управомочен, сделка по отчуждению вещи недействительна, а потому вещь может быть истребована у того, кто ее приобрел. Эта аргументация сводит на нет правила ст. 302 ГК, согласно которым вещь при наличии предусмотренных в указанной статье условий не может быть истребована у того, кто приобрел ее от неуправомоченного отчуждателя. Приобретатель становится собственником вещи со всеми вытекающими из этого последствиями. Вопрос же о недействительности сделки по отчуждению вещи имеет значение лишь для отношений прежнего собственника с неуправомоченным отчуждателем в части определения меры ответственности последнего перед прежним собственником вещи. В обоснование противоположного мнения едва ли можно опереться на ст. 1103 ГК, которая определяет соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав, поскольку в рассматриваемой ситуации в любом из вариантов подхода к ней не вдет речи о неосновательном обогащении приобретателя вещи.

Таковы общие условия виндикации имущества, принимаемые во внимание независимо от формы и вида собственности. Из правил виндикации установлено, однако, одно исключение. В соответствии с ч. 3 ст. 302 ГК не допускается истребование от добросовестного приобретателя денег, а также ценных бумаг на предъявителя, пусть даже они выбыли из обладания собственника помимо его воли либо поступили к приобретателю безвозмездно. Указанная норма объясняется тем, что деньги и ценные бумаги на предъявителя являются средством обращения, в связи с чем требуется обеспечить им повышенное доверие со стороны участников гражданского оборота.

5. Истребование ценных бумаг от добросовестного приобретателя

Итак, при приобретении вещи добросовестным приобретателем право, по общему правилу, преимущественно защищает интересы последнего в ущерб интересами собственника.

Однако существуют два исключения:

1. Собственник вправе истребовать имущество от добросовестного приобретателя в случае, когда имущество безвозмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать (п. 2 ст. 302 ГК РФ). Это относится, например, к случаю дарения имущества добросовестному приобретателю. Однако из-за того, что подобные случаи в практике хозяйственной деятельности почти не встречаются, нужно заметить, что данное исключение не может быть названо работающей нормой.
2. Собственник вправе истребовать имущество от добросовестного приобретателя в случае, когда имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, возмездно, если это имущество выбыло из владения собственника или иного титульного владельца помимо их воли (п. 1 ст. 302 ГК РФ). Закон приводит в пример случаи, когда имущество утеряно собственником или титульным владельцем или похищено у любого из них.

Оба эти исключения не распространяются на случаи истребования денег и ценных бумаг на предъявителя: они вообще не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя (п. 3 ст. 302 ГК РФ).

Статья 16 Положения о переводном и простом векселе также устанавливает, что лицо, приобретшее вексель по индоссаменту, обязано отдать вексель лицу, у которого таковой выбыл, только в том случае, если оно приобрело его недобросовестно, или же, приобретая, совершило грубую неосторожность. Таким образом, в отношении векселя — наиболее типичной ордерной бумаги — законодателем установлено, что таковой может быть истребован, по общему правилу, только от недобросовестного приобретателя.

Добросовестный же приобретатель обязан отдать вексель только при грубой неосторожности со своей стороны.

Кто должен доказывать добросовестность (или недобросовестность) приобретения имущества? В общем случае этот вопрос должен решаться в зависимости от того, что именно будет избрано в качестве предмета доказывания собственником вещи. Если лицо докажет свое право собственности на вещь, приобретенную третьим лицом у лица, которое не имело права ее отчуждать, на приобретателя тем самым будет возложено бремя доказывания собственной добросовестности. Но ничто не мешает собственнику доказать и непосредственно тезис о недобросовестности приобретателя.

Обычно развитие событий происходит по первому сценарию, ибо доказать недобросовестность приобретения имущества третьим лицом собственнику почти невозможно.

Как правило, собственник не располагает данными о том, в результате какой сделки и у кого ответчик приобрел его вещь. Поэтому доказывание им своего права собственности на вещь при невозможности ответчика опровергнуть представленные доказательства должно пониматься как опровержение собственником предположения о добросовестности ответчика. Разумеется, собственник может воспользоваться и своим правом истребовать вещь вне зависимости от добросовестности приобретения. Для этого ему нужно доказать факт выбытия у него имущества помимо его воли.

Противоположным образом обстоит дело в случае с виндикацией ценных бумаг. Приобретатель, который имеет возможность обосновать законность отчуждения в его пользу ценной бумаги (прав из нее) и факт приобретения бумаги (прав из нее) одними лишь формальными признаками самой бумаги, должен предполагаться добросовестным ее приобретателем. Бремя опровержения этих доказательств лежит на заинтересованном лице — собственнике бумаги.

Таково одно из проявлений свойства публичной достоверности ценных бумаг.

В случае если собственник опровергнет презумпцию добросовестного приобретения, он получит возможность истребовать любые ценные бумаги, в том числе и бумаги на предъявителя. Важно лишь, чтобы предмет истребования был индивидуализирован собственником.

Если собственник не может индивидуализировать предмет требования, или не знает, к кому следует предъявлять иск, или не может доказать недобросовестности приобретения бумаг на предъявителя, он может прибегнуть к процедуре восстановления своих прав из этих ценных бумаг в порядке особого производства.

6. Расчеты при возврате имущества

При истребовании имущества из чужого незаконного владения между сторонами нередко возникают споры о судьбе доходов, принесенных вещью за период незаконного владения, и компенсации произведенных на нее расходов.

Правила производства таких расчетов закреплены ст. 303 ГК и сводятся к следующему.

Прежде всего, закон и здесь проводит различие между добросовестным и недобросовестным владельцами.

Недобросовестный владелец обязан возвратить или возместить собственнику все доходы, которые он извлек или должен был извлечь за все время незаконного владения. В отличие от него добросовестный владелец имущества несет подобную обязанность лишь с того момента, когда он узнал о неправомерности своего владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

Применяя данную норму, необходимо учитывать два обстоятельства. Во-первых, под «доходами» здесь понимаются не только денежные, но и натуральные доходы, т. е. плоды. Во-вторых, речь в данном случае идет лишь о тех доходах и плодах, которые извлечены или, по крайней мере, должны быть извлечены незаконным владельцем из имущества. Указанное обстоятельство, как и сам размер таких доходов, должны быть обоснованы собственником истребуемой вещи. Доходы, которые владелец теоретически мог, но не должен был извлечь из имущества, например, путем сдачи вещи в аренду, в расчет не принимаются.

В свою очередь, незаконный владелец имущества, как добросовестный, так и недобросовестный, вправе требовать от собственника компенсации произведенных им необходимых затрат на имущество с того времени, с какого собственнику причитаются доходы от имущества. Под необходимыми расходами в данном случае понимаются те издержки владельца, которые вызываются необходимостью поддерживать имущество в исправном состоянии, в частности расходы на содержание имущества, производство его текущего и капитального ремонта и т. п.

Указанное правило, на первый взгляд, представляется нелогичным по отношению к недобросовестному владельцу имущества, права которого, казалось бы, не должны охраняться законом. В действительности, оно имеет под собой вполне разумное основание, так как в известной мере предотвращает бесхозяйственное содержание имущества со стороны недобросовестного владельца, т. е. служит, в конечном счете, интересам собственника имущества. Однако это правило имеет иной изъян, на который обращалось внимание в литературе. Статья 303 ГК не предусматривает возмещение необходимых затрат, произведенных добросовестным владельцем за тот период, когда ему, а не собственнику, причитаются доходы от имущества. В этом, разумеется, есть своя логика, так как предполагается, что, по общему правилу, необходимые затраты на имущество покрываются извлеченными из него доходами. Однако совершенно очевидно, что это происходит далеко не всегда.

Поэтому добросовестный владелец имущества, понесший издержки по его содержанию и ремонту, но не получивший доходов от имущества, оказывается в худшем положении, чем владелец недобросовестный, которому соответствующая компенсация гарантируется законом. В этой связи следует признать, что пока данный пробел закона не устранен, добросовестный владелец имеет право на иск из неосновательного приобретения или сбережения имущества по ст. 1102 ГК.

Наряду с расчетами по доходам и необходимым расходам закон решает вопрос и о судьбе произведенных владельцем улучшений вещи. Под улучшениями подразумеваются такие затраты на имущество, которые, с одной стороны, не диктуются необходимостью его сохранения, но, с другой стороны, носят обоснованный, полезный характер, так как улучшают эксплуатационные свойства вещи, повышают ее качество, увеличивают стоимость и т.п. В качестве примера таких улучшений можно назвать укомплектование автомобиля чехлами для сидений, установку дополнительных стоп- сигналов, локкеров и т.п.

Судьба улучшений зависит опять-таки от добросовестности незаконного владельца. Когда улучшения произведены добросовестным владельцем, ему предоставляется право либо оставить их за собой, если они могут быть отделены без повреждения вещи, либо потребовать от собственника возмещения произведенных на улучшения затрат в пределах увеличения стоимости вещи, если их отделение от вещи невозможно. По смыслу закона добросовестный владелец имеет право потребовать возмещения затрат на улучшения вещи и в том случае, когда их отделение от вещи возможно, но эти улучшения в случае изъятия вещи не представляют для владельца самостоятельного интереса.

Права недобросовестного владельца на произведенные им улучшения самим законом не определены и выводятся посредством его толкования и применения аналогии. По мнению большинства ученых, недобросовестный владелец вправе оставить за собой отделимые улучшения вещи, но не может требовать компенсации затрат на те улучшения, которые не могут быть отделены от вещи.

От улучшений вещи следует отличать так называемые расходы на роскошь, под которыми обычно понимаются произвольные издержки владельца вещи, связанные, в частности, с ее украшением или оснащением вещи какими- либо дорогостоящими безделушками. В примере с автомобилем такими издержками на роскошь могут считаться, например, расходы на установку декоративных колпаков на колесах, особую раскраску кузова, тонирование стекол и т. п. В отличие от затрат на улучшения, подобные издержки, если отделить соответствующие приращения от вещи невозможно, возмещению не подлежат даже тогда, когда они произведены добросовестным владельцем. Если же их отделение от вещи не грозит последней существенным ухудшением, незаконный владелец имущества, как добросовестный, так и недобросовестный, может сделать это при условии, что собственник не согласится возместить издержки в пределах увеличения стоимости вещи. Следует отметить, что изложенное правило прямо в законе не установлено, но вытекает из его смысла.

Как уже отмечалось, правом на виндикацию имущества наделены не только собственники имущества, но и его титульные владельцы (ст. 305 ГК). Однако правила о расчетах при возврате вещи из незаконного владения полностью применимы к требованиям лишь тех титульных владельцев, которые имеют самостоятельное право на доходы от переданной в их владение вещи. Например, хранитель вещи, не имеющий, по общему правилу, такого права, не может требовать от незаконного владельца и передачи доходов. Право на них принадлежит самому собственнику имущества, который может предъявить иск.

За произведенное ухудшение имущества незаконный владелец, независимо от добросовестности или недобросовестности, отвечает по общим правилам о деликатной ответственности.

Вещные права лиц

Собственник может передать свое имущество другому лицу, у которого возникает в таком случае производное вещное право. Содержанием такого права являются правомочия владения, пользования и в ограниченных пределах — распоряжения соответствующим объектом. Собственник же сохраняет в отношении него принадлежащее ему право собственности. Но он либо временно, либо бессрочно в той или иной мере ограничивает себя в осуществлении этого права.

Перечень вещных прав содержит ст. 216 ГК РФ, причем он не является исчерпывающим. Вещными правами, наряду с правом собственности, являются, в частности: право пожизненного наследуемого владения земельным участком; право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком; сервитуты; право хозяйственного ведения имуществом и право оперативного управления им.

Признаком вещных прав является присущее им «следование» за вещью. В силу п. 3 ст. 216 ГК РФ при переходе вещи в собственность к другому лицу производное вещное право в качестве имущественного обременения сохраняется. Если, например, один владелец земельного участка разрешил другому прогон скота по своей территории (соглашением установлен сервитут), а затем продает свой участок, то для нового собственника сервитут обязателен (ст. 275 ГК РФ).

Право пожизненного наследуемого владения и право бессрочного пользования земельным участком предоставляют пользователю возможность использовать земельный участок по назначению, осуществлять на нем сельскохозяйственное производство, возводить строения, на которые у него возникает право собственности (ст. 266, 269 ГК РФ). При праве бессрочного пользования участок может быть с согласия собственника сдан пользователем в аренду. Владелец, занимающий участок на праве пожизненного наследуемого владения (им может быть только гражданин), вправе передавать участок в аренду, а также безвозмездное срочное пользование без согласия собственника (ст. 267 ГК РФ). Владелец, не являющийся собственником участка, не имеет права его продать, обменять, передать в качестве предмета залога и совершать другие акты распоряжения им (п. 2 ст. 267, ст. 270 ГК РФ).

Право хозяйственного ведения — вещное право, которое согласно ГК РФ (ст. 295) может принадлежать исключительно государственным и муниципальным унитарным предприятиям — юридическим лицам. Его содержание составляют одноименные с правом собственности правомочия — владение, пользование, распоряжение. Закрепление имущества за государственными и муниципальными предприятиями является способом осуществления права государственной и муниципальной собственности.

Предприятие без согласия собственника-учредителя расходует денежные средства, приобретает оборудование, сырье, реализует готовую продукцию и совершает другие действия, осуществляя предпринимательскую деятельность. Однако распоряжаться объектами недвижимости без согласия собственника оно не вправе (ст. 295 ГКРФ).

Объектами права хозяйственного ведения являются вещи, относящиеся к движимому и недвижимому имуществу. Объекты интеллектуальной собственности — произведения, изобретения и проч. относятся к объектам исключительных прав (ст. 138 ГК РФ) и не являются объектами права хозяйственного ведения.

Собственник осуществляет контроль за использованием по назначению и сохранностью имущества, закрепленного за предприятием (п. 1 ст. 295 ГК РФ). Однако изъять имущество у предприятия, даже неэффективно используемое, собственник не вправе. Но он может реорганизовать, ликвидировать унитарное предприятие, применять меры взыскания по отношению к назначенному им руководителю.

Государственные казенные предприятия и учреждения имеют на закрепленное за ними имущество право оперативного управления: возможность владеть, пользоваться, распоряжаться им в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества (ст. 296 ГК РФ). Это право — более узкое по содержанию, чем право хозяйственного ведения.

Казенное унитарное предприятие самостоятельно реализует свою продукцию, если иное не установлено законом или иными нормативными актами.

Учреждение расходует свои денежные средства по смете, утвержденной собственником, и в ее пределах.

Другие действия по распоряжению имуществом учреждению запрещены, а казенное предприятие совершает их с согласия собственника (ст. 298, 297 ГК РФ). Собственник вправе изъять у казенного предприятия и учреждения имущество, если оно, например, является для них излишним, используется не по назначению либо вообще не используется (п. 2 ст. 296 ГК РФ).

Объекты вещных прав

Объектами вещных прав являются вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги.

Вещи, определяемые родовыми признаками, становятся объектами вещных прав при их индивидуализации.

В случае приобретения сложной (совокупной) вещи вещное право возникает на каждую из составляющих ее вещей.

Разделение или соединение вещей, обремененных вещными правами, не влечет прекращения этих прав, если иное не предусмотрено законом или соответствующим соглашением.

Раздел вещи, обремененной ограниченным вещным правом, включающим правомочие владения, в том числе в целях выдела в натуре доли в праве общей собственности на эту вещь, не допускается.

По общему правилу объектами вещных прав признаются только вещи, причем индивидуально определенные. Объектом обязательственных прав могут быть и вещи, определенные родовыми признаками (обязательство поставить определенное количество однородных товаров), и даже часть вещи (например, при найме комнаты или ее части (койки) на время дачного или курортного сезона либо в случае известного обязательства шекспировского героя «отдать полцарства за коня»). Для вещных прав такая ситуация исключается, ибо данные абстрактные объекты не могут находиться в чьем-либо конкретном владении и стать предметом хозяйственного господства.

Вместе с тем развитие имущественного оборота привело к тому, что объектами ряда сделок теперь являются не только отдельные вещи, но и целые имущественные комплексы (например, имущество предприятия), в состав которых наряду с вещами входят также имущественные права и даже обязанности (долги) их владельцев. Кроме того, имущественные права (например, удостоверенные «бездокументарными ценными бумагами») стали объектом таких сделок, которые ранее совершались лишь в отношении вещей (договоров купли-продажи, залога и др.). Такое положение иногда приводит исследователей к выводу о возможности признания права собственности (или другого вещного права) на обязательственные права, что в свою очередь вызывает сомнения в сохранении своего значения этим важным признаком вещных прав и в целом в необходимости дальнейшего использования этой традиционной гражданско-правовой категории.

1. В американском праве «интеллектуальная собственность» считается особой разновидностью прав собственности. Однако эти последние не являются вещно-правовыми в европейском понимании, поэтому и с данной позиции характеристика «интеллектуальной собственности» как вещного права является ошибочной.
2. Допускаемое отечественным законодательством право собственности на ком-нату в коммунальной квартире не только является следствием крайней остроты жилищного вопроса, но и не учитывает необходимости постоянной эксплуатации таким собственником «мест общего пользования», принадлежность которых другим лицам препятствует нормальному использованию «основного объекта» и наглядно.

Однако практические попытки пренебрежения спецификой вещных прав неизбежно ведут к негативным последствиям. Так, применение вещно-правового способа защиты в виде иска об «истребовании» (возвращении в натуре) бездокументарных акций, находящихся у незаконных владельцев, во многих случаях оказывается безрезультатным: такие акции, даже рассмотренные в качестве «бесте-лесных вещей», не будучи индивидуально определенными объектами, смешиваются на счете приобретателя с другими аналогичными акциями того же эмитента, в силу чего исключается возможность их последующего истребования первоначальным владельцем (собственником), так как новый приобретатель всегда может утверждать, что речь идет о других акциях, вполне законно приобретенных им у другого отчуждателя.

Такая ситуация является прямым следствием отождествления сначала законодателем (ст. 2 и 18 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»), а затем и правоприменительной практикой правового режима ценных бумаг как документов (индивидуально определенных вещей) и «бездокументарных ценных бумаг», в действительности являющихся лишь способом фиксации соответствующих обязатель-ственных и (или) корпоративных прав (ст. 149 ГК). Зафиксированные подобным образом права не могут и не должны защищаться вещно-правовыми способами, поскольку для этого предназначены обязательственно-правовые (иск о возмещении причиненных убытков) либо общеправовые (иск о признании права) способы защиты. Не случайно, например, в силу п. 4 ст. 454 ГК к отношениям по возмездному отчуждению (переходу) прав нормы о купле-продаже вещей применяются, только «если иное не вытекает из содержания и характера этих прав».

Как уже отмечалось ранее, при исчезновении документарной формы исчезают и функции, традиционно присущие ценным бума гам: они переходят к депозитариям, с которыми (как и с обязанными по таким «ценным бумагам» лицами) «обладатели» «бездокументарных ценных бумаг» находятся в обязательственных отношениях. Однако происшедшая замена вещных отношений обязательственными, к сожалению, не учитывается ни законодательством о ценных бумагах, ни правоприменительной практикой.

Что же касается нахождения прав в составе имущественных комплексов — объектов права собственности или других вещных прав, то следует иметь в виду условность такой квалификации. Прежде всего «имущество» обычно составляет единый комплекс лишь для целей оборота, т.е. в обязательственных отношениях (например, при совершении сделок по продаже или аренде предприятия) либо в случаях универсального правопреемства (при прекращении существования одного из субъектов в ситуации реорганизации юридических лиц или наследования после смерти гражданина). Так, паевые инвестиционные фонды выступают в качестве единых имущественных комплексов только как объект договора доверительного управления, заключаемого их совладельцами с управляющей компанией. Это же относится и к предприятию как имущественному комплексу, выступающему в качестве единой недвижимой вещи (п. 1 ст. 132 ГК) при его продаже и аренде. При непосредственной эксплуатации (использовании) имущества предприятия его собственником (субъектом иного вещного права), т.е. в статике имущественных отношений, сразу же выявляются особенности правового режима отдельных со-ставляющих его объектов.

Более того, даже при передаче таких комплексов uno actu (по одной, единой сделке), например при продаже или аренде предприятия, переход прав на каждый из составляющих их объектов все равно осуществляется с соблюдением особенностей их правового режима, т.е. специфики вещных или обязательственных (а также исключительных и корпоративных) прав. Именно поэтому здесь требуется составление специальных актов инвентаризации и передачи имущества (ст. 561, 563, 659, 664 ГК), в которых перечисляются (т.е. индивидуализируются) все объекты, составляющие соответствующий комплекс, включая вещи, права и долги.

Тем самым фактически реализуется давно известный развитым европейским правопорядкам принцип специализации (Speziali-taetsprinzip, Bestimmtheitsgrandsatz), согласно которому вещное право, в отличие от обязательственного, можно установить только на отдельные определенные вещи, но не на их совокупности. Этот принцип действует для вещных прав и не распространяется на сферу обязательственных отношений (поскольку предметом сделок могут быть и совокупности вещей — «имущественные комплексы»).

Данное положение обычно не учитывается при попытках объявления объектом права собственности конкретного лица «имущества в целом». С вещно-правовых позиций это, строго говоря, невозможно, ибо правовой режим конкретных объектов, составляющих имущество («собственность») лица, в действительности различен. Следовательно, нахождение в составе имущества определенного лица его прав и обязанностей не отменяет и не изменяет вещно-правовых подходов. Имущественные права в отечественном правопорядке по-прежнему не могут и не должны рассматриваться в качестве самостоятельных объектов вещных прав (исключается ситуация появления «права (собственности) на право»).

Таким образом, особенности вещных прав сохраняют как теоретическое, так и практическое значение. Получившие известное распространение в современной литературе утверждения о том, что «большинство гражданских правоотношений являются смешанными вещно-обязательственными» и что «право собственности имеет объектом не только вещи, но и права», не учитывают того обстоятельства, что вещи и их совокупности являются объектами как отношений присвоения (статики имущественных отношений), так и отношений оборота (динамики имущественных отношений), имеющих различный гражданско-правовой режим. В первом случае они становятся объектами вещных прав, а во втором — обязательственных. При этом и только в качестве объектов обязательственных прав могут выступать как вещи (в том числе определенные родовыми, а не индивидуальными признаками), так и права требования или пользования вещами. Появление таких прав в роли объектов других (вещных) прав (конструкция «право на право») здесь исключается: обязательственные права, в отличие от вещных прав, не в состоянии обеспечить управомоченному лицу непосредственное (без действий обязанного лица) господство над вещью.

Вещные права на землю

Право собственности на землю является главенствующим в системе прав на земельные участки, поскольку только у собственника содержится полный набор правомочий по владению, пользованию и распоряжению землей. Однако наряду с правами собственности имеется ряд других правовых форм, составляющих титул прав на землю, которые легализированы в современном российском законодательстве в качестве вещных прав. Ими, в частности, являются право пожизненного наследуемого владения земельным участком, право постоянного (бессрочного) пользования и сервитуты (ст. ст. 216, 265, 268, 274, 277 ГК РФ).

Анализ современного земельного и гражданского законодательства позволяет сделать следующие выводы:

1. Поскольку вещные права на землю являются производными от права собственности, а собственник не может дать этих вещных прав на землю больше того объема правомочий, которым он обладает, то можно сделать вывод о том, что другие вещные права всегда уже прав собственника. В частности, если собственник обладает полной свободой владения, пользования и распоряжения земельным участком, то землепользователь, к примеру, обязан испрашивать разрешение на аренду или безвозмездную временную передачу используемого земельного участка другому лицу у собственника этого участка.

2. Вместе с тем вещные права на землю обладают и определенной самостоятельностью, поскольку переход права собственности на земельный участок к другому лицу не является основанием прекращения вещных прав на этот участок (ч. 3 ст. 216 ГК РФ). Лицо, обладающее вещными правами на земельный участок, не является подчиненным собственнику и имеет право на защиту от вмешательства последнего, осуществляемого с нарушением закона, поскольку земельные правомочия осуществляются субъектами земельных правоотношений по своей воле и в своем интересе (ч. 2 ст. 1 ГК РФ) и по своему усмотрению (ч. 1 ст. 9 ГК РФ), а произвольное вмешательство в чьи-либо частные интересы недопустимо (ч. 1 ст. 1 ГК РФ) и подлежит судебной или административной защите (ст. 11 ГК РФ). Более того, лицо, обладающее вещными правами на землю, может предъявить иск о взыскании убытков и денежной компенсации морального вреда, причиненных незаконным вмешательством собственника земельного участка в дела лица, обладающего вещными правами на земельный участок.

3. В отношениях между отдельными представителями вещных прав они обладают таким же абсолютным характером, как и права собственности на земельный участок. Все лица, попавшие в сферу отношений по использованию земельного участка на основе вещных прав, обязаны соблюдать права лица, обладающего вещным правом на земельный участок: не допускать самовольного прохода или проезда по этому участку, если владелец его ясно не обозначил такой проход (ч. 2 ст. 262 ГК РФ); располагаться на этом участке или складировать какие-либо предметы и др.

В силу этого вещные права:

а) вытекают из положений закона, а не из договорных и иных обязательств, и не могут быть изменяемы по соглашению сторон. Иначе говоря, вещные обязательства исчерпывающе определены законом и не предусмотренные законом отступления от них не допускаются;
б) распространяются на всех лиц, оказавшихся в сфере регулирования вещных прав, а не только на лиц, связанных договорными обязательствами, вытекающими из этих вещных прав. Например, лица, которым предоставлено право продвижения или переезда через земельный участок, переданный собственником в пользование конкретному лицу, обязано соблюдать все правила эксплуатации этого участка: определенные места передвижения, правила безопасности, запрет стоянок и т. п.

4. Вещные права можно классифицировать по различным основаниям:

а) по видам земель, принадлежащих тем или иным лицам на основании вещных прав. Например, право пожизненного наследуемого владения фермера земельным участком имеет значительную специфику по отношению к праву пожизненного наследуемого владения участком гражданина, проживающего в городе, в силу целевого значения земель, на которые распространяется это обладание;
б) по лицам, обладающим вещными правами на земельный участок. В частности, если правом пожизненного наследуемого владения обладают только граждане, то данным правом не обладают организации, которые не могут являться субъектами наследственных правоотношений, за исключением случаев, определенных законом;
в) по интересам, во исполнение которых предусмотрены данные вещные права. Например, сервитуты (право ограниченного пользования чужим земельным участком) могут быть как публичными, так и частными в силу предназначенности их для публичных или частных интересов. И если земельный участок, к примеру, предоставлен для проезда автомашин, то такой сервитут следует считать публичным; если же определенная часть земельного участка используется для обслуживания мелиоративных сооружений, предназначенных для орошения участка соседа, то такой сервитут следует считать частным, предназначенным для удовлетворения интересов конкретного субъекта правоотношений — соседнего землепользователя;
г) по основаниям возникновения вещных прав. Так, если право пожизненного наследуемого владения землей может возникнуть из наследственного завещания прежнего владельца, то право сервитута устанавливается по соглашению сторон, а при недостижении такого соглашения — решением суда по иску заинтересованной стороны (ч. 3 ст. 274 ГК РФ).

5. Вещные права, как и право собственности на земельный участок, объектом своих правомочий имеют земельный участок, конкретно определенный на местности и имеющий соответствующий кадастровый номер и статус. В силу этого возникновение, изменение и прекращение вещных прав подлежит такой же государственной регистрации, как и возникновение, изменение или прекращение прав собственности на данный участок.

Поскольку вещные права на земельный участок осуществляются при одновременном наличии права собственности на этот участок, то происходит двойная регистрация данных земельных прав: первоначальная и производная.

Теперь рассмотрим вещные права на землю по отдельности.

Право пожизненного (наследуемого) владения землей (ч. 1 ст. 216, ст. ст. 265—276 ГК РФ) отличается от иных вещных прав следующими основными особенностями:

1) наибольшей стабильностью прав на земельный участок. Так, если право пользования земельным участком может быть и временным, то право владения принадлежит владельцу не только на протяжении всей его жизни: после жизни воля владельца в определении принадлежности земельного участка гарантируется к соблюдению принудительной силой государства, если наследник не отказался от наследства;
2) наибольшей широтой самостоятельности правомочий землевладельца в отношении использования земельного участка. Владелец вправе самостоятельно, без каких-либо специальных разрешений собственника земельного участка возводить на нем здания, сооружения и создавать другое недвижимое имущество, приобретая на него право собственности, если законом не предусмотрено иное (ч. 2 ст. 266 ГК РФ). Например, постоянный землепользователь приобретает право собственности на созданное им недвижимое имущество только в том случае, если эта недвижимость создана им для себя (ч. 2 ст. 269 ГК РФ);
3) узким кругом субъектного состава правоотношений по владению земельным участком на праве пожизненно наследуемого владения (только граждане, а не организации);
4) наличием в правомочиях по владению земельным участком конституционных положений о правах, свободах и обязанностях граждан, имеющих статус высшей ценности и составляющих смысл, содержание и применение российского законодательства (ст. ст. 2, 18 Конституции РФ). В частности, права на свободное использование своих способностей и имущества для осуществления предпринимательской деятельности на земельном участке (ст. 34 Конституции РФ).

Право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 216, ст. ст. 268—273 ГК РФ) имеет следующие отличительные специфические черты:

1) более широкий круг субъектов данного вида правоотношений, поскольку законом прямо указывается, что в круг этих субъектов могут входить не только граждане, но и организации, обладающие правом юридического лица (ч. 1 ст. 268 ГК РФ);
2) более узкий круг оснований приобретения данного вещного права. В частности, таковым является решение государственного или муниципального органа, уполномоченного предоставлять земельные участки в постоянное пользование (ч. 1 ст. 268 ГК РФ);
3) наличие производной связи между правом на земельный участок и правом на недвижимость, расположенную на данном участке. Так, при переходе права собственности на здание или сооружение, принадлежащее собственнику земельного участка, на котором оно находится, к приобретателю здания переходят права на земельный участок, определяемые соглашением сторон (ст. 273 ГК РФ). При прекращении права пользования земельным участком, если стоимость недвижимости явно превышает стоимость участка, суд может установить условия пользования земельным участком на новый срок (ч. 2 ст. 272 ГК РФ);
4) относительно меньшая стабильность отношений землепользования. Во-первых, право постоянного землепользования может быть прекращено по тем же основаниям, по которым оно возникло, — на основании решения уполномоченного государственного или муниципального органа; во-вторых, право землепользования может быть и временным, устанавливаемым на определенный срок.

В постоянное или временное пользование земля может предоставляться различным государственным, кооперативным, общественным предприятиям и учреждениям:

— для нужд обороны организациям, указанным в ст. 88 ЗК РФ;
— религиозным организациям (п. 5 ст. 57 ЗК РФ);
— совместным предприятиям, международным объединениям и организациям с участием отечественных и иностранных юридических лиц (ст. 57 ЗК РФ).

Граждане могут получать земельные участки во временное пользования для огородничества, сенокошения, выпаса скота из земель, находящихся в ведении местной администрации. Предприятия, учреждения и организации могут выделять участки для этих целей из земель, находящихся в их пользовании.

В соответствии со ст. ст. 85 и 86 ЗК РФ предприятия, учреждения и организации транспорта, лесного хозяйства, лесной промышленности, связи, водного, рыбного, охотничьего хозяйства, а также других отраслей народного хозяйства из земель, находящихся в их пользовании, предоставляют отдельным категориям своих работников в пользование служебные наделы на срок их службы.

Временное пользование земельным участком оформляется договором, форма которого была утверждена постановлением Правительства РФ № 177.

Сервитуты (п. 1 ст. 216, ст. ст. 274—277 ГК РФ) выражаются в праве ограниченного пользования соседним земельным участком.

Особенности данного вещного права следующие:

1) если основанием возникновения прав пожизненного наследуемого владения и прав постоянного пользования земельным участком является свободный от чьих-либо притязаний участок, то основанием сервитута всегда является наличие соседнего используемого участка, интересы надлежащей эксплуатации которого требуют вмешательства в пользование данным земельным участком. Например, невозможность подхода к соседнему участку иным способом, кроме как через данный участок;
2) право сервитута представляет своего рода право безысходности, невозможности не затрагивать интересы соседних землепользователей. Если есть возможность обеспечить надлежащую эксплуатацию участка, не ущемляя прав соседних землепользователей, то право сервитута возникать не должно. Например, возможен обход соседнего участка для лица, требующего сервитута, без существенных затрат;
3) право сервитута представляет собой узкоцелевое использование земельного участка. Например, если часть земельного участка выделена для прохода или проезда, то ее нельзя использовать под складирование имущества, размещение каких- либо объектов и т. д.;
4) право сервитута не может быть самостоятельным предметом сделок. В частности, его нельзя приобретать, вносить в качестве вклада в имущество хозяйственного общества и использовать в качестве самостоятельного объекта гражданских прав вне зависимости от земельного участка, для обеспечения рационального использования которого установлен данный сервитут;
5) право сервитута носит придаточный характер к основному праву на земельный участок для лица, в пользу которого устанавливается данный сервитут. С прекращением права этого лица на данный земельный участок прекращается и право сервитута;
6) право сервитута не порождает у лица, в пользу которого устанавливается данный сервитут, прав на соседний участок, поскольку сервитут не влечет за собой лишения прав землепользователя на этот участок (п. 2 ст. 274 ГК РФ);
7) сервитут устанавливается, как правило, не на определенный срок, а на период до устранения причин, породивших необходимость этого сервитута.

В литературе отмечается, что праву сервитута присущи следующие принципы:

— обременение сервитута ложится на недвижимое имущество, принадлежащее субъекту на праве собственности;
— собственник земельного участка вправе распорядиться им по своему усмотрению, при этом переход права собственности иному лицу не упраздняет сервитута;
— сервитут устанавливается не в интересах лица, а в интересах и в пользу недвижимого имущества, находящегося в собственности, владении или пользовании. Поэтому сервитут неотчуждаем. Он не может быть самостоятельным предметом купли-продажи, залога или иной сделки;
— на обремененные сервитутом здания и сооружения распространяются положения земельного сервитута.

Основаниями возникновения сервитута следует считать преимущественно договор и судебное решение. Право требовать ограниченного пользования земельным участком указывает на то, что сервитут может быть установлен и соглашением сторон, которым устанавливаются права и ограничения пользования, составляющего сервитут. Это соглашение в соответствии со ст. 274 ГК РФ подлежит регистрации наравне с иными правами на недвижимость, что говорит о вещном характере современного российского права сервитута.

В качестве объекта сервитута в российском праве упоминаются земельные участки, а также здания и сооружения, т. е. недвижимое имущество (гл. 17 ГК РФ).

Вещные права в гражданском праве

С раздела, посвященного вещным правам, начинается изучение Особенной (специальной) части гражданского права. Нормы о вещных правах составляют самостоятельную подотрасль гражданского права и соответственно этому особый раздел курса гражданского права. Вещные права оформляют и закрепляют принадлежность вещей (материальных, телесных объектов имущественного оборота) субъектам гражданских правоотношений, иначе говоря, статику имущественных отношений, регулируемых гражданским правом. Этим они отличаются от обязательственных прав, оформляющих переход вещей и иных объектов гражданских правоотношений от одних участников (субъектов) к другим (динамику имущественных отношений, т. е. собственно гражданский оборот), а также от исключительных прав, имеющих объектом нематериальные результаты творческой деятельности, либо средства индивидуализации товаров ("интеллектуальной" и "промышленной собственности").

Юридическую специфику вещных прав составляет:

• во-первых, их абсолютный характер, отличающий их от относительных, обязательственных прав.
• Во-вторых, все вещные права оформляют непосредственное отношение лица к вещи, дающее ему возможность использовать соответствующую вещь в своих интересах без участия иных лиц. В обязательственных отношениях управомоченное лицо может удовлетворить свой интерес лишь с помощью определенных действий обязанного лица (по передаче имущества, производству работ, оказанию услуг и т. д.).
• Кроме того, они защищаются с помощью особых, вещно-правовых исков, что составляет их третью отличительную черту.
• Наконец, в-четвертых, специфика вещных прав традиционно усматривается также и в том, что их объектом могут служить только индивидуально определенные вещи, а потому с гибелью соответствующей вещи автоматически прекращается и вещное право на нее Объектом же обязательственного права является поведение обязанного лица - должника, причем обязанность последнего может переходить к другим лицам в порядке правопреемства. Таким образом, вещные права получают свой, особый правовой режим, отличный от режима обязательственных прав. По объектам, а также по содержанию и способам защиты вещные права отличаются также и от исключительных прав (абсолютных по своей юридической природе), оформляющих отношения "интеллектуальной собственности".

Категорией вещных прав охватывается, во-первых, право собственности - наиболее широкое по объему правомочий вещное право, предоставляющее управомоченному субъекту максимальные возможности использования принадлежащего ему имущества, а во-вторых, в нее включаются иные, ограниченные (по сравнению с содержанием права собственности) вещные права

Право собственности является основным, наиболее важным, хотя и не единственным вещным правом. Поэтому с его рассмотрения и начинается изучение категории вещных прав.

Вещное право в римском праве

Понятие вещей в классический период в римском праве использовалось в широком смысле. В него входили не только вещи материальных предметов внешнего мира, но также юридические отношения и права.

Термин «вещь» (res) употреблялся в нескольких значениях. Вещами считалось как все то, что существует в материальном мире (с этой точки зрения термин «вещь» употреблялся не только юристами, но и философами Древнего Рима), так и объекты имущественных прав и правовые отношения в целом.

Наиболее общим образом вещи делились на:

1) вещи Божественного права (священные, святые и религиозные). К вещам Божественного права относились храмы, земля, на которой они находились, гробницы, скульптуры богов;
2) вещи человеческого права:
— публичные, принадлежащие политической совокупности граждан. К таким вещам относились театры, стадионы, реки, пользование берегами рек;
— частные, принадлежавшие отдельным лицам.

Частные вещи в свою очередь также делились на группы.

В римском праве кроме телесных и бестелесных существовали и другие категории вещей:

1) изъятые и не изъятые из оборота;
2) манципируемые и не манципируемые;
3) простые и сложные;
4) потребляемые и не потребляемые;
5) делимые и неделимые;
6) главные и побочные;
7) определяемые родовыми признаками и индивидуально-определенные;
8) движимые и недвижимые;
9) телесные и бестелесные.

Изъятые и не изъятые из оборота вещи. Изъятые из оборота вещи (res extra commercium) — это те вещи, которые удовлетворяли потребности всего народа, а потому не могли быть предметом частных правоотношений. К ним относились предметы религиозного содержания (храмы, публичные дороги, предметы религиозного культа, места погребения и др.), а также предметы общего пользования (воздух, непересыхающие реки, берега моря и др.).

Не изъятые из оборота вещи (res in commercio) — это те вещи, которые удовлетворяли интересы отдельных лиц и являлись предметом купли-продажи, обмена и т. п. К ним относилось большинство вещей, не входящих в группу изъятых из оборота.

Манципируемые и неманципируемые вещи. Манципируемые вещи (res mancipi) — это италийские земли, постройки на них, рабы, рабочий скот и земельные сервитуты.

Италийские земли передавались исключительно через манципацию. Вся земля принадлежала государству.

К италийским землям относились следующие земельные участки:

— ager vectigalis — оброчные земли, т. е. земельные участки, которые бессрочно (первоначально — на 5-летний срок) и с правом наследования сдавались в аренду;
— ager privates vestigalisque — земельные участки, продаваемые государством или общиной частным лицам. Своеобразие данного способа приобретения земельных участков заключалось в том, что приобретатель становился обладателем права пользования участком (хотя и передаваемого по наследству). К тому же на приобретателя возлагалась обязанность уплачивать арендную плату за пользование приобретенным участком. Данную форму землевладения можно рассматривать как переходный этап между общественным и частным землевладением;
— ager quaestorius — государственная земля, которая продавалась во временное частное пользование с установлением обязанности приобретателя уплачивать арендные платежи. Особенностью данного вида передачи земли в частное пользование было то, что данная сделка могла быть отменена по усмотрению государства и соответствующий земельный участок мог быть вновь обращен в государственную собственность;
— ager occupatorius — государственные земельные участки, имеющие естественные природные границы (реки, горы и т. п.). Особенностью правового режима данных земельных участков являлось то, что они не обрабатывались до момента передачи в частные руки. Способом приобретения данных земельных участков была оккупация (захват) патрициями. Пользование земельными участками юридически считалось временным, однако фактически земля с течением времени переходила в собственность захвативших ее лиц;
— adsignatio — передача в частную собственность одинаковых (имеющих квадратную форму) земельных участков государственной земли. Эти земельные участки имели небольшой размер; их раздача носила массовый характер и происходила в торжественной обстановке;
— ager locatus ex lege censoria — государственные земельные участки, сдававшиеся в аренду лицу, которое сделало наиболее выгодное предложение (т. е. земельные участки, передаваемые по конкурсу);
— ager colonicus — италийские земли, которые подлежали передаче в частную собственность колонистам.

Манципация проходила в сложной форме и при участии пяти свидетелей. Ошибка хотя бы в одном слове в процессе манципации автоматически приводила к недействительности сделки.

Неманципиуемые вещи (rex nес mancipi) — все остальные вещи.

Различие между двумя группами вещей состояло в способе отчуждения. Неманципируемые вещи отчуждались путем простой передачи — traditio, в то время как для отчуждения манципируемых вещей требовалось выполнение особых формальностей (обряда манципации — mancipatio). И это не случайно, так как к группе манципируемых относились основные средства производства. Поскольку они принадлежали общине (коллективу), последняя была заинтересована в сохранении права на них. Отсюда понятно введение обряда манципации с целью не допустить потери права на основные средства производства.

Деление вещей на манципируемые и неманципируемые сохранялось вплоть до начала империи.

Простые и сложные вещи. Простые вещи, по выражению Помпония, составляли одно целое, физически однородное единство, как, например, раб, бревно, камень.

Сложные вещи делились на два вида:

а) составные, включавшие несколько связанных между собой тел (шкаф, корабль, дом);
б) состоящие из не связанных между собой вещей, но объединенных общим наименованием (народ, легион, стадо).

Вещи движимые и недвижимые. Движимые вещи (res mobiles) — вещи, которые могут изменять свое положение в пространстве. Движимые вещи могли двигаться сами (животные, рабы) или могли приводиться в движение другими (мебель, домашняя утварь).

Недвижимые вещи (res immobiles) — вещи, которые не могут изменять свое положение в пространстве без сохранения целостности. Это дома, строения, земельные участки, недра земли.

Движимые и недвижимые вещи подчинялись почти одинаковым юридическим нормам, и поэтому такое деление не имело особого значения.

Интересно то, что к недвижимости в Древнем Риме относили также созданное чужим трудом на земле собственника. Такие изменения считались составными частями земли и следовали юридическому статусу основной вещи (участка) («superficies solo cedit» — «сделанное над поверхностью следует за поверхностью»).

Недвижимые вещи считались категорией более сложной, и поэтому римляне осторожно относились к изменению правового статуса недвижимости. Например, уже по Законам XII таблиц различались сроки вступления во владение движимым и недвижимым имуществом по давности владения: для движимых вещей этот срок составлял один год, для недвижимых — два года.

В эпоху принципата нормы, регулирующие права на недвижимое имущество, отделились и стали специфическими именно для этой категории вещей. В это же время в отношении недвижимости сложились особые права: суперфиций, эмфитевзис.

Вещи индивидуально-определенные (res species) и определяемые родовыми признаками (res genus). Родовые вещи (res genus) — вещи, имеющие общий род и не имеющие индивидуальности. Такие вещи определялись числом, мерой и весом, т. е. если было невозможно понять, родовая это вещь или индивидуально определяемая, применялось правило: если вещи подсчитываются как определенное количество (например, продаются на вес, объем), то вещь принадлежит к категории родовых. Эта вещь всегда может быть заменена в случае утраты на такую же или несколько таких же вещей: «genus perire non censetur» — «вещи, определяемые родовыми признаками, не погибают».

Индивидуально-определенные вещи (res species) противопоставляются родовым. Это вещь, уникальная по своей природе, ее нельзя заменить. Индивидуально-определенная вещь могла быть выделена из ряда подобных (конкретная ваза). При гибели индивидуально-определенных вещей договор прекращался, так как должник уже не мог предоставить эту вещь.

Родовые и индивидуально-определенные вещи также иногда называют заменимыми и незаменимыми.

Это разделение вещей имеет большое значение для обязательственного права.

Вещи потребляемые и не потребляемые. Потребляемые вещи материально уничтожались при первом их использовании по прямому назначению. В эту категорию входят продукты и деньги (расплачиваясь ими, собственник их лишается).

Не потребляемые вещи не изнашивались от употребления или же уничтожались постепенно, не теряя способности выполнять свое назначение (драгоценный камень).

Вещи простые и сложные. Деление вещей на простые и сложные возникло в классическую эпоху.

Деление вещей происходило в зависимости от их сложности:

— простые вещи (corpus, quod uno spiritu continetur) представляли собой однородное единое целое и не распадались на составные части (раб, бревно, камень и т. п.);
— сложные вещи состояли из различных соединений вещей и имели между собой материальную связь, например здание, корабль, шкаф. Части сложных вещей до соединения в определенную вещь могли принадлежать разным лицам. Несмотря на то, что часть вещи становилась новой сложной вещью, та непосредственная часть принадлежала хозяину. Однако же объединенные части подчинялись праву, установленному на целую вещь.

Вещи главные и побочные. Главные вещи — это вещи, имеющие в зависимости и в юридическом подчинении другие вещи.

Побочными (придаточными) признавались самостоятельные вещи, но зависимые от главной и подчиненные юридическому положению последней. Виды побочных вещей: части вещи, принадлежности и плоды.

Части вещи, не отделенные от целого, не имели самостоятельного существования, поэтому не могли быть объектом права. Однако если часть отделить от целого, то эта часть является объектом права (например, кровельный материал). В связи с изложенным римляне рассматривали два по следствия присоединения части вещи к целому. Во-первых, если присоединение вело к изменению сущности присоединенной вещи или нераздельности новой вещи, то право собственности на присоединенную вещь для собственника прекращалось (растворенное вино). Во-вторых, если присоединенная и главная вещи не меняли своей сущности, а совокупная вещь оставалась раздельной, то вещь, присоединенная к главной, могла быть выделена и восстановлена в прежнем юридическом качестве.

Принадлежность — побочная вещь, связанная с главной экономически. Принадлежность могла существовать самостоятельно и быть объектом самостоятельного права (ключ и замок, рама и картина). Вместе с тем лишь при совместном использовании принадлежности и главной вещи достигался конечный результат. Как правило, юридические отношения, устанавливаемые в отношении главной вещи, распространялись и на принадлежность.

Плоды — это, во-первых, вещи, получаемые от плодоносящих вещей (шерсть, молоко, фрукты и т. д.), названных естественными плодами. Во-вторых, к плодам относился доход, приносимый плодоносящей вещью: деньги от продажи фруктов, проценты с капитала, наемная плата и др.

Ввиду самостоятельного физического существования, принадлежность может быть предметом самостоятельных прав на нее. Однако при отсутствии специальных оговорок заинтересованных лиц все правовые отношения, устанавливаемые на главную вещь, считаются распространяющимися (ввиду хозяйственной связи между обеими вещами) и на принадлежность к ней (отсюда афоризм: «принадлежность следует судьбе главной вещи»).

Вещи в обороте и вне оборота. Вещи в обороте (res in commercio) — это вещи, которые могли участвовать в правовом обороте между отдельными людьми (мена, купля-продажа) и являлись объектами частной собственности.

Вещи вне оборота (res extra commercium) — это вещи, которые не могут участвовать в обороте по своим естественным признакам. Согласно Институциям Юстиниана есть вещи, которые по естественному праву принадлежат всем.

К этой категории относятся:

а) воздух,
б) текучая вода,
в) моря со всем, что в них водится.

Плодоносящие вещи и плоды. Другую группу внеоборотных вещей составляли публичные вещи (res publicae). Основным и единственным хозяином публичных вещей считался римский народ.

Плодоносящие вещи (res fructiferae) способны производить плоды органически или в результате человеческого труда, не изменяя своего назначения.

Плоды (fructus) делились на:

1) гражданские плоды (fructus civiles), которые возникали вследствие различных имущественных операций и являлись в современном понимании доходами от использования вещи. Доходы могли быть регулярными (приносимыми естественным путем) или получаться из правоотношений по поводу плодоносящей вещи (например, проценты с капитала, рента с земли);
2) естественные плоды (fructus naturales), которые возникали под действием природных факторов и труда людей:
— плоды, еще соединенные с производящей их вещью (fructus pendentes);
— плоды, уже отделенные от производящей их вещи (fructus separati);
— плоды, уже захваченные кем-то себе (fructus percepti);
— переработанные плоды (fructus consumpti);
— плоды, которые необходимо собрать (fructus perci piendi).

Правовая судьба плодов различалась при наличии какого-либо права на плодоносящую вещь. При истребовании плодоносящей вещи плоды автоматически забирались и возвращались собственнику вместе с ней. Однако если плоды были уже потреблены, то ответственности за это не полагалось.

Вещное право по своему содержанию и объему полномочий, которое оно предоставляло управомоченному лицу, делилось на:

а) владение;
б) собственность;
в) права на чужие вещи.

Система вещных прав

Все вещные права, прежде всего, можно поделить на два вида. К первому виду вещных прав относится право собственности. Его можно назвать неограниченным вещным правом. Конечно, и право собственности может иметь определенные ограничения, установленные законом или договором, но если сравнивать его с другими вещными правами, то термин «неограниченное» право будет понятен и уместен. Ко второму виду вещных прав относится целая группа вещных прав. Их можно назвать ограниченными вещными правами. Все эти права являются правами на чужую вещь, у которой есть собственник. Они ограничены по своему содержанию по сравнению с правом собственности. У обладателя ограниченного вещного права меньше правомочий, чем у собственника. Ограниченные вещные права также можно разбить на определенные группы. Но эти деления не устоялись в науке гражданского права.

Например, выделяют такие группы ограниченных вещных прав: ограниченные вещные права на земельные участки (к ним можно отнести право пожизненного наследуемого владения земельным участком, право постоянного бессрочного пользования земельным участком), ограниченные вещные права на жилые помещения (право члена семьи собственника жилого помещения на пользование этим жилым помещением, право обладателя ренты на пользование жилым помещением), обеспечительные вещные права (право залога и право удержания), ограниченные вещные права на хозяйствование с имуществом собственника (право хозяйственного ведения, право оперативного управления). Выделение таких групп ограниченных вещных прав может быть небесполезно в познавательных целях, но не имеет строгой системы, единого классификационного критерия, ряд прав (например, право сервитута) сложно отнести только к одной указанной группе.

Одним правом собственности мог бы удовлетворяться только разве самый примитивный экономический быт. Режим, построенный только на праве индивидуальной собственности, был бы режимом, совершенно изолирующим одно хозяйство от другого. Дальнейшее развитие хозяйственных связей, усиление скученности построек, возникновение потребности в кредите и т.д. ставит вопрос о создании таких юридических форм, которые бы обеспечивали возможность прочного, т.е. не зависящего от простого личного согласия, участия одного лица в праве собственности другого. Этой цели и служат вещные права на чужие вещи (Покровский) Хотя понятие вещных прав начинают раскрывать обычно через право собственности, оно связано, прежде всего, с тем, что существуют и другие вещные права. Понятие «право на чужую вещь» само по себе не вполне точно, оно формально охватывает права любого титульного владельца вещи, не являющегося собственником, в том числе обязательственные права арендатора, хранителя, перевозчика, доверительного управляющего и т.д.

Целесообразнее использовать более точный термин, пришедший к нам из германской цивилистики.

Ограниченные вещные права обладают всеми признаками вещных прав:

- предоставляют непосредственное, хотя и строго ограниченное господство над чужим имуществом;
- имеют тот же самый объект (индивидуально определённую вещь);
- обычно по поводу недвижимого имущества, главным образом – земельных участков; имеют абсолютный характер;
- защищаются вещно-правовыми исками, в том числе против собственника;
- принудительная типизация прав и их содержания;
- являются ограничением правомочий собственника (при прекращении которых право собственности «восстанавливается» в первоначальном объёме, в чём проявляется эластичность, упругость права собственности).

Признаки ограниченных вещных прав:

1.Ограниченны по содержанию (по сравнению с правом собственности), не дают полного господства, как правило, не содержат правомочия распоряжения.
2.Производность, зависимость от права собственности (нет права собственности – нет ограниченного вещного права).
3.Право следования – сохранение вещных прав при переходе права собственности, обременяют право собственности, следуют за вещью. За правом собственности, а не за собственником.

Сейчас ГК РФ Статья 216. Вещные права лиц, не являющихся собственниками.

Вещными правами наряду с правом собственности, в частности, являются:

- право пожизненного наследуемого владения земельным участком (статья 265);
- право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (статья 268);
- сервитуты (статьи 274, 277);
- право хозяйственного ведения имуществом (статья 294) и право оперативного управления имуществом (статья 296).

Таким образом, виды вещных прав согласно действующему российскому законодательству:

1) право пожизненного наследуемого владения земельным участком;
2) право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком;
3) сервитуты;
4) право хозяйственного ведения имуществом;
5) право оперативного управления имуществом;
6) иные вещные права (перечень вещных прав, установленный ст. 216 ГК, является неисчерпывающим, в статье используется слова «в частности», поэтому есть основания относить и другие права к категории вещных.

Так, например, учёные называют среди вещных прав ипотеку, право получателя ренты и другие. Из-за этого неограниченного перечня существует проблема отнесения конкретного права к разряду вещных и выявление системы вещных прав по российскому законодательству. Исследователи называют и другие вещные права, например, право ограниченного пользования земельным участком собственником здания, строения, сооружения (а также обладателя права безвозмездного пользования, хозяйственного ведения, оперативного управления), расположенного на этом земельном участке, по ст. 36 ЗК РФ.

Признаки вещных прав

Вещным правом является абсолютное гражданское право лица, предоставляющее ему возможность непосредственного господства над вещью и отстранения от нее всех других лиц, защищаемое специальными гражданско-правовыми исками.

Вещные права характеризуются следующими признаками:

• непосредственным отношением лица к вещи;
• абсолютным характером;
• объектами являются только индивидуально-определенные вещи;
• защитой с помощью особых вещно-правовых исков.

Абсолютный характер вещных прав, проявляется в том, что все без исключения третьи лица обязаны не препятствовать управомоченному лицу в использовании вещи и не воздействовать на вещь без его разрешения. Следовательно, третьи лица должны быть четко осведомлены о видах и содержании вещных прав. Именно этим обстоятельством объясняется необходимость исчерпывающего определения в законе перечня вещных прав и их содержания.

Виды вещных прав определены в законе следующим образом:

• право собственности - наиболее широкое по объему правомочий вещное право, предоставляющее управомоченному лицу максимальные возможности использования принадлежащего ему имущества;
• ограниченные вещные права (ст. 216 ГК РФ) связаны с использованием чужих земельных участков и других объектов недвижимости, в силу чего подлежат государственной регистрации. К числу таких прав относятся сервитут, пожизненное наследуемое владение, постоянное пользование;
• ограниченные вещные права, оформляющие имущественную обособленность государственных и муниципальных унитарных предприятий, казенных предприятий и учреждений - юридических лиц, не являющихся собственниками закрепленного за ними имущества. Имущество за названными юридическими лицами закрепляется собственником на праве хозяйственного ведения и оперативного управления.

Возникновение вещного права

Возникновение права собственности. Право собственности принадлежит к числу таких субъективных прав, которые могут возникнуть лишь при наличии определенного юридического факта, а иногда и их совокупности. Эти юридические факты называются основаниями возникновения права собственности.

В цивилистической науке основания возникновения права собственности издавна принято подразделять на первоначальные и производные. Что же касается критерия разграничения первоначальных и производных способов возникновения права собственности, то в одних случаях предпочтение отдают критерию воли, в других - критерию правопреемства. Соответственно этому, сторонники критерия воли к первоначальным относят такие способы, при которых право собственности возникает независимо от воли, а к производным – такие, при которых оно возникает по воле предшествующего собственника. Те же, кто в основу разграничения кладут критерий правопреемства, к первоначальным относят способы, в основе которых правопреемства нет, а к производным – способы, которые покоятся на правопреемстве. Это спор имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Например, сторонники критерия воли безоговорочно относят национализацию, т. е. обращение имущества, принадлежавшего ранее отдельным физическим и юридическим лицам, в собственность государства. К первоначальным способам возникновения права собственности, поскольку государство при национализации становится собственником вопреки воле предшествующего собственника. Напротив, те, кто предпочитают критерий правопреемства, рассматривают национализацию как производный способ возникновения права собственности, поскольку при национализации имеет место правопреемство (по крайней мере, преемство в правах).

В основу разграничения способов приобретения права собственности должен быть положен критерий правопреемства, что же касается критерия воли, то он не во всех случаях выдерживает практическую проверку. Так, наследник, имеющий право на обязательную долю (так называемый необходимый наследник), получает эту долю вопреки воле предшествующего собственника, т. е. наследодателя. Несомненно, однако, что и в указанном случае наследование относится к производным способам приобретения права собственности. Для сторонников же критерия правопреемства отнесение этого случая к производным способам приобретения права собственности затруднений не вызывает, поскольку наследование обязательной доли также покоится на правопреемстве. Деление способов приобретения права собственности на первоначальные и производные в действующем законодательстве прямо не закреплено. Однако оно может быть выведено путем его доктринального толкования, к чему цивилистическая наука как раз и призвана. Что же касается практического значения указанного деления, то оно неоспоримо, поскольку с наличием или отсутствием правопреемства закон связывает вполне определенные последствия.

Сказанное в отношении оснований возникновения права собственности и критериев их разграничения с известными оговорками приложимо и к другим вещным правам. Указанные права, будь то право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения и т. д., также возникают лишь при наличии тех или иных юридических фактов. Основания возникновения этих прав в зависимости от того, покоятся ли они на правопреемстве или нет, подразделяются на первоначальные и производные. При этом возможен переход вещных прав из одной классификационной рубрики в другую, а также обязательственных прав в разряд вещных и наоборот. Так, в случае преобразования государственного предприятия в акционерное общество прекращается право государственной собственности и право хозяйственного ведения указанного предприятия и возникает право собственности самого акционерного общества.

Член кооператива, полностью внесший паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное строение или помещение, предоставленное ему в пользование, приобретает на это имущество право собственности. Если же наниматель жилого помещения в доме государственного или муниципального жилищного фонда приватизирует квартиру, то взамен права пользования по договору жилищного найма у гражданина возникает право собственности на квартиру.

С особенностями возникновения и прекращения иных, помимо права собственности, вещных прав мы будем знакомиться по мере их изучения.

Нынешний переходный период характеризуется сложным переплетением самых различных способов приобретения и прекращения права собственности, зачастую противоположных по своей направленности и социальному назначению. С одной стороны, бурно протекает процесс приватизации, при которой государственные и муниципальные предприятия, жилье, объекты социально-культурного назначения из собственности государства, национально-государственных, административно-территориальных и муниципальных образований переходят в собственность юридических и физических лиц. С другой, наблюдается и обратное, когда в государственную или муниципальную собственность поступает имущество, ранее принадлежавшее гражданам, кооперативным, общественным и иным организациям. Это происходит, в частности, с собственностью ряда общественных организаций.

Прежде чем перейти к систематизации способов приобретения права собственности и их рассмотрению, остановимся на том, как они соотносятся со способами прекращения права собственности. К этому обязывает сама структура ГК, в котором способы приобретения и прекращения права собственности выделены в особые главы -14 и 15. В тех случаях, когда право собственности возникает впервые или прекращение права собственности у одного лица не влечет его приобретения другим лицом, этой проблемы не существует. Однако во многих случаях возникновение права собственности у одного лица сопровождается его прекращением у другого и наоборот. Указанное обстоятельство учитывает и законодатель (см., напр. п. 2 ст. 218 и п. 1 ст. 235 ГК). В связи с этим и возникает вопрос, как определить место того или иного способа возникновения и прекращения права собственности в ряду способов возникновения или прекращения этого права. Как, скажем, определить место конфискации, при которой имеет место, с одной стороны, лишение собственника принадлежащего ему имущества, а с другой, – обращение его в собственность государства. То же можно сказать и о многих других способах.

В целях удобства изложения способы приобретения права собственности систематизированы независимо от того, сопровождаются ли они прекращением права собственности у другого лица или нет, равно как и независимо от того, прекращается ли право собственности по воле собственника или в принудительном порядке.

Под этим углом зрения на первоначальные и производные разделены все способы приобретения права собственности.

Исходя из ранее избранного критерия их разграничения, к первоначальным способам приобретения права собственности относятся:

- приобретение права собственности на вновь изготовленную вещь (п. 1 ст. 218 ГК);
- переработка (ст. 220 ГК);
- обращение в собственность общедоступных вещей (ст. 221 ГК);
- приобретение права собственности на бесхозяйное имущество (п. З ст. 218; ст. 225 и 226; п. 1 ст. 235, ст. 236 ГК), находку (ст. 227–229 ГК);
- безнадзорных животных (ст. 230–232 ГК);
- клад (ст. 233);
- приобретательная давность (ст. 234 ГК);
- приобретение права собственности на самовольную постройку (ст. 222 ГК);
- от неуправомоченного отчуждателя.

К производным способам приобретения права собственности относятся:

- национализация (ч. З п.2 ст.235, ст. ЗО б ГК);
- приватизация (ст. 217, ч. 2 п.2 ст. 235 ГК);
- приобретение права собственности на имущество юридического лица при его реорганизации и ликвидации (п. 7 ст. 63 и абз. 3 п.2 ст. 218 ГК);
- обращение взыскания на имущество собственника по его обязательствам (подпункт 1 п.2 ст. 235 и ст. 238 ГК);
- обращение имущества в собственность государства в интересах общества (реквизиция) или в виде санкции за правонарушение (конфискация) – ст. 242 и 243 ГК;
- выкуп недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка, на котором оно находится (ст. 239 ГК);
- выкуп бесхозяйственно содержимого имущества (ст. 240, 293 ГК);
- выкуп домашних животных при ненадлежащем обращении с ними (ст. 241 ГК);
- прекращение права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать (подпункт 2 п.2 ст. 235, ст. 238 ГК);
- приобретение права собственности по договору;
- приобретение права собственности в порядке наследования.

Есть и такие способы приобретения права собственности, которые в одних случаях выступают как первоначальные, а в других – как производные. Таково, в частности, приобретение права собственности на плоды, продукцию и доходы (ст. 136 и абз. 2 п. 1 ст. 218 ГК).

Приступим теперь к изучению отдельных способов приобретения прав собственности. Вне рассмотрения останутся такие способы, как приобретение права собственности от неуправомоченного отчуждателя, а также в порядке наследования, которые подлежат изучению в других главах учебника. Что же касается вопросов, связанных с выкупом земельного участка, то они изучаются в курсе земельного права. Их мы будем касаться лишь в той мере, в какой это затрагивает интересы собственника недвижимого имущества, расположенного на подлежащем выкупу земельном участке. Начнем с первоначальных способов приобретения права собственности.

Приобретение права собственности на вновь изготовленную или созданную вещь относится к первоначальным способам, поскольку право собственности возникает на вещь, которой раньше не было, т. е. возникает на эту вещь впервые. Собственником вещи становится тот, кто изготовил или создал ее для себя с соблюдением закона и иных правовых актов (абз. 1 п. 1 ст. 218 ГК). Вновь изготовленная или созданная вещь может быть как движимой, так и недвижимой. При этом право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, в соответствии с общим правилом ст. 131 ГК возникает с момента такой регистрации (ст. 219 ГК).

Переработка или спецификация как способ приобретения права собственности на вновь изготовленную движимую вещь характеризуется тем, что вещь создается в результате приложения труда одного лица к материалу, принадлежащему другому лицу. Если иное не предусмотрено договором, право собственности на эту вещь приобретает собственник материала. Таким образом, в договоре может быть предусмотрено, что собственником станет спецификатор (см. абз. 1 п. 1 ст.220 ГК).

Правило абз. 2 п. 1 ст. 220 ГК рассчитано на те случаи, когда спецификатор использует чужой материал при отсутствии договора между ним и собственником материала. Спецификатор может стать собственником новой вещи лишь при одновременном наличии трех условий: стоимость труда существенно превышает стоимость материала; спецификатор добросовестен, т. е. до завершения переработки он не знал и не должен был знать о том, что использует чужой материал; спецификатор осуществил переработку для себя, а не в коммерческих целях. При отсутствии хотя бы одного из этих условий собственником изготовленной вещи становится собственник материала.

Если иное не предусмотрено договором, собственник материала, ставший собственником вещи, обязан возместить спецификатору стоимость переработки; если же собственником стал спецификатор, то он обязан возместить собственнику материалов их стоимость. Эти правила подлежат применению и тогда, когда договор между собственником материала и спецификатором вообще отсутствует.

Более жесткие правила применяются в тех случаях, когда собственник материалов утратил их в результате недобросовестности спецификатора: последний обязан не только передать новую вещь в собственность тому, кто утратил материал, но и возместить ему причиненные убытки.

К числу первоначальных способов приобретения права собственности относится также обращение в собственность общедоступных для сбора вещей (сбор ягод, лов рыбы, сбор или добыча других общедоступных вещей и животных). Такой сбор может иметь место, когда он допускается в соответствии с законом, общим разрешением, данным собственником, или местным обычаем. Право собственности на указанные вещи приобретает лицо, осуществившее их сбор или добычу. В то же время обращение в собственность общедоступных для сбора вещей не относится к оккупации в юридико-техническом смысле слова, поскольку лицо, осуществившее сбор или добычу, приобретает право собственности не на вещи, которые никому не принадлежат, а на вещи, которые к моменту сбора и добычи составляют чью-то собственность (например, государства или муниципального образования).

Обратимся теперь к такому первоначальному способу, как приобретение права собственности на бесхозяйное имущество, находку, безнадзорных животных и клад. Выступая в гражданском обороте как объект права, имущество вместе с тем имеет субъекта, которому оно принадлежит. Возможны, однако, случаи, когда имущество в силу тех или иных юридических фактов оказывается бесхозяйным (бессубъектным). Согласно ст. 225 ГК бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен, либо вещь, от права собственности, на которую собственник отказался. Отметим, что к бесхозяйным в числе других относятся вещи, от которых собственник отказался. В то же время такой отказ сам по себе не влечет прекращения прав и обязанностей собственника в отношении соответствующего имущества до тех пор, пока право собственности на него не приобретено другим лицом (ст. 236 ГК). Собственник не может бросать свое имущество на произвол судьбы. И это понятно, поскольку имущество, которое находится на положении неприкаянного, может представлять опасность для окружающих, наносить ущерб природной среде и т. д.

В ГК определены основания и порядок приобретения права собственности на бесхозяйные недвижимые вещи (п. 2 ст. 225 ГК) и на движимые вещи, от которых собственник отказался (ст. 226 ГК).

Недвижимые вещи по заявлению органа местного самоуправления принимаются на учет органом, на который возложена государственная регистрация прав на недвижимость. Учет ведется по месту нахождения недвижимости. Через год после постановки на учет орган по управлению муниципальным имуществом может обратиться в суд с требованием о признании недвижимости муниципальной собственностью. Если суд не признает недвижимость муниципальной собственностью, она может быть вновь принята оставившим ее собственником либо приобретена в собственность по давности владения.

Что же касается движимых вещей, брошенных собственником, то они могут быть обращены другими лицами в собственность в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 226 ГК. В их числе лицо, в собственности, владении или пользовании которого земельный участок, водоем или иной объект, где находится брошенная вещь. Если стоимость вещи явно ниже установленного законом минимума (ниже пяти минимальных зарплат), то указанное лицо, приступив к использованию вещи либо совершив иные действия по обращению ее в собственность, может стать собственником вещи. То же относится к таким вещам, как брошенный лом металлов, бракованная продукция, топляк от сплава, отвалы и сливы, образуемые при добыче полезных ископаемых, отходы производства и другие отходы. При отсутствии на указанные вещи других претендентов обращаться в суд для приобретения на эти вещи права собственности не требуется. Другие брошенные вещи (например, вещи, которые хотя и находятся на соответствующем земельном участке, но стоимость которых явно превышает установленный законом минимум) поступают в собственность завладевшего ими лица, если по его заявлению они признаны судом бесхозяйными.

Вновь выявляемые объекты, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, которые не имеют собственника или собственник которых неизвестен, поступают в собственность государства, если законодательством не предусмотрено иное (ст. 4 Закона РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры»).

Правовой режим находки, безнадзорных животных и клада определяется ст. 227–233 ГК. Находкой признается вещь, выбывшая из владения собственника или иного управомоченного на владение лица помимо его воли вследствие потери и кем-либо обнаруженная. При находке случайность имеет место на стороне как потерявшего вещь, так и нашедшего ее.

Статья 227 ГК очерчивает круг обязанностей лица, нашедшего потерянную вещь. В их числе обязанность немедленно уведомить о находке потерявшего вещь или другое лицо, имеющее право получить ее. Если указанное лицо или место его пребывания неизвестны, нашедший обязан заявить о находке в милицию или в орган местного самоуправления. Нашедший вещь вправе хранить ее у себя либо сдать на хранение в милицию, орган местного самоуправления или указанному ими лицу. За утрату или повреждение вещи нашедший отвечает лишь в случае умысла или грубой неосторожности и в пределах стоимости вещи. Если в течение шести месяцев с момента уведомления милиции (органа местного самоуправления) о находке лицо, управомоченное получить найденную вещь, не будет установлено или не заявит о своем праве получить вещь, нашедший приобретает на эту вещь право собственности. В случае отказа нашедшего от приобретения вещи в собственность, она поступает в муниципальную собственность. Помимо возмещения расходов, связанных с находкой, нашедший имеет право на вознаграждение за находку в размерах до двадцати процентов стоимости вещи. Возмещение расходов и вознаграждение за находку можно требовать, в зависимости от того, к кому вещь поступит, либо от лица, которому вещь будет возвращена, либо от органа местного самоуправления.

Нашедший не имеет права на вознаграждение, если не заявил о находке или пытался ее утаить.

К правилам о находке примыкают положения, определяющие правовой режим безнадзорных животных (ст. 230–232 ГК). Они распространяются как на безнадзорный или пригульный скот, так и на других безнадзорных домашних животных. На безнадзорных диких животных (например, на рысь, вырвавшуюся на волю из зоосада) эти положения не распространяются. Безнадзорным считается животное, которое к моменту задержания не находилось в хозяйстве какого-либо другого лица, пригульным – животное, которое к моменту задержания оказывается в чьем-либо хозяйстве (например, пропавшая корова пристала к фермерскому стаду).

Круг обязанностей лица, задержавшего безнадзорное (пригульное) животное, во многом совпадает с теми, которые возлагаются на лицо, нашедшее утерянную вещь (ср. ст. 227 и 230 ГК).

Предусмотрено, что если в течение шести месяцев собственник безнадзорных животных не будет обнаружен или сам о себе не заявит, лицо, у которого животные находились на содержании и в пользовании, приобретает право собственности на них. При отказе этого лица от приобретения животных в собственность они поступают в муниципальную собственность. В то же время, с учетом особенностей животных как объекта прав и необходимости обеспечить гуманное к ним отношение (ст. 137 и 241 ГК), предусмотрено, что в случае явки прежнего собственника животных после их перехода к новому прежний собственник вправе требовать возврата животных, если животные сохранили к нему привязанность или новый собственник обращается с ними ненадлежащим образом (например, жестоко или не кормит). Животных можно требовать по договоренности с новым собственником, а если она не достигнута – через суд на условиях, определяемых судом.

В случае возврата животных лицо, задержавшее животных, а также лицо, у которого они находились на содержании и в пользовании, имеет право требовать от их собственника возмещения необходимых расходов на содержание животных, но с зачетом выгод, извлеченных от пользования ими (например, можно требовать расходов на прокорм коровы, но с зачетом стоимости полученного от коровы молока). Если выгоды равны расходам или превышают их, то возмещения расходов требовать нельзя; возмещать, собственно говоря, нечего. Лицо, задержавшее безнадзорных животных, имеет право на вознаграждение по тем же правилам, которые применяются при выплате вознаграждения нашедшему утерянную вещь (ч. 2 ст. 232, п. 2 ст. 229 ГК).

Клад – это намеренно скрытые ценности, собственник которых не может быть установлен или в силу закона утратил на них право. В отличие от находки, при которой вещь из владения собственника или иного управомоченного лица всегда выбывает помимо его воли, кладом можно считать лишь намеренно скрытые ценности. Способы сокрытия ценностей различны. Клад может быть зарыт в земле, замурован в стене, спрятан в дупле дерева и т. д. Кладом можно считать не всякое намеренно скрытое имущество, а лишь деньги (золотые и серебряные монеты, отечественная и иностранная валюта) или иные ценные предметы (драгоценные камни, жемчуг, драгоценные металлы в слитках, изделиях и ломе, антиквариат и т. д.). Наконец, клад – это не всякое намеренно скрытое имущество, а лишь такое, собственник которого не может быть установлен или утратил на него право. При отсутствии хотя бы одного из указанных признаков имущество нельзя считать кладом. Клад поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т. п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных далях, если соглашением между ними не установлено иное. При этом раскопки и поиск клада, с одной стороны, не должны входить в круг трудовых или служебных обязанностей обнаружившего клад лица, но, с другой, обнаружившее клад лицо должно быть допущено собственником соответствующего имущества к совершению таких действий, при которых клад и был обнаружен. В первом случае на лицо, обнаружившее клад, не распространяются правила ст. 233 ГК (см. п. 3 той же статьи), во втором судьба клада определяется в соответствии с абз. 1 п. 1 ст. 233 ГК.

Так, участнику археологической экспедиции, обнаружившему ценности при раскопках древнего кургана, вознаграждение по правилам ст. 233 ГК не выплачивается. Но если клад был обнаружен при бурении на земельном участке скважины для сооружения колодца или при сломе дома для возведения на его месте нового строения, вознаграждение должно быть выплачено на общих основаниях.

Не исключено также заключение между собственником имущества и кладоискателем гражданско-правового договора, в котором на одну из сторон возложен поиск клада, а на другую выплата обусловленного вознаграждения, если клад будет обнаружен. Размер вознаграждения может быть определен по правилам абз. 1 п. 1 ст. 232 ГК.

Особые правила установлены на случай обнаружения клада, относящегося к памятникам истории или культуры. Такой клад поступает в государственную собственность (Российской Федерации или субъекта федерации в зависимости от того, относится ли он к памятникам федерального значения или нет). При этом собственник имущества, где клад был сокрыт, и лицо, обнаружившее клад, имеют право на вознаграждение в размере пятидесяти процентов стоимости клада, которое распределяется в равных долях, т. е. по двадцать пять процентов каждому, если соглашением между ними не установлено иное. Но если раскопки и поиск ценностей производились без согласия собственника, то вознаграждение в размере пятидесяти процентов стоимости клада, относящегося к памятникам истории или культуры, поступает только ему.

Все споры, связанные с оценкой клада, отнесением его к памятникам истории или культуры, распределением стоимости клада и т. д., как споры о праве гражданском, могут рассматриваться на общих основаниях судом.

Первоначальным способом приобретения права собственности является и приобретательная давность, т. е. приобретение права собственности по давности владения (ст. 234 ГК). Но прежде чем приступить к ее изучению, отметим, что нормы ГК о приобретении права собственности на бесхозяйное имущество, находку, безнадзорных животных и клад подлежат приоритетному применению по сравнению с нормами о приобретательной давности. Это значит, что если, например, имущество может быть приобретено в собственность как бесхозяйное, и в то же время открывается возможность стать его собственником по давности владения, то предпочтение следует отдавать нормам, определяющим основания и порядок перехода имущества в собственность того или иного лица как бесхозяйного. Указанное обстоятельство прямо отражено в ст. 225 ГК.

Приобретательная давность относится к первоначальным способам приобретения права собственности, какой бы критерий ни был положен в основу разграничения первоначальных и производных способов: воли или правопреемства. Право собственности на стороне давностного владельца возникает помимо воли и независимо от прав предшествующего собственника.

По давности владения может быть приобретено в собственность имущество, относящееся к любой форме собственности, кроме того, которое вообще изъято из гражданского оборота либо не может находиться в собственности владеющего им лица.

Приобрести право собственности по давности владения может как физическое, так и юридическое лицо, а также Российская Федерация, субъект федерации или муниципальное образование, иными словами, любое лицо, которое признается субъектом гражданского права, если приобретение данного имущества в собственность не выходит за пределы его правоспособности. Для приобретения права собственности по давности владения необходимы следующие предусмотренные в законе обязательные условия (реквизиты).

Во-первых, должен истечь установленный в законе срок давности владения, который различается в зависимости от того, идет ли речь о приобретении права собственности на недвижимость (например, жилой дом) или на движимость (например, автомобиль). Срок этот для недвижимости составляет пятнадцать лет, а для движимости – пять лет. При этом давностный владелец может присоединить ко времени своего владения время, в течение которого имуществом владел его предшественник, если его владение также удовлетворяло всем указанным в законе реквизитам и если к нынешнему владельцу имущество перешло в порядке общего или специального правопреемства (напр., по наследству или по договору). В то же время течение срока приобретательной давности не может начаться до тех пор, пока не истек срок исковой давности по иску об истребовании имущества из незаконного владения лица, у которого оно находится (п. 4 ст. 234 ГК).

В силу прямого указания закона право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает улица, которое приобрело имущество по давности владения, с момента такой регистрации (абз. 2 п. 1 ст. 234 ГК). В развитие этого правила Закон РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» допускает государственную регистрацию права собственности на недвижимое имущество, приобретаемое в силу приобретательной давности, после установления факта приобретательной давности в предусмотренном законом порядке (см. п. 3 ст. 6 Закона).

Согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 13 арбитражному суду в числе других дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, подведомственны дела об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет либо иным имуществом в течение 5 лет. При этом от указанной категории дел отличаются дела об установлении факта принадлежности строения или земельного участка на праве собственности, которые также подведомственны суду (см. п. 2 указанного постановления).

Во-вторых, давностный владелец должен владеть имуществом как своим собственным или, что то же самое, в виде собственности, без оглядки на то, что у него есть собственник. В противном случае отсутствует не только указанный реквизит приобретательной давности, но и ставятся под сомнение два других – добросовестность и открытость владения.

В-третьих, он должен владеть имуществом добросовестно. Это значит, что, владея имуществом, владелец не знает и не должен знать об отсутствии у него права собственности. Однако отсутствие правоустанавливающего документа (например, на жилой дом) само по себе еще не означает недобросовестности владельца.

В-четвертых, владелец должен владеть имуществом открыто, т. е. без утайки. В противном случае возникают сомнения, как в добросовестности владельца, так и в наличии других требуемых законом реквизитов.

В-пятых, давностное владение, отвечающее всем перечисленным выше условиям, должно быть непрерывным. Течение срока, необходимого для приобретения права собственности по давности владения, прерывается совершением со стороны владельца действий, свидетельствующих о признании им обязанности вернуть вещь собственнику, а также предъявлением к нему управомоченным лицом иска о возврате имущества. После перерыва давность владения, если реквизиты, необходимые для приобретения права собственности, налицо, начинает течь заново, причем время, истекшее до перерыва, в давностный срок не засчитывается.

Закон предусматривает защиту давностного владельца до того, как он стал собственником (п. 2 ст. 234 ГК). Разумеется, он не может получить эту защиту против собственника, а также против других лиц, имеющих право на владение имуществом в силу предусмотренного законом или договором основания, поскольку до истечения давностного срока (соответственно пятнадцати или пяти лет) сам он является бес титульным владельцем. Однако он может получить защиту против тех лиц, которые, как и он, права на владение имуществом не имеют. По сравнению с ними он обладает тем преимуществом, что является давностным владельцем и владение его при наличии всех требуемых законом реквизитов с истечением установленного срока может перерасти в право собственности. Поэтому, если третье лицо (гражданин или организация) неправомерно лишает давностного владельца владения имуществом или чинит ему препятствия во владении имуществом как своим собственным, он вправе требовать восстановления нарушенного владения и устранения чинимых помех, т. е. воспользоваться теми же средствами защиты, какими согласно ст. 301 и 305 ГК располагает собственник и иной титульный владелец.

Если давностный владелец в установленном законом порядке восстановит нарушенное владение, течение срока, необходимого для приобретения права собственности по давности, продолжается так, как если бы нарушения владения вообще не было, т. е. непрерывно.

Может показаться странным, почему вопросы, связанные с сооружением самовольных, построек, рассматриваются там, где речь идет о способах приобретения права собственности. Действительно, в ряде случаев они не укладываются в рамки соответствующей проблематики. Более того, может случиться так, что в результате самовольного строительства право собственности вообще ни на чьей стороне не возникнет. Поскольку, однако, самовольное строительство при наличии предусмотренных в законе условий может повлечь возникновение права собственности либо у застройщика, либо у другого лица, открывается путь к освещению указанных вопросов в том месте, которое для них избрано. По тому же пути идет и Гражданский кодекс, в котором статья 222 «Самовольная постройка» помещена в гл. 14 «Приобретение права собственности».

Согласно п. 1 ст. 222 ГК самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в установленном порядке, либо созданное без получения необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Соответственно этому оно не вправе распоряжаться такой постройкой – продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать с нею другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных п. 3 ст. 222 ГК.

Самовольному застройщику вручается предписание о сносе постройки и приведении в порядок земельного участка, на котором она возведена. В предписании указывается срок, в течение которого застройщик обязан совершить указанные действия. В то же время предписание о сносе не лишает самовольного застройщика, осуществившего постройку на не принадлежащем ему земельном участке, права требовать признания за ним права собственности на эту постройку в судебном порядке. Однако это требование суд может удовлетворить лишь при условии, что данный участок будет предоставлен указанному лицу в установленном порядке под возведенную постройку (см. п. 34 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ»). Но суд может признать право собственности и за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении или постоянном пользовании которого находится земельный участок, на котором осуществлена постройка. В этом случае указанное лицо возмещает самовольному застройщику расходы на постройку.

Приобретение права собственности на самовольную постройку относится к первоначальным способам независимо от того, за кем признано это право – за самовольным застройщиком или лицом которому принадлежит земельный участок. В то же время право собственности на самовольную постройку не может быть признано ни за одним из указанных лиц, если сохранение постройки нарушает права и законные интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Перейдем теперь к рассмотрению производных способов приобретения права собственности. Как уже отмечалось, все они характеризуются тем, что приобретение права собственности, происходит ли оно по воле или независимо от воли предшествующего собственника, покоится на правопреемстве, т. е. на юридической зависимости прав приобретателя от прав его предшественника. Исторически основным способом установления господствующего типа собственности, который в свое время утвердился в нашей стране в результате Октябрьской революции, принято считать национализацию, т. е. обращение в собственность Советского государства имущества, принадлежавшего юридическим и физическим лицам. В собственность государства в первую очередь были обращены средства производства или, как принято было говорить, основные командные высоты в экономике. Сама национализация проводилась под различными наименованиями (национализация, конфискация, объявление собственностью республики, секвестр или реквизиция) и по самым различным поводам, но сущность ее оставалась при этом неизменной. За редчайшими исключениями национализация носила безвозмездный характер, т. е. прежним собственникам не выплачивалось никакой компенсации за изымаемое у них имущество. В то же время новый собственник – государство не без успеха доказывало, что национализированное имущество перешло к нему, государству, со всеми активами. Указанное обстоятельство как раз и позволяет относить национализацию к производным способам приобретения права собственности. Уже в разгар проведения национализации самые ревностные ее сторонники вынуждены были признавать: «Сегодня только слепые не видят, что мы больше на национализировали, наконфисковали, набили и наломали, чем успели подсчитать. А обобществление тем как раз и отличается от простой конфискации, что конфисковать можно с одной «решительностью», без умения правильно учесть и правильно распределить, обобществить же без такого умения нельзя». Истекшие десятилетия воочию показали, что государство, обратив в свою собственность львиную долю производственного потенциала страны, взвалило на себя такое экономическое бремя, с которым само не в состоянии справиться. На деле обобществить производство так и не удалось, как и не удалось создать такой организации труда, которая строилась бы на сознательной дисциплине всех трудящихся.

В настоящее время подход к возможным случаям принудительного изъятия имущества физических и юридических лиц в собственность государства претерпел в нашей стране коренные изменения. Опираясь на ст. 35 Конституции РФ, гражданское законодательство устанавливает, что обращение в государственную собственность имущества, находящегося в частной собственности граждан и юридических лиц (национализация), производится на основании закона с возмещением государством собственнику стоимости этого имущества и других убытков. Споры о возмещении убытков разрешаются судом (см. ч. 3 п. 2 ст. 235 и ст. 306 ГК). Таким образом, закон о национализации оспариванию в суде в порядке гражданского судопроизводства не подлежит, но суд может разрешать споры о возмещении причиненных собственнику убытков, в том числе о размере убытков, которые должны быть ему возмещены.

Ныне полным ходом идет процесс приватизации, в результате которого имущество, входившее в состав государственной и муниципальной собственности, переходит в собственность хозяйственных обществ и товариществ, отдельных граждан, других физических и юридических лиц. Из государственной (муниципальной) собственности выбывают предприятия, жилищный фонд, земельные участки, предметы религиозного культа и многое другое В указанных случаях прекращение права государственной (муниципальной) собственности и приобретение права собственности другим лицом – физическим иди юридическим – происходят в порядке правопреемства. Так, при преобразовании государственного предприятия в предприятие, основанное на других формах собственности, оно становится его правопреемником (см. п. 5 ст. 58 ГК). Приватизация имеет место и тогда, когда государство в лице соответствующих органов возвращает храмы, монастыри, другое имущество, принадлежавшее до революции религиозным организациям, их прежним владельцам – православной церкви и другим конфессиям.

Под приватизацией в широком смысле слова следует понимать как возмездное, так и безвозмездное отчуждение государственного и муниципального имущества в собственность физических и юридических лиц. Так, действие Закона РФ «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» распространяется лишь на случаи возмездного отчуждения соответствующего имущества в собственность физических и юридических лиц. При этом в самом Законе предусмотрен широкий круг случаев, на которые его действие не распространяется, хотя бы отчуждение имущества и было возмездным (см. ст. 3 Закона). Закон РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», который вначале допускал при определенных условиях сочетание как бесплатной, так и платной передачи государственного и муниципального жилищного фонда гражданам, ныне предусматривает лишь бесплатную передачу жилья в собственность граждан. Существенно различается не только круг подлежащих приватизации объектов, но и круг ее участников. Так, если по Закону о приватизации государственного и муниципального имущества оно может быть приобретено в собственность как физическими, так и юридическими лицами, то по Закону о приватизации жилищного фонда жилье передается, и притом бесплатно, только в собственность граждан.

Дадим теперь краткую характеристику ряда положений Закона о приватизации государственного и муниципального имущества.

Законом допускаются следующие способы приватизации указанного имущества:

– продажа имущества, в том числе акций созданных в процессе приватизации открытых акционерных обществ на аукционе;
– продажа имущества на коммерческом конкурсе с инвестиционными и (или) социальными условиями;
– продажа акций созданных в процессе приватизации открытых акционерных обществ их работникам; – выкуп арендованного имущества;
– преобразование унитарных предприятий в открытые акционерные общества, в которых 100 % акций находится в государственной или муниципальной собственности;
– внесение имущества в качестве вклада в уставные капиталы хозяйственных обществ;
– отчуждение находящихся в государственной или муниципальной собственности акций открытых акционерных обществ владельцам государственных или муниципальных ценных бумаг, удостоверяющих право приобретения таких акций.

Осуществление приватизации способами, отличными от установленных настоящим Законом, не допускается, а соответствующие сделки приватизации считаются ничтожными и не влекут за собой правовых последствий. Это, однако, не распространяется на сделки приватизации, совершенные до вступления настоящего Закона в силу, если, разумеется, нет иных оснований для признания их недействительными (см., напр., п. 2 ст. 31 Закона.

Имущество продается на аукционе, если его покупатели не должны выполнять в отношении объектов приватизации какие-либо условия. Право собственности на объект приватизации переходит к покупателю, предложившему в ходе торгов наивысшую цену.

Если же имущество продается на коммерческом конкурсе, то право собственности переходит к победителю конкурса только после выполнения им всех условий конкурса, как инвестиционных, так и социальных. Победитель конкурса не вправе до перехода к нему права собственности на объект приватизации отчуждать его или распоряжаться им иным образом (например, закладывать). Если, однако, объектом приватизации является предприятие как имущественный комплекс, то победитель конкурса несет риск его случайной гибели или случайного повреждения уже со дня подписания устроителем и победителем конкурса передаточного акта о передаче предприятия победителю конкурса (п. 2 ст. 563 ГК). Таким образом, риск случайной гибели предприятия победитель конкурса несет еще до того, как он стал собственником предприятия.

Дабы приватизация государственного и муниципального имущества не носила мнимый характер, предусмотрено, что одновременное закрепление в государственной или муниципальной собственности акций открытого акционерного общества и использование в отношении его специального права на участие в управлении указанным обществом (так называемой «золотой акции») не допускаются.

Преобразование отношений государственной собственности происходит и в тех случаях, когда имущество, принадлежавшее одному государству, переходит в собственность другого. Например, имущество Российской Федерации переходит в собственность входящей в ее состав республики. Ни разгосударствления, ни приватизации в строгом юридическом смысле слова здесь нет, имущество как было, так и осталось государственной собственностью. Поскольку, однако, сама эта собственность носит многоуровневый характер, субъект права собственности все же меняется. Этот способ приобретения права собственности также надлежит отнести к производному, поскольку новый собственник при отсутствии иного указания в законе или межгосударственном договоре не освобождается от обязательств прежнего.

Следующий способ приобретения права собственности – это приобретение права собственности на имущество юридического лица при его реорганизации и ликвидации. В случае реорганизации юридического лица право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит к юридическим лицам-правопреемникам реорганизованного юридического лица согласно передаточному акту или разделительному балансу (см. абз. 3 п. 2 ст. 218, ст. 58 и 59 ГК). Сложнее обстоит дело при ликвидации юридического лица, т. е. его прекращении без перехода прав и обязанностей к правопреемникам. Судьба имущества зависит от того, как она определена в законодательстве и учредительных документах данного юридического лица, а также от оснований его ликвидации. Имеет также значение, сохраняют ли учредители (участники) юридического лица какие-либо права на его имущество или не сохраняют и если сохраняют, то какие. Согласно п. 7 ст. 63 ГК имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов юридического лица, передается его учредителям (участникам), имеющим на это имущество вещные или обязательственные права, если иное не предусмотрено в законодательстве или учредительных документах данного юридического лица. Если учредители имеют на имущество ликвидированного юридического лица вещные права, то нет оснований говорить о том, что они приобретают на это имущество право собственности, оно и без того им принадлежит. Например, при ликвидации государственного или муниципального предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления, имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, продолжает быть государственной или муниципальной собственностью, а не становится таковой в результате ликвидации. О приобретении учредителями права собственности может идти речь, когда они имели в отношении ликвидированного юридического лица как ее учредители обязательственные права. В указанных случаях трансформация принадлежавших учредителям обязательственных прав в вещные, в том числе и в право собственности, действительно возможна. Если же ликвидировано юридическое лицо, участники которого никаких прав на его имущество не сохраняют (например, общественная организация), то судьба имущества зависит от того, как она определена в законодательстве и учредительных документах (см. п. 4 ст. 213 ГК), а также от оснований ликвидации юридического лица. Так, согласно Закону РФ «Об общественных объединениях», имущество, оставшееся в результате ликвидации общественного объединения, после удовлетворения требований кредиторов направляется на цели, предусмотренные уставом объединения. При отсутствии указания на эти цели в уставе они определяются органом общественного объединения, принявшим решение о его ликвидации, а в спорных случаях – судом (см. ст. 26 и 44 Закона).

К числу производных способов приобретения права собственности относится и такой, который связан с принудительным обращением взыскания на имущество собственника по его обязательствам. На первый взгляд, прекращение права собственности у одного лица напрямую не связано здесь с возникновением его у другого. Однако в п. 2 ст. 237 ГК предусмотрено, что право собственности на имущество, на которое обращается взыскание, прекращается у собственника лишь с момента возникновения права на это имущество у другого лица. Важной гарантией для собственника является то, что принудительное взыскание на его имущество обращается по решению суда, если иной порядок не предусмотрен законом или договором. При обращении взыскания следует учитывать перечень имущества граждан и юридических лиц, на которое взыскание обратить нельзя (см., напр., ч. 2 ст. 24, п. 2 ст. 56; п. 2 ст. 120 ГК), очередность удовлетворения претензий и другие правила, установленные как в гражданском, так и в гражданском процессуальном законодательстве.

К числу производных способов приобретения права государственной собственности относятся реквизиция и конфискация (ст. 242 и 243 ГК).

В случае стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий, массовых беспорядков, межнациональных конфликтов и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер, имущество в интересах общества по решению государственных органов может быть изъято у собственника в порядке и на условиях, установленных законом, с выплатой ему стоимости имущества. А это и есть реквизиция. Оценка, по которой собственнику возмещается стоимость реквизированного имущества, может быть оспорена им в суде. Лицо, имущество которого реквизировано, вправе при прекращении обстоятельств, в связи с которыми произведена реквизиция, требовать по суду возврата сохранившегося имущества.

К реквизиции примыкает возмездное изъятие предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения. Так, ст. 173 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях предусматривает возмездное изъятие огнестрельного гладкоствольного охотничьего и нарезного оружия и боевых припасов при нарушении гражданами правил их хранения и перевозки. В случаях, предусмотренных законом, имущество может быть безвозмездно изъято у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения. Это и есть конфискация. Таким образом, в отличие от реквизиции, конфискация во всех случаях носит безвозмездный характер и применяется в виде санкции за совершенное правонарушение. Государство не отвечает по обязательствам бывших собственников конфискованного имущества, если эти обязательства возникли после принятия государственными органами мер по охране имущества и без согласия указанных органов. По обязательствам, подлежащим удовлетворению, государство отвечает лишь в пределах перешедшего к нему актива имущества. УК РФ предусматривает конфискацию в виде дополнительной меры уголовного наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений. Она может быть назначена только судом и лишь в случаях, предусмотренных Уголовным кодексом. Имущество, необходимое осужденному или лицам, находящимся на его иждивении, не подлежит конфискации. Перечень такого имущества устанавливается уголовно-исполнительным законодательством. УК предусматривает применение конфискации за совершение целого ряда преступлений в сфере экономики, преступлений против общественной безопасности и общественного порядка, преступлений против государственной власти, а также преступлений против мира и безопасности человечества (см. разделы VIII–X, XII УК). При этом в одних случаях конфискация предусмотрена в виде обязательной дополнительной меры уголовного наказания, в других вопрос решается альтернативно – конфискация может быть, а может и не быть назначена (ср., например, п. 2 и 3 ст. 163 УК).

В случаях, предусмотренных законом, конфискация может быть применена в административном порядке. Решение о конфискации, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд. Конфискация может применяться в качестве, как основного, так и дополнительного административного взыскания.

Возникает вопрос, насколько правило п. 2 ст. 243 ГК, допускающее в принципе конфискацию имущества в административном порядке, соответствует тому, что в силу ч. 3 ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе, как по решению суда. Этот вопрос относится не только к п. 2 ст. 243 ГК, но и к целому ряду других норм, допускающих конфискацию имущества в административном порядке, в том числе норм Кодекса РСФСР об административных правонарушениях и Таможенного кодекса РФ. С ним столкнулся Конституционный Суд РФ при проверке конституционности п. 4 и 6 ст. 242 и ст. 280 Таможенного кодекса РФ. Конституционный Суд признал указанные нормы в части, касающейся права таможенных органов выносить постановление о конфискации имущества как санкции за совершенное правонарушение, при наличии гарантии последующего судебного контроля за законностью и обоснованностью такого решения, соответствующими Конституции РФ\ В обоснование этого вывода Конституционный Суд сослался на то, что поскольку решение о конфискации имущества, вынесенное в административном порядке, может быть обжаловано в суд, лишение лица принадлежащего ему имущества происходит в тот момент, когда свое решение по данному вопросу выносит суд. Аргумент более чем шаткий, поскольку решение административных органов о конфискации имущества, хотя бы это решение и было незаконным, заинтересованным лицом может и не быть обжаловано в суд (например, вследствие юридической неграмотности, неуверенности в исходе дела, нежелания терять время). Особое мнение судьи А. Л. Кононова, который не согласился с постановлением Конституционного Суда по данному делу, куда более обоснованно. Этих злоключений можно было бы избежать, если бы на ч. Зет. 35 Конституции РФ не лежал изрядный налет популизма и она была бы сформулирована следующим образом: «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом. Решение о конфискации имущества, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения». Тогда все встало бы на свое место, а Конституционный Суд не оказался бы между Сциплой и Харибдой и не должен был бы становиться на путь создания весьма искусственных юридических конструкций.

Конфискацией в соответствии со ст. 29 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях признается принудительное безвозмездное обращение в собственность государства предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения. Как правило, конфискован может быть лишь предмет, находящийся в собственности граждан. Однако законодательством предусмотрены и случаи конфискации предметов, являющихся собственностью организаций. Так, в соответствии с п. 28 Положения об охране континентального шельфа СССР должностные лица органов рыбоохраны конфискуют запрещенные орудия лова, принадлежащие рыбопромысловым организациям.

Имущество создаваемых на территории Российской Федерации коммерческих организаций с иностранным участием не подлежит реквизиции или конфискации в административном порядке. Аналогичное правило установлено в отношении находящегося на территории Российской Федерации имущества и активов Международного фонда «За выживание и развитие человечества», его отделений и представительств, а также ряда других фондов с иностранным участием.

Гражданско-правовая конфискация может применяться в виде санкции за совершение недействительной сделки (см. ст. 169 и 179 ГК).

Лицо, потерпевшее от незаконной реквизиции или конфискации, имеет право в судебном порядке требовать возмещения имущественного ущерба за счет соответственно казны Российской Федерации, субъекта федерации или муниципального образования. Иск предъявляется к финансовым органам, если обязанность выступать от имени казны не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина (ст. 16; гл. 5 ГК; ст. 1060–1071 ГК). Порядок возврата конфискованного имущества определяется Положением о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, Положением о порядке возврата гражданам незаконно конфискованного, изъятого или вышедшего иным путем из владения в связи с политическими репрессиями имущества, возмещения его стоимости или выплаты денежной компенсации. Положением о порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов, инструкцией Министерства финансов СССР № 185 о порядке применения этого Положения, постановлением Пленума Верховного Суда СССР № 7 «О судебной практике по применению конфискации имущества» и другими нормативными актами. Указанные акты подлежат применению в части, не противоречащей приведенным выше нормам ГК, а также иным правовым актам Российской Федерации. Рассмотрим теперь такой способ приобретения права собственно ста, как выкуп (продажа с публичных торгов) недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка, на котором оно находится (ст. 239 ГК).

Название данного способа приобретения права собственности избрано не случайно. Оно отличается как от того, которым снабжена ст. 239, так и от названий тех статей, к которым в ст. 239 содержится отсылка. Объясняется это тем, чтобы сосредоточиться на последствиях прекращения права собственности на недвижимое имущество, которое сопровождается возникновением права на это имущество у другого лица. Последствия же изъятия земельного участка, на котором расположено недвижимое имущество, в соответствии со структурой настоящего учебника рассматриваются лишь в той части, в какой они связаны с последствиями изъятия самого имущества.

В тех случаях, когда изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд либо ввиду ненадлежащего использования земли невозможно без прекращения права собственности на недвижимое имущество, которое находится на участке, оно может быть изъято у собственника путем выкупа государством либо продажи с публичных торгов.

Решение о выкупе может быть принято органом исполнительной власти Российской Федерации либо субъекта федерации. Решение об изъятии земельного участка (соответственно о выкупе участка и находящегося на нем недвижимого имущества) подлежит государственной регистрации. Собственник должен быть извещен о регистрации с указанием ее даты. О предстоящем выкупе собственник должен быть уведомлен не позднее чем за год. Выкуп возможен по соглашению сторон либо по решению суда. До истечения года выкуп допускается только с согласия собственника. Если собственник не согласен с решением о выкупе либо с ним не достигнуто соглашение об условиях выкупа, государственный орган, принявший такое решение, может предъявить иск о выкупе в суд. Иск может быть предъявлен в течение двух лет с момента направления собственнику уведомления о выкупе. Иск об изъятии недвижимого имущества на началах выкупа не подлежит удовлетворению, если истец не докажет, что использование земельного участка в целях, для которых он изымается, невозможно без прекращения права собственности на указанное имущество.

При определении выкупной цены в нее включаются рыночная стоимость участка и находящегося на нем недвижимого имущества, а также все причиняемые собственнику убытки, включая упущенную выгоду.

До достижения соглашения о выкупе либо до вынесения решения судом собственник может владеть, пользоваться и распоряжаться участком и находящимся на нем имуществом по своему усмотрению и производить необходимые затраты, обеспечивающие использование участка и имущества по назначению. Однако при определении выкупной цены он несет риск отнесения на него затрат и убытков, связанных со строительством, расширением и реконструкцией зданий и сооружений на земельном участке с момента государственной регистрации решения об изъятии участка до достижения соглашения о выкупе либо до вынесения решения судом.

Основания и порядок изъятия земельного участка ввиду его ненадлежащего использования, а также прекращения права собственности на недвижимое имущество, находящееся на этом участке, определены в ст. 284–286 ГК.

Выкуп (продажа с публичных торгов) бесхозяйственно содержимого имущества предусмотрен ст. 240 и 293 ГК. Указанное имущество в отличие от бесхозяйного имеет собственника, который известен, но относится к нему нерадиво, допуская его порчу и разрушение. Если имущество не представляет значительной ценности и бесхозяйственное обращение с ним не нарушает ничьих интересов, право вовсе не реагирует на поведение нерадивого собственника. Иначе обстоит дело, если речь идет об имуществе, представляющем значительную экономическую, историческую (например, памятнике истории и культуры), научную, художественную или иную ценность для общества, или об имуществе, бесхозяйственное содержание которого угрожает общественным или государственным интересам. Общество не может безучастно относиться к порче и разрушению антикварных ценностей, картины выдающегося художника, рукописного наследия известного писателя, композитора, ученого, уникальной библиотеки и т. д.

Последствия бесхозяйственного содержания культурных ценностей определены в ст. 240 ГК. Если собственник культурных ценностей, отнесенных в соответствии с законом к особо ценным и охраняемым государством, бесхозяйственно их содержит, что грозит утратой ими своего значения, такие ценности по решению суда могут быть изъяты у собственника путем выкупа государством или продажи с публичных торгов. Иск об изъятии ценностей предъявляет государственный орган, к ведению которого относится обеспечение сохранности соответствующего имущества. Иск об изъятии ценностей может предъявить прокурор, а также общественная организация, заинтересованная в их сохранности и располагающая для этого необходимыми возможностями (например, фонд культуры или союз писателей). При продаже ценностей крайне важно, чтобы они попали в надежные руки. Поэтому было бы правильнее продавать ценности не с публичных торгов, как предусмотрено ст. 240 ГК, а путем проведения конкурса.

При выкупе культурных ценностей собственнику возмещается их стоимость в размере, установленном соглашением сторон, а в случае спора – судом. При продаже с публичных торгов вырученная от продажи сумма передается собственнику, за вычетом расходов на проведение торгов.

Бесхозяйственно содержимые культурные ценности могут быть изъяты в порядке, установленном законом, как у граждан, так и у юридических лиц.

Последствия бесхозяйственного содержания жилого помещения определены в ст. 293 ГК. Если собственник жилого помещения, будь то гражданин или юридическое лицо, использует его не по назначению, систематически нарушает права и интересы соседей либо бесхозяйственно обращается с жильем, допуская его разрушение, орган местного самоуправления может предупредить собственника о необходимости устранить нарушения (например, собственник установил в своем доме оборудование, использование которого нарушает права и интересы соседей, или разместил производство, отходы и выбросы которого причиняют ущерб природной среде). В тех случаях, когда допущенные нарушения влекут разрушение помещения, собственнику назначается соразмерный срок для ремонта помещения. Если собственник и после предупреждения продолжает нарушать права и интересы соседей или использовать жилое помещение не по назначению либо без уважительных причин не произведет необходимый ремонт, суд по иску органа местного самоуправления может вынести решение о продаже жилого помещения с публичных торгов с выплатой собственнику вырученных от продажи средств за вычетом расходов на исполнение судебного решения. Поскольку собственнику передается вырученная от продажи жилого помещения с торгов сумма, он, если речь идет о гражданине, может быть выселен из этого помещения без предоставления жилой площади, хотя бы и не был обеспечен другим жильем.

Одним из производных способов приобретения права собственности является выкуп домашних животных при ненадлежащем обращении с ними (ст. 241 ГК). В тех случаях, когда собственник домашних животных обращается с ними в явном противоречии с нормами права и принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным, эти животные могут быть изъяты у собственника путем их выкупа лицом, обратившимся с соответствующим иском в суд. Цена выкупа определяется соглашением сторон, а в случае спора – судом. Прекращение права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать, предусматривает подпункт 2 п. 2 ст. 235 и ст. 238 ГК. Приступая к изучению названного способа прекращения и соответственно приобретения прав собственности, зададимся вопросом, нет ли противоречия в самом его формулировании. С одной стороны, лицо является собственником имущества, а с другой, оно не может ему принадлежать. Противоречие здесь только кажущееся. Вполне возможны ситуации, когда имущество оказалось в собственности лица по основаниям, допускаемым законом, но эти основания отпали. Например, изменился правовой режим вещи. Из вещи, находившейся в свободном обращении, она перешла в разряд ограниченно оборото-способных или изъятых из оборота вещей и более не может находиться в собственности данного лица. Или изменился статус юридического лица, наделенного специальной правоспособностью, в результате чего отпали основания, чтобы то или иное имущество было в его собственности. На эти и аналогичные случаи и рассчитаны правила п. 1 и 2 ст. 238 ГК.

В тех случаях, когда по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица окажется такое имущество, оно должно быть отчуждено собственником в течение одного года, если законом не установлен иной срок. Срок этот исчисляется с того момента, когда отпали основания нахождения имущества в собственности данного лица, который может и не совпадать с моментом возникновения у него права собственности. Имущество подлежит отчуждению тому лицу, в собственности которого оно может быть. Это обстоятельство собственник должен учитывать. Если имущество не будет отчуждено собственником в установленный срок, соответствующий государственный орган или орган местного самоуправления обращается в суд с заявлением о принудительном отчуждении имущества. По решению суда имущество, с учетом его характера и назначения, подлежит принудительной продаже с передачей бывшему собственнику вырученной суммы либо передаче в государственную или муниципальную собственность с возмещением ему стоимости имущества, определенной судом, за вычетом затрат на отчуждение имущества.

Аналогичный порядок прекращения прав собственности применяется в тех случаях, когда в собственности гражданина или юридического лица по основаниям, допускаемым законом, окажется вещь, на приобретение которой необходимо особое разрешение, а в его выдаче собственнику отказано. Например, к гражданину по наследству перешло ружье, которое находилось в собственности наследодателя по особому разрешению. Наследнику в выдаче разрешения отказали. Право собственности на ружье подлежит прекращению в порядке, установленном п. 1 и 2 ст. 238 ГК.

Применяя ст. 238 ГК, надлежит учитывать, что состав, количество и стоимость имущества, которое может быть в собственности граждан и юридических лиц, не ограничиваются, кроме случаев, установленных законом (п. 1 ст. 213 ГК). Если таких ограничений нет, ст. 238 ГК применению не подлежит.

К числу производных способов относится возникновение права собственности у приобретателя имущества по договору. Для возникновения права собственности необходимо, чтобы между отчуждателем имущества и его приобретателем был заключен договор, соответствующий требованиям закона. Так, если закон под страхом недействительности предписывает совершение договора в определенной форме, то договор лишь тогда служит основанием для возникновения на стороне приобретателя права собственности, когда он совершен в требуемой законом форме.

Право собственности всегда является правом на индивидуально-определенную вещь. Вследствие этого на вещи, определенные в договоре родовыми признаками, право собственности от отчуждателя к приобретателю не может перейти, во всяком случае до тех пор, пока не произойдет индивидуализация вещей, т. е. выделение их из массы других вещей того же рода. Индивидуализация чаще всего происходит в момент передачи вещи от отчуждателя к приобретателю. В отношении же вещей, определенных индивидуальными признаками, переход права собственности может быть приурочен либо к моменту заключения договора, либо к моменту передачи вещи на основе и в соответствии с договором. Система, при которой право собственности на индивидуально-определенные вещи переходит к приобретателю в момент заключения договора, называется системой соглашения, в момент передачи вещи - системой передачи. Действующее законодательство избрало последнюю систему. Право собственности у приобретателя имущества по договору возникает с момента передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 223 ГК).

Поскольку норма о моменте возникновения права собственности является диспозитивной, переход права собственности на индивидуально-определенные вещи по соглашению сторон или в силу нормативного акта может произойти либо до, либо после передачи вещи. Если же предметом договора является вещь, определенная родовыми признаками, право собственности на нее не может перейти до тех пор, пока она не передана приобретателю. Вместе с тем по соглашению сторон или по закону момент перехода права собственности может быть приурочен к какому-то последующему моменту, например, к моменту полного погашения покупателем покупной цены или к моменту полного выполнения победителем коммерческого конкурса всех условий конкурса, как инвестиционных, так и социальных (см. п. 2 ст. 21 Закона о приватизации государственного имущества). Но в этом случае вещь с момента выделения ее из рода становится индивидуально-определенной. Вот почему правило о моменте перехода права собственности является диспозитивным лишь в отношении индивидуально-определенных вещей. В отношении же вещей, определенных родовыми признаками, возможен только один момент перехода права собственности на них – момент передачи.

В тех случаях, когда переход права собственности на имущество подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом (п. 2 ст. 223 ГК). Так, государственной регистрации подлежат право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение. Право собственности на недвижимые вещи, как создаваемые вновь, так и при переходе от одного лица к другому, возникает у соответствующего лица только с момента государственной регистрации.

Если договор об отчуждении имущества подлежит государственной регистрации или нотариальному удостоверению, право собственности у приобретателя возникает в момент регистрации или удостоверения договора, а при необходимости как нотариального удостоверения, так и государственной регистрации договора – в момент его регистрации. Так, договор купли-продажи жилых домов, помимо совершения его в требуемой законом форме, подлежит государственной регистрации. Право собственности на жилой дом возникает у покупателя только с момента регистрации договора. Согласно ст. 7 Закона РФ о приватизации жилищного фонда договор о передаче жилья в собственность граждан не требует нотариального удостоверения, но подлежит государственной регистрации. Право собственности на приобретенное жилье возникает с момента регистрации договора.

Ответ на вопрос, что следует понимать под передачей, содержится в ст. 224 ГК. Передачей признается, прежде всего, фактическое вручение вещей приобретателю, т. е. передача вещей во владение приобретателя. Если вещи отчуждены без обязательства доставки, к передаче приравнивается сдача вещей транспортной организации для отправки приобретателю или сдача вещей на почту для пересылки приобретателю. Если же вещи были отчуждены с обязательством доставки, сдача вещей предприятию транспорта или связи не приравнивается к передаче: вещи могут считаться переданными приобретателю лишь после того, как обязательство по их доставке будет выполнено. Пункт 2 ст. 224 ГК в числе способов переноса на приобретателя прав собственности предусматривает передачу так называемой короткой рукой. Если к моменту заключения договора об отчуждении вещи она уже находится во владении приобретателя, вещь признается переданной ему с этого момента, т. е. с момента заключения договора. В этом случае не требуется передавать вещь во владение отчуждателя, чтобы последний вновь передавал ее приобретателю. Поскольку вещь уже находится у приобретателя, а воля сторон, направленная на то, чтобы перенести на него право собственности, с достаточной определенностью выражена в договоре, это право с момента заключения договора считается возникшим на стороне приобретателя. Именно поэтому здесь и идет речь о передаче короткой рукой.

К передаче приравнивается также вручение распорядительного документа на товары, например, коносамента (ст. 143 ГК). Коносамент в качестве товарораспорядительного документа предусмотрен для морской перевозки (ст. 123–127, 152 Кодекса торгового мореплавания). Вручение товаро-распорадительного документа означает передачу приобретателю всех правомочий по распоряжению вещами. Приобретатель, которому в установленном порядке передан товарораспорядительный документ, может путем совершения сделок с указанным документом продать товар, заложить его и т. д. Поэтому передача товаро-распорадительного документа и приравнивается к передаче самой вещи.

Перечень способов возникновения права собственности, закрепленный в ст. 224 ГК, не является исчерпывающим. Возможны и иные способы. К ним относятся, прежде всего, случаи так называемой символической передачи. Так, передача может быть совершена посредством вручения ключей от помещения, в котором находится товар, особых знаков распоряжения вещью и т. п. Возможен и такой способ, при котором стороны, заключив договор об отчуждении индивидуально-определенной вещи, решили временно оставить ее во владении отчуждателя (например, внаем). В этом случае с того момента, когда между сторонами достигнуто соглашение временно оставить вещь у отчуждателя, приобретатель становится собственником вещи, хотя она и не была ему передана.

Собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества и риск его случайной гибели или случайного повреждения, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 210 и 211 ГК). Поэтому ответственность за гибель или порчу вещи вследствие случайных обстоятельств, по общему правилу, ни на кого возложить нельзя. Собственник несет риск случайной гибели или случайной порчи вещи, если только он не переложил этот риск полностью или в части на страховщика, застраховав принадлежащую ему вещь. Риск случайной гибели или случайной порчи отчуждаемых вещей переходит на приобретателя одновременно с переходом к нему права собственности. Поскольку право собственности на стороне приобретателя возникает с момента передачи ему вещи, если иное не предусмотрено законом или договором, с этого же момента на приобретателя переходит и риск случайной гибели или порчи вещи. Тем самым система традиции в наилучшей степени обеспечивает сохранность вещи до передачи ее приобретателю, ибо до этого момента собственником остается отчуждатель и, таким образом, риск случайной гибели или порчи вещи возлагается на лицо, в хозяйственной сфере которого вещь находится.

Правило о переходе на приобретателя риска случайной гибели или порчи отчуждаемых вещей одновременно с переходом к нему права собственности является диспозитивным, поскольку оно применяется, если иное не установлено законом или договором. Так, стороны могут установить, что риск случайной гибели проданной вещи перейдет на покупателя уже с момента заключения договора купли-продажи до передачи вещи покупателю, т. е. до перенесения на последнего права собственности. Возможность такого соглашения в тех случаях, когда предметом купли-продажи являются вещи индивидуально-определенные, не вызывает сомнений. Аналогичное соглашение возможно в принципе и тогда, когда предметом договора являются вещи, определенные родовыми признаками с указанием их количества. Необходимо лишь, чтобы предметом договора был не род вообще, а ограниченный род. Если между продавцом и покупателем достигнуто соглашение о покупке 100 кг картофеля из партии картофеля, находящейся в особом хранилище, то по соглашению сторон на покупателя может быть возложен риск случайной гибели 100 кг картофеля еще до выделения их из массы других вещей того же рода. При случайной гибели всей партии картофеля риск гибели купленных 100 кг целиком падет на покупателя; при гибели части партии картофеля на покупателя будет возложен риск гибели предмета договора в соответствующей части. С другой стороны, по соглашению сторон риск случайной гибели отчуждаемых вещей может быть приурочен к моменту, следующему за переходом к приобретателю права собственности. Так, по соглашению сторон на отчуждателя может быть возложен риск случайной гибели товара в пути его следования, хотя право собственности на указанный товар перешло на покупателя уже с момента сдачи товара транспортной организации.

Согласно п. 2 ст. 563 ГК покупатель несет риск случайной гибели предприятия уже с момента подписания продавцом и покупателем передаточного акта, в то время как право собственности на предприятие переходит к покупателю лишь с момента государственной регистрации этого права (п. 1 ст. 564 ГК). Таким образом, в силу прямого указания закона покупатель несет риск случайной гибели предприятия еще до того, как стал его собственником.

По договору финансовой аренды (договору лизинга) лизингодатель (арендодатель) остается собственником имущества, приобретенного им у продавца и переданного во временное владение и пользование лизингополучателю (арендатору), однако риск случайной гибели или случайной порчи этого имущества несет лизингополучатель, если иное не предусмотрено договором (ст. 665 и 669 ГК).

Гибель или порча отчуждаемых вещей могут произойти в тот период, когда отчуждатель просрочил передачу вещей или приобретатель просрочил их принятие. При просрочке риск случайной гибели или случайной порчи вещи несет просрочившая сторона, независимо от того, кто из сторон в момент гибели или порчи вещи являлся ее собственником. Если бы состояния просрочки не было, вещь была бы перемещена из одной хозяйственной сферы в другую, а тем самым не произошло бы гибели или порчи вещи.

Выше отмечено, что есть такие способы приобретения права собственности, которые в одних случаях выступают как первоначальные, а в других как производные. К их числу относится приобретение права собственности на плоды, продукцию и доходы (ст. 136 и абз. 2 п.1 ст.218 ГК). Необходимо различать естественные (натуральные) плоды и гражданские плоды (доходы). К естественным плодам относят органические произведения самой вещи. Таковы плоды фруктовых деревьев, приплод скота, шерсть, молоко и т. д. К гражданским плодам относят все те доходы, которые приносит вещь, выступая в обороте как предмет договора найма, займа и иных гражданско-правовых отношений. Таковы наемная плата за пользование вещью, проценты, начисляемые по банковским вкладам, дивиденды по акциям и т. д.

Приобретение права собственности на плоды относится к первоначальным способам правоприобретения, поскольку право собственности на плоды возникает впервые; на доходы-к производным, поскольку здесь имеет место зависимость права приобретателя от права предшественника. Когда плоды еще не отделены от плодоприносящей вещи, они образуют составную часть последней. Поэтому право собственности на такие плоды принадлежит собственнику плодоприносящей вещи. С момента отделения плодов они выступают в гражданском обороте как самостоятельная вещь. В связи с этим и возникает вопрос: кому принадлежит право собственности на плоды с момента отделения их от плодоприносящей вещи? Когда вещь находится в хозяйственной сфере собственника и последний сам использует вещь, приобретение собственником права собственности на плоды с момента отделения их от плодоприносящей вещи сомнений не вызывает. Право собственности на плоды с этого момента принадлежит ее собственнику, если иное не установлено законом или договором. Аналогичное правило действует и в отношении такой разновидности плодов, как приплод скота, который принадлежит собственнику самки, если иное не установлено законом или договором. Сложнее вопрос, кому принадлежит право собственности на отделенные от вещи плоды, когда вещь находится в хозяйственной сфере другого лица. Согласно ст. 136 ГК поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы), принадлежат лицу, использующему это имущество на законном основании, если иное не предусмотрено законодательством или договором. По договору имущественного найма право собственности на плоды, отделенные от плодоприносящей вещи в соответствии с договором и назначением вещи, принадлежит нанимателю. Если же наемная плата за пользование вещью определена в виде части получаемых нанимателем плодов, то наймодатель приобретает право собственности на плоды при отсутствии иного указания в договоре лишь с момента их передачи. При этом для наймодателя плоды, полученные в виде платы за пользование вещью, выступают уже не как естественные, а как гражданские плоды (доходы).

Согласно ч. 2 ст. 606 ГК плоды, продукция, доходы, полученные арендатором (нанимателем) в результате использования арендованного имущества в соответствии с договором, являются его собственностью.

Если вещь находится у добросовестного владельца, то он становится собственником плодов с момента отделения их от плодоприносящей вещи.

Собственнику принадлежат не только плоды, но и доходы, приносимые вещью. Если доходы еще не получены собственником, указание закона на то, что доходы принадлежат собственнику вещи, означает, что именно собственнику принадлежит право требовать от обязанного лица плату за пользование имуществом, уплату процентов по договору займа и т. д. Право на доходы принадлежит собственнику вещи, если иное не установлено законом или договором. Так, если добросовестный владелец сдал не принадлежащую ему вещь внаем, то именно он может взыскать с нанимателя наемную плату соразмерно времени добросовестного владения. Если наниматель с разрешения собственника сдал вещь в поднаем, то именно ему принадлежит право получить с поднанимателя плату за пользование имуществом.

Собственник может извлекать из принадлежащего ему имущества естественные плоды и доходы способами, не противоречащими закону. В противном случае его поведение квалифицируется как неправомерное и может служить основанием для применения установленных законом санкций.

Прекращение права собственности. Неприкосновенность права собственности, закрепленная как конституционным, так и гражданским законодательством, разумеется, не означает, что право собственности на ту или иную вещь или совокупность вещей во всех случаях сохраняется за данным собственником – гражданином или организацией – до тех пор, пока он продолжает быть субъектом права. Циркуляция вещей в гражданском обороте, которая в условиях рыночной экономики резко возрастает, означает и смену их владельцев. А это влечет прекращение права собственности у одних лиц и возникновение его у других. С другой стороны, и сами вещи в процессе их использования претерпевают изменения, вплоть до полного исчезновения вещей. По этим и многим другим причинам прекращение права собственности у одного лица с возникновением или без возникновения его у другого неизбежно.

В предшествующем изложении случаи прекращения права собственности у одного лица с возникновением этого права у другого уже рассмотрены. Но прекращение права собственности может иметь место и без возникновения его у другого лица. Помимо случаев потребления вещи ее собственником, это происходит, когда сам собственник уничтожает вещь (например, потому что она ему не нужна) или она подлежит уничтожению по обязательному для собственника предписанию компетентного государственного органа (например, убой заболевшего скота по предписанию органов ветнадзора в целях прекращения эпизоотии), в силу событий или неправомерного поведения третьих лиц. Однако указанные случаи либо вовсе не требуют юридического нормирования (например, при уничтожении вещи самим собственником, если это не затрагивает ничьих интересов), либо подпадают под действие норм не только о праве собственности, но и иных правовых институтов (страхования, обязательств из причинения вреда и т. д.). Этим и объясняется, что указанные способы прекращения права собственности законом специально не нормируются и подлежат изучению в других разделах курса гражданского права. Случаи же принудительного изъятия у собственника принадлежащего ему имущества, перечисленные в п. 2 ст. 235 ГК, поскольку все они, так или иначе, связаны с возникновением права собственности на это имущество у другого лица, рассмотрены в предшествующем изложении.

Регистрация вещных прав

Вследствие абсолютного характера вещных прав возникновение, изменение и прекращение каждого из них может зачастую весьма чувствительно отразиться на интересах третьих лиц.

Так, напр., вы купили или взяли напрокат у А. какую-либо вещь, предполагая, что она принадлежит ему. Между тем оказалось, что он продал ее накануне Б. Новый собственник отнимет ее у вас, и вам придется требовать вознаграждения за убытки с А., у которого, быть может, никаких средств нет.

Кто желает вступить в какую-либо сделку относительно той или иной вещи, для того чрезвычайно важно знать, чья это вещь и не обременена ли она вещными правами. Но чтобы третье лицо могло приобретать необходимые сведения относительно вещных прав, нужно придать им гласность. Это было сознано еще римским правом; однако выработанные им формы совершения сделок (mancipatio, in jure cessio, traditio), с одной стороны, затрудняли обращение движимых вещей, а с другой - все-таки были недостаточны, так как не обеспечивали полной гласности. Несравненно лучший путь избрали новейшие законодательства. Не стесняя свободного обращения движимости никакими формальностями, они требуют, чтобы сделки о вещных правах на недвижимости совершались при участии представителей общественной власти (нотариусов или особых чиновников) и записывались в публичные книги.

Различное отношение законодательств к движимости и недвижимости объясняется важностью этого деления вещей в современном юридическом быту. Движимость, по природе своей, способна к быстрому переходу из рук в руки. Установление каких-либо формальностей для этого перехода оказало бы в высшей степени пагубное влияние на экономический оборот, достигший в настоящее время чрезвычайной быстроты. Требовать для вещных сделок о движимости письменной формы или присутствия свидетелей значило бы тормозить свободное обращение ценностей. Сверх того, все эти меры во многих случаях не достигали бы цели, так как движимости трудно поддаются индивидуализации, да и вообще их индивидуальность не имеет большого значения. Так, напр., чашек, стаканов, стульев, шкафов, какие куплены мною, имеются десятки и сотни во многих домах. Купил ли я их по письменному договору или при свидетелях, от этого дело не изменится, и я все-таки не буду в состоянии доказать их индивидуальность. Другое дело - недвижимые вещи. Они обращаются медленно, обладают постоянной ценностью, легко допускают индивидуализацию и вдобавок служат лучшим обеспечением кредита. Вот почему новейшие законодательства, воздерживаясь от всяких стеснительных мер по отношению к движимости, обставляют вещные договоры о недвижимости более или менее сложными формальностями.

Существующий в современных государствах порядок совершения сделок о недвижимости и регистрации вещных прав представляет собою продукт германского права. Зародившись в Германии еще в средние века, он заглох под влиянием рецепции римского права и стал развиваться только в новое время, с конца XVIII века.

В Германии издревле существовал обычай совершать сделки о недвижимости публично: перед народным собранием, а впоследствии перед судом, в церкви или, по крайней мере, перед свидетелями. С введением письменности эти сделки стали записываться в протоколы и книги. Как способы записи, так и юридические последствия ее определялись неодинаково в различных местностях. Рецепция римского права, которое не проводило разницы между сделками о движимости и недвижимости, подчиняя те и другие одной форме (traditio), парализовала дальнейшее развитие указанного порядка. Долгая и упорная борьба между принципами римского и древнегерманского права завершилась, наконец, в XVIII в. полною победою второго. Регистрация вещных прав и сделок впервые была введена в Пруссии (1783 г.), за которой последовали другие государства: Бавария (1822), Вюртемберг (1825, 1828), Бельгия (1851), Франция (1855), Саксония (1863, 1865), Австрия (1871) и др.

В настоящее время существуют четыре главные системы регистрации вещных прав и сделок о них:

I. Система отметок (инскрипций) и записей (транскрипций). Она принята во Франции и с некоторыми улучшениями в Бельгии, Италии, Эльзасе и немногих других местностях и состоит в том, что вещные права, имея силу для контрагентов с момента своего возникновения, приобретают обязательность по отношению к добросовестным третьим лицам только после регистрации. Регистрация производится в одних случаях (напр., при переходе права собственности по сделке между живыми) путем внесения в книгу всей сделки целиком (transсription), а в других (напр., при установлении ипотек и привилегий) - путем отметки в реестре (inscription). Отсюда и название системы.
II. Система залоговых книг (Pfandbuchsystem), или ипотечная система в тесном смысле слова. Она введена старыми немецкими законодателями (баварским, вюртембергским, веймарским и др.) с целью способствовать развитию поземельного кредита. Согласно ей, подлежат регистрации только залоговые сделки. Но так как при залоге юридическое положение имущества определяется на основании данных, имеющихся в ипотечных книгах, то обязательность регистрации распространяется косвенным образом и на другие вещные права. Только незаложенные имения совершенно ускользают от нее.
III. Система поземельных книг (Grundbuchsystem), или ипотечная в обширном смысле слова (вотчинная, по терминологии русского проекта). Она принята новейшими законодательствами (прусским, ольденбургским, саксонским, австрийским и др., у нас, в царстве польском и прибалтийских губерниях) и предположена к введению во всей Германии и во всей России. Отличительной чертой этой системы является существование поземельных (вотчинных) книг, куда вносятся, под угрозой недействительности, все или, по крайней мере, важнейшие вещные права на каждое данное имение, так что третьи лица во всякое время могут получить точные и достоверные сведения о юридическом положении интересующего их недвижимого имущества. Ввиду такого характера вотчинная система представляется наиболее целесообразной.
IV. Крепостная система. Эта совершенно своеобразная система принята нашим действующим законодательством.

Первая система (отметок и записей) точно так же, как и вторая (залоговых книг), давно осужденная наукой и практикой, мало-помалу выходит из употребления. Поэтому останавливаться на них излишне. Что касается третьей системы (вотчинной) и четвертой (крепостной), то их следует рассмотреть подробнее, так как первая предположена к введению у нас, а вторая существует в настоящее время.

темы

документ Авторское право
документ Административное право
документ Гражданское право
документ Наследственное право
документ Обязательственное право
документ Публичное право



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты