Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2018    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения 2018
папка Главная » Экономисту » Мировая экономика 2017

Мировая экономика 2017

Мировая экономика 2017

Советуем прочитать наш материал Мировая экономика, а эту статью разбиваем на темы:

1. Мировая экономика 2018
2. Мировая экономика 2017
3. Россия в мировой экономике в 2017 году
4. Доля России в мировой экономике в 2017 году
5. Развитие мировой экономики в 2017 году
6. Рост мировой экономики в 2017 году
7. Рейтинг мировых экономик в 2017 году
8. Китай в мировой экономике в 2017 году
9. Проблемы мировой экономики в 2017 году

Мировая экономика 2017

На сегодняшний день ее значение неуклонно растет. Как потребители, так и производители всех стран все четче начинают ощущать собственную причастность к масштабному мировому хозяйству, подтверждением чему служат статистические данные за последние несколько лет. Международная торговля вышла за пределы 10,6 трлн. долл. США. Темпы прироста за каждый год существенно опережают рост производств. В наше время каждый шестой товар попадает в потребительские руки посредством мировой торговли.

Мировая экономика – это некая совокупность всех национальных хозяйств, которые объединены разными видами так называемых мирохозяйственных связей. Здесь упор идет в основном на более либо менее тотальный для человечества уровень развития всех производственных сил, им обусловленное разделение труда (всемирное), в которое вовлечены в той или иной степени все народы, также она затрагивает и сферу обращения, и область производства.

Речь идет о внутренних и внешних сделках. По существу, вторые продолжают логику первых, у них одна цель, которая заключается в максимизации доходов для всех производителей и полезности для всех потребителей. Однако все же между ними присутствуют значительные различия, которые обусловлены госграницами между странами, экономически взаимосвязанными, и национальным суверенитетом.

Речь идет о следующих важных моментах:

1. Для международных сделок требуются расчеты в инвалюте, конвертируемой во внутреннюю по соответствующему курсу. Сам обменный процесс сопряжен с риском, осложнениями, которые не характерны для внутренних сделок, так как обменные соотношения подвержены разного рода колебаниям.

2. Нацправительства вправе внедрять любого рода ограничения на все международные сделки, однако не могут использовать их в отношении внутренних. К так называемым пробным ограничениям относятся тарифы, экспортное стимулирование через субсидии, разные импортные квоты, добровольные лимиты на экспорт, ограничения конвертации нацвалюты. Эти меры глубоко воздействуют на всю экономику, однако касаются в первую очередь не внутренних хозпроцессов, а международных.

3. В каждой стране ведется денежно-кредитная и фискальная политика, оказывающая влияние на экономический рост, темпы инфляции, уровень занятости и прочее. Чаще всего такого рода политика, тотальная для регионов одной страны, существенно варьируется от одного государства к другому. К примеру, если во Франции темпы инфляции будут сходными во всех ее регионах, различия между Германией и Францией по данному показателю вполне могут быть достаточно существенными, а это незамедлительно повлияет на конкурентоспособность товаров, услуг одной страны на рынках другой, третьих стран.

Итак, большинство изменений в международных финансовых, торговых сделках инициируются именно состоянием внутренней экополитики, которая проводится той либо иной державой.

4. Как правило, каждое государство осведомлено гораздо больше об объеме, структуре, направлениях внешней торговли, чем о показателях внутренних сделок. К примеру, в США некто не знает, какими товарами, в каких объемах торгуют между собой г. Нью-Йорк и штат Калифорния. Подобная информация на административных границах не фиксируется. Совсем по-другому обстоят дела с внешней торговлей. В момент покидания торговым судном иностранного порта, либо по прибытии в него, покупатели либо продавцы обязаны заполнять импортную или экспортную декларацию, которая сообщает о характере перевозимого груза, его стоимости, весе, отправителе, получателе, иные сведения. Оттуда можно почерпнуть до определенной степени точную информацию касательно международной торговли, иных мирохозяйственных сделок, чего обычно не хватает для исследования внешних торговых и прочих хозяйственных операций.

5. Факторы производства намного мобильнее внутри самой страны, чем между государствами. Помешать перемещению между штатами (английскими графствами) рабочей силе мало что может. Но разного рода иммиграционные ограничения, социально-культурные различия – серьезные барьеры для передвижения между странами.

6. Для проникновения на иностранные рынки всем экспортерам необходимо адаптировать собственную продукцию и к стандартам, и к предпочтениям заграничных потребителей.

Россия в мировой экономике в 2017 году

В наступившем 2017 году мировая экономика не получит новых драйверов роста. Напротив, небольшому росту или скорее попыткам полностью восстановиться после кризиса 2008 года, угрожают две серьезные опасности. Первая исходит из США и продиктована попыткой сделать «как лучше» и создана буквально на ровном месте. А вторая опасность, потенциально более разрушительная для мировой экономики, исходит из Китая и связана с невозможностью бесконечно оттягивать неизбежное. В случае реализации любого из негативных сценариев или наложения одного на другой, повторения масштабов кризиса 2008 года не произойдет в силу опыта, накопленного по преодолению предыдущего кризиса. Сегодня никто не будет, как девять лет назад, в течение года ждать сложа руки, когда экономика, благодаря кризису, выйдет на воображаемый «естественный уровень развития».

Россия

В правительстве и у большинства экспертов сложился консенсус, согласно которому в 2017 году российскую экономику ждет рост от 0,7 до 1,5%. Источники этого роста четко не обозначены, есть только надежды на рост потребительского кредитования. С учетом того, что потребительские кредиты обычно выдаются на три года, а после начала кризиса в 2014 году население много кредитов не брало и успело расплатиться по старым, уровень закредитованности снизился и теоритически его можно повысить. При этом, правда, правительство говорит, что прежняя модель роста, основанная на потребительских кредитах исчерпала себя и надо искать новую модель развития. Но, видимо новой модели изобрести не удалось, и все надежды вновь возлагаются на старую. В 2016 году экономику от более сильного спада удержали высокие расходы бюджета и Резервного фонда. В прогнозе на 2017 год почему-то никто не обращает внимания на этот фактор. А ведь в наступившем году даже номинальные расходы бюджета снижаются, а с учетом инфляции они будут на 6% меньше, чем в 2016 году. Потенциал падения ВВП из-за снижения бюджетных расходов, составит около 2%. Соответственно, рост потребительского кредитования и сохранение нефтяных цен на уровне 55 долларов за баррель в течение года (что маловероятно) способны только компенсировать сокращение расходов бюджета, но в этом случае нас ждет продолжение стагнации. При этом вовсе не обязательно, что в случае высоких цен на нефть дополнительные деньги попадут в бюджет, за них сейчас идет борьба – звучат голоса в пользу того чтобы пополнить ими достаточно потрепанные резервные фонды.

Хотя и более низкими темпами, но продолжает расти дебиторская задолженность в экономике. Многие предприятия начали терять оборотные средства – либо предприятия банкротятся, либо готовятся уходить из бизнеса, выходя в наличность, после чего последует распродажа оборудования и помещений. Какая тенденция преобладает, понять по банковским балансам невозможно, но этот тренд тоже повлияет на спад ВВП. При условии отсутствия внешних шоков со стороны США или Китая, описанных выше, российскую экономику ждет в лучшем случае стагнация либо спад ВВП около 0,5%.

Отток капитала так же возможен лишь при очень неблагоприятной внешней конъюнктуре, так как рубль остается одной из самых высокодоходных валют. Даже если ЦБ на пару процентов снизит ставку, а ФРС два-три раза ее повысит, то это не исчерпает резервы доходности рубля. Переукрепленный курс рубля (на сегодня он дороже примерно на 10%) имеет все шансы сохраниться в течение 2017 года и даже сходить к уровню 55 рублей за доллар. Поскольку у нас нет производственных цепочек целиком расположенных внутри страны и во всех товарах велика доля импорта, то сильный рубль не сказывается негативно на промышленности. От крепкого рубля, в конечном итоге, страдают только доходы бюджета от экспорта и резервные фонды, становясь меньше в рублевом выражении. Только в случае негативного развития ситуации в Китае и падения нефтяных цен до 25 долларов за баррель, рубль способен опуститься до уровня 80-85 рублей за доллар, причем этот опыт мы уже имели в январе 2016 года, правда, на очень короткий период времени.

Реальные доходы населения, которые падают уже более двух лет, продолжат свое падение и в 2017 году. Расходы бюджета, за исключением статей, обслуживающих импорт, так или иначе, переходят в доходы населения в виде зарплат и пособий. Сокращение номинальных расходов бюджета не может не отразиться на доходах населения, при этом нет других источников роста доходов, способных компенсировать выпадающие бюджетные деньги.

Российские банки

Прежде всего, следует оговориться, что нельзя ждать чудес от банковского сектора в нынешних экономических условиях. Банковская система только берет свою долю от того, что зарабатывает реальный сектор и, соответственно, если реальной экономике не на чем зарабатывать, то ждать этого от банков просто бессмысленно. Стагнация российской экономики и двухлетнее сокращение реальных доходов населения – это среда в которой неизбежно должно произойти сокращение рынка банковских услуг. Кроме того, даже в эти непростые условия российские банки попали не в лучшем состоянии. Пытаясь спасти банковскую систему в кризис 2008 – 2009 годов, регулятор на многое смотрел сквозь пальцы и на балансе банков осталось много «мусора» еще с тех пор. Как только отзывается очередная лицензия, то выясняется, что банк, считавшийся до этого нормальным, который проходил все проверки, имел высокие и устойчивые рейтинги, является обладателем дыры в десятки миллиардов рублей в своем балансе. Возникает вопрос, сколько из банков с действующими лицензиями и успешно проходящие проверки имеют аналогичные дыры в балансе? Такая ситуация может говорить только о том, что реального надзора за банками не осуществляется. Российский банковский сектор ждет продолжение зачистки со стороны ЦБ. Потенциальных жертв регулятора хватит как минимум еще на несколько лет работы в темпе 2016 года. Гарантированно утверждать, что лицензию не отзовут, можно только относительно пяти или шести банков, которые контролируют около 70% российского рынка банковских услуг. Они не способны рухнуть не благодаря собственным достижениям и безупречной работе, а по причине «to big to fail» - из-за опасения обрушить всю финансовою систему, этим банкам государство будет помогать до последнего. Остальные банки продолжают находиться в зоне риска. Зачистка банковского сектора порождает серьезную проблему для экономики, на которую мало кто обращает внимания. В отличие от вкладчиков, юридические лица полностью теряют свои деньги. Конечно, они становятся в очередь кредиторов или им предлагаются акции вместо потерянных денег. Но как должна выживать и продолжать вести свой бизнес компания, лишившаяся оборотных средств и получившая вместо них никому не нужные акции или место в очереди?

Возможная отмена санкций, о которых ведется очень много разговоров по политическим соображениям, не станет драйвером роста российской экономики и финансового сектора. У российской банковской системы нет недостатка в деньгах, напротив наблюдается их переизбыток и ЦБ думает над тем, как начать их изымать. Сarry-trade, который сейчас сдерживают санкции, способен, в случае притока больших и дешевых денег на российский рынок, только надуть пузырь потребительских кредитов и увеличить пузырь на рынке недвижимости. Российские нефтяные компании, лишенные возможности бесконтрольных займов в 2014 году, условно говоря, не просверлили новых скважин на шельфе Ледовитого океана с себестоимостью нефти в 80 долларов за баррель. Не сделав неэффективных вложений в 2014-2016 годах, российская экономика только избавила себя от ряда проблем в 2017 году.

Наступивший год, несмотря на потенциальные угрозы, которые он несет, разочарует как профессиональных проповедников экономического апокалипсиса, так и свидетелей стремительного роста ВВП. Научно-исследовательский центр «Неокономика», поздравляя читателей с Новым годом и желая всего наилучшего, хочет лишний раз напомнить, что многое находится в ваших руках. Не находясь в плену иллюзий, гораздо легче принимать правильные решения, разумно распоряжаясь теми ресурсами, которые у вас есть.

США

После выхода из кризиса 2008 года в США сложилось новое равновесие, которое не предполагало высоких темпов экономического роста. Ситуация, при которой не совсем понятно, оправилась ли американская экономика полностью от кризиса 2008 года, то есть когда девять лет ушло на фактическую стагнацию, многих начинала нервировать и вызывать желание дать «волшебный пинок» экономике, дабы и впредь наслаждаться ее полетом. Для общества отсутствие экономического роста превратилось в социальную проблему: не работающие социальные лифты, отсутствие перспективы, рост разрыва между богатыми и бедными – все это субъективно многими воспринималось как ухудшение ситуации в стране.

Все системные кандидаты на президентских выборах в США не собирались нарушать создавшееся равновесие в экономике, а Дональд Трамп пообещал новый этап развития и твердо намерен воплотить в жизнь догму, согласно которой экономика может расти вечно. Для США основные вызовы связаны с нарушением сложившегося равновесия и сегодняшней рефлексией рынка на последствия этих планов. Исходя из анализа предвыборных обещаний нового президента, становятся очевидны направления «трамповских ударов». Можно пока опустить рассуждения о том, состоится ли перенос производств в США и сколько денег Трампу удастся выжать из союзников по НАТО или заработать, повышая плату для импортеров за вход на богатый американский рынок.

Финансовый рынок пока отреагировал только на намеренья снизить налоги, повысить расходы бюджета на инфраструктуру (около триллиона долларов) и провести модернизацию вооруженных сил США, завершив откладывавшийся четверть века комплексный переход на новое поколение оружия (совокупные затраты могут обойтись бюджету более чем в триллион долларов). Реализация этих планов приведет к росту дефицита бюджета и необходимости новых займов со стороны государства. Рынок еще в ноябре 2016 года, после президентских выборов, отреагировал повышением ставок по гособлигациям, причем более активно, чем на повышение ставок ФРС.

Американский рынок госзаимствований, являющийся определенным ориентиром для мирового рынка, вызвал рост ставок на гособлигации по всему миру. Это негативным образом отразится на всех развивающихся странах, так как приведет к увеличению затрат на обслуживание долга и оттоку капиталов из-за возросших рисков. Инвесторы, оперирующие «короткими деньгами», столкнувшись с ростом доходности и падением стоимости гособлигаций США, начали продавать облигации, выводя деньги на фондовый рынок.

Следует оговориться, что последние два года индексы американского фондового рынка, несмотря на колебания, находились возле одного уровня. При этом было понятно, что этот уровень завышен – стоимость акций не была обусловлена финансовыми показателями деятельности компаний. Компании, перекредитовываясь под более низкий процент, включали в свою прибыль разницу в обслуживании долга. При росте ставок неизбежно произойдет снижение показателя прибыльности компаний, что еще больше увеличит разницу между стоимостью акций и прибыльностью компаний. Если рост фондового рынка, подкрепленный ожиданиями экономического роста, продолжится в новом году, то очень высока вероятность формирования на нем пузыря. Если пузырь на фондовом рынке лопнет, последствия скажутся как на финансовом, так и на реальном секторе мировой экономики – дефицит ликвидности вызовет сильный отток капитала с рынков развивающихся стран.

Механизм этого кризиса будет аналогичен кризису 2008 года, но с меньшим масштабом – тогда пузырь на рынке недвижимости был гораздо крупнее. Продолжительность кризиса тоже будет небольшой, так как занимать выжидательную позицию, по образцу поведения в период с августа 2007 по сентябрь 2008 года, в надежде на то, что экономические проблемы решатся сами собой, сегодня никто не рискнет. Ничто не помешает ФРС, в случае необходимости, перейти от ужесточения кредитно-денежной политики к ее смягчению. Разрушительный потенциал возможного кризиса, для мировой экономики, едва ли составит более половины от кризиса 2008 года.

Этот кризис не неизбежен, а только потенциально возможен, более того, есть только вероятность формирования пузыря на фондовом рынке. Но из вероятных угроз, генерируемых экономикой США в 2017 году, это одна из наиболее серьезных и за развитием ситуации на американском фондовом рынке необходимо внимательно следить.

Согласно моделям неокономики, быстрый экономический рост в США невозможен и любые попытки придать ему сильное ускорение несут в себе только риски обрушить с трудом сбалансированную систему. Естественно, в отличие от СССР конца 80-х, политика ускорения в США не будет иметь таких катастрофических последствий для государства в силу гибкой политической системы и более развитой экономики. Кроме того, должность президента США не предусматривает императорских полномочий – любое президентское решение придется проводить через Конгресс и не обязательно парламентарии дадут свое согласие. В результате может сложиться ситуация, когда Трампу не дадут сделать анонсированные шаги по стимулированию экономического роста. При этом негативные последствия в виде роста ставок и нарушения равновесия экономика уже получила, и если не последует обещанных вложений в несколько триллионов долларов в реальный сектор, то эффект будет значительно хуже, нежели самое неудачное завершение трамповских планов.

Китай

Если для США угрозы понятны и известно как с ними бороться, то проблемы китайской экономики сложнее, что несет в себе большую угрозу для мировой экономики. В 2017 или в 2018 году китайскому руководству придется принять какое-то решение, но выбирать придется между плохими решениями, так как хороших шагов в такой ситуации просто не существует. Китай давно исчерпал свой потенциал развития по модели инвестиционного взаимодействия, в основе которого лежала дешевая рабочая сила. Будь Китай действительно рыночной страной, его экономика могла бы рухнуть в 2015 или еще в 2014 году. Резкое падение экспорта и импорта, начавшееся в 2014 году, можно рассматривать как симптомы исчерпания инвестиционной модели развития.

Дальнейшее развитие Китая шло исключительно за счет стимулирования государством экономики и сопровождалось ростом долгов муниципалитетов, предприятий и граждан. Рост государственных расходов не только стимулировал общее развитие экономики, но и решал социальную проблему – выравнивал уровень доходов работников занятых в экспортных отраслях и во внутреннем производстве (при существенном различии в эффективности). На сегодня совокупные китайские долги равны 28 триллионам долларов, что больше аналогичных долгов США. Но и попытка переориентироваться на внутренний спрос, искусственно поддерживая экономический рост не ниже 6,5% провалилась. Негативные тенденции усиливаются, продолжает падать эффективность стимулирующих экономику мер: с каждым разом требуется вкладывать все больше ресурсов для получения все меньшего результата. Китайское руководство, которое устами Си Цзиньпиня объявило, что в следующем году не будет добиваться экономического роста любой ценой, видимо смирилось с необходимостью отказаться от неэффективного стимулирования экономического роста. Рост ВВП уже давно не подтверждается данными по грузоперевозкам и потреблению электроэнергии и другими данными. Ли Кэцян, пока не был премьером, сам обращал внимание на эти показатели.

В Китае модель настолько не сбалансирована, что не понятно, как противодействовать кризисным явлениям. Пытаясь выправить ситуацию в одной сфере, китайское руководство неизбежно усугубляет ее в другой. От резкого падения экономика все это время удерживалась на морально-волевых качествах руководства КНР.

С очевидными пузырями Китай живет три года. Показателем разбалансировки является начавшийся рост инфляции – деньги, запертые внутри китайской экономики, помимо пузырей разогревают потребительский рынок. Китайские власти в ответ пытались принимать меры по охлаждению кредитования. Но в случае замедления кредитования лопнет пузырь недвижимости и возникнут проблемы с возможностью перекредитоваться у всей экономики, а это грозит дать старт острому кризису.

Лишние деньги, которые блуждают внутри Китая, надувая пузыри, в связи с падением доходности внутри страны и ростом доходности на мировых рынках по экономическим соображениям должны были бы выйти из Китая, но они заперты там путем административных ограничений направленных против оттока капитала. Как показывает опыт, в том числе и нашей страны, административные меры в таком случае не работают достаточно эффективно и постепенно находятся лазейки, которые позволят уйти этим деньгам из Китая. Еще большую опасность представляет из себя долларизация внутренней китайской экономики, что становится единственным способом для граждан сохранить сбережения в условиях инфляции и растущих рисков невозврата юаневых инвестиций. Отток капитала наряду с долларизацией сбережений приводят к падению уровня золотовалютных резервов, которые за последние два года уменьшились более чем на триллион долларов США.

Даже при всем желании китайских властей невозможно было бы перевести юани, надувающие пузыри на внутреннем рынке, в доллары по существующему курсу. Объем золотовалютных резервов Китая составляет 3 триллиона долларов, а избыточная юаневая денежная масса, по самым скромным оценкам, равна 4-5 триллионам долларов. С 1 января 2017 года китайские власти ввели новые административные ограничения на покупку валюты гражданами. К имеющейся ежегодной квоте на обмен валюты в размере 50 тысяч долларов, добавились требования предоставить дополнительную информацию как о себе, так и о происхождении денег. Такого рода меры способны только развить черный валютный рынок и немного увеличить издержки по переводу юаней в доллары.

Пузырь на рынке недвижимости, который начал формироваться еще при работающей модели инвестиционного развития и первоначально воспринимался как элемент роста основанного на внутреннем спросе, сегодня представляет большую угрозу для экономики. Рост цен на рынке недвижимости в октябре 2016 года составил 12,3%, а в ноябре 12,6%, то есть темпы роста ускоряются. В Пекине, Шэньчжэне и Шанхае рост цен составил около 30%. Китайское руководство, которое рассматривает жилищный рынок еще и как фактор социальной стабильности (многие граждане уже не могут позволить себе приобрести жилье) пыталось остановить рост цен. Но опасность обрушить этот рынок, на который завязано 25% ВВП Китая, останавливала руководство КНР.

За последние три года административных метаний некоторые меры воздействия на экономику были испробованы по нескольку раз. Была предпринята попытка зажать кредитование, тут же получив первые признаки кризиса, китайское руководство испугалось и отказалось от этой идеи. Наблюдая дальнейший рост пузырей, китайское правительство снова решило ограничить кредитование и в очередной раз «неожиданно» столкнувшись с признаками кризиса, опять отказалось от этой идеи. Попытки бороться с пузырем на рынке недвижимости вылилась в запрет брать вторую квартиру в ипотеку и прочие административные препоны. В результате деньги устремились на фондовый рынок надув там пузырь. Наметившееся падение цен на рынке недвижимости стало угрожать строительному сектору и от ряда ограничений отказались. С пузырем на фондовом рынке пришлось снова бороться административными методами, а лишние деньги опять устремились надувать пузырь недвижимости. Недавнее сокращение объемов кредитования моментально привело к обвалу на рынке гособлигаций (десятилетние гособлигации 15 декабря 2016 подешевели на рекордные 2%) в результате чего торги гособлигациями были впервые в истории Китая приостановлены. Проблему рынка гособлигаций китайским властям пришлось «залить деньгами».

Такого рода шаги говорят о панических настроениях в госаппарате КНР. Чем и главное когда закончится неравная борьба госуправления с проявлениями объективной экономической реальности, сказать очень сложно. Но нарастающая административная паника постепенно превращается из стабилизирующего фактора в силу делающую и без того незавидную экономическую ситуацию еще более неустойчивой. Чем дольше удастся оттягивать экономический кризис ручным управлением, тем большую политическую ответственность за происходящее берет на себя руководство Китая. Чем позже произойдет экономический кризис, тем выше его шансы перерасти в политический кризис. Обещанные Трампом антикитайские меры способны ускорить экономический кризис, но с политической точки зрения будут очень выгодны китайскому руководству – новый американский президент будет назначен ответственным за произошедшее. А вместо острого политического кризиса, грозящего социальными волнениями и потерей власти, китайские власти получат массовые наклейки на автомобилях граждан с лозунгом: «Трамп – чмо».

Очень показательным образом изменился тон западных экономистов по отношению к Китаю после выборов президента США. Хотя и раньше появлялись статьи, в которых признавалось наличие проблем в китайской экономике (не заметить которые было очень сложно), но не ставилось под сомнение возможность их решения и рассуждения велись вокруг возможных рецептов по оздоровлению. После 8 ноября все западные экономисты, как по команде, проникнись апокалиптическими настроениями по отношению к вчерашнему лидеру мирового экономического роста. Ранее экономисты фактически приспосабливались под позицию администрации Барака Обамы, который был настроен на сотрудничество с Китаем. Когда президентом стал негативно настроенный к Китаю Дональд Трамп, то на смену позитиву в оценках пришел сплошной негатив.

Говорить, что крах экономики КНР неизбежен в 2017 году, не стоит. Возможно, еще есть резервы для удерживания ситуации под контролем. Но в силу того, что мы плохо представляем себе, как устроена китайская экономика, мы не можем точно оценить оставшихся у Китая резервов. Речь идет о комплексе мер, включающим в себя стимулирование экономики деньгами и использовании жестких административных мер по недопущению кризисных явлений в экономике. Не будучи инсайдером, очень сложно судить насколько этот комплекс мер близок к исчерпанию - то есть мы не можем построить детальный сценарий развития событий, а можем говорить о трендах. Уже появились признаки того, что административные меры воздействия постепенно теряют свою эффективность.

В случае экономического краха Китая, главная угроза для мировой экономики – это падение цен на сырьевые товары, в результате чего пострадают только страны экспортеры сырья. По образцу поведения товаропроизводителей в 2008-2009 годах, можно прогнозировать, что дефицита товаров не будет, столкнувшись с кризисом китайские производители будут стремиться продать товар по любой цене, постепенно разоряясь. Китай сформировал достаточно большие запасы сырья, в том числе и нефти, и в случае возникновения экономических проблем будут расходоваться эти запасы, сократив импорт до минимума. Произойдет резкое падение объемов торговли сырьем, более глубокое, чем снижение потребления. По мере переноса производств в другие страны цены на сырьевые товары восстановятся, правда, не так быстро как в 2009 году. Формально потенциальной заменой Китаю выглядит Индия - огромное количество бедного населения с высокой концентрацией и хорошей морской логистикой. Но перед Индией стоит еще ряд нерешенных проблем, главная из которых – она еще не является единой страной. Соответственно нет единой экономической политики в отношении иностранных инвесторов, которые сталкиваются с высоким уровнем коррупции на местном уровне, отсутствием федерального законодательства по многим вопросам и прочими проблемами. Индия будет постепенно развиваться, но 7% роста индийской экономики не сопоставимы по вкладу в мировую экономику с 7% китайского роста. Современное экономическое развитие Индии напоминает Китай 80-х годов прошлого века, когда развитие Поднебесной только начиналось. Кроме Индии большое количество стран, таких как Индонезия, Вьетнам, Тайвань, Мьянма, Бангладеш с радостью разместят у себя бывшие китайские производства. Филиппины тоже могли бы претендовать на инвестиции, но президент этой страны, как известно, не умеет себя вести в приличном обществе, поэтому туда возможен приход инвесторов изначально невысокого о себе мнения. Ожидать вывода всех производств из Китая тоже не стоит – несмотря на существенно выросшие издержки по зарплате, многие производства требуют дорогостоящей инфраструктуры и квалифицированных специалистов. Поэтому такого рода производства не будут переведены в соседние страны, так как не только меньшая зарплата, а возможно и бесплатный труд не скоро окупят создание дорогостоящей инфраструктуры с нуля.

Европа

Прежде всего, стоит отметить, что, несмотря на большой вес в мировой экономике, Европа в определенном смысле замкнута сама на себя и не является для мировой экономики драйвером развития и не несет угрозы кризиса. Несмотря на всем известный букет проблем, состоящий из греческих долгов, проблемных кредитов в 360 млрд. евро у итальянских банков и прочих неприятностей, в 2017 году Старый Свет не ждут серьезные потрясения. Во-первых, падение курса евро по отношению к доллару США, снижение зарплат и социальных выплат в проблемных европейских странах (внутренняя девальвация), уже повысили конкурентоспособность экономики ЕС. А во-вторых, Германия, Швейцария, Австрия, север Италии и частично Франция продолжают оставаться передовым индустриальным центром мира, который по некоторым позициям превосходит американский и существенно опережает Китай. Всем известные трудности ЕС, которые будут присутствовать и в новостях следующего года, это проблемы европейской периферии – условно говоря «внутреннего европейского Китая», не способны пошатнуть промышленное ядро Европейского союза. Сравнивая Китай и ЕС, не следует оставаться в плену статистических данных, которые показывают равенство в промышленном потенциале этих зон, так как качественный уровень передового европейского промышленного производства недостижим для китайской промышленности. Китай не владеет передовыми технологическими цепочками, они представлены там фрагментарно, в основном в виде сборочных производств, которые могут быть без особых сложностей перенесены в соседние страны. Контейнер, груженый ширпотребом (полными технологическими цепочками производства которого владеет Китай) по стоимости сопоставим с новым мерседесом S-класса или высокотехнологичным металлорежущим станком, но это другой, более низкий, уровень развития промышленности. Проблемы европейской периферии, структурно совпадающие с китайскими, все-таки намного меньше по масштабу, а самое главное – в отличие от Китая, проблемным европейским странам есть кому прийти на помощь. Основная опасность для Европейского союза находится не в области экономики, а в политическом поле. Взаимные претензии Германии – «Мы вас кормим», и Греции, Испании, Португалии и ряда других стран – «Если вы нас не кормите, то мы лучше проживем без вашего евро и ЕС», пока сдерживаются политическими элитами, но, как показал опыт Великобритании, могут в любой момент стать политической и экономической реальностью. Brexit, в результате которого единственным экономическим достижением Британии будет потеря значительной части финансового сектора, стало проявлением общественных настроений в политике, которые противоречат объективным экономическим интересам страны. Примет ли этот процесс в ЕС массовый характер или нет, лежит вне области экономического анализа. Если руководству ЕС удастся сохранить жесткую позицию по отношению к выходу Великобритании из Евросоюза и устроить показательную «экономическую порку» дезертира, это отрезвит борцов за независимость в других европейских странах.

Другие страны

Что касается Турции, Аргентины, Бразилии и ряда других стран – они, несмотря на собственные успехи или неудачи, не являются самостоятельными игроками, а полностью зависят от событий происходящих в мировой экономике, прежде всего от США и Китая. Из-за роста доллара США, ставок ФРС и ставок американских гособлигаций, эти страны столкнутся с падением цен на сырье и оттоком капитала. Попытка Китая накачать деньгами собственную экономику в 2016 году привела к росту стоимости ряда сырьевых товаров, например, угля, что в свою очередь помогло сохранить свои позиции Австралии, притормозило падение Бразилии и сыграло на руку нашим угольщикам. В следующем году, при условии сохранения относительной стабильности в Китае, развивающиеся страны столкнутся с падением цен на сырье из-за отсутствия китайской эмиссии.

Нефть

Стоимость нефти сегодня находится в равновесном диапазоне, нижняя граница которого 40-45 долларов за баррель. Это минимальный уровень цен, при котором возможны инвестиции в новые месторождения, которые не допустят сокращения добычи в обозримом будущем. Верхняя граница ценового коридора – 55-60 долларов за баррель. Этот уровень цен, при условии, что не рухнет китайская экономика, сохранится в течение 2017 года. В случае экономического краха Китая вероятно падение нефтяных цен до 25-30 долларов за баррель на срок от полу года до года.

Следует понимать, что 60 долларов – это верхний предел нефтяных цен с учетом разного рода панических настроений и словестных интервенций в виде последнего соглашения ОПЕК по сокращению нефтедобычи. Широко разрекламированное решение ОПЕК (плюс сочувствующие страны), которое впервые с 2008 года ограничивало добычу нефти с января 2017 года на 1800 баррелей в сутки, по сути, было лишь пиар-акцией. Во-первых, страны ОПЕК взяли на себя обязательство сократить производство на 1200 баррелей в сутки, но Индонезия, со своими 700 тыс. баррелей суточной добычи, объявила о выходе из картеля, а ее доля была «честно» разделена внутри ОПЕК. То есть, реальная мировая добыча ОПЕК сокращалась не на 1200 тыс. баррелей, а на 500 тыс. А во-вторых, отсутствует четкий механизм контроля за исполнением этого соглашения. За рамки соглашения была выведена ливийская нефть, а поскольку на нефти не написана страна происхождения, никто не сможет проверить степень «ливийскости» поставляемых с Ближнего Востока углеводородов. Дальше – хуже, Саудовская Аравия заявила, что добычу она сократит, но увеличит экспорт нефти. Мировому рынку, при всем уважении к Эр-Рияду, совершенно безразлично что происходит внутри Саудовской Аравии, они могут пить добытую нефть или пытаться снова закапывать ее в песок, на мировую стоимость влияют только объемы нефти попадающие на мировой рынок. Россия, которая взяла на себя обязательства по сокращению суточной добычи в 300 тыс. баррелей, позже заявила, что сократит добычу ближе к лету 2017 года. Но нефтедобывающие страны добились желаемого результата, они получили рост нефтяных цен с уровня 45-50 долларов до 55-58 долларов за баррель. Аналогичным успехом закончилась предыдущая попытка ОПЕК взвинтить цены. Вначале октября 2016 года, анонсированные нефтяным картелем планы по уменьшению добычи на 700 тыс. баррелей в сутки с 1 ноября, подняли нефтяные цены с 45 долларов до 50-53 долларов за баррель Brent. Осенью прошлого года, эффекта от словестной интервенции хватило на месяц – рынок только в начале ноября, не видя реального уменьшения поставок нефти, вернул цены к предыдущему значению в 45-49 долларов за баррель.

Несмотря на сиюминутный успех нефтяных заговоров, в стратегическом отношении он ведет к потере доли рынка его участниками из-за роста добычи нефти в США и Канаде. США за последние три месяца отыграли значительную долю того, что объявлено в качестве сокращения, увеличив добычу на 300 тыс. баррелей в день. Каждую неделю в США вводится в эксплуатацию от 10 до 20 новых буровых скважин. Политика нового президента Дональда Трампа, обещавшего снять все ограничения по нефтедобычи, так же приведет к увеличению американской доли на рынке. При 45-50 долларах США продолжат наращивать добычу нефти и не стоит строить иллюзий на счет возможности присоединения американцев к какого-либо рода соглашениям об ограничении добычи – ничего личного, это просто бизнес.

Цена на природный газ, если не смотреть на этот товар сквозь призму сломанных из-за него геополитических копий, прогнозируемо движется в фарватере нефтяных цен. Газ не является самостоятельным фактором, способным повлиять даже на российскую экономику, в силу небольших, по сравнению с нефтью, объемов экспорта.

Доля России в мировой экономике в 2017 году

Планомерно, из года в год, всезнающие, неподкупные и близкие к народу чиновники сообщают нам, что ситуация тяжелая, бюджет жесткий и что надо немного потерпеть.

Или страна наша представляет собой выжженную пустыню, где как говорится в известном советском мультике: «Воды нет, растительности нет, полезных ископаемых нет…» А более всего интересует российских граждан вопрос, почему в такой обширной и богатой всеми природными дарами стране нет денег на ее граждан, простых граждан. Так может Россия страна сама по себе бедная? Или просто принцип, действующий у нас в стране, звучит так: «Деньги есть, их много, но на всех не хватает». В этой статье мы постараемся разобраться в вопросе — бедная или богатая страна Россия и сколько же она зарабатывает.

Во всех справочниках и солидных трудах светил науки, раздел о полезных ископаемых начинается примерно одинаково: на территории Российской Федерации сосредоточены исключительные запасы природных ископаемых, сырьевых и топливно – энергетических ресурсов. Понимаете: исключительные запасы. Имеются крупные месторождения нефти, природного газа, каменного угля, калийных солей, никеля, олова, алюминиевого сырья, вольфрама, золота, платины, алмазов асбеста, графита, слюды и других полезных ископаемых. Всего открыто более двадцати тысяч месторождений природных ископаемых.

Доля Российской Федерации в мировых запасах:

• нефть — 10-12 %,
• газ — 32 %,
• уголь — 11 %,
• железо — 25 %,
• никель — 33 %;
• свинец — 10 %,
• цинк — 15 %,
• калийные соли — 31 %.

Россия занимает ведущее место по разведанным запасам никеля, золота, серебра, платиноидов, алмазов и некоторых других полезных ископаемых. Совокупные минеральные запасы РФ оцениваются в 28 000 миллиардов долларов.

США, из них на долю:

• газа приходится 32,2 %;
• угля и сланца — 23,3 %;
• нефти — 15,7 %;
• нерудных полезных ископаемых — 14,7 %.

Дисконтная стоимость минерального сырья в недрах России при оптимальном сценарии развития — 4 214 миллиардов долларов (14,2 % от мировых).

Нефть

По количественным запасам нефти Российская Федерация занимает шестое место в мире. Нефтяные запасы по предварительным оценкам составляют 14 100 000 000 тонн или 103 200 000 000 баррелей. Прогнозные запасы нефти оцениваются в 62 000 000 000 тонн.

Газ

По запасам газа Россия занимает первое место в мире. Запасы оцениваются в 48 триллионов кубических метров.

Уголь

По запасам угля наша страна третья в мире. Запасы составляют 1, 57 триллионов тонн каменного и бурого угля.

Золото

По запасам золота Россия на четвертом месте в мире. Прогнозные запасы оценены в 25 000 000 килограмм.

Алмазы

По добыче алмазов, выраженной в ценовом эквиваленте, Россия занимает второе место в мире.

Этот список можно продолжать и продолжать. И во всех наименованиях полезных ископаемых Российская Федерация занимает лидирующие позиции по их запасам. Прибавьте сюда леса и огромную территорию.

Вывод: Россия является одной из самых богатых мировых держав по совокупному содержанию запасов природных ископаемых.

Как звучит популярная фраза: «Где деньги, Зин?» Денег нет! А может быть ошибка в их распределении?

Давайте посмотрим на опыт некоторых стран:

В Норвегии запасы нефти, как и в России, являются национальным достоянием, то есть достоянием народа, впрочем, как и все природные ресурсы страны. Деньги от нефтяных доходов идут на социальные программы и общенациональный фонд. Норвегия занимает первые места в рейтинге национального благосостояния населения. На личный счет каждого норвежца поступают отчисления от полученной прибыли нефтяных доходов. На сегодняшний день эти отчисления составляют более 100 000 долларов у каждого норвежца. На каждого ребенка, при рождении открывается счет в банке, куда поступает не менее 3 000 долларов доходов от налога на прибыль.

Арабские государства тоже имеют практику распределения доходов от полезных ископаемых. Например, в Объединенных Арабских Эмиратах каждому жителю открывается счет, и к совершеннолетию он имеет на нем около ста тысяч долларов. Кроме того, каждый гражданин этой страны имеет право выбрать для обучения любой университет мира, и государство оплатит все расходы.

В Кувейте счет открывают всего на три тысячи долларов, зато здесь можно получить беспроцентный кредит на сумму 220 тыс. долл. для строительства жилья, а домохозяйкам и несовершеннолетним государство платит неплохие пособия. В Саудовской Аравии принципы те же, плюс здесь существуют действительно совершенно бесплатные медицина и образование, которые, находятся на очень высоком уровне.

Развитие мировой экономики в 2017 году

В первой половине текущего десятилетия мировая экономика росла темпом 3,5% в год - 2011-2015 гг. В 2017 г. прирост мирового ВВП составит 3,8%, по прогнозу МВФ - 3,4%. В дальнейшем до конца десятилетия по прогнозу МВФ, мировая экономика будет расти темпом 3,7-3,8%.

Прогноз МВФ о росте мировой экономики в 2017 г. на 3,4%, на наш взгляд, - минимальная возможная оценка, и дело здесь не только в том, что «более высокие доходы от экспорта нефти предоставляют некоторое облегчение ее экспортерам». На наш взгляд, возрастут темпы роста экономики США и развитых стран, в целом - несмотря на Brexit. Темпы роста Китая вряд ли упадут ниже 6%, Индия сохранит высокие темпы роста - более 7%, экономики Бразилии и России выйдут на положительные значения. Вся группа стран - развивающихся и с переходной экономикой - также покажет более высокие темпы роста, чем в 2016 г.

Надежную основу для долгосрочного глобального развития и роста создает научно- технический прогресс. Так было в прошлом, в еще большей степени НТП будет определять будущее развитие. Уже сейчас хорошо видны основные сферы, в которых будут происходить революционные изменения: агропромышленный комплекс, добывающая промышленность - в первую очередь, энергетика, обрабатывающая промышленность и вся сфера услуг. Главную роль будет играть проникновение информационных технологий во все сферы жизни. Это, во-первых, приводит к коренному изменению, как производства, так и потребления, резко повышая эффективность и производительность труда; во-вторых, создаются сетевые структуры, исключающие всех возможных посредников и непосредственно связывающие производителя и потребителя товаров и услуг. В перспективе такими посредниками, которые будут исключены из жизни, станут многие функции государства.

Экология является одним из факторов, определяющих будущее развитие. Как правило, создание экологичных технологий приводит к комплексному эффекту: в ходе формирования «зеленой» экономики одновременно со снижением давления на окружающую среду повышается эффективность использования всех видов ресурсов, включая трудовые. Одним из примеров революционных изменений, в самом начале которых мы находимся, являются изменения в энергетике. Речь идет и о добыче первичных энергоресурсов - ПЭР, их транспортировке, хранении, производстве электроэнергии, а также их потреблении.

Главным результатом этих изменений является отсутствие ресурсных ограничений развития и роста мировой экономики, то есть нехватки трудовых ресурсов, обрабатываемых земель, капитала, сырьевых и энергоресурсов. В 2017 г. мы увидим первые результаты действия вышеуказанных факторов.

Серьезное воздействие на мировую экономику окажут действия новой администрации США. Во-первых, сфера энергетики. Планируемые новой администрацией шаги скорее всего приведут к росту добычи как конвенциональных, так и не конвенциональных нефти, газа и угля в США, к снижению их импортной зависимости и в перспективе к полной самообеспеченности американской экономики. Сокращение импорта США приведет к росту предложения на мировых рынках, даже если будет достигнуто соглашение о замораживании добычи странами-экспортерами нефти. Но и это замораживание, если и случится, будет не всеобщим. Такие страны, как Ирак, Иран, Ливия и Нигерия, скорее всего, получат возможность увеличивать собственную добычу, а совокупный потенциал прироста добычи на уже разрабатываемых месторождениях в этих странах превышает 10 млн. барр/день. В результате, превышение спроса над предложением на мировом рынке сохранится на более длительный срок, чем предполагалось ранее, что предопределит практически нулевую вероятность роста цен выше уровня в 60-65 долл./барр. в ближайшие годы.

Во-вторых, меры, традиционные для республиканской повестки дня - снижение налогов, дерегулирование, упрощение всей налоговой системы, сокращение госаппарата, рост инвестиций в инфраструктуру, большее внимание развитию собственной промышленности и защите внутреннего рынка, скорее всего, приведут к увеличению до 3-4% в год и так не маленьких для развитых стран темпов роста и относительно низким темпам роста импорта. Это означает сокращение возможностей для дальнейшего роста экспорта в США их крупнейших торговых партнеров - ЕС, Японии, Китая. В III и IV кварталах 2008 года и I и II кварталах 2009 года США сократили импорт почти на 1 трлн. долл. Такое снижение спроса на продукцию основных торговых партнеров США оказалось одним из важнейших факторов кризисных явлений в их экономиках в те годы. В настоящее время падение импорта маловероятно, но и рост импорта, соответствующий росту ВВП США, вряд ли возможен. Как следствие, возможно некоторое замедление роста экономики в этих странах и снижение спроса на сырье на мировых рынках, что непосредственно отразится на экономике России.

В целом, рост мировой экономики, как мы уже отмечали, ускорится, так как темпы роста экономики США компенсируют некоторое замедление в странах-партнерах. В 2017 г. мы прогнозируем рост экономики США в 2,5% - прогноз МВФ 2,2%.

В 2016 г. экономика стран ЕС возрастет на 1,7%, а в 2017 г., по нашей оценке, этот рост сократится до 1,5%, что в первую очередь объясняется снижением прогноза развития экономики Великобритании. Начало и ход переговоров по «брекзиту» могут привести к снижению темпов прироста экономики Великобритании с 1,9% в 2016 г. до 0,9% в 2017 г. Экономика Еврозоны, по нашему прогнозу, в 2017 г. сохранит темпы прироста на уровне 2016 года - 1,6%.

Группа развивающихся стран и стран с переходной экономикой, по нашей оценке, ускорит свой рост с 5,0% в 2016 г. до 5,2% в 2017 г.

В 2017 году продолжится замедление экономики Китая до 6,3% - оценка МВФ 6,2%, после 6,6% в 2016 г.

Индийская экономика продолжит расти высокими темпами. В 2017 г. ВВП Индии возрастет также как и в 2016 г, на 7,6%. Экономика Бразилия после падения производства в 2016 г. на 3,0%, увеличится в 2017 г. на 1,0%.

Российская экономика в 2017 г. по нашему прогнозу также возрастет на 1,0%.

На экономику Китая, Индии, Бразилии и России в 2017 г. придется 31,3% мирового ВВП - по ППС и 54,4% ВВП группы развивающихся стран и стран с переходной экономикой.

Как мы уже писали ранее, общая тенденция, которая наметилась в мировой экономике, и, на наш взгляд - это долгосрочная тенденция: в предстоящие годы развитые страны будут расти более высокими темпами, а развивающиеся и страны с переходной экономикой - более низкими, чем в первом десятилетии этого века.

Самой болезненной проблемой для всех стран мира остается безработица. Хотя во многих странах безработица продолжает снижаться и уже достигла докризисных значений - например в Японии, Германии, многих других странах Европы. В США уровень безработицы снижается и достиг 4,6% в ноябре 2016 г. В 2017 г., на наш взгляд, снижение продолжится, но в любом случае безработица в США уже находится в пределах многолетних значений 4-6%.

В Европейском союзе безработица снизилась до 8,6%, а в Еврозоне до 10,0% - 2016 г. В Германии безработица снизилась до 4,4% - самого низкого показателя после объединения Германии. В Японии безработица снизилась до 3,0% и находится также в пределах многолетних значений 3-4%.

Несколько лет экономического роста обеспечили такое снижение безработицы и продвижение в решении основных экономических проблем. В 2016 г. впервые за послекризисный период во всех развитых странах наблюдался экономический рост. В 2017 г. также во всех странах мы прогнозируем экономический рост и его ускорение до 2,0% против 1,9% в 2016 г.

В 2016 г. под сомнение было поставлено развитие глобализации. Эта точка зрения базировалась на ускоренном развитии процессов регионализации, соответствующей оценке «брекзита», победой Трампа на выборах, усилением позиций анти-глобалистов в европейских странах. На наш взгляд, глобализация - объективный процесс мирового развития. Этот процесс развивается неравномерно и с разной скоростью. Регионализация является одним из проявлений глобализации, составной частью ее развития. В 2017 г. развитие мировой экономики подтвердит такую точку зрения. Великобритания и ЕС сумеют найти взаимоприемлемый вариант «брекзита», который в перспективе обеспечит устойчивое развитие обеих сторон - примеры - Норвегия, Швейцария.

Реальные шаги новой администрации США вряд ли приведут к отмене соглашения о Транс-Тихоокеанском партнерстве - ТТП и к прекращению переговоров по Транс-Атлантическому торгово-инвестиционному партнерству - ТАИП. Также трудно представить выход США из Североамериканской зоны свободной торговли - НАФТА. Вероятнее всего, новая администрация будет добиваться более приемлемых для США поправок к этим соглашениям.

Мировая торговля, на наш взгляд, в 2017 г. будет расти опережающими темпами. В 1991-2000 гг. темпы прироста глобальной торговли товарами в 2,3 раза превышали темпы прироста глобального ВВП - по среднегодовому курсу национальных валют к доллару. В 2001-2010 гг. это соотношение возросло - до 3,5 раза. В посткризисный период 2011-2015 гг. это соотношение резко сократилось из-за падения мирового экспорта во всех регионах мира. Более того, в 2015 г. мировая торговля даже сократилась.

В 2017 г. опережающий рост объема внутреннего рынка в ведущих странах с развивающейся экономикой - ребалансировка спроса с внешних рынков на внутренние и некоторый рост цен на энергоресурсы и другие виды сырья восстановят рост мировой торговли темпами примерно в 2 раза превышающими рост мирового ВВП.

Рост мировой экономики в 2017 году

Системные финансовые кризисы приводят к глубоким и продолжительным рецессиям, при этом периоды очень медленного роста в 6–8 лет в таких обстоятельствах не являются необычными. Впрочем, многие проблемы актуальны до сих пор: слабость банковской системы в Европе, избыточная задолженность в Китае и неоправданно жесткое финансовое регулирование в Соединенных Штатах. Тем не менее уже можно говорить о начале продолжительного периода устойчивого роста.

Общая тенденция к улучшению справедлива и для России: после двух лет спада рецессия прекратилась, а экономика признана финансово устойчивой, сообщает Росстат. Эти данные подтверждаются и внешними источниками: международные рейтинговые агентства пересмотрели прогноз для России в сторону улучшения, не исключая и пересмотра самого рейтинга (в течение последних лет он остается «мусорным»). В целом ВВП России в прошлом году снижался в соответствии с прогнозами, однако рост в четвертом квартале составил 0,2%, а в первом квартале нынешнего года — 0,3%. Основную роль в снижении ВВП в 2016 году сыграло потребление домашних хозяйств, которое уменьшилось на 4,5%, а также сокращение расходов государственного сектора и инвестиций. По оценкам рынка, в этом году российская экономика вырастет на 1,3–1,7%, если средняя цена нефти составит $50 за баррель, отмечает Forbes. Хорошую динамику демонстрирует рубль: в 2017 году российская валюта укрепилась против доллара почти на 9%.

В январе Всемирный банк ухудшил прогноз роста мировой экономики в 2017 году на 0,1 п.п., до 2,7%. МВФ в том же месяце оставил без изменения прогноз по росту мировой экономики — 3,4% в 2017 году. И сейчас все больше экспертов склоняются к тому, что рост по итогам года окажется лучше прогнозов.

Однако аналитики опасаются, что общее мировое восстановление может замедлиться из-за растущей активности популистов в развитых странах, в частности в США, Франции и Италии.

В конце апреля в Вашингтоне пройдут заседания Международного валютного фонда и Всемирного банка, которые соберут руководителей центральных банков и министров финансов со всего мира. Вероятно, на встречах будут обсуждаться и решения администрации нового президента США Дональда Трампа, касающиеся, например, ограничений торговли, что вызывает беспокойство участников рынка.

Администрация Трампа не раз говорила, что у нее есть инструменты для изменения ситуации: в частности, введение заградительных тарифов на импорт из Китая и даже выборочный дефолт по более чем $1 трлн американских долговых обязательств перед Китаем.

Впрочем, эффект от этих угроз мировое сообщество может скомпенсировать: тарифы в конечном итоге будут отменены Всемирной торговой организацией, а дефолт по долгу будет еще более безрассудным действием и ударит в первую очередь по самим Соединенным Штатам. Если Трамп сможет убедить Китай открыть свою экономику для экспорта из США, это станет безусловной победой. Но если его план состоит в том, чтобы США в одностороннем порядке вышли из международных торговых отношений, результат, скорее всего, повредит многим обычным американским работникам.

Угроза глобализму в Европе немного уменьшилась, так как популистские кандидаты проиграли выборы в Австрии, Нидерландах и Германии (хотя парламентские выборы в стране пройдут только осенью). Однако популистский поворот на предстоящих выборах во Франции или Италии все еще может привести к разрушению Европейского союза, нанеся огромный урон всему остальному миру.

Кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен хочет «убить Евросоюз», потому что, по ее словам, «люди Европы больше этого не хотят».

И хотя по опросам общественного мнения проевропейский Эммануэль Макрон должен легко победить Ле Пен во втором туре выборов 7 мая, в исходе гонки из двух человек трудно быть уверенным.

Ситуация с досрочными парламентскими выборами в Италии еще хуже. В этой стране опросы общественного мнения возглавляет популистский кандидат, комик Беппе Грилло, и, как ожидается, его «Движение пяти звезд» наберет примерно треть голосов избирателей. Как и Ле Пен, Грилло хочет выйти из еврозоны (и ЕС в целом).

И хотя трудно себе представить более хаотичное событие для мировой экономики, несложно понять мотивацию Италии, где доход на душу населения с момента введения евро постепенно, но непрерывно уменьшался.

Учитывая слабый прирост населения и накапливание внешнего долга (сейчас он составляет более 140% ВВП), экономические перспективы Италии кажутся мрачными. Хотя большинство экономистов по-прежнему считают, что выход из евро будет для страны саморазрушительным, появляется все больше итальянцев, которые убеждены, что евро никогда не будет работать в Италии и чем скорее он уйдет из обращения, тем лучше.

Многие страны с развивающейся экономикой также столкнулись с популистами — например, Польша, Венгрия и Турция. Пока медлительность ФРС в отношении повышения ключевой ставки, устойчивый (пока что) рост Китая и растущая Европа и США помогают большинству развивающихся экономик. Перспективы глобального роста улучшаются, и высока вероятность того, что с разумной политикой последующие несколько лет станут намного лучше предыдущих — правда, в основном для стран с развитой экономикой (но и для большинства других тоже). Впрочем, популизм может сыграть роль джокера, и его можно будет не учитывать только в том случае, если рост наберет обороты достаточно быстро.

Рейтинг мировых экономик в 2017 году

К 2050 году Россия останется на шестом месте в рейтинге крупнейших экономик по паритету покупательной способности. В топе стран с крупнейшим ВВП по рыночному валютному курсу она поднимется с 11-й на 10-ю позицию.

Место России

Место России в десятке крупнейших экономик мира по паритету покупательной способности (ППС) не изменится к 2050 году; страна все так же будет занимать шестую строчку в глобальном топ-10, следует из доклада консалтингового агентства PricewaterhouseCoopers (PwC) под названием «Глобальная экономика в 2050 году». Если в 2016 году ВВП России по ППС составил $3,75 трлн., то к 2030 году он возрастет до $4,74 трлн., а к 2050 году — до $7,13 трлн. Однако за это время место страны в глобальном топ-10 не изменится, она останется на шестой строчке. В топе стран с крупнейшим ВВП по рыночному валютному курсу Россия поднимется с 11-й на 10-ю позицию — показатель возрастет с $1,268 трлн. в 2016 году до $5,127 трлн. в 2050-м. По прогнозу аналитиков PwC, до 2050 года Россия будет демонстрировать отрицательный прирост населения (–0,3% в год) и реальный рост ВВП на душу населения на уровне 2,2% в год. ВВП в пересчете на национальную валюту будет увеличиваться на 1,9% в год, а в пересчете на доллары США — на 4,2% в год, ожидают эксперты.

E7 вместо G7

Глобальный ВВП по ППС будет расти со скоростью 2,6% в год и удвоится уже к 2042 году, следует из доклада. К 2050 году показатель достигнет $127,5 трлн., следует из оценок PwC. В целом расширение мировой экономики будет обгонять прирост населения Земли. Этому будет способствовать действие благоприятствующих экономическому росту режимов (исключающих долгосрочные протекционистские меры), а также отсутствие глобальных катаклизмов, несущих риски для человечества.

Центр глобальной экономики продолжит смещаться от развитых стран Европы в страны развивающиеся — в Азии и за ее пределами. Последние продолжат выступать главным драйвером глобального роста. По своему экономическому росту они более чем вдвое обгонят G7, прогнозирует PwC. Рост семерки восходящих экономик (E7) — Бразилии, Китая, Индии, Индонезии, Мексики, России и Турции — в ближайшие 34 года составит 3,5 против 1,6% семерки развитых экономик: Канады, Франции, Германии, Италии, Японии, Великобритании и США. Размер совокупного ВВП E7 также вдвое превзойдет ВВП G7, считают эксперты. В 2015 году показатели почти сравнялись.

Восходящие экономики смогут увеличить свою долю в мировом ВВП с 35 до 50% к 2050 году, тогда как доля G7, напротив, сократится до немногим более 20%. Доля 27 экономик ЕС (без Великобритании) в структуре мирового ВВП к 2050 году сократится до менее 10% и уступит ВВП Индии.

Китай останется лидером рейтинга экономик по ППС — к 2050 году на него придется 20% мирового ВВП, или $58,5 трлн. Следом за ним в топ-5 войдут Индия, США, Индонезия и Бразилия. В тройку самых быстрорастущих экономик мира в ближайшие 34 года войдут Вьетнам, Индия и Бангладеш. Среди крупнейших экономик ЕС самой быстрорастущей станет Польша, ожидают эксперты PwC. После завершения переходного периода Brexit Великобритания сможет выйти на темпы роста, опережающие средний показатель в ЕС.

В обозримом будущем развитые страны будут опережать развивающиеся по уровню доходов. Формирующиеся экономики способны преодолеть это отставание к 2050 году, если смогут реализовать свой потенциал роста. Для этого им нужно провести структурные реформы, чтобы улучшить макроэкономическую стабильность, диверсифицировать свои экономики за счет уменьшения их зависимости от природных ресурсов, а также увеличить эффективность политических и правовых институтов.

Китай в мировой экономике в 2017 году

В 2017 г. экономическая ситуация в Китае будет стабильной. Руководство Китая заинтересовано в демонстрации своих экономических успехов для поддержания социальной стабильности внутри страны, а также для успешного продвижения своих внешнеэкономических инициатив - «Один пояс, один путь», Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство, зоны свободной торговли. При этом от успешной внешнеэкономической политики зависит и будущее экономики Китая, т.к. внутренние резервы развития практически исчерпаны и для поддержания дальнейшего экономического роста необходимо использование глобальных ресурсов.

Вместе с тем, основные структурные проблемы в экономике Китая не решены: снижение темпов прироста объема экспорта, медленный прирост объема потребления домохозяйств, избыточные производственные мощности, нерентабельные фирмы - «зомби», большой объем невозвратных долгов, как корпоративных, так и региональных властей, рост стоимости жилья. Однако уровень критичности указанных проблем в краткосрочной и среднесрочной перспективе не высок.

В следующем году, исходя из заявлений Си Цзиньпина, сделанных им на прошедшем в Китае в сентябре 2016 г.

Саммите G-20, китайское руководство будет прикладывать сверхусилия для демонстрации мировому сообществу и китайской элите следующего:

Во-первых, китайская экономика сохраняет потенциал длительного роста, китайской статистике можно доверять, Китай способен продолжать структурные реформы и поддерживать рост, Китай является «надежным и ответственным партнером для всех стран», Си Цзиньпин является «авторитетным лидером», полностью контролирующим ситуацию в Китае.

Во-вторых, Китай будет демонстрировать готовность взять на себя лидерство в развитии мировой экономики, предложив всем странам, в частности, координировать политику национальных структурных реформ.

В-третьих, Пекин будет на деле подтверждать свои претензии на роль одного из финансовых лидеров мировой экономики - через механизмы Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и другие финансовые механизмы, обеспечивающие реализацию концепции «Один пояс, один путь» - Фонд Шелкового Пути, Новый банк развития БРИКС и др.

В целом в 2017 г. Пекин сохранит статус одного из главных мировых инвесторов. По итогам 2016 г. объем китайских прямых иностранных инвестиций в нефинансовый сектор мировой экономики составил более 120 млрд. долларов. Объем инвестиций в строительные проекты составил более 100 млрд. долларов. Число китайских рабочих на зарубежных стройках в 2016 г. достигло почти 1 млн. человек.

Основные экономические показатели в 2017 г. будут изменяться разнонаправленно. Вместе с тем, острых кризисных ситуаций не ожидается. Китайские экономисты продвигают тезис о выходе Китая на новый уровень экономического развития, который отличается большей диверсификацией производства и более высоким технологическим уровнем. Поэтому оценивать темпы экономического развития Китая по одному критерию - ВВП уже не совсем правильно.

В следующем году продолжится дискуссия о реформе государственных компаний. В 2016 г. правительство Китая определилось с основным механизмом решения проблемы убыточных корпораций - это слияния и поглощения предприятий, работающих в одной отрасли.

Основными причинами для слияния являются финансовые убытки поглощаемых компаний, а, с другой стороны, стремление создать гигантов, которые могли бы реализовывать крупные международные проекты, и достичь большей эффективности благодаря «эффекту масштаба производства».

Вместе с тем, положительный эффект от создания «гигантов» будет ограничен. Во-первых, объединенные компании были достаточно крупными и до слияния. Например, компания COSCO и до слияния с China Shipping Group считалась крупнейшим в мире морским перевозчиком. Во- вторых, слияние крупнейших компаний, работающих в одной отрасли, приводит к снижению конкуренции и, следовательно, эффективности работы созданных гигантов.

В 2017 году сохранится тенденция опережающего роста инновационного и высокотехнологичного секторов экономики.

На рынке недвижимости сохранится тенденция к росту цен. По итогам 2016 г. цены в 15 крупнейших городах выросли. Рост цен на недвижимость может быть подтверждением негативной тенденции снижения интереса к осуществлению инвестиций в реальный сектор экономики из-за замедления темпов экономического развития.

Новые шаги будут предприняты властями Китая в сфере борьбы с компаниями-зомби. В городах Пекине, Шанхае, Тяньцзине и Чунцине будут созданы специальные суды по банкротству и ликвидации неэффективных компаний. Следующим этапом станет учреждение таких же судов в 11 провинциальных административных центрах включая провинции: Хэбэй, Цзилинь, Цзянсу, Чжэцзян, Аньхой, Шаньдун, Хэнань, Хубэй, Хунань, Гуандун и Сычуань. Создание таких судов рассматривается властью как основной механизм борьбы с компаниями-зомби, избыточными мощностями и неэффективными корпоративными подразделениями. Эти вопросы, теоретически, находятся в ведении судов общей юрисдикции, однако, считается, что им не хватает компетенции, а процедура принятия решений «бюрократически затянута». Вместе с тем, резкого улучшения ситуации ждать пока рано - по мнению китайских экономистов, должно пройти время, во-первых, для формирования корпуса профессиональных судей, во-вторых, для наработки опыта проведения самой процедуры банкротств.

Постепенно обостряется проблема плохих долгов, объем которых в китайских банках достиг наивысшей отметки с 2004 года. По состоянию на середину 2016 г. объем невозвращенных кредитов превысил 50 млрд долл. - около 14% от общего объема выданных кредитов. Для решения этой проблемы власти Китая запускают новую программу сокращения плохих долгов, которая будет отличаться от программ 1999 и 2011 гг. - по этим программам специально созданные финансовые институты получили от государства около 200 млрд долларов субсидий для выкупа плохих долгов. Согласно новой программе - финансовый институт не может рефинансировать задолженность по кредиту, если не предоставлен залог или план выплаты заемных средств. В дополнение к этому государственные банки исключены из данной программы и не предоставляют финансирование. Государство, в условиях замедления экономического роста, стремится уменьшить собственные риски, перекладывая их на частный сектор.

Власти Китая начинают предоставлять большую финансовую самостоятельность регионам в рамках налоговой реформы, которая предпринята с целью перераспределения налоговых поступлений между региональным и центральным бюджетами. Основная цель реформы - предоставить местным властям больше финансовых прав при распределении социальных услуг и выплат. Реформа направлена на упрощение и большую открытость таких процедур.

Бюджетам низшего уровня будет предоставлена возможность самим определять первоочередные расходы на социальное обеспечение. Сейчас объем расходов региональных бюджетов оценивается примерно в 60% от общегосударственных. Действующая налоговая система, запущенная в 1994 г., перераспределяла большую часть налоговых поступлений в пользу центрального бюджета. Вместе с тем, на региональных бюджетах лежала большая ответственность за неисполнение обязательств.

Центральные власти практически удваивают число «свободных экономических зон» по всей стране по типу Шанхайской зоны свободной торговли, которая начала функционировать в 2013 году. Такие ЗСТ, с правом совершения трансграничных торговых и финансовых операций и инвестиций, будут созданы в провинциях Чунцин, Чжэцзян, Хубэй, Хэнань, Сычуань, Шэньси и Ляонин. Планируется, что вскоре в этих ЗСТ будет введена полная конвертация юаня, а процентная ставка будет определяться рыночными условиями.

Важным процессом в 2017 г. будет адаптация юаня к существованию в новых условиях - 1 октября 2016 г. юань официально включен в состав валютной корзины СДР Международного валютного фонда. Важно отметить, что юань - это единственная из валют, которая включена в корзину СДР будучи еще не полностью конвертируемой - до сих пор сохранены ограничения на свободное трансграничное передвижение юаня, а также на некоторые операции внутри Китая. Эксперты МВФ полагают, что потребуется 2-3 года для обеспечения полной конвертации юаня.

Вместе с тем, на пути реальной глобализации китайской валюты есть еще не мало препятствий. Во-первых, национальные центральные банки достаточно консервативны. На юань пока приходится лишь 1% мировых золотовалютных резервов.

Во-вторых, для увеличения доли юаня в составе мировых золотовалютных резервов, юань должен продемонстрировать свою стабильность. В первые 3-5 лет этого сложно будет добиться, т.к. в самом Китае нарастают серьезные экономические дисбалансы, связанные с переходом к новому этапу развития китайской экономики. А Народный банк Китая пока не выработал эффективных механизмов регулирования стоимости валюты при полной либерализации ее курса. Кроме того, на курс юаня будут оказывать влияние и международные валютные спекулянты.

В-третьих, на долю юаня в мировой финансовой системе или в золотовалютных резервах будет оказывать влияние не столько статус свободно конвертируемой валюты, входящей в состав СДР, сколько реальный спрос на юань - который в ближайшее время может снижаться в связи с замедлением темпов экономического развития Китая и сокращением объемов его внешней торговли.

В-четвертых, сами китайские власти могут не торопить полную либерализацию юаня, опасаясь увеличения оттока капитала из страны.

В целом экономическая ситуация в Китае в 2017 г., как мы уже отмечали, будет стабильной. Предстоящий период является исключительно важным для экономики Китая - т.к. в кратко и среднесрочной перспективе станет ясно, смогли китайские власти решить структурные проблемы и перейти на новый уровень экономического развития. Экономика Китая в 2017 году продолжит замедление до 6,3%.

Проблемы мировой экономики в 2017 году

В преддверии встречи в Давосе (17–20 января) эксперты Всемирного экономического форума (ВЭФ) опубликовали ежегодный «Доклад о глобальных рисках». Почти 700 экспертов оценили итоги 2016 года и сделали прогноз на будущее — в перспективе ближайшего года и декады. Потенциальные угрозы разделены на пять традиционных категорий: экономические, технологические, геополитические, социальные и риски для окружающей среды.

Авторы доклада отмечают, что характерным признаком прошедшего года во всем мире была политическая нестабильность: в качестве примера указаны не только референдум о выходе Великобритании из ЕС и победа Дональда Трампа на выборах президента США, но и проблемы в Италии, Бразилии, Турции и на Филиппинах.

Эксперты задаются вопросом, наступил ли уже период деглобализации, или поворотный момент еще впереди. Рассуждая о проблемах с точки зрения наибольшей вероятности и наибольшего влияния, авторы доклада показывают, что в 2017 году на первый план выйдут риски, связанные с окружающей средой. В частности, среди таких рисков эксперты упоминали экстремальные погодные условия и природные катастрофы, а также неспособность человечества справиться с климатическими изменениями.

Помимо экологических угроз в ближайшее десятилетие определять глобальный ландшафт рисков будут старение населения, экономическое неравенство, социальное расслоение и рост зависимости от информационных технологий.

Геополитические проблемы, которые вызывают у экспертов наибольшее опасение в 2017 году, — это широкомасштабные террористические атаки и использование оружия массового уничтожения. Последнее событие авторы доклада даже поставили на первое место по уровню влияния, которое оно окажет на мировое сообщество.

Важны будут и социальные риски, особенно это касается вынужденной массовой миграции (во многом связанной с военными конфликтами в разных регионах). Также к социальным рискам (на стыке с природными) эксперты относят проблему питьевой воды.

Как и в прошлом году, в нынешнем докладе среди топ-5 глобальных рисков с точки зрения их вероятности нет ни одного экономического (за предыдущие десять лет такое происходило дважды — в 2011 и 2016 годах). Впрочем, тяжелым бременем для экономики может стать как раз массовая миграция: беженцы претендуют на социальную помощь от государств, в которых не платят налоги. В целом экономические проблемы, даже с пониженной вероятностью, остаются крайне важными: это последствия торговли людьми, отмывания денег и уклонения от уплаты налогов. Большую опасность несет ускорение разрыва в доходах между бедными и богатыми слоями населения, который увеличивается с каждым годом.

По мнению экспертов, восстановление глобального экономического роста важно, но само по себе оно уже не произойдет: все большее влияние набирают популистские движения, выступающие против существующего истеблишмента, поэтому для восстановления экономики нужна серьезная реформа рыночного капитализма.

Место экономических рисков отчасти заняли технологические: так, высока вероятность существенного увеличения случаев хищений персональных данных и кибератак. Кроме того, быстрое развитие искусственного интеллекта и робототехники приведет к увеличению зависимости от технологий и потере работы для низкоквалифицированного (а позднее и высококвалифицированного) персонала. Впрочем, пока непонятно, как человечество может подготовиться к появлению машин с более развитым интеллектом, чем у людей.

В заключение авторы доклада говорят о необходимости адаптации и модернизации физической инфраструктуры при помощи новых технологий: существующая сейчас большая взаимозависимость между разными инфраструктурными сетями может привести к увеличению вероятности того, что падение такой системы или ошибка в ней приведет к эффекту домино и непредсказуемым образом повлияет на общество.

тема

документ Монополия 2017
документ Местный бюджет 2017
документ Лизинг 2017
документ Ликвидность 2017
документ Капитализация 2017
документ Доходы населения 2017
документ Доходы населения 2017
документ Доходы бюджета 2017




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара на 2018 год
Курс евро на 2018 год
Цифровые валюты 2018
Алименты 2018

Аттестация рабочих мест 2018
Банкротство 2018
Бухгалтерская отчетность 2018
Бухгалтерские изменения 2018
Бюджетный учет 2018
Взыскание задолженности 2018
Выходное пособие 2018

График отпусков 2018
Декретный отпуск 2018
ЕНВД 2018
Изменения для юристов 2018
Кассовые операции 2018
Командировочные расходы 2018
МСФО 2018
Налоги ИП 2018
Налоговые изменения 2018
Начисление заработной платы 2018
ОСНО 2018
Эффективный контракт 2018
Брокеру
Недвижимость



©2009-2018 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты