Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения
папка Главная » Экономисту » Организационные основы формирования социальной экономики

Организационные основы формирования социальной экономики

Организационные основы формирования социальной экономики

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

  • Основные понятия и проблемы
  • Формирование нового типа хозяйственных руководителей — субъектов социальной экономики
  • Структурирование социальной экономики по уровням хозяйствования
  • Развитие интеграции экономических субъектов
  • Организационное обеспечение структурной перестройки экономики

    Основные понятия и проблемы

    Применяемые в рассматриваемой теме ключевые понятия — организация, технология, экономика, социум — как и производные от них, относятся к разряду родовых. Все они характеризуются возможностью адекватного их использования применительно к самым различным объектам, аспектам их рассмотрения, а также процессам и структурам, в том числе и в отношении друг друга. В данном случае речь идет об эффективном воздействии организационного фактора на развитие технологии, экономики и социума, хотя вполне правомерна постановка вопроса о технологическом обеспечении организационного, экономического и социального развития, об экономическом обеспечении организационного, технологического и социального развития или о социальном обеспечении организационного, технологического и экономического развития.

    То или иное сочетание родовых понятий в рамках проблем социальной экономики определяется путем рассмотрения их в качестве цели и средств ее достижения, т.е. функции и влияющих на нее факторов-аргументов. При этом в соответствии с принципами системного подхода обеспечивается их взаимное обогащение. Тем не менее необходимо отметить особую роль организационного фактора в реализации принципов системного подхода при решении научных, инженерных, производственных, управленческих и социально-трудовых проблем. Как и другие родовые понятия, организация — это специфическая область науки и практической деятельности. Однако особый характер организации заключается в том, что она призвана не только создавать системы в качестве ее продукта, но и обеспечивать их интеграцию с системами, создаваемыми другими областями науки и практической деятельности, в целях их оптимального функционирования.

    В последнее время прочно вошло в отечественную практику понятие менеджмент, которое по смыслу имеет много общего с понятием организация. Не случайно, например, система Тейлора, получившая широкую известность как система организации труда, была названа ее автором «scientific management», т.е. «научный менеджмент». Устроителем регулярных международных конгрессов по проблемам менеджмента являлся Международный совет научной организации (Conseil International d’Organisation Scientifique). По существу менеджмент — это область организаторско-управленческой деятельности, заключающаяся в выработке и реализации решений по обеспечению эффективного функционирования той или иной организации как системы. При этом теория организации призвана служить основой формирования и развития менеджмента как области науки.

    Фундаментальное значение имеет рассмотрение организации не только в пространстве, но и во времени, что означает не только в статике, но и в динамике ее развития под влиянием как эндогенных, так и экзогенных факторов, обусловленных изменениями в технологии, экономике и социальной сфере.

    С учетом изложенного выше можно считать, что функции организационного обеспечения технологического, экономического и социального развития относятся одновременно к сфере организации (создание и интеграция необходимых для этого систем) и к сфере менеджмента (обеспечение их эффективного функционирования). Общим объектом деятельности организаторов и менеджеров являются системы различных уровней как локальные, так и сетевые, что предопределяет необходимость рассмотрения ряда актуальных проблем технологического, экономического и социального развития на базе использования современных форм организационного обеспечения.

    По большому счету роль организаторов социальной экономики прежде всего заключается в том, чтобы на базе анализа складывающейся обстановки в экономике и социальной сфере с учетом возможных конвергенционных решений в области построения социально-экономических систем найти и реализовать оптимальные варианты предотвращения кризисных явлений. Собственно, вопрос может быть поставлен следующим образом: насколько оправдано представление о закономерности и фатальной неизбежности возникновения этих явлений в рамках экономических циклов, нельзя ли на основе выработки антикризисных технологий своевременно выявлять и устранять (или локализовать) вызвавшие их причины.

    Как известно, в экономической литературе господствует представление о циклическом характере развития экономики. При этом считается само собой разумеющимся, что фаза экономического роста, отражающая здоровое состояние экономики, под влиянием внутренних и внешних факторов через определенное время сменяется фазой спада экономической активности, которая при известных обстоятельствах может перерасти в экономический кризис со всеми присущими ему явлениями: крах банков и кредитных учреждений, закрытие предприятий, рост безработицы, обнищание значительной части населения. Осуществлением мер государственного антикризисного регулирования создаются некоторые благоприятные условия для развития предпринимательства, улучшения занятости, поощрения инвестиций в модернизацию и использование производственных мощностей. Однако достигаемая при этом фаза стабилизации производства на минимальном уровне с сохранением высокого уровня безработицы характеризуется вступлением в фазу депрессии, которая может быть весьма продолжительной. Далее наступает фаза оживления, сопровождаемая незначительным повышением уровня производства и некоторым сокращением безработицы, что позволяет по существу непосредственно перейти в фазу экономического роста или подъема.

    Такая последовательность чередования фаз экономического цикла носит общий характер. Конкретная же структура цикла зависит от его продолжительности, которая в свою очередь обусловлена уровнем рассмотрения экономики (хозяйствования) и причинами, вызывающими спад производства.

    В теории экономического цикла выделяются краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные циклы. Первые — продолжительностью 2 года и 4 месяца — предложил Дж. Китчин, вторые — 10 лет — К. Жуглар, третьи — 55 лет — Н.Д. Кондратьев. По мнению известного австрийского ученого И. Шумпетера, в экономической системе проявляется взаимосвязь и взаимозависимость всех трех циклов при описании всех явлений, происходящих в рыночной экономике. Смысл применения той или иной модели цикла состоит не только в изучении экономических процессов, но и в возможности прогнозирования их социальных последствий. Каждому уровню хозяйствования соответствует цикл экономического развития как по содержанию, так и по продолжительности. Можно считать, что микроуровню соответствуют короткие циклы, а макроуровню — большие циклы. Промежуточное положение занимает средний («мезо») уровень, которому соответствуют средние циклы.

    Проблема экономического роста на уровне предприятия решается в основном за счет текущего сбалансирования спроса и предложения в рамках действующей технологии, что характерно при коротком цикле и отражает наибольшую восприимчивость предприятий к изменениям рыночной ситуации. В среднем по продолжительности цикла преобладающее значение имеет переход к принципиально новой технологии, а также освоение рыночных отношений. Большой (Кондратьевский) цикл конъюнктуры отражает фундаментальные изменения всей системы социально-экономических отношений и базируется на формировании новой структурной, организационной, технологической и инвестиционной политики.



    В системе экономических циклов можно отметить следующую закономерность: колебания спроса непосредственно отражаются на положении предприятий и занятых на них работников, но это влияние ослабляется на территориальном или отраслевом уровне, поскольку результаты хорошо и плохо работающих предприятий усредняются, т.е. при формировании макроэкономических показателей проявляется действие эффекта статистического сглаживания. Вместе с тем следует отметить, что никакие циклы не могут рассматриваться с точки зрения фатальной неизбежности спада экономики.

    В условиях политической стабильности и эффективного антициклического регулирования становится возможной ориентация на постоянный экономический рост (имея в виду если не количественный, то качественный). Что касается возможности прогнозирования, то степень ее реальности тем выше, чем короче экономический цикл. Долгосрочное прогнозирование, если оно не связано с технологическими открытиями, скорее относится к области предсказания природных и общественных катаклизмов. Нынешний экономический кризис в России вызван отнюдь не технологическими изменениями, а изменением общественного строя и переходом к рыночной экономике. Опыт стран с развитой рыночной экономикой показывает, что экономические кризисы возникают, как правило, в результате превышения предложения над спросом, т.е. перепроизводства товаров, поскольку, если платежеспособный спрос превышает предложение, то это в условиях рынка стимулирует развитие производства. Характерно при этом, что спад экономической активности происходит на фоне резкого снижения цен на товары, что делает невыгодным их производство.

    Совершенно противоположная картина сложилась в экономике России, как и других странах СНГ, где так называемая шоковая терапия привела к безудержному росту цен, инфляции, безработице, обнищанию значительной части населения. Мировой опыт неопровержимо доказывает иллюзорность достижения устойчивого экономического роста без создания необходимых условий для столь же устойчивого повышения уровня жизни людей, поскольку экономика на любом уровне хозяйствования не может нормально функционировать, если она не обеспечивает социальное развитие и благосостояние населения. Следовательно, построение социальной экономики не только является объективной необходимостью, но и открывает возможность его осуществления на основе формирования нового типа хозяйственных руководителей — организаторов и менеджеров, владеющих современными методами антикризисного регулирования, структурирования социальной экономики, интеграции экономических субъектов в условиях рынка.

    Формирование нового типа хозяйственных руководителей — субъектов социальной экономики

    На фоне преобладающей в переходный период неутешительной информации о тяжелых разрушительных последствиях проведенной массовой приватизации и дезинтеграции (расчленения) крупных хозяйственных структур, как живительные струи воспринимаются публикации в прессе, свидетельствующие о зарождении нового типа руководителя — в роли предпринимателя или работающего по найму директора, способного не только поднять «лежащее» предприятие и решить текущие задачи его функционирования в условиях рынка, но и, проявляя масштабное мышление и ответственность за судьбу предприятия и занятых на нем работников, разработать и осуществить стратегию его экономического и социального развития. Причем для такого руководителя характерно стремление соотносить свою личную роль, как и значение возглавляемого им дела, в оживлении экономики и повышении уровня жизни населения. Поэтому он склонен активно выражать и отстаивать свою точку зрения в отношении проводимых реформ и направлений их дальнейшего развития.

    Вот точка зрения предпринимателя А. Паникина, владеющего швейной фабрикой, материал о беседе с которым помещен в «Российской газете». Паникин, по его собственному признанию, изначально был склонен к предпринимательству. Он начал с создания кооператива «Челнок» из шести швей и двух управленцев, поставил коммерческий киоск в подземном переходе. Через наполненный драматическими эпизодами тернистый путь становления малого предпринимательства в конечном итоге из подпольной мастерской с парой теневиков выросло большое предприятие с двумя тысячами работающих, оснащенное современным оборудованием и выпускающее конкурентоспособную продукцию — более миллиона изделий в год (платья, костюмы, спортивная одежда). И все это — без привлечения государственных средств, льгот, протекции «мохнатой руки». Паникин считает, что живая часть нашей экономики уже стала самодостаточной. Необходимо одно — дать ей возможность выйти из тени. Для этого на первом этапе важно минимизировать налоги с предприятий, обеспечив наполняемость бюджета за счет других источников. Это приведет к притоку капитала в производство, острой конкуренции, повышению оплаты труда. Паникин приходит к выводу об общем кризисе капитализма как системы, когда три-четыре финансовых спекулянта могут враз обрушить экономики стольких стран. На повестке дня XXI века — смена парадигмы развития. Нужна иная система ценностей, отвечающая традициям России, ее духовности, приверженности к равноправию, социальной справедливости.

    О таких важнейших качествах руководителя, как порядочность и инициатива, в период адаптации предприятий к условиям рынка рассказывается в публикации Ю. Василькова. Казанский компрессорный завод за время перестройки был разграблен, разворован. Созданные при нем 20 малых предприятий выкачивали деньги с завода. Бывшее руководство понастроило себе коттеджи, на получало квартир, а завод приходил в упадок. И вот два с половиной года назад пришел новый директор, который одновременно возглавляет связанный с заводом институт «НИИ-турбокомпрессор», — И.Г. Хисамеев (доктор наук, академик, заслуженный деятель науки и техники). Первым делом он убрал всех «прилипал», и завод ожил, зарплата выдается вовремя, цеха обеспечены заказами. Институт стал акционерным обществом, но ни одного малого предприятия не появилось. Вместо этого создали внутри институтскую схему хозрасчета, что позволило сохранить структуру института и резко повысить материальную заинтересованность в успешной работе. То, что произошло с Казанским компрессорным заводом, характерно для многих других предприятий. Но было бы неправильно объяснять это алчностью посредников и сомнительных дельцов, как об этом пишет корреспондент. Дело в том, что расчленение действующего крупного предприятия и создание фиктивных структур всецело зависит от решения его руководства, продиктованного компетентностью, ответственностью и порядочностью. В то же время факты злоупотреблений под флагом развития малого бизнеса не должны повлиять на его привлекательность для тех руководителей, которые по достоинству оценивают его значение. Об этом свидетельствует пример директора Чистопольского часового завода А.П. Лаврентьева, который проявил личную инициативу в получении заказов из многих стран, что позволило не только сохранить экспорт, но и значительно расширить номенклатуру продукции: помимо часов потребителю предлагаются счетчики воды, газа, приборные доски для автомобилей. Всю эту продукцию изготавливают малые предприятия.

    А вот пример руководителя — выпускника МГИМО, специалиста по внешнеэкономической деятельности. Это А. Б. Усманов, который в беседе с корреспондентом «Российской газеты» заявил: «Я — гражданин России и не хочу, чтобы нас считали дураками». Возглавляемая им группа является коллективным владельцем Оскольского электрометаллургического комбината, производящего исключительно высококачественную сталь и изделия из нее. Группа — это совокупность дочерних и аффилированных структур Газпрома и дружественных им компаний (включая британскую фирму «Миддлсекс холдинге»). По мнению Усманова, наши реформаторы сделали огромную ошибку, даже не приняв во внимание многие полезные концепции экономического развития, имея в виду взгляды теоретиков конвергенции и постиндустриального общества по вопросам роли и места государственного регулирования, картельных ценовых соглашений между производителями, транснациональных корпораций, внутриотраслевых и межотраслевых объединений предприятий. Преодолевая ошибки приватизации, которая варварски разодрала единые производственные комплексы, получает развитие новая тенденция — создание вертикально интегрированной компании. Прорабатывается идея соединения возможностей Газпрома и отечественной металлургии в своеобразном супер концерне «Газметалл». (Заметим, однако, что приводимые при этом ссылки на известные зарубежные металлургические концерны вряд ли могут служить основанием для такой идеи).

    В корреспонденции П. Пальчикова из Саратова «Таланты «Тантала» сообщается о том, что председатель совета директоров ОАО «Тантал» А. В. Ляшенко за последние три года сумел не только собрать разрозненные дочерние предприятия акционерного общества в мощный холдинг со строгой вертикалью власти, но и расставить на ключевые участки работы знающих дело людей, талантливых ученых, сохранить уникальных специалистов, А главное — сосредоточить все силы и средства на важнейших направлениях. И результат не заставил себя долго ждать: объемы производства стали расти, а ассортимент пользующейся повышенным спросом продукции — расширяться.

    В настоящее время «Тантал» является современной многопрофильной компанией с развитой энергетической инфраструктурой, высоким интеллектуальным и производственным потенциалом. Он выпускает широкую гамму самой разнообразной продукции — от оборонной до товаров народного потребления. Имеет устойчивые финансово-экономические показатели и в состоянии не только вкладывать деньги в основные производства, но и реализовывать на практике любые, приносящие прибыль идеи, внедрять самые современные технологии. Например, на оборудовании австрийской фирмы «Actual» освоен выпуск четырех видов пластикового многокамерного профиля, используемого для изготовления современных окон, дверей и других строительных конструкций с учетом атмосферных и климатических условий России и длительного срока службы профиля — до 65 лет. Специалисты уже приступили к экспериментальному производству окон, причем контроль качества осуществляют и российская, и австрийская стороны. В производстве в основном используется отечественное сырье. Все оборудование и оснастка по выпуску строительных конструкций будет изготовляться на самом предприятии по созданным своими учеными и практиками опытным образцам, не уступающим иностранным аналогам и даже более прогрессивным, причем на порядок дешевле. Из товаров народного потребления создан портативный электронный измеритель для оперативного определения октанового числа, что в нынешних условиях необходимо каждому автолюбителю, а также усилитель для сотовых радиотелефонов, повышающий их выходную мощность в 4,6 раза, а чувствительность — в три.

    Как отмечается в корреспонденции, в Саратове не так уж много предприятий, сумевших сохранить плавучесть в непредсказуемой и бурной рыночной стихии. Поэтому о каждом известно практически все: кто, как и за счет чего смог выжить в новых экономических условиях. При этом в оценках знатоков есть и неподдельная зависть: нам бы такое опытное руководство, такой трудовой коллектив, такое оборудование, мы бы и еще больших успехов достигли.

    Рассмотренные выше отдельные почерпнутые из текущей прессы сюжеты свидетельствуют о том, что на высоте своих задач оказываются те руководители, которые обладают необходимой теоретической подготовкой и способностью к масштабному мышлению, проявляют инициативу и практические навыки предпринимательской, организаторской и инновационной деятельности, характеризуются высокой степенью ответственности, справедливости и порядочности в отношениях с деловыми партнерами и подчиненными.

    Уместно вспомнить, что более 40 лет назад в связи с осуществленной коренной перестройкой управления промышленностью и строительством Центральное правление научно технического общества машиностроительной промышленности совместно с НИИ труда (директор М.Д. Горшунов, заведующий отделом совершенствования организации управленческого труда — автор этих строк) организовало межзаводскую школу передовых методов управления производством в целях оказания помощи предприятиям и совнархозам в совершенствовании управления производством. В первом наборе школы было 57 слушателей, из них 49 директоров московских машиностроительных заводов (по направлениям Мосгорсовнархоза и Управления металлопромышленности Мосгорисполкома). Занятия были организованы в форме лекций специалистов, докладов самих слушателей и практического ознакомления слушателей с передовым опытом в управлении производством непосредственно на предприятиях, выставках, в научно-исследовательских институтах и лабораториях. К каждому слушателю был прикреплен консультант-специалист, оказывавший ему помощь в проведении самостоятельной работы по избранной им теме в условиях предприятия, на котором он работает. Для разработки и внедрения мероприятий на заводах были созданы комплексные творческие бригады, возглавляемые слушателями школы. Среди тем самостоятельных работ слушателей: специализация цехов и участков, совершенствование структуры управления, бесцеховое управление на средних и мелких заводах, объединение мелких предприятий, укрупнение отделов и служб и др. Результаты выполненных работ докладывались слушателями на заседании Мосгорсовнархоза с вручением им соответствующего свидетельства. Этот опыт далекого прошлого наводит на мысль о полезности возрождения подобной деятельности при поддержке заинтересованных региональных и отраслевых структур, разумеется, на качественно новой основе.

    Успешная деятельность предприятий в условиях рыночной экономики объективно зависит от эффективного функционирования органов регионального управления по созданию благоприятной экокомической среды. Поэтому проблема формирования нового типа хозяйственных руководителей актуальна не только на уровне предприятий и корпораций, но и на уровне территориальных образований. Об этом, например, можно судить по относительно высокому уровню социально-экономического развития Липецкой области, о чем сообщалось в печати («Известия»). Заместитель главы администрации области по экономике и финансам С. Доровский рассказал о том, что в имеющейся программе четко определены региональные интересы и сформулированы социальные, экономические приоритеты. По существу это план работы администрации области по восстановлению и развитию промышленного потенциала области, повышению благосостояния липчан. Несмотря на кризис объем промышленного производства по сравнению с предыдущим увеличился на 10%, а за первое полугодие к соответствующему периоду прошлого года он увеличился уже на 20,4%. Число убыточных предприятий с половины сократилось до 37%. После трех лет простоя снова заработал металлургический завод «Свободный Сокол». Пущены две домны. Растут объемы производства. Восстановлен трудовой коллектив. Сегодня уже трудятся около трех тысяч человек. Продукция завода — трубы из высокопрочного чугуна с шаровидным графитом — не уступает по качеству зарубежным аналогам, конкурирует с ними и по качеству, и по цене. На тракторном заводе проведена реструктуризация производства. Администрация помогла с привлечением средств и с наполнением портфеля заказов. В прошлом году ЛТЗ произвел уже около 3,5 тысячи тракторов, увеличив объем сразу в 2,6 раза. Для выпуска новых пропашных тракторов на базе ЛТЗ создано совместное с финскими партнерами предприятие «ВаЛТЗ». Заканчивается подготовка к производству свеклоуборочных комбайнов.

    Администрация области активно работает с предприятиями, помогая в финансовом оздоровлении или вводя внешнее управление. Бывает, что для более эффективного управления областная администрация выкупает имущество обанкротившихся предприятий в свою собственность. В счет погашения долгов в областной бюджет, к примеру, взяли корпус цеха товаров народного потребления ОАО «Липецкий станкозавод». Наладили там выпуск инвалидных колясок. Успешно работает и Пушкинский спирт завод, выкупленный также в собственность обладминистрации.

    Для вывода из прорыва предприятий легкой промышленности нашли возможность дать им налоговые льготы и скидки на тарифы по энергоресурсам. Помогли с поиском инвесторов, в организации демонстрационных выставок, а также ярмарок. Кое-где не без вмешательства администрации сменились руководители. В результате легкая промышленность в прошлом году реализовала товаров почти в два раза больше, чем в предыдущем. В первом полугодии снова рост на 53% изготовляемого ассортимента мужской и женской одежды, причем по самым последним моделям и из отличных тканей.

    Источником финансирования мероприятий для поддержки предприятий является областной бюджет, который составил в прошлом году около 5 млрд., руб., причем впервые за последние годы доходы превысили расходы на 140 млн. руб. Много внимания уделяется привлечению иностранных инвестиций в оздоровление экономики области: проведены четыре международные конференции «Липецкая область: развитие через инвестиции»; в Интернете размещены инвестиционные проекты. Но за два прошедших года оказалось возможным привлечь в экономику региона инвестиций на сумму лишь 48 млн. долларов, что значительно ниже реальных возможностей региона. Тем не менее благодаря этим средствам реализован ряд проектов в сельском хозяйстве, пищевой и перерабатывающей промышленности. Только за последний год образовано 11 совместных предприятий, а всего их — 114; они создали более семи тысяч рабочих мест.

    В решении социальных проблем также отмечаются определенные достижения: уровень безработицы в области — один из самых низких в стране — 0,7%; реальные денежные доходы выросли на 12% и составляют 1660 рублей на человека; бюджетники своевременно два раза в месяц получают зарплату; выплачиваются в срок пенсии; полностью погашена задолженность по детским пособиям; оказывается адресная помощь малоимущим; газифицируются квартиры; прокладываются дороги с твердым покрытием; индивидуальные застройщики подняли в прошлом году 105 тысяч кв.м, жилья.

    На фоне позитивной деятельности администрации совместно с предприятиями, направленной на социально-экономическое развитие области, диссонансом выглядит позиция Новолипецкого металлургического комбината — одного из крупнейших предприятий отрасли, управление которым после перехода государственного пакета акций в руки частных лиц, подчинено подчас не интересам дела, а дает волю амбициям. До абсурда дело доходит. Завод «Свободный Сокол» кокс везет с Алтая, хотя на НЛМК свое производство коксующегося угля, но руководство комбината отказывается от сотрудничества с заводом. В то же время оно готово передать на содержание городской казны социально-бытовые объекты, коммунальное хозяйство, практически свернуть строительство жилья для своих работников. Отмечается, что и зарплата на НЛМК не самая высокая среди родственных предприятий. Все это не позволяет наладить нормальные деловые взаимоотношения между администрацией области и этим крупнейшим предприятием.

    В целом же можно сделать вывод, что определенные успехи в социально-экономическом развитии Липецкой области стали возможными благодаря плодотворной деятельности администрации области и ее руководителей, которые проявляют особые качества, необходимые для формирования нового типа хозяйственных руководителей региона. Речь идет о таких профессионально-квалификационных требованиях, как высшее экономическое или управленческое образование (базовое или дополнительное), опыт работы на руководящих должностях по управлению предприятием или организацией, умение разработать стратегию, основные направления и программу социально-экономического развития региона, обеспечить совместную работу администрации региона с предприятиями и организациями по решению соответствующих задач на основе принципов взаимной поддержки и помощи.

    Формирование хозяйственных руководителей нового типа на предприятиях и в регионах системно обусловлено деятельностью государственного аппарата, его кадрового обеспечения. Действующий Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования по специальности «Государственное и муниципальное управление» ориентирует специалиста на готовность к следующим видам деятельности: управленческой, организаторской, экономической, планово-финансовой, маркетинговой, информационно-аналитической, проектно-исследовательской, диагностической, инновационной и методической. По мнению проф. Г.Р. Латфуллина, в этом стандарте неправомерно смещены акценты в сторону подготовки специалистов по бизнес-управлению, вследствие чего будущие чиновники получают недостаточный объем знаний, умений, навыков для решения таких задач, как регулирование социальных процессов, административное управление, бюджетное администрирование, учет национальных и религиозных особенностей в быстро меняющейся внутренней и внешней среде, в которых будет работать конкретный чиновник. Не удовлетворяет уровень правовой подготовки, знаний в области социальной самоорганизации, самоуправления, мировоззрения, нравственности, духовности. Стандарт должен предусматривать развитие государственного служащего как личности со стратегическим государственным мышлением. Поскольку сегодня более 90% государственных служащих никакого специального образования по указанной специальности не имеют, следует расширить возможности системы повышения квалификации и переподготовки, обеспечив доступ к государственной службе лиц с другим базовым образованием.

    Тенденция к подготовке государственных служащих как управляющих бизнесом нашла отражение в дискуссиях по поводу реформы государственного аппарата («Известия», статья А. Колесникова «Конвертируемая номенклатура»). По мнению одного из авторов реформы Л. Якобсона, «Необходимо в государственном аппарате, на государственной службе реализовать современные менеджериальные подходы, направленные на эффективность, на активную инновационную работу. Главное даже не то, будет ли чиновник после реформы продолжать получать взятки. Надо добиться нацеленности на результат вместо «кормления», тогда и взяточничество наверняка перестанет быть образом жизни». И далее: «Мы не случайно настаиваем на повышении зарплаты высшим чиновникам, принимающим решения. Результаты их деятельности объективно оценивать трудно. А вот в отношении тех, кто под ними, работают иные принципы: сделали больше меньшим числом — на каждого пришлось больше денег. И здесь уже можно оценивать труд по формальным критериям». Но тогда речь уже идет не о «менеджериальном труде», а о труде технических исполнителей, который в условиях компьютеризации и телекоммуникации процессов управления теряет свое значение в традиционном понимании и заменяется трудом специалистов, который нельзя измерить по формальным критериям. Поэтому реальный путь выявления и устранения штатных излишеств заключается в проведении функционально-трудового анализа работников аппарата, разработке укрупненных нормативов их численности по функциям управления, определении должностных обязанностей и ответственности каждого работника исходя из его индивидуального трудового и творческого потенциала.

    Структурирование социальной экономики по уровням хозяйствования

    Системный подход к организационному обеспечению социальной экономики предполагает решение задачи ее структурирования по вертикали (т.е. разграничения и интеграции функций между уровнями хозяйствования) и по горизонтали — между экономическими субъектами (производителей и потребителей) на каждом уровне хозяйствования. Прежде всего речь идет о принципиальном изменении статуса и организационных форм предприятий с различными формами собственности как первичных звеньев рыночной экономики в рамках самоуправляемых фирм, корпораций, территорий, что обуславливает реальную возможность их эффективного функционирования на основе системного взаимодействия субъектов микро, мезо и макроуровня, т.е. по вертикали.

    При этом необходимо добиться, чтобы отношения между представителями этих субъектов складывались на принципах социального и делового партнерства. Основным камнем преткновения является сложившееся в теории и практике очевидное отсутствие общих интересов у субъектов микро и макроэкономики. Если первые, по нынешним понятиям, олицетворяют так называемую реальную или физическую экономику, т.е. сферу производства конкурентоспособной продукции, пользующейся потребительским спросом на внутреннем и внешнем рынках, то вторые — отражают виртуальную экономику, т.е. сферу статистики, анализа и прогнозирования макроэкономических показателей, дающих весьма приближенное, усредненное (а часто и искаженное) представление о реальных процессах в экономике и ее секторах. Поэтому и возникает необходимость выделения мезоуровня экономики, посредством которого может быть достигнуто соединение интересов товаропроизводителей с интересами экономического и социального развития регионов, а для наиболее крупных товаропроизводителей по их влиянию на макропоказатели — с интересами Федерации.

    Наиболее динамичным фактором экономического роста являются технологии, опирающиеся на научные знания. Если в начале века объем знаний в обществе удваивался через 50 лет, то в настоящее время это совершается через 5 лет. Вклад науки заключается прежде всего в определении путей развития технологии и только после этого — в создании новых технологий.

    Успешная разработка новых технологий и их практическое применение обусловлены тщательно продуманной системой их организационного обеспечения. Насколько сложна эта задача в современных условиях можно судить по перечню мероприятий, рекомендованных Международной конференцией по проблемам политики научно обоснованного развития. Эти мероприятия основаны на переходе от ресурсно-обоснованной экономики к технологически обоснованной путем создания так называемых инкубаторов технологического бизнеса и применения глобального подхода, предусматривающего: установление реальных целей и выбор подходящих спонсоров; установление связи между базами исследования; планирование средств стимулирования творчества и взаимодействия; государственное регулирование и законодательную поддержку; формирование группы динамического менеджмента; выбор предпринимателей с хорошим потенциалом роста; обеспечение качественного функционирования инкубатора; организацию финансирования инкубатора и его обитателей; оценку влияния инкубатора на развитие технологического бизнеса; стратегический план на будущее.

    По мнению выступившего на конференции советника ООН по разработке программы развития технологического бизнеса (Л. Лалкака), деятельность инкубаторов должна оцениваться по степени сохранения технологического бизнеса и его роста. Для спонсоров могут быть установлены дополнительные критерии, такие как способность поддержки операции и точность поступления наличных денежных средств, количество оцениваемых предприятий и созданных на них рабочих мест, доход, использованный для потребления, и налог, внесенный в бюджет. Все эти критерии зависят от тщательного планирования и реализации инкубационного процесса. Инкубатор технологического бизнеса помогает преодолевать бюрократические барьеры и предоставляет располагаемые им помещения и оборудование в качестве средств общего пользования, тем самым сокращая время «созревания вложений» и стартовые издержки. Важно, что он организовывает консультации и обучение, предоставляет связи с исследовательским учреждением (факультетом), информационные услуги, поддержку менеджмента и маркетинга, а также помогает осуществлять доступ к капиталу, значительно повышая шансы на успех на ранней стадии формирования техно-предпринимателя («техно-пренера»).

    В промышленно развитых странах бизнес-инкубаторы в основном ориентированы на технологически обоснованную деятельность. Роль инкубатора и его синергические возможности повышаются при его максимальной ориентации на местные условия (исходя из потребностей местного рынка). На базе бизнес-инкубаторов создается сеть «центров превосходства», в каждом из которых соединяются интеллектуальные, финансовые и производственные ресурсы в сферах высоких технологий. Например, по такой модели в Канаде функционирует сеть учреждений по изучению неврозов, в которой занято более 200 крупных ученых, сформирована группа специалистов из 14 университетов, на принципах сети «центров превосходства» создано 27 компаний с численностью более 3000 человек. Они связаны с 629 организациями, включая 405 фирм, 76 правительственных органов или агентств, 48 университетов и 37 госпиталей. При подборе руководителей применен принцип «чемпиона», предусматривающий такие качества, как кредит доверия, увлеченность делом, способность привлекать других.

    Успешность работы предприятий и фирм в рыночных условиях зависит от их способности не только оперативно реагировать на текущие изменения спроса и предложения, но и предвидеть радикальные изменения, исходя из новейших тенденций развития науки и технологий, чтобы своевременно подготовиться к их использованию. Поэтому дальновидные предприниматели и руководители считают приоритетной задачей повышение гибкости работы предприятий и фирм путем разработки и осуществления комплекса технологических и организационных инноваций за счет средств, выделяемых на развитие производства. Одновременно решаются вопросы диверсификации предметов деятельности, обеспечения гибкости в определении состава персонала, занятости работников, режима рабочего времени.

    Основные направления в этой области с учетом современных тенденций заключаются в создании интегрированных систем «фирма-предприятия» и их адаптации к изменяющимся требованиям рынка и общей социально-экономической обстановке. Оба эти направления взаимосвязаны. Создание интегрированных систем «фирма-предприятия» основано на принципе выделения групп, каждая из которых в соответствии с ее специализацией решает определенную задачу в целом. С этой целью для каждой предметно-замкнутой группы в рамках общефирменного проекта разрабатывается соответствующий раздел с использованием методологии интегрированного оргпроектирования, предусматривающей комплексное решение маркетинговых, организационно-технических и социально-экономических проблем. При этом устанавливается функциональная связь между деятельностью группы по непосредственному производству готового продукта с деятельностью группы по улучшению продукта и его реализации. Таким образом в качестве самостоятельной (автономной) структурной единицы фирмы предлагается единица бизнеса. В структуре таких единиц могут быть созданы собственные подразделения, занимающиеся исследованиями и разработками, маркетингом и сбытом продукции.

    Особое место в структуре экономики, прежде всего в отраслях топливно-энергетического, транспортного и информационного комплексов, занимают крупные товаропроизводители — корпорации и холдинги, располагающие сетью предприятий, призванных удовлетворять потребности народного хозяйства и населения в соответствующих видах товаров и услуг на всей территории страны, а также в рамках системы внешней торговли с зарубежными странами. Деятельность этих предприятий оказывает прямое влияние на социально-экономическое развитие не только мезоуровня, но и на макроуровень экономики. Поэтому их структурирование должно быть предметом особого внимания со стороны соответствующих федеральных органов исполнительной власти.

    В этой связи представляет интерес точка зрения одного из реальных лидеров среди крупных российских промышленников — президента нефтяной компании «ЛУКОЙЛ» В. Алекперова («Известия»). По его мнению, наше государство сегодня относится безразлично к внутренним реформам корпораций — они стали исключительно делом их акционеров и управляющих, тогда как от уровня корпоративного реформирования прямо зависит эффективность деятельности предприятий, то есть до 50% экономического роста. Государственная политика, но не в приказной, а неофициозной форме, демократической форме приветствовалась бы самими предприятиями. Например, большинство отечественных сырьевых товаров и продуктов первичной переработки конкурентоспособны даже на мировом рынке. В то же время отставание по уровню технологий, возрасту фондов, отлаженности и информатизации процессов управления от западных предприятий остается существенным. Для преодоления такого отставания требуются инвестиции, которые в течение 5—7 лет должны превышать уровень нынешних. Такие инвестиции должны разумно сочетаться с реинжинирингом, повышением квалификации персонала, проведением последовательной реструктуризации предприятий. В нефтяной компании «ЛУКОЙЛ» такая работа ведется уже более пяти лет. И это позволило обеспечить ежегодный рост производства, выйти на лучшие показатели капитализации среди российских компаний. Процесс реструктуризации носит объективно и неизбежно непрерывный характер. Нет сомнений в том, что через 5—7 лет станет возможным вывести компанию на уровень конкурентоспособности по самым строгим международным критериям. Для этого, по мысли В. Алекперова, должна быть создана на государственном уровне система реализации эффективных стратегий развития и управления.

    Например, в настоящее время нарушен топливно-энергетический баланс страны. Это искажения производственных и ценовых пропорций по углю, газу, электроэнергии, то есть налицо составляющие кризисной ситуации. Истоки проблемы — в бюджетных перекосах, неплатежах и низких тарифах, инвестиционных заторах. Понятно, что решить ее в отсутствие стратегии, увязывающей все составляющие грядущего кризиса, попросту невозможно. Поэтому главным направлением государственной экономической политики становится стратегическая задача достижения национальной конкурентоспособности российской экономики, причем не только на внутреннем, но и на зарубежных рынках. По глобальным критериям, российские компании сегодня еще слишком малы, чтобы конкурировать с западными транснациональными корпорациями. Однако острая необходимость отраслевой консолидации и концентрации капитала с укрупнением компаний-лидеров на государственном уровне, считает В. Алекперов, пока не понимается: такие компании образуются скорее вопреки, а не благодаря поддержке правительства. Государству необходимо в переходный период взять на себя функции и ответственность инициатора корпоративной реформы в максимально открытой для общества форме.

    Развитие интеграции экономических субъектов

    Важнейшим направлением организационного развития интеграционных процессов в социальной экономике является формирование сетевых систем, обеспечивающих различные формы взаимодействия хозяйствующих субъектов на уровне корпорации, отрасли, региона и Федерации. С этой целью возникает необходимость разработки и применения сетевых технологий, описывающих процесс построения и функционирования сетевых систем. Принципиальное значение в формировании таких систем имеет признание автономии и взаимодействия четырех субъектов (фирм), которые по их роли в рыночном процессе могут быть обозначены соответственно как разработчик, производитель, сбытовик и поставщик (причем каждый из них может быть физическим или юридическим лицом), а в роли их координатора выступает брокер. При этом могут быть выделены две формы демократии — структурная и функциональная; первая предполагает равенство власти (прав) в организации и контроле внешней среды как основные права человека, а вторая — участие в организации, определяемое потенциальным вкладом в достижение целей и эффективность функционирования организации с учетом существенной роли профессиональных менеджеров. Сопротивление переменам наблюдается главным образом не со стороны рабочих, а со стороны менеджерского персонала среднего и высшего уровней. Между тем положение предприятия в сетевой системе существенно повышает значение широкого привлечения работников к участию в хозяйственной деятельности, связанной с взаимоотношениями с предприятиями-партнерами. Это участие может быть успешным в зависимости от методов и стиля менеджмента, уровня и дифференциации оплаты труда, обеспечения работой, обучения психологии межличностных деловых отношений, материального поощрения участия.

    При выработке сетевых стратегий фирм на корпоративном уровне выделяются два их типа: первый тип — стратегии снижения себестоимости, основанные на поиске дешевых внешних источников поставок сырья, товаров и услуг; второй тип — инновационные стратегии, основанные на творческом комбинировании нескольких авторитетных специалистов (или организаций) для разработки проектов новых потребительских товаров и услуг, отвечающих требованиям быстро меняющихся условий рынка. Оба эти типа стратегий не исключают друг друга, а применяются одновременно. При таком подходе любая фирма, действующая в рамках сетевой организации, становится открытой к круговому взаимодействию с другими фирмами в этих же рамках, что дает основание рассматривать их как сферически структурированные. Укрепление сетевых связей между фирмами благоприятно влияет на результаты деятельности каждой из них, побуждая их к формированию структур, отвечающих требованиям экономичности и гибкости в производстве и реализации пользующихся спросом продуктов и услуг. Сетевая форма процветает главным образом в тех фирмах, где менеджеры владеют определенной долей собственности или склонны внести свой вклад в развитие предприятия и рассматривают человеческий потенциал как ключевой элемент стратегии поддержки конкурентоспособности фирмы.

    Методологической основой проектирования сетевых систем и разработки сетевых технологий может служить логистика, изучающая методы построения процесса движения материальных и информационных потоков в производстве продукции. В работе Л. Мейден, посвященной стратегическому планированию с использованием логистики, рассматриваются вопросы анализа и проектирования логистических цепей для промышленных фирм. Логистическая цепь включает поставщиков, предприятия и склады товаров, которые путем систематической передачи сырья, полуфабрикатов и готовой продукции осуществляют доставку последней потребителям в нужное время и в нужное место. В зависимости от характера решаемых задач выделяются два типа логистических систем: первый предназначен для непосредственного регулирования материальных потоков между рабочими местами как внутри одного предприятия или фирмы, так и у поставщиков и потребителей; второй тип предназначен для регулирования информационных потоков между лицами, принимающими решения в рамках сетевой системы.

    Интенсивное использование и эффективность сетевой технологии обусловлены применением современных компьютерных и телекоммуникационных систем, позволяющих оптимизировать логистические процессы. При проектировании конкурентоспособной логистической сети для конкретной компании прежде всего необходимо определить число эшелонов и типы требуемых материальных средств. Для этого устанавливается: сколько заводов и складов должны обеспечивать деятельность компании (как в структуре самой компании, так и за ее пределами); как лучше они должны быть расположены территориально; каковы должны быть их масштабы (мощности); какие поставщики требуются и для каких комплектующих частей и полуфабрикатов; какая продукция должна производиться каждым заводом; через какие склады должен осуществляться поток продукции от заводов к потребителям. Например, одна из логистических цепей пищевой промышленности характеризуется следующими данными: число предприятий — 100, количество производственных линий — 250, число складов — 25, число покупателей — 3000, число типов продукции — 200, число полупродуктов — 60, число поставщиков — 120.

    В последнее время за рубежом обращается внимание на такое важное направление развития кооперационных связей между самостоятельными фирмами, как формирование стратегических альянсов. Предприятия все чаще обращаются к этому типу развития в связи с тем, что многие из них в условиях конкуренции, особенно на международном уровне, не могут в одиночку решить проблемы изыскания средств на технологическое развитие, открытие новых рынков и освоение производства новых продуктов, которые пользовались бы потребительским спросом. По мнению французских специалистов технология, конкуренция и рынок — три существенных мотива поиска подходящего партнера. Стратегический альянс часто рассматривается как промежуточная форма регулирования между рынком и иерархией, составляя альтернативу им обоим. Сфера применения стратегического альянса не ограничивается межфирменными связями, а распространяется и на межотраслевой уровень, причем иногда практикуется выделение доминирующего партнера, хотя более справедливым является равноправие участников альянса. Взаимная терпимость создает основу доверия как принципиальное условие успеха кооперации. Создаваемые с этой целью механизмы контроля дают лучшие результаты, чем жесткие и бюрократические процедуры. Эффективность стратегического альянса может быть установлена лишь по интегральной оценке результатов деятельности входящих в него фирм. При этом используются показатели доходности (средняя прибыль от одной сделки), объема инновационного продукта и процесса, производительности. Что касается форм руководства и контроля в процессе организационного обеспечения альянса, то наиболее часто используются условия договора, принятие совместных решений, нормативные оценки; реже применяются обращение к третьим лицам в случае конфликта, принуждение и т.д.

    Развитие рыночной инфраструктуры. Успех преобразований структур предприятий применительно к условиям рыночной экономики, как и формирование сетевых систем, в решающей степени зависит от темпов развития рыночной инфраструктуры, под которой понимается совокупность организации различных форм собственности, создаваемых по отраслевому и территориальному признакам в целях обеспечения потребностей предприятий, учреждений и населения в необходимых им продуктах и услугах. При этом следует выделить три основных направления развития рыночной инфраструктуры: производственное — создание сети специализированных организаций по обеспечению потребностей промышленности и других отраслей экономики в товарах и услугах производственного назначения; экономическое — создание сети организаций по оказанию консалтинговых и аудиторских услуг предприятиям и фирмам в выработке стратегии их деятельности; социальное — развитие форм предоставления социальных и бытовых услуг населению.

    Производственная инфраструктура характеризует степень развития организационно-технической базы обеспечения отраслей экономики высококачественными товарами и услугами по относительно низким ценам. В отношении товаров и услуг естественных монополий (обеспечения предприятий топливом, энергией, сырьем, транспортными услугами) эта задача принадлежит к числу решаемых на государственном уровне, хотя некоторые предприятия пытаются решить ее собственными силами и средствами (характерный пример создание ТЭЦ). Что касается обеспечения предприятий другими видами товаров и услуг производственного назначения, то здесь пока сохраняется сложившийся при прежней системе хозяйствования принцип натурального хозяйства, при котором в структуре предприятия создавались все основные и вспомогательные цехи, необходимые для производства продукции по всему технологическому циклу и его материально-технического обеспечения. Такое положение приводит к удорожанию продукции и не создает условий для формирования конкурентоспособного спроса на нее.

    К числу межотраслевых производств, которые могут быть выделены в качестве объектов производственной инфраструктуры, относятся: производство заготовок; производство стандартных или типовых комплектующих механизмов и устройств к оборудованию; производство стандартного инструмента, стандартных и унифицированных деталей и блоков универсально-сборных приспособлений, штампов и пресс-форм, типовых элементов внутрипроизводственного транспортно-складского хозяйства и организация рабочих мест; ремонт и модернизация действующего оборудования, оснастки, приборов и выполнение других работ и услуг по конкретным заказам.

    Экономическая инфраструктура должна обеспечить квалифицированную помощь предприятиям и фирмам в анализе их деятельности и разработке рекомендаций по ее улучшению и предотвращению неплатежеспособности. Для этого необходима система подготовки и использования соответствующих специалистов. Заслуживает внимания опыт Германии, где идея привлечения специалистов к научной разработке проблем эффективной работы предприятий реализуется в форме создания обществ хозяйственной аттестации (ОХА). По существу это аудиторские организации, осуществляющие свои функции на коммерческой основе. Организация ОХА рассматривается под углом зрения формирования соответствующей сетевой системы. ОХА относятся к предприятиям сферы услуг, причем речь идет об услугах интеллектуального характера, связанных с разработкой решений по улучшению деятельности предприятий с использованием как внутренних факторов, так и внешних, т.е. отражающих состояние экономической среды. Содержание и сложность решаемых ОХА задач предопределяют особо высокие требования к компетентности и статусу занятых в них специалистов (экспертов), к их независимости, объективности, персональной ответственности. Крупные ОХА отличаются широким спектром оказываемых услуг, включая, помимо предусмотренных договором, консультирование по вопросам налогообложения, проверку и разработку рекомендаций по отдельным сделкам, а также по санированию предприятий. Средние ОХА предоставляют общие услуги по кругу предусмотренных договором задач, а также консультации по налогообложению, тогда как малые ОХА ограничиваются, как правило, вопросами социальной деятельности и выполнением отдельных заказов экономического характера. Конкурентная позиция ОХА определяется их положением в обслуживаемой отрасли (или отраслях) и ролью в формировании стратегии предприятий. К периодически оказываемым им услугам относятся законодательные и добровольные проверки по окончании года, а также экспертные и посреднические функции.

    Социальная инфраструктура имеет целью обеспечить удовлетворение потребностей всех категорий граждан в социальных и бытовых услугах. Вместе с тем организационные и экономические условия реализации этой цели имеют существенные особенности для работающих и неработающих граждан, хотя состав услуг для тех и других определяется общим перечнем отраслей социальной сферы. Сложившаяся ранее система предоставления социальных и бытовых услуг работающим гражданам зависела от возможностей предприятий.

    Крупные предприятия, действуя в соответствии с принципом натурального хозяйства, располагали полным набором собственных социальных объектов. В условиях неразвитости многих отраслей социальной инфраструктуры на местном или региональном уровне это служило решающим фактором привлечения рабочей силы. В худшем положении оказывались работники средних и небольших предприятий. С переходом к рыночным условиям крупные предприятия оказались не в состоянии содержать принадлежащие им дворцы культуры, спортивные и другие объекты социальной инфраструктуры. Необходимы акционерные формы владения этими объектами и предоставления соответствующих услуг всем желающим на муниципальном (местном) уровне с учетом консолидации средств предприятий и фирм, не имеющих собственных социальных структур.

    Организация региональной инфраструктуры. Немецкие специалисты М. Царт и Б. Кроме рассматривают уровень развития региональной инфраструктуры как индикатор для выбора регионально-политических сфер поддержки. По их мнению, инфраструктура принадлежит к важнейшим детерминантам процесса регионального развития, а также к инструментарию поддержки задачи «Улучшение региональной структуры экономики», решаемой в рамках Европейского содружества. Комплексный индикатор инфраструктуры, отражающий ее состояние в регионе, принадлежит также, наряду с индикаторами рынка труда и доходов, к кругу основных разграничительных индикаторов. Описывается концепция измерения выбранных частных индикаторов и их связывания в общий индикатор. Частные индикаторы образуют теоретически приемлемые факторы регионального процесса развития, а именно положения и пути сообщения и связи, квалификация и инновация, а также преимущества агломерации. Индикатор инфраструктуры тем самым приобретает широту и прозрачность отображаемых им характеристик и повышает его пригодность как разграничительный индикатор. В качестве пространственного образца организационного оснащения инфраструктуры в совокупности представлен комплекс город-земля.

    Авторы отмечают, что применение индикатора инфраструктуры для разграничения объектов поддержки было в прошлом предметом дискуссий. Это объясняется небольшим удельным весом (10%), который он занимал в прежней модели разграничения факторов, определяющих нуждаемость регионов в поддержке. При этом обращалось внимание на множество применяемых частных индикаторов и степень достоверности их оценки в масштабах страны с большим количеством проблемных регионов, учитывая, что индикаторы инфраструктуры коррелируют с индикаторами доходов и должны служить основой ранжирования регионов по степени их нуждаемости в дополнительной поддержке.

    Индикатор инфраструктуры охватывает те ее области, которые отражают теоретически обоснованные факторы процесса регионального развития. Среди них особое значение придается местоположению и путям сообщения, квалификации и инновации, а также агломерационные преимущества.

    Для выбора частных индикаторов установлены следующие требования:

    •             Должны быть приняты во внимание лишь такие элементы, которые имеют большое значение для региональной экономики и по возможности являются стратегичными. Стратегичность означает, что индикаторы либо могут отражать решения о политической поддержке, либо служить указанием о необходимости возможной координации политиков соответствующих специальностей.

    •             Индикаторы должны удовлетворять критерию достоверности и простоты определения, быть по возможности своевременными и опираться на регулярно публикуемую официальную статистику.

    •             Индикатор инфраструктуры должен в большой степени отвечать требованию прозрачности, т.е. одинаковые или подобные обстоятельства должны измеряться только одним индикатором, обеспечивая агрегацию и взвешивание индикаторов.

    Индикатор инфраструктуры включает три группы частных индикаторов.

    Первая группа индикаторов ориентирована на инфраструктуры вещественного капитала и охватывает доступные для использования автомобильные и железные дороги, перевалочные пункты комбинированного грузового транспорта (в три ближайших национальных или иностранных агломерационных пункта), аэропорты для воздушного сообщения с регионами, средства связи (телефакс и телекс), системы обеспечения энергией, отопления, водоочистки, утилизации отходов.

    Вторая группа индикаторов ориентирована на инфраструктуры человеческого капитала и охватывает предложения учреждений профессионального образования (количество учебных мест на 100 претендентов), занятые лица с квалифицированным общим (то же с профессиональным и техническим) образованием в % к общему числу занятых, участие персонала в учебных мероприятиях, проводимых согласно полученным грантам.

    Третья группа частных индикаторов ориентирована на домохозяйства и охватывает объекты социальной и культурной инфраструктуры, а также транспортной и технической инфраструктуры. Эти индикаторы в зависимости от плотности населения региона отражают степень обеспеченности детскими и образовательными учреждениями, сетью общественного транспорта, подключения жилья к газоснабжению, центральному отоплению, устройствам очистки воды и др. Индикатор плотности населения определяется числом жителей на 1 кв. км, (для западных земель в среднем 260, минимум 56, максимум 2722, коэффициент вариации 129,0%, а для восточных — соответственно 161, 41, 818, 85,2%).

    Количественно измеренные частные индикаторы могут быть сведены в общий индикатор лишь при условии соизмеримости их величин. К наиболее используемым методам относятся нормирование и трансформация. При нормировании каждый отдельный показатель делится на его среднее значение и умножается на 100. Этот метод был использован для трансформации различных частных индикаторов. Для связывания в общий индикатор они перемножаются с учетом различий их удельного веса. Выбор удельного веса это нормативное решение, отражающее наряду с его регионально-политическим значением и важностью отдельных областей инфраструктуры для практической реализации местных решений также такие аспекты как достоверность, актуальность и надежность частных индикаторов. В результате были приняты следующие весовые оценки частных индикаторов: для инфраструктуры, ориентированной на домашние хозяйства (плотность населения), — 20%; для инфраструктуры, ориентированной на вещественный капитал, — 40% (по 10% на достижимость необходимых объектов с помощью автомобильного, железнодорожного и воздушного транспорта и достижимость европейских столиц); для инфраструктуры, ориентированной на человеческий капитал, — 40%, в том числе учебные места на предприятии — 6%, учебные места вне предприятия — 4%, работники с законченным профессиональным образованием — 10%, специалисты технических профессий — 10%, участие персонала в учебных мероприятиях согласно полученным грантам — 10%. Результаты расчета индикаторов инфраструктуры, как и следовало ожидать, выявили существенные отличия в уровне развития как между западными и восточными землями, так и между городом и сельской местностью.

    Организационное обеспечение структурной перестройки экономики

    Определяя позицию в отношении структурной перестройки экономики, необходимо прежде всего задаться вопросом, в какой мере она необходима, чем она вызывается и какие последствия ее реализации можно прогнозировать. Сейчас, например, выясняется, что в результате поспешной массовой приватизации и связанной с ней криминализации экономики целые отрасли почти полностью остались за бортом на том основании, что производимая ими продукция не может конкурировать с аналогичными зарубежными образцами. Даже нередко из уст некоторых экономистов и политиков можно было услышать, что если мы не умеем делать хорошие автомобили, лекарства, продукты питания, то надо эти товары не производить, а импортировать — таков закон рынка (добавим — нерегулируемого). Такая линия наименьшего сопротивления привела к невосполнимым экономическим и социальным потерям. За прошедшие годы неуклонно снижался объем производства отечественных товаров и соответственно росла безработица при заполнении потребительского рынка продукцией иностранных фирм. Между тем этого можно было избежать, если бы вместо непоколебимой веры задававших тон реформаторов в возможность трансформации экономики путем преобразований на макроэкономическом (т.е. виртуальном) уровне была осознана та истина, что настоящая (реальная или физическая) экономика создается только товаропроизводственными структурами (предприятиями, фирмами, корпорациями), т.е. на микроуровне в тесном взаимодействии и поддержке со стороны территориальных или отраслевых структур, т.е. на мезоуровне.

    Следовательно, принятию макроэкономических решений должен предшествовать микро и мезоэкономический анализ, в результате которого наряду с оценкой платежеспособности каждого самоуправляемого предприятия и каждой самоуправляемой территории определяются возможности и условия их успешного функционирования на основе рационального использования имеющихся производственных мощностей и ресурсов. Для этого должны разрабатываться соответствующие проекты и сметы с их реализацией на конкурсной основе. В качестве потенциальных источников финансирования этих работ могут быть использованы средства фондов Мингосимущества (за счет увеличения балансовой стоимости находящихся в эксплуатации основных фондов) и фондов занятости (за счет средств, выделяемых на создание рабочих мест), а также средств самих собственников приватизируемых предприятий. Необходимо разработать и ввести в действие механизмы использования указанных фондов для финансирования работ по восстановлению и реорганизации деятельности «ремонтопригодных» предприятий. Тем самым будет создана нормативная основа формирования рынка предприятий, выставляемых на продажу. Зная производственные мощности размещенных на данной территории предприятий и объемы располагаемых ресурсов можно определить фактические структуры экономики района, города, региона (субъекта Федерации), а с учетом мер по устранению имеющегося дисбаланса между спросом и предложением на рынках товаров, труда и капитала — вносить в них необходимые изменения. Только при таком подходе, идя снизу вверх, могут быть созданы предпосылки для обоснованного решения проблем структурной перестройки экономики на макроуровне (т.е. на государственном и межгосударственном уровнях) с учетом конкретных условий каждого субъекта Федерации.

    Сохранение и использование имеющихся производственных мощностей должно стать непременным условием и предметом экономической политики государства при осуществлении структурной перестройки экономики. Как правильно отмечает известный историк Р. Медведев в статье «Экономика здравого смысла. Десять советов Правительству» (РГ), «в последние годы обрушились многие отрасли советской экономики, например, сельскохозяйственное машиностроение и станкостроение. Нам говорят, что не стоит жалеть эти малоэффективные производства. Однако многое в их крахе не было естественным результатом здоровой конкуренции, ибо российским машиностроителям не дали использовать для модернизации те шансы, которые у них имелись. Не было перетока капиталов от менее эффективных к более эффективным предприятиям...». Это лишний раз говорит о неприемлемости макроэкономического подхода к оценке структуры экономики без конкретного анализа каждой отрасли, а внутри ее — без анализа эффективности и конкурентоспособности каждого предприятия.

    Примером компетентного подхода к структурной перестройке экономики на региональном уровне может служить опыт Свердловской области, о котором сообщается в публикации О.Бородина «Урал входит в третье тысячелетие» («Известия»). Эта область вошла в пятерку регионов-лидеров по темпам экономического роста. При этом основу региональной экономики составляют не добывающие экспортно-ориентированные отрасли, а предприятия металлургии и машиностроения. Судя по статистическим данным, политика сохранения и развития предприятий обрабатывающих отраслей полностью себя оправдала. Индекс физического объема промышленного производства в области вырос на 17% по сравнению с прошлым годом. Это почти в два раза выше средних темпов по стране. Рост объемов выпуска в Свердловской области отмечается во всех отраслях промышленности. Так производство продукции машиностроения выросло на 40%, в черной металлургии — на 31%. Начался рост и в легкой промышленности (24%).

    Сейчас продукция металлургии дает свыше половины (55%) экспортных поступлений области. Проектируемый завод по производству труб большого диаметра в Нижнем Тагиле (стоимость его объектов оценивается в один миллиард долларов) рассчитан на объемы продаж труб до 600 миллионов долларов. Кроме того, в области развивается собственная сырьевая база для цветной металлургии: на Среднем Урале строится шахта «Новокальинская», совместно с Республикой Коми разрабатывается Средне-Тиманское месторождение бокситов.

    В Свердловскую область, что называется, пошел инвестор. В экономику и социальную сферу направлено почти 20 миллиардов рублей, что в сопоставимых ценах составило 108,7% к соответствующему периоду прошлого года. Ежегодно на треть растет объем иностранных инвестиций. Это самая высокая динамика в России. Подъем производства привел и к росту прибыли: в промышленности — в 1,4 раза, на предприятиях связи — в 1,7 раза, на предприятиях транспорта — в 3,4 раза. Сумма прибыли предприятий области за 11 месяцев оказалась больше убытков на 22,4 миллиарда рублей. Свердловская область — один из десяти регионов-доноров, формирующих доходную часть консолидированного бюджета России. Из поступивших с территории области в бюджетную систему 35,7 млрд. руб. перечислено в федеральный бюджет 14,4 млрд. руб.

    В промышленном регионе не забывают и о сельском хозяйстве. Помощь государства аграрному сектору области составила 390 млн. руб. По итогам 11 месяцев производство скота и птицы в живом весе увеличилось на 8%, яиц — на 5,5%. Область полностью обеспечивает себя картофелем, а производство птицы достигло 14% от общероссийского показателя.

    За 11 месяцев в области введены в эксплуатацию жилые дома общей площадью 335,5 тыс. кв.м. При этом ставится задача и дальше наращивать темпы жилищного строительства. С этой целью разработана программа долгосрочного кредитования возведения жилых объектов. Реальные денежные доходы жителей области увеличились на 5%. Среднемесячная заработная плата составила 2494 руб. Отмечается, что средняя зарплата в Свердловской области шесть лет подряд фиксируется на уровне, превышающем среднероссийский.

    В условиях рассмотренной выше структуризации уровней хозяйствования, развития рыночной инфраструктуры и сетей взаимодействия товаропроизводителей и потребителей создаются предпосылки формирования современной концепции структурной перестройки экономики. Речь идет о формировании новой структуры экономики, которая отличается ее рассмотрением на всех уровнях хозяйствования в связи с переходом к рынку и изменением отраслевых соотношений объемов производства различных видов продукции с учетом совокупного спроса и совокупного предложения в зависимости от проводимой государством экономической политики.

    В существующей практике экономическая структура классифицируется с точки зрения основных пропорций на макроуровне (соотношение между потреблением и накоплением, ВВП и национальным доходом и т. д.), на межотраслевом уровне (соотношения между промышленностью и сельским хозяйством, между материальным и нематериальным производством, между добывающей и обрабатывающей промышленностью и т.д.), на внутриотраслевом уровне (например, между производством чугуна и стали, фуражного зерна и хлебобулочных изделий и т.д.). Лежащий в основе приведенной классификации отраслевой признак в условиях развития корпоративных форм хозяйствования приобретает все более условный характер, поскольку в рамках корпорации интегрируются производства разных отраслей. Поэтому классификация структур по отраслевому признаку должна быть дополнена признаком конечного продукта.

    Возникает соображение о целесообразности отнесения так называемых отраслей естественной монополии к отраслям производственной и социальной инфраструктуры, поскольку их продукция потребляется не только всеми отраслями и сферами экономики, но и непосредственно населением. Для максимального удовлетворения потребительского спроса на конечную продукцию необходимы два условия: должна повышаться ее доля в общем объеме продукции и она должна быть доступной для потребителя. Например, отсутствие достаточно развитой сети нефтеперерабатывающих заводов и внутреннего рынка нефтепродуктов приводит к возникновению топливного кризиса и росту цен на горючее, а на внешнем рынке — к снижению эффективности нефтяного бизнеса за счет роста экспорта сырья (вплоть до отдельных компонентов).

    Концепция структурной перестройки экономики предполагает формирование и развитие отраслевых и межотраслевых структур, их территориального размещения, обеспечения ресурсами и функционирование в условиях рынка (как внутреннего, так и внешнего). Структурная политика направлена на построение социальной экономики с гармонично развивающимся многоотраслевым высокотехнологичным комплексом товаропроизводственных структур (с учетом территориальных условий их функционирования), обеспечивающих рост благосостояния населения и занятость его социально активной части, укрепление безопасности страны и интеграцию российской экономики в систему мирохозяйственных связей. Эта политика исходит из принципов преемственности целей структурной перестройки для перспективного и среднесрочного периодов и необходимости соизмерения и сопряжения этих целей с реальными финансовыми возможностями и ограничениями. В частности, предпринимаемые правительством России структурные преобразования по среднесрочной программе имеют целью: повысить конкурентоспособность, «прозрачность» в деятельности и отчетности инфраструктурных монополий; интенсифицировать развитие частного сектора; повысить качество управления в налогово-бюджетной сфере; реформировать финансовый сектор. Преобразования в отраслях экономики, представляющих собой инфраструктурные (естественные) монополии, нацелены на: повышение «прозрачности» с их деятельности и финансовой отчетности; повышение эффективности их функционирования и тем самым конкурентоспособности; укрепления платежно-расчетной дисциплины; сокращение роли бартера в структуре взаимных платежей.

    По отдельным отраслям меры среднесрочной программы предусматривают: в электроэнергетике — оптимизацию управления и диверсификацию структуры собственности, обеспечивающие развитие конкурентных отношений и тем самым — достижение более высокой эффективности отечественной электроэнергетики; в газовой промышленности — создать привлекательный климат для дальнейших инвестиций; повысить эффективность во всех звеньях цепочки поставок газа; обеспечить «прозрачность» в деятельности и отчетности ОАО «Газпром» и тем самым улучшить условия конкуренции; усовершенствовать методы регулирования цен на продукцию и услуги отрасли; сократить объемы сжигания газа в факелах до минимального уровня; в нефтяной промышленности — обеспечение недискриминационного доступа к трубопроводным мощностям, совершенствование государственного регулирования, создание благоприятного инвестиционного климата и, как результат, — повышение эффективности транспортировки добываемой в стране нефти; на железнодорожном транспорте — приспособить структуру российских железных дорог к рыночной экономике, обеспечить эффективное обслуживание клиентов по разумной цене, постепенно отменить перекрестное субсидирование пассажирских перевозок за счет грузовых, создать условия для широкого участия частного сектора в деятельности предприятий, не связанных с организацией и обеспечением перевозок и аварийно-восстановительных работ; в жилищно-коммунальном хозяйстве — устранение противоречий между коммерческой устойчивостью предприятий коммунального хозяйства, обслуживающих население, и возможностью оплаты коммунальных услуг со стороны малообеспеченного населения.

    В программе структурных реформ предусматриваются меры по развитию частного сектора. Среди них: приватизация, призванная повысить эффективность имеющихся у предприятий активов, стимулировать инвестиции и тем самым способствовать экономическому росту, созданию новых рабочих мест, привлечению дополнительных доходов в федеральный бюджет; банкротство и реструктуризация промышленных предприятий (включая градообразующие) на основе стимулирования самих предприятий и повышения эффективности функционирования института банкротства; создание конкурентной среды и условий для выхода на рынок новых предприятий на основе активизации роли государства в развитии конкуренции, а также в формировании стимулирующих условий для создания новых предприятий частного сектора; реформирование межбюджетных отношений с целью стимулирования структурных преобразований в экономике.

    Названные выше меры среднесрочной программы структурных реформ в основном направлены на создание финансовых предпосылок для разработки и осуществления структурных преобразований в экономике, прежде всего в отраслях, представляющих собой инфраструктурные (естественные) монополии. Между тем современная концепция структурной перестройки экономики, исходя из принципов системного подхода, предполагает включение в ее орбиту всех необходимых отраслей экономики, развитие рыночной инфраструктуры, не ограничиваясь естественными монополиями (при всем их значении), формирование сетей взаимодействия товаропроизводителей и потребителей.



    тема

    документ Занятость как категория социально-экономических отношений
    документ Коллектив как социальный объект управления
    документ Расходы на социальное обеспечение и социальную защиту населения
    документ Роль государства в обеспечении социальной стабильности
    документ Содержание, систематизация и оценка угроз в социальной сфере




    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Курс доллара
    Курс евро
    Цифровые валюты
    Алименты

    Аттестация рабочих мест
    Банкротство
    Бухгалтерская отчетность
    Бухгалтерские изменения
    Бюджетный учет
    Взыскание задолженности
    Выходное пособие

    График отпусков
    Декретный отпуск
    ЕНВД
    Изменения для юристов
    Кассовые операции
    Командировочные расходы
    МСФО
    Налоги ИП
    Налоговые изменения
    Начисление заработной платы
    ОСНО
    Эффективный контракт
    Брокеру
    Недвижимость



    ©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты