Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения
папка Главная » Экономисту » Национализация

Национализация

Национализация

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

1. Национализация (Понятие национализация)
2. Национализация земли
3. Национализация собственности
4. Национализация предприятий
5. Национализация промышленности
6. Национализация в России
7. Приватизация и национализация
8. Декрет о национализации
9. Национализация банков
10. Суть национализации
11. Политика национализации
12. Национализация государственной собственности
13. Процесс национализации
14. Национализация отраслей
15. Условия национализации

Национализация

Национализация – переход имущества в собственность государства. Представляет собой процесс, обратный приватизации. В исторической ретроспективе существовала как возмездная, так и безвозмездная приватизация.

Примеры:

• национализация земли, недвижимости, производственных мощностей и финансовых учреждений в Советской России властью большевиков;
• национализация нефтедобывающих компаний в Мексике и Венесуэле;
• национализация Суэцкого канала египетскими властями;
• национализация крупных ипотечных корпораций Минфином США.

Национализация может опосредствовать:

• выкуп имущества по гражданскому договору;
• экспроприацию – принудительное отчуждение, которое может быть:
- безвозмездным (конфискация);
- оплачиваемым (реквизиция).

Гражданский кодекс упоминает национализацию в контексте оснований для принудительного прекращения прав частной собственности. Установлено, что национализацией является обращение в госсобственность имущества, находящегося во владении частных лиц. Механизм национализации должен быть выписан федеральным нормативным актом уровня закона.

В случае вступления в силу распоряжения, прекращающего право собственности, государство обязуется возместить бывшему собственнику реальную стоимость ранее принадлежащего ему имущества и другие убытки. Разрешение споров по этому поводу находится в юрисдикции судов. Национализация и другие легальные способы изъятие собственности в пользу государства в России.

По содержанию Гражданского кодекса не охватываются понятием национализация и получили специальную регламентацию:

• возмездное изъятие земельного участка для государственных нужд (например, для прокладки дороги, строительства социальных объектов);
• реквизиция – платное изъятие имущества, которое понадобилось государству или муниципалитету в чрезвычайных обстоятельствах (например, авария, эпидемия, стихийное бедствие);
• конфискация – безвозмездное изъятие таможенного конфиската; объекта или орудия административного деликта; имущества лиц, совершивших некоторые виды корыстных преступлений.

Национализация земли

Национализация земли на начальном этапе Октябрьской революции носила чисто реквизиционный, но не социалистический, а скорее, профеодальный характер. Фактически это было возвращение к нормам доримского права, действовавшим в Средние века во многих странах Европы и гласившим, что "земля должна принадлежать обществу и сдаваться в аренду тем, кто ее обрабатывает". В "Декрете о земле" указывалось: "Помещичья собственность на землю отменяется немедленно без всякого выкупа… Помещичьи имения, равно как все земли удельные, монастырские, церковные со всем их живым и мертвым инвентарем… переходят в распоряжение волостных земельных комитетов уездных советов крестьянских депутатов". Может показаться, что национализация земли являлась логичным следствием большевистской идеологии, однако на самом деле большевики издавали "Декрет о земле" против своей воли, подчинившись в данном случае крестьянской стихии…

Эта крестьянская стихия впервые на деле развернула свой лозунг "земли и воли" во время революции 1905 г. в массовых погромах помещичьих имений. Т. Шанин давал обзор выступлений делегатов двух съездов Всероссийского крестьянского союза, на которых было достигнуто общее согласие относительно идеального будущего. "Крестьянские делегаты продемонстрировали высокую степень ясности своих целей. Идеальная Россия их выбора была страной, в которой вся земля принадлежала крестьянам, была разделена между ними и обрабатывалась членами их семей без использования наемной рабочей силы. Все земли России, пригодные для сельскохозяйственного использования, должны были быть переданы крестьянским общинам, которые установили бы уравнительное землепользование в соответствии с размером семьи или "трудовой нормой", т.е. числом работников в каждой семье. Продажу земли следовало запретить, а частную собственность на землю - отменить".

Кадеты выступили с наиболее умеренной аграрной программой, в которую входило платное, принудительное отчуждение сравнительно небольшой части помещичьих земель, обрабатываемых без привлечения наемного труда и имевших урожайность ниже, чем у окрестных крестьян. Но, как пишет Витте, "все министры высказались против мысли о принудительном отчуждении частновладельческих земель как мере для увеличения крестьянского землевладения, причем как главный довод всеми выставлялся принцип неприкосновенности и "святости" частной собственности; я присоединился к заключениям моих коллег, но выразил сомнение в возможности объяснить народу неосуществимость принудительного отчуждения частновладельческих земель после того, как все великое освобождение крестьян было основано на этом принципе платного, принудительного отчуждения; такая мера в настоящее время, по моему мнению, невозможна, потому что она способна окончательно поколебать и без того расшатанное финансовое и экономическое положение России войной и смутою". О том же говорил и Вебер - либеральная аграрная реформа, которой требовали кадеты, "по всей вероятности, мощно усилит в экономической практике, как и в экономическом сознании масс, архаический, по своей сущности, коммунизм крестьян". Столыпин с трибуны Думы заявлял: "…С этой кафедры, господа, была брошена фраза: "Мы пришли сюда не покупать землю, а ее взять". (Голоса: верно, правильно!) … Насилия допущены не будут. Национализация земли представляется правительству гибельною для страны, а проект партии народной свободы (кадетов), то есть полуэкспроприация, полунационализация, в конечном выводе, по нашему мнению, приведет к тем же результатам, как и предложения левых партий".

Мало того что национализация земли подрывала правовые основы общества, вела к анархии и революции, но и с экономической точки зрения она была полностью бессмысленной. Об этом Столыпин говорил в той же своей речи "Об устройстве быта крестьян и о праве собственности": "Поголовное разделение всех земель едва ли может удовлетворить земельную нужду на местах… придется отказаться от мысли наделить землей весь трудовой народ и не выделять из него известной части населения в другие области труда.

Это подтверждается и другими цифрами, подтверждается из цифр прироста населения. Россия, господа, не вымирает; прирост ее населения превосходит прирост всех остальных государств всего мира, достигая на 1000 человек 15 в год. Так что для удовлетворения землей одного только прирастающего населения, считая по 10 дес. на один двор, потребно было бы ежегодно 3 500 000 дес. Таких запасов свободной пахотной земли не было даже в огромной России.

Тем не менее при выборах во II Государственную Думу крестьяне слали своим депутатам наказы, анализ которых приводит Т. Шанин: (146 документов Крестьянского союза, 458 наказов и 600 петиций во II Думу и т.д.). "Фундаментальная однородность требований по главным вопросам в наказах, полученных из самых разных мест России, поразительна. Обобщенные данные, опубликованные историком С. Дубровским, таковы. Требование отмены частной собственности на землю содержались в 100% документов, причем 78% хотели, чтобы передача земли крестьянам была проведена Думой. 59% требовали закона, запрещающего наемный труд в сельском хозяйстве, 84% требовали введения прогрессивного прямого подоходного налога. Среди неэкономических требований выделяются всеобщее бесплатное образование (100% документов), свободные и равные выборы (84%)".

Всего через год после начала войны, в середине 1915 г., стали проявляться признаки "русского бунта", когда крестьяне снова, как и десять лет назад, стали захватывать помещичьи земли. Февральская революция привела к тому, что уже к октябрю почти все помещичьи земли были захвачены крестьянами, а стихия перебросилась на спонтанное раскулачивание столыпинских хуторян и расказачивание богатых землей казаков. Р. Робинc, возглавивший американскую миссию Красного Креста, утверждал, что Запад должен заставить Временное правительство распределить землю между крестьянами - это единственный способ выбить почву из-под Ленина, перехватить лозунг "Мир, земля, хлеб" и восстановить боевую мощь русской армии. Нокс был категорически против поддерживаемых американцем реформ, считая, что они могут вызвать цепную реакцию: "Распределите землю в России сегодня, и через два года вы будете делать то же самое в Англии".

После Октябрьской революции вопрос о земле приобрел ключевое значение - за ним стояло 85% населения. В армию, пишет Деникин, "приезжало много прожектеров с планами спасения России. Был у меня, между прочим, и нынешний большевистский "главком", тогда генерал, П. Сытин. Предложил для укрепления фронта такую меру: объявить, что земля - помещичья, государственная, церковная - отдается бесплатно в собственность крестьянам, но исключительно тем, которые сражаются на фронте. "Я обратился, - говорил Сытин, - со своим проектом к Каледину, но он за голову схватился: "Что вы проповедуете, ведь это чистая демагогия!" Между тем аналогичную программу месяцем раньше предлагал генерал Корнилов в качестве одного из пунктов своей диктаторской программы.

Позиция самого Деникина отражена в его в манифесте: "Полное разрешение земельного вопроса для всей необъятной России будет принадлежать законодательным учреждениям, через которые русский народ выразит свою волю". Другими словами, надо ждать чего-либо вроде Учредительного собрания, которое будет собрано после победы над большевиками.

Но жизнь не ждет, говорится далее в манифесте, и необходимо принять меры, которые должны сводиться к следующему:

а) обеспечение интересов трудящихся;
б) сохранение за собственниками их прав на землю;
в) часть земли может переходить от прежних владельцев (помещиков) к малоземельным путем или добровольных соглашений, или принудительно, но обязательно за плату;
г) казачьи земли отчуждению не подлежат.

"Таким образом, - пишет Егоров, - по этому закону крестьяне должны были вернуть помещикам полученную ими за время советской власти землю и ничего не получить взамен, так как неизвестно, кто должен производить отчуждение и определять в каждом отдельном случае порядок перехода земли к крестьянам; да, кроме того, никакой платы за землю малоземельные крестьяне внести были не в состоянии. В дальнейшем Деникин совсем уже переходит все грани и возвращает свою "Великую Россию" к эпохе крепостничества, устанавливая барщину: третий сноп и половина трав помещику. А потому нет ничего удивительного в том, что крестьянство окончательно отходит от Доброволии". "С продвижением армий Юга в глубь Украины и РСФСР помещики возвращались "к себе" в имения, и начиналась жесточайшая расправа с крестьянством с помощью доблестных добровольческих войск и специальных карательных отрядов. Деникин и Лукомский в своих воспоминаниях скорбят об этом печальном факте. Деникин даже отдавал грозные приказы, воспрещавшие "насилия". Но ведь им же изданный закон толкал на это помещиков".

В. Шульгин в это время писал из Одессы в своих "еретических мыслях": "Я думаю, что без решения аграрного вопроса ничего не будет. Наш мужик при всем своем варварстве здоров душой и телом, невероятно настойчив в своих основных требованиях. Наши помещики дряблы и телом и духом, и здоровый эгоизм собственника, столь сильный у англичанина и француза, в значительной степени ими утрачен. У меня появилось внутреннее убеждение, что бороться в этом отношении бесполезно. Но если землю все равно надо отдать, то возникает вопрос: правильно ли мы идем, откладывая этот вопрос до воссоздания России? Ведь главное препятствие этого воссоздания и есть эта проклятая земля".

В основе большевистского "Декрета о земле" лежал проект аграрного закона эсеровской партии, которую отражал один из ее идеологов П. Вихляев: "Частной собственности на землю не должно существовать, земля должна перейти в общую собственность всего народа - вот основное требование русского трудового крестьянства". Всероссийский съезд крестьян в Петрограде отклонил проект резолюции кадетов о частной собственности на землю и 80% голосов поддержал резолюцию эсеров об "общенародной собственности". В "Известиях крестьянских советов" была опубликована сводка 242 наказов избирателей своим представителям на первом Всероссийском съезде крестьян. Сводный наказ гласил: "Право частной собственности на землю отменяется навсегда". "Право пользования землею получают все граждане… желающие обрабатывать ее своим трудом". "Наемный труд не допускается". "Землепользование должно быть уравнительным, т.е. земля распределяется между трудящимися, смотря по местным условиям, по трудовой или потребительской норме". Ленин писал в августе: "Крестьяне хотят оставить у себя мелкое хозяйство, уравнительно его нормировать… периодически снова уравнивать…" В ноябре 1917 года крестьянство проголосовало на выборах в Учредительное собрание за эсеровских кандидатов, выступавших с программой национализации земли, чем и обеспечило им победу.

Таким образом, эсеры в вопросе о национализации земли шли гораздо дальше большевиков, которые выступали за национализацию только помещичьей собственности и даже не планировали национализации всей земли. Согласно большевистской идеологии, национализации должен был предшествовать длительный период накопления и развития производительных сил, деревня должна была экономически созреть для национализации. Но крестьянский характер революции в России вынудил большевиков одним из первых законов издать эсеровский "Декрет о земле". Однако при этом ключевой эсеровской тезис о национализации всей земли был фактически дезавуирован Лениным.

Троцкий по этому поводу пишет: "…Основной доклад (Ленина по декрету "О земле") вообще умалчивает о новой форме собственности на землю. Даже и не слишком педантичный юрист должен прийти в ужас от того факта, что национализация земли, новый социальный принцип всемирно-исторического значения, устанавливается в порядке инструкции к основному закону. Но тут нет редакционной неряшливости. Ленин хотел как можно меньше связывать априорно партию и советскую власть в неизведанной еще исторической области. С беспримерной смелостью он и здесь сочетал величайшую осторожность. Еще только предстояло определить на опыте, как сами крестьяне понимают переход земли "во всенародное достояние". Рванувшись далеко вперед, надо было закреплять позиции и на случай отката: распределение помещичьей земли между крестьянами, не обеспечивая само по себе от буржуазной контрреволюции, исключало, во всяком случае, феодально-монархическую реставрацию".

Сам Ленин говорил "Мы не можем обойти… постановление народных низов, хотя бы мы были с ними не согласны… Мы должны предоставить полную свободу творчества народным массам… Суть в том, чтобы крестьянство получило твердую уверенность в том, что помещиков в деревне больше нет, и пусть сами крестьяне решают все вопросы и сами устраивают свою жизнь". Оппортунизм? Нет, революционный реализм", - заключает Троцкий. По выражению того же Деникина, "Декрет о земле" стал аналогом "Брестского мира" в деревне. "Декрет о земле", по мнению Милюкова, сохранил русскую государственность, которой угрожала крестьянская революция. "Декрет о земле" стал таким образом компромиссом с крестьянством и отвечал не столько целям и задачам большевиков, сколько вековым мечтам русского крестьянства и являлся неизбежной уступкой его "бессмысленной", но всемогущей в то время стихийной силе. Приведет это через десять лет в итоге к самым печальным последствиям - за все приходится платить.

Национализация собственности

К способам приобретения собственности, осуществляемым вопреки воле правопредшественника, относятся национализация, конфискация и реквизиция. Национализация – это изъятие имущества, находящегося в частной собственности, и передача его в собственность государства. Чаще всего национализация охватывает целые сферы экономики и применяется как по отношению к отечественным, так и по отношению к иностранным собственникам. Национализация осуществляется на основании внутригосударственных актов, но, учитывая, что при этом могут быть затронуты интересы иностранных лиц, находящихся под защитой другого государства, а также права человека (право на защиту его частной собственности), вопросы национализации имеют и международно-правовое регулирование.

Как отмечает М. М. Богуславский, национализацию следует отличать от экспроприации, которая представляет собой меру по изъятию отдельных объектов в собственность государства. Однако учитывая, что обе этих меры посягают на неприкосновенность собственности и предполагают изъятие ее не как меры ответственности за правонарушение, в данной работе можно рассматривать их как синонимы.

Рассматривая вопросы защиты частной собственности как военное, так и в мирное время, М. Щербина отмечает, что классическое международное право рассматривало любые действия, затрагивающие иностранную собственность, как нарушение приобретенных прав, которые находятся под защитой международного права. Вместе с тем, из этого принципа делались исключения относительно разного рода монополий, что не признавалось неправомерным. Особое влияние на международно-правовое регулирование этих вопросов оказали социальные изменения, произошедшие в начале ХХ века.

Неприкосновенность частной собственности вступила в конфликт с суверенитетом государства, поэтому не могла быть абсолютна. Даже классическое международное право признавало, что собственность может быть национализирована, но всегда при этом должна выплачиваться компенсация. Подтверждением этого служат два обстоятельства.

В частности на Конгрессе Ассоциации международного права была принята резолюция, которая содержала следующие пункты:

- частная собственность не может быть экспроприирована без компенсации;
- вышеуказанный принцип применим в международном праве;
- международное право дает полномочие одному государству вмешиваться в дела другого в случае нарушения этого принципа;
- мирные договоры подтверждают и признают этот принцип;
- экспроприация собственности иностранцев невозможна без предварительной, полной и адекватной компенсации.

Как видно из содержания резолюции, выдвинуто обязательное требование при национализации – выплата компенсации, а если речь идет о национализации собственности иностранцев, то такая компенсация должна быть предварительной, полной и адекватной.

Право государства на национализацию утвердилось окончательно после Второй мировой войны, когда волна национализации прокатилась по ряду стран Европы и Латинской Америки. Это привело к изменению и правового регулирования данных вопросов в международном праве и пересмотру позиций международных судей и арбитров.

Первым среди документов, которые свидетельствовали об изменении отношения к национализации можно назвать решение Международного суда ООН, который признал себя некомпетентным рассматривать жалобу правительства Великобритании в связи с национализацией Ираном Англо-Иранской нефтяной компании, поскольку осуществление национализации относится к внутренней компетенции государства, и ни один международных орган не может обсуждать меры по национализации собственности иностранцев.

Подобная же позиция была положена в основу принятой Генеральной Ассамблеей ООН Резолюции № 626 «О праве свободной эксплуатации естественных богатств и ресурсов». В резолюции было подтверждено право народов свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами и свободно их эксплуатировать. В этом документе содержалась прямая рекомендация всем государствам-членам ООН воздерживаться от всякого рода действий, направленных на ограничение суверенных прав любой страны в отношении ее естественных богатств. В то же время, как отмечает Т.Н. Нешатаева, в резолюции не были закреплены какие-либо положения, препятствующие государству осуществлять меры по национализации иностранной собственности или самостоятельно определять условия такой национализации.

Закрепление права на национализацию было осуществлено в и последующих документах. Так, была принята резолюция ГА ООН «Неотъемлемый суверенитет над естественными ресурсами». Пункт 4 резолюции указывает, что национализация, экспроприация или реквизиция должны основываться на соображениях или мотивах общественной пользы, безопасности или национальных интересов, которые признаются более важными, чем чисто личные или частные интересы как граждан, так и иностранцев. Обязательным условием осуществления этих мер является выплата соответствующей компенсации согласно правилам, действующим в государстве, которое принимает эти меры в осуществление своего суверенитета, и в соответствии с международным правом. Возникающие при этом споры относительно компенсации разрешаются в национальных судебных органах либо по соглашению сторон передаются в арбитраж или международный суд.

Таким образом, в соответствии с этой резолюцией национализация возможна в общественных или государственных интересах, но обязательно с выплатой компенсации. Это не является нарушением международного права, а следует из суверенитета государства. Порядок определения размера компенсации в резолюции не указан, содержится только ссылка на нормы международного права и внутреннего права соответствующего государства.

Следующим этапом в развитии международно-правового регулирования вопросов национализации можно назвать Декларацию об установлении нового международного экономического порядка. В пп. е п. 4 этой декларации говорится о том, что для охраны своих ресурсов каждое государство имеет право осуществлять эффективный контроль над ними и над их эксплуатацией, включая право национализации, которое является выражением полного неотъемлемого суверенитета этого государства. Ни одно государство не может быть подвергнуто экономическому, политическому или любому другому виду принуждения с целью помешать свободному и полному осуществлению этого неотъемлемого права. Как видно в данном документе констатируется право государства на национализацию, которое является следствием наличия у государства суверенитета. При этом решение вопроса о компенсации вообще обходится стороной. Принятию этой декларации способствовали развивающиеся страны, в то время как многие развитые, вывозящие капитал, осторожно подходили к ее принятию.

Хартия экономических прав и обязанностей государства предусматривает право каждого государства национализировать иностранную собственность. Государство, принимающее такие меры, должно выплачивать соответствующую компенсацию с учетом его законов и постановлений и всех обязательств, которые это государство считает уместными. Приоритет в разрешении споров, касающихся компенсации отдается внутренним органам национализирующего государства. Обращение в международные органы и к международным средствам разрешения споров возможно только по взаимному согласию на основе суверенного равенства и свободного выбора средств.

Таким образом, в данном случае уже точно утверждается, что каждое государство имеет право национализировать собственность, но при этом обязано уплачивать собственнику компенсацию. Однако опять же не решен вопрос о размере или хотя бы критериях ее определения, содержится лишь отсылка к внутреннему праву, а также международным обязательствам государства. Но это, с другой стороны, означает, что каждое государство может брать не себя соответствующие обязательства по международным договорам, например.

Как отмечает Т.Н. Нешатаева, право каждого государства самостоятельно определять размер, форму компенсации, предоставляемой государством иностранцами за национализированную собственность, также относится к его исключительной компетенции. В подтверждение этого она приводит специально принятую Генеральной Ассамблеей ООН, Резолюцию № 3171 о праве государств самостоятельно определять формы и размер компенсации за национализацию собственности.

Таким образом, универсальное международно-правовое регулирование признает за каждым государством право на проведение национализации, поскольку это является неотъемлемым правом каждого государства, следствием наличия у него суверенитета. При этом утверждается, что национализация проводится каждым государством с выплатой компенсации собственникам, но размер и порядок ее выплаты определяется в первую очередь внутренним правом национализирующего государства. Его же органы обладают компетенцией по разрешению всех споров, связанных с выплатой такой компенсации. Установление на универсальном уровне более строгих и определенных норм пока не представляется возможным, поскольку трудно согласовать позиции всех или хотя бы большинства государств. В частности, государства, вывозящие капитал, стремятся обеспечить своим инвестициям наибольшую защиту, в первую очередь, при возможной национализации или вообще исключить ее проведение. Государства, принимающие инвестиции, зачастую наоборот стремятся оставить за собой право на национализацию и по возможности уменьшить выплачиваемые компенсации. По этой причине государства стремятся сотрудничать на двусторонней основе, чтобы, учитывая интересы друг друга, выработать устраивающие их нормы.

Вопросы национализации собственности решаются в двусторонних договорах, касающихся защиты и поощрения капиталовложений. Такие договоры заключает и Российская Федерация. Наряду с некоторыми общими моментами в них можно обнаружить и различия в регулировании вопросов национализации.

Общим для всех без исключения договоров является включение нормы о том, что капиталовложения не подлежат национализации за исключением ряда случаев. Например, в ст. 6 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Южно-Африканской Республики о поощрении и взаимной защите капиталовложений прямо говорится о том, что капиталовложения инвесторов одного государства, осуществленные на территории другого государства, не подлежат экспроприации, национализации или другим мерам, равносильным экспроприации или национализации.

Что касается исключения из этого общего правила недопустимости национализации, то из анализа этих договоров можно сделать вывод о том, что национализация все-таки допускается, но она должна осуществляться с соблюдение ряда условий:

- такая мера принимается в общественных интересах;
- она осуществляется в установленном законодательством порядке;
- не носит дискриминационного характера;
- влечет за собой выплату быстрой, адекватной и эффективной компенсации.

О таких условиях говорится в соглашениях с ЮАР, Аргентиной, Молдовой, Данией, Канадой, Норвегией, Италией, Литвой и рядом других стран.

Осуществление национализации в общественных интересах указывает на особую роль государства в регулировании экономических отношений и его суверенное право определять свою экономическую систему самостоятельно, соблюдать баланс публичных и частных интересов. В совокупности со вторым условием, которое требует соблюдения установленного законодательством порядка это означает недопустимость произвольной национализации. Она всегда должна быть оправдана определенными общественными интересами, ее может осуществлять только полномочный орган в форме, которая определена законодательством.

Третье условие не допускает дискриминацию при проведении национализации. Это означает, что если такая мера применяется государствам, то она должна быть адресована всем лицам, независимо от страны их происхождения или иных признаков (например, традиционных для запрета дискриминации в международном праве – расы, пола, религиозных и политических убеждений и т.д.).

И, наконец, последнее условие об обязательной выплате компенсации. Как видно, в отличие от универсальных документов, в такого рода двусторонних договорах содержатся общие критерии компенсации. В частности, она должна быть быстрой, адекватной и эффективной.

В разных договорах условие об обязательной выплате компенсации раскрывается по-разному. Во-первых, это касается определения размера компенсации. Например, соглашения с Норвегией, Данией устанавливают, что такая компенсация должна соответствовать стоимости капиталовложений непосредственно до момента экспроприации. В соглашениях с Молдовой, Канадой речь идет о компенсации, которая должна соответствовать реальной стоимости экспроприируемых капиталовложений непосредственно до момента, когда официально стало известно о фактическом осуществлении либо о предстоящей экспроприации.

Однако большинство договоров (в качестве примера можно привести соглашения с Аргентиной, Италией, Литвой и другими странами) содержат положения о том, что размер компенсации должен соответствовать рыночной стоимости экспроприируемых капиталовложений непосредственно до момента экспроприации или до того, как стало официально известно об экспроприации. Интересным является положение договора с ЮАР, где речь идет о реальной рыночной стоимости.

Таким образом, компенсация должна соответствовать стоимости национализируемого имущества до момента национализации. Эта стоимость не может произвольно определяться государством, а зависит только от экономической ценности инвестиции, которая определяется, в том числе и законами рынка.

Особое значение имеет валюта выплаты компенсации. Некоторые соглашения содержат прямое указание на то, что компенсация должна выплачиваться в свободно конвертируемой валюте (например, с ЮАР, Молдовой). В других же говорится лишь о том, что она должна быть эффективно реализуемой (например, соглашение с Канадой).

Условие о незамедлительности этой компенсации также находит свое толкование в данных договорах. Во многих договорах эта норма носит скорее декларативный характер, не содержит точных сроков, просто речь идет о ее скорой, незамедлительной выплате. Вместе с тем есть договоры, где эта норма имеет вполне конкретное содержание, вплоть до определения конкретных сроков выплаты. Так, по соглашениям с Канадой, Норвегией – в течение двух месяцев с даты экспроприации, по соглашению с Италией – в течение трех месяцев с даты, когда будет определен размер компенсации.

Эффективность подобных норм достигается включением в соглашения положений о выплате процентов в случае задержки компенсации. Размер процентов также определяется по различным критериям. Во многих договорах речь идет о выплате процентов по обычной коммерческой ставке (соглашения с ЮАР, Аргентиной, Данией, Канадой и др.). О коммерческой ставке, определяемой на рыночной основе, говорится в соглашении с Норвегией, но, очевидно, это одно и то же. На просто процентную ставку указано в соглашении с Молдовой. В соглашении с Италией установлено, что речь идет об официальной ставке центрального банка государства, а в соглашении с Литвой – о ставке ЛИБОР (LIBOR).

Прослеживается и некий общий подход к тому, с какого момента будут начисляться проценты по этим ставкам. Если в соглашении установлен срок для выплаты компенсации, то по окончании этого срока и до момента фактической выплаты. Если срок не установлен, то с момента национализации и до момента выплаты компенсации. Но соглашение с Италией, например, определяя срок выплаты, устанавливает, что проценты начисляются с момента национализации. Это связано с тем, что срок выплаты начинает течь не с момента национализации, а с момента определения размера компенсации.

Одной из проблем, которые порождают акты о национализации, является их признание другими государствами, на территории которых может находиться национализируемый объект. Ни международное публичное, ни международное частное право единого подхода в решении этой проблемы не выработали. В частности, существует мнение о том, что национализация имеет безусловный экстерриториальный характер, но судебная практика, как правило, не оспаривает экстерриториальное действие законов о национализации в отношении имущества, которое в момент национализации находилось на территории государства, проводившего ее. Если затем такое имущество вывозится за границу, то суды иностранных государств признают право собственности на это имущество за государством, а не за прежним собственником. По-иному решаются дела в отношении имущества, которое в момент национализации находилось за границей государства, осуществлявшего ее. Это связано с тем, что суды, оценивая правомерность приобретения государством права собственности на имущество, руководствуются правом страны места его нахождения.

Национализация предприятий

Основным автором законопроекта № 500676 5 является спикер Совета Федерации Сергей Миронов, озвучивавший уже много инициатив, направленных на обеспечение прав и свобод человека, предусмотренных Конституцией. Эти же цели преследует и документ, о котором пойдет речь. Он устанавливает основания и порядок принудительного возмездного изъятия из собственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей имущества, «использование которого в предпринимательской деятельности указанных лиц нарушает права и законные интересы граждан». Формулировка достаточно расплывчатая и требует пояснений.

Выкупать предприятия в принудительном порядке с предварительным равноценным возмещением предлагается у тех владельцев бизнеса, чьи действия или бездействие привели к негативным социально экономическим последствиям. Таковыми в документе признаются наличие задолженности по выплате сотрудникам заработной платы и пособий свыше двух месяцев и необоснованное снижение зарплаты более чем на 10 процентов. Кроме того, разлучать с бизнесом предлагается за нарушение правил техники безопасности и иных правил охраны труда, если это повлекло причинение тяжкого вреда здоровью трем и более лицам, а также в случае неоднократного невыполнения предписаний трудовых инспекций об устранении нарушений. Национализация имущества также грозит и «грязнулям», отравляющим небо, землю и воду вредными выбросами, и компаниям, находящимся в состоянии банкротства.

Алгоритм, предлагаемый господином Мироновым, выглядит следующим образом: предприятия у всех фигурантов черного списка неэффективных собственников предлагается выкупать по рыночной стоимости, определять которую будет независимый оценщик. Кроме того, бывшим владельцам возместят убытки, причиненные в результате изъятия. Но все же «возмездность» будет весьма условной, поскольку из суммы «отступного» вычтут задолженность по заработной плате, если таковая имеется, а также суммы ущерба, который собственник нанес своими действиями гражданам или государству. Окончательное решение о сумме возмещения примет арбитражный суд, и уже через 10 дней на банковский счет теперь уже бывшего собственника должны будут «упасть» деньги.

Инициатива национализации конкретного предприятия может быть выдвинута депутатами Госдумы или сенаторами, отраслевым федеральным министерством, губернатором, главой администрации субъекта РФ, органом местного самоуправления, профсоюзными организациями. При этом все претензии в адрес кандидата на выбывание из бизнеса должны быть не голословными, а подтвержденными документально. Правительственные чиновники в месячный срок должны провести проверку наличия объективных социально экономических оснований для принятия решения об изъятии. В это время собственник изымаемого имущества, не желающий с ним расставаться, вправе представить в правительство план мероприятий по устранению нарушений на своем предприятии. Может быть, его обещаниям и поверят. Вердикт правительства поступит в Госдуму, и окончательное решение о национализации будут принимать уже депутаты. На это им отпускается 30 дней.

Любопытный момент: авторы законопроекта надеются, что закон будет принят очень быстро и вступит в силу. О том, откуда у государства возьмутся деньги на «выкупные мероприятия» и каким образом для этих целей будет перекраиваться бюджет, в документе не сказано.

В пояснительной записке к законопроекту также подвергнута критике деятельность российской исполнительной власти по преодолению последствий экономического кризиса. В ней отмечается, что Российская Федерация – единственное государство из стран «большой двадцатки», которое во время мирового финансового кризиса не прибегло к использованию процедур национализации в отношении хотя бы одной из неэффективно работающих финансово кредитных компаний или промышленных предприятий. Собственники этих организаций, от жизнедеятельности которых зависит не только обеспечение экономической состоятельности государства, но и уровень жизни огромного количества граждан России, в условиях кризиса проявили себя как крайне неэффективные менеджеры. Они не только не предприняли необходимых мер по стабилизации финансово экономического положения своих предприятий, но, напротив, стали активно выводить из оборота большую часть прибыли путем выплаты себе завышенных дивидендов, привлечения для целей личного потребления финансовых ресурсов посредством выдачи поручительств и гарантий от лица своих компаний, использования оффшорных компаний и т. д. А между тем в США и Европе власти спокойно забирали у не справившихся с кризисом собственников имущество, представляющее для страны большое значение. Причем это были и промышленные предприятия, и банковские структуры, и даже инвестиционные компании.

Полный перечень обличений занимает около 10 страниц.

По мнению авторов, принятие закона о возмездном изъятии будет способствовать повышению ответственности российского бизнеса перед обществом, защитит права работников предприятий, а также иных граждан, здоровью которых может быть нанесен ущерб в результате техногенных аварий и катастроф. При этом, заверяют они, документ ни коим образом не направлен на ущемление прав и законных интересов добросовестных собственников.

Председатель экспертного совета комитета по бюджету и налогам Госдумы, эксперт «ОПОРЫ России» Михаил Орлов считает инициативу о возмездном изъятии предприятий лишенной «даже крупицы здравого смысла». По его мнению, самым неэффективным собственником является само государство, о чем красноречиво свидетельствуют зарплаты бюджетников в регионах, совершенно неконкурентноспособные по отношению к коммерческим предприятиям. Помимо этого, он уверен, что в случае принятия закон породит новый виток коррупции. «Механизм определения стоимости предприятий независимыми оценщиками давно и успешно применяется при рейдерских захватах. Мне очень жаль, что такой видный государственный топ менеджер, политический деятель выступает чуть ли ни с рейдерской инициативой. Я думаю, что в Госдуме достаточно здравомыслящих депутатов, чтобы не пропустить этот закон», – заключил эксперт.

Зампред Комитета Госдумы по бюджету и налогам Сергей Штогрин тоже весьма критически относится к идее национализации, но по иной причине. По его мнению, принятие закона даст хороший повод нерадивым работодателям сбросить с себя ответственность перед работниками, забыть о модернизации производства и просто «сдать» свой бизнес балласт государству, получив за это приличные деньги. А вот с тем, что самым неэффективным собственником является государство, согласен и парламентарий. «Ну выкупим, а дальше то что? У государства своей собственности выше крыши, и оно толком не знает, что с ним делать – хороших управленцев очень мало, а к институту «красных директоров», существовавшему в 20 е годы прошлого века, нам уже не вернуться. Идея о национализации на благо всех граждан кажется светлой лишь на первый взгляд, и воплощение будет ужасным», – уверен Штогрин.

Один из лидеров «Деловой России» Николай Остарков считает, что изъятие имущества отбросит страну назад, в смутные 90 е.

Глава комитета Торгово промышленной палаты по инвестиционной политике Антон Данилов Данильян назвал данный законопроект политизированным и неактуальным.

«Я с уважением отношусь к этой инициативе, но перспектив у этого закона нет», – отмечает депутат Госдумы Алексей Багаряков.

Национализация промышленности

В целом, и причины, и ход национализации промышленных предприятий после В официальной советской истории искажены. Они представлены как закономерный, вытекающий из теории марксизма процесс. На деле этот шаг Советского государства был сделан вопреки намерениям правительства и совершенно вопреки теории, которая предполагала прохождение довольно длительного этапа государственного капитализма. Даже представление о рабочем контроле буквально накануне Октября предполагало образование совместного совещания предпринимателей и рабочих. Показателен и тот факт, что Госбанк выдал очень крупные средства в виде ссуд частным предприятиям. Взяв власть при полном распаде и саботаже госаппарата, Советское правительство и помыслить не могло взвалить на себя функцию управления всей промышленностью.

Эта проблема имела и важное международное измерение. Основной капитал главных отраслей промышленности принадлежал иностранным банкам. В горной, горнозаводской и металлообрабатывающей промышленности 52% капитала было иностранным, в паровозостроении – 100%, в электрических и электротехнических компаниях 90%, все имеющиеся в России 20 трамвайных компаний принадлежали немцам и бельгийцам, и т.д. Никакие теории не могли предсказать последствий национализации такого капитала – в истории не было опыта.

Конечно, в собственность нового государства автоматически перешли все казенные железные дороги и предприятия. Был национализирован морской и речной флот. Национализируется внешняя торговля. Это были сравнительно простые меры, для управления и контроля в этих отраслях имелись ведомства и традиции.

В промышленности события пошли не так, как задумывалось – начался процесс двух типов – “стихийная ” и “карательная ” национализация. Английский историк Э.Карр создал грандиозный труд – “Историю Советской России” в 14 томах с дотошным изучением документов. Он пишет о первых месяцах после Октября: “Большевиков ожидал на заводах тот же обескураживающий опыт, что и с землей. Развитие революции принесло с собой не только стихийный захват земель крестьянами, но и стихийный захват промышленных предприятий рабочими. В промышленности, как и в сельском хозяйстве, революционная партия, а позднее и революционное правительство оказались захвачены ходом событий, которые во многих отношениях смущали и обременяли их, но, поскольку они [эти события] представляли главную движущую силу революции, они не могли уклониться от того, чтобы оказать им поддержку”.

Процессы, происходящие во время крупных социальных сдвигов, редко следуют теоретическим доктринам и планам политиков. Больше пользы бывает от тех политиков, которые понимают суть этих процессов и “подправляют” их в моменты выбора, в ситуации нестабильного равновесия, когда с небольшими силами можно толкнуть события в тот или иной коридор. Что же касается национализации, то это было именно глубинное движение, своими корнями уходившее в “архаический крестьянский коммунизм” и тесно связанное с движением за национализацию земли. Вообще, в этом движении не было ничего необычного. Дж.Кейнс в очерке “Россия” писал: “В природе революций, войн и голода уничтожать закрепленные законом имущественные права и частную собственность отдельных индивидов”.

Требуя национализации, обращаясь в Совет, в профсоюз или в правительство, рабочие стремились прежде всего сохранить производство (в 70% случаев эти решения принимались собраниями рабочих потому, что предприниматели не закупили сырье и перестали выплачивать зарплату, а то и покинули предприятие). Вот первый известный документ – просьба о национализации фирмы “Копи Кузбасса” – резолюция Кольчугинского совета рабочих депутатов:

“Находя, что акционерное общество Копикуз ведет к полному развалу Кольчугинский рудник, мы считаем потому, что единственным выходом из создавшегося кризиса является передача Копикуза в руки государства, и тогда рабочие Кольчугинского рудника смогут выйти из критического положения и взять под контроль данные предприятия”.

Вот другое, также одно из первых, требование о национализации, письмо фабкома петроградской фабрики “Пекарь” в Центральный совет фабзавкомов:

“Фабричный комитет фабрики “Пекарь” доводит до вашего сведения как демократический хозяйственный орган в том, что рабочие упомянутой фабрики на общем собрании совместно с представителями местной продовольственной управы решили взять фабрику в свои руки, т.е. удалить частного предпринимателя по следующим причинам: легче провести концентрацию хлебопечения, правильнее можно сделать учет хлеба, также администрация тормозила работу, и были случаи, что подготовляла голодный бунт в нашем подрайоне, а также неоднократно заявляла о расчете рабочих, якобы нет средств платить, а по нашему подсчету выходит, что мы на остаток можем дать кусок хлеба безработным, а не увеличивать количество безработных.

Принимая все это во внимание, рабочие решили взять фабрику в свои руки, о чем считаем долгом довести до вашего сведения, ибо вы должны знать, что делают рабочие по районам.

Просим узнать ваше мнение о нашем поступке”.

Сейчас трудно разграничить случаи “стихийной” национализации от “карательной”, поскольку юридическим поводом в обоих случаях часто был отказ предпринимателя подчиняться требованиям рабочего контроля. Но если говорить не о поводе, а о реальной причине, то она была в том, что ряд владельцев крупных предприятий повели дело к распродаже основного капитала и ликвидации производства. Так, например, был национализирован завод “АМО” (на базе которого вырос ЗИЛ). Его владельцы Рябушинские, получив еще из царской казны на строительство 11 млн. руб., истратили деньги, не построив цехов и не поставив уговоренные 1500 автомобилей. После Февраля хозяева пытались закрыть завод, а после Октября скрылись, поручив дирекции закрыть завод из-за нехватки 5 млн. руб. для завершения проекта. По просьбе завкома Советское правительство выдало эти 5 млн. руб., но дирекция решила истратить их на покрытие долгов и ликвидировать предприятие. В ответ завод АМО был национализирован.

Саботаж крупных предприятий и спекуляция продукцией, заготовленной для обороны, начались еще до Февральской революции. Царское правительство справиться не могло – “теневые” тресты организовали систему сбыта в масштабах страны, внедрили своих агентов на заводы и в государственные учреждения. ВСНХ в случае, если не удавалось договориться с предпринимателями о продолжении производства и поставках продукции, ставил вопрос о национализации. Невыплата зарплаты рабочим за один месяц уже была основанием для постановки вопроса о национализации, а случаи невыплаты за два месяца подряд считались чрезвычайными.

Вначале в казну забирались отдельные предприятия. Это даже теоретически не было никак связано с доктриной марксизма, поскольку не позволяло перейти от стихийного регулирования хозяйства к планомерному. На руководство ВСНХ большее влияние оказывал пример промышленной политики Германии во время войны. В таких случаях декреты о национализации всегда указывали причины, вызвавшие или оправдывающие эту меру. Первыми национализированными отраслями были сахарная промышленность и нефтяная. Это было связано с почти полной остановкой нефтепромыслов и бурения, брошенных предпринимателями, а также с катастрофическим состоянием сахарной промышленности из-за оккупации Украины немецкими войсками.

В целом, в основу политики ВСНХ была положена ленинская концепция “государственного капитализма”, готовились переговоры с промышленными магнатами о создании крупных трестов с половиной государственного капитала (иногда и с крупным участием американского капитала). Это вызвало резкую критику “слева” как отступление от социализма, своего рода “Брестский мир в экономике”. Примечательно, что к этой критике присоединились левые эсеры и даже меньшевики, которые до этого обвиняли Советское государство в преждевременности социалистической революции. Спор о месте государства в организации промышленности перерос в одну из самых острых дискуссий в партии.

После заключения Брестского мира положение неожиданно и кардинально изменилось. Было снято предложение о “государственном капитализме”, и одновременно отвергнута идея “левых” об автономизации предприятий под рабочим контролем. После ряда совещаний с представителями рабочих и ИТР был взят курс на немедленную планомерную и полную национализацию. Против этого “левые” выдвинули аргумент, который затем был развит в трудах Троцкого и безотказно работал восемь десятилетий: якобы при национализации “ключи от производства остаются в руках капиталистов” (в форме специалистов), а рабочие массы отстраняются от управления. В ответ на это было указано, что восстановление производства стало такой жизненной необходимостью, что ради него надо жертвовать теорией.

Однако был еще один мощный фактор, который не обсуждался так открыто, но заставлял принимать решение срочно. После заключения Брестского мира немецкие компании начали массовую скупку акций главных промышленных предприятий России. На I Всероссийском съезде СНХ говорилось, что буржуазия “старается всеми мерами продать свои акции немецким гражданам, старается получить защиту немецкого права путем всяких подделок, всяких фиктивных сделок”. Предъявление к оплате акций германским посольством наносило России лишь финансовый ущерб. Но затем выяснилось, что акции ключевых предприятий накапливались в Германии. В Берлине велись переговоры с германским правительством о компенсации за утраченную в России германскую собственность. В Москву поступили сообщения, что посол Мирбах уже получил инструкции выразить Советскому правительству протест против национализации “германских” предприятий. Возникла угроза утраты всей базы российской промышленности.

На совещании СНК, которое продолжалось всю ночь, было принято решение о национализации всех важных отраслей промышленности, о чем и был издан декрет. В нем уже не назывались отдельные предприятия и не приводились конкретные причины – речь шла об общем юридическом акте.

При внимательном прочтении этот декрет многое говорит и об историческом моменте, и о реалистичности политики Советского правительства. После риторических заявлений о национализации как средстве “упрочения диктатуры пролетариата и деревенской бедноты” в нем сказано, что до того, как ВСНХ сможет наладить управление производством, национализированные предприятия передаются в безвозмездное арендное пользование прежним владельцам, которые по-прежнему осуществляют финансирование производства и извлекают из него доход. То есть, юридически закрепляя предприятия в собственности РСФСР, декрет не влек никаких практических последствий в экономической сфере. Он лишь в спешном порядке отвел угрозу германского вмешательства в хозяйство России. Вскоре, однако, Советскому правительству, вопреки его долгосрочным намерениям, пришлось сделать и второй шаг – установить реальный контроль над промышленностью. Это заставила сделать гражданская война. Были национализированы все промышленные частные предприятия с числом рабочих свыше 5 при наличии механического двигателя или 10 рабочих без оного.

Национализация в России

Как ни парадоксально, но процесс национализации тесно связан в России с процессом приватизации. Происходит этот процесс по следующей схеме. После объявления частичной приватизации, долю активов выкупает одна из частных компаний, активы которой уже в течение года в свою очередь опять выкупаются государственным образованием.

Такая последовательность сделок наблюдалась, например, у Сбербанка, Роснефти, ВТБ. “В итоге более $27млрд. за 2 года - деньги за приватизацию - остались в распоряжении госкомпаний.

По данным аналитиков только за последние 5 лет поток от приватизации составил только $11.4млрд., в то время как только было национализировано активов на $28 млрд. Был произведен возврат госсобственности ОАО “АвтоВАЗ” на сумму $6.5 млрд., а также ВТБ выдан льготный кредит под очень низкий процент Банку Москвы (сумма кредита - $10млрд).

Получается, что госаппарат противоречит своими действиями сам же себе. Вместо развития малого и среднего частного секторов экономики произошел процесс укрупнения механизма государственной собственности. Этот процесс может быть оправдан только одним - улучшением контроля над крупным и средним бизнесом.

Если учитывать даже простой показатель ЭФР, то получается, что регуляция происходит за счет повышения доли собственного капитала. Номинально так и происходит. Но взамен средств, привлеченных благодаря приватизации, заемный капитал идет большей частью из-за рубежа Николай стариков. “Кризис. Как это делается”. Но поскольку эти суммы не значатся в балансе компаний, как активы, а являются, по сути, теневыми, то получается, что знаменатель ЭФР ощутимо меньше должного значения. Поэтому прибыльность и рентабельность компаний растет. Растет соответственно и цена акций. Только за 3 посткризисных года цена акции увеличилась со 155 до 182 единиц. Это, естественно, в первую очередь связано с ростом цен на нефть, который в эти же годы составил в среднем 18-20%. Однако стоит учитывать, что прирост чистой прибыли увеличивает цену акций не в тех же процентах. Из этого можно сделать вывод о росте рентабельности за счет укрытия части активов на офшорных счетах.

С одной стороны у госкомпаний все хорошо: растут показатели, контроль над компанией при этом только улучшается. С другой, если бы приватизация происходила так, как должна была происходить по номиналу, и те же деньги работали в секторе частного бизнеса, то даже при средней доходности в 4% (что является очень низким показателем для России) только за последние 3 года прирост ВВП по доходам мог бы составить:

(28млрд+13млрд (Ростелеком)+18млрд (ВЭБ, РЖД, ВТБ)+6.5 млрд. (АвтоВАЗ)+10млрд. (ВТБ - Банку Москвы) )*0.04 = 3.02 млрд.

Плюс налог на прибыль в 20% это еще 604млн.

Итого ВВП увеличился бы на $3,624 млрд., что в итоге бы составило почти 1% роста ежегодно. А на душу населения прирост бы составил по $25.8 за 3 года или по $8 в год. Напоминаем, что это при условии минимальной прибыльности = 4%.

Получается, что у госкорпораций все хорошо, а люди от этого лучше жить не стали. И вместо + $1.3, как в Казахстане, либо возможных + $26 получаем нулевой, если не отрицательный прирост за счет национализации.

Если рассматривать ситуацию в целом, то пока благополучие россиян и страны в целом имеет сильную зависимость от госкорпораций. И рост стабильности госсектора должен идти стране на пользу. С другой стороны, зачем тогда тратятся огромные деньги на развитие частного сектора экономики, если частные компании не имеют доступа, ни к большим деньгам, ни к полной информации о них?

Кроме того, в последнее время встает вопрос о национализации рубля. Допустим, рассматривается предложение сделать центробанк России не частным, а 100% государственным. Это даст:

· возможность полного управления центробанком;
· возможность использовать резервы и баланс банка для государственных трат, например на оборону или пенсию.

Кроме того, при этом надо начать экспорт ресурсов из России в основном за рубли, а высоко рискованный экспорт, что страхуется в долларах оставить в долларах:

· тогда другие страны будут вынуждены закупить в России рубли для покупки нашего экспорта, а это очередные десятки миллиардов евро в нашу казну;
· тогда рубль не сможет обесцениться, ведь за него всегда можно будет купить у России нефть, газ и лес по фиксированной цене.

Однако это несколько идеализированная ситуация. Процесс национализации рубля может пойти не так, как планировался, что вызовет дефолт.

Еще одна попытка прямой национализации осуществляется прямо сейчас.

Глава Совета Федерации Сергей Миронов и его однопартиец по "Справедливой России" Александр Бурков внесли в Госдуму законопроект "О возмездном изъятии (национализации) имущества социально неэффективных собственников «Третий человек в России решил вернуть национализацию». «Деловая пресса».

Документ предусматривает изъятие в госсобственность предприятий в следующих случаях: существование угрозы массовых увольнений:

· большая задолженность по зарплате;
· снижение зарплаты ниже предусмотренной договором;
· нарушение правил техники безопасности;
· нарушение правил охраны окружающей среды;
· банкротство предприятия.

Предложить национализацию того или иного предприятия могут местные власти, а окончательное решение остается за федеральным правительством. Собственнику предприятия выплачивается рыночная компенсация.

Возможность национализации частной собственности предусмотрена в Конституции России, а также в Гражданском кодексе, однако механизм изъятия не прописан.

Национализация применяется и за рубежом, такие примеры были, в частности, в разгар кризиса, говорится в пояснительной записке к законопроекту. Более того, Россия оказалась единственной страной "большой двадцатки", где власти на подобные меры не пошли.

Кандидатов на национализацию, правда, можно пересчитать по пальцам. Это "Русал", "Евраз", "Мечел" и "Роснефть", получившие огромную денежную помощь от государства.

Однако их собственники и высший менеджмент, в силу умышленных злоупотреблений или личной некомпетентности, доведшие свои предприятия до кризисного состояния и допустившие столь опасно высокий уровень кредиторской задолженности, не только не разделили с государством субсидиарную ответственность за судьбу своих предприятий и не приняли должного финансового участия в восстановлении их нормальной работоспособности, а, наоборот, продолжили активный вывод за рубеж не только большой части полученной еще до начала кризиса прибыли, но и средств, предоставленных государством для "спасения" их собственного же бизнеса.

Они также упоминают знаменитый Пикалевский завод, который спасал лично премьер Владимир Путин, и шахту "Распадская", где из-за взрыва погибли 66 человек.

В такой ситуации национализация выглядит необходимой, вынужденной, но не выгодной мерой. Ведь, по сути, она несет в себе дополнительные вливания.

Получается, что при очевидных преимуществах национализации в Казахстане, Россия, имея гораздо больший ресурс, может только компенсировать потери от национализации ростом стабильности государственных компаний. Что же до простых людей, они от теневой национализации имеют одни минусы.

Приватизация и национализация

Для перехода к рынку необходимо приблизить производителя к собственности, а это возможно при разгосударствлении и приватизации объектов государственной собственности.

Разгосударствление - процесс преобразования находящихся в государственной и муниципальной собственности предприятий в иные формы собственности. Если государству принадлежало до 92% всех производственных фондов народного хозяйства страны, то сегодня - не более 15%. Разгосударствление не означает полного ухода государства из экономической сферы: современное производство не может развиваться без государственного регулирования. Это эффективно в определенных границах. Разгосударствление означает снятие с государства большинства функций хозяйственного управления, передачу соответствующих полномочий на уровень предприятий, замену вертикальных хозяйственных связей горизонтальными.

В целом разгосударствление направлено на преодоление монополизма, развитие конкуренции и предпринимательства. Разгосударствление является исходным этапом процесса приватизации.

Приватизация - это процесс перехода объектов государственной и муниципальной собственности в частную собственность.

Национализация - это процесс перехода объектов в государственную и муниципальную собственность. Она осуществляется либо революционным путем, либо эволюционным. В приватизации государственных предприятий могут участвовать и иностранные инвесторы. Однако их доля, как правило, четко определена законодательством в интересах защиты и поддержания конкурентоспособности национальной экономики.

Основными принципами (методами) приватизации являются:

- сочетание возмездной и безвозмездной передачи государственной собственности;
- равенство прав граждан на получение установленной доли собственности;
- преимущественное право членов трудового коллектива на получение части имущества;
- гласность проводимых мероприятий;
- государственный и общественный контроль за проведением приватизации.

Приватизация осуществляется в таких формах:

- преобразование предприятий в акционерные общества, в товарищества, в арендные предприятия и другие формы хозяйствования с приобретением работниками данных предприятий акций АО;
- приобретение населением акций акционерных обществ и других хозяйствующих субъектов с последующей их продажей. Распределение доходов от продажи акций приватизированных предприятий, находящихся в федеральной собственности, происходит таким образом: в федеральный бюджет -55, в республиканский - от 10, в местные - 4, самим приватизированным предприятиям -14%;
- выкуп имущества арендатором или арендным предприятием по истечении срока аренды. При этом выкуп может осуществляться не только за наличные средства, но и за счет банковских кредитов. Доходы от функционирования таких предприятий покрывают взятые в кредит ссуды;
- продажа на конкурсе (коммерческом, некоммерческом - инвестиционном) и на аукционе;
- выкуп предприятия трудовым коллективом.

Продажа на конкурсе - это приобретение физическими или юридическими лицами в частную собственность объектов приватизации. При этом в течение определенного срока могут быть сохранены профиль предприятия и численный состав прежнего трудового коллектива.

Коммерческий конкурс проводится в виде открытых акционерных торгов или закрытого тендера. При этом право приобретения принадлежит покупателю, предложившему максимальную цену.

Инвестиционный конкурс проводится на инвестиционных торгах. Продаются государственные и муниципальные предприятия, от покупателя требуется осуществление инвестиционных программ. При этом право собственности передается покупателю, предложившему максимальный объем инвестиций.

Продажа на аукционе - это приобретение физическими или юридическими лицами в частную собственность на открытых торгах объектов приватизации. При этом не требуется выполнения каких-либо условий по отношению к объекту приватизации. Право собственности передается покупателю, предложившему в ходе торгов максимальную цену. Следовательно, приватизационный объект используется по усмотрению покупателя.

Декрет о национализации

В целях решительной борьбы с хозяйственной и продовольственной разрухой и для упрочения диктатуры рабочего класса и деревенской бедноты, - Совет Народных Комиссаров постановил:

I. Объявить собственностью Российской Социалистической Федеративной Советской Республики нижеуказанные, расположенные в пределах Советской Республики промышленные и торгово-промышленные предприятия со всеми их капиталами и имуществами, в чем бы таковые ни заключались:

1) все принадлежащие акционерным обществам и паевым товариществам предприятия, добывающие минеральное горючее (каменный и бурый уголь, лигнит, горючие сланцы, антрацит и пр.);
2) все принадлежащие акционерным обществам и паевым товариществам предприятия по добыче железной и медной руды;
3) все предприятия, занятые добычей платины;
4) все вольфрамодобывающие предприятия;
5) все серебряно-свинцово-рудные и цинкодобывающие предприятия;
6) все предприятия асбестовой промышленности;
7) нижеперечисленные золотопромышленные предприятия:
а) Ленское золотопромышленное товарищество,
б) Анонимное общество Кочкарских золотых приисков и все предприятия Кочкарской системы,
в) Верхне-Амурская золотопромышленная компания,
г) Амурское золотопромышленное общество,
д) Российское золотопромышленное общество,
е) Федоровское золотопромышленное общество,
ж) Южно-Сибирское золотопромышленное общество,
з) Амгунская золотопромышленная компания,
и) Миасское золотопромышленное товарищество,
к) Южно-Алтайское золотопромышленное дело,
л) Акционерное общество Ольховских золотых рудников,
м) Акционерное золотопромышленное общество "Алтай",
н) Нижне-Селенгинское товарищество,
о) Циманская золотопромышленная компания,
п) Общество Мариинских приисков,
р) Товарищество "Ельцов и Левашов",
с) Акционерное общество "Драга",
т) Охотское золотопромышленное товарищество,
у) Айдырлы-Кваркенский золоторудный район,
ф) Московское лесопромышленное товарищество (Северо-Заозерская дача),
х) Зауральское горнопромышленное товарищество.

И нижеперечисленные предприятия по добыче соли:

а) Общество Кулинского соляного производства (озеро Кули),
б) Промысел в местности Молла-Кара, Тер-Аванесова,
в) все усольские соляные промыслы;

9) все принадлежащие акционерным обществам и паевым товариществам предприятия с основным капиталом в один миллион и более рублей, а также все крупные предприятия, общая стоимость имущества которых по последнему балансу составляет один миллион и более рублей, и занятые одним или несколькими из нижеследующих видов производства: выплавка чугуна, железа и меди в сыром виде; получение из них полупродукта и обработка этого полупродукта путем прокатки, волочения, штампования и химической обработки; постройка машин всякого рода (двигателей, машин-орудий, сельскохозяйственных машин и пр.), авиационных аппаратов и механических экипажей; постройка судов, паровозов и вагонов, мостов и железных конструкций; изготовление точных приборов; изготовление огнестрельного оружия, пулеметов, артиллерийских орудий и их частей; производство металлической арматуры; производство различного рода изделий из металлов, исключая производство воздушных тормозов;
10) кроме того, независимо от размеров основного капитала, объявляются собственностью Республики все предприятия, производящие какие-либо изделия из металла и составляющие единственное в пределах Российской Федеративной Республики производство, занятое выработкой данного рода изделий;
11) все принадлежащие акционерным обществам и паевым товариществам предприятия, обрабатывающие хлопок и имеющие основной капитал не менее одного миллиона рублей;
12) все принадлежащие акционерным обществам и паевым товариществам предприятия, обрабатывающие шерсть, лен, шелк и джут, а также аппретурно-красильные, с основным капиталом не менее пятисот тысяч рублей;
13) все принадлежащие акционерным обществам и паевым товариществам предприятия, обрабатывающие пеньку и владеющие основным капиталом не менее двухсот тысяч рублей;
14) все принадлежащие акционерным обществам и паевым товариществам электрические станции, производящие электрический ток на продажу, с основным капиталом не менее одного миллиона рублей;
15) все принадлежащие акционерным обществам и паевым товариществам электрические заводы, производящие динамомашины, электромоторы, трансформаторы, электрические измерительные приборы и прочие предметы электротехнической промышленности, с основным капиталом не менее одного миллиона рублей;
16) все принадлежащие акционерным обществам и паевым товариществам кабельные заводы с основным капиталом не менее одного миллиона рублей;
17) все предприятия лесопильной промышленности, принадлежащие акционерным обществам и паевым товариществам, с основным капиталом не менее одного миллиона рублей;
18) все предприятия деревообделочной промышленности с механическим оборудованием, принадлежащие акционерным обществам и паевым товариществам;
19) все принадлежащие акционерным обществам и паевым товариществам предприятия, владеющие табачными фабриками, с основным капиталом не менее пятисот тысяч рублей и владеющие махорочными фабриками, с основным капиталом не менее трехсот тысяч рублей;
20) все предприятия резиновой промышленности;
21) все предприятия акционерных обществ и товариществ на паях, владеющих стекольными, хрустальными, зеркальными, фарфоровыми, фаянсовыми, посудного, бутылочного и химического стекла, гончарными, изразцовыми, керамиковыми, майоликовыми и терракотовыми заводами, с основным капиталом не менее пятисот тысяч рублей;
22) все предприятия акционерных обществ и паевых товариществ, владеющих обувными и кожевенными фабриками, с основным капиталом не менее пятисот тысяч рублей;
23) все предприятия акционерных обществ и паевых товариществ, владеющих цементными заводами с нормальной производительностью не менее пятисот тысяч бочек в год;
24) все принадлежащие акционерным обществам и паевым товариществам паровые мельницы с основным капиталом не менее пятисот тысяч рублей;
25) все предприятия, обслуживающие водоснабжение, все газовые заводы, трамваи, конно-железные дороги и предприятия по канализации переходят по всей территории Советской Республики в собственность Советов рабочих и крестьянских депутатов;
26) все предприятия обществ частных железных дорог и подъездных путей, как находящихся в эксплуатации, так и строящихся;
27) все предприятия акционерных обществ и паевых товариществ, вырабатывающих целлюлозу и древесную массу;
28) все предприятия акционерных обществ и товариществ на паях, владеющих писчебумажными, картонными, картонажными, гильзовыми и папиросно-бумажными фабриками, с основным капиталом не менее трехсот тысяч рублей, по данным 1914 года;
29) все предприятия акционерных обществ и товариществ на паях, владеющих заводами и фабриками искусственных жиров, мыловаренными и стеариновыми заводами с основным капиталом не менее одного миллиона рублей, по данным 1914 года, и владеющих салотопенными и маслобойными (растительных масел) заводами и фабриками с основным капиталом не менее пятисот тысяч рублей, по данным 1914 года;
30) все предприятия акционерных обществ и товариществ на паях, владеющих заводами: 1) минеральных кислот, 2) кальция, карбида и 3) искусственных углей, с основным капиталом не менее пятисот тысяч рублей, по данным 1914 года;
31) все предприятия Петроградского акционерного общества костеобжигательных заводов;
32) предприятия: 1) Акционерного общества для выделки и продажи пороха (Виннера); 2) Русского общества для выделки и продажи пороха (Шлиссельбургского); 3) Акционерного общества пороховых заводов Барановского.

Исчисление основных капиталов акционерных обществ и паевых товариществ, поскольку не оговорено обратное, производится по данным за отчетный год или же за последний отчетный период. В случае возникновения предприятия исчисление производится по последним данным года утверждения устава такого предприятия.

II. Организацию управления национализируемыми предприятиями поручается в срочном порядке выработать и провести в жизнь соответствующим отделам Высшего совета народного хозяйства, с соблюдением всех ранее изданных по сему поводу декретов, под общим руководством президиума Высшего совета народного хозяйства. По отношению к предприятиям, упомянутым в п.24 раздела I сего декрета (паровые мельницы), означенное поручение возлагается на Комиссариат продовольствия, при условии соблюдения всех ранее изданных по вопросу об управлении национализируемыми предприятиями декретов. По отношению к предприятиям, упомянутым в п.25 раздела I сего декрета (предприятия по местному благоустройству), таковое же поручение, при соблюдении того же условия, возлагается на местные Советы рабочих и крестьянских депутатов. По отношению к предприятиям, упомянутым в п.26 раздела I сего декрета (предприятия железнодорожных и подъездных путей), таковое же поручение возлагается на Комиссариат путей сообщения с окончательного утверждения Совета Народных Комиссаров.

III. Впредь до особого распоряжения Высшего совета народного хозяйства по каждому отдельному предприятию, предприятия, объявленные согласно настоящему декрету достоянием Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, признаются находящимися в безвозмездном арендном пользовании прежних владельцев; правления и бывшие собственники финансируют их на прежних основаниях, а равно получают с них доходы на прежних основаниях.

IV. С момента объявления декрета члены правления, директора и другие ответственные распорядители национализированных предприятий отвечают перед Советской Республикой как за целость и сохранность предприятия, так и за правильную их работу. В случае оставления своих служебных постов без согласия на то со стороны подлежащих органов Совета народного хозяйства, или неоправдываемых упущений в ведении дел предприятия, виновные отвечают перед Республикой не только всем своим имуществом, но и несут тяжелую уголовную ответственность перед судами Республики.

V. Весь, без исключения, служебный, технический и рабочий персонал предприятий, равно как директора, члены правлений и ответственные распорядители объявляются состоящими на службе у Советской Социалистической Федеративной Республики и получают содержание в норме, существовавшей до момента национализации предприятий, из доходов и оборотных средств предприятия. В случае оставления своих постов лицами технического и административного персонала национализируемых предприятий, они отвечают перед судом революционного трибунала, по всей строгости законов.

VI. Накладывается арест на личные суммы, принадлежащие членам правления, акционерам и собственникам национализируемых предприятий, впредь до выяснения вопроса об отношении этих сумм к оборотному капиталу и средствам предприятия.

VII. Все правления национализируемых предприятий в срочном порядке обязуются составить баланс предприятия.

VIII. Высшему совету народного хозяйства поручается в срочном порядке выработать и разослать во все национализируемые предприятия подробную инструкцию об организации в них управления и задачах рабочих организаций в связи с проведением в жизнь настоящего декрета.

IX. Не подлежат переходу в собственность Республики предприятия, принадлежащие потребительским кооперативным обществам и товариществам и их объединениям.

X. Настоящий декрет вступает в силу со дня его подписания.

Национализация банков

Очень важным событием была национализация банков по декрету ВЦИК. Банки - главный системообразующий элемент капитализма (рыночная экономика есть особый уклад, при котором в товар превращаются деньги, земля и рабочая сила).

Отмена "продажи денег" - принципиальное условие для обобществления хозяйства в масштабе страны. Поэтому вопрос о национализации банков ставился начиная с Апрельских тезисов Ленина и вошел в документы VI съезда партии.

В России положение банков было особым, они контролировались иностранным финансовым капиталом. В России было 8 больших частных банков, из них лишь один (Волжско-Вятский) мог считаться русским, но он был блокирован "семеркой" и капитал его рос медленно. Иностранцам принадлежало 34% акционерного капитала банков. Поэтому их национализация была актом и внешней политики государства. Через банки иностранный капитал установил контроль над промышленностью России, поэтому, затронув банки, Советское правительство начинало огромный процесс изменения отношений собственности, к которому в тот момент оно не было готово.

Во время войны частные банки в России резко разбогатели и усилились (при сильном ослаблении Государственного банка - обеспечение золотом его кредитных билетов упало за годы войны в 10,5 раза). Банки занялись спекуляцией продовольствием, скупили и арендовали склады и взвинчивали цены. Таким образом, они стали большой политической силой.

Причина национализации банков никак не была связана с теорией, она была сугубо политической и даже конъюнктурной. Банки объявили финансовый бойкот Советской власти, перестали выдавать деньги для выплаты зарплаты (чиновникам госаппарата выдали зарплату за 3 месяца вперед с тем, чтобы бойкотировать новую власть). Через три недели саботажа и бесплодных переговоров, 14 ноября вооруженные отряды заняли все основные частные банки в столице. Декретом ВЦИК была объявлена монополия банковского дела, и частные банки влились в Государственный (отныне Народный) банк. Банковские служащие объявили забастовку и только в середине января банки возобновили работу, уже в системе Народного банка. Крупные вклады были конфискованы. Аннулировались все внешние и внутренние займы, которые заключили как царское, так и Временное правительство. За годы войны только внешние займы составили 6 млрд. руб. (чтобы понять величину этой суммы, скажем, что в лучшие годы весь хлебный экспорт России составлял около 0,5 млрд. руб. в год). На территории РСФСР запоздало были ликвидированы все иностранные банки.

Когда возникли надежды на возможность мягкого переходного этапа ("государственного капитализма"), были начаты переговоры с банкирами о денационализации банков, но этот проект не был реализован.

Рабочий контроль начал стихийно возникать на многих предприятиях сразу после Февральской революции. Сразу же после Октября, уже на II Всероссийском съезде Советов было заявлено, что Советская власть повсеместно установит рабочий контроль над производством. ВЦИК утверждает "Положение о рабочем контроле". Рабочий контроль вводился над производством, куплей-продажей продуктов и сырья, хранением их, а также над финансами предприятия. Контроль рабочие осуществляли через свои выборные органы: фабзавкомы, советы старост и т.п., причем в них должны были входить представители от служащих и ИТР. В каждом крупном городе, губернии предписывалось создание местного Совета рабочего контроля. Впредь до созыва съезда Советов рабочего контроля в Петрограде создавался Всероссийский Совет рабочего контроля. По своей структуре вся система органов рабочего контроля повторяла систему Советов.

Владельцы обязаны были предъявлять органам рабочего контроля всю документацию. Виновные в сокрытии документации отвечали по суду. Решения органов рабочего контроля были обязательны для владельцев и могли быть отменены только постановлением высших органов рабочего контроля.

Реально, главными задачами рабочего контроля стало пресечение попыток хозяев предприятий свернуть производство, продать предприятие, перевести деньги за границу, уклониться от выполнения нового трудового законодательства. Предприниматели совместно с рабочим контролем несли теперь ответственность за "строжайший порядок, дисциплину и охрану имущества" (то есть, речь шла и о контроле над анархическими настроениями части рабочих). Участвуя в работе рабочего контроля, трудящиеся приобщались к управлению производством.

На деле декрет о рабочем контроле отстал от жизни, процесс шел стихийно, по-разному на разных предприятиях (были случаи, когда рабочие, выгнав предпринимателей и не справившись с управлением, просили их вернуться обратно). Сама идея рабочего контроля на отдельном предприятии отвечала скорее принципам синдикализма, чем социализма, который предполагал планомерную организацию производства в обществе в целом.

Хотя декрет не оказал заметного влияния на реальную жизнь, позднее он широко использовался для обоснования актов о национализации предприятий ("вследствие отказа подчиняться рабочему контролю").

Суть национализации

Существует проблема рационального сочетания приватизации с деприватизацией, разгосударствления с национализацией объектов негосударственной частной собственности.

Разгосударствление – устранение монополии государства во всех сферах жизни общества. В экономике оно включает преобразование государственного хозяйства в хозяйство государственно-коллективно-индивидуальное. То есть это создание негосударственного сектора с разными формами собственности, освобождение государственного сектора от административного диктата и превращение в собственников коллективов и членов общества через приватизацию.

Приватизация – элемент разгосударствления, передача, изменение форм собственности. В результате приватизации государство утрачивает права владении, распоряжения и пользования имуществом.

Основные цели приватизации:

1. повышение эффективности производства на микроуровне;
2. оживление конкуренции;
3. оздоровление государственных финансов за счет сокращения дотаций убыточным предприятиям;
4. демократизация собственности путем расширения числа индивидуальных акционеров.

Национализация – обращение государственной собственности на имущество, находящееся в собственности граждан и юридических лиц. Частная собственность может переходить в федеральную и муниципальную собственность. Может иметь место трансформация совместной собственности. При этом доля государственной собственности становится превалирующей.

Мотивы национализации:

· интересы государства (потребность управления);
· нерациональное использование объектов негосударственной формы собственности;
· нецелевое использование объектов негосударственной формы собственности;
· потенциальная возможность получение значительных доходов государственного бюджета.

Деприватизация – обратный процесс, связанный с выявлением нарушений в ходе приватизации.

Другие способы национализации: выкуп объекта у собственника, расторжение договора о приватизации в судебном порядке, оформление договора передачи частной собственности в государственную за счет погашения образовавшейся задолженности у собственников перед бюджетом.

Политика национализации

Национализация, переход из частной собственности в собственность государства земли, промышленности, транспорта, связи, банков и т.д. Н. имеет различное социально-экономическое и политическое содержание в зависимости от того, кем, в интересах какого класса и в какую историческую эпоху она проводится. В феодальную эпоху огосударствление служило централизации власти в борьбе с отдельными феодалами, укреплению монархии, сосредоточению в руках государства главного богатства — земли. В ходе буржуазных революций Н. земель способствовала ликвидации экономической базы феодализма и ускорению капиталистического развития. Во 2-й половине 19 в. быстрое развитие капиталистических производительных сил привело к тому, что отдельные сферы и отрасли экономики по своим масштабам стали перерастать рамки частной собственности, что привело в ряде стран к Н. путей сообщения и средств связи в интересах развития экономики или в политических (военно-стратегических) и фискальных целях. По своему характеру Н. при капитализме может носить как прогрессивный, так и реакционный характер, на что указывал Ф. Энгельс. Прогрессивна лишь та Н., которая вызвана потребностями развития производительных сил, «... так как лишь в том случае, когда средства производства или сообщения действительно перерастут управление акционерных обществ, когда их огосударствление станет экономически неизбежным, только тогда — даже если его совершит современное государство — оно будет экономическим прогрессом, новым шагом по пути к тому, чтобы само общество взяло в свое владение все производительные силы». Энгельс подчёркивал, что Н. при капитализме не уничтожает капиталистического характера производительных сил и производственных отношений, ибо буржуазное государство «... есть по самой своей сути капиталистическая машина, государство капиталистов, идеальный совокупный капиталист». Однако уже в тот период он показывал, что Н. крупных предприятий — свидетельство ненужности буржуазии для управления современными производительными силами.

Переход от капитализма к социализму предусматривает ликвидацию частной капиталистической собственности и установление общественной собственности на средства производства. Обязательной предпосылкой для проведения социалистической Н. является победа социалистической революции и установление власти рабочего класса и трудового крестьянства. Теоретически необходимость социалистической Н. глубоко обоснована в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, развита применительно к современной эпохе в программных документах КПСС, коммунистических и рабочих партий, подтверждена опытом социалистического строительства в СССР и др. социалистических странах. После победы социалистической революции, — писали Маркс и Энгельс в «Манифесте Коммунистической партии», — «пролетариат использует свое политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т. е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил».

При ликвидации капиталистической собственности пролетарское государство допускает выплату компенсации владельцам национализированных средств производства. Маркс и Энгельс указывали, что при определённых условиях выкуп не только возможен, но и целесообразен. Закономерностью социалистической революции научный коммунизм считает сам факт перехода средств производства в общественную собственность, а формы и методы этого перехода зависят от конкретных условий. Это важное положение полностью разделял В. И. Ленин. Он считал, что преобразование буржуазной частной собственности в социалистическую общественную собственность может быть осуществлено мирным путём, без лишения буржуазии всех имущественных прав и с привлечением её на службу государства рабочих и крестьян. В. И. Ленин указывал, что в период революции сопротивление капиталистов можно сломить, национализировав собственность нескольких сот, самое большее одной-двух тыс. миллионеров. «Даже и у этой горстки богачей не нужно отнимать ''все" их имущественные права, можно оставить им и собственность на многие предметы потребления, и собственность на известный, скромный доход».

Марксизм-ленинизм строго разграничивает крупную и мелкую частную собственность на средства производства. Если крупная капиталистическая собственность, имеющая нетрудовой характер, подлежит в ходе социально-экономических преобразований Н., то мелкая собственность крестьян, кустарей и ремесленников не национализируется, а обобществляется в процессе кооперирования. Марксизм не только обосновал закономерность ликвидации капиталистической собственности на средства производства и замены её общественной собственностью, но и указал пути осуществления этого революционного переворота в социально-экономических отношениях. Маркс и Энгельс учитывали, что частную собственность нельзя уничтожить сразу, что экспроприация экспроприаторов — не единовременный акт.

Ленин, разрабатывая в новых исторических условиях программные вопросы социалистической революции, определял основные пути и методы социалистического обобществления средств производства: Н. собственности крупных и средних капиталистов и постепенное преобразование частной собственности мелкой буржуазии в общественную собственность. Н. основных средств производства, проводимая пролетарским государством, — важнейшая революционная мера, приводящая производственные отношения в соответствие с уровнем и характером развития производительных сил. Она передаёт средства производства в руки подлинных хозяев — трудящихся и обеспечивает реальное освобождение их от эксплуатации. Используя Н., рабочий класс овладевает производственным аппаратом, завоёвывает командные высоты, лишает буржуазию и помещиков экономической базы их господства, осуществляет коренные преобразования социально-экономического строя общества. Пролетарское государство в первую очередь завоёвывает ключевые позиции в экономике путём Н. самых важных отраслей хозяйства.

Важнейшую роль в создании социалистической собственности играет Н. банков, без которой невозможно лишить буржуазию её экономического могущества и организовать социалистическое производство и распределение продуктов по единому плану. Н. внешней торговли и установление монополии внешней торговли позволяют социалистическому государству оградить себя от проникновения иностранного капитала и проведения им экономических диверсий, укрепить свою независимость и самостоятельность. Важное место занимает Н. земли, которая ликвидирует остатки феодальных и капиталистических отношений в сельском хозяйстве и создаёт большие возможности для развития социалистического сельского хозяйства на основе кооперирования крестьян. Н. промышленности, транспорта и связи — необходимая мера, без которой невозможно создать материальную базу социалистической экономики. Н. важнейших отраслей народного хозяйства закладывает основу экономической самостоятельности социалистического государства, ускоряет его социально-экономическое развитие.

Национализация в Советской России. После победы Октябрьской революции 1917 рабочий класс приступил к осуществлению социалистических преобразований. Н. Земли и её недр, вод и лесов была провозглашена Декретом о земле. Частная собственность на землю была отменена. Земля объявлена государственной (общенародной) собственностью. В пользование крестьян бесплатно перешло 150 млн. га. Социалистическая Н. земли была проведена в интересах трудящихся и эксплуатируемых масс деревни. Она стала экономической основой кооперирования крестьянских хозяйств. Социалистическая Н. земли «... обеспечила доведение до конца буржуазно-демократической революции... кроме того... дала наибольшие возможности пролетарскому государству переходить к социализму в земледелии» (Ленин В. И., Полное собрание соч., 5 изд., т. 37, с. 327). Она имела большое значение не только для периода строительства социализма, но и для дальнейшего развития советского общества, для решения современных проблем сельского хозяйства.

Важнейшим мероприятием стала Н. банков, которая началась с овладения Государственным банком России и установления контроля над частными банками. Ленин видел в таком контроле лишь переходную форму к Н., которая позволила бы трудящимся освоить управление финансами для социалистического строительства. Однако вследствие саботажа банкиров Советская власть была вынуждена ускорить Н. банков. Декретом ВЦИК от 14 (27) декабря 1917 частные коммерческие банки были национализированы. Установлена государственная монополия на банковское дело. Декретом СНК от 23 января (5 февраля) 1918 их капиталы полностью и безвозмездно передавались Государственному банку. Слияние национализированных частных банков с Государственным банком в единый Народный банк РСФСР было завершено к 1920. Такие звенья банковской системы царской России, как ипотечные банки, общества взаимного кредита и др., были ликвидированы. Н. банков облегчила Советскому государству борьбу с голодом и разрухой. В процессе Н. начала создаваться социалистическая банковская система.

Н. банков явилась важнейшим шагом на пути подготовки Н. промышленности. В руках государства оказался могучий рычаг воздействия на развитие промышленности, транспорта и др. отраслей хозяйства. 14 (27) ноября 1917 ВЦИК и СНК издали Положение о рабочем контроле, который являлся подготовительным мероприятием к Н. промышленности, прошедшей несколько этапов.

Первый этап (ноябрь 1917 — февраль 1918) характеризовался быстрыми темпами, инициативой местных органов в проведении Н. Первой была национализирована 17 (30) ноября 1917 фабрика товарищества Ликинской мануфактуры А. В. Смирнова (Владимирская губерния). Всего с ноября 1917 до марта 1918, по данным промышленной и профессиональной переписи 1918, национализировано 836 промышленных предприятий. В этот период, получивший название «Красногвардейской атаки на капитал», темпы отчуждения фабрик и заводов обгоняли темпы налаживания управления национализированными предприятиями.

На втором этапе Н. (март — июнь 1918) центр тяжести экономической и политической работы партии был перенесён с экспроприации буржуазии на закрепление завоёванных позиций, налаживание учёта и контроля, организацию управления национализированной промышленностью. Особенностью этого этапа Н. было обобществление целых отраслей промышленности и создание условий для Н. всей крупной промышленности. 2 мая 1918 СНК принял декрет о Н. сахарной промышленности, 20 июня — нефтяной. В мае 1918 конференция представителей национализированных машиностроительных заводов, в работе которой участвовал Ленин, приняла решение о Н. заводов транспортного машиностроения. Всего за этот период национализировано 1222 промышленных предприятия.

Третий этап Н. продолжался с июня 1918 (декрет от 28 июня) по июнь 1919. Он характеризовался усилением организующей, руководящей роли Советского государства и его хозяйственных органов в проведении социалистической Н. К осени 1918 в руках государства было сосредоточено 9542 предприятия. Вся крупная капиталистическая собственность на средства производства была национализирована методом безвозмездной конфискации. С лета 1919 темпы Н. резко возросли. К государству перешли не только крупные, но и средние и большая часть мелких промышленных заведений. Форсирование процесса Н. было вызвано необходимостью мобилизовать все наличные производственные ресурсы в период Гражданской войны. На территориях, освобожденных от контрреволюционных сил и интервентов, восстанавливалось действие законов, связанных с Н.

Н. основных средств транспорта была осуществлена в короткие сроки. Этому способствовали высокий уровень концентрации капитала и преобладание государственных (казённых) железных дорог. Была завершена Н. морского и речного транспорта; национализированы частные железные дороги.

Н. положила начало созданию социалистического уклада в экономике Советской страны, утверждению социалистических производственных отношений, содействовала становлению системы планомерного развития народного хозяйства. Наряду с монополией внешней торговли и аннулированием иностранных займов она заложила основу экономической независимости СССР.

Национализация в зарубежных социалистических странах имеет особенности, определяемые как международным положением этих стран, так и спецификой перехода к социализму, расстановкой классовых сил, историческими и экономическими особенностями. Н. земли в этих странах (за исключением МНР) в силу длительной традиции и глубокой привязанности крестьян к частной собственности на землю проведена лишь частично. Конфискованная в ходе аграрных реформ земля помещиков и крупных землевладельцев в основном была передана в собственность трудящихся крестьян.

Н. банков осуществлялась с учётом опыта СССР. В большинстве стран она происходила в два этапа. На первом этапе, когда проводились демократические, антиимпериалистические и антифеодальные преобразования, были национализированы эмиссионные банки и крупные коммерческие банки, принадлежавшие буржуазии, связанной с иностранным капиталом. Все др. кредитные учреждения были взяты под контроль государственных эмиссионных банков. На втором этапе — этапе социалистических преобразований, была завершена Н. банков и установлена государственная монополия банковского дела. В Болгарии были национализированы все иностранные и частные банки, принадлежавшие буржуазии, сотрудничавшей с фашистами, все частные банки. В Венгрии национализирован эмиссионный банк и введён контроль над частными банками, их Н. была завершена. В Румынии национализирован эмиссионный банк и введён контроль над более чем 450 частными банками и банкирскими конторами, которые были национализированы. После образования ГДР частные банки продолжали деятельность под контролем народной власти. С переходом к строительству социализма они были национализированы. В Польше в период фашистской оккупации большинство банков прекратили свою деятельность. Декретом все частные кредитные учреждения были ликвидированы и установлена государственная монополия на банковское дело. В Чехословакии Н. банков была осуществлена. В Югославии были национализированы банки, принадлежавшие фашистским оккупантам и коллаборационистам, все частные коммерческие банки. В КНР большая часть банков была национализирована сразу после установления народной власти, некоторые мелкие частные банки были преобразованы в смешанные государственно-частные, которые функционируют под контролем Народного банка Китая. На Кубе все частные банки страны, включая и филиалы крупнейших американских банков, были национализированы сразу после установления народной власти. В ДРВ государственная банковская система начала создаваться ещё в период антиимпериалистической революции, когда иностранные банки начали прекращать свою деятельность. Особенность Н. банков в ряде стран (в частности, в Чехословакии, Венгрии, Румынии) состояла в том, что владельцы банков, поддерживавшие мероприятия народной власти, получали частичную компенсацию в форме выкупа акций народным государством.

В промышленности в большинстве стран в первую очередь национализированы предприятия, составлявшие собственность монополий Германии и её союзников, коллаборационистов. В результате экономическая власть крупного капитала была в значительной мере подорвана, что облегчило подготовку и проведение дальнейшего обобществления средств производства. В результате Н. промышленности в законодательном порядке закреплялись экономические завоевания трудящихся, осуществленные в период освобождения. Крупная промышленная буржуазия лишилась средств производства. Темпы Н. промышленности в отдельных социалистических странах были различными. В отличие от СССР, где крупная и средняя промышленность была национализирована почти одновременно, в зарубежных социалистических странах Н. проводилась постепенно, как правило, по этапам, с более широким использованием рабочего контроля, государственного капитализма и др. переходных форм. Законы о Н. в европейских социалистических странах предусматривали выплату собственникам предприятий известного возмещения.

Благодаря Н. был создан социалистический уклад, который стал господствующим в народном хозяйстве.

Национализация в развитых капиталистических странах — одно из проявлений государственно-монополистического капитализма. Она вызвана рядом причин — концентрацией производства, давлением трудящихся масс и др. Усиление государственного монополистического капитализма в связи с общим кризисом капитализма активизирует вмешательство буржуазного государства в процесс воспроизводства в интересах монополий, финансовой олигархии. Национализируются в первую очередь отрасли военной промышленности, важнейшие для народного хозяйства отрасли, а также отрасли, требующие огромных капитальных вложений на длительный срок (топливно-энергетическая, в том числе атомная энергетика, транспорт и др. отрасли инфраструктуры). Как правило, бывшим владельцам предприятий выплачивается значительная компенсация, иногда превышающая стоимость национализируемого имущества. Буржуазная Н. не изменяет существа капиталистического строя, так как не обращает национализированные средства производства в общественную собственность, следовательно, не обеспечивает планомерного развития народного хозяйства, не меняет характера распределения продукта. Часто она представляет собой способ переложения бремени финансирования капиталоемких и малоэффективных отраслей и производств на плечи трудящихся масс.

Коммунистические партии исходят из возможности использования при определённых условиях Н. для ограничения всевластия монополий и улучшения положения трудящихся, для осуществления демократического контроля над национализированными секторами производства и демократизации управления ими. В 50—60-е гг. коммунистические партии капиталистических стран разработали программы реформ, важной составной частью которых стало требование демократической Н. Последовательное осуществление этих программ путём классовой борьбы призвано подорвать власть капитала и создать предпосылки для социалистических преобразований.

Теоретической основой Н. земли при капитализме явилось учение К. Маркса о земельной ренте. При капитализме земельная частная собственность крупных землевладельцев препятствует рациональному ведению хозяйства, отвлекает от производства значительную часть общественного продукта, поступающую им в виде арендной платы, и понижает среднюю норму прибыли. Маркс показал, что в условиях капитализма путём Н. к государству переходит лишь право собственности на землю, т. е. право получать земельную ренту. Хотя от Н. земли при капитализме прежде всего и больше всего выигрывает буржуазия, пролетариат также заинтересован в ней, так как она уничтожает остатки феодализма, ускоряет развитие капитализма в земледелии со всеми присущими ему противоречиями. Н. земли в условиях капитализма ставит задачу укрепления позиций буржуазии и имеет характер буржуазной реформы. Однако буржуазия ни в одной стране не решилась на осуществление Н. земли, поскольку она сама имеет в собственности значительную часть земли и боится всякого на неё покушения.

В. И. Ленин установил, что Н. земли возможна лишь в молодом буржуазном государстве, поскольку с развитием капитализма и особенно в эпоху империализма происходят переплетение и сращивание интересов финансовой буржуазии и крупных землевладельцев. Развивая марксистскую теорию аграрного вопроса, Ленин подчёркивал, что Н. земли в ходе буржуазной революции есть последовательная демократическая мера, окончательно уничтожающая остатки феодальных отношений и создающая широкие возможности для развития производительных сил в сельском хозяйстве. Однако в зависимости от степени развития капитализма в сельском хозяйстве, соотношения классовых сил и наличия определённых традиций частной собственности на землю сроки и формы Н. земли в различных странах могут существенно различаться.

Как часть общего комплекса мероприятий по государственно-монополистическому регулированию экономики осуществляется Н. банков. Она носит частичный характер, не затрагивает основных принципов организации кредитных систем и не влечёт за собой существенных изменений в их политике, структуре, характере связей с др. кредитными учреждениями. В советах директоров и на руководящих постах остаются крупные акционеры, тесно связанные с финансовым капиталом. Национализируются, как правило, только эмиссионные банки; коммерческие банки, за редким исключением, остаются в частном секторе. Так, в Великобритании при национализации Английского банка коммерческие банки не были национализированы. Во Франции, которая имеет наиболее развитый государственный сектор в банковский системе, наряду с Банком Франции были национализированы лишь 4 коммерческих банка из более чем 300.

Н. частных предприятий практиковалась многими государствами ещё в 19 в. Огосударствление отдельных промышленных предприятий осуществлялось в Великобритании, Франции, Бельгии и др. капиталистических государствах в 20—30-х гг. 20 в., проводилось без участия рабочего класса и сопровождалось выкупом государством у буржуазии средств производства. Такая Н., естественно, не затрагивала капиталистических производственных отношений.

Несколько иной характер первоначально носила Н. промышленности в ряде стран Западной Европы после окончания 2-й мировой войны. В сложившейся тогда политической и экономической обстановке важнейшей движущей силой Н. стал рабочий класс. Н. ряда отраслей производства была осуществлена во Франции. Коммунисты, входившие в состав правительства, стремились провести её в интересах трудящихся. Сделан первый шаг по этому пути — национализированы шахты крупнейшего угольного бассейна департаментов Нор и Па-де-Кале. Конфискованы автомобильные заводы Рено, владелец которых в годы оккупации активно сотрудничал с гитлеровцами. Проведена Н. авиамоторных заводов «Гном и Рон». Во Франции были национализированы все крупные предприятия по производству электроэнергии и газа, завершена Н. угольной промышленности. Профсоюзы получили доступ в административные советы национализированных предприятий. Н. сделала возможным улучшение условий труда, частичное повышение заработной платы.

Острая борьба развернулась после войны вокруг Н. промышленности в Австрии. В результате разгрома фашистской Германии здесь происходил подъём рабочего движения. Австрийские рабочие потребовали конфискации собственности военных преступников, Н. промышленности и банков. Проведённая в соответствии с законами хотя и создала довольно обширную государственно-капиталистическую собственность, однако не затронула многих ключевых позиций австрийских монополий и иностранного капитала.

Н. в Великобритании, осуществленная лейбористским правительством охватила угольную, энергетическую и газовую промышленность, предприятия связи, транспорт (ж.-д., почти весь воздушный, частично речной и автомобильный) и часть металлургических предприятий. Владельцы национализированных предприятий получили значительную компенсацию.

В развитых капиталистических странах более всего Н. охвачены ж.-д. и воздушный, в небольшой степени — морской, речной и автомобильный транспорт. Н. транспорта широко распространена в Западной Европе и в Японии, менее — в Северной Америке (США, Канада). Магистральный ж.-д. транспорт везде, кроме США и Канады, принадлежит в основном национальным компаниям (государственным или смешанным). В США все ж.-д. компании — частные, в Канаде примерно половина магистральной сети принадлежит государственной национальной компании, объединяющей ряд железных дорог, построенных государством. В Японии и в некоторых странах Западной Европы в частной собственности находятся лишь железные дороги местного значения. Во всех развитых капиталистических странах (кроме США, где все авиакомпании — частные) большая часть воздушного транспорта сосредоточена в руках крупных национальных компаний (государственных, реже смешанных). Н. слабо затронула морской и речной транспорт, однако внутренние водные пути, речные и морские порты, как правило, принадлежат государству или местным органам власти. Государственные предприятия (национальные компании) грузового автомобильного транспорта существуют в немногих странах развитого капитализма (Великобритания, Нидерланды). Но и там они охватывают лишь небольшую часть парка грузовых автомобилей и перевозок. Значительно шире национализирован автобусный транспорт. Основные автобусные компании в капиталистических странах, кроме США, принадлежат государству или муниципалитетам. Большая часть сети трубопроводов в развитых капиталистических странах принадлежит частным компаниям. В государственной собственности находятся в Западной Европе трубопроводы стратегического значения, обслуживающие базы НАТО.

Национализация в развивающихся странах направлена, как правило, против иностранных монополий и политики неоколониализма. В результате Н. промышленных и др. предприятий создаётся государственный сектор, который играет важную роль в становлении и развитии национальной экономики, в укреплении независимости. Н. в этих странах проводится, как правило, с предоставлением компенсации прежним владельцам. Н. банков даёт возможность молодым государствам создать национальную кредитную систему, освободиться от давления иностранного капитала. В большинстве этих стран после завоевания независимости созданы государственные эмиссионные банки, регулирующие денежное обращение и осуществляющие политику правительства в области кредита. По мере экономического развития в ряде стран национализируются не только иностранные, но и национальные частные банки и др. кредитные учреждения. В ходе проведённых здесь аграрных реформ часть земли перешла в государственный сектор, однако, широкая Н. земли тормозится помещичьим землевладением. Н. транспорта в развивающихся странах — важное средство борьбы против засилья иностранного капитала, которому в прошлом принадлежали основные сооружения и средства транспорта. В этих странах Н. транспорта способствует развитию государственного сектора, завоеванию экономической самостоятельности.

Национализация государственной собственности

В повседневной жизни под собственностью обычно понимают принадлежность тех или иных вещей определенным лицам (группам лиц). Собственность бывает: частная, групповая и общая (государственная). Общая собственность представляет собой совместное достояние, то есть принадлежность тех или иных объектов всему обществу. Эта форма собственности выступает, как правило, в форме государственной собственности. Государственная собственность - форма собственности, при которой государству принадлежат средства и продукты производства.

Термин "Приватизация" в начале 90-х превратился в ключевую экономическую категорию при решении проблем вывода из кризиса экономики посттоталитарных стран. В России были выбраны 3 модели приватизации (номенклатурная, демократическая, малая), при этом 2 из них более популярны в 1992 г., предполагали переход к акционерной форме собственности, при которой в руках государства концентрировалась большая часть акций, а за конкретными государственными структурами (как правило фондами гос. имущества) закреплялась возможность почти бесконтрольного использования этих акций для создания холдингов или продажи их третьи лицом. Все это создавало благоприятные условия для сращивания номенклатуры на уровне предприятий (а она зачастую получала существенные привилегии в приобретении акций) с государственной и финансовой номенклатурой ("номенклатурная приватизация"). В большинстве случаев приватизация оказалась всего лишь формой для создания акционерных обществ, скрывающих корпоративную систему отношений собственности, когда государственный бюджет, банки и администрация предприятий фактически стали безраздельными хозяевами бывшей государственной собственности. Трудовой коллектив если и получал в свои руки определенную долю акций, то они либо являлись "безголосыми" либо прикрывали бесправие трудового коллектива, ибо за формой коллективного владения акциями не скрывалось реального экономического содержания - коллективного присвоения и распоряжения средствами производства. Капитал государственных предприятий не продается, а распределяется искусственным образом по условным, крайне заниженным ценам. Заниженная цена действительно облегчает участие в процессе приватизации для тех, кто в состоянии скупить акции и паи предприятий.

Демократическая приватизация (народная) на практике была осуществлена в незначительных масштабах и лишь фрагментно она предполагала приобретение каждым гражданином определенной доли гос. собственности при помощи ваучера, который создавал равные стартовые возможности в разгосударствлении, приобретении гос. собственности для всех членов общества. Эта модель также предполагала более широкие возможности для приобретения предприятий на аукционах, поддержку частного бизнеса. Однако в процессе ваучеризации в России присвоение бывших гос. средств производства осуществлялось в основном теми, у кого на руках были ликвидные ресурсы (иностранные теневые капиталы, новые коммерческие структуры, бывшие гос. структуры). Итак, перераспределение прав собственности приводит к постепенному сосредоточению мелкого производства в руках частного капитала, в значительной степени представленного не независимыми частными предпринимателями, а банками и другими финансовыми институтами.

Национализация - переход частных предприятий и отраслей экономики в собственность государства. Социалистическая национализация ликвидирует частную собственность на средства производства, создает социалистический уклад в экономике. Может осуществляться различными путями: через безвозмездную экспроприацию, полный или частичный выкуп, а также обобществление мелкой собственности в процессе кооперирования. В 1917-18 гг. государство национализировало крупную промышленность, транспорт, внешнюю торговлю, частные банки; была ликвидирована без всякого выкупа частная собственность на землю. В развитых капиталистических странах национализация проводится главным образом в отраслях, требующих больших капитальных вложений (военная и топливно-энергетическая промышленность, транспорт и др. отрасли). Капиталистическое государство, как правило, выплачивает владельцам национализированных предприятий значительную компенсацию.

Процесс национализации

Понятие «национализация» имеет синоним «огосударствление» и подразумевает под собой преобразование частной собственности в государственную. В разные времена этот процесс имел политическую или экономическую подоплеку – в зависимости от того, в интересах кого проводился. Наиболее ярким его примером выступает национализация в первые годы существования Советского Союза, когда после победы революции рабочие занялись изменениями в стране. Что такое национализация? Для чего она проводится и чем отличается от другого вида передачи собственности – конфискации?

Определение термина «национализация» кроется в его этимологии. Понятие произошло от латинского слова natio, что в переводе означает «народ». Если говорить простыми словами, то национализация – это передача частной собственности народу.

Впервые подобные процессы начали происходить в феодальную эпоху, когда монархия пыталась закрепиться у власти и вела борьбу с отдельными собственниками земли. В современное время национализации предшествует победа социалистической революции над капитализмом, хотя в некоторых случаях она происходит и в капиталистических условиях, но имеет иное название – реприватизация.

Национализация признается правовым государственным инструментом и определяется как отчуждение имущества частных лиц в пользу страны. Ее могут проводить как путем добровольной передачи или реквизии (принудительного изъятия с выплатой стоимости), так и через полную конфискацию или лишение собственности вследствие банкротства.

При социалистической национализации важную роль играет изъятие имущества банков, так как без них нет возможности лишить буржуазный строй его экономического верховенства и распределить продукты в рамках плановой экономики.

Национализация в Советском Союзе проводилась посредством принятии «Декрета о земле», согласно которому была полностью отменена частная собственность на земельные участки, а вся территория страны объявлена общенародным имуществом. В развитых капиталистических странах подобный процесс чаще всего принимает форму государственного монополизма и распространяется преимущественно на стратегические отрасли – военную промышленность, отдельные сферы народного хозяйства.

В современное время национализация проводится только в крайних случаях, поскольку значительно сдерживает привлечение иностранного капитала.

В последние годы ее эффективность существенно снизилась в силу более благоприятной экономической конъюнктуры, но в целом основными причинами передачи собственности государству могут выступать стремление к поддержке требуемого уровня функционирования отдельных рыночных отраслей или попытка вывести из-под контроля иностранного капитала некоторые сферы производства, играющие важную роль в обороноспособности государства.

Иногда национализацию проводят с целью обеспечить экологическую безопасность страны или защитить потребителей от негативного воздействия монополистических объединений. Благодаря национализации государству удается модернизировать изъятые предприятия и тем самым воздействовать на экономику, хотя главная цель данного процесса все же состоит в безопасности и национальных интересах страны.

В общем понимании конфискацией называют принудительное изъятие собственности в качестве меры уголовно-правового характера. Ее осуществляют в стремлении не позволить отдельным лицам обогатиться путем преступлений или для компенсации ущерба, нанесенного преступником потерпевшему. Часто конфискацию называют одной из форм национализации, однако между этими понятиями есть важное отличие. Конфискация выступает санкцией, применяемой к конкретному лицу за правонарушение, и переводит его имущество в собственность государства на безвозмездной основе.

Национализация осуществляется по отношению ко всем владельцам имущества в конкретной отрасли экономики и чаще всего является возмездной, то есть проводится в виде реквизиции.

Национализация отраслей

Рабочий контроль начал стихийно возникать на многих предприятиях сразу после Февральской революции. Сразу же после Октября, уже на II Всероссийском съезде Советов было заявлено, что Советская власть повсеместно установит рабочий контроль над производством. 14 ноября 1917 г. ВЦИК утверждает “Положение о рабочем контроле”. Декрет этот проходил во ВЦИК непросто (24 голоса за, 10 против). Докладчик от профсоюзов требовал: “Нужно оговорить с полной ясностью и категоричностью, чтобы у рабочих каждого предприятия не получалось такого впечатления, что предприятия принадлежат им”.

Рабочий контроль вводился над производством, куплей-продажей продуктов и сырья, хранением их, а также над финансами предприятия. Контроль рабочие осуществляли через свои выборные органы: фабрично-заводские комитеты, советы старост и т.п., причем в них должны были входить представители от служащих и ИТР. В каждом крупном городе, губернии предписывалось создание местного Совета рабочего контроля. По своей структуре вся система органов рабочего контроля повторяла систему Советов.

Владельцы обязаны были предъявлять органам рабочего контроля всю документацию. Виновные в сокрытии документации отвечали по суду. Решения органов рабочего контроля были обязательны для владельцев и могли быть отменены только постановлением высших органов рабочего контроля. Реально, главными задачами рабочего контроля стало пресечение попыток хозяев предприятий свернуть производство, продать предприятие, перевести деньги за границу, уклониться от выполнения нового трудового законодательства. Предприниматели совместно с рабочим контролем несли теперь ответственность за “строжайший порядок, дисциплину и охрану имущества” (то есть, речь шла и о контроле над анархическими настроениями части рабочих).

На деле декрет о рабочем контроле отстал от жизни, процесс шел стихийно, по-разному на разных предприятиях (были случаи, когда рабочие, выгнав предпринимателей и не справившись с управлением, просили их вернуться обратно). Сама идея рабочего контроля на отдельном предприятии отвечала скорее принципам синдикализма, чем социализма, который предполагал планомерную организацию производства в обществе в целом.

Хотя декрет не оказал заметного влияния на реальную жизнь, позднее он широко использовался для обоснования актов о национализации предприятий (“вследствие отказа подчиняться рабочему контролю”).

В целом, и причины, и ход национализации промышленных предприятий после Октября 1917 г. в официальной советской истории искажены. Они представлены как закономерный, вытекающий из теории марксизма процесс. На деле этот шаг Советского государства был сделан вопреки намерениям правительства и совершенно вопреки теории, которая предполагала прохождение довольно длительного этапа государственного капитализма. Даже представление о рабочем контроле буквально накануне Октября предполагало образование совместного совещания предпринимателей и рабочих. Показателен и тот факт, что до марта 1918 г. Госбанк выдал очень крупные средства в виде ссуд частным предприятиям. Взяв власть при полном распаде и саботаже госаппарата, Советское правительство и помыслить не могло взвалить на себя функцию управления всей промышленностью.

Эта проблема имела и важное международное измерение. Основной капитал главных отраслей промышленности принадлежал иностранным банкам. В горной, горнозаводской и металлообрабатывающей промышленности 52% капитала было иностранным, в паровозостроении – 100%, в электрических и электротехнических компаниях 90%, все имеющиеся в России 20 трамвайных компаний принадлежали немцам и бельгийцам, и т.д. Никакие теории не могли предсказать последствий национализации такого капитала – в истории не было опыта.

Конечно, в собственность нового государства автоматически перешли все казенные железные дороги и предприятия. В январе 1918 г. был национализирован морской и речной флот. В апреле 1918 г. национализируется внешняя торговля. Это были сравнительно простые меры, для управления и контроля в этих отраслях имелись ведомства и традиции.

В промышленности события пошли не так, как задумывалось – начался процесс двух типов – “стихийная” и “карательная” национализация. Английский историк Э.Карр создал грандиозный труд – “Историю Советской России” (до 1929 г.) в 14 томах с дотошным изучением документов. Он пишет о первых месяцах после Октября: “Большевиков ожидал на заводах тот же обескураживающий опыт, что и с землей. Развитие революции принесло с собой не только стихийный захват земель крестьянами, но и стихийный захват промышленных предприятий рабочими. В промышленности, как и в сельском хозяйстве, революционная партия, а позднее и революционное правительство оказались захвачены ходом событий, которые во многих отношениях смущали и обременяли их, но, поскольку они [эти события] представляли главную движущую силу революции, они не могли уклониться от того, чтобы оказать им поддержку”.

Процессы, происходящие во время крупных социальных сдвигов, редко следуют теоретическим доктринам и планам политиков. Больше пользы бывает от тех политиков, которые понимают суть этих процессов и “подправляют” их в моменты выбора, в ситуации нестабильного равновесия, когда с небольшими силами можно толкнуть события в тот или иной коридор. Что же касается национализации, то это было именно глубинное движение, своими корнями уходившее в “архаический крестьянский коммунизм” и тесно связанное с движением за национализацию земли. Вообще, в этом движении не было ничего необычного. Дж.Кейнс в очерке “Россия” (1922) писал: “В природе революций, войн и голода уничтожать закрепленные законом имущественные права и частную собственность отдельных индивидов”.

Требуя национализации, обращаясь в Совет, в профсоюз или в правительство, рабочие стремились прежде всего сохранить производство (в 70% случаев эти решения принимались собраниями рабочих потому, что предприниматели не закупили сырье и перестали выплачивать зарплату, а то и покинули предприятие). Вот первый известный документ – просьба о национализации фирмы “Копи Кузбасса” – резолюция Кольчугинского совета рабочих депутатов 10 января 1918 г.:

“Находя, что акционерное общество Копикуз ведет к полному развалу Кольчугинский рудник, мы считаем потому, что единственным выходом из создавшегося кризиса является передача Копикуза в руки государства, и тогда рабочие Кольчугинского рудника смогут выйти из критического положения и взять под контроль данные предприятия”.

Вот другое, также одно из первых, требование о национализации, письмо фабкома петроградской фабрики “Пекарь” в Центральный совет фабзавкомов (18 февраля 1918 г.):

“Фабричный комитет фабрики “Пекарь” доводит до вашего сведения как демократический хозяйственный орган в том, что рабочие упомянутой фабрики на общем собрании совместно с представителями местной продовольственной управы 28 января 1918 г. решили взять фабрику в свои руки, т.е. удалить частного предпринимателя по следующим причинам: легче провести концентрацию хлебопечения, правильнее можно сделать учет хлеба, также администрация тормозила работу, и были случаи, что подготовляла голодный бунт в нашем подрайоне, а также неоднократно заявляла о расчете рабочих, якобы нет средств платить, а по нашему подсчету выходит, что мы на остаток можем дать кусок хлеба безработным, а не увеличивать количество безработных.

Принимая все это во внимание, рабочие решили взять фабрику в свои руки, о чем считаем долгом довести до вашего сведения, ибо вы должны знать, что делают рабочие по районам.

Просим узнать ваше мнение о нашем поступке”.

Сейчас трудно разграничить случаи “стихийной” национализации от “карательной”, поскольку юридическим поводом в обоих случаях часто был отказ предпринимателя подчиняться требованиям рабочего контроля. Но если говорить не о поводе, а о реальной причине, то она была в том, что ряд владельцев крупных предприятий повели дело к распродаже основного капитала и ликвидации производства. Так, например, был национализирован завод “АМО” (на базе которого вырос ЗИЛ). Его владельцы Рябушинские, получив еще из царской казны на строительство 11 млн. руб., истратили деньги, не построив цехов и не поставив уговоренные 1500 автомобилей. После Февраля хозяева пытались закрыть завод, а после Октября скрылись, поручив дирекции закрыть завод из-за нехватки 5 млн. руб. для завершения проекта. По просьбе завкома Советское правительство выдало эти 5 млн. руб., но дирекция решила истратить их на покрытие долгов и ликвидировать предприятие. В ответ завод АМО был национализирован.

Саботаж крупных предприятий и спекуляция продукцией, заготовленной для обороны, начались еще до Февральской революции. Царское правительство справиться не могло – “теневые” тресты организовали систему сбыта в масштабах страны, внедрили своих агентов на заводы и в государственные учреждения. С весны 1918 г. ВСНХ в случае, если не удавалось договориться с предпринимателями о продолжении производства и поставках продукции, ставил вопрос о национализации. Невыплата зарплаты рабочим за один месяц уже была основанием для постановки вопроса о национализации, а случаи невыплаты за два месяца подряд считались чрезвычайными.

Вначале в казну забирались отдельные предприятия. Это даже теоретически не было никак связано с доктриной марксизма, поскольку не позволяло перейти от стихийного регулирования хозяйства к планомерному. На руководство ВСНХ большее влияние оказывал пример промышленной политики Германии во время войны. В таких случаях декреты о национализации всегда указывали причины, вызвавшие или оправдывающие эту меру. Первыми национализированными отраслями были сахарная промышленность (май 1918 г.) и нефтяная (июнь). Это было связано с почти полной остановкой нефтепромыслов и бурения, брошенных предпринимателями, а также с катастрофическим состоянием сахарной промышленности из-за оккупации Украины немецкими войсками.

В целом, в основу политики ВСНХ была положена ленинская концепция “государственного капитализма”, готовились переговоры с промышленными магнатами о создании крупных трестов с половиной государственного капитала (иногда и с крупным участием американского капитала). Это вызвало резкую критику “слева” как отступление от социализма, своего рода “Брестский мир в экономике”. Примечательно, что к этой критике присоединились левые эсеры и даже меньшевики, которые до этого обвиняли Советское государство в преждевременности социалистической революции. Спор о месте государства в организации промышленности перерос в одну из самых острых дискуссий в партии.

После заключения Брестского мира положение неожиданно и кардинально изменилось. Было снято предложение о “государственном капитализме”, и одновременно отвергнута идея “левых” об автономизации предприятий под рабочим контролем. После ряда совещаний с представителями рабочих и ИТР был взят курс на немедленную планомерную и полную национализацию. Против этого “левые” выдвинули аргумент, который затем был развит в трудах Троцкого и безотказно работал восемь десятилетий: якобы при национализации “ключи от производства остаются в руках капиталистов” (в форме специалистов), а рабочие массы отстраняются от управления. В ответ на это было указано, что восстановление производства стало такой жизненной необходимостью, что ради него надо жертвовать теорией.

Однако был еще один мощный фактор, который не обсуждался так открыто, но заставлял принимать решение срочно. После заключения Брестского мира немецкие компании начали массовую скупку акций главных промышленных предприятий России. На I Всероссийском съезде СНХ 26 мая 1918 г. говорилось, что буржуазия “старается всеми мерами продать свои акции немецким гражданам, старается получить защиту немецкого права путем всяких подделок, всяких фиктивных сделок”. Предъявление к оплате акций германским посольством наносило России лишь финансовый ущерб. Но затем выяснилось, что акции ключевых предприятий накапливались в Германии. В Берлине велись переговоры с германским правительством о компенсации за утраченную в России германскую собственность. В Москву поступили сообщения, что посол Мирбах уже получил инструкции выразить Советскому правительству протест против национализации “германских” предприятий. Возникла угроза утраты всей базы российской промышленности.

На совещании СНК, которое продолжалось всю ночь 28 июня 1918 г., было принято решение о национализации всех важных отраслей промышленности, о чем и был издан декрет. В нем уже не назывались отдельные предприятия и не приводились конкретные причины – речь шла об общем юридическом акте.

При внимательном прочтении этот декрет многое говорит и об историческом моменте, и о реалистичности политики Советского правительства. После риторических заявлений о национализации как средстве “упрочения диктатуры пролетариата и деревенской бедноты” в нем сказано, что до того, как ВСНХ сможет наладить управление производством, национализированные предприятия передаются в безвозмездное арендное пользование прежним владельцам, которые по-прежнему осуществляют финансирование производства и извлекают из него доход. То есть, юридически закрепляя предприятия в собственности РСФСР, декрет не влек никаких практических последствий в экономической сфере. Он лишь в спешном порядке отвел угрозу германского вмешательства в хозяйство России. Вскоре, однако, Советскому правительству, вопреки его долгосрочным намерениям, пришлось сделать и второй шаг – установить реальный контроль над промышленностью. Это заставила сделать гражданская война. 20 ноября 1920 г. были национализированы все промышленные частные предприятия с числом рабочих свыше 5 при наличии механического двигателя или 10 рабочих без оного.

Условия национализации

Под национализацией понимается изъятие имущества, находящегося в частной собственности и передача его в собственность государства. Право любого государства на национализацию частной собственности, в том числе и принадлежащей иностранному физ. лицу и юр. лицам вытекает из такого общепризнанного принципа МП как суверенитет государства. Условия проведения национализации определяются не МП а внутренним правом государства осуществляющего национализацию.

Признаки:

• всякий акт национализации это акт государственной власти;
• это социально экономическая мера общего характера, а не мера наказания;
• может осуществляться в отношении собственности вне зависимости от того кому она принадлежит;
• гос-во определяет должна ли иностранцам выплачиваться компенсация и в каком размере.

В руководстве по регулированию прямых иностранных инвестиций признается право государства на осуществление национализации любой собственности при соблюдении условий:

1. эти меры должны осуществляться для достижения общественно полезной цели;
2. на законных основаниях;
3. без дискриминации;
4. при условии компенсации.

В законе об иностранных инвестициях предусматривается, что в случае национализации иностранному инвестору возмещается стоимость национализированного имущества. Законы о национализации имеют экстерриториальное значение - должны признаваться за пределами государства. При рассмотрении иностранными судами вопросов касающихся национализации имущества применяются законы государства применяющего национализацию. Советско-германский договор 1922 германия признала национализацию проведенную в советской России.

Право собственности на имущество может переходить от одного лица к другому в результате принята специальных государственных актов о национализации или приватизации имущества. Национализация — это изъятие имущества, находящегося в частной собственности, и передача его в собственность государства. В ее результате в собственность государства переходят не отдельные объекты, а целые отрасли экономики. Национализацию как общую меру государства по осуществлению социально-экономических изменений следует отличать экспроприации, как меры по передаче в собственность государства отдельных объектов, и от конфискации, как меры наказания индивидуального порядка. Приватизация - это процесс, обратный национализации, в результате которого происходит передача государственного имущества в частную собственность.

Каждое государство в силу своего суверенитета имеет исключительное право на определение характера и содержания права собственности, установление порядка его приобретения, перехода или утраты. Осуществление государством акта национализации также следует рассматривать в качестве одной из форм проявления его суверенитета. Еще в 1952 г. Генеральная Ассамблея ООН в своей Резолюции № 626 "О праве свободной эксплуатации естественных богатств и ресурсов" подтвердила право народов свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами и свободно их эксплуатировать. В этом документе содержалась прямая рекомендация всем государствам — членам ООН воздерживаться от всякого рода действий, направленных на ограничение суверенных прав любой страны в отношении ее естественных богатств. В то же время в резолюции не были закреплены какие-либо положения, препятствующие государству осуществлять меры по национализации иностранной собственности или самостоятельно определять условия такой национализации.

В 1974 г. в Декларации об установлении нового международного экономического порядка Генеральная Ассамблея ООН еще раз подчеркнула, что для охраны своих ресурсов "каждое государство имеет право осуществлять эффективный контроль над ними... включая право национализации или передачи владения своим гражданам, причем это право является выражением полного неотъемлемого суверенитета этого государства. Ни одно государство не может быть подвергнуто экономическому, политическому или любому другому виду принуждения с целью помешать свободному и полному осуществлению этого неотъемлемого права".

Вопрос о возможности выплаты, формах и размере компенсации, предоставляемой государством иностранцам за национализированную собственность, также относится к его исключительной компетенции. Ни один международный орган, при отсутствии специального соглашения об обратном, не может диктовать такой стране свои условия или правила в этой области. Генеральная Ассамблея ООН, подтверждая этот принцип, приняла специальную Резолюцию о праве освободившихся государств самостоятельно определять формы и размер компенсации.

Международное право, таким образом, признает право любой страны на проведение национализации. Однако государство при этом может оговорить в соответствующих международных соглашениях свое обязательство не осуществлять в отношении иностранных инвесторов меры по принудительному изъятию их капиталовложений, в том числе посредством национализации, или предоставлять им, в случае ее проведения, равноценную компенсацию без необоснованной задержки. Подобные обязательства государства обычно принимают на себя на основе принципа взаимности и закрепляют их в двусторонних международных договорах о защите и поощрении капиталовложений.

Конкретные условия, порядок и сроки проведения национализации в любом государстве определяются его внутренним законодательством. Однако собственность, в отношении которой данной страной осуществляется национализация, может находиться не только на ее территории, но и за границей (имущество филиалов или представительств, созданных юридическими лицами — резидентами в иностранных государствах, зарубежные банковские вклады и т. д.). В связи с этим особую актуальность приобретает проблема экстерриториального действия законов в национализации.

В настоящее время достаточно широкое распространение в доктрине, законодательстве и правоприменительной практике получила точка зрения о том, что законы национализации имеют экстерриториальное действие. Это, означает, что государство, осуществившее национализацию, должно быть признано за границей собственником как имущества, которое находилось в момент ее проведения в пределах его территории, так и имущества, pacполагавшегося в это время за границей.

Признание экстерриториального действия законов о национализации в подавляющем большинстве государств; происходит сегодня в силу использования коллизионной привязки lex rei sitae, которая, как уже подчеркивалось выше, является базовой при определении моментов возникновения и перехода права собственности на имущество. Поэтому в случае возникновения соответствующих споров суды обязаны, по общему правилу, руководствоваться законодательством того государства, где была проведена национализация.

Ситуация, однако, несколько осложняется, когда речь идет об имуществе, находившемся в момент национализации за границей. Судебная практика многих западных государств в данном случае основывается на тезисе о том, что приобретение права собственности на такое имущество также должно осуществляться на основании законов страны его места нахождения, а не права государства, осуществившего национализацию. В соответствии с этим подходом из-под действия законов о национализации изымаются практически все зарубежные финансовые активы и материальные ценности, принадлежавшие национализированным предприятиям.

В российской правовой доктрине на этот счет существует другая точка зрения. В нашей стране практически общепризнанно, что нахождение какой-либо части имущества национализируемого предприятия за границей не имеет юридического значения, так как национализация распространяется на все имущество соответствующего юридического лица. Что же касается правового статуса имущества зарубежных филиалов национализированных предприятий, то он должен устанавливаться на основании их личного закона (lex societatis), в соответствии с которым, как известно, определяются порядок ликвидации юридических лиц и наступающие в связи с этим последствия.

тема

документ Национальная экономика
документ Национальный доход
документ Внешнеэкономический потенциал национальной экономики
документ Защита национальных интересов России
документ Конкурентоспособность национальной экономики




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара
Курс евро
Цифровые валюты
Алименты

Аттестация рабочих мест
Банкротство
Бухгалтерская отчетность
Бухгалтерские изменения
Бюджетный учет
Взыскание задолженности
Выходное пособие

График отпусков
Декретный отпуск
ЕНВД
Изменения для юристов
Кассовые операции
Командировочные расходы
МСФО
Налоги ИП
Налоговые изменения
Начисление заработной платы
ОСНО
Эффективный контракт
Брокеру
Недвижимость



©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты