Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Экономисту » Модели переходной экономики

Модели переходной экономики

Переходная экономика

Вернуться назад на Переходная экономика

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

Разнородность переходной экономики, когда сосуществуют и взаимодействуют элементы и связи старой и новой систем, а также огромная роль политики обусловливают альтернативный, вариантный характер ее развития и открывают широкий выбор перспектив: от превращения в отсталую развивающуюся страну, с ее зависимым, полуколониальным положением, до пополнения числа новых индустриально развитых стран. Выбор зависит от соотношения общественно- политических сил, понимания государственным руководством особенностей переходного периода, его умения и настойчивости в проведении политики. Сегодня уже есть ряд моделей становления рыночной экономики — в зависимости от ” уровня развития стран, что, в свою очередь, обусловливает разную степень регулируемости экономики, различные уровни социализации и демократизации общественной жизни.

Это—модель “рыночного социализма", которая применялась в свое время в Югославии и Венгрии (этого же типа модель, хотя существенно отличающаяся от югославской и венгерской, успешно используется в Китае и Вьетнаме); модель “бархатной революции” в Чехословакии; модель “шоковой терапии” в Польше и странах СНГ. Если первая модель характеризуется постепенностью преобразований, ведущей ролью государственного руководства и управления всеми процессами, то модель “шоковой терапии” — попыткой быстро (к тому же, административными методами) разрушить старую, командную, систему и ввести рынок, рыночные отношения. Модель “бархатной революции” определяется не только постепенностью трансформирования, но и более “мягким”, спокойным переходом от централизованного регулирования к рыночному механизму.

В условиях модели “рыночного социализма” преобладает собственность государства и корпораций, сочетающаяся с мелкой частной собственностью. При применении модели “шоковой терапии” осуществляется ускоренная корпоратизация государственной собственности, причем нередко — путем ее передачи в руки бывшей номенклатуры, сохранившей административную власть.


Для модели “бархатной революции” свойственна значительно большая активность населения в преобразовании отношений собственности (например, ваучерная приватизация в Чехии и Словакии).

В отношении распределения и условий жизни модель “рыночного социализма” характеризуется сохранением государственного патернализма, причем в Китае и Вьетнаме это дало достаточно хорошие результаты. В условиях “шоковой терапии”, обеспечившей сравнительно быстрый выход Польши из кризиса, рыночные реформы все же превращаются в самоцель, и общество платит за это огромным ухудшением условий жизни людей, обнищанием широких слоев населения. “Бархатная революция” наиболее последовательно реализует принципы “социального рыночного хозяйства”, что находит проявление и в сравнительно меньших глубине и остроте кризиса, а значит — ив сравнительно меньших спадах уровня жизни народа.

И наконец, модели переходной экономики различаются по степени реализации общецивилизационных процессов гуманизации и социализации экономики. В условиях “рыночного социализма” эта тенденция реализуется (как, например, в Китае и Вьетнаме) в патерналистской форме. “Шоковая терапия” связана с обкрадыванием трудящихся, а общецивилизационные процессы реализуются при этом противоречиво. И наоборот: модель “бархатной революции”, хотя и проявляет корпоративно-капиталистические тенденции, все же в наибольшей степени реализует общецивилизационные процессы гуманизации и социализации экономической жизни.

Применение этих моделей на первых этапах переходного периода дало очень разные результаты. Китай, хоть и потратил немало времени (начиная с 1978 г.), но благодаря реформам вышел на путь быстрого экономического роста и решения неотложных проблем. К тому же модель “рыночного социализма” все больше дополняется государственно-корпоративными тенденциями, усиливающими буржуазное трансформирование общества, существенное перераспределение власти и собственности от центральных государственных структур к получастным корпорациям. Положительные результаты приносит реализация модели “бархатной революции”. Она достаточно глубока по своему содержанию и обеспечивает наименее болезненные методы преобразований, которые не только трансформируют экономику и общество, но и обеспечивают гуманизацию и социализацию экономики. И наконец, рассмотрим последствия применения модели “шоковой терапии”.

Попытка как можно быстрее и радикально реформировать общество привела к разрушению административно-командной системы, планирования и управления, к глубокому экономическому кризису — спаду производства, гиперинфляции, обнищанию народа и т. п. Но опыт показывает, что и эта модель имеет довольно различные последствия. Например, в Польше, при всем обострении ситуации, она дала ряд положительных результатов (и в том числе, как мы отмечали, быстрый выход из кризиса). У нас же, как справедливо считают, “шок без терапии” на десятилетия отбросил экономику Украины, хотя она оказалась вынуждена идти по этому пути вслед за Россией. Ведь Украина уже после провозглашения независимости осталась в едином рублевом пространстве. Сложная экономическая и политическая ситуация в Украине, обусловленная глубоким и довольно продолжительным экономическим кризисом, недостаточным развитием экономических реформ, обострила проблему: куда идти и какое общество строить? К великому сожалению, нашлись политические силы, призывающие вернуться назад, к “социализму”. Конечно, проще простого пойти популистским путем, который, кстати, довольно широко используется: констатируя тяжелое положение народа, когда уровень его жизни резко упал по сравнению с “социалистическим” прошлым, призывать к возврату этого прошлого.

Но как это делается?

Предлагается провести всеукраинский референдум по вопросам определения экономического строя: будет это демократический социализм, государственное управление и регулирование экономики, контроль за ценами и заработной платой, производством и распределением продукции на основе государственной и коллективной форм собственности на землю и средства производства или введение рыночной капиталистической экономики, которая основывается на частной собственности на землю и средства производства.

Бросается в глаза, что автор запутывает читателя: о каком социализме идет речь? Если автор называет “демократическим” социализм, существовавший в бывшем Союзе, то это издевательство над памятью людей. Разве они забыли о массовых репрессиях, о жестоком преследовании инакомыслия? Надеюсь, что значительные массы людей об этом хорошо помнят. Если же автор имеет в виду какой-то другой “демократический социализм”, то нужно было бы его объяснить. Как ни досадно, но история до настоящего времени не знает “демократического социализма”. Наоборот, ей хорошо известно тоталитарное “социалистическое” общество.

Вместе с тем автор противопоставляет своему “демократическому социализму” “рыночную капиталистическую экономику”, которая, по старым устоявшимся представлениям, не совместима с демократией, связана с жестокой эксплуатацией трудящихся и т. п. Как мы уже подчеркивали, за категориями “капиталистическая экономика”, “капиталистическое общество” скрывается очень разное содержание. Ведь современное общество — это общество, качественно новое по сравнению даже с I половиной XX в. Поэтому некорректно выглядит попытка запугивать людей капитализмом, который существовал когда-то и чьи отрицательные Черты довольно настойчиво вбивались в головы людей, одновременно замалчивая реальные и очевидные изменения, происшедшие в наше время. Хотят того или не хотят сторонники референдума, но под видом “объективности” и, вроде бы, “справедливости” скрываются очередной обман людей, политическая спекуляция на категории “капитализм”. Единственным оправданием этим людям является то, что, вероятно, они и сами не разбираются в том, что происходит в мире. Но это можно только извинить и, ни в коем случае оправдать.

Аргументом в пользу такого мнения служат также другие доводы сторонников референдума. Нельзя не обратить внимание на то, что автор по старой привычке утверждает “Социализм — общественная собственность, капитализм — частная собственность”. Ведь мы сегодня хорошо знаем, что в развитых странах, наряду с частной, существуют и государственная, и кооперативная, и даже народная коллективная формы собственности. К тому же наш собственный опыт показывает, что в условиях общественной собственности в бывшем Союзе уровень эксплуатации был значительно выше, а уровень жизни — значительно ниже, чем в развитых странах. Ввиду этого, попытка сыграть на том, что десятилетиями вбивалось в головы людей,— будто, общественная собственность является благом, а частная собственность является бедой,— противоречит историческим фактам Очевидно, нельзя повторять догмы, абсолютизировать абстрактные положения. Ведь хорошо известно, что истина — конкретна.

Далее автор изображает дело так, будто, лишь для социализма свойственны “государственное управление и регулирование экономики, контроль за ценами и заработной платой, производством и распределением продукции”. Действительно, в условиях, когда государство владело более чем 90 % средств производства, оно было не только единым экономическим центром огромного государства, но и главным хозяйствующим субъектом, а единый государственный директивный народнохозяйственный план выступал главным средством управления экономикой Из Центра решались все или почти все проблемы, и труд десятков миллионов людей подчинялся выполнению плана. Разве не ясно, что это сковывало инициативу и предприимчивость людей.

Трудовой коллектив не мог быть самостоятельным хозяином, распоряжаться ни средствами производства, ни произведенной продукцией (все это было государственным, как и само предприятие), что подрывало стимулы к труду, лишало трудовые коллективы материальной заинтересованности в его результатах. Вполне оправданно такая экономика называлась “командно-административной”. И такие государственное управление и регулирование экономики выдаются за преимущество? Между тем поневоле возникает вопрос: а что, рыночная экономика лишена государственного управления и регулирования? Неужели автору неизвестно, что в странах рыночной экономики применяются планирование (но не директивное, а индикативное), программирование и прогнозирование развития экономики. Причем Франция после войны применяла метод планирования, очень похожий на планирование в бывшем Союзе, а затем вынуждена была перейти к индикативному. Со вступлением в систему европейской экономики она перешла к стратегическому планированию, которое призвано обосновать пути развития страны и приоритет технологий. Следовательно: не жесткое директивное, а более гибкое индикативное, стратегическое планирование, не определение килограммов или тонн производства тех или иных продуктов, а обоснование путей развития страны на основе НТП. Несомненно, это более высокий и более действенный тип государственного управления и регулирования.

Или взять “контроль за ценами и зарплатой”.

Действительно, в бывшем Союзе тот контроль был, но он был жестким и административным:

низкие цены — низкая зарплата. А может, автор слышал, что в развитых странах установлены минимальные почасовые ставки оплаты? Причем в США она составляет 5 дол. Почему автор замалчивает такие важные вещи? Очевидно, он рассчитывает на незнание людей, на то, что разбудит старые идеологические догмы о “преимуществах социализма”.

Чрезмерное огосударствление экономики, отчуждение человека от средств производства и результатов своего труда определили недостаточную эффективность централизованной плановой экономики, ее отставание от развитых стран. Несмотря на то, что неоднократно провозглашались лозунги “догнать и перегнать”, разрыв в уровнях развития экономик бывшего Союза и развитых стран оставался большим (см. табл.2).

Таблица 2

Производство ВВП в бывшем СССР, развитых и других зарубежных странах в расчете на душу населения (дол.)

Страны

Сумма

Страны

Сумма

Япония .....

21040

Польша ......

1850

США .....

19780

Мексика ......

1870

 

18530

бывший СССР .....

1780

Югославия ....

2680

бывшая УССР .....

1662

Лпг^атиия

2640

Чили .......

1510

Бразилия ....

9900

Турция .......

1230



Как видно, по уровню производства ВВП в расчете на душу населения бывший СССР отставал от развитых стран более чем в 10 раз, а Украина — еще больше. Несмотря на громкие заявления о крупных успехах в развитии экономики, оказывается, что бывший Союз и Украина отставали не только от латиноамериканских государств, но и от Югославии и Польши.

Единая общегосударственная собственность, централизованное директивное планирование, несовершенная структура и высокий монополизм — все это привело советскую экономику к глубокому кризису, который проявился еще в 80-е годы, когда рост производства прекратился. А вследствие непродуманной антиалкогольной кампании, бывший Союз потерял 60 млрд. руб., образовался дефицит государственного бюджета. Глубокий “застой”, как мягко называли кризис, поставил бывший Союз в тяжелое положение. Единственное, что спасало, это экспорт нефти и газа, другого сырья, вооружений, дававший свободно конвертируемую валюту. Но в условиях кризиса она использовалась для закупки не технологий, а товаров широкого потребления. Вполне понятно, что “проедание” богатств не могло продолжаться бесконечно.

Это тем более важно подчеркнуть, что у нас частенько встречаются попытки реализовать те или иные элементы системы, которая стала историей. Поэтому вторая модель — это путь общественно-экономического прогресса, по которому развитые страны переходят в постиндустриальное общество, это модель движения к социализированной экономике, характеризующейся широким применением форм собственности, которые превращают работника в хозяина, участвующего в распоряжении средствами производства и результатами труда, а также в их присвоении (коллективная и кооперативная собственность, народные предприятия в пределах государственной собственности и собственности общественных организаций). Для этой модели характерны широкое применение и развитие отношений самоуправления, подъем роли производителя, реализация на деле стратегии социального партнерства, общецивилизационных тенденций к гуманизации труда, социализации экономики, подъему благосостояния народа. Сложность такого пути заключается в том, что Украина находится на индустриальной стадии. В силу этого, состояние экономик и благосостояние народов развитых стран — это только цель, стратегические цели нашего развития.

тема

документ Государственные финансы
документ Финансовые ресурсы
документ Денежные средства
документ Финансовый рычаг
документ Финансовые инструменты



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты