Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения
папка Главная » Экономисту » Проведение антимонопольной политики зарубежом

Проведение антимонопольной политики зарубежом



Проведение антимонопольной политики зарубежом

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

  • Эволюция антимонопольного законодательства в зарубежных странах
  • Американская модель государственного регулирования конкуренции на рынке
  • Международная конкурентная политика в странах Европейского союза
  • Антимонопольное законодательство в странах Азии
  • Реализация антимонопольной политики в странах СНГ
  • Вывод

    Эволюция антимонопольного законодательства в зарубежных странах

    Проявилась глобальная тенденция к экономической либерализации, открытию рынков и поощрению торговли, когда множество развитых и развивающихся стран начали отдавать предпочтение не жесткому государственному регулированию, а рыночным силам в качестве определяющих факторов для производства и распределения товаров и услуг. Для того чтобы рыночные силы не смогли оказать отрицательного воздействия на рынок, возникла настоятельная потребность государственного вмешательства в процессы функционирования рынков.

    Традиционное регулирование (налоговое, таможенное и др.) обычно предполагает наличие длительных взаимоотношений между регулирующим органом и объектом регулирования. Политика конкуренции (называемая в США антитрестовской политикой) содействует экономической либерализации, поощряя или иногда заставляя независимых покупателей и продавцов вступать в конкуренцию.

    Антимонопольное регулирование предусматривает эпизодическое вмешательство в структуру рынка и процесс экономического воспроизводства для внесения коррективов в поведение нарушителей или поддержание такой структуры рынка, чтобы результативность дальнейшего поведения обеспечивалась далее автоматически.

    В основе политики антимонопольного регулирования, реализуемой в 100 странах мира, лежат законодательство о конкуренции (competition law) и антимонопольное законодательство (antitrust law). Их цели — содействие развитию рыночных структур в рамках отдельного государства или группы государств и ограничение монопольной власти одного или нескольких субъектов, а также регулирование отношений между участниками рынка в различных государствах.

    Изучение хронологии развития и содержания основных положений антимонопольной политики в разных странах мира позволило автору выделить пять концептуальных этапов развития антимонопольного законодательства и теории антимонопольного регулирования. Каждый из обозначенных этапов имеет свое историческое место, содержание и тактику реализации основных положений и производен от важнейших теоретических и концептуальных этапов развития экономической теории.

    Первые два этапа политики антимонопольного регулирования характеризуются как период становления и апробации методов активного вмешательства в конкуренцию на рынке. Антимонопольное регулирование, применяющееся в большинстве стран мира и предполагающее методы воздействия на состояние рынка с целью недопущения ограничения конкуренции, впервые законодательно было закреплено в Канаде и США.

    Третий этап развития антимонопольного законодательства сопряжен с началом принятия норм, ограничивающих монопольное поведение компаний в некоторых европейских странах. Япония и Германия приняли антимонопольные законы в 1947 г. под политическим давлением США и в течение последующего десятилетия внесли в них значительные коррективы. Историческую роль в принятии этих законов сыграл также политический фактор — поражение и капитуляция этих стран во Второй мировой войне. Политика государств-победителей предполагала демилитаризацию экономик Японии и Германии и, как следствие, ее демонополизацию.

    В Германии были приняты Правила об отмене картелей, установленные странами-союзниками как мера против высококонцентрированной и милитаризованной экономики. Первоначально антитрестовское законодательство Германии преследовало цель предотвращения злоупотреблений господствующим положением на рынке со стороны крупной производственной компании. Однако в 1965 г. было разрешено создание картеля из небольших фирм, далее — из крупных, мощных фирм-производителей для достижения конкурентных преимуществ на международных рынках при условии не злоупотреблять своей мощью на внутреннем рынке по отношению к мелким фирмам.

    В 1947 г. американское правительство настояло на принятии в Японии закона «О запрещении частных монополий и обеспечении справедливости торговли», который способствовал роспуску конгломератов «дзайбацу», занимавших господствующее положение в экономике страны до 1945 г.

    Лучшим примером эффективного международного законодательства о конкуренции является законодательство ЕС. Оно утверждено статьями 85, 86 Римского договора, которые содержат условие о том, что после отмены национальных защитных мер в торговле стран  членов ЕС частные фирмы не станут воздвигать индивидуальные барьеры на пути развития торговли и оказывать влияние на ограничение или нарушение конкуренции на общем рынке. Опыт ЕС прекрасно иллюстрирует эффективное влияние законов о конкуренции на динамику и рост международной торговли и прогресс промышленного развития.

    Период 1970—1980х гг. можно выделить в четвертый этап антимонопольного регулирования.

    Регулирование конкуренции антимонопольными органами подчинено главной задаче — недопущению монополизации рынка фирмами. В то же время экономические исследования теории отраслевых рынков и организации промышленности продемонстрировали высокую эффективность функционирования крупных производств на олигополистическом рынке. Успехов в конкурентной борьбе на мировых рынках стали достигать крупнейшие транснациональные компании. В этих условиях государство изменило концептуальные подходы в политике антимонопольного регулирования.

    В законодательство о конкуренции Германии и Японии, Великобритании, Франции и других стран были внесены существенные поправки, направленные на либерализацию отношения к слияниям и поглощениям, способствующим укрупнению компаний. Тезис о том, что эффективное функционирование общества и конкурентное преимущество стран достигаются благодаря активной экономической деятельности крупных компаний, нашел свой отклик в либерализации антимонопольного законодательства.

    Изменение политической карты мира, революционные экономические изменения на европейском континенте, активная международная интеграция и глобализация экономики формируют принципиально новый, пятый этап в развитии антимонопольного регулирования. Главные особенности этого этапа — многогранность и принципиально новые экономические и юридические подходы к самой политике антимонопольного регулирования.

    Во-первых, трансформация экономической системы в восточноевропейских странах (Польша, Болгария, Венгрия. Чехия, Румыния и др.) и бывших республиках СССР (Россия, Украина, Белоруссия и др.) повлияла на принятие в этих странах антимонопольных законов и разработку стратегии конкуренции с самого начала рыночных преобразований в 1990-е гг.

    Во-вторых, в конце двадцатого столетия проявилась глобальная тенденция к упразднению границ, открытию и объединению рынков, поощрению торговли — следовательно, возрос интерес к политике конкуренции. Активизация мирохозяйственных связей и принципиально новые явления в международном экономическом сотрудничестве (создание Всемирной торговой организации — ВТО) обусловили необходимость принятия законодательства о защите конкуренции на рынках отдельных государств в свете международных правил торговли. За последние десять лет практически каждая развитая страна (Германия, Дания, Австрия, Франция, Швеция, Швейцария, Ирландия, Финляндия, Испания, Канада, Португалия, Австралия, Новая Зеландия) усовершенствовала свое законодательство в области конкуренции. Именно в этот период в 60 странах мира были приняты законы о конкуренции, в том числе в 20 странах Африки, 30 странах Латинской Америки, Карибского бассейна, Азии и Океании.



    В-третьих, центр тяжести от концепции антимонопольного регулирования перенесен в область поддержки и обеспечения конкуренции, недопущения со стороны органов государственной власти административных и межрегиональных барьеров. Именно поэтому в зарубежной экономической и юридической литературе понятие «антимонопольное регулирование (законодательство)» наполнилось новым содержанием и трансформировалось в понятие «конкурентная политика», или «законодательство о конкуренции».

    Конференция ООН по промышленности и торговле (ЮНКТАД) в течение последних десяти лет постоянно осуществляет деятельность по разработке комплекса основополагающих понятий и положений, касающихся ограничительной деловой практики в торговле, включая комплекс положений, направленных на недопущение злоупотреблений доминирующим положением компаний на рынке, согласованных действий и сделок, связанных со слияниями и поглощениями, приводящими к изменению структуры рынка.

    Межправительственная группа экспертов по законодательству и политике в области конкуренции ЮНКТАД пришла к выводу о том, что необходимо издание «Типового закона о конкуренции», носящего рекомендательный характер, по вопросам ограничительной деловой практики и конкурентной политики. В этот документ были внесены дополнения и предложения с учетом процессов глобализации и последних тенденций в экономической деловой практике. В данном законе предусмотрена версия возможных элементов статей с комментариями. Основными из них являются статьи о контроле за слияниями и приобретениями, соглашениями и согласованными действиями, действиями субъектов, представляющими собой злоупотребления доминирующим положением на рынке. Разработка «Типового закона о конкуренции» явилась мощным катализатором принятия более чем в 50 странах мира законов о конкуренции только за последнее десятилетие.

    Действующие в различных странах мира антимонопольные законы обеспечивают такое состояние рынка, когда «разрыв между идеалом конкуренции и реальностью некоторых форм частного управления не становится опасно широким». Достижение этой цели строится различными по методам воздействия и характеру регулирования моделями проведения и функционирования законов о конкуренции.

    Анализ зарубежных методов антимонопольного регулирования позволил автору разработать методологические подходы к классификации норм антимонопольного регулирования. Рассмотрим более подробно все подходы к классификации действующих в мире законодательств.

    Законы о конкуренции затрагивают три определенные сферы функционирования рынка: структуру экономического рынка, экономическое поведение и экономический результат. На основе методологического подхода «структура — поведение — результат» можно классифицировать существующие в мировой практике законы о конкуренции исходя из того, на что они влияют: на результат рынка (прямое вмешательство) или на экономическое поведение (структуру) — косвенным образом.

    Большинство действующих юридических норм наиболее сходны между собой в отношении регулирования поведения, которое обычно выступает как запрещение действий, ограничивающих торговлю, снижающих конкуренцию или злоупотребляющих господствующим положением. В некоторых обстоятельствах многие из этих видов контроля над ограничением конкуренции могут содействовать экономической эффективности, а законы о конкуренции в общем и целом призваны уравновешивать ущерб, наносимый конкуренции и повышению эффективности. В этом отношении законы о конкуренции США, Германии и ЕС трактуют ограничения конкуренции по более жестким стандартам, чем другие юридические системы, требуя более веских доказательств того, что ограничения повышают эффективность. В других странах (Швеция, Великобритания) регулирование ограничений торговли менее жесткое. В них об ограничениях судят по целям, например по уровню занятости в данном регионе, по платежному балансу, а не с точки зрения конкуренции.

    Законодательство о конкуренции регулирует сделки между корпорациями (обычно при слиянии), когда эти сделки ослабляют независимость конкурирующих поставщиков и повышают уровень концентрации на экономических рынках. Только в Германии и США органы государственной власти активно вмешивались в рыночные структуры, требуя предварительного уведомления о слиянии и запрещая сделки между корпорациями, ведущие к более высокой концентрации на экономических рынках. В остальных случаях рассматриваемые юридические системы не прибегали к эффективному контролю над структурой рынка исходя из предпосылки, что крупные экономические субъекты способны лучше конкурировать на международных рынках. Однако по мере того, как экономика развивалась и практика свидетельствовала о растущей концентрации промышленности, возникла тенденция к более действенному контролю со стороны правительства над структурой рынка. Именно в этой области законодательства о конкуренции наблюдались самые быстрые перемены: ЕС, Великобритания, Испания, Франция, Южная Корея и Канада усилили свой надзор и контроль над рыночными структурами.

    Политика, с помощью которой государство корректирует ситуацию, создавшуюся в результате деятельности монополий или в результате ограничений в торговле через назначение цен или количество производимой продукции, в принципе возможна, но редко применима в странах с рыночной экономикой, поскольку такие меры считаются несовместимыми с убеждением, господствующим во всех рассматриваемых юридических системах, что рынок — лучшее средство для определения цен и количества производимой продукции. США при совершенствовании своих законов о конкуренции редко прибегают к такой политике. Подобные меры применялись в Швеции, Великобритании, Германии и Франции, допустимы они в Японии, Корее, ЕС.

    Законы о конкуренции основываются на двух различных, но соотносящихся концепциях: концепции власти над рынком и концепции господства рынка. Политика конкуренции применяется для того, чтобы лишить поставщиков возможности воспользоваться властью над рынком либо чтобы не позволить им, опираясь на свою мощь, злоупотреблять своим господствующим положением. Это объясняется тем, что использование власти над рынком часто несовместимо с экономической эффективностью, а господство рынка позволяет поставщику создавать в частном порядке барьеры для торговли, ограничивать конкуренцию, угрожать экономической свободе и жизнеспособности других его участников.

    Власть над рынком зависит от относительного размера (доли участия на рынке) и структуры экономического рынка, т.е. от количества конкурирующих поставщиков, легкости входа на рынок, наличия или трудности преодоления барьеров для торговли и доступности взаимозаменяемых товаров. Власть над рынком — это способность изменять цены, не причиняя ущерба количеству продаж, что в основе своей связано с отсутствием альтернатив. Законы о конкуренции, исходящие из концепции власти над рынком и эффективности, руководствуются заботой о благосостоянии потребителя.

    Господство рынка зависит от абсолютных размеров поставщика, его связей с потребителями и поставщиками, способности определять экономическую жизнеспособность своих торговых партнеров. Законы, основанные на концепции господства рынка, чаше служат защите конкурентов, чем защите процесса конкуренции.

    Важнейший классификационный принцип — это отношение действующего конкурентного законодательства к политике протекционизма внутри страны. Законы о конкуренции в экономически развитых странах в их антитрестовской деятельности допускают льготы, считая их средством поддержки индустриальной политики, способствующей развитию определенных секторов экономики.

    Индустриальная политика такого рода нередко создает значительный антиконкурентный эффект. В частности, субсидируемые государством компании местных поставщиков нередко наносят ущерб конкуренции и способствуют появлению цен, не зависящих от конкуренции. Когда нация обречена потреблять продукцию защищенных местных предприятий, то такой эффект может свести на нет любые выгоды, приобретенные местными поставщиками. Япония, Корея и Германия чаще других санкционировали совместную деятельность местных поставщиков. Для этих стран характерны льготы и допущения в отношении своих производителей. Важно сделать существенную, на наш взгляд, оговорку — такая система льгот применялась странами в период подъема собственной экономики и дальнейшего вхождения в мировую экономическую систему.

    Однако при дальнейшем разукрупнении за счет нарастающей силы интересов потребителей эти страны начали все более беспокоиться об антиконкурентных последствиях некоторых мер индустриальной политики, скептически относиться к утверждению о том, что концентрация промышленности содействует экономическому развитию. Оговорки по отношению к эффективности индустриальной политики с учетом специфических интересов различных секторов, например политики картелизации, привели к нарастающей жесткости законов о конкуренции и к уменьшающемуся количеству определенных законами критериев, допускающих льготы.

    Тарифы, квоты и антидемпинговые ограничения сужают масштабы экономического рынка, препятствуют конкуренции со стороны иностранных поставщиков, увеличивают концентрацию промышленного производства и тем самым ведут к использованию власти над рынком, чем и наносят ущерб потребителям. Как принято в анализе условий конкуренции, степень концентрации производства рассчитывается без учета различий национальной принадлежности поставщиков. Таким образом, протекционистская торговая политика, которая устраняет иностранных поставщиков с местного рынка, в близкой перспективе однозначно ведет к повышению концентрации промышленного производства. Из трех правовых систем, наиболее активных в проведении антидемпинговой линии (США, ЕС и Канады), первые две располагают относительно жесткими законами о конкуренции, а Канада только недавно их усилила.

    Бурное развитие за последнее время общего рынка в Европе и то внимание, которое уделяется юридической стороне конкуренции, свидетельствуют о том, что международное законодательство о конкуренции может сделать уступки в пользу интересов экономического развития. Многие страны проводят такую индустриальную политику, которая в существенной степени благоприятствует местной промышленности, исключает экспортные картели из сферы действия законодательства о конкуренции, что оказывает негативное влияние на формирование цен.

    Законы о конкуренции с помощью юридических ограничений, включающих меры протекционизма и льготы, предназначены для защиты интересов только одной единственной нации, а не для примирения конфликтующих интересов других наций.

    Экспортные картели разрешаются потому, что они экономически выгодны одной стране даже в случае, если расходы торговых партнеров могут превысить выгоды страны-экспортера. Следовательно, местные законы о конкуренции предусматривают недостаточно совершенные меры для развития мировой экономики. Международное законодательство о конкуренции лучше содействует развитию всего мира путем урегулирования конфликтов между нациями и управления бизнесом в соответствии с законами, с учетом в большей степени международного, чем национального, эффекта этого управления.

    По методам воздействия можно выделить методы административного и методы нормативно ориентирующего регулирования. Административное регулирование строится на противодействии недобросовестной конкуренции и призвано в первую очередь защищать процесс конкуренции в сравнительно зрелых экономиках, для которых внутренняя конкуренция является важной составной частью торговли. Таким образом, наиболее строгими законами о конкуренции являются законы США, Германии и ЕС. Максимальное использование корректирующих мер наиболее широко применяется в Японии, Корее, Австралии, странах Африки.

    По направлению регулирования выделяются законы против недобросовестной конкуренции, антитрестовские и антикартельные. Антитрестовские законы направлены на противодействие союзам, объединениям и концернам, в рамках которых происходит полная утрата самостоятельности фирм, входящих в такой союз (США, Швеция, Канада). Антикартельные законы противодействуют горизонтальным и вертикальным соглашениям, имеющим целью раздел рынков сбыта, поддержание цен и др. (Германия, Канада, Великобритания, Венгрия). В большинстве государств деятельность по пресечению недобросовестной конкуренции строится на основе общих норм гражданского права, но в некоторых странах существуют специальные законы (Франция, Германия, Швейцария, Чехия, Польша). Экономическая и юридическая теория и практика позволяют выделить шесть основных объектов регулирования антимонопольных законов.

    Следующий классификационный признак — модель проведения антимонопольной политики. Антитрестовская политика проводится обычно через систему национального права, а также через систему административных органов.

    Во многих государствах институты, в обязанность которых входит проведение антитрестовского законодательства, строятся по большей части в соответствии с одной из двух основных моделей:

    •             административной (политической) системы — ответственность за применение закона возлагается на административный орган, часто прикрепленный к министерству экономики, при наличии значительного политического влияния;

    •             юридической системы — она предусматривает применение антитрестовского законодательства судебной системой, что позволяет избежать вмешательства по политическим соображениям, а закон может действовать в течение более продолжительного времени.

    В германской и американской системах, которые послужили образцами антитрестовского законодательства и управления для остального мира, юридическое решение играет центральную роль в толковании и применении закона о конкуренции. Аналогичная модель в проведении антимонопольной политики используется в Австралии, Японии, Корее, Канаде, ЕС и (со сравнительно недавнего времени) во Франции. Соответствующий закон в Японии был составлен по образцу законов США и Германии, однако при этом были значительно расширены возможности предоставления исключений, что объясняется проводимой государством политикой, направленной на поощрение развития промышленности и торговли. В законодательствах Великобритании, Испании и Швеции юридическое решение играет сравнительно незначительную роль: в этих странах применяется административная система, при которой толкование и приложение закона возлагается на административный суд и на назначаемых чиновников исполнительной власти, обычно министра экономики. Великобритания — крупнейшее государство из числа тех, где применяется административная (политическая) система, особенно после того, как Франция ужесточила нормы своего закона о конкуренции в 1986 г., предоставив больше прав судебной системе.

    Недавно в законы о конкуренции Канады и Австралии были внесены коррективы на основании американской модели. Австралия составляет своеобразное исключение в ряду рассматриваемых стран, так как распространяет действие закона о конкуренции и на профсоюзы. Весьма показателен пример Южной Кореи, построившей свое законодательство в этой сфере по германскому и японскому образцам. Руководствуясь проводимой в стране политикой экономического развития, Южная Корея направила действие законодательства в сторону либерализации экономики. Законы о конкуренции Испании и Швеции близки к германской модели, но применение их соответствует административной (политической) системе, очень похожей на ту, которая существует в Великобритании.

    В основе своей законы о конкуренции предлагают большую свободу действий в политическом отношении и, в общем, предусматривают более либеральные меры по своему применению. Это послужило базисным элементом индустриальной политики и политики разукрупнения в Великобритании, Швеции и Франции. Для законов, опирающихся на юридические решения, политическая свобода действий проистекает главным образом из допущения определенных законом льгот, что характерно для Японии, Кореи и Германии.

    Подробный анализ антимонопольных законов и направления их эволюции позволяет выделить следующие общие положения, присущие большинству законов вне зависимости от страны, где они применяются:

    1.            Политика конкуренции строится на основе содействия экономической либерализации, поощряя или иногда заставляя независимых покупателей и продавцов вступать в конкуренцию.

    2.            Меры, направленные на ограничение монополий, демонополизация экономики и поддержка малого предпринимательства лежат в основе политики конкуренции.

    3.            Жесткий контроль и наблюдение за поведением субъектов, имеющих доминирующее положение.

    4.            Недопущение несанкционированных соглашений, ограничение слияний.

    5.            Снятие ограничений на слияния и присоединения в случае, если участники сделки докажут, что положительный эффект от их действий превышает негативные последствия для конкуренции на рынке.

    6.            Недопущение действий со стороны органов власти, ограничивающих конкуренцию и устанавливающих административные барьеры.

    Подводя итог, необходимо отметить, что конкуренция максимизирует благосостояние всего общества в целом, однако она необязательно приводит к оптимальному распределению доходов. Делая акцент на конкуренции, современная антитрестовская политика сосредоточивается преимущественно на максимизации размера доли общества при распределении экономического «пирога».

    Американская модель государственного регулирования конкуренции на рынке

    Соединенные Штаты Америки имеют богатейший опыт в области проведения антитрестовской политики. Юридическую основу этой политики составляют три федеральных закона: Закон Шермана, Закон Клейтона и Закон о Федеральной комиссии по торговле.

    Изменения, содержащие требования о предварительном уведомлении по предстоящему слиянию компаний, в действующие нормы регулирования внесены Законом Робинсона—Патмана в I936 г. и Законом Харта—Скотта—Родино в 1976 г. Эти антитрестовские законы регулируют контроль в отношении торговли между отдельными штатами и применяются на федеральном уровне двумя учреждениями: министерством юстиции — в качестве исполнительного органа и Федеральной коммерческой комиссией.

    Для исследования закономерностей развития антимонопольной политики в мире рассмотрим несколько подробнее экономические и исторические условия, предопределившие необходимость принятия системы антимонопольной защиты общества. Экономическая, политическая и правовая элиты США были убеждены, что рынок сам по себе защищает общество до тех пор, пока законное право заниматься торговлей — и, прежде всего, свобода выхода на рынок и свобода конкуренции — гарантируется конституцией. Это несоответствие конституционной нормы впервые стало очевидным, когда выяснилось, что революционные изменения в сфере железнодорожного транспорта, промышленное освоение Юга и создание новых технологий предоставили возможность производителям товаров с низкой издержкоемкостью овладевать рынками сбыта в регионах, которые до этого обслуживались только местными фирмами.

    Инвестиционный и финансовый капитал начал быстро внедряться в новые растущие фирмы, наметилась тенденция к концентрации капиталов и ресурсов. Кроме того, стали активно создаваться группы доверительных собственников (trustees), привлекающих ценные бумаги во временное доверительное управление от держателей акций в нескольких компаниях. Данная тактика позволяла наиболее крупным фирмам трестам, таким как Standart Oil Со, контролировать многие крупные отрасли промышленности.

    Правовед Ф. Стимсон предупреждал, что «американская находчивость изобрела правовой механизм, способный поглотить сто корпораций и сто человек; и затем, со всей безответственностью корпорации, сохранить их объединенную силу в компактной форме, сконцентрировав эту силу в руках одного-двух человек. Эти тресты могут осуществить сатанинское вожделение — приобрести неограниченную и безответственную власть, свободную от контроля извне или же контроля совести». В условиях экономических депрессий, скандальных финансовых сделок, в которых участвовали тресты, общественность требовала уничтожения трестов законодательным путем. В Конгрессе обе партии представили жестко сформулированные антимонополистические положения, принимается Закон Шермана.

    Основная экономическая цель закона — создание условий в пользу свободного предпринимательства и ничем не ограничиваемой конкуренции, а также политическое намерение правительства повысить благосостояние потребителей, предотвратить несправедливое перераспределение благ от потребителей к производителям, поддержание жизнеспособности демократических институтов.

    Глава 1 закона содержит запрет на объединения в форме треста, тайные сговоры или иные действия, ограничивающие торговлю или коммерцию между штатами.

    Глава 2 запрещает монополизацию, попытки ее осуществления, вступление в сговор или соглашение с целью монополизации. Каждое лицо, вступившее в соглашение или осуществляющее незаконную деятельность в отношении конкуренции, совершает уголовное преступление и наказывается штрафом или тюремным заключением сроком на три года.

    Глава 7 (позже ее заменила глава 4 Закона Клейтона) разрешает частным лицам, которым был нанесен убыток в результате нарушения этого закона, обращаться с иском в суд и требовать возмещения убытков в трехкратном размере. Возможность получения компенсации в трехкратном размере — исключение по сравнению с положением дел в других странах и серьезное препятствие к нарушению закона.

    Несмотря на тот факт, что Закон Шермана был задуман для распространения на весьма широкий спектр различных видов деятельности, он был введен все же не сразу. Закон рассматривал главным образом поведение в сфере торговли и при первоначальном толковании не распространялся на сферу промышленности. В случае судебного расследования необходимо было доказать наличие мотивов к ограничению конкуренции и монополизации рынка, если фабула дела касалась производства товаров.

    Демократия в США, по мнению большинства собственников, ассоциировалась с возможностью иметь собственный бизнес, экономическую и политическую самостоятельность. Наступление на эти права в виде трестов и монополий становилось угрозой для демократических институтов и было чревато нетерпимой социальной и политической гегемонией корпораций. В глазах многих американцев промышленный переворот в результате всех этих процессов воспринимался как антидемократическое явление в жизни нации. Противоконкурентное поведение со стороны корпораций-гигантов обостряло недовольство мелких собственников и порождало все большее напряжение в обществе.

    В США в ходе президентской кампании 1912 г. внимание общественности сфокусировалось на роли правительства в экономической жизни, в том числе и в сфере антитрестовского законодательства. Кандидат в президенты Вудро Вильсон, выдвинувший программу «Новой свободы», предлагал дополнить Закон Шермана более жестким набором требований и действий, являвшихся незаконными, которые предусматривали бы уголовное наказание за монополистические действия в любой форме в целях обеспечения власти мелких собственников на рынке. Политически грамотный и экономически просчитанный шаг В. Вильсона в предвыборной борьбе позволил ему не только победить на выборах 1912 г., но и создать прецедент государственного вмешательства в экономические процессы в обществе.

    Вильсон считал, что эффективное обеспечение применения на практике антитрестовского законодательства требует уточнения того, что является незаконной практикой в сфере бизнеса. По этой причине он предложил дополнить Закон Шермана законом, который точно перечислял бы все действия, являющиеся незаконными, и предусматривал бы уголовное наказание в целях подчинения закону.

    Конгресс принял Закон Клейтона, расширивший охват антитрестовского законодательства и распространенный на другие возможные схемы поведения, которые могли привести к ограничению торговли.

    Глава 2 Закона Клейтона (позже исправленная Законом Робинсона Патмана) запрещает дискриминацию в сфере цен, ведущую к ограничению торговли и монополизации рынка, а глава третья запрещает заключение связывающих договоров, предоставляющих исключительные права, которые могут ограничить конкуренцию. Закон Клейтона ограничивает также возможности создания некоторых структурных предпосылок, направленных против поведения конкурентов: глава седьмая запрещает слияния, которые могут привести к снижению конкуренции, а глава 8 — перекрестное участие руководства в правлении различных компаний-конкурентов.

    Вильсон также настоял на создании административного органа (Федеральной торговой комиссии), цель которого — создание благоприятных условий для добросовестной конкуренции и запрет «нечестных методов конкуренции» в сфере бизнеса и торговли, которые противоречили целям социальной политики и наносили убытки потребителям.

    Закон о Федеральной торговой комиссии был принят для того, чтобы оказать помощь в рассмотрении направлений действия других антитрестовских законов. Министерство юстиции — основное федеральное учреждение, проводящее в жизнь эти законы и наделенное широкими полномочиями. Закон о Федеральной торговой комиссии создал эту комиссию как административное учреждение для выполнения особых задач, лежащих в сфере бизнеса и торговли, и наделил ее квази-правовой властью в области применения антитрестовских законов. Глава 5 этого закона запрещает «нечестные методы конкуренции», в число которых включаются действия, признанные незаконными еще в законах Шермана и Клейтона. Кроме того, положения главы 5 распространяются на такие действия, которые противоречат целям социальной политики и наносят убытки потребителям, что делает охват данного закона шире по сравнению со сферой применения остальных.

    Министерство юстиции и Федеральная торговая комиссия параллельно несут ответственность в области применения федеральных антитрестовских законов, что является уникальной практикой по сравнению с другими государствами. Уголовные и гражданские дела могут возбуждаться министерством юстиции и рассматриваться федеральными региональными судами, причем с обжалованием можно обращаться в апелляционные суды или в Верховный суд.

    Федеральная торговая комиссия, со своей стороны, может возбуждать иски лишь по гражданским делам и проводить их через независимых административных судей при возможности обжалования в федеральных региональных судах или в Верховном суде.

    Комиссия и министерство в определенной степени координируют проводимую ими деятельность в тех областях, где их функции перекрывают друг друга, — например, в случаях рассмотрения слияния отдельных компаний, где каждому из учредителей надлежит выполнять свои специфические задачи. Этот двойственный характер применения антитрестовского законодательства дает больше возможностей ограничить меры, направленные против конкуренции, так как дело могут возбудить обе инстанции. Всего около 96% от общего числа антитрестовских дел в США возбуждено частными лицами.

    Принятие Закона Робинсона—Патмана в 1936 г. имело целью изменить главу 2 Закона Клейтона. Это несколько более сложный закон, запрещающий поддержание цен в случае перепродажи товаров. Глава 2 закона запрещает дискриминацию отдельных покупателей в отношении цен, ограничивает комиссионные за посредничество и другие компенсирующие таксы в отношениях покупателя и продавца, запрещает дискриминирующую рекламу и продажу новых продуктов по заниженным ценам.

    Министерство юстиции и Федеральная торговая комиссия совместно издали «Руководство по применению законов при слияниях», которое является основным документом, анализирующим влияние слияний на конкуренцию. Данное руководство представляет политику реализации антимонопольными органами США Закона Клейтона, первой части Закона Шермана и части 5 закона Федеральной торговой комиссии.

    Основная идеология указанного руководства зафиксирована в положении о том, что «разумная реализация слияний является важным компонентом нашей системы свободного предпринимательства, способствующей конкурентоспособности американских компаний и благосостоянию американских потребителей».

    В практике применения антитрестовских законов США чередовались более жесткие и либеральные подходы. Начало XX в. ознаменовалось ужесточением антимонопольных подходов, в 1930-1940е гг. регулирование не играло существенной роли в экономике США. Некоторое ужесточение применения антитрестовских норм наблюдалось в 1950— 1970е гг. прошлого столетия.

    В конце 1970х гг. маятник регулирования резко качнулся вправо, и до конца 1980х гг. в антитрестовском регулировании США господствовали подходы Чикагской экономической школы, базирующейся на приоритете свободного рынка по сравнению с государственным вмешательством в экономическую жизнь. Было признано, что прежняя антитрестовская доктрина была ошибочной, не предоставляла агентам рынка возможности достигать более высокой эффективности и конкурентоспособности на рынке, в том числе в условиях международной конкуренции.

    Эра мягкой конкурентной политики закончилась в США в конце 1980х гг., когда было открыто дело о монополизации рынка против компании IBM. Администрация Клинтона подтвердила курс на усиление антимонопольного контроля, возбудив в 1998 г. дело против компании Microsoft. Антитрестовские дела были возбуждены против таких гигантов, как Intel, Mastercard, Visa.

    Регулирование конкурентных отношений в США считается в настоящее время одним из самых комплексных, жестких и эффективных в мире. В последнее время ответственность за нарушение антитрестовского законодательства ужесточена — предельный штраф с компаний составляет 10 млн. дол., однако Департамент юстиции ходатайствует об увеличении размера штрафа до 100 млн. дол. Размер штрафа в настоящее время может быть определен на уровне, вдвое превышающем доходы компаний, полученные от незаконной деятельности, или расходы, понесенные потерпевшей стороной.

    В последние годы наблюдается дальнейшее усиление уголовного преследования нарушителей антитрестовского законодательства. Так, например, в 1998 г. было возбуждено 62 таких уголовных дела, что почти в два раза больше, чем в 1997 г. Сумма штрафов, уплаченная по уголовным антитрестовского делам, составила 267,1 млн. дол. Физические лица, виновные в антитрестовских преступлениях, отбывали средний срок наказания в тюрьме по девять месяцев.

    В заключение важно отметить, что американское благополучие строится на трех китах — Конституции США, Билле о правах человека и антитрестовском законодательстве, закрепляющем демократические основы в ведении бизнеса и права человека на собственное дело. Претворение в жизнь этих законов способствовало защите американских потребителей и производителей от монополистических злоупотреблений и содействовало успешному развитию американской экономики.

    Международная конкурентная политика в странах Европейского союза

    В Западной Европе антитрестовское законодательство получило широкое распространение лишь после Второй мировой войны. Однако традиции регулирования конкуренции в разных странах были различными. Так, во Франции оказались сильны тенденции к жесткому контролю, а картельное законодательство Германии испытало значительное влияние антимонопольного регулирования США, поскольку считалось, что крупные концерны во многом способствовали в предвоенный период концентрации политической власти в руках национал-социалистов. Оптимальное сочетание жестких и либеральных принципов и легло в основу формировавшегося в 1950-е гг. правового механизма регулирования конкуренции в Европейском сообществе.

    В Германии антимонопольный контроль играет важную роль в реализации государственной экономической политики. Как и в большинстве других государств, в Германии антимонопольная политика проводится в жизнь главным образом через судебную систему. Однако по сравнению с текстом законов других стран положения германских антимонопольных нормативных документов гораздо точнее и четче. Согласно германским законам, законность не измеряется балансом конкуренции и эффективности и действия, препятствующие конкуренции или являющиеся нарушением экономических свобод, обычно рассматриваются как незаконные.

    Антитрестовское законодательство Германии сформировано на основе Закона об отмене ограничений в конкуренции (1957), пришедшего на смену Правилам об отмене картелей, установленным странами союзниками в 1947 г. Историческую роль в принятии этих правил сыграл политический фактор — поражение и капитуляция Германии во Второй мировой войне. Политика государств-победителей предполагала демилитаризацию экономики Германии и, как следствие, — ее деконцентрацию и демонополизацию.

    Первоначально антитрестовское законодательство Германии преследовало цель предотвращения злоупотреблений господствующим положением на рынке со стороны крупной производственной компании, а также запрещения соглашений между сторонами, ведущих к ограничению конкуренции, производства или рыночных возможностей как при торговле товарами, так и при предоставлении коммерческих услуг. Запрет распространяется на горизонтальные картели и на ценообразование, распределение продукции и поддержание цен при перепродаже товаров, предоставление исключительных прав посредничества и на связывающие договоры.

    В законодательство в течение всего периода его существования неоднократно вносились поправки и изменения. Изменения 1965 г. позволили в качестве исключения создавать специализированные картели, состоящие из небольших фирм. Изменениями 1973 г. были введены: контроль над слияниями компаний и требование о предварительном уведомлении при слиянии крупных фирм; была уточнена юридическая норма, определяющая суть доминирующего (господствующего) положения на рынке и введено понятие «презумпция опровержения».

    Изменения 1976 г. усилили контроль над слиянием компаний, действующих в сфере печати. Изменения 1980 г. дополнительно уточнили определение доминирующей (господствующей) на рынке фирмы и ввели конкретные стандарты для определения результативности деятельности крупных компаний. Эти изменения, кроме того, внесли дополнительную четкость в юридические критерии, касающиеся осуществления контроля над вертикальными слияниями и образованием конгломератов. Изменения 1989 г. отменили необходимость предварительного извещения о слиянии в тех случаях, когда речь шла о размещении заказов, и распространили сферу применения понятия «позиция силы» на крупные компании, выступающие в качестве покупателей (а не только продавцов, как было ранее).

    Контроль за применением антимонопольного законодательства в Германии осуществляет Федеральная служба картелей (ФСК) — независимое административное учреждение, формально входящее в состав министерства экономики Германии, но наделенное полу судебной властью в области истолкования и применения закона. Служба имеет право выносить постановления и принимать решения по антитрестовским вопросам, а также судебные определения в случае нарушения антитрестовского законодательства.

    Анти картельные службы федеральных земель являются самостоятельными структурами, они не подчиняются ФСК, а входят в состав земельных правительств и подчиняются министру экономики соответствующего земельного ведомства.

    Независимым исследовательским органом в Германии стала Монопольная комиссия, состоящая из пяти членов. В обязанности комиссии входит наблюдение за ситуацией и раз в два года представление министру экономики рекомендаций в области экономики, тенденций, свидетельствующих о концентрации деловых операций в Германии, в том числе в сфере применения положений закона о контроле над слиянием компаний и поведением на рынке доминирующих компаний.

    В соответствии с Законом против ограничения конкуренции и Основополагающими положениями Германии по рассмотрению слияний слияние запрещается «если предполагается, что оно создает или усиливает доминирующее положение».

    Цель контроля за слияниями — «противодействие “излишней” концентрации компаний — поддержание конкурентной структуры рынка и обеспечение достаточного контроля за всем разнообразием операций компаний с тем, чтобы последние не посягали на свободу действий других компаний и потребителей. Таким образом, контроль над слияниями должен противостоять любому риску по отношению к конкуренции, который может возникнуть в результате изменений в структуре рынка, вызванных концентрацией».

    Доминирование является центральным пунктом для действующего в Германии подхода к анализу возможности и допустимости слияний.

    При определении доминирования одной компании положение о доле рынка в одну треть не является неопровержимым.

    Ряд факторов подлежит рассмотрению для определения доминирующего положения:

    •             финансовая сила;

    •             доступ на рынки поставщиков или потребителей (supply or sales);

    •             связи с другими компаниями;

    •             законодательные или фактические входные барьеры для других компаний;

    •             действующая или потенциальная конкуренция со стороны компаний в зоне действия данного закона и вне его;

    •             способность переключать спрос или предложение на другие товары или коммерческие услуги;

    •             возможность противоположной стороны прибегать к услугам другой компании.

    При анализе слияний Федеральная служба картелей обязана осуществлять комплексную оценку всех критериев, так как законодательство Германии основывается на том постулате, что даже если слияние способствует эффективности, конкуренция утратит свою управляющую и контролирующую функцию, в случае если эта эффективность/эффекты будут достигнуты иеной образования или усиления доминирующей фирмы. Соответственно, эффективность рассматривается как вопрос, не имеющий отношения к конкуренции.

    Закон дает право отмены действия существующих запретов в отношении некоторых видов картельной деятельности при наличии определенных обстоятельств. Такое освобождение имеют девять типов деятельности, способствующей экономическому развитию, обеспечению технической и экономической эффективности, развитию малых и средних предприятий, расширению экспорта, разработке стандартов на продукцию и санацию отстающих или обанкротившихся производств.

    В отличие от США, но в соответствии с практикой, существующей в Великобритании, ЕЭС и Японии, германский закон о конкуренции позволяет определять цены административным способом в качестве средства урегулирования случаев злоупотребления господствующим положением. Положения закона дают Федеральной службе картелей право судебного преследования за чрезмерно высокие цены, если только вина доказана, и выносить распоряжения о понижении цен до уровня имеющихся в условиях подобной ситуации на рынке, где есть конкуренция.

    В Германии министр экономики может санкционировать сделку, которая во всех иных случаях была бы незаконной, если ограничение конкуренции, являющееся следствием сделки, «перевешивается общими экономическими преимуществами слияния или если слияние оправдано более значимым общественным интересом». Помимо того министр имеет право освобождать от требований закона в чрезвычайных случаях, когда экономические изменения угрожают нарушением работы в масштабах какой-либо отдельной отрасли промышленности. До сих пор этими правами министр пользовался нечасто.

    Как и в большинстве других государств, антитрестовская политика Германии проводится в жизнь главным образом через судебную систему.

    Частные лица имеют право вмешиваться в проводимые федеральной службой процедуры и обращаться в суд с исками о возмещении убытков, понесенных в результате нарушения антитрестовских нормативных документов. Решения Федеральной службы картелей подлежат обжалованию в Апеллятивный суд Берлина и Верховный суд.

    Первоначально антитрестовское законодательство Германии преследовало цель предотвращения злоупотреблений господствующим положением на рынке — обычно со стороны крупной производственной компании. Система этого закона (он отличается от американского и лег в основу законодательства о конкуренции, разработанного Австралией, Южной Кореей, ЕЭС, Японией и т. д.) ставит цель — разрешить создание и существование крупных, мощных фирм-производителей, но не позволяет им злоупотреблять своей мощью на рынке, в особенности если жертвами могут стать мелкие фирмы. В случае многих из запрещенных видов деятельности требуется привести доказательства в пользу господствующего положения нарушителя. В общих чертах закон охраняет небольшие фирмы от злоупотреблений господствующим положением на рынке со стороны крупных компаний. Кроме того, мелкие фирмы имеют право предпринимать определенные меры, которые были бы сочтены незаконными, если бы их осуществляла крупная компания.

    Наличие возможности освобождения от обязательств, налагаемых законом, обеспечивает гораздо более легкое применение антитрестовского законодательства в Германии, чем в США или в других государствах, где применение закона основано на поддержании равновесия между антиконкурентным эффектом и эффективной экономикой. Согласно германским законам, законность не измеряется балансом конкуренции и эффективности и действия, препятствующие конкуренции или являющиеся нарушением экономических свобод, обычно рассматриваются как незаконные.

    Франция обладает богатыми традициями как в области развития конкуренции, так и в области управления крупным государственным сектором в экономике. В последние годы был принят ряд новых правил в области конкуренции, вызванных значительными структурными преобразованиями в экономике страны. Правительство выступает за дальнейшее развитие конкуренции, осуществляет программы по реформированию естественных монополий, активно участвует в процессе конвергенции законов о конкуренции с законодательством Европейского союза.

    Закон «О свободе цен и конкуренции», принятый в 1986 г., утвердил цели и задачи конкурентной политики и определил механизмы для ее успешного проведения. Французский закон лаконичен по своей структуре. Он содержит несколько основных положений, носит универсальный характер и касается всех секторов экономики. В своей основе он сочетается с основными положениями Римского договора и законодательством ЕС.

    Главная ценность закона — простота его понимания для предприятий и надзорных и судебных органов. Он основывается на базовом положении: конкуренция не является самоцелью, она является средством регулирования экономики. Поэтому конкурентные органы Франции широко практикуют так называемый педагогический подход, при котором штрафные санкции применяются только в случае констатации злоупотреблений.

    Французское конкурентное законодательство считает, что слияния и объединения предприятий сами по себе не являются фактором, искажающим условия конкуренции и порождающим злоупотребления доминирующим положением, поскольку иногда такие объединения полезны для повышения эффективности деятельности отдельных отраслей и для экономики в целом. В связи с этим закон предусматривает многочисленные изъятия из установленных правил при контроле за экономической концентрацией.

    Согласно французскому законодательству министр экономики может выступить против сделок, связанных с осуществлением экономической концентрации, либо обговорить условия их проведения. В этих случаях Совет по конкуренции дает свое заключение не относительно законности сделки, а относительно того, будет ли указанная операция оказывать негативное воздействие на конкуренцию.

    Если министр экономики, финансов и промышленности посчитает, что проект слияния или уже свершившееся слияние может нанести вред конкуренции, он запрашивает экспертное заключение Совета для принятия решения и на основании его заключения выдает свое предписание предприятиям прекратить сделку, вернуться к первоначальному состоянию, изменить или дополнить условия совершения сделки и принимает все меры для восстановления конкуренции. Решение министра публикуйся одновременно с заключением Совета по конкуренции. Полномочия Совета вступают в силу в случае, если совокупная доля объединяющихся предприятий на рынке становится больше 25%, или когда их совокупный оборот до налогообложения превышает 150 млн. евро, или оборот во Франции каждого из участников сделки превышает 15 млн. евро.

    Основные положения закона касаются контроля за антиконкурентными соглашениями, включающими соглашение по крайней мере меж ну двумя физическими или юридическими лицами, работающими в государственном или частном секторе, причем юридическая форма соглашения значения не имеет. Примерами соглашений могут служить: обмен информацией по ценам и маржам, договоры об эксклюзивной или селективной продаже, общие условия продажи, уступки на конкурсах, разделение рынков, создание барьеров по вхождению в рынок.

    Третье направление регулирования — контроль за злоупотреблением доминирующим положением.

    Органами государственного регулирования во Франции являются Совет по конкуренции и Генеральная дирекция по конкуренции, потреблению и борьбе со злоупотреблениями министерства экономики и финансов. Рассматриваемые ими дела подведомственны Суду первой инстанции. Генеральная дирекция осуществляет проведение расследований, решения принимаются независимой инстанцией — Советом по конкуренции, который предоставляет заинтересованным лицам право на защиту своих интересов.

    При этом Совет по конкуренции и Суд первой инстанции следят за соблюдением европейского законодательства, а Генеральная дирекция как государственный орган проведения конкурентной политики Франции представляет страну в европейских конкурентных ведомствах.

    Независимость Совета по конкуренции гарантирована его организационной структурой и практикой проведения расследований и рассмотрения дел. Совет состоит из 17 членов, работающих в трех коллегиях. Члены назначаются правительственным постановлением по представлению министра экономики на срок шесть лет; вывести члена Совета из его состава можно только в исключительных случаях.

    Совет по конкуренции призван исполнять две основные функции: юридическую и консультативную.

    Юридическая функция предусматривает контроль за соглашениями, злоупотреблениями доминирующим положением или экономической зависимостью путем проведения расследования, которое может быть начато как по инициативе министра экономики, так и по просьбе предприятий, профессиональных организаций или организаций потребителей.

    Юридическая функция Совета по конкуренции заключается в том, что он как орган, специализирующийся на регулировании конкуренции на рынках товаров и услуг, имеет юридические полномочия по пресечению антиконкурентных действий, мешающих свободному функционированию рынков, и может не только выдавать заключения и рекомендации, но и наказывать виновных в нарушении законодательства о конкуренции.

    Поскольку французское конкурентное право распространяется на все виды экономической деятельности, Совет осуществляет деятельность на всех рынках без исключения.

    Консультативная функция Совета предусматривает оказание консультативных услуг правительству и парламенту, профессиональным организациям и организациям потребителей по вопросам регулирования конкуренции на французском рынке, а также по условиям выполнения директив ЕС по открытию рынков в секторах, подлежащих дерегулированию (общественного транспорта, в том числе железных дорог, аэропортов; телекоммуникаций, электроэнергетики и газоснабжения, СМИ, а также кабельного, спутникового телевещания и т. д.).

    Совет отвечает за общую конкурентную политику во всех секторах экономики и изучает комплекс экономических и юридических аспектов деятельности рынков.

    Следует отметить, что французский опыт проведения конкурентной политики в условиях экономики с сильным государственным сектором, сочетание национальных и общеевропейских интересов в антимонопольном регулировании экономики, особенно отраслей естественных монополий, интересны для более детального изучения и разработки новых подходов и приемов конкурентной политики в России.

    Факты антиконкурентного поведения в странах ЕС

    Либерализация рынка мобильных телефонов в Испании произошла когда директивой Европейской комиссии рынок мобильных и персональных телекоммуникаций был открыт для конкуренции. Комиссия обнаружила, что от второго но величине в Испании оператора мобильной телефонии «Айртель Мовиль» потребовали выплатить примерно 510 млн. евро за право работать на испанском рынке, а «Телефонике», государственному («историческому») оператору, позволили предоставлять услуги по мобильной телефонии без всякой платы.

    Выплаченная сумма составляла треть от капитальных вложений, необходимых для покрытия всей территории Испании. Это давало «Телефонике» конкурентное преимущество на (национальном) рынке мобильной телефонии. Поэтому Комиссия потребовала вернуть «Айртель Мовилю» 510 млн. евро или предложить эквивалентные меры по исправлению ситуации. Восстановив равновесие между «Телефоникой» и «Айртель Мовилем», Комиссия добилась стимулирования конкуренции в интересах пользователей мобильными телефонами в Испании, получающих выпаду от новых услуг и более низких цен. Комиссия одобрила меры по исправлению ситуации, предложенные правительством Испании с целью прекращения искажения конкуренции.

    Международное антитрестовское право в рамках Европейского союза является примером широкого международного применения антитрестовских законов и основано на статьях 81 и 82 Римского договора о создании ЕС. Эти статьи содержат условие, что после отмены национальных защитных мер в торговле стран-членов ЕС частные фирмы не станут воздвигать индивидуальные барьеры на пути развития торговли. Применением основных положений в национальных судах стран—членов ЕС занимается состоящая из 14 членов Европейская комиссия — административная организация.

    Статья 81 запрещает заключение договоров и осуществление совместных действий, которые оказывали бы влияние на торговлю между странами-членами и целью которых являлось бы предотвращение, ограничение или нарушение конкуренции на общем рынке. Договоры, противоречащие тексту статьи 81, считаются аннулированными автоматически.

    Несмотря на это, стороны по данному договору могут подать заявление с просьбой об освобождении от обязательств по этой статье, даже когда договор имеет ограничивающий характер, если только:

    •             следствием договора является усовершенствование производства, распределения или ускорение технического прогресса;

    •             договор предоставляет потребителям удовлетворительную долю преимуществ;

    •             договор не ставит ограничений, без которых можно было бы обойтись;

    •             договор не устраняет конкурентов значительной части товара, являющегося предметом договора;

    •             договор обеспечивает преимущества, значение которых превышает ущерб, наносимый конкуренции.

    Освобождение от обязательств может быть выдано лишь на определенный срок. Комиссия имеет право предоставлять индивидуальные (разовые) и общие документы об освобождении. В первом случае стороны по договору обязаны направить извещение (предупреждение) о заключении договора, а во втором — разрешение может охватывать определенный класс ограничительных (связывающих) договоров, которые, по мнению Комиссии, обеспечивают достаточную эффективность и преимущества в плане распределения, чтобы возместить любые возможные убытки, которые может потерпеть конкуренция.

    Статья 82 запрещает злоупотребление господствующим положением любого концерна на общем рынке, которое оказало бы влияние на торговлю между остальными государствами. Эта статья содержит также перечень запрещенных действий (приемов), в том числе таких, как навязывание несправедливых коммерческих условий, ограничение производства, рынков или технического развития в ущерб интересам потребителей, применение дискриминационных условий при совершении приблизительно однородных сделок, применение чрезмерно завышенных цен и связывающих положений. Этот перечень охватывает возможные действия, которые крупная компания может предпринять в целях достижения превосходства на рынке или злоупотребления экономической силой (по отношению к мелким торговым партнерам) на рынке, где она является господствующей.

    В ЕС в качестве главной задачи конкурентной политики было определено «создание режима, обеспечивающего условия, при которых конкуренция на Общем рынке будет носить нормальный характер». Основная парадигма конкурентной политики в странах Общего рынка исходит из того, что она представляет важнейшее направление интеграционной деятельности, что и обусловливает ее специфику. Конкурентная политика в ЕС существует не обособленно, а развивается в рамках глобальной интеграционной тенденции, имеет сквозной характер, проникая во все сферы деятельности экономических агентов рынка.

    В настоящее время Европейская комиссия осуществляет регулирование четырех сфер деятельности:

    1.            Контроль за антиконкурентными соглашениями и за злоупотреблением доминирующим положением. Принципы антимонопольного контроля за соглашениями, ограничивающими конкуренцию, изложены в статьях 81 и 82. В условиях интеграции и расширения ЕС назрела необходимость пересмотра механизма конкурентного регулирования, что предопределило начало реформы в этой области. Европейская комиссия опубликовала Белую книгу, предусматривавшую основные принципы реформирования.

    В целях реализации идей, содержащихся в Белой книге, был принят новый Регламент по применению ст. 81 и 82.

    Основными элементами регламента являются: 

    •             децентрализация принятия решений по антиконкурентным соглашениям, предоставление широких полномочий в этой области национальным органам по контролю за конкуренцией;

    •             снижение бюрократического бремени для предприятий при проведении расследований;

    •             сосредоточение усилий Комиссии на наиболее сложных делах и в первую очередь расследование наиболее опасных картелей;

    •             активизация последующего контроля со стороны Комиссии за соглашениями и согласованными действиями компаний.

    Регламент предполагает также создание единой информационной сети конкурентных органов с целью обеспечения единообразного применения правил конкуренции. В этих же целях установлено, что к антиконкурентным соглашениям, влияющим на торговлю между странами-членами, применяется только право ЕС.

    Принят ряд нормативно-правовых актов по применению блочных изъятий в отношении вертикальных и горизонтальных соглашений. Комиссия намеревается осуществить полный пересмотр норм, регулирующих область соглашений о передаче технологий.

    Комиссия также приняла Разъяснение по поводу соглашений, имеющих несущественное значение для конкуренции (разъяснение о de minimis), которое предполагает повышение порогов малозначительности в отношении соглашений, ограничивающих конкуренцию. Критерием «несущественной значимости для конкуренции» является рыночная доля предприятий, намеревающихся заключить соглашение на рынке определенного товара (услуги).

    С целью повышения эффективности обеспечения соблюдения конкурентных правовых норм ЕС Комиссия также пересматривает и Разъяснения о не наложении или снижении штрафов для участников картелей, сотрудничающих с антимонопольными органами. Е1редлагается расширить сферу применения полного освобождения от ответственности и сделать его применение более предсказуемым, чтобы повысить привлекательность добровольного сообщения об участии в картеле.

    2.            Контроль над слиянием фирм. Европейская комиссия придерживается выполнения главного принципа: если слияния создают или усиливают доминирующее положение на рынке, они запрещены. Контроль за слиянием компаний в ЕС осуществляется на основании Регламента о слияниях ЕС. Данным документом установлен механизм превентивного контроля слияний в ЕС.

    Регулирование основано на следующих принципах:

    •             слияния должны быть одобрены и согласованы с Комиссией;

    •             Комиссия обладает эксклюзивным правом расследования слияний;

    •             после месячного периода наблюдения за слиянием Комиссия может начать четырехмесячное расследование;

    •             в результате расследования Комиссия может разрешить слияние, выставив при этом поведенческие или структурные требования компаниям, или запретить слияние;

    •             пороговые значения для контроля за слияниями: оборот национальной компании — 250 млн. евро и международной компании — 5 млрд. евро.

    В настоящее время в ЕС осуществляется реформа контроля за процессами концентрации. Предполагаемыми направлениями осуществляемого в ЕС реформирования в области концентрации являются изменение компетенции по рассмотрению нотификаций и облегчение процедуры взаимодействия Комиссии и конкурентных органов стран членов ЕС, увеличение срока рассмотрения Комиссией сделок о слиянии, а также предлагается увеличить размер единовременных штрафов и периодических штрафных выплат, относящихся к процедуре расследования.

    3.            Либерализацию экономических секторов, относящихся к сфере естественной монополии. Комиссия защищает те области, где монополии все еще существуют (например, почтовые доставки в труднодоступные регионы). Власти могут предоставлять особые права, в частности монопольное право, государственным или частным предприятиям для выполнения услуг в таких секторах, как электроэнергетика, железнодорожный транспорт. С целью недопущения ограничения конкуренции Европейская комиссия проверяет страны — члены ЕС при предоставлении ими данных трав компаниям.

    4.            Регулирование государственной помощи. В ЕС действует достаточно эффективное законодательство о государственной помощи. Основы регулирования предоставления государственной помощи в ЕС закреплены ст. 87—89 Римского договора. Комиссия контролирует помощь, которую оказывает государство — член ЕС агентам рынка и бизнесу внутри государства. Видами помощи являются не только гранты и займы, дотации и субвенции, но и налоговые льготы. Комиссия запрещает помощь организациям, которые впоследствии не смогут функционировать самостоятельно.

    Главный принцип регулирования государственной помощи в ЕС состоит в том, что государственная помощь в целом недопустима, за исключением случая, когда с позиций «общего интереса» имеется «компенсирующее оправдание» в силу неэффективности рыночного механизма. Такая помощь должна быть разрешена только в том случае, если рыночные силы самостоятельно не могут выполнить надлежащих задач. Разрешаются те виды помощи, которые носят социальный характер, ликвидируют последствия природных катаклизмов, направлены на экономическое развитие, развитие отдаленных и неразвитых территорий, на восстановление экономического дисбаланса и ориентированы на культурное развитие.

    В ЕС существует не только общее законодательство по контролю над всеми видами государственной помощи, но также и отраслевое законодательство, в том числе для сталелитейного сектора, автомобильной промышленности и др. Более того, утвердилось мнение, что жесткий контроль над государственной помощью является существенным элементом эффективной деятельности рынка, при этом нормативные положения по государственной помощи последовательно разрабатываются и все более конкретизируются.

    Опыт последних десятилетий показал, что строгий контроль над государственной помощью со стороны Сообщества, осуществляемый под полную ответственность Комиссии и обусловленный ясными и справедливыми правилами, необходим для достижения целей реорганизации, модернизации производства и обеспечения свободной конкуренции.

    В заключение важно отметить, что каждая из стран ЕС имеет собственное антимонопольное законодательство и до тех пор, пока нарушение не повлияет на все европейское сообщество (на ограничение конкуренции в масштабе ЕС), Европейская комиссия не вмешивается в анти конкурентную деятельность стран—членов ЕС. Но как только факт нарушений касается экономической ситуации на Общем рынке в целом, вопросы рассматривает Европейская комиссия.

    По рассмотренным делам Комиссия имеет право накладывать штрафы в размере 10% от оборота компании. Европейская комиссия рассмотрела около 1500 дел, наложила штрафов на сумму около 4 млрд. евро.

    Сила штрафов по отношению к картелям на рынках ЕС

    Европейская комиссия в 12 конкретных случаях присудила компаниям штрафы на общую сумму в 1939,95 млн. евро.

    Компании «Фольксваген» па 30,96 млн. евро за то, что она обязала германских дилеров придерживаться минимальной рекомендованной розничной пены на модель «Фольксваген-Пассат».

    Восьми компаниям на общую сумму в 218,8 млн. евро за установление иены и раздел рынка графитовых электродов. Восемь производителей создали тайный картель и вдвое увеличили цены, что явно приводило к ущербу для потребителей.

    Комиссия наложила штрафы на общую сумму в 448 000 евро на трех люксембургских производителей пива («Боффердинг», «Баттин» и «Де Вильтц») за их участие в IT. В соглашении о разделе рынка в секторе «орека» (отели, рестораны, кафе) в Люксембурге. Эти компании договорились о соблюдении эксклюзивных соглашений, ранее заключенных с клиентами сектора, и об ограничении доступа в сектор иностранных компаний. В соответствии с уведомлением Комиссии о не наложении штрафов в делах о картелях четвертая компания («Брассри до Люксембург») была помилована за раскрытие картеля и сотрудничество при расследовании.

    Комиссия приняла решение о наложении штрафов на общую сумму в 313,69 млн. евро на десять изготовителей копировальной бумаги. Расследование Комиссии показало, что эти изготовители участвовали в тайном общеевропейском картеле, преследовавшем цель повысить доходность участников посредством коллективного повышения цен. Еще одна Компания, сотрудничавшая с Комиссией и предоставившая решающие свидетельства существования картеля, получила полное освобождение от штрафов.

    Антимонопольное законодательство в странах Азии

    Американское правительство настояло на принятии в Японии закона «О запрещении частных монополий и обеспечении справедливости торговли», подготовленного американскими экспертами по образцу законов Шермана, Клейтона и о Федеральной торговой комиссии, что способствовало роспуску конгломератов «дзайбацу», занимавших господствующее положение в экономике страны до 1945 г. Японская хозяйственная система была перестроена после Второй мировой войны действиями властей США, осуществивших в этой стране глубокие институциональные реформы.

    Закон обеспечил конкуренцию производителей, независимость их хозяйственного поведения, технический прогресс, защиту интересов потребителей. Он установил более жесткие, чем в США, правила слияния и объединения предприятий, сильно ограничивал участие банков в акционерном капитале компаний, полностью запретил «чистые» (т. е. не ведущие производственной деятельности) холдинги и ограничил совмещение директорских постов. Таким образом, была заложена конкурентная основа товарных рынков, которая обеспечила стране мощный экономический подъем.

    В японское антимонопольное законодательство вносились изменения, которые касались вопросов либерализации в отношении слияний, заключения международных договоров компаниями, имеющими доминирующее положение, соглашений. Был обозначен комплекс антитрестовских запретов, которые впоследствии применялись Комиссией по справедливым сделкам Японии при осуществлении экспортно-импортных операций.

    Основными элементами японского антимонопольного законодательства являются запрещение картелей, олигополий и частных монополий, поведение которых ограничивает конкуренцию. Японский антимонопольный закон устанавливает критерии концентрации, предусматривает недопущение монополистической деятельности и необоснованного ограничения конкуренции.

    В соответствии с законом монополия определяется как «чрезмерная концентрация экономической власти», а также неоправданное ограничение объемов производства, цен, технологий и другое путем соглашений между конкурентами. Таким образом, закон признает два источника власти поставщиков над рынком: концентрацию материальных ресурсов в крупнейших предприятиях и согласованные действия конкурентов. Под конкуренцией понимается ситуация, когда двое и более предпринимателей поставляют одинаковые или сходные товары или услуги одним и тем же потребителям и клиентам или покупают одинаковые или сходные товары или услуги у одного и того же поставщика. Таким образом, японский закон рассматривает конкуренцию в двух аспектах: как отношения между поставщиками однородной продукции конечным потребителям (по горизонтали) и как отношения смежников (по вертикали).

    Значительное внимание закон уделяет недобросовестной коммерческой практике. Различаются три основные категории недобросовестной деловой практики:

    •             поведение, которое может ограничить конкуренцию, отказ от ведения дел, дискриминационное ценообразование, демпинг, поддержка перепродажных цен;

    •             конкуренция, которая сама по себе не может рассматриваться как справедливая: привлечение клиентов обманными методами, навязывание условий договоров, обещания дополнительных выплат;

    •             поведение крупных фирм, которые выдвигают клиентам необоснованные требования, пользуясь своим доминирующим положением.

    Комиссия по справедливым сделкам Японии рассматривает монополистические ситуации только по таким видам товаров и услуг, годовой объем продаж которых на внутреннем рынке составляет не менее 50 млрд. иен (около 40 млн. дол.). Этим ограничением отсекаются мелкие товарные рынки местного значения, что вполне оправданно в условиях развитой экономики, где при легкости создания мелких фирм небольшие рынки практически никогда не бывают монополизированы.

    Для определения монополистической ситуации применяется критерий доли рынка. Закон признает доминирующим такое положение на рынке, при котором доля одного крупнейшего поставщика превышает 50% либо доля двух крупнейших превышает 75%. На практике Комиссия постоянно ведет мониторинг рынков по 485 товарным группам, рассчитывая и ежегодно публикуя индексы концентрации производства у одного, трех и пяти крупнейших производителей.

    В последнее время был принят ряд положений, направленных на ужесточение контроля за сделками слияний, приводящих к росту рыночной концентрации.

    В Республике Корея антимонопольное регулирование осуществляется на основании закона «Об антимонопольном регулировании и справедливой торговле», принятого в 1980 г. До начала 1980х гг. в экономической политике страны вопросам конкуренции уделялось незначительное место — основной упор делался на развитие промышленного сектора и крупных производств. Такая политика привела к несбалансированному развитию, чрезмерной экономической концентрации капитала и власти в крупнейших финансово-промышленных группах («чеболях») и росту ограничительной деловой практики.

    Принятый закон «Об антимонопольном регулировании и справедливой торговле» был призван обеспечить нормальное развитие конкуренции и рассматривался руководством страны как важнейший фактор эффективного развития рыночных отношений. Закон создал новые «правила игры» на рынке на основе свободной и справедливой конкуренции посредством запрета основных видов антиконкурентных действий. Главными целями закона явились запрещение злоупотреблений доминирующим положением на рынке, недопущение создания монополизированных рыночных структур, устранение несправедливой торговой практики картелей и торговых ассоциаций. В последующие годы в закон об антимонопольном регулировании был внесен ряд изменений, направленных на усиление контролирующих органов и на расширение самого антимонопольного контроля.

    Основными элементами корейского антимонопольного законодательства, направленного на создание и развитие свободной и справедливой конкуренции, являются:

    •             запрещение злоупотребления доминирующим положением на рынке, при этом доминирующим положением считается такое положение, когда компания контролирует более 50% рынка или когда суммарная доля трех или менее ведущих компаний на рынке составляет 75% и более;

    •             недопущение чрезмерной экономической концентрации, пресечение картелей и антиконкурентной практики торговых ассоциаций;

    •             контроль за недобросовестной торговой практикой, т. е. не допускается согласование цен, условий продаж, квот; запрещаются неоправданное ограничение условий торговли, недобросовестная реклама и ущемление интересов потребителей.

    В законе подчеркивается, что данная политика стимулирует рост деловой активности, защищает права и интересы потребителей, поддерживает сбалансированное развитие национальной экономики.

    В закон «Об антимонопольном регулировании и справедливой торговле» Кореи были внесены существенные изменения, направленные на повышение эффективности антимонопольного контроля. Действие антимонопольного законодательства было распространено на все виды предпринимательской деятельности без исключений. В целях содействия реструктуризации корпораций было разрешено формирование холдингов на определенных условиях. В части контроля экономической концентрации были ликвидированы существовавшие ранее изъятия, предусматривавшие разрешение слияний в целях промышленной рационализации и повышения международной конкурентоспособности.

    Усилен контроль за картельной практикой. В новой редакции закон запрещает согласованные действия предприятий, если они приводят к несправедливому ограничению конкуренции (по сравнению с «существенным ограничением» ранее). В контроле за классическими картелями изменения, внесенные в законодательство, продемонстрировали переход с «правила разумности» на более жесткий подход — запретов.

    Органом, ответственным за проведение антимонопольной политики в Корее, является Комиссия по справедливой торговле — KFTC, созданная в соответствии с законом «Об антимонопольном регулировании и справедливой торговле» как подразделение Совета по экономическому планированию.

    Статус Комиссии был повышен — она была переведена на уровень министерства и стала независимым органом. В ее состав входят девять комиссионеров, включая председателя и заместителя председателя, назначаемых президентом страны по представлению премьер-министра. KFTC имеет секретариат и несколько региональных отделений. Комиссия осуществляет антимонопольный контроль по всем направлениям и публикует, как это предусмотрено законом, подробные методологические документы по основным аспектам конкурентной политики.

    В последние годы в связи с экономическими реформами, проходящими в Корее, значительное место в деятельности KFTC занимают вопросы, связанные с дерегулированием экономики.

    Стремление субъектов предпринимательства к усилению своей экономической власти и приобретению таким образом стабильного доминирующего положения на рынке следует считать вполне естественным, поскольку воздействие конкуренции постоянно растет. Однако проблема концентрации экономической власти всегда находится в поле зрения KFTC, потому что управление такими крупными объединениями предприятий связано с возникновением многих негативных явлений, имеющих серьезные побочные эффекты.

    Так, взаимные долговые гарантии и круговые инвестиции среди филиалов чеболей — главные инструменты, используемые для установления связей внутри группы с возможностью привлечения малого количества капитала. Использование таких рычагов подрывает действие механизма свободной конкуренции, уничтожает независимость отдельных фирм и в конечном счете снижает эффективность рыночной экономики. Кроме того, из-за сложной структуры долговых гарантий и покрытия обязательств неэффективность отдельных фирм может существенно ухудшить положение всей группы предприятий.

    Согласно закону компании, входящие в крупные предпринимательские группы, подвергаются определенным ограничениям. Перечень крупных чеболей был включен в реестр. 

    С учетом того факта, что экономическая власть сосредоточилась в руках концернов, а уровень их менеджмента стал значительно отставать от требований рынка, появилась настоятельная необходимость законодательно противостоять усилению концентрации экономической власти крупных объединений и их главных владельцев.

    Комиссия по справедливой торговле Южной Кореи (KFTC) считает, что кроме контроля за исполнением закона «Об антимонопольном регулировании и справедливой торговле» важное место в ее деятельности по обеспечению равных условий конкуренции отводится и пресечению фактов недобросовестной конкурентной борьбы. Закон «О достоверной информации и рекламе» был принят в Корее с целью зашиты предприятий и потребителей от недобросовестной рекламы, способной ввести потребителей рекламы в заблуждение или нанести вред конкурентам либо их достоинству или деловой репутации, а также с целью недопущения и ограничения фактов недобросовестной конкуренции.

    Формирование рыночной экономики в Китае, развитие широких контактов с зарубежными странами настоятельно требовали принятия законов, предотвращающих антиконкурентные проявления на отраслевых рынках и факты недобросовестной конкуренции. Государственный совет Китая обнародовал политику «регулирования развития и защиты конкуренции», что явилось начальным этапом регулирования конкуренции в Китае. В Китае появился первый официальный закон «О защите от недобросовестной конкуренции», который включает три основных направления: пресечение фактов недобросовестной конкуренции; регулирование действий монополии, приводящих к недобросовестной конкуренции; применение местных законов о конкуренции. Специфические нормы регулирования по противодействию недобросовестной конкуренции на местном уровне были приняты также в Пекине, Шанхае и Ухане.

    Основные цели введения закона — обеспечение нормальных условий развития социалистической рыночной экономики, поощрение и защита честной и добросовестной конкуренции, охрана интересов хозяйствующих субъектов и потребителей.

    Орган, осуществляющий регулирование конкурентных отношений в Китае, — Государственное торгово-промышленное административное управление КНР (ГТПАУ КНР) — находится в прямом подчинении Государственного совета КНР и является организацией экономического контроля, управления и административного исполнения, которая имеет свои подразделения в разных городах страны.

    К недобросовестной конкуренции в рамках действующего законодательства относятся действия коммерческих предприятий, которые наносят ущерб правам и законным интересам других коммерческих предприятий и расстраивают социально-экономический порядок.

    В систематизированном виде все формы недобросовестной конкурентной практики представлены в ст. 5 закона. На рынке не допускаются действия, которые приводят к недобросовестной конкуренции.

    К ним относятся:

    1)            подделка чужих зарегистрированных торговых знаков;

    2)            несанкционированное использование идентичных или сходных названий, упаковки и внешнего вида товаров, декоративных элементов, свойственных известным товарам, которые вводят в заблуждение потребителей и создают смешение в восприятии между собственными товарами и знаменитыми товарами других лиц с целью получения прибыли;

    3)            несанкционированное использование названий, фирменных наименований или фамилий других лиц на своих собственных товарах, вводящих в заблуждение потребителей;

    4)            введение в заблуждение потребителей относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств и качеств товара.

    В отличие от европейского законодательства в законе «О защите от недобросовестной конкуренции» не выделяется категория монопольной власти или содержание доминирующего положения, отсутствуют нормы контроля за соглашениями и слияниями. Вместе с тем в законе отмечается недопустимость злоупотребления преимущественным (монопольным) положением в любых формах — навязывание условий договора, монопольные цены, ограничение доступа на рынок и другие ограничительные действия.

    Отдельной нормой в законе прописаны антиконкурентные действия государственных органов, не допускающие злоупотребления административной властью, принуждения третьих лиц приобретать товары у коммерческих организаций с целью ограничения конкуренции. Административные органы не должны использовать административные полномочия для принуждения третьих лиц, кроме того, они не должны ограничивать доступ на местный рынок товаров из других регионов Китая или распространение местных товаров на рынках других частей страны.

    Отличительной особенностью данного закона в сравнении с аналогичными законами о конкуренции является включение в него требований относительно коррупции. В ст. 8 отмечено, что хозяйствующие субъекты не имеют права давать коммерческую взятку (предлагать деньги, подарки или другие средства) для продажи или покупки товаров. Необходимо оформлять счета в бухгалтерских документах, которые позволяют получать скидки. Если сторона не оформляет бухгалтерские счета, то она признается виновной в активной коррупции.

    К недобросовестным конкурентным действиям относится ложная и обманная реклама. Не допускается распространение недостоверных сведений (недобросовестной рекламы), вводящих в заблуждение потребителей относительно свойств товара, с целью получения конкурентных преимуществ. Важно отметить, что в Китае закон «О рекламе».

    В Законе «О защите от недобросовестной конкуренции» детальное регулирование предусмотрено в сфере защиты секретов производства. Нарушением секрета производства признаются следующие действия — получение секрета производства путем кражи коммерческой тайны и ее обнародование, использование или разглашение коммерческой информации без разрешения владельца. Любое третье лицо, которое получает, использует или обнародует секрет производства другого лица и при этом со всей очевидностью знает о незаконных действиях, считается нарушителем секрета производства другого лица. Из вышеизложенного следует, что в Китае преследуются не только прямые, но и косвенные нарушители чужих секретов производства, которые могут спровоцировать недобросовестную конкурентную борьбу.

    Особое внимание, как форме недобросовестной конкуренции, уделено демпингу.

    Демпингом признается реализация в любой форме продукции по ценам ниже себестоимости, за исключением следующих действий:

    •             сбыт свежих и живых товаров;

    •             сбыт товаров с истекшим сроком годности;

    •             сезонное снижение цен;

    •             сбыт товаров по ценам ниже себестоимости, чтобы погасить задолженность.

    Неправомерной продажей считается реализация товаров с принудительным ассортиментом и так называемая связанная продажа.

    Кроме этого неправомерными продажами являются продажи с премиями и розыгрышами, если:

    •             в результате розыгрыша выигрыши получают члены своей компании, используются ложные приемы, заключающиеся в обманных утверждениях о существовании премии;

    •             осуществляется продажа товаров низкого качества, но по высокой цене с предложением премий;

    •             осуществляется продажа в форме лотереи, когда цена самого высокого лота превышает 5000 юаней.

    Из всех видов антиконкурентных соглашений или согласованных действий в законе КНР противозаконным считается только «вхождение в сговор и подача совместного заявления на торги».

    В Китае в разных ситуациях нарушители закона о недобросовестной конкуренции несут гражданскую, административную и уголовную ответственность.

    Административное наказание делится на три типа: административное наказание по ограничению и лишение прав; штрафы; административное наказание с последствием для репутации.

    Способы административного наказания: конфискация незаконно полученной прибыли; штрафы; аннулирование патента.

    Среди юридических последствий нарушения закона для хозяйствующих субъектов привлечение к уголовной ответственности является наиболее строгим и возможно только в народном суде КНР. Уголовная ответственность за нарушение закона о недобросовестной конкуренции может наступить в результате преступных действий.

    В случаях, если недобросовестный хозяйствующий субъект несанкционированно пользуется товарными знаками или названиями товаров, неправомерно использует деловую репутацию, что ведет к затруднению идентификации предприятий и товаров конкурентов и способно причинить убытки другому хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации, конкурент может обратиться в суд с иском о взыскании штрафа с коммерческой организации. Штраф соответствует размеру прибыли в одно-трехкратном размере этого предприятия.

    Конкурент может обращаться в суд с иском о взыскании штрафа с коммерческой организации.

    Штраф в размере от 1200 до 24 000 дол. предусмотрен в следующих случаях:

    •             передача через посредника материальных ценностей, имущественных или неимущественных благ (взятки) за недобросовестное выполнение обязательств или дезорганизацию производства с целью получения определенных преимуществ;

    •             распространение недостоверных сведений (недобросовестной рекламы), вводящих в заблуждение потребителей;

    •             кража коммерческой тайны, неправомерный сбор и использование информации, составляющей коммерческую тайну;

    •             ложные, незаконные розыгрыши;

    •             вхождение в сговор при торгах и подача совместных заявлений на торги;

    •             злоупотребления административных властей, влияющие на ограничение конкуренции.

    Если компания злоупотребляет преимущественным монопольным положением на рынке, что приводит к ограничению конкуренции, сумма штрафов более высока и составляет 5000—200 000 дол.

    Закон КНР «О борьбе с недобросовестной конкуренцией» действует десять лет, и за это время Государственное торгово-промышленное административное управление КНР расследовало около 2 млн. дел о недобросовестной конкуренции, взыскав штрафов на сумму 218 900 млн. юаней. Типичные случаи были опубликованы китайскими средствами массовой информации для осведомления населения о законе по противодействию недобросовестной конкуренции.

    Из существующих одиннадцати видов недобросовестной конкуренции наибольшее количество дел рассматривается по четырем видам:

    •             подделка товаров;

    •             ложная информация;

    •             монополистические действия компаний на рынке;

    •             взятка (коррупция).

    В настоящее время проект нового закона «О конкуренции в КНР» разработан в соответствии с типовым законом о конкуренции и представлен на рассмотрение в Государственный совет КНР.

    Закон направлен против антиконкурентного поведения частных компаний на рынках и не затрагивает отрасли экономики, которые контролируются или регулируются правительством. Тем не менее принятие антиконкурентного закона — это большой шаг вперед, который будет способствовать формированию «свободного рынка», а не контролируемой или регулируемой экономики, как это было ранее.

    В качестве краткосрочных целей конкурентной политики, активно реализующей методы государственного наблюдения и контроля за антиконкурентными действиями компаний на рынке можно выделить:

    •             совершенствование законов и норм регулирования по противодействию ненадлежащей конкуренции, соглашениям и недобросовестной торговле;

    •             разработку и введение в действие законов и норм регулирования по предотвращению монополий;

    •             создание и обнародование соответствующих норм регулирования по демпингу, компенсациям и мерам защиты;

    •             жесткий надзор и контроль за незаконной деятельностью по продаже и производству фальшивых товаров и товаров низкого качества;

    •             принятие строгих мер против мошенничества и монопольного ценообразования;

    •             защиту законных прав и интересов производителей и потребителей.

    Нарушение закона КНР «О борьбе с недобросовестной конкуренцией»

    Распространение ложной информации и недостоверных сведений, вводящих потребителей в заблуждение и позволяющих достигнуть конкурентных преимуществ.

    Компания «Гигант» распространяла ложную информацию о компании «Вахаха».

    Оборот по продаже детской гигиенической жидкости, которая производилась компанией «Вахаха», занимал первое место среди продаж однородного товара в Китае. Продукция была сертифицирована, имела коммерческую доверенность и хорошую репутацию. Компания «Гигант» стала производить аналогичную по потребительским свойствам жидкость, при этом публично через средства массовой информации обвинив компанию «Вахаха» в том, что в производимой ею жидкости содержится гормон, чрезмерно стимулирующий рост и развитие детей, что способствует появлению у них многочисленных детских болезней.

    Широко распространенная информация вызвала панику па потребительском рынке и, как следствие, значительный спад в реализации всего ассортимента продукции компании «Вахаха», что причинило существенные финансовые убытки компании и нанесло ущерб ее деловой репутации.

    Рассмотрев спор между двумя компаниями, суд квалифицировал поведение компании «Гигант» подпадающим под действие ст. 14 Закона КНР «О борьбе с недобросовестной конкуренцией» (распространение ложной информации и недостоверных сведений, вводящих потребителей в заблуждение и позволяющих достигнуть конкурентных преимуществ) и обязал ее возместить прямые экономические убытки компании «Вахаха» в размере 6,73 млн. юаней и убытки в связи с причиненным ущербом деловой репутации в размере 3,2 млн. юаней, а также принести последней публичное извинение в средствах массовой информации.

    Злоупотребление доминирующим положением и монопольной властью компаний и злоупотребление органов власти административной властью, ограничивающие конкуренцию.

    В провинции Сы-Чуань компания по поставке воды и дренажа определила, что каждый потребитель может использовать 5 т воды каждый месяц в счет абонентской платы. В случае превышения данного объема предусматривается повышенная оплата, в случае сокращения объемов потребления воды сумма абонентской платы не снижается. Антимонопольный орган установил, что компания по предоставлению воды и дренажа использует свое монопольное положение для ограничения конкуренции и извлечения сверхприбыли, и выдал предписание о наложении штрафа в размере 60 тыс. юаней. 

    Реализация антимонопольной политики в странах СНГ

    В странах СНГ антимонопольные законы были приняты в начале периода рыночных преобразований и после распада СССР. Так, например, в Республике Беларусь закон «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции». Проведение последовательной антимонопольной и конкурентной политики стало одной из постоянных функций государственного управления. С этого момента антимонопольная политика в Республике Беларусь была направлена на устранение сложившейся в экономике страны монопольной структуры производства, на формирование конкурентных отношений в сфере производства и обращения товаров путем ограничения, пресечения и предупреждения монополистической деятельности хозяйствующих субъектов, а также учета антимонопольных требований в ходе приватизации, на ликвидацию монополизма, связанного с деятельностью различных объединений, и др. Одним из главных направлений национальной конкурентной политики стало обеспечение условий свободного доступа новых хозяйствующих субъектов и фирм на рынки республики. Контроль за мерами по ограничению и устранению монополизма и его проявлений осуществляет департамент по антимонопольной и ценовой политике Министерства экономики Республики Беларусь.

    В Республике Таджикистан закон «Об ограничении монополистической деятельности и развитии конкуренции». Основные положения этого закона дублировали положения аналогичного закона Российской Федерации. В структуре министерства экономики были созданы подразделения, курирующие проведение в стране рыночных преобразований и развитие конкурентных отношений. В стране создано Государственное агентство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства; принят закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», в котором определены основные задачи государственной конкурентной политики.

    Закон Украины «Об ограничении монополизма и недопущении недобросовестной конкуренции в предпринимательской деятельности» был принят и определял правовые основы ограничения и предупреждения монополизма, недопущения недобросовестной конкуренции в предпринимательской деятельности и осуществления государственного контроля за соблюдением норм антимонопольного законодательства.

    Государственный контроль за соблюдением антимонопольного законодательства, защиты интересов предпринимателей от злоупотребления монопольным положением и недобросовестной конкуренции осуществляется Антимонопольным комитетом Украины в соответствии с его компетенцией. Были приняты четыре закона, касающихся ограничения монополизма, в том числе закон «О защите экономической конкуренции», разработка которого осуществлялась под эгидой ЮНКТАД.

    Аналогичные законы были приняты во всех государствах на постсоветском пространстве.

    Опыт реализация антимонопольной политики в странах ближнего зарубежья позволяет сделать некоторые выводы:

    1.            Разработка и реализация антимонопольной политики, принятие соответствующего законодательства осуществлялись параллельно с проведением радикальной экономической реформы.

    2.            Антимонопольная политика наряду с мерами, направленными на недопущение образования новых монополий и ликвидацию существующих, реализует комплекс мер, ориентированных на ограничение сферы монополистической деятельности.

    3.            Антимонопольная политика проводилась в два этапа. На первом этапе основное внимание уделялось политике демонополизации, предполагавшей преодоление всеобщей монополизации хозяйственных связей. Второй этап связан с конкретизацией законов, регулирующих конкурентные отношения, гармонизацией отечественного законодательного поля с общеевропейским, преодолением структурных диспропорций в народном хозяйстве и разработкой комплекса мер, направленных на поддержание конкуренции.

    В целях совершенствования правовых и организационных основ сотрудничества государств СНГ по проведению согласованной антимонопольной политики и развитию конкуренции на основе Договора о проведении согласованной антимонопольной политики государствами — участниками Содружества Независимых Государств создан Межгосударственный совет по антимонопольной политике (МСАП).

    Межгосударственный совет — самостоятельный координирующий орган, выполняющий функции планирования, организации и контроля за деятельностью антимонопольных органов стран—участниц Договора по созданию правовых основ предупреждения, ограничения, пресечения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции.

    В соответствии с решениями, принимаемыми Советом, регулярно проводится сравнительный анализ антимонопольного законодательства стран СНГ с целью его гармонизации.

    Деятельность Межгосударственного совета по антимонопольной политике направлена на более активную разработку новых нормативно-регулятивных механизмов в сфере конкуренции и достижение согласованных методологических подходов к различным аспектам конкурентного регулирования.

    Дальнейшая координация действий государств—участников СНГ должна быть направлена на выработку комплекса методических рекомендаций, обеспечивающих более эффективное проведение политики в области предупреждения, ограничения и пресечения монополистической деятельности, недобросовестной конкуренции и контроля за процессами экономической концентрации.

    Рост количества слияний и поглощений, наблюдаемый в последние годы в мировой экономике, активная деятельность компаний в направлении выработки единой согласованной и координированной политики на рынке с целью повышения конкурентоспособности и достижения конкурентных преимуществ ставит перед антимонопольными органами государств—участников МСАП вопрос о выработке совместной политики в области контроля и наблюдения за процессами концентрации. Наиболее актуальным этот вопрос становится в условиях набирающей силу межстрановой и межрегиональной интеграции хозяйствующих субъектов, активизации процессов формирования вертикальных бизнес-групп.

    Вывод

    В основе политики антимонопольного регулирования, реализуемой в 100 странах мира, лежат законодательство о конкуренции (competition law) и антимонопольное законодательство (antitrust law), ставящие перед собой цель — содействие развитию рыночных структур в рамках отдельного государства или группы государств и ограничение монопольной власти одного или нескольких субъектов, а также регулирование отношений между участниками рынка в различных государствах.

    Изучение хронологии развития и содержания основных положений антимонопольной политики в разных странах мира позволило выделить пять концептуальных этапов развития антимонопольного законодательства и практики антимонопольного регулирования.

    Первые два этапа характеризуются как периоды становления и апробации методов активного вмешательства в конкуренцию на рынке.

    Третий этап сопряжен с началом принятия норм, ограничивающих монопольное поведение компаний в некоторых европейских странах, а также вступлением в силу Римского договора, ст. 85 и 86 которого содержат условия, не позволяющие отдельным компаниям ограничивать или нарушать конкуренцию на общем рынке.

    Успехов в конкурентной борьбе на мировых рынках стали достигать крупнейшие транснациональные компании, и в этих условиях в законодательство многих стран были внесены существенные поправки, направленные на либеральное отношение к слияниям и поглощениям, способствующим укрупнению компаний.

    Изменение политической карты мира, революционные экономические изменения на европейском континенте, активная международная интеграция и глобализация экономики формируют принципиально новый, пятый, этап в развитии антимонопольного регулирования.

    Законы о конкуренции вмешиваются в три определенные сферы функционирования рынка: структуру экономического рынка, экономическое поведение и экономический результат. На основе методологического подхода «структура — поведение — результат» можно классифицировать существующие в мировой практике законы о конкуренции всходя из того, на что они влияют, — на результат рынка (прямое вмешательство) или на экономическое поведение (структуру) — косвенным образом.

    Законы о конкуренции основываются на двух различных, но соотносящихся концепциях — концепции власти над рынком и концепции господства рынка. Политика конкуренции применяется для того, чтобы лишить компании возможности воспользоваться властью над тынком, злоупотребляя своим господствующим положением, и не допустить господство рынка, позволяющее компании создавать в частном порядке барьеры для торговли и ограничивать конкуренцию.

    Во многих государствах институты, в обязанность которых входит проведение антитрестовского законодательства, строятся в соответствии одной из двух основных моделей — административной (политической) системы, при которой ответственность за применение закона возлагался на административный орган, и юридической системы, предусматривающей применение антитрестовского законодательства судебной системой.

    Конференция ООН по промышленности и торговле (ЮНКЛАЛ) в течение последних десяти лет постоянно осуществляет деятельность по разработке комплекса основополагающих понятий и положений, касающихся ограничительной деловой практики в торговле, включая комплекс положений, направленных на недопущение злоупотреблений доминирующим положением компаний на рынке, недопущение согласованных действий и сделок, связанных со слияниями и поглощениями, приводящими к изменению структуры рынка.

    Политика конкуренции является наиболее развитой общей политикой Европейского сообщества и оказывает сильное влияние на деятельность предприятий как в самом ЕС, так и вне его, стимулируя создание единого внутреннего рынка. Обязательства, налагаемые Договором о ЕС на государства-члены, способствующие свободному движению товаров и услуг, а также свободе предпринимательства на всей территории ЕС, были бы малоэффективными, если бы участники делового оборота занимались ограничительной практикой и тем самым препятствовали нормальному функционированию единого рыночного механизма на уровне ЕС, особенно если подобная практика усиливает тенденцию к размежеванию по национальным границам. Цель конкурентной политики Сообщества заключается в том, чтобы обеспечивать эффективную конкуренцию (в противоположность идеализированной совершенной конкуренции), функционирование которой обеспечивало бы эффективную реализацию масштабных политических, экономических и социальных задач развития общества.



    тема

    документ Естественная монополия
    документ Монополистический рынок
    документ Монополия
    документ Монопсония
    документ Народно-хозяйственный подход в реформах монополий
    документ Олигополия




    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Курс доллара
    Курс евро
    Цифровые валюты
    Алименты

    Аттестация рабочих мест
    Банкротство
    Бухгалтерская отчетность
    Бухгалтерские изменения
    Бюджетный учет
    Взыскание задолженности
    Выходное пособие

    График отпусков
    Декретный отпуск
    ЕНВД
    Изменения для юристов
    Кассовые операции
    Командировочные расходы
    МСФО
    Налоги ИП
    Налоговые изменения
    Начисление заработной платы
    ОСНО
    Эффективный контракт
    Брокеру
    Недвижимость



    ©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты