Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения
папка Главная » Экономисту » Понятие и сущность эмиссии ценных бумаг

Понятие и сущность эмиссии ценных бумаг



Понятие и сущность эмиссии ценных бумаг

Под эмиссией (от латинского emissio выпуск) понимается выпуск в обращение денег и ценных бумаг, осуществляемый государством или под его контролем. Данное определение имеет общий характер, однако точно формулирует наиболее важные черты эмиссии.

Во-первых, контроль за эмиссией денег был традиционно обусловлен строгой монополией государства на этот вид деятельности. Право печатать собственную монету, а позднее бумажные банкноты было исключительной привилегией монархов или лиц, имевших специальное разрешение.

Особое отношение государства к процессу эмиссии ценных бумаг объясняется их возросшей экономической и социальной ролью в странах, вступивших в индустриальную эпоху развития. По мере усложнения общественных отношений в сфере обращения наиболее массовых ценных бумаг (например, акций) происходит развитие законодательства, регулирующего их появление.

Еще одной причиной принятия первых законодательных актов, определяющих правила обращения массовых ценных бумаг, стали многочисленные злоупотребления, связанные с неконтролируемым их выпуском, которые порой угрожали экономической устойчивости государства. Одним из примеров этому может служить утверждение в июне 1720 г. в Великобритании после серии финансовых скандалов Акта «О мыльных пузырях» (Bubble Act). В дореволюционной России впервые регулирование отдельных аспектов выпуска и размещения акций получило выражение в Положении о компаниях на акциях, утвержденном императором Николаем I 6 декабря 1836 г.

Во-вторых, результатом эмиссии является поступление ценных бумаг в обращение. Цитируемое определение при этом не делает различий между группами ценных бумаг. Однако, как будет обосновано ниже, в результате эмиссии в обращение могут поступать только эмиссионные ценные бумаги.

В Российской Федерации выделение эмиссионных ценных бумаг в отдельную, самостоятельную группу произошло с принятием Федерального закона «О рынке ценных бумаг» № 39ФЗ. Это указывает на новый этап развития современного законодательства, регулирующего российский фондовый рынок.

Согласно статье 2 указанного закона эмиссионная ценная бумага любая ценная бумага, в том числе бездокументарная, которая характеризуется одновременно следующими признаками:

- закрепляет совокупность имущественных и неимущественных прав, подлежащих удостоверению, уступке и безусловному осуществлению с соблюдением установленных законом формы и порядка;
- размещается выпусками;
- имеет равный объем и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги.

Таким образом, в отличие от неэмиссионных ценных бумаг (например, таких как вексель), опосредующих правоотношения индивидуального характера, эмитент эмиссионных ценных бумаг вступает в однородные отношения с большим количеством кредиторов.

Размещение эмиссионных ценных бумаг выпусками является наиболее характерным их признаком. Под выпуском ценных бумаг согласно статье 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» понимается совокупность ценных бумаг одного выпуска, которые обеспечивают одновременно одинаковый объем прав владельцев и равные условия эмиссии (первичного размещения). Указанное определение сформулировано императивно. Однако законодательству известны, по крайней мере, три случая правомерного предоставления неравных условий размещения (статья 24 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»). Поэтому было бы более корректно сформулировать определение выпуска, употребив условную конструкцию нормы в отношении равных условий размещения «если иное не предусмотрено законом».

Два основных элемента выпуска ценных бумаг одинаковые права владельцев в пределах одного выпуска и равные условия первичного размещения, дополнены еще одним, предусмотренным статьей 16 Федерального закона «О рынке ценных бумаг». Согласно этой статье эмиссионные ценные бумаги с одним государственным регистрационным выпуском эмитируются в одной форме. Таким образом, единство формы ценных бумаг одного выпуска должно рассматриваться наряду с одинаковыми правами и условиями первичного размещения как еще один существенный признак понятия «выпуск эмиссионных ценных бумаг».

Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» прямо относит к эмиссионным ценным бумагам только акции и облигации. Помимо этого указанный закон устанавливает правило, согласно которому любые имущественные и неимущественные права, закрепленные в документарной или бездокументарной форме, независимо от их наименования, являются эмиссионными ценными бумагами, если условия их возникновения и обращения соответствуют совокупности легальных признаков эмиссионной ценной бумаги.

Согласно этому правилу к эмиссионным ценным бумагам дополнительно могут быть отнесены следующие: жилищный сертификат, опционное свидетельство и пай инвестиционного паевого фонда. Признаки этих ценных бумаг соответствуют требованиям, установленным статьей 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» к эмиссионным ценным бумагам. В настоящей работе будут рассмотрены особенности эмиссии главным образом основных эмиссионных ценных бумаг, правовое регулирование которых наиболее развито акций и облигаций.

В научной литературе высказывались несколько основных точек зрения на понятие «эмиссия ценных бумаг».

Так, М.И Брагинский рассматривает эмиссию как одностороннюю сделку, в отличие от договора: «Договор... представляет собой двух или многостороннюю сделку. В этом качестве договор противостоит односторонним сделкам, примерами которых могут быть, в частности, и эмиссия ценных бумаг, и завещание, и разнарядка покупателя или поставщика. Все эти сделки относятся к числу односторонних, поскольку для их совершения в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны...».

Другой позиции придерживается И.В. Редькин. По его мнению эмиссия ценных бумаг с юридической точки зрения представляет собой совокупность одно и многосторонних сделок, а также административных актов, совершаемых в предписываемой законодательством форме и последовательности (процедура эмиссии), объединенных общим намерением эмитента выпустить ценные бумаги в обращение.

Такое понимание эмиссии ценных бумаг представляется более обоснованным. Оно сформировано в соответствии со смыслом легального определения Федерального закона «О рынке ценных бумаг», согласно статье 2 которого эмиссия ценных бумаг, установленная законом последовательность действия эмитента по размещению эмиссионных ценных бумаг. Следует также согласиться с правильностью квалификации эмиссии ценных бумаг как процесса возникновения особой совокупности юридических фактов, объединенных одной целью.

В обоснование поддерживаемой позиции достаточно привести следующий аргумент. Одним из этапов процедуры эмиссии ценных бумаг является их размещение. В соответствии со статьей 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» размещение это отчуждение эмитентом ценных бумаг первым владельцам путем заключения гражданско правовых сделок. Поскольку указано на участие в таких сделках, по крайней мере, двух субъектов правоотношений эмитента и первых владельцев ценных бумаг, понятно, что в качестве сделок могут выступать только договоры. Волеизъявления одной стороны для реализации эмиссии ценных бумаг недостаточно. Следовательно, понимание эмиссии ценных бумаг как односторонней сделки не соответствует законодательному определению этого термина.

Статья 19 и последующие статьи Федерального закона «О рынке ценных бумаг» термин «эмиссия ценных бумаг» наполняют несколько иным содержанием, чем это предусмотрено статьей 2 указанного закона. Отличие состоит главным образом в расширении субъектов, участвующих в процессе эмиссии, а также содержании осуществляемых ими действий. Так, по смыслу статьи 19 размещение ценных бумаг это не единственное действие эмитента, а только один из этапов эмиссии, в осуществлении которого могут принимать участие наряду с эмитентом иные лица (андеррайтеры, приобретатели ценных бумаг). Реализация таких этапов процедуры эмиссии, как «государственная регистрация выпуска ценных бумаг» или «регистрация отчета об итогах выпуска» невозможна без участия государственных регистрирующих органов.

На множественность субъектов, принимающих участие в осуществлении процедуры эмиссии ценных бумаг, уже обращалось внимание в литературе. По мнению ряда авторов гражданско-правовые сделки и административные акты создают правовую связь не только между владельцем ценных бумаг и эмитентом, но и между эмитентом и государственным регистрирующим органом (административные правоотношения), эмитентом и держателем реестра, эмитентом и депозитарием.

Вышеприведенные доводы указывают на несовершенство легального понятия «эмиссия ценных бумаг», предусмотренного статьей 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг».

Эмиссия ценных бумаг состоит из определенной совокупности юридических фактов. Для настоящего исследования важным является их квалификация. Часть фактов, составляющих эмиссию, уже упоминалась: одно и многосторонние сделки, а также административные акты. Первые совершаются главным образом на этапе размещения ценных бумаг, опосредуя процесс их отчуждения. К административным актам принято относить властные решения государственных органов управления (в процессе эмиссии это решение о регистрации выпуска ценных бумаг, а также отчета об итогах их размещения).

Представляется, что перечень юридических фактов, составляющих эмиссию ценных бумаг, должен быть расширен. В ходе эмиссии эмитент осуществляет действия, правовое содержание которых не позволяет однозначно квалифицировать их как сделки или административные акты. К таким действиям, прежде всего, следует отнести принятие органом управления эмитента решений об увеличении уставного капитала, о выпуске ценных бумаг или об утверждении отчета об итогах выпуска. В литературе было высказано мнение о том, что подобные акты (на примере решения о выпуске ценных бумаг) являются односторонними сделками. Автор этой позиции не приводит ее обоснования, но в любом случае полагаем такой вывод неочевидным. Каждая односторонняя сделка неизбежно связана либо с приобретением субъективного права другими лицами, либо с такими изменениями в правовой сфере, которые, как указывает С.С. Алексеев, являются юридическими обязанностями для других лиц. Добавим, что приобретение субъективных прав третьими лицами корреспондируется с юридическими обязанностями самого лица, совершившего сделку (например, обязанность выплатить награду в случае ее публичного обещания).

В качестве сделки (если такое предположение допустить) решение органа управления эмитента может относится только к такому виду односторонних сделок как односторонне-управомочивающие. Посредством односторонне-управомочивающих сделок, подчеркивает С.С. Алексеев, лицо обязывает самого себя, предоставляя тем самым другому лицу определенное субъективное право. Использование данной модели взаимоотношений приводит к следующим выводам. Эмитент, утверждая, например, решение об увеличении уставного капитала связывает себя обязательством эмитировать ценные бумаги, а у их потенциальных приобретателей возникает соответствующее право требовать реализации эмиссии, включая отчуждение им ценных бумаг нового выпуска. Такая гипотеза имеет право на существование и в этом случае уместно утверждать о сделочном характере решения об увеличении уставного капитала.

Тем не менее, представляется верной ранее высказанная точка зрения, согласно которой решение органа управления, связанное с осуществлением эмиссии ценных бумаг, не является сделкой. Законодатель подчеркнуто внимательно относится к действиям участников гражданского оборота, в результате которых возникают обязательственные отношения из односторонней сделки. Неоднократно, к примеру, прямо указывается на обязанность уплатить вознаграждение и на право требовать его уплаты в случаях публичного обещания награды или при объявлении публичного конкурса (главы 56 и 57 Гражданского кодекса Российской Федерации). Предельно ясно законом урегулированы права и обязанности лиц в случае совершения таких односторонних сделок, как завещательный отказ (статья 1137 Гражданского кодекса Российской Федерации), или отказ пассажира от договора перевозки (статья 92 Транспортного Устава железных дорог Российской Федерации).

Четкая регламентация юридических последствий совершения односторонних сделок оправдана. В противном случае высок риск неопределенности отношений, возникновение спорных ситуаций и дезориентация лиц относительно своих прав и обязанностей. В отличие от договора, который является результатом согласования воли нескольких лиц односторонняя сделка и ее правовые последствия нуждаются в однозначном закреплении законом. Только таким образом могут быть регламентированы права и обязанности, возникающие у третьих лиц в результате односторонних действий.

Более наглядным подтверждением сказанному является пример с еще одним видом односторонних сделок односторонне-обязывающих, совершение которых влечет правовые изменения, связывающие другое лицо, двоякого характера: возложение на него обязанности, а также прекращение или умаление его прав. По мнению Б.Б. Черепахина, такие последствия могут возникнуть с согласия самого лица, на основании правовой нормы или уже существующего правоотношения между лицами. В современном законодательстве данное положение нашло отражение в статье 155 Гражданского кодекса Российской Федерации: односторонняя сделка может создавать обязанности для других лиц лишь в случаях, установленных законом либо соглашением с этим лицом. В этом проявляются общие черты диспозитивного метода правового регулирования гражданско-правовых отношений: односторонняя сделка лишь тогда дает юридический эффект, когда для этого есть специальное правовое основание, подводит итог С.С. Алексеев.

Из всего вышесказанного следует вывод: для придания решению об увеличении уставного капитала (иным решениям органов управления эмитента) правового статуса односторонней сделки законодателю следовало прямо закрепить возникающие при этом гражданские права и обязанности лиц. Анализ современного законодательства указывает на отсутствие всяких оснований утверждать, что принятие решения об увеличении уставного капитала порождает юридическую обязанность эмитента реализовать эмиссию и соответствующее право потенциальных приобретателей требовать этого.

Более того, установление таких правовых последствий может войти в противоречие с практической необходимостью. Как показывает опыт, после принятия решения об увеличении уставного капитала могут существенным образом измениться общие экономические и иные условия. Реализация эмиссии ценных бумаг может стать невыгодной для эмитента, а обязание его осуществить эмиссию повлечет возникновение неоправданных расходов и, в конечном счете, убытков.

Показательным примером в дискуссии о правовой природе актов органов управления юридического лица является принятие общим собранием акционеров решения о выплате дивидендов. Такое решение влечет для акционерного общества возникновение обязанности выплатить объявленные дивиденды, на что прямо указывает положение пункта 1 статьи 42 Федерального закона «Об акционерных обществах». В этом случае односторонне-сделочная природа решения органа управления юридического лица более очевидна, что и нашло недвусмысленное отражение в законе. Задержка выплаты объявленных дивидендов влечет соответственно право акционера обратиться в суд с иском о взыскании с общества причитающихся ему сумм.

Конечно, не следует забывать, что право на дивиденды является одним из правомочий акционера и неразрывно связанно с акцией как ценной бумагой. Но особенностью такого права является возникновение корреспондирующей обязанности акционерного общества выплачивать дивиденд только после принятия соответствующего решения общего собрания, которое в данном случае по своим правовым последствиям может быть приравнено к односторонней сделке.

Помимо решения об увеличении уставного капитала иные акты органов управления юридического лица, связанные с осуществлением эмиссии ценных бумаг (утверждение решения о выпуске, проспекта эмиссии или итогов выпуска), также не могут быть квалифицированы как односторонние сделки. В результате их совершения у эмитента или третьих лиц не происходит возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, как того требует определение сделки в соответствии со статьей 153 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Решения органов управления эмитента не могут быть отнесены и к административным актам. Эмитент не является органом государственного управления. Принимая то или иное решение, он оформляет условия эмиссии ценных бумаг, создает основания для последующих действий по ее реализации или утверждает итоги эмиссии.

Итак, если решения органов управления эмитента, необходимые для осуществления эмиссии ценных бумаг, не являются сделками или административными актами, то возникает закономерный вопрос: какова их правовая природа?

Уровень разработанности данной темы в настоящее время не позволяет однозначно ответить на этот вопрос. Одна из основных проблем исследования актов органов управления юридического лица заключается в двойственном положении многих из них. Юридическое лицо через действия своих органов управления приобретает гражданские права и обязанности (п. 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации). Такие действия коллегиальных органов управления акционерного общества оформляются в виде решений, принятие которых и может стать основанием возникновения гражданских прав и обязанностей юридического лица. В этом проявляется внешнее значение актов органов управления для третьих лиц и самого юридического лица как субъекта гражданского права. Например, решение общего собрания акционеров о реорганизации акционерного общества порождает право кредиторов требовать от общества прекращения или досрочного исполнения обязательств и возмещения убытков (п. 5 статьи 15 Федерального закона «Об акционерных обществах»).

Многие решения органов юридического лица, имеющие характер сделок, являются одновременно также основанием для осуществления внутри управленческих действий, связанных с реализацией таких решений. Упоминавшееся решение общего собрания акционеров о реорганизации помимо внешних последствий порождает деятельность иных органов управления общества, необходимых для организации и реализации решения. Сочетание в одном и том же решении органа управления внешнего и внутриорганизационного аспектов свидетельствует о сложной правовой природе этого явления.

Следует выделить еще одну категорию актов органов управления, которые непосредственно не порождают правовых последствий для юридического лица. К их числу относятся упомянутые решения, связанные с осуществлением эмиссии ценных бумаг, решения общего собрания, касающиеся формирования иных органов управления, решения совета директоров (наблюдательного совета), определяющие приоритетные направления деятельности общества и т.д. Такие решения имеют внутреннюю направленность и адресованы скорее самим органам управления акционерного общества и должны ими учитываться в своей деятельности.

Ключом к современному осмыслению правовой природы внутренних корпоративных взаимоотношений в том числе между органами управления юридического лица может стать концепция гражданских организационно-правовых отношений, под которыми О.А, Красавчиков предложил понимать правоотношения, основанные на началах равенства их участников, выражающие совершаемую в пределах закона деятельность граждан и организаций по упорядочению своих взаимосвязей и координации усилий. По его мнению такие отношения имеют место как между субъектами гражданского права (в процессе заключения договоров поставки, подряда на капитальное строительство), так и внутри юридического лица (например, избрание руководящего органа организации, отношения по выдаче и отзыву доверенности) и выполняют служебную, вспомогательную роль основным имущественным отношениям, регулируемым гражданским правом.

Предложения О.А. Красавчикова были восприняты цивилистическим сообществом неоднозначно. Его идеи нашли как убежденных сторонников (В.Л. Слесарев), так и последовательных критиков (О.С. Иоффе). Всестороннему анализу (подчас весьма критическому) подверглась концепция организационных отношений с точки зрения предмета регулирования гражданского права Б.Н. Мезриным. Тем не менее, полагаем, что указанная концепция способна стать основой для объяснения значительно усложнившихся внутрикорпоративных отношений большинства современных юридических лиц, а ее изучение должно получить дальнейшее развитие.

Доктрина внутренних организационно-правовых гражданских отношений, возникающих между органами юридического лица, наиболее наглядно может быть продемонстрирована на примере акционерного общества. При этом следует различать, по крайней мере, три вида таких отношений.

Во-первых, отношения, связанные с подготовкой и проведением общих собраний акционеров или заседаний совета директоров (наблюдательного совета) организационные гражданские отношения в узком смысле. Законодатель оправдано уделил значительное внимание регулированию порядка созыва и проведения, в частности, общих собраний акционеров, справедливо полагая, что только таким образом можно обеспечить акционерам осуществление их права на управление обществом.

Во-вторых, отношения между органами управления акционерного общества, возникающие в процессе реализации своей компетенции и формировании единой воли юридического лица.

Например, в ходе подготовки эмиссии акций, размещаемых путем закрытой подписки, возникает следующее взаимодействие между органами управления. Прежде всего, общее собрание акционеров принимает решение об увеличении уставного капитала. Далее на его основе совет директоров (наблюдательный совет) утверждает решение о выпуске (в случае необходимости проспект эмиссии). Задача единоличного исполнительного органа общества состоит в организации исполнения указанных решений общего собрания акционеров и совета директоров (наблюдательного совета) общества (пункт 2 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» № 208ФЗ). В этом случае можно утверждать о возникновении организационных отношений между органами управления в широком смысле этого понятия.

В-третьих, в процессе осуществления ревизионной комиссией (ревизором) своих функций складывается особый вид организационно-контрольных отношений внутри акционерного общества. О.А. Красавчиков выделял возникновение подобного вида отношений только между субъектами гражданского права, имеющими как правило договорные отношения (например, право заказчика осуществлять контроль по договору подряда). Очевидно, что контрольные организационно-правовые отношения должны рассматриваться применительно и к внутренним взаимоотношениям юридического лица.

Контроль, являясь одной из функций социального управления, принято определять как систему наблюдения и проверки функционирования соответствующего объекта с целью устранить его отклонения от заданных параметров. Ревизионная комиссия (ревизор) для осуществления контроля за финансово-хозяйственной деятельностью акционерного общества (в том числе в сфере эмиссии ценных бумаг) вправе требовать представления документов от должностных лиц органов управления, пользоваться иными правами, установленными уставом или внутренними документами общества.

Деятельность ревизионной комиссии (ревизора) является важной составляющей внутренних организационных отношений, а ее заключения отражают соблюдение органами управления требований законодательства и локальных актов общества. Основываясь на выводах ревизионной комиссии (ревизора), органы управления могут принимать внутренние решения, например, о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа общества.

Более глубокому выявлению сущности актов органов юридического лица должно способствовать использование управленческой доктрины. Действительно, любое решение органа юридического лица может рассматриваться как управленческое решение. В этом случае юридическое лицо (точнее его внешние действия) выступает в роли объекта управления, а его органы соответственно субъектами управления. Конечное назначение решений органов управления юридического лица состоит в упорядочивающем воздействии на деятельность юридического лица для достижения целей такой деятельности (например, извлечение прибыли для коммерческих организаций пункт 1 статьи 50 Гражданского кодекса Российской Федерации). Принципиальными вопросами взаимодействия органов юридического лица, которые еще предстоит изучить, является характер их отношений (координационный или субординационный), а также сама возможность отнесения таких отношений к правовым.

В теории управленческое решение получило разработку в большей степени с позиций административного права. Да и сами управленческие отношения, складывающиеся внутри предприятия, в середине 70-х годов прошлого столетия нередко квалифицировали как разновидность административных. Иной позиции придерживается В.С. Якушев, который считает ошибочным отождествление управленческих отношений, развивающихся в рамках первичных подразделений экономики, с административными отношениями. Сам В.С. Якушев не относил регламентацию внутрихозяйственных отношений к сфере гражданского права, полагая, что в рамках предприятий существуют управленческие организационно-экономические отношения, нормы регулирования которых формируют советское внутрихозяйственное право как отдельную отрасль.

Такой вывод не соответствует представлениям о современной системе российского права, но становится понятным в контексте длительных и весьма острых дискуссий о существовании хозяйственного права как самостоятельной отрасли. По нашему мнению внутренние организационные отношения юридического лица (включая правовой режим решений его органов), опосредуют имущественный оборот и входят в предмет регулирования гражданского права. Схожей позиции придерживается В.А. Кирилов. К предмету регулирования гражданского права он относит частные организационные отношения, которые по его мнению подразделяются на два вида: внутрифирменные (корпоративные) отношения и отношения по установлению делового сотрудничества с контрагентами (внешние межсубъктные отношения).

Интерес для нас представляет соотношение управленческой деятельности и организационных отношений. По мнению Е.Ю. Грачевой управленческие отношения по своей сути являются организационными.

Тогда как понятие организации как вида деятельности шире понятия управления, справедливо полагал О.С. Красавчиков. Но для нашего исследования важно не соотношение объема этих понятий, а их внутренняя структурная обусловленность. Анализ взаимосвязи организационных отношений и управленческой деятельности подводит к выводу о том, что данные категории соотносятся как форма и содержание. Логично предположить, что содержание внутренних организационных отношений юридического лица проявляется в форме управленческих решений его органов, выражающих волю самого юридического лица.

В качестве итога наших рассуждений можно предложить следующее определение решения органа юридического лица.

Решение органа юридического лица есть основанный на внутренних организационных отношениях управленческий акт волеизъявления юридического лица, направленный на достижение целей деятельности путем ее упорядочения.

Это определение достаточно условно и применимо главным образом к решениям коллегиальных органов управления юридического лица. Как было обосновано выше, такие решения могут порождать для юридического лица правовые последствия, сравнимые с гражданско правовой сделкой, либо имеют значение только для самих органов или участников юридического лица.

К иным действиям, не являющимся сделками или административными актами следует отнести изготовление сертификатов ценных бумаг, а также раскрытие информации в ходе эмиссии.

Изготовление сертификатов выделяется законом в самостоятельный этап процедуры эмиссии документарных ценных бумаг и является скорее всего одновременно результатом оказания услуг и предметом соответствующего договора. Появление сертификатов ценных бумаг в вещественной форме не влечет для эмитента или третьих лиц возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей. Следовательно, нет оснований приравнивать изготовление сертификатов к односторонней сделке, как это делает Л.Р. Юлдашбаева.

Значительно больший интерес для нас имеет правовая природа действий эмитента по раскрытию информации в ходе эмиссии ценных бумаг. Как самостоятельный этап процедуры эмиссии раскрытие информации предусмотрено только для случаев регистрации проспекта эмиссии. Хотя и остальные варианты эмиссии сопровождаются раскрытием значительного объема информации. Действия по раскрытию информации не являются, конечно, сделками или административными актами, но должны рассматриваться как исполнение возложенной законом на эмитента особой юридической обязанности.

Установление такой обязанности обусловлено принципом информационной прозрачности рынка ценных бумаг, соблюдение которого является по мнению Конституционного суда Российской Федерации важнейшей гарантией зашиты прав владельцев ценных бумаг и инвесторов, вкладывающих средства в ценные бумаги. Помимо этого, обеспечение доступности сведений об эмитенте и его ценных бумагах для всех заинтересованных лиц позволяет формировать справедливые рыночные цены, принимать взвешенные и обоснованные инвестиционные решения.

Право на получение информации и соответствующая обязанность по ее раскрытию регулируются нормами преимущественно гражданского права. В самом общем виде, например, полномочие участников получать информацию о деятельности хозяйственного товарищества или общества закреплено пунктом 1 статьи 67 Гражданского кодекса Российской Федерации и детально регламентировано иными федеральными законами. Процедура раскрытия информации в процессе эмиссии установлена Федеральным законом «О рынке ценных бумаг» и актами ФКЦБ России. Возложение какой-либо обязанности на участников имущественного оборота в гражданском праве (в том числе по раскрытию информации) является скорее исключением из общего правила и связано с значением и важностью исполнения такой обязанности для защиты прав третьих лиц, а также в целях нормального функционирования определенных общественных отношений.

Деятельность эмитента по раскрытию информации в ходе эмиссии ценных бумаг также может рассматриваться как еще один пример формирования самостоятельных гражданских организационно-правовых отношений. О.С. Красавчиков причислял подобные отношения к особому виду организационно-информационному, реализация которых создает определенные условия (возможности) для развития имущественно-правовой связи. Он рассматривал обязанность по обмену информацией только в отношениях между сторонами по сделке. Раскрытие информации в ходе эмиссии ценных бумаг является примером установления иного типа организационных отношений, основанного, в силу закона, на обязанности предоставлять необходимые сведения любым заинтересованным лицам.

Вышеуказанные юридические факты, а именно: решения органов управления юридического лица, связанные с эмиссией ценных бумаг; изготовление сертификатов документарных ценных бумаг, раскрытие информации являются составными элементами содержания эмиссии ценных бумаг. Для уточнения понятия «эмиссия ценных бумаг» все эти юридические факты можно определить как организационно-распорядительные действия эмитента или третьих лиц. Полагаем, что данные действия наряду с гражданско-правовыми сделками и административными актами образуют эмиссию ценных бумаг.

Содержание эмиссии ценных бумаг представляет собой фактический состав систему юридических фактов, необходимых для наступления правовых последствий возникновения, изменения, прекращения правоотношения. О.С. Иоффе отмечал, что для возникновения некоторых гражданских правоотношений недостаточно какого-либо единичного юридического факта, а требуется наступление их известной совокупности, которую обычно называют фактическим составом или юридическим основанием (титулом) права.

Для достижения целей эмиссии требуется возникновение последовательности целого ряда юридических фактов гражданско-правовых сделок, административных актов, организационно-распорядительных действий. В основе каждого выпуска ценных бумаг лежит сложный фактический состав, элементы которого накапливаются в строго определенной последовательности. Для того чтобы эмиссия ценных бумаг считалась завершенной необходимо наличие всех юридических фактов ее составляющих. В противном случае, эмиссия ценных бумаг не повлечет желаемых юридических последствий. В отношении незавершенных фактических составов О.А. Красавчиков писал: «...юридические последствия наступают только при наличии всех юридических фактов соответствующего юридического состава. Созданная отдельными юридическими фактами незавершенного состава возможность движения конкретного правоотношения сама по себе, как и факты ее создающие, юридического значения не имеет».

Обязательность наличия всей суммы юридических фактов характеризует эмиссию ценных бумаг с точки зрения философских категорий как целостную систему совокупность компонентов, взаимодействие которых порождает новые качества, не присущие ее отдельным элементам.

Важную роль в процессе эмиссии играют сроки, отдельный вид юридических фактов. По мнению В.Б. Исакова, «сроки такие юридические факты, которые могут выступать только как элементы фактического состава. Срок сам по себе, вне связи с ситуацией, с иными юридическими фактами, никакого содержания не несет: он значим только как срок чего-либо». Так, в соответствии с требованиями статьи 25 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» не позднее 30 дней после завершения размещения эмиссионных ценных бумаг эмитент обязан представить отчет об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг в регистрирующий орган. Не соблюдение данного срока является нарушением эмитентом в ходе эмиссии требований законодательства Российской Федерации и может повлечь приостановление эмиссии или признание выпуска ценных бумаг несостоявшимся (статья 26 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»).

В ряде случаев для юридической полноценности фактического состава, как подчеркивает В.Б, Исаков, необходимо не только наличие всех элементов юридических фактов, но и строгое соблюдение порядка их накопления в фактическом составе. Данный вывод справедлив в отношении эмиссии ценных бумаг. Все составляющие ее процедуру юридические факты только в совокупности и строгой последовательности могут привести к необходимому результату размещению выпуска ценных бумаг.

Хронологическая последовательность и форма совершения действий эмитента и иных лиц образуют процедуру эмиссии ценных бумаг. В свою очередь процедура эмиссии подразделяется на отдельные этапы. Этап эмиссии это часть ее процедуры, состоящая из совокупности определенных действий эмитента и иных лиц, объединенных одной характерной только для данного этапа целью.

Процедура эмиссии ценных бумаг предусмотрена статьей 19 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» и состоит из последовательности этапов, каждый из которых:

- не может быть начат до полного завершения и надлежащего юридического оформления результатов предыдущего этапа;
- имеет характерную только для этого этапа цель;
- завершается юридическим оформлением какого-либо документа, получением разрешения со стороны государственных регулирующих органов на совершение последующих действий, сопровождается совершением присущих только этому этапу гражданско-правовых сделок.

Так, до момента принятия эмитентом решения о выпуске ценных бумаг и его оформления в виде отдельного документа не может быть осуществлена государственная регистрация выпуска ценных бумаг. Размещение ценных бумаг прямо запрещается до момента государственной регистрации их выпуска (статья 18 и 24 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», пункт 1 статьи 5 Федерального закона «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» № 46ФЗ). Только при соблюдении условия последовательности совершения отдельных действий эмиссия ценных бумаг будет осуществляться правомерно.

По мнению И.В. Редькина в ходе эмиссии цель эмитента заключается в выпуске в обращение ценных бумаг. Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» предусматривает два различных понятия: обращение ценных бумаг и размещение ценных бумаг. Обращение ценных бумаг это заключение гражданско-правовых сделок, влекущих переход прав собственности на ценные бумаги. Размещение ценных бумаг отчуждение ценных бумаг эмитентом их первым владельцам путем заключения гражданско-правовых сделок.

Сравнительный анализ этих двух определений позволяет сделать вывод о том, что размещение ценных бумаг является первичным, а их обращение — производным по отношению к размещению. Кроме того, первые владельцы размещенных ценных бумаг вполне могут не отчуждать их в дальнейшем иным субъектам права. Размещение ценных бумаг не обязательно влечет их дальнейшее обращение. Представляется более правильным утверждение о том, что цель эмитента разместить выпуск ценных бумаг, а не выпустить их в обращение.

Вместе с тем конечным результатом осуществления эмиссии ценных бумаг, как правило, является привлечение дополнительных инвестиционных средств, необходимых для расширенного воспроизводства. Однако утверждать, что именно это является конечной целью и сущностью эмиссии было бы не совсем обоснованно. Сущность главное, основное в рассматриваемом объекте, потому ее уяснение представляет особую ценность в процессе познания. Привлечение инвестиций это лишь внешний результат эмиссии и одновременно средство достижения более значимой цели. Полагаем, что сущность эмиссии ценных бумаг заключается в удовлетворении главным образом экономических потребностей граждан и юридических лиц путем привлечения инвестиций.

При этом можно отметить разно полярность интересов эмитента, владельцев ценных бумаг, государства. Эмитент стремится получить дополнительные возможности для развития производства, цель владельцев ценных бумаг получение дохода, цель государства обеспечение экономического роста, стабильности гражданского оборота, защита прав всех его участников, а также фискальный интерес (налог на операции с ценными бумагами). Несмотря на указанную противоречивость и несовпадение целей, можно говорить о взаимозависимости и взаимодополняемости участников эмиссионного процесса. Каждый, в конечном счете, стремится к удовлетворению своих потребностей (в том числе экономических).

Действия, составляющие содержание эмиссии ценных бумаг, совершаются не произвольно, а в порядке особой процедуры. Для нас важным является определить цель процедуры эмиссии ценных бумаг, ответить на вопрос: почему законодатель установил строгий порядок и особые требования по ее осуществлению? Будучи сложным правовым явлением, эмиссия ценных бумаг нуждается в четкой юридической форме и четком порядке ее реализации. В данном случае процедура эмиссии выполняет роль организующего инструмента, упорядочивающего весь процесс. Помимо этого наиболее важная функция процедуры эмиссии служить средством обеспечения и защиты, как мы выяснили, весьма противоречивых интересов всех участников эмиссионного процесса. Процедура является формой осуществления эмиссии ценных бумаг и вместе с этим условием и механизмом достижения ее цели.

Таким образом, суммируя все вышеприведенные доводы, можно сформулировать следующее определение эмиссии ценных бумаг: Эмиссия ценных бумаг совокупность гражданско-правовых сделок, административных актов и организационно-распорядительных действий (содержание эмиссии), совершаемых эмитентом и иными лицами в предписываемой законом или в порядке им установленном форме и последовательности (процедура эмиссии), и направленных на размещение ценных бумаг, а, в конечном счете, на удовлетворение экономических потребностей граждан и юридических лиц.

В заключение еще раз кратко перечислим состав юридических фактов, который по нашему мнению формируют содержание эмиссии ценных бумаг.

Гражданско-правовые сделки, включают в себя: односторонние сделки (направление уведомлений, связанных с реализацией права на преимущественное приобретение акций); двусторонние сделки (договоры размещения ценных бумаг); многосторонние сделки (например, договор на оказание андеррайтерских услуг между эмитентом и консорциумом андеррайтеров).

Административные акты распоряжения (иные индивидуальные решения) регистрирующих органов о регистрации выпуска ценных бумаг, регистрации решения о выпуске, проспекта эмиссии, отчета об итогах выпуска ценных бумаг.

Организационно-распорядительные действия решения органов управления юридического лица, связанные с осуществлением эмиссии ценных бумаг (например, решение об увеличении уставного капитала); изготовление сертификатов ценных бумаг; раскрытие информации в ходе эмиссии.

тема

документ Операции банка с ценными бумагами
документ Рынки ценных бумаг
документ Рынок ценных бумаг
документ Ценные бумаги
документ Эмиссия




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара
Курс евро
Цифровые валюты
Алименты

Аттестация рабочих мест
Банкротство
Бухгалтерская отчетность
Бухгалтерские изменения
Бюджетный учет
Взыскание задолженности
Выходное пособие

График отпусков
Декретный отпуск
ЕНВД
Изменения для юристов
Кассовые операции
Командировочные расходы
МСФО
Налоги ИП
Налоговые изменения
Начисление заработной платы
ОСНО
Эффективный контракт
Брокеру
Недвижимость



©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты