Управление финансами

документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка


Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » Налоговая система России один из главных элементов виртуальной экономики

Налоговая система России один из главных элементов виртуальной экономики

Налоговая система России один из главных элементов виртуальной экономики

Рассматривая виртуальный характер российской экономики, мы не можем не видеть, что одним из главных факторов все большей ее виртуализации является действующая в стране система налогообложения. Уже с гайдаровских времен налогообложение приобрело чисто фискальный характер. Стимулирующая роль налогов, несмотря на все попытки введения того или иного варианта Налогового кодекса, тех или иных законов и поправок к ним, отсутствует полностью.

Непомерное налоговое бремя является одной из главных причин задавленности производства, отсутствия у него ресурсов для самофинансирования. Российская гильдия финансовых аналитиков провела специальное исследование о влиянии налоговых платежей на финансовое положение предприятий. Результаты получились весьма интересные. Российское среднестатистическое предприятие находится в таком положении, что если взять за 100% сумму средств, остающихся у него после покрытия операционных расходов, то при существующей системе налогообложения с учетом платежей во внебюджетные фонды — по сути это налоги на фонд заработной платы, оно должно выплатить 124%. Это означает, Во-первых, что предприятия не смогут выплатить всех налогов даже если сами этого сильно захотят. Во-вторых, поскольку все налоги выплатить невозможно, сама система налогообложения является причиной возникновения гигантских неплатежей.

Специалисты из ГИФА просчитали и другой вариант — для небольшого числа рентабельных предприятий. Выяснилось, что при рентабельности в 17% на налоги уйдет две трети средств, оставшихся после покрытия операционных расходов. На все остальное: заработную плату, покупку новой техники и технологии, маркетинг, рекламу, выплату дивидендов акционерам, остается всего 1/3.

Все это означает, что проводимая в 1992—1999 гг. налоговая политика является одним из главных рычагов трансформации народного хозяйства из реального в виртуальное.

Но что же делать? Реформаторы-монетаристы все время ссылаются на то, что налоговые платежи не обеспечивают потребностей бюджета. Плановые задания по сбору налогов регулярно не выполняются. В 1998 г., например, собираемость налогов составила всего 68%!

Не будем спорить сейчас о том, так ли уж необходим бездефицитный бюджет и о возможности дефицитного финансирования экономики. Рассмотрим только принципиально иную ситуацию, сложившуюся в России в 1999 г., когда рост налоговых платежей превзошел все ожидания, и впервые за пореформенный период план по сбору налогов был скорректирован в течение года в большую сторону. 

Это привело к качественным изменениям в ситуации со сбором налогов. В марте—декабре 1999 г. темп роста налоговых поступлений в бюджет превысил темп инфляции. Это уже нечто. Здесь есть реальные изменения в бюджетно-налоговом механизме. 

Правда, благоприятное впечатление от роста сбора налогов несколько ухудшается картиной налоговых поступлений в долларовом исчислении. В январе 1998 г. этот показатель составил 2 млрд. дол. К декабрю 1998 г. он сократился почти в 2 раза — до 0,7 млрд. дол. и держался на этом уровне вплоть до марта 1999 г. Однако затем и здесь наступил перелом. В августе 1999 г. сбор налогов в долларовом исчислении возрос до 1,3 млрд. дол., а в ноябре — до 1,5 млрд. дол. — явление отрадное, хотя до уровня января 1998 г. еще далеко.

Еще одно положительное событие — все увеличивающийся рост сбора налогов с мелких и средних плательщиков.

В 1997—1998 г. более половины собираемых налогов приходилось на крупных налогоплательщиков (и прежде всего на крупнейших — несколько десятков предприятий нефтегазовой промышленности, цветной металлургии, транспорта и связи). Состояние бюджета зависело от крайне узкого числа юридических лиц, что не могло не вызывать тревогу.

В начале 1999 г. положение стало постепенно меняться. В I квартале на крупных налогоплательщиков пришлось уже несколько более 40% от общей суммы налоговых поступлений. В июне-августе наблюдалось уже принципиальное изменение ситуации. На крупных налогоплательщиков пришлось уже менее 30% от собранных налогов.

Итак, что же мы видим в 1999 г.? По сути то же самое, что и в прежние годы. Налоговые поступления обеспечиваются в основном за счет НДС, налога на прибыль, акцизов, подоходного налога и налога с оборота. Все те же налоги на реальный сектор, на доходы юридических и физических лиц. Вот только масштабы их резко возросли. А раз увеличились масштабы, то возросло и фискальное бремя на предприятия и население. Это означает, что финансовые ресурсы реального сектора подрываются во все больших масштабах, а платежеспособный спрос населения сокращается. Не случайно в период резкого роста сбора налогов — с конца лета 1999 г. наблюдается замедление темпов роста промышленного производства.





А каковы планы финансовых властей на ближайшее будущее? Предлагается увеличить налог на игорный бизнес в 5 раз, ввести налог на вмененный доход АЗС. Для крупных налогоплательщиков будет введено налоговое планирование, опробованное в 1999 г.

Лоббистам предприятий в Федеральном Собрании удалось, казалось бы, несколько смягчить налоговое бремя. В ноябре Совет Федерации одобрил закон, закрепляющий перечень товаров, облагаемых по льготной 10процентной ставке НДС. Список льготных товаров был расширен, а Правительство ограничивалось в возможностях манипулировать ставками НДС.

Однако Правительство тут же внесло в Федеральное Собрание поправки к Закону об акцизах. В соответствии с ними акцизы на алкоголь должны возрасти на 40%, на табачные изделия — на 100%. Кроме того, предусматривается индексация ставок акцизов на большинство видов подакцизных товаров на 30%.

Фискальное бремя, уменьшенное Федеральным Собранием со стороны НДС, было увеличено Правительством со стороны акцизов. Госдума попыталась воспрепятствовать этому. Тогда Правительство подключило «тяжелую артиллерию» — Президента России. Б. Ельцин заявил, что если Дума не примет поправки к Закону об акцизах, то он наложит вето на Закон о бюджете 2000 г. В итоге Госдума пошла на попятную. Как, впрочем и по Закону об НДС, где под давлением Президента положение о внесении льготного списка должно было вступить в силу лишь с I июля 2000 г., т.е. полгода спустя, чем предусматривалось Думой. Таким образом, исполнительная власть продолжала намеченный еще в период Правительства Е. Гайдара курс на усиление фискального бремени на предприятия.

К началу октября 1999 г. задолженность налогоплательщиков перед федеральным бюджетом превысила 241 млрд. руб. Это в 1,5 раза больше, чем в начале года. Задолженность составляет около 50% бюджетных доходов. Интересная ситуация: с одной стороны, резко растут налоговые сборы, с другой — задолженность по налогам. А объясняется все просто. Чудо в сфере сбора налогов в 1999 г. было вызвано прежде всего быстрым ростом цен на нефть — основной экспортный товар страны, а также повышением ставок налогообложения. Поэтому картина налогового благополучия в 1999 г. — явление поверхностное. Реальный сектор был задавлен налогами как никогда ранее, а задавленность предприятий неминуемо ведет к виртуализации экономики.

Яркое доказательство этому — существование различного рода денежных и безденежных зачетов. В бюджет вместо денег поступают зачеты — самые настоящие виртуальные инструменты. В 1997 г. около 45% налоговых поступлений в федеральный бюджет составили зачеты. Государственный бюджет в явном виде стал принимать виртуальный характер. В 1998 г. было решено отказаться от зачетов. Но куда там. Зачеты, как и неплатежи, стали имманентной формой существования хозяйства России.

Своего апогея они достигли в декабре 1998 г., когда начались массовые взаимозачеты между юридическими лицами и бюджетом.

Однако в январе—феврале 1999 г. объем взаимозачетов снизился почти в 1,5 раза. Вызвано это было начавшимся промышленным подъемом, а также ростом денежной массы в обращении. Платежи, в том числе налоговые, стали во все большей мере поступать в денежной форме. Однако уже в марте 1999 г. экономика среагировала на этот факт девиртуализации.

Дело в том, что платежи между субъектами экономики в денежной форме означают, что и налоговые отчисления в бюджет будут в денежной же форме. Зачеты либо вообще не предполагают налоговых платежей, либо ведут к налогам в зачетной форме.

Все предприятия страны, задавленные налогами, уже приучены к явно преимущественной для них форме платежей в виде зачетов. Вот и стараются они, даже имея денежные средства, при снижении величины зачетов немедленно теми или иными путями восстановить их значение. Именно это и произошло в январе-марте 1999 г.

Между тем в мае к промышленному подъему в импортозаменяющих отраслях добавился резкий рост цен на нефть, а значит, и рост доходов нефтяных компаний. Налоговые поступления в бюджет в денежной форме резко выросли, а взаимозачеты в народном хозяйстве снизились. Но экономика и на этот раз немедленно отреагировала на ее девиртуализацию. Уже в июне 1999 г. объем взаимозачетов резко вырос.

Все это с полной ответственностью показывает, что виртуальные элементы экономики страны неразрывно срослись с реальной экономикой. Хозяйство страны неумолимо воспроизводит свои основные элементы, в том числе и виртуальные.

Налоговая система, включающая в себя зачеты, не только приводит к виртуализации государственных финансов, но и ограничивает поступления в бюджет «живых денег». МНС России объявило о намерении получить порядка 50 млрд. руб. путем взаимозачетов по итогам 1999 г. Это, во-первых, свидетельствует о недополучении налогов в 1999 г. в результате существования зачетов. Во-вторых, зная, что зачеты есть форма резкого уменьшения налоговых платежей, можно считать, что в 1999 г. было недополучено не 50 млрд. руб. налоговых платежей, а в несколько раз больше.

Рассматривая изменения в налоговой системе в 1999 г., интересно проанализировать такие общепринятые в мире характеристики качества налоговой системы, как соотношение налоговых платежей с валовым внутренним продуктом и с денежной массой в обращении. 

И здесь мы видим явное улучшение положения дел в 1999 г. Налоговые платежи по отношению к ВВП приближаются к 28—30%. Это в 1,4 раза больше, чем в 1998 г. По отношению к денежной массе в обращении (агрегат М2) налоговые платежи постоянно снижаются с 1994 г. Если в 1994 г. отношение налоговых платежей к денежной массе превышало 170%, то в 1995 г. — 160%, а в 1998 г. уже опустилось ниже 150%. Но это в 1998 г. — провальном в отношении сбора налогов. Однако снижение отношения налоговых платежей к денежной массе наблюдалось и в 1999 г. — при невиданном до сих пор в России росте налоговых поступлений.

Картина опять возникает вроде бы отрадная. Но все познается в сравнении. Поэтому интересно посмотреть, каковы соотношения налоговых платежей к валовому внутреннему продукту и к денежной массе в других странах. 

Россия, несмотря на исключительно благоприятный налоговый 1999 г., прочно утвердилась на последнем месте в ряду европейских стран по показателю отношения налоговых поступлений к ВВП. В Дании и Швеции налоговые поступления превышают 50% от ВВП. В большинстве других европейских стран налоговые сборы составляют более 40% от ВВП. И только в Германии и Великобритании этот показатель чуть ниже 40%. Но и по отношению к эти странам Россия не добирает почти 40% налогов, если судить по показателю соотношения налогов к ВВП.

Так что не следует обольщаться ростом налоговых платежей в 1999 г. По международным понятиям это не рост, а скорее корректировка положения, сложившегося в предшествующие годы, когда налоговые поступления были на непомерно низком уровне. Да и в настоящее время нам еще очень далеко до среднеевропейского уровня.

Здесь они также впереди других стран, но очень далеко — в 2—2,5 раза позади России. Что же говорить о других странах. США мы опережаем почти в 4,5 раза, Чехию — в 9 раз, Швейцарию — в 19 раз.

Положение просто страшное. Фискальные органы выводят из обращения реального сектора подавляющую часть денежной массы. Вот еще одна весьма немаловажная причина неплатежей и бартера, т.е. виртуализации экономики, возвращения ее к уровню простого товарообмена времен раннего неолита.

По оценкам специалистов, громадная концентрация денежной массы в государственно-бюджетной сфере, крайне неповоротливой и забюрократизированной, значительно снижает скорость обращения денег и эффективность их использования в народном хозяйстве!

Россиянам необходимо четко уяснить: такое положение больше продолжаться не может. Фискальное бремя удушит на корню первые, еще не окрепшие ростки рыночной экономики. Но ведь без налогов жить тоже нельзя. Где же их взять?

Не открою большой тайны, если напомню, что Россия по природным показателям является одной из богатейших стран мира. Однако это то, к чему мы все давно уже привыкли.

А задумывались ли вы над тем, какую выгоду для экономики составляет гигантское протяжение границ России? Скорее всего, нет. Ведь для нас граница — «железный занавес», который нужно всеми силами охранять. В новой политической и экономической обстановке границы из объекта постоянного дотирования средств должны стать важным источником поступлений в бюджет. При организации соответствующей структуры в приграничных районах, в том числе свободных экономических зон, государство только за аренду земли может получить огромные средства, пограничные и таможенные органы — дополнительные источники финансирования по крайней мере своих социальных программ, а регионы — новые рабочие места.

Создание таких зон на границе с Латвией, Эстонией, Финляндией и Норвегией общей площадью примерно 30 тыс. га будет приносить в бюджет ежегодно не менее 500 млн. дол.

Еще большие возможности открываются на востоке. Свободные экономические зоны на границе с Китаем могут достигать до 300 тыс. га. А это почти 800 млн. дол.

А морские границы с Японией, Кореей и Южной Кореей — исключительно выгодная зона беспошлинной торговли. Если она составит хотя бы 50 тыс. га, то поступления в бюджет достигнут 700 млн. дол. в год. Сейчас происходит все наоборот: российским судам запрещен промысел в акватории Курил, а японским браконьерам из-за отсутствия финансовых средств у пограничников дан фактически «зеленый свет».

Камнем преткновения российско-японских отношений являются Курилы. Проведите тендер на сдачу островов в аренду на 10—15 лет без права покупки иностранцами земли в собственность. Это практикуется в Японии, Швейцарии, Хорватии. По истечении указанного срока вся инфраструктура переходит в собственность России. Учитывая огромную привлекательность Курил, прежде всего для японского, китайского, корейского капиталов, доходы от аренды составят ежегодно как минимум 2 млрд. дол.

Перспективы создания свободных экономических зон имеются и на Каспийском море — на границах с Ираном, Азербайджаном, Туркменией. Это еще по крайней мере 100 млн. дол. в год.

Россия, как никакая другая страна, богата внутренними водоемами. В стране около 120 тыс. рек общей протяженностью 2,3 млн. км и около 2 млн. пресных и соленых озер суммарной площадью несколько тысяч квадратных километров. Мизерная их часть используется рыбоведческими хозяйствами. В основном это стихия браконьеров. Если сдать в аренду озера, пруды, затоны, несудоходные участки рек, составляющие более 20% их площади, то это будет приносить в казну 1 млрд. дол. в год.

Колоссальным источником доходов государства может стать продажа земли. Правда, здесь мы из области экономики сразу попадаем в сферу политэкономии и даже чистой политики. Можно ли продавать землю вообще? Является ли она объектом собственности? Но давайте посмотрим на проблему здраво. Садовые и приусадебные участки являются собственностью их владельцев.

И дефакто всегда, даже в годы Советской власти, таковыми являлись. Земля под недвижимостью, находящейся в частной собственности, продается вместе с домом. Почему же нельзя продавать землю под существующими предприятиями или для вновь строящихся? Учитывая цену в городах, пригородных районах, аэропортах и сопряженных с ними землях, государство сможет только в течение года получить до 5 млрд. дол.

Крупномасштабная продажа земли позволит, наконец, возродить ипотеку. Появятся настоящие предметы залога, новые финансовые инструменты.

Продажа земли и развитие ипотеки могут превратить Россию в Эльдорадо для иностранного капитала. Во многих странах в настоящее время имеется избыток свободного капитала. Но он не идет в Россию. А куда его в России можно вложить? В предприятия с физически и морально устаревшим оборудованием или в спекулятивные операции с ценными бумагами без какой-либо гарантии возврата вложений. Продажа земли и развитие ипотеки создадут самую твердую гарантию иностранным инвесторам. Покупка предприятия вместе с земельным участком позволит инвестору провести реконструкцию, расширение, возможно и перепрофилирование производства.

При этом все предлагаемые мероприятия в области купли-продажи земли не касаются основных сельскохозяйственных угодий, месторождений полезных ископаемых, заповедников и т.д.



Важным источником поступлений денег в бюджет может стать легализация доходов. Об этом в последнее время много говорится, но реально ничего не делается. По самым скромным оценкам, россияне имеют за рубежом в форме имущества, земельных участков, депозитов и тому подобного около 40 млрд. дол. Если провести самую простую меру — разрешить легализовать их всего за 3% от декларированной суммы, пускай деньги даже не переводятся в Россию, то бюджет может получить 1,2 млрд. дол.

Еще одной важной статьей поступлений в бюджет является резкое расширение сферы налогообложения имущества. Необходимо срочно ввести прогрессивный налог за излишний метраж жилья и другого недвижимого имущества. По приблизительным оценкам, это даст 1,3 млрд. дол. налоговых поступлений в год.

Аналогичные меры надо предпринять и в отношении загородных дач, коттеджей и прочих фазенд. Необходимо дифференцировать налогообложение летних, облегченных построек и капитальных строений площадью 100 кв. м и более. Это даст 800—900 млн. дол. в год.

А автомобили? Страна нищает, а на улицах все больше мощных иномарок. Прогрессивное налогообложение престижных марок автомобилей будет ежегодно давать казне не менее 500 млн. дол.

Особый вид налогов — налоги на «роскошный» образ жизни. К предметам налогообложения относятся приобретение антикварной мебели, других предметов роскоши, расходы на прислугу, охранника, гувернера и т.п. Сюда же относятся налоги на мраморные полы, использование особых архитектурных форм, колонн, скульптур на земельных участках, бассейнов.

Специальному обложению должны подлежать второй автомобиль, яхты, катера, водные мотоциклы, снегоходы

За счет налогообложения люксового образа жизни можно пополнить бюджет на 1 — 1,5 млрд. дол. в год.

Подсчитав все суммы предлагаемых налоговых поступлений, получим свыше 20 млрд. дол.

Знакомая сумма, не правда ли? Да ведь эта же до боли знакомая, повторяемая каждый день Правительством, Госдумой и СМИ цифра — величина бюджета России. Вот так так. Мы урезаем зарплату учителям и врачам, уменьшаем ассигнования на культуру и науку, а о бюджетном финансировании капитальных вложений и говорить страшно. А деньги лежат под ногами, мы ходим по ним каждый день, не замечая их.

Эти деньги взять легко, гораздо легче, чем искать скрываемые доходы. Домато, яхты, автомобили — не утаить.

Все указанные виды налогов — это налоги на непроизводственное имущество, развлечения, люксовый образ жизни, арендная плата на землю и воду.

Введение этих налогов позволит не только почти удвоить доходы бюджета, но и в действительности реализовать задачу перехода от налогообложения производства к налогообложению потребления, причем потребления высокого уровня — по российским, конечно, меркам.

Ряд предлагаемых налогов: на мраморные покрытия, колонны, антиквариат, прислугу и т.д. — носят временный характер. С нормализацией финансов страны они будут отменены.

Однако большинство налогов будет не только сохранено, но и их величина будет со временем возрастать. Что делать, Россия должна строить цивилизованный рынок, значит, надо учиться жить по хрестоматийным, лучшим, если хотите, его образцам.

Налог  лекарство от гангрены

Умеем ли мы платить налоги? Вопрос совсем не праздный. Ведь послевоенное поколение СССР их по сути никогда не платило. Нам выдавали зарплату за вычетом налогов. Вот и всё (за редким исключением) наше участие в налоговых платежах. То есть участия никакого не было.

И вот, после перехода на рыночные отношения на нас посыпались десятки различных налогов. Как их платить? Кому? Да и стоит ли вообще?

Вспомним знаменитые слова В.И. Ленина: «Учиться, учиться и учиться». И нам есть чему учиться у большевиков. После того как они взяли власть, было введено обязательное 4классное образование. Накануне войны, после успешного завершения этой программы, в России перешли на обязательное 7летнее образование. Именно так, перелистав странички истории, необходимо совершенствовать налоговое законодательство: в начале оно должно быть предельно простым. Граждане должны научиться платить налог. Эта процедура должна пройти по самым понятным бесхитростным правилам и закрепиться в сознании каждого взрослого человека на уровне инстинкта. И только после этого настанет пора усложнить налоговый закон.

Большинство до сих пор не знают внятного и, главное, честного ответа на вопрос: для чего нужны налоги? За более чем 70летний период существования Советской власти мы привыкли к всесилию государства, просто сжились с ролью винтиков плановой системы. А потому неудивительно, что по-прежнему воспринимаем налоги как злонамеренные козни заплечных дел мастеров, готовых вытрясти из человека последнюю копейку для финансирования гигантского государственного аппарата. И только малая часть нового общества осознает, что налог есть главное средство экономической политики.

Не надо стесняться вспоминать классиков, К. Маркса, например, выведшего такую формулу: «В налогах воплощено экономически выраженное существование государства».

Неужели сущностью современного государства является сокращение бюджетного дефицита за счет все растущих налоговых платежей? Неужели целью и задачей российского рынка труда является содержание многочисленных федеральных региональных ведомств?

В развитых странах количество министерств обычно не превышает 15. Даже в бюрократической дореволюционной России их было всего 12. В современной России насчитывается около 70 федеральных министерств и ведомств. Штаты их, по сравнению с зарубежными, чрезвычайно, неимоверно раздуты. В США работает 110 тыс. налоговых инспекторов, производящих неизмеримо большую по количеству и лучшую по качеству работу, чем 180 тыс. их российских коллег и 60 тыс. налоговых полицейских.

Впрочем, надо заметить, что часть работы но сбору налогов в США перенесена на частные структуры. Более 500 тыс. частных налоговых консультантов вычищают балансы и адаптируют их к быстрой обработке. Фирмы «Deloittes», «Price Water House», «Coopers & Lybrand», «Arthur Andersen», KPMG и тысячи других, имеющие международное, национальное и региональное признание, разгружают государственные налоговые структуры, освобождая бюджетные деньги для других целей.

Нам необходимо немедленно, начиная с 2000 г., включать в процесс сбора налогов рыночные механизмы. Одним из таковых должен стать корпус налоговых консультантов. Именно они должны стать посредниками между налогоплательщиком и фискальным ведомством, их отчеты о доходах физических или юридических лиц должны принимать в инспекциях, а не собственноручно написанные налогоплательщиком. Правительство должно принять постановление: начиная с 2000 г. объем приема налоговых деклараций от налоговых консультантов должен составлять 5%, а их ежегодный рост не менее 25%. Иначе уже через пару лет мы захлебнемся в этой рутине, а сдача налогоплательщиком деклараций станет для нас адом.

Вспоминаю поезд «Москва—Хельсинки». Конечная станция России — Бусловская. Поезд из десяти вагонов осматривают 10—15 таможенников и 30—40 пограничников. Первая финская станция. Осмотр проводят два таможенника и два пограничника. Поражает не только разница в количестве осматривающих, но и сами проверяющие. По сравнению с десятками статных молодцев — россиян, финны по внешним данным явно проигрывают. Ведь членами пограничного наряда являются и женщины, и лица с легкой формой инвалидности, способные к ограниченной деятельности — сверке паспортов и проверке наличия виз.

Между прочим, граница между Россией и Финляндией — это граница России с ЕС.

Раздутость штатов у нас повсюду — в министерствах, местных администрациях и различных ведомствах. Нигде в мире нет таких служб, как паспортные столы, БТИ, ОВИР, ГИБДД, иные органы, регистрирующие все и вся, а значит, влияющие на принятие решений. У них всем этим занимаются муниципальные структуры без непосредственного контакта с юридическими и физическими лицами.

В России же все это содержится за счет налогоплательщика. Более 20 млн. человек получают зарплату из бюджета. Какая экономика может такое выдержать?

Вот где резерв для сокращения бюджетных расходов. Пора уже осознать, что содержание столь раздутого аппарата гибельно для экономики.

И никакие компромиссы тут невозможны. Можно развивать либо экономику, либо госаппарат. Обе задачи одновременно не только не выполнимы, но и попросту взаимоисключаемы.

Я не раз задумывался над тем, почему у наших министров по 10—15 заместителей, у начальников департаментов по 6—7, а также многочисленные заместители у губернаторов, мэров городов и т.д. и т.п., которые подчас выполняют роль ассистентов или помощников, а вовсе не заместителей. Что в основе этого явления?

Думаю, не политика и не экономика — это результат социально-психологических травм нашего сознания, которые преследуют нас из глубины истории:

—           неистребим принцип «разделяй и властвуй»:

—           свитность, церемониальность;

—           боязнь принятия решения, желание переложить ответственность на того, кто ниже;

—           милитаризация структуры государственного управления;

—           отсутствие экономической культуры мышления.

Замечательное, грандиозное, по высшему классу организованное в России лицензирование! Лицензирование любой деятельности: от права на торговлю маргарином до права на виртуальный бизнес. Тут мы уже впереди планеты всей. Так все продумано, так закреплено со ссылками на цивилизованный рынок, международное право, традиции! А на самом деле сплошь и рядом — обыкновенное мошенничество, рэкет. Лишь толика от огромного лицензионного пирога достается государству. Функционеры Минэкономики, других ведомств отлично знают, как организовать такое прибыльное дело: несколько рублей казне, а уже за тысячи частные структуры «ненавязчиво» предлагают быстро и квалифицированно решить вопрос получения лицензии на торговлю гвоздями, на импорт пива или экспорт шкур. Как же в таких условиях тотального, экономически необоснованного лицензирования (поборов), забюрократизированной системы регистрации и перерегистрации фирм развивать экономику?

Снижение фискального бремени не только поможет увеличить ресурсы для капиталовложений, но и сыграет важную регулирующую роль. Возьмем НДС. Его уменьшение хотя бы до германского уровня позволит: снизить цены; уменьшить налоги на население (а это и социальный эффект, и рост вкладов в банках, т.е. увеличение ресурсов для кредитования хозяйства); повысить конкурентоспособность отечественной продукции. Дело дошло до того, что наши рынки и магазины заполнены обычными пищевыми продуктами вроде картофеля, яиц, майонеза и прочего заморского происхождения. Им выгодно ввозить их из-за тридевяти земель, а нам не выгодно производить.

Воистину, хуже, больнее оскорбить Россию и ее производителей нельзя.

Таким образом, главной задачей налоговой политики в настоящее время является сокращение фискального бремени за счет оптимизации бюджетных ассигнований на госаппарат, президентские и парламентские структуры, спецслужбы, но никак не за счет снижения мизерных расходов на врачей и учителей.

Сокращение налоговой экзекуции должно начаться немедленно. Тут как никогда к месту выражение: «промедление смерти подобно». НДС для производителей продуктов питания в течение 5 лет должен стабильно стоять на отметке 7%. Этот же налог для промышленности — на отметке 10%. Налог на прибыль необходимо опустить до 23%. Сохранить только выплаты в пенсионный фонд, фонд занятости и подоходный налог. Все другие налоги, которых более десятка, — отменить. Я понимаю, что придется резать по живому. Но от гангрены есть только одно спасение — ампутация.

Только такая налоговая политика способна перевести стрелки нелегального бизнеса на цивилизованный путь развития.

Эксперты различных государственных структур утверждают, что до 50% экономической составляющей России находится в нелегальном секторе. Силовые структуры: МВД, налоговая полиция, прокуратура, Минюст, одним словом, вся совокупная власть не способна противопоставить что-либо грязному бизнесу. И не сможет, пока не решится на снижение налогового бремени.

Еще одна проблема проблем — соблюдение налогового законодательства.

Вспоминаю разговор с группой сотрудников налоговой службы Китая. Меня спросили: «Какое количество налоговых преступлений фиксируется в России?» Еще не понимая коварности вопроса, отвечаю: «К сожалению, не много. В 1996 г. около пяти тысяч, в 1997 г. идем с приростом в 11%. А как у вас?» Китайский коллега отвечает: «В 1995 г. — 111, из которых 64 казнено, в 1996 г. — 59, из которых 42 казнено, в 1997 г. пока — 37...».

Власть в разных странах ищет свои способы защитить себя. Налог — основной ее рычаг! У России может и должен быть свой почерк, своя стилистика. Но давайте начинать. Увы, в этом направлении ничего не сделано и, похоже, даже не планируется. Такое впечатление, что Правительство, словно страус перед опасностью, спрятало голову в песок.

Сегодня необходимо менять пароли: бизнес — да! Чиновник — нет!

Важной особенностью налоговой системы цивилизованного общества является учет профессиональных затрат налогоплательщиков. Инженер, купивший кульман; секретарь, вынужденная в силу особенностей профессии красиво одеваться и использовать дорогую косметику; научный работник, приобретающий компьютер и научную литературу; спортсмен — спортинвентарь, должны иметь юридическое право включать подобные затраты в свои расходы, сокращая налогооблагаемую базу.

Не секрет, что важнейшими элементами функционирования субъектов рынка являются реклама, презентации, официальные приемы и т.д. На Западе производитель продукции массового спроса затрачивает на маркетинг и рекламу 10% от объема продаж, а в некоторых отраслях (парфюмерной, например) — 40%. Заметьте, затрачивает, т.е. включает в свои расходы. У нас же по действующим нормативам фирма, имеющая оборот 60 млн. руб. в год, может потратить на представительские расходы 75 тыс. руб. в год или 6000 руб. в месяц. Но аренда автомобиля в день стоит в Москве 200 у.е. и выше. Обед в московском ресторане стоит как минимум 50 у.е. на человека. В этих условиях, по сути, все представительские расходы фирма вынуждена оплачивать из прибыли.

А командировки? Сегодня это 55 руб. в день. Отправить в командировку представителя фирмы при нынешних ценах не только в Москву, в областной центр невозможно. Реальные затраты Минфин разрешает оплачивать только из прибыли. Выходит, нужно иметь «левую» кассу. Более того, фирма не может потратить деньги на командировку приглашенных специалистов или членов совета директоров, не состоящих в штате. Пожалуйста, приглашайте, но оплачивайте из прибыли. Каким же лукавством необходимо обладать, чтобы говорить всему миру, что налог на прибыль у нас всего 30%.

Зарубежные фирмы (индустриальные, торгово-посреднические, консалтинговые) могут производить большую часть подобных расходов без ограничений. Ограничения существуют только для фирм, зарегистрированных на небольшое число лиц (1—3 человека) и имеющих локальную среду деятельности (лотки, киоски, палатки, небольшие магазины).

Приведем несколько примеров, парадоксальных для россиян, но вошедших в норму у зарубежного налогоплательщика.

Взятка (гонорар) во многих странах она признается налоговыми службами и засчитывается как производственные расходы. Налоговики ее акцептируют (но без уголовного аспекта). Если развитие проекта при помощи такого «гонорара» приводит к росту налоговых поступлений и налогоплательщик может это доказать, то он получит одобрение налоговой службы перевести любую требуемую сумму (до 25% от части увеличения прибыли, — а это может составить и миллионы долларов) в любой оффшорный или обычный банк. Как говорится, «по problem». Налоговый инспектор берет такой проект под особый контроль и, если он развертывается по сценарию предпринимателя, то сумма взятки засчитывается в затраты фирмы.

Нерешенность тысяч мелких аналогичных вопросов является пружиной, загоняющей нашу экономику в нелегальный бизнес.

Наши реформаторы при реструктуризации экономики коснулись только высшей точки выражения реформ — изменения формы собственности.

В то же время было забыто, растеряно, уничтожено и не востребовано все прогрессивное западное, то, что называется государственным механизмом регулирования, но не советского, а рыночного типа. Изменение формы собственности — это конец истории, а начало ее — множество мельчайших процедур, которые необходимо расписать по методологии, которую использовали книжники, церковники, т.е. интеллектуалы своего времени при написании Нового Завета, где каждая житейская мелочь отражена!

За девять лет существования новой России в стране не создан мозговой центр по налаживанию рыночного финансово-экономического механизма. Нет человека либо группы людей, допущенных к власти, которые могли бы собрать из собственного российского опыта, из традиций мировых знаний и практики, из тысячи мельчайших деталей единый государственный механизм, отвечающий требованиям развитого европейского государства. Поэтому один кризис сменяется другим, и их резонансы становятся все более угрожающими для нашего Отечества.

Преобразование экономики — это вовсе не продажа акций «Роснефти» и других компаний. Подобные мероприятия являются лишь спасательным кругом для удержания на плаву в условиях недостатка денег в бюджете (вызванного отсутствием реальных преобразований).

Без коренной перестройки системы налогообложения построить экономический механизм нельзя. Начинать надо именно с этого. Иначе Россию ожидает судьба Советского Союза. Если СССР захлебнулся в финансовых потоках на поддержание военно-стратегического баланса, то Россию захлестнут расходы по содержанию сверх меры раздутой бюджетной сферы и умирающей экономики.

Налогообложение на финансовом рынке

При анализе налоговой системы страны особое внимание необходимо уделить налогообложению на финансовом рынке. Мы уже видели, что действующая в стране система налогообложения способствует виртуализации экономики. Для финансового рынка страны это особенно опасно, поскольку он уже сложился как полностью виртуальный. Дальнейший отрыв его от реального сектора приведет к новой катастрофе, еще более сильной, чем в конце лета — осенью 1998 г.

Между тем действия Правительства в сфере налогообложения направлены именно на дальнейшую виртуализацию финансового рынка. Возьмем политику в области налогообложения депозитов граждан. Правительство долгие годы пыталось ввести налог на проценты с депозитов. Государственная Дума этому сопротивлялась. Тогда, Правительство решило схитрить. С 1997 г. был принят Закон о налогообложении процентов с депозитов, превышающих ставку рефинансирования. Осенью 1997 г. эта ставка снизилась до 21% годовых. И некоторые банки стали изымать из доходов клиентов налоговые платежи. Впрочем, это коснулось крайне небольшого числа кредитных учреждений. В большинстве банков, включая Сбербанк, проценты по депозитам были ниже ставки рефинансирования.

Реформаторы ждали, что ставки рефинансирования и дальше будут снижаться, а соответственно, станут расти налоговые платежи с процентов по депозитам. Но одно дело — то, что считали реформаторы, и совсем другое — реальность. Ставка рефинансирования вместо снижения подскочила до заоблачных высот (вплоть до 150% годовых). Наступивший кризис похоронил задумку реформаторов обчистить население и со стороны их вкладов в банки.

Что оставалось делать Правительству в этой ситуации? При обсуждении проекта бюджета на 1999 г. Правительство вновь попыталось провести Закон о налогообложении процентов по вкладам граждан в банки по ставке 15%. И опять Государственная Дума не позволила сделать этого.

Почему же Правительство столь упорно стремится ввести этот налог? Может быть, он в корне улучшит положение государственного бюджета? Посмотрим, так ли это.

Это если брать абсолютно со всех вкладов банков. Но как же быть пенсионерам, живущим на 400—500 руб. в месяц (провести бы эксперимент — заставить в течение квартала разработчиков налогов на вклады граждан прожить на 400 руб. в месяц). Естественно, Дума не пропустит налогообложение пенсионных вкладов. А подобные вклады составляют 60% от общей суммы рублевых вкладов.

Если их исключить из налогооблагаемой базы, то годовая сумма налогов на депозиты составит 3,6 млрд. руб. Это несколько менее 0,3% от общих доходов консолидированного бюджета.

И стоит из-за этого в течение многих лет ломать копья? Не стоит, если подходить со стороны здравого смысла. И более чем необходимо вводить подобные налоги, если задаться целью дальнейшего разрушения экономики и ограбления ее самых малоимущих слоев.

Ведь при введении налогов и так не слишком пользующихся спросом операций с депозитами деньги неминуемо будут перетекать из банков в наличную валюту. И это при том, что на депозитах находится около 20 млрд. дол., а в кубышках — около 50 млрд.

Попыткам фискалов протащить закон о налоге на проценты по депозитам следует поставить жесткую преграду. Например, принять закон о том, что любые изменения в сфере налогообложения процентов с депозитов граждан в течение 7—10 лет запрещаются.

Лоббисты законопроекта о налогообложении процентов с депозитов граждан должны знать, что его ждет такая же судьба как и Закон о налогообложении покупок иностранной валюты. Вот еще один образчик слабоумия наших фискалов! При неоднократных попытках протащить этот Закон их предупреждали — граждане не будут покупать валюту там, где за это придется платить. Но куда там. Фискальная власть настояла на том, чтобы был принят Закон об обложении покупок наличной валюты сначала по ставке 0,5%, а затем даже по ставке 1%.

Мы видим, что до тех пор, пока данный Закон не действовал, 100% покупок иностранной валюты проходило через обменные пункты. Однако как только Закон о налогообложении покупок наличной СКВ был введен (с 1997 г.), доля обменных пунктов в операциях с наличной валютой стала уменьшаться. Уже в январе 1997 г. около 10% сделок прошло через банковские счета. Техника здесь несложная. Покупатель валюты приходит в банк и открывает сразу два счета — рублевый и валютный. Свои рублевые средства он помещает на рублевый счет, откуда они сразу же переводятся на валютный счет и за символические комиссионные банк немедленно выдает ему валюту.

В октябре 1997 г. через валютные счета проходило уже до 40% покупок наличной валюты. В начале 1998 г. эта доля возросла до 60%, а в июле превысила 70%. То есть более 2/3 покупок наличной валюты уходило из-под налогообложения. После дефолта по ГКООФЗ операции с наличной валютой через банковские счета в связи с кризисом кредитных учреждений существенно уменьшились. Однако с весны 1999 г. тенденция роста покупок иностранной валюты через банковские счета вновь восстановилась.

Все это доказывает никчемность попыток фискальных органов обложить налогами все и вся. Однако им эти примеры на пользу не идут.

Другая ситуация складывается на фондовом рынке.

Масштабы рынка и высокая доходность ценных бумаг свидетельствуют о том, что налогообложение в области ценных бумаг могло бы дать существенные поступления в государственный бюджет. Это подтверждается и быстрым ростом налоговых поступлений в 1997 г. — в период, когда рынок достиг пика своего развития. Так, за 7 месяцев 1997 г. поступления от налога на операции с ценными бумагами выросли на 48% по сравнению с тем же периодом 1996 г. Еще более впечатляет рост налоговых поступлений по месяцам 1997 г. Например, за июль они выросли на 58,2% по сравнению с июнем.

Однако в системе налогообложения на фондовом рынке имеется ряд серьезных просчетов. Прежде всего необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что система налогообложения в области ценных бумаг чрезвычайно усложнена. В настоящее время здесь существует большое число различного рода налоговых платежей.

Юридические лица уплачивают налоги со следующих видов доходов:

—           с дивидендов, полученных по принадлежащим им акциям;

—           с процентов, полученных владельцами государственных ценных бумаг Российской Федерации, ценных бумаг субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления;

—           с положительного сальдо от переоценки стоимости отдельных выпусков госбумаг;

—           с прибыли, полученной в виде разницы между ценой реализации акций и первоначально оплаченной их стоимостью (в случае увеличения номинальной стоимости акций при переоценке основных фондов акционерного общества);

—           с прибыли инвестора паевого инвестиционного фонда, полученной им от реализации своего пая.

Физические лица платят налоги с доходов, полученных в виде дивидендов и процентов с принадлежащих им ценных бумаг.

Помимо столь большого числа налогов на доходы с ценных бумаг существует налог на операции с ними.

Усложняет систему налогообложения ценных бумаг и то, что объектами налогообложения являются более 10 финансовых инструментов (акции, различного рода облигации, векселя, паи). Причем количество налогооблагаемых ценных бумаг все время возрастает. С развитием же рынка ценных бумаг в число налогооблагаемых войдут: финансовые фьючерсы (уже получившие распространение в России), опционы, варранты, конвертируемые облигации, депозитарные расписки, специфические банковские бумаги и т.п.

Более того, разнообразные финансовые инструменты облагаются налогами по различным ставкам. Так, доход в виде процентов, полученных по облигациям, облагается налогом по ставке 15%. Доход в виде дивидендов, полученных физическим лицом, облагается сразу по нескольким ставкам, размер которых увеличивается с ростом дивидендов. Доходы иностранных физических лиц, инвесторов паевого инвестиционного фонда, полученные от реализации паев (не связанные с их деятельностью на территории Российской Федерации), облагаются налогом по ставке 20%. Всего в настоящее время действует 6 ставок налогов в области ценных бумаг.

Помимо значительного числа налогооблагаемых по различным ставкам финансовых инструментов систему налогообложения ценных бумаг усложняет наличие различного рода льгот.

Не подлежат обложению доходы в виде процентов, полученных по государственным ценным бумагам Российской Федерации (ОФЗ, ОГСЗ, ОВВЗ, облигациям субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления), эмитированным до 21 января 1997 г. Эта же льгота распространяется и на некоторые ценные бумаги, выпущенные после указанного срока: облигации российских регионов, прошедшие регистрацию в Минфине и начавшие размещаться до 21 января 1997 г.

Таким образом, современная система налогообложения в области ценных бумаг характеризуется наличием многообразных налоговых платежей, различных ставок налогов, налоговых льгот и т.д. Это затрудняет работу налоговых органов по контролю за плательщиками налогов (тем более, что фондовый рынок в России находится в стадии становления и специалистов по налогообложению операций с ценными бумагами и доходов от них чрезвычайно мало). Сами же плательщики часто затрудняются определить, в каких случаях и по каким ставкам следует платить налоги с отдельных финансовых инструментов. Все это отрицательно сказывается на величине и своевременности налоговых поступлений.

Кроме того, действующая система налогообложения не дает возможности полностью учесть все налоговые поступления от ценных бумаг. Дело в том, что дивиденды, полученные владельцами акций, включаются в их совокупный доход и облагаются в качестве подоходного налога. Выделить эту часть налоговых поступлений с доходов от ценных бумаг чрезвычайно трудно, что не дает возможности правильно оценить эффективность механизма сбора налогов.

Есть ли выход из этого положения, возможность увеличения налоговых поступлений с фондового рынка?

Я вынужден вести расчеты по данным за 1997 г., когда рынок функционировал нормально. Я также уверен, что через несколько лет показатели 1997 г. будут значительно превзойдены. Эта уверенность имеет веские основания. В 1997 г. общая капитализация российских предприятий достигла 150 млрд. дол. Капитализация же, например, «Газпрома» выросла с 15—17 млрд. дол. в начале 1997 г. до 32 млрд. дол. в сентябре и более чем 40 млрд. дол. в октябре. Рынок развивался энергично, но охватывал лишь 25% предприятий. С течением времени акции основной массы предприятий также начнут котироваться на рынке. Увеличение объемов капитализации российских предприятий до 300—400 млрд. дол. — задача вполне реальная.

Я также надеюсь на скорейшее восстановление рынка госбумаг. Уже в настоящее время на рынке появились облигации Минфина, предназначенные для нерезидентов, которые после погашения этих бумаг смогут конвертировать полученные рубли в СКВ (первый выпуск этих облигаций в 2000 г. создал уникальный для России прецедент — он был размещен под отрицательную доходность). На рынке ожидаются краткосрочные бумаги Минфина для покрытия бюджетного дефицита. Но самое главное — это приступить к массовому выпуску ценных бумаг для населения. В этом случае уровень 1997 г. (в рублевом исчислении) может быть перекрыт уже в 2000 г.

Увеличение выпуска ценных бумаг позволит с учетом совершенствования налогообложения существенно пополнить бюджет. В этой связи важное значение имеет восстановление налога на продажи ценных бумаг. Федеральным законом от 18 октября 1995 г. «О налоге на операции с ценными бумагами» вместо налога, взимаемого при заключении купли-продажи ценных бумаг (взимаемого с каждого участника сделки в размере 0,3% от суммы сделки), введен налог на операции с ценными бумагами (взимается в размере 0,8% от номинальной суммы выпуска ценных бумаг).

Между тем за прошедшие годы после выхода данного Закона ситуация на фондовом рынке радикально изменилась.

Если взять показатели 1997 г., то введение налога на продажи по ставкам 0,6—0,8% при купле-продажи акций и 0,05—0,1% при купле-продаже облигаций (наименьшая ставка здесь должна быть установлена на куплю-продажу облигаций для населения) позволило бы привлечь в бюджет около 0,5 млрд. дол.

Санация фондового рынка позволит в 2003—2005 гг. увеличить его масштабы в 2—4 раза по сравнению с 1997 г. Это значит, что рынок будет давать в бюджет только за счет налога на продажи ценных бумаг налоговых поступлений на сумму 1—2 млрд. дол.

Существенным источником пополнения доходов бюджета может стать и сокращение налоговых льгот. Особенно осложняет работу налоговых органов то обстоятельство, что льготы распространяются не только на отдельные виды ценных бумаг (облигации целевого займа 1990 г., выигрышного займа 1992 г., внутреннего валютного займа и т.п.), но и на отдельные их выпуски. Например, ОФЗ и ОГСЗ, выпущенные до 21 января 1997 г., не облагаются налогом на доходы, а выпущенные после этого срока — подлежат налогообложению. Для сокращения налоговых льгот необходимо в первую очередь отказаться от предоставления их по отдельным выпускам (сериям) в рамках одного вида ценной бумаги. Это можно сделать уже начиная с 2000 г.

Для усиления контроля за налогоплательщиками необходимо вводить принципиально новый способ контроля за ними — по косвенным признакам. Такими признаками, в частности, служат финансовые показатели: объемы эмиссии ценных бумаг, сделки на вторичном рынке, обороты, изменение уставного капитала и резервов и т.п. К косвенным признакам относятся рекламные объявления (особенно те, которые завлекают инвесторов сверхприбыльными

условиями вложения денег), количество малых предприятий, которыми оброс данный банк, связь с оффшорными компаниями. На основании этих признаков можно довольно точно устанавливать, все ли операции и платежи отражаются в балансе и финансовых документах.

В целом мероприятия по совершенствованию налогообложения будут способствовать более полному поступлению налоговых платежей в бюджет, позволят сделать их более регулярными, а также дадут возможность эффективнее управлять финансовыми потоками на рынке ценных бумаг.

На пороге третьего тысячелетия экономика России оказалась как корабль без руля и ветрил в бушующем океане.

Главнейший вопрос для всех россиян, для мира вообще опять и опять остается открытым — что такое Россия? Страна, с амбициозной болезненностью восстанавливающая все более химерическую линию поведения сверхдержавы? Или мы видим свою точку опоры в интеграции с Евросоюзом? Может, мы определились и хотим стать участниками создающегося азиатского сообщества с Китаем и другими странами АСЕАН? Или нового возможного дальневосточного блока с Японией, Кореей и присоединившейся к нему Индией? Может, нам по сердцу совершенно фантастический проект нового геополитического образования САР — Сообщества Америки и России? Если к 2015 г. Россия так и не определит свое место в быстро изменяющемся мире, то ее ожидает самый продолжительный политико-экономический кризис за всю тысячелетнюю историю.

Каждый из нас хорошо знает историю России, но никто не может понять, где желает быть Россия будущего! Именно поэтому мы никак не можем найти государственную гармонию — политика и экономика по-прежнему неадекватны друг другу. Нам необходимо осознать национальную политическую цель, чтобы знать, какую модель рыночного хозяйства мы хотим разрабатывать: российскую, американскую, европейскую, китайскую и т.п.? Но, повторюсь, что самым главным все же является определение своего места в новом геополитическом пространстве.

В прогнозах Правительства, в экономической литературе строятся модели развития российской экономики на период до 2015 г. и далее. Однако, к великому огорчению, все эти модели развития строятся с учетом лишь российской действительности без связи с тектоническими переменами, происходящими в мире. В этом повинен прежде всего психологический остаточный синдром былой сверхдержавы.

Что это за перемены? Я уже отмечал, что мировая экономика приобретает все более виртуальный характер — виртуальные банки, магазины, библиотеки, биржи — все это уже действительность дня. Этому посвящена настоящая книга. Сейчас мне хотелось бы обратить ваше внимание на другие глобальные перемены в экономике, являющиеся в значительной мере следствием, продолжением ее виртуализации.

На мировом экономическом пространстве все явственнее проступают очертания 3—4 экономических зон, каждая из которых включает в себя десятки государств. Это неизбежный эволюционный результат усиления международной экономической интеграции. Уже десятки лет существуют гигантские транснациональные экономические и финансовые структуры, но лишь в последнее время в связи с революционными изменениями в телекоммуникационных технологиях образование экономических интеграционных конгломератов стало насущной проблемой выживания и развития.

Новейшие телекоммуникационные системы привели не только к качественным изменениям в движении финансовых и реальных инвестиций, товаропотоков, в управлении производством, но и в не меньшей степени к интернационализации практически всех сегментов рынка, культуры, образования, домашнего хозяйства, общечеловеческих ценностей и отношений.

Главным результатом интернационализации экономических и социальных отношений явилось образование нескольких супер валют. Сейчас полноценной супер валютой является доллар. Постепенно набирает силу евро. Все явственнее проглядывается и супер валюта стран Юго-Восточной Азии — гонконгский доллар или юань после перехода к его конвертируемости. В рамках рабочей гипотезы можно рассматривать (проецировать) появление еще одной супер валюты — «япро» с зоной ее хождения: — Япония, Россия, Корея, Индия. Впрочем, вероятность появления «япро» очень невелика. Экономический потенциал этих стран огромный, но как найти политический стержень интеграции? Пронизывающая всю нашу политику идеология сверхдержавы — основная помеха вступлению России в такой, пока только воображаемый экономический союз и, собственно, во все другие тоже.

Вторым по значению результатом интернационализации хозяйственных, научных и культурных связей выступает появление нескольких международных языков. Правда, языковые интеграции вокруг английского, французского, испанского, арабского, хинди, русского языков существуют уже давно. Однако сейчас происходит изменение роли международных языков. Ранее они использовались, как правило, в колониальных системах. В настоящее время международные языки образуются в зоне влияния супер валют и обслуживают экономические, культурные, научные связи между отдельными странами — участницами данной зоны.

Таким образом, мы можем наблюдать становление новых супер этносов. Лев Гумилев определил супер этнос как этническую систему, состоящую из нескольких этносов и противопоставляющую себя всем подобным целостностям. Единство супер этноса определяется наличием общей ментальности, идейно-культурной целостности.

Возникающие в настоящее время супер этносы имеют коренное отличие от СССР. Доминирующим признаком советского супер этноса являлась утопическая идеология. Доминирующим признаком вновь образующихся супер этносов выступает единая экономическая ментальность, наиболее концентрированно выраженная в приверженности к определенной супер валюте. Если представить ментальность людей, входящих в эти супер этносы, как иерархию идей, воззрений, представлений о мире, оценок, вкусов, культурных и конфессиональных канонов, способов самовыражения, то на первом месте окажется идея необходимости создания единой валюты, от существования которой зависят все вышеперечисленные постулаты.

Какое же место на новом геополитическом пространстве займет Россия? Войдет ли она в число формирующихся супер этносов, образует ли новый супер этнос, где будет иметь доминирующее значение, или останется вне этих процессов? Тут не следует путать понятия лингвистические и экономические. Россия исконно со времен княжества Московского и Ивана Калиты формировалась как полиэтническое образование, где ведущую роль играл великорусский этнос. Российская Федерация существует сейчас как супер этнос анахронического колониального толка. К сожалению, экономическая отсталость страны в результате псевдореформ не модернизирует этот старый статус супер этноса, а усугубляет дезинтеграционные процессы внутри его, а потому многие признаки супер этноса не только не совершенствуются, но все более утрачиваются.

Рубль как главная составляющая экономической целостности теряет свое значение. Все большую роль на денежном рынке России приобретает доллар США, региональные векселя, другие региональные платежные суррогаты, вытесняющие рубль — основное звено цепи, экономически связывающей Россию.

Все это необходимо учитывать при оценке перспектив России на меняющемся геополитическом пространстве. Сегодня исторически сложившийся российский супер этнос стоит как древнерусский богатырь на развилке дорог, посреди которой лежит камень. На камне написано: налево пойдешь — в долларовую зону попадешь, в долларовый супер этнос, прямо пойдешь — в зону евро попадешь, в европейский супер этнос, направо пойдешь — в зону гонконгского доллара/юаня попадешь, в китайский супер этнос, включающий всю Юго-Восточную Азию.

Из всех этих валют в России пока абсолютно преобладает доллар. И все-таки включение России в долларовый супер этнос пока проблематично. Доминирующая роль доллара в России вызвана не экономическими, а скорее политико-психологическими причинами. Постоянная ориентация наших псевдореформаторов на США, МВФ, МБРР, долларовые кредиты и займы, долларовые резервы Центробанка — а ведь международными резервами являются и евро, и иена, и особенно СДР (специальные права заимствования, другие ликвидные валютные активы) — вот причины сплошной долларизации страны.

Впрочем, в каждом минусе, как правило, скрывается и свой плюс. Нам просто настоятельно необходимо пересмотреть стереотипы прошлого и направить интеллектуальные силы страны на разработку нового суперпроекта: концепцию объединения США, Канады и России. Европейское сообщество создавалось более 40 лет. Накоплен огромный опыт интеграционных связей, адаптирования правовых, финансовых, таможенных, хозяйственных механизмов. Создан и развивается европейский парламентаризм! Европа идет к единому государству, и во второй половине нынешнего столетия оно обязательно состоится. Почему не использовать этот опыт для концептуальных разработок совершенно нового геополитического образования — создания САР (Сообщества Америки и России)? Утопия? Нисколько! Совершенно реальный проект! Он нужен и США, и Канаде, и России! И каждой стране в одинаково высокой степени! У нас единая граница — тоннель и мост через Берингов пролив соединят наши страны (ЕС приступает к строительству тоннеля между Испанией и Марокко. Обсуждается проект тоннеля Италия — Тунис. Рынки Северной Африки станут ближе европейцам) в единое финансовое, сырьевое, технологическое сообщество с населением более 400 млн. человек. Почти столько же, сколько в ЕС. У нас единые политические и экономические цели — противопоставить свою национальную концепцию созданию европейского, китайско-азиатского, арабо-африканского супер этносов! Политико-финансовые перспективы этого проекта настолько грандиозны, что дух захватывает. 30—40 лет назад мало кто верил, что две европейские страны — Франция и Германия, столетиями враждовавшие, смогут когда-то жить в едином государстве. Сейчас это реальность! Но идея единения закладывалась после второй мировой войны.

У доллара появился мощнейший конкурент — евро. А ведь товаро и капиталопотоки между Россией и ЕС превышают торговые и инвестиционные взаимосвязи между Россией и США. Учитывая это, в ближайшие годы следует ожидать постепенного проникновения евро на отечественный рынок. Процесс этот займет многие годы — здесь имеются экономические, финансовые, политические и межнациональные факторы. В ближайшие 10—15 лет следует ожидать, что евро отвоюет у доллара более 30% российского рынка. Вытеснение доллара общеевропейской валютой в современных условиях может показаться не соответствующим экономическим реалиям. За период с момента введения евро и до конца мая 2000 г. курс евро к доллару упал почти на 20%. Это обстоятельство совершенно не смущает финансовые круги Европы в перспективных прогнозах на развитие общеевропейской валюты. Проект введения евро уникален, грандиозен по своим масштабам, чрезвычайно эффективен по финансово-экономическим расчетам и очень сложен в политическо-организационном плане. По сути евро только постепенно выходит на финансовые площадки Европы и всего мира. Наличная европейская валюта начнет вводиться в обращение с января 2002 г. Финансовые эксперты Европы считают, что процесс утверждения и становления евро как полноценного мирового платежного средства займет 5—8 лет. Поэтому ничего удивительного в таком резком падении котировок евро сегодня нет.

Но вот что действительно может вызвать восторг: итоги общемировой эмиссии облигаций за 1999 г. Облигации номинируются в евро лишь второй раз. При этом в 1999 г. на них пришлось около 45% от общего выпуска, а на облигации, номинированные в доллары США, пришлось чуть более 40%. Впервые в истории доллар уступил первое место на рынке заимствований другой валюте. К тому же котировки облигаций, номинированных в евро, растут быстрее котировок облигаций, номинированных в долларах. Первый успех евро в борьбе с долларом налицо! Евро заняло первое место на колоссальном международном рынке облигаций.

В перспективе все возрастающая роль евро в России предопределена. Но наше Отечество — гигантская по своей территории страна. За Уралом начинаются просторы Азии. Этот материк, в том числе и российская его часть, чрезвычайно многообразен. Сибирь, Забайкалье, Приамурье,

Приморье — разные природные, климатические, экономические и исторические области.

Доллар и евро гораздо дальше от азиатской части России, чем иена. Еще в 60х годах начали складываться особые экономические отношения между СССР и Японией. Они от нас импортировали лес, нефтепродукты, уголь, полиметаллы. Мы открывали двери для японской новейшей техники. Впрочем, этот процесс не получил необходимых интеграционных скоростей. Причины общеизвестны — разность политико-экономических систем обеих стран, переориентация Японии на ближневосточную нефть, проблемы Южных Курил, незавершенность политических отношений (отсутствие мирного договора). Сейчас многие из этих проблем сняты, оставшиеся можно решить на взаимовыгодных условиях.

Но в мире произошли серьезные перемены. Японская экономика, стагнировавшая в середине 90х годов, только-только выходит из кризиса.

За это время развивающийся огромными темпами Китай не только смог экономически далеко обойти Японию, но и включить в свой состав Гонконг — один из важнейших финансовых центров мира. В настоящее время китайские предприниматели уже не делают никакого различия между собственно Китаем, Гонконгом, Сингапуром, Тайванем.

Как правило, вновь создаваемые китайские фирмы открывают свои филиалы, отделения и т.п. сразу в четырех указанных государствах. Кроме того, они активно внедряются во все страны АСЕАН. И внедряются не какие-нибудь подпольные торговцы опиумом, а крупнейшие по мировым стандартам фирмы, занятые в сфере новейших технологий. Так, в начале 2000 г. было объявлено о слиянии двух гонконгских фирм — «Cable & Winless» и «Pacific Century Cyber Works» и сингапурской «Singapore Telecommunications». Общий капитал нового предприятия составит примерно 90 млрд. дол., а сфера деятельности — телекоммуникации и предоставление широкого спектра Интернет-услуг.

В самом Китае быстро растут Интернет-компании. Количество пользователей Интернетом в 1999 г. составило там 10 млн. человек (в том числе 5 млн. пользователей деловым Интернетом). По западным оценкам, уже в 2001 г. количество пользователей Интернетом в Китае составит 27—30 млн. человек.

Таким образом, на российском Дальнем Востоке происходит смена ориентиров. Место Японии занимает более могущественный и экономически и политически Китай.

Кроме того, что Китай все более опережает Японию в экономической сфере, у него имеются и другие явные преимущества в отношении развития взаимосвязей с Россией. Во-первых, оба государства — соседи и имеют границу на много тысяч километров, где уже сейчас стихийно складываются прообразы свободных экономических зон. Ежегодно десятки тысяч китайцев посещают в деловых целях Приморье и Даурию.

Во-вторых, Приморье и Приамурская Даурия — это исторически сфера влияния Китая. Почему мы называем южную часть Дальневосточного края Приморьем? Все дело в том, что Дальневосточное Приморье — это исторический топоним. Еще в самом начале VIII в. здесь образовалось крупное и экономически развитое государство Бохайго. Точный перевод этого названия — Приморское государство. Бохайго входило в сферу влияния Китая, имея с ним самые тесные экономические и культурные связи.

В настоящее время Китай стремится восстановить свои исторические взаимосвязи с Приморьем и Даурией. А что же Россия? Дальний Восток отдален от Центральной России на многие тысячи километров. Разница в часовых поясах достигает половины суток. В итоге главный финансовый центр всего Дальнего Востока — Азиатско-Тихоокеанская межбанковская валютная биржа и несколько сравнительно небольших дилерских сетей затруднены во временном режиме работы с ММВБ, РТС и т.д. В результате некоторые торги валютой и ценными бумагами приходится проводить в ночное время.

С Китаем, Гонконгом, Сингапуром наш Дальний Восток находится в более близких часовых поясах, чем с центром России. Вот, пожалуйста, еще один весьма важный фактор сближения Дальневосточного региона со странами АСЕАН.

В настоящее время наблюдается огромный интерес Китая к освоению природных богатств российского Дальнего Востока. Россияне медленно начинают понимать выгодность приграничного положения с Китаем. Надежды, впрочем, наивные, на иностранные инвестиции, которыми живет наша политическая и экономическая элита, на Дальнем Востоке связаны с китайским капиталом. Они в этом регионе более реальные, чем на европейской части России.

Из всего этого можно предположить, что Приморье, Приамурская Даурия, Забайкалье войдут в ближайшем будущем в зону гонконгско-китайской валютной системы. На Азиатско-Тихоокеанской межбанковской валютной бирже начнутся торги новой супер валютой. С большой долей уверенности я могу прогнозировать, что в зону новой азиатской супер валюты войдет и Индия.

А где же окажемся мы — в распрях между несостоявшимися экономическими концепциями, сверхдержавной идеологией и бедствующим в нищете населением? Или займем достойное место в одном из новообразований вокруг одной из 3—4 супер валют? Супер этносов? Вот вопрос вопросов новейшей истории России!

Вот начало начал всех дискуссий о будущем страны, о первом шаге на пути оздоровления нашего политико-экономического климата. Мы сегодня обязаны иметь несколько геополитических проектов не советского, а совершенно нового образца для реализации нашей национальной идеи, нашего российского будущего. Все другое — вторично.

Минфин и Центробанк должны готовить финансовую отечественную инфраструктуру к существованию на нашем рынке поли валютной сферы. Биржевые и межбанковские торги должны быть рассчитаны не на доллары США, а на три супер валюты. Структуру валютных резервов Центробанка лучше было бы изменить. Если в мае 2000 г. почти 100% валютных резервов приходилось на доллары, то в течение ближайших 7 лет структура валютных резервов страны, по моему, будет выглядеть примерно так: 65% — доллары США, 20 — евро, 10 — азиатская супер валюта и 5% — СДР. А уже через 12 лет картина коренным образом будет изменена: 40% займут доллары США, 30 — евро, 20% — азиатская валюта, 10% — СДР.

Необходимо готовиться к изменениям в налично-валютной сфере. Особенно важно информировать население о возможном в самое ближайшее время обесценивании доллара, к широкому хождению европейской и евроазиатской супервалют, к регулярному изменению их паритетов.

Сохранится ли в этих условиях рубль? При поливалютной системе шансы выжить у него в среднесрочной перспективе небольшие, а в дальней перспективе (25 и более лет после возникновения поливалютного мира) их вообще нет! Впрочем, в борьбе супервалют в ближайшие 10 лет рубль может занять выгодное положение как промежуточная валюта. Представители одной супервалюты могут искать в нем союзника против конкурентов.

В ближайшей перспективе отечественный денежный рынок значительно усложнится, претерпит серьезные качественные изменения. Мировые супервалюты будут преобладать в «своих» финансовых поясах, но они получат широкое хождение на всем хозяйственно-финансовом пространстве нашей страны. Денежный рынок России станет не только частью международного денежного рынка, а особой его составляющей. В России рубль и супервалюты будут сосуществовать, т.е. находиться в равноценном положении (рубль у бедных, валюта у богатых). В стране сложится специфическая свободная денежная зона, в которой котировки валют будут оказывать огромное значение на соотношение паритетов супервалют на всем международном рынке.

Финансовые власти России не понимают всего этого. У нас денежная политика имеет два основных значения: умеренная эмиссия, недопущение резких колебаний доллара. Как зубрежка арифметики в первом классе — сложение и вычитание.

Мы должны готовиться к радикально новой ситуации на мировом и внутрироссийском денежном рынках. Интеграционные процессы и прежде всего внешнеторговые и инвестиционные программы должны быть разработаны или скорректированы исходя из главного постулата — в зону каких супервалют войдет Россия, как эти супервалюты будут контактировать с рублем — на период интеграционного процесса специальный валютный договор о взаимной поддержке.

Это тем более важно в связи с тем, что, делая постоянные и безуспешные попытки привлечь иностранный капитал, мы не осознаем, что в России пока нет широкого поля для инвестиций. В рыночной сфере работает не более 15% населения. Остальные заняты в чрезмерно раздутой бюджетной сфере и дезорганизованной псевдореформами, но не потерявшей от них своей сути государственно-административной экономики.

Вхождение России в зоны супервалют безусловно ускорит процесс перехода страны на рыночные методы хозяйствования, усилит специализацию производства, расширит инфраструктуру рынка, поможет иностранным инвесторам ориентироваться на российском рынке.

О, это будет совершенно необыкновенный рынок! Его, как русскую душу, умом (анализом) не понять, в него можно только поверить. Но к сожалению, инвесторы принимают решения не по зову души, а на основе бизнес расчета. А как его рассчитать, если Россия сегодня экономически разобщена. Каждый губернатор вводит свои лицензии, торговые и акцизные марки, без которых ни товар, ни услуги продавать в области невозможно.

Это «регионализм» — отход на столетия назад, к феодальному строю, причем на ранних стадиях его развития. Еще при Алексее Михайловиче в Торговом уставе, принятом в 1653 г., были унифицированы правила торговли и отменены местные поборы с купцов. Составители Новоторгового устава 1667 г. пошли еще дальше. Согласно этому документу ранней эпохи Романовых (закон о внутренней и внешней торговле России) организация торговли и таможенной службы изымалась из ведения воевод (т.е. местных владык). А в нынешнем Отечестве на пороге третьего тысячелетия организация торговли — венец бизнеса — опять отдана на откуп губернаторам (читай — местным владыкам).

Без свободного движения товаров, без ликвидации губернских лицензий, регистраций, сборов и марок единого рынка не будет. Эти марки нужны исключительно для наживы местных чиновников. А какой апофеоз рыночности выдумали «регионалы»?! Унитарные госпредприятия — совершенно новый тип хозяйствования. Они, как правило, под губернатором, со всеми антирыночными преимущественными правами. Их директора — новая прослойка российского и мирового сообщества — чиновничья буржуазия.

К сожалению, изменение геополитической ситуации в мире и наступающие вслед за этим изменения в экономике не учитываются ни исполнительной, ни законодательной властями России. Не учитываются они и политическими деятелями и партиями, стремящимися к власти. В серии многочисленных выборов, прошедших в прошлом 1999 г. — начале 2000 г., ни одна партия, ни один кандидат на ту или иную должность не поставили вопросы грядущих глобальных изменений в финансовой системе страны, даже элементарных проблем становления рыночной среды проживания российского гражданина. Совершенно не поднимаются вопросы создания рыночных рабочих мест, отмены регламентации торговли, чрезмерно абсурдного лицензирования, тотальной бюрократизации экономики и т.п. Опять спрос на фарисеев, дезинформирующих высшее руководство страны. На Лондонском апрельском саммите было открыто заявлено о росте в I квартале российского ВВП на 4,3%. В мая уже говорят о 8%! Действительно ли это так? К сожалению, это подтасовка! По сути воспроизводится дореформенная система отношений в промышленности. Незначительное изменение показателей — это компенсационный рост после колоссального падения производства. Но все это характерно лишь в двух отраслях промышленности — ВПК на фоне Чечни и нефтегазовой на фоне роста мировых цен на энергоносители. Остальные отрасли промышленности, транспорта, сельское хозяйство, сфера услуг по-прежнему находятся в состоянии стагнации.

Ментальность чиновников не меняется, становится все более ухищренной. Для карьеры они готовы на любое фарисейство. Современная Россия — страна быстро развивающегося чиновничества. Мы в этом деле чемпионы! Стал чиновник замминистра, его тянет в министры. Стал министром — всеми путями лезет в вице-премьеры, стал вице-премьером — тянется в премьеры, в президенты России. Творить мало кто умеет, думать о нации — недосуг. Недавний пример: появился новый крупный чиновник, молодой мужчина, хоть и крупный, но присутствует пластика движений, подвижность в глазах. Проходит месяц — пластилин тела превратился в мрамор, еще месяц — в гранит, прошло еще немного времени — в железобетон! В постиндустриальное изваяние! Ни глаз, ни души, ни сердца! Одна должность перемещается между обездоленными соотечественниками. Истинно российский реформатор Петр I поступал по-иному. Он шел снизу, знал проблемы не от своих помощников — был артиллеристом, матросом, корабелом, плотником, торговцем, финансистом. Он и Меншиков являют собой непревзойденный в истории России пример государственных деятелей, управляющих страной снизу, знавших всю подноготную быстро растущей национальной экономики.

Лучшие представители правящего класса России считали своим долгом регулярно появляться на предприятиях, изучать проблемы страны снизу. Составитель Новоторгового устава А. Ордин-Нащекин непосредственно принимал участие в создании первых в России судоверфей, металлообрабатывающих, кожевенных, бумажных и стекольных мануфактур. Другая колоритная фигура — Б. Миних, первый покоритель Крыма и первый победитель турок в открытом поле (сражение у Ставучан), фельдмаршал и кабинет-министр. Он не только руководил, но буквально своими руками строил Ладожский и Обводный каналы, шлюз на реке Тосна, Петербургские мосты и каналы. (А его должность в новом политическом ранжире звучала бы как первый вице премьер России.)

Не всем известно, что Александр II, будучи наследником престола, несколько раз объезжал страну, знакомясь с проблемами местного хозяйствования, изучал специфику промышленных и горных предприятий, ремесел и промыслов. Совсем не случайно при Александре II была совершена грандиозная, подлинная перестройка России.

Вовсе не кабинетным чиновником был С. Витте. Находясь на высших государственных должностях страны, он неоднократно выполнял работу по проектированию и финансированию железных дорог, непосредственному наблюдению за их строительством.

Во все переломные для России времена страна выдвигала выдающихся руководителей, знакомых не только с макроэкономическими проблемами, но прежде всего с реальной хозяйственной жизнью, проблемами деловых людей, промышленников, купцов, ремесленников и т.д.

В настоящее время мы имеем руководителей советского типа, умеющих только отдавать непродуманные директивы и бодро отчитываться перед Правительством. Многие из нашего высшего чиновничества даже не понимают, что в большинстве случаев их директивы в госсекторе просто некому выполнять, а с рыночным хозяйством они вовсе не знакомы, общаются только с крупнейшими ее представителями за кулисами, боясь, из-за отсутствия деловой концепции, быть обвиненным в коррупции. Основные темы разбирательства рыночного сектора — увеличение налогов, усложнение регистраций и лицензирования профессиональной деятельности. Такого постыдного расцвета бюрократизации экономики России другие страны мира еще не ведали! Но ситуация осложняется тем, что униженное достижение возводится в ранг национальных интересов!

Без анти бюрократической революции мы не выстоим! Экономика еще убеждает, что содержать бюрократию она не в состоянии. Но разгул чиновничества набирает силу! Вместо новых рыночных рабочих мест Правительство увеличивает аппарат госслужащих. Бюрократы сели на экономику как баба-яга на метлу. Такой процесс приведет к катастрофе!

Если члены Правительства не пойдут вниз, не отработают по 3—4 недели в году на малых предприятиях, не столкнутся с тысячей проблем, которые сами же ведомства сознательно создают нашим предпринимателям и рядовым гражданам, мы не построим ни демократического общества, ни процветающей страны, ни даже функционирующей экономики. Если мы будем строить новое государство без личного участия в работе субъектов рынка высших руководителей страны — успеха не будет!

На Западе такие примеры искать не нужно, их правители пуповиной связаны с рынком! Там рыночной инфраструктуре — сотни лет.

Наше Правительство как было чисто административным верховным органом, призванным выполнять исключительно командные функции, так им и осталось. Мы живем с вами в обществе, где около 15% составляет инфраструктура рынка, остальное — прежнее, но уже совершенно дезорганизованное командно-административное хозяйство. Главной силой, поддерживающей российскую дикую, трагическую для экономики страны диспропорцию, является Правительство. Мы бессовестно лукавим, когда говорим, что современная Россия — это страна со 150миллионным населением. Увы, это только демографическая цифра, с экономикой она совершенно не корреспондируется. По моим подсчетам, вовлеченных в рыночное хозяйство и обслуживающих эту инфраструктуру около 45 млн. Остальное население некогда великой России (помимо детей и пенсионеров) к моему драматическому беспокойству — «лишние люди». Какая-то магическая тайна! Около 70 млн. человек — две трети нации — силой глупости чиновничества выведены за штат экономики (читай — за штат жизни). Только один Бог знает, как и на что они существуют. За доказательствами моего умозаключения обратитесь к государственному бюджету последних лет!

Главной задачей Правительства, Думы, Федерального Собрания, Президентской администрации должна стать разработка программ по оздоровлению благоприятного инвестиционно-организационного поля в стране для создания новых рыночных рабочих мест.

У нас, как обычно, по черномырдински, все ставится с ног на голову. Нам же необходимо поступать, как того требует логика развития рыночного хозяйства — вначале определяется национальная концепция — где мы, с кем мы, наши стратегические ориентиры. Только таким может быть реальное начало. Все другое — это фарисейство, откровенная глупость! Потом сокращается до 50% штат госслужащих. Лишь затем создаются правовые и налоговые условия развития инвестиционного поля малого бизнеса. Тут финансовые воротилы и генералы от бизнеса нам не нужны — российские (прошу прощения за военную лексику) сержанты и старшины от экономики с помощью своих скромных собственных финансовых ресурсов, сноровки и деловитости в 2—3 года освоят его.

Таких ли уж скромных ресурсов? По данным Центробанка, на руках россиян (данные на апрель 2000 г.) находится более 65 млрд. дол.! Из тех же источников еще более 100 млрд. дол. были вывезены из страны и размещены частично на депозиты в иностранных банках, частично вложены в другие активы. Так что собственные частные резервы России огромны, а Правительство продолжает искать инвесторов за рубежом! Ну мил всем семи российским правительствам иностранный инвестор! Гипноз колдунов и только! Влюбленность в западного инвестора — вроде бы не совсем плохо. Но зачем так открыто игнорировать и унижать собственных предпринимателей!?

Потом перспективная часть малого бизнеса переходит в новое качество — в предприятия среднего бизнеса. Тут и появляется иностранный и российский крупный инвестор — на готовое правовое, финансовое и экономическое поле. С развитой национальной рыночной инфраструктурой. Именно в этот момент начинается инвестиционный бум, лихорадка деловитости и подъема. Других вариантов просто нет! Сама природа экономики их не знает! У нас же еще от перестройки Горбачева — это уже 15 лет назад — до последних майских дней 2000 г. политики и чиновники призывают иностранный капитал прийти в Россию. Советский Рыжков обещал иностранные инвестиции — капитал не пришел, Павлов открыл двери — на поверку никого не оказалось, Гайдар клялся, что иностранный капитал уже в дороге в Россию, — все оказалось пустозвоньем, Черномырдин дал слово, что наступает эпоха инвестиций, — совершенно ничего не произошло, лишь спекулятивный иностранный капитал извратил сознание чиновников и уже который раз подорвал сбережения и государства и населения. Примаков, Степашин, другие сулили и сулят по сегодняшний день иностранные инвестиции. В них они видят панацею оздоровления экономики. Ничего не будет! К гадалкам не ходите! Инвестиций не будет! Нам, русским, деньги некуда вкладывать! А что с финансовыми ресурсами сделает иностранец в России?! Завод, фабрику, гостиницу построит? Для кого? Кто там будет жить — свои пустые, средняя загрузка гостиничного хозяйства Москвы и Петербурга не более 23%. Может, фабрику откроет по пошиву одежды или обуви — свои стоят, нет сбыта. И дело тут не в качестве выпускаемой продукции. Может быть, выгоднее выпускать телевизоры, наладить сборку компьютеров, начать производство мясных консервов, сахара или тракторов, самолетов — все уже было и есть! Российские заводы и фабрики стоят без дела! Загрузка минимальная. У людей нет денег! 70 млн. русских нищенствуют! Бюрократ, власть мешает им войти в рынок, поставили им шлагбаум на пути к выживанию. Что пользы строить новые колбасные заводы, если большая часть наших соотечественников перебивается хлебом и картофелем! Что за резон шить новые костюмы и обувь, если десятки миллионов россиян донашивают приобретенное в советские времена платье, обувь, одежду.

Вообще в этом заигрывании с западными инвесторами очень много порочного, фатального. Каждый из нас вспоминает сотни конференций, проводимых на Западе нашими правителями, где они призывали иностранные промышленные и финансовые круги инвестировать в российскую экономику. Но кто из нас вспомнит хоть один случай, когда наши премьеры, вице-премьеры, министры призывали российский деловой мир к инвестициям? Когда, кто и где проводил публичные дискуссии по проблемам отраслей отечественной экономики и ее финансирования из ресурсов частного российского предпринимательства? Такого у нас еще не было! Парадоксы ментальности! Во всех других странах как раз все наоборот! Как объяснить такую пылкую любовь к иностранному инвестору при беспощадной ненависти к отечественному предпринимательству?

Я легко могу представить ментальность иностранцев — на Западе прожил около 15 лет! Какие выгоды, доводы может предъявить Россия иностранным инвесторам, чтобы они начали работать в реальном секторе? Да и не Правительство должно звать иностранный капитал на российский рынок, капитал прийдет, ворвется, проникнет в замочную скважину, пролезет в игольное ушко сам! Своей неистовой силой! Его манят не обещания правителей, а сам реальный бизнес! Только очистив собственный двор от скверны незнания и бюрократизма, можно иметь реальные надежды.

Изменения в высшем политическом руководстве страны возродили надежды на лучшее экономическое будущее. Но никакое будущее без прошлого не бывает, его не будет без глубокого критического осознания допущенных ошибок. Между тем вновь на виду люди, которые свою вину за провальную экономическую политику списывают на незавершенность реформ, социального противодействия их курса. При этом усиленно навязывается мысль, что катастрофическое падение производства, сверхвысокая инфляция и полная долларизация страны были вызваны главным образом грузом деформаций планово-командной экономики. Основных проблем, с которыми столкнулась отечественная экономика, избежать, дескать, было невозможно. Огромная наша беда пошла по второму-третьему кругу — люди с таким лукавым образом мыслей вновь приглашаются в советники высших должностных лиц страны, играют главную роль в разработке стратегических программ, опять начинают выстраивать экономику на свой лад. Как тут не вспомнить восточную мудрость, которая гласит: будущее не проницаемо для тех, кто стремится сложить свою вину на прошлое!

Мы проиграли третью мировую войну, слава Богу в холодном варианте. Упаси Боже потерять Отечество!

В конце мая СМИ с подачи правительственных кругов стали активно обсуждать тему снижения налогов. Упаси боже сейчас снижать налоги, каждому благому делу свой час. МНС кормит Россию и не мешайте ему заниматься своим профессиональным делом, иначе страна окажется на грани острого бюджетного кризиса! Начало должно быть совершенно другим:   снизить государственные расходы прежде всего за счет сокращения аппарата чиновников и не просто сокращения на 10—15%, а революционного сокращения — на 50%.

Первый шаг для улучшения инвестиционного климата России — это анти бюрократическая революция.

До полной победы над ней не трогайте налоги!

Второй шаг — разбюрократизация экономики. Отмена всех видов лицензий, регистраций, разрешительных записей прежде всего регионального уровня. Здесь должна быть проведена полная либерализация правового поля для всестороннего раскрытия возможностей субъектов хозяйствования.

Третий шаг — идеологический. Необходимо изменить отношение к людям, занимающимся бизнесом. Повсеместно поощрять их, создать специальную государственную программу по защите чести и достоинства деловых людей. Поднять авторитет бизнесменов, владельцев частной собственности, а не чихвостить их на каждом шагу и по любому поводу.

Следующий, четвертый шаг — привести систему бухгалтерской отчетности России в соответствие со стандартами стран с развитой рыночной экономикой.

И только потом пятый шаг — браться за налоги!



тема

документ Виды экономики
документ Глобализация экономики
документ Глобальная экономика
документ Государственная экономика
документ Денежная экономика



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Налог на профессиональный доход с 2019 года
Цены на топливо в 2019 году
Самые высокооплачиваемые профессии в 2019 году
Скачок цен на продукты в 2019 году
Бухгалтерские изменения в 2019 году

Налоговые изменения в 2019 году
Изменения для юристов в 2019 году
Изменения для ИП в 2019 году
Изменения в трудовом законодательстве в 2019 году
Административная ответственность в 2019 году
Алименты в 2019 году
Банкротство в 2019 году
Бизнес-планы 2019 года
Взносы в ПФР в 2019 году
Вид на жительство в 2019 году
Бухгалтерский учет в 2019 году
Выходное пособие в 2019 году
Бухгалтерская отчетность 2019
Государственные закупки 2019
Изменения в 2019 году
Бухгалтерский баланс 2019
Начисление заработной платы
ОСНО
Брокеру
Недвижимость


©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты