Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Экономисту » Теневая экономика

Теневая экономика

Теневая экономика

Для удобства изучения материала статью Теневая экономика разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Теневая экономика
2. Теневая экономика в России
3. Причины теневой экономики
4. Теневой сектор экономики
5. Масштабы теневой экономики
6. Борьба с теневой экономикой
7. Проблемы теневой экономики
8. Последствия теневой экономики
9. Влияние теневой экономики
10. Теневая экономика 2015
11. Виды теневой экономики
12. Особенности теневой экономики
13. Структура теневой экономики
14. Теневая экономика статистика
15. Понятие теневой экономики
16. Теневая экономика в СССР
17. Теневая экономика мира
18. Сущность теневой экономики
19. Теневая экономика и коррупция
20. Причины возникновения теневой экономики
21. Роль теневой экономики
22. Сферы теневой экономики
23. Анализ теневой экономики
24. Теневая экономика и преступность

Теневая экономика

Теневая экономика (также скрытая экономика, неформальная экономика) — экономическая деятельность, скрываемая от общества и государства, находящаяся вне государственного контроля и учёта. Является ненаблюдаемой, неформальной частью экономики, но не охватывает её всю, так как в неё не могут быть включены виды деятельности, не скрываемые специально от общества и государства, например домашняя или общинная экономики. Также включает в себя нелегальные, криминальные виды экономики, но не ограничивается ими.

Теневая экономика — это экономические взаимоотношения граждан общества, развивающиеся стихийно, в обход существующих государственных законов и общественных правил. Доходы этого предпринимательства скрываются, и не является налогооблагаемой экономической деятельностью. По сути, любое предпринимательство, результатом которого является сокрытие доходов, или уклонение от уплаты налогов, может считаться теневой экономической деятельностью.

«Теневую» экономику также можно охарактеризовать как совокупность разнотипных экономических отношений и неучтенных, нерегламентированных и противоправных видов экономической деятельности. Но, прежде всего, «теневая» экономика — это неконтролируемые обществом и скрываемые от него производство, распределение, обмен и потребление товарно-материальных ценностей, денег и услуг. В данном случае мы имеем дело с очень сложным экономическим явлением, которое в той или иной степени присуще социальным системам любого типа. Теневая, «серая», экономика, как правило, достаточно связана с «белой», официальной экономикой.

Структура теневой экономики. Масштабы и характер деятельности в сфере ТЭ варьируются в очень широких пределах - от огромных доходов, извлекаемых из преступных предприятий (вроде наркобизнеса), до бутылки водки, которой “награждают” водопроводчика за починенный кран.

Если попытаться типологизировать теневую деятельность, приняв за основной критерий ее отношение к “белой” (официальной) экономике, то вырисовываются три сектора ТЭ:

1) вторая (“беловоротничковая”) теневая экономика,


2) серая (неформальная) теневая экономика и
3) черная (подпольная) теневая экономика.

Теневая экономика в России

Что такое теневая экономика? На этот вопрос даются самые разные ответы. Высказывается мнение, согласно которому теневая экономика - экономическая деятельность, противоречащая данному законодательству, т.е. она представляет собой совокупность нелегальных хозяйственных действий, которые подпитывают уголовные преступления различной степени тяжести.

Согласно другому мнению, под теневой экономикой понимаются неучитываемые официальной статистикой и неконтролируемые обществом производство, потребление, обмен и распределение материальных благ.

Третья точка зрения - теневая экономика - все виды деятельности, направленные на формирование или удовлетворение потребностей, культивирующих в человеке различные пороки.

Каждая из указанных точек зрения по-своему правильна и отражает в той или иной степени, наблюдающиеся в экономике реальные процессы. Они характеризуют теневую экономику с различных сторон и по существу не противоречат друг другу.

Таким образом, теневая экономика как бы распадается на три крупных блока:

1.Неофициальная экономика. Сюда входят все легально разрешенные виды экономической деятельности, в рамках которых имеют место неучитываемые официальной статистикой производство услуг, товаров, сокрытие этой деятельности от налогообложения.
2. Фиктивная экономика. Это приписки, хищения, спекулятивные сделки, взяточничество и всякого рода мошенничества, связанные с получением и передачей денег.
3. Подпольная экономика. Под ней понимаются запрещенные законом виды экономической деятельности.

Объективной причиной стремительного роста теневой экономики в Росси является переход от бюрократической, командной системы управления к рыночной. Смена общественного строя сопровождается и сменой старой морали. При этом теневая экономика должна базироваться и развиваться из конкретных источников.

Первый из них - это пресловутый вывоз за рубеж капитала, сырьевых и энергетических ресурсов (по оценкам авторитетных экспертов это около $30 млрд. в год) , при этом основная часть сделок не является в прямом смысле теневой, т.е. осуществляется на законных основаниях: сырье и энергоресурсы часто реализуются за рубеж по заниженным ценам через посреднические компании, а соответствующий процент от прибыли последних оседает за рубежом.

Вторым, и основным источником теневой экономики является нерегистрируемая государственными органами хозяйственная деятельность, которая имеет место во всех сферах экономики. Например, каким образом могут на протяжении 5-6 лет реформ выживать многочисленные слои населения, доходы которых оказались (по официальным статистическим данным) значительно ниже прожиточного минимума?

Согласно официальной статистике, уровень жизни населения в России составил 60%. Причем, только реальная заработная плата снизилась на 25%. Между тем количество легковых автомобилей в частном владении не уменьшилось, а число иномарок - увеличилось: только в Россию было ввезено 400 тысяч автомобилей. Эту статистику можно объяснить, только наличием теневого фактора.

В общемировом масштабе удельный вес теневой экономики оценивается в 5-10% от валового внутреннего продукта. Так, в африканских странах этот показатель достигает 30%, в Чехии - 18%, а на Украине - 50%; удельный вес теневой экономики в хозяйственном обороте России равен 40% .

Показатель 40-50% является критическим. На этом рубеже влияние теневых факторов на хозяйственную жизнь становится настолько ощутимым, что противоречие между легальным и теневым укладами наблюдается практически во всех сферах жизнедеятельности общества.

Ключевым признаком теневой деятельности можно считать уклонение от официальной регистрации коммерческих договоров или умышленное искажение их содержания при регистрации. При этом основным средством платежа становятся наличные деньги и особенно иностранная валюта. В решении же деловых вопросов преобладают так называемые “разборки”.

Если приоткрыть “теневую завесу”, то за ней окажется “пирамида” движущих сил неформального сектора экономики.

Своеобразная надстройка теневой экономики - сугубо криминальные элементы: торговцы наркотиками, оружием, угонщики автомобилей, киллеры, наемные убийцы, сутенеры. К этой категории можно отнести и представителей органов власти и управления, если они берут взятки или торгуют государственными должностями и интересами.

В середине - теневики-хозяйственники. К ним следует отнести предпринимателей, коммерсантов, финансистов, промышленников, мелких и средних бизнесменов, в том числе и “челноков”. Эти люди - “мотор” экономической деятельности, и не только нелегальной.

Третья группа представлена наемными работниками, причем как физического, так и интеллектульного труда. К ним могут примыкать коррумпированные государственные служащие, в доходах которых (по некоторым данным) до 60% составляют взятки.

Конечно, данное деление в определенной степени условное и небесспорное, но оно охватывает около 30 млн. активного населения страны.

Общий интерес для всех слоев “пирамиды” заключается в получении дополнительного дохода за пределами “правового поля”. Есть и общие формы реализации интересов. Так, вывоз капитала за рубеж присущ всем. Правда, представители криминального и среднего уровней делают это в основном путем незаконных операций с сырьем и стратегическими материалами, с импортными товарами, с инвестициями, с подделкой платежных документов. Капитал, вывезенный усилиями только этих слоев, эксперты оценивают в $300 млрд. . Наемные работники могут предложить на экспорт только “мозги” и рабочие руки.

Криминальные структуры действуют преимущественно в сфере перераспределения доходов, которые получают внеэкономическими методами, главным образом насилием - от шантажа до наемного убийства.

Представители среднего слоя, как правило, изначально являются законными собственниками производимых доходов. И лишь в дальнейшем по воле обстоятельств “уводят” доходы от налогообложения. Зачастую для них иначе нельзя: применение действующих штрафов и пени ставит под угрозу существование собственного дела. На роль судей-арбитров по выполнению сделок они привлекают представителей криминальных структур. Ведь сделки не зарегистрированы, а значит, обращаться официально в Арбитражный суд в случае невыполнения договоренности невозможно.

Криминальный слой “пирамиды” объективно заинтересован в существующих условиях, при которых набирает силу теневая экономика. Ибо ее представители контролируют до 90% предприятий и организаций. И это основное поле для получения нелегальных доходов. В целях консервирования такой ситуации в ход пускается подкуп выборных и назначенных должностных лиц. Не потому ли так долго рассматриваются в законодательных органах соответствующие законы?

Теневиков-хозяйственников сегодняшняя ситуация не должна устраивать: они оказываются между молотом и наковальней. С одной стороны - криминальные структуры, с другой - правоохранительные органы. Да еще и ответственность друг перед другом по выполнению условий сделки.

Объективно оказываются сейчас в худших условиях наемные работники-профессионалы. В развитых странах зарплата по основному месту деятельности составляет 70-80% доходов работника, а в России - лишь около трети. Не может устраивать наемных работников и усиление влияния криминальных элементов. Плата за “крышу” автоматически удорожает товары и услуги на 30%. А серьезный по бюджету потребителя.

Причины теневой экономики

Причины теневой экономики различны для всех регионов мира, однако, комплекс причин существования теневого бизнеса при рынке будет более разнообразным, в особенности, если иметь в виду не самые устоявшиеся отрасли рыночной экономики.

Обычно выделяют три группы факторов, которые способствуют развитию теневой экономики:

1. Экономические факторы: высокие налоги (на прибыль, подоходный налог и т.д.); Официально доля всех налоговых постановлений в России была в 1993-1995 гг. на уровне 30-33% ВВП. Это почти столько же, сколько и в США, но гораздо меньше по сравнению, к примеру, со скандинавскими странами (в Швеции - 61%).Существуют разные оценки доли изымаемой у предприятий прибыли: от 60 до 80-90%. Как известно, налоговое изъятие свыше 50% прибыли лишает предприятие стимулов к активной производственной деятельности. Переструктуризация сфер хозяйственной деятельности (промышленного и сельскохозяйственного производства, услуг, торговли); кризис финансовой системы и влияние его негативных последствий на экономику в целом;
Уход экономики в "тень" является следствием общего состояния экономики. При плачевном состоянии официальной экономики работа в ее теневом секторе может иметь множество преимуществ. С другой стороны, кризисное состояние экономики вынуждает предпринимателей искать более привлекательные ниши для своей деятельности. Одной из них и является теневой сектор. Несовершенство процесса приватизации; деятельность незарегистрированных экономических структур.

2. Социальные факторы: низкий уровень жизни населения, что способствует развитию скрытых видов экономической деятельности; высокий уровень безработицы и ориентация части населения на получение доходов любым способом;
Растущая безработица, поток беженцев, невыплаты заработной платы и т.д. являются прекрасной "питательной средой" для теневой экономики. Люди, потерявшие работу или не получающие долгими месяцами заработную плату, соглашаются на все условия нелегальной, теневой занятости: отношения с работодателем подчас основываются только на устной договоренности, никакие больничные и отпускные не оплачиваются, увольнение возможно без всяких социальных гарантий и тем более без предупреждения и т. д. Для работодателей такие отношения более чем выгодны: работники оказываются весьма заинтересованными в том, чтобы теневой бизнес "хозяина" оставался таковым; работодатели обладают неконтролируемой властью над наемными работниками; прямые финансовые выгоды заключаются уже в том, что никаких налогов на фонд оплаты труда платить не надо и т. д. неравномерное распределение валового внутреннего продукта.

3. Правовые факторы: несовершенство законодательства; недостаточная деятельность правоохранительных структур по пресечению незаконной и криминальной экономической деятельности; несовершенство механизма координации по борьбе с экономической преступностью, •незащищенность прав собственности.
Порождает у предпринимателей психологию временщика. Соответствующее хозяйственное поведение исходит из того, что если права собственности могут быть рано или поздно нарушены и существующее законодательство и правоприменительная практика отнюдь не гарантируют их надежную защиту, надо использовать имеющиеся возможности по максимуму. Если можно избежать уплаты налогов, максимизировать всеми способами свою прибыль, то это надо делать.

Политическая нестабильность.

Этот фактор также как и "незащищенность прав собственности", стимулирует и развивает психологию временщика. Так как неизвестно, что будет завтра, все средства хороши для приумножения капитала. Важно отметить, что если в периоды политической нестабильности теневая экономика развивается очень динамично, то официальная, напротив, замирает.

Причем ее объем уменьшается не, только за счет " затенения ", но и по причине элементарного свертывания деятельности "до лучших времен". В зависимости от развития рыночных отношений, состояния экономики в целом причин существования теневой экономики будет больше или меньше, степень влияния разных из них будет варьироваться. Также на развитие теневой экономики влияют экономическая свобода, граничащая с вседозволенностью деформация морально этических требований.

Главной причиной роста теневой экономики в России, по мнению многих исследователей, была "незавершенная либерализация". Иначе говоря, из всего набора "экономических свобод" (свобода конкуренции, свобода ценообразования и др.) одни были введены, другие - нет, одно делать было можно, а другое (также необходимое для нормальной работы рыночного механизма, например, продавать и покупать землю) - нельзя. В тех сферах, где свободу формально разрешили, отсутствовали ее гарантии, защита со стороны государства.

Наоборот, преобразования были проведены так, что у населения и деловых людей России появилась боязнь привлечь к себе, своей деятельности и своей организации внимание государства и должностных лиц даже тогда, когда никаких нарушений правил и законов не было. С начала преобразований возник раскол между государством и обществом, раскол, которого не было во времена горбачевской перестройки. Люди перестали доверять власти, у них возникло стремление полностью исключить какие-либо контакты с государством и чиновниками. Население и деловые люди России стремились вступать с чиновниками, прежде всего в неформальные отношения, как с частными лицами, а с государством - иметь дело не как с формальной организацией, призванной выполнять властные функции, а как с множеством частных лиц, каждое из которых обладает определенной властью и может оказать частные услуги. Эта атмосфера, в свою очередь, благоприятствовала развитию теневой экономики и явилась следствием определенных особенностей реализованной в России реформы. Можно выделить из них шесть важнейших.

Первая особенность - возникновение делового тандема чиновника и предпринимателя. Преобразования были проведены так, что предприниматели попали в зависимость от чиновников. Произошла приватизация функций государства отдельными группами чиновников. Рыночные реформы предполагали резкое повышение хозяйственной активности людей и соответственно сокращение властных полномочий государства в экономике. В то же время эти преобразования способствовали значительному усилению неопределенности функций, прав, возможностей и ответственности государственных чиновников разного ранга. Они же, как люди, обладавшие самыми значительными по сравнению с другими социальными группами деловым опытом и инициативностью, сумели с наибольшей выгодой для себя воспользоваться открывшейся экономической свободой. Они фактически приватизировали свои рабочие места и стали, выполнять должностные обязанности (или не выполнять их), насколько это отвечало их частным экономическим интересам. В результате, когда предприниматель обращается к государству за защитой своих интересов, он ее от органа власти не получает. Тогда деловой человек нанимает в частном порядке сотрудников какой-нибудь государственной спецслужбы или правоохранительных органов и напрямую платит им деньги, как другим работникам своей фирмы. В своей деятельности люди фактически стремятся игнорировать государство и действуют так, как будто его не существует.

Уплата же налогов рассматривается населением как двойное налогообложение, поскольку все покупают государственные услуги в частном порядке, в конкретном объеме, который требуется тому, или иному предпринимателю или другому частному лицу. В обществе формируется соответствующая социально- психологическая атмосфера, когда уклонение от уплаты налогов - норма, следование которой не осуждается.

Вторая особенность - чрезмерно большая роль государства в экономике. Она находит свое выражение в двух формах.

Во-первых, в сохранении значительного государственного сектора без прежних экономических и правовых ограничений. Весьма велика доля госсектора в промышленности (большая часть военно-промышленного комплекса). Осталась государственной существенная часть энергетики, топливно-энергетического комплекса. Естественно, госсектору требуются прямые или косвенные дотации из бюджета. В свою очередь, на основе распределения бюджетных дотаций вырастает особый сектор теневой экономики, когда высокопоставленные чиновники через систему "дружественных" им фирм разворовывают или "прокручивают" государственные деньги. Далее эти деньги "отмываются", вкладываются в экономику или переводятся за рубеж и т.д.

Во-вторых, в чрезмерном и практически бесконтрольном вмешательстве государства в экономическую деятельность. К ней относится создание государственных, полугосударственных или негосударственных "уполномоченных" компаний, через которые частные фирмы обязаны выполнять какие-либо насущные функции (например, создание муниципального банка, через который все организации региона обязаны осуществлять расчеты с бюджетом, энергетиками, железной дорогой и др.). Функционирование компаний подобного типа - источник теневой активности, так как предприниматели, стремясь получить разрешение на свою деятельность или желая обойтись без "уполномоченных", вынуждены им платить.

Другой источник теневых отношений - лицензирование разных видов хозяйственной деятельности. Оно ставит частные фирмы в зависимость от органов власти и отдельных чиновников и дает последним большие возможности для извлечения теневых доходов. Достаточно распространенная практика - выдача лицензий на какую-нибудь деятельность частным фирмам (например, аптекам) так, что получившие их становятся монополистами в одном из районов города. Ясно, что для "обхода" этого положения конкуренты вынуждены платить. Наконец, прямое силовое подавление конкуренции органами власти в пользу "дружественных" им компаний. Часто это делается в самых прибыльных отраслях (в торговле бензином, металлами, нефтью, в строительстве), когда деятельность конкурентов подавляется с помощью полиции, налоговой полиции, проверок состояния экологической и противопожарной безопасности, запрещения землеотвода или сдачи земли в аренду и т.п. В таком случае органы власти производят принудительное распределение рыночных ниш, отдавая самые выгодные секторы рынка "дружественным" фирмам, которые, в свою очередь, отчисляют в пользу этих органов или отдельных чиновников часть полученной сверхприбыли.

Вмешательство государственных органов в экономику всегда ведет к искусственному неравенству в положении различных частных, фирм, всегда (прямо или косвенно) приносит выгоды одним и приводит к потерям у других. Значит, оно стимулирует обратное влияние частного бизнеса на государственные органы с целью компенсировать потери (у одних) и увеличить выгоды (у других). В российских условиях, когда нет общепризнанных цивилизованных законов, традиций и этики во взаимоотношениях бизнеса и государства, это неизбежно ведет к росту теневой активности (к подкупу чиновников или, наоборот, их заказным убийствам, если их действия могут лишить фирму доходов и т.п.). В результате чрезмерное вмешательство государства в экономику при его слабости и зависимости от различных групп интересов порождает благоприятные условия для роста теневой экономики.

Третья особенность - сохранение прежних (характерных для советской системы) форм монополизма и появление новых. Первые связаны с деятельностью государства. Так как государство сохранило прямой контроль за работой ряда секторов экономики, это создает монополизм, порождающий теневую активность. Например, сохранение государственного контроля за золотодобычей (как и за добычей большинства видов полезных ископаемых) и ограничение доступа туда частного капитала служат источником существования черного рынка торговли золотом, оборот которого составляет многие десятки, а возможно, и сотни килограммов в год.

Четвертая особенность - чрезвычайно высокий уровень налоговых изъятий и репрессивный характер системы налогообложения, одинаково расценивающей уклонение от уплаты налогов и ошибку в их исчислении. Такая система, при которой, по различным оценкам, изымается 60-80% прибыли, а частная фирма не имеет правовой защиты перед государственной налоговой инспекцией, - одно из следствий ситуации, когда в условиях экономической либерализации государство стремится сохранить "командные высоты" в экономике и контролировать основные финансовые потоки. В результате в стране сформировалась стойкая привычка к уклонению от уплаты налогов и переводу значительной доли деловой активности в "тень". В принципе уже одной этой черты достаточно для взрывного роста теневой деятельности.

Пятая особенность - асоциальный характер рыночных преобразований в России. Рыночные реформы лишили миллионы людей привычных социальных ниш, уровня жизни и сбережений. Хотя цены были "отпущены", введена свободная торговля и реализован ряд других мер по либерализации экономики, механизмы экономического отбора не были созданы. В промышленности, сельском хозяйстве и других секторах многие годы действуют неэффективно работающие предприятия с сотнями тысяч рабочих мест и зарплатой на уровне и ниже прожиточного минимума. В то же время никаких формальных и легальных альтернативных вариантов экономической активности для работников, занятых на таких рабочих местах, нет. Людям приходится искать средства к существованию и новые виды занятий вне сложившихся формальных экономических институтов: найма и увольнения, оплаты труда, материального и морального поощрения, продвижения по службе и др. Они вынуждены зарабатывать за счет неформальной деятельности. Государственные и бывшие государственные (приватизированные) предприятия обросли множеством коммерческих структур, возникло огромное число независимых фирм, через которые люди пытаются заработать на свободном рынке без формальных ограничений. Кроме того, значительная часть трудовой деятельности осуществляется без какой-либо официальной регистрации.

Шестая особенность - не правовой характер экономических преобразований, обусловленный тем, что реальное поведение населения и властей в период реформ лишь в малой степени регулируется формальными законами. В эффективной работе правоохранительной системы не заинтересованы, прежде всего, правящие группировки. Нормальная работа суда, прокуратуры и других правоохранительных органов связывала бы руки представителям высоко статусных групп в борьбе за раздел и передел бывшей социалистической собственности. Кроме того, сами правоохранительные органы глубоко вовлечены в хозяйственную активность и являются одними из важнейших ее субъектов в нынешней России. Иначе говоря, они, во-первых, заняты не свойственной им деятельностью, во-вторых, коррумпированы. Естественно, при этом они не могут эффективно поддерживать правопорядок в сфере экономики и выступать арбитрами при разрешении возникающих конфликтов. Тогда последние улаживаются неформальными структурами.

Теневой сектор экономики

Так главный экономист российского представительства Всемирного банка Кристоф Рюль считает, что доля теневой экономики в ВВП России реально составляет около 40-50%, передает NEWSRu. "Если сравнить ситуацию в России с ситуаций в других странах, например, Италии, где доля теневой экономики официально оценивается в 17%, то я бы, скорее, положилась на показатель в 40-50%", – констатирует эксперт. По его мнению, значительная часть теневого оборота сконцентрирована в сфере услуг.

Причем очевидно, что сам по себе феномен теневой экономики сегодня недостаточно изучен и понятен экономистам мира. Так теневая экономика существует даже в самых развитых странах с наиболее разработанным экономическим законодательством. Причем сами экономисты до сих пор не могут прийти к единому мнению насчет вредности или полезности этого явления. Теневая экономика как явление приводит с одной стороны к снижению собираемости налогов и занижению экономических показателей, однако, с другой стороны, она реально создает дополнительную занятость в новых секторах экономики и по сути дела представляет собой резерв роста экономики в будущем и подстраховку на случай серьезного кризиса. При этом, по мнению экспертов, сократить размеры теневого сектора экономики чаще всего удается путем проведения налоговой реформы и активного дерегулирования экономики. Считается, что теневая экономика все же больше свойственна странам с переходным типом экономики. В то время как в развитых странах Запада, в тени работают именно эмигранты из стран с такой экономикой.

Во Всемирном Банке собираются более тщательно разобраться в масштабах и сущности российского теневого сектора. Кристоф Рюль уверен, что совместный проект Всемирного банка, Бюро экономического анализа и Высшей школы экономики по изучению теневой экономики позволит лучше понять роль этого явления, его масштаб и структуру.

Напомним, данные исследований ВБ значительно расходятся с российской официальной статистикой. Так, Госкомстат оценивает размер теневого сектора экономики в России примерно в 20-25%. В Госкомстате считают, что в тени трудятся около 10 млн. россиян.

Экономистами России предлагаются разнообразные способы решения проблем, связанных с агрессивным развитием теневого сектора экономики.

С одной стороны, необходимо предпринять усилия в направлении дебюрократизации государственной системы, создающей административные препоны для развития бизнеса, поддержки отечественного предпринимательства в системе международной конкуренции, легализации капиталов, полученных в результате некоторых видов теневого бизнеса. С другой стороны, в случаях злостных нарушений хозяйствующими субъектами законодательства, коррупции чиновничества и нелегальной активности олигархов государство обязано осуществить прямое вмешательство, жестко реализовать принципы диктатуры закона.

Проводимые правовые и институциональные меры не принесут полных успехов, если не будут дополнены мерами по формированию в России здоровой этической основы предпринимательства и государственной службы. Экономические процессы немыслимы без учета морально-нравственного содержания жизни граждан, оказывающего, наряду с собственно экономическими интересами, огромное влияние на мотивацию хозяйственного поведения.

В определенном смысле следует отказаться от юридического фетишизма и абсолютизации значения силы и правового характера государства в решении проблемы теневой экономики. Российские граждане проявляют чудеса изобретательности, обходя законы и укрываясь от надзирающего ока государства. Кроме того, существуют возможности ведения хозяйственной деятельности без формального нарушения правовых норм, что, тем не менее, нельзя считать чистоплотным и добросовестным предпринимательством и относить к обычной ("здоровой") экономике.

Среди таких практик можно отметить умышленное использование пробелов в законодательстве; правовую неурегулированность ряда аспектов предпринимательской деятельности; получение коммерческой выгоды за счет систематического невыполнения или нечеткого выполнения договорных обязательств; недобросовестную конкуренцию; нечистоплотные отношения бизнеса и власти, построенные на взаимовыгодной основе (но не обязательно связанные с получением взяток, например сговор властных структур с представителями криминала, обложение их своего рода "социальным налогом": обещание не трогать в обмен на финансирование строительства каких-либо социальных объектов: дорог, теплоцентралей, больниц и т.п.).

Вряд ли возможно существенно уменьшить масштабы теневой экономики, пока фигура отечественного предпринимателя, как в России, так и за рубежом вписывается только в образ "нового русского" – беспринципного и неразборчивого в своих средствах дельца, махинатора и жулика, а государственный чиновник предстает как взяточник и казнокрад.

Основной путь ликвидации "теневого" сектора в экономике – снижение налоговой нагрузки.

Оптимальный уровень налогообложения является одним из условий устойчивого экономического роста. В российском налоговом законодательстве существуют очевидные проблемы, ограничивающие возможности экономического развития. Налоговая нагрузка на производителей продолжает на практике оставаться высокой, по мнению многих экспертов, – более 50%, вопреки официально декларируемому уровню в 31%.

Высокое налогообложение подрывает конкурентоспособность отечественной продукции. Высокий единовременный уровень обложения импорта делает невыгодным создание товарных резервов. Отсутствие определенных мобильных запасов товаров сдерживает или замедляет капитальное строительство, снижает его эффективность, что негативно сказывается в целом на развитии экономики. В дополнение к этому в стране существует налог на имущество предприятий, который ощутимо снижает рентабельность перспективных проектов, связанных с капитальным строительством, а также отрицательно влияет на кредитные возможности потенциальных инвесторов.

Однако на практике налоговая реформа в России остановилась. Предложенные поправки к Налоговому кодексу не улучшают, а по некоторым положениям даже ухудшают ситуацию.

Это отражается самым негативным образом на формировании экономической среды в стране. В массе производителей можно выделить три основные группы.

К первой из них относятся крупнейшие предприятия. Главное преимущество этих субъектов хозяйствования состоит в том, что их функционирование не обременено тяжкими долгами, неоплаченными кредитами, основные фонды получены ими, по сути дела, бесплатно. По этой причине их мотивация в деле дальнейшего экономического роста достаточно слаба.

Ко второй группе производителей нужно отнести предприятия, образующие сферу малого бизнеса. Она сформировалась в 90-е гг. На первых порах показала себя как очень динамичная структура, быстро растущая, создавшая большое число рабочих мест. Однако с конца 90-х гг. развитие малого бизнеса остановилось. Количество предприятий в этом секторе, удельный вес в экономике и число рабочих мест не увеличиваются. Основными проблемами развития данной сферы стали административные барьеры, поборы чиновничества и высокие платежи за аренду помещений и коммунальные услуги, которые не дают возможности малым предприятиям расти и развиваться. В этих условиях налоговый фактор уже не является определяющим для выживания малых предприятий и организации эффективного производства. Поэтому не приходится рассчитывать и на данную экономическую силу как на катализатор ускорения роста.

Третью группу производителей составляют компании среднего бизнеса, сформировавшиеся с начала 90-х гг., т. е. с момента старта рыночных реформ в стране. Большинство этих предприятий создавались с нуля и прошли все стадии развития: от кооперативов до крупных холдингов с оборотом от сотни миллионов до нескольких миллиардов долларов. Эти компании отличаются динамизмом и высокой степенью выживаемости, потому что родились и развивались в новых рыночных условиях. Но им приходится постоянно сталкиваться с неблагоприятной экономической средой в стране. Это уже упоминавшиеся административные барьеры, фискальная и обременительная налоговая система, давление и вмешательство в бизнес силовых структур, забюрократизированность процедур развития новых проектов.

Все это наводит на мысль о том, что успешный бизнес в стране развивается не благодаря работе государственных структур, а вопреки их деятельности.

Неадекватные тарифная и налоговая системы породили в России огромный "теневой" сектор, который вызывает искажение не только внутренней статистики, но и самого характера экономических отношений. Недополучение НДС является результатом существования в экономике огромного "теневого" сектора, который порожден необходимостью обеспечения выживаемости в условиях чрезмерного налогового бремени.

В этой связи одной из важнейших задач российской экономики является ликвидация "теневого" сектора, который нарушает экономические пропорции, не позволяет построить нормальную налоговую систему, соответствующую особенностям российского хозяйства, его структуре и традициям.

Основной путь ликвидации "теневого" сектора в экономике – это снижение налоговой нагрузки. В частности, уменьшение НДС до 13% (о чем была дискуссия в начале 2005 г.) способно значительно расширить налогооблагаемую базу, повысить собираемость налога и в итоге финансовых поступлений в бюджет. Гарантией этого могут стать вполне оправданные в этом случае меры по ужесточению администрирования налога. Более низкая ставка НДС содействовала бы также общему оздоровлению ситуации на таможне, повышению собираемости таможенных платежей и ликвидации масштабных злоупотреблений в процессе возврата НДС. Снижение налога должно способствовать в долгосрочном плане ускорению темпов экономического роста, активизации процесса инвестирования и капитального строительства.

Потери бюджета в результате снижения НДС с 18% до 13% могли бы быть компенсированы отменой возврата НДС экспортерам сырья (как это практикуется в Китае), поскольку сэкономленная сумма примерно равняется возможному снижению на первых порах поступлений в бюджет. Отмена возврата НДС экспортерам сырья служила бы стимулом для развития экспорта готовой продукции.

Изменить положение можно путем введения упрощенной системы налогообложения для малого бизнеса. Если оставить предпринимателям один налог, например, 5 процентов с оборота, то половина предприятий сразу выйдет "из тени" и на четверть вырастет объем производимой легальной продукции. При этом прирост ВВП составит сразу три процента.

Таким образом, использование возможностей экономического механизма и снижения налоговой нагрузки может стать самым логичным и эффективным путем ускорения экономического роста, способным быстро дать позитивные результаты в деле выведения производства "из тени" и активизации процесса инвестирования.

Масштабы теневой экономики

Позитивный эффект ЭТ возрастает по параболе, т.е. темп его роста замедляется с увеличением относительной величины ЭТ. Зато негативный эффект имеет ярко выраженную тенденцию к ускоренному росту по мере увеличения ЭТ. В таком случае результирующий эффект сначала будет иметь положительный знак и расти (участок 0А), потом его рост остановится (в точке А), начнется процесс спада (участок АВ), а затем результирующий эффект приобретет отрицательное значение, величина которого будет стремительно расти (после точки В).

Эта графическая модель показывает важность контроля над масштабами теневой экономической деятельности. Общественное благосостояние максимизируется, если величина теневой экономики равна 0А, так как при этом результирующий эффект имеет максимально позитивное значение. В крайнем случае, можно допустить разрастание теневой экономики до величины 0В, когда позитивный и негативный эффекты взаимно гасятся. Если величина теневой экономики превышает 0В, то общество несет чистые потери.

Масштабы ЭТ во многом зависят от типа экономической системы, но эта зависимость носит неоднозначный характер. Очевидно, что теневой экономики нет (точнее, она минимальна) при абсолютно огосударствленной и при абсолютно разгосударствленной экономике: в первом случае государство запрещает всякую теневую активность и имеет средства этот запрет реализовать, а во втором случае нет запретов и контроля, следовательно, нет и нужды «скрываться в тени». Теневая активность будет увеличиваться в «пограничной зоне» между централизованным и децентрализованным хозяйством: с одной стороны, в слабеющей централизованно управляемой экономике (как в СССР 1980-х) уменьшаются возможности контроля; с другой стороны, в подвергающемся огосударствлению рыночном хозяйстве множатся меры контроля, далеко не всегда эффективного.

Следует учитывать, что оценка масштабов ЭТ, которая по определению уклоняется от «учета и контроля», сама по себе является довольно сложной проблемой. Поскольку расчеты в ЭТ производятся почти исключительно наличными, а в официальной экономике – безналичными деньгами, то хорошим индикатором динамики теневых сделок является изменение количества наличных денег в обращении. Другой часто используемый метод – это анализ расходов электричества (оно является таким производственным ресурсом, который необходим при многих видах скрываемого производства, но при этом скрыть его расход почти невозможно). Нетрудно заметить, что оба этих метода в принципе не могут охватить многих видов теневой деятельности (например, распространенное в России огородничество для самообеспечения) и дают заниженные оценки.

Таблица 2. Оценки размеров теневой экономики в начале 1990-х в некоторых развитых странах, в % от ВВП

Развитые страны

Масштабы теневой экономики

Оценка по спросу на деньги (С. Джонсон)

Оценка по спросу на деньги (Ф. Шнайдер)

Оценка по расходу электричества

Италия

20,4

24,0

22,8

19,6

Испания

16,1

17,3

16,1

23,9

Португалия

15,6

-

-

16,8

США

13,9

8,2

6,7

10,5

Нидерланды

11,8

12,7

11,9

13,5

Швеция

10,6

17,0

15,8

10,8

Германия

10,5

12,5

11,8

15,2

Франция

10,4

13,8

9,0

12,5

Япония

8,5

-

-

13,7

Великобритания

7,2

11,2

9,6

13,6

Швейцария

6,9

6,9

6,7

10,2

Австрия

5,8

6,1

5,1

15,0



Исследования показывают (Табл. 2), что среди развитых стран ЭТ имеет наибольшие размеры в ряде государств Западной Европы, относительно средние – в США, минимальные – в таких странах как Япония, Швейцария. Эти различия объясняют высокой «огосударствленностью» смешанной экономики в большинстве стран Европы, негативными издержками американского индивидуализма и атмосферой «общественного согласия» в Японии, где даже гангстеры «честно» платят налоги на прибыль от наркобизнеса, рэкета и проституции.

В развитых странах масштабы теневой экономики относительно невелики и составляют примерно 5–15% ВВП (чем и объясняется долгое невнимание экономической науки к этим проблемам). В развивающихся странах теневой сектор играет гораздо более заметную роль. В некоторых из них теневая экономика даже превосходит официальную (Нигерия, Боливия, Таиланд). Средние масштабы ЭТ в «третьем мире» составляют примерно 35 – 45% (Табл. 3).

Таблица 3. Средние масштабы теневой экономики в развивающихся странах трех континентов, 1989–1990, в % от ВВП

Континенты

 Масштабы ЭТ

Африка

43,9

Центральная и Южная Америка

38,8

Азия

35,0

Для всех континентов

39,2



В СССР рост ЭТ стал, заметен уже в 1970-е, а в конце 1980-х ее объем составлял не менее 15% национального продукта. Последующая быстрая коммерциализация постсоветской России сопровождалась не менее быстрой криминализацией ее экономики.

В 1990-е в России сформировалась «пестрая экономика», суть которой – в тотальном взаимопереплетении «белой» и теневой экономической деятельности, в стирании граней между ними. По оценкам экспертов, объем ЭТ России составлял в середине 1990-х 25% ВНП, а к концу 1990-х – до 40–45%. Впрочем, в первые годы 21 в. рост теневого сектора удалось приостановить, в настоящее время масштабы российской ЭТ оцениваются примерно в 25–35%.

В большинстве других постсоциалистических государств ситуация во многом схожая (Табл. 4): после распада социалистического лагеря практически всюду теневой сектор заметно вырос. В странах Восточной Европы масштабы ЭТ обычно оцениваются в 15–30% ВВП, но для некоторых постсоветских стран (Грузия, Азербайджан, Украина, Белоруссия) – свыше 50%.

Таким образом, теневой сектор стран с переходной экономикой по количественным параметрам занимает промежуточное положение между развитыми и развивающимися странами, приближаясь к последним.

Следует подчеркнуть, что основной объем теневой экономической деятельности почти во всех странах дают «вторая» и «серая» ЭТ. Доходы организованных преступных группировок составляют обычно лишь малую долю общей массы теневых доходов.

Таблица 4. Масштабы теневой экономики в постсоциалистических странах, в % от ВВП

Страны

По методике Д. Кауфманна – А. Калиберды

По методике М. Ласко

1989

1992

1995

1989

1992

1995

Азербайджан

12,0

39,2

60,6

 

43,9

52,8

Беларуссия

12,0

13,2

19,3

 

33,7

46,4

Болгария

22,8

25,0

36,2

 

 

 

Чехия

6,0

16,9

11,3

 

 

 

Эстония

12,0

25,4

11,8

16,9

37,4

35,8

Грузия

12,0

52,3

62,6

 

58,0

57,0

Венгрия

27,0

30,6

29,0

 

 

 

Казахстан

12,0

24,9

34,3

12,0

33,8

37,9

Латвия

12,0

34,3

35,3

17,3

41,7

43,7

Литва

12,0

39,2

21,6

17,6

47,4

46,0

Молдова

12,0

37,3

35,7

 

 

 

Польша

15,7

19,7

12,6

 

 

 

Румыния

22,3

18,0

19,1

 

 

 

Россия

12,0

32,8

41,6

 

37,8

39,2

Словакия

6,0

17,6

5,8

 

 

 

Украина

12,0

33,6

48,9

 

37,4

52,8

Узбекистан

12,0

11,7

6,5

12,0

26,4

29,5

Борьба с теневой экономикой

В государственных властных структурах, общественных организациях и научных учреждениях доминируют два подхода к решению проблем «теневой» экономики.

Первый — радикально-либеральный, реализуемый с конца 1991 — начала 1992г. и связанный с целевыми установками на сверхвысокие темпы первоначального накопления капитала. Печальные итоги воплощения данного подхода, налицо: отмеченные выше критические масштабы «теневой» составляющей отечественной экономики и образование мощных финансово-производственных кланов, проникающих в высшие эшелоны власти, с одной стороны, подавление нормальной предпринимательской деятельности, прежде всего малого бизнеса, — с другой. Не случайно у некоторых политиков стали появляться идеи относительно того, чтобы «провести полную легализацию всей «теневой» экономики и начать жизнь с чистого листа». Вряд ли такие веяния получат общественную поддержку, в том числе со стороны «теневиков» - хозяйственников, испытавших все «прелести» сотрудничества с организованными преступными сообществами и желающих «начать жизнь с чистого листа» без угрозы быть застреленными, снова подвергаться налетам рэкетиров и т.п.

Второй — репрессивный — подход возник как своеобразная реакция на социальные негативы описанного либерального. Он предполагает: расширение и усиление соответствующих подразделений МВД, ФСБ, налоговой инспекции, налоговой полиции и Министерства финансов РФ; улучшение взаимодействия спецслужб в рассматриваемом отношении, формирование системы тотального контроля и доносительства: общее ужесточение законодательства, направленного против «теневой» экономики, усиление мер наказания. В качестве одной из попыток реализации репрессивного подхода можно рассматривать принятие Государственной Думой в первом чтении представленного Минфином РФ законопроекта «О государственном контроле за соответствием крупных расходов, на потребление фактически получаемым физическими лицами доходам». Идея проекта, казалось бы, естественна: поскольку государству не удается зарегистрировать доходы, следует поставить под контроль расходы граждан (от 500 до 1000 минимальных окладов в течение года) и подобным путем, во-первых, выявить действительные доходные параметры состоятельных групп населения, во-вторых, принудить их раскрыть источники сокрытых средств, в-третьих, собрать недовыплаченные налоги. Однако для достоверного прогнозирования последствий проектируемых действий необходимо вернуться к причинам разбухания теневой части экономики. Их много, но главные замыкаются на сложившиеся общие условия хозяйствования. Последние подавляют отечественное производство, вынуждают предпринимателей укрывать доходы от неподъемных налогов и выводить капитал из производства в финансовую сферу и за границу, криминализируют общество. Не только богатый мировой опыт (в том числе примеры латиноамериканских стран), но и практика преобразований в России свидетельствуют: «теневая» экономика есть реакция хозяйствующих субъектов и граждан на систему, которая поставила их в положение жертв правового и экономического беспредела (чего стоит недавнее публичное признание председателем Верховного суда РФ того, что судебные решения исполняют криминальные структуры).

Реализация рассматриваемого законопроекта лишь ужесточит эту систему. Под пресс попадут, прежде всего, мелкие и средние предприниматели, а также те трудящиеся, которым удалось получить некоторые денежные средства сверх мизерных окладов (у воротил же бюрократическо-криминальной экономики, в руках которых как раз и сосредоточена основная масса не контролируемых государством доходов, особых проблем не возникнет: их регистрируемые доходы, образующие «надводную часть айсберга», настолько велики, что достаточны для оправдания любой текущей покупки, сколь значительной бы она ни была). Причем поведение этих «накрываемых» карающими статьями закона лиц спрогнозировать несложно: чтобы не «засвечиваться», они или отложат на время кампании крупные покупки (что, безусловно, снизит общую хозяйственную активность), или постараются обойти закон (к примеру, подкупать возможных осведомителей, оформлять торговые сделки по частям или вообще их не документировать). Приближенные же к власти имеют высокие шансы обрести благодаря законопроекту эффективные экономические и политические рычаги для шантажа и устранения конкурентов (внешне мотивы задействования этих рычагов будут самыми благовидными — наказание за сокрытие доходов). Став фактором поощрения тотального доносительства, подобный закон не дал бы никаких гарантий от утечки соответствующей информации от чиновников уголовному миру.

В общем, поскольку в законопроекте упор сделан на преследование людей, а не на устранение условий, препятствующих превращению «теневой» деятельности в легальную, экономические результаты его принятия окажутся во многом противоположными декларируемым: вместо расширения налоговой базы — ее сужение, вместо подавления криминальных тенденций — их усиление.

Не более благоприятными будут, пожалуй, и социальные результаты использования преимущественно репрессивных методов. Проводя этот курс, власти столкнутся с сопротивлением не только «теневиков» - хозяйственников, ставших, как уже отмечалось жертвой губительных для производства общих условий хозяйствования, но и значительной части рабочих, которым «теневая экономика» помогает своевременно получать заработную плату и избегать безработицы. Поддержка же подобных мер со стороны сравнительно слабых ныне групп рядовых бюджетников, пенсионеров, рабочих и служащих «лежащих на боку» предприятий, как представляется, не позволит создать оптимального баланса сил в обществе. Уровень поддержки населением властей при использовании комплекса репрессивных мер оценивается экспертами как «относительно низкий», а - уровень сопротивления властям — как «относительно высокий». В общем, задействование репрессивных методов, не сулящее перспектив существенного обогащения государственной казны, чревато ростом социального напряжения: всплеском безработицы, ослаблением кадрового потенциала руководящего звена экономики (в связи с возможным бегством способных хозяйственников за границу и вывозом капитала) и т.п. Существует мнение о том, что предлагаемый вариант легализации теневого капитала желателен, но нереалистичен, ибо «теневики» - хозяйственники этого не захотят. Однако в этой дискуссии важно принять во внимание следующие очевидные обстоятельства.

Предприниматели рассматриваемой категории постоянно находятся под «дамокловым мечом», причем угрозы идут и от государства, и от криминальных элементов. Уходя от налогов, «теневик» - хозяйственник не избегает поборов: взяток чиновникам-коррупционерам и платы криминалитету (за «крышу»). Экономические последствия этих поборов для предпринимателей те же самые, что и результаты жесткого налогового прессинга, однако соответствующие средства выплачиваются государственным и частным рэкетирам, а значит, налицо состав преступления. Такое положение комфортным не назовешь, и с накоплением минимально достаточного капитала у его субъекта (особенно с увеличением возраста и появлением перспективы передачи денег по наследству) резко нарастает стремление «спать спокойно».

Однако это лишь морально-психологическая сторона дела. А есть и чисто экономические факторы, связанные, в частности, с тем, что любая сфера, в том числе «теневая», имеет свои пределы поглощения капитала, и раньше или позже «теневики» - хозяйственники оказываются перед необходимостью выхода за границы занятой ниши.

Наиболее активными критиками идеи легализации «теневого» капитала являются представители правоохранительных органов. И это понятно: по долгу службы они обязаны бороться с любыми нарушениями закона, а вся «теневая» сфера в большей или меньшей степени криминализирована. Но здесь стоит вспомнить народную мудрость: «не пойман — не вор».

Итак, какую же политику и действия проводить государству? Следует учесть, что основа теневого оборота и роста преступности - неучтенные доходы экономических агентов и неисполнение ими же своих обязательств. Поэтому необходимо сделать налично-денежный оборот и неуплату налогов экономически невыгодными и юридически наказуемыми.

Примерная программа действий следующая:

- Следует всячески стимулировать безналичный денежный оборот. Например, гражданам, получившим доходы на банковский счет и не обезналичивающим их, можно учитывать половину уплаченного ими НДС. Таким образом, НДС, акцизы и подоходные налоги при этом будут «отсасывать» деньги из теневого оборота;
- Необходимо запретить бесконтрольное представление и привлечение кредитов, отчуждение собственности и принятия на себя обязательств неплатежеспособными предприятиями и гражданами;
- Важно децентрализовать, укрепить судебную и правоохранительные органы, закрепив за соответствующими институтами часть налоговых доходов;
- Необходимо превратить защиту прав акционеров, инвесторов и кредиторов в государственный приоритет.

Реализация предполагаемых мер приведет к снижению объема кредитных и фондовых операций при обеспечении их эффективности и надежности. Многократно возрастут масштабы безналичных расчетов - это для финансовой элиты. Государство получит прирост бюджетных доходов и расходов. Менеджеры обретут перспективу упрочения своего положения легальным образом вместо вынужденной тактики разворовывания остатков имущества предприятия. Подавление налично-денежного и безналичного платеже-расчетного оборота приведет к увеличению потребности в безналичной рублевой массе и облегчит решение проблем дедоллоризации экономики и стабилизации рубля.

Нет нужды доказывать, что криминальное общество не в силах обеспечить внедрение инноваций и экономический рост; хуже того, разрушая систему снабжения населения социальными благами (прежде всего образования, здравоохранения, социального обеспечения), оно обрекает себя на деградацию. В то же время такая система может быть относительно устойчива только при задействовании внешних источников со всеми вытекающими негативными последствиями.

Программа интеграции теневого капитала с легальным — лишь одна, но обязательная составляющая нового курса в экономической политике, суть которого — во всемерном поощрении отечественного товаропроизводителя. В настоящее время легализация теневых капиталов, направляемых в легальную экономику — едва ли не единственный (в смысле реальной возможности мобилизации) источник крупномасштабного инвестирования в народное хозяйство. Правительство загнало предпринимателя «в тень», и теперь обязано предоставить последнему возможность из нее выйти. Карательные меры к теневикам-предпринимателям приведут к безвозвратной потере для страны огромных капиталов, в создание которых тем или иным путем вложен труд практически каждого россиянина. Заставить эти средства работать для общего дела — задача, достойная истинных реформаторов.

Практически ни у кого не вызывает сомнения, что существующая налоговая система - это тормоз для дальнейших финансово-экономических преобразований. НЭП в свое время легализовал скрытые капиталы. Существенную роль при этом сыграла разумная налоговая политика: налог составлял 25% дохода частника. Это позволило ему развернуться, причем, прежде всего в сферах, работающих на потребителя. Когда же власть решила вытеснить частника, налоги стали повышаться: сначала до 30%, а затем, с переходом к индустриализации и массовой коллективизации, - до 90% и более.

Оппоненты налоговой реформы часто приводят такой пример: уменьшим налоги - завалим бюджет. К сожалению, они не замечают, что именно из-за высоких налогов бюджет пустой. К тому же, кроме налогов, есть и другие источники пополнения казны. Следует вспомнить, как много надежд возлагалось еще недавно на приватизацию. Безвозмездная приватизация заведомо не могла обеспечить должный приток средств для инвестирования, финансовой стабилизации и решения социальных проблем. Но сегодня возможен переход к денежной форме приватизации с привлечением инвестиций. Где же их взять? Из легализованных теневых источников.

Так, например, в п.2 Указа Президента "О передаче субъектам РФ находящихся в федеральной собственности акций Акционерных Обществ, образованных в процессе приватизации" в качестве покупателей акций справедливо указываются в первую очередь граждане. Но если бы к этому добавить, что их средства могут быть инвестированы без представления доходных деклараций и с налогом не выше 25%, скажем, в акции сельского хозяйства, строительства и стройматериалов, пищевой, легализации преступных доходов, в Уголовном Кодексе.

- формирование нового отношения к отечественным предпринимателям, в том числе к "новым русским", проживающим за рубежом, отношения на основе эффективной программы репарации капиталов и превращения их в инвестиционный ресурс России;
- укрепление доверия к власти, предполагающего в качестве одной из мер демонстрацию эффективной защиты населения от финансовых мошенничеств, защиты сбережений, капиталов и самого института частной собственности;
- установление общественного контроля за деятельностью хозяйствующих субъектов в границах правового поля. Механизм такого контроля должен быть основан на данных о правонарушениях в сфере экономики, что облегчает выбор партнера в деловых отношениях.

Отмывание "грязных" денег и легализация теневых капиталов - это отнюдь не одинаковые процессы, хотя криминалисты зачастую их отождествляют, понимая под криминальным доходом любую экономическую выгоду, полученную в результате нарушений. "Грязный" бизнес захлестнул российскую экономику. Свыше трех тысяч организованных преступных группировок специализируются на "отмывании" доходов, половина из них организовала для этого собственные легальные хозяйственные структуры. В этих целях путем насилия и шантажа установлен контроль над десятками тысяч субъектов рынка.

Мировым экономическим сообществом признано, что одной из самых больших угроз безопасности бизнеса становится использование банковской системы для совершения крупномасштабных финансовых преступлений, сокрытия и "отмывания" денег, добытых преступным путем. Криминальные круги эффективно используют в своих интересах традиционную закрытость банковской информации от внешнего контроля, стремление финансовых институтов любой ценой привлечь клиентов.

Цивилизованные банковские сообщества понимают необходимость налаживания контактов с контролирующими органами в интересах, как собственной безопасности, так и безопасности всей экономической системы. Если отечественные банки и другие кредитные институты не оценят серьезность ситуации - вседозволенность при отсутствии надлежащего контроля,- они могут оказаться отсеченными и изолированными от мирового финансового сообщества (как это произошло, например, с некоторыми??? В большинстве развитых стран приняты и совершенствуются системы мер по предупреждению и пресечению использования финансово-кредитных институтов в преступных целях. Новый законопроект "О предупреждении легализации ("отмывании") доходов, полученных незаконным путем" учитывает опыт стран с развитой банковской системой и российскую специфику. В законопроекте закладывается подробная схема противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, определены правомочия госорганов. Проблема противодействия теневой экономики является чрезвычайно сложной и спорной. Существуют диаметрально противоположные мнения по ее решению: от предложений по усилению влияния правоохранительных органов на экономику до существенной либерализации законодательства.

Анатолий Куликов (депутат Государственной думы, экс-министр внутренних дел, доктор экономических наук) считает, что единственный путь искоренения теневой экономики - комбинация кнута и пряника. "Кнут" - меры пресечения нелегальных финансовых потоков, этим должны заниматься правоохранительные органы. "Пряником" должна стать налоговая политика, делающая выгодным сотрудничество предпринимателей с государством. Сочетание этих двух элементов должно поставить теневика перед выбором: показать свой доход государству, отдать ему относительно небольшую часть этого дохода и спокойно развивать свое дело или скрываться от государства, иметь денег ненамного больше, но не иметь возможности потратить их открыто. В такой ситуации уже никто не захочет оставаться в сфере теневой экономики. По мнению Куклина А.А. и Агаркова Г.А., эффективная экономическая политика в отношении теневого сектора может осуществляться только исходя из научно обоснованного баланса между экономическими и административными мерами. Для его определения необходимо, прежде всего, количественно оценить факторы, способствующие росту или снижению теневой экономической деятельности.

1. Общие принципы экономической оптимизации борьбы с преступностью.

Значимость исследования теневой экономики и разработки эффективных способов противодействия ей признается на государственном уровне.

Во многом недоработки в решении проблемы эффективного противодействия теневому сектору связаны с наличием узковедомственных подходов к этой проблеме.

Стандартное мнение о задачах правоохранительных органов гласит, что они должны «искоренять» и «ликвидировать» преступность.

Криминологи выделяют четыре функции наказаний преступников: наказание виновных, их изоляция для предотвращения совершения ими новых преступлений, перевоспитание виновных и сдерживание потенциальных преступников19. Экономисты сосредотачивают свое внимание на функции сдерживания, полагая другие функции либо чисто этическими (наказание), либо применимыми к ограниченному кругу преступников (изоляция), либо просто сомнительными (перевоспитание)20. Одним из наиболее важных результатов экономического подхода к анализу преступности является вывод, что наказание в форме увеличения вероятности ареста и длительности срока заключения служит удержанию от преступления.

Большинство преступников несут наказание в виде отбывания тюремного заключения; однако это означает, что общество наказывает не только преступника, но и само себя, поскольку заключенный находится на государственном обеспечении, ничего не производя. «Преступник, находящийся в тюрьме, не способен быть производительным, - пишет по этому поводу П. Рубин, - и он производит некоторые издержки, в то время как никто не получает в результате выгоды». Подобные ситуации, когда происходит не перераспределение благ, а абсолютное их сокращение, экономистам хорошо известны, их называют возникновением «омертвленных издержек», только преступника, но и само себя, поскольку заключенный находится на государственном обеспечении, ничего не производя. «Преступник, находящийся в тюрьме, не способен быть производительным, - пишет по этому поводу П. Рубин, - и он производит некоторые издержки, в то время как никто не получает в результате выгоды». Подобные ситуации, когда происходит не перераспределение благ, а абсолютное их сокращение, экономистам хорошо известны, их называют возникновением «омертвленных издержек».

Г. Беккер полагает, что штрафы эффективнее тюремного заключения, поскольку при применении штрафов не возникает омертвленных издержек.

Помимо замены тюремных сроков заключения денежными штрафами для экономии издержек правоохранительной деятельности часто используется практика «согласованного признания вины». Подобные компромиссы, указывает американский экономист-криминолог У. Ландс, часто вызывают осуждение, но с экономической точки зрения они вполне оправданны, так как судебный процесс несет значительные издержки обоим сторонам. Если они могут уладить дело «полюбовно», то в выигрыше будет и обвиняемый, и обвинитель.

Не вызывает сомнений тезис, что борьба с теневой экономикой - это прежде всего борьба с коррупцией, сложность борьбы с которой состоит в том, что коррупция - не только криминальная проблема, но и политическое, экономическое, социальное явление.

Борьба с коррупцией. Поскольку государственная коррупция стала одним из тормозов развития не только отдельных стран, но и мирового хозяйства в целом, она начала рассматриваться начиная примерно с 1980-х гг. как одна из главных забот международной политики.

Цели борьбы с коррупцией могут выбираться по-разному: немедленное повышение эффективности в частном секторе, долгосрочная динамическая эффективность экономики, ее рост, социальная справедливость, политическая стабильность.

В качестве наиболее простого инструмента часто выбирают реформы законодательства - не только и не столько ужесточение наказаний за коррупцию, сколько упрощение и уменьшение государственного контроля для снижения самих возможностей злоупотреблять служебным положением.

Успешная борьба с коррупцией, как доказывают экономисты, дает немедленные выгоды, которые во много раз превышают связанные с нею расходы. Согласно некоторым оценкам, затрата одной денежной единицы на противодействие коррупции приносит в среднем 23 единицы при борьбе с ней на уровне отдельной страны и около 250 при борьбе на международном уровне.

В настоящее время общепризнанно, что ни отдельные страны, ни международные организации не могут справиться с коррупцией самостоятельно, без помощи друг другу. Победить коррупцию в отдельной стране почти невозможно, так как сопротивление бюрократии оказывается слишком сильным. Даже если и существует политическая воля к подавлению коррупции, недостаток практического опыта, информации и финансовых ресурсов снижает ее эффективность.

Борьба с уклонением от налогов. Классическую модель рационального выбора налогоплательщика разработали М. Аллингам и А. Сандмо. Согласно их допущениям, решение об уклонении или уплате налога налогоплательщик принимает под влиянием таких факторов, как ставка налога, вероятность обнаружения факта уклонения и размер штрафных санкций.

Украинские ученые В. Вишневский и А. Веткин, используя модель М, Аллингама и А. Сандмо, предложили модель рационального выбора налогоплательщика в условиях трансформационной экономики постсоветского периода24. В своей модели В. Вишневский и А. Веткин учитывают трансакционные издержки уклонения от уплаты налогов. Это комиссионные вознаграждения посредникам за оказание услуг по уклонению от уплаты налогов, издержки ведения двойной бухгалтерии.

Для уменьшения масштабов уклонения от уплаты налогов, по мнению В. Вишневского и А. Веткина, требуется совершенствование демократических институтов, способных восстановить разорванную связь между уплатой налогов и получением выгод от потребления общественных благ. Необходима реальная борьба с коррупцией и злоупотреблениями общественной властью в корыстных интересах.

Уклонение от налогов породило создание множества концепций борьбы с этим поистине всеобщим явлением.

Условно подходы к борьбе с уклонением от налогов можно разделить на пять видов:

1. Юридический подход предполагает совершенствование законодательной базы. Однако существуют расхождения по поводу того, как это делать - например, импортировать институты или пытаться легализовать существующие неформальные нормы.
2. Утилитаристский подход подкрепляется совершенствованием формальных правил, пытаясь апеллировать к экономическим интересам рационально действующих агентов.
3. Силовой подход связан с ужесточением санкций против нарушителей. Реализовываться такой подход может по-разному. Можно пойти по легкому пути - нарастающего фронтального давления на деловые круги при сохранении разных режимов фактического налогообложения. Более трудный путь связан с попытками устранения разных налоговых режимов и нанесением фокусированных ударов по инфраструктуре, обеспечивающей реализацию схем уклонения от налогов.
4. Конвенциональный подход предлагает иное решение. Поскольку нет особых надежд на достижение стабильности и однозначной интерпретации, формальных правил заинтересованными сторонами, нужно заботиться о выработке формальных и неформальных соглашений на микроуровне по поводу конкретных форм соблюдения существующих правил и процедур согласования неизбежно возникающих конфликтов.
5. Культурно-нормативный подход нацелен на изменение социальных норм: выработку лояльности по отношению к государству, достижение уважения к формальным правилам, преодоление стереотипных представлений о невозможности их соблюдения и нацеленности на непременный поиск обходных путей.

Перечисленные подходы являются дополняющими друг друга. Никакой панацеи - одного удачного решения - в борьбе с уклонением от налогов быть не может. Борьба с организованной преступностью. Самый важный аспект в экономической теории организованной преступности - это вопрос о степени ее общественной опасности. В современной отечественной криминологической литературе господствует мнение, что именно организованная преступность несет обществу наибольшую опасность и потому должна быть главным объектом правоохранительной деятельности. Экономисты рассматривают эту проблему иначе.

Американский экономист-криминолог Т. Шеллинг отмечал, что некоторые цели организованной преступности совпадают с целями общества - минимизация междоусобных банд и всех насильственных побочных последствий преступлений. С тех пор в работах неоинституционалистов постоянно звучит призыв к разумному компромиссу с организованной преступностью.

Что касается «преступлений без жертв», типа деятельности сутенеров или наркоторговцев, то здесь применимо сравнение моделей конкурентного и монополизированного рынков: монополизация ведет к росту цен при сокращении объема продаж криминальных товаров, что является позитивным для общества результатом.

Экономическая теория убедительно доказывает, что для общества организованная преступность предпочтительнее преступности дезорганизованной. Экономисты авторитетно предостерегают против популистских «крестовых походов» на организованную преступность, результатом которых станет не снижение, а увеличение социальных издержек.

Воистину, прав был О. Уайльд, когда говорил, что лучший способ борьбы с пороком - это примириться с ним.

Проблемы теневой экономики

Теневая экономика имеется во всех странах мира. Особо она выступает в созданных для нее привилегированных офшорах и других «гаванях». Основные различия теневой экономики разных стран заключаются в ее объеме, формах реализации и уровне социально-правового контроля за ней. Объем велик. Ее удельный вес в структуре реальной экономики достигает (по разным оценкам) от 30 до 50 %, а в некоторых отраслях хозяйства и больше.

Основной причиной масштабности теневой экономики в России на современном этапе следует признать криминальную приватизацию, которая вытолкнула значительную часть производства в тень, и порочную стратегию и тактику перехода к рынку в целом.

Эффективного и четко регламентированного социально-правового контроля теневой экономики, который установлен в промышленно развитых и демократических странах, практически не было и нет. Но зато сохраняются разрушительные дискреционные полномочия чиновничества в экономической сфере, что еще больше загоняет ее в тень.

Многие у нас и за рубежом отмечают: Россия - криминальная и коррумпированная страна, в экономике которой отсутствует элементарный правовой порядок. Но как только предпринимаются какие-либо меры по установлению реальных и нормальных правовых устоев в экономической деятельности, почти мгновенно актуализируется вывод: в России наступает тоталитаризм. От кого это исходит, нет необходимости говорить.

Теневая экономика имеет много синонимичных названий: подпольная, скрытая, неформальная, нелегальная, деструктивная, противоправная, криминальная и т.д. В криминологических целях целесообразно остановиться на двух ее признаках: деструктивности и противоправности.

Деструктивность теневой экономики - сущностной экономический признак. Однако не всякая Деструктивность является противоправной и тем более криминальной. Более того, некоторые сектора теневой экономики могут быть и относительно конструктивными (например, «теневики-цеховики» в бывшей советской экономике), но они были криминальными и криминогенными одновременно. «Цеховики» побудили к активности вымогателей и других корыстных преступников, поскольку потерпевшие в правоохранительные органы обращаться не могли. В связи с этим теневая экономика породила «теневую юстицию», наемных киллеров, заказные убийства и другие расправы.

Противоправность - признак формальный и часто субъективный, особенно в наших условиях, когда многие положения законов лоббируются теневым капиталом и принимаются коррумпированными законодателями. Таких законов множество. Вспомним хотя бы закон о банкротстве, с помощью которого осуществлялся и продолжает еще осуществляться криминальный передел собственности. Тем не менее, правовой критерий является важнейшим. Теневая экономика является таковой главным образом потому, что она является неучтенной, нелегальной, скрываемой от официальных властей, то есть находится вне правовых условий.

Ежегодно в стране реально совершается около 12-15 млн. преступных деяний (по подсчетам ВНИИ МВД РФ - более 20 млн.). Официально же регистрируется 2,5-3 млн., или 15-20% от фактически совершаемых преступлений, выявляется около 10% правонарушителей и осуждается к различным видам наказания не более 5 преступников из 100, реально совершивших преступления. Но и с ними система уголовной юстиции справиться не может. Помогают ежегодные массовые амнистии.

Латентная (незаявленная, незарегистрированная и недоказанная) преступность приближается к 80-85 процентам. Превентивная роль уголовного наказания равна практически нулю.

В экономической литературе выделяется до десятка деяний, которые связывают с теневой экономикой.

Назову лишь некоторые более или менее однородные группы, расположенные практически во всех разделах и главах УК:

• преступления против личности (от убийств и причинений вреда здоровью до нарушения авторских и смежных прав, торговли людьми и незаконного усыновления, совершенные по найму и другим корыстным побуждениям);
• преступления в сфере экономики (начиная от краж, хищений, вымогательств и до незаконного предпринимательства, монополистических действий, фиктивного банкротства и неуплаты налогов);
• преступления против общественной безопасности (от организации преступного сообщества, бандитизма, захвата заложника, торговли оружием и наркотиками до экологических и компьютерных преступлений);
Среди экономистов определение доли теневой экономики в России, которая объединяет все многообразные формы воровства и укрывательства от налогов, тоже остается одной из самых любимых.

Оптимисты считают, что доля теневого сектора в России не превышает 20 процентов, пессимисты же называют цифру 200-300 процентов. То есть, если первые считают, что в каждом рубле официально произведенной в России продукции содержится 20 "неучтенных" копеек, то, по мнению последних, на каждый легальный рубль приходится 3-4 неучтенных рубля. Даже оценки официальных органов власти расходятся в "разы". По данным Госкомстата, "доля теневого сектора российской экономики составляет около 20 процентов от ВВП", при этом «в промышленности доля теневого сектора составляет около 10-11 процентов, а в торговле она доходит до 60 процентов».

Госкомстат России учитывает долю теневой экономики как отношение добавленной стоимости к ВВП, то есть все "теневые" продукты и услуги, потребленные в процессе производства, вычитаются.

Последствия теневой экономики

теневая экономика характеризуется своими негативными последствиями для экономики страны и всего общества.

Большая часть исследователей считают теневую экономику в основном негативным феноменом. И при этом считается, что нелегальная деятельность может дать некоторые преимущества: практикующим ее предприятиям – увеличение прибыли; работникам – получение возможности трудиться; потребителям – возможность получить товары и услуги по более низким ценам.

Теневая экономика приводит к снижению уровня собираемости налогов, занижению экономических показателей и т. д. Теневые экономические отношения негативно влияют на развитие предпринимательства. Так, отток рабочей силы из официального сектора экономики в теневой отрицательно сказывается на создании эффективно работающих предприятий, поскольку необходимо выделять определенные ресурсы на то, чтобы вас не обнаружили. Часто это ведет к ограничению размера предприятия, сдерживает его рост, препятствует приему людей на работу и осуществлению технологической модернизации. Нередко такая ситуация на руку фирмам, которые лучше приспособились к полулегальным условиям, например тем фирмам, которые вкладывают больше средств в поддержание хороших отношений с чиновниками. Эти фирмы не обязательно выжили бы в условиях чистой конкуренции. В итоге потенциально более эффективным "чистым" фирмам оказывается сложно конкурировать. Иными словами, деформируется конкуренция, один из основных факторов экономического роста. Как уже было отмечено, теневая экономика не обеспечивает роста налоговых поступлений в бюджет, пользуясь при этом многими ресурсами, созданными за счет последних, например дорогами и прочими видами инфраструктуры, поэтому она увеличивает затраты официального сектора экономики. Система неформальных отношений, установленных в теневом секторе, стала главным камнем преткновения на пути реализации правительственных реформ, направленных на улучшение предпринимательского климата в стране. Интересы привилегированных групп и коррумпированные государственные служащие стали сильными препятствиями на пути реформ».

Проведенные исследования позволяют выделить основные негативные последствия, которые теневая экономика оказывает на общество и здесь можно согласиться с мнением В.Тимченко:

• Отрицательное воздействие на состояние государственных финансов, прежде всего на формирование доходов бюджетов всех уровней.
• Ограничение финансирования расходов, связанных с осуществлением функций государства, таких как управление, оборона, развитие фундаментальной науки.
• Отрицательное воздействие на кредитно-денежную систему, что связано с обращением в сфере теневой экономики значительных денежных ресурсов, которые не поддаются официальному учету также значительная часть этих средств используется в наличных расчетах.
• Официально неучтенные денежные потоки затрудняют государственный контроль за их структурой, а также планирование денежной эмиссии.
• Влияние на эффективность осуществления макроэкономической политики, что объясняется тем, что теневая экономическая деятельность сокрыта от официальной статистики, данные которой являются основой для принятия экономических решений на макроуровне.
• Деформации развития отдельных секторов легальной экономики. Неполные статистические данные не позволяют своевременно принять обоснованные решения по стимулированию развития той или иной отрасли экономики.
• Негативное влияние на экономический рост и развитие отраслей легальной экономики, связанное с тем, что часть покупателей находят необходимые им товары и услуги в теневой сфере, тем самым снижается потребность в товарах и услугах, производимых в легальной экономике, а, следовательно, замедляется ее экономический рост, тормозится развитие.
• Отрицательное влияние на инвестиционные процессы в легальной экономике. Поскольку средств для инвестиций в легальную экономику оказывается недостаточно, так как под влиянием теневой экономики, доходы легальной экономики снижаются.
• Негативное влияние на развитие конкуренции - одного из важнейших условий рыночной экономики. Предприятия официального сектора экономики находятся в заведомо невыгодном, с экономической точки зрения, положении по сравнению с предприятиями, относящимися к теневой экономике, что связано с высокой налоговой нагрузкой.
• Препятствие повышению эффективности деятельности предприятий, которая во многом определяется производительностью труда, достигаемая, прежде всего, за счет внедрения передовых технологий, прогрессивных материалов, нового оборудования. При осуществлении деятельности: в теневом секторе – владельцам бизнеса невыгодны капитальные вложения т.к. их бизнес сразу становится заметным; в официальном секторе – отсутствие необходимых денежных средств, которые можно направить на финансирование капитальных вложений.
• Отрицательное воздействие на условия для воспроизводства рабочей силы в легальной экономике. Как известно, теневая экономическая деятельность предполагает неуплату установленных государством налогов. Это дает возможность предприятиям, работающим в теневой экономике направлять больше средств на выплату официально неучтенной заработной платы, и таким образом создавать лучшие финансовые возможности для привлечения квалифицированной рабочей силы, не заботясь о ее воспроизводстве.
• Серьезная угроза для экологии. Поскольку эта деятельность официально не учитывается, то не учитываются и вредные последствия для окружающей среды. Таким образом, никаких мер по защите экологии, включая платежи за пользование природными ресурсами и загрязнение окружающей среды, предприятия, работающие в теневой экономике, не предпринимают, хотя вред окружающей среде они наносят.
• Развитие теневой экономики в значительных масштабах отрицательно влияет на международные экономические отношения, что обусловлено нежеланием иностранных инвесторов работать в неадекватных экономических и правовых условиях и с их опасениями криминальных структур, имеющих значительное влияние в теневой экономике.
• Деформация структуры потребления. Это объясняется тем, что деньги в теневой экономике направляются прежде всего в те сферы, где можно за счет бесконтрольности со стороны государства, пробелов в законодательстве, за короткий срок при минимальных затратах получать высокие доходы.
• Способствование росту криминальной экономики, преступности, в том числе организованной, и коррупции в обществе. Таким образом, теневая экономическая деятельность является одним из источников финансирования преступности, включая такое опасное ее проявление, как терроризм.

Существует и другая точка зрения, заключающая в том, что последствия теневой экономической деятельности нельзя оценивать однозначно. Многие виды теневой экономики (особенно скрытая и неформальная) объективно помогают развитию официальной экономики, чем препятствуют ему.

И здесь мы готовы согласиться с мнением швейцарского экономиста Дитера Кассела, который выделяет три позитивные функции теневой экономики в рыночном хозяйстве:

• «экономическая смазка» – сглаживание перепадов в экономической конъюнктуре при помощи перераспределения ресурсов между легальной и теневой экономикой (когда легальная экономика переживает кризис, производственные ресурсы не пропадают, а перераспределяются в сектор теневой экономики, возвращаясь в легальную после завершения кризиса);
• «социальный амортизатор» – смягчение нежелательных социальных противоречий (в частности, неформальная занятость облегчает материальное положение малоимущих);
• «встроенный стабилизатор» – теневая экономика подпитывает своими ресурсами легальную (неофициальные доходы используются для закупки товаров и услуг в легальном секторе, «отмытые» преступные капиталы облагаются налогом и т.д.).

Проблема теневой экономики двоякая. Нельзя категорически заявлять, что теневой бизнес это плохо. Теневая экономика – это сокращение безработицы, возможность для субъектов предпринимательства улучшить материально-техническую базу, рост реального сектора экономики. Но нелегальная деятельность не вносит усовершенствований в систему регулирования экономики, а лишь приводит к усилению борьбы за раздел существующих рынков в т.ч. в конкуренции с официальном сектором экономики. Исследования доказывают, что соотношение позитивных и негативных эффектов теневой экономики зависит и от ее масштабов, на это обращает внимание в своих исследованиях Ю. Латов Позитивный эффект теневой экономики возрастает по параболе, т.е. темп его роста замедляется с увеличением относительной величины теневой экономики. Зато негативный эффект имеет ярко выраженную тенденцию к ускоренному росту по мере увеличения масштабов теневой экономики, что объясняется увеличением дестабиллирующей функции.

Конечно в целом влияние теневой экономики на общество является негативным. Наибольший вред нелегальной теневой экономики заключается в следующем: происходит антисоциальное перераспределение доходов общества в пользу относительно малочисленных привилегированных групп (бюрократов, теневых предпринимателей, частично преступного мира), уменьшающее благосостояние общества в целом; резко снижается эффективность системы управления экономикой. Развитие нелегального сектора наносит ущерб государственному бюджету и косвенно – другим экономическим агентам, действующим в рамках закона. При этом теневая экономика всегда имеет стремление к формам криминальной экономической деятельности, из которых наибольшую опасность представляют деятельность организованной преступности. Последствия ее деятельности не ограничиваются социально-экономической сферой, а затрагивают практически все стороны общественной жизни. Необходимо отметить негативное последствие действия теневой экономики: препятствие становлению и развитию цивилизованного предпринимательства.

Теневая деятельность физических лиц в неформальном секторе экономики имеет свои специфические моменты.

Стремление субъектов этого сектора к получению дополнительного дохода, направляемого на поддержание текущей жизнедеятельности и повышения уровня жизни, весьма неоднородно и его можно разделить на четыре уровня:

• первый уровень связан с элементарным физиологическим выживанием человека;
• второй уровень - это физиологическое и духовное выживание;
• третий уровень связан со стремлением человека развиваться, совершенствоваться;
• четвертый уровень – это стремление человека заложить материальный фундамент развития для будущего.

Поэтому и количественная потребность (величина дополнительного дохода), к которой стремится человек, различается между собой значительно.

Факт широко распространенных неформальных отношений в любых сегментах экономики, как и малая результативность запретительных мер по отношению к ним говорят о функциональности данного феномена и его положительном восприятии населением. В сфере неформальных трудовых отношений – ситуация, как кажется, тоже всех устраивает: работодатели избегают излишних затрат, связанных с налогами и социальным обеспечением работников, а неформально занятые получают более высокие «черные» зарплаты и «моральное оправдание» работать не в полную силу, не задумываясь о соблюдении трудовой дисциплины.

Теневая деятельность делится на две составляющие:

• Недетерминированная (случайная, стохастическая), связанная в основном с незаконной предпринимательской деятельностью физических лиц в неформальном секторе экономики, имеющих небольшие, нерегулярные и случайные заработки при производстве и оказании различных услуг (торговля на рынке продукцией огородов, старыми вещами, сдачей в аренду комнат и квартир и т.д.). Получаемые денежные доходы от такой деятельности идут на поддержку текущих потребностей и не создают дополнительного капитала. В основном к этой деятельности относятся субъекты предпринимательской деятельности неформального сектора теневой экономики.
• Детерминированная (организованная) деятельность физических лиц, предпринимателей, предприятий и организаций направленная на получение денежных доходов с целью увеличения капитализации собственности и по различным причинам не попадающая в официальную отчетность. К этой деятельности относятся субъекты предпринимательства, осуществляющие свою деятельность в нелегальном секторе и секторе скрытой и фиктивной теневой экономики.

Проведенные исследования позволили уточнить структуру теневой экономики, в частности разграничив криминальную от теневой и произвести сегментацию теневой экономики по секторам. Отмечено, что многие виды теневой экономики (особенно скрытая и неформальная) объективно помогают развитию официальной экономики, чем препятствуют ей. Предложена типологизация теневой и криминальной экономики по субъектам, объектам, целям и задачам, что позволило более четко разграничить теневую экономику от криминальной. Проанализированы причины возникновения теневой экономики. Выявлены положительные функции теневой экономики. Рассмотрены последствия от теневой экономики.

Влияние теневой экономики

Под «теневой экономикой» в настоящее время понимают всю совокупность экономической деятельности, которую не учитывает официальная статистика, и не включают в валовый национальный продукт страны.

В пространстве теневой экономики выделяют следующие основные зоны:

. неофициальная экономика – легальные виды экономической деятельности, в рамках, которых имеет место, не фиксируемое официальной статистикой производство товаров и услуг, сокрытие этой деятельности от налогов;
. фиктивная экономика – взяточничество, приписки, спекулятивные сделки и другие виды мошенничества, связанные с получением и передачей денег;
. подпольная экономика – все запрещенные законом виды экономической деятельности.

Во многих странах, и в особенности в тех, которые переживают сложные периоды трансформации. Теневая экономика не только составляет заметную часть экономической деятельности, но и продолжает расширяться.

Однако даже там, где масштабы явления и общий социально-экономический фон и примерноодинаковы, теневые экономики существенно различаются, например, по следующим характеристикам:

. по структуре (доле криминальной деятельности в совокупном объеме производства, развитости фиктивной экономики, активности мелкого подпольного бизнеса, ускользающего из-под финансового контроля государства, но играющего, тем не менее, значительную роль в насыщении рынка);
. по воздействию на распределительные отношения (способствует или нет уменьшению или нивелированию дифференсации доходов);
. по основным проблемам, порождаемым его (недобор средств в бюджет, развитие криминогенных хозяйственных связей и так далее).

Можно сказать, что для всех стран, вступивших в период системных преобразований, масштабы распространения и структура теневой экономики должны рассматриваться в качестве важных успехов или неуспехов проводимых реформ.

Теневая экономика в России, коренным образом отличается не только от «западной», но и от «восточноевропейской». Некоторые объясняют нынешний размах теневого бизнеса в нашей стране исключительно генетическими предпосылками, сформированными еще при социализме. Другие – что специфика и масштабы теневой деятельности в современной России, прежде всего – продукты сегодняшнего дня, следствие избранной модели переустройства экономики и общества.

Экспансия теневых экономических отношений является в первую очередь результатом разрушения прежней государственности, что привело к разрыву традиционных связей между отдельными предприятиями и целыми территориями. Не последнюю роль в криминализации хозяйственной жизни России играет и значительное ослабление борьбы с экономическими преступлениями, оправдываемые тезисом о необходимости использования капиталов «теневой экономики» как ресурсной базы экономических реформ.

Наряду с этим, достаточно очевидными причинами существует целый ряд глубинных факторов. В первую очередь влияние на активизацию теневой экономики формирующихся на современном этапе развития реформы в России механизма аллокации ресурсов и власти; об особенностях соединения работника со средствами производства; о специфике формирующихся распределительных отношений.

Реально возникшие в экономике страны на этапе трансформации трудности представителями крайних политических течений объясняются по-разному: одни ссылаются на сохранение значительных элементов прежней системы, другие кликушинствуют о бедах, которые несет России рынок. Вероятно, корни нынешних проблем следует искать, прежде всего, в специфике формируемых механизмов аллокации ресурсов и власти. В сегодняшней российской социально- экономической и политической реальности едва ли решающую роль играют механизмы локального корпоративного регулирования.

Суть нового механизма аллокации ресурсов сводится к тому, что отдельные институты экономической системы, используя определенные преимущества своего положения (высокий уровень концентрации производства и (или) капитала, корпоративная власть и так далее), получают возможность сознательно (хотя и в локальных, ограниченных масштабах) воздействовать на параметры производства поставщиков и потребителей, рынка, социальной жизни и так далее.

Проявления этого механизма в переходной экономике хорошо известны. Господство псевдо-государственных и псевдо-частных корпораций приводит к нарастанию, диспропорций, в первую очередь, в хозяйственной структуре, динамике цен, финансах и так далее.

В результате национальная экономика превращается в поле неэкономического соперничества корпоративно-бюрократических структур, в сферу столкновения их властных и регулирующих воздействий.

Среди наиболее серьезных последствий функционирования корпоративных механизмов аллокации ресурсов можно отметить произошедшую за последние годы дивергенцию страны на сильно и слабо корпоратизированные «сектора».

В первом из них сконцентрированы:

. предприятия, являющиеся монополистами в технологическом, рыночном и институциональном отношениях;
. владеют решающими массами ликвидных ресурсов;
. корпоративно-бюрократическая власть.

К этому сектору относят ТЭК, финансово-торговый комплекс и часть промышленности (главным образом, ориентированной на экспорт).

Здесь извлекают сверх прибыли, превосходящие по своим масштабам известные до сих пор в мировой практике.

Второй (немонополизированный) «сектор», напротив испытывает дефицит ресурсов, управления, технологий. К нему относят сферу воспроизводства рабочей силы, производства потребительских товаров, большая часть сельского хозяйства.

На практике наблюдается устойчивый перекос в ценах, финансировании, кредитовании и тому подобное в пользу первого «сектора», причем причиной такого перекоса является не только монополизм, обеспечивающий первому сектору значительные преимущества на рынке, но и дисбаланс в распределении корпоративной и государственной власти, создающий институциональное «превосходство первого «сектора» над вторым».

Именно «разность потенциалов», образовавшихся в результате дивергенции экономика двух «секторов», становится в нынешних условиях основным источником, подпитывающим теневые структуры и отношения.

К непосредственным последствиям поляризации российского экономического пространства, играющим важную роль в создании питательной среды для развития теневой экономики, следует отнести:

. выделение зоны возникновения сверхприбылей;
. образование на этой основе базы формирования корпоративно-бюрократических структур, неэкономическое соперничество, между которыми подменяет собой, сегодня, механизм государственного управления;
. раскол общества на две неравные части – занятых в привилегированном, сильно корпоратизированном «секторе», и работающих в регрессирующем не монополизированном «секторе» экономики;
. появление реальных предпосылок для обострения в обществе борьбы за перераспределение крайне неравномерно распределяемых на всех уровнях доходов.

Социальную нестабильность провоцируют и развернувшиеся в последнее время процессы перераспределения собственности.

Начатая под флагом необходимости поиска «настоящего хозяина», приватизация в России привела к полному затуманиванию истинной картины существующих прав собственности. После всех лет «реформы» невозможно провести четкое разграничение между государственными и частными секторами экономики: произошла практически полная диффузия форм собственности, причем проникновение частной собственности оказалось значительно большим, чем это регистрируется официальной статистикой.

Неопределенность границ частного сектора является следствием как минимум двух причин: во-первых, вплоть до недавнего времени «организованные» формы приватизации играли сравнительно незначительную роль. Они либо легализовали уже ранее осуществленное перераспределение собственности, либо путем массовой приватизации готовили базу для последующего вторичного перераспределения; во-вторых, широкое распространение получили так называемые «специфические способы» формирования частного сектора. Их диапазон весьма обширен – от прямого грабежа государственной собственности до легальных трансакций в форме перевода части созданной государственным предприятием добавленной стоимости в частный сектор. Создание финансовых холдингов, конгломератов, полугосударственных банков и финансовых структур, содействующих возникновению параллельных рынков денег, кредитов и капитала. Использование задолжностьи и кредитной зависимости между предприятиями в качестве «капитала», с целью их последующей легальной или теневой приватизации и т. д.

Следующая схема представляет основные направления, объекты, субъекты и методы приватизации, а также о новых собственниках, появившимся в ходе нее.

Основная причина того, что «деньги партии» до сих пор «не найдены», кроется, по-видимому, в том, что на финансах партии созданы наиболее дееспособные коммерческие структуры, в том числе наиболее респектабельные банки и совместные предприятия. Представители новой экономической элиты и политического руководства, по всей видимости, смогли договориться между собой, что, похоже, оказалось не слишком сложным делом, если учесть, что значительная часть, как тех, так и других некогда принадлежала к одному клану – партийной номенклатуре.

Наиболее простой и распространенный метод приватизации на втором направлении – так называемая «дойка коровы». Здесь используют следующую схему.

Центральный Банк России предоставляет, например, предприятию специальный кредит для выплаты задолжностьи по заработной плате или для других хозяйственных нужд, под низкие (для России) проценты – 25% годовых. Деньги на рыночных условиях тут же помещают в коммерческий банк, который находится с предприятием в «особых» отношениях. Разницу, возникающую на этой операции, делят между руководителями предприятия и участвующими в доле банковскими работниками.

Характерным явление российской экономической политики стало предоставление незаконных льгот приближенным к власти коммерческим структурам.

Приватизация государственных предприятий, как таковая, фактически началась в России не в июле 1992 года, как указывают в официальных материалах, а с момента создания в 1987 году, так называемых малых кооперативов, большинство из которых организовывались при государственных промышленных предприятиях. Создание малых кооперативов оказалось очень удобной формой перекачки государственных средств в частные руки. К началу июля 1994 года в России было приватизировано около 70% всех предприятий промышленности и сферы услуг. Многими реформаторами столь высокие темпы преобразования расцениваются как колоссальный успех реформ. Однако наряду с количественными показателями необходимо учитывать и качественные изменения.

С самого начала вплоть до своего завершения, массовая приватизация в России представляла собой колоссальную спекулятивную операцию, приведшую к криминализации экономики, невиданному социальному расслоению и образованию враждующих социальных групп. Криминализации является с одной стороны, отражением социально-экономической и политической ситуации в стране, с другой стороны – тесно связана с моделью приватизации, принятой в России.

Некоторые особенности российской действительности имеют рациональное объяснение, если признать существование параллельных источников доходов населения.

Известно, что, начиная с 1991 года, цены в стране растут значительно быстрее, чем официальная заработная плата: минимальная и даже средняя по стране заработная плата сегодня не обеспечивает необходимого прожиточного минимума. Однако до сих пор социальная ситуация в стране не взорвалась; банковские накопления населения растут; число вновь образованных на предпринимательской основе хозяйственных организаций увеличивается – несмотря на то, что каждая третья из вновь созданных мелких и средних фирм оказалась убыточной. Есть все основания предполагать, что и проблема выживания, и проблема первоначального накопления капитала решается сегодня в России на путях активного включения населения в различные процессы разворачивающиеся в рамках теневой экономики. Мотивы, механизмы и результаты такого участия у различных групп населения различны.

Современное российское общество можно разделить на три основные страты, каждая из которых, в свою очередь подразделена на группы:

1. Новые собственники, высшие управляющие, работники высшего и среднего звена, отчасти наемные работники низшего звена корпоратизированного сектора, где образуются огромные сверхприбыли. Для этой категории лиц характерно стремление получить и максимально вывести из-под налогообложения свои прибыли и другие доходы, что возможно только на пути прямых нарушений законодательства и установления особых «доверительных» отношений с двумя социальными группами с другой стороны: бюрократией, определяющей условия коммерческой деятельности, и заставляющими платить «дань» криминальными элементами.
2. Группы, имеющие реальные возможности участвовать в перераспределении сверхприбылей; среди них, в первую очередь бюрократия и криминальные элементы, а так же немногочисленные группы, обслуживающие нужды сверхмонополистов.
3. Подавляющая часть населения, выведенная за рамки корпоративного сектора и не допущенная к его доходам.

Средняя заработная плата квалифицированного российского рабочего в 25 раз меньше, чем у американского, хотя стоимость потребительской корзины уже составляет свыше 40% от американского уровня.

Чтобы выжить, население вынуждено адаптироваться к новым условиям, участвуя в различных формах «теневой экономики». По данным социологических опросов, дополнительный доход работников промышленных предприятий от разных видов побочной деятельности достигает 80% совокупного семейного дохода.

Таким образом, у подавляющей части населения существует объективная необходимость активизации своего участия в теневой экономике, что укрепляет основу взяточничества «теневой деятельности» и криминальной активности.

Сегодня уже очевидно, что значительное расширение сферы теневой, прежде всего фиктивной и криминальной, экономики ведет нас не к цивилизованному рынку и демократии, а к установлению корпоративно-бюрократического кланового правления, которое, как свидетельствует история, может быть длительным и даже способным обеспечить определенную социальную стабильность. Проблемой России является явно криминальная, замешанная на теневой деятельности окраска складывающихся кланов. В этой связи небезосновательным представляются высказываемые опасения, что на исход будущих выборов в стране сильное влияние будут оказывать криминальные элементы.

Теневая экономика 2015

Теневая экономика РФ оценивается в 46% ВВП ежегодно. В течение 1994-2011гг. из России незаконно "утекло" 211,5 млрд. долл. в виде взяток, скрытых от налогов доходов и средств, заработанных на торговле наркотиками, оружием и людьми, подсчитали аналитики американского исследовательского института Global Financial Integrity (GFI).

Между тем незаконный приток средств в Россию составил 552,9 млрд. долл. за отчетные 18 лет, что не может не вызывать вопросов к экономической и политической стабильности в РФ, отмечают эксперты.

Глава GFI Рэймонд Бэйкер отметил: "Были потеряны сотни миллиардов долларов, которые можно было инвестировать в российскую систему здравоохранения, образования и инфраструктуру. В то же время более половины триллиона долларов было инвестировано в российскую теневую экономику, разжигая преступность и коррупцию".

По данным Всемирного банка, российская теневая экономика в 3,5 раза больше, чем у других стран "Большой семерки". Кроме того, объемы теневой экономики и незаконные денежные потоки динамично растут на протяжении 18 лет, чему способствуют низкая эффективность политического управления и широко распространенное уклонение от уплаты налогов. Все это подрывает экономическую и политическую стабильность в стране, резюмируют эксперты GFI.

Отметим, что в ежегодно обновляемом рейтинге "Ведение бизнеса - 2013" Всемирного банка Россия поднялась со 120-го места до 112-го. Всего в рейтинге проведена оценка 185 государств. Соседями России по рейтингу являются соответственно со 107-й по 111-ю позицию Пакистан, Непал, Египет, Коста-Рика и Палау, а со 113-й по 117-ю строчку - Сальвадор, Гайана, Ливан, Доминиканская Республика и Кирибати.

"За последний год Россия предприняла важные шаги по приближению качества деловой среды к экономикам с высоким уровнем доходов. Этот прогресс - результат постоянных усилий правительства по улучшению инвестиционного климата, который был недавно отмечен президентом Владимиром Путиным в качестве одного из важнейших приоритетов экономической политики", - отметил Аугусто Лопес-Кларос, директор департамента глобальных индикаторов и анализа Всемирного банка.

Между тем в ежегодно составляемом экспертами фонда "Наследие" (Heritage Foundation) и Wall Street Journal рейтинге экономической свободы (Index of Economic Freedom) наша страна поднялась сразу на пять позиций - с 144-го на 139-е место. Позади остались такие экономические "гиганты", как Вьетнам, Микронезия, Сирия, Гаити и Алжир.

По мнению экспертов, за последний год в России улучшилась ситуация в налоговой сфере и администрировании правительственных расходов, уменьшилась коррупционная нагрузка на бизнес, в то же время частному бизнесу стало заметно труднее конкурировать с укрепившими свое положение госкомпаниями.

Виды теневой экономики

Для типологизации разновидностей теневой деятельности берется три критерия: их связи с «белой» экономикой, а также субъекты и объекты экономической деятельности.

С этой точки зрения можно выделить три сектора теневой экономики:

- «вторая» («беловоротничковая»);
- «серая» («неформальная»);
- «черная» («подпольная»).

Наиболее тесно с «белой» экономикой связана теневая (скрываемая) деятельность самого легального бизнеса.

«Вторая» теневая экономика - это неофициальная (скрываемая, нефиксируемая) экономическая деятельность работников «белой» экономики, прямо и непосредственно связанная с их официальной профессиональной деятельностью. Она не производит (с точки зрения общества в целом) никаких новых товаров и услуг, ведет к скрытому перераспределению ранее созданного национального дохода.

В рамках «второй» теневой экономики выделяют пять основных видов экономической преступности:

1) нарушение правил конкуренции - коммерческие взятки, нарушения антимонопольного законодательства, промышленный шпионаж;
2) нарушение прав потребителей - ложная реклама, выпуск недоброкачественных товаров;
3) нарушение прав наемных работников - нарушения трудовых контрактов, норм техники безопасности;
4) нарушение прав кредиторов - злоупотребления заемным капиталом;
5) нарушение прав государства - укрывательство доходов от налогов.

Многие из этих нарушений настолько обыденны, что перестают восприниматься как отклонение от нормы.

Важными разновидностями «второй» теневой экономики являются коррупция и уклонения от налогов.

Коррупция - это использование служебного положения в личных целях. Чаше всего под коррупцией подразумевают получение взяток, незаконных денежных доходов государственными бюрократами, которые получают их от граждан ради личного обогащения.

Коррупция является обратной стороной деятельности любого централизованного государства, которое претендует на широкий учет и контроль.

Теоретические основы экономического анализа коррупции были заложены в 1970-е гг. в работах американских экономистов неоинституционального направления. Главная их идея заключалась в том, что коррупция появляется и растет, если существует рента, связанная с государственным регулированием различных сфер экономической жизни (введением экспортно-импортных ограничений, предоставление субсидий предприятиям и отраслям и т.д.).

В современной экономической науке принято отмечать экономические, институциональные и социально-культурные причины коррупции.

Экономические причины коррупции - это низкие заработные платы государственных служащих, а также их высокие полномочия влиять на деятельность фирм и граждан.

Институциональными причинами коррупции считаются высокий уровень закрытости в работе государственных ведомств, громоздкая система отчетности, слабая кадровая политика государства.

Социально-культурными причинами коррупции являются деморализация общества, недостаточная информированность и организованность граждан.

Некоторые зарубежные экономисты основные причины коррупции выражают следующей формулой: коррупция = монополия + произвол ~ ответственность.

Это значит, что возможности коррупции прямо зависят от монополии государства на выполнение некоторых видов деятельности и от бесконтрольности деятельности чиновников, а также обратно зависят от вероятности и тяжести наказаний за злоупотребления.

Коррупция негативно влияет на экономическое и социальное развитие стран. Экономический вред от коррупции связан с тем, что она служит препятствием для реализации макроэкономической политики государства. Она тормозит инвестиции и экономический рост. Главным негативным проявлением экономического воздействия коррупции является увеличение затрат для предпринимателей.

Что касается социальных негативных последствий коррупции, то она ведет к нечестной конкуренции фирм и к неоправданному перераспределению доходов.

Уклонение от налогов - это форма минимизации налоговых обязательств, при которой юридическое или физическое лицо посредством активных действий выводит себя из категории налогоплательщиков того или иного налога и, следовательно, не уплачивает налог.

Уклонение от уплаты налогов стало нормой поведения многих хозяйствующих субъектов. В результате нарушаются правила честной конкуренции, происходит получение выгод уклоняющимися от налогов, растет коррупция, капиталы, полученные таким образом, уходят за рубеж.

Уклонению от налогов способствуют недостатки в законодательстве, безнаказанность его нарушения и слабость контроля.

В зависимости от законности действий предприятий и граждан, способы обхода налогов можно разделить на две группы: правомерные и неправомерные.

К правомерным действиям относятся стратегии официального освобождения от налоговых платежей. К неправомерным - нелегальная деятельность и сокрытие легальной деятельности.

Если вторая теневая экономика неразрывно связана с «белой» экономикой, паразитирует на ней, то серая теневая экономика функционирует более автономно.

«Серая» теневая экономика - это разрешенная законом, но не регистрируемая экономическая деятельность по производству и реализации обычных товаров и услуг.

В этом секторе теневой экономики производятся в основном обычные товары и услуги, но производители уклоняются от официального учета, не желая нести расходов, связанных с получением лицензии, уплатой налогов и т.д.

Хорошее представление о трудностях, возникающих при определении ключевых признаков неформального сектора, дает совместная работа американского экономиста Д. Мида и французского экономиста К. Морриссон. Они отмечают, что при определении понятия «неформальный сектор» обычно используют три критерия: законность, размеры предприятия и уровень капиталоемкости производства.

«Серая» теневая экономика по своей природе имеет рыночный и конкурентный характер. Мелкие производители, скрывающиеся от надзора контролирующих организаций, могут ориентироваться только на платежеспособный спрос таких же обособленных друг от друга покупателей. «Неформальное» производство использует в основном не капитальные, а трудовые ресурсы. Уровень доходов несколько ниже, чем в формальном секторе.

«Неформальная» экономика является тем сектором теневой экономики, который наиболее производителен и полезен для общества. Она гораздо менее опасна для общества, чем другие формы теневой экономической деятельности типа «беловоротничковой» и организованной преступности, и потому рассматривается не столько как враг, сколько как потенциальный помощник легальной экономики.

Если «серая» теневая экономическая деятельность в основном одобряется гражданами, то «черная» всегда служит мишенью для всеобщего осуждения. «Черной» теневой экономикой в широком смысле слова можно считать все виды деятельности, которые полностью исключены из нормальной экономической жизни, поскольку считаются несовместимыми с нею, разрушающими ее (кражи, грабежи, вымогательство и т. д.).

«Черная» теневая экономика — это запрещенная законом экономическая деятельность, связанная с производством и реализацией запрещенных товаров и услуг.

Датой рождения экономики преступлений и наказаний можно считать 1968 г., когда была опубликована статья Г. Беккера «Преступление и наказание: экономический подход»

. Она быстро завоевала широкую популярность среди экономистов.

Проблемами экономики преступлений и наказаний занимались М. Фридмен, Д. Стиглер, Дж. М. Бькженен и др.

«Черная» теневая экономика возникает там и тогда, где и когда преступность рассматривается не как отклонение от нормы, а как специфическое ее проявление12. Экономическая теория преступлений и наказаний исследует экономическое «подполье», где действуют преступники и борющиеся с ними стражи порядка. Так как основные принципы поведения людей в обычной экономической жизнедеятельности и в преступном мире оказываются одинаковыми, то экономическая теория преступлении и наказаний имеет ту же структуру, что и общая экономическая теория.

Противоправно-теневые экономические действия могут представлять собой гражданские, налоговые, административные и уголовные правонарушения. Последние имеют прямое отношение к криминологическому аспекту теневой экономики, а иные правонарушения -и прямое, и косвенное, поскольку представляют собой серьезные криминогенные условия, способствующие совершению экономических, корыстных преступлений.

Известный итальянский ученый Ф. Склефани так определяет факторы, которые способствуют усилению криминальных процессов в экономике: далеко зашедший экономический кризис, политическая нестабильность, неурегулированность рыночных отношений, отсутствие контроля, коррумпированность аппарата, поляризация общества, толерантное отношение населения к нарушениям закона, кризис системы ценностей и т.д.

Следует подчеркнуть, что основной объем теневой экономической деятельности обычно дают «вторая» и, самое главное, «серая» теневая экономика.

В советское время теневая экономика охватывала такие виды хозяйственной деятельности, которые осуществлялись вне прямого контроля и санкций со стороны официальных органов управления: партийных комитетов разного уровня, включая ЦК КПСС и его исполнительные органы; администрации предприятий; советов разного ранга и их исполнительных комитетов; министерств и ведомств; правительство страны и союзных республик.

К числу распространенных теневых видов деятельности относились:

- бартерные обмены;
- несанкционированное совместительство (дополнительная занятость);
- поставки продукции "неприкрепленным" потребителям;
- неплановое строительство;
- выпуск неучтенной продукции помимо плановых заданий;
- запуск в коммерческий оборот материальных ресурсов, сэкономленных сверх официальных норм расходования сырья и материалов;
- деятельность «фарцовщиков»;
- оказание за плату или «по блату» услуг, которые должны были оказываться бесплатно;
- взятки при поступлении в вуз и за принятие любых других решений;
- валютные операции и т.п.

Теневая экономика включала в себя три части. Во-первых - «легкую», то есть хозяйственную деятельность, не контролировавшуюся властями, прямо не связанную с нарушением законов, но балансирующую на его грани, или же активность в сферах, которые закон не регламентировал вообще. Во-вторых - «среднюю», представлявшую собой нарушение советских законов, но легитимную в странах с рыночной экономикой. В-третьих - «тяжелую», связанную с прямым нарушением законов как советских, так и принятых в странах с рыночной экономикой. К «легкой" теневой экономике относились, например, широко распространенная несанкционированная дополнительная занятость (люди, числящиеся на работе, но реально не работающие, большую часть зарплаты которых получали и распределяли руководители-работодатели) или деятельность «толкачей» - работников, выбивающих для своего предприятия дефицитные ресурсы; к «средней» - частное предпринимательство, валютные операции, бартерные сделки, оказание услуг за плату в частном порядке; к «тяжелой" - торговля наркотиками, воровство, коррупция, мошенничество, рэкет.

Практически все директора предприятий и большая часть линейных руководителей (начальники цехов, участков, мастера и др.) регулярно осуществляли деятельность в рамках "легкой" и "средней" теневой экономики. Прежде всего, это относилось к таким отраслям, как агропромышленный комплекс, строительство, нефтехимия, торговля, легкая и пищевая промышленность, жилищно-коммунальное хозяйство. Можно сказать, что в работе руководителей этих отраслей была постоянная теневая составляющая.

Самыми распространенными видами теневой деятельности были бартерные обмены материальными ресурсами, продажа ресурсов (стройматериалов, горюче- смазочных материалов, продовольственных товаров и др.) "на сторону", взятки за принятие нужных "клиенту" управленческих решений, оказание услуг в частном порядке.

В 70-е - начале 80-х годов теневая деятельность в СССР стала элементом социально-экономической системы, превратилась в экономический институт советского общества. Как экономический институт теневая экономика обладала относительно стабильной социальной структурой, в ее рамках люди имели определенный статус и играли конкретные социальные роли ("толкачей", рыночных торговцев, квартирных маклеров и др.). Все знали, что такие роли существуют, что они необходимы и без них производство нормально функционировать уже не может. При этом выполнявшие данные роли были определенным образом взаимосвязаны и их отношения опосредовались денежными потоками (нижестоящий платил деньги вышестоящему, который платил своему начальству и т.д.). В результате сформировалась экономика, параллельная официальной, без которой последняя в 70-80-е годы уже не могла нормально работать. Иными словами, в советской хозяйственной системе теневая экономика выполняла важные функции. Главными из них были две.

Первая функция - экономическая, состоявшая в компенсации недостатков работы официальной советской экономики. Очевидно, что спланировать сверху всю экономическую деятельность нельзя. И чем более сложной и развитой становилась хозяйственная деятельность, чем сильнее была потребность в технологическом обновлении, тем сложнее было осуществлять директивное управление сверху. Поэтому в централизованном плановом хозяйстве постоянно возникали "диспропорции": на каком-то предприятии не хватало определенных ресурсов, другое имело ненапряженный производственный план и избыток соответствующих ресурсов. Предприятия устанавливали неконтролируемые сверху горизонтальные связи, с помощью которых подобные диспропорции преодолевались. Такая система стихийных обменов и составляла основу теневой экономики в плановом хозяйстве. В ее рамках осуществлялись неформальные взаимодействия между руководителями и работниками различных рангов, обеспечивавшие функционирование этой системы.

Вторая функция - социальная. Она заключалась в обеспечении социальной ниши для предприимчивых людей, которые не могли реализовать себя в официальных структурах, не создававших в рамках общественной собственности ни мотивации, ни условий для работы многих людей в СССР, стремившихся самореализоваться, владеть собственностью и получать адекватное вознаграждение за свой труд. Даже если доля таких людей составляла всего лишь немногим более 1% населения страны, то их число превышало миллион человек. В действительности их было намного больше - к ним в той или иной мере относились большинство хозяйственных и партийных руководителей как внизу (на уровне предприятия), так и наверху (на уровне республиканских и союзных органов власти). Безусловно, дух предприимчивости и развитые потребительские ориентации этих людей не соответствовали официальной советской уравнительной идеологии, а их экономическое поведение нередко вступало в противоречие с требованиями финансовой дисциплины и законов СССР, что для многих из них заканчивалось тюремным сроком.

Теневая же экономика предоставляла определенную отдушину для самой предприимчивой части советского общества и пусть в уродливой форме, но выполняла функцию обеспечения ее самореализации. Большая частьтеневых операций осуществлялась для решения критических проблем предприятия, предотвращения остановок производства, удержания людей на том или ином участке, внедрения нововведений, которые не были санкционированы сверху. И естественно, теневые операции проводились для того, чтобы получить такие доходы, которые не могла предоставить официальная экономика. В результате у хозяйственников под влиянием теневой деятельности сформировалась весьма разнородная совокупность мотивов, выступавшая дополнением к "официальной" мотивации и включавшая как более "высокие", так и более "низкие" мотивы, которые подавлялись официальной экономикой.

Так как теневая экономика была сформировавшимся экономическим институтом советского общества, она не могла в одночасье исчезнуть даже при самых благоприятных условиях. Однако чтобы понять, почему ее масштабы не только не уменьшились, но и существенно возросли, надо остановиться на особенностях рыночных преобразований в России.

Особенности теневой экономики

Понятие теневой экономики и формы ее проявления.

Что такое теневая экономика? На этот вопрос даются самые разные ответы. Высказывается мнение, согласно которому теневая экономика - экономическая деятельность, противоречащая данному законодательству, т.е. она представляет собой совокупность нелегальных хозяйственных действий, которые подпитывают уголовные преступления различной степени тяжести.

Согласно другому мнению, под теневой экономикой понимаются не учитываемые официальной статистикой и неконтролируемые обществом производство, потребление, обмен и распределение материальных благ.

Третья точка зрения - теневая экономика - все виды деятельности, направленные на формирование или удовлетворение потребностей, культивирующих в человеке различные пороки.

Каждая из указанных точек зрения по-своему правильна и отражает в той или иной степени наблюдающиеся в экономике реальные процессы. Они характеризуют теневую экономику с различных сторон и по существу не противоречат друг другу.

Таким образом, теневая экономика как бы распадается на три крупных блока:

1.Неофициальная экономика. Сюда входят все легально разрешенные виды экономической деятельности, в рамках которых имеют место не учитываемые официальной статистикой производство услуг, товаров, сокрытие этой деятельности от налогообложения.
2. Фиктивная экономика. Это приписки, хищения, спекулятивные сделки, взяточничество и всякого рода мошенничества, связанные с получением и передачей денег.
3. Подпольная экономика. Под ней понимаются запрещенные законом виды экономической деятельности.

Объективной причиной стремительного роста теневой экономики в Росси является переход от бюрократической, командной системы управления к рыночной. Смена общественного строя сопровождается и сменой старой морали. При этом теневая экономика должна базироваться и развиваться из конкретных источников.

Первый из них - это пресловутый вывоз за рубеж капитала, сырьевых и энергетических ресурсов (по оценкам авторитетных экспертов это около 30 млрд. долларов в год)[2], при этом основная часть сделок не является в прямом смысле теневой, т.е. осуществляется на законных основаниях: сырье и энергоресурсы часто реализуются за рубеж по заниженным ценам через посреднические компании, а соответствующий процент от прибыли последних оседает за рубежом.

Вторым, и основным источником теневой экономики является нерегистрируемая государственными органами хозяйственная деятельность, которая имеет место во всех сферах экономики. Например, каким образом могут на протяжении 5-6 лет реформ выживать многочисленные слои населения, доходы которых оказались (по официальным статистическим данным) значительно ниже прожиточного минимума?

Согласно официальной статистике, уровень жизни населения в России в 1995 году относительно 1991 года составил 60%, причем, только в 1995 году реальная зарплата снизилась на 25%. Между тем количество легковых автомобилей в частном владении не уменьшилось, а число иномарок - увеличилось: только в 1995 году в Россию было ввезено 400 тысяч автомобилей.Эту статистику можно объяснить, только наличием теневого фактора.

В общемировом масштабе удельный вес теневой экономики оценивается в 5- 10% от валового внутреннего продукта. Так, в африканских странах этот показатель достигает 30%, в Чехии - 18%, а на Украине - 50%; удельный вес теневой экономики в хозяйственном обороте России равен 40%.

Показатель 40-50% является критическим. На этом рубеже влияние теневых факторов на хозяйственную жизнь становится настолько ощутимым, что противоречие между легальным и теневым укладами наблюдается практически во всех сферах жизнедеятельности общества.

Ключевым признаком теневой деятельности можно считать уклонение от официальной регистрации коммерческих договоров или умышленное искажение их содержания при регистрации. При этом основным средством платежа становятся наличные деньги и особенно иностранная валюта. В решении же деловых вопросов преобладают так называемые «разборки».

Если приоткрыть «теневую завесу», то за ней окажется «пирамида» движущих сил неформального сектора экономики.

Своеобразная надстройка теневой экономики - сугубо криминальные элементы: торговцы наркотиками, оружием, угонщики автомобилей, киллеры, наемные убийцы, сутенеры. К этой категории можно отнести и представителей органов власти и управления, если они берут взятки или торгуют государственными должностями и интересами.

В середине - теневики-хозяйственники. К ним следует отнести предпринимателей, коммерсантов, финансистов, промышленников, мелких и средних бизнесменов, в том числе и “челноков”. Эти люди - “мотор” экономической деятельности, и не только нелегальной.

Третья группа представлена наемными работниками, причем как физического, так и интеллектуального труда. К ним могут примыкать коррумпированные государственные служащие, в доходах которых (по некоторым данным) до 60% составляют взятки.

Конечно, данное деление в определенной степени условное и небесспорное, но оно охватывает около 30 млн. активного населения страны.

Общий интерес для всех слоев «пирамиды» заключается в получении дополнительного дохода за пределами «правового поля». Есть и общие формы реализации интересов. Так, вывоз капитала за рубеж присущ всем. Правда, представители криминального и среднего уровней делают это в основном путем незаконных операций с сырьем и стратегическими материалами, с импортными товарами, с инвестициями, с подделкой платежных документов. Капитал, вывезенный усилиями только этих слоев, эксперты оценивают в $300 млрд.

Наемные работники могут предложить на экспорт только “мозги” и рабочие руки.

Криминальные структуры действуют преимущественно в сфере перераспределения доходов, которые получают внеэкономическими методами, главным образом насилием - от шантажа до наемного убийства.

Представители среднего слоя, как правило, изначально являются законными собственниками производимых доходов. И лишь в дальнейшем по воле обстоятельств «уводят» доходы от налогообложения. Зачастую для них иначе нельзя: применение действующих штрафов и пени ставит под угрозу существование собственного дела. На роль судей-арбитров по выполнению сделок они привлекают представителей криминальных структур. Ведь сделки не зарегистрированы, а значит, обращаться официально в арбитражный суд в случае невыполнения договоренности невозможно.

Криминальный слой «пирамиды» объективно заинтересован в существующих условиях, при которых набирает силу теневая экономика. Ибо ее представители контролируют до 90% предприятий и организаций. И это основное поле для получения нелегальных доходов. В целях консервирования такой ситуации в ход пускается подкуп выборных и назначенных должностных лиц. Не потому ли так долго рассматриваются в законодательных органах соответствующие законы?

Теневиков-хозяйственников сегодняшняя ситуация не должна устраивать: они оказываются между молотом и наковальней. С одной стороны - криминальные структуры, с другой - правоохранительные органы. Да еще и ответственность друг перед другом по выполнению условий сделки.

Объективно оказываются сейчас в худших условиях наемные работники- профессионалы. В развитых странах зарплата по основному месту деятельности составляет 70-80% доходов работника, а в России - лишь около трети. Не может устраивать наемных работников и усиление влияния криминальных элементов. Плата за «крышу» автоматически удорожает товары и услуги на 30%, а это серьезно бьёт по бюджету потребителя.

Структура теневой экономики

В структуре теневой экономики в России обычно выделяются три вида деятельности:

• Неофициальная экономика охватывает все легальные виды деятельности, связанные с производством товаров и услуг, не фиксируемых официальной статистикой. При этом получатели доходов скрывают их от налогообложения.
• Фиктивная экономика - экономика приписок, спекулятивных сделок, взяточничества и всякого рода мошенничеств, связанных с получением и передачей денег; сюда сегодня следует включать и деятельность, направленную на получение необоснованных выгод и льгот субъектами хозяйствования на основе организованных коррупционных связей.
• Подпольная экономика – это запрещенные законом виды экономической деятельности. К их числу относят: незаконное производство и сбыт продукций и услуг; производство оружия, наркотиков, контрабанда, содержание притонов; деятельность лиц, не имеющих юридического права заниматься этим видом деятельности.

Теневая экономика обладает следующими системными свойствами:

• Всеобщностью.
• Целостностью.
• Связью с внешней средой, проявляющейся в процессе взаимодействия с ней через тесное переплетение с официальной экономикой посредством легальных хозяйствующих структур, а также с институтами государства и общества.
• Структурностью, заключающейся в наличии устойчивых связей и отношений внутри теневой экономики, обеспечивающих ее целостность и тождественность самой себе, то есть способностью к сохранению ее основных свойств при различных внутренних и внешних изменениях; иерархичностью – расположение частей и элементов теневой экономики как целого в порядке от высшего к низшему.
• Способность к самоорганизации и непрерывному развитию, органичному включению в мировые экономические связи; целенаправленностью. И наличием универсального механизма функционирования, заключающихся в общности типовых приемов и способов достижения целей функционирования.
• Наличие в одном целом двух противоположных начал – конструктивного (производительный сектор) и деструктивного (криминальный сектор)

Теневая экономика имеется в любых странах независимо от государственного и социально-экономического устройства (см. Приложение1). Естественно, что степень ее распространенности и масштабы различны. Одной из наиболее общих причин возникновения теневой экономики является наличие неустранимого противоречия между объективными законами экономики и их отражения в правовых нормах, в законодательстве государства.

Теневая экономика выступает как самоорганизующаяся, адаптивная система. Она в кратчайшие сроки приспосабливается к внешним воздействиям, непрерывно развивается, в соответствии с общими экономическим принципами, и находится в гармоничном равновесии со средой.

Можно выделить пять основных стадий эволюции теневой экономики: зарождение, развитие, зрелость, упадок и гибель, которые отражают особенности, как самой теневой экономики, так и экономической системы, в рамках которой она функционирует.

В тех или иных формах теневая экономика присуща любой экономической системе и погибает только вместе с ней и государством, которое регулирует экономические отношения правовыми нормами. Полностью уничтожить теневую экономику никогда не удастся. Речь можно вести только об уменьшении ее масштаба и уничтожении наиболее опасных для общества форм.

Теневая экономика статистика

По поводу объема российской теневой экономики ходят легенды. По некоторым оценкам, от 40 до 60% производства товаров и услуг давно ушли "в тень". Госкомстат, однако, не отрицая ни самой болезни, ни ее развития, склонен более сдержанно оценивать ее масштабы.

1 Разноголосица мнений

По утверждению государственной статистики, доля теневой, или, точнее, скрытой, экономики составила в 1996 году около 22% валового внутреннего продукта (ВВП) страны. И хотя за рубежом такого рода показатели, как правило, не публикуются, по словам замначальника управления национальных счетов и платежного баланса комитета Алексея Пономаренко, речь там может идти о трех, четырех, от силы пяти процентах ВВП. В этом смысле наши авангардные позиции неоспоримы.

С другой стороны, в понятие "теневая экономика", по методологии Госкомстата, не входят производство и распространение наркотиков, проституция, контрабанда. Не учитываются преступления против личности и имущества (например, взятки и грабежи), а также национализация и приватизация, поскольку такие акции сказываются лишь на стоимости активов и никак не отражаются на добавленной стоимости и ВВП. В этом, собственно, и состоят самые большие расхождения в оценке теневой экономики Госкомстатом и МВД, "сидящим" на криминале и определяющим "тень" более чем в 60% от ВВП. "У нас с ними просто разный подход", - подчеркивает Пономаренко.

В советские времена наша экономика просвечивалась сплошным наблюдением, как прожектором. Все, до последнего болта, учитывалось и попадало в отчет. За умышленное искажение "цифири" можно было угодить в тюрьму. Хотя и тогда существовала и нелегальная (незаконная), и неформальная (не учитываемая официальной статистикой) экономика. Пример последней - личные подсобные сельские хозяйства, ее вес во многом определялся косвенными методами.

2 Косвенный счет.

С либерализацией торговли ее значение возросло - пересчитать по головам всех торгующих, цены, товар стало попросту невозможно. С 1993 года Госкомстат стал действовать иначе. Подготовленный счетчик, зная на рынке количество торговых мест, обходя их в разные дни, прицениваясь к товарам и визуально определяя объемы продаж, стал рассчитывать товарооборот и другие показатели торговли. Какие-то отклонения при таком подходе, естественно, неизбежны. Но они куда меньше, полагают в Госкомстате, чем, если бы статистик попытался собирать отчеты с торговцев или проигнорировал товарные и продуктовые рынки вовсе.

К слову, в отраслевом разрезе удельный вес скрытой экономики особенно велик в торговле, включая внешнюю (63% товарооборота), и в сельском хозяйстве (46% производства). В промышленности, строительстве, транспорте и связи он несколько меньше (в пределах 8 - 11%). Отраслевые данные с досчетом (т.е. увеличением объемов за счет скрытого сегмента) закладываются в специальную программу для определения ВВП. Так что в тех официальных сводках, которые представляет нам Госкомстат, уже учтен теневой сектор.

Кроме того, они регулярно уточняются, пересчитываются - так делается во всем мире.

...Затем дошел черед до индивидуальных услуг - таксистов, юристов, частных детских садов и т.д. Причем оказалось, что и их прямым счетом тоже не, всегда возьмешь. Не всякий репетитор, например, расскажет, сколько он берет за урок, а вот ученику скрывать, понятно, нечего. О такси много полезного можно узнать не только в автопарках, но и в ГАИ. Поток "челночников" - это не только количество людей, пересекающих границы, но и валюта. При этом считается, что обьем ввезенных ими товаров равен сумме денег, вывезенных внешними торговцами. А она, в свою очередь, определяется экспериментально, исходя из норм вывоза.

3 Источник: Госкомстат РФ

Как будто не должно быть загадок с дачами - их обязаны регистрировать в бюро технической инвентаризации. Но, во-первых, как выяснилось, далеко не все владельцы это делают. Во-вторых, хозяева имеют свойство занижать расходы. Так что статистикам волей-неволей приходится соотносить размах официального дачного зодчества с объемом производства и импорта строительных материалов, их ценами и в итоге корректировать деятельность скромняг-застройщиков.

В целом сектора, где производится так называемый досчет на основе косвенных данных, сегодня покрывают почти всю экономику.

Велика ли погрешность при расчетах скрытого сектора? Пономаренко считает: около 2%. К этой цифре можно относиться по-разному. Но в Госкомстате обращают внимание вот на что. Помимо производственного метода, валовой продукт, включая его неформальную часть, рассчитывается еще двумя способами - по доходам и расходам, и расхождение в показателях не превышает допустимое. Впрочем, доходы с некоторых пор тоже приходится досчитывать.

4 От тени к свету

Многие эксперты давно отметили низкий удельный вес оплаты труда в российском ВВП. Что само по себе наводит на мысль о наличии скрытых доходов населения. Но возможность получить конкретные данные появилась когда балансовым методом был изучен сектор домашних хозяйств. Если предельно упрощенно, через опрос выяснялись доходы и расходы россиян.

Причем за три предшествующих. Разница сразу же стала зримой, она колебалась во времени, но в отдельные годы достигала 12- 13% ВВП в пользу расходов. Есть все основания утверждать, что значительная часть этого материального айсберга - результат скрытой оплаты труда. Учет такого рода "неучтенки" существенно изменил структуру российского ВВП, приблизив ее к структуре большинства других стран, сделал ее более правдоподобной. Пономаренко не утверждает, что цифры досчета идеально точны, вероятно, можно спорить о методологии расчетов, но МВФ ее признал и с прошлого года регулярно включает данные о российском ВВП в свои публикации.

Итак, размер скрытой оплаты труда вырос с 5 до 11% ВВП. Растет и общий объем теневой экономики. Напомним: она измерялась в 18%.

На просьбу дать прогноз, что же нас ждет дальше, в Госкомстате ответили: прогнозы не даем - иначе будет трудно избежать искушения работать "по ориентиру". Но Пономаренко своими наблюдениями поделился. По его мнению, во второй половине минувшего года многое действительно говорило за то, что теневая экономика набирает мощь: хуже собирались налоги, застопорилась официальная заработная плата, увеличивались расходы. Сейчас ситуация чуточку иная: более динамично развивается та экономика, которая является вполне формальной, например автомобилестроение. Впервые за последние годы зафиксирован рост платных услуг, причем не в денежном, а в физическом выражении. Отмеченное увеличение отдачи малых предприятий вряд ли стало бы заметно, если бы продолжалось резкое падение на средних и крупных. Цены в строительстве растут медленнее, чем по экономике в целом, - стало быть, отпадает нужда обращаться к услугам сомнительных фирм или готовых подработать на чем угодно гастарбайтеров.

Наконец, грядет Налоговый кодекс, значение которого трудно переоценить. Именно тяжелое налоговое бремя побудило многих производителей товаров и услуг уйти "в тень". Правда, послабления пока небольшие. И потому сохраняется сомнение: если "теневик" не платил, допустим, 48% налогов, захочет ли он выйти на свет и платить 40?

Понятие теневой экономики

Едва возникло государство, налагающее на своих граждан определенные обязательства и ограничения, родилась и теневая экономика - вне государственная деятельность лиц, игнорирующих общественный договор. Теневая экономика существует в любых экономических системах с государственной организацией, однако в разных системах она имеет свою специфику.

Сущность теневой экономики можно определить с разных точек зрения. Как правило, используется экономико-статистический подход: теневая экономика - это все виды экономической деятельности, которые официально не учтены, не отражены в официальной статистике.

Возможны и другие подходы к определению сущности теневой экономики. С юридической точки зрения, теневыми можно назвать экономические процессы, идущие вразрез с правовыми нормами. С точки зрения этики, теневой называют экономическую деятельность, нарушающую общепринятые моральные нормы.

Известна также позиция, рассматривающая внутреннюю структуру теневой экономики как феодальный тип хозяйствования, где наблюдается общая иерархичность взаимоотношений и монопольно-рентный механизм распределения доходов снизу вверх.

Госкомстат России в понятие теневой экономики включает такие виды теневой экономической деятельности, как скрытая, неформальная и нелегальная, объединяя их одним определением - «нерегистрируемая», или «ненаблюдаемая».

Методология СНС-93 к теневой экономике относит:

1) «скрытую» деятельность, то есть законную деятельность,
сознательно скрываемую или преуменьшаемую с целью уклонения от налогов и других обязательств перед государством;
2) «нелегальное» производство - запрещенную законами страны деятельность (в России - производство и продажа наркотиков, контрабанда, проституция.
Сегодня можно выделить 3 основных концептуальных подхода к пониманию содержания теневой экономики: правовой, экономический и экономико-правовой.

Правовой подход. Сформулирован во второй половине 80-х гг., усилиями А. А. Сергеева, А. И. Корягиной и А. И. Шохина. В качестве ключевого критерия выделения теневых явлений здесь выступает отношение к нормативной системе регулирования.

Конкретными критериями являются:

1) уклонение от официальной регистрации и тем самым от государственного контроля за экономической деятельностью;
2) противоправный характер деятельности.

Однако попытки определить теневую экономику только через правовые критерии методологически неверны, т.к. они основаны на вторичных признаках.

Если в трактовке теневой хозяйственной деятельности руководствоваться только правовыми критериями, без учета экономических реалий, то практически невозможно выявить сущность понятия «теневая экономика

Экономический подход.

Здесь выделяют 3 направления исследований.

1) Квазиэкономический. В этом направлении теневая экономика рассматривается как сектор экономики, охватывающий «переплетение самых различных типов производственных отношений: феодальных, государственно-монополистически-феодальных и частнокапиталистических».
В данном направлении была сделана попытка определить содержание теневой экономики с классовых позиций. Но оно не учитывает, что теневая экономика существует во всех странах мира - развитых, развивающихся, странах с переходной экономикой.
2) Статистический подход. Здесь основным критерием выделения теневых экономических отношений выступает их неучитываемость, т. е. отсутствие фиксаций официальной статистикой.
3) Экономико-правовой подход. Здесь доминантная сущность теневой экономики экономическое начало - деструктивный характер экономической деятельности.

Согласно экономико-правовой концепции, теневая экономика имеет два начала — экономическое и правовое. Первичное объективное начало - деструктивная экономика, разрушающая или сдерживающая развитие человека и общества. Этот подход к трактовке содержания теневой экономики позволяет конкретизировать ее очертания применительно к любому типу общественного устройства: и рыночному, и командному. В целом этот подход к пониманию теневой экономики является достаточно логичным и наиболее полным, по сравнению с ранее рассматриваемыми подходами, рассматривающими ее сущность.

Теневая экономика имеет территориальную и отраслевую ограниченность. Различают региональный (местный), федеральный (национальный) и мировой (внешний) ее уровни.

На основе предоставляемым законом праве на экономическую деятельность вся деятельность, попадающая под широкое определение теневой экономики, делится на две основные группы:

а) теневой сектор легальных видов экономической деятельности, разрешенной законом;
б) секторы нелегальной деятельности, полностью запрещенной законом. В последнюю входят торговля крадеными вещами, контрабанда, производство и продажа наркотиков, проституция, азартные игры и т. п.

К первой группе относится любая деятельность, не запрещенная законом, но не находящая отражения в бухгалтерской и налоговой документации (включая и деятельность предприятий, не оформленных официально в качестве юридических лиц). Именно эта группа и рассматривается как собственно теневая экономика.

Теневая экономика — это не столько совокупность экономических преступлений, совершенных определенными юридическими и физическими лицами, сколько сложная синтетическая система социально-экономических явлений, осуществляющихся особым — криминальным -— образом.

Теневая экономика обладает следующими системными свойствами:

• всеобщностью;
• целостностью;
• связью с внешней средой, проявляющейся в процессе взаимодействия с ней через тесное переплетение с официальной экономикой посредством легальных хозяйствующих структур, а также с институтами государства и общества; структурностью, заключающейся в наличии устойчивых связей и отношений внутри теневой экономики, обеспечивающих ее целостность и тождественность самой себе, т.е. способностью к сохранению ее основных свойств при различных внутренних и внешних изменениях; иерархичностью (как частный случай структурности) — расположения частей и элементов теневой экономики как целого в порядке от высшего к низшему; способностью к самоорганизации и непрерывному развитию, органичному включению в мировые экономические связи (посредством, например, широкого использования оффшорных компаний организованными структурами, функционирующими в теневой экономике); целенаправленностью и наличием универсального механизма функционирования, заключающихся в общности типовых приемов и способов достижения целей функционирования (особенно в наиболее опасном секторе теневой экономики — в нелегальном, или криминальном, бизнесе);
• наличием в одном целом двух противоположных начал конструктивного (производительный сектор) и деструктивного (криминальный сектор).

Теневая экономика имеется в любых странах, независимо от их государственного и социально-экономического устройства. Естественно, что степень ее распространенности и масштабы различны. Одной из наиболее общих причин возникновения теневой экономики является наличие неустранимого противоречия между объективными законами экономики и их отражением в правовых нормах, в законодательстве государства.

Истоки развития теневой экономики в современной форме исходят из отдаленных времен, когда начала формироваться организованная преступность в среде хозяйственно-экономической (не общеуголовной) деятельности.

Синонимами «теневой экономики» чаще всего являются понятия, заимствованные из международной терминологии, - «неофициальная», «неформальная», «скрытая», «нерегистрируемая» экономика и т.п. Однако они недостаточно четки, а иногда «пересекаются».

Отечественные специалисты, интерпретируя сущность теневых экономических отношений, опираются, прежде всего, на признак «неконтролируемости». Контролируемые процессы, по определению, не являются «теневыми», или «скрытыми». Так, Большой экономический словарь трактует «теневую экономику» как «не контролируемое обществом производство, распределение, обмен и потребление товарно-материальных ценностей и услуг, то есть, скрываемые от органов государственного управления и общественности социально-экономические отношения между отдельными гражданами, социальными группами по использованию государственной собственности в корыстных личных или групповых интересах».

Аналогичное определение предлагают Б. А. Райзберг, Л.И.Лозовский, Е.Б.Стародубцева. «Теневая экономика - это экономические процессы, которые не афишируются, скрываются их участниками не контролируются государством и обществом, не фиксируются официальной государственной статистикой. Это невидимые вооруженным глазом, со стороны процессы производства, распределения, обмена, потребления товаров и услуг, экономические отношения, в которых заинтересованы отдельные люди и группы». Все названные российские авторы теневую экономику « подразделяют» на криминальную, «скрытые» и «неформальные» экономические явления. В то же время А. Нестеров и А. Вакурин полагают, что «криминальная экономика» - это более широкое понятие, чем «теневая экономика» и включает последнюю как составную часть.

Налицо теоретическая путаница, которую предопределяют следующие основные моменты.

Во - первых, имеет место некорректная интерпретация двух понятий «shadow economy» и «black economy» , заимствованных из англоязычных источников. Часто термин «black economy», означающий «черная экономика», или «чисто криминальная», переводится как «теневая экономика»

Во - вторых, «теневая экономика» не может быть адекватно описана с помощью норм существующего права. По мнению Д.Макарова, часть его диспозиций включает в себя деяния, «относимые к нелегальной, и к теневой экономике, некоторые нормы одновременно регулируют процессы и теневой, и контролируемой экономики, а отдельные негативные процессы теневой экономики вообще не урегулированы». Следует согласиться с тем, что на самом деле «теневая экономика» - экономический, а не правовой феномен, отражающий негативные экономические процессы в обществе. Это легальная, но не контролируемая экономическая деятельность, которую «сопровождают» различные правовые нарушения, будь, то уголовные или административные. Она имплицитно содержит незаконную часть.

В-третьих, долгое время существовал устойчивый стереотип, согласно которому вся экономика делится на «белую» и «черную», т.е. легальную и криминальную. Сегодня становится ясно, что «цветовой» спектр видов хозяйственной значительно шире: он представлен массой разнообразных оттенков или «различных градаций серого цвета»

На практике деятельность большинства хозяйствующих субъектов осуществляется как в рамках легального, так и полулегального, а порой и чисто криминального оборотов. Работа в русле легального оборота дает возможность организации формировать благоприятный имидж на рынке, иметь кредитную историю, аппелировать к судебной или исполнительной власти, а также избегать дополнительных рисков в случае проверки налоговыми или иными контролирующими органами. В то же время необходимость «ухода» от чрезмерных налогов, а часто и просто задачи максимизации прибыли обуславливают «перевод» части бизнеса на «серые» схемы. Таким образом, задействован эффективный механизм деформализации экономики, который непрерывно трансформирует формальные правила и встраивает их в неформальные отношения.

Следует отметить, что в силу этих и других причин до сих пор не существует подлинно научного определения «теневой экономики». Встает задача переоценки или перегруппировки существующего законодательства и выделения в экономике наиболее негативных и связанных между собой явлений, которые могли бы иметь самостоятельное название «теневая экономика», с одной стороны, и соответствовать этимологическому значению понятия «теневая экономика» с другой. Необходимость этого возникает еще и потому, что при действующем законодательстве, да и на практике в принципе трудно представить себе полностью легальную, т.е. соблюдающую все имеющиеся нормативные экономическую деятельность. Поэтому для дальнейшего рассмотрения генезиса сложившихся в российском обществе «теневых» экономических отношений и характеристики их видов вполне подходящим представляется следующие рабочее определение. «Теневая экономика - параллельная подпольно функционирующая экономическая структура мафиозного характера, ориентированная на извлечение скрываемых от налогообложения сверхприбылей и подрывающая сложившиеся в обществе экономические отношения». При этом речь идет о широком спектре негативных экономических процессов «криминальной направленности.

Теневая экономика в СССР

Метод исторического материализма заставляет предположить, что явные изменения в идеологической сфере советского общества не могут не указывать на соответствующие изменения в базисе общества или в способе материального производства. И, действительно, с 60-х годов в реальную жизнь СССР вторгается фактор, который теперь будет оказывать лишь возрастающее влияние на развитие советской цивилизации. Имеется в виду так называемая "вторая, теневая экономика". К 80-м годам западные советологи пришли к выводу, что, несмотря на официальные декларации о государственном характере советской экономики, реальная экономика СССР была скрыто многоукладной и что неформальное, неконтролируемое государством хозяйствование играло в нем не меньшую роль, чем экономика официальная. Судя по всему, этим заявлениям вполне можно доверять, во всяком случае, их еще, кажется, никто всерьез не оспаривал. Замечательно, что появление теневой экономики как существенного, значимого феномена советского реального общественного бытия приходится именно на 60-70-е годы (первые исследования феномена советского черного рынка появились в 1977 году, тогда была опубликована классическая работа Грегори Гроссмана "Вторая экономика в СССР, понятно, что к этому времени эта вторая экономика уже завершила в общих чертах свое формирование), и именно в это же время развивается в среде интеллигенции подспудная антисоветская идеология, альтернативная марксистскому официозу. Анализ причины возникновения теневой экономики выходит за рамки нашей работы, мы можем лишь указать на то, что, возможно, это связано с началом разрушения советской общины, основывавшейся на патриархально-крестьянских ценностях, в период массовой послевоенной урбанизации.

Что же из себя представляла советская "теневая экономика"? Американский исследователь А. Кацелинбойген выделял в ней полулегальный сектор ("серый рынок") и нелегальный сектор ("коричневый" и "черный рынок"). Важно заметить, что наряду с ними существовал и "белый" сектор, то есть легальный советский рынок, где, скажем, садовод мог свободно продать произведенную его собственными руками сельхозпродукцию с разрешения государства.

Нелегальные и полулегальные рынки охватывали собой деятельность спекулянтов, которые, пользуясь личными связями, скупали дефицитные товары по госцене и перепродавали их по свободной; цеховиков, которые в подпольных производствах делали дефицитную продукцию и выбрасывали ее на рынок, распространяя, допустим, через те же госмагазины, но "из-под прилавка" и т.д., и т.п. Так называемые "диссидентские обществововеды" (в частности, С. Кордонский) вводят также понятие "административного рынка", где в качестве "товара" выступала должность, те или иные привилегии, личные связи и т.д. Иными словами, административный рынок был "иерархизированной, синкретичной системой (где экономический и политический компоненты даже аналитически не могли быть разделены), в которой социальные статусы и потребительские блага конвертируются друг в друга по определенным, отчасти неписанным правилам, меняющимся во времени".

Практически все исследователи охотно отмечают, что теневой рынок был теснейшим образом связан с административной, плановой экономикой, но они подчеркивают, как правило, лишь одну сторону этой связи – трудность функционирования госэкономики без теневого "довеска". Диссидент Лев Тимофеев вообще считает, что нелегально сформировавшиеся в позднем СССР рыночные отношения есть "нормальная", "естественная" форма экономики, которая составляла "живую альтернативу" плановому хозяйству. Он пишет уже в наши дни: "От "социалистического сектора экономики", который вообще никогда не существовал в чистом виде, к началу 80-х … мало что осталось: вся цепочка управления экономикой, … и межотраслевые связи в том числе были сверху донизу коррумпированы и пронизаны отношениями "черного рынка"… Но как ни парадоксально, именно "черный рынок" и обеспечивал более или менее нормальный производственный процесс… Не для того ли и реформы, чтобы снять назревшее противоречие между оболочкой и содержанием – именно в пользу здравых рыночных отношений и частной собственности". Французский исследователь российского происхождения А. Олейник свободен от родовых перехлестов диссидентского сознания и в оценках советской цивилизации более спокоен и объективен, но и он пишет: "Нелегальная экономика или теневой рынок была одновременно и чуждым, и жизненно необходимым элементом советской экономической системы. С одной стороны нелегальная экономика обеспечивала горизонтальное взаимодействие предприятий, альтернативное посредничеству и контролю со стороны государственных органов. С другой стороны командная экономика не могла функционировать без постоянного обращения экономических агентов к нелегальным практикам…… для успешного выполнения плана требовалось обращаться к нелегальным практикам снабжения".

В то же время ими почти не обращается внимание на обратную зависимость - теневой советской экономики от экономики официальной, плановой и от государства вообще. Непонимание этой обратной зависимости и порождает либеральные мифы "а ля Лев Тимофеев" о зарождение в недрах советского общества "частных собственников западного типа" и о необходимости их "освободить". Попытка проведения экономических реформ, исходя из этих мифов (а данные тезисы Тимофеева, несмотря на его личное позиционирование себя как православного патриота, имели широкое хождение среди самых радикальных либералов-западников вроде Чубайса и Гайдара), и привела к возникновению в России бандитского и компрадорского капитализма, а не ожидаемого реформаторами капитализма "цивилизованного", "западного". Вместе с тем и крупный советский спекулянт, и теневой производственник – цеховик не могут априори считаться частными собственниками, потому, что они не владеют товарами и средствами производства, они их используют антизаконно, по сути дела, похищая их у государства. А на вора по определению не распространяется право собственности, он может быть лишь фактическим и незаконным обладателем украденной им вещи.

Это не публицистический перехлест, а реальное положение дел в советской теневой экономике. Вся деятельность советских теневиков строилась именно на хищениях госсобственности, совершенным либо прямо, либо в скрытом виде. Спекулянт незаконно скупал на базе по госцене дефицитный товар (например, по сговору директором базы, который оформлял этот товар как испорченный при транспортировке). Цеховик также использовал краденное, похищенное у государства сырье (например, ткань для джинсов, которые на рынке будут выдавать за "сделанные в США"). Более того, цеховик нелегально и незаконно использовал станки и оборудование, принадлежавшие государству, и даже крал у государства рабочую силу (ведь физическая сила, здоровье, профессиональные навыки человека советского общества априори принадлежали государству). Таким образом, советский теневой "капитализм" изначально нес откровенный криминальный оттенок в сущности своей и его связь с настоящим криминальным миром – миром, где правили "воры в законе", оформляется уже тогда в позднесоветские годы.

Итак, в постклассическом СССР в реальном материальном бытии появляется еще один персонаж – теневик, делец, цеховик. Он противостоял уже известным нам классическим представителям советского производства – членам трудовых коллективов, как хорошим, работящим, так и плохим – лодырям и тунеядцам. Советский лодырь увиливал от работы, делал ее некачественно, мог даже стащить с завода деталь, но эпизодически и сугубо для себя – для садового участка, для собственного автомобиля, в крайнем случае, чтоб продать за бутылку водки за проходной. Советский теневик превратил эти хищения в систему и при помощи них делал деньги (при содействии коррумпированных госчиновников), создавал и приводил в действие механизм черного рынка – довеска к официальной экономике. Это уже был серьезный сдвиг в общественном бытии, который не мог не отразиться идеологически в общественном сознании. Причем, легко заметить, что система ценностей советского псевдолиберализма и есть идеологическое отражение реального общественного бытия и общественных отношений прослойки советских теневиков-дельцов. В самом деле, в своей реальной жизни теневой делец считал себя умным, инициативным, практичным человеком, не упускающим свою выгоду, а честных трудяг с советских заводов презирал, почитая их за "быдло".

В идеологической сфере эта уверенность отражается в виде тезиса о том, что собственник и предприниматель – соль земли, движитель исторического прогресса, капитализм – общество таких собственников – наилучший строй в истории, социализм – общество трудяг – исторический тупик. Причем, антисоветский идеолог представлял себе западный капитализм именно таким, каким он должен бы быть, чтобы в нем прижились советские теневики - циничные полукриминальные дельцы. Строго говоря, такой западный капитализм имел мало общего с реальным западным капитализмом, например, в ханжеской и помешанной на законопослушности Америке такие дельцы – якшающиеся с преступниками и ведущие свой бизнес при помощи приемов преступного мира точно также оказались бы за решеткой, как и в СССР. Но зато этот образ капитализма чудесным образом совпадал с его образом из вульгарной советской пропаганды. Антисоветский идеолог лишь менял здесь нравственные оценки, то есть стремился оправдать цинизм, корыстолюбие, правовой нигилизм дельцов и очернить честность и солидаризм простых трудящихся, причем, и в том, и в другом случае при помощи сугубо истсматовского тезиса об экономической эффективности как главном критерии прогресса (и при истматовском игнорировании критерия эффективности социальной).

Зависимость теневого дельца от плановой экономики (ведь он крадет продукцию, принадлежащую государству и количество украденного зависит от количества запланированного госорганами) идеологически отражается в тезисе псевдолиберализма об универсальных законах экономики, исключающих самобытное развитие того или иного народа; точно также как зависимость трудящихся на госпредприятиях от Госплана в их реальной, производственной жизни отражается в сознании вульгарного советского марксиста в виде тезиса об универсальности и неизменности законов истории. Наконец, ненависть теневого дельца к государству, в котором он видит своего врага, карающего его строжайшим образом за такую "естественную" и "безобидную" тягу к воровству и спекуляции фантастически отражается в разного рода разглагольствованиях антисоветских идеологов о преступлениях Ленина, Сталина, КПССС перед собственным народом и т.д., и т.п. Сами эти идеологи пытаются все представить так, что они выступают против "бесчеловечного коммунизма" исходя сугубо из христианских ценностей и гуманизма.

Все современники "застоя" и "перестройки" помнят, должно быть, рассуждения наших записных либералов о "слезинке ребенка", которая-де аннулирует ценность любого самого лучшего общества (имелось в виду, разумеется, общество социалистическое). Но показательно, что те, же либералы (Попов, Старовойтова, Гайдар, Чубайс, а вслед за ними и Немцов с Хакамадой) открыто оправдывали обнищание большой части народа, преступления, совершаемые новой российской буржуазией, а также преступления буржуазии западной, совершаемые в колониях, и не вспоминали при этом, ни о гуманизме, ни о христианстве, ни о слезинке ребенка. Перед нами не простое лицемерие, а определенная идеологическая логика. Ленин и Сталин – представители государства, и репрессии были направлены на усиление государства, а государство, согласно советскому псевдолиберализму, должно быть максимально ослабленным и выведенным из всех сфер общественной жизни, откуда только возможно. Российские кооператоры и приватизаторы и западные колонизаторы осуществляли кражи, грабежи, мошенничество и даже массовые убийства, но здесь преступления исходят не от государства, а от частного лица, бизнесмена, и их следствием должна стать, по мысли либералов, экономическая эффективность.

Напоследок мы считаем необходимым напомнить, что отношения между идеологом и тем субъектом материального производства, интересы которого выражает идеолог, почти всегда сложны, неоднозначны и даже противоречивы. Идеолог может не понимать, и, как правило, действительно, не понимает: в чьих интересах он идеологизирует. Более того, чисто субъективно он может испытывать даже отвращение к представителям реальной социальной базы своей идеологии. Ведь идеология – ложное сознание, и идеолог считает, что он высказывает некие вечные и универсальные истины, а вовсе не теоретически систематизирует мироощущение какого-либо социального слоя.

Дело обстоит не так, что к идеологу буржуазии приходит буржуа и говорит: создай за определенную плату идеологию, оправдывающую меня. Такая система тезисов и не была бы идеологией, во всяком случае, в устах того, кто ее заказал и создал. В идеологию должны верить, только тогда она становится идеологией в полном смысле слова, и только тогда она может овладеть умами масс, которые скорее верят искренним идеологам, чем завравшимся конъюнктурщикам. Образование идеологии происходит иначе. Интеллигент, который по природе своей выполняет роль "социального барометра", улавливает чутким сознанием изменения в ценностной структуре общества, порожденные изменениями в его реальном, общественном бытии и преобразует их в статьи, концепции, романы, песни. Причем, связь между идеологией и общественным бытием, с точки зрения марксизма, диалектична, взаимна, уже созданная идеология оказывает влияние на соответствующую группу, участвующую в материальном производстве, укрепляя ее, расширяя ее реальное влияние и т. д.

Итак, мы осознаем, что многие из романтиков советского поколения 60-х и из романтиков перестройки были бы шокированы, если бы им сказали, что в своих "критических" выступлениях они объективно выражают интересы криминальных, теневых дельцов, барыг и спекулянтов и в своих песнях, стихах, романах и статьях объективно формулируют идеологию, которая теоретически, эстетически и экзистенциально обосновывает мировоззрение и мирочувствование теневика-спекулянта. Интеллигент-романтик при этом с возмущением воскликнул бы: "это невозможно! Где связь между благородными и возвышенными песенками Окуджавы о комиссарах в пыльных шлемах и низким, корыстным спекулянтом, из-под полы продающим втридорога кофе? Мы, шестидесятники, ненавидим мещан не меньше, чем "левые"!" Но искомая связь все, же есть, хотя она, повторим, неоднозначная и диалектичная, и если бы этой связи не было, тогда многие из тех, кто в 60-х распевали о комиссарах в пыльных шлемах не становились бы вполне безболезненно, без душевной ломки в 80-х аферистами-теневиками и кооператорами и в 90-х – банкирами и олигархами. Эта связь состоит в идее индивидуализма. Только в случае песни Окуджавы – это индивидуализм, идеологически прикрытый революционной романтикой, а в случае спекулянта – возведенный в жизненный принцип и принявший конкретное экономическое выражение. Обратим внимание, что героизация Революции у Окуджавы имеет существенные отличия от официальной ее героизации в песнях эпохи самой Гражданской войны. Так, у Окуджавы:

Я все равно паду на той,
На той единственной Гражданской,
И комиссары в пыльных шлемах
Склонятся тихо надо мной
А в раннесоветской, революционной песне
Мы - красные кавалеристы и про нас

Былиники речистые ведут рассказ. Эта центральная роль "Я" у Окуджавы в принципе невозможна в дискурсе реальной гражданской войны, и это "Я" хорошо объясняет: почему "комиссары в пыльных шлемах" "той единственной Гражданской" в сознании некоторых поклонников Окуджавы легко превратились в братков в смокингах и кроссовках "той единственной Приватизации". Хотя мы, конечно, согласны с тем, что сам Окуджава и многие другие его поклонники могли не питать теплых чувств к этим барыгам и браткам.

Эта сложность, диалектичность связи между идеологией и ее реальной социальной базой прекрасно понималась Карлом Марксом, чего не скажешь о некоторых его нынешних сторонниках. Маркс писал: "Не следует думать, что все представители демократии – лавочники или поклонники лавочников. По своему образованию и индивидуальному положению они могут быть далеки от них, как небо от земли. Представителями мелкого буржуа их делает то обстоятельство, что их мысль не в состоянии преступить тех границ, которых не преступает жизнь мелких буржуа, и потому теоретически они приходят к тем же самым задачам и решениям, к которым мелкого буржуа приводит его материальный интерес".

Теневая экономика мира

Теневая экономика обозначает всякую экономическую деятельность, не зарегистрированную официально уполномоченными органами. Иначе говоря, теневая экономика — это такой уклад в экономике, который складывается в обществе вопреки правовым нормам и формальным правилам хозяйственной жизни.

Формы теневой экономики Теневая экономика как совокупность неучтенных и противоправных видов экономической деятельности включает три самостоятельных сегмента: «Неофициальная» («неформальная, «некриминальная», «серая») экономика не запрещенные законом легальные виды экономической деятельности, в рамках которых имеют место, не фиксируемое официальной статистикой производство товаров и услуг, сокрытие этой деятельности от налогов. Она возможна практически во всех отраслях экономики. «Подпольная» («нелегальная», «криминальная», «черная») экономика — это в основном все запрещенные законом виды экономической деятельности. К нелегальным относятся экономические агенты, занятые незаконным производством или сбытом продуктов и услуг (например, производством оружия или наркотиков, контрабандой), а также не имеющие права заниматься осуществляемым видом деятельности (например, врачи, практикующие без лицензии); часто сюда относят рэкет, бандитизм, воровство. 3. «Фиктивная» экономика — экономика взяточничества и всякого рода мошенничества, связанного с получением и переда - чей денег; сюда же относится и деятельность, направленная на получение необоснованных выгод и льгот экономическими агентами на основе организованных коррупционных связей.

Последние два сегмента отличаются от первого тем, что они не создают, а только перераспределяют ВВП, Поэтому их нередко объединяют в один - Оценка масштабов теневой экономики Для оценки масштабов теневой экономики разработано несколько подходов. Монетаристский подход исходит из допущения, что в неформальной экономике оплата и расчеты ведутся наличными - Поэтому главное внимание уделяется соотношению между объемами наличных денег и банковскими вкладами до востребования, удельному весу банкнот с высоким номиналом в общем объеме денежного обращения, а также сдвигам в доле наличных денег в обращении. Подход «Палермо» («итальянский метод») основан на сравнении величины заявленного дохода с объемом покупок товаров и получения платных услуг в масштабах страны или региона, а^акже у отдельных лиц. Так, авторы подготовленного в 1997 г. российскими и западными экономистами доклада о неформальной экономике в России исходили в своей оценке не из показателя уровня производства в стране, а из объемов потребления.

Оценив объемы продаж элитной недвижимости, экономисты пришли к выводу, что в 1996-1997 гг. в России насчитывалось примерно 100 тыс. долларовых миллионеров. Неформальная экономика различных группах стран Теневая экономика имеется в любой стране, независимо от того, преобладает ли в ней рыночная экономика, переходная или даже административно-командная система. Теневые формы хозяйственной деятельности существуют в той или иной степени при любой структуре форм собственности. На масштабы и динамику теневой экономики определяющее влияние оказывают следующие факторы: тяжесть налогообложения; размеры получаемого дохода; масштабы безработицы; общее состояние экономики; роль и величина ограничений для бизнеса; эффективность институтов государственной власти. Распространенность теневого сектора в решающей степени зависит от общего состояния экономики, уровня жизни населения, исходящих от государства ограничений хозяйственной деятельности, а также возможностей его подавлять теневую экономику. Эта экономика распространение в периоды кризисов и депрессий, снижения реальных доходов населения и роста безработицы, при увеличении налогового бремени и государственных запретов или ограничений, налагаемых на бизнес, а также при ослаблении государственного аппарата, В развитых странах главной причиной развития теневой экономики выступает крайне высокий уровень налогообложения (например, в странах Западной Европы на налоги уходит 40-50% ежемесячного заработка среднего гражданина). Нелегальный наемный труд в Западной Европе распространен преимущественно в строительстве и сфере обслуживания, В теневой экономике развитых стран заняты главным образом работники, которые стремятся увеличить свой доход, выполняя обычную (некриминальную) работу, и укрываются при этом от налогов. Подобная занятость обеспечивает не основной, а дополнительный, вспомогательный доход и чаще всего является временной.

Индикатором неформальной экономики в этих странах выступает отношение недехларируемых доходов ВВП- По оценке за 1997 г, уровень укрытых от налогообложения доходов в странах — членах ЕС составлял от 7 до 16% среднеевропейского ВВП (29—36% — в Греции; 20-27 — в Италии; 5-14 — в Германии, Франции, Великобритании, Нидерландах; 2-4% — в Финляндии). В целом в развитых странах доля теневой экономики оценивается в 5—10% ВВП, а в Италии, Испании, Греции этот показатель достигает 20-30% ВВП. В развивающихся странах доля неформального сектора колеблется от 5 до 35% ВВП. В этот сектор входят очень мелкие предприятия (с одним-двумя занятыми) по производству товаров и оказанию услуг, а также индивидуальные торговцы и ремесленники в городах развивающихся стран. В неформальном секторе этих стран занято свыше 300 млн. человек, в том числе около 75 млн. человек — на мельчайших промышленных предприятиях, что превышает численность занятых на легально действующих предприятиях.

Темпы роста в неформальном секторе нередко выше, чем в мелкой и особенно крупной промышленности. Это связано во многих развивающихся странах с притоком в крупные города разорившихся крестьян. Для многих из них уход в теневую экономику вызван тем, что издержки соблюдения существующих законов при ведении обычной хозяйственной деятельности (затраты времени и денег на получение разрешения, величина налогов) превышают выгоды от достижения своих целей (доходы от торговли в уличном киоске или от ремесленной мастерской). Работники неформального сектора в развивающихся странах осуществляют производство товаров и оказание услуг в основном не на рынок, а неконкретного заказчика, с использованием крайне примитивной техники.

Эти люди имеют, как правило, низкий нерегулярный доход, часто в натуральной форме, дающий им возможность выжить в условиях, когда так называемый формальный (т.е. учитываемый официальной статистикой) сектор не в состоянии обеспечить оплачиваемую занятость. Неформальный сектор (обычно в виде работы на дому) усиливает свои позиции в обрабатывающих отраслях с преобладанием трудоемких операций. К таким отраслям относятся текстильная, кожевенная, швейная, ковроткацкая и др. Значительное распространение неформального сектора является одной из причин низкой производительности труда в развивающихся странах. В странах с переходной экономикой неформальную экономику можно условно разделить на две части.

Первая часть — сфера вторичной занятости, позволяющая гражданам выжить в трудных экономических условиях. Многие люди работают по совместительству в нескольких местах без официального оформления с уклонением от налогообложения дополнительных заработков. Так, в России доля людей, имеющих дополнительную занятость, оценивалась в 1997 г в 15-18% взрослого населения страны. Вторая часть — сфера примитивных услуг, стихийной торговли, что обусловлено неспособностью экономики обеспечить занятость в современных отраслях. Одновременно это показатель низкого дохода значительных слоев населения, причем как самих агентов неформального сектора, так и обедневших слоев, вынужденных ориентироваться на него в удовлетворении своего спроса. В России и других странах с переходной экономикой происходит расширение «челночного» бизнеса, который только в РФ дает заработок примерно 10 млн. человек и обслуживает значительный сегмент внутреннего рынка.

Опыт стран с переходной экономикой показывает, что чем глубже экономический спад, тем выше уровень теневой активности, чаще уклонение от государственного контроля, прежде всего налогового, В странах Центральной и Восточной Европы размеры теневой экономики в целом сопоставимы с показателями Западной Европы; всплеск теневой активности сопутствует начальному этапу рыночных реформ, а затем идет на убыль. Причем криминальная активность в этих странах намного уступает неформальной. Так, в Польше, где в 80-е гг. доля теневой экономики в ВВП составляла 4-7%, в 1993 г. она повысилась до 17-18%, а с началом экономического подъема наметилось ее снижение. Преобладающие формы — торговля, незарегистрированное ремесло, сдача квартир. Все страны Центральной к Восточной Европы на начальном этапе рыночных реформ «закрывали глаза» на развитие неформальной экономики как важного социального амортизатора (т.е. системы, позволяющей смягчить последствия кризисного состояния экономики).

Ведь неформальный сектор в переходной экономике выполняет две важные функции:

1) удовлетворяет спрос на потребительские товары и услуги, по которым определяющим фактором для покупателя является не качество, а цена (стихийные рынки товаров в расчете на невзыскательного покупателя);
2) обеспечивает занятость, хотя и случайную, низкот, о - ходную, лишенную социальных гарантий.

Размеры теневой экономию! в ряде стран, % к ВВП Страны Доля в 1994 г. Прирост в 1989-1994 гг., процентные пункты Чехия IS 12 Венгрия 29 1 Польша 15 — Болгария 29 6 Румыния 17 -5 Украина 46 34 Белоруссия 19 7 Молдавия 40 28 Азербайджан 5S 46 Грузия . 64 52 Казахстан 34 22 Россия (1996.г.) 40 28 Источник: Вопросы экономики. 1998. № 8. С. 59- 60. 1. В странах СНГ и Балтии, где переход к: рыночной экономике столкнулся с гораздо большими трудностями, доля теневой экономики в ВВП оказалась намного выше, если судить по данным на середину 90-х гг. (табл. 8.1), Подпольная (криминальная) экономика' Среди официально запрещенных видов экономической деятельности — тайное производство и реализация оружия, боеприпасов, наркотиков, нелегальный игорный бизнес, проституция.

Подпольная экономика развивается главным образом в рамках организованных преступных группировок и сообществ. Общий объем доходов организованной преступности мира в 1996 г, оценивался в 1 трлн. долл.; около половины этой суммы преступники получили на территории США. Наибольшую часть доходов мировой организованной преступности приносят наркотики. Американская «козаностра» в начале 90-х гг. получала ежегодный доход около 120 млрд. долл., из которых 1/3 приходилась на доходы от торговли наркотиками. Что касается способов отмывания преступных денег, то чаще всего они вкладываются в покупку фьючерсов на мировых финансовых рынках, обыкновенных (не именных) акций, страховой бизнес, переводятся через банковские счета. Фиктивная экономика Данный сегмент теневой экономики тесно связан со стремлением экономических агентов получить «ренту», т.е. выгоды, обусловленные особым положением в системе экономических связей. Важнейшее место в фиктивной экономике занимает административная рента — извлечение прибыли за счет использования субъектом своего положения в системе государственного управления (например, таможенник получает ренту в виде поборов).

Административная рента зачастую проявляется в форме коррупции — преступления, заключающегося в прямом использовании должностным лицом предоставленных ему прав в целях личного обогащения; коррупцией называют также подкуп должностных лиц. Коррупция среди чиновников — самая массовая по числу участников разновидность фиктивной экономики. По оценке, масштабы взяток в мире в 1983—1995 гг. возросли в четыре раза. Наименее коррумпированными странами, по данным многолетних опросов, являются (первые десять стран); Новая Зеландия, Дания, Швеция, Финляндия, Канада, Норвегия, Сингапур, Швейцария, Нидерланды и Австралия, а наиболее подверженными коррупции — Нигерия, Пакистан, Бангладеш, Китай, Индия, Индонезия, а также Россия. В странах с переходной экономикой административная рента возникает в результате обеспечения для определенной группы .

Предприятий льготного режима функционирования (путем прямых трансфертов из бюджета или льготных кредитов, обеспечиваемых особо приближенными экономическими агентами), все еще значительных прав государственных органов и их аппарата влиять на распределение материальных благ, доходов, собственности (особенно в ходе приватизации). Теневая экономика России Доля неформального сектора теневой экономики в России в 1997 г. оценивалась в 25% ВВП. На подпольный (криминальный) сектор тогда же приходилось 15—20% ВВП. Таким образом, доля теневой экономики в России достигла 40—45% ВВП. Ввиду весьма значительного распространения неформальной экономики во многих странах мира следует ожидать не столько ¦ ликвидации теневого бизнеса, сколько постепенного изменения его форм.

Сущность теневой экономики

Теневая деятельность – особый экономический институт общества Переход к рынку в России сопровождался рядом негативных явлений и процессов, в частности, огромными масштабам теневой деятельности, влияние которой постоянно усиливается. Теневая экономика представляет собой очень трудный для исследования предмет, поскольку практически вся информация, которую удается получить ученому-экономисту, является конфиденциальной.

Влияние теневой экономики на экономический рост неоднозначно, хотя, акцент обычно делается на негативные стороны этого явления, значительно число исследователей вынуждены признать, что при определенных условиях она позитивно влияет на экономику. Поэтому анализ взаимосвязи теневой экономики и экономического роста – актуальная научная проблема.

Важная причина недостаточной изученности теневой экономики, ее структуры и степени влияния на хозяйственную деятельность – отсутствие однозначной трактовки самого термина.

В зарубежной экономической и социологической литературе нет, не только единого термина, но и однозначного понимания самого феномена: для этого явления используются названия «неофициальная», «подпольная» и «скрытая» экономика (англоязычные авторы); «подземная», «неформальная» (французские авторы); «теневая» (немецкие издания). В России ее именуют «неформальная», «подпольная», «серая» и т.д.

Нередко исследователи теневой экономики при ее анализе основываются на интуиции, избегая четкого определения предмета или «подгоняя» определения под собственные примеры. Даже предпринимая попытку системного подхода, специалисты предупреждают, что тяжело дать формальное определение, и обращаются к некоторым примерам в целях иллюстрации масштабов неформальной экономики. Но именно интуитивный подход является главной причиной разногласий среди исследователей. Очевидно, что необходимо четкое и всеобъемлющее определение теневой экономики.

Существует несколько концепций в стандарте СНС-93 (система национальных счетов редакции 1993 года.), основная из которых - производственная.

В целях достижения полноты оценок ВВП дается определение двух фундаментальных границ:

1. Общая производственная – это граница между той деятельностью, которая считается производственной в экономическом смысле, и той, которая таковой не считается.
2. Производственная – это граница вокруг экономического производства, которое должно учитываться в национальных счетах.

Общая производственная граница проводит черту между экономическим и неэкономическим производством. Экономическое производство включает в себя любую контролируемую человеком деятельность, результаты которой могут быть подвержены обмену.

Производственная граница имеет более узкий характер по отношению к общепроизводственной границе и, как правило, исключает производственную деятельность домохозяйств. Производство домохозяйствами любых видов услуг находится за пределами производственной границы, кроме предоставления жилья в аренду его собственниками, а так же платных услуг.

В стандарте производственная граница описывает пределы экономической деятельности, которая должна учитываться в оценках ВВП. Но не все виды деятельности могут быть измерены и учтены прямым способом из-за недостатка базовых данных. Это определяется наличием теневой экономики.

Стандарт определяет подпольную деятельность как производственную в экономическом смысле, но умышленно скрываемую от государства в целях:

- избегания уплаты налогов на прибыль, НДС и др.;
- избегания уплаты социальных платежей;
- уклонение от соблюдения определенных требований или стандартов (требования к минимальной заработной плате, максимальной продолжительности рабочей недели, безопасности рабочего места и т.д.);
- уклонение от определенных административных процедур, таких как предоставление статистической отчетности и др.

Незаконная деятельность подразделяется на две категории:

1) производство товаров и услуг, запрещенных законом (это относится к их продаже и непосредственному владению), например, производство и распространение наркотиков.
2) производственная деятельность, которая становится незаконной лишь в случае ее исполнения производителем, не обладающим для этого необходимыми правами (нелицензированное оказание медицинских услуг).

Граница между подпольным и незаконным производством достаточно размыта. Базовое правило разделения таково: подпольная деятельность ассоциируется с нарушением административных процедур, в то время как незаконная деятельность носит криминальный характер.

Предприятия неформального сектора как подсектора домохозяйств, состоящий из экономических единиц, занятых в производстве товаров и услуг с целью создания занятости и получения доходов, функционируют на низком организационном уровне и в малых масштабах. В отличие незаконного производства, большая часть деятельности неформального сектора заключается в предложение товаров и услуг, производство и распространение которых легальны.

Итак, в свете сказанного теневую экономику можно определить как состояние самоорганизующейся систему, при котором она развивается в соответствии с общими экономическими принципами и находится в гармоничном равновесии со своей средой.

Теневая экономика и коррупция

Теневая экономика и коррупция – сиамские социально-экономические близнецы. Теневая экономика, безусловно, порождает коррупцию, а коррупция, в свою очередь, создает основу расцвета теневой экономики. Причина и следствие, цель и средство здесь настолько взаимоувязаны и переплетены, что создают порочный замкнутый круг.

Во-первых, теневая экономика может существовать и развиваться в значительных масштабах лишь в условиях коррумпированности всех систем государственной власти и управления.

Во-вторых, теневая экономика формирует коррупционные отношения во всех тех сферах политики и экономики, от которых зависит ее благополучное существование. В-третьих, коррупция вынуждает теневую экономику оставаться в тени и вести нелегальный бизнес.

.В-четвертых, коррупция создает основу для формирования новых сфер и видов теневой экономики.

В-пятых, теневая экономика – финансовая основа коррупции, а коррупция – финансовая основа теневой экономики.

В этой связи проблемы изучения этих негативных социально-экономических явлений в России и выработки основ государственной политики противодействия коррупции и теневой экономике должны решаться как единая комплексная задача.

В научной и публицистической литературе можно встретить значительное число различных терминов и понятий, имеющих отношение к той части экономики, которая официально (формально) не учтена. Такую экономику называют ненаблюдаемой, неформальной, неофициальной, скрытой, теневой, нелегальной, подпольной. Денежные средства, обращающиеся в таком секторе экономики, именуют теневыми, неучтенными, черными, грязными, криминальными, преступными.

Такое разнообразие используемых предикатов приводит к тому, что, с одной стороны, одни и те же явления (объекты) именуются по-разному, а с другой – различные категории обозначаются одними и теми же терминами.

Представляется целесообразным «теневой экономикой» (теневым сектором экономики) именовать всю ту часть финансово-хозяйственной деятельности юридических и физических лиц, которая осуществляется вне сферы официального бухгалтерского учета. Такое определение предмета теневой экономики позволяет использовать для ее оценки методологию международной статистики, выработанной в ООН в 1993 году применительно к «Системе национальных счетов» для наиболее полного учета ВВП.

В соответствии с названной методикой ООН в теневую (неучтенную) экономику включаются следующие виды деятельности:

1) скрытая – законодательно разрешенная, но официально не учитываемая (полностью или частично) деятельность в рамках формализованных структур и процедур;
2) неформальная – законодательно разрешенная, но не учитываемая деятельность неформальных структур или деятельность вне формализованных процедур и отношений;
3) нелегальная – законодательно запрещенная или не имеющая обязательно необходимого специального разрешения скрытая (формальная и неформальная) деятельность (криминальная и иная противоправная).

В Советской России теневой сектор экономики был незначительным и вдруг за 15 лет он превратился в один из ведущих секторов современной российской экономики (по разным оценкам, он достигает от 30 до 50% официального ВВП).

Причинами бурного расцвета теневой экономики в 90-е годы стали, следующие обстоятельства:

а) экономические:
- катастрофическое разрушение всей системы народного хозяйства в связи с ликвидацией СССР (разрыв кооперационных связей, затоваривание и дефицит, неплатежи, бартер, массовые хищения);
- развал финансовой системы (запредельный дефицит бюджета, гиперинфляция, пирамида государственных заимствований, переход в расчетах на наличные деньги, в том числе в иностранной валюте, и денежные суррогаты);
- обнищание большинства населения на фоне баснословного неправедного обогащения группы лиц из окружения президента Ельцина («гаранта» справедливости);
- ликвидация государственной системы экономического и финансового администрирования и контроля;
- установление запредельного (до 50% ВВП) налогового бремени;

б) правовые:

- возникновение правового вакуума (ошибочное введение в правоприменительную практику принципа «разрешено все, что не запрещено законом» в условиях, когда старые законы уже не работали, а новых еще не было);
- разрушение правоохранительной системы постоянными реорганизациями (считаю, что это было сделано умышленно, чтобы обеспечить «приватизацию» ценнейших государственных активов);
- формирование в экономике значительного криминального сектора (масштабные хищения собственности всегда объективно порождают криминальную систему ее перераспределения);
-коррупционное использование законодательных, исполнительных и правоохранительных органов в интересах теневой экономики;
- формирование у граждан правового нигилизма (нарушение законов, в том числе открытое, стало повсеместной практикой, прежде всего со стороны представителей власти и крупного бизнеса);

в) общественно-политические:

- разрушение идеологических основ общественной жизни (вместе с мутной водой коммунистической пропаганды выплеснули всю систему государственной идеологии);
- формирование мировоззрения вседозволенности и продажности;
- исповедование власть имущими двойных моральных стандартов;
- откровенная борьба за власть ради личных корыстных интересов (крупномасштабные процессы конвертации власти в собственность и собственности во власть);
- отношение к государству как источнику зла (на что имелись серьезные объективные причины, о чем было сказано выше).

Изложенные обстоятельства возникновения и бурного развития теневого сектора в экономике России дают основания утверждать:

• теневая экономика есть закономерный результат деятельности государственных органов власти и управления СССР и России в начале 90-х годов;
• большинство из многих миллионов российских граждан, занятых в теневом секторе экономики, не являются злостными правонарушителями, тем более – криминальными элементами (для них это единственно доступный способ выживания);
• теневая экономика (в ее некриминальной части) позволяет ее участникам в некоторой степени восстановить социально-экономическую справедливость (как и «олигархам», получить без обременения часть национального богатства);
• в условиях низкой конкурентоспособности российских производителей на мировом рынке теневая экономика обеспечивает необходимый уровень себестоимости промышленной продукции за счет значительного уменьшения объема налоговых и иных обязательных платежей.

Объективно роль теневого сектора в экономике России сегодня именно такова. Так сложилось, но так быть не должно, ибо это серьезно препятствует формированию современной цивилизованной экономики, угрожает интересам экономической безопасности страны.

Теневая экономика в целом – это всегда отрицательное социально-экономическое явление, так как теневая экономика:

- является питательной средой для возникновения и развития организованной преступности;
- препятствует эффективному развитию открытой рыночной экономики;
- формирует коррупционные отношения во всех без исключения сферах своего присутствия;
- разрушает государственную систему справедливого распределения национального богатства (если, конечно, такая система сформирована);
- не обеспечивает правовой защитой права и интересы исполнительных участников теневого сектора экономики, не дает им социальных гарантий и помощи.

Сказанное не является сегодня предметом принципиального спора во власти и обществе – все согласны, что необходимо противодействовать росту теневой экономики и коррупции, но, как говорится, а воз и ныне там.

О росте теневой экономики и коррупции в современной России говорят многочисленные отечественные и зарубежные экспертные исследования. Они во многом субъективны, но тенденцию роста определяют правильно. Об этом же свидетельствует и такой объективный показатель роста теневой экономики как доля наличных денег в денежной базе России (именно наличные являются финансовой основой существования и развития теневой экономики).

Почему теневой сектор до сих пор не утратил значительного места в российской экономике?

Попробуем выделить факторы, способствующие развитию теневой экономики в сегодняшней России:

1. Финансово-экономические:

- несовершенство налоговой системы - до сих пор в России взимается в бюджет и государственные фонды до 35% ВВП, тогда как в развитых странах этот показатель – 25-30% (наши расчеты показывают: если хозяйственное общество будет добросовестно уплачивать все налоги, то налоговые и иные подобные платежи составят 50-60% всей его прибыли);
- несправедливое первичное распределение капитала - теневой сектор обеспечивает перераспределение ВНП (рано или поздно, но Россия вынуждена будет решить проблему грабительской приватизации и олигархического капитала, - речь не о «раскулачивании олигархов», а о восстановлении справедливости в распределении национального богатства и восполнении утраченной гражданами личной и общественной собственности);
- продолжающиеся многие годы крупномасштабные хищения бюджетных средств (по экспертным оценкам, расхищается и отмывается через теневую экономику от 10 до 20 % всех финансовых ресурсов, выделяемых на реализацию государственных программ и проектов, а также прибыли государственных предприятий);
- полное устранение граждан и предпринимателей из процесса формирования и исполнения всех видов бюджетов и внебюджетных фондов (большинством населения бюджет воспринимается враждебно – как кормушка для чиновников и близких им бизнесменов);
- отсутствие государственной системной политики экономического и социального стимулирования выхода предпринимателей из тени (замена такой политики громкими кампаниями, приводящими лишь к росту коррупции);
- архаичная структура финансов (сегодня денежные средства, находящиеся в обращении в теневой экономике вне российских банков, - наличные в рублях и иностранной валюте и безналичные за рубежом – составляют, по всем экспертным оценкам, астрономическую сумму, примерно равную всей официальной денежной массе М2, – около $300 млрд.).

2. Правовые:

- существенные противоречия и пробелы в законодательстве, способствующие безответственности в нелегальной деятельности, при избыточном регулировании открытой деловой активности;
- отсутствие антикоррупционной криминологической и ситуационной экспертизы проектов законодательных и иных нормативных правовых актов;
- слабая и в значительной степени коррумпированная система правоохранительных и судебных органов (в отличие от развитых стран, наши «правоохранители» не борются с профессиональной преступностью – это трудно, опасно и неденежно, а охотятся на граждан, вынужденно или неосторожно нарушающих закон);
- отсутствие государственной программы жесткой системной борьбы с организованной профессиональной преступностью, в том числе в экономической сфере;
- незащищенность открытого эффективного частного бизнеса от произвола чиновников, «правоохранительного террора», посягательств криминала и рейдерства «олигархов» (очень многие успешные предприниматели остаются в тени исключительно из соображений безопасности).

3. Административные:

- отсутствие эффективной государственной вертикали управления, охватывающей все сферы экономики на всей территории России и нацеленной не на освоение бюджета и не на прямое вмешательство в экономику, а на эффективное развитие бизнеса;
- запретительное, наказательное администрирование - чрезмерные формальные административные барьеры, препятствующие развитию легального бизнеса, нацеленность бюрократии на негатив, а не на позитив;
- местничество и мздоимство чиновников (неизбывная русская традиция ставить чиновника на «прокорм» за счет использования должностных функций в корыстных целях – своеобразная чиновничья рента);
- безответственность и некомпетентность государственного управленческого аппарата, отсутствие зависимости оплаты труда чиновника от конкретных результатов его труда по развитию открытых рыночных отношений в экономике;
- высокая неофициальная «благотворительная» нагрузка на бизнес, обеспечить которую возможно только за счет теневой экономической деятельности.

4. Общественно-политические:

- неуверенность большинства предпринимателей в стабильности рыночного экономического курса государства вследствие отсутствия четкой стратегии развития и усиления прямого участия государства в экономике;
- недоверие граждан к государственным институтам, особенно к бюджету (большинство граждан небезосновательно считают, что в России действует двойное налогообложение: платежи в бюджет и дополнительная неофициальная оплата услуг работников бюджетных организаций);
- социальная и политическая незащищенность большинства населения – государство отделило себя безответственностью от граждан, а граждане в ответ не считают себя быть обязанными перед таким государством;
- деградация культуры, пропаганда культа криминалитета и вседозволенности, отсутствие системы воспитания подрастающего поколения.

Проблема значительной теневой экономики и массовой коррупции стала для России тяжелой системной проблемой национальной безопасности, решить которую можно только путем реализации широкого целенаправленного комплекса мер во всех сферах жизнедеятельности государства и общества и только совместными усилиями государства и общества.

Основными в этой системе мер, на наш взгляд, должны стать следующие решения и мероприятия:

• проведение безусловной всеобщей уголовной амнистии по налоговым и экономическим ненасильственным преступлениям физических и должностных (государственных и корпоративных) лиц на определенную сумму, к примеру, до $10 млн., оставив пострадавшей стороне лишь право на гражданско-правовой иск (это позволит подавляющему большинству населения России легализовать и репатриировать накопленные капиталы);
• компенсация потерь населения от «шоковой экономической терапии», гиперинфляции и «приватизации» принадлежащими государству акциями банков и корпораций;
• введение системы экономического стимулирования выхода юридических лиц и граждан из теневого сектора экономики (вести хозяйственную деятельность открыто должно быть экономически выгодно);
• установление экономически целесообразного, справедливого, но четко администрируемого налогообложения;
• стимулирование безналичных расчетов и жесткая борьба с наличным оборотом;
• проведение ясной и последовательной государственной политики поддержки частного открытого предпринимательства (система мер поддержки конкретного хозяйственного общества должна находиться в четкой зависимости от чистоты его баланса);
• введение государственной системы мер эффективной защиты добросовестного собственника и кредитора;
• проведение реальной административной реформы (государственный аппарат должен стать инструментом ускоренного развития в России частного бизнеса и конкурентоспособных рынков);
• формирование неподкупной, справедливой и высокопрофессиональной правоохранительной, прежде всего – судебной, системы;
• ликвидация организованной преступности во всех сферах общества, прежде всего в теневом секторе экономики и кредитно-финансовой сфере;
• законодательное установление права правоохранительных органов на провокацию дачи и получения взятки в строго установленном уголовно-процессуальном порядке (это одно из самых эффектных средств борьбы с коррупцией и ее профилактики).

В заключение необходимо подчеркнуть: успех борьбы с теневой экономикой и коррупцией возможен лишь при условии сознательной массовой поддержки этой борьбы в обществе, а это, в свою очередь, достижимо только при наличии высокого уровня доверия граждан к государственным институтам власти и управления.

Причины возникновения теневой экономики

Очевидно, что теневая экономика – фактор жизнедеятельности человечества. Он появился с возникновением государственности, а значит, представляет собой адекватную реакцию индивида на общественный контроль. Создание различного рода законодательных ограничений в значительной мере предопределило поведение общества. Причем, здесь важны даже не столько сами законы, сколько наличие в них лпустот¬, то есть возможностей их обойти. И, в конечном итоге, всякое безнаказанное нарушение становится нормой. Таким образом, факт существования неофициальной экономики указывает на несовершенство правового государства.

Наиболее объективной причиной возникновения теневой экономики является наличие неустранимого противоречия между объективными законами экономики и их отражением в правовых нормах. А поскольку противоречие это практически неустранимо, существование неофициальной экономики неизбежно. Несомненно, теневая экономика имеет более развитые адаптивные способности к непрерывно меняющимся жизненным условиям, нежели экономика официальная. И, несмотря на теоретическое их противостояние, можно говорить об их симбиозе на практике. По мнению В. В. Колесникова, теневая экономика в современной России выступает в роли важного инструмента поддержания экономического и социального равновесия, так как создает условия для выживания бизнеса и населения. Ее наличие в отдельные периоды может способствовать повышению устойчивости экономической системы в целом. Колесников также отмечает, что сегодня теневые явления настолько глубоко проникли в ткань экономической деятельности, что само существование легальной системы в ее нынешнем виде уже невозможно вне жизни параллельного теневого мира.

Аналогичную точку зрения разделяет В. Ф. Лапытов, который считает, что названному явлению нельзя придавать только однозначно негативный оттенок, так как в теневой экономике задействованы миллионы граждан и сотни тысяч субъектов хозяйствования. Поэтому подход к изучению теневой экономики как экономического и социального феномена следует дифференцировать: отделить конструктивную компоненту от деструктивной.

Системные свойства теневой экономики

Системность – это качество, свойство объектов реального мира, поэтому теневая экономика как сложнейшее социально-экономическое явление, являясь объектом реального мира, обладает системными свойствами:

- всеобщность (теневая экономика есть во всех странах мира, независимо от их государственного и социально-экономического устройства),
- целостность (как бы ни расчленяли теневую экономику как явление в процессе его изучения, она все равно не сводится к простому объединению элементов, к простой совокупности негативных признаков либо к определенным видам экономической деятельности или совокупности экономических отношений) ,
- равновесие с внешней средой (взаимодействие с ней через тесное переплетение с официальной экономикой) - структурность (наличие тесных связей внутри теневой экономики),
- иерархичность (расположение частей и элементов теневой экономики как целого в порядке от высшего к низшему),
- способность к самоорганизации непрерывному развитию;
- целенаправленность и наличие универсальных механизмов функционирования;
- наличие в теневой экономике двух противоположных начал – конструктивного и деструктивного (конструктивным началом является ее производительный сектор, деструктивным - криминальный).

Причины возникновения

Общеизвестно, что теневая экономика — отнюдь не порождение перестройки. Она прекрасно существовала и в советский период. Однако теневая деятельность претерпела серьезные метаморфозы. Прежде всего, заметно возросли ее масштабы. И хотя трудно получить сопоставимые и достоверные данные, большинство экспертов в этом отношении солидарны.

Международный опыт подсказывает ряд лклассических причин роста теневой экономики, а именно:

1) возникновение структурного и экономического кризиса, осложняющего ситуацию на рынке труда, которая, и свою очередь, порождает всплески малого предпринимательства и самостоятельной занятости и становится питательной средой для буйного роста теневых отношений;
2) массовая иммиграция из стран третьего мира, дополняемая внутренней миграцией из сел в крупные города и вынужденной внутренней миграцией из депрессивных регионов и горячих точек. Именно поселения мигрантов часто становятся анклавами теневой экономики;
3) характер государственного вмешательства в экономику. Предполагается, что сравнительная доля неофициальной экономики находится в прямой зависимости от трех параметров: степени регулятивного вмешательства, уровня налогообложения и масштабов коррупции;
4) открытие внешних рынков и обострение конкурентной борьбы, прежде всего с производителями стран третьего мира, побуждающее снижать издержки всеми легальными и нелегальными способами;
5) эволюция трудовых отношений в сторону их большей неформальности и гибкости как реакция на их значительную институционализацию и регламентацию в предшествующие десятилетия, что в первую очередь характерно для развитых западных стран.

Все перечисленные причины, хотя и в разной степени, пригодны для объяснения российской ситуации последнего десятилетия. Так, наблюдаемая в течение 90-х годов длительная экономическая депрессия с периодическими обострениями в виде кризисов, безусловно, повлияла на усиление теневой составляющей российской экономики.

Роль теневой экономики

Теневые финансовые потоки существовали во всех без исключения странах на протяжении многих лет. Их трактовки и определения различны. Наряду с понятием «теневые доходы» часто употребляется понятие «преступные деньги». Следует отметить, что указанные понятия не являются тождественными. Источником получения преступных денег является финансовый результат от совершения преступления. Преступные деньги можно рассматривать как подмножество теневых. Тогда под теневыми доходами можно понимать денежные средства или материальные ценности, полученные физическими или юридическими лицами в результате осуществления неформальной деятельности, которая не учитывается официальной статистикой и не контролируется государством.

К основным признакам идентичности различных определений теневых финансовых потоков отнесены их неконтролируемость, отсутствие статистики, нелегальное происхождение, в большинстве случаев, неуплата налогов с получаемого дохода. Разделение понятий позволило выявить существенный пробел в действующем законодательстве, который предписывает банкам противодействовать отмыванию преступных денег, в то время как банки не имеют возможности дифференцировать преступные и теневые деньги. Выявление преступных денег производится по вторичным признакам, а именно попыткам легализации

. В этой связи представляется целесообразным вменить банкам обязанность противодействия теневым деньгам, что отвечает интересам мирового сообщества. Величина денежных потоков теневого сегмента финансового рынка неблагоприятно влияет на процесс прогнозирования макроэкономических показателей, искажая их, поскольку теневые деньги не входят в официальные статистические отчеты. При расчете экономического дохода статистика обычно ограничивается учетом расходов населения страны, на приобретение легально произведенных товаров и услуг за определенный период времени.

Если же при расчете совокупного экономического дохода учитывать и теневые доходы, то к декларируемому доходу следует добавить "совокупный незарегистрированный доход", который состоит из трех элементов:

1) дохода, получаемого от запрещенной экономической деятельности, называемой "нелегальной";
2) дохода, получаемого от нерыночной (бартерной) легальной деятельности;
3) дохода, получаемого от легальной рыночной (денежной) деятельности, которая не учтена в официальной статистике.

По оценкам Федеральной службы государственной статистики, в 2011 году теневая экономика в России составляет 16 % от ВВП, и занято там примерно 13 млн. человек, доход от незадекларированной деятельности составляет 7 трлн. рублей. Такая доля теневой экономики является неплохим показателем даже по сравнению с развитыми странами мира. Средний объем теневых экономик на основе анализа данных из 37 развитых стран мира в 2011 году составил 20% ВВП. Если оценки Росстата реалистичны, то Россия по объему теневой экономики выглядит лучше Италии (22% ВВП), Греции (25% ВВП), и значительно лучше прибалтийских стран, таких как Эстония (40% ВВП) и Латвия (42% ВВП).

Таблица - Доля теневой экономики в 2011 г. в ряде стран ОЭСР (прогноз), % от ВВП

Страна

Доля теневой экономики, % от ВВП

США

7,0

Швейцария

7,9

Австрия

8,0

Япония

9,0

Нидерланды

9,8

Великобритания

10,5

Франция

11,0

Канада

11,9

Германия

13,7

Финляндия

13,7

Швеция

14,7

Норвегия

14,8

Испания

19,2

Португалия

19,4

Италия

21,6

Греция

25,8



Однако необходимо учитывать, что цифра Росстата не учитывает доходы от незаконной деятельности (проституции, порнографии, торговли наркотиками и контрафактным товаром; «подработки» в нескольких местах без уплаты налогов; уход от налогов с помощью страховых компаний; взятки и последующая их легализации через инвестиции, депозиты, ценные бумаги; манипулирование котировками и офсайд на рынке ценных бумаг; массовая торговля краденым, в том числе сдача в пункты приема ворованного металла и т.д.). Кроме того, ее обоснованность ставят под сомнение эксперты.

В 2010 были названы другие цифры - по расчетам Росстата объем теневой экономики в России колебался в пределах 20-25%, то есть каждый пятый экономический активный россиян трудился на производствах, которые можно назвать "территорией нуля".

Некоторые эксперты оценивают объемы теневого сектора экономики в России на уровне 50% ВВП и даже выше. Так, например Всемирный Банк даёт пессимистичную оценку по доходам от теневого сектора экономики России на уровне 40-50% ВВП.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что объёмы теневой экономики и, соответственно, теневых доходов в нашей стране существенны, и это влияет на экономическую ситуацию и экономическое развитие страны в целом.

Негативные последствия теневой и в том числе криминальной экономической деятельности проявляются в различных социально-экономических деформациях.

Деформация налоговой сферы влияет на распределение налоговой нагрузки и, как следствие, ведёт к сокращению бюджетных расходов и деформации ее структуры. Сокрытие экономической деятельности от контроля и уклонение от уплаты налогов приводит к возрастанию налогообложения доходов, получаемых законопослушными налогоплательщиками. Возрастание налоговой нагрузки стимулирует дальнейшее сокрытие доходов от налогообложения, усиливает неоправданную дифференциацию доходов и собственности. Последствием нелегальной занятости является вытеснение из сферы общественно-полезного труда легальных работников. Общий объем производства не увеличивается, а официальная его часть становится меньше, что приводит к снижению налоговых поступлений. Таким образом, сокрытие даже разрешенной законом экономической деятельности вызывает перераспределение доходов и собственности путем деформации налоговой политики и налоговых отношений.

Деформация бюджетной сферы проявляется в сокращении расходов государственного бюджета и деформация его структуры. Сокращение доходов бюджета является причиной недофинансирования государственных институтов регулирования экономики (контролирующих, правоохранительных органов), их ослабление и деградация в тот период, когда наиболее сильна потребность в обеспечении прав и законных интересов участников экономических отношений.

Влияние на эффективность макроэкономической политики проявляется, прежде всего, в возрастании ошибок макроэкономического регулирования. Они связаны, как правило, с отсутствием достоверных данных о масштабах, структуре и динамике скрытой части производительной деятельности в легальном и нелегальном секторе.

Если нелегальная экономика растет более быстрыми темпами, чем легальная, и этот факт не отражается в статистике, то правительство может продолжать политику стимулирования экономического роста посредством расширения денежной массы и воздействия на спрос (рост государственных расходов, смягчение кредитно-финансовой политики) в то время как в этом нет необходимости. Результатом подобной политики может стать «перегрев» экономики, сопровождающийся повышением темпов инфляции.

Влияние на кредитно-денежную сферу проявляется в деформации структуры платежного оборота, стимулировании инфляции, деформации кредитных отношений и увеличении инвестиционных рисков, нанесении ущерба кредитным институтам, инвесторам, вкладчикам, акционерам, обществу в целом.

Существенным инфляционным фактором стала криминальная экономическая деятельность в России. Эта деятельность оказала негативное воздействие и на валютный рынок за счет массовой конвертации преступных доходов в иностранную валюты и вывоз ее за рубеж. Криминальные структуры при посредничестве некоторых коммерческих банков скупали валюту по самому высокому курсу на похищенные деньги.

Один из наиболее значимых результатов влияния криминальной экономической деятельности на экономическое развитие - это влияние на инвестиционный процесс, и оно и может быть весьма различным в зависимости от вида, формы криминальной активности, а также социально-экономических условий.

Сокрытие нормальной экономической деятельности от контроля, как правило, ограничивает возможности привлечения инвестиционных ресурсов со стороны, особенно иностранных. Оценка воздействия организованной преступности на инвестиционный процесс неоднозначна. С одной стороны, существует точка зрения, согласно которой организованная преступность представляет собой транснациональное явление в период накопления капитала. Лидеры преступных группировок важны для развития экономики. Для экономического развития в целом это может иметь и положительные последствия поскольку, несмотря на преступной происхождение средств ускоряется процесс концентрации капитала и не ослабляется инвестиционный процесс.

Преступная экономическая деятельность организации может нанести серьезный экологический вред, особенно слаборазвитым странам. Субъекты преступной экономической деятельности не заботятся об окружающей среде. Деятельность организованной преступности уже привела к уменьшению численности осетровых рыб в Каспийском море вследствие браконьерской ловли с целью добычи икры и оптовым заготовкам леса без мероприятий по восстановлению.

Деформация структуры потребления является закономерным следствием криминальных форм перераспределения доходов и собственности и расширения рынков нелегальных товаров и услуг. Имеет место перераспределение ВВП в пользу паразитического потребления. Деформация структуры потребления порождает деформацию отраслевой структуры экономики, стимулируя развитие секторов, обслуживающих обладателей криминальных сверхдоходов. Результатом криминальной экономической деятельности является увеличение расходов узкого круга лиц на предметы роскоши в условиях, когда существует острая необходимость в более широком распределении ресурсов в рамках общества. Отрасли, обеспечивающие удовлетворение потребностей большинства населения не развиваются и приходят в упадок.

Важной тенденцией в изменении структуры потребления является увеличение объема товаров и услуг, направленных на удовлетворение и эксплуатацию деструктивных потребностей и влечений. К таковым можно отнести наркорынок, эксплуатацию проституции, нелегальный игорный бизнес и другие.

Результаты влияния на режим конкуренции нелегальной экономики зависят от взаимоотношений нелегальных и легальных предприятий, от того, являются ли они конкурирующими.

Предприятия конкурирующей части нелегального сектора экономики наносят ущерб сравнительно более эффективным предприятиям легального сектора и снижают из за своей относительной неэффективности общее производство и потребление в стране. По этим же причинам деятельность нелегального сектора ведет к повышению потребительских цен и снижению качества потребления.

Последствия подпольной работы негативны для работников. Это связано с отсутствием гарантий, касающихся занятости, оплаты труда и социального страхования. Система подпольной работы позволяет бесконтрольно эксплуатировать рабочую силу методами, характерными для периода становления капитализма XIX века. Ряд исследователей рассматривают нелегальную экономику как особый метод получения сверхприбылей в условиях кризиса.

В промышленно развитых странах развивается система субподряда, малых фирм, надомного труда и происходит отказ от замещения рабочей силы капиталом. Благодаря НТП появилась возможность расчленить производственный процесс настолько, что необходимость в высокой квалификации работников во многих случаях отпадает даже при изготовлении очень сложной продукции.

Сокрытие нормальной экономической деятельности деформирует систему разделения труда, повышает издержки производства и осуществления рыночных сделок, негативно отражается на качестве товаров и услуг. В нелегальном секторе опасность разоблачения играет решающую роль. Во многих случаях работающие нелегально предпочитают работать в одиночку, несмотря на то, что могли бы получить большую выгоду при организации совместного труда. Опасность разоблачения также мешает росту предприятий и использованию преимуществ крупного производства и современной технологии. Нелегальный сектор не может пользоваться рекламой в газетах или другими легальными каналами маркетинга.

Крупные незаконные суммы, проникая в мировую экономику, дестабилизируют финансово-кредитную систему, деформируют структуру платежного баланса государств, деформируют цены и негативно влияют на доходы частных фирм.

Вместе с тем, теневые доходы оказывают в ряде случаев и положительное воздействие на экономические процессы. Это присуще, прежде всего, не криминализированной ее части. Например, это может относиться к позитивной экономической деятельности, скрываемой от учета и налогообложения и вносящей вклад в производство ВВП.

К числу положительных сторон скрытой экономической деятельности можно отнести возможность предотвращения банкротства частного лица или предприятия и обеспечение занятости части населения.

Сокрытие разрешенной законом хозяйственной деятельности от государственного контроля, несмотря на сокращение налоговых поступлений, в ряде случаев оказывает положительное воздействие на экономический рост. Это происходит в условиях необоснованной жесткости государственного регулирования, консервативности и неэффективности официальных институтов. Любая подпольная работа порождает легальную экономическую деятельность (путем использования доходов от нелегальной экономической деятельности на приобретение товаров и услуг, созданных легально), то ВВП увеличивается.

Некоторые социологи рассматривают нелегальный сектор как реакцию на безразличие и враждебность к человеку в современном обществе. Этому сектору, в отличие от легального свойственна меньшая отчужденность, а сделки носят более личностный характер. Покупатель и продавец сами ищут контакты, поскольку опасность разоблачения не позволяет продавцу предложить свои услуги обычным способом. Деловые отношения, кроме того, требуют личного доверия. Работающий нелегально всегда должен быть уверен, что работодатель не сообщит контрольные сведения властям. А тот, кто платит без квитанции, вряд ли сможет обратиться в суд, если товар или качество труда окажутся не на уровне.

В заключении можно отметить, что все же большая часть исследователей считают подпольную работу в основном негативным феноменом. Нелегальная деятельность может дать некоторые преимущества практикующим ее предприятиям (увеличение прибыли), работникам (получение возможности трудиться) или потребителям (возможность получить товары и услуги по более низким ценам). Нелегальная деятельность не вносит усовершенствований в систему регулирования экономики, а лишь приводит к усилению борьбы за раздел существующих рынков. Развитие нелегального сектора наносит ущерб государственному бюджету и косвенно - другим экономическим агентам, действующим в рамках закона.

Практически все признают необходимость борьбы с развитием теневой экономики, однако есть расхождения в определении целей и инструментов этой борьбы. Прежде всего, обыденное представление о желательности достижения цели полной ликвидации теневой экономики является заведомо ошибочным. Как мы уже показали, последствия теневой экономической деятельности нельзя оценивать однозначно. Что касается методов борьбы с теневой экономикой, то по этому поводу мнения специалистов расходятся в зависимости от того, какие именно причины развития теневой экономики считать более важными. Многие виды теневой экономики (например, уклонение от налогов) объясняются во многом недостатками государственного регулирования - бюрократизацией управления, слишком высокими налогами и т.д. Даже самая лучшая система централизованного управления может уменьшить масштабы теневой экономики, но никак не ликвидировать ее.

Снижению масштабов теневой экономики, легализации теневого сектора экономики на наш взгляд, должно способствовать улучшение общей экономической ситуации; существенное снижение налогов и обязательных платежей, справедливые условия приватизации; совершенствование системы регулирования внутрихозяйственной и внешнеэкономической деятельности; повышение надежности банковской системы; строгое соблюдение законов самим государством и политическая стабильность в обществе; разработка эффективной программы репатриации капиталов и превращения их в инвестиционные ресурсы России.

Сферы теневой экономики

Первая крупная сфера теневой экономики — это государственное производство и управление бюджетными средствами, полностью освобожденное от контроля со стороны общества политической силой государства.

Государство представляет собой общественный институт, призванный защищать, безусловно ассоциированные цели, выражающиеся либо в стремлении сохранить общество от уничтожения, либо в попытках обеспечить его наиболее прогрессивное развитие. Однако, существуя как институт власти, государство порождает и свои специфические цели, не являющиеся выражением ассоциированных потребностей, что было подмечено еще Н. Бакуниным, который писал, что любые политические деятели всегда будут смотреть на парод "...с высоты "государственной": они будут представлять уже не народ, а себя и свои "притязания" на управление народом".

Похожую оценку государству как экономическому субъекту дает Я. Корнай: "На самом деле любая правительственная организация склонна без удержу тратить деньги граждан. Нужно приложить большие усилия, чтобы воспрепятствовать этим сильным тенденциям"2. В тех же случаях, когда государство выступает субъектом собственности, существующие в нем названные тенденции способны реализоваться в полной мере. Конечно, для этого необходимо соблюдение ряда условий, важнейшее из которых — вывод собственных затрат за пределы общественного контроля.

В рамках названной теневой сферы можно выделить различные по политической роли, но становящиеся в условиях полного отсутствия общественного контроля одинаково бесполезными с экономической точки зрения участки производства, а точнее — участки затрат:

Таким образом, рассмотренная сфера государственного теневого производства и управления представляет собой сложнейшую систему политических институтов, пронизывающую практически все формы деятельности. Главным результатом функционирования этого крупнейшего производственного образования являются колоссальнейшие потери общества, в котором происходит уменьшение внутренних источников финансирования экономики, поскольку вместо того чтобы реализовывать проекты, направленные на приумножение источников финансирования и как следствие — на стимулирование экономического роста, государство фактически выбрасывает свои ресурсы на ветер и тем самым подрывает экономическую базу страны.

Ко второй крупной сфере теневой экономики следует отнести так называемое неформальное производство, подпольную, или вторую, экономику. Чаще всего данную сферу теневой экономики представляют формы производственной деятельности, которые вызваны к жизни наличием в обществе потребности в них. Причем эта потребность носит естественный характер, т.е. обусловлена природой человека. Эта деятельность обычно противоречит установкам политических институтов, господствующих в обществе, т.е. противоречит целям государства и его органов. Последнее обстоятельство вынуждает субъектов, выполняющих данные виды работ, скрывать свою деятельность.

Очевидно, что и в первой и во второй сферах теневой экономики имеет место подмена подлинной общественной оценки неким ее суррогатом. В этом общность двух выделенных сфер, их генетическое родство. Причиной отсутствия подлинной общественной оценки является в обоих случаях деятельность органов государственной власти. Но есть и существенное различие.

Наиболее распространенным участком такого производства является личное подсобное хозяйство. Вообще личное подсобное хозяйство относить к теневой сфере у нас не принято. Между тем оно практически по всем своим признакам соответствует критериям теневой экономики, Во-первых, личное подсобное хозяйство осуществляется, как правило, на приусадебных или так называемых дачных участках, что делает проблематичным использование современных технологий. Этот факт обусловливает значительное превышение удельных издержек (чаще всего затрат труда), а будучи рассмотренным с общественной точки зрения, означает потери общественного труда. Другими словами, затраты на производство этой части (хотя и необходимого) продукта объективно превышают общественно необходимые, т.е. имеет место по сути дела квазиоценка, в основе которой лежит такой парадокс, как сознательное наращивание собственных затрат. Отметим также, что в США, например, среди населения, проживающего за городом, но не относящегося к категории фермеров, не принято, кроме цветов и деревьев, выращивать что-либо на своем участке, а иногда и просто поддерживать вид "дикой природы", в первую очередь по причине нерациональности использования своего свободного времени для производства продуктов питания, имеющихся в магазинах.

Таким образом, личное подсобное хозяйство практически в полном объеме подпадает под определенные нами критерии теневого производства.

Однако не только сельскохозяйственное производство на приусадебном участке следует, по нашему мнению, считать подсобным хозяйством. К нему с полным основанием можно отнести практически все виды работ, выполняемых в домашних условиях, поскольку здесь также создается необходимый продукт в форме тех или иных жизненных ценностей. Причем величина этого продукта (и это принципиально важно) сравнима с той частью, которая является результатом работы в официальном производстве. В конечном счете, с экономической точки зрения не важно, где и когда создается продукт. Важно, что без него жизнь современного человека не может быть признана полноценной. А это означает, что по своему содержанию продукт является необходимым. Но в части своей деятельности по производству этого продукта человек как бы выключен из системы общественного производства, что дает нам основания считать ведение домашнего хозяйства составной частью теневой экономики.

Возможно, что такой вывод покажется натяжкой, поскольку данная сфера деятельности существовала всегда и везде, да и в настоящее время она существует практически во всех странах. Однако нельзя рассматривать домашнее хозяйство членов общества в отрыве от всей системы производства в той или иной стране. И в этом смысле мы должны констатировать определенную специфичность нашей экономической действительности. Реальная продолжительность необходимого рабочего времени в обществе значительно превышает его официально признанную величину. Растягивается это время за счет работы в личном хозяйстве или на других работах, необходимости, выполнения которых есть только одно объяснение — нужда.

Анализ теневой экономики

Сложность и противоречивость теневой экономики переносится на сферу ее познания, применительно к которой можно говорить о существовании трех институциональных "ловушек", связанных с изучением, оценкой и прогнозированием, а также выявлением теневых процессов и отношений. Их исследование позволяет раскрыть причины отсутствия согласованности в научных трактовках и классификациях теневой экономики, широчайшего разброса оценок и прогнозов ее доли в ВВП, невозможности полного и объективного освещения теневой части хозяйства.

Теоретико-методологическая "ловушка". Это самовоспроизводящийся компромисс институциональных интересов исследователей теневой экономики, выражающийся в поддержании относительной неопределенности категориального аппарата.

Неоклассический анализ теневых отношений, в частности продемонстрированный Г. Беккером и его последователями, при всей оригинальности получаемых результатов страдает из-за глубоких методологических противоречий. Речь идет, прежде всего, о концепции методологического индивидуализма, игнорирующей эффекты кооперации и сотрудничества. Очевидно, комплексное рассмотрение теневой экономики возможно на основе более широкого - институционального подхода.

Закономерно, что институциональный анализ теневой экономики относится к наиболее актуальным и практически востребованным направлениям исследований в экономической науке современной России. Работы его представителей посвящены эмпирическому освещению и теоретическому описанию таких явлений, как коррупция, "силовое" предпринимательство, организованная преступность, наркобизнес, бартер, неплатежи, административные и другие барьеры входа на рынки и др. Появляются первые учебные издания, посвященные теневой экономике и написанные институционалистами.

Однако дальнейшие продвижения в этой области исследований тормозятся методологическими проблемами, прежде всего неразвитостью и образностью используемого категориального аппарата. Подавляющее большинство работ, посвященных проблеме взяточничества, представляет интерес и позволяет получить базовую информацию о масштабах и разнообразии форм коррупции, но не содержит систематического анализа экономических основ взяточничества. Аналогичные рассуждения уместны в отношении основной массы аспектных и комплексных работ о теневой экономике.

Сложилась своеобразная терминология, которая, несмотря на слабую унификацию, позволяет приблизиться к теоретическому осмыслению эмпирических данных, хотя и сдерживает понимание природы, специфики, структуры и внутренней логики изучаемых феноменов. Попытки систематизировать эти термины только вносят дополнительный хаос, вызывают создание очередных сложных, слабо связанных классификаций. Необходимого конструктивного упрощения не происходит. Новые понятия не добавляют понимания сути изучаемого сложного явления. Нет общепринятого определения теневой экономики и базовой типологии конкретных форм ее проявления.

Столь неустоявшаяся терминология свидетельствует о том, что разработка методологических основ подхода к определению теневой экономики еще отнюдь не завершена.

Отдельных исследователей устраивает "размытость" теоретических представлений о теневой экономике, позволяющая генерировать новые положения "научной новизны" без их адекватного обоснования и публиковать работы на актуальную тему. Неслучайным является активное применение в анализе теневых процессов институционального подхода, пока далекого от внутренней согласованности и категориальной четкости, на что уже обращалось внимание. В результате теневую экономику трактуют в равной степени и как особый экономический институт, и как институциональную "ловушку", и как комплекс институтов, институциональную подсистему хозяйства. Безусловно, эти точки зрения в той или иной мере отражают реальные процессы в экономике и дополняют друг друга, когда речь идет о теневых явлениях. Они характеризуют теневую экономику с различных сторон и, по существу, не противоречат одна другой. В то же время они не вскрывают природы данного феномена.

Неуклонно растет число исследований, множатся очередные теоретические конструкции, методики учета теневых параметров воспроизводства на разных уровнях хозяйства и концептуальных механизмов их минимизации, но теневая экономика все, же продолжает оставаться теоретически слабо определенным явлением.

Оценочно-прогнозная "ловушка". Данное явление представляет собой системно-неэффективное институциональное равновесие в рамках экспертного сообщества, индуцирующее расширенное воспроизводство информационной асимметрии по поводу реальных масштабов теневой экономики в России.

В последние годы экспертные оценки доли теневой экономики в российском ВВП варьируются в огромном диапазоне - от 20 до 80%. Одни полагают, что по удельному весу теневой экономики в ВВП Россия сопоставима с латиноамериканскими странами, где этот показатель превышает 90%, другие приводят более оптимистичные оценки, 20% .

Видимо, существуют определенные причины такого разброса оценок и прогнозов. Невозможно измерить нечто, не имеющее однозначного определения. Отсюда возникает широкое поле возможностей искажения реальной картины теневой экономики в соответствии со статусными интересами экспертов и разработчиков прогнозов.

В любой оценке и любом прогнозе всегда представлены интересы аналитика и разработчика. Статус разработчика в значительной степени определяет параметры результата анализа и прогноза. Именно с этим связаны искажения (принижения и преувеличения) прогнозов и оценок, политическая составляющая которых обусловлена их ориентацией на отстаивание определенных статусных интересов. Заниженные оценки часто выдвигаются с целью минимизации издержек дальнейшего превышения планов по борьбе с теневыми явлениями, а также для обоснования эффективности усилий различных органов государственного управления.

Кроме того, теневая экономика является объектом социальных манипуляций со стороны оппозиционных политических сил, ангажированных фондов и рейтинговых агентств, различных групп влияния, обеспечивающих саморекламу за счет преувеличения ее доли в хозяйственных процессах. Причем в условиях высокой информационной асимметрии большинство исследователей вынуждено ориентироваться на результаты экспертных оценок и прогнозов теневой экономики, нередко игнорируя стоящую за ними институциональную рациональность разработчиков и снижая в результате релевантность выводов.

Следует принципиально согласиться с позицией ученых, считающих, что "сокращение теневой экономики до десятипроцентного уровня должно быть выдвинуто в качестве стратегической задачи российского государства наряду с уже обозначенными (удвоение ВВП, борьба с бедностью)". Однако сама постановка данной задачи является неопределенной: во-первых, неочевидно, какую методику оценки целесообразно использовать и соответственно какой уровень теневой экономики следует считать базовым; во-вторых, абсолютизация негативной оценки функций теневой экономики ведет к игнорированию создаваемых ею позитивных эффектов, в частности: не учитывается вклад теневой экономики в удвоение ВВП и борьбу с бедностью за счет сокращения безработицы, обеспечения дополнительных доходов населению и т. д. Односторонность неуместна в изучении сложных институциональных явлений, а тем более в практике их регулирования.

Мониторинговая "ловушка". Она отражает неэффективное устойчивое равновесие статусных интересов наблюдателей и наблюдаемых в теневом секторе хозяйства. Поскольку при ее анализе общественные науки пользуются естественнонаучной метафорой тени, полезно, избегая полной аналогии, все же придерживаться общей логики взаимодействия света и тени в природе.

Как известно, в природе тень возникает в результате освещения. Видимо, аналогичная связь должна иметь место и в обществе. Исходя из этого теневая экономика (точнее, теневой сектор хозяйственной системы) - это совокупность экономических отношений, находящихся вне поля зрения статистических, регулирующих и контролирующих органов и агентов как "источников освещения. Теневой сектор экономики объективно возникает как антитеза ее освещенному сектору.

Выделение в составе теневой экономики (независимо от ее масштаба и уровня) ненаблюдаемого и скрытого сегментов - верный и, по сути, институциональный подход (9). Следуя ему, определим, что вне освещенной участниками или заинтересованными лицами и освещенной законом области экономического пространства (освещенного сектора) действия, связи и отношения агентов находятся по двум причинам.

Во-первых, их "не видят" (хотя и не скрывают), т. е. они реализуются вне сферы правового регулирования и не учитываются статистическими службами (ненаблюдаемый сегмент теневой экономики). В этом смысле теневая экономика включает в себя не только сознательную, но и непреднамеренно укрываемую экономическую деятельность.

К теневой экономике в этой связи относят и производство товаров и услуг внутри домашнего хозяйства, а также другие виды хозяйственной деятельности, не учитываемые официальной статистикой и не включаемые в ВВП. Примерами могут служить дружеские, соседские сделки, взаимопомощь, мелкое нерегистрируемое предпринимательство и т. д. Можно сказать, это нормальная, повседневная теневая экономика. Но в ненаблюдаемом сегменте часто оказываются и предприниматели-новаторы, чьи инновационные, еще недостаточно распространенные способы действий не учитываются исключительно из-за их локального характера.

Во-вторых, их скрывают (поэтому и не видят), т. е. такие операции осуществляются в "обход" закона, с его нарушением, путем утаивания своих связей и сделок или их маскировки под легитимные (скрытый сегмент теневой экономики). Если хозяйственные субъекты что-то скрывают, значит, им есть что скрывать, ведь цель многих видов преступной деятельности - максимизация прибыли и извлечение сверхдохода, а поэтому их корни следует искать в экономике.

Помимо преступных сообществ и криминальных отраслей (как наркобизнес, производство и продажа оружия, контрабанда, работорговля, проституция и т. п.) в скрытом сегменте теневой экономики осуществляется любая деятельность, сознательно укрываемая субъектами от государства с целью минимизации издержек.

Подлоги, приписки, махинации, сговоры, преференции, взяточничество, инсайдерство, манипулирование ценами, фиктивные сделки и другие виды экономических преступлений являются по своей сути нелегальными, противозаконными, криминальными. Часто они имеют формальный характер, искаженно отражаясь в управленческой документации и финансовой отчетности, порождая так называемую фиктивную экономику, связанную с фальсификацией экономической информации.

Сокрытие как метод целенаправленного повышения информационной асимметрии контролирующих органов применяется хозяйственными субъектами в отношении разнообразных объектов, в том числе предприятий (нерегистрируемый бизнес) и их подразделений (подпольные цеха), операций и трансакций, контрактов (картельные соглашения и пр.), найма и его условий, доходов и расходов, экстернальных эффектов деятельности (например, нанесенного экологического вреда) и т. п. Сокрытию присущи транзакционные издержки, поэтому расширение скрытого сегмента экономики означает, что их величина ниже уровня альтернативных затрат на соответствие общепринятым требованиям и нормам.

Масштаб теневой области в основном зависит от "угла и мощности" освещения социально-экономической среды, которые определяются системой методов, каналов и инструментов получения информации, применяемых контролирующими органами.

Теневая экономика - явление относительное. В природе масштаб и контуры тени зависят от угла падения светового луча на предмет. Угол освещения (у) есть отношение наблюдателя к наблюдаемому объекту. Но даже в естествознании наблюдатель не нейтральная фигура опыта или эксперимента.

Аналогично наблюдатели теневой экономики - органы ее учета и контроля (в том числе общественного) - неизбежно втягиваются в "орбиту интересов" наблюдаемого сложного объекта. Освещение есть особое внешнее воздействие, объективно вызывающее ответную реакцию освещаемого объекта, конкретные формы которой широко варьируют, начиная от повышения своей непрозрачности для внешней среды и заканчивая целенаправленными воздействиями на субъектов освещения.

В этой связи довольно странно, что Д. Норт рассматривает институциональную систему как дихотомию хозяйственных субъектов и правил игры (неофициальных и правовых норм), игнорируя системную функцию "арбитров" (контролеров), заключающуюся в контроле исполнения правил в ходе хозяйственной деятельности путем многоаспектного освещения ее пространства, а также споры между игроками и арбитрами, подкуп последних, их ошибки.

Роль арбитров в современной рыночной экономике наглядно демонстрирует значение института суда, выполняющего функцию объективного освещения конфликта интересов хозяйственных субъектов. Суды как формально нейтральные "источники освещения" также включены в систему теневых отношений, часто вынося некорректные и неоднозначные решения, провоцируя длительные процедуры обжалования приговоров, стимулируя задействование профессиональных посредников и теневых гарантов, в целом повышая транзакционные издержки и риски субъектов хозяйства.

Несмотря на закрепленные формальными правилами взаимные права и обязанности институциональных агентов, реальное экономическое преимущество получат те из них, которые контролируют механизмы разбирательства по нарушениям этих правил. Широко распространена практика, когда влиятельные фигуранты "подминают" под себя и "искажают" правовые нормы, захватывают и подчиняют себе институты судопроизводства. Не менее часто наличие теневых связей с представителями правоохранительной системы у субъектов малого и среднего бизнеса позволяет им нарушать в свою пользу условия контрактов.

Когда угол [непечатный символ] = 0°, речь идет о сращивании интересов наблюдателей и наблюдаемых. Поэтому выбор угла освещения экономики - сложный процесс, связанный с лоббизмом и борьбой ассоциированных статусных интересов различных групп влияния. От угла освещения зависит, что останется "в тени внимания", поэтому и возникает извечный вопрос "А судьи кто?". Кроме того, масштаб теневой экономики зависит и от мощности освещения хозяйственной системы ее контролерами и "мониторами", которые могут "закрыть глаза" на происходящее. Поэтому отношения наблюдателей и наблюдаемых в экономике образуют порой причудливые конфигурации.

Так, российские силовые структуры вносят существенный вклад в воспроизводство теневой экономики, отстаивая свои интересы. В частности, у большинства подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков имеется достаточная информация о всех "точках" распространения и основных каналах поставок, а также базы данных членов преступных сетей и их агентов. Однако в их отношении предпринимаются лишь точечные, локальные, периодические мероприятия, поскольку в случае системной ликвидации преступного сообщества будет ликвидирован их отдел, так как в течение года ему нечем будет заниматься и соответственно нечем отчитываться. Масштабы скрытых соглашений между наблюдателями и наблюдаемыми отражают глубину институционализации теневой экономики.

Мощность освещения определяется объемом и сбалансированностью факторов мониторинга. Различные сферы и сегменты хозяйства могут в разные периоды времени освещаться с разной силой. При резком ослаблении государственного участия в экономике слабоосвещенным стало российское хозяйство в "темные времена" переходного периода 1990-х гг., когда большая часть фигурантов с их отношениями и трансакциями "погрузилась во мглу", не реагируя на приказы "выйти из сумрака", что позволило некоторым ученым с полным основанием говорить о "теневой России". Резко расширилось число субъектов и групп в обществе и экономике, преступающих рамки формальных и неформальных, вновь установленных и давно принятых в обществе норм. Повсеместно возникли теневые и полутеневые социальные группы и социальные отношения, придающие всему обществу черно-белый характер. Сегодня в России трудно найти сферы, где не было бы тех или иных теневых проявлений. Либерально-рыночные реформы привели к формированию черно-белого рынка, в котором теневая экономика является устойчивым элементом. Фактически произошло укоренение экономических институций и институтов рыночного типа в превращенных формах.

В результате провала либерально-рыночных реформ 1990-х гг. началось возвратное движение государства в экономику и общественную жизнь. Соответственно активизировались инициативы бюрократии всех уровней по ликвидации и отторжению альтернативных институтов. Вместо конкурентного рынка возник политический капитализм, укрепляется вертикаль власти, наблюдается повсеместный ренессанс малого общества, глубоко фракционированного и фрагментированного, основанного на взаимном отчуждении и иллюзиях. Государственно-монополистический капитализм олигархического типа фактически перерос в бюрократический капитализм, создав широкие возможности социально паразитического рентоориентированного поведения для растущей "армии бюрократического труда".

Укрепление вертикали власти в начале 2000-х гг. и усиление совокупной "мощности освещения" экономического пространства страны привели к трансформации институциональных отношений в теневом секторе хозяйства. Наблюдается, с одной стороны, крепкое сращивание институциональных интересов бюрократии и крупного капитала, с другой - расширение возможностей "избирательного освещения" деятельности субъектов малого и среднего бизнеса контролирующими органами на возмездной теневой основе.

Современная модель взаимодействия государства и крупного капитала характеризуется мощным контрнаступлением государства, видимая цель которого - замена ключевых фигур российской олигархии, создание послушного и легко манипулируемого бизнес-сообщества, связанного с властными структурами. Повсеместно чиновники и депутаты всех уровней образуют личные унии с предпринимателями, выступают акционерами и членами руководящих органов частных корпораций, становясь теневыми носителями интересов крупного капитала.

При прямом угле освещения ([непечатный символ] = 90°) наблюдатель не связан с теневой экономикой никакими интересами, а его мониторинг и оценка полностью объективны. Но в реальности такого не бывает. Угол освещения экономики, ее отдельной сферы, сегмента или института никогда не может быть прямым.

Этому препятствует разность темпов и направлений эволюции наблюдателя и объекта наблюдения. Наблюдатель никогда не может видеть все из-за неполноты информации и объективной ограниченности своих когнитивных компетенций. Следовательно, полное освещение экономики следует признать идеалистической ситуацией.

Постоянно меняются положение и сила источника освещения, но движется и развивается освещаемый объект - хозяйственная система. Наблюдатели же фиксируют происходящие изменения с объективным опозданием (лагом). Полностью охватить мониторингом и анализом можно лишь статичный и достаточно простой объект, а освещение развивающегося сложного объекта может быть только частичным. Именно поэтому темпы и качество законодательного регулирования объективно и постоянно отстают от скорости развития теневых институций.

Теневую экономику объективно невозможно ликвидировать, но ее масштабы могут быть сокращены за счет повышения "угла и мощности" освещения, увеличения количества "источников света" в хозяйственной системе, развития методов и инструментария визуализации невидимых и скрытых операций и отношений. Иначе говоря, теневая экономика может стать видимой.

Визуализация - механизм преобразования невидимых (ненаблюдаемых и скрытых) процессов и явлений в видимые путем развития специальных методов и инструментов экономического анализа. Практические шаги в этом направлении осуществляются параллельно теневым процессам по мере усложнения задач их выявления. В этом состоит позитивный вклад теневой экономики в эволюцию механизмов хозяйствования. В представленной модели расстояние до освещаемого объекта (h) есть уровень развития методики визуализации.

Предприняты многочисленные попытки разработки методических подходов к измерению теневой, в том числе ненаблюдаемой, экономики на разных уровнях хозяйства России. Однако их эмпирическая база в основном формируется из официальных статистических источников и неформальных экспертных оценок, дающих искаженное отражение параметров теневых экономических отношений.

Например, Росстат консервативно пользуется методом "теневой надбавки" к ВВП, оценивая вклад теневых субъектов в общественное производство в 20-25%. В ненаблюдаемом сегменте теневой экономики современной России функционируют примерно 7% населения страны (примерно 10,9 млн. человек), недоучтенных в ходе Всероссийской переписи, а также 15-20 млн. неучтенных единиц недвижимости и т. п. Все еще слабо учитываются теневые категории социальных слоев, количественные оценки которых различаются в разы.

В этом проявляется неразвитость технологий паспортизации и картографии экономических ресурсов и факторов отечественного хозяйства, но также отражаются интересы осуществляющих мониторинг структур.

Теоретико-методологическая, оценочно-прогнозная и мониторинговая "ловушки" анализа теневой экономики в современной России - неэффективные равновесные состояния институциональных интересов, характеризующиеся высокими альтернативными и трансакционными издержками. Все более глубокое "укоренение" этих устойчивых компромиссов ведет к закреплению в общественном сознании множества стереотипов, искажающих реальное место теневых отношений в хозяйственной системе. В основе выявленных "ловушек" лежат дисфункции институтов науки, государственной власти и гражданского общества.

Поэтому необходимо как глубокое теоретическое осмысление механизма теневых образований, так и политической воли для обоснования практических мер по их трансформации в социально и экономически приемлемые формы.

Теневая экономика и преступность

Достаточно часто встречаются попытки отождествить теневую экономику с преступлениями в сфере экономики.

В советской литературе высказывались мнения о необходимости ограничения круга экономических преступлений только хозяйственной, должностной и имущественной преступностью. Так, А.М. Яковлев употребляет термин «экономическая преступность» и включает в него преступления, причиняющие вред охраняемым законом экономическим интересам государства и граждан, связанные с особенностями экономического, хозяйственного механизма и совершаемые лицами, выполняющими определенные функции в системе экономических отношений.

Представляется, что данная позиция была вполне оправданной в условиях командной (о государственной) экономики, но она вряд ли приемлема в период расширения рыночных отношений, когда практически любое частное поведение, имеющее экономическую мотивировку, всегда оказывается связанным в той или иной степени с хозяйственной (экономической) деятельностью. Именно поэтому большая часть совершаемых преступлений в той или иной степени причиняет вред экономическим интересам личности, общества или государства. Кроме того, с особенностями хозяйственного механизма могут быть связаны преступления, не являющиеся экономическими по своей сути. (Например, на предприятиях, эксплуатирующих источники повышенной опасности, часто допускаются преступные нарушения различного рода правил безопасности.)

В.В.Колесников, пытаясь определить категорию «экономическая преступность», полагает, что это преступления, совершаемые субъектами бизнеса в связи с их предпринимательской деятельностью. Такое понятие преступлений в сфере экономической деятельности является неопределенным, поскольку включает в себя не только преступления, совершаемые в сфере предпринимательства, но и преступления, связанные с обеспечением условий предпринимательской деятельности.

В.В.Лунеев употребляет термин «экономическая преступность» в достаточно широком толковании и относит к этой группе все преступления, определяемые разделом 8 УК РФ (преступления в сфере экономики), а также должностные и компьютерные преступления.

Весьма близка к изложенной точка зрения А.Н. Ларькова, который к преступлениям в экономической сфере относит все действия, которые наносят ущерб экономической безопасности, интересам государства и интересам потребителей. Очевидно, что под указанные критерии подходит гораздо больший круг преступлений, чем это указано в главах 8 и 9 главе УК РФ.

Другие исследователи (А.И. Алексеев, Ю.Г. Козлов), пытаясь определить конкретные критерии экономической преступности, считают, что к экономическим преступлениям следует относить корыстные преступления экономической направленности. Очевидно, что указанные признаки не обладают достаточной четкостью.

Позднее Ю.Г. Козлов высказал оптимальное, на наш взгляд, суждение о связи экономической преступности с криминальным сектором «теневой экономики», под которой он понимает совокупность противоправных сделок с товарами и услугами, не отраженных в соответствующей системе регистрации. В соответствии с таким пониманием экономической преступности автор считает, что криминальный сектор «теневой экономики» охватывает криминальный рынок оружия и военной техники; незаконный экспорт сырья, энергоносителей, редкоземельных и цветных металлов; «отмывание» денег, полученных незаконным путем; сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения; криминологические значимые последствия приватизации; преступления в финансово–кредитной сфере; обман вкладчиков, мошенничество; активизацию деятельности расхитителей добычи, переработки и реализации драгоценных металлов и камней.

Позитивными в этой позиции является более точное указание автора на ту сферу экономики, где существует экономическая преступность, – криминальный сектор «теневой экономики». Отметим, что такое понятие является чрезвычайно широким, поскольку охватывает многообразные сделки, которые могут носить разовый характер и быть направлены на удовлетворение индивидуальных потребностей личности, не преследовать цель производства криминальных экономических преступлений. На наш взгляд, преступность в сфере экономической деятельности складывается из системы преступлений, совершаемых с целью получения прибыли в области производства, распределения и обмена материальных и духовных благ, выполнения работ и оказания услуг, то есть преступлений, представляющих собой криминальное предпринимательство.

Приведенная трактовка экономических преступлений в целом разделяется российскими учеными. Так, по мнению Г.К. Мишина, экономическая преступность слагается из посягательств на собственность и предпринимательских преступлений.

Существуют три основные позиции в определении круга преступлений, охватываемых определением «экономические». Первая – наиболее широкая – относит к таковым все преступления, совершенные с целью получения экономической выгоды (обогащения). Вторая – исключает из числа экономических преступления, не связанные с хозяйственной деятельностью. Третья – наиболее узкая – признает собственно экономическими лишь преступления юридических лиц как хозяйствующих субъектов.

тема

документ Государственные финансы
документ Финансовые ресурсы
документ Денежные средства
документ Финансовый рычаг
документ Финансовые инструменты



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты