Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Экономисту » Механизм экономического кризиса и стратегия социально-экономического развития

Механизм экономического кризиса и стратегия социально-экономического развития



Механизм экономического кризиса и стратегия социально-экономического развития

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

  • Обострение экономического кризиса в период перестройки: истоки и причины
  • Россия на перепутье
  • Российская экономика в тисках шокотерапии
  • Идеологические и политические предпосылки экономических преобразований
  • Пути оздоровления российской экономики
  • Созидающая экономическая стратегия и использование потенциала крупных корпораций

     Обострение экономического кризиса в период перестройки: истоки и причины

    Половинчатость перестройки. Всякая демократическая перестройка тоталитарного общества изначально половинчатая. Тоталикратия как абсолютная монополия власти в своей глубинной основе не приемлет народовластия. Точно так же централизованная плановая экономика не поддается никаким методам преобразования.

    Перестройка могла бы сыграть прогрессивную историческую роль в том случае, если в ее процессе вызрел бы подлинно демократический тип организации общества и подлинно свободная рыночная экономика с социализмом в виде надстройки. Другими словами, перестройка выполняет роль такой реорганизации тоталитарных структур в сферах политики, идеологии, экономики, которая делает возможным формирование гражданского общества, добивающегося ликвидации тоталитаризма. Роль перестройки отрицательная, но ее отрицание направлено против тоталитарной системы. В этом ее положительная сторона. Наивно ждать чего-либо непосредственно созидательного от перестройки. За шесть лет все ее прогрессивные меры сводились именно к отрицанию многих вредоносных функций тоталикратии. Первый успех перестройки заключался в так называемой гласности. Но это было не что иное, как снятие запрета на многие темы. Причем политика гласности в качестве снятия запретов оказалась половинчатой. Чтобы подойти к порогу свободы печати (одного из основных признаков демократического общества), перестройке потребовалось пять лет. После длительной волокиты был принят, наконец, закон о свободном учреждении средств массовой информации организациями и отдельными гражданами с отменой государственного контроля в форме цензуры. Однако для издаваемых книг цензура была сохранена и после пяти лет перестройки, хотя, несомненно, в очень смягченном виде.

    Примеры прогресса в виде снятия запретов, обычно половинчатого, можно было бы продолжить в сфере политики и идеологии.

    Что же касается каких-либо положительных по содержанию мероприятий, то здесь назвать что-либо затруднительно. Даже под угрозой такого массового бедствия, как СПИД, тоталикратия, допускающая колоссальное разбазаривание валютных средств, не смогла обеспечить закупку в достаточном количестве одноразовых шприцев.




    Точно так же, как в сферах политики и идеологии, тоталикратия пошла на половинчатое снятие многих запретов в экономике и на частичный отказ от тотального диктата сверху. Последнее, однако, носило в основном характер видимости. Так, предприятия освободили от обязательных плановых заданий, спускаемых сверху. Казалось бы, разрушена основная колонна, на которой держится тоталикратия в экономической сфере. Но тут же план приказ заменяется на госзаказ, удельный вес которого, по словам Л.И. Абалкина, одного из архитекторов экономической политики периода перестройки, должен быть менее 100%. Значит, госзаказ на уровне 99,94% допустим.

    Рыночный социализм и его две модификации. Все попытки тоталикратии перестроить экономику вращаются вокруг концепции рыночного социализма. Несмотря на ее широкое освещение в печати и других средствах массовой информации, существует путаница в понимании этого вопроса. Здесь сказалась пропагандистская дезинформация, скрывающая подлинные пружины рыночного социализма. Дезинформация осуществляется, прежде всего, путем смещения понятий. Дело в том, что рыночный социализм может существовать в двух модификациях. Будучи всегда достаточно жестким, он в одной модификации выступает в чистом и не прикрытом виде, а в другой приобретает маску псевдолиберальной экономики. Именно последнюю модификацию пропагандисты и называют рыночным социализмом.

    Однако в обеих модификациях присутствует основной каркас тоталитарной экономики, охарактеризованной в разделе, посвященном экономическому механизму. Иерархическая система планов приказов, общий котел материальных и денежных ресурсов, распределяемых тоталикратией, — все это дополняется использованием рыночных отношений, играющих подчиненную роль по отношению к плану. Этот каркас рыночного социализма сохранялся всегда: как в период сталинизма, так и за шесть лет перестройки. Точно так же он существовал и в странах мировой социалистической системы до тех пор, пока в 1990 г. не начался процесс ее стремительного распада.

    Иллюзию принципиального различия между двумя модификациями рыночного социализма обусловливает создание в одной из них особого придатка — псевдо-свободного рынка в сфере производства товаров народного потребления и услуг населению. При этом ключевые позиции в экономике и отрасли, выпускающие средства производства, остаются в полном распоряжении тоталикратии, что как раз и свидетельствует о принципиальной общности обеих модификаций рыночного социализма. Только одну модификацию (без придатка в виде псевдо-свободного рынка) пропагандисты называют административной системой (командно-административной, бюрократической и т.п.), другую модификацию (с придатком псевдо-свободного рынка) — рыночным социализмом (планово-рыночной экономикой, социалистически регулируемым рынком и т.п.).

    Особый придаток к тоталитарной экономике (она всегда планово-рыночная в своей сущности) в виде псевдо-свободного рынка служит интересам тоталикратии, используется ею при соответствующем изменении политических и экономических условий и выполняет ряд функций:

    Во-первых, в обществе создается иллюзия кардинальной перестройки экономической системы, при сохранении в неизменности ее тоталитарного фундамента.

    Во-вторых, усиливается степень эксплуатации трудящихся. Соответственно обогащается тоталикратия. При отсутствии свободного рынка потребительских товаров и услуг тоталикратия вынуждена существенную часть национального дохода направлять на развитие отраслей И подразделения. Предоставляя людям свободу образовывать кооперативы и заниматься индивидуальной трудовой деятельностью, тоталикратия тем самым снимает с себя большую часть обязанностей по производству товаров потребления и услуг, отоваривающих заработную плату работников государственных предприятий и учреждений. Представим такую ситуацию. Допустим, тоталикратия выплачивает заработную плату работникам государственного сектора (в нем занято большинство работающих) в сумме 400 млрд. руб. в год. Одновременно тоталикратия должна была бы так планировать развитие производства, чтобы на эту сумму произвести товары и услуги для населения. Позволяя якобы свободно развиваться кооперации и кустарному производству (эта свобода иллюзорна, поскольку необходимые средства производства нельзя свободно приобрести на рынке), тоталикратия освобождает себя от отоваривания существенной части зарплаты работников госсектора. К примеру, после нескольких лет псевдо-либерализации рынка она из общей суммы годового фонда зарплаты госсектора (пусть она выросла с 400 до 450 млрд. руб.) обеспечивает отоваривание только 250 млрд. руб., а 150 млрд. руб. не обеспечивает. На эту сумму народу предлагается самому обеспечить себя товарами, покупая их по резко возросшим кооперативным ценам, за счет чего вносятся и налоги в бюджет, и взятки для личного обогащения тоталикратии. Перестав использовать мощности, производившие ранее товаров на 150 млрд. руб. в год на пользу народа, тоталикратия осуществляет их реконструкцию с целью организации производства потребительских товаров на экспорт и присвоения многомиллиардных сумм в иностранной валюте. Все приведенные выше цифры условны, поскольку реальных цифр ни в одной стране, где господствует тоталикратия, получить невозможно.

    Модификацию рыночного социализма, в которой создается псевдо-свободный рынок (назовем ее второй модификацией рыночного социализма), тоталикратия обычно применяет в случае обострения народного недовольства, а также для пополнения своих доходов, которые стали сокращаться по различным причинам.

    Вторая модификация рыночного социализма имеет нижеследующие последствия:

    1.            Резко усиливается процесс инфляции, в результате чего даже при заметном росте номинальной заработной платы сокращается реальная заработная плата.

    2.            Происходит перераспределение денежных доходов в обществе. Увеличивает свои доходы часть предпринимателей (вышедшие из запрещенной до этого подпольной экономики и некоторые из возникших вновь). Вследствие резкого сокращения предметов потребления и услуг, предлагаемых государственными предприятиями, обостряется дефицит, цены теневого рынка значительно опережают рост государственных цен. В результате еще больше обогащаются спекулянты, прежде всего занятые в сфере государственного материально-технического снабжения, оптовой и розничной торговли. Значительно увеличивают свои доходы в форме взяток те представители тоталикратии, которые связаны с санкционированием, контролем, обеспечением псевдо-свободной рыночной деятельности (сдача помещения в аренду, выдача разрешений или лицензий, поставка оборудования, сырья, материалов и т.д.). Повышают свои доходы и некоторые трудящиеся, однако, за счет работы на износ". Пользуясь снятием запретов на многие виды трудовой активности, они начинают подрабатывать на стороне. Часто их заработки растут во много меньшей степени, чем увеличивается количество отдаваемых ими времени и энергии. Например, работал ранее профессор заведующим кафедрой и по совместительству руководил научной темой, зарабатывая в месяц 700 руб. (624 руб. с вычетом налогов). Ускоренное нарастание дороговизны жизни ежегодно снижает его заработок на 20—30%. Чтобы сохранить достигнутый уровень жизни, он уходит директором в научно-производственное объединение, зарабатывая уже 4500 руб. в месяц, но имея на сон 4—5 часов в сутки, с катастрофической скоростью изнашивая свой организм.

    Реальные доходы большей части общества снижаются. Это рабочие, чья зарплата отстает от роста цен. Сюда же относятся пенсионеры, служащие государственных учреждений, военнослужащие, учащиеся, а также та часть тоталикратии, которой не перепадают взятки от предпринимателей или спекулянтов. У лиц, занятых сельскохозяйственным трудом, резко сокращается реальное наполнение официальных заработков, но зато появляется возможность получать дополнительные доходы за выращенную по личной инициативе продукцию за счет продажи ее по более высоким ценам.

    3. Определенная доля общественного недовольства политической системой трансформируется в активность, направленную на личное обогащение.

    4.            Полученные от Запада кредиты лишь в очень малой части достаются народу или используются на оздоровление экономики, в основном закрывая бреши разваливающегося хозяйства и разворовываясь отдельными представителями тоталикратии.

    5.            Возникает феномен массового падения дисциплины труда, качества работы в государственном секторе экономики, начиная с руководителей и кончая подчиненными. В условиях запрещения всех видов экономической активности, помимо государственной или огосударствленной (колхозы, потребкооперация), низовые руководители держались за свои посты и «из кожи лезли вон», чтобы не завалить дело, порученное начальством. Здесь действовал стимул — обеспечить себе благополучие можно было, только удержавшись в касте чиновников. Это создавало и возможность движения по социальной лестнице. При появлении отдушины в виде предпринимательской деятельности, где доходы мелкого дельца во много раз превышают жалованье не только низших и средних, но и высших чиновников, наиболее массовый слой начальства перестал держаться за свои места. Кроме того, исполнительская дисциплина в тоталитарной системе основывается именно на личном угодничестве вышестоящему начальству. Однако когда оно становится крайне неустойчивым, часто меняется, теряет смысл угождать ему любой ценой.

    В целом, несмотря на увеличение трудовой отдачи у явно меньшей части общества, вторая модификация рыночного социализма значительно ухудшает положение дел в тоталитарной экономике по двум основным причинам:

    а) большая часть людей, занятая в государственном секторе, работает все хуже и хуже, при сохранении его доминирующей роли в экономике страны;

    б) происходит накопление значительных долгов в инвалюте при разбазаривании и разворовывании тоталикратией средств, полученных в долг.

    Страны, наиболее последовательно практиковавшие вторую модификацию рыночного социализма (Югославия, Венгрия, Польша), попали в наиболее тяжелое положение, особенно с учетом необходимости возврата колоссальных долгов в иностранной валюте. Если сравнить развитие этих стран со странами, вступившими на путь подлинно эффективной экономики (Южная Корея, Тайвань, Сингапур), становится очевидной бесперспективность рыночного социализма по сравнению с рыночной экономикой, основанной на частной собственности и протекции национально ориентированного государства.

    Иногда в пользу второй модификации рыночного социализма приводят аргумент более высокого уровня жизни, например в Венгрии по сравнению с бывшим СССР. Здесь, однако, сказываются другие факторы: отсутствие невероятно тяжелого бремени военных расходов; более высокий традиционный уровень жизни населения, в связи, с чем тоталикратия не рисковала опускать его до уровня советского и тем самым провоцировать восстание народа; поставки советского сырья, прежде всего топливно-энергетических ресурсов, не только по заниженным ценам, но и без оплаты его конвертируемой валютой.

    Несмотря на полную несостоятельность второй модификации рыночного социализма, именно она стала внедряться в народное хозяйство СССР. Результаты не замедлили сказаться. Экономическое положение страны, особенно в сфере товаров народного потребления, резко ухудшилось. На обострении экономического кризиса сказались и другие факторы.

    Исчерпание экстенсивных факторов экономического роста. Многолетнее расширение масштабов производства на застойной технической основе требовало все большего количества природных и людских ресурсов. Вь1годные месторождения исчерпывались и приходилось разрабатывать менее эффективные залежи ресурсов, что резко увеличивало затраты. Стали сокращаться темпы прироста трудоспособного населения. Вновь построенные производственные объекты (именно за счет них расширялась экономика, а не за счет модернизации и реконструкции имеющихся предприятий) оказывались все менее обеспеченными рабочей силой (нередко на уровне 50% и менее). Старые предприятия и инфраструктура стали доходить до состояния обветшания. Накладывание «заплат» на вконец изношенное оборудование стоит гигантских средств. В конечном итоге советское народное хозяйство попало в ситуацию, когда при все увеличивающемся количестве затрат природных и трудовых ресурсов, техники, в том числе импортной, конечная продукция стала сокращаться не только относительно (по отношению к затратам), но даже и абсолютно в сравнении с прошлыми годами. Возник парадокс — чем больше советские люди работали, тем беднее они жили.

    Падение мировых цен на сырье и сокращение валютных походов. Значительное падение мировых цен на энергию и сырье значительно сократило сумму свободно конвертируемой валюты, притекающей в СССР. За снижением мировых цен на сырье и энергоресурсы стоял процесс технологической реконструкции в западном мире. В это время имела место техническая стагнация в СССР. Если бы выручаемую в прошлом инвалюту страна направляла на техническую реконструкцию народного хозяйства, она бы сделала колоссальный рывок вперед. Однако тоталикратию заботило лишь наращивание военного потенциала, финансирование мирового революционного движения и личное обогащение.

    Рост расходов тоталикратии. При сокращении доходов тоталикратия, для осуществления своих целей, вынуждена была увеличивать свои расходы для: обеспечения военного паритета с США и другими странами НАТО на качественно новом витке гонки вооружений, пусть и при взаимном сокращении устаревшей военной техники; личного обогащения все увеличивающегося числа представителей тоталикратии (не только за счет роста количества официальных чиновников, но и разрастания всевозможных мафиозных группировок, приобретающих все большее значение в структуре тоталикратии), живущих главным образом на теневые доходы; финансирования нового строительства с целью продолжения экстенсивного экономического роста; ликвидации последствий аварии Чернобыльской АЭС, явившейся следствием общего падения трудовой дисциплины. На определенном этапе тоталитаризм становится несовместимым с современной техникой, в связи, с чем многие крупные аварии носят закономерный характер.

    При увеличении своих расходов тоталикратия не захотела существенно сокращать затраты на экономическую помощь странам сателлитам. Лишь в условиях резкого обострения экономического кризиса встал вопрос не о ликвидации, а о сокращении такой помощи.

    Очевидно, что сокращение доходов тоталикратии и увеличение ее расходов привели к резкому увеличению дефицита государственного бюджета. Для его сокращения тоталикратия наметила сначала резко повысить цены. Предлогом была ликвидация разницы между закупочными и розничными ценами на продовольствие. Значительно повысились оптовые цены на средства производства. В общей кампании повышения цен намечалось и существенное удорожание промтоваров. Однако, несмотря на пропаганду, народ не принял резкого повышения розничных цен, и в 1987—1989 гг. от него отказались, хотя подспудно цены продолжали расти (15—16% в год). Тоталикратия, повысив оптовые цены, в страхе перед народным гневом не привела в соответствие с ними розничные цены и тем самым еще больше увеличила дефицит госбюджета. Наконец, летом 1990 г. тоталикратия вновь решилась на резкое увеличение розничных цен при одновременном увеличении налогов вплоть до грабительского уровня. Это и понятно. За истекшие три года дефицит госбюджета возрос настолько, что повышения цен оказалось уже недостаточно. Тоталикратия попыталась закрутить налоговый пресс. То, что при этом происходило повышение пенсий, зарплаты низкооплачиваемым (медсестры, работники культуры и др.), свидетельствовало о том, что дороговизна привела бы к буквальному вымиранию от голода самых малообеспеченных слоев.

    В конце 1991 г. тоталикратия сменила маску. При этом за счет повышения цен жизненный уровень подавляющей части населения был снижен в несколько раз буквально за год!

    Обострение товарного дефицита, пустые или полупустые полки советских магазинов и развал денежного обращения в период перестройки имели много причин, долгосрочных и текущих, которые переплелись в сложный клубок.

    Рассмотрим эти причины:

    1. В пост сталинский период тоталикратия значительно сократила используемую на производстве массу принудительного труда. Для привлечения людей на рабочие места, особенно в условиях инфляции, руководство страны вынуждено было постоянно повышать зарплату, особенно в трудных для проживания районах. В то же время оно во много раз меньше по сравнению с ростом зарплаты выделяло ресурсов для ее отоваривания. В итоге повышались цены, обострялся дефицит товаров, росли денежные сбережения населения. Переход ко второй модификации рыночного социализма, ослабление контроля центральных властей над предприятиями за годы перестройки значительно увеличили зарплату в сфере материального производства и выборочно в других сферах народного хозяйства. В результате еще более увеличилось количество избыточных денег в обращении, возросли цены, обострился товарный дефицит.

    2. Тоталикратия в течение нескольких лет держала народ в напряжении относительно возможной денежной реформы. Официальные руководители публично заявляли, что никакой реформы денег не будет. Однако центральные газеты периодически публиковали статьи и письма с предложениями различных вариантов такой реформы. Зная жесткость контроля тоталикратии над центральными газетами (в них почти невозможно было опубликовать ни одну позицию в области экономики, чтобы она при этом не соответствовала экономической политике тоталикратии), можно констатировать линию на сознательное поддержание в обществе мнения о предстоящем резком обесценивании рубля.

    Такая политика преследовала несколько целей:

    Во-первых, в условиях психологической паники резко повысить цены на многие промтовары (в форме договорных цен и т.п.), распродать залежалые товары (скопившиеся на многие миллиарды рублей), тем самым изъять у населения часть денежных накоплений (в западных странах они составляют в среднем пять годовых фондов зарплаты, в СССР — только один). Тоталикратия в своей психологии военного лагеря всегда боялась, что при наличии некоторого избытка денег, в случае критических ситуаций, население начнет копить запасы товаров первой необходимости.

    Во-вторых, изъять львиную долю прибыли, полученной в результате завышения цен в доход госбюджета, и сократить его дефицит.

    В самом начале перестройки денежная реформа была необходима, чтобы нуллифицировать сотни миллиардов наворованных денег. Тоталикратия не могла пойти на это, ибо большая часть этих денег находилась у ее представителей. Когда существенная часть преступных накоплений оказалась легализованной посредством псевдо-кооперативов, денежная реформа уже не могла принести значительный эффект.

    3. В условиях резкого ухудшения обеспечения тоталикратии конвертируемой валютой она стала значительно большую долю предметов потребления отечественного производства (и сырья для их изготовления) отправлять на экспорт, одновременно существенно сокращая импорт ширпотреба; закрыла магазины по продаже им портных товаров населению за сертификаты иностранной валюты; ввела многократно девальвированный (обесцененный) курс рубля к доллару, в связи, с чем возник толчок к катастрофическому взвинчиванию цен на все иностранное.

    4. Если в период, называемый пропагандой застоем, спекуляция в основном имела своим объектом импортные товары притом далеко не всякие (например, многие импортные мебельные, в том числе кухонные, гарнитуры можно было купить в свободной продаже), то в условиях значительного сокращения количества импортных товаров, успевшая дорасти до многомиллионной численности армия спекулянтов занялась товарами советского производства. Передовой отряд спекуляции — государственная (и кооперативная) торговля убрала с продажи почти все промтовары длительного пользования, большую часть одежды и обуви, организуя периодический дефицит то на мыло и стиральные порошки, то на табачные изделия. Такая политика проводится как в интересах спекулянтов, так и тоталикратии. Например, в «период застоя» в свободной продаже имелись многие модели холодильников и телевизоров. Вдруг их все убирают с продажи. Если у кого сгорел холодильник или телевизор, он часто идет к спекулянту и платит тройную цену. Спекулянт наживается, и тоталикратия в обиде не останется — многие ее представители живут на взятки, в том числе и от спекулянтов.

    5. Не только в целях создания искусственного дефицита и увеличения на этой основе спекулятивных доходов большинство товаров убрали с полок магазинов. Преследовалась также цель психологической обработки населения на предмет резкого повышения цен. Например, если человек покупал с черного хода холодильник по десятикратной цене, а телевизор не мог (денег не хватило), то он может даже обрадоваться, увидев в свободной продаже телевизоры по ценам, возросшим не в 10, а всего в... 5 раз.

    Для тоталикратии вопрос резкого повышения цен на товары народного потребления (то, что она якобы вернет всю сумму повышения цен народу в виде денежных компенсаций, оказалось пропагандистским вымыслом) является вопросом жизни и смерти. Без постоянного роста расходов госбюджета она не сможет существовать. Сокращение этих расходов сразу низведет объект управления тоталикратии с уровня сверхдержавы, противостоящей США, до уровня просто большой страны, переживающей всесторонний кризис. Угрозу заметному сокращению расходов госбюджета составляет уменьшение его доходов, в связи, с чем бюджетный дефицит принял катастрофические размеры. Чтобы его сильно сократить или даже ликвидировать, тоталикратия стремится резко повысить цены при замораживании роста зарплаты.

    6. Особый механизм изъятия товаров из продажи и образование во многом искусственного дефицита еще более ухудшил обеспечение населения предметами потребления. В данном случае речь идет о так называемой выездной торговле.

    Она выполняет несколько функций:

    а) нейтрализация контроля со стороны общественности за укрывательством товаров от свободной продажи, тем самым торговля приобретает аргумент: не выставлено в продажу, потому что готовится для выездной торговли;

    б) часть дефицитных товаров передается профсоюзным лидерам предприятий и учреждений, чтобы они не отстаивали интересы трудящихся перед лицом вконец оспекулянтившейся торговли, а могли лично обогащаться, использовать распределение дефицита для подкупа своих сторонников и усиления влияния в массах;

    в) в условиях сокращения номенклатурных льгот руководству министерств и ведомств дефицитом начинают снабжаться все их сотрудники, в том числе и в первую очередь начальство;

    г) тоталикратия манипулирует распределением дефицита, направляя его не только в министерства и ведомства, но и работающим в системе военно-промышленного комплекса (чтобы они не разбежались по другим сферам хозяйства) и на крупных предприятиях (для предотвращения забастовок и стачек).

    Выездная торговля еще более обостряет товарный дефицит. Если раньше многие люди не купили бы те же самые товары, находись последние в свободной продаже, в условиях распределительной продажи покупается все подряд. Каждый покупающий знает, что на черном рынке эти же товары стоят в несколько раз дороже. Таким образом, к спекуляции дополнительно подключаются миллионы новых людей. Возник новый тип расслоения людей — не по уровню их квалификации и трудовой отдаче, а по предприятиям и учреждениям. Например, сравнительно недавно секретарь машинистка в министерстве с ее окладом 360 руб. в месяц имела более высокий уровень реальной зарплаты, с учетом ее возможности покупать на распродажах дефицит и спекулировать им, чем профессор вуза с окладом 650 руб., но при распродажах в вузах ограниченного количества товаров, к тому же мало дефицитных — ведь вузы по сравнению с министерствами и «почтовыми ящиками» для тоталикратии почти ни чего не значащая сфера деятельности.

    Социальная революция в доходах. Шесть лет перестройки почти завершили революцию в доходах общества, которая развертывалась уже в период правления Л.И. Брежнева. Если при И.В. Сталине, Н.С, Хрущеве привилегированное положение в обществе занимали люди, сумевшие сделать официальную карьеру (специалисты, офицеры, управленцы и т.п.), т.е. живущие на относительно высокую зарплату, то в современных условиях все эти люди опускаются до положения бедных слоев (даже руководящие работники министерств, профессора, генералы и др.). Часть этих людей удерживается на высокой ступени материального благополучия только благодаря получению взяток и другим теневым доходам. Теперь, с позиций материального благополучия, элиту общества составляют несколько миллионов человек, живущих главным образом за счет теневых и спекулятивных доходов. Именно на них рассчитаны баснословные цены на мебель и бытовую технику, только они могут покупать одежду и обувь по сверх ценам. Сверхвысокие цены периода перестройки выполняют роль своеобразного фильтра, отделяющего подлинную тоталикратию от народа. Отныне потреблять разнообразные материальные блага является привилегией исключительно тоталикратии, она получила, наконец, свою завершенную форму. В нее входят не только отдельные министры, академики, генералы, но и рядовые продавцы, работники складов и т.д. Но зато министры, академики и генералы, даже сохраняющие свои посты (надолго ли?), но не связанные с коррупцией и мафиозными группировками, исключаются из системы реальной власти и скатываются вниз с уровня благосостояния, доступного не только средним, но и низшим слоям тоталикратии.

    Между тем социальная революция в доходах при полном взаимопроникновении тоталикратии и мафии несет в себе крах тоталитаризма как системы организации общественной жизни, поскольку исчезают всякие материальные и моральные стимулы к честному эффективному труду на благо общества и через это и на собственное благо. Активность людей в обществе уже почти целиком направлена на распределение и перераспределение благ при все растущем безразличии к их производству. Зачем производить, если почти все произведенное достанется тем, кто распределяет и перераспределяет? В итоге распределяемых благ становится все меньше, а распределяющих и перераспределяющих все больше, притом их аппетиты постоянно растут. В такой ситуации крах неизбежен. Вопрос в том, сбросит ли народ со своих плеч ярмо тоталикратии или она сумеет погубить его, погибнув следом?

     Россия на перепутье

    Социально-экономическая ситуация в России может быть уяснена только при соблюдении нижеследующих условий:

    1.            Учет взаимного наложения трех общественных процессов, протекающих с разной скоростью: глобальных, обще цивилизационных тенденций; глубинных сдвигов в жизни российского общества; текущих конъюнктурных состояний страны.

    2.            Комплексный анализ проблемы, учитывающий не только политику и экономику, но и идеологию, культуру, широкий социальный спектр общественных отношений, социальную психологию.

    3.            Уяснение корней болезни российского общества возможно лишь при сопоставлении его со здоровым общественным организмом. Следовательно, программно-целевой подход, рассчитанный на выздоровление, служит одним из условий углубленного анализа. В частности, если сравнивать ситуацию в России с ситуацией на более благополучном в материальном отношении Западе, то выводы будут одни. Но если учесть, что Запад переживает свой кризис и в случае его преодоления перейдет на качественно новую ступень развития, то сравнение с ним России дает совсем другие выводы Иными словами, Россию нужно сравнивать не только с современным Западом (и мировой цивилизацией в целом), но и с тенденция ми и перспективами развития человечества.

    4.            Освобождение от ярлыков. Всякое словесно формулируемое мышление осуществляется на основе исходных понятий категорий, которые комбинируются различным способом. Когда сложное к неоднозначное явление обозначается одним понятием, воспринимаемым односторонне, все дальнейшие логические по строения оказываются поверхностными и ошибочными.

    Например, понятие штамп «демократы». Известно, что подлинные демократы — это те, кто приходит к власти путем победы на выборах и соблюдают законы. Но при этом за подобны определением демократов могут быть скрыты самые разных политические силы. Соответственно можно и нужно бороться за демократию, когда она отсутствует. Но когда социальные силы, пришедшие к власти, продолжают афишировать себя демократами то тем самым они лишь скрывают отсутствие конструктивны> программ. Или возьмем лозунг «движения к рыночной экономике» Могут существовать десятки моделей экономики, каждая из которых будет рыночной. Опять «рынок» используется для прикрытия отсутствия конструктивных программ. Другие понятия штампы: «изоляционисты» и «про западники». В таком случае, куда отнести того, кто против государственных кредитов России (ее чиновникам, которые их разбазарят и разворуют) и в то же врем» приветствует приток иностранного производительного капитала в страну? Ругательный оттенок в «демократической» прессе придается понятию «патриоты». В свою очередь патриотически газеты превратили в ругательство понятие «демократы», все чаще называя их «дерьмократами». Но среди сторонников любого политического течения достаточно умных и честных людей, которым нужно искать взаимопонимание и стремиться н компромиссам. Расхожие штампы большинства средств массовой информации, победа любого крайне фанатичного политического течения, как из числа «демократов», так и «патриотов», чревата лишь углублением кризиса, который в одних вариантах принимает бурный, а в других — затяжной характер.

    Необходима новая поляризация общественных сил. В частности, в набирающем силу директорском корпусе нужно различать его предпринимательский и чиновничий полюса, а также колеблющихся. Это не исключает выступлений директорского корпуса по отдельным вопросам единым фронтом. Но если это единство станет доминировать по всем важным вопросам и будут лидировать директора чиновники в союзе с вышестоящими чиновниками, то в результате страну втянут в еще более тяжелый виток затяжного экономического кризиса.

    Идеология и общество. После десятилетий насильственной коммунистической идеологизации общества и государства возникла обратная реакция. Многие «демократы» пытаются построить общество без идеологии, ориентируясь на среднего «экономического человека», готового зарабатывать всевозможными способами деньги для личного благополучия и развлечений. Патриоты, наоборот, ставят во главу угла идеологию. Однако, будучи, прежде всего государственниками, они выступают за развитие государственной идеологии, в частности за православие, органической составной частью которого является монархия, освящаемая церковью. Но всякое принудительное, навязчивое насаждение любой идеологии убивает в ней живую душу. Именно поэтому народы России сначала отвернулись от православия, а потом и от коммунизма.

    Сейчас на идеологический щит, порой в навязчивой форме, как патриотами, так и частью «демократов» (чтобы не выпустить из рук важный рычаг воздействия на массы) поднимается православие. За этим явлением скрыты диаметрально противоположные мотивы. Многим людям необходим «хлеб духовный», жизненная точка опоры, неподверженная перипетиям материального мира. Другие, те, «то привыкли зарабатывать себе на жизнь проповедями (христианства или марксизма-ленинизма) и полицейским контролем за «чистотой» мировоззрения (идеологические подразделения службы безопасности), активно поддерживают процесс замены коммунизма на православие. К тому же идеологам тоталикратии нужны офицеры и солдаты, согласные добровольно умирать за идеи, которые рисуют на своих картах амбициозные политики.

    Представляет интерес попытка возрождения евразийском идеологической доктрины. Распавшийся СССР мог объединяться идеями коммунизма (пока они были живы). Государственники, пытающиеся восстановить СССР (или Россию в границах 1917 г.), заняты поисками соответствующей идеологии. Иначе как побудить народ идти на лишения и приносить жертву государству, если оно само не будет служить какой-нибудь вечной, запредельной идее? Простая замена коммунизма на православие задачу не решает, поскольку невозможно сделать православными мусульман и буддистов. С другой стороны, помимо православия государственники не имеют в своем арсенале другой идеологии. Отсюда рождается попытка образовать союз между православием и исламом, своеобразное идеологическое объединение на территории России (и бывшего СССР) в форме евразийской идеологии.

    Евразийские идеи несут в себе положительный жизненны? потенциал. Однако следует опасаться их использования в качестве очередной маски для той же тотальной силы, которая пришла к власти в России в 1917 г.

    Духовность традиционных культур противопоставляете? патриотами атлантизму — «бездуховной цивилизации Запада», «основанной на материальной экспансии» и «не имеющей освященных Богом высоких целей».

    В союзники часть российских патриотов призывают исламских фундаменталистов, а также режимы «социалистической ориентации» за их анти-атлантическую направленность. Эти надежды оправданы только в случае возрождения сильной России. Но если оставшаяся от распавшегося СССР Россия начнет распадаться на «отдельные княжества», то кто поручится за то, что новые микрогосударства не станут объектом нового «татар монгольского» нашествия? Тогда может встать вопрос не о союзе православия с исламом, а об исламизации русских.

    Западный мир, не говори о близоруких российский «демократах», не уделяет достаточно серьезного внимания брошенном) ему идеологическому вызову. Это не удивительно, ибо до развитых стран его политические, и материальные воздействия могут дойти только через годы.

    Иначе с Россией.

    В ней уже сегодня реальна как перспектива духовного возрождения народа и здоровой государственности, так и попытка восстановить тоталитарную власть идеологизированного государства. Здесь нужно принять во внимание психологический фактор. Интеллектуально развитый и информированный политик, сам, будучи по убеждениям материалистом и циником, не может представить всю мощь воздействия религиозных идей, если в них уверуют миллионы. Такому политику социальная без духовность кажется само собой разумеющейся и естественной: «отдельные психи», «фанатики» и т.п. — не в счет. Однако всякое массовое духовное, религиозное течение рождается именно в условиях без духовности в виде быстро развивающейся цепной реакции, как это имело место в период раннего христианства, а также во время ускоренной большевизации России или гитлеризации Германии. И пусть не все искренне воспринимали новую для своего времени идеологию, пусть пришлось подавлять миллионы, зато другие миллионы горячих приверженцев, возникших в результате цепной реакции распространения, нашлись очень быстро.

    Предотвратить опасность скатывания традиционных идеологий к тоталитаризму и фашизму невозможно ни на пути их ограничения или даже запрета, ни на пути противопоставления им идеала личного эгоизма, погруженного в материальный достаток. Лишь новое идеологическое пространство, вобрав в себя традиционные религии и одновременно открыв новые духовные горизонты, способно предотвратить опасность нового раскола мира на идеологические потальные блоки, ведущие между собой войну всеми доступными средствами.

    Угроза человеческой цивилизации. Если мир скатится к такой войне, то Запад не останется оазисом материального комфорта.

    Погибнет человеческая цивилизация, а выжившие люди через несколько поколений деградируют до состояния диких племен:

    Во-первых, в условиях раскола мира на враждебные блоки че удастся предотвратить экологическую катастрофу, нависшую над земным шаром, которая уничтожит цивилизацию не менее мощно и жестоко, чем мировая война;

    Во-вторых, новая возможная война может вестись средствами, против которых не поможет ни ядерный щит, ни техническое превосходство в традиционных средствах вооружения, поскольку вследствие научно-технического прогресса небольшие группы террористов будут способны уничтожать многомиллионные города, употребляя, в том числе биологическое и психотропное оружие.

    Мировая цивилизация, чтобы выжить, должна:

    - обеспечить соблюдение экологических требований во всех видах производств в любом государстве;

    - организовать повсеместную борьбу, как с мафиозным терроризмом, так и с государственным.

    Новая мировая организация. Принятие названных выше мер предполагает изменение сложившегося мирового порядка. Оно уже спонтанно началось (освобождение Кувейта и разгром иракской армии). Однако под лозунгами «нового мирового порядка» финансовые группы, правящие западными миром, пытаются проводить политику удушения России с целью воспрепятствовать появлению на мировом рынке нового экономически мощного конкурента. Навязанная России гайдарономика до основания разрушает ее народное хозяйство. Невозможно допустить, что западные экономисты не разглядели ее губительности.

    Для изменения мирового, порядка в интересах всего человечества, а не только индустриально развитых стран западная цивилизация должна приобрести целевую установку, рассчитанную на долгие годы. Наивно думать, что ее благополучный «статус кво», длящийся немногим более нескольких десятилетий (после окончания Второй мировой войны и восстановления разрушенных экономик), сохранится, по крайней мере, столь же долго в мире, раздираемом противоречиями и конфликтами.

    Подобная целевая установка, аналогичная тому, как устойчивое на протяжении тысячелетий древнеегипетское общество строило пирамиды и проникало в тайны потусторонних миров, может быть обеспечена лишь на основе нового духовного импульса.

    Утопично ждать нового мессию, который зародит очередную мировую религию. Суть духовного кризиса, переживаемого всем человечеством, в особенности Западом, такова, что никакой мессия уже ничем не сможет помочь. Время мессий и зарождения всеобщих, тотальных религий прошло. Настало время индивидуального обращения к Богу тех, кто достиг внутренней свободы, опирается на собственный разум творческий поиск, а не авторитет вождей, учителей и священных писаний.

    Именно такие, внутренне свободные люди, способны генерировать новые идеи, являющиеся двигателем прогресса. Теперь историей перед людьми поставлена задача одухотворить процесс дальнейшей генерации новой информации и тем самым обеспечить гармонию человека с Богом и природой.

    Духовно-психологическая эпоха. Конец XIX в. и XX в. явили триумф индустриального общества. При сохранении индустриального развития, в последнее время в странах Запада (и лишь частично в распавшемся СССР в рамках ВПК) утверждает себя новая информационная эпоха.

    В настоящее время вызревают предпосылки к переходу к еще более новой эпохе — духовно-психологической.

    Эта эпоха не означает отказа от информационного и индустриального фундамента и возврата к простой жизни на природе, что, помимо прочего, было бы утопичным: земля не сможет прокормить несколько миллиардов людей на основе технологий столетней давности. Наоборот, вытеснение существенной части традиционного сельского хозяйства гидропоникой и биотехнологиями поможет вместо полей культивировать леса и тем самым заметно возродить природу.

    Духовно-психологическая эпоха может утвердиться лишь на основе религии и нравственности. Но все дело в том, что традиционные религии не способны быть фундаментом нравственности человека духовно-психологической эпохи.

    Разумеется, далеко не все люди будут принадлежать к этой эпохе, точно так же, как и в наше время, далеко не все работают в индустрии или в сфере информации. Соответственно для традиционных религий сохраняется пространство и перспектива на будущее. Однако их наличие недостаточно.

    Человек, опирающийся на разум и волю, широко информированный о различных духовных культурах, не может установить контакт с Богом на основе авторитета церкви, священного писания, учителя, проповедника, но может раскрыть Бога лишь в глубине своей души при помощи самопознания. Отсюда неизбежно приходим к индивидуальной религии. Это не означает самоизоляции нового человека, который, постигнув Бога в себе, тем самым постигает Его и во всех живых существах.

    Любое общество, потеряв нравственность, гибнет. Для благополучия социума можно было бы вполне обойтись одной нравственностью, не прибегая к помощи религии и Бога. Однако, будучи оторванной от Бога, нравственность может существовать лишь по инерции, постепенно сходя на убыль.

    Бог не нуждается не только в церкви, но и в священном писании для того, чтобы донести свое слово до человека. Человек нуждается в церкви или в Писании, но лишь на определенной ступени развития. Переходя ее, он стоит перед необходимостью установления непосредственного индивидуального контакта с Богом, вдруг обнаруживая в своей душе евангельскую истину: «Как долго Ты был со мной, и я тебя не узнал».

    Человек многогранен, а в людях каждая из этих граней развита неодинаково. Соответственно для разных типов людей, стоящих на неодинаковых ступенях развития, необходимы приспособленные именно к ним религии и духовные течения. Однако при этом необходимо соблюдение всечеловеческих принципов нравственности типа: не укради, не убей, помоги нуждающемуся и т.п.

    Таким образом, идеологическое пространство новой эпохи состоит из трех уровней:

    1)            всечеловеческая нравственность;

    2)            традиционные религии и духовные течения;

    3)            индивидуальный контакте Богом.

    При этом основа нравственности одних людей (традиционного типа) коренится в какой-нибудь мировой религии или духовном течении, а других — в индивидуальном контакте с Богом.

    Запад и новая эпоха. Духовно-психологическая эпоха совместно с трехуровневым идеологическим пространством предполагает качественные изменения в западной цивилизации.

    В настоящее время ее развитие, в качестве целого, почти остановилось. Недаром на Западе большую популярность получила статья Ф. Фукоямы «Конец истории?», согласно которой прогресс осуществляется в технологиях и бытовом комфорте, сама же западная цивилизация остановилась, что означает конец истории. В данном случае мы наблюдаем утопию своеобразного Апокалипсиса, связанного не с переходом на другой уровень бытия, а с установлением «вечного рая» на Земле.

    Чтобы сохранить свои достижения. Запад должен двигаться к определенным целям.

    Представляется, что их должно быть две:

    Во-первых, переориентация экономических, политических и военных сил с гонки вооружений на кардинальное переоснащение технологий всех стран мира с тем, чтобы возродить разрушаемую человечеством природу. Это Запад должен сделать не только с позиций нравственности и человеколюбия, но и ради самосохранения. Причем, нужно не только сохранить биосферу Земли, но и создать спрос для развития производства. Не случайно после распада СССР и ослабления гонки вооружений в экономике США и других развитых стран Запада начался экономический спад.

    Во-вторых, концентрация научных исследований на направлениях, которые в древности составляли предмет эзотерических, в частности герметических, наук. В настоящее время эти науки догматизированы, основаны на внутреннем опыте, вызываемом психотренингом, предполагающим раскрытие внутренних органов чувств за счет подавления интеллекта и опоры на авторитет учителя. Развитие парапсихологии пока основывается на методах и стиле мышления, приспособленных к исследованию материального, но не духовно-психологического мира. Интерес к парапсихологии со стороны ВПК приводит к засекречиванию ее многих разработок. Мистические учителя жизни и медитаций обычно тоже не дают своим последователям серьезных знаний, заменяя их психотренингом, усыпляющим интеллект. В то же время творческий синтез духовных и эзотерических познаний, накопленных в культуре человечества, в сочетании с использованием достижений современной науки, позволит решить ряд проблем: реальный сознательный опыт вне телесного существования; непосредственное считывание информации из ее космического хранилища; проникновение в многомерные пространства; продление молодости и жизни на столетия с сознательным переходом от физического к нефизическому существованию; установление сознательного контакта с цивилизациями иных миров и др.

    Россия и Запад. Подобная переориентация науки не только откроет перед Западом и всем человечеством новые перспективы, но и позволит разумно задействовать колоссальные научно-технические ресурсы, которые сейчас направлены главным образом на создание военной техники.

    Очерченная перспектива ставит Запад в совсем иное отношение к России, чем в современных условиях, когда в мировой политике доминируют интересы мощных финансовых групп.

    Эти группы не заинтересованы в возрождении России в качестве мощной научно-технической державы, способной усилить мировую конкуренцию на рынках научно-технических разработок, новых технологий и высокотехнологичной продукции. Поэтому они способствуют не конверсии военного научно-технического потенциала (80% науки и промышленности), а его удушению и превращению страны в рынок сырья, энергии, земельных участков и концентрации экологически вредных производств. С другой стороны, часть мировых финансовых групп заинтересована в возрождении, но на ослабленной основе, российского ВПК с целью продолжения мировой гонки вооружений и создания из России стратегического буфера между Западной Европой и азиатскими гигантами.

    Если расценивать современное состояние России с позиций проводимой финансовыми группами геополитики, жизненного уровня народа и попытки властей одним махом интегрировать страну с мировым рынком, то положение страны оказывается жалким и бесперспективным. Но будем помнить, что такое сопоставление предполагает сохранение старого миропорядка, чреватого экологической гибелью цивилизации и террористической войной деспотических режимов против Запада.

    Внесение новой струи в развитие западной цивилизации связано с совсем иной оценкой России в мировом сообществе. С одной стороны, ее высокий научно-технический потенциал далеко не развивающейся, а развитой страны, однако сконцентрированный в ВПК, при условии подлинной конверсии превращается из конкурента в союзника. С другой стороны, производство предметов потребления и отсталые технологии, свойственные развивающимся странам, послужат объектом массированных западных инвестиций. При этом Россия оказывается не бедной, а исключительно богатой страной.

    Приведем такое сопоставление, имея в виду одну единственную цель — показать степень подлинного богатства России. В Японии собственники земли облагают все население «налогом» в форме ренты, достигающим 15% ВНП. Если бы Россия сдала Японии в долгосрочную аренду территорию (мы к этому совсем не призываем) размером несколько больше трехкратной величины страны восходящего солнца (в масштабе России это немного), то за это Япония могла бы платить России примерно половину эквивалента стоимости всей производимой продукции.

    Россиянин — бедняк по сравнению с японцем в области бытовой техники, одежды и т.п. Но зато живущие в тесноте японцы — бедняки в сравнении с россиянами, обладающими колоссальными территориями и природными ресурсами. Именно территория и природные ресурсы, научный, образовательный и культурный потенциал являются долгосрочным, фундаментальным богатством. Техника и технологии стареют морально и физически, превращаясь в металлолом. Поскольку вся передовая техника и технология России сконцентрирована в ВПК, ее население обнищало. Подлинная конверсия способна быстро исправить дело при условии проведения разумной экономической политики, которая пока отсутствует.

    Идеология и рынок. Говоря об идеологии, нужно очертить ее взаимосвязь с рыночной экономикой.

    Идеологическое пространство значительно более широкое, чем рыночное:

    Во-первых, цивилизованный рынок основан на законодательном праве, а оно, в свою очередь, на идеологии и нравственности. В безнравственном обществе законы не соблюдаются, рынок превращается в базар.

    Во-вторых, для развития рынка необходима общественная и политическая стабильность, что предполагает изъятие примерно одной трети созданной рыночными производителями стоимости, и ее использование на социальные программы. На какие конкретно — это в решающей степени определяет идеология и нравственность.

    В-третьих, рынок основывается на частной собственности; но по мере развития общества главной ценностью все больше становится информация, которая по своей природе частно-общественная, т.е. при соблюдении авторского права широко доступна для общественного потребления. В основе информации лежит идеология.

    В-четвертых, новые запросы идеологии к рыночным производителям — соблюдать экологические требования по отношению к природе и человеку, причем во всемирном масштабе, и соответственно отчислять на экологические программы часть прибыли.

    Поэтому во всем мире, наряду с рыночными отношениями, основанными на личной свободе хозяйственных субъектов и частной собственности, необходимо развивать и программно-распределительные отношения, основанные на идеологии и нравственности.

    Обо всем этом забывают российские власти, пытающиеся насадить рыночные отношения в сфере, где они неприемлемы.

    Национальный аспект. Идеология часто имеет и национальный аспект, который сейчас крайне актуален для России. Национальность — это сущность или особенность человека? В зависимости от ответа на этот вопрос мы получаем две тенденции: одна — в прошлое, к межнациональным войнам и геноциду; другая — в будущее, к миру и согласию.

    Если считать национальность сущностью человека, а служение интересам нации — высшей целью жизни, то в таком случае логическим следствием является геноцид по отношению к нации, объявляемой враждебной. Точно так же преимущество в получении образования, продвижении по службе отдается представителям своей нации даже при явно худших способностях и профессиональных навыках. Попытки реанимировать такую национальную позицию уж осуществляются в ряде республик бывшего СССР, что сопровождается многочисленными кровавыми конфликтами.

    Сейчас в качестве ответной реакции подобную позицию пытаются навязать русским, используя, в частности, концепцию мирового заговора против России.

    В новой мировой организации необходим мир между всеми нациями, что возможно лишь на идейной платформе, согласно которой нация — не сущность человека (она божественно-индивидуальна и вне нации и рас), а его особенность. В разумно организованном мире всем места хватит, как желающим сохранить национально-культурную автономию, так и стремящимся к синтезу национальных культур.

    В то же время в России наблюдается очень болезненный для русских процесс, когда различные национальные лобби продвигают на влиятельные посты и «теплые» места своих людей. Лицам других национальностей в условиях групповой поддержки много легче делать карьеру, чем русским, вынужденным пробиваться в одиночку. Отсюда возникает соблазн противопоставить многочисленным национализмам русский национализм. Однако если он станет государственной политикой, именно русский народ постигнет катастрофа, сродни той, которая постигла немцев, пошедших за Гитлером. Русским необходимо бороться за новую мировую организацию, прежде всего начиная с установления ее у себя дома. Ее духовно-личностной основой должно стать превращение в главный капитал, высшую ценность человека-творца. Все общественные условия должны быть изменены так, чтобы создать максимальный простор проявлениям творческих способностей человека. Только при этом может совершиться переход от информационной стадии развития человечества к духовно-психологической стадии. Тогда положение человека в обществе будет зависеть от его способности творить, что уничтожит корни национальных конфликтов. В настоящее время господствует старый миропорядок, когда не столько личные достоинства, сколько место, занимаемое человеком в иерархии политической, профессиональной или финансовой власти, определяет его социальный статус, возможности, материальное благополучие. Пока можно проникать на такие места по национальному признаку, всегда останется основа для возникновения национальных конфликтов.

    Разумеется, ни один подход нельзя абсолютизировать, забегать вперед. Например, в случае осуществления Геноцида по отношению к русским, живущим за пределами России, вполне оправдана помощь, в том числе и с применением оружия. Но только такую помощь должно оказывать не многонациональное российское государство, а исключительно русские добровольцы.

    Корни российского кризиса. Мы не случайно уделили столь много внимания идеологии и нравственности. Ведь корни сегодняшних бед России нужно искать в развале ее идеализированной государственности, пронизывавшей все сферы жизни общества без исключения. Именно поэтому с крушением коммунистического государства острый и глубокий кризис охватил политику, экономику, науку и культуру, социальное обеспечение граждан.

    Краткая характеристика ситуации в России такова: большевики установили режим тотальной идеализированной власти, став собственниками не только всех материальных богатств страны, но и ее граждан; по мере того, как загнанные запретами личные интересы людей, как духовные, так и материальные, в том числе эгоистические, изнутри подтачивали партийно-государственный монолит, разрастались различные коррумпированные группы, постепенно взявшие в свои руки фактическую власть; при этом раскололся монолит централизованной власти, которая продолжает дробиться на все более мелкие отсеки; поскольку в результате десятилетий большевистского диктата все материальные блага личность могла получать только через сопричастность к месту в иерархии власти, растаскивание, разворовывание государственной собственности, ставшей окончательно ничейной, происходит именно с помощью осколков в прошлом монолитной власти; двоемыслие и двоедушие каждого, кто был причастен к тотальной коммунистической власти, начиная с ее самых низовых звеньев, не позволяют в ближайшие годы сформировать честную, обладающую долгосрочной политической целью и волей государственную власть; честным и умным людям, чтобы прийти к власти, нужно, по крайней мере, несколько лет, чтобы организоваться и завоевать общественное признание; в условиях растаскивания государственной собственности и открытости внешнему рынку самым выгодным становится продажа всего, что только можно продать, за валюту и ее хранение за рубежом — это не злые козни Запада, а неизбежное следствие раскола тоталитарного монолита, хотя за рубежом, естественно, находятся желающие купить ценности явно дешевле их настоящей цены, в том числе и заплатить чиновникам за решения, приносящие коммерсантам большие прибыли за счет ограбления России.

    Кризис российской государственности является причиной усугубляющегося экономического кризиса. Государство, с одной стороны, не позволяет осуществить подлинные экономические реформы, а с другой стороны — госчиновники, сознавая свое временное пребывание у власти, стараются урвать себе возможно больше ценностей. При этом часть из них, используя хорошо финансируемые «демократические» движения, стремится установить тотальную диктатуру под лозунгами «демократии и рынка», с целью уйти от ответственности за разорение России и продлить на долгие годы пребывание у власти.

    Всякая здоровая экономика основывается на таких началах: частной собственности (в индивидуальной или групповой форме); устойчивых деньгах; независимом государстве, обеспечивающем правовое пространство хозяйственной деятельности, осуществляющем защиту национальных экономических интересов и разумное регулирование хозяйства.

    В России наблюдается: колебание между торможением приватизации и лихорадочной распродажей по дешевке (плюс взятки) предприятий; разрушение рубля и порабощение его долларом; отказ от государственного регулирования экономики и ее полное открытие мировому рынку, на котором господствуют транснациональные корпорации, преследующие цели увеличения прибыли и не упускающие случая ограбить страну, отказавшуюся от самозащиты.

    Кризис государственности имеет свои истоки в нравственном уровне и менталитете чиновников, которые очень быстро поменяли лозунги коммунизма на маску демократии и рынка. Причем других чиновников у нас нет, а новых быстро, тем более на больной и загрязненной почве, не вырастить. Да и кто будет их выращивать? В результате основная масса населения потеряла всякое доверие к любым властям.

    Экономическая политика. Анализируя социально-экономическую ситуацию в России, необходимо остановиться на экономической политике, явившейся результатом взаимодействия финансового давления Международного валютного фонда и результирующей составляющей противоборствующих сил внутри страны.

    Определение ее в качестве монетаристской не совсем точно. Ее смешению с классической монетаристской политикой способствует то, что в обоих особо важная роль принадлежит бездефицитному бюджету. Однако без дефицитность бюджета может достигаться различными путями.

    В классической монетаристской политике, элементы которой использовались в США Р. Рейганом в условиях стагфляции и мирового топливно-энергетического кризиса, делается упор на сокращение расходов бюджета и снижение налогов, что активизирует предпринимательскую деятельность и способствует росту производства. При этом инфляция идет на убыль, так как ее причиной является превышение расходов бюджета над его доходами, что обусловливает дополнительный выпуск денег в обращение, не обеспеченный товарным покрытием.

    Власти в России попытались ликвидировать дефицит бюджета, прежде всего за счет усиления налогового пресса. С этой целью был, в частности, введен налог на добавленную стоимость, резко подхлестнувший рост всех цен и обесценивание рубля. Что касается государственных расходов, то они не столько сокращались, сколько перераспределялись.

    Процесс резкого повышения цен начал еще В. Павлов. В 1992 г. Президент РФ признал, что «либерализация» цен была вынужденным продолжением процесса, начатого В. Павловым.

    Именно этот узник матросской тишины нанес первый серьезный удар по административно-командной экономике, которая хотя и плохо, но все же обеспечивала прожиточный минимум народу. Разрушив старую систему, «реформаторы» не сумели создать новую.

    В старой системе существовало две экономики. Первая (базовая), работающая сама на себя и на ВПК, обслуживаемая безналичным денежным оборотом, административными ценами и прямым распределением всех ресурсов на основе директивного плана.

    Вторая экономика производила и продавала предметы народного потребления и на конечной стадии реализации товаров обслуживалась обращением наличных денег. При этом фиксированным государством ценам соответствовала устанавливаемая им же зарплата. Коррупция, теневой рынок, вяло текущая инфляция подтачивали эту систему, но она могла бы еще долго существовать. Тогдашние лидеры партократии старались сохранить сложившуюся систему и запрещали Госкомцену существенно изменять розничные цены. Возглавлявший в то время Госкомцен В. Павлов обошел запрет тем, что сначала резко повысил оптовые цены, не трогая розничных. Но после этого стало неизбежным повышение последних.

    На 1987 г. на счетах предприятий скопилось свыше 100 млрд. рублей, которые они не могли израсходовать в условиях тотального распределения всех материальных ресурсов. Выплатить эти деньги в виде заработной платы предприятия также не могли, так как размеры оплаты труда строго фиксировались государством. Разрастание кооперативов, как грибов после дождя, было использовано для перекачки лежащих мертвым грузом на счетах предприятий миллиардов рублей 3 личные доходы предприимчивых дельцов. Типичная операция: кооператив производит фиктивные работы, получает за них чрезмерно большую плату и делится выручкой с администрацией предприятия; кооператив закупает за валюту компьютеры, добавляет к ним мало  что стоящие программы и по сверх ценам продает компьютерную технику вместе с программным обеспечением предприятию, потом отдавая часть выручки администрации предприятия.

    Последняя операция послужила толчком к взвинчиванию курса доллара по отношению к рублю. Если в середине 80х годов реальное соотношение доллара к рублю применительно к ширпотребу было как 1 : 5—7, то компьютерные спекуляции взвинтили его цену сначала до 20 рублей, постепенно доведя его через взлеты и 1адения до нескольких сот рублей за доллар.

    Рост цен, психологическое ожидание денежной реформы, недоверие к государству, следовательно, и к его деньгам, обусловили:

    а) бартерный обмен;

    б) стремление продать все, что можно, за доллары и долларизацию внутренней экономики;

    в) вывоз за границу всевозможных ценностей и теневое накопление долларов.

    Распад СССР и сбрасывание рублей бывшими союзными республиками на российский рынок еще более усугубили ситуацию.

    Правительство не только ничего не сделало для оздоровления денежного обращения, но еще более подорвало его.

    Характерно, что о «либерализации» цен на те или иные товары объявлялось заранее. В результате цены на них повышались два раза: первый раз после такого объявления, второй раз — после наступления объявленного срока. Кроме того, предприятиям спускались сверху прейскуранты, на основе которых им предлагалось устанавливать «свободные цены». Очевидно, архитекторы экономической реформы были заинтересованы в росте цен. Зачем? ческой реформы были заинтересованы в росте цен. Зачем? Рост цен осуществляется за счет накручивания в их составе прибылей, что увеличивает налоговую базу госбюджета.

    Рост цен, спровоцировавший гиперинфляцию, в сочетании с усилением налогового пресса вызвал такие последствия:

    - предприятия стали уклоняться от уплаты налогов, в особенности на добавленную стоимость, в результате чего госбюджет недополучил существенную часть планируемых доходов;

    - обесценились средства, предназначенные на инвестиции, вследствие чего многие необходимые инвестиционные программы оказались замороженными;

    - жизненный уровень основной массы населения снизился (по социальным группам от 2 до 10 раз) в основном за счет резкого снижении качества питания, покупки одежды и обуви лишь в случае крайней необходимости, отказа от приобретения долгосрочных предметов потребления (квартир, дач, мебели, холодильников, телевизоров и т.д.); особо быстрое снижение жизненного уровня госслужащих (офицеров, врачей, учителей и др.) чревато развалом государственной машины и дегенерации подрастающего поколения;

    - сельскохозяйственные производители, обменивающие излишки продовольствия на промтовары, будучи сдавлены прессом цен на сельхозтехнику, горючее, химикаты, транспорт и поставленные перед все более беднеющим массовым покупателем, теряют стимул кормить городское население (за исключением особо богатых 10%) и, если сложившаяся тенденция не изменится, городское население окажется у черты голода;

    - обрабатывающая промышленность, поставленная перед необходимостью работать на массовый рынок, который представлен, прежде всего, беднеющей основной массой населения, вынуждена взвинчивать цены на предметы потребления, одновременно резко сокращая объем производства и увольняя работников, что еще больше сокращает спрос и ведет к еще большему спаду производства;

    - резкое повышение арендной платы и продажа недвижимости местными органами власти способствовали еще большему повышению цен, удушению культуры, науки, частного предпринимательства при доведении жилищно-коммунального хозяйства до еще большего запустения;

    - рекомендуемое МВФ повышение цен до мирового уровня 13 продукцию топливно-энергетического комплекса означает полный крах обрабатывающей промышленности, поскольку вследствие не меньшей эффективности и ограниченной возможности повышения цен изза низкой покупательной способности населения она должна обанкротиться;

    - гиперинфляция по существу лишила предприятия оборотных средств и амортизационного фонда, поскольку при многократном повышении цен на средства производства, имеющиеся оборотные средства и начисленная амортизация превратились в ничтожно малую величину, не позволяющую финансировать производственный процесс.

    Наряду с правительством свою лепту в развал денежного обращения внесла банковская система. В меркантильных интересах банки замедлили прохождение платежных документов на срок более одного месяца, в результате чего банковская система получила в вое распоряжение примерно одну десятую часть денежных сумм, обращающихся в стране. Предоставляя ее в кредит (уже до 200% годовых), банки тем самым резко увеличили свои прибыли.

    ЦБ России вызывал искусственное повышение курса рубля к доллару тем, что выбрасывал на биржевые торги доллары, сбивая их курс. Кроме того, изза кризиса денежной наличности, необходимой ля выплаты зарплаты, предприятия стали продавать доллары за рубли. В результате одно время возникла парадоксальная ситуация при росте рублевых цен и продолжении обесценивания во внутреннем обороте рубля его курс к доллару стал расти. «Реформаторы» воспользовались этим для пропагандистского заявления: «Рубль укрепился!» На деле он продолжал ослабевать, причем ценой разорения государства и обогащения дельцов, занимающихся спекуляцией. Ведь обменивая доллары на рубли, государство за доллары предварительно отдавало нефть и другие ресурсы, а в конечном итоге поучало «деревянные рубли», которые могло бы напечатать в любом количестве без особых затрат.

    Предприятия, не могущие получить денег за свои товары из-за несоответствия цен платежеспособному спросу населения и банковской задержки в расчетах, продолжают поставлять друг ругу продукцию. В результате взаимная задолженность предприятий растет. Кроме того, они, в том числе по причине съедания; гиперинфляцией оборотных средств и амортизационного фонда, г также крайне высокого банковского процента, стали залезать Е долги к банкам.

    «Реформаторы» добивались того, чтобы объявить предприятия банкротами. Они обвиняли предприятия в том, что те взвинти ли сверх допустимого предела цены и теперь должны за это отвечать. Взаимный зачет долгов и амнистия потенциальных банкротов — это признание завышенных цен и подстегивание инфляции изза новой кредитной амнистии.

    В такой аргументации есть часть истины, но присутствует  забвение ее другой части. Во взвинчивании цен сверх всяких пределов правительство виновато в не меньшей степени, чем сами пред приятия. Кроме того, в условия банкротства многие предприятия поставила экономическая политика Правительства и ЦБ. Достаточно сказать, что даже «Автоваз», ранее успешно продававший автомобили по сверх ценам, имел уже к лету 1992 г. задолженность на сумму 15 млрд. руб.

    Не исключено, что директорский корпус был сознательно заманен «либерализацией» цен в ловушку с тем, чтобы, доведение предприятия до массового банкротства в результате гиперинфляции, посадить в директорские кресла ту часть бывшей партийной номенклатуры, которая монополизировала средства массовой информации, через них пришла к политической власти, под которую пожелала подвести экономический фундамент, приватизировав на свой манер обанкротившиеся предприятия. Видимо, н случайно после того, как глава ЦБ России В. Геращенко в своё время разослал телеграмму о взаимо-погашении долгов предприятий, радикалы стали говорить о том, что эта мера ставит крест на реформах экономики.

    Аналогичным образом комментировался и отказ от разового повышения цен на топливно-энергетические ресурсы до уровня мировых. Заметим, эта мера тоже привела бы к банкротству почти все обрабатывающей промышленности.

    Капиталистический тоталитаризм. Крах коммунистического режима в августе 1991 г. породил иллюзию о крахе тоталитарной системы. Однако она сохранена. Ведь ее основу составляет монополия тоталикратии (особого правящего слоя — класса) на львиную долю общественного богатства.

    Тоталикратия сменила партийно-номенклатурный метод формирования своих рядов на мафиозно-клановый, одновременно сменив вывеску коммунизма на лозунги демократии и рынка. Однако господство над почти всем общественным богатством сохранено.

    Граждане страны номинально получили юридические свободы; печать без цензуры; выезд за рубеж; образование партий и общественных организаций. Личность, с одной стороны, вздохнула свободно. Но, с другой стороны, массовое обнищание в очень малой степени позволяет людям воспользоваться предоставленными свободами. При этом они вынуждены практически все наличное время отдавать зарабатыванию денег.

    В условиях огосударствления ведущих средств производства тоталикратия использует частное предпринимательство в качестве придатка к системе, отдавая предприятия на откуп бизнесменам, подобно тому, как в свое время на откуп отдавались места сборщиков налогов. При этом сама власть поощряет незаконный, криминальный характер использования огосударствленной собственная кампания приватизации, проводимая властными структурами, имеет целью поменять форму всевластия чиновников над государственными предприятиями, скрыв подлинного собственника, остающегося тем же самым (тоталикратия), за сложной системой участия в контрольных пакетах акций.

    Хищническая нажива является абсолютным законом капиталистического тоталитаризма.

    Его не следует смешивать ни с классическим капитализмом, ни с общественным строем, утвердившимся в странах Запада.

    Классический капитализм основан на частной собственности и конкуренции, обладает определенным, достаточно высоким уровнем развития нравственности и законодательного права.

    Современное западное общество многогранно, и капитализм является одной из его граней. Поэтому не точно называть его капиталистическим. Оно в определенной мере и социалистическое, и духовно-плюралистическое, и экологическое, и информационное, и мафиозно-клановое.

    Напротив, капиталистический тоталитаризм основан на тотальном распоряжении ведущими средствами производства Е замаскированной акционерной форме, крайне монополизирован, лишен нравственности и по своей природе генерирует криминально-мафиозные отношения, в корне подрывающие законодательное право.

    В настоящее время Россия вовсе не находится в переходном периоде к цивилизованному обществу. В России, как и в других республиках, бывшего СССР, утвердился капиталистический тоталитаризм. Это тупиковая ситуация в развитии общества. Она ни к чему не ведет, ни во что не переходит. Катастрофически пожирая природные и людские ресурсы, капиталистический тоталитаризм приводит общество к краху, после чего может наступить либо период дикости, либо иностранной оккупации.

    Сказанное не означает, что из капиталистического тоталитаризма нет выхода. В данном случае лишь констатируется, что сам по себе капиталистический тоталитаризм лишен импульса прогрессивности развития. К тому же тоталикратия никогда от власти добровольно не откажется. Она способна лишь сменить одну форму правления на другую, в частности коммунистическую — на капиталистическую.

    Однако если  перед угрозой катастрофы трезвомыслящие люди сумеют организоваться, внутри современного российского общества можно создать здоровое цивилизованное ядро, которое способно дать толчок цепной реакции оздоровления страны.

    Но не задушит ли тоталикратия в корне такое движение? Коммунистическая тоталикратия это сделала бы, несомненно. Современная же капиталистическая тоталикратия расколота на ожесточенно борющиеся друг с другом группировки. В таких условиях может зародиться и окрепнуть новое движение.

    Российская экономика в тисках шокотерапии

    Об осмыслении в российском обществе экономических реформ. В настоящее время не только в обществе, но и во многих политических структурах отсутствует ясное представление о том, что в действительности происходит с российской экономикой, куда приведут запушенные в ней процессы, какие альтернативы существуют и какие меры необходимы для выхода из кризиса.

    Имеется несколько причин:

    1.            Как экономисты профессионалы, так и журналисты в средствах массовой информации, за редким исключением, обслуживают интересы не только российских, но и зарубежных влиятельных политических и хозяйственных структур, озабоченных, прежде всего увеличением своей доли в национальном богатстве России, брошенном вторично в XX в. (еще раз после 1917 г.) в котел тотального перераспределения собственности. Экономисты представляют разработки, способствующие реализации интересов той или иной российской или зарубежной структуры, а журналисты эти разработки пропагандируют и рекламируют, причем крайне тенденциозно, тем самым мешая подлинно осмыслить «экономические реформы». При этом налицо полная монополизация телевидения и многотиражных газет силами, навязавшими России одну из многих возможных моделей хозяйствования и постоянно повторяющими заклинания о гом, что «альтернатив избранному курсу нет».

    2.            Отсутствие со стороны исполнительной власти социального заказа специалистам на выработку программы оздоровления экономики. Вместо того чтобы организовать и профинансировать разработку нескольких альтернативных программ экономического развития, а потом отобрать оптимальную, она с фанатичным упорством проводила реформу, катастрофически разрушающую экономический потенциал страны.

    3.            Поддержание в российском общественном сознании мифа э том, будто стремительный бросок страны в мировой рынок при невмешательстве государства в экономику превратит в скором времени Россию в процветающее подобие США. Люди, искренне поверившие в очередную утопию, не пытаются ответить на вопрос «Почему наша страна, пожарными темпами интегрированная в мировой рынок, превратится именно в аналог США, а не какой-нибудь бедной африканской страны, где население вымирает от голода и эпи1емий, а у нас будет вымирать еще и от холода, так как топливо по мировым ценам превращается в недоступную роскошь для нищающего большинства граждан?».

    4.            У социально активной части населения, сумевшей приспособиться к уродливым рыночным реформам, создалась иллюзии роста жизненного уровня, чему в действительности соответствует увеличение текущего потребления некоторых видов иностранно? бытовой техники, второсортной импортной одежды и обуви, продовольствия (часто опасного для здоровья) в красивой упаковке и т.п. за счет лишения возможности приобретения капитальных ценностей в виде квартиры с обстановкой, постройки дачи и потери бесплатного медицинского обслуживания, получения среднего и высшего специального образования. Преуспевающие в условиях «реформ» люди сохранили инфраструктуру своего быта из прошлого и украсили ее импортным ширпотребом, на короткий период стали жить лучше, не со временем вся эта инфраструктура изнашивается, а они не Е состоянии ее обновить, у их детей и внуков нет надежды подобно? инфраструктурой обзавестись, получить специальное образование вылечиться от тяжелой болезни. Когда иссякнет импортный поток ширпотреба и продовольствия (нельзя бесконечно долго жить за счет продажи энергоносителей и сырья, запасы которых ограничены), наступит отрезвление, но оно может случиться слишком поздно. Кто действительно обогатился на «реформах», так это узкий слой «новых русских», заплативших, однако, за это выпадением, а особую социально-психологическую среду, где господствуют ценности и законы криминального мира. Они недостаточно осознают тот простой факт, что личное обогащение за счет разграбления страны, даже если оно формально и не подпадает под статью Уголовного кодекса, неизбежно делает их объектом для посягательств со стороны уголовных элементов. Нельзя хищнически приватизировать государственную собственность, тем самым разрушать государство и одновременно пользоваться его защитой своих взращенных словно на дрожжах капиталов (не говоря уже о том, что пропаганда средствами массовой информации идеологии обогащения, престижного потребления, секса и насилия способствует все более широкому распространению разного типа бандитских группировок, осуществляющих масштабное перераспределение собственности в среде «новых русских»).

    По мере углубления экономического кризиса, все возрастающее число россиян, ранее одобрявших шокотерапию, разочаровывается в экономическом курсе, проводимом исполнительной властью. При этом процесс отрезвления охватывает не только нищающие массы, но и все возрастающую часть социально активных, процветающих и обогатившихся социальных слоев, которые на следующем витке шокотерапии, если она продолжится, обречены на разорение в неравной конкурентной борьбе с иностранным капиталом.

    Плоды шокотерапии и тенденции обострения экономического кризиса.

    За период шоко-терапевтических реформ народному хозяйству страны нанесен ущерб, больший, чем оно понесло за годы Великой Отечественной войны:

    - годовой продукт страны (ВВП) сократился более чем в два раза, за время ВОВ он упал на 27%;

    - на грани замораживания находятся инвестиции в производственную сферу;

    - разрушается научный и образовательный потенциал страны, возрастает утечка квалифицированных кадров в другие страны, коммерческие структуры, занятые спекулятивно-посреднической деятельностью, торговлю и сферу бытовых услуг;

    - разбазаривается мощнейший научно-технический потенциал, сконцентрированный в отраслях ВПК;

    - удушается товарное сельское хозяйство, заменяемое внешнеторговым обменом энергоресурсов на некондиционное импортное продовольствие, упаковка которого часто стоит дороже наполнения;

    - отечественная обрабатывающая промышленность, за исключением единичных предприятий, в условиях хозяйствования, которые навязаны ей шоко-терапевтами, обрекается не только на спад, но в конечном итоге на ликвидацию;

    - здравоохранение и образование, переводимые на платную основу, к тому же при снижающемся уровне их качества, становятся все менее доступными для основной массы населения страны;

    - книги и журналы превращаются в предметы роскоши, книжные магазины преобразуются в «шопы», торгующие колониальным ширпотребом, что чревато дебилизацией подрастающего поколения;

    - посаженная на голодный паек культура сменяется ее американизированным суррогатом, тиражируемым на видеокассетах и заполнившим экраны телевизоров;

    - жилье строится преимущественно для исключительно богатой прослойки «новых русских», подавляющее большинство россиян лишено возможности улучшить жилищные условия;

    - ежегодно из России по демпинговым ценам вывозятся товарные ресурсы на десятки миллиардов долларов, часто без документальной фиксации реальной цены продажи и даже по фиктивным документам, так что большая часть доходов оседает на частных счетах в зарубежных банках и не возвращается в страну;

    - российская территория превращается в свалку промышленных отходов индустриально развитых стран;

    - внутри официальной экономики, документально оформляемой и фиксируемой статистикой, создана вторая теневая экономика, охватывающая не менее одной трети национального дохода страны, управляемая по законам криминального рынка;

    - галопирующая инфляция, совместно с беспрецедентным в истории для мирного времени спадом производства, не окончились, а оказались лишь на время приторможенными изза ограничения бюджетных выплат ниже минимума, необходимого для выживания населения и сохранения жизнеобеспечивающих отраслей, а также поддержания безопасности государства (что несколько сбило инфляцию); все это сопровождалось гипертрофированным ростом взаимных неплатежей, что способствовало затуханию темпов спада, но не его прекращению; в итоге денежно-кредитная финансовая система страны все более приближалась к острому кризису, который разразился в августе 1998 года;

    - износ основных фондов, при замораживании инвестиций на реновацию, делает все более реальной не только потерю индустриального фундамента развития, но и остановку жизнеобеспечивающих отраслей (железнодорожного транспорта, топливно-энергетического комплекса, инфраструктуры городского хозяйства и т.п.);

    - при всеобщем спаде производства не происходит прогрессивных структурных изменений в народном хозяйстве, так как падение объемов производства распространяется не только на отсталые, но и на передовые и крайне необходимые отрасли и предприятия;

    - пропорции народного хозяйства все более деформируются в сторону удовлетворения потребностей небольшого слоя богатых людей;

    - хищническое разграбление государственной собственности под видом приватизации по смехотворно низким ценам (доход государства от приватизации двух третей основных фондов производственной сферы народного хозяйства составил всего около 8 млрд. долларов, что эквивалентно примерно 50 долларам на душу населения) сопровождается потерей управляемости хозяйством и превращением предприятий в объекты спекулятивных сделок;

    - все возрастающий разрыв между зарплатами госслужащих и доходами лиц, занятых в коммерческих структурах, приводит к оттоку наиболее дееспособных кадров из сферы государственного управления, обороны, охраны правопорядка в частные структуры, что чревато крахом всего государства, за которым неизбежно следует полный экономический хаос;

    - нарастающий подрыв покупательной способности рубля сопровождается усиленной долларизацией страны (запрещение продажи товаров за доллары носит декларативный характер, при наличии долларовых цен и разветвленной сети обменных валютных пунктов), что все более усиливает тенденцию скупки на корню всего национального достояния страны за доллары, причем по ценам, заниженным в сотни и тысячи раз;

    - при отказе государства от регулирования экономики, ослаблении борьбы с преступностью, резком сокращении расходов на оборону и вообще при минимизации всех функций государства, численность чиновников в государственном аппарате управления в одной только Российской Федерации превысила их численность в распавшемся СССР, характеризовавшимся огосударствлением экономики и всей общественной жизни (при этом в госаппарат набираются случайные люди);

    - всякие допустимые границы превзошла коррумпированность аппарата чиновников, все теснее сращивающегося с криминальными структурами, чему способствует ускоренная криминализация народного хозяйства и всей общественной жизни;

    - экономический курс и социально-экономическая модель, взятые на вооружение исполнительной властью, были разработаны не в России, а предложены ей представителями мирового финансового капитала, преследующего свои корыстные интересы, в результате чего, благодаря ежегодным подачкам российским властям нескольких миллиардов долларов взаймы в обмен на осуществление реформ по сценарию МВФ, из страны уже безвозвратно вывезено ценностей на сотни миллиардов долларов;

    - нарастает потеря управляемости народным хозяйством в качестве единого целого, сопровождаемая ростом экономического сепаратизма регионов, чреватого распадом народнохозяйственного пространства России и ее расколом на десятки нежизнеспособных государств;

    Россия в ущерб своим жизненным интересам продолжает безвозмездно субсидировать бывшие союзные республики на суммы, в несколько раз превышающие заимообразную и с процентами помощь стран Запада;

    - несмотря на провозглашение интеграции России с мировым рынком, ее доля в мировом экспорте и импорте неуклонно падает;

    - нищенская, к тому же систематически задерживаемая, зарплата специалистов, работающих с ядерными и химическими материалами, резкое сокращение государственного финансирования здравоохранения при подорожании лекарств и сильном спаде в отечественной фармацевтической промышленности, приводят к нарастанию опасности катастроф типа чернобыльской, массовому распространению эпидемий (холеры, чумы и т.д.);

    - производительный труд, в особенности квалифицированный, оплачивается ничтожно низко в сравнении с доходами даже неквалифицированных работников в спекулятивно-посреднической сфере, процветающей на разбазаривании и разворовывании богатств, накопленных трудом предыдущих поколений, в связи, с чем экономические стимулы сменяются на анти-стимулы, поощряющие «пир во время чумы»;

    - снижение реальной покупательной способности населения в сочетании с грабительскими налогами делают невыгодной всякую производительную деятельность;

    - монетаристская реформа означает процесс потери экономической самостоятельности страны (в свое время Ротшильд заявил: «Если я контролирую денежное обращение страны, то меня не интересуют ни ее законы, ни то, кто стоит в ней у власти»);

    - шоковая терапия крайне болезненно сказывается на населении страны, что нашло свое выражение в процессе его вымирания, когда в последние годы уровень смертности превысил уровень рождаемости.

    Охарактеризованная выше экономическая ситуация не может сохраняться долго. Она неизбежно перерастет в один из возможных сценариев развития событий.

    Альтернативы на будущее. Сценарий первый. Шокотерапия доводится до логического конца без социального взрыва. Этому может способствовать обмен индустриально развитыми странами, прежде всего США, нескольких десятков или даже сотен миллиардов долларов (это не так много, если учесть, что 150 млрд. долларов в их распределении на душу населения эквивалентно всего 1 тыс. долларов или полумесячной зарплате американского рабочего) на рубли, которые будут направлены на приватизацию львиной доли национального достояния России при условии замораживания оценки основных фондов на уровне, в десятки и сотни раз меньшем их реальной стоимости. Полученные в результате этой сделки доллары (за минусом их большей части, разворованной коррумпированным чиновничеством) были бы использованы для сохранения режима, обеспечивающего неприкосновенность собственности иностранного капитала почти на все национальное достояние России (подкормка взрывоопасных социальных слоев и регионов, финансирование силовых структур подавления народного недовольства и т.п.).

    При осуществлении этого сценария в России сохраняется лишь топливно-энергетический комплекс и сырьевые отрасли, ориентированные на экспорт, развиваются экологически грязные производства, развертывается сеть захоронения вредных отходов со всего мира, создаются отдельные курортные зоны, в которых земля продается наиболее богатым иностранцам. Развивается также социально-бытовая инфраструктура по обслуживанию этих сохраняемых отраслей, финансируется режим власти и силовые структуры, обеспечивающие незыблемость колониального статуса страны.

    Все другие отрасли народного хозяйства, включая науку, массовое высшее образование, культуру, обрабатывающую промышленность, товарное сельское хозяйство, обречены на уничтожение, соответственно обречено на вымирание занятое в них население (более половины россиян).

    Обречены на банкротство и российские структуры в сфере частного бизнеса, как неспособные выдержать конкуренцию с нахлынувшим в страну неизмеримо более мощным мировым финансовым капиталом.

    Сценарий второй. В нем шокотерапия также доводится до логического конца (массового банкротства предприятия, в том числе жизнеобеспечивающих отраслей, чего уже давно добиваются шоко-терапевты), но при этом сопровождается мощным стихийным социальным взрывом, неизбежно бросающим страну в пучину экономического хаоса, из которого регионы страны станут выбираться поодиночке, образуя нежизнеспособные государства, которые чуть раньше или позже станут объектами для иностранной агрессии.

    Сценарий третий. Курс шоко-терапевтических реформ сменяется на восстановление централизованной плановой экономики, но служащей, причем замаскированно, интересам мирового финансового капитала, а не собственного народа. При этом вводится политический режим жесткой диктатуры, на вооружение берутся патриотические лозунги, сменяются декоративные политические фигуры, занимающие высшие государственные посты, но реальная власть остается прежней. Под прикрытием выпадов против США и всего Запада, национальное достояние России будет попрежнему вывозиться в эти страны, но уже так, что при жесточайшей цензуре и терроре тайной полиции рядовой гражданин этого даже не заподозрит. Он будет ошибочно думать, что напряженно работает и затягивает пояс ради процветания России в будущем, окруженной одними врагами и доведенной до разрухи шоко-терапевтами, которых сумели, наконец, изгнать патриоты.

    Сценарий четвертый. В нем тоже восстанавливается централизованная плановая экономика, но служит она не мировому финансового капиталу, как в предыдущем сценарии, а узкому слою властолюбивых догматиков, которые будут допускать только жизнедеятельность, укладывающуюся лишь в рамки их идеологических стереотипов и личных амбиций.

    Сценарий пятый. В нем курс шокотерапии кардинальным образом сменяется на тщательно продуманную экономическую реформу, модель которой не импортируется изза рубежа, а разрабатывается российскими специалистами, хорошо знающими свою страну и болеющими за ее судьбу. Зарубежный опыт при этом не игнорируется, но его использование носит сугубо соподчиненный характер с учетом приспособления к российской специфике.

    Развитие событий по этому сценарию, наиболее благоприятному для нашей страны, предполагает развенчание внедренных в общественное сознание мифов и глубокое осмысление идеологии экономических реформ.

    Экономические мифы по поводу реформирования. Средства массовой информации внедрили в массовое сознание ряд мифов, препятствующих экономическому выздоровлению страны. При более или менее пристальном анализе эти мифы не выдерживают критики.

    Миф первый: «Для экономического процветания в будущем необходимо на ряд лет снизить жизненный уровень населения».

    Такое снижение означает сокращение строительства жилья, производства предметов потребления, в том числе продовольствия и т.п. При этом люди должны неизбежно меньше и хуже работать, что связано с потерей стимулов к труду. Подобный рецепт оздоровления экономики ассоциируется с обманщиком из сказки «Голый король». Вполне естественно, если часть населения, занятая ранее непроизводительным или малопроизводительным трудом, станет жить хуже в сравнении с прошлым. Но зато другая, занятая высокоэффективным трудом часть населения, должна заметно повысить свои реальные доходы. В целом же население при осуществлении разумных реформ должно день ото дня повышать жизненный уровень. Миф шоко-терапевтов о неизбежном затягивании поясов на пути сконструированной ими реформы понадобился для того, чтобы оправдать обогащение небольшой прослойки населения за счет обнищания основной массы народа. Ведь при отсутствии экономического роста почти мгновенное формирование слоя особо богатых людей возможно только за счет перераспределения общественного богатства в их пользу. Например, для того чтобы один нувориш купил себе «Мерседес», если только он не создал силой своего таланта эквивалентной этому автомобилю ценности, нужно лишить возможности десять россиян приобрести себе «Жигули». Поскольку нувориши, за редчайшим исключением, ничего ценного не создают, а только перераспределяют созданное другими  через спекулятивно-посреднические    сделки, их ческие сделки, их обогащение происходит за счет обнищания основной массы населения.

    Миф второй: «Россия должна интегрироваться с мировым рынком, причем возможно быстрее и сразу, одним махом».

    Реализация одного этого мифа, даже без всякого злого умысла, означает уничтожение всей обрабатывающей промышленности страны и товарного сельского хозяйства, так как по законам мирового рынка подлежат ликвидации все предприятия и целые отрасли, продукция которых неконкурентоспособна (низкое качество, высокие издержки) или не допускается до потребителя транснациональными корпорациями, уже поделившими между собой сегменты мировой экономики.

    К сожалению, большая часть продукции обрабатывающих отраслей промышленности и сельского хозяйства в России неконкурентоспособна на мировом рынке, так как:

    - своевременно не был совершен виток научно-технической модернизации производства, связанный с переходом на технологии, сберегающие сырье и энергию;

    - дальние транспортные перевозки изза большой территории и холодный климат резко повышают энергоемкость, как промышленности, так и сельского хозяйства.

    Миф третий: у российской экономике абсолютно все плохо, а западная экономика служит образцом совершенства» (распропагандированная теория Ф. Фукоямы, объявляющая западный образ жизни венцом человеческой цивилизации, знаменующей конец истории в смысле завершения социального прогресса).

    Творцы этого мифа сопоставляли самые слабые и непривлекательные стороны советской экономики с рекламными витринами западного образа жизни.

    При этом игнорировались:

    - положительные достижения советского периода, связанные с прорывом СССР на передовые рубежи в мире по ряду направлений научно-технического прогресса, прежде всего в космической сфере, развитием науки и образования, культуры, обеспечением социальных гарантий всему населению, начиная от бесплатного жилья и кончая бесплатным образованием, медицинским обслуживанием, широким доступом к достижениям науки и культуры (причем все это было достигнуто не за 200 лет развития капитализма, а всего за период 70 лет, прерываемый войнами и разрухой, в стране с холодным климатом и огромной территорией, что требует повышенных энерго-затрат);

    - разрушительный для биосферы планеты характер западной экономической модели, ориентированной на самовозрастание капитала в острой конкурентной борьбе, что предполагает наращивание производства и сбыта все большего количества новых предметов потребления (типа симбиоза унитаза с компьютером, говорящих фотоаппаратов и т.п.) за счет хищнического уничтожения среды обитания (то, что биосфера планеты не выдержит долго отравления природы, признано всеми специалистами-экологами, но то, что это отравление является прямым следствием самовозрастания капитала, превращенного в ведущую силу человеческой цивилизации, тщательно замалчивается);

    - коммерциализация средств массовой информации в западном мире (теперь и в России) связана с их монополизацией мировым финансовым капиталом, который, преследуя двуединую цель (выжимания из них максимума прибыли и насаждения через них неутолимой жажды потребительства, необходимой для создания спроса на все новые, часто совершенно излишние для нормального человека товары), заполняет телевизионные экраны сексом, насилием, рекламой, следствием чего является деградация общественных нравов, наркомания, сексуальные извращения, вовлечение молодежи в преступные группировки, что в перспективе чревато тотальной криминализацией всего прозападно ориентированного мира; превращение типичного гражданина западной страны, прежде всего США, в узкоспециализированного биоробота, потребляющего американизированные суррогаты культуры и продукцию шоу-бизнеса, пребывающего на протяжении всей жизни, превращенной в гонку за престижными предметами потребления, в состоянии глубокого стресса, связанного сначала со страхом потери работы и превращения в бомжа при покупке жилья в многолетнюю рассрочку, а затем с выжиманиями из себя всех соков для оплаты баснословно дорогих медицинских услуг;

    - фантастическое разрастание спекулятивного и фиктивного капитала в западном мире, сопровождаемое колоссальной эксплуатацией всего населения планеты и чреватое сокрушительным мировым экономическим кризисом;

    - растущая криминализация западной экономики, тотальная коррупция государственных чиновников;

    - обогащение западных стран за счет природных ресурсов стран третьего мира и продление собственного индустриализированного комфортного существования в условиях съедания биосферы планеты при недопущении экономического развития на базе новейших технологий за пределами клуба индустриально развитых стран.

    Отмечая недопустимость одностороннего сопоставления худших черт советской экономики с лучшими достижениями стран Запада, мы не намерены впадать в противоположную крайность: односторонне противопоставлять достижения советской системы порокам Запада. Необходим трезвый, всесторонний анализ, позволяющий видеть и плюсы, и минусы, как в советской экономической модели, так и в западной с тем, чтобы соединять лучшие черты своего хозяйства с заимствованным положительным зарубежным опытом. Напротив, соединение всего худшего, что было в советской экономике, с самым худшим из капиталистического хозяйствования, столь характерное для реформ, осуществляемых в России, ведет к катастрофе.

    Миф четвертый: «Никуда не годную старую экономику нужно одним махом разрушить до основания, а потом начать строить новую экономику по западному образцу в соответствии с лозунгом: пропасть можно перепрыгнуть только одним прыжком».

    Разрушение всего и вся в экономике России вытекает из предыдущего мифа о том, что в ней абсолютно все плохо. При ее разрушении до основания невозможно будет создать эффективное хозяйство на пустыре и с голыми руками, тем более при жизни современных поколений. Развитое капиталистическое хозяйство создавалось постепенно, ступенчато, в течение двухсот лет. У России такого срока нет. К тому же современный мир не допустит существования исторического оазиса, где будет в течение двух столетий повторяться традиционный капиталистический путь. Такой «оазис» очень быстро превратится в колонию со всеми вытекающими отсюда последствиями для россиян.

    Что касается перепрыгивания пропасти одним прыжком, то у России нет нужды через нее прыгать, ей необходимо возможно быстрее уйти от края бездны, к которому подвели страну шоко-терапевты.

    Миф пятый: «Экономическое процветание России возможно только на основе западных капиталов и под руководством западных экспертов, для чего необходимо осуществлять экономическую реформу по модели МВФ, исходя из того, что Запад заинтересован в ускоренном превращении России в экономически процветающую страну».

    Западный капитал целесообразно использовать лишь в качестве дополнения к внутренним ресурсам на взаимовыгодных основах. Производительный западный капитал, а не спекулятивный типа МВФ, стремится не в страны, добровольно становящиеся на колени перед Западом, а в государства, стабильно развивающие свою экономику с опорой на собственные силы, примером чего служит Китай. Именно в эту страну усиленно притекает производительный западный капитал, именно ей США предоставил режим наибольшего благоприятствования во внешних экономических связях, несмотря на то, что Китай, вопреки рекомендациям МВФ, избрал собственную экономическую модель и игнорирует требования США о «демократизации и соблюдении прав человека». Напротив, Россия, целиком шедшая до недавнего времени в фарватере США, строящая свою экономическую систему по модели МВФ, вместо инъекций западного капитала получает жалкие подачки в долг, тем не менее, закабаляющие страну. США до сих пор не предоставили России режима наибольшего благоприятствования. Это лишний раз доказывает, что Запад больше всего ценит не демократию и права человека при одобрении лидерами Запада расстрела российского парламента), а силу и выгоду.

    Западные советники (больше всего их из США), наводнившие все российские министерства, действуют исходя из собственных, но никак не российских, интересов. Их советы приводят к обогащению Запада за счет разорения России. При этом существенная часть «экономической помощи» Запада, предоставляемой в кредит и закабаляющей страну за счет роста внешнего долга, идет на оплату западных экспертов, гонорары которых в десятки и сотни, раз превышают зарплату лучших российских специалистов.

    Миф шестой. «Монетаристская экономическая модель М. Фридмана, импортированная в Россию при помощи его ученика бывшего одно время советником Президента РФ Б.И. Ельцина Д. Сакса, служит апробированным всем мировым опытом средством, обеспечивающим экономическое процветание страны по западному образцу».

    Вся сущность монетаризма сводится к передаче управлении всей экономикой «невидимой руке рынка», при минимизации вмешательства государства в народное хозяйство, ограничении государственного регулирования лишь контролем за количеством денег в обращении.

    То, что западные страны достигли процветания благодаря монетаризму, является беззастенчивой ложью. Отец современного монетаризма, уже разменявший восьмой десяток лет, М. Фридма» недавно с возмущением заявил, что в его молодости государство  США распределяло 10% национального дохода, а в настоящее время эта доля достигла 50%); это свидетельствует о том, что США уже не столько капиталистическая, сколько социалистическая страна.

    Действительно, западные страны, в том числе США, вышли из мирового экономического кризиса конца 20х — начала 30х годов и обеспечили себе долгосрочное экономическое процветание, но благодаря монетаризму, а вследствие взятия на вооружение кейнсианской экономической модели, что означало вмонтирование элементов социалистического хозяйствования в капиталистическую систему.

    Монетаризм, как система тотального господства свободного ничем не ограниченного рынка (отдельные элементы монетаризма I сочетании с иными способами госрегулирования экономики — со всем другое дело), является товаром, предназначенным не для внутреннего потребления в индустриально развитых странах, а ориентированным исключительно на экспорт с целью превращения потребляющих его стран в колонии Запада.

    Миф седьмой. «Единовременному ускоренному реформированию подлежат абсолютно все стороны экономической жизни (как и всей российской жизни в целом)».

    Если начать реформировать все сразу, даже по весьма разумным планам, одно лишь тотальное реформирование всего и вся пожарными темпами способно разрушить экономику, ввергнуть в хаос общественную жизнь, так как всему новому для утверждения и закрепления нужны точки опоры в чем-то устоявшемся.

    Старое может демонтироваться только после того, когда жизненно важная функция выполняется недостаточно хорошо или даже плохо (по старому), чем не выполняется совсем (на не успевший сформироваться новый манер).

    Миф восьмой. «Существуют только две общественные экономические системы, капитализм западного образца и социализм коммунистического советского типа, причем первый доказал свои всесторонние преимущества перед вторым и одержал историческую победу. Все государства, еще не являющиеся капиталистическими индустриально развитыми странами, должны будут рано или поздно принять западную модель экономического развития».

    В действительности экономическая система любой страны многогранна, в ней присутствуют в различной комбинации элементы и капитализма, и социализма, и традиционного национального хозяйства. Чистого капитализма нигде не существует, точно так же ни в одной стране распавшейся мировой соцсистемы не было ни одной чисто социалистической страны. Все они в разной степени включали в свой хозяйственный механизм существенные элементы рыночно-капиталистических отношений, в особенности из сферы государственного капитализма, с допущением элементов частной собственности.

    Не капитализм одержал историческую победу над социализмом, а конкретные сочетания элементов капитализма, социализма, исторической преемственности в странах Запада взяли временный верх над другим сочетанием элементов социализма, капитализма и национальных традиций в СССР и странах Восточной Европы.

    Прежние сочетания этих и аналогичных им элементов в России, бывших союзных республиках и соцстранах уже никогда не повторятся. Однако новый, будущий узор системообразующих элементов при их трансформации и развитии, добавлении к ним новых, может оказаться более эффективным, а главное, более гуманным и духовно возвышенным в сравнении со странами Запада.

    Миф девятый. «Нет ничего хуже тотальной социалистической экономической системы, а потому лучше все что угодно, но только не возвращение к ней».

    Существуют, вообще говоря, могут существовать и другие социально-экономические системы, которые как значительно лучше, так и намного хуже той системы, которая господствовала в распавшемся СССР. Разрушение прежней системы совсем не гарантирует народу светлое будущее. Его может ожидать и массовое вымирание по законам мирового рынка, не знающего социальной защиты, обеспечиваемой лишь государством, ориентированным на социальные интересы. Нельзя исключить и утверждение под новой идеологической маской крайне жестокой тоталитарной системы, в сравнении с которой прошлый советский строй покажется раем.

    Типичный прием политиков обманщиков: демонизировать своих противников, произвольно навешивая демонические штампы на всех инакомыслящих.

    Миф десятый. «Нравственно то, что эффективно. Эффективная экономика автоматически обеспечит народу благосостояние. Кто не может процветать в условиях свободного, ничем не ограниченного и не регулируемого рынка, должен винить лишь самого себя. Государство не обязано за счет средств налогоплательщиков содержать интеллектуалов, деятелей искусства, литераторов и т.п., которые не смогли найти себя на рынке. Жизнь должна заставить их найти себе пропитание, в том числе за счет физического труда или работы в сфере бытовых услуг».

    Этот миф удаляет из экономики духовное, нравственное начало, без чего она превращается в царство плутократии.

    Многие общественно полезные виды труда приносят эффект лишь в будущем и потому не могут найти признания на рынке. Ориентация труда лишь на рынок лишает общество духовно-интеллектуальной перспективы, которая не может осуществляться за счет продажи на рынке, но требует финансирования со стороны государства или меценатов, которые в современной России пока отсутствуют.

    Социальные гарантии всем гражданам, в том числе возможность бесплатного получения образования, в долгосрочном плане не противоречат росту экономической эффективности, а наоборот, обеспечивают ее тем, что повышается качество рабочей силы — фундамента прогресса.

    Миф одиннадцатый: «Экономические проблемы решаются чисто экономическими методами, на основе мирового опыта, доказавшего их незыблемость».

    Экономические проблемы, особенно в России, не имеют чисто экономического решения, предполагая цельный спектр взаимосвязанных мер: политических, социальных, идеологических. Та же самая экономическая модель в различных политических, социальных, идеологических ситуациях может приводить к диаметрально противоположным результатам.

    Миф двенадцатый: «Национальные особенности любой страны, в том числе России, являются не более чем уклонением от столбовой дороги мировой цивилизации, венцом которой являются страны Запада. Выход на путь процветания предполагает ориентацию лишь на мировой опыт западного образца. Всякие уклонения к национальным особенностям и традициям означают лишь уклонения от магистрали мирового прогресса».

    Экономика страны может успешно использовать мировой опыт только при условии его органического соединения с национальными традициями, как это имело место, например, в Японии.

    Подлинно прогрессивный мировой опыт основан на творческом взаимодействии экономических моделей разных стран, при сохранении каждой из них своего собственного социально-экономического лица.

    Бездумная американизация российской жизни под флагом мирового опыта способна лишь вызвать социальный взрыв. Например, россияне не смирятся с тем, что частный хозяин будет выселять их из жилого дома за долги по квартирной плате, достигающей одной трети заработка квалифицированного специалиста.

    Миф тринадцатый: «Альтернатив избранному курсу нет».

    Этот миф являет собой гипнотическое социальное внушение, основанное на монополизации средств массовой информации, не позволяющей довести до общественного сознания достаточно подробную информацию о реально существующих альтернативах. Когда же обрывки сведений о них все же доходят до общественного сознания, на них тут же навешивают демонизированные ярлыки.

    Заметим, что те же самые теле-радио-газетные пропагандисты, сделавшие себе карьеру на утверждениях об отсутствии у человечества альтернатив коммунизму, теперь взахлеб кричат об отсутствии альтернатив курсу проводимых реформ.

    Догматический, лишенный гуманности коммуно-большевизм, но только взятый с противоположным знаком, тем самым превращенный в бесчеловечный капитализм, является духовным, сущностным стержнем шоко-терапевтов.

    Корни экономического кризиса и механизм развала российской экономики. Без выяснения причин и механизма нарастания кризиса экономики невозможно разработать программу оздоровления и развития народного хозяйства.

    Эти причины и механизм имеют, прежде всего, внутренние корни. Без них никакое внешнее навязывание России губительной социально-экономической модели не могло бы иметь успеха.

    Корни кризиса российской экономики имеют свою предысторию, связанную сначала с тотальным перераспределением собственности, последовавшим после событий 1917 г. насильственными методами на почве материалистической религии в виде марксизма-ленинизма, а затем с не менее тотальным новым перераспределением собственности, осуществляемым методом обмана и манипулирования общественным мнением через СМИ на основе потери веры в государственную идеологию и путем трансформации властных полномочий чиновников в частный капитал.

    Новый процесс перераспределения собственности явился неизбежным следствием идеологического разложения и ослабления компоненты насилия в общественной системе, созданной в России коммунистами, и прошел три этапа:

    I           этап начался с середины 50х годов и продлился до начала так называемой перестройки. На этом этапе в среде всевластного партийно-государственного аппарата постепенно нарастала коррупция, должностные посты все более трансформировались в места, обеспечивающие личное обогащение путем продажи управленческих решений в форме взяток деньгами или взаимообразных злоупотреблений служебным положением. В итоге вся пирамида централизованной власти оказалась подточенной изнутри коррупцией, приобретшей почти тотальный характер.

    II             этап длился с 1985 по 1991 г. Он характеризовался подготовкой под маской перестройки открытой тотальной трансформации властных постов в частные капиталы.

    III            этап начался с распада СССР и взятия на вооружение шокотерапии на монетаристский манер. Он связан с широко афишируемой заменой планово-распределительной системы, именовавшейся социализмом, на стихийный и хищнический капитализм уже давно ушедшей в историю эпохи первоначального накопления капитала. Соответственно слабо камуфлированное массовое разворовывание и растаскивание государственной собственности сменилось ее юридически оформляемым в виде приватизации почти безвозмездным присвоением. При этом через сознательно запущенный механизм галопирующей инфляции, с которой власть боролась лишь на словах, началась беспрецедентная в истории легализованная приватизация денежных средств государства через передачу ссуд ЦБ коммерческим банкам под процент, значительно более низкий, чем уровень инфляции (сопровождаемый спекулятивным прокручиванием существенной части государственных денег в результате их хранения на счетах в коммерческих банках).

    Процесс личного обогащения и формирования слоя капиталистов за счет разложения всей структуры власти, следовательно, целиком ориентированной на нее экономики, носил стихийный, спонтанный характер с использованием лишь локального социально-экономического конструирования, направленного на обогащение отдельных коррумпированных групп.

    Идейно деградированные, морально разложившиеся чиновники и заправилы теневой экономики даже не попытались выработать социально-экономическую модель преобразования экономики в своих же собственных интересах. Отсутствием такой модели воспользовались правящие круги западных стран, прежде всего США, с целью внедрения в экономику страны хозяйственного механизма, отражающего в конечном итоге их собственные интересы, но и умело использующего корыстные интересы деградировавшей части управленческой элиты общества.

    Внедрение в экономику России хозяйственного механизма, спроектированного в США, удалось осуществить при помощи пятой колонны, в течение многих лет выращиваемой зарубежными спецслужбами, а также при посредстве быстро расширившегося слоя компрадорской буржуазии.

    При этом политические и финансовые круги Запада преследовали цели:

    - ослабить экономический и военный потенциал России до такой степени, чтобы в случае смены режима власти резко ослабленная экономика не смогла обеспечить военного противостояния НАТО;

    - предотвратить возникновение на мировом рынке нового мощного конкурента в сфере «ноу-хау» и продукции обрабатывающих отраслей промышленности;

    - выкачать из России возможно больше ресурсов для укрепления и развития западной экономики, дальнейшего самовозрастания мирового финансового капитала;

    - превратить территорию России в свалку технологических отходов Запада, место концентрации грязных технологий, рынок сбыта залежалых товаров и продовольствия с просроченным сроком годности;

    - в возможно большей степени осуществить деиндустриализацию страны для сокращения нагрузки на биосферу планеты, что все более беспокоит правящие круги Запада;

    - скупить в России по бросовым ценам все то, что представляет ценность на мировом рынке или будет ее представлять, прежде всего, землю, природные ресурсы недвижимость, особенно с учетом грядущего глобального потепления климата, крайне отрицательного для США и отдельных стран Западной Европы и благоприятного для России, в связи, с чем уже через 15 лет многократно возрастет мировая цена на землю в России;

    - сделать российскую экономику колониальным придатком к Западу для его укрепления в противостоянии набирающему силу третьему миру, с учетом роста могущества Китая и инфильтрации третьим миром стран Запада изнутри в результате демографических факторов, связанных со значительно более высоким уровнем рождаемости у выходцев из третьего мира, что особенно опасно для США в связи с ростом его негритянского населения вплоть до численного преобладания над белыми.

    Развитие событий в России и западная реакция на них в последние годы убедительно показали, что лидеры Запада движимы именно этими интересами, а не общечеловеческими ценностями, борьбой за демократию и права человека.

    В конечном итоге в Россию был внедрен хозяйственный механизм удушения ее экономики, обеспечивающий реализацию в нашей стране интересов стран Запада, прежде всего США.

    Этот механизм характеризуется сочетанием и взаимодействием следующих звеньев:

    1.            Экономика страны оказалась резко переориентированной от выполнения директивных плановых заданий на стихийный рынок при одновременном подрыве основы его развития —платежеспособного спроса основной массы населения и достаточной величины собственных денежных средств предприятий (путем почти мгновенного обесценивания денежных накоплений населения, оборотных средств и амортизационных фондов предприятий изза резкого повышения всех цен в форме их либерализации и дальнейшего раскручивания инфляции; при этом цены на основные фонды действующих предприятий оказались в сотни и даже тысячи раз заниженными по отношению ко всем другим ценам, что подготовило почву для их скупки за символическую плату в ходе приватизации).

    2.            Введение сверхвысокого налогообложения привело к раскручиванию инфляции издержек производства, когда чрезмерные налоги (особенно НДС, недопустимый в условиях монополизма производителей) стали закладываться в цену и передаваться далее при взаимных поставках по межотраслевому обороту, по цепной реакции, до фантастических размеров увеличивая себестоимость продукции. В результате была создана ситуация искусственного банкротства подавляющего большинства предприятий, не могущих реализовать свою сверхдорогую продукцию российским потребителям, лишенным достаточного количества денег. Чтобы не впасть в цепную реакцию банкротства почти всех предприятий, они вынуждены: а) поставлять друг другу продукцию в долг, что вызвало лавинообразное нарастание взаимных неплатежей, которые увеличиваются, кроме того, и по причине выгодности задержки платежей, так как в условиях галопирующей инфляции и высокого банковского процента за хранение денег в банке начисляются крупные суммы; б) поставлять продукцию на экспорт, часто по демпинговым ценам; при этом получила распространение практика поставок по двойным ценам, когда по договору уплачивается низкая цена, а превышающая ее разница по отношению к реальной цене продажи (часто до ее двух третей) зачисляется на частные счета в зарубежных банках и не возвращается в страну.

    3.            В России осуществлена самая выгодная в мире финансовая авантюра, когда взамен подорванного рубля в денежное обращение страны внедрен доллар, что позволяет за продукцию одного печатного станка скупить целиком российское национальное достояние. Все внешнеэкономические сделки, в том числе снабжение россиян импортным продовольствием, поспешно вытесняющим продукцию удушаемого экономически отечественного сельского хозяйства, осуществляется на основе биржевого курса доллара к рублю, который определяется на основе соотношения цен лишь отдельных товарных групп и спекулятивных ожиданий, будучи в несколько раз завышенным относительно реальной покупательной способности доллара. За доллары, продаваемые на бирже, Россия отдает по демпинговым ценам наиболее ценные ресурсы, в том числе невосполнимые энергоносители и стратегическое сырье; затем эти доллары скупаются на бирже и переводятся в зарубежные банки; в итоге в других государствах остаются и российские ценности, и доллары, а нашей стране остается довольствоваться лишь обесценивающимися рублями, которые можно было бы и без того напечатать, не вывозя реальное богатство за рубеж.

    4.            У государства катастрофически не хватает денег на финансирование жизненно важных расходов, причем в условиях сверх стремительной распродажи почти всех государственных предприятий и драконовского налогообложения (86 коп. с каждого рубля дохода). Это ли не парадокс. Он объясняется тем, что приватизация осуществляется за символическую плату, а налоги замораживаются во взаимных неплатежах, и прежде чем деньги поступят в госбюджет, они успевают в несколько раз обесцениться в результате инфляции.

    5.            Вместо того чтобы резко снизить налоги, освободить от них доходы, направляемые на производственные инвестиции, финансировать жизненно необходимые государственные расходы за счет эмиссии и приватизации по реальным, а не по символическим ценам, при этом приведя денежную массу в соответствие с товарной массой, масштаб цен которой возрос в ть1сячи раз, тем самым борясь и с инфляцией, которая является не инфляцией спроса (тогда с ней можно было бы бороться жесткой денежно-кредитной политикой), а именно инфляцией издержек, под влиянием МВФ проводится политика ограничения денежной массы и сокращения расходов бюджета.

    При этом раскручивается цикл, удушающий экономику, по фазам:

    а)            ограничение денежной массы;

    б)           спад производства изза сокращения платежеспособного спроса;

    в)            рост цен по причине сокращения товарного предложения (чем меньше объем производства, тем выше цена отдельного изделия изза отнесения постоянных издержек на меньшее количество продукции и покупке товаров, более узким и платежеспособным кругом потребителей);

    г)            вынужденный выпуск в обращение дополнительных денег, но уже вдогонку, с опозданием (если бы эмиссия была совершена своевременно, объем производства был бы существенно больше, а уровень цен соответственно ниже);

    д)           обесценивание рубля, т.е. нарастание инфляции. Затем под лозунгом борьбы с инфляцией вновь ограничивается эмиссия. Цикл замкнулся, начав раскручиваться на следующем витке. Так по спирали от витка к витку, все более узкому, развертывается шоко-терапевтический процесс удушения российской экономики и уничтожения хозяйственным способом большей части российского населения, которая не вписывается в насаждаемую колониальную структуру хозяйства.

    6.          Наряду с официальной экономикой сформирована экономика теневая, охватывающая до 40% товарно-денежного оборота страны, с замкнутым циклом наличного денежного обращения, без передачи денег в банки, со своими налогами в форме рэкета. Основу теневой экономики составляют спекулятивно-посреднические сделки. Она служит тем фильтром, через который материальные ценности и доллары односторонним потоком перетекают за рубеж. Кроме того, теневая экономика формирует слой относительно богатых людей, на спрос которых все более ориентируется российская экономика. Тем самым крайне болезненно деформируются ее основные пропорции. Следствием являются такие явления, как выпуск кастрюль на оборудовании, предназначенном для производства технически сложной продукции, перепрофилирование продовольственного магазина в салон по продаже дорогих импортных автомобилей и т.п.

    7.            Механизм удушения экономики носит селективный характер, уничтожая в первую очередь те отрасли хозяйства, от которых зависит будущее процветание России (наука, образование, научно-технический потенциал и производственные мощности ВПК, необходимые не только для обороны, но и для эффективной конверсии, вместо чего происходит их разбазаривание) и обеспечение жизненных потребностей страны (товарное сельское хозяйство, и параллельно с переориентацией отраслей топливно-энергетического комплекса с удовлетворения внутренних потребностей страны на экспортные поставки). Одновременно обеспечивается относительное материальное благополучие работникам отдельных производств сверх уровня производительности их труда (средняя месячная зарплата работников Автоваза составляла более 75 минимальных окладов; зарплата уборщицы московского метрополитена, называемой теперь машинистом уборочной машины, в два раза превышала оклад профессора и т.п.). Выправление соотношения заработных плат по видам производства пропорционально их эффективности, что придется делать при оздоровлении экономики, чревато вспышками недовольства со стороны работников, чья зарплата в настоящее время неоправданно завышена за счет монопольного взвинчивания цен.

    8.            Ориентация топливно-энергетических отраслей на мировой рынок и его цены. Соответственно их проецирование на услуги транспорта, потребляющего топливо по ценам, приближающимся к мировым, порождает внутри страны ножницы цен между взвинченными ценами на топливо и услуги транспорта, с одной стороны, и ценами на продукцию отраслей, ориентированных на нищающего потребителя внутри России и не могущих соответственно повышать цены (прежде всего на продукцию агропромышленного комплекса) — с другой. В итоге происходит удушение большинства жизненно важных отраслей хозяйства, которые не в состоянии ассимилировать мировой уровень цен на топливо и транспортные услуги и в конечном итоге вынуждены будут прекратить свое существование изза недоступности для них топлива и транспортных услуг. Этот элемент механизма удушения экономики обрекает большую часть населения страны не только на голод (пока еще на недоедание, укорачивающее жизнь), но и на вымирание от холода, так как если в условиях сурового российского климата с населения брать плату за обогрев жилища на уровне мировых цен на топливо (именно к этому стремятся шоко-терапевты, пытаясь возможно быстрее отменить дотации на оплату жилищно-эксплуатационных расходов), отопление жилища станет не по карману большинству россиян.

    9.            Многократное занижение зарплаты работникам квалифицированного труда в сравнении с занятыми в других сферах деятельности приводит к уходу высококлассных специалистов на примитивные работы или переезду за рубеж. У молодежи теряется стимул приобретения высокой квалификации. Тем самым в корне подрывается человеческий потенциал, необходимый для процветания страны.

    10.          Расширение практики одновременной работы одного человека в нескольких местах, с целью сохранения своего жизненного уровня в условиях дикого рынка, подрывает здоровье нации, лишает людей досуга, отрывает их от культуры, самообразования, повышения квалификации, спорта. Тем самым внедрен механизм физического и духовного вымирания нации, лишения страны главной производительной силы — здоровых работников, обладающих высокой культурой и квалификацией.

    11.         Ускоренное создание обширной сети коммерческих банков, предоставление им кредитов ЦБ под процент, существенно меньший, чем уровень инфляции, обусловили: а) лишение производственной сферы денежных инвестиций, так как в сложившейся ситуации коммерческим банкам выгодно кредитовать в основном спекулятивно-посреднические сделки, что и имеет место; б) узаконенное разворовывание денежных ресурсов государства в форме возвращения ЦБ ссуды, во много раз обесцененной в результате инфляции.

    12.       Сочетание тотальной приватизации госсобственности с полной либерализацией внешнеэкономических связей (т.е. открытием российской экономики мировому рынку, в результате чего Россия еще дальше от него отдалилась, потеряв на нем многие свои позиции, но зато мировой рынок сам внедрился в российскую экономику и поработил ее), включая разрешение иностранцам участвовать в приватизации И открывать свои банки, предоставление иностранным инвесторам льгот, которых лишены отечественные предприниматели, являются наиболее важным и заключительным элементом экономического курса, навязанного России МВФ с целью скупки в конечном итоге всего ее национального достояния, превращения в колониальный придаток Запада.

    13.       Ориентированный на галопирующую инфляцию сверхвысокий банковский процент, замораживая становящиеся невыгодными в таких условиях инвестиции в реальный сектор экономики (при отказе от бюджетного финансирования обновления и развития производственной сферы), переносится также на издержки не только производства, но и раздутых без всякой меры спекулятивно-посреднических и торгово-коммерческих структур, что еще более подстегивает инфляцию, следствием чего является рост банковского процента. Его периодическое снижение вместе с ослаблением инфляции — явление временное в условиях продолжения прежнего экономического курса. В итоге не только растут цены на отечественные товары и услуги, но и цены на импорт поднимаются выше мировых цен в 1,5—3 раза при их пересчете в доллары по биржевому курсу. Раздутость коммерческо-посреднических структур, число которых во много раз превышает общественную потребность, с перенесением их доходов совместно с банковскими процентами на цены товаров и услуг при сокращении покупательной способности населения, неизбежно подводит к экономическому кризису в форме цепной реакции неплатежеспособности (банкротств) не только сферы производства, но и подавляющего большинства коммерческих структур, включая банки. В этом случае становится экономически выгодным только экспорт с оседанием выручки за рубежом, и нерентабельным импорт доброкачественных товаров, что приводит к наполнению российского рынка сверх залежалыми промтоварами и продовольствием с просроченными сроками хранения, причем по ценам, значительно превышающим цены мирового рынка на качественную продукцию.

    Ловушка МВФ. Россия оказалась пойманной на элементарный крючок МВФ. Эта организация, отражающая интересы мирового финансового капитала, предоставляет стране кредиты, но при условии проведения ею такой экономической политики, в результате которой из страны безвозмездно выкачивается в десятки и сотни раз больше ресурсов, чем величина выданных кредитов. Даже если они не возвращаются (невозвращаемый МВФ долг попавших от него в зависимость стран превысил 1 трлн. долларов), силы, стоящие за МВФ, все равно оказываются в колоссальной прибыли за счет экономического ограбления десятков стран. Россию манили якобы колоссальными кредитами, порядка 24—44 млрд. долларов, которые якобы должны были бы обеспечить ее экономическое процветание. Взамен от России потребовали внедрения в экономику хозяйственного механизма, скроенного экспертами МВФ. Россия такой механизм внедрила, и из нее за несколько лет выкачали ценностей на несколько сот миллиардов долларов. При этом она еще осталась должна около 150 млрд. долларов. Ей же в ответ из обещанных долларов дали во много раз меньшие суммы. Но даже если бы эти кредиты и были предоставлены в полном объеме, что изменилось бы? Ведь они представляют из себя весьма малую сумму в масштабе страны. 44 млрд. долл. в пересчете на душу населения России представляют собой всего 286 долларов или среднюю зарплату американского рабочего всего за три дня. Однако долларовые кредиты МВФ, будучи незначительными суммами по масштабам России, оказываются весьма крупными деньгами при разворовывании большей их части узкой группой чиновников, от которых зависит выбор и формирование экономической политики страны.

    Охарактеризованный выше механизм удушения российской экономики в конечном итоге ориентирован на уничтожение одной ее части, не вписывающейся в структуру мирового рынка, и трансформацию другой ее части в топливно-энергетический и сырьевой придаток Запада, с тотальным перераспределением российской собственности, не только государственной, но и частной, в пользу иностранных монополий при утверждении марионеточного режима власти, обеспечивающего колониальный статус кво, а также поставляющего на экспорт российских солдат под маской миротворческих сил для усмирения недовольства народов, бунтующих против «нового мирового порядка», архитектором которого является глобальный финансовый капитал со штаб квартирой в США. При этом четко прослеживаются два этапа. На I этапе происходит тотальное перераспределение государственной собственности в пользу части чиновников, директорского корпуса, различных коммерческих структур, ориентированных на спекулятивно-посредническую деятельность. Параллельно через механизм удушения экономики создаются условия, которые ставят в ситуацию банкротства сначала производительные предприятия, а затем и коммерческие структуры. На этом этапе отсутствует интенсивный приток иностранного капитала, который пока ограничивается созданием опорных и разведывательных точек для массированной стремительной скупки национального достояния России в будущем.

    На II этапе, если его удастся осуществить, иностранный капитал по бросовым ценам скупит все российские предприятия, доведенные до банкротства, а за продажу ему по символическим ценам земли и недр он обеспечит пропитание населения залежалыми продуктами во избежание социального взрыва, угрожающего смести прозападно ориентированный режим власти. При таком повороте событий произойдет массовое банкротство практически всех российских коммерческих структур, их владельцы лишатся всех капиталов, вложенных в дело, которые конфискуются за долги. Сыграв отведенную им роль на первом этапе, российские бизнесмены станут отработанным материалом и подлежат выбросу за борт деловой активности. Аналогичная судьба ждет и задействованную в приватизации часть директорского корпуса.

    Осуществление II этапа потребует от Запада дополнительных финансовых вливаний в Россию, которые будут:

    а) разворовываться чиновниками и тем стимулировать их к продаже страны на корню;

    б) использоваться на укрепление режима власти и его силовых структур как гарантии перераспределения российской собственности в пользу иностранного капитала и сохранения результатов этого перераспределения;

    в) расходоваться на нейтрализацию особо взрывоопасных для режима власти очагов социальной напряженности.

    Существует и другой сценарий реализации II этапа. Вместо того чтобы расходоваться на финансирование режима власти, мировой капитал провоцирует распад России на микрогосударства, власти которых по отдельности купить дешевле, а главное отпадает нужда финансировать те вновь образованные государственные образования, которые не имеют на своей территории достаточно привлекательных ценностей. Последний сценарий требует меньших расходов, но зато он чреват социально-политическими и экономическими катаклизмами в стране с мощным ядерным потенциалом, что чревато общепланетарной катастрофой. Колебания между чувством жадности и необходимостью обеспечения гарантий собственной безопасности свойственны мировой финансовой за кулисе. Однако если в России начнет утверждаться режим, ориентированный на ее национальные интересы, мировой финансовый капитал сделает все от него зависящее, чтобы развязать в стране гражданскую войну и расколоть ее на ряд малых и средних государств.

    Возможность изменения экономического курса. В самом процессе перехода от I этапа ко II содержится реальная возможность кардинального изменения экономического курса страны. Она связана с объективным разделением интересов нескольких миллионов обогащающихся россиян и того узкого слоя высокопоставленных и влиятельных лиц, которые реализуют в России сценарий МВФ. Дальнейшее развитие событий будет зависеть от того, сумеют ли директора, предприниматели, социально активные в личном обогащении граждане осознать, что им по5В0ЛИЛИ присвоить огромные ценности в процессе так называемых реформ только для того, чтобы при этом предельно ослабить государственную структуру страны, а затем экономическими методами отнять у них в спешке накопленные ими ценности, без опасения того, что на их защиту встанет государство, силы которого вконец подточены шокотерапией, не только экономической, но и политической.

    Если слой социально-активных россиян сумеет осознать ;вой подлинный, а не мнимый интерес, при этом сумев организоваться в силу, способную изменить политический и экономический суре страны, то многострадальная Россия вступит, наконец, на путь возрождения и процветания.

    <0id=4 style="text-align: center;"> Идеологические и политические предпосылки экономических преобразований

    Дезориентация и очищение общественного сознания. Еще древние греки подметили, что боги, прежде чем наказать человека, закладывают на его глаза повязку. То, что народы распавшегося ХСР движутся в направлении к пропасти, вряд ли требует комментариев. Отдельные люди склонны к самоубийству. Но чтобы само убийством кончали жизнь целые народы? Лишь повязка на глаза? может привести к такому финалу.

    Что же представляет собою эта повязка?

    Вернемся к недавней истории. С какой надеждой, радостью обновления встретило большинство населения великой державы горбачевскую перестройку. Однако всего за шесть с небольшим лет она расколола на части страну, некоторые ее народы погрузились I пучину гражданской войны.

    После событий августа 1991 г. многие граждане впали в эйфорию надежд на процветание России в самое ближайшее время, однако шокотерапия подвела народное хозяйство России к послед ней черте, многократно снизила жизненный уровень основной массы населения, расшатала всю систему власти до грани, за которой брезжит зловещее пламя хаоса. Массовая поддержка реформ сменилась тупым безразличием одних, разочарованием других, неприязнью и ненавистью третьих.

    За последние годы средства массовой информации буквально выплеснули в общество описание всех мыслимых и немыслимых ужасов, которые принес народам коммунистический режим. Но ведь в свое время миллионы людей не только искренне верили в идеала социализма и коммунизма, но и боролись за них, не щадя жизни опять повязка на глазах?

    Существует два типа повязок, вызывающих дезориентации поведения.

    Один тип повязки связан с высокими красивыми идеалами если идеал способен вдохновлять, то повязка обольщает. В самом общем виде схема трансформации идеала в обольщении такова: и: органичной идеальной цельности берутся лишь отдельные идеалы при игнорировании других; для осуществления, провозглашенные идеалов применяются тотальные методы борьбы с уничтожение всего, что не соответствует идеалам, причем в максимально короткий срок; главным орудием борьбы становится власть, которая быстро превращается в самоцель; первоначально дышащий жизненностью идеал постепенно превращается в застывшую маску; в противовес внедряются другие идеалы, после чего все продолжается в том же духе.

    Социалистические идеалы сами по себе не только не плохи, но и без них невозможно создание процветающего общества. Речь идет не о равенстве в нищете, а о социальной защищенности и справедливости, государственном регулировании экономики. Развитые страны Запада взяли на вооружение и осуществили многие идеалы социализма, не отказываясь от капиталистической системы хозяйства. В то же время идеалы личной свободы, предпринимательства, инициативы, соревнования во всех сферах жизни, конкуренции, в противовес монополизму, также являются необходимыми элементами здорового социума.

    Человек многогранен. Соответственно в гармоничном социуме должны быть воплощены разные идеалы, причем не в виде хаотичного плюрализма, а в качестве органичной цельности. В противном случае возникают бездушные, античеловеческие системы, к которым принадлежат как тоталитарный социализм, так и чистый капитализм, где царит дух наживы при использовании любых подручных средств.

    Если человек долго страдает от холода, он легко поверит в то, что его спасет тепло. Но если холод сменяется невыносимой жарой, то человеку может стать еще хуже. Аналогичным образом в 1977 г. Россию втянули в одну крайность. Теперь ее стремительно втягивают в противоположную. И если сейчас не применяется тотальный террор, то только потому, что пока на это не хватает сил.

    Радикальные псевдореформы, навязываемый России безальтернативный курс политических, экономических и идеологических реформ пронизаны тем же духом, что и люди, втянувшие Россию в пучину кровавых экспериментов, начатых в 1914—1917 гг. «Я понял французскую революцию, — писал В.Г. Белинский, — понял и кровавую ненависть ко всему, что хотело отделиться от братства с человечеством... Я теперь в новой крайности — это идея социализма, которая стала для меня идеей новой, бытием бытия, вопросом вопросов, альфою и омегою веры и знания. Все из нее, для нее и в ней. Я все более и более гражданин вселенной... Я начинаю любить человечество по-маратовски, чтобы сделать счастливою малейшую часть его, я, кажется, огнем и мечом истребил бы остальную». Точно так же, как и «неистовый Виссарион», радикальные реформаторы не остановятся ни перед чем для обеспечения счастливого капиталистического будущего для того меньшинства, которое уже разъезжает в дорогих иномарках мимо обреченных на ускоренное вымирание «совков», составляющих подавляющее большинство населения страны. «Перемены к лучшему, — писал Василь Быков, — могут произойти лишь за пределами физического существования нынешних поколений. Когда окончательно уйдут из жизни те, кто безнадежно отравлен ядом большевистской идеологии... Когда не только не останется ничего, напоминающего о последних резолюциях очередного съезда, но и ни одного деда и бабки, хранящих память о дефицитах, репрессиях, коллективизации... По-видимому, Моисей был человек умный, недаром же он водил свой народ по пустыне сорок лет, а не четыре года».

    Те, кто накопил солидные долларовые счета на спекуляции и обворовывании страны, спокойно могут дожидаться сорок лет и более. Им хватит и на них самих, и на детей, и на внуков. Основной же массе населения страны не остается ничего другого, как вымирать ускоренными темпами. Их дети и внуки, не получающие полноценного питания, лишенные возможности учиться, никогда не дождутся светлого будущего.

    Таким образом, ни тоталитарный социализм, ни дикий капитализм, являясь экстремальными крайностями, не способны обеспечить подлинного процветания страны. Лишь основываясь на здравом смысле, беря положительное и из социализма, и из капитализма, учитывая конкретную ситуацию, можно построить здоровое общество, эффективную экономику.

    Но здесь мешает уже повязка другого типа. В отличие от повязки обольщения эта повязка вызывает чувство апатии, безразличия, неверия ни во что и никому. Средства массовой информации десятилетиями внушали людям преимущества социалистического образа жизни. Затем за годы перестройки эти же средства массовой информации смешали его с грязью. Люди поверили радикалам, сделавшим себе авторитет на разоблачительном пафосе. Но реформы, навязанные ими обществу, все отчетливее показывают свой хищный оскал: цены опережают рост зарплаты; растет преступность; усиливается политическая нестабильность; уже нет надежды, что из всего этого в будущем родится нечто путное. В результате апатия стала массовой. Этому способствует и защитная психологическая реакция. Жить с мыслью о том, что впереди ждет катастрофа и нет никаких способов ее избежать, становится невыносимо. Чтобы уйти от душевного страдания, одни люди устраняются от политики, другие, главным образом пенсионеры, в качестве той же самой защитной реакции продолжают пассивно поддерживать власть. У этих людей уже в крови внедрена привычка голосовать так, как указывает им она. Представляемая радио и телевидением. Для них, воспитанных в системе абсолютного послушания власти, кажется чудовищным не пойти на выборы или референдум или пойти, но проголосовать против лиц, облеченных властью. Они так воспитаны, что в принципе не могут быть в оппозиции власти. Только благодаря таким людям до сих пор кое-как удавалось сводить концы с концами на референдумах и выборах, при этом набирая большинство лишь от числа явившихся на голосование, но не от большинства населения страны.

    Есть еще один фактор, скрепляющий повязку апатии. Шоко-терапевтический курс реформ — это беда. Но где гарантия, что проводники очередного нового курса не ввергнут общество в еще большую беду?

    Последний аргумент наиболее существен и на нем нужно остановиться особо. Тем более что повязка апатии в условиях, когда нужно принимать срочные меры для предотвращения катастрофы, еще опаснее повязки обольщения, в свое время использованной Для подталкивания на дорогу, ведущую в пропасть.

    Есть два критерия, позволяющих определить, пойдет ли смена политико-экономического курса на благо народу или во вред:

    Во-первых, это верховенство закона над принципом революционной целесообразности. Причем закона, не остающегося на бумаге, а неукоснительно выполняемого вплоть до принятия самых жестких мер при его нарушении. Обратим внимание, что не только большевистские революционеры интернационалисты, но и современные большевики шоко-терапевты проявили полное пренебрежение законом.

    Во-вторых, это ориентация не на разрушение, а на созидание. Никакое созидание невозможно на пустом месте. Реформирование всего и вся одним махом, в предельно сжатые сроки способно только все разрушить. Говоря о созидании, всегда нужно иметь в виду ответы на Вопросы: «Какие элементы созданного за долгие годы советским народом необходимо сохранить, развить, приумножить? Что именно нуждается в решительном преодолении? Кто именно, какие социально-политические силы способны организовать процесс выздоровления страны?»

    Радикальные идеологи, односторонне акцентировав внимание на недостатках и преступлениях прошлого, представив все прошлое в сплошном черном цвете, тем самым закрыли возможность использования того положительного, без чего невозможны никакие созидательные реформы. Войдя во власть, радикалы стали в бешеном темпе уничтожать производительные силы общества, его защитную иммунную систему (армию и спецслужбы).

    Этому разрушению нужно немедленно поставить надежный заслон.

    Преобразование политической системы. Политическая власть в современной России на начало 2000 г. — это президентская республика, основанная на формальном всевластии Президента при почти полном бесправии законодателей, отсутствии сколь-нибудь действенного контроля за исполнительной властью и произволе чиновников всех уровней, внешне демонстрирующих преданность Президенту, а на деле принимающих решения по своему разумению или корысти.

    Такая система власти базируется на силовых структурах и поддерживается пестрым конгломератом различных социальных сил.

    Национальная трагедия октября 1993 г. и последующие события еще раз показали, что в России главенствует не закон, а сила. Судьбу политической власти решают силовые структуры, но они сами ориентированы в конечном итоге на определенную расстановку социальных сил в стране.

    Сложившейся форме политической власти соответствует определенное содержание, которое и составляет суть общественно-политического режима. Она сводится к растаскиванию государственной собственности многомиллионным слоем людей, допущенных к власти и теневым связям, обладающим значительными денежными накоплениями в основном криминального происхождения.

    Этот многомиллионный слой людей, социально наиболее активных, занимающих властные посты на всех уровнях иерархии власти, в том числе и в силовых структурах, вызрел внутри монолита тоталитарной власти в его коммунистической оболочке стихийно, как результат естественного развития социальных процессов. У этого слоя пока нет ни собственной идеологии, ни объединяющего центра. Идеологию и координацию действий в этот слой новой буржуазии внесли извне с помощи пятой колонны, которой удалось направить экономические реформы по шоко-терапевтическому сценарию в русле колонизации страны.

    В итоге взаимодействия внутренних социальных сил и внешнего влияния был запущен процесс, который не удалось остановить ни в августе 1991 г., ни в октябре 1993 г.

    Каковы возможные политические сценарии дальнейшего развития событий?

    Первый вариант. Шокотерапия, набравшая силу по инерции и продолжающая осуществляться даже при отсутствии в правительстве ее архитекторов, приводит экономику страны к катастрофе, что вызывает мощный социальный взрыв. В такой ситуации в активную политическую жизнь вовлекаются десятки миллионов людей, до того не принимавших участия в политической борьбе. На этой волне к власти может прийти непримиримая оппозиция, которая попытается навести элементарный порядок в стране самыми жестокими мерами, после чего дальнейший курс развития страны непредсказуем, так как непримиримая оппозиция не однородна, ее объединяет только борьба с общим врагом. Стремление восстановить социальную справедливость притягивает многих людей к изъятию у новой российской буржуазии прихватизированных богатств. Однако за социальную справедливость, возможно, придется заплатить гражданской войной. Ситуация может еще более усугубиться, если борьба за социальную справедливость будет сопровождаться акциями по силовому восстановлению распавшегося СССР в прежней или обновленной форме.

    Второй вариант. Шокотерапия доводится до логического конца. В результате прихватизированная собственность в искусственно созданных условиях банкротства российских производителей (удушение налогами в сочетании с полной открытостью мировому рынку при отсутствии государственного протекционизма) скупается иностранцами по бросовым ценам. При этом подавляющее большинство российских коммерческих структур разоряется. Многомиллионный слой социально активных людей, обогатившихся на шоко-терапевтических реформах (за исключением тех, кто перевел накопления в доллары и удовлетворится положением рантье) превратится из союзника в противника режима. В сочетании с недовольством основной массы населения, лишенной социальной защиты в экономике колониального типа, это будет постоянно создавать очаги социальной напряженности, чреватые вспышкой гражданской войны. Далее следуют такие возможности: утверждение колониального режима силой хорошо вооруженных наемников и жестокими репрессиями; захват территории России рядом стран; глобальная ядерная катастрофа, начатая пуском российских ракет на территорию агрессоров; ликвидация колониального режима и утверждение власти, ориентированной на национально-государственный интерес (в самых различных вариантах).

    Третий вариант. Возможность развития событий по этому варианту только зарождается, но, тем не менее, он наиболее вероятен и благоприятен для России, Социально-политический паралич основной массы населения страны во многом обусловлен тем, что она ощущает, даже если многие и не осознают этого, пагубность обоих вышеизложенных вариантов. Это проявляется в том, что подавляющее большинство населения не поддерживает ни шоко-терапевтов, ни непримиримую оппозицию.

    Основу для осуществления третьего варианта составляет неизбежный раскол в среде социально-активных обогащающихся людей: на основную массу российских предпринимателей и бизнесменов; на узкую прослойку шоко-терапевтов, обладающих влиятельными позициями во властных структурах и монополизировавших средства массовой информации. Если национально ориентированные представители российского капитала сумеют создать коалицию с трезво мыслящими государственниками, сгруппируют вокруг себя массу разрозненных интеллектуалов, тем самым способствуя созданию новой духовной элиты России, служащей родной стране в противовес тем, кто тиражирует схемы и рецепту, поставляемые с Запада, страна вступит, наконец, на путь оздоровления и процветания.

    Какие экономические реформы необходимы в условиях третьего варианта, это вопрос особый. Здесь лишь предельно кратко очертим нашу позицию. России нужны не рыночная и не плановая экономика, а ориентированная на раскрытие потенций творческой личности гражданина экологическая экономика, соединяющая в се5е лучшие черты рыночно-капиталистического и планового социально-ориентированного хозяйства, причем не в виде их случайной смеси, а в виде цельной системы, построенной вокруг стержня национально-государственного интереса народов, населяющих страну.

    Попытаемся очертить проблему государственно-правового строительства обновленной России. В этом строительстве нужно учесть как историческую традицию страны, так и комплекс новых явлений, тенденции развития в будущем.

    Возрождая жизнеспособные традиции прошлого, из его анализа нужно одновременно делать выводы, чтобы не повторять старых ошибок.

    В общественное сознание россиян прочно внедрена мысль, что нашей стране исторически свойственно авторитарное правление, народу необходим единый лидер (вождь, диктатор), из чего делается вывод о предпочтительности президентского правления или монархии. В данной позиции истина смешана с весьма пагубным заблуждением.

    Действительно, Россия могла сформироваться как мощное государство только благодаря единоличному правлению таких личностей, как Иван Грозный, Петр I, И. Сталин. Вся соль в том, что России и ее народу в условиях обладания огромной территорией и наличия множества государств, претендующих на ее захват, приходилось брать на вооружение модель жесткой централизованной власти, позволявшей противостоять как внешней угрозе, так и попыткам раскола изнутри на отдельные княжества. Эта модель, будучи в своей сущности военно-мобилизационной, весьма эффективна перед лицом внешней и внутренней угрозы существованию государства. Она может быть оправданной и в будущем при перерастании экологического кризиса в экологическую катастрофу. Но эта же модель власти обладает серьезным изъяном в относительно длительные периоды мирного развития.

    При этом данный изъян проявляется в любом из возможных сценариев развития:

    1.            В случае талантливого, служащего идее великой России лидера осуществляются прогрессивные реформы, однако ценой непомерных жертв, плачевных упущений, так как какими бы выдающимися способностями ни обладал лидер, он один не может разобраться в механике всех сторон общественной жизни. Кроме того после форсированного рыбка вперед у народа наступает усталость нарастает стремление к спокойной жизни, рано или поздно ускоренное развитие сменяется застоем, переходящим в загнивание. Разрастается коррупция, подтачивающая основы государственной власти, что способствует вызреванию предпосылок разрушительной революции и гражданской войны.

    2.            При приходе к власти амбициозного лидера реформатора с заурядными способностями страна втягивается в состояние дезорганизации и хаоса, также чреватого революцией и гражданской войной.

    3.            Долгое пребывание на вершине власти заурядной личности втягивает страну в длительный период застоя.

    Какой же вывод можно сделать из уроков истории? Отказаться от мощной централизованной власти? Но тогда Россия начнет раскалываться на удельные княжества, тонущие во взаимных распрях, часто на этнической почве, становящиеся в конечном итоге добычей других государств. Сохранять всеми способами жесткую предельно централизованную власть? В этом случае мы неизбежно имеем один из трех сценариев, упомянутых выше. Где же вывод?

    Он может быть найден при четком функциональном разделении государственной власти по сферам деятельности. Речь в данном случае не идет о разделении власти на законодательную, исполнительную и судебную.

    Имеется в виду нечто другое:

    Во-первых, выделяется сфера власти, обеспечивающая правопорядок в стране, ее защиту от внешних и внутренних врагов. На эту сферу тоже распространяется деление на три ветви власти (законодательную, исполнительную, судебную) при ее центрировании на лидере, обладающем чрезвычайно высоким нравственным авторитетом в обществе. Будет он называться президентом, императором, царем и т.п., не столь принципиально. Было бы желательно, чтобы выборы такого лидера осуществлялись среди кандидатур, предварительно одобренных тремя ведущими религиозными конфессиями России: православием, мусульманством, буддизмом. Чтобы снять возражения по поводу ущемления прав других религиозных конфессий, можно было бы установить соответствующий барьер из числа верующих, выход за который предоставляет конфессии право участвовать в фильтрации лидера государства. Если пятипроцентный барьер установлен для политических партий, то почему он не может быть установлен для конфессий? Заметим, мы не предлагаем выбора лидера со стороны конфессий. Мы ведем речь лишь об их нравственной оценке претендента на лидера.

    Во-вторых, выделяется и другая сфера власти, охватывающая весь комплекс социально-экономических процессов, включая и осуществление соответствующих реформ. Здесь также, но на свой манер, предполагается разделение властей на законодательную, исполнительную, судебную, но при доминировании корпуса законодателей и коллегиальных форм правления.

    Функции обеих сфер власти должны быть четко разграничены. Одна сфера не должна вмешиваться в функции другой. Основным мостом их взаимосвязи служат единое правовое пространство, судебная власть, а также выделение доли национального дохода в распоряжение первой сферы.

    Первая сфера власти должна характеризоваться, прежде всего, стабильностью; консерватизм (но лишь после достижения оптимума в организации властной сферы) является ее наиболее характерной чертой. Необходимо создание исключительно прочного каркаса государственной власти, обеспечивающего, несмотря на консерватизм, простор развитию и условия для своевременного проведения действительно назревших реформ.

    При этом возникает проблема увязки стабильности государственной власти с обеспечением прав человека.

    У многих современных интеллигентов пользуется популярностью западная модель прав человека. Не говоря о ее недостатках, следует иметь в виду, что ее внедрение во многие страны с другой правовой культурой и при отсутствии должной материальной обеспеченности (техническое оснащение полиции и т.п.) способно вызвать в них политические потрясения, при которых в области прав человека наблюдается не прогресс, а колоссальный регресс — бросок в царство насилия, гражданских и межэтнических войн. Например, если бы Китай принял на вооружение американскую модель прав человека, он был бы вскоре превращен в гигантскую Боснию.

    Для обеспечения процветания общества и личности, в том числе и для обеспечения реальных, а не провозглашённых на бумаге прав человека, необходимо их существенное ограничение применительно к первой сфере власти.

    Должно быть запрещено, причем под угрозой уголовной ответственности, распространение в средствах массовой информации не только призывов к насильственным действиям, но и политических и иных высказываний, способных дестабилизировать общество и привести к массовому насилию.

    Далее, следует запретить, при обеспечении самой строгой ответственности, распространение взглядов, разрушительно воздействующих на человеческую личность.

    И лишь информация о свободном духовном поиске, созидательном творчестве имеет право на беспрепятственное распространение.

    В итоге права человека в качестве самовыражения личности делятся на три отсека: политический; общественно-воспитательный; духовно-индивидуальный. Первые два отсека подлежат ограничению и регулированию со стороны первой сферы власти. И лишь в третьем отсеке действует неограниченная ничем свобода в качестве непременного условия духовного личного творчества и созидания.

    Подобное отношение к правам человека принципиальным образом отличается как от западной концепции прав человека, так и от систем их тотального ограничения.

    Человек двойствен, в нем одновременно сосуществует высшая и низшая природа. Первая группируется вокруг индивидуальности, вторая — вокруг эгоизма. Эгоистическая сторона человека нуждается не в искоренении, а в преображении, так чтобы эгоизм превратился в просветленное подобие духовно пробужденной индивидуальности. Прежде чем эгоистическая природа личности приобретет способность преобразовываться, ее проявления нужно ограничивать. На первом этапе ограничения накладываются со стороны общества, государства. На втором этапе возникает самоограничение. Если абсолютная свобода является пространством творческой индивидуальности, то пространство эгоистической части личности должно быть ограниченным. Без таких ограничений разлагается и сама личность, и составленное из таких личностей общество.

    Тоталитарное общество ограничивает проявление не только эгоистической природы человека, но и его творческой индивидуальности, в связи, с чем оно страдает от косности, стагнации.

    Западное общество открывает простор одновременно и для творческой индивидуальности, и для эгоизма. Однако со временем деструктивные силы эгоизма нарастают и постепенно все более удушают творческие потенции индивидуальности. Запад движется в направлении экологической катастрофы, тотальной криминализации, разрушения личности. Этот процесс скрывается от глаз российских обывателей красочными витринами магазинов и яркой рекламой всевозможных товаров и услуг.

    Соответственно западные формы политического устройства, основанные на разделении трех ветвей официальных властей, являются псевдодемократией (псевдо-народовластием), так как легитимная власть — лишь надводная часть айсберга, основу которого составляют вовсе не президент, парламент и суд, а финансовый капитал, государственные и негосударственные секретные службы, могущественные частные наднациональные организации, мафиозные кланы, в том числе образованные на этнической почве, всевозможные группы лоббирования. Вся эта теневая власть держит под полным контролем средства массовой информации, формирующие общественное мнение и предопределяющие результаты выборов, как президентов, так и парламентов.

    Российская государственность, переживая переходный период, могла бы избежать как ловушек тоталитаризма, так и псевдодемократии западного типа.

    Первая сфера власти отличается предельной централизованностью. В ее функцию входит управление всеми силовыми структурами без исключения на территории всей страны, в том числе и подразделениями внутренних дел в республиках, краях и областях. Всякая вооруженная охрана коммерческих и других структур собственными силами должна быть запрещена, В то же время государство обязано выделять вооруженную охрану всем обратившимся с просьбой об этом юридическим и физическим лицам на платной основе.

    При этом необходимо ужесточить наказание за незаконные изготовление, куплю продажу, ввоз и хранение оружия.

    Вся силовая мощь государства, охватываемая первой сферой власти, должна действовать на основе закона и строго в его рамках. Это может быть обеспечено принятием особого раздела конституции, в который не могла бы вносить поправок вторая сфера власти, в частности парламент.

    Кроме того, единое правовое пространство с единой системой независимых судов распространялось бы на обе сферы власти.

    Первая сфера власти для осуществления своих функций должна обладать независимым от второй сферы власти источником доходов, в частности, оговоренной в Конституции долей от федеральных и местных налогов. Кроме того, вторая сфера власти в случае необходимости может дополнительно финансировать первую сферу власти.

    Вопросы обороны страны и внешней политики должны находиться в компетенции первой сферы. Внешнеэкономические связи — прерогатива второй сферы. Но если в ней принимаются решения, подрывающие экономическую безопасность государства, то первая сфера должна обладать безусловным правом их отменить.

    Первая сфера власти не должна вмешиваться в экономику страны, за исключением случаев, когда во второй сфере власти применяются решения, подрывающие обороноспособность и безопасность государства.

    Для предотвращения излишнего разрастания ВПК в конституции должна быть оговорена предельно допустимая доля национального дохода, контролируемая первой сферой в мирное время.

    Первую сферу власти, при отсутствии вмешательства с ее стороны в экономику в качестве принципа, нужно было бы наделить правом временного введения чрезвычайной системы управления народным хозяйством, с взятием на себя браздов правления (на срок до нормализации положения), в случаях войны или ее реальной угрозы, стихийного бедствия или развала экономической системы страны в результате непродуманных или преступных действий второй сферы власти (как, например, в случае шоко-терапевтических реформ).

    Должностные лица первой сферы власти смогут служить интересам России либо исходя из высших нравственных ценностей, либо, при их деградации в обществе, на основе личного, материального интереса. Бедные чиновники без принципов всегда склонны обменивать власть на деньги, продавая страну. Необходимо создать предохранительный механизм, основанный на материальном интересе защиты государства. В Частности, высшие чиновники должны обеспечиваться государством по высшим мировым стандартам, но на правах пользования. Владельцами богатств они могут стать только после ухода с постов и положительных итогов правления.

    Теперь остановимся на второй сфере власти, куда входят, прежде всего, экономика, социальная защита, информационно-образовательная и воспитательная деятельность, а также обеспечение гарантий национально-культурной автономии всем российским народам.

    Вторая сфера власти значительно сложнее, многообразнее первой и обладает следующими отличительными признаками: автономия от первой сферы власти в рамках внешней и внутренней безопасности и правопорядка; верховенство парламента, формирующего подконтрольную ему исполнительную власть в рамках второй сферы; независимая судебная власть, пронизывающая не только вторую, но и первую сферы; осуществление функции реформирования, регулирования и программирования экономики; обеспечение гарантий социальной защиты; формирование всеми возможными средствами условий для раскрытия творческих потенций личности, развития образования, науки, культуры; осуществление действенной экологической политики; гармонизация межнациональных отношений внутри страны.

    Обратим внимание, что все национально-государственные проблемы России, в том числе и национально-территориальных образований (сохраняются они или нет — это особый вопрос), предлагается решить исключительно в рамках второй сферы власти. Ведь в вопросе об обороне и безопасности страны, относящемся к компетенции первой сферы власти, категорически недопустимы даже малейшие национальные конфликты и раздоры. В сфере обороны, безопасности, обеспечения территориальной целостности России всякие попытки автономизации, суверенизации и т.п. должны изначально рассматриваться в качестве преступления, причем государственного, со всеми вытекающими последствиями.

    Разумеется, проблемы государственно-правового устройства России не сводятся только к выделению двух сфер власти. Однако такое беспрецедентное в мировой истории разделение государственной власти на две сферы (при одновременном наличии ее трех ветвей) позволило бы разрешить извечную для России проблему сочетания прогрессивного реформирования с обеспечением политической стабильности.

    Несмотря на кардинальный характер предложения о разделении двух сфер власти, оно может быть сравнительно легко реализовано без какой-либо ломки или потрясения существующих организационных структур власти:

    Во-первых, в действующую Конституцию нужно внести поправки, согласно которым Президент концентрирует свою власть исключительно на управлении силовыми структурами, а также внешней политикой, не вмешиваясь в экономику, тем, более не занимаясь осуществлением экономических реформ; при этом Президент лишается монопольного права предлагать парламенту главу правительства; парламент самостоятельно избирает Председателя Совета Министров из числа кандидатов, предлагаемых как Президентом, так и депутатами, и назначает всех министров (за исключением силовых министров и министра иностранных дел, назначаемых Президентом и подчиненных непосредственно ему); все внешнеполитические акции Президента и его администрации должны быть под контролем парламента, в частности в форме ратификации межгосударственных договоров и соглашений.

    Во-вторых, в дальнейшем при преодолении в обществе раскола и продвижении по пути гражданского мира и согласия было бы целесообразно принять новую Конституцию, в которой нужно зафиксировать разделение государственной власти на две сферы. Несмотря на то, что избиратели устали от конституционных баталий, России рано или поздно придется принимать новую конституцию, так как прежнюю конституцию расстреляли из танковых орудий, а принятие действующей, по меньшей мере, проблематично. Чтобы Конституция была подлинной и прочной, она должна приниматься в условиях гражданского согласия и мира. Конституционный процесс нельзя превращать в попытку навязывания воли реформаторского меньшинства большинству населения. Конституция по своей природе должна фиксировать стабильные, незыблемые основы государственной власти. Недопустимо превращать ее в инструмент скоротечных реформ, использовать в качестве орудия борьбы за власть конкретных личностей.

    Говоря о системе политической власти, мы имеем в виду ее распространение в перспективе на большую Россию при вхождении в ее состав бывших союзных республик не в виде нового союза независимых государств, а в качестве территорий, население которых, ослепленное шоко-терапевтами, временно откололось от нашей общей Родины и тем самым вверглось в экономический хаос, обнищание, социальные конфликты н гражданские войны.

    Воссоздание великой России как политического оформления тысячелетнего итога интеграции народов и территорий в единое целое, ничего общего, не имеющего с колониальными империями западного образца (в России русские никогда не имели никаких преимуществ перед другими национальностями), при освобождении от занесенной с Запада мессианской утопии распространения на весь мир коммунистического образа жизни, последует с неизбежностью после того, как Российская Федерация встанет на путь экономического процветания после конструктивной смены вектора реформ. Бедствующее в результате отделения от России население бывших  союзных республик неодолимым магнитом потянет в состав сильной процветающей России.

    Пути оздоровления российской экономики

    Исходные принципы формирования социально-экономической системы российского общества. Все экономические проблемы и их решения основаны на взаимодействии двух полюсов, материальных процессов в народном хозяйстве и действий людей, вовлеченных в сеть социально-экономических отношений и движимых своими интересами, преломляемыми сквозь призму их понимания, как ясного, так и искаженного.

    При этом исходным является адекватное реальности понимание интересов и организация их взаимодействия в такую социально-экономическую систему, которая обеспечивала бы их наиболее эффективное взаимодействие с позиций интегрального интереса общества, с формированием. Пространства для развития всем социальным слоям и отдельным личностям, за исключением тех, чьи действия носят неискоренимо разрушительный, криминальный характер.

    Поскольку общество состоит из верующих и атеистов, высоконравственных людей и закоренелых корыстолюбцев, духовно вдохновленных и заземленных личностей, внутренне активных и действующих под воздействием внешних стимулов работников, патриотически традиционно и прозападно ориентированных граждан, формируемая в России социально-экономическая система должна учесть интересы всех человеческих типов, неизбежно взаимо-ограничивая возможность их крайних, экстремальных проявлений.

    Попытка построить социально-экономическую систему, ориентированную только на один тип человека, а не на их гармонизируемое взаимодействие, может быть осуществлена только методом насилия и рано или поздно обречена на провал. Большевики пытались построить систему, ориентированную на исключительно высоконравственных, идейных людей в духе марксизма ленинизма, строили ее методом насилия и потерпели крах. Современные необольшевики, сменив идеалы коммунизма на идеологию тотального рынка, пытаются утвердить систему, ориентированную исключительно на прозападно настроенных корыстолюбивых людей, видящих высшую жизненную ценность в накоплении богатства и власти. Игнорирование других типов человека неизбежно порождает насилие, обрекает создаваемую систему на крах. Политика насаждения дикого капитализма на территории распавшегося СССР уже привела к целой серии гражданских войн, от Нагорного Карабаха до Абхазии и Чечни, сделала миллионы людей обездоленными беженцами, поставила их под угрозу национального геноцида, породила опасность еще более масштабных социальных потрясений.

    После неизбежного краха попытки учредить в России капитализм компрадорского типа, очередная новая попытка утверждения методами насилия и принуждения социально-экономической системы, ориентированной только на какой-нибудь один тип человека, обречена на неудачу, оплачиваемую многомиллионными жертвами.

    Необходимая России для процветания социально-экономическая система должна не только учитывать жизненные интересы основных типов людей, открывая простор для проявления творческой индивидуальности, но и обеспечивать гармоничный и устойчивый баланс интересов четырех системообразующих звеньев:

    - общества в целом как единства граждан, образующих народ страны;

    - государства как системообразующей формы организации общества, обеспечивающей его внутреннюю и внешнюю безопасность, создающей политико-экономическое пространство для процветания народа на протяжении многих поколений;

    - малых и больших групп и социальных слоев, начиная от трудовых коллективов и их подразделений и кончая профессиональными объединениями, народностями, культурными автономиями и т.п.;

    - отдельных личностей.

    Нарушение баланса между интересами этих четырех звеньев, путем гипертрофирования одних из них в ущерб другим, неизбежно порождает кризисные явления, чреватые социально-экономической катастрофой. Если в советский период имело место тотальное доминирование интересов государства, искаженных коммунистическими догмами и постепенно подтачиваемых загнанными в тень личными интересами, то в настоящий период в общественной системе России, которую можно определить как тотальный капитализм компрадорского типа периода первоначального накопления капитала, явно доминируют корыстные интересы личностей и коррумпированных групп, при этом полностью игнорируются интересы государства и общества.

    Для формирования здоровой социально-экономической системы в качестве предпосылки необходимо общественное согласие, но не то псевдо-согласие, при котором общество призывают смириться с губительным для страны политико-экономическим курсом, не имеющим никакой духовной, нравственной, идейной, культурной подоплеки. Проводники этого курса даже не пытаются придать себе идеологический имидж, ограничиваясь лишь повторением в качестве заклинаний всего двух слов: «рынок» и «демократия». Причем рынок явно важнее демократии для «реформаторов», которые часто подчеркивают, что для утверждения рынка можно на ряд лет отказаться от демократии, прибегнув к авторитарному режиму или диктатуре. Общественный строй, основанный на тотальном рынке (это и есть идеал монетаризма), неизбежно отрицает духовность и нравственность, поскольку они по своей природе не совместимы с системой тотальной продажности.

    Какая бы социально-экономическая система ни сформировалась в России на базе общественного согласования различных интересов, она должна опираться на системообразующие элементы, необходимые для здоровой экономики любого типа:

    - правовое пространство хозяйственной деятельности, недоступное деформациям по личному произволу;

    - подлинные хозяева, кровно заинтересованные в эффективном управлении объектами собственности, находящимися в их распоряжении и пользовании;

    - устойчивые деньги;

    - экономическая политика государства и государственное регулирование экономики, обеспечивающие реализацию национально-государственных интересов и социальную защиту населения.

    Исторически конкретное, при разнообразных социально-экономических системах, сочетание этих четырех элементов далеко не одинаково, сами эти элементы носят весьма различный вид, но само их наличие в развитой форме является необходимым условием существования любой здоровой экономики.

    Имея в виду наличие этих элементов в качестве критерия здоровья экономики, следует констатировать, что проводимые в России реформы с 1985 по 1999 г. включительно дали нижеследующие результаты:

    - взамен полу собственников полу хозяев, недостаточно эффективно ведущих свое дело, сформировался слой собственников спекулятивно посреднического типа, наживающих капитал за счет распродажи природных ресурсов страны и достояния, накопленного трудом многих поколений;

    - взамен крайне деформированного правового пространства хозяйственной деятельности, зашоренного ведомственными инструкциями, возник полный правовой беспредел, на одном полюсе которого тотальный произвол чиновников, а на другом полюсе принявшая грандиозные масштабы теневая экономика, вообще выпадающая из сферы законодательного регулирования;

    - взамен относительно устойчивых, хотя и ущербных, денег в обращение выпускаются быстро обесценивающиеся дензнаки, покупательная способность которых определяется, прежде всего, на основе биржевого курса рубля к доллару, что означает полное подчинение национального денежного обращения валюте иностранного государства;

    - взамен экономической политики государства и государственного регулирования, пусть плохо, но все же реализующих национально государственные интересы и обеспечивающих социальную защиту населения, проводится экономическая политика, ориентированная на интересы мирового финансового капитала и США, происходит ступенчатый отход от социальной защиты населения государством, завершается отказ от государственного регулирования экономики.

    Для оздоровления российского народного хозяйства нужно в первую очередь возродить в преображенном виде четыре системообразующих экономику элемента. Как они будут выглядеть конкретно, какое соотношение сложится между ними, зависит от выбора российским обществом социально экономической системы.

    Выбор социально экономической системы. Перед тем как совершить этот исторический выбор, нужно очертить круг возможных альтернатив, вырвавшись из плена стереотипа, навязываемого обществу СМИ, будто выбирать приходится между прошлым социализмом и нарождающимся капитализмом, а поскольку к старому возврат невозможен, то проводимому курсу «альтернативы нет».

    Ярлык в виде «капитализма» и «социализма», навешиваемый на конкретную страну, не только не способствует пониманию ее социально-экономической системы, но и сильно затемняет существо вопроса. Например, такие непохожие одна на другую страны, как США, Швеция, Япония, Аргентина, ЮАР, называются капиталистическими, а не менее различные СССР, ГДР, Китай, Вьетнам получили названия социалистических стран.

    Капитализм и социализм в их чистом виде, в качестве систем, отрицающих друг друга, представляют собой два полюса индустриального общества, которое является одной из ступеней в развитии человеческой цивилизации.

    Следующая ступень — постиндустриальное общество, называемое также информационным. На этой ступени информация превращается в главную ценность, а ведущей производительной силой становятся люди, генерирующие новую информацию. Индустриальные технологии преобразуются в направлении их экологизации при одновременном многократном росте производительности труда. Экологизация и производительность труда в информационном обществе не противоречат друг другу, а взаимо усиливаются. Например, перевод растениеводства на гидрапонику при многократном росте урожайности позволяет рекультивировать поля под лесные массивы, заметно улучшая качество земной атмосферы.

    Информационная стадия развития позволяет обеспечить высокий жизненный стандарт населению при том, что производством предметов потребления будет занято не более 5—10% трудоспособного населения, при постоянном сокращении этой доли. При этом число лиц, способных генерировать новую информацию, представляющую ценность, с учетом различия способностей людей, не может превысить 15%). Ведь информационный продукт лучшего качества, при его мгновенном массовом тиражировании через компьютеры, делает ненужным другой аналогичный информационный продукт, в отличие, скажем, от обуви, когда абсолютно всем самых лучших пар не хватит.

    Освобождаемая от необходимости напряженного труда ради обеспечения высокого жизненного стандарта подавляющая часть населения столкнется с проблемой смысла, цели жизненного существования. Уйти от нее не смогут и те, кто будет востребован в новой системе общественного разделения труда, так как, чтобы отдавать свои силы полезной трудовой деятельности, помимо способности к ней, нужно еще обладать к этому побуждением. Исходя из неоспоримого факта, что человеческая личность, лишенная осмысленной, целенаправленной деятельности, начинает разлагаться вплоть до полного психического срыва, следует констатировать: человечеству, чтобы выжить, придется решить не только экологическую проблему (задача информационного общества), но и найти разгадку смысла своего существования, постигнуть достойную человека цель.

    Решение проблемы целеполагания изнутри человека, неизбежно возникающей при растворении прежних целеполаганий, основанных на борьбе с Материальной нуждой, природой и друг с другом ради престижа, обеспечиваемого большим захватом вещественных объектов и власти (информационная стадия сильно девальвирует эти ценности), является задачей духовно-психологической стадии развития, связанной с постижением космической мистерии человека, раскрытием его спящих потенций, достижением бессмертия не. Только его индивидуального духа, но и личности.

    Точно так же, как информационное общество не уничтожает индустриальные технологии, а преобразовывает их, духовно-психологическое общество вбирает в себя преображенные индустриальные и информационные технологии. При этом элементы как информационного, так и духовно-психологического общества существуют и на индустриальной стадии, развиваясь в неодинаковой степени в разных странах.

    И страны Запада, и распавшийся СССР на свой манер уже зародили информационную стадию развития и даже начали на нее переход.

    Зарождение и развитие предпосылок перехода к духовно-психологической стадии цивилизации должно быть объектом пристального внимания уже сейчас. Эти предпосылки не могут возникнуть на пустом месте, они органически вырастают из духовных, религиозных, культурных, психологических традиций народов, предполагают перебрасывание живого моста от прошлого к будущему.

    Все эти предпосылки, от духовно-религиозных до социально-бытовых, часто объединяются одним термином — культура.

    До сих пор в человеческой истории вектор цивилизации (при понимании под ней развития производительных сил с целью обеспечения материального комфорта и власти над природой и людьми при помощи механизмов, в том числе военной техники) был диаметрально противоположен вектору культуры, хотя на некоторых отрезках пути они и усиливали друг друга. Массовая индустриализация планеты в XIX и особенно в XX веке и ускорение развитие мирового хозяйства, все более подчиняющего себе экономику отдельных стран, ознаменовали стремительный скачок в цивилизационном прогрессе, но ценой удушения и деградации культуры. Современный узкоспециализированный работник, освоивший лишь ограниченный круг трудовых операций в системе разделения труда и пассивно потребляющий продукцию индустриальных развлечений, не имеющий понятия о духовной сфере, не контролирующий свою нервную систему и психику, живущий «вечным настоящим», будучи оторванным и от прошлого, и от будущего, в культурном отношении стоит неизмеримо ниже жителя какого-нибудь африканского племени, не в смысле случайного набора знаний о фрагментах культур различных народов, а в смысле впитывания достижений культуры в плоть и кровь.

    Подчинение современной цивилизации власти мирового финансового капитала, который ради цели самовозрастания генерирует всеобщую унификацию и стандартизацию человеческой жизни на всей планете, приводит к уничтожению культуры в качестве органически неотъемлемой части человеческого существования, превращая ее памятники в мертвые экспонаты музеев, низводя их до уровня развлекательных программ шоу бизнеса.

    Между тем дальнейшее выживание и развитие человечества возможно только на основе взаимопроникновения, взаимо дополнения и взаимообогащения цивилизации и культуры. Духовно-психологическая стадия, если человечеству суждено на нее перейти, будет знаменовать вселенский синтез цивилизации и культуры. Предпосылки к этому нужно готовить уже сейчас.

    Не только опираясь на необходимость исторической преемственности в развитии, так как нельзя создать что-либо ценное без опоры на ценности, созданные трудом прошлых поколений, в том числе и советского периода (при ориентации на псевдо-мировой опыт и игнорировании национальных традиций можно только разрушать), но и исходя из перспектив, открытых перед человечеством, с учетом высшей стадии его развития (духовно-психологической), в решении проблемы выбора социально-экономической системы для России нужно опираться на ее национально-исторические, культурные традиции, на имеющее вековые корни содружество православия, ислама, буддизма, ничего общего, не имеющего с их слиянием в единую псевдо-религию, не совместимую ни с одной из великих религий мира.

    В выборе общественного строя для России нужно также учитывать, что чистый капитализм на грани третьего тысячелетия является утопией, существующей только в монетаристски ориентированных умах. Социально-экономические системы в странах Запада — лишь отчасти капиталистические. Они содержат в себе существенные элементы социализма, при понимании под последним не марксистско-ленинской модели, а системы государственного перераспределения национального дохода на социальную защиту науку, образование и культуру, охрану среды обитания, осуществление программ научно-технического прогресса и экономического развития страны. Все эти задачи решает не рынок, который здесь бессилен, а именно социально ориентированное государство.

    Социально-экономическая система должна быть ориентированной на человека не только потому, что ей следует ему служить, но и поскольку ведущей производительной силой является творческая личность.

    Экогуманизм. Исходя из всего вышеизложенного можно дать определение той социально-экономической системы, формирование которой необходимо для возрождения и процветания нашей страны. При этом мы не занимаемся произвольным конструированием, а лишь обобщаем в единую систему элементы подлинного прогресса с учетом, как национальных исторических традиций, так и мирового опыта.

    По нашему убеждению, в России необходимо формировать ориентированную на раскрытие творческих потенций личности социально-экономическую систему, опирающуюся на непрерывность национально-исторических традиций, проецируемых на постиндустриальные стадии развития, обеспечивающие в перспективе синтез цивилизации и культуры, развивающей информационно-экологическую экономику, соединяющую в себе лучшие черты как рыночно-капиталистического, так и планово-распределительного хозяйства вокруг стержня национально-государственных интересов страны.

    Подобная социально-экономическая система, качественно превосходящая не только систему недавнего советского прошлого, но и современные системы Запада, еще не создана ни в одной стране мира, хотя многие элементы этой постиндустриальной системы или ее предпосылки формируются во всем мире, в том числе и в России, однако при временном сталкивании шоко-терапевтами нашей страны с пути прогресса.

    По этой причине трудно определить сформулированную нами систему одним термином. Кроме того, эта система по своей природе интегрирует ряд черт, элементов, являя их синтез. Объединение их под одним единственным термином могло бы обеднить содержание системы. И все же поиск одного термина является крайне желательным, не только для того, чтобы сконцентрировать общественное сознание на понимании новой системы, но и выйти из клише без альтернативности выбора между социализмом и капитализмом. С учетом вышесказанного мы предлагаем назвать новую систему ЭКОГУМАНИЗМОМ.

    Осмысливая этот термин, нужно иметь в виду нижеследующее:

    1.            Все негуманные общественные системы, включая и чистый капитализм, и чистый социализм, могущий быть установленным только тотальным насилием над личностью, отбрасываются не только как безнравственные, но и как препятствующие прогрессу человеческой цивилизации на пути ее синтеза с культурой. Следовательно, гуманизм должен быть противопоставлен тоталитаризму в его и социалистическом, и капиталистическом обличиях.

    2.            Гуманизм таит в себе опасность самоизоляции на интересах только человека с забвением его места в природе, во всем мироздании, необходимости совершенствования самого человека и сохранения им биосферы планеты. Добавление к слову «гуманизм» приставки «эко», являющей собой начало слова экология, позволяет избежать опасности самозамыкания на самих себя человека и человечества в целом. При этом в понимание экологии мы включаем не только охрану природы, но и экологию духа, психики.

    3.            Если атеист может удовлетвориться гармонией между человеком и природой, то религиозному человеку этого недостаточно. Ему необходима гармония с Богом. В таком контексте мог бы подойти термин «Теоэкогуманизм». Однако данное усложнение было бы излишним не только по причине утяжеления термина, но и по существу. При всем нашем убеждении в том, что общество без веры в Бога обречено на разложение, мы против того, чтобы непосредственно внедрять религиозный элемент в социально-экономическую систему. Это привело бы к провоцированию конфликта между верующими и атеистами, могло бы вызвать противостояние между конфессиями, в то время как социально-экономическая система страны должна отражать интегрированный интерес всего общества, а не только его одной части. Однако было бы ошибкой представлять дело так, будто вера в Бога не имеет никакого отношения к социально-экономической системе. Ведь без нравственности невозможно создать здоровое человеческое общество, в том числе процветающую экономику. Незыблемой основой нравственности может быть только вера в Бога. Если же мы встречаем высоконравственного атеиста, то это признак того, что в глубине своей он чувствует Бога, хотя и не признается себе в этом. Утверждая так, мы не навязываем свою точку зрения атеистам, уважая их право на собственное мнение.

    Конструктивная экономическая реформа на пути экогуманизма возможна только при соблюдении двух безусловных правил:

    а)            преобразования осуществляются поэтапно; ускоренное проведение реформы обеспечивается не разовым необольшевистским скачком от существующей ситуации к вожделенной цели, а именно путем прохождения необходимых этапов, когда предыдущий этап служит фундаментом, опорой для последующего; при этом недопустимо одновременное реформирование всего и вся, поскольку все нововведения лишаются точек опоры в виде чего-либо более или менее устойчивого, что в конечном итоге равнозначно построению здания на песке, которое разваливается уже при попытке его возведения;

    б)           действенное реформирование реализуется благодаря выделению относительно здоровых элементов народного хозяйства, их укреплению, развитию и отделению от них элементов отживших, но не ранее того, как жизнеобеспечивающим элементам предоставлена соответствующая замена; быстрое и эффективное реформирование (по аналогии с японским чудом) осуществляется в качестве цепной реакции взаимодействия здоровых элементов, которые предварительно выделяются, укрепляются и организационно подготавливаются для этого.

    Правовое пространство хозяйственной деятельности. Разумное, устойчивое, действенное законодательство в хозяйственной сфере является исходной основой для формирования эффективной экономики.

    Существующее хозяйственное право характеризуется бессистемностью, отсутствием стабильности, расколом на законы, указы Президента и ведомственные инструкции по принципу лебедя, рака и щуки. Более того, законы нередко противоречат друг другу. Указы Президента Б.Н. Ельцина часто исключали один другой. Ведомственные инструкции в своей совокупности представляют лес, через который не в состоянии пройти ни одно здравое начинание.

    Характерной чертой современного хозяйственного права является возможность его поворота как в ту, так и в другого сторону в зависимости от усмотрения исполнительной власти. Это делается предержащими власть совершенно сознательно, не только с целью развязать себе руки, но и для создания почвы для тотального взяточничества.

    Рассмотрение хозяйственных споров в арбитражах и судах представляет собой крайне затяжную волокиту, к тому же облагаемую процентом от суммы иска, Это способствует тому, что хозяйственники часто не хотят отсуживать долги, вынужденно прощая их. Тем самым создан стимул наживы за счет нарушения договорных обязательств. Крупные долги нередко выбиваются не через арбитраж, а при помощи рэкетиров. Таким образом, сама судебная система рассмотрения хозяйственных споров способствует криминализации экономики.

    Многие нормативные акты в хозяйственной сфере принимаются под влиянием лоббирования, причем не только через воздействие групповых, ведомственных, региональных интересов, но и для реализации схем обогащения криминальных бизнесменов.

    Личные решения высокопоставленных чиновников в хозяйственной сфере, как при использовании заведомо оставляемых лазеек в законодательстве, так и вопреки нормативным актам, создают лихорадочную среду, приводят к колоссальному перераспределению национального дохода в пользу лиц, наживающихся на власти.

    Отсутствуют механизм и рычаги реализации ответственности за нарушение нормативных хозяйственных актов, что создает психологический климат пренебрежения к праву, вызывает хозяйственную неразбериху.

    Ловя рыбу в мутной воде, криминализированные группировки, уже успевшие подключиться к большой политике, будут делать все возможное для того, чтобы воспрепятствовать нормализации законодательства в хозяйственной сфере. Иначе будет уничтожена почва для криминального разграбления страны в исторически короткие сроки.

    Шоко-терапевтические реформаторы, взяв за образец США, внедрив в Россию должность Президента, наделенного абсолютной властью, забыли не только о противовесе ему в лице парламента, но не осознали (или не захотели осознать), что высшей инстанцией в системе официальной власти США является не президент, а закон и стоящий на его стороне Верховный Суд.

    Несмотря на все потуги шоко-терапевтов привлечь в Россию иностранный капитал, он не течет потоком в нашу страну не потому, что в ней не осталось ничего достаточно ценного в глазах зарубежных инвесторов, а именно по причине отсутствия правовой стабильности в хозяйственной деятельности и ее криминализации. В бурлящем котле тотального перераспределения национального достояния России можно обогатиться в считанные дни, благодаря высокой подписи на нормативном документе. Но точно таким же способом можно и разориться, потеряв не только спешно нажитое богатство, но и вложенные в страну инвестиции.

    Формирование в России правового пространства хозяйственной деятельности потребует политической воли от власти, сочетающей в себе преданность интересам страны с профессиональной компетентностью. При этом неизбежно потребуется сочетание и взаимо-переплетение юридических и экономических мер, обеспечивающих не только принятие разумных законов, но и их исполнение.

    Законы должны опираться на правосознание общества, но гарантировать их необходимо силой, в том числе вооруженной. Экономический размыв квалифицированных кадров в правоохранительных органах и вооруженных силах, через их переход в коммерческие структуры на значительно более высокую оплату, чреват национальной катастрофой. Будем помнить, что страна, где оклад офицера в несколько раз ниже дохода мелкого торговца, обречена на гибель. Без офицеров погибнут и торговцы, так как неохраняемая страна вскоре впадает в хаос, торговцам становится нечем торговать, а покупателям не на что покупать, в последние годы парламентарии России внесли много конструктивных положений в хозяйственное законодательство, однако они тонут в правовой неразберихе и широко распространенной практике неисполнения законов.

    Назрела кардинальная реформа в сфере хозяйственного законодательства:

    1.            С целью исключения взаимо-противоречивости хозяйственных нормативных актов, объединения их в единую систему, необходимо разработать и принять «Кодекс хозяйственной деятельности» со статусом Конституции в сфере экономики. Все другие хозяйственные нормативные акты должны конкретизировать и дополнять положения этого кодекса. В случае их противоречий кодексу в силу вступают его статьи. Судам и арбитражам следует предоставить право отмены любых властных решений в случае их противоречия кодексу. Иски по таким делам обязаны приниматься к рассмотрению вне очереди и без взимания пошлин, так как государство морально и по существу не вправе взимать деньги за апеллирование к нему на предмет соблюдения его собственных законов. Судебные издержки и компенсация ущерба должны взиматься с руководителей, нарушивших закон.

    2.            Из нормативных хозяйственных актов необходимо исключить разночтение. Каждый гражданин России, в случае обнаружения и доказательства в арбитраже факта разночтения в каком-либо законе, должен получать за это крупную денежную премию (порядка нескольких годовых окладов квалифицированного специалиста), что нужно оговорить законодательно. При этом было бы целесообразно учредить «Арбитраж по спорным вопросам хозяйственного нормотворчества».

    3.            Каждый нормативный акт должен обязательно предусматривать санкции за нарушение его статей, с указанием ответственных лиц за применение санкций. Одновременно следует принять закон, регламентирующий ответственность полномочных лиц за неприменение санкций.

    4.            Недопустимо по каждому хозяйственному вопросу принимать закон. Число законов должно быть ограничено, при компенсации качеством сокращения их количества.

    5.            Предпосылкой совершенствования законодательства в хозяйственной сфере должно стать четко зафиксированное в «Кодексе хозяйственной деятельности» разделение полномочий, сфер, функций между федеральными и региональными властями, а также между министерствами и ведомствами.

    6.            Часть законов целесообразно принимать в два этапа. Закон, принятый на первом этапе, действует ограниченный, заранее оговоренный срок. Перед его истечением законодатели, после анализа практики применения закона, принимают одно из трех решений (второй этап): принять закон окончательно; принять закон с внесением в него корректив; отменить закон.

    Нормативные хозяйственные акты взаимо-переплетены с экономическими интересами как в процессе разработки и принятия законов, так и в ходе их исполнения.

    Деформация системы экономических интересов, их разбалансированность приводят к деградации хозяйственного права. В свою очередь деградирующее хозяйственное право способствует нарастанию деформации и разбалансированности экономических интересов. В итоге образуется воронка, втягивающая народное хозяйство в хаос.

    Напротив, оздоровление экономики может начаться с челночного ступенчатого процесса, когда ступенька в гармонизации интересов улучшает законодательство, усовершенствованные законы способствуют гармонизации интересов и т.д.

    При этом прогресс в сфере хозяйственного права неизбежно выливается в серию постепенных, поэтапных процедур, которые по пути к достаточно качественному законодательству можно пройти сравнительно быстро. Но миновать необходимые ступени не удается. Это потребует периодического возвращения к тем же самым законам, их пересмотра и корректировки, что вступает в противоречие с необходимостью стабильности законодательства. Данное противоречие решается на основе обеспечения стабильности социально-экономического курса развития страны, фиксируемого, прежде всего в «Кодексе хозяйственной деятельности», так чтобы все пересмотры и корректировки хозяйственных актов проводились в рамках этого курса, а не являлись шараханиями из одной крайности в другую или попытками одновременно двигаться в разных направлениях, этой типичной беды составителей нормотворческих актов, стремящихся угодить и «нашим, и вашим».

    В связи с девальвацией нравственного потенциала почти всех государственных структур современного мира, что проявилось, в частности, в скандальных процессах по обвинению в коррупции высших должностных лиц в Германии, Франции, Италии и Японии, вся человеческая цивилизация поставлена перед угрозой воцарения криминалократии. Не менее, если не более, остра эта проблема для России.

    Жизнь в условиях криминалократии стала бы невыносимой практически для всех. И, тем не менее, большинство социально-активных людей способствует ее воцарению. Если люди действуют вопреки своим жизненным интересам, налицо неправильное их понимание, дисбалансировка.

    Система реальных экономических интересов пришла в непримиримое противоречие с системой организации государственной власти:

    - интересы социально-активных людей направлены на личное обогащение, которое часто достижимо легальным путем, в то время как предержащие власть чиновники вынуждены довольствоваться сравнительно скромными окладами, проводя день, а порой и ночь, на работе, служа принципам общественного процветания и благосостояния, чтобы обогащались другие, но не они;

    - с нарастающим ослаблением сдерживающих начал, чиновники все больше используют власть для нелегального обогащения, творя криминальный мир, который, в свою очередь, творит коррумпированных чиновников, что вместе взятое раскручивает спираль воцарения криминалократии;

    - противостояние стоящей на страже закона нравственности и экономической выгодности его нарушения, несомненно, решается в пользу последней, что чревато воцарением криминалократии.

    Что делать?

    Возрождать в обществе нравственность?

    Укрепление нравственности необходимо, но недостаточно. К тому же нужно учесть скорость нарастания процессов. Что быстрее наберет силу для окончательной победы: становящаяся немодной в современном потребительском укладе жизни нравственность или захватившая средства массовой информации выгода, все больше ориентируемая на преступность? Ответ очевиден.

    Для возрождения общества, утверждения незыблемого правопорядка, обладающего иммунитетом против коррупции, необходимо изъять материальный, экономический интерес из нелегальной, теневой сферы и перенести его в среду, регулируемую законом. В частности, исполнение закона должно стать более выгодным, чем его нарушение.

    Чтобы это обеспечить, нужно изменить характер власти, подчинив в первую очередь закону ее саму, введя неотвратимо действующую систему поощрений и санкций, оформленную законодательно:

    - государственным чиновникам всех уровней помимо служебных окладов и установленных льгот, компенсирующих затраты их труда, позволяется легально накапливать значительный личный капитал в качестве вознаграждения за эффективное управление страной;

    - источником выплаты вознаграждения служат специальные фонды, образуемые на федеральном и региональном уровнях в фиксированной доле прироста национального дохода страны, а также экономического эффекта от государственных программ;

    - каждая должность в системе государственного управления страхуется на крупную сумму, которая зависит от уровня ответственности, на предмет злоупотребления служебным положением, получения взятки, уличения в коррупции; лицам, сумевшим выявить с последующим доказательством в суде должностные преступления чиновников, выплачивается соответствующая величина страховки; источником выплаты страховых вознаграждений является особый страховой фонд, пополняемый за счет конфискации имущества осужденных преступников; для предотвращения взяток в косвенной форме путем принятия на работу в частные структуры покинувшего госслужбу высокопоставленного чиновника или его ближайших родственников с многомиллионной месячной зарплатой (а также других замаскированных взяток), законодательно определяется перечень высших должностей федерального и регионального уровней, занимать которые допустимо только после дачи обязательства претендентом на пост и его ближайшими родственниками на предмет отказа от должностей со сверхвысокими окладами в негосударственных структурах и от частной коммерческой деятельности; вывешим должностным лицам государства запрещается получать гонорары, за книги, изданные за рубежом во время пребывания на посту, а также выступать с платными лекциями;

    - обладание всяким дорогостоящим объектом собственности (вилла, престижный автомобиль, яхта и т.п.) или крупным счетом в банке, ценными бумагами на большую сумму, антиквариатом и драгоценностями декларируется в обязательном порядке всеми чиновниками наряду с их текущими доходами; утаивание значительных ценностей в декларации влечет за собой уголовную ответственность; крупные денежные и материальные накопления при невозможности доказать их законный источник подлежат конфискации с обязательным возбуждением уголовного дела.

    Оценивая данную систему, один из вариантов которой уже представлен в Госдуму в виде «Проекта Закона о социально-правовом страховании», разработанного предпринимателями, озабоченными катастрофическим нарастанием коррупции, нужно иметь в виду нижеследующее:

    1.            У сотрудников прокуратуры и следственных органов не возникнет заинтересованности в фабрикации уголовных дел против честных чиновников, так как в противном случае они сами попадают под действие предлагаемой системы, как совершающие должностное преступление.

    2.            Сильнодействующая система искоренения коррупции на основе материальной заинтересованности направлена только против преступлений, совершенных после принятия соответствующего закона. В противном случае массовое расследование прошлых преступлений миллионов людей, повязанных в коррупции и виновных в злоупотреблении служебным положением, ввергло бы российское общество в состояние хаоса.

    3.            Функционирование системы не потребует больших финансовых затрат. Умеренная сумма необходима только для ее запуска. В дальнейшем система будет самоокупаться за счет конфискации преступных накоплений. Кроме того, в условиях действенности системы чиновникам станет невыгодно обогащаться нелегальным путем, так что число преступлений, совершаемых ими, сократится до минимума. Система превратится в своеобразный предохранительный клапан.

    4.            Данная система представляет собой мягкий, гуманный, хотя и действенный, способ борьбы с коррупцией, причем в строгом соответствии с законом, при признании вины только по решению суда, без личного произвола и кампанейщины. Без внедрения этой или другой аналогичной системы государству придется бороться в будущем с коррупцией и другими особо опасными преступлениями методом военной диктатуры, применяя массовые репрессии, серьезно ущемляя права человека.

    5.            Моральная оценка рассматриваемой системы не должна давать повод к ее отождествлению с тотальным доносительством, процветавшим в советском прошлом, поскольку материально стимулируется не разоблачение врагов личной диктатуры и принудительно навязываемой идеологии, а общественно опасных преступников, нарушивших закон, перед которым все равны. Если этическим принципам человека противоречит предоставление информации об известном ему преступлении в правоохранительные органы, то система его к этому не принуждает. Но у людей, движимых корыстью, лучше направить ее на искоренение преступлений, чем на их совершение.

    Внедрение рассмотренной системы позволит на качественно ином, более высоком уровне разрешить острое противоречие между необходимостью эффективного государственного регулирования экономики и неспособностью на это погрязших в коррупции государственных чиновников. Рассмотренная система позволит оздоровить государственный аппарат, сделать его достаточно эффективным.

    Формирование хозяев, кровно заинтересованных в эффективном ведении дела. Приватизация, в том виде как она проводится, не решает проблему формирования хозяев, способных эффективно управлять объектами собственности: предприятия остаются в распоряжении в лучшем случае тех же самых управленцев, в худшем попадают к случайным людям; госсобственность продается по символическим ценам (90 тыс. предприятий проданы на первом этапе приватизации по средней цене 2000 долл.; второй этап приватизации, который должен был привести к еще большему разгосударствлению экономики, по расчетам тогдашнего правительства принес бы в доход бюджета около 10 трил. рублей, что эквивалентно 60 буханкам хлеба на каждого россиянина!; практически беспрепятственный допуск к приватизации иностранцев, при съедании денежных накоплений россиян беспрецедентным для мирного времени обесцениванием рубля и при искусственном создании условий банкротства для почти всех предприятий, означает Скупку за бесценок экономического потенциала всей страны.

    В целом проводимую приватизацию можно определить как тотальное ограбление народа спекулятивно-криминальными элементами.

    Проводимую приватизацию необходимо возможно скорее остановить, приняв меры по нейтрализации ее отрицательных последствий, но, не прибегая к приему небольшевистской конфискации.

    Владельцам приватизированных предприятий нужно гарантировать сохранение права собственности (за исключением объектов, приватизация которых противоречит жизненным интересам общества и государства), но при условии возмещения ими разницы между ценой, уплаченной за объект, и его реальной стоимостью (не ниже балансовой оценки на 1 января 1990 г. или на последующую дату ввода более поздних основных фондов, со стопроцентной индексацией на инфляцию).

    Другим условием сохранения приватизированного объекта в частной или групповой собственности должно быть заключение обязательного к исполнению приватизационного договора, определяющего условия использования имущества (недопущение перепрофилирования предприятия или, наоборот, строго оговоренное перепрофилирование, причем не на год, а на ряд лет; размер инвестиций и их структура; природоохранные мероприятия; социальные гарантии и программы).

    При невыполнении одного из этих двух условий предприятие подлежит немедленному возвращению в госсобственность (при приватизации трудовыми коллективами она переоформляется в долгосрочную аренду с правом выкупа). Собственник возвращаемого государству предприятия получает компенсацию всех затраченных на приватизацию средств и инвестиций, с полной индексацией на инфляцию, но в пределах потраченных доходов, законный источник которых не вызывает сомнений, в частности доказывается уплатой с них налогов, и за минусом износа основных фондов по его реальной оценке, с учетом невероятно низкой цены приватизации объектов госсобственности, при массовом выкупе и, государством оно не только затратит на деприватизацию менее одного процента госбюджета, но и получит даже определенный доход, так как многие частные фирмы должны будут при этом оплатить износ оборудования, реальная величина которого за истекшее время, как правило, заметно превышает цену покупки его у государства.

    При корректировке итогов ваучерной приватизации потребуется компенсация понесенных при этом потерь физическим и юридическим лицам, но без возмещения упущенной выгоды.

    Коррекцию итогов приватизации целесообразно сочетать с восстановлением за счет целевой эмиссии оборотных средств и амортизационного фонда предприятий, съеденных инфляцией. При этом на всю сумму такой эмиссии осуществляется принудительный выпуск голосующих акций, передаваемых в государственную собственность.

    Иностранных граждан нужно допускать к приватизации только при условии обмена ими конвертируемой валюты на рубли по специальному обменному курсу, отражающему реальное соотношение доллара и рубля применительно к оценке основных фондов, и строго в пределах обменной суммы.

    Недопустима приватизация объектов, жизненно важных для общества и государства: земли, природных ресурсов, отраслей топливно-энергетического комплекса, общегосударственной системы связи; железнодорожного и воздушного транспорта; инфраструктуры водного транспорта и части судового тоннажа; оборонных предприятий, если они не подлежат полной конверсии; предприятий жилищно-коммунального хозяйства; учреждений науки, культуры, образования, здравоохранения, социальной сферы.

    Частная и групповая собственность на предприятия и учреждения в сфере науки, образования, здравоохранения и т.п. не только допустима, но и приветствуется, однако формироваться она должна не через приватизацию госсобственности, а путем создания их заново за счет собственных средств и кредита.

    Подмена жизненной необходимости формирования в России подлинных хозяев предприятий и учреждений приватизацией объектов собственности завела экономические реформы в тупик.

    Приватизация части предприятий, несомненно, целесообразна, но без спешки, при тщательном экономическом обосновании, в условиях строжайшего контроля. Из единовременной кампании приватизацию необходимо превратить в непрерывный ступенчатый процесс. При этом приватизации должна предшествовать аренда с правом выкупа, за время которой претендент на собственность должен делом доказать свою способность эффективного управления ею. Исключение может быть сделано только для тех, кто гарантирует крупные инвестиции в приватизированный объект (не менее 50% от его реальной цены).

    Даже самая разумная приватизация не может решить проблему формирования эффективных хозяев. Приватизация означает передачу предприятия из государственной собственности в частную или групповую. Сама же по себе смена собственника не равнозначна кардинальному изменению в управлении процессом производства, которое непосредственно не зависит от того, кто именно владеет предприятием и присваивает приносимый им доход: частное лицо, группа, государство.

    Эффективное управление и высокопроизводительный труд зависят, прежде всего, от нижеследующего:

    - правовой и экономической среды, в которой функционирует предприятие;

    - хозяйственного механизма, в том числе методов и форм государственного регулирования, и политико-экономического курса;

    - подбора кадров, с их непременным испытанием в деле, и их заинтересованности в высокоэффективном труде.

    Все эти моменты могут быть отрегулированы одинаково плохо или хорошо как на государственных, так и на частных (групповых) предприятиях.

    Но если так, то почему частные предприятия в западных странах характеризуются, как правило, более высоким уровнем организации и управления в сравнении с государственными предприятиями в распавшемся СССР, тем более в современной России?

    Разница в эффективности определяется именно тем, что управленцы частных предприятий обладают значительно большей экономической самостоятельностью и получают долю от обеспеченного ими экономического эффекта, которая может достигать размеров очень крупного личного капитала, в то время как государственные предприятия в СССР и России оказались этого лишены. В результате в нашей экономике пустила корни безынициативность и пышным цветом расцвели разбазаривание и растаскивание госсобственности.

    Если государственным предприятиям предоставить ту же долю самостоятельности и те же самые права в установлении зарплаты и распоряжении прибылью (после уплаты налогов и передачи соответствующей части дохода собственнику капитала — государству), а также возложить на них ту же долю экономической ответственности за результаты хозяйствования, которая присуща частным предприятиям, эффективность первых и вторых не будет принципиальным образом отличаться.

    При этом необходима коррекция отношений собственности при взятии на вооружение лучших черт и из капиталистического, и из социалистического хозяйствования, при нейтрализации отрицательных свойств обоих.

    Из рыночно-капиталистического хозяйствования заимствуется акционирование всех предприятий, в том числе и государственных. Это позволит привлекать на государственные предприятия дополнительные инвестиции в форме продажи акций, при сохранении контрольного пакета за государственной структурой. В то же время необходимо принятие закона, гарантирующего владельцам акций дохода в качестве фиксированной доли от прибыли и устанавливающего норматив соотношения между фондом оплаты труда (включая оклады директоров) и величиной прибыли, причем вне зависимости от решений так называемого общего собрания акционеров, принимаемых в действительности владельцами контрольного пакета акций. Такое нововведение позволит в существенной мере устранить легализированный обман акционеров, процветающий во всех странах с рыночно-капиталистическим хозяйством.

    В настоящее время лицо, покупающее акции и не имеющее никакого отношения к их контрольному пакету, отдает за акции реальные деньги, которыми по своему произволу распоряжается владелец контрольного пакета. Взамен владельцу акций не гарантируется доля от доходов предприятия. Уровень доходов на акции поддерживается только с целью привлечения новых капиталов путем очередной эмиссии акций, аналогично, как и в беззастенчиво действующих пирамидальных структурах. Спекулянтами акции используются в биржевой игре ради наживы. Рядовыми гражданами акции покупаются с целью сохранения своих сбережений, далеко не всегда достигаемой в условиях вмонтирования непрерывной умеренной инфляции в хозяйственный механизм западных стран, при поддержании уровня банковского процента по вкладам на уровне, близком к уровню инфляции. Вот этот механизм замаскированного обмана основной массы населенья со стороны финансового капитала надо устранить в России.

    Очищая рыночно-капиталистический механизм от его отрицательных сторон, нельзя забывать и о преодолении марксистских догм в используемых элементах планово-распределительного механизма, в частности, в концепции прибавочной стоимости, согласно которой всякая прибыль на капитал является результатом неоплаченного труда рабочих при совершенно неоправданном исключении из состава этой прибыли предпринимательского дохода. Нужно учитывать, что прибыль создается далеко не только трудом в сфере материального производства. Она не в меньшей мере, а с развитием общества и в большей, является также результатом применения новой информации, в том числе научно-технических разработок, а также более рационального комбинирования факторов произвоства за счет его разумной организации и эффективного управления. Соответственно в хорошо организованном хозяйстве руководители предприятий и учреждений должны получать оклады, соизмеримые с прибылью частных капиталистов, при непременном достижении соответствующего роста эффективности. В то же время совершенно недопустимо, когда предприятие поставлено на грань банкротства, а его директор получает многомиллионную зарплату.

    Подчеркивая необходимость становления системы, в которой уровень доходов будет пропорционален эффективности общественно полезной деятельности, следует отметить целесообразность в процессе акционирования безвозмездной передачи части акций трудовому коллективу и его администрации, последней с учетом роли управленческого труда в процессе производства.

    Формирование эффективных хозяев в аграрном секторе имеет свою специфику. Здесь особенно недопустимы шаблоны. Нужно создать благоприятные условия для формирования различных типов хозяйств, от фермерских до кооперативных, ни в коем случае не допуская государственного давления в направлении роспуска коллективных хозяйств. Пусть сама жизнь определяет, какие хозяйства, в какой местности наиболее эффективны. При этом необходимо особо подчеркнуть неприемлемость приватизации земли в форме абсолютизации частного владения, что превратит земельные участки в объекты для спекуляции.

    Нельзя игнорировать печальный опыт возвращения земли ее бывшим владельцам в Болгарии, которые в своем большинстве не пожелали организовывать на ней сельскохозяйственное производство. В результате страна с еще недавно процветающим сельским хозяйством, осуществляющая масштабный экспорт продовольствия, теперь вынуждена его импортировать. Уровень безработицы в стране, ввергнутой шоко-терапевтами в состояние хозяйственной разрухи, достиг 20%.

    Создать подлинных хозяев на земле возможно и без частной собственности на нее. В ряде стран с развитой рыночной экономикой частная собственность на землю отсутствует. Тем более неприемлема свободная купля продажа земли в России. Массовая спекуляция землей, сопровождаемая разрушением сельского хозяйства, неизбежно последующая после приватизации земли, недопустима. Земля навечно должна пребывать в общегражданской собственности. При этом нужно гарантировать право ее пожизненной аренды с передачей его по наследству. Размер арендуемой земли, в том числе фермером, применяющим наемный труд, не должен ограничиваться, но при условии организации на ней высокоэффективного сельскохозяйственного производства.

    Признавая необходимость развития предприятий и организаций всех форм собственности, в том числе и частной, нужно подчеркнуть недопустимость ее полной суверенизации. Взимание налогов, экологические нормативы, требования социальных гарантии и соблюдения правил техники безопасности, а также определенных нормативов качества товаров и услуг, государственное регулирование цен в случае необходимости, экспортно-импортные пошлины и ограничения, дисциплина денежных расчетов, соблюдение хозяйственных договоров и санкции за их нарушение, государственные заказы — все эти необходимые ограничения заказы— все эти необходимые ограничения частной собственности, широко применяемые даже в странах с развитой рыночной экономикой, свидетельствуют о том, что в развитом обществе частная собственность в ее чистом виде практически отсутствует. Всякая собственность в конечном итоге, либо частно общественная или общественно частная. Никакая частная собственность не может существовать без ее защиты со стороны государства, которое при этом неизбежно накладывает на нее ряд ограничений. Даже деньги являются одновременно и общественной и частно-общественной собственностью. Выпускаясь государством, они являются эквивалентом всего общественного богатства и как таковые являют собой общественную собственность. Распределяясь между субъектами общества, деньги становятся частной собственностью, но не просто частной, а именно частно общественной, так как общество в лице государства сохраняет за собой право контроля и регулирования обращения денег, находящихся в частной собственности, обладает правом их налогообложения.

    Известно, что отношения собственности подразделяются на присвоение, владение, распоряжение и пользование.

    Центральным является владение. Оно всегда основано на законодательно оформляемой силе, которой обладает только государство. Следовательно, именно оно в конечном итоге является владельцем даже частных предприятий, что проявляется в том, что при помощи налогов оно может довести до банкротства любое частное предприятие. Государство может также национализировать частные предприятия и целые отрасли, что наблюдалось в таких странах, как Англия и Франция, которые никак нельзя назвать социалистическими. Поэтому проблема перераспределения права владения собственностью в государстве, ориентированном на народные интересы, является надуманной. Но она становится реальной, чреватой губительными для народа последствиями, если во главе государства стоят компрадоры.

    Преобразование отношений собственности с целью формирования эффективных хозяев следует сконцентрировать на отношениях распоряжения и пользования. Именно здесь скрыты до сих пор невостребованные резервы кардинального улучшения организации и управления хозяйством страны на всех его уровнях.

    Что касается привлечения в экономику России зарубежного производительного капитала, в форме создания чисто иностранных предприятий или совместных с российской стороной, то такой приток инвестиционных ресурсов следует приветствовать, не опасаясь отрицательных последствий при правительстве, ориентированном на национально-государственные интересы страны, которое всегда поставит любое иностранное предприятие в условия, при которых оно будет работать именно на Россию, довольствуясь лишь присвоением относительно высокой прибыли.

    Напротив, приток иностранного капитала при компрадорском политическом режиме закабаляет страну, деформирует каркас ее воспроизводства в интересах транснациональных корпораций и в ущерб народу страны.

    Решение вопроса о собственности, а также проблемы формирования эффективных хозяев в первую очередь зависит от выбора страной социально-экономической системы и режима власти.

    Укрепление рубля, оздоровление финансово-кредитной сферы. Выброс всей российской экономики в пучину мирового рынка без предварительного ступенчатого ее преобразования, призванного сделать ее конкурентоспособной на внешних рынках, без государственной поддержки, что обрекает страну на деиндустриализацию, научно-техническую и образовательно-культурную деградацию, превращение в колониальный придаток к Западу, выразился, прежде всего, в полном порабощении рубля долларом.

    При ориентации на импорт с целью удовлетворения части жизненно важных потребностей страны, в особенности при замене продукции удушаемого шокотерапией отечественного товарного сельского хозяйства, одно лишь спекулятивное взвинчивание биржевого курса доллара к рублю способно вызвать продовольственный кризис, даже голод, сопровождаемый социальным взрывом. Тем самым катастрофически подорвана экономическая безопасность государства.

    Замена во внутреннем денежном обращении страны национальных денег на иностранную валюту, рубля на доллар, открывает возможность скупки всего достояния страны за зеленые бумажки, в корне подрывает государственную власть тем, что лишает ее собственных полноценных денег.

    В числе первоочередных мероприятий по оздоровлению российской экономики необходимо нормализовать денежное обращение, укрепив рубль, и восстановить в преображенном виде общегосударственную финансово-кредитную систему.

     С этой целью рекомендуются следующие меры, в своем единстве являющие собой механизм реализации этой первейшей экономической задачи:

    а)            Вводятся фиксированные государственные цены на топливно-энергетические ресурсы, основные виды сырья, услуги транспорта и связи, на некоторые другие жизненно важные продукты, в частности цены на хлеб и молоко, с выплатой в необходимых случаях дотаций из госбюджета производителям.

    б)           Для предприятий монополистов вводится ограничение нормы рентабельности в цене товара, исчисляемой не ко всей себестоимости, а лишь по отношению к заработной плате и амортизации в ее составе (чтобы не стимулировать рост материальных затрат для увеличения прибыли и с корреспондировать рост цен с увеличением зарплаты) при наложении жесточайших штрафных санкций за нарушение дисциплины цен. В отличие от других методов нормализации денежного обращения и финансов, предполагающих замораживание зарплаты на определенном уровне, предлагается более гибкий подход. Рост зарплаты не лимитируется, но текущее личное потребление предметов роскоши ограничивается в условиях кризиса прогрессивными налогами. В послевоенной ФРГ ношу восстановления народного хозяйства несло все население. В России же голодающему народу с экранов телевизоров демонстрируют роскошь «новых русских».

    в)            Обеспечивается ежемесячная стопроцентная индексация на инфляцию: всех зарплат в государственном секторе экономики, а также пенсий, пособий, стипендий; денежных вкладов на счетах в государственных банках при развитии сети государственных коммерческих банков, создающих конкуренцию частным коммерческим банкам, обеспечивая каждому юридическому и физическому лицу право расчетного обслуживания в государственном коммерческом банке.

    г)            Государство фиксирует дифференцированные по видам ссуд банковские проценты по кредитам Центрального банка (ЦБ) и коммерческих банков (в пределах 0,5—5%) при стопроцентной индексации всех ссуд: если коммерческий банк претендует на большую прибыль, то ему придется становиться инвестором капитала, а не выдавать ссуду; при этом целесообразна специализация коммерческих банков по кредитованию сфер и отраслей народного хозяйства с тем, чтобы лицензия ЦБ выдавалась не на самовозрастание капитала вообще, а именно на полезную для экономики страны деятельность. Соответственно, в зависимости от важности для общества сферы и отрасли хозяйства, коммерческим банкам должны предоставляться льготы и преференции.

    д)           Вводится в обращение параллельно с обычным рублем (ОР) твердый рубль (ТР), обеспеченный валютными ценностями государства, земельными и природными ресурсами, обмениваемый на иностранную валюту по курсу, определяемому ЦБ и на ОР по биржевому курсу.

    е)           Внутри страны гражданам запрещается обмен рублей (ТР и ОР) на иностранную валюту, как и продажа на нее любых товаров и услуг; при выезде за рубеж граждане меняют рубли на иностранную валюту в местах пересечения границы в государственных обменных пунктах по курсу и правилам, устанавливаемым ЦБ и налоговой инспекцией; вводится прогрессивный налог в инвалюте при обмене на нее рублей с фиксацией необлагаемого минимума.

    ж)           Все расчеты юридических лиц внутри страны осуществляются только в рублях: при совершении внешнеэкономических операций расчеты осуществляет исключительно система государственных банков; российские юридические лица, за исключением уполномоченных государственных банков, не могут хранить деньги в иностранных зарубежных банках.

    з)            При участии иностранцев в приватизации они должны предварительно поменять свою валюту на рубли (ОР) по специальному приватизационному курсу ЦБ; участие в приватизации допустимо лишь в пределах обмененной суммы.

    и)           Вводятся автоматически начисляемые штрафные санкции за задержку платежей, причем на уровне более высоком, чем уровень инфляции.

    к)            Возможно быстрее внедряется общегосударственная система безналичных расчетов, охватывающая не только юридических, но и всех физических лиц; при этом все дорогостоящие покупки оплачиваются только через банк.

    л)           Осуществляется переход на принципиально новую налоговую систему, стимулирующую инвестиции и производительный труд.

    м)           В дальнейшем, по мере оздоровления денежного обращения, финансовой и банковской системы, многие ограничения и запреты снимаются; при достаточном укреплении рубля и установлении устойчивого биржевого курса между ТР и ОР возможен переход к единому конвертируемому рублю; параллельно на международном уровне целесообразно выступить с инициативой организации подготовительной работы по созданию новой мировой валютной системы, уже не завязанной на доллар США, которому угрожает экономический крах изза колоссального американского долга всему миру; остальные западные страны несут огромные потери, поддерживая на плаву доллар изза опасения мирового экономического кризиса; США ежегодно импортируют товаров на 150 млрд. долларов больше, чем экспортируют, соответственно на эту сумму весь мир по существу безвозмездно ежегодно снабжает США товарами и услугами. Чем платить такую дань американцам, не лучше ли всем остальным странам договориться о создании новой мировой валютной системы?

    Первым шагом к преобразованию международной валютной системы могло бы стать учреждение заинтересованными странами экологических денег — мировой валюты второй категории, связывающей в единый всемирный хозяйственный комплекс страны, пока еще являющиеся аутсайдерами в мировом хозяйстве, а также предприятия аутсайдеры в индустриально развитых странах. Связанные взаимными поставками товаров и услуг при помощи экологических денег, они испытали бы всплеск экономической активности. По аналогии с футболом, где играют команды первой и второй лиги, стала бы формироваться мировая экономика второй группы. Из нее легче совершить переход в первую группу, чем из никакой, как это имеет место сейчас. Участие в системе новой мировой валюты должно сопровождаться принятием обязательств по природоохранным мероприятиям и экологизации технологий (поэтому деньги и названы экологическими). В противном случае дополнительный всплеск производственной активности в мире вызовет глобальную экологическую катастрофу.

    Оздоровить рубль, нормализовать денежное обращение и финансовую систему страны невозможно без кардинальных преобразований в налоговой системе.

    В сложившейся ситуации в качестве временной меры, вплоть до выхода из экономического кризиса, центр тяжести федеральных налогов необходимо переместить с прямых на косвенные, достаточно широко, но в разумных пределах применяя в качестве источника финансирования государственных расходов денежную эмиссию.

    При этом целесообразно осуществить нижеследующие мероприятия:

    1.            Полностью отменить налог на добавленную стоимость, который в условиях отсутствия конкурентного рынка служит инструментом раскручивания инфляции.

    2.            Исключить из налогооблагаемых доходов всех предприятий производственной и непроизводственной сферы (но не посредническо-коммерческих структур) все средства, направляемые на реальные инвестиции.

    3.            Восстановить монополию государства на продажу топливно-энергетических и сырьевых ресурсов, ликероводочных и табачных изделий, с допущением выплаты комиссионных вознаграждений коммерческим структурам (в пределах 1—2%) за более эффективное продвижение товаров на рынок.

    4.            Ввести сверхвысокие таможенные пошлины на ввоз предметов роскоши (дорогие автомобили престижных марок в размере четырехкратной цены и т.п.), одновременно отменив или снизив пошлины на ввоз и вывоз других товаров (энергоресурсы и сырье при восстановлении государственной монополии на их продажу в таможенном обложении не нуждаются).

    5.            Широко применять прогрессивное налогообложение находящихся в личном пользовании особо престижной недвижимости, крупных земельных участков под дачи и особо дорогих транспортных средств вне зависимости от того, находятся они во владении физического или юридического лица (имеются в виду виллы, квартиры с жилой площадью более 50 кв. м. на человека, автомобили ценой в несколько десятков тысяч долларов, вертолеты, яхты и т.п.), при отсутствии налогов на недвижимость в пределах социальных норм потребления.

    6.            Прогрессивные налоги на личные доходы (при минимальной ставке 12%) применять, только начиная с уровня, превышающего рублевый эквивалент 1 тыс. долл. США в месяц на члена семьи, предоставляя налоговые льготы в форме освобождения от налоговой прогрессии при покупке недвижимости и транспортного средства в пределах социальных норм потребления, а также при инвестировании доходов в любой вид производственной или общественно полезной непроизводственной деятельности, кроме торгово-посреднической и финансово-банковской.

    7.            Из облагаемой части прибыли производительных предприятий сферы материального и нематериального производства взимать налог в размере 25% в федеральный бюджет, 25% — в местные бюджеты; региональные власти вправе изымать в доход бюджета любую сумму в пределах оставшихся 50% прибыли, если предприятие нарушает нормы охраны окружающей среды и если эта прибыль не инвестируется в природоохранные мероприятия; деятельность в сфере науки, образования, культуры, за исключением шоу бизнеса, полностью освобождается от налогов.

    8.            С прибыли от банковской и коммерческо-посреднической деятельности взимать налог на уровне 15% (деля его поровну между федеральным и местным бюджетами), но при освобождении от налогов до 80% прибыли, инвестируемой в производительную деятельность (за исключением строительства административных зданий, гостиниц, ресторанов, баров, казино и т.п.). Доходы от игорного бизнеса, лотерей и т.п. облагать по ставке 95%.

    9.            Отменить выплату всех социальных начислений на фонд заработной платы, заменив их ежегодной рентой от природных ресурсов (в масштабе страны), недвижимости и земельных угодий (в масштабе регионов) с ежегодным начислением ее на индивидуальные счета всех граждан страны (25% ренты).

    10.          Всем физическим лицам предоставить право участвовать в приватизации госимущества на сумму уплаченных ими налогов, при условии оценки объектов по реальной стоимости (не ниже балансовой оценки с полной индексацией на инфляцию); все доходы, используемые на приватизацию, как и на покупку недвижимости, автомобилей и т.п., должны иметь документальное подтверждение об уплате с них налогов.

    11.          При фиксированном пределе рентабельности на продукцию предприятий-монополистов, его превышение облагать прогрессивным налогом, носящим конфискационный характер.

    12.          Все жизненно важные для страны расходы (на оборону, безопасность, науку, образование, культуру-социальную сферу, инфраструктуру и т.п.), если они не покрываются доходами государства, финансируются за счет дополнительной денежной эмиссии в безналичной или наличной форме, в том числе покрытие бюджетного дефицита регионов при финансировании социальной сферы, природоохранных мероприятий и развитие инфраструктуры в пределах, признанных федеральными властями.

    Оценивая изложенный выше комплекс предложений по налоговой реформе, необходимо иметь в виду нижеследующие моменты:

    Во-первых, дополнительная денежная эмиссия используется для финансирования не излишеств (типа строительства сверхроскошной дачи в Форосе), а именно для развития жизненно важных сфер, начиная от обороны и кончая наукой и образованием.

    Во-вторых, как это ни парадоксально на первый взгляд, общая величина денежной эмиссии в течение года, как и уровень инфляции, при принятии наших предложений будет неизмеримо меньше, чем в условиях существующей налоговой системы, жестком ограничении эмиссии, когда сдерживание государственного финансирования приводит к спаду производства, резкой инфляции издержек производства, лавинообразному нарастанию взаимных неплатежей при поставках продукции в долг. Допустим, в результате денежной эмиссии в размере, эквивалентном стоимости внутреннего национального продукта, цены вырастут за год вдвое (в действительности много меньше, особенно если приватизируемое госимущество поступит на рынок по реальной цене, а не за бесценок, как это имеет место сейчас). При шокотерапии уровень цен и запоздалая денежная эмиссия окажутся много большими, чем, если бы она имела место вовремя.

    В-третьих, обеспечивается бесперебойное финансирование федеральных расходов в условиях, когда многие регионы, юридические и физические лица отказываются платить налоги или уклоняются от них. Тем самым создается финансовая база сохранения и возрождения российского государства.

    В-четвертых, формируются условия, стимулирующие развитие производства (материального и нематериального) и производительных инвестиций, что приводит к росту объемов национального продукта и позволяет при относительно меньшем уровне налогообложения обеспечить удовлетворение общегосударственных потребностей на федеральном и региональном уровнях.

    В-пятых, налоги не изымают безвозмездно у граждан заработанные доходы, так как они трансформируются в приватизацию государственной собственности. При этом прогрессивное налогообложение ограничивает лишь потребление предметов роскоши, что очень важно, в условиях дополнительной накачки денег в обращение, для предотвращения ажиотажного спроса на престижные предметы потребления. В дальнейшем, когда страна станет достаточно богатой для превращения вилл и дорогих иномарок в предметы потребления среднего класса, прогрессивное налогообложение потребления этих и подобных ценностей может быть отменено.

    В-шестых, взамен специфического налога в форме начислений на фонд заработной платы, впервые в мире вводятся для всех граждан без исключения рентные доходы с общегражданской собственности, что позволяет на качественно новом уровне обеспечить социальные гарантии каждому россиянину и одновременно не облагать дополнительным налогом предприятия, позволив тем самым увеличивать инвестиции, следовательно, наращивать общественное богатство.

    В-седьмых, чрезвычайный характер налоговой системы в форме эмиссионного финансирования госрасходов плавно и постепенно трансформируется в нормальную налоговую систему без каких-либо ее революционных изменений, что очень важно для устойчивого развития на длительную перспективу. Уровень налогов должен быть стабильным на долгие годы. Иначе затруднены долгосрочные инвестиции, так как невозможны обоснованные расчеты их окупаемости.

    В-восьмых, в предложенной налоговой системе экономические субъекты, от отдельного гражданина, предприятия и до региона и государства в целом, имеют строго фиксируемую законом долю в создаваемом ими национальном доходе. Это будет способствовать концентрации усилий социально активных субъектов не на увеличении своей доли в национальном доходе за счет сокращения долей других субъектов, а на создании новых ценностей.

    В-девятых, принятие предложенного комплекса предложений позволит оздоровить денежную и финансовую систему страны, после чего отпадет необходимость эмиссионного финансирования госбюджета. Однако такое финансирование будет оставаться в качестве потенциального резерва на случай экстремальных обстоятельств (экологическая катастрофа, угроза вооруженного вторжения и т.п.).

    В-десятых, уровень налогообложения предприятий должен быть ограничен определенным пределом, иначе налоги в корне удушат производство. Сама же величина допустимых налогов подлежит распределению между федеральными и региональными властями, что служит предметом не только экономических, но и политических решений. Какое бы решение при этом ни было принято (например, вместо 50% налога от прибыли региону — 75%, или наоборот; колебания федеральной и региональной долей в доходах от топливно-энергетических и сырьевых ресурсов и т.п.), стабильность предложенной налоговой системы не нарушается. Если же доля федеральной власти в налогах сокращается ниже допустимого предела, тут же используется резерв — эмиссионное финансирование.

    В-одиннадцатых, эмиссионное финансирование расходов госбюджета в разумных пределах не следует смешивать с безответственной накачкой в обращение ничем не обеспеченных денег. Напротив, предлагаемая эмиссия имеет материальное обеспечение в виде недоиспользуемых производственных мощностей (более 50% потенциала страны). Активизация этих мощностей требует дополнительных денег, так как именно отсутствие достаточных финансовых ресурсов у производителей и низкий платежеспособный спрос основной массы населения служат причиной глубокого экономического спада.

    В-двенадцатых, государственное финансирование (эмиссионное в особенности) должно носить строго целевой и адресный характер при запрете прокручивать бюджетные средства через коммерческие структуры, особенно при задержке их выплаты адресату. Без этой меры, играющей роль предохранительного клапана, эмиссионное финансирование может быть использовано для обогащения спекулятивно-посреднических структур, перенесения их доходов на издержки производства, что стимулирует инфляцию.

    Реформирование системы государственного регулирования и программирования экономики. Оптимальное сочетание свободы рынка с государственным регулированием экономики — это аксиома экономического процветания. Нерегулируемый государством рынок является монетаристской утопией, не существующей ни в одной стране мира и взятой на вооружение лишь доморощенными шоко-терапевтами. Рыночная стихия, ориентированная на прибыль, особенно опасна для России, стоящей перед необходимостью структурной перестройки хозяйства. Например, при недоразвитости потребительского сектора экономики возникает угроза перепрофилирования магазинов, торгующих продовольствием и промтоварами массового спроса, в автосалоны, казино, ночные клубы и т.п. В итоге основная масса народа лишается самого необходимого для существования, а экономика структурно перестраивается на удовлетворение спроса наиболее богатой прослойки населения.

    Обеспечение процветания России невозможно без разрешения противоречия между необходимостью эффективного государственного регулирования экономики и неспособностью на это современного государственного аппарата, изъеденного коррупцией и отторгающего творческую инициативу и предприимчивость. Данное противоречие разрешается на основе внедрения системы действенных стимулов и жестких санкций, побуждающих чиновников к соблюдению законов, эффективному государственному регулированию и программированию.

    Государственное регулирование и программирование при целевой установке на экономическое процветание должно исходить из трезвой оценки ресурсов страны, осознания богатства и бедности России (ее ресурсов и анти-ресурсов).

    Экономическое понятие богатства меняется на протяжении истории. В период индустриализации при избытке свободных земель основу богатства составляют машины и оборудование, служащие десятки лет. В условиях уже осуществившейся индустриализации, отсутствии в мире свободных земель, быстром моральном старении машин и оборудования (за 5—10 лет они превращаются в металлолом) меняется иерархия ценностей в системе богатства.

    В настоящее время основу богатства составляют:

    1)            творцы новых идей, осуществляющие прорыв за уже освоенные горизонты;

    2)            накопленный информационный массив во всех областях деятельности;

    3)            высококвалифицированные кадры, образовательный потенциал страны;

    4)            земля, водные артерии, озера и моря, природные ресурсы;

    5)            накопленные материальные ценности, созданные человеком, начиная от зданий, машин и оборудования и кончая произведениями искусства;

    6)            система организации общественного воспроизводства (производства, обмена, распределения, потребления).

    По первой и четвертой позициям Россия превосходит любую страну мира, однако, с двумя минусами: холодным климатом и большой протяженностью транспортных коммуникаций. Глобальное потепление климата благоприятно скажется на России, резко поднимет мировую цену ее земли при обесценивании земли во многих странах, на которых потепление поверхности планеты скажется отрицательно.

    Повышенные энергетические затраты на транспорт могут быть преодолены при реализации проекта, существовавшего еще в начале века и предусматривающего соединение речных артерий, имеющих меридиональное направление, каналами, с одновременной постройкой гидроэлектростанций. С учетом того, что себестоимость перевозок по рекам в пять раз дешевле транспортировки по железной дороге, и с учетом крайней дешевизны электроэнергии на гидростанциях, весьма дорогостоящий проект в долгосрочном плане принесет большую выгоду. Возможно, будут найдены и другие проекты, решающие проблему на принципиально новой основе. Пока при отсутствии достаточных инвестиционных ресурсов нужно отметить ее принципиальную решаемость.

    По второй и третьей позициям Россия входит в число ведущих стран мира.

    Четвертая позиция характеризуется вопиющими контрастами: с самыми передовыми технологиями оборонных предприятий соседствуют отрасли с оборудованием, устаревшим не только морально, но и физически. Тем не менее, по совокупности первых пяти видов ценностей Россия является богатейшей страной мира.

    Однако по шестой позиции в России наблюдается не просто бедность, а анти-богатство, анти-ресурс. Система организации общественного воспроизводства заменена системой его дезорганизации, которая сменила малоэффективную планово-централизованную систему. Заметим, «реформаторы» заменили ее не на более эффективную, а на систему полной дезорганизации экономики, позволяющую хищнически разворовывать страну.

    Духовные, интеллектуальные и материальные ресурсы, которыми обладает Россия, позволяют ей развиваться с опорой на собственные силы, но при условии построения высокоэффективной системы организации и управления общественным воспроизводством на всех уровнях хозяйствования (при замене анти-ресурса на ресурс), что также можно сделать только на основе использования собственного интеллектуального, организационного и управленческого потенциала, без питания иллюзий насчет иностранных советников, ориентированных на превращение нашей страны в колонию. Нелишне еще раз напомнить о необходимости преодоления внедренной в общественное сознание России утопии о вхождении России в мировой рынок сразу, одним махом при отсутствии государственной поддержки и защиты национальной экономики. Вопреки иллюзиям это привело бы не к процветанию страны, а к уничтожению большей части экономического потенциала.

    В то же время участие в международном разделении труда сулит России многие выгоды, что подталкивает к подключению страны к мировому рынку.

    Выход видится в формировании двухуровневой экономики:

    а)            первый, базовый уровень экономики охватывает отрасли, обеспечивающие жизне существование основной массы населения на достойном человека уровне, но без немедленных претензий на западные стандарты потребления; экономика этого уровня развивается под государственным протекционизмом, защищающим ее от акул мирового рынка;

    б)           второй уровень экономики должен быть представлен крупными фирмами, использующими самые передовые технологии и выходящими на мировой рынок при опоре на всю мощь российского государства; предприятия этого уровня призваны служить генераторами развития российской экономики; львиная доля валютной выручки должна не растрачиваться на предметы роскоши, а инвестироваться в науку, производство;

    в)          по мере развития экономики разница между ее двумя уровнями будет сглаживаться и тогда Россия сможет в полной мере подключиться к мировому рынку.

    Нужно четко определить этапы оздоровления экономики:

    1 этап. На нем демонтируется механизм дезорганизации экономики, восстанавливаются еще жизнеспособные элементы разрушенного механизма хозяйствования, внедряются новые рычаги и формы воздействия на хозяйство.

    Осуществляется также комплекс антиинфляционных мер. Используются все резервы экономики, которые можно вскрыть достаточно быстро.

    2 этап. Формируется двухуровневая экономика.

    На первом уровне под протекцией государства обеспечивается функционирование народнохозяйственного комплекса жизнеобеспечивающих отраслей.

    На втором уровне формируются высокотехнологичные хозяйственные комплексы (крупные и сверхкрупные корпорации), способные прорваться на мировой рынок, а также (и это главное) быть генераторами ускоренного развития российской экономики.

    3 этап характеризуется подтягиванием первого уровня ко второму, созданием экологически ориентированной экономики, причем качественно более эффективной, чем современная экономика стран Запада.

    Отдельные мероприятия второго и даже третьего этапа могут начать осуществляться уже на первом этапе.

    В процессе государственного регулирования экономики, ориентированного на формирование новой социально-экономической системы — ЭКОГУМАНИЗМА, с эффективным использованием всех ресурсов страны, необходимо применять, в зависимости от конкретных обстоятельств, весь спектр методов и механизмов государственного регулирования, хорошо известный экономистам, в связи, с чем нет нужды их перечислять. В то же время нужно вырабатывать и нестандартные подходы к воздействию государства на экономику с учетом уникальности ситуации, в которой пребывает страна.

    Нестандартный подход необходим, прежде всего, к производственным и научным предприятиям ВПК, где сконцентрирован основной научно-технический потенциал страны. Если он будет разбазарен, а именно к этому ведет шокотерапия, у России нет будущего. Но если этот потенциал разумно использовать, проведя целесообразную, но ни в коем случае не тотальную, конверсию, весь мир станет свидетелем российского экономического чуда.

    При этом целесообразно проведение нижеследующих мероприятий:

    1.            При сохранении всех исследований (и развитии новых) и изготовлении опытных образцов в сфере военной техники и технологии, на пять лет замораживается производство вооружений, с целью экономии дорогостоящих ресурсов, за исключением запасных частей и изделий на экспорт (при попытке восстановить потерянные рынки сбыта), а также небольших партий продукции для сохранения технологической готовности производства на будущее.

    2.            Заработная плата персоналу оборонных предприятий выплачивается в полном размере даже за ничегонеделание, причем на уровне, обеспечивающем достойное существование квалифицированного специалиста. Экономии от прекращения затрат колоссальных материальных ресурсов с избытком хватит на это, если прекратить их массовое разворовывание. Кроме того, персонал оборонки получает возможность иметь вторую зарплату за счет эффекта от конверсии. Такая неординарная мера необходима для сохранения коллективов наиболее квалифицированных специалистов страны — ее надежды на будущее.

    3.            На предприятиях ВПК формируются и осуществляются программы внедрения новейших технологий на основе накопленных невостребованных научно-технических разработок. В этом отношении Россия накопила просто фантастический потенциал, но пятая колонна совместно с научной бюрократией препятствуют его использованию, проводя политику внедрения только зарубежной техники и нелегальной продажи российских изобретений другим странам, где они вылеживаются до поры модернизации оборудования, не ранее, чем оно себя окупит, после чего применяются сначала там, а уже потом, ряд лет спустя, ввозятся в нашу страну в качестве новейших зарубежных достижений.

    4.           Пятилетнее (но не на больший срок) замораживание массового производства новых вооружений для российской армии не ослабит обороноспособность страны, так как сейчас она упирается не в технику (ее сверх достаточно), а в человеческий фактор. При этом необходимо существенно повысить материальное обеспечение военнослужащих. Всем увольняемым в запас офицерам должно быть предоставлено право перейти на работу в систему правоохранительных органов. Не менее половины конфискованных у преступного мира ценностей должно передаваться тем, кто ведет против него борьбу.

    Нестандартные методы государственного регулирования необходимы не только в сфере ВПК, его конверсии, но и в не меньшей мере в сферах регулирования отношений собственности (в том числе приватизации), денежного обращения, финансов и кредита. Однако здесь мы не останавливаемся на этих методах по той простой причине, что они уже освещены в предыдущих разделах.

    Необходимо значительное усиление государственного регулирования экспортно-импортной деятельности, при обеспечении кардинального улучшения его качества и повышения эффективности, под углом зрения соблюдения государственного интереса, а не удовлетворения притязаний отдельных ведомств, монополий, явных и скрытых финансовых групп.

    При этом помимо прочего, нужно срочно осуществить нижеследующие меры:

    1.            Ввести государственную монополию на экспорт топливно-энергетических ресурсов и сырья (необходимость чего нами уже отмечалась). Частные предпринимательские структуры целесообразно привлекать к обслуживанию этого экспорта для оказания маркетинговых и посреднических услуг за вознаграждение, оговоренное по взаимному соглашению, обычно в пределах 1% от суммы сделки.

    2.            Утвердить перечень жизненно важной для государства и общества продукции обрабатывающих отраслей, по которому вводится лицензирование.

    3.            Создать условия для свободного экспорта других товаров с уплатой дифференцированной таможенной пошлины, с обязательным возвращением в Россию вырученной валюты или импортированием соответствующего товарного эквивалента. Необходимо поощрять экспорт продукции высокой технологической обработки, стимулировать производственную кооперацию с предприятиями других стран.

    4.            Товары массового спроса и притом дефицитные в стране импортировать беспошлинно. Ввоз товаров, в особенности оборудования, аналоги которых производятся в стране, облагать повышенными пошлинами. На импорт предметов роскоши установить сверх пошлины (на время до полного оздоровления экономики страны). Однако добротные предметы потребления (одежда, обувь, электронная техника и т.п. не должны относиться к предметам роскоши).

    5.            За нарушение правил экспортно-импортных операций установить особо жесткие экономические санкции с выплатой значительного вознаграждения тому, кто вскрыл злоупотребление.

    Во внешнеэкономических связях России необходимо прекратить какое-либо субсидирование стран СНГ, оставив иллюзии экономической интеграции бывших союзных республик на основе дешевых поставок российских топливно-энергетических и сырьевых ресурсов.

    Подобные иллюзии коренятся в признании неизбежности раскола СССР как якобы империи, угнетающей входящие в нее народы. Запад до сих пор продолжает обвинять Россию в имперских амбициях, испытывает страх перед ее возрождением, оправдывая свою позицию отрицательной оценкой попыток бывшего советского руководства установить коммунистический строй на всем земном шаре, в том числе с применением силы.

    Однако здесь произошло явное смешение понятий. Одно дело мессианские амбиции коммунизма, кстати, занесенного в нашу страну с Запада, отчего России действительно нужно было отказаться. Совсем другое дело сохранение целостности российского многонационального, интегрированного в единое целое государства, традиционно называемого сначала Российской империей, потом СССР, но ничего общего, не имевшего с империями в западном понимании этого слова, когда метрополия угнетает и эксплуатирует колонии. Россия никогда не имела колоний. Все входившие в нее на протяжении истории народы интегрировались в единое государство, где русские не имели никаких преимуществ перед другими национальностями.

    Распад СССР явился результатом амбиций националистических лидеров бывших союзных республик, поддерживаемых мощью Мирового финансового капитала и ЦРУ. Народы всех без исключения союзных республик только потеряли от распада великой державы, оказались выброшенными в пучину социально-экономических бедствий и гражданских войн.

    Все отделившиеся от России республики в экономическом отношении являются нежизнеспособными, они не в состоянии обеспечить даже элементарного физического выживания своих граждан без поставок по низким ценам энергии и сырья из России. Наша страна, субсидируя бывшие союзные республики на сумму, большую, чем получаемые ею кредиты от Запада, одновременно и финансирует сохранение раскола большой России (СССР), и втягивает себя в кабалу Западу, приближаясь к порогу отдачи всего своего национального достояния за долги.

    России необходимо отказаться от всяких зарубежных кредитов, увеличивающих государственный долг, сопровождаемых условиями проведения экономической политики, определяемой в других странах. При этом приветствуется приток в страну частных иностранных инвестиций производительного характера, связанных лишь с совместным делением приносимой ими прибыли, но не увеличивающих государственный долг.

    Одновременно России нужно немедленно перейти на торговлю с бывшими союзными республиками на мировые цены, прекратив поставлять в долг, часто не возвращаемый, топливно-энергетические ресурсы. Такая мера в считанные месяцы вызовет в бывших союзных республиках тяжелейший экономический кризис, сопровождаемый острыми выражениями социального недовольства их народами, которые в такой ситуации добьются от своих правителей (прежних или новых) объединения с Россией. В ответ России следует не восстанавливать СССР, хотя это и может быть приемлемо в качестве временной меры при определенных обстоятельствах, а включить бывшие союзные республики в свой состав со статусом, аналогичным статусу Татарстана или Башкирии.

    Нужно предостеречь от опасного сценария в будущем, когда бывшие союзные республики объединятся в неуправляемый конгломерат, обреченный на новый распад, но перед этим проецирующий тенденцию распада и на регионы Российской Федерации. Чтобы уйти от этого сценария, чреватого всеобщим хаосом, правительства бывших союзных республик, вновь объединяющихся с Россией, должны признавать над собой суверенитет российского правительства при выделении из него двух правительств: правительства объединенной России (в него могут входить отдельные лидеры из стран СНГ, но при покидании своих постов в них); правительства Российской Федерации. Ведь нелогично, если, например, украинцы будут иметь свое национальное правительство, а русские — нет. Отказ от параллельного русско-российского правительства в большой России может быть целесообразен только в том случае, если исчезнут правительства украинские, казахские, молдавские и т.д., т.е. когда бывшие союзные республики станут региональными образованиями единого государства.

    Ни в одной стране с развитой рыночной экономикой государство не бросает сельское хозяйство на произвол рыночной стихии, хотя применяемые при этом методы варьируются по странам. Например, если в США государство экономическими рычагами сдерживает перепроизводство сельхозпродукции, одновременно оказывая фермерам финансовую поддержку и инвестируя большие средства в развитие сельскохозяйственных наук, генерируя программу роботизации фермерских хозяйств, то в Японии сельское хозяйство развивается под усиленным государственным протекционизмом, результатом чего является пятикратное превышение цен на ряд продуктов питания, но зато при этом сохраняется национальное сельское хозяйство, хотя и неконкурентоспособное на мировом рынке, отказаться от которого не может позволить себе ни одна страна, проявляющая заботу о своей экономической безопасности.

    Совсем иначе в современной России. Государство бросило сельское хозяйство на произвол судьбы, обрекая на уничтожение товарное производство продовольствия через взвинчивание цен на топливо, технику, транспортировку сверх допустимых пределов, с одной стороны, и на неуклонное сокращение платежеспособности спроса основной массы населения, с другой. Более того, власть предержащие чиновники административными методами пытались Наскоком разрушить крупные хозяйства под предлогом образования на их месте высокоэффективных фермерских хозяйств. Однако создание фермерских хозяйств, способных накормить всю страну, потребует многих лет. Ведь для этого нужна соответствующая техника, приспособленная к фермерству, а ее нет. Нужны финансовые ресурсы исходя из нескольких сотен тысяч рублей на одно хозяйство. Такие возможности отсутствуют. Насильно разрушить колхозы и совхозы и сделать ставку на фермерство — значит бросить страну в пучину голода. Единственно возможный конструктивный вариант — преобразование колхозов и совхозов в высокоэффективные хозяйства, несущие ответственность перед рынком. Фермерство нужно поддерживать, но как дополнение к системе крупных хозяйств. Центр тяжести инвестиций в решение продовольственной проблемы должен приходиться на переработку, хранение, транспортировку сельхозпродукции. При этом необходимо установление на приемлемом достаточно низком уровне государственных фиксированных цен на топливо, горючее, сельхозтехнику, транспортные услуги с выплатой в необходимых случаях дотаций из бюджета производителям.

    В числе приоритетных государственных программ программа возрождения и развития АПК должна быть поставлена на первое место, так как без обеспечения себя продовольствием народ долго выжить не сможет.

    Далее по приоритетности должны следовать: программа социальной защиты населения (нельзя развивать перспективные отрасли за счет вымирания части народа); программы обеспечения внутренних потребностей страны продукцией топливно-энергетического комплекса и услугами транспорта, прежде всего железнодорожного (при этом в первоочередные приоритеты не только не входит наращивание топливно-энергетических ресурсов для экспорта, но в более дальней перспективе России следует свести его к минимуму, сохраняя для себя, с учетом будущих поколений, не восполняемые природные ресурсы).

    Следующими приоритетами (они по своей природе первые, поскольку обеспечивают процветание страны в будущем, но реализовать свое первенство они могут только после обеспечения выживания народа страны) являются:

    - программа сохранения потенциала ВПК и его целесообразной конверсии;

    - программа развития науки, образования, культуры;

    - экологическая программа;

    - программа жилищного строительства;

    - программа развития производства промышленных товаров народного потребления;

    - программа подтягивания уровня развития отсталых отраслей и регионов.

    Потребуется разработка и других народнохозяйственных программ. Что касается программ типа поддержки малого и среднего предпринимательства, развития банковской системы и т.п., то они относятся к программам другого типа, связанным с преобразованием хозяйственного механизма страны. Все программы этого типа должны приниматься в качестве разделов (подпрограмм) программы реформирования хозяйственного механизма страны.

    Особый тип программ призван сформировать несколько сот крупных корпораций, как правило, на межотраслевой основе, но с центрированием на выпуске определенной продукции или предоставлении услуг, требующих использования сложной техники и высокоразвитых технологий.

    Еще одна, также исключительно важная, разновидность программ— это программы, каждая из которых ориентирована на разработку и внедрение в производство новейших технологий, качественно лучшей техники. Предприятия и организации, задействованные в осуществлении таких программ, следует привлекать к их осуществлению на взаимо-заинтересованных договорных началах.

    К осуществлению государственных программ всех типов необходимо привлекать частные фирмы, в особенности венчурного (внедренческого) типа, с их предварительным лицензированием на предмет профессиональной состоятельности. В такие фирмы, создаваемые по личной инициативе при содействии государства, должны входить ученые, конструкторы и инженеры, опытные управленцы и экономисты, другие специалисты, а также предприниматели.

    Этим фирмам должно предоставляться право на осуществление государственных программ или их разделов (на федеральном и региональном уровнях) с использованием государственного финансирования и льготных кредитов, государственных ресурсов. При этом фирма не становится собственником объектов, созданных за счет государственных средств. В качестве вознаграждения фирма получает долю от реального эффекта, приносимого реализованной программой.  Государственные чиновники, контролирующие ее, также получают крупные премии в доле от этого эффекта, если он достигнут.

    В государственное программирование необходимо возможно шире внедрять систему конкурсного отбора, в частности по такой схеме:

    а)            власти (федеральные и местные) объявляют конкурсы на лучшие экономические проекты, связанные со структурной перестройкой экономики, в особенности с внедрением в производство самых передовых научно технических разработок; к участию в конкурсах допускаются не только научно-производственные, но и организационно экономические проекты, в частности связанные сформированием крупных межотраслевых фирм, холдинговых компаний и т.д.;

    б)           проекты, выигравшие конкурс, выставляются в свою очередь на конкурс претендентов из числа предпринимательских структур, предлагающих способы и условия реализации проектов;

    в)            фирмы, выигравшие конкурс, осуществляют проекты, получающие статус государственных программ, прибыль от реализации которых делится между государством и их исполнителями в пропорции, заранее оговариваемой в процессе конкурса;

    г)            с целью предотвращения разворовывания государственных ресурсов и принятия корыстных решений коррумпированными чиновниками внедряется система денежных поощрений и санкций с таким расчетом, чтобы честное исполнение чиновником своего долга стало материально более выгодным и безопасным, чем участие в круговой поруке взяточников.

    В экономику, при поддержке государства и использовании частнопредпринимательских инициатив, необходимо возможно шире внедрять корпоративный механизм хозяйствования. Его основная идея: под перспективное ноу-хау, конкурентоспособное на мировом рынке, подбирается группа заинтересованных хозяйственных субъектов, участвующих в проекте по мере своих возможностей и заинтересованности (капиталом, производственными мощностями, выполнением работ и услуг и т.п.); каждый участник получает свою долю в реализации конечного продукта пропорционально доле участия.

    Вмешательство государства в экономику (суммарное, на уровнях федеральной и местных властей в процессе осуществления государственного программирования) нужно ограничить законодательно зафиксированной долей в национальном доходе. При этом основными объектами государственного финансирования должны быть: правопорядок и оборона; фундаментальная наука и образование; культура; здравоохранение; социальные выплаты; производственная инфраструктура; агропромышленный комплекс; отдельные наиболее перспективные научно-технические программы.

    Во многих случаях целесообразна замена прямого бюджетного финансирования и государственного администрирования формированием льготных условий для предпринимательских структур, взявших на себя реализацию приоритетных государственных программ.

    Рассмотренный комплекс мер государственного регулирования и программирования далеко не решает всех экономических проблем России. Внимание было сконцентрировано на формировании пространства для хозяйственного развития в интересах народов России. Как будут вести себя хозяйствующие субъекты в этом общем пространстве, как будут распределены права в регулировании экономикой между федеральной и местными властями, все это может быть решено лишь в процессе относительно длительных переговоров.

    Здесь можно очертить лишь исходный принцип разделения функций государственного регулирования и программирования между федеральной и региональными властями.

    Все программы, обеспечивающие внешнюю и внутреннюю безопасность страны, в том числе экономическую, сохранение духовного, культурного, научного, образовательного, производственного потенциала страны и ее природы, обеспечивающие социальную защиту населения на уровне минимального прожиточного минимума (определяемого не физиологическим существованием, а уровнем жизни, соответствующим человеческому достоинству), должны обладать федеральным приоритетом. Регионам не должно быть позволено по своему произволу как изымать ресурсы из таких программ, так и отказываться от их финансирования. Одновременно недопустимо по произволу федеральных властей изымать сверх этого ресурсы из регионов для финансирования искусственного подтягивания уровня отсталых регионов и отраслей до уровня более развитых. Все вопросы подобного перераспределения ресурсов, как и финансирования на межрегиональном уровне других программ, должны решаться сугубо на основе переговорного процесса.

    Всякая экономическая программа государства будет иметь успех только в том случае, если она будет содержать в себе достаточно действенные социальные мероприятия, повышающие уровень жизни народа, дающие ему социальные гарантии, уверенность в будущем, надежду на процветание.

    В числе социальных аспектов нашей программы нужно выделить нижеследующие:

    1.            Учреждение впервые в мире общегражданской собственности на топливно-энергетические ресурсы, другие полезные ископаемые ресурсы и лесные угодья (на федеральном уровне) и на земельные участки и недвижимость (на региональном уровне). Всем гражданам России открываются пожизненные индивидуальные счета в Сбербанке, на которые ежегодно начисляется рента за использование объектов общегосударственной собственности (ориентировочно 25% ренты распределяется между гражданами на федеральном уровне, 30% — на региональном). Такая акция позволит в отличие от обманчивых ваучеров сделать каждого гражданина реальным сособственником своей страны, даст ему реальный и стабильный источник существования, обеспечивающий достойную человека жизнь.

    2.            Оказывать всемерную государственную поддержку, включая бесплатное предоставление помещений и выделение бюджетного финансирования, различным инициативным территориальным объединениям граждан в сфере организации досуга, культуры, спорта, благотворительной деятельности. Данное мероприятие значительно улучшит психологический климат в обществе, снизит социальную напряженность, будет способствовать повышению культурного уровня народа и укреплению его здоровья, позволит занять не находящие применения в других сферах квалифицированные кадры, в том числе используя образовательно-культурный потенциал пенсионеров.

    Тем самым в России начнет возрождаться связь различных поколений, что является непременным условиям успеха не только экономических, но и всех других программ государства, ориентируемых на длительную перспективу.

    Особое значение должно принадлежать мерам, направленным на возрождение генофонда народа.

    Демографическое возрождение России. Демографическая ситуация далеко не равнозначна по отдельным странам. Если такие страны, как Китай, Индия, страдают от перенаселения, то России с ее территорией явно не хватает населения.

    Если бы не демографические катаклизмы, пережитые страной в XX веке, то ее население должно было бы составлять в настоящее время порядка 500— 600 млн. человек:

    1.            В обществе распространяются идеи о том, что вся природа дана людям от Бога, потому природные богатства должны распределяться равномерно между населением планеты, численность которого должна быть приведена в соответствие с природными ресурсами и к тому же лимитирована допустимым пределом загрязнения окружающей среды. Соответственно предполагается ликвидация государственных границ и самих государств, а власть на планете и контроль за правопорядком мыслится в виде мирового правительства. К осуществлению таких идей в реальной жизни объективно ведет развитие мирового рынка на основе стирания внешнеторговых границ, сплошной приватизации госсобственности там, где она еще сохраняет существенные позиции, допуска к покупке земли, предприятий и прочей недвижимости лиц вне зависимости от гражданства, свободном переливе капиталов между странами мира. При всей внешней привлекательности идей общечеловеческой экономики, их реализация в конкретном контексте общечеловеческой реальности приводит к тому, что богатое меньшинство населения планеты, сконцентрированное главным образом в странах Запада, в еще большей степени становится гражданами мира, а подавляющее большинство Населения Земли обрекается на вымирание в своих собственных странах экономическими методами.

    2.            Нет никаких резонов к тому, чтобы русский народ отдал всю свою территорию с огромными природными богатствами в котел «общечеловеческой» приватизации, оставшись без средств к существованию, и тем был бы обречен на вымирание, а горстка всемирных финансовых магнатов сохранила бы свои гигантские состояния, зачатые в ростовщичестве, колониальном грабеже народов, работорговле, геноциде коренного населения Северной Америки, развязывании локальных и мировых войн. Вопреки пропаганде рыночной общечеловечиости, оборачивающейся в действительности использованием мирового рынка в качестве тотального орудия геноцида народов планеты с целью расчистки природного пространства для избранного населения, России необходимо проводить независимую социально-экономическую политику, направленную на качественное и количественное возрождение генофонда нации, с безусловным сохранением территории страны и ее природных богатств в качестве суверенного достояния народа страны, причем в лице не только живущих, но и будущих поколений.

    3.            Идеологам всеобщей продажности, ставящим во главу угла своих политических, экономических программ рынок, а уже после него демократию, обеспечивающую согласно их взглядам правовую защиту рыночной свободы, добивающимся свободной продажи земли в России, в том числе иностранцам, берущим при этом за идеал США, не мешает напомнить, что именно возлюбленная ими страна бережет собственные залежи полезных ископаемых, прежде всего нефти и газа, для своих будущих поколений, предпочитая вывозить природные ресурсы из других стран, добившись того, что ее население, составляющее 5% населения планеты, потребляет 40% ее природных ресурсов.

    4.            В России на общефедеральном уровне необходимы разработка и последовательное осуществление программы демографического возрождения России в качестве главного приоритета социально-экономического развития государства.

    5.            Программы демографического возрождения целесообразно также разработать на уровне субъектов Российской Федерации.

    6.            В основу федеральной программы демографического возрождения предлагается положить нижеследующие положения:

    а)            Демографическому возрождению России необходимо преодолеть исторический разрыв между количественным ростом населения и качественным развитием личности. Этот разрыв, в свою очередь, порождает разрыв между поколениями родителей и детей, означающий одновременно разрыв основ и направленности мировоззрения одной и той же личности в ее детстве и юности, с одной стороны, и во взрослом состоянии — с другой. Если при низком уровне материального развития общества, лишающем большинство населения возможности само-проявления творчески-созидательного потенциала на пути личного развития в материальном и духовном планах, люди выражали себя, прежде всего в рождении, воспитании по своему собственному образу и подобию детей и в их материальном содержании, то с ростом материального благосостояния и уровня образования общество переходит к мало-детным семьям, в перспективе — вообще к массовому отказу от семьи и деторождения. В итоге обеспеченные материально и высокообразованные народы вступают на путь демографического вырождения, им уготована судьба быть вытесненными народами бедных стран, в том числе и через демографическую инфильтрацию на базе массовой иммиграции. Благосостояние народа, высокий уровень его образования и культуры могут сочетаться с высоким уровнем рождаемости (от 2х до 4х детей в семье в качестве типичного явления) только в том случае, если саморазвитие, самосовершенствование и на этой основе самоутверждение личности не будут противоречить рождению и воспитанию большого количества детей в семье, а наоборот, будут благодаря появлению и развитию детей подниматься на более высокий качественный уровень. При этом необходимо преодоление духовного, психологического, культурного, разрыва между поколениями, внутреннее отчуждение которых должно смениться их взаимным духовным обогащением.

    б)           Сочетание самоутверждения личности с многодетной семьей может быть обеспечено в качестве массового явления только в том случае, если в обществе будет обеспечено разделение труда между мужчинами, делающими в положительном значении слова карьеру в профессиональной деятельности, и женщинами, занятыми рождением и воспитанием детей параллельно со своим собственным саморазвитием в духовном, культурном, гуманитарно-профессиональном, в особенности в педагогико-психологическом плане. При этом женщине необходимо предоставить свободу выбора: выполнять свое призвание в качестве духовно-эмоциональной вдохновительницы мужчины, матери, воспитательницы детей, что требует от женщины самопожертвования и постоянного внутреннего роста и самосовершенствования, или делать, карьеру наравне с мужчиной. Несомненно, что часть женщин найдет свое призвание в личной карьере. Однако при создании соответствующих материальных, организационных, культурных, психологических предпосылок большинство женщин склонится к своему духовному и природному призванию.

    в)            Россия, вопреки пропагандистам теории «догоняющей цивилизации», является не бедной, а исключительно богатой страной, вполне способной обеспечить благосостояние типичной массовой семье, в которой женщина не работает и имеет троих, четверых и более детей. Но только в советский период богатства России использовались главным образом для осуществления утопии в виде победного шествия коммунизма по всему земному шару, одновременно разбазариваясь в результате насилия бюрократизма и господства плановых догм, а в период так называемой рыночной реформы богатства страны присваиваются горсткой «новых русских» и перекачиваются в зарубежные банки, причем этот процесс первоначального накопления денежного капитала сопровождается таким разбазариванием производственных ресурсов, которое многократно превосходит потери от бесхозяйственности советского периода.

    г)            России за короткий период (в пределах 1,5 года) нужно восстановить объемы производства на уровне конца 80х годов, что дает прирост ВВП примерно на 55%, т.е. на уровне падения за годы радикальных реформ. Это вполне достижимо, если демонтировать финансовый механизм, построенный радикальными реформаторами по рецептам МВФ и Гарвардского университета (США). Этот механизм в корне удушает российскую экономику, лишая ее денег для финансирования производства и по выходе из него (последнее в результате многократного снижения реальных денежных доходов населения). В итоге вся сфера производства поставлена в ситуацию искусственного банкротства, а естественным выходом из такой ситуации при продолжении прежнего курса реформ является продажа с аукционов российских предприятий и российской земли, причем за бесценок (при тотальной распродаже собственности в стране, ввергнутой в экономический хаос, цены могут быть только бросовыми) и главным образом иностранцам (в искусственно обанкроченной России собственных покупателей почти не найдется). По поводу острых проблем экономики радикальные реформаторы говорят, что у них нет денег и взять их, кроме как взаймы, неоткуда. При этом они заявляют, что ни за Что не допустят эмиссионного финансирования не только развития народного хозяйства, но и жизненно важных расходов госбюджета. И это в условиях, когда в России денежная масса составляет 10—12% к ВВП, в то время как этот показатель в развитых странах Запада колеблется в районе 80%) ВВП. Государство в России вполне может решить проблему нехватки денег. Прежде всего, нужно эмитировать достаточное количество денег для оживления простаивающих производственных мощностей и для выплаты зарплат и пенсий в увеличенном размере, что позволит населению покупать продукцию, производимую на оживленных мощностях. При этом важно, чтобы эмиссия денег носила целевой характер, используясь только для финансирования производства, госзаказов, выплаты зарплат и пенсий. Ни один эмитированный рубль не должен попасть в коммерческие банки для прокручивания. Кроме того, нужно ввести полную монополию государства на производство, импорт, продажу алкогольной и табачной продукции. Одновременно государство должно присваивать себе всю ренту, приносимую добывающими отраслями промышленности. Нужно срочно ввести монополию государства на перечисление денежных средств за рубеж (одна эта мера дает стране по минимальным подсчетам 20—40 млрд. долл. в год — на такую сумму ежегодно из России вытекает капитал, так что не Запад кредитует Россию, а Россия безвозмездно субсидирует Запад, при этом залезая в невозвратные долги, что неизбежно при следовании рецептам МВФ, поскольку именно на это они и рассчитаны). Сочетание целевой денежной эмиссии производственной направленности с мобилизацией государством денежных потоков, приносящих особенно значительную прибыль, позволяет резко снизить налоговый пресс на производителей, что также будет способствовать оживлению производства. Кроме того, предприятиям нужно восстановить за счет эмиссии денег, съеденные инфляцией оборотные средства и накопления в виде амортизационного фонда и из состава прибыли, с параллельной принудительной эмиссией голосующих акций и передачей их в государственную собственность. С целью предотвращения отрицательных последствий возможной инфляции следует ежемесячно полностью индексировать зарплаты и пенсии, а также банковские вклады на депозитах, причем в государственных банках за счет эмиссии. Предельный процент за кредит должен быть ограничен 3—5% годовых, но при полной индексации предоставленной ссуды на инфляцию. В денежное обращение целесообразно ввести параллельный рубль, обеспеченный золотовалютными ценностями. Изложенные мероприятия позволят быстро восстановить упавшие объемы производства.

    7.            При восстановлении прежних (на уровне конца 80х годов) объемов производства не должно, да и не может быть возврата к хозяйственному механизму советского периода. Российские ученые и специалисты должны сами, без указки изза рубежа, сконструировать приемлемый для страны хозяйственный механизм, органически соединяющий вокруг стержня национально-государственных интересов страны лучшие черты как рыночно-капиталистического, так и планово-распределительного механизмов хозяйствования. Смешанная экономика, с мощным государственным сектором и развязанной частной инициативой, направляемая и регулируемая государством, — вот модель экономического развития России.

    Восстановление производства на уровне конца 80х годов позволит не в 2 раза, а значительно больше поднять жизненный уровень основной массы населения (примерно в 4 раза) за счет ограничения военных расходов пределами оборонной достаточности и прекратившейся помощи «братским странам», которые рвутся теперь в блок НАТО.

    8.            Одним из основных направлений Программы демографического возрождения России должно стать предоставление любой женщине матери реальной возможности получать зарплату на уровне средней реальной зарплаты на начало 1990 г. (300 руб. в месяц в ценах 1990 г., что эквивалентно в ценах начала 2000 г. примерно 5 тыс. деноминированных рублей) только за воспитание ребенка, с увеличением этой зарплаты при росте количества детей.

    При соблюдении двух условий:

    а)            увольнения с работы;

    б)           регулярного, активного и интенсивного участия совместно с детьми в деятельности одного из культурно-воспитательных центров (КВЦ), по выбору из наличных на данной территории центров, которые необходимо срочно сформировать повсеместно. Причем воспитание детей должно идти матерям в трудовой стаж для получения пенсии.

    9.            Создаваемые повсеместно КВЦ (на государственной или частной основе, при обязательном их лицензировании) должны функционировать параллельно и в органической взаимосвязи с общеобразовательными школами, техникумами, ПТУ, в том числе и/с использованием их материально технической базы.

    10.          Ресурсное обеспечение зарплаты неработающим матерям и функционирования КВЦ достигается за счет двух факторов:

    а)            общего подъема экономики и мобилизации государством ресурсов, в соответствии с уже изложенным ранее;

    б)           высвобождения излишней рабочей силы, в основном женщин, желающих уйти с работы и посвятить себя рождению и воспитанию детей, с передачей уволившимся матерям зарплаты, получаемой ими за пребывание на таком рабочем месте, на котором достаточно было одного работника, а держали трех пятерых, соответственно одну полновесную зарплату делили на нескольких человек (но и тогдашняя урезанная зарплата, если ее перевести в современные цены, эквивалентна 5 тыс. рублей на начало 2000 г.).

    11.          То, что на одном рабочем месте в советский период держали 3—5 работников (это часто встречается и в наше время), свидетельствует Всесоюзный эксперимент по сокращению излишней рабочей силы на Щекинском химкомбинате. За пять лет эксперимента численность работников была сокращена с 6 тыс. до 5 тыс. человек, при этом все экономические показатели улучшились на фоне роста объемов производства; часть экономии на зарплате уволенных шла на повышение зарплаты оставшихся. По завершении эксперимента один из цехов полностью работал на голландском оборудовании. В Голландии такое оборудование эксплуатировало около 280 работников, а на Щекинском химкомбинате примерно 800. При положительной оценке эксперимента в начале 70х годов инициатива массового сокращения излишних работников не получила распространения в советской экономике.

    12.          Для привлечения в КВЦ наиболее талантливых воспитателей и педагогов их средняя зарплата должна не менее чем в 2 раза превышать среднюю зарплату по стране. Часть матерей с высокой профессиональной подготовкой могла бы работать в КВЦ за дополнительную плату.

    13.          Во многих случаях целесообразна специализация КВЦ на базе гуманитарной, естественнонаучной, математически-компьютерной, инженерной ориентации.

    14.          Каждый КВЦ должен получать бюджетное финансирование пропорционально числу привлеченных им матерей с детьми, что вводит конкуренцию между КВЦ, способствует выживанию и процветанию наиболее эффективных из них. Часть материальных ресурсов, принадлежащих властям всех уровней, целесообразно безвозмездно или на правах льготной аренды передавать под КВЦ. В частности, многие здания кинотеатров могут быть реконструированы (с уменьшением кинозала и созданием большого числа различных помещений) специально под КВЦ.

    15.          Целесообразно также развитие частных КВЦ, работающих на платной основе, с предоставлением им значительных налоговых льгот, а также бюджетного финансирования в рамках привлеченных матерей с детьми на уровне утвержденных бюджетных нормативов.

    16.          Другим важнейшим направлением материального обеспечения демографического развития страны должна стать организация массовых общественных работ в области жилищного строительства, сопровождаемого строительством, дорог и объектов социально-бытовой инфраструктуры и культуры, в том числе и КВЦ.

    17.          Массовое жилищное строительство может быть развернуто практически в любом регионе России уже сегодня, не дожидаясь появления денежных источников финансирования, а именно на основе непосредственного комбинирования всех факторов производства, необходимых для строительства, от материальных ресурсов до рабочей силы, для чего предлагается использовать особый механизм развертывания жилищного строительства, не требующий наличия финансовых ресурсов:

    а)            местными властями или инициативными предпринимателями создаются Центры материального благоустройства граждан (ЦМБГ). Эти центры эмитируют жилищные сертификаты (ЖС), которые обмениваются на факторы строительного производства (стройматериалы, энергоснабжение, использование строительных машин и механизмов или их аренду, разработку прсие:

    • Частичным называется равновесие на отдельно взятом рынке товаров, услуг, факторов производства;
    • Полное (общее) равновесие есть одновременное равновесие на всех рынках, равновесие экономической системы целиком, или макроэкономическое равновесие.

    Полное экономическое равновесие - структурный оптимум хозяйственной системы, к которому общество стремится, но никогда его полностью не достигает в связи с постоянным изменением самого оптимума, идеала пропорциональности.

    тема

    документ Национальная экономика
    документ Денежный агрегат
    документ Переходная экономика
    документ Мировая экономика
    документ Естественная монополия




    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами

    важное

    1. ФСС 2016
    2. Льготы 2016
    3. Налоговый вычет 2016
    4. НДФЛ 2016
    5. Земельный налог 2016
    6. УСН 2016
    7. Налоги ИП 2016
    8. Налог с продаж 2016
    9. ЕНВД 2016
    10. Налог на прибыль 2016
    11. Налог на имущество 2016
    12. Транспортный налог 2016
    13. ЕГАИС
    14. Материнский капитал в 2016 году
    15. Потребительская корзина 2016
    16. Российская платежная карта "МИР"
    17. Расчет отпускных в 2016 году
    18. Расчет больничного в 2016 году
    19. Производственный календарь на 2016 год
    20. Повышение пенсий в 2016 году
    21. Банкротство физ лиц
    22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
    23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
    24. Как получить квартиру от государства
    25. Как получить земельный участок бесплатно


    ©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты
    основе договоров поставки (в качестве бартера), а на основе договоров предоставления кредита в форме материальных ресурсов или выполняемых работ, с использованием в необходимых случаях векселей.

    18.          Материальным и информационным фундаментом осуществления региональных программ развертывания массового жилищного и гражданского строительства является наличие: строительной техники и индустрии строительных материалов (используются в рамках 20—25%, следовательно, 75—80%) этих ресурсов являются реальным резервом — фактором производства); высококвалифицированных кадров, способных готовить проектно-сметную документацию, осуществлять инженерно-технологическое управление строительством, обучение персонала, весь комплекс функций по управлению и организации производства; достаточные территорию и природные ресурсы, требуемые для массового строительства; значительные резервы рабочей силы. Все эти факторы не используются по причине отсутствия денег. Однако данные факторы можно задействовать и без денег, заменив их механизмом, охарактеризованным в п. 18, с учетом задействования в сильной степени материального интереса значительного числа граждан.

    19.          Предлагаемые в настоящем документе мероприятия, в случае их осуществления, позволяют решить не только жилищную, но и продовольственную проблему в стране, так как массовое жилищное и культурно-бытовое строительство совместно с сельским строительством органически соединяется с созданием мощнейших материальных и духовных стимулов для эффективного массового производства продовольствия. Решение продовольственной проблемы упирается в закрепление молодежи на селе, ее воспитание, образование и заинтересованность в труде. Отстраивание села, в сочетании с развитием КВЦ позволит сделать жизнь в сельской местности для многих более привлекательной, чем жизнь в городе.

    20.          Предложенные мероприятия направлены на создание основы материального и духовно-культурного фундамента благосостояния всего населения страны, а не его избранных слоев.

    В эту основу входит:

    а)            высококачественное жилье, расположенное в благоустроенной местности;

    б)           обеспеченность высококачественными продуктами питания;

    в)            развитая сеть культурно-воспитательных, образовательных и медицинских услуг, которая к тому же служит широким полем для проявления творчески созидательного потенциала личности в области воспитания, образования, культуры. За пределами данной основы остаются лишь всевозможная культурно-бытовая электроника, легковые автомобили, печатная продукция, а также модные одежда и обувь (производство мебели и оборудование квартир входит в комплекс строительных работ, включаемых в программу развертывания массового строительства). Все эти товары вполне могут быть обеспечены в достатке российской экономикой за счет собственного производства или импорта, при условии ее освобождения от удавки действующего хозяйственного механизма, тем более при мощном толчке в виде развертывания массового жилищного и сопутствующего ему строительства.

    21.          В данном разделе намечены основные пути демографического возрождения России. Несомненно, в нашей великой стране у многих людей есть свои ценные предложения на этот счет. В данной связи целесообразно создание федерального и региональных банков предложений и инициатив в области демографического возрождения страны.

    Анти-шоковый импульс. Остановимся на том, что можно сделать уже сейчас для обеспечения эффективной занятости.

    Экономическое процветание страны может осуществляться только на основе быстрого развития производства, что предполагает разумное комбинирование его факторов. Россия исключительно богата ими: квалифицированные кадры; накопление большого числа научно-технических разработок, опережающих мировой уровень; техника и технология высокого уровня, но сконцентрированная в ВПК; огромные природные богатства. Однако все эти факторы не задействованы в процессе их эффективного комбинирования, часто совсем не используются. Прежняя, уже отжившая система их комбинирования, основанная на тотальном директивном планировании, разрушена. Новая система комбинирования, ориентированная на рынок, не создана. При этом радикальные реформаторы разрушили денежное обращение страны, открыв полный простор долларизации российской экономики, следствием чего является откачивание из нее финансовых ресурсов за рубеж. В результате Россию лишили одного из факторов развития производства — финансовых ресурсов. Собственные средства предприятий практически нуллифицированы инфляцией. Кредит, процент за который перешагнул все разумные отметки, производителям недоступен. Российский коммерческий капитал не заинтересован в производственных инвестициях по причине их недостаточной прибыльности в сравнении со спекулятивно-посредническими сделками. Крупный западный капитал никогда не будет направлен на экономическое возрождение России, так как его хозяевам невыгодно выращивать конкурента на мировом рынке. Мелкий и средний иностранный капитал пугает политико-экономическая неустойчивость.

    Исходя из изложенного выше, российская экономика может получить импульс к ускоренному интенсивному развитию (еще до изменения экономической политики государства) при условии формирования новой системы комбинирования факторов производства (НСКФП), при возможной минимизации финансовых инвестиций.

    В настоящее время уже проводится подготовка к внедрению такой системы, характеризующейся взаимодействием нескольких составляющих ее блоков:

    1.            Из высококвалифицированных специалистов, находящихся на грани потери работы или уже потерявших ее, формируются группы в количестве 5—12 человек.

    2.            Большинство таких групп объединяются вокруг завершенной (или близкой к завершению) научно-технической разработки (или пакета разработок), внедрение которой в производство обеспечивает высокий уровень рентабельности.

    3.            Все группы проводятся через процесс интенсивной переподготовки (в течение нескольких месяцев), направленной на привитие навыков практического внедрения результатов НИОКР (изучаются бухгалтерский учет и анализ хоз. деятельности с акцентом на измерение эффективности, ценообразование, маркетинг, методы финансирования, налогообложение, психология предпринимательства, ведение деловых переговоров, фондовый механизм, хозяйственное право, основы внешнеэкономической деятельности и др.).

    4.            По завершении обучения каждая группа образует коллектив малого венчурного предприятия (МВП), нацеленного на внедрение конкретной научно-технической разработки (или целого пакета «ноу-хау»).

    5.            В целях экономии материальных ресурсов и более эффективного использования кадрового потенциала осуществляется специализация и кооперирование МВП:

    а)            наряду с технически специализированными МВП, создаются инфраструктурные малые предприятия (ИМП), концентрирующие свои усилия на ведении бухгалтерского учета, обеспечении правового консультирования, проведении маркетинговых исследований, расчетах эффективности и т.п. в рамках НСКФП;

    б)           специализация МВП может сочетаться с пребыванием в рамках одного предприятия и таких специалистов, деятельность которых может дублировать функции ИМП, что предполагает наличие гибкой многовариантной системы специализации и кооперирования в рамках НСКФП;

    в)            в соответствии со специализацией сотрудников МВП и ИМП процесс обучения строится дифференцированно, с изучением в различных обучающихся группах соответствующего круга дисциплин;

    г)            часто выделяется одно помещение с оргтехникой (компьютеры, факс и т.п.) для многих МВП и ИМП;

    д)           в дальнейшем, по мере реализации высокодоходных проектов, многие МВП и ИМП смогут обзавестись собственной материальной базой.

    6.            Основной функцией МВП является формирование сети партнеров, которые, вкладывая те или иные факторы производства во внедрение научно-технических разработок (конкурентоспособных на внутреннем и внешнем рынках), способны в своей совокупности обеспечить производство нового продукта или использование новой более эффективной технологии.

    7.            Каждый фактор производства (начиная от научно-технической разработки и организационной деятельности МВП и ИМП и кончая производственными мощностями, субподрядными работами, транспортными услугами и т.п.) оценивается. Затем определяется его доля в совокупных затратах. Участники внедряемой в производство разработки приобретают право на получение дохода от ее конечной реализации прямо пропорционально своей доле в совокупных издержках. Все виды участия в кооперационной сети оформляются договорами или создается новая фирма, учредителями которой выступают участники этой сети.

    Оценивая возможности НСКФП, нужно иметь в виду следующее:

    Обеспечивается развитие новых технологий без привлечения значительных финансовых ресурсов. Одновременно исключается грабительское налогообложение, когда, наслаиваясь по цепи взаимных поставок, опосредуемых актами купли продажи, налоги нарастают, как снежный ком, и удушают всякую венчурную активность. Заметим, что в НСКФП налоги выплачиваются, но лишь после того, как произведена и реализована конечная, а не промежуточная продукция. В результате в выгоде останутся не только производители, но и бюджет.

    В условиях всеобщего экономического спада предприятия заинтересованы принять участие во внедрении научно-технических проектов неиспользуемыми факторами производства.

    В перспективе именно на основе межотраслевого венчурного комбинирования факторов производства из МВП (не всех, а наиболее эффективных из них) могут вырасти крупные корпорации, способные продвигать российские «ноу-хау» на мировой рынок.

    Как ни минимизировать первоначальные затраты денежного капитала на НСКФП, все же определенные финансовые ресурсы для запуска системы необходимы.

    Где их взять:

    Во-первых, отдельные фонды занятости уже готовы предоставлять определенную сумму денег за каждого обученного и трудоустроенного в МВП и ИМП специалиста, выплачивая часть суммы авансом.

    Во-вторых, часть обществ потребителей проявила заинтересованность в сборе средств для предварительной оплаты поставок в будущем сложных предметов бытовой техники, новых лекарств и т.п.

    НСКФП может также кооперироваться с транснациональной дилерско-дистрибьюторской сетью, участие в которой обеспечивает быстрое получение доходов за предоставление самой разнообразной производственно-коммерческой информации.

    Если же найдутся финансовые инвесторы, которые в расчете на длительную перспективу захотят стать участниками высокоэффективных проектов, основанных на уникальных научно-технических разработках, то НСКФП может получить широкое распространение в самые сжатые сроки.

    Созидающая экономическая стратегия и использование потенциала крупных корпораций

    Ведущее звено (нейтральная или ключевая точка) экономического развития. Нужное действие в нужное время и в нужном месте — это правило корреспондируется с философией нейтральных точек. Каждый объект (и процесс) имеет две нейтральные точки: одну созидательную, другую разрушительную. Разрушительная нейтральная точка символизируется ахиллесовой пятой. Однажды один молодой человек слегка дотронулся пальцем до стеклянной двери кафе «Ивушка» на проспекте Калинина и дверь мгновенно рассыпалась на мелкие осколки — он случайно попал в ее нейтральную точку. В фильме «Похищение сокровищ Святого Януария» банда грабителей безуспешно пыталась разбить всевозможными инструментами кристаллический колпак, покрывающий драгоценности. Грабители уже в отчаянии пытались покинуть храм, как в последний момент одна из членов банды случайно ткнула перстнем в нейтральную точку колпака и он тут же рассыпался.

    Нахождение положительной нейтральной точки в экономике, или нескольких точек, что способно зародить цепную созидательную реакцию с тем, чтобы направлять и регулировать ее через нейтральные точки, составляет ключ к выработке оптимальной стратегии развития.

    Подобное стратегическое развитие экономических событий аналогично развитию жизни биологического организма. Действительно, за первоначальной зародышевой клеткой скрыт запечатленный в тонких структурах план будущего организма. Цепная реакция деления клетки осуществляется по этому скрытому плану и таким образом строит организм. Между прочим, математически установлено, что информационная вместимость генетической структуры недостаточна на несколько порядков для содержания детального плана всего организма, что свидетельствует о том, что подлинный план организма скрыт еще глубже. Аналогичным путем рвивалась японская экономика в послевоенный период. Был разработан стратегический план развития национальной, экономики, были определены регулируемые государством денежно-кредитно-финансовые стимулы, делающие выгодной работу в соответствии со стратегическим планом (определены нейтральные точки). В дальнейшем, на основе инициативы снизу и саморазвития хозяйствующих субъектов в виде цепной реакции созидания эффективной экономики, заполняющей контуры стратегического плана, было реализовано японское чудо.

    Здесь Нужно предостеречь от попыток копировать японский или какой иной иностранный опыт в России. Ведь каждая страна имеет особые, свойственные именно ей, нейтральные точки (созидательные, так и разрушительные). Соответственно цепные реакции созидания высокоэффективной экономики индивидуально конкретны применительно к каждой стране, что предполагает выработку стратегии (и стратегического плана) на основе эффективного комбинирования именно тех факторов производства (элементов богатства), которыми в наибольшей степени обладает страна.

    Если посмотреть с этих позиций на основные факторы экономического развития (элементы богатства), которыми обладает Россия, то мы обнаружим весьма любопытную ситуацию.

    С одной стороны, Россия очень богата своей территорией и геополитическим пространством, земельными угодьями и водными ресурсами, лесами, залежами полезных ископаемых. Казалось бы, все эти богатства должны обеспечить исключительно высокий уровень материального благосостояния населения в сравнении с другими странами, чего, однако, не наблюдается по отношению ко многим странам, явно обделенным природными ресурсами, наиболее ярким примером чего является Япония. В чем же дело? Весь секрет в том, что колоссальные территориально-природные ресурсы России нейтрализуются сопровождающими их минусами: холодным климатом и преобладанием зон неустойчивого земледелия; необходимостью транспортировки по суше гигантского количества грузов на огромные расстояния; неизбежностью многократно больших, в сравнении с другими странами, затрат на оборону исключительно обширной территории. Подводя итог сказанному, можно констатировать, что Россия обладает колоссальным территориально-природным богатством, которое нейтрализуется столь же масштабным территориально-природным анти-богатством. В итоге получается своеобразное коромысло, балансируемое на двойной нейтральной точке — разрушения (Р) и созидания (С).

    Точкой разрушения российской экономики (Р) служит исходная установка на экспорт ее природных ресурсов (что неизбежно перерастает в продажу ее земли иностранцам, после чего государство рушится, а 2/3 населения обрекаются сначала на экономический, а потом прямой геноцид), так как передача другим странам территориально-природных богатств оставляет основную массу населения страны один на один с территориально-природным анти-богатством, уже не уравновешенным диаметрально противоположным богатством, со всеми вытекающими последствиями. Данному катастрофическому направлению экономического развития соответствует полная открытость российской экономики мировому рынку, ее ориентация на иностранную валюту (главным образом американский доллар) и как следствие полное подчинение рубля доллару, соответственно ограничение рублевой массы в стране ее способностью обмениваться на доллары. В свою очередь острая недостаточность рублевой массы для обслуживания взаимных поставок между предприятиями и реализации продукции и услуг конечному потребителю вызывает нарастающий спад производства, вплоть до коллапса, если не изменить избранный курс. Все это и наблюдается в современной российской экономике, подведенной под цепную реакцию ее удушения.

    Напротив, взятие за исходный импульс точки созидания (С) способно вызвать цепную реакцию экономического возрождения.

    При этом природные ресурсы не вывозятся из страны (за исключением некоторого избытка остающегося после внутреннего потребления), а используются сначала для нейтрализации территориально-природного анти-богатства, а затем и его трансформации в национальное богатство (например, уже упоминавшийся проект соединения рек, текущих в вертикальном направлении, горизонтальными каналами с параллельным строительством гидроэлектростанций, что решает одновременно и энергетическую, и транспортную проблемы).

    Где же находится нейтральная точка созидания российской экономики, скрывающая в себе исток цепной реакции ее возрождения?

    Попытаемся представить гипотетическую ситуацию, в которой Россия почти все ресурсы бросала бы на обеспечение обороны страны, но при полном игнорировании открытий, прорывных технологий, научно-технического прогресса. В таком гипотетическом случае без современного оружия массового поражения, в особенности ядерного, страна не смогла бы обеспечить свою обороноспособность и сохранить государство перед лицом других стран, обладающих явным преимуществом либо в живой силе, либо в военной технике, не говоря уже о том и другом совместно. Следовательно, именно интеллектуальный потенциал, материализованный в технику и технологию, помогает России выжить как государству и тем самым предотвратить угрозу геноцида ее народа.

    В данном случае оборона является лишь примером, причем слишком очевидным. В целом же подмеченный момент имеет первостепенное значение для всей российской экономики. Интеллектуальный потенциал народа, материализованный в сверхсовременную технику и технологию, является нейтральной точкой созидания российского народного хозяйства, способной породить цепную реакцию его расцвета.

    Системная оценка интеллектуального потенциала. Характеризуя, таким образом, роль интеллектуального потенциала России, необходимо дать его трезвую оценку, свободную от пропагандистских оценок и обывательско-психологических штампов на предмет того, что якобы в России почти все технологии и виды техники на несколько порядков хуже, чем на Западе, и она в этом отношении отстала безнадежно, практически навсегда. Именно в этой связи обосновывается курс на экспорт топливно-энергетических и сырьевых ресурсов для получения иностранной валюты, которая якобы должна использоваться на технико-технологическую модернизацию страны (практически в львиной доле не возвращается в страну и разворовывается).

    1. Психологической недооценке интеллектуального потенциала России способствует ряд объективных и субъективных факторов:

    А. Курс на импортную технику взамен отечественной породил такой механизм: открытия и изобретения, созданные в России (в СССР), не находя практического применения, перетекают (часто нелегально) на Запад, воплощаясь там в производственные процессы, а когда начинается моральное устаревание, эта «передовая» западная техника и технология ввозятся в Россию под видом новейших.

    Б. Хозяйственный механизм недавнего прошлого, наряду с преимуществами (концентрация ресурсов в масштабе страны на развитии образования и науки, финансировании проектов прорывного порядка, но с очень отдаленной отдачей во времени и др.), обладал кардинальными недостатками, выражающимися в бюрократических рогатках, лоббировании инвестиций в претенциозные и тупиковые проекты, в часто почти непреодолимых трудностях в обеспечении материальными ресурсами внедрения новейших технологий и техники, через неразворотливую систему сверх централизованного планирования и крайне громоздкую пирамиду материально-технического снабжения. Хозяйственный механизм ставил в невыгодное положение руководителей предприятий, внедряющих новейшую технику и технологию, набивающих на этом «шишки» и ухудшающих экономические показатели в сравнении с предприятиями, ведущими производство по наезженной колее. В итоге новые научно-технические разработки и спроектированные технологии не внедрялись или внедрялись крайне замедленно и с большими препятствиями. Многие из названных выше трудностей исчезли в последние годы, но зато взамен возникли новые, еще большие.

    В. Подавляющая часть новейших научно-технических разработок мирового и сверх мирового уровня концентрировалась в системе ВПК и в очень малой степени использовалась для технической реконструкции и модернизации мирных отраслей народного хозяйства, брошенных, за редким исключением, на технический застой и хроническую отсталость не только от Запада, но даже и от многих развивающихся стран. В ходе «радикальных экономических реформ», вместо разумной и достаточно масштабной конверсии ВПК, использования его наукоемкого и технологического потенциала для подъема технико-технологического уровня мирных отраслей народного хозяйства, в том числе и через развитие технологий двойного применения, был развернут процесс экономического удушения отечественного ВПК.

    Г. По причине трудностей в получении необходимых компонентов для новой техники подавляющее большинство советской техники, даже высокого уровня, в целом оказывалось неконкурентоспособным или недостаточно конкурентоспособным на мировом рынке, по принципу «ложка дегтя испортит бочку меда». Кроме того, мало внимания уделялось внешнему виду изделия, его упаковке, рекламе. Продажа советской техники по демпинговым ценам на мировом рынке также подрывала ее престиж.

    Д. Западные крупные фирмы, долго специализирующиеся на определенных видах наукоемкой продукции, создали себе и своей  продукции высокую репутацию, чего лишены российские фирмы и их продукция, в связи с чем российская высокотехнологическая продукция, даже качественно более высокого уровня, не находит себе масштабного сбыта на мировом рынке или находит по резко заниженным ценам.

    Е. Западные фирмы захватили многие сегменты мирового рынка наукоемкой продукции и закрепились на нем, в частности, при помощи защиты своей продукции международными нормами стандартизации и качества, чего лишены российские предприятия. Для преодоления барьеров, связанных с этими нормами, обычно требуется время (в среднем около двух лет), а российским предприятиям, конкурентоспособным на мировом рынке со своей наукоемкой продукцией, для преодоления этого барьера не дают ни поддержки, чтобы выжить в течение данного лага времени, ни даже относительно небольшого финансирования для доведения продукции до уровня мировых стандартов через сравнительно второстепенные улучшения (например, при производстве вертолетов).

    Ж. Против российской (советской) техники и технологии, с целью предотвратить появление на мировом рынке нового мощного конкурента с наукоемкой продукцией и не допустить переориентации российского ТЭКа и сырьевых отраслей с обеспечения западной индустрии на снабжение, прежде всего российских производителей, что, между прочим, повысило бы мировые цены на топливо и сырье, уже много лет проводится массированная кампания дискредитации, которая умело использует всякий удобный для этого повод. Например, военная операция США «Буря в пустыне» была представлена как неоспоримое преимущество американской военной техники над советской, которой снабжалась армия Ирака. Однако Ираку, в дополнение к ракетам, не были поставлены советские наводящие устройства, способные обеспечить попадание ракеты в заданную форточку заданного дома с расстояния в несколько сот километров. Вели бы эти устройства были поставлены Ираку, то «Буря в пустыне» лопнула бы, словно мыльный пузырь.

    3. Существуют и объективные факторы, сильно затрудняющие технико-технологическую реконструкцию российского народного хозяйства главным образом на основе использования отечественного интеллектуального потенциала и саморазвития:

    Во-первых, западные фирмы накопили значительные традиции в области производства специализированной наукоемкой продукции, создали свои школы, обеспечивающие ее высокий уровень и качество, в связи, с чем с ними становится невозможным конкурировать традиционными методами, т.е. следуя вдогонку за ними, что обрекает конкурентов (в том числе российские предприятия) на производство суррогатов, могущих продаваться лишь по демпинговым ценам, что становится невозможным при росте внутренних цен на факторы производства до уровня мировых даже при сохранении резко заниженного уровня заработной платы.

    Во-вторых, западные фирмы, поделив между собой сегменты мирового рынка наукоемкой продукции, вышли на масштабы мирового производства, что позволяет им значительно экономить на издержках производства относительно определенного уровня качества за счет больших масштабов производства, но не бесконечно, так как увеличение объемов производства какого-либо вида продукции позволяет снижать издержки производства, но до некоего предела, после чего данный фактор экономии себя исчерпывает.

    В-третьих, между западными фирмами сложилась определенная кооперация труда на основе его разделения, опосредуемая взаимными поставками, договорами, устойчивыми связями, ставшими традицией. Вклиниться новичку в эту систему научно-производственной кооперации (российским наукоемким предприятиям) почти невозможно.

    Оценив трудности и препятствия, как объективные, так и субъективные, для развития наукоемкого производства в России, теперь необходимо остановиться на тех факторах и резервах, использование которых позволяет эти трудности и препятствия преодолеть и на качественно более высокую ступень опередить страны Запада в развитии наукоемких производств.

    1. В России накоплен значительный научно-образовательный потенциал, по которому наша страна вполне способна конкурировать с любой страной мира, в том числе и с США. Россия, вопреки ее сравнению М. Тэтчер с «Замбией с ядерными ракетами», в научно-образовательном плане развитая, а не развивающаяся страна.

    По одним параметрам (компьютеризация, лабораторное оснащение, за исключением отдельных сегментов ВПК) российский научно-образовательный комплекс отстает от наиболее развитых стран Запада. Но по другим параметрам, особенно во многих направлениях фундаментальных исследований, в теоретической базовой основе высшего образования, в прорывных идеях, открытиях, технике и технологии научно-образовательный комплекс России опередил Запад. В частности, в США только 2 десятка университетов готовят специалистов действительно высокого класса, чему соответствуют элитарные частные школы, готовящие абитуриентов для этих лучших вузов, где, кстати, преобладают обязательные предметы. Другие вузы и школы США характеризуются профанацией образования, превращением его в ленивую игру, в изучение предметов в основном по выбору, превращают учащихся в авторизированные псевдо-личности, сдающие исключительно письменные экзамены в виде ответов на вопросы, лишаясь публичной состязательности, что должно вызывать здоровую конкуренцию в обучении и что в рядовых вузах США называется покушением на права обучающегося. Высшая школа в России до 1917 года была признана лучшей в мире. Большинство ее прогрессивных традиций были восприняты советской высшей школой, развиты и приумножены, несмотря на недостатки и упущения, идеологический террор. В отличие от западных стран, где сфера образования готовит узких специалистов, буквально невежественных за рамками узкой профессии, российская система образования готовит разносторонне развитых людей, что очень важно для прорывов в новое качество, которые всегда происходят на стыке наук и проблем.

    2. Духовно-психологический склад народа России (имеются в виду не только этнические русские, но и все нации, населяющие Россию в ее исторических границах) характеризуется нижеследующими принципиальной важности моментами:

     а) синтез западной (экстравертной) и восточной (интравертной) духовно-психологической культуры в качестве Евразии;

    б) внутреннее, глубинное восприятие просторов и многообразия России в качестве сущностной основы личности, толкающей ее на поиски недосягаемого, осуществление грандиозных и прорывных проектов;

    в) внутренняя свобода (духовный анархизм) на высших планах проявления личности и индивидуальности способствует прорыву к новым горизонтам творчества, как в гуманитарной, так и технико-технологической сферах, что, однако, имеет теневую сторону на более низких уровнях созидательной деятельности в качестве исполнителей спроектированных другими технологических процессов (это сильно отличает российский менталитет от менталитета других стран, где дети с раннего возраста заорганизованы, заземлены на узкопрактических задачах, вырастая хорошими и легко организуемыми исполнителями, но не способными на творческие прорывы, даже не помышляющими о них, с детства впитывая в плоть и кровь действия по наезженной колее и внося свою лепту в прогресс путем небольших усовершенствований уже проторенных путей;

     г) наличие досуга, свободного времени, в отличие от вечной и без остатка погруженности в свое узкоконкретное дело «рыночного» человека, позволяет одуматься, углубиться, сконцентрировать силы для творчески созидательного прорыва в принципиально новое качество;

    д) в отличие от западных народов, потерявших заряд пассионарности и освобожденных от многих духовных иллюзий ценою порабощения всеохватывающим скептицизмом, и в отличие от восточных народов, не исчерпавших заряд пассионарности и веры в высокие идеалы, но не свободных от фанатичного мифотворчества и догм, рос

     

    российская ментальность сохраняет пассионарность и в то же время ценой неимоверных страданий освободилась от фанатичных идей, но не впала при этом во всепоглощающий скептицизм, что открывает перед ней реальную возможность прорыва на новый уровень смысла жизне существования, позволяет раскрыть новую глубину духовно-психологического стержня жизнедеятельности личности, общества и государства — этого главного капитала XXI века, единственно благодаря которому человеческая цивилизация способна преодолеть переживаемый ею системный кризис и выйти на принципиально иной, качественно более совершенный уровень жизне существования.

    3.            В России (и в распавшемся СССР) накоплен колоссальный массив научных открытий и разработок, прорывных идей, технических новшеств, всевозможных эффективных проектов, принципиально новых технологических решений. Все это, с одной стороны, сконцентрировано Преимущественно в ВПК, а с другой — представлено учеными и специалистами либо не признанными научной бюрократией, либо замалчивается или тонет в лавине неупорядоченной научно технической информации, смешанной с огромными массивами псевдо информации и дезинформации.

    4.            Имеет место значительная степень материализации научно технических разработок в передовых технике и технологии, однако главным образом в системе ВПК, чему противостоит масса устаревшей техники и отсталых технологий. Однако в случае разумной конверсии ВПК и при использовании даже недостаточно развитых техники и технологии, можно запустить процесс научно технического саморазвития России (лишь с его дополнением импортом зарубежной техники, но не в качестве главного фактора развития) по спирали качественного прогресса, с перескакиванием ряда ступеней научно технического развития стран Запада, а не на следование вдогонку за ними (последнее означает тупиковый для России вариант).

    Ресурсы для научно технического развития.

    При этом проблема существующего превосходства западных стран и ТНК в научно техническом прогрессе над Россией за счет преимуществ мирового разделения труда (работы на мировой рынок, что снижает издержки производства) и монополизации сегментов мирового рынка совместно с монополизацией конвертируемых валют может быть решена за счет взаимодействия нижеследующих факторов:

    1)            возможно более полного использования преимуществ российского менталитета, способного за исторически короткий срок (10—15 лет) создать и частично внедрить принципиально новые, на порядок более эффективные виды техники и технологии, чем используемые странами Запада;

    2)            взаимо переплетение (взаимо умножение) новейших видов техники и технологий способно создать критическую массу, достаточную для цепной реакции прорыва на буквально фантастические уровни научно технического прогресса;

    3)            избыток для внутреннего потребления топливно-энергетических и сырьевых ресурсов позволит на первых этапах нейтрализовать преимущества стран Запада в технологическом прогрессе и работе на масштабы мирового рынка, связанными с достижением высокого уровня качества при минимизации затрат энергии и сырья;

    4)            ориентация научно-технического прогресса не на изобретение всевозможных видов бытового комфорта (часто излишнего, даже вредного и губительного изза перенасыщения жилья всевозможными излучениями и микроволнами от множества приборов), а его концентрация на прорывных технологиях фундаментального типа, позволит на целую историческую эпоху опередить страны Запада;

    5)            использование механизма хозяйствования более совершенного, чем планово-распределительный и чем рыночно-капиталистический (о построении такого механизма речь пойдет несколько ниже) позволит, помимо прочего, выпускать долговечную продукцию (не заботясь о расширении рынка через временной фактор, заранее закладывая в конструкцию изделия дефекты, выводящие его через некоторое время из строя, как, в частности, дешевые автомобили после 4—6 лет начинают разом сыпаться, а дорогие теряют привлекательность для богатых изза изменения моды) и формировать рынок ее потребителей, тем самым отвоевывая его у западных фирм, принципиально не могущих позволить себе такой роскоши;

    6)            взамен работы на расширение потребительского многообразия на одном и том же уровне жизне существования (тостер и микроволновая печь и т.п. относятся к одному уровню), должны быть вскрыты и удовлетворяемы потребности качественно более высоких и глубоких уровней, связанные, прежде всего с духовно-психофизическим триединством (например, если новая техника будет открывать у человека «третий глаз — орган ясновидения» и гармонизировать обмен веществ в его организме так, что в 120 лет он будет выглядеть и чувствовать себя как 25летний, то всевозможные потребительские излишества, развиваемые на Западе, типа симбиоза унитаза с компьютером, покажутся совершенно пустыми и ненужными).

    Этапы прорыва на новые рубежи качества. Когда мы говорим о прорывных технологиях, то имеем в виду не просто усовершенствование действующих технологий до уровня, несколько превосходящего мировые стандарты, а нечто иное.

    Речь идет на первом этапе о собирании пока не используемых разрозненных прорывных технических и технологических решений в систему пакетов. Почти не используются они и на Западе, несмотря на весьма льготный доступ иностранцев к российской научно-технической информации, в том числе и секретной. Причина их малого использования на Западе в том, что эти спроектированные технологии, в своей совокупности, превосходящие на порядок уровень современного научно-технического потенциала стран Запада, обесценят уже накопленный технико-технологический потенциал в виде машин, оборудования, сооружений и т.п., а он, прежде чем быть демонтированным, должен предварительно себя окупить и принести значительную прибыль. Весь мировой рынок поделен между ТНК — мировыми монополиями, и конкуренция осуществляется между ними лишь в части неустоявшихся сегментов. Имеет место усиление тенденции разделения труда между ТНК, развития кооперации между ними, так как конкурентная борьба на поражение между мировыми гигантами разорительна. Сама же монополия как таковая имеет в себе мощную тенденцию технико-технологического застоя. Например, автомобильная промышленность США на протяжении 50—60х годов, будучи вне конкуренции мирового рынка, характеризовалась полным техническим застоем, но зато чрезвычайно быстро менялись формы кузова. Аналогичным образом полная монополия государства на все виды производства в СССР приводила к технико-технологическому застою, за исключением сферы военных техники и технологии, где имела место конкуренция с США и целевая установка на их качественное и количественное опережение (первая установка была разумной, вторая — губительной, так как подорвала народное хозяйство страны). Если взять курс, при помощи использования принципиально нового и более эффективного хозяйственного механизма, на внедрение в производство самых лучших вариантов технико-технологических разработок, российское производство в относительно короткий срок (10—15 лет) по своему технико-технологическому уровню опередит страны Запада.

    На втором этапе, его развертывание необходимо готовить и начинать уже на первом этапе, параллельно с ним, осуществляется концентрация научных и инженерных усилий на разработке прорывных технологий, выводящих на уровень производства, в сравнении с которым современный уровень покажется каменным веком.

    К этому в России есть две фундаментальные предпосылки:

    Во-первых, преимущества российского менталитета, склонного именно к решению проблем прорывного порядка.

    Во-вторых, возможность концентрации усилий, при взятии на вооружение нового хозяйственного механизма, именно на прорывных технологиях, взамен распыления усилий на частные усовершенствования уже отработанных технологий. Например, в одном из подмосковных научных центров успешно разрабатывается проект, основанный на взаимодействии лазерных технологий и компьютерной графики. Уже сейчас получаются полные, с мельчайшими деталями, лазерные объемные изображения сколь угодно сложных объектов. Если сконцентрировать ресурсы на развитии этого проекта, объединив его с проектом управления энергетическими потоками, соответствующими глубинным уровням вещества, то в конечном итоге можно получить установку, которая будет копировать любой объект (включая и человеческий организм) в виде его лазерноголографического изображения, которое в дальнейшем будет насыщаться энергетическим организованно-структурируемым управляемым потоком, в который затем подается разложенное на микрочастицы вещество таким образом, что в результате возникает точное подобие копируемого объекта. Реализация данного проекта. Реализация данного проекта означала бы коренной переворот во всей сфере материального производства.

    Прорывы в исследовании человеческого духа, психики, мышления совместно с нахождением более эффективных носителей информации, чем потоки электронов и чипы, способны осуществить подлинную революцию в компьютеризации, изменив саму сущность компьютера как электронного прибора, хранящего и обрабатывающего механическую информацию, в принципе лишенную смысловой многомерной сущности, присущей живому существу. При этом должен возникнуть симбиоз человеческой психики, совместно с мозгом, и компьютера принципиально нового типа.

    Особую перспективу содержит вскрытие глубинных тайн человеческого организма, что позволит на значительный срок продлить молодость и жизнь, резко повысить тонус жизнедеятельности.

    Даже не заглядывая в будущее, отметим, что уже сейчас один потомственный врач разработал технологию продления человеческой жизни на 20 лет, но даже не пытается ее внедрять, еще не продумав отрицательных социальных последствий и занимаясь сколачиванием первоначального капитала на коммерческих сделках.

    Профессор, доктор хим. наук Исаев Э.И. разработал новый вид топлива («Аквазин»), представляющий собой смесь бензина и воды (50 : 50), что позволяет, при перестройке автомобильного двигателя, добиться колоссальной экономии горючего. Этот вид топлива можно производить на месте из заброшенных скважин при помощи микро-установок. Другая технология Исаева Э.И. позволяет ввести в оборот месторождение нефти в Тюменской области объемом в 1 млрд. т, которое пока не может быть использовано изза сильной густоты нефти и невозможности ее прокачки. Добавление к этой нефти реактива Исаева Э.И. делает нефть текучей.

    В Читинской области открыты месторождения золота, оцениваемого в извлеченном виде в 1 трлн. долл., хотя открыватель этих месторождений (Рютин) официально назвал всего два — на 15 и 17 млрд. долл.

    Все эти и многие другие проекты не реализуются по причине отсутствия средств в принципе для вложения в материальное производство, в условиях внедренного в Россию хозяйственного механизма удушения ее экономики.

    Механизм раскручивания кризиса сквозь призму мезо-экономики. Обычно в экономике, как в аспекте теории, так и практики, основное внимание уделяется макроэкономике и микроэкономике, но в тени остается мезо-экономика межотраслевых горизонтальных связей, именно та экономика, которая связывает в единое целое (гармоничное или деформированное, смотря по обстоятельствам) макроэкономику и микроэкономику. В частности, проблема взаимных неплатежей, нарастающих словно снежный ком, а также проблема всевозможных заменителей (суррогатов) денег являются типичными мезо-экономическими проблемами.

    Именно в мезо-экономике проявляются в первую очередь огрехи радикальных экономических реформ. Так, многие монетаристы без успешно пытались разобраться в загадочной для них ситуации, когда при сбитии темпов инфляции вопреки монетарным ожиданиям, продолжается спад производства, а инвестиционная активность еще более замерзла.

    С макроэкономической точки зрения на инфляцию ее проще всего объяснить избытком денег по отношению к товарной массе, соответственно рецепты борьбы с ней сводятся к ограничению количества денег методами жесткой финансово-кредитной политики.

    Однако в мезо-экономическом аспекте проблема инфляции приобретает новое измерение. Оказывается, как это ни парадоксально на первый взгляд, в основе современной российской инфляции лежит не избыток денег, а их острая недостаточность. Оценивая данное утверждение, нужно иметь в виду, что сам по себе феномен инфляции по аналогии с температурой больного организма, в зависимости от конкретной ситуации может иметь самые различные причины. Так, инфляция 1991—1992 гг. действительно имела первопричину в избытке денег в обращении.

    Но как только стала раскручиваться инфляция этого рода, параллельно с ней зародилась инфляция совсем иного характера, механизм раскручивания которой состоит из таких звеньев:

    а) из-за резкого роста цен и обесценивания рубля в период радикальной реформы у предприятий исчезли деньги для финансирования производства (оборотный капитал и амортизационные начисления съела инфляция, кредит стал недоступен изза неприемлемо высокого процента, бюджетное финансирование стало замораживаться в геометрической прогрессии), а у основной массы российских потребителей в лице, как предприятий, так и граждан быстро и неуклонно стала сокращаться покупательная способность;

    б) острая нехватка денег на «входе» в производство и на «выходе» из него (во внутренний платежеспособный спрос) явила собой два полюса магнита, между которыми развернулся поток беспрецедентного спада производства (за годы реформ он в 2 раза превысил спад за весь период ВОВ);

    в) при нарастающем сокращении объемов производства постоянные его издержки стали распределяться на все уменьшающееся количество изделий, тем самым способствуя росту их себестоимости и цен;

     г) сужение круга Потребителей товаров и услуг в сильной степени способствовало росту цен (спад производства генерирует инфляцию)

     д) в условиях тотальной приватизации по символическим ценам госсобственности и финансового удушения производства на «входе» и на «выходе», что еще более усиливается растущим налоговым прессом, выгодной становится, как правило, только спекулятивно-посредническая деятельность, в особенности со стороны банков, а это в свою очередь накручивает цены через межотраслевой оборот (в итоге на каждый рубль дохода производителя приходится четыре рубля дохода спекулятивно-посреднических структур).

    Конечным результатом финансового механизма, внедренного в российскую экономику, может быть только:

     1) коллапс материального производства;

    2) раскручивание инфляции (характерно, что за последние годы цены существенно выросли также и в долларах). Однако, как совместить с таким выводом резкое снижение инфляции, а также то, что коллапс материального производства еще не произошел.

    Сначала разберемся с инфляцией.

    Она была не преодолена, а оказалась лишь пере структурированной:

    Во-первых, в результате производственного спада, перешедшего критический рубеж, была съедена питательная среда для спекулятивно-посреднических сделок, оплата доходов по которым за счет средств конечного потребителя составляет примерно 80% цен на товары и услуги, потребляемые им. Для гипертрофированно разросшейся посреднической деятельности (в разумных рамках она общественно полезна) был открыт последний клапан в виде ГКО и ОФЗ. За каждый рубль заимствований государству приходилось возвращать посредническим структурам три-четыре рубля (нередко полученные из бюджета деньги немедленно направлялись на покупку ГКО и ОФЗ, т.е. давались взаймы ему же под ростовщический процент). При этом вместо инфляционного давления на цены, сверхдоходы посреднических структур, прежде всего банков; осели в государственном внутреннем долге. Вернуть свой долг государство может через масштабную эмиссию, что означало бы кардинальное изменение всей финансовой политики и разрыв отношений с МВФ.

    Возможность возвращения внутреннего долга за счет увеличения сбора налогов отсутствует, так как:

    а) налоговый пресс уже превысил все допустимые пределы;

    б) продолжение спада снижает налогооблагаемую базу;

    в) нарастание межотраслевого оборота, осуществляющегося без его опосредования рублями, не позволяет облагать его налогами.

    Во-вторых, в межотраслевом обороте, обслуживаемом суррогатами денег, когда рубль играет роль лишь счетной единицы, цена в рублях, обозначенных на векселях и т.п., существенно выше, чем она была бы при оплате реальными рублями, поскольку при обмене векселей и других суррогатов денег на рубли имеет место значительный дисконт. Инфляция, таким образом, в определенной мере переместилась из рублевого оборота в оборот, обслуживаемый суррогатами денег, и это при том, что производство стремительно переходит именно на суррогатный оборот.

    Последний момент объясняет то, что, несмотря на беспрецедентный спад, коллапс материального производства не произошел. Поскольку причиной спада производства является резкое сокращение в результате инфляции реальной величины денежной массы на его «входе» и «выходе», то в качестве защитной реакции на острый дефицит денег производители и местная администрация (на первых порах и Минфин) стали эмитировать различные суррогаты денег.

    В нормально функционирующей экономике денежная масса составляет не менее 30—35% ВВП, при оптимуме 70—80%. В российской экономике она по разным расчетам составляет 10—15%.

    При ориентации экономики на рынок, значит, прибыль и деньги, остается два варианта (если не увеличить денежную массу до оптимальной величины):

    а) в 2,5 раза свернуть объем производства до уровня реальной денежной массы;

    б) сохранить часть производства за счет выпуска заменителей денег.

    Зарождение и развитие ФПГ особого типа. В нарастающем процессе эмиссии заменителей денег и перехода на безденежный оборот (бартер, взаимозачет и т.п.) наряду с известными отрицательными моментами присутствуют и положительные, связанные, прежде всего с предотвращением коллапса материального производства. Эти положительные моменты, при нейтрализации отрицательных, можно было бы широко развить и использовать в процессе формирования финансово-промышленных групп (ФПГ), что могло бы привести в конечном итоге к созданию принципиально нового механизма хозяйствования, отличающегося высокой эффективностью.

    Само по себе зарождение и развитие ФПГ являет собой объективный процесс, в основе которого лежит как интеграция финансового и промышленного капитала, так и их концентрация. Противопоставление крупному капиталу мелкого и среднего бессмысленно. Величина капитала, как и объем производства и инвестиций, зависит от специфики отрасли. Например, если малое обувное предприятие или швейное предприятие могут быть весьма эффективны, то инфраструктурные отрасли и предприятия, генерирующие наукоемкие технологии, должны быть достаточно крупными. Кроме того, конкуренция приводит неизбежно к образованию все более крупных компаний. На мировом рынке господствуют и определяют его лицо именно ТНК. Соответственно и России, чтобы развивать наукоемкие технологии и занять достойное место на мировом рынке, необходимо интенсифицировать процесс формирования ФПГ.

    Однако с учетом процессов, протекающих в мезо-экономике, и специфики современной российской экономики, характеризующейся дезорганизацией денежного обращения и всего финансово-кредитного механизма, ориентированного главным образом на обслуживание внешнеэкономического контура народнохозяйственного воспроизводства, было бы целесообразно создавать финансово-промышленные группы особого типа (ФПГот).

    ФПГот создаются на основе генерирования наукоемких технологий прорывного характера, причем на порядок превосходящих уровень технологий в странах Запада.

    Прорывных технологий накоплено великое множество в российском ВПК, однако они не находят применения в России изза отсутствия финансирования. Западный капитал не только не желает финансировать такие технологии в России, чтобы не выращивать себе конкурента на мировом рынке, но и не хочет, да и не может, внедрять их в собственных странах в ближайшие годы, поскольку на порядок более эффективные технологии обесценят крайне дорогостоящие производственные мощности, воплощающие в себе менее эффективные научно-технические решения. Эти мощности должны прежде себя окупить и принести значительную прибыль. Их досрочный демонтаж означал бы потерю капитала огромной величины, что ориентированный на накопление денег Запад не может себе позволить.

    В принципе в такой большой, богатой и разнообразной стране, как Россия, есть все необходимые собственные ресурсы для внедрения принципиально новых наукоемких технологий, начиная от высококвалифицированных кадров и кончая производственными мощностями (в основном в ВПК, что предполагает разумную конверсию) и природными ресурсами. Разумеется, часть компонентов, необходимых для внедрения новейших отечественных технологий, было бы предпочтительнее приобретать за рубежом. При наличии препятствий к этому аналогичные компоненты могут быть произведены и внутри страны, хотя и с большими затратами. Подобное увеличение затрат с избытком окупится внедрением технологий прорывного порядка. Однако все наличествующие в России факторы производства (элементы ее национального богатства), чтобы принести соответствующий их интегральному потенциалу результат, должны быть достаточно эффективно скомбинированы, приведены в активное взаимодействие, что обычно осуществляется при посредстве денег, денежных инвестиций, в условиях хорошо отлаженного финансово-кредитного механизма, причем на всех уровнях экономики: макро, мезо, микро. Но именно последнее отсутствует в России. На создание и отлаживание на макроуровне эффективного финансово-кредитного механизма и соответствующего им денежного обращения, даже при выработке должной экономической политики, которая пока отсутствует, потребуется ряд лет. Но за это время будет окончательно потеряна большая часть еще сохраняющегося научно-технического потенциала страны. В то же время на мезо-уровне через посредство ФПГот может быть сравнительно очень быстро создан новый механизм хозяйствования, ориентированный на развитие наукоемких технологий и позволяющий осуществлять масштабные инвестиционные проекты с многократно меньшим количеством денежных средств, чем обычно. Каким образом подобное может быть осуществлено?

    Механизм хозяйствования ФПГ. Представим такую схему. За основу берется научно-техническая и технологическая разработка прорывного порядка, например производство принципиально новых самолетов в виде летающих тарелок. Опытные образцы уже созданы в России и демонстрируют эффективность на несколько порядков выше, чем у других летательных аппаратов. Если наша страна освоит массовое производство летающих тарелок, то следствием будет, помимо насыщения ими внутреннего рынка, массовое разорение западных авиационных фирм и потеря ими сотен млрд. долл., с одной стороны, ежегодная многомиллиардная экспортная выручка России — с другой. По понятным причинам достаточных денег для финансирования данного проекта не находится и не найдется. Однако большая часть инвестиций может быть осуществлена без посредства реальных денег, при их замене организационно-управленческим капиталом.

    При этом создается обширная сеть предприятий и учреждений — участников проекта, которые и образуют ФПГот. Каждый участник вкладывает в осуществление проекта тот или иной компонент, необходимый для его осуществления без его денежной оплаты (металлы, полуфабрикаты, производственные мощности, квалифицированные кадры и т.д.). Одновременно каждый фактор оценивается в качестве доли в совокупных затратах на проект. В дальнейшем, по мере реализации конечного продукта на внутреннем и внешнем рынке и получении соответствующего дохода, выручка от реализации будет разделена между участниками ФПГот в соответствии с долями участия в затратах, с учетом и затрат управленчески-организационного капитала на осуществление проекта. В условиях недоиспользования существенной части производственных мощностей во всех отраслях народного хозяйства (от 30 до 70 и более процентов) и наличия прорывных наукоемких технологий подавляющее большинство предприятий объективно заинтересовано в участии в ФПГот. Такова схема в самом общем виде. Конечно, она требует конкретизации.

    Остановимся на отдельных уточнениях схемы:

    Во-первых, коллективные участники ФПГот не могут ждать год или два выручки от реализации, им нужно потреблять материальные блага уже сегодня, особенно продукты питания и одежду. Эта трудность преодолевается через включение в состав ФПГот предприятий, производящих предметы потребления, начиная от продовольствия и кончая жилищно-культурным строительством.

    Во-вторых, при самом широком спектре участников ФПГот, останется определенный круг компонентов, которые придется приобретать за деньги. Поэтому некоторое количество денег потребуется для запуска проекта, но нужда в них будет во много раз меньше в сравнении с оплатой всех компонентов проекта по традиционной схеме финансирования.

    В-третьих, безденежные поставки в рамках ФПГот позволят освободиться от удушающего производство налогового пресса. Однако бюджет в конечном итоге не прогадает, а выгадает, поскольку налоги будут уплачены после выхода проекта на необходимую мощность за счет реализации продукции и услуг за пределами ФПГот на внешнем и внутреннем рынке. Кроме того, ФПГот увеличивает занятость, обеспечивает участникам группы достойное существование, тем самым снимая с бюджета часть затрат по финансированию социальной сферы.

    В-четвертых, многие аспекты деятельности ФПГот не укладываются в рамки существующего законодательства о ФПГ, в частности, не позволяющего ФПГот зарегистрироваться в качестве ФПГ. Этого не следует опасаться. Не говоря уже о возможности совершенствования законодательства, действующие законы могут быть легко обойдены без их нарушения, что и так происходит на каждом шагу. Например, закон о ФПГ разрешает банку входить только в одну группу. Это совершенно неоправданное ограничение легко обходится крупными банками посредством своих дочерних структур.

    В-пятых, безденежный оборот в рамках ФПГот не является неким искусственным построением, но представляет собой, при условии должной его организации, введение в цивилизованное русло разрастающегося процесса безденежного оборота во всем народном хозяйстве страны в качестве естественной, реакции его самозащиты от удушения методами монетаризма, взятыми на вооружение рыночными радикалами и совершенно неприемлемыми к ситуации, сложившейся в России.

    В-шестых, заменители денег внутри ФПГот, в отличие от современных денежных суррогатов, станут не худшими в сравнении с обесцененным рублем деньгами, а лучшими, поскольку заменителям денег внутри группы будут противостоять товары и услуги по значительно более низким ценам (в 3—5 раз), чем рублевые цены на рынке. Причина в том, что цены внутри группы освобождаются как от посреднических накруток, так и от наслоения налогов по межотраслевой цепочке взаимных поставок.

    В-седьмых, ФПГот не должны ограничиваться рамками России. Группы целесообразно расширять как за счет предприятий бывших союзных республик, восстанавливая разорванные хозяйственные связи, так и за счет фирм дальнего зарубежья, главным образом аутсайдеров в конкурентной борьбе, для которых участие в ФПГот создает не только условия для выживания, но и представляет реальный шанс в перспективе опередить своих конкурентов. Таким образом, речь идет о формировании российских ТНК наукоемкого типа.

    О кризисе рыночной системы хозяйствования. Разразившиеся в последние годы кризисы на фондовых биржах мира рассматривались в российских СМИ в качестве хотя и обострения экономической ситуации, но, тем не менее, обычного явления современного мирового хозяйства, не несушего в себе угрозы его структурообразующим основам. При этом обращает на себя внимание реакция на этот кризис российских монетаристов. У них просто язык не поворачивается признать, что мировой рынок может оказать отрицательное влияние на экономику России. В их глазах мировой рынок поставлен в буквальном смысле на место Бога, а потому от этого рынка, по их убеждению, может исходить только благо. И только «прижатые к стенке» прямыми вопросами, монетаристы вынуждены признавать отрицательное воздействие кризиса на западных фондовых биржах.

    По нашему убеждению, за кризисом на мировом фондовом рынке скрыты не только конъюнктурные, в том числе и спекулятивные процессы, но и смещение фундаментальных пластов в мировой экономике. Продолжение этих смещений изменит ее лицо в ближайшие 10—15 лет до неузнаваемости. Наивно думать, будто современная экономика сохранит свое лицо в третьем тысячелетии.

    Чтобы разобраться в этой проблеме, нужно прежде рассмотреть роль рынка в построении хозяйственного механизма.

    Всякий хозяйственный механизм зарождается, развивается и функционирует в рамках системы социально-экономических отношений, которая всегда представляет собой единство четырех сфер: производства, обмена (рынка), распределения и потребления. Соотношение между этими сферами в различных странах на тех или иных этапах развития имеет свою конкретно-историческую структуру. Эти структуры могут сильно отличаться одна от другой, но единство названных элементов присутствует всегда. В данной связи выглядят нелогичными ориентиры типа «перехода к рынку», «построения рыночной экономики». Ведь рынок, иными словами сфера обращения (обмена), является хоть и важным, но все же одним из четырех элементов единой социально-экономической системы. Рынок может занимать в ней меньшее или большее место, даже гипертрофированно большое, но в любом случае экономика будет не «рыночной» целиком, а четырехзвенной, а «рыночной» — в том числе. В советском прошлом ставилась сверхзадача для всей страны: переход сначала к социализму, потом — к коммунизму. Это же клише реформаторы использовали в наши дни, поставив главной задачей для экономики страны переход к рынку. В итоге получился не только логический абсурд, но и абсурд реальный — чем больше лозунгов перехода к рынку, тем большая часть реальной экономики уходит из сферы цивилизованных рыночных отношений, функционируя на основе бартера, взаимозачета, заменителей денег и т.п.

    Совсем иное дело — ставить вопрос об экономике, ориентированной на рыночный спрос. Именно об этом по существу идет речь в процессе реформирования российской экономики. При этом в общественное сознание внедряется иллюзия, будто ориентация народного хозяйства исключительно на рыночный спрос сама по себе решает все экономические проблемы, обеспечивает эффективность хозяйствования на уровне мировых стандартов. Одоновременно считается, будто государство должно ограничиваться ролью «ночного сторожа» и не вмешиваться в экономику. Именно такой курс развития навязан России в ходе радикальных экономических реформ, причем со ссылкой на якобы апробированный мировой опыт.

    Сам по себе рыночный спрос, если он не подвергается существенному регулированию со стороны общества и государства, в конечном итоге приводит экономику ко все возрастающим кризисам. Данное утверждение, подрывающее фундамент монетаризма и рыночного либерализма, рассмотрим сначала применительно к России, а затем и ко всему мировому хозяйству в целом.

    Всякий рыночный спрос в стране является производным от:

    а) потребностей членов общества;

    б) величины денежной массы;

     в) распределения денежной массы между членами общества. Если все эти параметры отрегулированы должным образом, то рыночный спрос может служить главным ориентиром для производства большинства товаров и услуг. Но и в этом случае не всех. В частности, развитие фундаментальных научных исследований, сохранение в странах е неблагоприятными природно-климатическими условиями собственного агропромышленного комплекса, обеспечение обороноспособности страны, как и многое другое, не могут быть отданы на произвол рыночного спроса и свободной игры рыночных сил, но требуют не только государственного регулирования, но и масштабного государственного финансирования.

    Если же рыночный спрос кардинально деформирован, как это имеет место в России, то ориентация экономики на такой спрос ведет к ее коллапсу:

    Во-первых, искусственно сжата денежная масса (от 10 до 12% ВВП по разным экспертным оценкам против 70—80% в индустриально развитых странах).

    Во-вторых, инфляция фактически нуллифицировала как финансовые ресурсы в реальном секторе экономики (оборотные средства, амортизационные фонды, накопления прибыли), так и денежные накопления основной массы населения.

    В-третьих, реальная заработная плата у 90% населения снизилась от 3 до 5 раз, а реальные пенсии сократились еще больше.

    В-четвертых, в результате отказа от необходимой эмиссии денег государством и недобора налогов были перекрыты государственные источники финансирования инвестиций.

    В-пятых, большая часть денежных средств сконцентрировалась в руках узкого социального слоя, который использует капитал не для финансирования производства и не для предъявления спроса на отечественную продукцию, а на приватизационно-спекулятивные сделки, при конвертации своих доходов в инвалюту и ее переводе в иностранные банки.

    В итоге очерченной выше деформации рыночного спроса стала развиваться инфляция издержек производства, в особенности путем накручивания в межотраслевом обороте сверхдоходов банков и других посреднических структур, а также сверхвысоких налогов. Рост издержек приводит к росту цен, а они становятся неприемлемыми для основной массы покупателей, лишенных денег. В такой ситуации остается частично свертывать производство, а частично ориентировать его на экспорт, делая его более или менее конкурентоспособным за счет снижения реальной заработной платы и отказа от обновления изнашиваемого основного производственного капитала. Результатом является проедание основного капитала, продажа всего более или менее ценного в другие страны, резкий спад производства и разрушение научно-технического и образовательного потенциала страны, катастрофическое снижение жизненного уровня основной массы населения вплоть до вымирания.

    Выйти из этой ситуации невозможно на путях отдачи всей экономики на произвол рыночной стихии, при ориентации сугубо на рыночный спрос. Необходимо строить новый хозяйственный механизм, предполагающий действенное регулирование экономики.

    Что касается рыночно-капиталистической экономики западного типа, то и там, в отношении ориентации на нерегулируемый рыночный спрос далеко не все безоблачно. Эта экономика имеет долгую историю, в которой выделим три этапа.

    На первом этапе в развитии рыночно-капиталистической экономики доминировал нерегулируемый рыночный спрос. При этом накопление капитала шло на основе развития массового производства товаров и услуг, а денежная масса концентрировалась у все более сужающегося слоя богатых людей. Результатом такого противоречия являлись экономические кризисы, которые становились все более разрушительными. Великая депрессия сотрясла рыночно-капиталистическое хозяйство до основания.

    На втором этапе, начавшемся в 30х годах, был взят курс на регулируемую государством экономику, при перераспределении государством существенной части национального дохода в пользу основной массы населения. Например, если в 20е годы в США государство перераспределяло 10% национального дохода, то в 90е — уже около 50%. Государственное регулирование и финансирование экономики позволили преодолеть острые экономические кризисы, смягчить цикличность капиталистического производства.

    Третий этап вызревает в недрах второго.

    Сущностью нового этапа является возвращение на новом витке спирали развития к первому этапу:

    Во-первых, западная экономика стала значительно более ориентированной на мировой рынок, интегрировалась с ним. При этом деление на богатых и бедных внутри западных стран транс формировалось в деление на богатые и бедные страны. Соответственно расширение производства в мире наталкивается на узкий платежеспособный спрос в бедных странах, где сконцентрировано большинство населения планеты. В итоге в мировой экономике вызревает экономический кризис еще невиданных масштабов. Чтобы его предотвратить, нужно было бы, по аналогии со вторым этапом («новым экономическим курсом» Ф. Рузвельта), перераспределить значительную часть богатств в пользу бедных, теперь уже в пользу стран третьего мира. На это Запад вряд ли решится.

    Во-вторых, в связи с разрушением конкурента в лице СССР и соцсистемы, что свело на нет угрозу экспорта революции на Запад (в том числе и для противостояния ей западные правительства повышали жизненный уровень основной массы населения), правители западных стран все более идут в русле требований представителей крупного капитала, требующего снижения налогов, что означает уменьшение степени перераспределения национального дохода государством в пользу основной массы населения.

    В итоге в современной мировой экономике вызревает разрушительный экономический кризис. Его основу составляет противоречие между расширением производства и относительным сужением массового платежеспособного спроса в мире. Это противоречие порождает фиктивный рыночный спрос на рынках ценных бумаг: растет объем их продаж; растут доходы игроков на биржах. Однако за всеми этими сделками, нарастающими, словно денежный ком, не стоит такого роста реального производства, которое реализует товары и услуги все более широкому кругу потребителей. Кризисные явления на фондовых биржах мира в конце 90х годов — это симптомы грядущего кризиса. Он может произойти через несколько месяцев, может возникнуть лишь через несколько лет. Но его неизбежность очевидна всякому объективному аналитику.

    Преодоление грядущего экономического кризиса до неузнаваемости изменит лицо мировой экономики, кардинально пере структурирует хозяйственные механизмы всех стран мира.

    Перспективы корпоративного механизма хозяйствования. С учетом обозначенных выше перспектив, России необходимо строить хозяйственный механизм не на зыбкой почве монетаристских догм, а с учетом всех факторов и тенденций развития, имеющих место в нашей стране и мировом хозяйстве. При этом хозяйственный механизм формируется не только на макро и микроуровнях, но и на мезо-уровне, т.е. на уровне межотраслевых связей.

    Проблема построения нового хозяйственного механизма на мезо-уровне в виде структурирования межотраслевых хозяйственных связей в форме крупных межотраслевых корпораций — ФПГ особого типа чрезвычайна для российской экономики. Возможно, именно такой хозяйственный механизм станет доминировать в XXI веке. Все современные и прошлые хозяйственные механизмы, если не брать в расчет планово-распределительные хозяйственные механизмы, ориентированные на потребности, определяемые планом, то все они коренятся в процессе реализации продукции на рынке. При этом судьба каждого хозяйствующего субъекта зависит от того, в какой мере он сумеет найти нишу на рынке для своих товаров или услуг. В свою очередь эта ниша определяется во многом степенью платежеспособности потенциальных потребителей. Дефицит денег вызывает спад производства, вплоть до его полного коллапса.

    В то же время большинство потребителей являются одновременно и производителями. В хозяйственном механизме нового типа большая часть инвестиционного денежного капитала заменяется на организационно-управленческий капитал, что позволяет осуществлять инвестиции в реальный сектор с использованием от 1/5 до 1/10 денежных средств по отношению к финансированию проектов на основе традиционных схем. Это особенно актуально для России, где есть все инвестиционные ресурсы (от научно-технических идей, квалифицированных специалистов до производственных мощностей и природных ресурсов), кроме денежного капитала на входе в производство и денежных средств у массового потребителя на выходе. Беря за основу самые передовые научно-технические разработки, коими весьма богата Россия (и еще более богата разработчиками), создается сеть участников проекта, которые в основном в натуре (производственными мощностями, полуфабрикатами, сырьем и материалами, рабочей силой и специалистами, услугами и т.п.) обеспечивают производство наукоемкой продукции, а по мере ее выпуска и реализации делят полученные доходы в соответствии с долями своего вклада в осуществление инвестиционного проекта.



    тема

    документ Государственный бюджет
    документ Финансовая система Российской Федерации
    документ Полный финансовый контроль
    документ Управление финансами
    документ Основные финансовые ресурсы



    назад Назад | форум | вверх Вверх

    Управление финансами

    важное

    1. ФСС 2016
    2. Льготы 2016
    3. Налоговый вычет 2016
    4. НДФЛ 2016
    5. Земельный налог 2016
    6. УСН 2016
    7. Налоги ИП 2016
    8. Налог с продаж 2016
    9. ЕНВД 2016
    10. Налог на прибыль 2016
    11. Налог на имущество 2016
    12. Транспортный налог 2016
    13. ЕГАИС
    14. Материнский капитал в 2016 году
    15. Потребительская корзина 2016
    16. Российская платежная карта "МИР"
    17. Расчет отпускных в 2016 году
    18. Расчет больничного в 2016 году
    19. Производственный календарь на 2016 год
    20. Повышение пенсий в 2016 году
    21. Банкротство физ лиц
    22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
    23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
    24. Как получить квартиру от государства
    25. Как получить земельный участок бесплатно


    ©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты