Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения
папка Главная » Экономисту » Формы трансграничного сотрудничества

Формы трансграничного сотрудничества



Формы трансграничного сотрудничества

Особое место среди направлений международного сотрудничества регионов занимает внешнеэкономическая деятельность (ВЭД), поскольку внешняя политика как страны в целом, так и ее отдельных частей заведомо не может быть лишена экономических акцентов. За последние 10—15 лет внешнеэкономическая деятельность российских регионов превратилась в один из самых динамично развивающихся элементов реформируемой экономики России и одновременно сама послужила катализатором российских экономических преобразований.

Внешнеэкономические связи активно воздействуют на формирование в стране рыночных структур и механизмов, способствуют первоначальному накоплению капитала, созданию конкурентной среды и определению рыночной мотивации в отечественном бизнесе, приобщению его к зарубежному опыту предпринимательства. Кроме того, расширение непосредственного участия регионов РФ во внешнеэкономической деятельности является важным фактором, влияющим как на содержание и формы вхождения России в мировые хозяйственные связи, так и на развитие единого рыночного пространства внутри страны. Необходимо подчеркнуть, что вектор этих интересов имеет двойную направленность. С одной стороны, выход российских территорий на мировую арену в ряде случаев обусловлен необходимостью использовать внешние источники (например, в форме инвестиций) для собственного социально-экономического развития. С другой стороны, некоторые зарубежные страны сами инициируют развитие экономических связей с Россией или ее субъектами, поскольку это связано с вопросами их экономической безопасности. Кроме того, экономические связи, установленные напрямую с российскими регионами, часто оказываются более мобильными и, следовательно, эффективными, чем решения на государственном уровне.

Реформы в сфере внешнеэкономической деятельности России начались еще в 1986 г., а к концу 1980х гг. была фактически ликвидирована государственная монополия на внешнюю торговлю. Либерализация ВЭД в России проходила поэтапно. На первом этапе меры по либерализации включали: снятие ограничений на экспорт готовой продукции (при сохранении жестких количественных и тарифных ограничений на вывоз топливно=сырьевых товаров); частичную либерализацию валютного курса (при установлении особого курса для расчетов с бюджетом и сохранении дотаций по критическому импорту); отмену любых ограничений на импорт. На втором этапе был полностью либерализован валютный курс, введен импортный тариф. На третьем этапе завершался переход на тарифные методы регулирования, постепенно снижалась роль количественных ограничений. Таким образом, к концу XX в. формирование внешнеэкономического механизма переходного периода было в основном завершено. Современный этап развития внешнеэкономической деятельности РФ характеризуется трансформацией экономической (внешнеторговой) функции государства в соответствии с современными требованиями, нормами международного права, и прежде всего права ВТО.

Либерализация экономики России привела к резкому возрастанию влияния внешних факторов на формирование и деятельность российского рынка с возникновением непосредственной связи между функциями страны в мировой экономике и ее региональным развитием. Одновременно произошла децентрализация власти с передачей широких властных полномочий на уровень российских регионов. Федерализация должна была нейтрализовать центробежные силы, разбуженные распадом СССР, стать одним из направлений демократизации страны, активизировать социально-экономическое развитие регионов.

Ликвидация государственной монополии на внешнюю торговлю, накопление в последнее десятилетие регионами собственных экономических ресурсов и рост полномочий региональных властей — все это превратило субъектов Федерации во влиятельных акторов внешнеэкономической деятельности. По имеющимся данным, 82 субъекта Федерации поддерживают отношения с партнерами в 77 странах. Вместе с тем лишь около трети регионов интенсивно развивают международную деятельность. Среди препятствующих развитию внешнеэкономических связей факторов можно выделить недостаточное знание конъюнктуры иностранных рынков, низкое качество инвестиционных проектов, проблемы гарантий инвесторам, неэффективную координацию внешнеэкономической деятельности между самими субъектами Федерации, приводящую к тому, что они начинают конкурировать между собой на зарубежных рынках.

Динамизм происходящих в этой сфере процессов в известной степени инициировал создание правовой основы, экономических форм и механизмов осуществления и регулирования ВЭД субъектов Российской Федерации. Как в любом федеративном государстве, в России полномочия между Федерацией и ее субъектами разграничены, в том числе и в международной сфере. Однако базовый принцип главенства Федерации в международных отношениях ослаблен за счет «контрактного элемента», который существует в виде договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами и органами субъектов Федерации, а также введенного в текст Конституции 1993 г. нового понятия — «внешние связи субъектов Федерации» (Конституция РФ, ст. 72). Таким образом, был установлен и законодательно закреплен тройной уровень полномочий в области международных отношений и международных связей.

По мнению профессора Парижского университета доктора М. Лесажа, эти уровни могут быть представлены в следующем виде:

1.            Федерация обладает полномочиями в области внешней политики и международных отношений, международных договоров.

2.            Федерация и субъекты федерации совместно координируют международные и внешнеэкономические связи субъектов федерации и совместно обеспечивают выполнение международных договоров. Это решение является совершенно специфическим.

3.            Субъекты федерации в рамках внешней политики и международных отношений, которые относятся к ведению федерации, а также в рамках координации международных и внешнеэкономических связей субъектов федерации, которые относятся к совместному ведению, поддерживают международные и внешнеэкономические связи».

Существование различных уровней полномочий подразумевает, с одной стороны, необходимость координации действий Федерации и ее субъектов, а с другой, — дает регионам возможность более полно реализовать свои международные и внешнеэкономические интересы, в том числе за счет вовлеченности в эти процессы локусов различных таксономических уровней (области, автономные области, районы, общины и пр.).

Современный этап развития политической и экономической ситуации в Российской Федерации характеризуется новой системой взаимоотношений федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ на основе конституционно закрепленного принципа разделения предметов ведения и полномочий центра и регионов. Отметим, что связанные с формированием этой системы политические и экономические процессы идут с разной скоростью, под влиянием противоположно направленных интересов и факторов.

В настоящее время разработан механизм регулирования, созданы соответствующие структуры. Например, работа с регионами осуществляется через:

•             институт уполномоченных МВЭС России в регионах;

•систему взаимодействия с межрегиональными ассоциациями;

•             систему информационных обменов, что очень важно в условиях огромной территории и большого числа субъектов РФ;

•             помощь, оказываемую регионам в реализации их программ и конкретных проектов в области развития экспортно-ориентированных программ.

Основными функциями субъектов РФ в области ВЭД являются: совершенствование структуры экономики региона (как путем участия в реализации общефедеральных программ, так и самостоятельно); кредитование и страхование экспортных сделок регионального значения; налаживание экономического сотрудничества с зарубежными государствами и их регионами при наличии обоюдной заинтересованности; организация сбытовой и информационной структуры

ВЭД (как совместно с федеральными властями, так и самостоятельно); организация экспортно-импортных сделок, удовлетворяющих потребности региона.

Вместе с тем установление либерального режима внешнеэкономической деятельности и открытие российского пространства инициировали его социально-экономическую поляризацию, ослабление межрегиональных связей и возникновение различий по степени включенности регионов в мирохозяйственные связи.

Анализируя внешние связи регионов, Л.Б. Вардомский выделяет три типа регионов по степени структурной и институциональной открытости экономики и включенности в международные и внешнеэкономические связи:

•             центральный (Москва, Санкт-Петербург, Московская, Ленинградская, Нижегородская, Самарская, Свердловская области, Республика Татарстан). Характеризуется мощным экономическим и научно техническим потенциалом, городами с миллионным населением в качестве региональных центров, которые имеют зону рыночного и культурного тяготения, сильно превосходящую сам регион, разнообразными и крупномасштабными внешнеэкономическими связями, сильно диверсифицированными по географическим направлениям и предметному содержанию, благоприятным предпринимательским климатом. На регионы, отнесенные к этому типу, приходится более 50% внешнеторгового оборота и около 70% накопленных прямых иностранных инвестиций;

•             приморский (приграничный) (Приморский, Хабаровский, Краснодарский края, Сахалинская, Магаданская, Калининградская, Ростовская области, Республика Карелия). Характеризуется относительно высокими показателями открытости, но сравнительно узким спектром внешнеэкономической деятельности при большой доле в ней соседних стран (приграничное и субрегиональное сотрудничество), высокой долей услуг во внешней торговле, отрицательным сальдо экспортно-импортных операций. На эти регионы приходится около 8% внешнеторгового оборота страны и более 12% накопленных прямых иностранных инвестиций;

•             проэкспортный (Тюменская, Вологодская, Иркутская, Кемеровская, Липецкая, Оренбургская, Пермская, Челябинская, Мурманская области, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий АО, Республика Башкортостан, Красноярский край). Характеризуется крупными абсолютными объемами экспорта и благодаря этому высокими относительными показателями внешнеторговой открытости. Они обеспечивают большую часть валютных поступлений в страну, более 30% внешнеторгового оборота страны и примерно 17% накопленных прямых иностранных инвестиций.

Существенные изменения произошли и в географии внешнеэкономических связей регионов. Если в доперестроечный период они ограничивались территорией страны, то с началом либеральных реформ и получением ими права осуществления международного сотрудничества происходит переход на связи с дальним зарубежьем.

В целом внешнеэкономическая деятельность российских регионов осуществляется на двух уровнях: приграничном и трансграничном.

Приграничная торговля (ПТ) — вид международного обмена товарами и услугами между предприятиями, организациями, фирмами и предпринимателями приграничных районов РФ с иностранными партнерами сопредельных государств. Условия этого обмена могут быть значительно благоприятнее по сравнению с условиями, предусмотренными федеральным законодательством, регулирующим ВЭД. Причем эти преференциальные условия распространяются только на внешнеторговые сделки в пределах строго определенных территорий приграничных районов, фиксируемых, как и сами условия, в специальных межправительственных соглашениях о приграничной торговле. Товарные потоки в рамках приграничной торговли содержат в основном местные экспортные ресурсы, т.е. товары и услуги, произведенные в приграничных районах.

Главными проблемами регулирования приграничной торговли являются, Во-первых, определение глубины зоны приграничной торговли (есть упоминания о ее размерах от 15 до 50 км.). Ряд экспертов настаивает на включении в зону приграничной торговли всей территории приграничных субъектов Федерации. Во-вторых, отсутствие единого подхода к возможным таможенным и налоговым льготам для участников ПТ. В-третьих, отсутствие единых условий для осуществления приграничной торговли по всему периметру российских границ. И наконец, В-четвертых, до сих пор нет статистического инструментария для оценки объемов и эффективности этого сектора внешнеэкономической деятельности. Поэтому для Российской Федерации приграничные территории являются скорее своеобразными площадками для реализации общероссийской внешнеэкономической стратегии в каждом конкретном макрорегионе.

Наиболее интенсивно приграничная торговля развивается в Дальневосточном и Северо-Западном федеральных округах, Феноскандия традиционно играла существенную роль в системе внешнеэкономических связей Советского Союза с промышленно развитыми странами. Так, в 1978 г. удельный вес региона в советском внешнеторговом обороте с капиталистическими странами составил 14,3%, в том числе Финляндии — 11,2%, Швеции — 2,5%, Норвегии — 0,6%.

После распада Советского Союза произошло сворачивание деловой активности с северными соседями и, как следствие, — снижение доли Скандинавских стран и Финляндии во внешней торговле России. К 1996 г. внешнеторговый оборот составил 5,7%, в том числе Финляндии — 3,32%, Швеции — 1,25%, Норвегии — 0,53%   . Особенно резко сократились хозяйственные связи с Финляндией, которая традиционно (с послевоенного периода) занимала лидирующие позиции по показателям внешней торговли с Россией среди других североевропейских стран. Сокращение валового внутреннего продукта с СССР/Россией, основным торговым партнером страны, в комплексе с другими факторами вызвало в начале 1990х гг. глубокий кризис в финской экономике. Новый импульс в развитии российско-финляндских торговых связей придало Межправительственное соглашение о сотрудничестве сопредельных регионов, подписанное в 1992 г. По мнению Президента Финляндии Т. Халонен, высказанному накануне визита главы Российского государства В.В. Путина в Суоми в сентябре 2001 г., преодоление последствий данного кризиса стало возможным в том числе благодаря восстановлению торгово-экономических связей между Россией и Финляндией.

Следует отметить, что и Россия и Финляндия позиционируют себя как транзитные страны, как элементы единого евразийского торгово экономического моста. Транзит в широком смысле этого слова позволяет создавать в сопредельных регионах новые рабочие места, и, по оценкам экспертов, в ближайшие годы число занятых в сфере услуг в связи с транзитом возрастет еще больше.

Менее драматична история торгово-экономических отношений с Норвегией, доля которой во внешнеторговом обороте СССР/России была незначительной, но стабильной (на уровне 0,5—0,6%). Во внешней торговле России со странами Европы Норвегия входит лишь в третью десятку, а во внешней торговле Норвегии Россия находится на 15м месте. Во многом это было обусловлено наличием у Норвегии собственных топливно-энергетических ресурсов, делавших экономику относительно независимой от северо-восточного соседа, а также напряженными отношениями между странами, принадлежащими к различным военно-политическим блокам.

Заметная активизация российско-норвежских торгово-экономических контактов произошла только в конце 1990х гг. на фоне изменившегося политического климата. Кульминацией «оттепели» стали провозглашение Норвежским МИДом 2002 года Годом России и визит российского Президента в эту страну в ноябре 2002 г. Следует подчеркнуть, что российско-норвежский диалог важен не только для двухсторонних отношений, но и для будущего мировых нефтегазовых рынков.

Экономические отношения России и Швеции в целом характеризуются устойчивостью и стабильностью. По данным Центрального статистического бюро Швеции (SCB), объем российско-шведской торговли с 1992 по 1997 г. в стоимостном выражении вырос более чем в три раза — с 4,3 млрд. крон (около 540 млн. долл.) до 13,9 млрд. крон (около 1,7 млрд. долл.). Особенно заметным был рост шведского экспорта в Россию, достигшего в 1997 г. 7 млрд. крон (около 875 млн. долл.). В 1999 г. Россия занимала 27е место среди основных экспортных рынков Швеции и 21е место — в импорте. При этом темпы роста внешней торговли Швеции с Россией превосходили темпы роста внешней торговли Швеции в целом, что объясняется рядом факторов, и в первую очередь формированием новой политической реальности на Севере Европы.

Внешнеэкономическая деятельность регионов осуществляется в различных формах. Наибольшее распространение получили: совместные предприятия (СП различных форм, в том числе финансово-промышленные группы и транснациональные корпорации) и свободные экономические зоны (СЭЗы).

1. Совместные предприятия (СП). Наиболее достоверным индикатором, отражающим привлекательность регионов для зарубежного капитала, является деятельность предприятий с иностранными инвестициями (или совместных предприятий). Наиболее привлекательны для инвесторов Московский регион (г. Москва и область), Санкт-Петербург и Тюменская область. Значительно им уступает группа из 13—15 регионов с долей производства СП в пределах 1—3% от общероссийского. Большое значение в последнее десятилетие приобрела резкая переориентация внешнеэкономических связей регионов в пользу стран дальнего зарубежья. Эта особенность проявляется в торговле и использовании зарубежного капитала. Так, уже на 1 сентября 1994 г. в России было зарегистрировано около 11,2 тыс. совместных предприятий, созданных с участием инвесторов из стран дальнего зарубежья, и только 1,1 тыс. — с бывшими союзными республиками. За последние годы укрепили свои позиции Западно-Сибирский, Дальневосточный и Северо-Западный экономические районы. По сообщению РИА «Сибирь», в 2005 г. в Читинской области было зарегистрировано 43 организации с участием иностранного, в основном китайского, капитала. Как подчеркнул первый заместитель председателя Комитета международного сотрудничества Читинской области А. Новосельцев, «сферой деятельности такого рода предприятий является заготовка и переработка древесины, производство и переработка сельскохозяйственной продукции, торговля, общественное питание, строительство». Кроме того, на территории области действуют два российско-китайских приграничных торговых комплекса — «Забайкальск» и «Забайкальск — Маньчжурия».

Процесс формирования финансово-промышленных групп (ФПГ) в России хотя и находится в начальной стадии, тем не менее, протекает весьма динамично. Российские ФПГ создаются с целью более эффективного воспроизводства и обращения финансового, промышленного и торгового капитала, его накопления, концентрации и инвестирования в приоритетные отрасли отечественной экономики. Кроме того, ФПГ призваны способствовать повышению конкурентоспособности основных отраслей экономики, восстановлению хозяйственных связей и развитию экспортного потенциала страны.

Уход государства от монополии во внешнеэкономической деятельности, а также от валютной монополии открыл перед негосударственным сектором широкие возможности для участия во внешнеэкономических связях. Ведущая роль в развитии мировой экономики и мирохозяйственных связей принадлежит транснациональным корпорациям (ТНК), являющимся важным фактором международного разделения труда.

Деятельность ТНК означает расширение сферы и ускорение оборота капитала (и его накопление), прорыв за национальные пределы спроса, гораздо большую свободу конкурентного маневра в границах мирового рынка по сравнению с национальным, сдерживание тенденции нормы к понижению прибыли.

К 2000 г. на территории Российской Федерации функционировали 80 из 100 крупнейших мировых ТНК. Главное место среди них принадлежит (на 2000 г.) американским корпорациям — 24, далее следуют японские — 16, германские — 10, французские — 8, английские — 8, швейцарские — 3, по две ТНК у Италии, Нидерландов и Швеции, по одной — у Бельгии и Норвегии, две англо-голландские и одна швейцарско-шведская.

По отраслевому признаку деятельность ТНК в России в настоящее время группируется следующим образом: больше всего их в электронике и электротехнике (General Motors, Fiat, British Petroleum, Mobil, BMW), затем следует нефте и газодобыча, автозаправочное хозяйство (Du Pont, Mobil), пищевая промышленность (Procter&Gambl, Pepsico, McDonaldTs, Philip Morris). По оценочным данным, к 2000 г. объем фактических инвестиций крупнейших ТНК в экономику России составил 5273 млн. долл.

Значение свободных экономических зон определяется их использованием в качестве инструмента индустриализации, экономического развития и глобальной интеграции. Являясь своеобразным катализатором инвестиционных процессов, СЭЗ обеспечивают экономическое обновление производства при одновременном усилении его конкурентоспособности.

Существует два концептуальных подхода к определению сущности СЭЗ: территориальный и функциональный (точечный). В первом случае СЭЗ рассматривается как обособленная территория, где все предприятия-резиденты пользуются льготным режимом хозяйственной деятельности. Согласно второму подходу, СЭЗ — это льготный режим, применяемый к определенному виду предпринимательской деятельности, независимо от местоположения соответствующей фирмы в стране. Примером подхода являются СЭЗ Китая, зона «Манаус» (Бразилия), многие экспортно-производственные зоны в развивающихся странах. Результатом второго подхода можно считать «точечные» зоны, предоставленные отдельным предприятиям (офшорные зоны, магазины «дьюти-фри»).

В современных теоретических работах, посвященных проблемам свободных экономических зон, их сущность трактуется достаточно широко: они определяются как инструмент выборочного сокращения масштабов государственного вмешательства в экономические процессы. При таком подходе свободная зона — это «не только и не столько обособленная географическая территория, но, скорее, часть национального экономического пространства, где введена и применяется определенная система льгот и стимулов, неиспользуемая в других его частях».

СЭЗ широко распространены в мире. Сейчас насчитывается порядка 25 разновидностей и функционирует более 2 тыс. свободных экономических зон, в том числе более 400 зон свободной торговли, столько же научно-промышленных парков, свыше 300 экспортно-производственных зон, 100 зон специального назначения (эколого-экономических, офшорных, туристических и т.п.).

Различают несколько типов СЭЗ:

•             торговые (свободные таможенные зоны, торгово-складские зоны, свободные порты, зоны свободной торговли);

•             промышленно-производственные (импортозамещающие, экспортно-ориентированные, промышленные парки, научно-промышленные парки);

•             научно-технологические, или технико-внедренческие (технополисы, технопарки, инновационные центры);

•             сервисные (офшорные зоны, зоны банковских и страховых услуг, зоны туристических услуг);

•             комплексные (зоны свободного предпринимательства (Европа, Канада), специальные экономические зоны (КНР), территории свободного режима);

•             международные (СЭЗ «Туманган», приграничные СЭЗ, еврорегионы).

Для СЭЗ характерно:

1)            применение различных видов льгот и стимулов, в том числе внешнеторговых (снижение или отмена экспортно-импортных пошлин, упрощенный порядок осуществления внешнеторговых операций), фискальных (налоговое стимулирование конкретных видов деятельности), финансовых (предоставление различных форм субсидий) и административных (упрощение процедуры регистрации предприятий, режима въезда-выезда граждан и др.). В результате применения различных форм льгот норма прибыли СЭЗ составляет 30—50%, а сроки окупаемости — 3—3,5 года;

2)            наличие локальной, относительно обособленной системы управления, наделенной правом принимать самостоятельные решения в широком экономическом спектре;

3)            всесторонняя поддержка со стороны центральной государственной власти.

Мировая практика показывает, что создание СЭЗ — весьма действенное направление развития экономики отдельных территорий и регионов. Создание и развитие свободных экономических зон в основном ориентировано на решение конкретных приоритетных экономических задач, реализацию стратегических программ и проектов.

Территории, наиболее благоприятные для размещения СЭЗ, имеют, как правило, приграничное положение, а также развитую транспортную, производственную и социальную инфраструктуры. В отдельных случаях создание СЭЗ оказывается целесообразным и в районах нового хозяйственного освоения, не обладающих указанными преимуществами, но отличающихся высокой концентрацией ценных природных ресурсов.

Процесс создания свободных зон в России начался в конце 1980-х гг., когда свободные зоны рассматривались как элемент государственной внешнеэкономической политики и способ стимулирования межгосударственных отношений с зарубежными партнерами. По форме они должны были быть зонами совместного предпринимательства (компактные территории с высокой концентрацией предприятий с иностранным участием). Предполагалось, что такие зоны будут создаваться в регионах с высоким научно-техническим потенциалом с целью производства наукоемкой продукции на базе соединения советских технологий и иностранного капитала (единая государственная концепция свободных зон). К началу 1990-х гг. государственная концепция свободных зон дополнилась множеством региональных инициатив, в частности созданием зон свободного предпринимательства в городах Ленинграде, Выборге, Находке, Калининградской, Сахалинской и Читинской областях, в Алтайском крае, Кемеровской и Новгородской областях, г. Зеленограде, Еврейской автономной области.

Массовая раздача зональных преференций отдельным территориальным образованиям без четких на то критериев спровоцировала волну самостийного возникновения новых зональных структур, когда та или иная территория (город, область, морской порт, научный центр или просто российская глубинка) объявляла о принятии ею соответствующего статуса, лоббируя его утверждение в верхах. Руководство России оказалось под массированным давлением: в 1991 г. около 150 регионов добивались образования на своих территориях свободных зон. Такая активность местных властей отражала их стремление хоть как-то бороться с кризисными процессами, отгородиться с помощью статуса зоны от массы различных проблем, нахлынувших, как им представлялось, из центра.

В конце 1991 — начале 1992 г., когда российское руководство приняло курс на широкое открытие экономики в целях ее стабилизации, выборочная либерализация предпринимательского климата на уровне отдельных зональных территорий во многом лишалась смысла. К началу 1993 г. в правительстве возобладала линия на ликвидацию «суперзон». Подготовленный проект закона РФ «О свободных экономических зонах» предусматривал формирование преимущественно микрозон двух разновидностей — свободных таможенных зон и зон экспортного производства.

В этой ситуации ряд регионов начал интенсивную работу по реализации проектов точечных и локальных таможенных зон: СЭЗ «Находка» (Приморский край), проект СЭЗ «Шерризон» (Московская область), свободная таможенная зона «Гавань» (Санкт-Петербург) и др. Следует отметить, что правительство, вразрез с собственным курсом на организацию исключительно локальных СЭЗ, восстановило режим беспошлинной торговли в пределах Калининградской области, а в июле 1994 г. создало зону экономического благоприятствования в Ингушетии — «своеобразную модель офшорной зоны, весьма далекой от общепринятых стандартов».

Подобная «разрешительная» практика вызвала к жизни инициативы региональных властей по созданию локальных СЭЗ на своих территориях. Например, в Архангельской области не только региональная администрация приняла Закон «О региональной зоне свободного предпринимательства в Архангельской области» (№ 1052003), но и Совет депутатов г. Архангельска разработал аналогичный документ — «О локальных зонах свободного предпринимательства в муниципальном образовании «Город Архангельск» (№ 136). Официально утвержденными локальными зонами стали: зона свободного предпринимательства «Бакарица» — обособленный участок площадью 0,3778 кв. км, ограниченный генпланом грузового района Бакарица (базовое предприятие — Архангельский морской торговый порт), и локальная зона свободного предпринимательства «Экономия» — обособленный участок площадью 0,5112 кв. км, ограниченный генпланом грузового района Экономия (базовое предприятие — Архангельский морской торговый порт). Предполагалось, что с помощью данных точечных зон будут созданы благоприятные условия для регистрации в РЗСП дочерних компаний крупных экспортеров, импортеров и инвесторов из других российских регионов, а также других республик СНГ, что приведет к росту грузо, товарооборота и, соответственно, к компенсирующему увеличению налоговых платежей, а также к созданию новых рабочих мест.

Таким образом, основной отличительной чертой процесса создания СЭЗ в России являлась его политизированность в ущерб экономической сути. Как отметил С. Борисов, внешнеполитическая деятельность российских регионов в целом служит атрибутом их политической самоидентификации. «Внешние контакты способствуют освоению региональным сообществом и его правящей элитой роли политического агента (actor), Во-первых, потому, что в них в подчеркнутом виде проявляется такой важный признак любой политической деятельности, как право и способность одного субъекта представлять другого; Во-вторых, весь их антураж способствует развитию мышления в собственно политических категориях: интересы, переговоры, партнерство, конфликты, компромиссы и т.п. Внешние связи способствуют формированию адекватной самооценки, дают незаменимый опыт политического позиционирования. Они стимулируют не только поиск и осознание, но также и конструирование собственной политической идентичности. Таким образом, статус региона вовне есть влиятельная характеристика внутрирегионального политического режима».

Еще на этапе существования СССР замысел создания зон использовался руководством союзных республик в качестве инструмента политического противодействия союзному центру. В преддверии выборов российского президента раздача «зональных полномочий» была символом либерального отношения руководства РСФСР к регионам, затем, с обретением Россией суверенитета, «выбивание» этих полномочий стало средством аналогичной борьбы — теперь уже со стороны руководителей регионов по отношению к федеральным властям. Эта идея до сих пор остается средством политического давления регионов на правительство, хотя практические усилия по организации зон все более смещаются на местный уровень.

На сегодня в России действуют несколько типов СЭЗ:

•             многопрофильные комплексные зоны, которые формируются и на ограниченной территории, и в границах областей и других территориальных образований. В них создаются условия для привлечения крупного капитала с обязательным развитием необходимой инфраструктуры (СЭЗ в Находке, Калининградской области, Санкт-Петербурге и др.);

•             внешнеторговые зоны, обеспечивающие валютные поступления, в том числе и за счет консигнационных складов, сдачи в аренду помещений, выставок, перевалки грузов и их транзита (СЭЗ «Шерризон» (около аэропорта «Шереметьево»), свободные таможенные зоны «Московский Франко-Порт» (аэропорт «Внуково»), «Франко-Порт Терминал» (на территории московского Западного речного порта) и др.).

•             отраслевые зоны (технологические парки, технополисы и др.), выполняющие как народнохозяйственные, так и внешнеэкономические функции. Они, в частности, способствуют ускорению научно-технического прогресса в отдельных отраслях на основе активизации внешнеэкономического сотрудничества, внедрению результатов отечественной науки, а также разработке наукоемких технологий, новых видов готовой продукции и расширению экспорта.

Исходя из мирового опыта, в конце 2005 г. правительство взяло курс на организацию СЭЗ нового типа, что должно способствовать решению ряда приоритетных для страны проблем в области стабилизации и подъема экономики, возрождению регионов, укреплению федерализма, развитию внешнеэкономической деятельности и международных контактов.

Одной из форм СЭЗ являются еврорегионы. Сотрудничество в рамках еврорегиона направлено на координирование общих усилий в разных сферах жизнедеятельности в соответствии с национальным законодательством и нормами международного права для решения общих проблем по согласованным механизмам, которые определяются соглашением о создании еврорегиона и уставом еврорегиона.

Таким образом, еврорегионы представляют собой дополнительное звено региональной «администрации» и играют решающую роль в доставке европейской помощи для регионального развития в приграничные области.

В рамках европейской интеграции можно выделить следующие виды еврорегионов:

1)            регионы традиционного сотрудничества (преимущественно Северо-Западная Европа), где интеграция получила новый импульс за счет помощи, оказываемой Сообществом;

2)            более поздние формы сотрудничества, связанные с политическими изменениями в государстве после вступления в ЕС;

3)            сотрудничество, напрямую инициированное Сообществом через различные программы поддержки;

4)            сотрудничество, которое ведет к членству в ЕС или ассоциации с ним (Центральная и Восточная Европа и регион Средиземного моря).

По словам министра внешних связей Республики Карелии В.А. Шлямина, еврорегион, с одной стороны, может быть определен как географически ограниченная часть приграничной территории, которая формируется из территориально-административных единиц по обе стороны границы, объединенных общими интересами по развитию экономики, охране природы, сохранению и развитию культуры, интенсификации научных обменов. С другой стороны, еврорегион — это своеобразный «зонтичный проект», в рамках которого реализуются двусторонние и многосторонние конкретные отраслевые проекты (показ списка проектов) в целях постепенного преодоления разрыва в уровнях и качестве жизни по обе стороны границы, создания единого экономического пространства на наших территориях, сохранения для будущих поколений уникальной культуры, природного разнообразия Феноскандии.

Еврокомиссия признала еврорегионы «лабораториями интеграции», в академических кругах появилось понятие еврорегионов как «опережающих географий» (anticipatory geographies) или «альтернативных государств» (по отношению к тем, которые составляли основу вестфальской Европы). Пожалуй, самая исчерпывающая характеристика еврорегиона приводится в документе Совета Европы «Различные формы еврорегионов»: «Название, данное органу по трансграничному сотрудничеству, “еврорегион”, предполагает лишь чувство принадлежности к Европе и желание участвовать в процессе европейской интеграции, и, следовательно, поддерживать приграничные местные и региональные власти к сотрудничеству в интересах общей пользы».

Соответственно, можно выделить несколько основных критериев для отнесения того или иного института/организации к еврорегиону, а также для понимания его природы:

•             связь с государственной границей (сухопутной или водной), пролегающей между сотрудничающими регионами, или местными властями;

•             институционализированность сотрудничества, т.е. наличие как минимум постоянных административных органов (секретариата, экспертного совета и административного персонала), а в некоторых случаях — Парламентской ассамблеи и иных представительных органов. Сюда же можно отнести наличие правосубъектности в соответствии с частным или публичным правом;

•             географическая принадлежность к Европе;

•             желание участвовать в процессе европейской интеграции. Европейскую интеграцию в данном контексте необходимо понимать широко — не как процесс интеграции, проходящей в рамках Европейского союза, но как процесс сотрудничества в рамках Совета Европы и даже шире, с участием всех европейских государств. Таким образом, создание еврорегиона рассматривается как вклад в укрепление мира и сотрудничества в Европе;

•             наличие в качестве составных частей регионов и/или местных сообществ, представленных властями соответствующего уровня, полномочными заключать соглашения о сотрудничестве;

•             общая польза участников, стремление к общему благу (по мнению Совета Европы, одна из самых важных характеристик еврорегиона). Те регионы, в деятельности которых это стремление явно не прослеживается, можно отнести к понитиям типа «квази-еврорегион», по аналогии с квази-демократическими государствами.

Идея приграничного сотрудничества регионов зародилась еще в XIX в., когда в 1875 г. Франция и Испания создали так называемую двустороннюю комиссию сотрудничества в районе Пиренеев. После Второй мировой войны первым опытом реализации трансграничного сотрудничества в Европе стал итало-австрийский договор 1949 г., цель которого — облегчить взаимную торговлю продуктами и товарами местного производства между итальянскими провинциями Альто-Адидже и австрийскими землями Тироль и Форарльберг. Однако подлинный размах еврорегиональное строительство получило в конце 1960х гг. в ходе решения задач по интеграции западноевропейских стран. Поиск новых институциональных форм межрегионального взаимодействия привел к появлению межправительственных комиссий по региональному и приграничному взаимодействию, которые сформировали так называемые «приграничные рабочие сообщества». Первоначально они организационно оформились лишь на северо-западе Европы — наиболее населенной и промышленно развитой территории со схожими проблемами и потребностями населения. Так, в 1972 г. была основана Межрегиональная ассоциация Центральных Альп (Apr Альп), в которую вошли альпийские регионы Италии, Австрии, Швейцарии и Германии, заявившая о себе как о «модели сотрудничества между еврорегионами». Ее задачи — охрана окружающей среды, обустройство территории, улучшение условий жизни и занятости местного населения, координация транспортных путей для развития туризма, сохранение местных традиций и культурное сотрудничество. В 1976 г. институционально оформилось бельгийско-нидерландско-германское территориальное образование Маас-Рейн, получившее в 1991 г. статус Сообщества международного трансграничного сотрудничества. В 1977 г. возникла Ассоциация адриатических Альп, впервые включившая, помимо западноевропейских регионов, некоторые регионы Югославии. Сегодня насчитывается более 100 различных по уровню развития «стран-ингредиентов», количеству единиц муниципального самоуправления и по степени исторической естественности квазиграниц еврорегионов. Территориально основные направления развития еврорегионов можно определить следующим образом. Это — так называемая «Альпийская дуга», куда входят приграничные регионы Франции, Германии, Италии, Австрии, Швейцарии и Лихтенштейна, бассейны Балтийского, Баренцева и Черного морей с прилегающими странами, в том числе в зонах Совета Баренцева евроарктического региона (СБЕАР), Совета государств Балтийского моря (СГБМ) и Черноморского экономического сотрудничества (ЧЭС), а также Средиземноморья, где функционирует ассоциация МЭДА, объединяющая страны ЕС и одиннадцать других государств. После падения «железного занавеса» начали формироваться еврорегионы и на восточных внешних границах ЕС с государствами Центральной и Восточной Европы и между последними. Например, на границах Польши с Германией, Чехией, Украиной и Белоруссией. Так, в Белоруссии действуют четыре еврорегиона: «Буг», «Неман», «Озерный край» и «Беловежская пуща»; в Украине — «Верхний Прут», «Нижний Дунай», Карпатский еврорегион, куда входят четыре западные области Украины, польское воеводство, несколько округов Румынии, два края Словакии и семь — Венгрии.

Значительные трудности в изучении еврорегионов связаны с тем фактом, что в настоящее время не существует единой модели для всех еврорегионов, функционирующих в Европе. Формы сотрудничества могут охватывать как уровень неофициальных консультаций, так и создания общего избираемого Совета еврорегиона. Кроме того, не существует и единой правовой формы, которая отвечала бы понятию «еврорегион».

Юридической основой деятельности еврорегионов является внутреннее законодательство сотрудничающих стран (например, еврорегион «Ныса», «Буг», «Прадзяд»), Кроме того, принятая Ассамблеей регионов Европы Декларация о регионализме в Европе (Базель, 4 декабря 1996 г.) устанавливает, что «регионы могут заключать договоры, соглашения или протоколы о намерениях международного характера, при условии их одобрения центральным правительством, если этого требует национальное законодательство» (Статья 10).

В Конвенции разработан ряд типовых межгосударственных соглашений:

1) о приграничном сотрудничестве территориальных сообществ и органов местного самоуправления (например, между ФРГ, Люксембургом и Швейцарией);

2) о приграничном сотрудничестве между территориальными сообществами и другими государственными органами (например, между землями ФРГ Северный Рейн-Вестфалия и Рейнланд-Пфальц, регионом Валлония и Немецкоязычным сообществом Бельгии);

3) о создании трансграничного союза (например, еврорегион «Буг»);

4) о создании еврорегиона (например, чешско-польский «Прадзяд»);

5) рамочное соглашение о сотрудничестве (например, еврорегион «Ныса»);

6) рабочее сообщество муниципальных образований (например, Эйфель-Арденны);

7) Целевой союз (например, еврорегион «Рейн-Вааль»);

8) еврорегион (например, «Саарлорлюксрейн»),

Однако в уставных документах целого ряда еврорегионов встречаются указания на то, что соглашения между членами еврорегиона «не имеют статуса международных договоров» (например, еврорегион ФРГ, Люксембурга и Швейцарии). По оценкам западных экспертов, еврорегионы фактически «не работают», если отсутствуют межгосударственные соглашения по вопросам приграничного сотрудничества между заинтересованными странами.

Существование еврорегиона может прекратиться на законном основании по истечении срока, на который он создавался, или в связи с выполнением поставленных перед ним задач. Соглашение может быть заключено на неопределенный срок (еврорегион ФРГ и Бельгии) или не быть ограниченным временными рамками (еврорегион «Саарлорлюксрейн»), Еврорегион может быть также распущен единогласно принятым его участниками решением или решением его высшего органа.

Членами региональных объединений могут быть административные единицы участников, такие, как города и коммуны, сельскохозяйственные районы, их объединения, учреждения, имеющие статус юридических лиц, другие региональные образования, такие, как землячества, общественные центры социальной помощи. Они могут различаться по времени вступления и быть действительными (членами основателями) или обыкновенными членами. Членство может быть открытым, приобретаться путем заявления, устного или письменного, в его высшие органы, а также сопровождаться сообщением о согласии с целями еврорегиона.

Членство прекращается добровольно — через решение о выходе из состава в одностороннем порядке — или решением высшего органа еврорегиона в качестве санкции за неуплату членских взносов в течение определенного срока, за нанесение ущерба целевым установкам и репутации и неоднократное нарушение устава. Выход также возможен через определенный срок после заявления об этом или путем заявления о денонсации. Еврорегион может прекратить свое существование на основании решения своего высшего органа или заявления одной из сторон о добровольном прекращении своего членства.

Отличительными чертами сотрудничества в форме еврорегиона являются:

•             общая граница (как сухопутная, так и водная);

•             общее стремление по обеим сторонам границы к развитию сотрудничества, к координации планов по совместному развитию;

•             общий механизм принятия решений и модель финансирования сотрудничества.

Основные сферы деятельности еврорегионов: экономика и занятость, транспорт и связь, культура и образование, туризм, здравоохранение и социальная сфера, инфраструктура и окружающая среда, проблемы обустройства совместной границы, взаимодействия в чрезвычайных ситуациях, сотрудничество правоохранительных органов, миграции населения приграничных регионов.

Вопросы финансирования деятельности совместных проектов обычно решаются заинтересованными сторонами на паритетной основе. Если в еврорегион входит территориальное образование государства — члена Европейского союза, то оно получает дополнительное финансирование из Брюсселя, часть которого выделяется и партнерам по еврорегиону.

Основная цель еврорегионов — добиться признания главенствующей роли межнациональных инициатив, направленных на решение особых проблем в регионах.

Еврорегионы создаются по разным причинам:

• для облегчения и упрощения сотрудничества территориальных сообществ и органов местного самоуправления, государственных органов, организации взаимного обмена опытом и информацией о планировании и результатах совместных проектов с учетом специфики приграничного сотрудничества;

• для обмена информацией о планировании и результатах осуществления региональных проектов;

• для исследования, формулирования и представления приграничных региональных проектов в соответствии с принципом субсидиарности;

• для оказания своим членам консультационных услуг;

• для содействия обмену сотрудниками административного управления и повышения их квалификации в сфере приграничного сотрудничества;

• для организации работы, направленной на укрепление в сознании проживающего на приграничной территории населения убеждения о необходимости приграничного сотрудничества и формирования европейского самосознания, для укрепления солидарности европейских народов;

• для культурного обмена, а также заботы и сохранения общего культурного наследия.

Рассматривая стратегические интересы ЕС, особенно идею экономической и политической взаимозависимости как предпосылки политической стабильности в Европе, можно отметить сильное рациональное начало стимулирования приграничного сотрудничества. И с практической и с академической позиций, комплексный процесс европейской интеграции и расширения ЕС способствовал привлечению внимания к приграничным регионам как к зонам межгосударственного взаимодействия. Национальные рынки инкорпорируются в более широкое европейское экономическое пространство, в то время как субнациональные рынки развиваются, отражая растущую функциональную и культурную важность регионов. Поддержка Европейским союзом приграничного сотрудничества обусловлена многими стратегическими целями. В их числе — возможность открытия новых рынков, интересы европейской безопасности, политической стабильности и экономической сплоченности, возможность избежать негативных последствий конкуренции между регионами и, в связи с произошедшим вступлением в ЕС государств Восточной Европы, развитие национальных/региональных экономик в постсоциалистических странах. Для достижения этих целей поощряется создание различных межгосударственных органов с обязательствами координировать приграничное сотрудничество. Особенно приветствуется создание еврорегионов и трансграничных ассоциаций местных самоуправлений.

Вместе с тем в развитии интеграции на уровне еврорегионов существует немало трудностей. Так, еврорегионы автоматически не гарантируют альянса общественного и частного секторов для решения вопросов регионального и местного развития. Европейский опыт также демонстрирует, что политика в приграничных регионах сохранила свой административный, иерархичный и бюрократический характер, и это вовсе не стимулирует гражданские инициативы.

Исследователи выделяют несколько наиболее проблемных зон развития трансграничного сотрудничества в форме еврорегионов:

• сотрудничество между общественными агентствами и университетами было успешным в прямых проектах с ограниченным фокусом в таких областях, как защита окружающей среды, транспортная инфраструктура, профессиональное образование, культурная деятельность и сети общественных организаций;

• создание сетей частного сектора и инвестиций, так же как эффективная трансграничная координация планов природопользования и городского развития, остаются иллюзией. Инициативы сотрудничества и учреждение центров бизнес-информации показали свою неэффективность в изменении национально фокусированного инвестиционного поведения и сотрудничества между фирмами даже в таких культурно гомогенных приграничных регионах, как северная Бельгия и южная Голландия;

• местный патриотизм оказал сопротивление большинству попыток «регионализировать» местное природопользование и политику управления, поскольку они влияют на жилищное строительство, индустриальное и коммерческое развитие. Однако несколько голландско-немецких индустриальных парков все-таки строятся.

Итак, с некоторыми оговорками еврорегион может быть рассмотрен как стимулятор политического сотрудничества на местном уровне для решения повседневных проблем. Однако он не способен принять на себя такую роль в реализации регионального развития в целом, хотя это является одной из главных его целей.

Еще одна форма трансграничного сотрудничества — побратимство. В последние десятилетия города все больше утверждаются как важнейшие участники процесса глобализации, о чем свидетельствует, в частности, пристальное внимание к ним со стороны теоретиков международных отношений, видных экономистов, политологов, социологов и пр. Так, в рамках концепции полицентричного мира, построенного по «сетевому типу» (по Дж. Розенау), некоторыми авторами интенсивно развивается идея «ворот глобализации». Шведский исследователь О.Е. Андерссон полагает, что различные регионы и города в связи с географической неравномерностью процесса глобализации готовы к нему в разной степени. «Так, канадский Ванкувер является многофункциональным центром Североамериканского региона, соединяющим три континента, а Гонконг — региональным стратегическим узлом транснациональных промышленных компаний». В концепции Андерссона «пересечение» рассредоточенных производственных, образовательных, научных, финансовых и других структур по земному шару происходит на небольших территориях, образующих межсетевые узлы, которые являются «воротами» в глобальный мир. Межсетевые узлы могут быть и национального, и регионального масштаба. Например, Париж, по мнению Т.П. Лакшманана, Андерссона и К. Сасаки, не попадает, по крайней мере на сегодня, в число городов — ворот в глобальный мир, оставаясь пока на национальном уровне. Несомненно, — пишут они, — это «процветающий город, связанный с глобальной экономикой лучше всех других французских регионов, но это все же скорее ворота Франции в Европу, чем европейские ворота в мир».

Модель «ворот-территорий» является неким антиподом геополитики, хотя и в том и в другом случае большое значение придается именно территориальному фактору. Однако в рамках геополитики во главу угла ставится как раз целостная территория национального государства. Тем самым геополитическая модель в отличие от модели «ворот в глобатьный транзит» остается в рамках Вестфальской системы мира.

Ведущее положение городов в современной мировой экономике и глобальная тенденция в направлении демократизации и децентрализации управления повышают их роль и значение. Эти тенденции изменяют также наше представление о местном и национальном развитии и о международном сотрудничестве: теперь сюда включаются планирование и управление при широком участии общественности, создание информационных сетей и взаимный обмен «по горизонтали» знаниями, информацией и опытом.

Термин «сотрудничество городов» иногда используется как синоним децентрализованного сотрудничества, хотя последнее охватывает более широкий круг действий. Децентрализованное сотрудничество органов государственной власти, неправительственных организаций, организаций на основе общин, кооперативов, частного и неформального секторов основано на принципах партнерства и совместных действий — тех принципах, которые во все большей степени включаются и в понятие «сотрудничество городов».

Сотрудничество городов может осуществляться как между городами соседних стран, так и между городами, расположенными в противоположных частях земного шара. В последние годы практика и масштабы сотрудничества городов расширяются благодаря инициативам, выдвигаемым на различных уровнях — от глобального до локального.

Хозяйственное и гуманитарное сотрудничество породненных городов (городов-побратимов) выражается в обмене делегациями, спортивными и художественными коллективами, выставками, литературой, кинофильмами, фотоматериалами о местной жизни, информацией об опыте ведения городского хозяйства, а в последнее время — совместными экономическими программами.

Институт побратимства, или породнения, городов — относительно новое явление в области регионального сотрудничества. Идея об установлении побратимских связей зародилась после Второй мировой войны, когда возродилось пацифистское панъевропейское движение. Юридическое закрепление сотрудничество в рамках породнения получило с учреждением в 1957 г. Всемирной федерации породненных городов (ВФПГ).

О значении и размахе движения породненных городов свидетельствует включенность этой формы трансграничного сотрудничества в структуру Организации Объединенных Наций (Центр ООН по населенным пунктам, Хабитат), создавшую Интернационал породненных городов (ИПГ), по инициативе которого с 2002 г. проводится Всемирный день Хабитат (7 октября).

ИПГ взял на себя обязательство превратить сотрудничество городов в одно из стратегических средств, используемых для поддержки их устойчивого развития. Он содействует местным комитетам породненных городов, служа в качестве модели по консолидации активности граждан, мобилизуя муниципальных служащих и добровольцев на деятельность в интересах общин и работая вместе с частным и государственным секторами по изысканию необходимых ресурсов. Интернационал создает сеть партнерств породненных городов для реализации концепций «устойчивости» (организация правильного управления городами, охрана окружающей среды, устойчивое развитие городов и всего общества) посредством осуществления новаторских проектов, основанных на традициях разных народов.

В мае 2001 г. была создана крупнейшая организация, координирующая деятельность породненных городов, — Международный союз местных властей.

В нашей стране движение породненных городов зародилось в годы Великой Отечественной войны, когда английский город Ковентри и советский Сталинград решили установить дружеские связи и использовать их для развития сотрудничества в интересах мира и благополучия граждан.

В 1964 г. советские породненные города объединились в рамках Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами в Ассоциацию по связям советских и зарубежных городов, при содействии которой 289 городов и регионов СССР породнились с 530 городами и регионами в 71 стране мира. В 1991 г. была создана Международная ассоциация «Породненные города» (МАПГ) — преемник Ассоциации по связям советских и зарубежных городов, объединяющая более 320 городов и регионов России и других государств СНГ.

Россия участвует в движении породненных городов не только в рамках Всемирной федерации породненных городов и Международной ассоциации «Породненные города», но и в рамках программы «Тасис» Европейского союза «Породненные города».

Несмотря на глобальный характер движения породненных городов, побратимское сотрудничество устанавливается прежде всего между теми городами и регионами, которые имеют приграничное положение и общность истории, поскольку именно эти факторы задают направленность побратимского сотрудничество и определяет его успешность. В этом отношении весьма показателен опыт развития побратимских связей на Севере Европы. Так, крупнейшими городами-побратимами являются Гатчина (Ленинградская область, Россия) и Эскильстун (Седерманланд, Швеция). Оба города имеют одинаковое количество жителей. И там и тут в экономике большую долю занимают машиностроение (для Эскильсту на наиболее характерно производство бурового оборудования, оружейные заводы), металлообработка, пищевая промышленность. Поэтому главные сферы сотрудничества — это сопредельные с ними отрасли, а именно теплоэнергетика, энергосбережение, водоснабжение, мусоро переработка.

Еще один пример — Соглашение о побратимском сотрудничестве между российским городом Сосновый Бор и шведским Окселесундом (2001). Сотрудничество охватывает сферы культуры, образования, спорта, туризма, молодежной политики, охраны окружающей среды, социальной защиты населения. Проводятся обмены специалистами, реализуются социальные программы (создано отделение сестринских коек для пожилых людей в медсанчасти, социальная гостиница, центр «Семья», медико-социальный центр и отделение социальной реабилитации для людей, преодолевающих наркозависимость). Следующее приоритетное направление — экология и охрана окружающей среды. Особую актуальность придает ему расположенная в Сосновом Бору атомная электростанция, использующая для охлаждения реактора воды Финского залива и, следовательно, косвенно влияющая на экологическую ситуацию на всем Балтийском море (Окселесунд также расположен на берегу Балтийского моря).

Таким образом, трансрегиональное сотрудничество является не только существенным фактором современного этапа развития международных отношений, но и формой встраивания субнациональных образований в процессы мировой политики.

Российский опыт создания еврорегионов. Еврорегион «Карелия»

Встраивание Российской Федерации в процессы формирования еврорегионов на настоящий момент находится в стадии становления. Несмотря на увеличение протяженности сухопутной границы между Россией и ЕС после вступления в него стран Балтии, эта форма трансграничного сотрудничества все еще не получила широкого применения, хотя данное направление оценивается как несомненно перспективное. Еврорегионы, расположенные по границам ЕС, могут играть роль своеобразных зон соприкосновения, способствовать сглаживанию экономических барьеров. Сотрудничество в форме еврорегиона создает дополнительные возможности для развития экономики российских приграничных территорий и для привлечения внешних источников финансирования соответствующих проектов.

Особенно быстрыми темпами развивается приграничное сотрудничество северо-западных регионов России с территориальными образованиями сопредельных государств стран Северной Европы. Именно здесь функционирует единственный на сегодняшний день еврорегион с участием России — «Карелия».

Поиск новых форм приграничного сотрудничества в Карелии велся на протяжении длительного времени, но реальное воплощение идеи еврорегиона стало возможным только в 1990-е гг., когда субъекты Российской Федерации были определены как самостоятельные участники международных и внешнеэкономических связей. Разностороннее сотрудничество российских регионов с соседними странами в рамках имеющихся у них полномочий способствует полномасштабной интеграции России в мировую экономическую систему, создает благоприятные внешние условия для обеспечения национальной и экономической безопасности страны, формирования вокруг России «пояса добрососедства».

В 1990 г. была создана российско-финляндская Совещательная комиссия, которая действует как форум обмена информацией между местными властями, а так же в качестве органа, работающего над основными вопросами, связанными с приграничным сотрудничеством. Финская сторона Комиссии представлена союзами коммун Восточной Финляндии, российская — муниципальными образованиями Республики Карелии.

Развитию трансграничного сотрудничества способствовало и подписание межгосударственного Соглашения между Финляндской Республикой и Российской Федерацией о сотрудничестве в Мурманской области, Республике Карелии, Санкт-Петербурге и Ленинградской области, Договора между Финляндской Республикой и Российской Федерацией об основах отношений. Кроме того, Министерство иностранных дел Финляндии и Правительство Республики Карелии подписали Протокол о развитии торгово-экономического сотрудничества и об оказании технической помощи. Под руководством министерств иностранных дел России и Финляндии функционирует межправительственная рабочая группа по сотрудничеству сопредельных территорий, в рамках которой действует карельско-финская подгруппа.

Интенсификация российско-финляндских связей привела к оживлению деловой активности, увеличению трансграничных контактов и развитию таможенной и пограничной инфраструктуры (открытие международных пунктов пропуска «Торфяновка», «Брусничное», «Вяртсиля», «Люття», «Лотта», строительство дороги Вяртсиля — Сортавала).

Вступление Финляндии в ЕС усилило трансграничный акцент во внешней политике этой северной страны и позволило расширить приграничное сотрудничество с российскими регионами за счет подключения их к программам ЕС «Тасис» и «Интеррег». Так, в рамках последней в Карелии к 2004 г. было реализовано свыше 30 проектов в области здравоохранения и социальной защиты населения, охраны окружающей среды, управления лесными ресурсами, подготовки управленцев различного уровня, развития национальных парков Карелии, решения проблем водоснабжения и очистки сточных вод, энергетики и др. на общую сумму более 40 млн. евро.

Новый этап в развитии приграничного сотрудничества между ЕС и Россией был ознаменован принятием программы «Северное измерение», инициированной Финляндией в 1997 г. и ставшей составной частью официальной внешнеполитической стратегии Евросоюза в отношении Северной Европы.

Благодаря этой программе впервые в документах ЕС в качестве приоритетного направления приграничного сотрудничества были названы: г. Санкт-Петербург, Ленинградская область и Республика Карелия. Заинтересованность российской стороны в развитии этого сотрудничества очевидна. Так, по такому экономическому показателю как валовой региональный продукт на душу населения, уровень жизни на российском Северо-Западе в 5—6 раз ниже, чем в Восточной Финляндии, с которой граничит Карелия. Но в то же время уровень жизни у соседей существенно, примерно на 20%, отстает от показателей экономически более развитого Юга Финляндии. Это является стимулом к использованию совместных усилий для постепенного, поэтапного сглаживания различий в уровне жизни населения приграничных территорий по обе стороны границы. Не случайно в новой финляндской стратегии приграничного сотрудничества провозглашен тезис о переходе от помощи сопредельным российским регионам к отношениям партнерства. Кроме того, одной из важных предпосылок создания еврорегиона «Карелия» послужила необходимость преодоления экономического кризиса за счет гармонизации интересов Республики Карелии, Российской Федерации и Европейского союза.

Вместе с тем, рассматривая совокупность всех уровней приграничного сотрудничества наших стран, нельзя не отметить, что страны Северной Европы в не меньшей степени, чем Россия, заинтересованы в экономическом сближении и взаимном освоении рынков. Достаточно вспомнить о доходах финских фирм от импорта российского леса и о связанных с этим рабочих местах и доходах российской стороны (импорт только приграничных российских регионов из Финляндии в 2003 г. создал не менее 5 тыс. рабочих мест). Однако темпы роста торговли Финляндии с Россией, ее приграничными регионами намного меньше по сравнению с соответствующими темпами роста торговли Финляндии со странами ЕС и США.

Идея создания еврорегиона «Карелия» впервые был озвучена в январе 1998 г. на международном семинаре «Внешние границы ЕС — мягкие границы», проходившем в финском городе Йоэнсуу. Здесь же 24 февраля 2000 г. были подписаны Соглашение и Устав еврорегиона, где определялись принципы и порядок взаимодействия сторон по развитию принципиально новой модели международного сотрудничества.

Не нарушая существа сложившихся межгосударственных отношений России и Финляндии, Соглашение определило целью деятельности еврорегиона «Карелия» подготовку и осуществление совместных планов и проектов по развитию приграничных территорий и ликвидацию каких-либо барьеров, препятствующих многостороннему сотрудничеству. За краткостью формулировки в действительности скрывается самое серьезное стремление к качественно новым отношениям на границе теперь не только с Финляндией, но и с Европейским союзом. Предпосылками к созданию еврорегиона «Карелия» были не только желание современных властей идти «в ногу с глобализацией», но и сложившиеся многовековые исторические, культурные, экономические связи, общность языка между соседними регионами.

Выбор Карелии в качестве «пилотного» еврорегиона не случаен. По оценке ряда российских и европейских экспертов, республика является одной из наиболее успешных в Российской Федерации в области демократических преобразований на местном и региональном уровнях управления территорией. К моменту создания еврорегиона «Карелия» здесь был накоплен редкий для России опыт многостороннего приграничного сотрудничества.

Еврорегион «Карелия» — это территория, которую образуют три финляндских союза коммун — Кайнуу, Северная Карелия и Северная Похьянмаа — и Республика Карелия. Общая граница Республики Карелии и финских провинций, участвующих в еврорегионе, составляет около 700 км. Площадь территории — 263 667 кв. км; численность населения — 1,4 млн. человек (из них на долю Карелии приходится 756 400 тыс.).

Высшим органом еврорегиона является Исполнительный комитет, в который входит по 6 представителей от союзов коммун и от Республики Карелии, а также специалисты Министерства иностранных дел и Министерства внутренних дел обеих стран и представитель Европейского союза. В функции комитета входит: руководство подготовкой общей программы приграничного сотрудничества, утверждение проектов, которые связаны с приграничной программой (принимает решение об их финансировании, а также координирует ход реализации проектов), координация проектов «Интеррег», «Тасис» и проектов сопредельного сотрудничества территории еврорегиона.

В рамках еврорегиона сохраняется действие национальных законодательств. Все решения принимаются на основе консенсуса. Для финансирования деятельности еврорегиона создан общий фонд, который может принимать пожертвования банков, коммерческих структур, юридических и частных лиц, а также средства из программ ЕС и других международных организаций. Кроме того, в рамках двухстороннего карельско-финляндского сотрудничества в финансировании совместных проектов на паритетных началах участвует каждая из

сторон. Так, в 2002 г. Финляндией на приграничное сотрудничество в Карелии выделено около 10 млн. марок; следуя принципу «50 на 50», Правительство Карелии направило на совместные проекты по линии отраслевых министерств примерно такую же сумму; программа «Тасис», а также другие международные программы дают ежегодно республике порядка 5—6 млн. долларов.

Цели сотрудничества в рамках еврорегиона «Карелия»:

•             облегчение процесса пересечения границы путем упрощения пограничных формальностей и содействия открытию новых пограничных переходов;

•             содействие улучшению благосостояния жителей приграничных территорий;

•             содействие развитию экономики путем улучшения инфраструктуры приграничных районов;

•             борьба с международной преступностью, расширение сотрудничества в сфере экологии и культуры.

Многие проекты, осуществляемые в рамках еврорегиона «Карелия», связаны с сотрудничеством в области здравоохранения, сельского хозяйства, охраной окружающей среды. Особое внимание уделено экономическому взаимодействию, поддержке прямых связей малого и среднего бизнеса как базовому элементу, основной идее создания еврорегиона.

Все это существенным образом меняет сложившуюся систему экономических связей, способствуя перспективному трансграничному сотрудничеству на Севере Европы. И это тоже доказательство больших потенциальных возможностей еврорегиона «Карелия» для представления интересов всей североевропейской России.



тема

документ Расходы на образование, подготовку кадров и культуру
документ Расходы на социальное обеспечение и социальную защиту населения
документ Расходы на такси, как вернуть
документ Расчет экономичности солнечного хозяйства
документ Реальный сектор в переходной экономике России
документ Региональные и местные бюджеты




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара
Курс евро
Цифровые валюты
Алименты

Аттестация рабочих мест
Банкротство
Бухгалтерская отчетность
Бухгалтерские изменения
Бюджетный учет
Взыскание задолженности
Выходное пособие

График отпусков
Декретный отпуск
ЕНВД
Изменения для юристов
Кассовые операции
Командировочные расходы
МСФО
Налоги ИП
Налоговые изменения
Начисление заработной платы
ОСНО
Эффективный контракт
Брокеру
Недвижимость



©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты