Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Экономисту » Политическая экономия и общая экономическая теория

Политическая экономия и общая экономическая теория

Политическая экономия и общая экономическая теория

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

  • Определение предмета общей экономической теории
  • Метод исследования общей экономической теории и ее функции
  • Понятия производительных сил и производственных отношений
  • Экономические законы развития общества
  • Тирания слов: так ли существенны были дискуссии о предмете экономической теории?
  • Понятие ограниченности ресурсов
  • Экономическая теория позитивная и нормативная
  • Кривая производственных возможностей общества

    Определение предмета общей экономической теории

    Определение предмета общей экономической теории сегодня — дело ответственное и спорное. В начале реформ все кафедры вузов страны, преподающие ныне общую экономическую теорию, назывались кафедрами политической экономии. Буквально в течение короткого времени они отказались от названия своей науки под давлением западной экономической мысли. Впрочем, обвал переименований отразил переходные процессы в целом в стране и в ее экономике в частности. Следовательно, явление переименований понять можно, но принять нельзя. От того, что кафедры сменили вывеску и на учебниках красуются другие названия, суть науки не меняется. Как бы ни старались некоторые наши экономисты преподавать с подчеркнутой гордостью «Экономикс», они преподают ту же старую, добрую «Политическую экономию».

    Мы в России в XIX — XX вв. изучали «Политическую экономию». На Западе в это же время — кто «Экономикс» (А. Маршалл), кто «Экономику» (П. Самуэльсон, С. Фишер, Р. Дорнбуш, Р. Шмалензи), а кто-то и нашу, так хорошо знакомую, «Политическую экономию» (А. Пезенти). В целом же превалирует «Экономикс», подчеркивая последней буквой «с», что это не просто «Экономика», но, однако, и не «Политическая экономия». Нам представляется, что такому размежеванию в конце XIX в. были две фундаментальные причины.

    В то время в политической экономии царил марксизм, которому экономическая мысль Запада не смогла найти альтернативу, а примириться с ним не хотела. Марксизм для капитализма был теорией разрушительной, а, следовательно, враждебной. Отсюда и дальнейшая политизация и идеологизация науки. Она была, как бы поделена на две науки: на пролетарскую политэкономию и буржуазную, которая впоследствии и была названа «экономике». Тем самым ей был придан классовый характер. Несомненно, что в названии «экономике» присутствует желание уйти от этих навязанных экономической теории проблем.

    Политическая экономия все больше и больше погружалась в анализ глубинных экономических отношений с неизменным классовым подходом, к которому благодаря экономическим разработкам В. И. Ленина прибавился подход партийный.

    В итоге стал окончательным разрыв между двумя течениями в экономической теории. Сами по себе глубинные фундаментальные исследования чрезвычайно важны. Любая наука развивается благодаря таким исследованиям. Однако капитализм, переходя на новую стадию своего развития, сотрясаемый экономическими кризисами и классовыми боями, нуждался не в пророках своей гибели, а в решении конкретных проблем: как ограничить всевластие монополий, как уменьшить безработицу, как нейтрализовать или хотя бы ослабить стихию рынка, как избавиться от кризисов. Эти проблемы и множество других, им подобных, определили более конкретный, прикладной характер экономических исследований на Западе.

    Экономикс, сформировавшаяся как якобы отличная от политэкономии наука, далее разбивается на две большие части — микроэкономику и макроэкономику, которые, в свою очередь, становятся самостоятельными объектами изучения. Более того, в настоящее время их иногда путают друг с другом, отождествляют то в экономике, то с общей экономической теорией, или объявляют совершенно самостоятельными экономическими науками.


    Такое отсутствие единства в определении предмета экономической теории ничего доброго самой науке не дает, не говоря уже о том, но студентами одни и те же проблемы изучаются часто в разных курсах.

    Говоря о предмете любой науки, мы должны прочно придерживаться двух кардинальных позиций: во-первых, предмет этой науки должен быть недвусмысленно, однозначно определен; во-вторых, должна быть определена система категорий и законов, которые изучает и развивает данная наука и которые составляют ее содержание. Ибо еще не существовало в обществе науки, не имевшей своего круга категорий и законов и не изучавшей их. Специфика категории и законов собственно и отличает предмет одной науки от предмета другой. Нам пока, в свете сказанного, необходимо определ1ться с названием науки. Обратимся к корням ее.

    Термин «политическая экономия» появился впервые в 1615 г. Во Франции, в Руане, вышла книга А. де Монкретьена под примечательным названием «Трактат политической экономии». Название только что родившейся науки было составлено из трех греческих слов: полис (город, государство), ойкос (дом, хозяйство), номос (закон) и переводится на русский язык буквально как «управление домашним (городским, государственным) хозяйством». Если же учесть; что слово «политика» означает искусство управления государством, то «политэкономия» возникла как наука о народном хозяйстве, как наука о закономерностях развития хозяйства на государственном и общенациональном уровне. Ничего случайного в истории нет. Все случайное — закономерно. А. де Монкретьен абсолютно точно отразил экономическое состояние эпохи в науке, ибо к этому времени уже практически сформировался национальный рынок Франции, а это и было хозяйствование на уровне всей экономики. Нетрудно догадаться, что термин «политика» в названии науки носит чисто семантический характер и ничего общего с современными идеологическими вывертами проповедников от этой науки не имеет.

    Так правильно ли сменили свое название кафедры политической экономии? Да, правильно! И вот почему.

    Аксиомой стало положение, что материальное производство — основа жизни человеческого общества. Чтобы жить, работать, любить, писать стихи, музыку и изучать звезды, необходимо сначала что-то есть, где-то жить, во что-то одеваться. Пища, жилище, одежда — вот три проблемы, вокруг которых строится и организуется человеческое общество. Следовательно, сначала надо производить. Может быть, по мнению некоторых, это низменно и неблагородно, но это необходимое условие, предпосылка человеческой жизни вообще и, естественно, существования богатейшего духовного мира человека. Без производства нет человеческой жизни, нет, следовательно, и духовной ее сущности. Стоит человечеству на одну неделю прекратить производство, и оно может погибнуть. В настоящее время в России производство материальных благ не прекратилось, всего лишь упало в объемах, а каким социальным и экономическим потрясениям подвергается страна, видно всем: и изучающим экономическую теорию, и тем, кто вообще об этой науке не слышал. А падение нравов, культурного уровня населения? Что может быть убедительнее для тех, кто уверяет нас в обратном: без духовного возрождения из экономического кризиса не выйдем. Я утверждаю, а практика показывает, что из духовного и культурного кризиса выйдем, выйдя из экономического. Второе, является обязательной предпосылкой первого. Итак, ясно — нужно производить.

    В ходе производства люди вступают в определенные отношения друг с другом. Одни организуют его, другие непосредственно заняты в нем, третьи доводят готовый продукт до потребителя и т. д., то есть это производство определенным образом организовано. Сама же организация производства зависит от конкретной формы собственности, господствующей в данном обществе. Имеется в виду собственность на факторы произвоства: землю, средства производства, рабочую силу. Поскольку анализируемые отношения возникают в процессе производства, то они и носят название производственных. В то же время, по существу, они есть отношения собственности. Эти отношения не возникают между самими работниками — между ними существуют всего лишь организационно-экономические отношения. Производственные отношения возникают между этими работниками и владельцем предприятия (средств производства), индивидуум ли это, коллектив, общественная организация или государство. Меняется от этого лишь форма собственности, но, с точки зрения процесса производства, для работников все едино, лишь бы они экономически справедливо получили за свою способность трудиться. Таким образом, производственные отношения и отношения собственности тесно взаимосвязаны, притом в такой степени, что вторые составляют главное содержание первых.

    Производственные отношения пронизывают общество во всех направлениях — вертикально и горизонтально. На них, как на скелете, строится человеческое общество со всем богатством других общественных отношений. Если мы скажем: первобытная община, рабовладение, феодализм, капитализм, социализм, то любой человек, в меру своей информированности и уровня образования, отличит одно общество от другого, назовет особенности исторических этапов развития, но тем самым он даст отличия одной формы собственности от другой, так как только формами собственности и отличается одно общество от другого.

    Вспомним знаменитый принцип разделения собственности при феодализме: «Вассал моего вассала — не мой вассал». Чисто экономически (отношения собственности) это означало: «принадлежащее тому, кто мне принадлежит, не принадлежит мне». Так исторически, а, следовательно, объективно формировалось прямо-таки мистически уважительное отношение к собственности, как к своей, так и к чужой. И недаром. Она есть основа жизни человеческого общества, организации его существования. Следовательно, будет логичным и вывод о том, что политическая экономия, изучающая производственные отношения, на самом деле изучает анатомию человеческого общества. Как не существует ни терапевта, ни хирурга, ни гинеколога без предварительного фундаментального изучения анатомии человека, так не могут существовать банкиры и брокеры, финансисты и бухгалтеры, статистики и экономисты без предварительного изучения ими политической экономии — анатомии человеческого общества.

    Политическая экономия как наука носит фундаментальный характер. Тем не менее, она ограничена в своем предмете. Например, она изучает стоимостные отношения, но не занимается калькуляцией стоимости, исследует историю и природу денег, но не занимается банковским делом, изучает природу и механизм производства прибавочной стоимости, но не рассматривает конкретные пропорции ее распределения между собственниками факторов производства и т. д. Этими проблемами занимаются другие крупные направления в экономической науке, входящие в общую экономическую теорию: микроэкономика и макроэкономика.

    Микроэкономика — раздел общей экономической теории, исследующий деятельность отдельных экономических субъектов, игра-ющ1х существенную роль в функционировании экономики. Таких, как: правительственные организации и учреждения, отрасли, фирмы, домохозяйства, индивидуумы, а также отдельные рынки, товары и услуги и цены на них. Учитывая, что основной, центральной фигурой жизни и жизнедеятельности на Земле является человек, личность, экономика как наука призвана уделять внимание, держать в поле зрения личную, индивидуальную экономику человека, домашнее, семейное хозяйство, отдельные продукты, товары, услуги, удовлетворяющие потребности человека и семьи.

    Микроэкономика рассматривает экономическую систему на микроуровне, характеризует поведение участников экономической деятельности и объясняет, кем, как и почему экономические решения принимаются на этом уровне, что, сколько и когда купить или продать. Из нее можно узнать, как устанавливаются цены на тот или иной товар, какими явными и неявными, объективными и субъективными факторами определяется их повышение или понижение.

    Микроэкономика исследует также развитие и функционирование отраслей и отдельных рынков, каналы и рычаги, с помощью которых государство может влиять (влияет) и воздействовать (воздействует) на них, ускоряя или замедляя их развитие, иначе говоря, регулируя экономику, обеспечивая общее экономическое равновесие.

    Макроэкономика — раздел общей экономической теории, исследующий экономику как единое целое, в системе, в комплексе всех ее проблем на уровне народного хозяйства. Макроэкономика исследует происхождение и природу доходов населения, богатства нации в целом, производительность общественного труда и факторы, ее определяющие, движение процента, безработицу и ее природу, инфляцию. Следовательно, она изучает крупномасштабные экономические процессы и ищет решения общеэкономических проблем: как создать новые рабочие места и ослабить негативные последствия безработицы, как защитить экономику от инфляции, как повысить общий уровень жизни населения страны, как разрешить возникающие социальные и экономические противоречия в обществе, как обеспечить экономический рост.

    Из макроэкономики можно узнать, на чем основана, правительственная налоговая политика и какую цель она преследует, что такое бюджетный дефицит и государственный долг и какие социально-экономические последствия имеет их рост, как функционирует национальная финансовая система и какое значение имеют для страны в целом здоровые кредитно-банковская и денежная системы. Она также рассматривает складывающиеся пропорции между частным, кооперативным, государственным секторами и особенности развития каждого из них, их взаимосвязь и взаимозависимость.

    Строго говоря, четкую и ясную границу между микроэкономикой и макроэкономикой провести нельзя. Они находятся в неразрывном единстве, во взаимосвязи. Поэтому, исследуя какой-то один раздел экономической теории — микро или макро, невозможно получить полное представление о той или иной экономической проблеме. Всегда будет существовать определенная незавершенность ее знания. Оба раздела необходимо изучать в единстве. Ведь макроэкономика рассматривает экономические процессы на народнохозяйственном уровне, С точки зрения общих экономических процессов, а микроэкономика преломляет те же процессы на уровне фирмы, хозяйствующего субъекта. И вовсе не обязательно, что ту или иную экономическую проблему в них анализируют только лишь с одного из указанных ракурсов. Результаты анализа часто могут быть противоположными. Например, с точки зрения макроэкономики безработица является подлинным бедствием для общества, а на уровне микроэкономики она позволяет фирме нанимать наиболее квалифицированную рабочую силу и зарплату ей платить невысокую. Однозначно, безработица фирме выгодна. Таким образом, деление экономической науки на микро- и макроэкономику в определенной степени условно. Это тем более естественно, что оба этих крупных раздела экономической теории исследуют свои проблемы на основе знания законов и категорий, являющихся предметом политической экономии.

    Очевидно, что общая экономическая теория состоит из трех частей, каждая из которых занимает свою нишу, имеет свой предмет, свои методы исследования, свой ракурс анализа экономических проблем.

    Однако необходимо выделить в общей экономической теории особое место политической экономии, так как она имеет методологическое, фундаментальное значение. Она является основным средством исследования микроэкономикой и макроэкономикой своих частей. В то же время было бы неверным отождествлять общую экономическую теорию с какой-либо из этих трех ее составляющих. Поэтому мне представляется не очень логичным называть этот курс, например, «Рыночная экономика» или «Экономика и бизнес». Такое название очень модно и привлекательно, но оно обедняет содержание общей экономической теории.

    Чтобы окончательно ответить на вопрос о предмете обшей экономической теории, необходимо затронуть одну глобальную проблему — проблему редкости ресурсов. Ведь процесс производства есть не что иное, как «отделение вещества от природы» (К. Маркс) или преобразование человеком природных ресурсов в предметы потребления. Человеческие потребности возрастают со временем количественно и качественно. А ресурсы в каждый данный момент ограниченны, некоторые из них просто редки. Человечество в течение всего своего существования пытается преодолеть ограниченность ресурсов. Это и является практически основной причиной всех войн в истории. Захват территории есть захват ресурсов. Переманивание лучших умов («утечка мозгов») есть овладение чужими ресурсами независимо от того, какими бы лозунгами свободы творчества человека и места его проживания оно ни прикрывалось.

    С другой стороны, человеческая история есть и была историей борьбы за экономию этих ресурсов. Поднимаясь по ступеням своего развития, человек совершенствовал процесс производства и повышал производительность труда, как мог экономил рабочее время или ресурсы. Эта экономия становится всеобщим экономическим законом. Любая новая технология есть новое с точки зрения экономии рабочего времени и ресурсов, она более производительна, или экономична, что одно и то же. Недаром все западные экономисты считают предметом общей экономической теории использование людьми ограниченных ресурсов. Формулировки разные, а суть одна. Например, «Деятельность людей в условиях редкости» (Э. Долан). «Она исследует проблемы эффективного использования ограниченных производственных ресурсов или управления ими с целью достижения максимального удовлетворения материальных потребностей человека» (К. МаккОннелл, С. Брю). Примерно в этом же духе дано определение предмета общей экономической теории у А. Маршалла и Дж. Кейнса.

    Советские, а затем и российские экономисты, отождествляя политическую экономию с общей экономической теорией, ее предметом считали, и большинство из них считает и сейчас, производственные отношения. Это верно, но только лишь частично. Из изложенного очевидно, что общая экономическая теория есть наука о производственных отношениях между людьми в условиях ограниченности ресурсов. Она изучает всю совокупность экономических отношений по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг между членами общества, закономерности и тенденции их развития на всех уровнях: индивидуума, предприятия (фирмы), общества.

    Метод исследования общей экономической теории и ее функции

    Каждая наука, рассматривая свой специфический предмет, имеет соответствующий метод его исследования. Естественно, он опирается, прежде всего, на известные общенаучные методы: моделирование процессов, построение гипотез и постановка экспериментов, статистическое наблюдение, абстрагирование, анализ и синтез, системный подход, индукция и дедукция и т. д. При этом, например, в химии особое значение имеет лабораторный эксперимент, в биологии — микроскоп, а в ядерной физике — ускорители. В общей экономической теории в одностороннем порядке невозможно использовать ни то, ни другое, ни третье.

    Главный метод исследования экономической науки — метод диалектики. Он представляет собой совокупность законов развития природы, общества и самого человеческого познания и рассматривает экономическую науку как целостную систему категорий и законов в их взаимосвязи и развитии, взаимозависимости и субординации.

    Метод диалектики конкретизируется в отдельных своих направлениях: методе абстракции, восхождении от абстрактного к конкретному сочетании анализа и синтеза, исторического и логического, эксперименте, моделировании и т. д.

    Метод абстракции исходит из того, что экономические явления и процессы практически никогда не протекают в чистом виде. Они заслонены нагромождением коллизий общественной жизни. Во-первых, они реализуются в виде тенденции, во-вторых, они всегда вплетены в саму общественную жизнь — в ее политический, социальный, национальный и иные аспекты. Отделить друг от друга разные аспекты общественной жизни всегда очень сложно. Особенно сложно выделить экономический аспект.

    В этом случае главным средством, методом познания выступает абстракция — отвлечение. Исследуя ту или другую экономическую проблему, мы отвлекаемся от несущественного, наносного, вторичного, то есть от того, что не составляет существа исследуемого вопроса.

    Например, говорить в наше трудное время, что экономика не должна быть справедливой, значит навлечь на себя праведное возмущение и гнев большинства населения России. Но она действительно не должна быть справедливой. Означает ли это, что автор данной работы против социальной защиты обездоленных? Нет. Автор всего лишь не является популистом — говорящим этому самому населению приятные, но нереальные вещи. Экономика как наука не приемлет и не знает таких этических проблем, как: справедливо — несправедливо, хорошо — нехорошо, нравится — не нравится и т. д. Для экономической теории все эти нравственные категории не существуют, Экономика — это расчет, наиболее рациональное сочетание ограниченных ресурсов и неограниченных наших потребностей. Следовательно, мы должны в процессе экономического познания абстрагироваться от указанных нравственных проблем. Отказаться от их решения"? Ни в коем случае! Просто расставить все по своим местам. Экономика должна стремиться быть максимально эффективной, а через это эффективность творить справедливость. Эта гениальная мысль А. Смита имеет большое значение сама по себе, но особенно важна для выделения экономических проблем из массы наслоенных на них общественных. На этом примере хорошо видно, что первично в общественной жизни, а чтоб вторично понять все это мы можем, применяя метод абстракции.

    Для примера рассмотрим более подробно и метод сочетания исторического и логического. Наша жизнь, особенно экономическая, сплошь состоит из фактов, которые необходимо собирать, классифицировать, располагая в определенном порядке. Факты могут быть самыми разнообразными. От «повышения цены на бензин» и до «снятия всех ограничений на торговлю с Россией» в 2003 г. странами Запада. Факты нужно осмыслить, найти принципы их взаимосвязей, линию, проходящую сквозь них, а, следовательно, объединяющую их. Например, что объединяет все войны, независимо от места и времени их протекания? Скажем, походы Александра Македонского со Столетней войной. Захват ресурсов. Задача общей экономической теории — собрать и классифицировать в историческом аспекте эти факты (их экономическое содержание), вывести закономерности и неизбежность их появления, взаимосвязи и взаимозависимость, сформулировать экономические принципы или законы их действия, то есть дать им теоретическое обоснование. «Выведение принципов из фактов называется экономической теорией или экономическим анализом... Задача экономической теории — привести в систему, истолковать и обобщить факты. Теория — конечный результат экономического анализа — вносит порядок и смысл в набор фактов, связывая их воедино, устанавливая надлежащие взаимосвязи между ними и выводя из них определенные обобщения. Теория без фактов может быть пустой, но факты без теории бессмысленны».

    При этом необходимо учитывать, что с развитием человечества меняется и экономическая среда, реальность — и наоборот. Со временем один фактологический материал теряет свое значение, следовательно, отмирает и та теория, что была его обобщением. Некогда совершенная теория стареет потому, что изменилась реальная действительность. В связи с этим экономическую теорию нельзя сравнивать с естественными науками, в которых есть необходимость и возможность повторяемости опытов: если физик или химик сделал какое-нибудь открытие, то оно не считается таковым до тех пор, пока вторая — десятая лаборатория не повторит опыт с теми же результатами: В экономике ничего подобного не возможно. Здесь любая рекомендация и ее результаты носят одноразовый характер. Теоретическим изысканиям известного Дж. Сакса сопутствовал успех в преобразовании экономики Колумбии. В Польше его результаты лишь скромнее, а в России и Казахстане — вовсе плачевные. Во всех странах он делал одно и то же, ничего не изменяя в своей системе, но пренебрегая рядом основополагающих факторов (уровнем экономического развития и потенциала страны, масштабами, традициями, сложившейся структурой экономики и т. д.) (В. Максимов). «Если факты не укладываются в теорию, значит теорию надо менять», — говорил В. И. Ленин.

    Выведение теории из фактов называется индукцией. Такая теория совершенна. Экономисты, однако, используют в своих исследованиях и метод дедукции. Раз существует определенная, уже устоявшаяся теория, то на ее основе можно рассчитывать предполагаемый ход развития событий, фактов. Особенно ярко этот метод используется в настоящее время в реформируемой России.

    Если сказанное перевести на чисто экономический язык, то общая экономическая теория, имея познавательную функцию, помогает нам понять, что такое рыночная система, как функционирует ее механизм, как обеспечивается общее экономическое равновесие и т. д. Реализуя свою практическую функцию, она разрабатывает экономическую политику государства, а именно как и через какой механизм государство регулирует безработицу, определяет фискальную политику, гасит инфляцию, приглушает социальные конфликтны и т. д.

    Понятия производительных сил и производственных отношений

    Материальное производство — основа жизни человеческого! общества. Это аксиома. Исходным моментом всякого материального производства является труд. Трудиться в одиночку невозможно — он предполагает общение. Труд и есть общение. Люди, общаясь, обмениваются не только своими заботами, мыслями, но и деятельностью. Пользуются в процессе труда достижениями, опытом друг друга. Поэтому с полным основанием мы можем сказать, что основой совместной жизни людей является их совместная трудовая деятельность Независимо от того, как реально человек трудится — в одиночку или в каком-то коллективе. Очень красиво значение и смысл труда выразил Ф. Энгельс: «Труд не только источник богатства, но и нечто бесконечно большее, чем это. Он — первое основное условие всей человеческой жизни, и притом в такой степени, что мы в известном смысле должны сказать: труд создал самого человека».

    Процесс труда невозможен без трех своих элементов: самого труда, средств труда и предмета труда. Сам труд есть, с одной стороны деятельность человека, направленная на преобразование природы, приспособление ее для удовлетворения человеческих потребностей. С другой стороны, он есть расходование человеческой рабочей силы. Рабочая сила представляет собой совокупность физических и духовных способностей человека, которыми он потенциально располагает и которые пускаются в ход при производстве материальных и духовных благ. Иначе говоря, труд есть расходование физической, нервной и умственной энергии человека с производственной целью. Следовательно, первым и главным фактором любого производства является труд.

    Средства труда представляют собой комплекс вещей или предметов, при помощи которых человек трудится, производит материальные блага. Это — энергия, машины, механизмы (от простого молотка до ЭВМ). Предметом же труда являются то, на что направлен человеческий труд, то есть из чего производятся материальные блага и что конкретно производится. Это сырье, материалы. Например, мука и хлеб, железная руда и сталь, ткань и рубашка. Средства (орудия) труда вместе с предметами труда представляют собой средства производства. Они, будучи производительными ресурсами, которые создаются и накапливаются людьми, в западной экономической мысли называются капиталом (о том, что называется капиталом в нашей экономической науке, см. ниже) и представляют собой второй фактор производства.

    Необходимо заметить, что и сам труд, и средства труда, и предметы труда не могут существовать и функционировать без природы (вне природы) и ее ресурсов. Земля выступает и как географический фактор производства (пространственный аспект), и как главное средство труда, и как главный предмет труда. В процессе производства используются ее недра — вся совокупность таящихся там полезных ископаемых, а также физические, биологические — естественные — ее свойства. Следовательно, вне земли или без земли организовать какое-либо производство невозможно, а значит, третий фактором производства является земля (природные ресурсы). Таким образом, мы определили три фактора производства: труд, капитал и земля. Хорошо известны слова, подчеркивающие значение труда и земли в производстве: «Труд — отец всякого богатства, а земля — его мать».

    Средства производства (капитал) сами по себе мертвы — они всего лишь есть овеществленная сила знания. Их нужно привести в действие, а это уже функция рабочей силы. Рабочая сила осуществляет живой труд с помощью средств производства (овеществленного труда). Рабочая сила и средства производства в совокупности представляют собой производительные силы общества. Но для производства материальных благ и услуг средства производства и рабочую силу нужно соединить как два фактора производства. Это — одна из труднейших и сложнейших задач в любом обществе. Ведь характер, форма и условия их соединения зависят от формы собственности.

    Производительные силы являются материальным (вещественным) содержанием общественного производства его движущей силой. Именно степень развития производительных сил наиболее существенно и полно характеризует степень развития общественного производства. Это и имел в виду К. Маркс, когда писал, что различные ступени развития человеческого общества отличаются не тем, что производится, а тем, как производится, какими производительными силами. Показателем же развития самих производительных сил является производительность труда — наиболее интегральный и синтетический показатель степени их прогресса. Следовательно, производительность труда является, в конечном счете, наиболее общим и ярким показателем развития общественного производства. Нет такого достижения научно-технического прогресса (НТП), которое бы не отразилось на росте производительности труда. Действительно, любое достижение НТП представляет собой экономию рабочего времени, а она и производительность труда являются двумя сторонами одного и того же экономического закона.

    Но производительные силы — это лишь одна сторона общественного производства. Другая его сторону — производственные отношения. О них мы уже говорили выше. Здесь только уточним: производственные отношения возникают в процессе производства между людьми, стоящими по обе стороны собственности на факторы производства: между капиталистами и наемными рабочим», между государством и наемными рабочими, в Общем — между работодателями и наемной рабочей силой. Повторим еще раз: суть производственных отношений — это отношения собственности. Общественное производство всегда осуществлялось при господстве какой-либо формы собственности: общей собственности, при первобытно - общинном производстве, абсолютной (чистой) частной Собственности (когда и факторы производства и сам человек — носитель одного из факторов производства — труда — являются чьей-нибудь собственностью) при рабовладении и феодализме, частной собственности при капитализме и общественной собственности при социализме. Определенно можно сказать, что если производительные силы являются содержанием общественного производства, то производственные отношения есть общественная форма, в которой протекает, осуществляется это производство. Следовательно, производительные силы и производственные отношения не существуют сами по себе, отдельно, а только в единстве, предполагая друг друга. Именно поэтому одним из важнейших законов общественного развития является закон соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил. Как нет содержания без формы или формы без содержания, так друг без друга не существуют анализируемые две стороны общественного производства. Поскольку производственные отношения носят фундаментальный характер — регулируют отношения людей в процессе производства, они являются детерминантой всех остальных общественных отношений. И когда говорят, что без высокой общечеловеческой культуры нам не поднять культур производства, заявители, мягко говоря, грешат против истины. Безусловно, уровень общей культуры — очень важный фактор культуры производства, но первое есть следствие второго. Человеческая культура поднималась всегда, делала скачок, когда заметно поднимался уровень развития V производительных сил и производственных отношений. В этом нетрудно убедиться, стоит лишь ретроспективно мысленно оглянуться назад на человеческую историю. Самые большие скептики согласятся со мной, если они сравнят состояние нравов, преступности, национальных отношений, общей нашей культуры общения сейчас, в условиях страшного социально-экономического кризиса, когда общественное производство в агоний, а производственные отношения находятся в состоянии хаоса из-за появления множества неразвитых форм собственности, с их состоянием, скажем, десятилетней давности. Подчеркивая обычно именно это значение производственных отношений, говорят, что они являются экономическим базисом общества.

    Производственные отношения в единстве с производительными силами представляют собой способ производства, а последний, в целом, выражает экономический строй общества. Общественные отношения — отношения между людьми — не исчерпываются производственными или экономическими. Общество пронизывается во всех направлениях отношениями: семейными, юридическими, национальными, культурными, религиозными, политическими и другими, носящими в своей совокупности название надстройки общества. Базис (экономический строй) и надстройка находятся в единстве, во взаимосвязи. Базис общества определяет его надстройку, задает направление развития. Однако их единство заключается в том, что надстройка все более и более со временем влияет на базис и определяет параметры его развития и совершенствования. Современная реформируемая Россия тому хороший пример. Наш переход к рыночной системе показывает, как может надстройка изменить, реформировать, перестроить базис общества, приспособить, подогнать его под себя, ибо она в своем развитии в последние семь — восемь лет резко ушла вперед. Хорошо или плохо получается — вопрос второй, но очевидно, что в России нарушено единство двух сторон общественно-экономической формации. Наши реформы с этой точки зрения представляют собой попытку привести в соответствие производительные силы и производственные отношения.

    История человечества есть история восхождения от одной общественно-экономической формации к другой в такой последовательности: первобытно - общинная общественно-экономическая формация — рабовладельческая феодальная — капиталистическая — коммунистическая. В этой схеме исторического развития человечество поднималось от одной ступеньки исторической лестницы к другой последовательно. Каждая предыдущая ступенька объективно подготавливала подъем на следующую и, исполнив свою историческую миссию, отмирала, обеспечив преемственность и постепенность развития человеческого общества.

    Однако в отличие от формационной теории существует и другая, объясняющая историческое развитие человечества, — цивилизационная. Ее сторонники считают, что с провалом строительства социализма формационная схема развития исчерпала себя, и на смену ей пришла цивилизационная теория, где нет и не может быть базиса и надстройки, соподчинения и субординации различных составляющих ее сторон, а есть равноправие и равная их значимость.

    Можно ли вот так альтернативно ставить вопрос: или то, или другое?

    Как правило, решение проблемы находится посредине. Формацию и Цивилизацию нельзя противопоставлять. Это взаимодополняемые подходы. Исторический прогресс объясняют с разных точек зрения. В первом — доминанта одна: экономика. Во втором — другая: общечеловеческие ценности. Однако вместе они полнее объясняют мир, его развитие. Нужен синтез формационных и цивилизационных представлений.

    Цивилизация в отличие от Формации связана не столько с материально-вещественными, сколько с духовными аспектами общественного развития, причем с той их частью, которая определяется не только (и не во всем) существующим способом производства. Более того, они сами весьма активно воздействуют на формирование социально-экономических структур.

    Формация — основа. Цивилизация — диалектика формационных структур, их окультуривание, одухотворение, возведение" в ранг человеческих ценностей. Формация — фундамент. Цивилизация — современная общественная форма ее существования с учетом и синтезом всех ценностей, богатств человеческой истории. Поэтому я могу совершенно однозначно и ясно выразить свою точку зрения. Цивилизация не снимает, не оттесняет Формацию. Тем более не должна противопоставляться ей. Это диалектическое единство. И именно оно говорит о том, что цивилизационный подход может заменить формационный, только вобрав в себя формационный, приобретя тем самым его стройность, логичность, превратившись в субординированную систему, а не отвергая и не отметая его. Только тогда указанная система сможет показать закономерности смены одной цивилизации другой, а, следовательно, исторически и логически объяснить восхождение человеческого общества от первобытного стада до современного его состояния. Чтобы заменить формационный подход, цивилизационный, как минимум, должен стройно и логично объяснять историю человечества.

    В то же время синтез Формации и Цивилизации требует сохранения традиционных социокультурных ценностей. Они уникальны, и прежде всего синтезом социокультурных, экономических и духовных структур, пяти способов производства, а также рудиментами ушедших цивилизаций. Часто указанные социокультурные структуры столь уникальны, что являются достоянием человеческой культуры, а, следовательно, весомым вкладом в развитие человеческой цивилизации. Это важно к тому же для обеспечения преемственности исторического развития, для эволюционного, безболезненного перехода человеческого общества к современным цивилизационным структурам.

    Экономические законы развития общества

    Нет ни одной науки — будь то общественная или естественная, техническая или общенаучная, которая бы развивалась иначе, чем через открытие, познание и использование своего специфического круга законов. Следовательно, если нет определенного круга специфических законов — предмета данной науки, нет и самой науки. Скажем, три закона Ньютона лежат, грубо говоря, в основе предмета элементарной физики.

    Общая экономическая теория имеет свой круг законов — экономических, которыми занимается ее фундаментальная часть — политическая экономия. Как уже говорилось выше, главной функцией экономической теории является накопление фактов, выявление определенных связей между ними и расположение их в определенной субординации. Экономическая теория выясняет, повторяются ли связи с повторением фактов, носит ли взаимосвязь устойчивый характер или она случайна. Очевидно, что чем прочнее, устойчивее связи между экономическими фактами, тем вернее могут быть экономические расчеты. Следовательно, предмет общей экономической теории представляет собой выявление прочных, постоянных, существенных (содержательных) причинно-следственных связей между фактами, явлениями, процессами в экономической жизни общества. Говоря строго научно — между производственными отношениями. Такие связи называются законами. Например, закон непрерывного роста производительности труда или закон экономии рабочего времени, закон возвышения потребностей, закон стоимости, законы денежного обращения и т. д.

    Экономические законы носят объективный характер, а значит: они не подчиняются воле и сознанию людей, не являются их порождением, не могут быть в оценках людей ни хорошими, ни плохими. Они действуют всегда с неизбежностью течения времени, как и факторы, процессы, между которыми они выражают связи. Экономические законы запретить нельзя. Человеку, обществу остается одно — изучать механизм действия этих законов, чего они «хотят», чего «требуют», и принимать хозяйственные, экономические решения в соответствии с требованиями данных законов. Хозяйствующему субъекту (индивидууму, фирме, государству)- процветание и экономическая выгода обеспечены, если он действует с учетом требований экономических законов. В противном случае его ждет рано или поздно кризис, катастрофа, так как важнейшая сторона действия экономических законов — их неизбежность, неотвратимость.

    Одной из существенных причин кризиса нашей экономики является волюнтаризм, российских политиков. Волюнтаризм — это принятие решений, не считающихся с объективными требованиями экономических законов, произвол в политике и экономике. Еще хуже, когда игнорируется действие экономических законов. Например, пренебрежение действием элементарных законов денежного обращения и количества денег, необходимых в обращении, и создание искусственного дефицита наличных денег, якобы с целью остановить рост цен, привели к тому, что в нашей экономике расцвел пресловутый бартер — обмен товара на товар. Вернулись к форме обмена при первобытном обществе, а идее рыночной системы, к которой стремительно рвется Россия, был нанесен мощнейший удар теми, кто был инициатором перехода к ней.

    К сожалению, в последнее время, стремясь уйти подальше от «проклятого прошлого», многие экономисты стали забывать и про производственные отношения, и про экономические законы. Ни в одном проекте учебника или учебного пособия, ни в рабочих программах по общей экономической теории, ни даже в государственных стандартах по этой науке нет раздела по экономическим законам.

    Но ведь нет законов — нет предмета науки. Что же изучает в таком случае общая экономическая теория? Однако, читая тот или иной учебник, вдруг с удивлением обнаруживаешь — закон денежного обращения, закон спроса, законы ценообразования. Откуда же вдруг взялись эти законы?

    Если мы перелистаем популярный американский учебник К. Макконнелла С. Брю, то обнаружим богатый материал по экономическим законам. Только там они называются то законами, то принципами. Однако нам особенно ценно в цитируемом учебнике то, что «установление и выведение экономических принципов называется экономической теорией». Значит, и американские экономисты согласны, что главным предметом экономической теории является выведение экономических законов и изучение их действия.

    Тирания слов: так ли существенны были дискуссии о предмете экономической теории?

    Сама постановка такой проблемы говорит о кризисе, нет, не экономической теории, а теоретических воззрений российских экономистов, которые в связи с переходом страны к строительству рыночной экономики потеряли привычные ориентиры. Этот кризис в особенности проявляется в отказе от марксизма, от традиционной политической экономии. А какое разнообразие названий издаваемых учебников и учебных пособий мы наблюдаем: «Рыночная экономика», «Экономика и бизнес» «Экономика», «Основы экономической теории», «Раскрывая тайны экономики» и т. д.

    Естественно, стали переводить и учебники западных экономистов. Они действительно были необходимы. Написаны весьма нестандартно, просто, доходчиво. А главное — терминология. Она такая непривычная.

    Но что «неприятно поразило» наших неофитов западных учебников — это то, что ни один из переведенных учебников не оказался антимарксистским. Более того, практически в каждом из них Маркс курирует как великий экономист. Вот свидетельство одного из крупнейших специалистов по истории экономических учений М. Блауга. «В своей ипостаси экономиста Маркс продолжает жить и все еще актуален как ни один из авторов, которых мы рассматривали до сих пор. Маркс подвергался переоценке, пересматривался, опровергался, его хоронили тысячекратно, но он сопротивляется всякий раз, когда его пытаются отослать в интеллектуальное прошлое. Хорошо это или плохо, но его идеи стали составной частью того мира представлений, в рамках которого мы все мыслим. Сейчас никто не ратует за Адама Смита или Рикардо, но по-прежнему поднимается кровяное давление, как только Маркс становится предметом исследования... Трудность будет состоять в том, чтобы не позволить утопить Маркса в неомарксистских перетрактовках и отделить Маркса — классического экономиста— от того ленинизированного его образа, который столь часто возникает в популярных дискуссиях». М. Блауг, которого очень трудно причислить к марксистам, весьма точно охарактеризовал последней фразой задачу, стоящую перед всеми российскими экономистами. Очевидно, что от марксизма следует действительно отказаться как от учения, претендующего быть истиной в последней инстанции, как от «единственно верного и непогрешимого» учения.

    Безусловно, за Маркса агитировать нет необходимости. Но, если его экономическая теория используется то под названием «трудовая теория стоимости», то под определением «рикардианские издержки производства», а самое главное, если эта теория работает, почему мы должны от нее отказываться?

    Маршалл еще в конце XIX в. пришел к выводу, что трудовая теория стоимости и маржинализм дальше не могут развиваться параллельно, и он осуществляет их синтез: производственный (трудовой) фактор органично соединяет с фактором потребительским, теорией предельной полезности (маржинализмом), и в результате рождается теперь всем хорошо известная общая теория рынка. Знаменитый «крест Маршалла».

    Мир сам, экономика, производительные силы и производственные отношения менялись, и довольно стремительно, особенно в XX в. Ясно, что и марксистская политэкономия обновляется, развивается: Она должна расстаться с теорией прибавочной стоимости в той ее части, откуда вытекала необходимость социалистической революции («экспроприаторов экспроприируют»), но, естественно, сам анализ механизма производства прибавочного продукта остается одной из жемчужин классической экономической теории. В то же время мы не можем не изучать в экономической теории такие фундаментальные блоки, маржинализм, эластичность, макроэкономическое равновесие и т. д. Со временем отсеивается из экономической теории устаревшее, изжившее себя, привнесенное (партийность, идеология) и остается только то, что собственно представляет собой предмет этой науки.

    Анализ вопроса «предмет и метод» позволяет убедиться, что, западные экономисты и марксисты изучали в сущности одну и ту же науку и не было между ними каких бы то ни было существенных противоречий чисто научного порядка. Разногласия в основном партийный, идеологический характер. Обратимся к самим экономистам.

    По Макконнеллу и Брю, экономическая теория (экономике) исследует поведение людей в процессе производства, распределения и потребления материальных благ и услуг в мире ограниченных ресурсов». В другом месте они же дают новую формулировку предмета экономике, но не меняют первую, а уточняют ее, делая упор на ограниченность ресурсов. «Экономикс исследует проблемы эффективного использования ограниченных производственных ресурсов или управления ими с целью достижения максимального удовлетворения материальных потребностей человека».

    Терминология другая, но суть та же, что и в марксистской политэкономии. В этом мы убеждаемся еще больше, когда указанные, авторы рассматривают экономические принципы, под которыми они подразумевают экономические законы.

    Выше уже говорилось, что одна наука отличается от другой кругом специфических законов, которые она изучает. Что же в таком случае изучается в учебнике «Рыночная экономика» в пяти томах, если там нет ни слова о законах, изучаемых экономической теорией? Нет анализа экономических законов и в «Курсе экономической теории» и в учебнике «Экономика» где, между прочим, «выяснение законов экономического развития» считается содержанием теоретической и прикладной экономики. «Выяснение законов» — содержание экономической теории, а объяснения самих законов нет. Отчего такая нелогичность?

    У западных экономистов были причины поиска другого названия экономической теории. Они хотели дистанцироваться от Маркса. Но ведь предмета науки они не изменили — только название. Какая же причина заставила авторов учебника «Раскрывая тайны экономики» определить предмет «экономики» как «общее название организационных, юридических и материальных механизмов и процессов, обеспечивающих условия для удовлетворения основных потребностей человечества»? Из предмета экономической Теории исключено даже главное достижение западной экономической мысли — анализ производства в условиях ограниченности ресурсов. И недаром. Отвечая на поставленный в книге вопрос: «Разумно ли быть собакой на сене?» авторы призывают к широкому экспорту сырья и материалов. Правда, призывают при этом «к рациональному использованию доходов от экспорта сырья на благо будущих поколений».

    Книга, между тем, предназначена для учителей и школьников и написана доходчиво, просто и убедительно.

    Так что же является предметом экономической теории? По-разному ли он определяется в традиционной политической экономии и Экономиксе? У экономистов ХIX и XX вв.? Нет, не по-разному. Нюансы, конечно, есть, и немалые. Но суть одна. Судите сами.

    Производственные отношения людей или отношения между людьми по поводу производства материальных благ (богатства) всегда были главным содержанием экономической теории. Всех экономистов волновал центральный вопрос — как прирастает материальное богатство, как увеличивается производство национального продукта (богатства)?

    Экономическая теория только тогда и стала собственно теорией, когда смогла поставить этот вопрос. Смогли это сделать меркантилисты в XVI в. они изучали экономические отношения во внешней торговле, ибо считали, что богатство страны определяется притоком-оттоком золота. Меркантилисты и исследовали закономерности этого явления, от него же они получили свое название.

    Физиократы же (XVIII в.) считали, что, поскольку обмен, в том числе и международный, должен бить эквивалентным, богатство не может прирастать во внешней торговле. Оно прирастает в сельскохозяйственном производстве, благодаря естественным свойствам земли. Поэтому Они исследовали экономические (производственные) отношения между крестьянами, феодалами, промышленностью и государством. Но предмет экономической теории был тот же. От определяемой ими области производства материального богатства физиократы аналогично своим предшественникам получили свое название.

    Классики политической экономии — В. Петти, А. Смит» Д. Рикардо — уже напрямую связали предмет экономической теории с производством материального богатства и, естественно, отношениями людей по поводу его производства. Главный труд А. Смита, ставший первым настоящим учебником по политической экономии на целых сто с лишним лет, так и называется: «Исследование 6 природе и причинах богатства народов». В этой книге источником всякого богатства признается труд, всякий труд человека и в промышленности, и в сельском хозяйстве, и в сфере услуг. Потому и наука политическая экономия стала классической, а сами они — классиками политэкономии.

    К классикам политической экономии относится и К. Маркс, доведший науку о производстве богатства до совершенства, открыв механизм производства прибавочного продукта, подлинного источника всякого богатства. Только вот производственным отношениям людей по поводу его производства он придает классовый характер. Признай К. Маркс право капиталиста как инвестора и организатора производства, как предпринимателя на присвоение прибавочной стоимости, и никогда бы не возник вопрос-дилемма: марксистская или антимарксистская та или иная экономическая теория.

    Западные экономисты в силу специфических условий их стран первыми почувствовали явление, воздействующее на человечество по естественным причинам с момента его возникновения: ограниченность ресурсов. Первым эту проблему, хотя ив достаточно реакционной форме, сформулировал Т. Мальтус. Однако в условиях понижения предельной производительности капитала, убывающего плодородия и, особенно, бесконтрольного роста населения земного шара указанная ограниченность ресурсов становится все более острой. Именно эту идею (проблему) западная экономическая мысль тщательно разработала и добавила к экономическим (производственным) отношениям по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг как предмета исследования экономической теории (Дж. Милль, А. Маршалл, Дж. Кейнс, П. Самуэльсон, Дж. Гэл-брейт и др.). Но никому из этих знаменитых экономистов даже в голову не пришла идея оспорить предмет политической экономии.

    Экономическая наука развивалась как и любая другая. Предмет ее многократно уточняется различными школами и течениями, но ни разу не менялся никем. В соответствии с названием школы, или течения, делался упор на какой-то ее аспект. Например, историческая школа сделала упор на повседневную деятельность людей, маржиналисты и неокласеики — на ограниченность ресурсов, кейнсианцы — на политику государства, институционалисты — на социальные аспекты этой политики.

    Всякий раз, выделяя ту или иную сторону экономической теории как приоритетную, наука вынуждена была обращаться к решению назревших социально-экономических, вполне конкретных проблем. Однако время все расставляет, по своим местам. Экономическая политика, государственное регулирование, социальная политика и защита наименее обеспеченных людей и другие проблемы давно стали самостоятельными в экономической теории, а предметом его исследования остаются производственные отношения людей в условиях ограниченности ресурсов. К сожалению, саму науку идеологи игнорировали, замусорили классовым, особенно партийным, подходом. Мы все более и более напирали на эксплуатацию наемной рабочей силы и занимались революционной критикой капитализма и перестали искать решение конкретных экономических задач. На Западе же экономисты были заняты решением своих весьма болезненных проблем инфляции, кризисов, безработицы и т. д. В чем и преуспели. А антимарксистами они были в той степени, в какой марксизм мешал им реально смотреть на реальные проблемы. Благодаря им экономическая теория приобрела свой современный прикладной характер.

    Чтобы еще раз убедиться в том, что раскол в экономической теории носил искусственный, партийный и идеологический характер, обратимся к трактовке традиционной политэкономией и экономике центрального вопроса экономической теорий, собственно любой социальной и экономической системы,— собственности. По Марксу, различные способы производства (читай: экономические системы) отличаются не тем, что производится, а тем, как производится. То есть как и каким образом соединяется рабочая сила со средствами производства (отношения собственности. — В. Б.) и как они распределяются по отраслям народного хозяйства (посредством конкуренции или планомерно. — В. Б.).

    По Макконнеллу — Брю: «Вообще говоря, индустриально развитые страны мира, а в основном различаются по двум признакам: 1) по форме собственности на средства производства и 2) по способу, посредством которого координируется и управляется экономическая деятельность». Совершенно очевидно, что и у Маркса, и у Макконнелла Брю - центральное место отводится отношениям собственности и зависящей от них организации общественного производства.

    Следовательно, между традиционной политэкономией и экономике значительно больше единства, чем расхождений и различий, что особенно наглядно видно в формулировке предмета экономической теории.

    Понятие ограниченности ресурсов

    Материальное производство — основа жизни человеческого общества. Это аксиома. Однако в процессе производства человек сталкивается с очень интересной проблемой, постоянное стремление к разрешению которой и движет социальным и экономическим Прогрессом.

    Человек должен потреблять, чтобы жить. Стремлением удовлетворить свои потребности мотивируется поведение человека, формируется совокупность его интересов. В силу множества причин потребности людей разнообразны, удовлетворить их сложно и с каждым годом все сложнее из-за количественного и качественного роста самих потребностей. Предметы первой необходимости определяются как пища, жилище и одежда. Предметы роскоши для каждого класса, социального слоя или группы населения свои. Например, дворцы, хотя и жилище, но роскошь. Однако и простой маленький домик тоже роскошь для бездомного. В целом, к предметам роскоши относятся драгоценности, золотые изделия, меха, яхты. Некоторые предметы роскоши весьма специфичны. Например, меха можно считать роскошью на благополучном Западе, но вовсе не являются таковой в России: здесь они — предмет первой необходимости. Особенно в Сибири и на Севере.

    Потребности есть у людей, у групп людей, у социальных слоев, классов, государства. Главная особенность потребностей заключается в их неутолимости.

    Потому что:

    - человечество развивается, развиваются и его потребности. Исторически и социально;
    - повышается культурный уровень людей, и их потребности в этом аспекте повышаются и расширяются;
    - любое новое изобретение становится потребностью и порождает целую цепь новых потребностей;
    - средства массовой информации весьма оперативно делают данную потребность достоянием всех людей, безразлично, к какому классу они принадлежат или в какой стране проживают;
    - потребности растут количественно в силу роста самого народонаселения Земли.

    Таким образом, вывод однозначен и аксиоматичен: в экономическом смысле человек обладает неограниченными потребностями в материальных благах и услугах. В этом и заключается вся проблема, ибо эти потребности надо удовлетворить, что с объективной неизбежностью и неотвратимостью наталкивается на ограниченность ресурсов, а, следовательно, на ограниченные возможности удовлетворения потребностей на всех уровнях.

    Вся экономическая деятельность человека всегда и везде была направлена на преодоление ограниченности ресурсов.

    Остановимся на этой проблеме подробнее. Какими же ресурсами мы располагаем? Землей, капиталом, трудом, предпринимательским духом (этот ресурс — спорный). Некоторые из них нам даны природой и уже поэтому ограничены: земля, полезные ископаемые, вода и т. д. Другие ресурсы ограничены в силу ограниченности нашего собственного развития: труд, знание, умение, квалификация, вид используемой энергии и т. д.

    Земля — это, прежде всего, пространственно-географический фактор. На земле живет человек» народ. На ней располагаются страны, государства. Исторически сложилось так, что одни страны маленькие (Монако, Андорра), другие — большие (Россия, США, Китай). Однако территории всех стран ограничены, хотя степень ограниченности для Монако и России различна.

    Земля к тому же и сама является производственным фактором или ресурсом. На ней выращивают урожай, где больший, где меньший. Земля ограничена, следовательно, и по качеству. Например, в России больше, чем где бы то ни было, пахотных земель, но 60 % их находится в зоне рискованного земледелия.

    Кроме всего сказанного, в недрах земли таятся несметные богатства в виде минералов, газа, нефти и т. д. Но и они ограничены по природе своей. Произвести или накопить землю невозможно. Она — естественный фактор.

    Капитал. Под капиталом понимаются средства производства: сырье, материалы, машины, оборудование, здания, сооружения, транспорт, связь. Они все являются продуктом труда и уже в силу этого носят ограниченный характер. Кроме того, их ограниченность определяется и ограниченностью Земли и ее недр, откуда взяты, в конечном итоге, все наши материальные блага.

    Капитал к тому же имеет печальное свойство стареть, изнашиваться, следовательно, часть нового капитала идет на замену старого, в силу чего преодоление ограниченности этого ресурса встречается с большими трудностями, хотя человек постоянно и преодолевает их. Капитал, в отличие от земли, является ресурсом экономическим.

    Труд. В процессе труда человек реализует всю совокупность своих физических и духовных способностей: знания, умение, сноровку, квалификацию. Все то, что дало ему общество в соответствии с его историческим и культурным уровнями развития. Человек знает много. Он учится. Любой школьник сегодня знает физику в большем объеме, чем великий И. Ньютон. Но даже знания современного академика-физика весьма ограниченны. Мы познали и познаем мир ядерной физики, а проблему гриппа не можем решить. Посылаем космические корабли-вестники к далеким мирам, а современная Россия не имеет нормальных дорог, развитой транспортной системы. Потому что в каждый данный момент наш опыт, знания упираются в свои границы, которые преодолеваем, двигаемся вперед — граница отодвигается, но не исчезает. В этом и заключается суть ограниченности ресурсов.

    Задумайтесь, друзья! Почему вы читаете данную страницу? Только для того, чтобы узнать что-то новое и отодвинуть границы своего незнания или ограниченных знаний.

    Что? Как? Кому? В этих условиях ограниченности ресурсов общество на всех этапах своего развития решало и решает сегодня три вопроса, ставших центральными и для экономической науки. Что производить? Какие товары и услуги, в каком количестве производить? Кто и как эти вопросы решает, на каком уровне: индивидуума, фирмы, государства? Как производить (каким образом или способом)? Имеется в виду организация производства. Плановая она или рыночная, с наемной рабочей силой или без нее. Капитал распределяется по отраслям производства централизованно или преследуя только свою выгоду? Кому производить? Обществу, всему населению или только тем, у кого есть деньги, и т. д.

    Ежедневно отвечая на первый вопрос, производители постепенно формируют структуру общественного производства, его отрасли и направления. Год за годом вырисовываются отрасли наиболее прибыльные, следовательно, наиболее развитые, а также отрасли отстающие, те, куда предприниматели сами, добровольно, не идут.

    Отвечая на второй вопрос, предприниматели в центр внимания помещают технологию производства. Более современная технология более экономична. Собственно степень экономичности и есть показатель степени ее новизны.

    Отвечая на третий Вопрос, предприниматель определяет сферу потребления своего продукта, те группы и социальные слои населения, которые будут его покупать, их половой и возрастной состав.

    Напоминаю, что все эти вопросы тесно связаны с содержанием "отношений собственности.

    В зависимости от ответа на эти вопросы различают такие системы хозяйствования, как рыночная и плановая (см. подробнее ниже).

    Таким образом, человеческие потребности неограниченны, а ресурсы их удовлетворения ограничений. Собственно процесс производства, экономический прогресс, деятельность человека и есть постоянное, вечное стремление решить данную проблему.

    Экономическая теория позитивная и нормативная

    Как уже говорилось выше, экономическая теория имеет дело с фактами, событиями, процессами, имеющими хозяйственное значение. Их нужно осмыслить, истолковать, объяснить. Выявить их взаимосвязи, закономерности их поведения. Если экономическая теория утверждает, «что повышение спроса на товар вызывает рост его цены, и это утверждение верно и в России, и в Африке, то оно позитивно.

    Позитивная экономическая теория говорит о том, что есть, что установлено достоверно, что к этому привело и приводит. На основе позитивных утверждений экономическая теория вырабатывает круг закономерностей, категорий и законов — принципы, по которым развиваются хозяйственные системы.

    Зная о том, что есть в экономике сегодня, через причинно-следственные связи мы можем дать прогноз на ближайшее будущее — перспективу экономического развития.

    Нормативная экономическая теория имеет дело с тем, что и как должно быть, если мы решили достичь каких-то конкретных результатов. Нормативная экономическая теория оперирует понятиями «должно», «надо», «следует». В качестве нормативного утверждения можно привести следующее: «Чтобы увеличить собираемость налогов и уменьшить дефицит государственного бюджета, надо упростить налоговую систему, следует сделать ее понятной и необременительной».

    Позитивная утверждает, как есть, нормативная — как должно быть. Эти два подхода в экономической теории тесно связаны, так как расхождение между «как должно было быть» и «как есть» со временем становится предметом анализа, когда выявляются причины расхождения. Экономическая теория совершенствуется, пытаясь все время сблизить свои позитивные и нормативные начала, но никогда не сводя их окончательно. Однако со временем те или иные нормативные оценки, проверенные жизнью, осмысленные и объясненные экономистами, переходят из разряда нормативного в разряд позитивного, становясь достоянием экономической теории, а последняя делает еще один шаг вперед в своем развитии.

    Кривая производственных возможностей общества

    Выше достаточно подробно была изложена проблема ограниченности ресурсов. Она особенно обостряется в связи с безграничным ростом человеческих потребностей. Так, перед человеком встает во весь рост вопрос эффективного использования наличных ресурсов, который конкретизируется в одном из фундаментальнейших принципов рыночной экономики: минимум затрат — максимум прибыли (продукции).

    Поскольку потребности общества безграничны, а средства их удовлетворения ограничены всегда, перед обществом в каждый данный момент, а значит всегда, встает проблема выбора. Что и в каком количестве должно производиться? Не все продукты и не всегда мы можем выпускать в необходимом количестве. Следовательно, общество чем-то должно жертвовать, предпочитая производство одного какого-либо товара другому. Возникает альтернатива. Если общество наращивает производство одного продукта, оно одновременно не может наращивать производство другого продукта. Все время приходится чем-то жертвовать. Увеличивать производство одного продукта, но с одновременным сокращением производства другого, то есть за счет этого другого продукта.

    Для облегчения анализа допустим, что общество производит только два каких-нибудь альтернативных продукта — костюмы и автомобили. Допустим также, что отсутствует безработица, имеется постоянное заданное количество естественных и экономических ресурсов и некий, тоже заданный, технологический уровень развития производства, то есть полностью, без потерь, используются производственные возможности общества. При этих условиях мы можем выпускать или 1 млн. автомобилей и ни одного костюма или 30 млн. костюмов и ни одного автомобиля. И то и другое мы не в состоянии одновременно в обозначенных количествах производить из-за ограниченности ресурсов. Следовательно, чтобы выпускать и автомобили, и костюмы, общество должно выпускать их в меньших количествах. Изначально пропорции определены так, что, жертвуя одним автомобилем, выпускаем 30 костюмов — и наоборот. Производство приобретает альтернативный характер. Если данную информацию отразить на графике, то получится некая кривая, которая характеризует производственные возможности общества.

    тема

    документ Рынок ценных бумаг
    документ Прибыль предприятия
    документ Диверсификация
    документ Факторинг как способ рефинансирования лизинговых операций
    документ Рыночная экономика



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами

    важное

    1. ФСС 2016
    2. Льготы 2016
    3. Налоговый вычет 2016
    4. НДФЛ 2016
    5. Земельный налог 2016
    6. УСН 2016
    7. Налоги ИП 2016
    8. Налог с продаж 2016
    9. ЕНВД 2016
    10. Налог на прибыль 2016
    11. Налог на имущество 2016
    12. Транспортный налог 2016
    13. ЕГАИС
    14. Материнский капитал в 2016 году
    15. Потребительская корзина 2016
    16. Российская платежная карта "МИР"
    17. Расчет отпускных в 2016 году
    18. Расчет больничного в 2016 году
    19. Производственный календарь на 2016 год
    20. Повышение пенсий в 2016 году
    21. Банкротство физ лиц
    22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
    23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
    24. Как получить квартиру от государства
    25. Как получить земельный участок бесплатно


    ©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты