Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Экономисту » Экономика и государство

Экономика и государство



Экономика и государство

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

  • Фиаско рынка и функции государства
  • Фиаско государства
  • Экономическая политика. Механизм государственного регулирования экономики

    Фиаско рынка и функции государства

    Дискуссия о роли государства в экономике продолжается в науке уже несколько столетий. В то время как одна группа ученых склонна усматривать в государственном присутствии реальную угрозу экономической свободе, расценивая его как мощный тормоз повышению эффективности производства, другая не менее многочисленная группа специалистов, напротив, считает вторжение властей в хозяйственную жизнь, непременным условием корректировки очевидных несовершенств рыночного хозяйства. Логичным результатом столь оживленной дискуссии явился вывод о том, что государственное вмешательство в рыночный механизм оправданно лишь в случае, если данный механизм саморегулирования доказывает свою неспособность разрешить те или иные социально-экономические проблемы. Иначе говоря, при обосновании необходимости вмешательства государства в экономику мировая наука чаще всего использует теорию фиаско (осечки, провалов, недостаточности, несостоятельности) рынка. Признавая неоспоримые преимущества рыночной экономики перед экономикой командной, экономическая наука вынуждена констатировать, что и рыночная система не справляется с целым рядом вопросов или решает их недостаточно эффективно. Фиаско рынка — ситуация, при которой рыночный механизм не в состоянии обеспечить оптимальное размещение, эффективное и справедливое использование ресурсов. Согласно теории рыночного фиаско, экономическая роль государства как совокупного менеджера заключается в том, чтобы корректировать подобные рыночные провалы. При этом каждый тип фиаско рыночного механизма предполагает определенный тип государственного вмешательства.

    Проявлениями рыночного фиаско являются:




    1)            игнорирование рынком проблемы внешних эффектов;

    2)            незаинтересованность рынка в производстве общественных благ;

    3)            избыточная концентрация и монополизация производства; 

    4)          безработица и инфляция, макроэкономическая нестабильность;

    5)            безразличие рынка к проблеме социальной справедливости;

    6)            чрезмерная дифференциация регионов страны;

    7)            невозможность посредством рыночных механизмов осуществить прорыв в области фундаментальной науки и техники, а также глубокую структурную перестройку национальной экономики;

    8)            необходимость реализации национальных интересов в мировой экономике.

    Игнорирование рынком проблемы внешних эффектов. Рынок не способен отразить в цене полный эффект производства или потребления ряда благ. В результате этого образуются положительные и отрицательные побочные эффекты, или экстерналии — издержки или выгоды неких товаров и услуг, не получившие отражения в ценах. Эти эффекты затрагивают интересы так называемых третьих лиц, не выступающих ни покупателями, ни продавцами, т.е. не являющихся непосредственными участниками данной рыночной сделки.

    Отрицательный внешний эффект появляется в случае, если деятельность одного экономического агента обусловливает издержки других. В результате этого у третьих лиц возникают некомпенсируемые издержки, которые называются издержками перелива. Наиболее очевидные из них связаны с загрязнением окружающей среды. Так, в случае сброса промышленных стоков целлюлозно-бумажного комбината издержки перелива несут потребители воды, купальщики, рыбаки. Примерами отрицательных экстерналий могут также служить выбросы из труб металлургического комбината, шум самолетов во Внуково, ночная работа сапожника, проживающего этажом выше, гибель пчел из-за использования ядохимикатов на соседском участке, устройство танцевального зала или автостоянки во дворе жилого дома, строительство гаражных кооперативов и автозаправочных станций в центре микрорайона, автомобильные пробки из-за большого количества маршрутных такси и т.п. Во всех этих случаях в результате переноса фирмами части своих издержек на третьих лиц равновесный объем выпускаемого ими продукта оказывается выше оптимального уровня, и ресурсы поступают в его производство в чрезмерном количестве, т.е. имеет место перепроизводство благ с отрицательными внешними эффектами.

    Экстерналии могут быть не только с издержками, но и с неожиданными выгодами для третьих лиц. Например, установление раннего диагноза с помощью ультразвукового исследования или проведение прививок приносит немалую пользу не только непосредственному потребителю услуги, но и государству, которое экономит в дальнейшем на лечении запущенной болезни или на борьбе с эпидемиями. Выгоды от образования приобретают не только сами учащиеся — в виде возросшего дохода, но и их будущие работодатели, которые тем самым экономят немалые средства на повышение квалификации своих работников. В выигрыше оказывается и государство, которое получает универсальную рабочую силу, более производительный труд, сокращение преступности, расходов на благотворительность, рост политической активности и т.п. Однако невозможность усвоения всего эффекта от производства благ с положительными внешними эффектами ведет к недопроизводству этих благ.

    В таких ситуациях возникает острая необходимость принятия правительством комплекса мер по урегулированию проблемы нерационального распределения ресурсов, связанной с издержками или выгодами перелива. Данные меры сопряжены с принудительным включением ожидаемых экстерналий в расчеты частных фирм, которые вынуждают их заметно корректировать принимаемые решения. Только такая деятельность государства, называемая интернализацией внешних эффектов, способна направить рыночную организацию хозяйственной жизни в русло долгосрочных общественных интересов, реализация которых невозможна сегодня без адекватной защиты окружающей среды и поддержки социально-культурной сферы. Чтобы сократить перепроизводство товаров и услуг с отрицательными побочными эффектами и восполнить недопроизводство благ с эффектами положительными, необходимо трансформировать внешние эффекты во внутренние. Для решения данной проблемы А. Лигу предложил использовать корректирующие налоги и субсидии.

    Корректирующий налог (налог Лигу) — это налог на выпуск товаров и услуг, характеризующихся отрицательными экстерналиями. Он устанавливается по принципу: насорил — заплатишь столько, чтобы всегда нашлись желающие за тобой убрать. Так, в Соединенных Штатах Америки разновидностями «зеленого» налога Лигу выступают активно внедряемые в хозяйственную практику налоги на выбросы углерода, двуокиси серы, продажу пестицидов, фреонов, производство бумаги и т.п. Причем главным в механизме действия данных налогов является не наказание виновника загрязнения, а поощрение его к финансированию природоохранных мероприятий за свой счет и реализация тем самым интересов третьих лиц. Предприятию в этом случае становится намного выгоднее построить очистные сооружения, нежели платить корректирующий налог за загрязнение среды обитания. В результате неизбежного роста издержек производства объемы производимой им продукции (а значит, и темпы роста ВВП) несколько сокращаются, что приводит к сжатию налогооблагаемой базы. Однако будущие поколения едва ли будут за это в претензии к своим предшественникам.

    Если в случае отрицательных экстерналий производится дополнительное налогообложение субъекта, то в случае экстерналий положительных, напротив, всемерно стимулируется его производственная деятельность — либо в форме прямых субсидий, либо в форме налоговых льгот. Возможен и такой вариант, как, например, целевое налогообложение соседей фермера, построившего дорогу, и передача финансовых ресурсов инициатору строительства. Корректирующие субсидии могут быть предоставлены не только производителям благ с положительными внешними эффектами, но и их потребителям. При этом последние наделяются государством дополнительной покупательной способностью, которая может быть использована только на приобретение конкретного товара или услуги, связанных с возникновением выгод перелива (в частности, на покупку лекарственных препаратов). Так, российское законодательство поощряет рост квалификации граждан через возвращение им части средств, затраченных на образование (а также на лечение, отдых, приобретение жилья). К тому же в стоимость образовательных услуг не включается налог на добавленную стоимость (НДС), что заметно расширяет доступность высшего образования в нашей стране, получаемого на коммерческой основе.

    К эффективным мерам защиты здоровья третьих лиц может быть отнесено принятие законов о чистой воде, чистом воздухе, об ограничении шума. Проводя предварительную экспертизу проектов строительства новых предприятий, властные структуры, в том числе оценивают их по критериям поддержания экологического равновесия. В случае угрозы его нарушения со стороны частного бизнеса не исключено наложение запрета на коммерческую эксплуатацию части невоспроизводимых национальных ресурсов (например, через организацию заповедников) или же требование направить часть капитала на восстановление разрушенной природной среды. Превышение фирмами законодательно установленных предельных норм (стандартов) по вредным выбросам в атмосферу обычно влечет за собой крупный штраф либо уголовную ответственность. Впрочем, практика установления подобных нормативов имеет очевидные недостатки: в определенных пределах они разрешают бесплатно сбрасывать вредные вещества; при установлении единых для всей страны норм не учитывается различная степень остроты экологических проблем в разных регионах; стандарты не стимулируют производителей к снижению существующего уровня загрязнения. Поэтому целесообразным представляется введение платы за каждую единицу загрязняющих окружающую среду отходов производства. Такая система способствует сокращению общего объема вредных выбросов, о чем наглядно свидетельствует опыт ее применения, к примеру, в Германии. В целях укрепления здоровья населения государством вводятся ограничения на курение в общественных местах, запреты на продажу алкогольной и табачной продукции несовершеннолетним, издаются приказы о прохождении обязательного медицинского обследования или вакцинации. Немаловажную роль при этом играют и формируемые в обществе через систему воспитания негласные обычаи, традиции, моральные нормы, экономический выигрыш от нарушения которых может оказаться для субъекта несравненно менее значительным, нежели потери от утраты своей репутации.

    Однако корректирующие налоги и субсидии зачастую оказываются неспособными разрешить проблему внешних эффектов и поддержания экологической безопасности страны. Во-первых, на практике довольно трудно точно исчислить величину издержек и выгод третьих лиц. Во-вторых, налоговые платежи производителей благ, характеризующихся отрицательными внешними эффектами, отнюдь не всегда поступают потребителям данных благ. Все это предопределило критику корректирующих налогов и субсидий и поиск принципиально иных путей разрешения проблемы. Особого внимания в этой связи заслуживают результаты исследований лауреата Нобелевской премии в области экономики Р. Коуза, доказавшего, что наличие положительных и отрицательных внешних эффектов не требует последующего государственного вмешательства в ряде случаев, рассмотренных ниже.

    1. Если четко определены права собственности, причем не только на вещественные (например, лесные массивы, водоемы), но и на невещественные объекты — тишину, чистый воздух и т.п. Хорошо известно, что реки, озера, побережья морей, океанов, парки, улицы и другие объекты нарастающего загрязнения едва ли могут быть надежно защищены при нахождении их в государственной (а значит, фактически в «ничейной») собственности. В этом случае ни государственные ведомства, ни частные лица не имеют достаточных стимулов строго поддерживать их чистоту, подобно тому, как сохраняют ее в своем собственном учреждении или доме. Поэтому приватизация данных жизненно важных благ рассматривается Р. Коузом в качестве чуть ли не единственно возможного способа спасения среды обитания от прогрессирующей деградации — следствия ее «чрезмерного потребления».

    Рассмотрим в качестве примера следующую ситуацию: собственник лесного участка хочет очистить лес от старых хвойных деревьев. Но на лесном озере расположен курорт, владелец которого без хвойного леса потеряет множество своих клиентов. Взаимовыгодным компромиссом здесь может явиться соглашение между предпринимателями, по которому собственник курорта обязуется выплачивать владельцу лесного массива (отказывающемуся в этом случае от вырубки) определенную долю своих доходов. Если же компромисс не будет достигнут, то оба субъекта теряют: владелец курорта — от сокращения притока отдыхающих, а собственник леса — от недополучения возможных доходов. В трактовке Р. Коуза обострение проблемы внешних эффектов порождено в большей степени недостаточным развитием института частной собственности, нежели несовершенством регулирующей деятельности государства.

    2. Если сформирован рынок прав на побочные эффекты (например, прав на загрязнение окружающей среды). Допустим, что ведомство, защищающее среду обитания, определяет предельно допустимый уровень загрязнения реки в 1000 тонн в год и реализует на аукционе 1000 прав на загрязнение природной среды по тонне каждое. Рост населения и предприятий в данном регионе может привести к увеличению спроса на загрязнение при том же предложении лицензий на выбросы, что поднимет цены на них и побудит фирмы во избежание нарастания издержек производства использовать более чистые технологии. Если местное отделение партии защитников окружающей среды («зеленых») решит улучшить экологическую ситуацию, оно может выкупить часть лицензий с тем, чтобы попросту изъять их из обращения. В результате этого цена лицензий опять-таки повысится, что явится залогом улучшения экологической обстановки. Сходные эффективно защищающие среду обитания последствия имеет и скупка «зелеными» внешних долгов ее потенциальных загрязнителей.

    Примером подобной сделки может служить приобретение организацией «Международная охрана», штаб которой находится в Вашингтоне, части внешнего долга Боливии в 650 тыс. дол. — по цене 15 центов за доллар — в обмен на обязательство властей этой страны превратить в заповедник 1,5 млн. га тропического леса. Еще более крупная сделка по обмену долгов на проведение природоохранной деятельности (5,4 млн.дол. долга за 1 млн. дол.) была совершена с правительством Коста-Рики.

    В подобных случаях долг, по сути, конвертируется в местную валюту, которая используется неправительственными экологическими организациями (как национальными, так и международными) для осуществления природоохранных проектов в стране.

    Следует подчеркнуть, что, несмотря на приобретение прав на причинение внешних издержек потенциальный загрязнитель по-прежнему заинтересован в максимальном сокращении объема выбросов, поскольку в этом случае он легко сможет продать «остаток» своей лицензии (причем, возможно, по более высокой цене, чем купил). А если им внедрена какая-либо безотходная технология, то возможна компенсация части произведенных на нее затрат за счет выгодной перепродажи самой лицензии. И это, безусловно, гораздо более эффективный механизм защиты окружающей среды, чем постоянный административный контроль над масштабами сбросов отходов всеми предприятиями региона.

    В случае формирования в стране рынка прав на побочные эффекты функции государства в обеспечении экологической безопасности сводятся лишь к всемерному поощрению соглашений между заинтересованными лицами, и сам запускаемый переговорный процесс способен надежно и надолго защитить интересы третьих лиц. Обоснованный Р. Коузом институциональный механизм разрешения экологических проблем неминуемо должен быть внедрен в ближайшие десятилетия и в масштабах всемирного хозяйства для спасения нашей планеты от неотвратимо надвигающихся глобальных проблем. В условиях нарастающей дифференциации стран по уровню хозяйственного развития — как следствия неэквивалентного обмена в мировой торговле — складывается взрывоопасная (порождающая, в частности, и терроризм) ситуация, при которой одним странам достается экономическое процветание, в то время как уделом других становятся бремя долгов и прогрессирующая нищета. Между тем бесспорным представляется тот факт, что в случае адекватного учета стоимости экологических услуг, оказываемых человечеству странами третьего мира, нынешние кредиторы и должники быстро поменялись бы местами. Поэтому формирование и эффективное функционирование рынка квот на загрязнение природной среды могли бы стать действенным способом ослабления имущественного расслоения различных стран и ускорения тем самым темпов экономического развития мирового сообщества.

    Заметим, что в функции государства в рыночной экономике входит регулирование не только экстерналий, но и интерналий. Интерналии — издержки или выгоды, получаемые участниками данной сделки, но не оговоренные при заключении последней. Примерами интерналий являются ущерб покупателя от потребления некачественного товара, безнаказанное нарушение контракта одной из сторон сделки (в частности, не оплачиваемые Украиной поставки российского газа на ее территорию). Для устранения подобных явлений государство (или интеграционный союз государств) вводит санкции за нарушение контракта, предусматривает стандартные формы договоров и четкую процедуру заключения сделок, контролирует качество продукции, законодательно защищает права потребителя, выдавая лицензии на производство определенных видов товаров, обязывает экономических субъектов бесплатно предоставлять правдивую информацию (это особенно важно в банковском деле, фармакологии, пищевой промышленности и т.п.), само производит необходимую информацию. Так, например, технологии Интернета в свое время были бесплатно переданы американским правительством частному бизнесу для плодотворного использования в хозяйственной практике.

    Незаинтересованность рынка в производстве общественных благ. Очевидно, что рыночный механизм нацелен на создание преимущественно частных благ, которые (как, например, автомобиль, компьютер, обручальное кольцо), во-первых, делимы, а потому в принципе доступны индивидуальным покупателям; во-вторых, подвержены действию принципа исключения: только тот субъект, который оплатит равновесную цену, получает продукт, решивший же сэкономить на его покупке исключается из процесса потребления. От них заметно отличаются общественные блага — товары и услуги, которые рыночная система не намерена производить, поскольку они удовлетворяют так называемые неделимые потребности (в эффективном правосудии, экологической стабильности, экономической безопасности, сохранении культурного наследия, общественной гигиене и т.п.). Помимо неделимости, а значит, невозможности продажи индивидуальным покупателям на них не распространяется принцип исключения: не существует эффективных способов отстранения индивидов-неплательщиков от пользования общественными благами.

    Классический пример чисто общественного товара — маяк. Его возводят (создают), если выгоды от этого — в данном случае уменьшение кораблекрушений — превышают связанные со строительством затраты. Но выгода одного мореплавателя не способна окупить столь дорогостоящего строительства. В то же время невозможно исключить всех проплывающих мимо моряков из процесса потребления данного блага. Во многих подобных случаях возникает проблема фрирайдера, безбилетного пассажира («зайца»): люди могут пользоваться выгодами потребления некоторых продуктов, не неся издержек на их производство и эксплуатацию. Поскольку принцип исключения здесь неприменим, частные предприятия не имеют достаточных стимулов к производству общественных благ и государству приходится брать на себя их финансирование. К числу чисто общественных благ, за которые граждане платят государству налоги, можно отнести национальную оборону, государственное управление, охрану общественного Порядка, правосудие, освещение улиц, регулирование паводков, хлорирование воды, борьбу с насекомыми и т.п.

    Кроме того, существует немало неделимых товаров, к которым принцип исключения вполне может быть применен: мосты и автомагистрали, полицейская и пожарная охрана, библиотеки и музеи, профилактическое медицинское обслуживание и др. Это так называемые квазиобщественные (смешанные) блага, которые также нуждаются в немалой финансовой поддержке правительства в связи с их высокой социальной значимостью. В современном обществе развитие системы среднего и высшего образования, обеспечивающее высокое качество рабочей силы, жизненно необходимо не только населению, но и государству. Не менее значимыми являются и гарантии обеспечения доступности качественных медицинских услуг, оказываемых на бесплатной основе. Поэтому правительству необходимо воздерживаться как от всеобщей национализации данных сфер, так и от их развития на чисто рыночной основе. К категории квазиобщественных могут быть отнесены и те неделимые блага, производство которых государство не может в полном объеме отдать частным компаниям — но уже не в связи с выгодностью долгосрочных государственных инвестиций в человеческий капитал, как, допустим, в случае с образованием, а по причине высоких транзакционных издержек, связанных с их доведением до потребителей. Наглядным примером могут служить некоторые виды страхования, связанного с производственной деятельностью людей, — по старости или же на случай безработицы. Не секрет, что затраты крупных государственных страховщиков, действующих в этих сферах (даже если отвлечься от факта их большей надежности), на рекламу, содержание штата страховых агентов и др., обычно оказываются значительно ниже по сравнению с издержками множества конкурирующих между собой частных страховых компаний. Поэтому в интересах более эффективного использования ограниченных финансовых ресурсов в ряде случаев целесообразно обеспечить функционирование данных видов страхового бизнеса в пределах государственного сектора экономики. А вот в сфере геологоразведочных работ в нашей стране по сей день дискуссионным остается вопрос: то ли Министерству природных ресурсов и экологии Российской Федерации целесообразно взять на себя содержание данной сферы производства общественных благ и рассылать по всей стране геологоразведочные партии, то ли экономичнее предоставить налоговые льготы (скажем, по налогу на добычу полезных ископаемых) тем недропользователям, которые готовы участвовать в финансировании подобных затратных и рискованных инвестиций.

    Как видим, в сфере производства квазиобщественных благ типичным является органическое сочетание государственных и частных объектов социально-культурной сферы. Последние предоставляются коммерческими и некоммерческими организациями, пользующимися определенной поддержкой правительства. Причем в последние десятилетия получает все большее распространение именно частный вариант финансирования смешанных благ. Например, развитие услуг жилищно-коммунального хозяйства, железнодорожного транспорта и связи, дольше других сохранявшихся в госсекторе, все интенсивнее перемещается в частный сектор. Это обусловлено не только традиционно низкой рентабельностью, скажем, транспортных магистралей или энергетического хозяйства и стремлением властей переложить заботу о них на плечи негосударственных компаний, но и расширением в условиях НТР возможностей информатики и средств связи на частно-хозяйственном уровне. Качество всех этих услуг остается при этом на должном уровне (а услуги связи к тому же стремительно дешевеют). Но если большинство почтовых отправлений в США осуществляется сегодня частным сектором, то в сфере здравоохранения, напротив, все более рельефно ощущается присутствие государства. Это касается также деятельности организаций, обеспечивающих защиту семьи и прав ребенка (например, через создание приютов, детских домов семейного типа, курируемых частными благотворительными фондами), функционирования музеев, расширения коммерческих отделений в государственных вузах и т.п.

    Избыточная концентрация и монополизация производства. Рыночный механизм основан на конкуренции, однако в ходе конкурентной борьбы закономерно происходит поглощение одних фирм другими, результатом чего становятся концентрация производства и его монополизация. Крупные корпорации и профсоюзы монополизируют рынки товаров и труда, делают цены и заработную плату жесткими, негибкими, малоподвижными. В связи с этим перед государством встает задача защиты конкуренции и антимонопольного регулирования экономики, которое воплощает в себе систему мер экономического, правового, психологического воздействия на предприятия во избежание их анти конкурентного поведения на рынке и обеспечивает защиту прав потребителей.

    Безработица и инфляция, макроэкономическая нестабильность. Рыночный механизм неуклонно приводит национальную экономику к равновесию между совокупным спросом и совокупным предложением. Однако на практике такое равновесие вполне может установиться и при неполной занятости производственных ресурсов или завышенном общем уровне цен. Иначе говоря, рынок не обладает иммунитетом против болезней безработицы (особенно в ее наиболее тяжелых, застойных формах) и высокой инфляции и регулярно порождает макроэкономическую нестабильность. Если рост безработицы является следствием закономерного перехода от фазы подъема к фазе спада, то инфляция, будучи столь же подвержена закономерностям цикличности, выступает к тому же неизбежной спутницей обращения бумажных денег. Внутренняя нестабильность рыночной системы вызывает необходимость проведения государством стабилизационной политики, направленной на сглаживание циклических колебаний конъюнктуры. Осуществляя анти циклическое регулирование, правительство и центральный банк поочередно реализуют политику занятости и антиинфляционное регулирование экономики и тем самым нейтрализуют столь крупный провал рынка.

    Безразличие рынка к проблеме социальной справедливости. Справедливым здесь признается любой доход, полученный в результате участия субъектов в свободной конкуренции на рынках товаров, услуг, капиталов, рабочей силы. В связи с этим в равной мере законными признаются высокие доходы победителей и низкие (а порой и просто нулевые) доходы неудачников конкурентной борьбы (банкротов, безработных и др.). Однако подобное распределение является несправедливым в общечеловеческом смысле, коль скоро порождает избыточную дифференциацию населения по уровню доходов. Последние оказываются в зависимости не только от количества и качества труда и даже не только от вложенного капитала, предпринимательского таланта, но и от удачи, стечения обстоятельств, неравенства стартовых условий (например, в плане наследования объектов собственности, различий в способностях, качестве полученного образования). Нередко неравенство нарастает в ходе трансформации экономической системы, в частности, в России коэффициент Джини, характеризующий масштабы подобной несправедливости, возрос с 0,32 до 0,45 к концу века и до сих пор не опускается ниже 0,4 (это минимум в 1,5 раза выше, чем в большинстве постсоциалистических стран Центральной и Восточной Европы).

    Усиливающееся расслоение общества по уровню жизни побуждает государство проводить определенную социальную политику с целью предотвращения общественных конфликтов на экономической почве, которые становятся неизбежными в случае игнорирования властями объективных противоречий между субъектами рыночной экономики. Для противодействия абсолютной асоциальности рынка и поддержки тех членов общества, которые в силу разного рода причин не могут результативно участвовать в конкуренции и потому остаются малоимущими, правительство берет на себя задачу перераспределения доходов и богатства с целью уменьшения их избыточной дифференциации. Государственная стратегия в сфере доходов, воплощенная в принципе «все не могут быть богатыми, но никто не должен быть бедным», реализуется через систему «справедливого», т.е. прогрессивного налогообложения (при введении высокого необлагаемого минимума доходов), определение прожиточного минимума и законодательное установление минимальной заработной платы на уровне не ниже последнего, ценовое регулирование (например, через поддержание на приемлемом уровне цен на сельхозпродукцию, продаваемую фермерами), механизм трансфертных платежей (в частности, путем фиксации размера пенсии на уровне не ниже 40% от средней заработной платы по стране), обеспечение членов общества приемлемым уровнем социально-культурных услуг. Важными направлениями подобной политики государства выступают также внедрение различных способов компенсации потерь и индексации доходов в случае повышения цен, сокращение потерь в связи с прекращением трудовой деятельности и т.п. Причем если социальное страхование, обеспечивающее лиц, утративших текущий доход в связи с безработицей, болезнью, наступлением пенсионного возраста, финансируется в основном за счет предприятий и самих застрахованных работников, то общественное вспомоществование, которое нацелено на поддержание дохода беднейших слоев населения независимо от их участия в трудовой деятельности (и соответственно от уплаты страховых взносов), исходит непосредственно из государственного бюджета.

    Важнейшими угрозами при реализации социальной политики являются постепенное формирование у получателей трансфертов иждивенческих настроений и подрыв стимулов налогоплательщиков к высокодоходной деятельности. Нейтрализация этих действительно серьезных угроз опирается на признание властями каждой страны объективно существующих границ их перераспределительной деятельности. Значимой угрозой выступает также возможность значительных потерь ресурсов социальной политики (А. Оукен остроумно назвал это «дырявым ведром» социальной политики), когда не менее половины трансфертных выплат достается, в конце концов, вовсе не гражданам, проживающим за чертой бедности, а высокооплачиваемым сотрудникам администрации, налоговых и социальных служб. В этом плане гораздо более результативными представляются не вертикальные перераспределительные механизмы с прямым участием государства, а налоговое поощрение горизонтальных связей бизнес сообщества, осуществляющего масштабную благотворительную деятельность, с социально уязвимыми категориями населения.

    Чрезмерная дифференциация регионов страны. Рынок не обеспечивает своевременного разрешения региональных проблем, периодически обостряющихся в тех или иных странах под влиянием комплекса исторических, национальных, демографических и иных нерыночных факторов. Мировой опыт подтвердил ошибочность неоклассических представлений (взглядов, так называемых не интервенционистов) о том, что некогда возникшие диспропорции в уровне регионального развития со временем исчезают сами собой. Их преодоление требует от государства проведения активной политики, нацеленной, прежде всего, на сглаживание чрезмерной дифференциации различных регионов страны по уровню социально-экономического развития, показателям бюджетной обеспеченности, благосостояния населения и др. В узком смысле такая региональная политика создает привилегированные условия для отдельных регионов страны, которые по ряду причин оказались в глубоком и затяжном кризисе. В качестве примеров положительной роли государства можно привести преодоление трагедии Великих озер в США или очистку Рейна, который еще совсем недавно был «сточной канавой» Европы. Рынок привел к экологической катастрофе, а наводить порядок пришлось государству. Особое значение проведение взвешенной общенациональной региональной политики имеет для государств с федеративным устройством, для которых обычно характерна значительная межрегиональная асимметрия социально экономических показателей.

    В Германии в соответствии с принципом взаимной поддержки и солидарной ответственности стремительно развивающиеся земли, несмотря на их самостоятельность и финансовую независимость, обязаны оказывать прямую и косвенную поддержку более слабым в финансово экономическом отношении землям для выравнивания условий и уровня жизни по всей территории страны. Так, в восточные земли за первые десять лет после объединения Германии через разнообразные тонкие инструменты вертикального и горизонтального перераспределения было направлено свыше триллиона марок, что привело к серьезному росту уровня заработной платы, обеспеченности семей легковыми автомобилями и т.п. Разумеется, речь идет не о каком-либо нивелировании объективно неизбежной дифференциации регионов и не о поощрении социального иждивенчества, а о финансовой поддержке со стороны регионов-доноров, лишь дополняющей собственные усилия регионов реципиентов по преодолению своего отставания: выравнивание не тождественно достижению равенства. Более того, Федеральный конституционный суд Германии признал антиконституционной практику предоставления многолетних субсидий отстающим регионам, тем самым побуждая их к проявлению хозяйственной инициативы и наращиванию валового регионального продукта. Четкое осознание связи своего будущего с эффективностью хозяйствования на собственной территории позволяет населению избавиться от патерналистского мышления и сохранить позитивную динамику даже в условиях, когда замедление экономического роста во всей стране неизбежно ослабляет масштабы межрегиональных субсидий, как это и случилось в последние годы в Германии.

    Взгляды сторонников государственной региональной политики, единым фронтом наступающих на позиции «не интервенционистов» и доказывающих неизбежность в этом случае недоиспользования потенциала страны, все же существенным образом различаются. Одни из них — так называемые адаптеры — признают в качестве цели государственного регулирования лишь относительно пассивное содействие правительства развертыванию естественно протекающих в регионе социально-экономических процессов (например, за счет поощрения межрегиональной миграции капиталов и рабочей силы) без смены самого их ведущего направления. При этом признается недопустимым стимулирование хозяйственного развития в заведомо непривлекательных для частных инвесторов регионах. Другие — «радикальные преобразователи» — отстаивают необходимость активного проведения глубоких структурных сдвигов, нацеленных на задействование дополнительных внутренних источников развития тех регионов, которые потенциально весьма перспективны, однако требуют немалых вложений в инфраструктуру, что невозможно без принятия соответствующих государственных инвестиционных программ.

    Следует учитывать, что региональная политика имеет более широкое содержание, чем сглаживание дифференциации регионов посредством масштабных трансфертов из федерального центра. Ее стратегическая цель заключается в обеспечении территориальной организации воспроизводства ресурсов, поэтому она включает в себя комплекс мер по регулированию процессов размещения производительных сил, проводимых не только федеральными, но и местными органами власти. При таком понимании региональная политика нацелена на федеральную поддержку не только отстающих, но и передовых районов, которые не должны рассматриваться исключительно как доноры, как финансовые источники правительственной поддержки реципиентов. Поскольку вложения в богатые производственными ресурсами регионы оказываются намного более результативными, государство не может игнорировать этот объективно существующий разброс в уровнях эффективности инвестиционных проектов и слепо полагаться на традиционное «рассеянное впрыскивание капиталов», нарушая принцип приоритетности федеральной поддержки регионов. Согласно современной теории поляризованного развития экономический рост в той или иной стране не происходит сразу во всех ее регионах: он начинается в неких точках (полюсах) регионального роста и лишь затем с той или иной интенсивностью распространяется на другие территории, порождая в них разнообразные позитивные сдвиги.

    Инструментами реализации региональной политики являются налоги, кредиты, бюджетные гранты и т.п. Особая роль отводится наднациональным программам, например, в рамках ЕС, где для завершения процесса интеграции требуется некое единство экономического пространства, исключающее региональные перекосы в экономическом развитии. Практикуется также создание специальных фондов регионального развития, в которых аккумулируются финансовые ресурсы для реализации государственных программ, размещения заказов регионам на поставки продукции для общенациональных нужд, субвенций менее развитым территориям, направляемых на оптимизацию территориальной структуры хозяйства, сохранение целостности и единства страны (в России это Фонд регионального развития и Федеральный фонд поддержки регионов), Формируется и неуклонно совершенствуется система экономико-правовых (налоговых, таможенных и др.) регуляторов, создающих благоприятный инвестиционный климат в регионах и тем самым обеспечивающих их ускоренное развитие (например, через создание свободных экономических зон, которых в современном мире насчитывается не менее тысячи). Государство предоставляет целевые кредиты и гарантии для инвесторов, вкладывающих капитал в развитие социальной инфраструктуры депрессивных регионов и укрепление их производственной базы.

    Невозможность посредством рыночных механизмов осуществить прорыв в области фундаментальной науки и техники, а также глубокую структурную перестройку национальной экономики. Рыночный механизм, способствующий эффективному использованию уже имеющихся результатов научно-технического прогресса, оперативно обеспечивающий через механизм цен стихийную миграцию производственных ресурсов из менее прибыльных на данный момент отраслей в более результативные, не в силах самостоятельно осуществлять стратегические прорывы в области фундаментальной науки и техники, а также глубокую структурную перестройку национальной экономики (подобную конверсии военно-промышленного комплекса или переориентации промышленности с добывающей на обрабатывающую). Не секрет, что рынок не стимулирует развития отраслей и производств с длительным сроком окупаемости, высокой степенью риска и неопределенности будущей нормы прибыли, а также реализацию крупномасштабных и наукоемких инвестиционных проектов. Например, в ракетно-космической промышленности СССР в середине 1980-х гг. показатель наукоемкости производства, рассчитываемый как отношение объема расходов на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) к объему валовой продукции отрасли, составлял примерно 50%, в то время как в целом по национальной экономике он не превышал 1—3%. Без масштабной финансовой поддержки государства сегодня вряд ли можно всерьез рассуждать о развитии в нашей стране этой вполне конкурентоспособной отрасли. В подобных случаях правительство обычно принимает на себя обязательства в области образования, формирования и поддержки новых направлений фундаментальной науки, создания специальных зон для разработки современных технологий и т.д. Задачами государства становятся стимулирование НТП, проведение структурной политики (политики сознательного изменения структуры ВВП). Основным инструментом реализации данной государственной политики является «предоставление ограниченному числу агентов национальной экономики дополнительных ресурсов, которые могут быть использованы для инвестиций». Эти ресурсы активно перераспределяются сообразно целям, обозначенным в долгосрочной стратегии развития национальной экономики.

    Необходимость реализации национальных интересов в мировой экономике. Непременным условием здорового развития последней является ее межгосударственное регулирование. Проводя внешнеэкономическую политику, правительство осуществляет контроль над международной миграцией товаров, капиталов и рабочей силы, оказывает воздействие на валютные курсы, организует таможенную систему и т.п. Например, расширив квоту на въезд в США российских специалистов в области аэрокосмической техники, американское правительство лицемерно объяснило это стратегическое решение, обрекающее нашу страну на еще больший кадровый голод, тем, что в результате затопления станции «Мир» многие из них окажутся безработными. В результате подобных действий правительств зарубежных стран из России только выехали около 95 тыс. научных работников (преимущественно математиков, физиков, биологов и химиков), а среднегодовой ущерб от их эмиграции составил примерно 5 млрд. дол. Это не считая тех, кто работает по контракту с зарубежными фирмами, не покидая российской территории, или трудится на совместных предприятиях.

    Регулируя курс национальной валюты, власти способны кардинальным образом переориентировать потоки импортируемых и экспортируемых товаров, а изменяя таможенные пошлины — поддержать отечественных товаропроизводителей или ввергнуть их в водоворот международной конкуренции. Например, ослабляя обменный курс рубля по отношению к ведущим мировым валютам и ужесточая таможенные ограничения на ввоз иностранной продукции на территорию нашей страны, российское государство пытается противодействовать спаду производства.

    Все функции государства с определенной степенью условности можно разделить на традиционные и современные. Если к первым относится обеспечение, прежде всего безопасности страны и правопорядка, то реализация последних предполагает решение многообразных задач по всестороннему развитию человеческого потенциала. Причем, безусловно доминирующими в современном мире (судя по структуре государственных расходов) выступают именно современные функции, связанные с осуществлением социальной, структурной, региональной и других видов экономической политики государства.

    Опыт мировой хозяйственной практики в плане проявлений рыночного фиаско и уточнения связанных с ними функций государства позволяет зафиксировать минимальную и максимальную границы государственного вмешательства в социально-экономическую жизнь. К первой относятся регулирование внешних эффектов, производство общественных благ, поддержка конкурентной среды наряду с самой организацией денежного обращения — словом, речь идет о выполнении функций, без которых современная рыночная экономика попросту распадется, а степень загрязнения окружающей среды и деградации социально-культурной сферы вкупе с всевластием монополистов обрекут страну на остановку всякого общественного развития. Верхней же, максимально допустимой границей государственного вмешательства является устранение всех перечисленных выше проявлений фиаско рынка. За данной объективно очерченной границей государству в экономике делать нечего. В противном случае неизбежны губительные деформации рыночных механизмов, а значит, тормозящее экономический рост снижение эффективности производства. В конечном итоге от подобной деформации пострадают те социальные группы, ради которых власти пошли на превышение пределов разумного по своим масштабам регулирования экономики. Осознание этого обстоятельства делает неминуемым разгосударствление экономики, т.е. избавление последней от чрезмерной государственной активности.

    Как видим, теория рыночного фиаско связывает необходимость государственного регулирования экономики с наличием у рыночного механизма определенных недостатков. Однако не стоит абсолютизировать факт ориентации экономической роли государства исключительно на несовершенства или пороки рынка. Подобная постановка вопроса ведет к ошибочному выводу о том, что после отладки рыночного механизма, нахождения идеальной модели роль государства сводится к нулю. Между тем государство следует рассматривать не просто как компенсатора несовершенств рынка, но как исполнителя функций, относящихся к его исключительной прерогативе: соблюдение баланса общественных интересов, поддержание социально-политической стабильности и т.п. Помимо этого правительство формирует правовую базу и общественную атмосферу, способствующую эффективному функционированию рыночной системы: обеспечивает свободу предпринимательства и выбора, регулирует взаимоотношения между фирмами (посредством внедрения договорной, контрактной форм их взаимодействия), между производителями и потребителями (через систему контроля качества и лицензирование), между предпринимателями и наемными работниками (трудовые договоры, соглашения) и тем самым выступает в роли арбитра в хозяйственных спорах. Не секрет, что все отмеченные субъекты экономической системы находятся в состоянии острого противоборства между собой: их взаимодействию внутренне присущи объективные противоречия в системе интересов, которые, как известно, заключают в себе как созидательный, так и разрушительный компоненты. Только государственное регулирование экономики способно нейтрализовать угрозу неконструктивной конкуренции, переводя взаимоотношения данных субъектов в конструктивную плоскость.

    Таким образом, важными функциями государства, неким каркасом его экономической роли являются разработка хозяйственного законодательства и обеспечение неукоснительного соблюдения принятых законов всеми гражданами страны, включая самих государственных служащих. Так, через разработку законодательства, построение независимой судебной системы, направленной против убийств, краж, насилия, и противодействие появлению наряду с теневой экономикой и теневой юстиции государство создает более стабильную ситуацию в стране, защищает права собственности (в том числе интеллектуальной) и самого собственника, улучшая тем самым функционирование рыночной экономики. Кроме того, как напоминает Л. Абалкин, отвергая ставшее стереотипом общественного сознания, отождествление функций государства с функциями огромной массы госслужащих, существует «и такая важнейшая функция демократического государства, как борьба с засильем чиновников, с волокитой и бюрократизмом, с широко распространенным мздоимством».

    Фиаско государства

    В мировой экономической науке отсутствует единодушие в понимании роли и возможностей государства. При этом в многочисленных спорах об экономической роли современного государства одни научные школы делают акцент на его сильные стороны, другие — на откровенно слабые. Так, если неокейнсианцы особо подчеркивают осечки рынка, то неоклассики, наоборот, более обращают внимание на осечки государства (так называемые нерыночные провалы). Фиаско (изъян) государства — ситуация, при которой правительственное вмешательство в экономику не обеспечивает эффективного размещения ресурсов, а также соответствия политики распределения принятым в данном обществе представлениям о справедливости.

    В настоящее время в литературе выделяются следующие проявления фиаско государства:

    1)            дефицит доступной информации;

    2)            неспособность государства в достаточной мере контролировать реакцию населения на его действия;

    3)            несовершенство политического процесса;

    4)            ограниченность контроля над государственным аппаратом;

    5)            завышение объема производства общественных благ и связанная с этим растрата ресурсов;

    6)            образование государством через перераспределительные процессы новых форм неравенства и дискриминации;

    7)            бюрократизм и разбухание издержек на содержание управленческого аппарата сверх оптимального уровня;

    8)            отвлечение специалистов от участия в производстве товаров и услуг на фирмах.

    Дефицит доступной информации. Государство обычно лучше справляется с перераспределением информации (преодолением, так называемой информационной асимметрии), чем с неуклонным наращиванием ее объема. Это обусловлено не только объективными трудностями получения количественных оценок многих качественных по своей природе хозяйственных явлений и процессов. В немалой степени острая нехватка достоверной информации вызвана сокрытием значительных объемов производимых в обществе товаров и услуг в недрах теневой экономики. Несовершенство статистической базы макроэкономической политики нередко порождается и стратегическими просчетами при ее проведении. Так, стремление центрального банка победить инфляцию путем чрезмерного сжатия находящейся в обращении денежной массы обычно оборачивается возникновением целого ряда неофициальных «эмиссионных центров», выпускающих разнообразные денежные суррогаты. В этом случае денежные власти оказываются не в состоянии адекватно оценить масштабы денежного предложения в стране, а проводимая ими монетарная политика лишается четких ориентиров. Как видим, хроническая нехватка знаний об объекте регулирования зачастую приводит к задействованию на практике весьма уязвимого метода проб и ошибок. Между тем каждое конкретное действие властей нуждается во всесторонней предварительной экспертизе на предмет вероятных выгод и потерь. Кроме того, при принятии управленческих решений крайне желателен анализ не одного, а нескольких вариантов достижения поставленных целей и выбор среди них оптимального. Это требует не только оперативного получения достоверной информации, но и ее обработки методами математической статистики, с использованием мощных компьютеров с соответствующим программным обеспечением. Необходима, наконец, подготовка большого количества квалифицированных специалистов в области экономики, математики, статистики, программирования и др. Если же правительству явно не хватает объективных данных, позволяющих с достаточной достоверностью прогнозировать результаты регулирующих воздействий на социально-экономическую жизнь, ему следует воздерживаться от чрезмерного расширения зоны своей ответственности. В противном случае неизбежна ситуация «хотели как лучше, а получилось, как всегда». Наглядным примером подобной ситуации в нашей стране стало принятие закона относительно так называемой монетизации льгот. Проявленная правительством крайняя легкомысленность при его разработке выразилась не только во внесении депутатами Госдумы 1300 поправок в законопроект, но и в неадекватном учете истинной цены вопроса, действительных финансовых затрат государства на претворение закона в жизнь, что не могло не отразиться на рейтинге популярности действующей власти.

    Неспособность государства в достаточной мере контролировать реакцию населения на его действия. Государственный сектор — лишь одна из слагаемых современного рыночного хозяйства, причем далеко не самая масштабная. Основой любой разновидности рыночной экономики является частный сектор, субъекты которого имеют свои собственные, зачастую диаметрально противоположные интересы и цели. Поэтому конечные результаты начинаний правительства зависят не только от него самого. В мировой практике нередки случаи, когда реализация определенных правительственных программ приводила вовсе не к ослаблению остроты народнохозяйственных проблем, а, напротив, к их обострению. Так случилось, например, в США, где сельскохозяйственные программы, формально нацеленные на спасение семейных ферм, вызвали, наоборот, гибель многих из них: государственные трансферты на деле достались крупным корпоративным фермам, которые, сократив из-за этого свои издержки, подорвали ценовую конкурентоспособность мелких хозяйств. Лишь помня, что государство в смешанной экономике заведомо не является всесильным, можно не подпасть под влияние иллюзии, будто для любого изъяна рынка существует адекватная форма государственного вмешательства, позволяющая полностью преодолеть его, не вызвав негативных побочных последствий.

    Несовершенство политического процесса. Парламентская демократия далеко не идеальная форма правления. Представители законодательной власти (депутаты парламента, члены конгресса и т.п.), принимая судьбоносные для страны решения, могут в первую очередь преследовать свои собственные, зачастую корыстные интересы. Например, многие правые партии, используя трибуну парламента, открыто лоббируют процесс формирования офшорных зон, тех налоговых убежищ, которые нередко используются в интересах дальнейшего обогащения и без того сверх меры обеспеченных граждан. Значимым проявлением несовершенства политического процесса в современной России выступает крайне слабое влияние оппозиционных партий, представленных в Государственной Думе, на принимаемые в ней решения. Предложения исполнительной власти чуть ли не автоматически поддерживаются депутатами, и это закономерно толкает правительство на внесение в Думу слабо проработанных, недостаточно просчитанных по своим социально-экономическим последствиям законопроектов.

    Ограниченность контроля над государственным аппаратом. Наивно полагать, что государственный аппарат всегда действует в законных, легитимных рамках и неуклонно преследует исключительно интересы общества. Отстаивающая именно такой взгляд традиционная теория не принимает в расчет возможность того, что какая-то предприимчивая группа людей может использовать институт государства для реализации своих частных интересов при ущемлении интересов общественных. Между тем все шире распространяющийся в современной науке альтернативный подход склонен объяснять вмешательство государства в экономику не только провалами рынка, но и так называемой политической игрой, т.е. попытками организованных общественных групп использовать ресурсы государства для увеличения своей доли в национальном доходе. Ставя во главу угла свои особые интересы, эти группы людей стремятся через правительственные институты получить для себя немалые материальные выгоды, осуществляя так называемую погоню за рентой. Рентой в данном специфическом случае признается любой платеж фирме — поставщику ресурсов, который оказывается выше суммы, получаемой ею в конкурентной среде.

    Представители определенных отраслевых и региональных лобби в стремлении максимизировать свой доход могут добиться в коридорах власти, например, определенных налоговых преференций или проведения протекционистской политики (ограничения ввоза в страну, скажем, иностранных автомобилей) и тем самым ослабить конкурентную среду. Так, в России в начале рыночной трансформации экономики наряду с льготными кредитами широко применялся режим экспортных квот, при котором колоссальная разница мировых и внутрироссийских цен мгновенно превращала в мультимиллионеров избранных представителей номенклатуры и примкнувшего к ней нарождающегося «бизнеса». При этом масштабные таможенные льготы (в частности, по поставке алкогольной, табачной продукции) предоставлялись многочисленным церковным, спортивным, ветеранским организациям, которые таковыми являлись лишь на бумаге. Слабость российского государства в сочетании с силой бюрократии проявляется в высочайшем уровне коррупции, что в немалой степени обусловлено использованием разрешительного принципа во многих хозяйственных новациях (например, при открытии малого предприятия), которые в других странах требуют всего лишь уведомления общества. Российский бизнес по сей день сталкивается с чудовищным избытком всевозможных регламентаций, которые к тому же применяются выборочно и часто меняются, что в сочетании с несовершенством судебной системы постоянно воспроизводит коррупцию. По индексу коррупции Россия занимала 143-е место (разделив его с Индонезией, Гамбией и Того) среди 180 анализируемых по этому признаку стран. Причем масштабы коррупционной деятельности вряд ли заметно сократятся после резкого повышения уровня заработной платы административно-управленческого аппарата, которое аргументируется как раз необходимостью борьбы с данным социальным злом. Например, не секрет, что внешний долг Российской Федерации периодически неожиданно возрастает. И дело не только в том, что, будучи номинирован (хотя бы частично) в евро, он ощущает на себе укрепление данной валюты по отношению к доллару. Немаловажное значение имеет здесь и явное пристрастие некоторых российских чиновников к признанию сомнительных долгов нашей страны перед государствами, не входящими в Парижский клуб (в частности, перед Чехией, Словакией, Венгрией). Подобному признанию обычно предшествует скупка этими государствами российских долгов по бросовым ценам на вторичном рынке. После признания Россией такой задолженности котировки облигаций мгновенно взлетают до невиданных высот, и российские налогоплательщики оказываются вынуждены оплачивать конкретным физическим лицам крупные суммы.

    Процветание коррупции в современной России не случайно: наиболее благоприятные условия для нее формируются в странах, экономика которых базируется на задействовании не столько человеческих, сколько природных ресурсов, где деньги создаются как бы из воздуха, а точнее, выкачиваются из-под земли. Делиться этими сверхдоходами с основной массой жителей страны недропользователям совсем не хочется, благо есть коррумпированные чиновники. Невысокий уровень жизни населения нашей страны во многом объясняется именно коррупционностью власти, коэффициент корреляции благосостояния, от уровня которой составляет, по оценке В. Бобкова, 0,93.

    Завышение объема производства общественных благ и связанная с этим растрата ресурсов. Данный нерыночный провал может проявиться в чрезмерной милитаризации экономики, в безудержных тратах дефицитных бюджетных средств (в условиях кризиса и нарастающего дефицита бюджета) на амбициозные проекты по украшению столиц и чиновничьих кабинетов и т.п. Так, превратно понимая механизм обеспечения безопасности страны, военное ведомство вполне может (как это было, например, в СССР) нацелить ее производственные ресурсы на создание такого количества химического и ядерного оружия, что даже на их утилизацию у государства в дальнейшем не хватит средств.

    Образование государством через перераспределительные процессы новых форм неравенства и дискриминации. В результате бесконтрольного нарастания объема налоговых и иных льгот различным социальным группам (например, депутатам, правительственным чиновникам, монополистическим группировкам и т.п.) главным механизмом обогащения может стать (и становится в нашей стране) сам бюджетный процесс, изначально направленный на сглаживание рыночной дифференциации населения. Например, запущенная российскими властями схема выплат так называемого материнского капитала предполагает зачисление определенной суммы за рождение второго или последующего ребенка либо на собственные накопительные счета матерей, либо на обучение их детей в вузе, либо, наконец, на улучшение жилищных условий молодых семей. Но напрашивается резонный вопрос: какое жилье можно приобрести на эту сумму, если только не залезать в долговую кабалу ипотечного кредита? Ожидание же в течение десятилетий повышенных пенсионных выплат и компенсации расходов на по   лучение высшего образования в условиях продолжающейся инфляции вполне может закончиться для большинства населения ничем, а вот чиновники Пенсионного фонда России и других институтов социальной защиты уже сегодня обретут прекрасные финансовые условия для своего бизнеса (еще более прибыльного, чем у нынешних поставщиков лекарств для льготников) на ниве социалки.

    Бюрократизм и разбухание издержек на содержание управленческого аппарата сверх оптимального уровня (на подготовку законодательных актов, контроль над их осуществлением, оснащение техникой налоговых служб и др.). В данной связи весьма характерной представляется тенденция к неуклонному относительному (и порой и абсолютному) росту расходов российского бюджета на управление экономикой. Проведенное Всемирным банком и Международной финансовой корпорацией исследование показало, что если в Гонконге типичная фирма вносит налоговые платежи в бюджет лишь один раз, а в Норвегии — три раза в год, то в России — 27, а на Украине — 84 раза. В результате такой бюрократической волокиты на подготовку налоговой отчетности отечественные предприятия тратят в среднем 256 часов в год, в то время как в ОАЭ — всего 12, а в Сингапуре — 30 часов.

    Отвлечение специалистов от участия в производстве товаров и услуг на фирмах. Наращивание расходов правительства, связанное с активизацией его участия в регулировании экономики, предполагает адекватное расширение аппарата государственного управления, в результате чего высокопрофессиональные кадры покидают сферу производительного труда. Привлекаемые высокой оплатой труда, а также различными льготами и привилегиями, квалифицированные работники (юристы, экономисты, инженеры и другие специалисты) охотно «перетекают» в аппарат государственного управления, что приводит к нарушению неких оптимальных пропорций в использовании трудовых ресурсов страны. В результате при сокращении общего числа занятых и уменьшении самого объекта управления (по причине спада производства и утраты немалой части национального богатства) численность аппарата управления в России в настоящее время удвоилась. Расширение горизонта бюджетного планирования до трех лет и желание заглянуть в еще более отдаленное будущее финансовой системы России побудили российское правительство расширить штат работников Министерства финансов Российской Федерации еще на 190 человек. Однако переход финансистов из частного сектора в государственный пока не приводит к большей точности отечественного бюджетирования, ошибка которого в части доходов составила, по меньшей мере, 2,3 трлн. руб. (т.е. 7% ВВП). Правда, неточность в расходах оказалась по понятным причинам намного ниже, что предопределило беспрецедентный рост профицита федерального бюджета, приблизившегося к отметке 3 трлн. руб.

    Даже в относительно либеральной экономике США сегодня ежегодно тратится не одна сотня миллиардов долларов на ее государственное регулирование. Согласно подсчетам американских специалистов правительственное воздействие на хозяйственную жизнь приводит к падению темпов роста экономики на 0,4% в год по сравнению с потенциально возможным. При этом утверждается, что связанное с вторжением государства избыточное увеличение его расходов, финансовым источником которого является адекватный рост налоговой нагрузки на национальную экономику, приводит к сжатию расходов совокупных, поскольку значительные средства перемещаются от населения (направившего бы в противном случае преобладающую их долю на потребительские и инвестиционные нужды) к правительству (которое, скорее всего, использует финансовые ресурсы непроизводительно). Результатом подобной перераспределительной деятельности государства, по мнению неоклассиков, является не только вызванное дефицитом совокупного спроса торможение динамики ВВП, но и ускорение инфляционных процессов, обусловленное нехваткой совокупного предложения. Поэтому решительная борьба с разнообразными побочными последствиями вторжения государства в экономическую систему, например с коррупцией, рассматривается как мощный резерв ускорения роста ВВП и профилактики стагфляции. В антикоррупционных целях практикуется использование таких алгоритмов государственного управления, которые являются предельно простыми, прозрачными и стандартными, что позволяет свести к минимуму число исключений и сократить удельный вес решений, оставляемых «на усмотрение» должностных лиц. Так, в налоговой сфере это означает решительный переход от интервенционистской концепции, основанной на многочисленных и зачастую произвольно предоставляемых льготах, к концепции нейтралистской, в которой плательщики оказываются в равном положении перед лицом финансовых властей. Немаловажную роль играет и всемерное упрощение процедур регистрации предприятий, урезание перечня видов деятельности, требующих лицензирования. Сокращению масштабов коррупции способствуют становление независимой судебной системы и всемерная защита свободы прессы, а также проведение приватизации части государственных предприятий.

    В реальной жизни типичны ситуации, когда одновременно дают знать о себе и изъяны рынка, и изъяны государства, причем попытки общества ослабить влияние одних обычно сопровождаются усилением других. Так, отторжение общественным сознанием практики уравнительного распределения доходов, характерного для чрезмерно огосударствленной экономики советского типа, обернулось сегодня типичной для рыночного хозяйства запредельной дифференциацией населения по уровню жизни. Попытки сократить масштабы такого социального расслоения, т.е. нейтрализовать рыночный провал, неизбежно сопровождаются укреплением позиций бюрократии, что служит проявлением провала нерыночного. Считается, что расширение сферы государственного регулирования экономики оправдано лишь до тех пор, пока возникающие в связи с этим издержки (фиаско государства) не превышают потерь, связанных с проявлениями тех или иных рыночных провалов. Неустанный, но зачастую безуспешный поиск обществом оптимального баланса подобных несовершенств экономической системы находит отражение в определенных показателях — в удельном весе работников, занятых в государственном секторе, и производимой в нем продукции, доле активов, находящихся в государственной собственности, соотношении доходов (и соответственно расходов) бюджета с ВВП и др.

    Трудности, с которыми сталкивается в переходный период российская экономика, можно объяснить тем, что в ней по сей день не найдена комбинация фиаско рынка и фиаско государства, сколько-нибудь близкая к оптимальной. Многие проявления низкой результативности правительственного вмешательства в экономику, характерные еще для Советского Союза (склонность властей к волюнтаристским, не просчитанным по своим последствиям решениям, чрезмерные затраты средств налогоплательщиков на централизованное управление, невысокое качество предоставляемых общественных благ, милитаризация экономики, всевластие чиновников при недостаточной их ответственности за свои действия и др.), сохранились и в новой среде, но оказались дополненными целым рядом неведомых ранее проявлений несостоятельности деформированных рыночных механизмов — открытой инфляцией, вынужденной безработицей и другими острыми социальными катаклизмами.

    Экономическая политика. Механизм государственного регулирования экономики

    Регулирование рынка — комплексная система мер, предпринимаемых деловыми предприятиями (прежде всего корпорациями), государством, межгосударственными организациями по упорядочению рыночных отношений, сведению к минимуму отрицательных последствий действия рыночного механизма саморегулирования при сохранении его главных достоинств. Оно осуществляется преимущественно на макроуровне, когда правительство и центральный банк оказывают целенаправленное воздействие на совокупный спрос и совокупное предложение, а через них — на общий уровень цен, занятость, темпы экономического роста. Но и на микроуровне помимо внутрифирменного регулирования рынка проводится государственное регулирование, например, посредством антимонопольной политики, создающей условия для здоровой конкуренции, или правового регулирования межфирменных взаимосвязей. Общая задача макроэкономического регулирования — ориентация воспроизводственного процесса на заранее предусмотренный вариант социально-экономического развития страны. Данная задача реализуется через разработку и проведение в жизнь государством своей экономической политики.

    Политика вообще есть искусство управления. Это общественная деятельность, направленная на защиту тех или иных социальных интересов, на завоевание и сохранение государственной власти. Под экономической политикой государства ее теоретик В. Ойкен понимал осознанные действия государственных институтов, нацеленные на изменение сложившейся ситуации в социально-экономической сфере, корректировку тех или иных протекающих в ней процессов.

    Уточняя трактовку В. Ойкена с учетом реалий сегодняшнего дня и проводя систематизацию экономической политики, можно выделить несколько ее видов:

    1.            Политика «свобода действий + констебль», при осуществлении которой в стране сохраняется свободная рыночная экономика. Такая политика, распространенная в XVIII—XIX вв,, была основана на самостоятельном принятии решений рыночными субъектами, при этом экономическая роль государства сводилась лишь к защите частной собственности и не достигала минимальной границы его участия в экономике.

    2.            Политика централизованного управления экономикой — полностью (с упразднением частной собственности, как в СССР) или частично (с ее сохранением, как в фашистской Германии).

    3.            Политика «срединного пути», предполагающая приближение к максимальной границе государственного присутствия в экономике и нахождение неких форм компромисса между механизмом рыночного саморегулирования и централизованным управлением экономикой, которое гарантирует полную занятость, проведение антициклического регулирования и т.п.

    4.            Политика конкурентного порядка. Делая акцент на последовательную демонополизацию национальной экономики, государство (действуя на уровне минимально необходимой границы своего присутствия в хозяйственной системе) способствует всемерному развертыванию конкуренции, не допуская в то же время нанесения экологического ущерба и подрыва экономической безопасности страны.

    5.            Точечная (пунктирная) экономическая политика. Действия государства направлены на решение лишь отдельных наиболее острых проблем, создающих наибольшую угрозу для стабильности хозяйственной системы, на защиту интересов отдельных субъектов или сфер национальной экономики. Такое игнорирование принципа комплексности в реализации экономической политики неминуемо создает диспропорции в хозяйственной системе, вызывая, например, товарно-денежную несбалансированность, несоответствие между потребительским и инвестиционным секторами.

    В настоящее время существует множество разновидностей в классификации видов экономической политики: дискреционная и недискреционная (автоматическая) политика, политика, ориентированная на совокупный спрос и совокупное предложение, политика строгих правил и политика тонкой настройки, либеральная и дирижистская политика и т.п. Но при всем разнообразии терминологии любая экономическая политика являет собой распространение, некую трансмиссию макроэкономического воздействия тех или иных политических структур на национальное хозяйство. Результативность такого трансмиссионного механизма зависит не только от качества регулирующих воздействий государства, но и от комплекса факторов социально-психологического характера — национального менталитета и традиций, сформировавшихся у населения ожиданий, степени доверия к правительственным решениям, иначе говоря — от готовности выполнять их (в диапазоне от слепого следования решениям центра до активного сопротивления им). Подчеркивая значимость этих факторов, теория рациональных ожиданий выдвинула так называемую теорему неэффективности экономической политики. Согласно этой теореме в условиях рыночной экономики и характерных для нее гибких цен, заработной платы и процентных ставок действия государственных институтов неспособны существенно повлиять на объем производства, занятость и достижение других макроэкономических целей. Другими словами, если экономическая политика предсказуема, то она не может оказаться сколько-нибудь результативной — эффект могут обеспечить лишь неожиданные, непредсказуемые действия властей.

    Механизм государственного экономического регулирования — одна из важнейших подсистем современной смешанной экономики. Его структура не является застывшей, она диктуется потребностями технологического и социально-экономического развития, соотношением различных форм собственности и неразрывно связана с перегруппировкой политических сил в стране, сменой партий, стоящих у власти, изменениями в приоритетах проводимой ими экономической политики, эволюцией научных идей. Механизм государственного регулирования существенно различается по странам. Он отражает историю, традиции, тип национальной культуры, масштабы страны, ее геополитическое положение. От адекватности данным условиям зависит эффективность той или иной национальной модели государственного регулирования, поэтому было бы неверно пытаться найти готовые схемы и вообще жить по шпаргалке — здесь всегда требуется творческий подход, неустанный поиск ответов на вновь и вновь возникающие вопросы.

    Кроме того, необходимо иметь в виду, что между уровнем экономического развития страны и масштабами регулирующего воздействия государства не существует линейной обратной связи по принципу: чем ниже данный уровень, тем выше роль государства в регулировании экономики. Степень государственной интервенции в хозяйственную жизнь подчиняется не вполне еще выявленным наукой закономерностям цикличности. Она обычно нарастает при усилении кризисных явлений в национальной экономике и заметно ослабевает в период интенсивного самопроизвольного ее расширения.

    Механизм регулирования экономики включает ресурсы, объекты, субъекты, формы, методы, концепции и инструменты регулирования.

    К ресурсам регулирования относятся:

    -              государственные финансы (расходы государства и налоговые поступления в бюджет, а также во внебюджетные фонды);

    -              государственный сектор экономики;

    -              денежная масса под контролем центрального банка;

    -              законодательное право;

    -              возможность сбора и обработки информации.

    В качестве важнейших резервов расширения ресурсов регулирования, имеющихся у российского государства, которые можно было бы задействовать для придания устойчивого характера экономическому росту в нашей стране, следует признать:

    -              недра, принадлежащие государству по закону;

    -              экспортные возможности государственных предприятий;

    -              простаивающие на государственных предприятиях производственные мощности;

    -              естественные монополии, находящиеся под правительственным контролем;

    -              не охваченную системой налогообложения теневую экономику;

    -              эмиссию рублей в пределах замещения иностранной валюты, извлекаемой Банком России из обращения.

    Объектами государственного регулирования экономики являются:

    -              экономические циклы;

    -              совокупный спрос;

    -              совокупное предложение;

    -              денежное обращение;

    -              уровень цен;

    -              занятость;

    -              доходы населения;

    -              инвестиционная активность;

    -              темпы социально-экономического развития;

    -              пропорции;

    -              условия конкуренции;

    -              внешнеэкономические связи;

    -              платежный баланс;

    -              окружающая среда;

    -              социальные отношения и т.п.

    Субъектами регулирования являются органы трех ветвей власти (законодательной, исполнительной, судебной), построенные по иерархическим принципам. При этом ведущую роль в формировании и реализации макроэкономической политики играют так называемые фискальные (министерство финансов) и монетарные (центральный банк) власти.

    Формы регулирования современной смешанной экономики:

    -              конкурентно-рыночная;

    -              корпорационная;

    -              государственная;

    -              межгосударственная.

    Помимо этих ведущих компонентов в процессе становления институтов гражданского общества все большую значимость приобретают различного рода соглашения, ассоциации — союзы промышленников и предпринимателей, ассоциации банкиров или торгово-промышленные палаты, не являющиеся институтами государства, но и не чисто рыночные структуры. Следует назвать и такие образования, как профессиональные союзы, общества потребителей, экологические движения. Именно им, а не рынку передает свои функции регулирования экономики современное государство.

    Соотношение между данными формами подвижно и определяется конкретно-историческими особенностями каждой страны на различных этапах ее развития. Так, если после Великой депрессии 1929— 1933 гг. в мире четко обозначилась тенденция к усилению государственного (а затем и межгосударственного) регулирования экономики, то в последние десятилетия преобладающей стала тенденция к дерегулированию: все больше проблем разрешаются рынком и корпорациями. Особенностью современного этапа является развитие новых видов взаимодействия четырех форм регулирования: возникают разнообразные формы координации деятельности государств (и их группировок), крупного, среднего и малого бизнеса, их совместных действий в сфере разработки и реализации целевых программ, выработки стратегии. Одна из таких форм — смешанные государственно-частные предприятия (в том числе совместные). Их преимуществами выступают: дополнение достоинств функционирования предприятий в условиях конкурентного рынка реализацией на микроуровне целей макроэкономической политики; гибкое маневрирование объемом государственного капитала; серьезное воздействие правительства на инвестиционную, инновационную, структурную, ценовую политику предприятия. Вместе с этим повышаются значение и регулирующее влияние межгосударственных институтов, а также транснациональных корпораций (внутренний оборот последних сегодня составляет около 2/3 объема мировой торговли).

    Однако дерегулирование не означает демонтажа системы государственного вмешательства в экономику вообще. Никакого чисто рыночного механизма саморегулирования национальной экономики — тем более в современном обществе — в принципе не существует. Меры по дерегулированию, безусловно, не означают прекращения регулирующей роли государства и ликвидации государственного сектора вообще. Речь идет лишь о перемещении центра тяжести в способах государственного регулирования — от жестких к более мягким. Просто в индустриально развитых странах с отлаженным механизмом конкурентно-рыночного и корпорационного регулирования власти освобождаются от части своих прежних функций, с тем, чтобы эффективнее решать другие задачи. Государственными приоритетами все больше становятся денежно-кредитная, валютная, бюджетная и налоговая политика, антимонопольные меры. С середины 1970-х гг. во Франции, ФРГ, Испании, Японии, Южной Корее и других странах правительство проводит активную политику в сфере НИОКР и структурных сдвигов. Во всех странах со смешанной экономикой, даже в тех, где политика дерегулирования осуществляется наиболее последовательно (США, Великобритания), важной функцией государства остается социальное корректирование, социальная защита.

    Рассмотрим методы государственного регулирования экономики. Современное рыночное хозяйство регулируется косвенными (экономическими) и прямыми (административными) методами. При этом, безусловно, преобладающими являются косвенные регуляторы, которые органично вписываются в рыночную систему. Использование же директивных методов управления предполагает наличие идеальной бюрократии, что теория фиаско государства признает невозможным.

    Проведенное разграничение методов регулирования довольно условно, Любой экономический регулятор несет в себе элементы администрирования: он контролируется той или иной государственной службой, которая изменяет его после принятия соответствующего политического решения (например, снижения ставки НДС с 20 до 18%). В свою очередь каждый административный регулятор содержит в себе экономические элементы. Так, устанавливая нормы по шуму или оптимальное расстояние от мест расположения казино до жилых микрорайонов, осуществляя государственные закупки, запуская процедуру конкурентной борьбы частных фирм за право получения госзаказа, правительство тем самым воздействует на интересы хозяйствующих субъектов.

    Вместе с тем прямые и косвенные методы регулирования существенно различаются. Административные приемы ограничивают экономическую свободу (например, через лицензирование и квотирование хозяйственной деятельности), а иногда вообще сводят ее к нулю (последнее возможно, когда администрирование выходит за экономически обоснованные границы, перерождаясь в административно-командную систему) В этом случае правительство начинает не просто воздействовать, скажем, на цены, но и стремится осуществлять контроль над объемом производства, его структурой, потребительскими качествами продукции, издержками, заработной платой, прибылью и ее распределением, связями между поставщиками и потребителями и т.д. Но даже в относительно мягком своем варианте административные методы не предполагают материального стимулирования определенной деятельности фирм или же, наоборот, неотвратимости нанесения финансового ущерба при игнорировании ими неких общественных потребностей. Применение прямых методов опирается, прежде всего, на силу государственной власти, действующее законодательство и связано с использованием мер запрета (например, строительства новых промышленных предприятий в Парижской агломерации путем прекращения выдачи соответствующих лицензий), разрешения (например, использовать национальный парк в туристических целях) или принуждения (например, организовывать производственное обучение молодежи в частных компаниях). К административным регуляторам непосредственно примыкают и такие неэкономические средства государственного регулирования, как правительственное убеждение (например, приобретать облигации государственного целевого займа, покупать преимущественно отечественные товары и тем самым поддерживать отечественного производителя, хранить деньги не в домашних условиях, а в сберегательных банках, проявляя сдержанность в расходах, прекратить «бегство от денег» и т.п.).

    Экономические же методы регулирования, наоборот, расширяют свободу выбора. Использование каждого из них оборачивается для компаний дополнительным стимулом. В частности, повышение ставки процента по государственным облигациям создает ситуацию, при которой владелец денежного дохода добавляет к прежнему количеству вариантов его использования еще один, на данный момент, возможно, наиболее привлекательный с точки зрения теории выбора портфеля.

    Однако при всех достоинствах экономических регуляторов существует несколько областей, в которых административные приемы не только достаточно эффективны, но и обязательны в силу их наивысшей результативности. Хотя при этом и подавляется индивидуальная экономическая свобода, потери отдельных субъектов оправданы сокращением потерь для всего рыночного хозяйства.

    Рассмотрим случаи, когда административные методы регулирования рыночной экономики являются безальтернативными:

    1.            Обеспечение прямого государственного контроля над монопольными рынками. Правда, данные рынки неодинаковы, а потому допускают различные подходы к применению административных приемов. Так, на рынках, где государственная монополия признана естественной (железнодорожный транспорт, газо и водоснабжение и т.п.), вполне уместно настоящее, полномасштабное администрирование (директивное планирование производства, издержек, цен, прямой контроль над качеством, гарантированное материально-техническое снабжение, опирающееся на централизованные госзакупки). При этом, в силу того, что многие государственные монополии имеют региональный характер, местным органам власти тоже не следует излишне стесняться при использовании административных регуляторов их деятельности. Вполне допустимо сугубо административное регулирование и рынков товаров неэластичного спроса (например, через установление предельно допустимого уровня цен). В США вплоть до 60—70-х гг. прошлого века нередко использовалось замораживание цен на ряд товаров. Либерализация цен во Франции была завершена.

    2.            Недостаточность экономических регуляторов или их полная неэффективность при регулировании побочных эффектов рыночных процессов, их последствий для состояния окружающей среды и невоспроизводимых ресурсов. Так, если химкомбинат погубил озеро, то никакие финансовые санкции уже не могут исправить ситуацию. Поэтому при регулировании отрицательных экстерналий государство наряду с экономическими методами (введение корректирующих налогов, предоставление фирмам возможности покупать и продавать квоты на выбросы отходов и др.) обязано активно применять и административные регуляторы (штрафы за причиненный ущерб, консервация части национальных ресурсов, исключающая любые формы их коммерческой эксплуатации, разработка и реализация экологических стандартов). А поскольку немалая часть негативных внешних эффектов носит неосязаемый характер, не проявляясь на рынке, как, допустим, в случае потребления наркотических средств, власти должны задействовать средства прямого запретив данной ситуации на немедицинское использование наркотиков.

    3.            Разработка всех других стандартов (образовательных, технологических и др.) и контроль над их соблюдением всеми участниками экономической системы. В условиях стремительного расширения сферы коммерческого образования в нашей стране государство должно гарантировать сохранение достаточно высокого уровня российского образования.

    4.            Определение и поддержание минимально допустимых параметров жизни населения, т.е. той планки, ниже которой наступает нищета. Для предотвращения избыточного падения уровня жизни административно вводятся гарантированный минимум (выше равновесного) заработной платы, тот или иной (не порождающий нарастания институциональной безработицы) уровень пособия по безработице и т.п.

    5.            Защита национальных интересов в системе мирохозяйственных связей (например, лицензирование экспорта или прямой государственный контроль над экспортом и импортом товаров, капиталов, рабочей силы).

    Как видим, сфера распространения административных методов весьма обширна. В странах с развитыми рыночными отношениями они и по сей день остаются неотъемлемым элементом хозяйственного механизма. Мировой опыт доказывает, что администрирование опасно не само по себе, а лишь тогда, когда не имеет под собой достаточного экономического обоснования, превращается в самоцель чиновника, ищущего сферу применения своей потребности притеснять, не допускать и т.п. При этом соотношение административных и экономических методов непостоянно и способно динамично изменяться. Так, в кризисный период роль административных регуляторов рыночной экономики становится неизмеримо выше, чем в стабильной ситуации. Подтверждением этой закономерности может служить проведение в послевоенных Западной Германии и Японии таких непопулярных принудительных акций, как денежная реформа и разукрупнение ведущих концернов.

    В механизме государственного регулирования экономики одни его методы (преимущественно экономические) играют роль несущей конструкции, а другие (административные) — роль амортизаторов, гасящих негативные эффекты. Дерегулирование, смягчение контроля государства над экономикой приводит к изменению соотношения прямых и косвенных методов государственного вмешательства в пользу косвенных. Это проявляется в отказе от жесткого контроля над ценами (при сохранении подсистемы регулирования цен) и прямого вмешательства в дела предприятий, сокращении прямого перераспределения ресурсов в форме субсидий, дотаций, переходе к более мягким формам структурной политики. Структурная политика на Западе используется сегодня лишь при условии твердой уверенности и высокой степени общественного согласия, что свободный рынок в данном конкретном случае неэффективен. Дерегулирование сопровождается не ослаблением экономических функций государства, а их усложнением. В этом случае происходит некая диверсификация деятельности государства по регулированию экономики, что требует диверсификации и экономической политики. В рамках стратегии дерегулирования усиливается деятельность государства пo расширению возможностей конкурентно-рыночного саморегулирования, создаются благоприятные возможности для предпринимательства; формируется соответствующая инфраструктура, ограничиваются монополистические тенденции, поддерживается малый и средний бизнес, всемерно поощряется инновационная деятельность компаний.

    В мировой хозяйственной практике обозначился целый ряд концепций регулирования национальной экономики:

    1.            Концепция развития производства (со стороны предложения). Главным здесь признается стимулирование развития производительных сил и структурной перестройки экономики, допускающее несбалансированность воспроизводственного процесса. Эта концепция применялась в разные годы везде, но особенно в отстающих странах.

    2.            Концепция сбалансированного развития воспроизводства. Задачей правительства признается поддержание равномерного роста различных отраслей при максимально возможной его сбалансированности. Максимизация темпов роста не рассматривается в качестве модели. Проводятся антициклическое регулирование, политика доходов, занятости и внешнеэкономического равновесия. Эта концепция применяется сегодня в большинстве индустриально развитых стран.

    3.            Концепция стимулирования роста производства со стороны спроса. Ключевой задачей считается достижение устойчивого превышения совокупного спроса над совокупным предложением для ускорения темпов прироста ВВП, обеспечения полной занятости при допущении умеренной инфляции. Эта концепция применялась в США и многих странах Западной Европы до 70-х гг. прошлого столетия.

    4.            Концепция импортозамещения. Применяется в условиях большой зависимости экономики от импорта, сочетающейся с недостаточной конкурентоспособностью национальной продукции на мировом рынке. Концепция стимулирования развития импортозамещающих производств использовалась в свое время, в частности, в СССР, Мексике, Чили, Бразилии, Аргентине, где проводилась так называемая догоняющая индустриализация, основанная на активном участии государства, которое создавало тепличные условия для национальной промышленности. Реализация подобной стратегии обычно оправдывается необходимостью ослабления зависимости экономики страны от непредсказуемых мировых рынков. На деле же ее осуществление ведет к консервации отставания национальной экономики, препятствует возникновению в ее отраслевой структуре неких мощных локомотивов, которые, вполне соответствуя мировым критериям эффективности, могли бы тянуть за собой сопряженные отрасли. В большинстве случаев концепция импортозамещения не обеспечивает преодоления технологического отставания страны.

    5.            Концепция стимулирования роста со стороны экспортных отраслей. Применялась в странах, где значительная доля продукции направляется на экспорт (Япония, Италия, Германия, Южная Корея и многие другие страны Юго-Восточной Азии, а также современные латиноамериканские государства). Основной задачей при этом признается повышение эффективности производства в отраслях, ориентированных на экспорт, с целью обеспечения высокой конкурентоспособности экспортной продукции на мировом рынке и проведения внешнеэкономической экспансии.

    Еще совсем недавно (особенно после Второй мировой войны) главной задачей большинства стран считалось максимальное стимулирование роста производства. Сегодня типичной становится иная цель: контролируемое, комплексное, экологически и социально более рациональное развитие производства, т.е. безопасный, более качественный, нежели количественный, экономический рост. Прежде одной из главных целей было достижение максимальной сбалансированности производства. Однако в ближайшей перспективе вероятнее всего будет использоваться более гибкий подход, направленный на поддержание «рациональной несбалансированности». Здесь ведется поиск компромисса в комбинации противоречивых макроэкономических целей — экономического роста и сбалансированности. Насколько нерациональным считается гипертрофированный рост диспропорциональной экономики, настолько же недопустима сбалансированность как самоцель при недостаточной правительственной поддержке локомотивов Экономического роста.

    Инструментами государственного регулирования рыночной экономики являются:

    -              налоговые льготы и финансовые санкции;

    -              государственные инвестиции и субсидии;

    -              инструменты центрального банка, посредством которых он регулирует параметры денежной массы (например, ставка рефинансирования);

    -              государственные заказы, размещаемые на конкурсной основе;

    -              государственные товарные резервы;

    -              прямое управление государственными предприятиями, принадлежащими государству природными ресурсами, имуществом, пакетами ценных бумаг;

    -              целевые социально-экономические и научно-технические программы, национальные проекты;

    -              хозяйственное законодательство и т.п.

    Проблема выбора и сочетания многообразных форм, методов и инструментов регулирования — одна из наиболее важных, сложных и дискуссионных. Именно подход к решению этого коренного вопроса, к оценке тех или иных звеньев механизма регулирования экономики, их роли, эффективности и «дозировки» разделяет представителей различных школ. Взгляды в вопросе о роли и функциях государства в экономике простираются в диапазоне от «ночного сторожа» до органа, который практически все контролирует и всем распоряжается, в том числе и как собственник решающих факторов производства. Последний подход соответствовал идеологии и практике планового хозяйства. Однако сегодня, когда роль государства в экономической жизни подвергается кардинальному пересмотру, постсоциалистическим странам необходимо в рамках существующего в мировой экономической науке разброса мнений в оценке места государства в экономической системе (от анархии до тоталитаризма) выбирать оптимальную для себя в каждый конкретный период своего развития ту или иную комбинацию рынка и плановой системы, позволяющую наилучшим образом разрешить основные проблемы своей рыночной трансформации.



    тема

    документ Девальвация
    документ Денежная система
    документ Денежные средства
    документ Денежный агрегат
    документ Денежный оборот
    документ Денежный рынок



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами

    важное

    1. ФСС 2016
    2. Льготы 2016
    3. Налоговый вычет 2016
    4. НДФЛ 2016
    5. Земельный налог 2016
    6. УСН 2016
    7. Налоги ИП 2016
    8. Налог с продаж 2016
    9. ЕНВД 2016
    10. Налог на прибыль 2016
    11. Налог на имущество 2016
    12. Транспортный налог 2016
    13. ЕГАИС
    14. Материнский капитал в 2016 году
    15. Потребительская корзина 2016
    16. Российская платежная карта "МИР"
    17. Расчет отпускных в 2016 году
    18. Расчет больничного в 2016 году
    19. Производственный календарь на 2016 год
    20. Повышение пенсий в 2016 году
    21. Банкротство физ лиц
    22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
    23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
    24. Как получить квартиру от государства
    25. Как получить земельный участок бесплатно


    ©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты