Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения
папка Главная » Экономисту » Прогнозирование социально-экономического развития

Прогнозирование социально-экономического развития

Прогнозирование социально-экономического развития

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

  • Основные понятия и проблемы
  • Методологические аспекты расчета прогнозируемых показателей
  • Прогноз основных макроэкономических и социальных показателей
  • Прогнозирование занятости населения
  • Прогноз доходов населения, оплаты труда и социальной безопасности
  • Нормативные основы прогнозирования

    Основные понятия и проблемы

    Прогнозирование — это процесс формирования научно обоснованного суждения о возможных состояниях рассматриваемого объекта в будущем и (или) об альтернативных путях и сроках их достижения. Общетеоретической основой прогнозирования является специальная область — прогностика, занимающаяся изучением закономерностей разработки прогнозов. Как и всякий процесс трудовой деятельности (в том числе и творческой) прогнозирование характеризуется его субъектом и объектом, применяемыми средствами и методами, а также окружающей средой.

    Субъектами прогнозирования социально-экономического развития являются органы государственной власти на уровне Российской Федерации, субъектов Федерации, муниципального и местного самоуправления, корпорации и предприятия, а также привлекаемые ими научно-исследовательские и консалтинговые организации, отдельные эксперты, осуществляющие разработку прогнозов.

    Объектами прогнозирования социально-экономического развития являются процессы, явления и события, на которые направлена познавательная и практическая деятельность субъектов прогнозирования путем использования системы экономических показателей (объем и структура ВВП, производство товаров и услуг, рентабельность, объем и структура капиталовложений, индексы цен, задолженность потребителей и др.), демографических показателей (численность и структура населения), социальных показателей (доходы и уровень жизни, занятость и безработица, социальная защита, обеспеченность услугами отраслей социальной инфраструктуры и др.), а также значений факторов, от которых зависят эти показатели.

    Совокупность применяемых при прогнозировании средств и методов с учетом окружающей среды, т.е. внешних по отношению к рассматриваемым объектам условий (факторов), по существу характеризует технологию разработки прогнозов. В качестве методической основы создания такой технологии применительно к каждому рассматриваемому объекту строится прогнозная модель, исследование которой позволяет получить информацию о возможных состояниях объекта в будущем и (или) о путях и сроках их осуществления. Для этого необходимо прежде всего определить целевое назначение и содержание процесса прогнозирования применительно к его объекту — социально-экономическому развитию.

    Исходя из общепринятых понятий теории управления общественными процессами, прогнозирование играет ключевую роль в системе управления процессами социально-экономического развития как связующее звено среди объективно необходимых функций подготовки и реализации соответствующих решений.

    Функции подготовительного блока носят исследовательский и аналитический характер. К их числу относятся шесть функций. Первая — информация — включает получение текущих статистических и аналитических данных о динамике социально-экономических процессов на соответствующем уровне мониторинга, а также ознакомление с новейшим опытом и тенденциями в этой области. Вторая функция — целеполагание — заключается в установлении системы конкретных целей социально-экономического развития применительно к определенному календарному периоду, исходя из общесоциальной цели — повышения качества жизни и ее компонентов — роста благосостояния населения, обеспечения его безопасности и социальной справедливости. Третья функция — анализ — предполагает изучение и обобщение полученной информации о динамике социально-экономических процессов в сопоставлении с соответствующими целевыми индикаторами. Четвертая функция — измерение — предусматривает создание и совершенствование системы социально-экономических показателей (индикаторов) и методов их количественной оценки. Пятая функция — диагностика — состоит в подготовке выводов и общего заключения (типа аудиторского) по существующему состоянию и уровню социально-экономического развития с определением позитивных и негативных факторов, оказавших на него влияние. Последние три функции — анализ, измерение и диагностика — осуществляются при проведении мониторинга или предшествуют прогнозированию. Шестая функция — прогнозирование — заключается в разработке и обосновании возможных вариантов ожидаемых изменений социально-экономической ситуации и их последствий под воздействием внутренних и внешних факторов. Тем самым прогнозирование завершает подготовительный блок функций управления социально-экономическими процессами, что предполагает решение задач прогнозирования в комплексе со всеми предшествующими функциями путем разработки соответствующих технологий их выполнения.

    С другой стороны, прогнозирование является основой осуществления исполнительного блока функций (с 7-й по 12-ю), которые носят программно-управленческий характер: седьмая — программирование (т.е. разработка программ социально-экономического развития), восьмая — планирование (составление планов осуществления мер, предусмотренных программой), девятая — координация (оперативное согласование деятельности участников программы), десятая — мотивация (обеспечение заинтересованности участников программы), одиннадцатая — контроль (мониторинг хода выполнения программы), двенадцатая — регулирование (внесение оперативных изменений в ходе выполнения программы). Следовательно, о качестве и эффективности разрабатываемых прогнозов социально-экономического развития можно судить по реализации основанных на них программ.

    Таким образом, все 12 функций управления социально-экономическими процессами составляют в совокупности единую систему согласования и функционального разделения действий органов управления различных уровней. Проблемы прогнозирования социально экономического развития регионов Российской Федерации (с учетом опыта Чувашской Республики) подробно рассмотрены в работе, авторы которой исходят из необходимости научно обоснованного учета при прогнозировании общеэкономических отраслевых и региональных пропорций. Авторы подчеркивают, что в региональном аспекте основную роль играет социальная доминанта развития экономических систем, поскольку регионы создают предпосылки для всестороннего развития индивида, используя для этого социальные нормативы.

    Качественное выполнение функций управления обусловлено оснащением и использованием современных технологий и средств компьютерной и телекоммуникационной техники. Применительно к конкретному содержанию и сфере влияния функций управления на социально-экономические процессы разрабатываемая технология представляет механизм их выполнения, определяющий последовательность операций (действий), применяемые технические средства, состав исполнителей и формы их взаимодействия, а также процедуры согласования и утверждения готовых документов нормативного, проектного или распорядительного характера. Представляется целесообразным ввести в практику стандарты на разработку технологий решения организационных, социальных и экономических задач. В работе прогнозное социальное проектирование рассматривается как исследовательская технология, ориентированная на выработку вариантных образцов решений перспективных социальных проблем с учетом доступных ресурсов и намеченных целей социально-экономического развития.

    Основными требованиями и связанными с ними проблемами при разработке технологий прогнозирования социально-экономического развития являются: соблюдение принятых в прогностике принципов системности, согласованности, вариантности, непрерывности, верифицируемое (т.е. достоверности, точности и обоснованности) и рентабельности разрабатываемых прогнозов; ориентация на предпочтительный выбор нормативного вида прогнозов, при котором прогнозируемые показатели определяются исходя из их зависимостей от соотношений фактических и нормативных (ретроспективных и перспективных) значений внутренних и внешних факторов; использование абсолютных и относительных показателей, выражающих динамику переменных значений параметров прогнозируемых объектов; установление оптимальных периодов основания и упреждения прогноза.



    Исходя из принципа системности при разработке технологий прогнозирования определяются состав и взаимосвязь экономических и социальных параметров, существенных для описания и количественной оценки объектов прогнозирования в качестве их значащих переменных применительно к решаемой задаче. При этом выделяются эндогенные переменные каждого объекта, отражающие его собственные свойства, и экзогенные переменные, обусловленные влиянием некоторой совокупности внешних переменных. Каждый параметр характеризует объект прогнозирования в течение периода основания и периода упреждения прогноза. Что касается измерения и оценки параметров объектов прогнозирования, то д ля этого используются как натуральные, так и базирующиеся на них стоимостные показатели. Особое значение при этом имеет создание механизмов их согласования на всех уровнях экономики, поскольку от этого зависит возможность сравнительного анализа различных вариантов прогнозных решений, обеспечение непрерывности и достоверности используемой информации, а также эффективность прогностической деятельности.

    С учетом современных требований к прогнозированию социально-экономического развития рассмотрим в системной взаимосвязи некоторые актуальные вопросы технологии разработки прогнозов, включая основные макроэкономические показатели, демографические ситуации и занятость населения, доходы населения и оплату труда, социально-экономическую безопасность.

    Методологические аспекты расчета прогнозируемых показателей

    Прежде всего необходимо подчеркнуть системный характер совокупности показателей, используемых для прогнозирования социально-экономического развития. Это означает, что каждый из показателей в принципе может характеризовать в математической интерпретации определенную функцию и в то же время служить фактором-аргументом тех или иных других функций. Исходя из ключевой роли таких макроэкономических параметров как валовой внутренний продукт, численность населения и уровень инфляции, а также из стратегического курса на эффективизацию труда, социального и экономического развития, общая схема параметрической системы прогнозируемых показателей может быть представлена следующим образом.

    Исходной информацией об объектах прогнозирования социально-экономического развития являются статистические данные, отражающие динамику рассматриваемых показателей за предшествующий период. Приоритетное значение при этом имеют показатели, численные значения которых могут быть измерены и рассчитаны как абсолютные величины. Применение показателей в виде относительных величин должно базироваться на их абсолютных значениях. В противном случае теряется реальный смысл показателей как социально-экономических индикаторов. Так в опубликованном документе Министерства экономического развития и торговли РФ «Уточненные параметры прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на период» («Коммерсантъ») все показатели выражены в процентах к предыдущему году, т.е. база оценки ежегодно меняется вместо принятия единой для всего анализируемого или прогнозируемого периода точки отсчета. Получаемые при этом прогнозные величины отражают не реальную их динамику, а относительное сокращение их увеличения или увеличение их сокращения.

    Преобладание относительных показателей (в процентах к предыдущему году) при отсутствии стабильной точки отсчета их абсолютных или натуральных величин дает искаженную картину реальной динамики индикаторов. Следовательно, в данном случае речь идет не об уровне инфляции, а о степени его изменения в течение года. Для того чтобы судить о фактическом или прогнозируемом уровне инфляции, необходимо установить его базовую величину и умножить на процент ее изменения. Если в качестве этой величины принять естественный в условиях устойчивого развития минимально допустимый уровень инфляции, равный 2%, то его рост на 120% означал бы повышение уровня инфляции до 2,4%, а при базовой величине прироста потребительских цен на 80% (в условиях дефолта) индекс инфляции увеличится до 96%.

    Принципиальное значение имеет установление динамики прогнозных параметров в их реальном значении по отношению к выбранной базе оценки, характеризуемой определенным историческим событием, коренным образом влияющим на состояние экономики и жизнь людей. В истории России это революция, война, экономическая реформа, теперь добавился дефолт, преодолеть последствия которого и достичь по уровню жизни докризисного года при оптимистичном стечении обстоятельств можно рассчитывать лишь спустя 4—5 лет после дефолта. Аналогичный подход необходим при прогнозировании на территориальном и корпоративном уровнях.

    При подготовке сценарных условий следует более четко обозначить оптимистический и пессимистический варианты их рассмотрения и анализа как базы прогнозных решений. Практика показывает, что разница между указанными вариантами не столь уж велика (по экспертной оценке темпов экономического роста она составляет 1— 2 %). В принципе их различие обусловлено не столько разной степенью предвидения внешних и внутренних условий, сколько выбранной тактикой поведения при их осложнении. В рамках общепризнанной мировой концепции устойчивого развития и осознания безальтернативной необходимости расплачиваться по долгам с кредиторами зона непредсказуемости социально-экономического развития существенно сужается, ограничиваясь стихийными бедствиями, которые пока еще остаются непредвиденными.

    Основным методом прогнозирования численных значений социально-экономических показателей является экстраполяция статистических данных, т.е. распространение динамики их изменения на прогнозируемый период с учетом условий и ограничений развития объекта. Это означает, что метод экстраполяции применим тогда, когда тенденции прошлого периода могут быть перенесены и на будущий, либо когда выявлены и количественно оценены необходимые для этого изменения, что связано с проведением анализа и корректировки ранее принятой аппроксимирующей функции.

    В практике прогнозирования могут быть использованы и методы экспертной оценки (включая «мозговую атаку») сценария социально-экономического развития, которые реально находят применение при определении тенденций развития, а не при установлении численных значений конкретных показателей.

    Наиболее конструктивным направлением развития технологии прогнозирования является применение математических методов установления зависимостей социально-экономических показателей от эндогенных и экзогенных факторов на основе корреляционно-регрессионного анализа статистических данных об объекте. Такой подход зарекомендовал себя в прошлой отечественной практике при разработке нормативных материалов по определению необходимой численности работников инженерного и управленческого труда в зависимости от различных факторов, т.е. при решении задачи, которая по существу аналогична определению численных значений прогнозируемых показателей.

    Процесс установления таких зависимостей включает: предварительное экспертное определение факторов (аргументов), влияющих на прогнозируемый показатель; корреляционный анализ тесноты связей между данным показателем и каждым из факторов и выбор наиболее существенных; расчет показателей степени и постоянных коэффициентов в формулах; оценку точности полученных зависимостей. Для измерения численных значений факторов используются как абсолютные величины (в натуральном или стоимостном выражении), так и относительные (в процентах по отношению к определенной структуре и по отношению к прошедшему периоду). Например, прогноз уровня занятости определяется в зависимости от таких факторов, как доля трудоспособного населения, среднедушевой доход населения, доля занятых в реальной экономике, средний разряд работающих по Единой тарифной сетке. Полученные зависимости могут быть использованы в качестве основного инструмента при разработке прогнозов, корректировке экстраполяционных выводов и оценке качества прогнозных решений.

    Эта модель может использоваться при прогнозных расчетах объема производства в зависимости от ожидаемых изменений затрат на рабочую силу и капитал, а также при обратных расчетах этих затрат в зависимости от объемов производства, т.е. функция и факторы могут поменяться местами.

    Заслуживает внимания модель реструктуризации экономики с учетом занятости и безработицы применительно к переходному периоду стран Центральной и Восточной Европы.

    Подобные расчетные модели ориентированы на поиск путей решения задач, связанных с многофакторными социально-экономическими процессами. Их применение может существенно обогатить практику разработки прогнозов за счет расширения круга рассматриваемых аналитических показателей, как это вытекает из приведенного примера дифференциации расчетных параметров применительно к государственному и частному секторам в целях возможного их сближения и унификации на базе использования преимуществ обоих.

    Исследуя инфляцию и налогообложение проф. В.А. Колемаев построил функции Кобба-Дугласа применительно к предлагаемой им трехсекторной модели экономики. В отличие от марксовой схемы расширенного воспроизводства, согласно которой экономика делится на два сектора — производство средств производства и производство средств потребления, — автор предлагает выделить третий сектор — производство предметов труда, используемых в одном производственном цикле, в отличие от средств труда, используемых во многих производственных циклах. Такая модель экономики обосновывается тем, что нулевой (материальный) сектор занимает промежуточную позицию между фондосоздающим и потребительским секторами: в определенном отношении (например, в части использования инвестиционных товаров) его поведение сходно с поведением потребительского сектора, хотя по своему назначению материальный сектор родственен фондосоздающему. Предполагается, что за каждым сектором закреплены основные производственные фонды, в то время как труд и инвестиции могут свободно перемещаться между секторами.

    Автор раскрывает механизм динамики инфляции: повышение ставки заработной платы в потребительском секторе приводит к повышению цены на предметы потребления, тем самым к падению реальной заработной платы в материальном и фондосоздающем секторах. Для сохранения реальной заработной платы им приходится повышать ставки заработной платы, а это в свою очередь приводит к повышению цены на продукцию потребительского сектора, следовательно, реальная заработная плата в нем падает (номинальная постоянна). Для сохранения реальной заработной платы в потребительском секторе надо вновь поднимать ставку заработной платы, что означает начало нового витка инфляции, причем не обязательно в потребительском секторе. Инициаторами ее могут быть и материальный, и фондосоздающий секторы.

    В целом исследования проф. В.А. Колемаева вносят существенный вклад в разработку математических моделей макроэкономических процессов, направленных на достижение технологического оптимума на основе регулирования цен, тарифов, ставок заработной платы, налоговых ставок и т.п. Вместе с тем следует обратить внимание на ряд существенных моментов, касающихся принципа выделения секторов экономики и характеризующих их факторов. Не вызывает сомнений необходимость учитывать принципиальное различие предметов труда, используемых в одном производственном цикле, и средств труда, используемых во многих производственных циклах. В то же время следует признать, что разграничение предметов и средств труда, при всем его значении, отражает лишь роль этих элементов процесса трудовой деятельности как базы формирования трудовой теории экономического роста. Рассматривая под этим углом зрения остальные элементы, можно сделать вывод, что для каждого из них может быть выделен соответствующий сектор экономики. Так для субъекта труда выделяется социально-трудовой сектор, охватывающий область экономической деятельности по подготовке и использованию работников требуемых профессий и специальностей, обеспечению охраны и гуманизации их труда. Для отражения роли технологий в процессе трудовой деятельности выделяется инновационный сектор, охватывающий область исследований и разработок, необходимых для эффективного функционирования экономики. Для отражения предмета труда выделяется сектор материальных и информационных потоков (оборотных средств), а для средств труда — основной капитал. Учитывая роль охраны окружающей среды и связанную с ней экономическую деятельность, следует выделить соответствующий сектор экономики. Наконец, для отражения продукта труда необходимо разграничить секторы производственных и потребительских товаров.

    Соответственно разграничению секторов экономики функция Кобба-Дугласа должна быть заменена более развернутой моделью, отражающей зависимость результата экономической деятельности (объема произведенных товаров и услуг) не только от основных производственных фондов (капитала) и численности занятых (труда), но и от факторов, объективно обуславливающих их эффективное использование и развитие в секторах — социально-трудовом, инновационно-технологическом, материально-информационном, экологическом, производственных и потребительских товаров и услуг. Кроме того, при стоимостной оценке результата экономической деятельности необходимо учитывать уровень инфляции, а также (особенно в условиях глобализации) валютный курс рубля (по отношению к доллару или евро).

    Прогноз основных макроэкономических и социальных показателей

    Основополагающее значение в системе прогнозирования социально-экономического развития по праву придается показателям валового внутреннего продукта, инфляции (росту потребительских цен) и продукции промышленности.

    Валовой внутренний продукт (ВВП) важен не только сам по себе как обобщающий показатель уровня развития экономики страны, но и — по отношению к численности населения — как показатель уровня жизни, а по отношению к численности занятых — как показатель эффективности труда. Между тем практика разработки и применения показателя ВВП вызывает определенную критику со стороны специалистов.

    С началом реформы экономики доля населения и его трудовых доходов в объеме ВВП неуклонно снижались из-за снижения размеров зарплаты, роста безработицы и других причин. В результате структура доходов подверглась усиливающейся деформации: все «дивиденды» от рыночной перестройки стали перетекать в «предпринимательские» доходы, доля которых в ВВП России теперь превысила долю трудовых доходов. Функционирование «теневой экономики», трудно учитываемое официальной статистикой, только усугубляет разрыв. Автор приходит к выводу, что при таком положении нет стимулов к расширению воспроизводства и к осуществлению планируемых реформ в социальной сфере, поскольку необходимые для этого средства предполагается покрывать из получаемой населением доли в 25—26% ВВП (а не из 60%, как в США). Искусственно поддерживаемая дешевизна рабочей силы не может быть длительным фактором здорового экономического роста. Доля трудовых доходов должна увеличиться и в ВВП, и в себестоимости продукции до оптимального «рыночного» уровня. Иначе, как показывает пример Японии и стран Юго-Восточной Азии (или обратный пример СССР), нет условий для роста качества и производительности труда. Решительные меры по реструктуризации ВВП дадут начало созидательному этапу российских реформ.

    Резкой критике подверг существующую практику использования показателя ВВП известный американский экономист и политик Л. Ларуш. В своей книге «Физическая экономика» он пишет: «Валовой внутренний продукт является фальсифицированным понятием. В течение этого периода «услуги» как компонент ВВП выросли с 39% до 54%, но даже рост вне сферы услуг включал в себя значительную долю обмана. В этот период, когда, как утверждалось, ВВП возрос десятикратно, секторы реальной физической экономики в расчете на домохозяйство и на душу населения в действительности сократились в размерах от 30 до 50% и даже больше». Таким образом отмечает Л. Ларуш, «...обширное паразитическое разрастание мнимых ценностей финансового прироста, получаемого от многочисленных, совершенно спекулятивных форм, исчисляется как рост национального дохода на равных правах с производством пиши и одежды, образования, медицинского обеспечения, мостов, тоннелей, железных дорог и рабочих мест в промышленности». Поэтому предлагается «...проводить рациональное различие между физически ненужным расширением номинального дохода и полезным производством и потреблением». Заметим, что такое разграничение в принципе возможно путем выделения и измерения доли соответствующих компонентов в рамках общепринятого показателя, но это зависит от согласованного на международном уровне изменения концепции и структуры показателя ВВП.

    Прогноз уровня ВВП должен служить основным исходным моментом при формировании социального прогноза. Для этого необходимо при расчете ВВП учитывать влияние структурных изменений в экономике, ее глобализацию и научно-технологический прогресс, так как только при этом условии можно прогнозировать решение многих насущных социальных задач. Создание расчетной основы оценки влияния указанных факторов позволит преодолеть практику волевого установления желаемого роста ВВП, когда прогноз фактически превращается в директивное плановое задание. Это особенно рискованно применительно к краткосрочному прогнозированию, когда на горизонте реально не просматриваются принципиальные изменения в экономическом положении страны, а простое экстраполирование отчетных показателей не достигает цели. Поэтому прогноз социально-экономического развития должен быть системно увязан с параллельно разрабатываемым прогнозом научно-технологического развития России.

    Высказанные соображения относительно ВВП можно распространить и на его основную производственную составляющую — продукцию промышленности. Этот показатель может быть предметом анализа и прогнозирования лишь при условии выделения в статотчетности продукции двух отраслевых групп — естественных монополий и перерабатывающей промышленности, причем без включения непромышленной продукции и услуг социальной инфраструктуры.

    Что касается такого макроэкономического показателя, как инфляция (рост потребительских цен), то его прогнозируемый уровень определяется инфляционными ожиданиями, т.е. представлениями субъектов рынка о будущем уровне цен. Динамика снижения инфляции и соответствующие прогнозные оценки характеризуют процесс стабилизации рынка. При этом необходимо учитывать политику регулирования цен, устанавливаемых крупными монополиями и предприятиями на производимую ими продукцию массового спроса для удовлетворения потребностей экономики и населения.

    Прогноз демографической ситуации и уровня образования населения. Годы реформы отмечены тенденцией сокращения численности населения вследствие превышения числа умерших над числом родившихся. Этот сам по себе тревожный факт требует выяснения и оценки влияния вызвавших его причин как общеэкономического, так и структурного характера. На фоне преобладающих пессимистических прогнозов на этот счет обращает на себя внимание сообщение о результатах исследований сотрудника Центра проблем народонаселения экономического факультета МГУ К. Баздырева («Российская газета»), утверждающего, что в России существует «отложенный демографический спрос» и «... в ближайшей перспективе, Россию неизбежно ожидает не просто рост рождаемости, но самый настоящий «демографический взрыв». Между тем реальная ситуация вряд ли дает основание для столь восторженного прогноза.

    В научном докладе на тему «Закономерности и перспективы цикличной динамики науки, культуры и образования» Ю.В. Яковец, С. В. Пирогов, Б.Е. Попов дают долгосрочный прогноз динамики населения и обучающихся в России.

    На развитие средних специальных и высших учебных заведений наряду с демографическими факторами большое влияние оказывает рост наукоемкости и сложности производства, психологическая установка на необходимость получения профессионального образования. Снижение численности обучающихся в этих учебных заведениях объясняется падением престижа образования и сокращением реальных доходов семей, поддерживающих студентов. Ожидается, что эта тенденция в начале будущего века сменится на противоположную. Столь же оптимистичны ожидания в отношении доли повышающих квалификацию и обучающихся новым профессиям, «поскольку переход экономики в фазу оживления потребует большого числа работников новой квалификации... Этому будет способствовать становление системы непрерывного образования».

    В рамках долгосрочного и среднесрочного прогнозирования демографические и образовательные параметры служат основой прогноза трудовых ресурсов, характеризующего совокупное предложение рабочей силы на рынке труда.

    Структуризация населения по демографическому признаку основывается на анализе стадий жизненного цикла человека и его положения в обществе. В связи с этим необходима разработка соответствующего прогноза численности населения с учетом выделенных в статистике групп: женщины; молодежь в возрасте 16—29 лет; пенсионеры и лица предпенсионного возраста; подростки в возрасте 14— 17 лет; граждане, уволенные с военной службы и т.д.

    Для совершенствования методологии расчета трудовых ресурсов и количественной оценки неполной занятости при международных сравнениях немецкие экономисты Й. Фукс и Д. Шмидт применили новый подход, основанный на выявлении скрытой рабочей силы, и апробировали его применительно к условиям Великобритании в сопоставлении с соответствующими показателями Германии и Нидерландов. Исходным пунктом в определении скрытой рабочей силы является расчет потенциальной рабочей силы, которая рассматривается в условиях экономического роста. Потенциальная рабочая сила может быть расчленена на два компонента: население и норма активности. Дифференциация проводится по демографическим параметрам пола, статуса семьи (замужние и незамужние женщины), возраста (от 15 до 75 лет с разбивкой по 5летним периодам). Численность каждой группы населения берется по статистическим данным. Для расчета норм потенциальной активности действующие, статистически измеряемые нормы активности (т.е. занятые + безработные по отношению к населению) сначала рассматриваются с помощью регрессионного анализа как функции определенных параметров. Для каждой группы населения регрессионная модель представляется в форме уравнения, в котором действующая норма активности в данный период определяется исходя из принятых параметров регрессии и значений переменных факторов, в том числе показатель ситуации на рынке труда.

    Для объяснения колебаний нормы активности были проанализированы разные индикаторы ситуации на рынке труда и социодемографические переменные. Во всех регрессионных моделях время всегда рассматривалось как переменный фактор. В качестве индикаторов ситуации на рынке труда были приняты (ожидаемый знак (+ или —) в скобках): вакансии по отношению к занятым (+), вакансии по отношению к безработным (+), доля длительно безработных (более 12 или 24 месяцев) (—), норма безработицы для женщин (), норма безработицы для мужчин и женщин (). При выборе переменных, включаемых в регрессонную модель учитывались не только статистические критерии, но и их вероятность. Например, может быть принято, если рождаемость падает, норма активности женщин возрастает. Регрессионный параметр при этом становится отрицательным.

    Для перехода от фактических норм активности к потенциальным были установлены значения показателей ситуации полной занятости на рынке труда в условиях экономического роста в отличие от ситуации «бедного» рынка. С этой целью были приняты следующие индикаторы: проценты безработицы и женской безработицы были наименьшими в 1966 г., соотношение вакансий и занятых было максимальным также в этом году. Эти данные были поэтому приняты за высокую занятость (безработица — 1,1%, женская безработица — 0,7%, вакансии по отношению к занятым — 1,7%). Скрытая рабочая сила определялась как разность между потенциальной и фактической активностью. Для молодых мужчин и женщин расчеты выявили скрытую рабочую силу на уровне более 10%. Это объясняется тем, что эти люди остались в системе образования из-за плохой ситуации на рынке труда. Для незамужних женщин относительно высокий уровень скрытой рабочей силы был выявлен в отношении возрастной группы между 30 и 40.

    В результате проведенного сравнительного анализа неполной занятости в Германии, Нидерландах и Великобритании установлены соответствующие показатели скрытой рабочей силы по отношению к потенциальной — 6,7%, 8,1%, 7,2% при зарегистрированной безработице  соответственно 10,5%, 6,7%, 8,5%.

    Прогнозирование занятости населения

    Разработка прогнозов занятости населения обусловлена ожидаемыми изменениями спроса и предложения рабочей силы и рабочих мест, т.е. состояния рынка труда под влиянием структурных изменений в экономике, динамики численности и структуры населения, уровня квалификации и заработной платы работников, уровня материальной обеспеченности граждан. По совокупности этих признаков в последние годы традиционно отмечаются следующие тенденции в области занятости: уменьшается доля занятых в промышленности, строительстве (кроме жилищного) и в науке при одновременном увеличении доли занятых в торговле и общественном питании, здравоохранении, образовании и органах управления; снижается доля занятых на крупных и средних предприятиях при увеличении доли занятых на малых предприятиях; увеличивается в промышленности доля в добывающих отраслях (естественных монополиях) при сокращении доли занятых в обрабатывающих отраслях.

    Стратегия экономического роста предполагает развитие приоритетных направлений занятости: восстановление на новой технологической, организационной и экономической основе неоправданно утраченных позиций в сфере материального производства и науки, создание эффективных систем охраны окружающей среды и переработки отходов, обеспечение населения социальными услугами на нормативном уровне, поддержка развития бизнеса (особенно венчурного) и современных форм самозанятости. В этой связи необходимо отслеживать и прогнозировать динамику соотношений занятых в указанных приоритетных сферах, а также в органах исполнительной власти. Последнее особенно важно в связи с лавинным ростом управленческого аппарата.

    В настоящее время сохраняется устойчивая потребность в специалистах по таким престижным и высокооплачиваемым специальностям, как главный бухгалтер, финансовый директор, бухгалтер (по различным отраслям и сферам деятельности), менеджер (по организации бизнеса, рекламе и распространению, по продажам, персоналу, маркетингу и др.), секретарь-референт, офис-менеджер, финансовый менеджер и др. По таким специализациям развернута сеть образовательных учреждений различного уровня. Что касается рабочих профессий, оказавшихся невостребованными в связи с сокращением объема производства и структурными изменениями, кадровое прогнозирование должно быть ориентировано на использование как традиционных направлений массового трудоустройства (путем создания новых предприятий и цехов или путем организации общественных работ), так и на создание новых форм обеспечения долговременной занятости для осуществления крупных народнохозяйственных программ (например, привлечение молодежи к участию в программе охраны среды и переработки отходов на промышленном уровне или по предложению руководства Федеральной дорожной службы России использовать труд горняков закрывающихся шахт на строительстве автодорог, что аргументируется стабильностью финансирования этого строительства при сопоставимых с угледобычей уровнях оплаты труда и исходных технологиях.

    Для прогнозирования занятости населения необходимо сбалансировать ожидаемое предложение рабочей силы с совокупным спросом на нее со стороны субъектов экономики путем анализа аргументов в пользу увеличения или уменьшения влияния различных факторов, от которых зависит занятость. С этой точки зрения заслуживают внимания актуальные и для российской экономики проблемы, опыт и перспективы стимулирования занятости в Германии.

    Отмечается, что главными причинами нехватки рабочих мест в ФРГ являются слишком жесткое регулирование рабочего времени, строгая регламентация со стороны органов власти и высокие дополнительные расходы по оплате труда. Как показал опрос, проведенный Институтом социальных исследований, только одни эти три причины государственного и тарифного свойства препятствуют созданию 1,5 миллиона дополнительных рабочих мест. Были опрошены — по репрезентативной выборке из всех 274 000 немецких фирм с годовым оборотом более двух млн. марок — 1464 предпринимателей и менеджеров. Им был предложен перечень из 12 препятствий с просьбой ответить на вопрос: «Если эти препятствия сейчас отпадут или будут ослаблены, сколько рабочих мест вы могли бы дополнительно создать на вашем предприятии?». С учетом всех 12 препятствий (помимо указанных трех — девять новых: жесткие тарифные соглашения, высокие налоговые нагрузки, ограничения для временных трудовых соглашений, строгий порядок зашиты от увольнений, длительный процесс согласования, высокий размер дальнейших выплат заработной платы в случае болезни, значительные выплаты по охране окружающей среды, незначительная дистанция между пособием по безработице и минимальной заработной платой и недостаточная налоговая льгота для надомных работников) в среднем на одно предприятие неиспользуемый потенциал составляет 13,7 рабочих мест, что в расчете на германскую экономику дает удивительный результат — 3,7 миллиона новых рабочих мест. При этом отмечается различие между западными и восточными землями ФРГ: на первых потенциал рабочих мест на одно предприятие составляет 14,2, а на вторых — 11,8. Отмечаются и отраслевые различия: в среднем наибольшее количество рабочих мест может быть создано в строительстве и в сфере услуг. В связи с дискуссией по поводу закона о выплате заработной платы за время болезни отмечалось, что такая практика препятствует созданию более 260 000 новых рабочих мест в германской экономике.

    Следует отметить систематическую работу, проводимую в ФРГ по исследованию и прогнозированию рынка труда и профессий. В первую очередь необходимо остановиться на работе, посвященной исследованию и прогнозированию «трудового ландшафта» страны (авторы Й. Вейдиг, Р. Хофер, X. Вольф).

    С учетом перемен в политических условиях, резкого обострения конкуренции на европейском и мировом рынке, ускорения динамики технологических и организационных инноваций в ФРГ были разработаны альтернативные проектировки потребности в рабочей силе по объему, видам деятельности и квалификационному уровню. Установлено, что под воздействием технологических и социоэкономических факторов структурные изменения деятельности в направлении от неквалифицированного труда к квалифицированному сохранятся и в будущем. Повышение квалификационных требований, как и тенденция перехода к разграничению деятельности не по продукту, а по услугам, оказываемым с его помощью, по нынешней оценке более четко вырисовывается. В структуре деятельности теряют вес продуктоориентированные виды занятости, «конторская деятельность». Примерно сохраняется существующий удельный вес занятых торговой деятельностью и бытовыми услугами. Заметно возрастает удельный вес деятельности по исследованиям и разработкам, организации и менеджменту, консалтинговой деятельности и оказанию соответствующих услуг.

    При пересмотре и актуализации потребности в тех или иных видах деятельности используются как расчетные методики, так и экспертные оценки с привлечением опытных специалистов по прогнозированию в области экономики, политики, социологии, а также технологии и инноваций в области энергетики, транспорта, связи и коммуникации, окружающей среды. На первом этапе были выявлены, структурированы и сгруппированы наиболее значимые технологические и социоэкономические факторы и установлены сроки проведения оценки их влияния на потребность в рабочих местах. На втором этапе проведена эта оценка и проверена фактическая приемлемость использования выявленных факторов, исходя из их положительного и отрицательного влияния на принятие решений об изменении структуры потребности рабочих мест.

    Технологические изменения связаны с использованием различных видов технических средств. В частности, одно из направлений — автоматизация старых транспортных средств. Например, берлинское метро предусматривается перевести на работу без машиниста. Одновременно будут автоматизированы машины и оборудование, применяемые на всех связанных с метро предприятиях. В сфере городского транспорта (пассажирского и грузового) средняя занятость на одну автомашину повысится, что отвечает возрастающим требованиям к качеству окружающей среды, экономии энергии, безопасности. Система предоставления транспортных услуг базируется на новых логистических решениях по ликвидации узких мест с использованием современных средств информации и телекоммуникации.

    В качестве аргументов в пользу относительного увеличения численности занятых приняты во внимание следующие соображения: инновации в сфере транспортной технологии требуют увеличения объема исследовательских и проектных работ; рост объема перевозок требует расширения парка транспортных средств, отвечающих возрастающей сложности и необходимой надежности решения задач, развитие международной торговли и путешествий. Аргументы в пользу относительного сокращения численности занятых: автоматизированная транспортная техника высвобождает человека от непосредственного управления движением; повышение скорости движения сокращает время занятости работников, уменьшает объем необходимых складских запасов, снижает численность обслуживающего персонала на транспортную единицу. Кроме того, технико-организационные инновации повышают безопасность транспортных путей, сокращают участие человека, повышают надежность выполнения его функций, улучшение работы транспорта расширяет возможности концентрации услуг, совмещения функций работников путем их обучения.

    В числе социоэкономических факторов, влияющих на структуру занятости, рассмотрены: поведение спроса (потребительское настроение); стратегия производства продуктов и услуг; уровень цен и диапазон доходов; налогообложение товаропроизводителей и социальные соглашения, требования к качеству продукции (детерминированы рынком или предписаны законом), ситуация на рынке труда. Эти факторы вызывают относительное увеличение или сокращение занятости в зависимости от соответствующего изменения удельного веса целевых групп работников и видов деятельности, обеспечивающих производство пользующихся спросом товаров и услуг, от повышения или снижения степени дифференциации уровня доходов, от снижения или повышения цен в социальной сфере экономики, например, на продукты питания, социальные услуги, заботу о детях по сравнению с их обеспечением собственными силами.

    При выработке организационной стратегии выдвигаются следующие аргументы в сторону увеличения занятости: расширение объема международной и национальной компенсации риска (диверсификация и глобализация); развитие новаторской деятельности (ноу-хау) с учетом разграничения возможностей предприятий и рынков; снижение глубины переработки производимой предприятием продукции, перестройка структур на принципе «экономного производства» с одновременным укреплением системы кооперационных взаимосвязей с другими предприятиями; ускорение инновационного и рыночного циклов создания и внедрения высокой технологии и расширения рынка; обеспечение функциональной способности и/или непрерывности в процессе трудовой деятельности. К аргументам сокращения занятости относятся: реорганизация путем применения форм групповой работы и уменьшения иерархических уровней («экономное управление», финансовые ограничения); размещение квалификационных предложений в развивающихся странах при условии сочетания высокого качества продукции с низкой стоимостью; ухудшение функциональной способности и/или непрерывности работы повышает риск определенных видов деятельности (например, ремонта).

    При анализе влияния ситуаций на рынке труда принимаются во внимание такие аргументы увеличения численности занятых, как уменьшение требований в отношении уровня зарплаты вследствие растущего числа безработных и возможности использования рынков труда зарубежных стран, а также применения различных форм частичной занятости. Из аргументов снижения занятости учитываются следующие: дефицит работников определенных специальностей и квалификации в результате снижения интереса к образованию; увеличивающийся разрыв между предложением и спросом ведет к обесцениванию квалификации и творческого потенциала специалистов за время длительной безработицы, слишком узкая специализация работников снижает возможность освоения ими новой работы.

    Следует отметить опыт прогнозирования регионального развития занятости в ФРГ В статье Ф.Й. Бадэ представлены результаты разработки прогноза занятости в регионах ФРГ. На основе результатов предварительной оценки ожидается неблагоприятное развитие в новых федеральных землях. Здесь, как и в западных землях, будет осуществляться пространственная деконцентрация, при которой потеря рабочих мест в крупных промышленных центрах будет возрастать (по сравнению со средним уровнем), тогда как в расположенных далеко от центра регионах занятость будет повышаться. По-видимому такое положение для новых земель сопряжено с относительно большими трудностями в силу приверженности к централизации и отставания уровня их развития от западных земель. Поэтому ожидается увеличение доли потерь в уровне занятости новых земель до 4,2%, тогда как этот показатель стабильно держался на уровне 2%. Ожидаемая потеря рабочих мест в восточных землях соответствует приросту их доли в западных землях на 1,1%.

    Прогноз проводится «снизу вверх», т.е. предварительная оценка осуществляется отдельно по каждому региону. Она состоит из двух частей. Сперва оценивается с помощью метода авторегрессионного анализа рядов динамики коридор приемлемого развития. Потом исследуется, какие отрасли детерминируют развитие отдельного региона и каково его будущее развитие. В целях обеспечения достоверности результатов отдельных оценок прогнозные расчеты проводятся в целом три раза — при различных разграничениях региона. Потом сопоставляются результаты отдельных оценок при помощи агрегации и, наконец, согласовывается сумма региональных прогнозов с общей величиной для ФРГ в целом. При оценке точности прогноза региональные предварительные оценки интерполируются и сравниваются с фактическим развитием. Такой подход позволяет повысить степень точности прогнозов. Принимается во внимание инерционность пространственных структурных изменений, что отражается в стабильности и эластичности показателей региональной занятости. Результат оценок характеризуется как множество функций, которые в отношении к периоду прогнозирования могут более или менее сильно отличаться одна от другой по развитию в прошлом и по сравнению с соответствующими моделями.

    Прогнозирование занятости в современных условиях неотделимо от формирования политики и стратегии рынка труда, как и структурной политики. Под этим углом зрения М. Коллер и Б. Швенглер рассматривают приоритетные области региональной политики в ФРГ. Авторы отмечают, что потребность в регионально-политических действиях еще надолго остается в Германии весьма высокой, учитывая как международные, так и внутригосударственные экономические взаимосвязи. Необходимая поддержка «строительства восточной части» означает значительный рост потребности в дополнительных инвестициях и доходах. Это не в последнюю очередь относится и к западным регионам; здесь, во-первых, обостренная конкуренция между местами территориального расположения при перемещении рабочих мест за границу, во-вторых, конкуренция низкой зарплаты, особенно с юго-восточными европейскими соседями, а также, в-третьих, конкуренция поддержки между восточно и западногерманскими структурно слабыми регионами.

    Каждое государство — член Европейского Союза имеет задачу облегчить структурное преобразование слабых регионов, а также мобилизовать региональные резервы роста. И в общем Доме Европы каждый партнер обязан ухаживать за своей «собственной квартирой». Практический пересмотр принципа субсидирования в региональной политике облегчается федеральным делением Германии и регулируется на конституционной основе, в соответствии с которой поставлена «Задача содружества федеральных земель — улучшение региональной хозяйственной структуры». Комитет по планированию этой задачи установил направления ее поддержки. Для этого выявлены структурно слабые регионы, в которых предусматривается с помощью региональной инвестиционной поддержки данной задачи содружества создание или обеспечение конкурентоспособных рабочих мест. Тем самым задача содружества преследует идентичную цель, что и активная политика на рынке труда. Она уже сыграла в прошедшие годы существенную роль в строительстве восточных земель.

    Таким образом выявляются и используются новые скрытые механизмы («кулисы») поддержки занятости в новых землях с дифференциацией уровня этой поддержки для регионов и областей в зависимости от степени важности решаемых структурных проблем и достижения первого успеха в их реализации. С этой целью были рассчитаны новые региональные индикаторы для выявления дефицита рабочих мест и низкого уровня доходности труда и определены соответствующие меры, вытекающие из политики рынка труда при региональной поддержке.

    Система индикаторов позволяет осуществлять не только выбор областей воздействия для национальной и европейской помощи в структурной перестройке экономики, но и общегерманскую оценку приоритетных сфер в аспекте политики рынка труда. Это обеспечивает необходимую увязку региональной структурной политики и политики рынка труда, а также соответствующую увязку на уровне коалиционных объединений.

    Для обеспечения финансирования потребовалась реформа европейской структурной и региональной политики на основе концентрации, упрощения и повышения эффективности поддержки. Отмечается, что в будущем лишь 41,5% европейского населения (вместо нынешних 51%) будут жить в регионах, нуждающихся в поддержке. Западно-германская сфера поддержки («Plafond», т.е. «фонд бедствия») охватывала еще примерно 30% населения. Европейский «фонд бедствия» снижен и по установленным критериям с помощью дискретных пригонок был разделен между отдельными государствами-членами. Некоторые эксперты видят в этом регулирование, ограничивающее возможность установления социально справедливого предельного значения предоставляемой помощи.

    Целенаправленная поддержка регионов может привести к тому, что структурно слабые регионы будут выведены «из-за кулис» в сферу поддержки. Высшая цель решения задачи улучшения занятости была и остается в том, чтобы поддерживать инвестиции в создание конкурентоспособных рабочих мест и обеспечение способности получать доходы от их использования (Einkommenskraft, т.е. по существу — доходности труда). В решении данной задачи с самого начала были использованы конкретные числа, что облегчило контроль успеха или уточнение целевых значений, поскольку диагностические и целевые переменные служили своего рода измерительной линейкой. Такой подход относится не ко всем сферам субвенций, а только тем, где возможны численные методы измерения и оценки соответствующих показателей. Но и с учетом этого ограничения предложенные решения отвечают требованиям парламента и счетной палаты.

    Наряду с базисными переменными, использованными для идентификации слабых регионов (т.е. нуждающихся в поддержке) были разработаны новые и содержательные (аналитические) индикаторы, которые в дальнейшем облегчили установление проблемно ориентированного диагноза и оценку системы поддержки. Этот подход зарекомендовал себя по ряду оснований. Первоначальные индикаторы для выбора объектов поддержки (безработица, дефицит рабочих мест, низкий уровень доходности труда и прогноз развития занятости) в принципе отражают цели региональной инвестиционной политики. Они не только пригодны для оперирования в целях поддержки занятости, но и выполняют также роль «измерительной линейки». Это позволило по-новому оценить результаты проводившихся в течение ряда лет мероприятий по поддержке занятости в регионах, с тем чтобы установить, насколько тот или иной регион приблизился или нет к целевым значениям занятости или повышения доходности труда.

    В этой связи Институтом изучения рынка труда и профессий Федерального агентства по труду ФРГ разработаны новые программные опции: для четкого разграничения различных категорий регионов поддержки и их доли в общем объеме занятости; для выявления и анализа слабых мест по секторам рынка труда в каждом регионе; для разграничения эффекта от предложения и спроса по причине безработицы в отдельных регионах; для определения объемов занятости (числа занятых работников по регионам с различной продолжительностью занятости и множественной занятости в течение года; для определения структуры и предпочтительных форм заработной платы по регионам, а также расходов на оплату труда в отдельных регионах.

    Все устанавливаемые частичные индикаторы нормируются, стандартизируются и взвешиваются, с тем чтобы их можно было свести к одному соответствующему сводному индикатору. Все значения индикаторов выражены индексами. В ФРГ (в целом) приняты следующие предельные значения индикаторов (при среднем значении, равном 100): квота безработных от 48 до 199; квота частично занятых — 47—232; заработная плата — 63—133; инфраструктура — 24—211; прогноз занятости — 86—112. Индекс выше 100 свидетельствует о положительной оценке региона.

    Результат расчета по приведенной формуле относительно необозрим, т.к. он охватывает диапазон оценок искомых величин лишь в пределах 100. Ранжирование и дистанция между регионами остаются фактически нетронутыми. Поэтому для оценки индикаторов по конкретным регионам устанавливаются их предельно допустимые значения исходя из доли каждого региона в формировании политики рынка труда и структурной политики. Например, при установлении плавающих средних квот безработных по регионам принят допуск от 5 до 8% к минимальным или максимальным оценкам. Это соответствует первому или последнему месту в ранге текущего значения индикатора. Квота безработных в среднем за много лет в Германии составляет 12% (или 10,8% при учете всех занятых). Относительно в выгодном положении южно-германские регионы, но именно здесь квоты безработных колеблются на 6%. Несмотря на высокий уровень оказываемой поддержки и беспримерный по европейским меркам объем трансфертных поступлений квота безработных во многих восточногерманских регионах составляет 20%, что вчетверо выше нижних значений в Западной Германии. Квота безработных показывает нормируемое сальдо между предложением и спросом на рынке труда. Поэтому было бы ошибочным снижение или рост этого индикатора объяснять только одной этой причиной. В этой связи авторы рассматривают соотношение между давлением предложения и подсасыванием спроса в регионах.

    Прогноз доходов населения, оплаты труда и социальной безопасности

    Проблема достоверности исчисления доходов граждан со всей остротой встала в связи с недобором налогов и введением нового налогового кодекса. Технология расчета доходов обусловлена возможностью их оценки как основания при установлении размера налога для физических и юридических лиц. Возможность оценки в свою очередь зависит от характера объектов налогообложения, масштаба и условий их функционирования. По совокупности этих признаков можно выделить, в принципе, два технологических подхода. Первый — детальный подход, в большей степени характерный для крупных и средних предприятий, при котором основным объектом налогообложения является работа, т.е. деятельность, результаты которой имеют материальное выражение и могут быть реализованы для удовлетворения потребностей организации и(или) физических лиц, при условии технической возможности и целесообразности учета доходов от каждой сделки с заказчиком (потребителем). Второй подход — укрупненный, в большей степени характерный для малых предприятий, при котором основным объектом налогообложения является услуга, т.е. деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности при условии технической невозможности и(или) нецелесообразности учета доходов от каждой сделки с потребителем (покупателем), когда применяется при налогообложении метод вмененного налога.

    Прогнозирование оплаты труда на макроуровне должно выявить возможности повышения ее роли как важнейшей составляющей денежных доходов населения. Следует отметить, что фонд оплаты труда в условиях рыночных отношений это не планируемый, а расчетный показатель. Тем не менее он важен и в таком качестве, позволяя рассчитывать варианты изменения соотношений доли участия двух источников его формирования — численность занятых наемным трудом и среднемесячная заработная плата одного работника — путем их комбинирования применительно к реальным условиям. Таким образом, прогноз расчетной величины фонда оплаты труда должен отражать тенденции и возможности сбалансированного решения проблем улучшения занятости и повышения уровня оплаты труда. Единым измерителем уровня оплаты труда должна стать тарифная ставка заработной платы на один нормо-час работы определенной степени сложности применительно к различным видам деятельности и категориям работников.

    Следовательно, для обеспечения необходимого роста заработной платы как реального фактора развития экономики и благосостояния населения требуется рассматривать эту задачу в функциональной взаимосвязи с соответствующими макроэкономическими и социальными показателями.

    При выделении секторов экономики они разграничиваются по признаку принадлежности к элементам трудового процесса. Так для субъекта труда выделяется социально-трудовой сектор, охватывающий область экономической деятельности по подготовке и использованию работников требуемых профессий и специальностей, обеспечению охраны и гуманизации их труда. Для отражения роли технологий в процессе трудовой деятельности выделяется инновационно-технологический сектор, охватывающий область исследований и разработок, необходимых для эффективного функционирования экономики. Для отражения предмета труда выделяется сектор материальных и информационных потоков (оборотных средств), а для средств труда — основной капитал. Учитывая роль охраны окружающей среды и связанную с ней экономическую деятельность, следует выделить экологический сектор экономики. Наконец, для отражения продукта труда необходимо разграничить секторы производственных и потребительских товаров.

    В результате выявления резервов увеличения доходности труда работников происходит сокращение их численности на единицу объема ВВП. При этом можно допустить, что определенная часть намечаемых к высвобождению работников остается на предприятиях, увеличивая объем производимых товаров и услуг при повышенном уровне заработной платы, а другая часть формирует резерв рабочей силы, подлежащий трудоустройству или, при необходимости, переобучению как по основной профессии, так и по предпринимательской деятельности и самозанятости. Соответствующие решения принимаются на основе проведения аттестации рабочих мест и работников на корпоративном и региональном уровнях.

    Таким образом, величина ВВП обусловлена уровнем занятости и доходностью труда в каждом из указанных секторов экономики, что обеспечивает возможность безынфляционного роста заработной платы. В этой связи следует констатировать, что недопустимо высокий уровень инфляции привел к снижению доли оплаты труда в ВВП в два раза.

    Прогноз социально-экономической безопасности. Реалии переходного периода убеждают в том, что достижение экономических целей реформ в решающей степени зависит от надежности социальных «тылов». Расслоение общества на узкий круг богатых и преобладающую массу бедных, неуверенных в своем будущем людей, рост безработицы, хронические задержки выплаты заработной платы, остановка предприятий, забастовки, рост несчастных случаев на производстве — все это находит проявление в участившихся социальных конфликтах, наносящих все более ощутимый материальный и моральный ущерб экономике страны и ее гражданам. В этой связи неотъемлемой частью прогнозирования социально-экономического развития является разработка прогноза по блоку вопросов, относящихся к обеспечению социально-экономической безопасности.

    Основными прогнозными показателями по блоку «Социально экономическая безопасность» являются:

    • число безработных и соответствующий процент безработицы оцениваются по критериям естественного (до 2%), допустимого (до 10%) и социально опасного (выше 10%) уровней; прогнозируемый уровень безработицы оценивается в 5—6%, что превышает естественный уровень, но находится в пределах допустимого, при которых нет необходимости изменять установленный размер средств фонда занятости населения;
    • удельный вес убыточных и финансово неустойчивых предприятий, находящихся на грани банкротства, не уплачивающих налоги в бюджеты всех уровней — по оценке органов Мингосимущества и Госналогслужбы — и численность работников, подлежащих высвобождению с указанных предприятий;
    • показатель гуманизации условий труда, определяемый отношением затрат на профилактические меры по улучшению условий и охраны труда к сумме этих затрат с затратами на компенсационные меры по возмещению ущерба здоровью пострадавшим в связи с производственными травмами и профзаболеваниями, а также на выплаты льгот и компенсаций за работу в неблагоприятных условиях труда.

    Нормативные основы прогнозирования

    Неотъемлемой частью технологии прогнозирования социально экономического развития являются формирование и использование системы социально-экономических нормативов, предназначенных для расчета, анализа и оценки фактических и прогнозируемых значений рассматриваемых параметров. Эти нормативы призваны играть роль социально-экономического и правового инструмента при разработке и обеспечении прогнозных и проектных решений.

    К числу наиболее актуальных видов социально-экономических нормативов относятся объемные и структурные нормативы средств, выделяемых на развитие производства товаров и услуг; социальные стандарты и нормы потребления, устанавливающие минимально допустимые потребности населения в продуктах и услугах; нормативы минимальной заработной платы; нормативы предельно допустимых соотношений между уровнями доходов самых богатых и самых необеспеченных граждан; нормативы социально допустимого уровня безработицы. Остановимся на каждом из указанных видов нормативов.

    Нормативы развития производства определяют минимально допустимую долю полученной товаропроизводителями чистой прибыли (в процентах и рублях), которую они (или их ассоциации на отраслевом, региональном или федеральном уровне) должны направлять на улучшение использования имеющихся производственных мощностей, увеличение объема производимой продукции, а также на освоение и развитие производства новой пользующейся спросом продукции с созданием дополнительных рабочих мест. Введение таких нормативов предполагает определенное ограничение рамок экономической свободы предприятий, и поэтому оно должно рассматриваться как временная мера, необходимая в период стабилизации экономики. При установлении величины норматива развития производства принимаются во внимание существующее состояние производства (степень износа основных фондов, уровень автоматизации и т.д.), уровень оплаты труда, рентабельность работы предприятия.

    Социальные стандарты и нормы потребления. Под социальными стандартами потребления понимаются установленные на научной основе минимально необходимые человеку наборы продуктов и услуг, возможности удовлетворения потребности в которых гарантируются государством. Нормы потребления характеризуют выраженную в натуральной форме обеспеченность населения предусмотренными социальными стандартами продуктами и услугами. Такие стандарты и нормы устанавливаются дифференцированно на территории страны с учетом региональных особенностей, причем региональные стандарты могут превышать государственные, если это позволяют имеющиеся ресурсы. Например, это осуществлено в Республике Татарстан, где разработана и действует система социальных стандартов, норм и механизмов формирования бюджетов субъекта Федерации.

    В качестве социальных стандартов используются два показателя: прожиточный минимум и минимальный потребительский бюджет. Первый показатель определяется стоимостью расходов на приобретение минимального объема предметов потребления и услуг, необходимых для сохранения здоровья и поддержания активного физического состояния человека, т.е. рассчитан на простое воспроизводство рабочей силы, а второй — в дополнение к первому — включает расходы на приобретение товаров длительного пользования, уплату налогов и пользование услугами, необходимыми для расширенного воспроизводства рабочей силы. Такое разграничение фактически характеризует различный уровень гарантий минимальной материальной обеспеченности населения, для чего представляется возможным и достаточным использование одного показателя — прожиточного минимума — с учетом дифференциации его значений по регионам и отраслям. Величины прожиточного минимума устанавливаются по демографическим группам и по составляющим элементам (питание, медикаменты, мягкий инвентарь и др.). Опыт Республики Татарстан показывает, что при использовании комплекса вычислительных средств в виде локальных АРМ или локальных вычислительных сетей минимальное время расчета бюджетных потребностей по всем отраслям, финансируемым из бюджета, и по всем территориям республики с распечаткой результатов расчета 6—8 ч. (при одновременной работе 10 компьютеров).

    Нормативы минимальной заработной платы. Для трудоспособной части населения основным источником средств существования занятого по найму работника и неработающих членов его семьи является заработная плата, получаемая им от работодателя в обмен на квалификацию и время, необходимые для выполнения работы (или оказание услуг) в соответствии с условиями трудового договора. Минимальная заработная плата отражает ее воспроизводственную функцию, что предполагает установление предельно минимального уровня оплаты труда, исходя из величины прожиточного минимума, т.е. стоимости продуктов и услуг, входящих в потребительскую корзину. Нормативы минимальной заработной платы, устанавливаемые региональными и муниципальными органами власти, должны служить гарантией их соблюдения всеми работодателями независимо от форм собственности. Поэтапное сокращение сложившегося в переходный период разрыва между минимальной зарплатой и прожиточным минимумом является необходимым условием прогнозирования социально-экономического развития. Следует отказаться от использования норматива минимальной заработной платы как разменной монеты при различных хозяйственных операциях и правонарушениях.

    Нормативы диапазона уровня доходов. Дифференциация уровня доходов работающих по найму обусловлена действующей тарифной системой оплаты труда с учетом его результатов. Поскольку минимальный уровень заработной платы и связанный с ним прожиточный минимум соответствуют ставке первого разряда и гарантированы государством, можно было ожидать, что и соотношения трудовых доходов работников низких и высших тарифных разрядов будут складываться в соответствующих рамках. Однако в отечественной практике эти соотношения весьма далеки от реальной потребности, т.е. они превышают характерный для стран с рыночной экономикой норматив (1 : 6 до 1 : 8) в 2 и больше раз. Это объясняется смешением трудовых доходов с инвестиционными в ущерб первым, что создает благоприятную почву для злоупотреблений руководителей предприятий и других должностных лиц в целях собственного обогащения. Введение предельных нормативов диапазона уровня доходов между 10% самых богатых и 10% самых необеспеченных граждан (до 1 : 10) продиктовано необходимостью осуществления мер по предупреждению социальной напряженности, расслоения и поляризации общества.

    Нормативы допустимого уровня безработицы. Весьма значительные различия в уровне и условиях социально-экономического развития регионов вызывают необходимость дифференцированного подхода к установлению допустимого уровня безработицы в зависимости от следующих факторов:

    • удельный вес населения в трудоспособном возрасте (НТ) — чем он больше, тем труднее найти работу;
    • занятость трудоспособного населения в сельском хозяйстве (Нс) — чем она выше, тем больше вероятность безработицы, что объясняется сезонностью работы и весьма редко практикующимся обеспечением занятости работников путем чередования производства сельскохозяйственной продукции с ее переработкой;
    • доля трудоспособного населения, занятого в домашнем хозяйстве (НД) — чем она выше, тем меньше безработица;
    • уровень производительности (эффективности) труда, определяемый отношением ВВП к численности занятых, (П) — при его повышении и неизменном объеме производства численность занятых сокращается. В определенной степени это находит отражение в том, что в странах с высоким уровнем производительности большей частью наблюдается и более высокий уровень безработицы;
    • уровень душевого дохода (Д) — чем он выше (в частности, чем выше уровень социальной поддержки безработных), тем может быть выше и безработица;
    • уровень располагаемых и рационально используемых средств фонда занятости (Ф3) — чем он выше, тем безработица ниже.

    Для изучения влияния указанных факторов на уровень безработицы может быть использован корреляционный и экспертный анализ данных по регионам, в результате чего выявляется соответствующий вид зависимости (линейный, степенной и др.). При этом в качестве точки отсчета целесообразно принять естественный уровень безработицы (БЕ), который обычно составляет 1,0—2,0%.



    тема

    документ Занятость как категория социально-экономических отношений
    документ Коллектив как социальный объект управления
    документ Расходы на социальное обеспечение и социальную защиту населения
    документ Роль государства в обеспечении социальной стабильности
    документ Содержание, систематизация и оценка угроз в социальной сфере




    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Курс доллара
    Курс евро
    Цифровые валюты
    Алименты

    Аттестация рабочих мест
    Банкротство
    Бухгалтерская отчетность
    Бухгалтерские изменения
    Бюджетный учет
    Взыскание задолженности
    Выходное пособие

    График отпусков
    Декретный отпуск
    ЕНВД
    Изменения для юристов
    Кассовые операции
    Командировочные расходы
    МСФО
    Налоги ИП
    Налоговые изменения
    Начисление заработной платы
    ОСНО
    Эффективный контракт
    Брокеру
    Недвижимость



    ©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты