Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения
папка Главная » Экономисту » Регулирование экономики — инъекция против монетаризма

Регулирование экономики — инъекция против монетаризма

Регулирование экономики — инъекция против монетаризма

Восьмилетка ударных реформ, выразившаяся в дезорганизации государственной системы управления экономикой, создании виртуального финансового рынка, фантастическом росте государственного долга, полной беззащитности среднего и мелкого предпринимательства, довела Россию до уровня третьеразрядной страны.

На пороге третьего тысячелетия необходимо задаться вопросом: а что мы, собственно, получили в результате этих реформ? Какой тип экономики мы создаем — американский, шведский, германский, китайский, корейский, индонезийский и т.п.?

Нет, ни к одному из них Россия и близко не подходит. Россия в настоящее время проигрывает любому из существующих в цивилизованном мире типу экономики.

Можно лишь констатировать, что страна от хаоса второй половины 1998 г. перешла к статичной малоуправляемой системе хозяйствования без какой-либо определенной стратегии развития. Начиная с Правительства Е. Примакова новая власть мечется в условиях созданного Е. Гайдаром и его наследниками «свободного рынка», пытаясь нащупать хоть какие-то рычаги управления экономикой. Надо прямо сказать — сделать это чрезвычайно трудно. За годы реформ экономическая свобода, а точнее сказать, бесконтрольность и безнаказанность всех и вся, включая криминальные структуры, превзошла все возможные пределы.

За последние 80 лет Россия испытала на себе все: зарегулированность экономики, когда в пятилетних планах предусматривалась полная номенклатура производства — от космических ракет до последнего гвоздя; ослабление плановых начал времен перестройки; последовательно усиливавшееся дерегулирование хозяйства начиная с середины 1991 г.

Сложившаяся ситуация очень точно характеризуется словами Дж. Сороса, хотя он не имел в виду именно Россию: «После почти полувека существования того, что сейчас представляется избыточным регулированием, мы начали движение к избыточному дерегулированию. Чем скорее мы признаем, что для поддержания стабильности некоторое регулирование необходимо, тем выше наши шансы на то, что мы сможем сохранить достоинства почти свободной рыночной системы».

Дж. Сорос ранее других экономистов обратил внимание, что нерегулируемые финансовые рынки становятся все более неустойчивыми, распространяя эту неустойчивость на экономику в целом. По его мнению, существуют четыре области, требующие нового осмысления их значимости в современной экономике, в том числе и подходов к их регулированию. Это обменные курсы валют; международные задолженности; международные рынки капитала; ценообразование на товарно-сырьевых рынках. Анализу этих важнейших, очень точно выделенных Дж. Соросом проблем посвящен заключительный раздел моих размышлений.

Стабилизация обменных курсов

Установление правильных обменных курсов валют исключительно важно в условиях современной открытой экономики. Паритет валют влияет на экспортно-импортные операции, международные потоки капиталов, котировки финансовых инструментов и в конечном счете на стабильность всего хозяйства. Поэтому установление устойчивого обменного курса валют является необходимым условием функционирования экономического механизма.

Между тем задача эта осложняется в связи с серьезными изменениями, которые претерпели валютообменные операции в последние годы.

Для чего изначально служили операции с валютой и установление валютных курсов? В первую очередь для обслуживания внешней торговли. Однако в настоящее время объем совершаемых в год операций с валютой на два порядка превышает потребности в валюте для обслуживания внешней торговли. Колоссальные размеры приобрели фьючерсные сделки с валютой, производимые вообще без поставки той валюты, по которой совершаются сделки.

Операции с валютой, производимые в целях обслуживания внешней торговли, отошли на второй план. Гораздо большее значение имеют сейчас сделки с валютой, совершаемые в целях получения арбитражных эффектов, хеджирования, наконец, чисто спекулятивные сделки, задачей которых является конвертация национальной валюты в СКВ и перевод ее за рубеж — это особенно характерно для современной России.

Валютный рынок за последние несколько десятилетий принципиально изменился как по масштабам, так и по выполняемым задачам. Введение плавающих ставок валют первоначально способствовало росту рынка. Особенно это касается форвардных контрактов и операций, проводимых с целью получения арбитражных эффектов. Однако с конца 1997 г. создалось иное положение.

Кризис 1997—1998 гг. привел к скачкообразному изменению курса валют большинства стран мира. Для их стабилизации были задействованы многочисленные меры — от регулярного изменения учетных ставок до кредитов МВФ и валютных интервенций. Наступившее в начале — середине 1999 г. равновесие оказалось недолговечным. Колоссальное обесценение доллара по отношению к иене сказалось на валютном рынке огромного числа стран. Поддержание доллара по отношению к иене стало одной из главных забот международного сообщества.



Еще одним важнейшим событием на международном валютном рынке стало появление в 1999 г. новой европейской супер валюты. По мнению большинства председателей центральных банков европейских стран, в течение нескольких ближайших лет может начаться активное вторжение евро в долларовую зону, что неминуемо приведет к новым потрясениям.

Учитывая все это, можно констатировать, что период свободно плавающих курсов валют прошел. Сама жизнь показала необходимость регулирования валютных курсов.

В России проблема стабилизации валютного курса особенно актуальна. От состояния валютного рынка зависят практически все области экономики. Колоссальное падение курса рубля к доллару в августе-сентябре 1998 г. привело к обнищанию населения, перебоям в производственном секторе и катастрофическому падению импорта.

Для стабилизации обменного курса рубля необходимо задействовать богатый арсенал мер по регулированию рынка, имеющийся у западных стран. Помимо того, в России могут быть выработаны и собственные, специфичные лишь для нее, меры.

Для предотвращения скачкообразного изменения курса рубля необходимо в первую очередь отказаться от имеющей место практики множественности валютных курсов. В апреле 1999 г. доллар шел на спец сессии на ММВБ за 24,8—25,3 руб., в системе электронных лотовых торгов на ММВБ — за 25,8—26,9 руб., на региональных биржах — за 25,5—26,5 руб., в обменных пунктах — за 27—28 руб.

Какие же меры предпринял Центробанк для стабилизации валютного рынка?

Первым шагом было разделение с октября 1998 г. биржевой сессии на ММВБ на специальную (СТС) и обычную. На специальной сессии Центробанк покупал валюту у экспортеров. Причем экспортеры должны были продавать СКВ в обязательном порядке — сначала 50%, потом 75%.

После этого был введен запрет на покупку валюты за рубли, находящиеся на корсчетах банков-нерезидентов в российских банках, сокращен срок оплаты импортных контрактов, было введено депонирование средств при выдаче авансов под импортные поставки. Коммерческим банкам было запрещено покупать валюту на спец сессии для оплаты процентов по валютным депозитам граждан. Банкам запрещено было также иметь длинную валютную позицию, если у них не было в этот день обязательств перед своими контрагентами.

Центробанк следил за выполнением этих требований и за нарушение временно отстранял от валютных торгов несколько банков. Что же касается Сбербанка, то он как крупнейший обладатель СКВ вообще в торгах не участвовал.

Все эти административные меры внесли на первых порах упорядоченность в операции с валютой. Однако, как и все административные меры, они имели кратковременный характер. Кроме того, банки — участники торгов — научились постепенно обходить все эти запреты.

Поэтому среди мер, предпринятых Центробанком в конце 1998 г. — начале 1999 г., нужно особо выделить лишь одну — уменьшение срока возврата экспортерами валютной выручки с 6 месяцев до 3. Именно это имело основное воздействие на рынок, на то, что курс доллара вырос с 23 руб. в середине января 1999 г. до всего лишь 24,8 руб. к началу сентября того же года.

Все остальные меры быстро себя исчерпали. Кроме того, МВФ поставил одним из условий выделения России кредитов в 4,5 млрд. дол. отмену администрирования на валютном рынке. Поэтому большинство указанных мер к концу сентября 1999 г. было отменено.

Вместо этого Центробанк реорганизовал систему биржевых торгов. Была отменена специальная торговая сессия и введена единая торговая сессия (ЕТС). Новая система торгов прекратила администрирование на ММВБ и одновременно охватила торги валютой практически на всех крупных валютных биржах страны. Это, безусловно, достижение Центробанка, особенно в борьбе с множественностью валютных курсов. Кроме того, по данным Центробанка, введение ЕТС позволило ему уменьшить его долю в операциях с валютой летом 1999 г. до 12%, в то время как в мае на СТС на Центробанк пришлось 42% всего объема торгов.

Практически две главных меры Центробанка — двойное сокращение срока возврата валютной выручки экспортерами и введение ЕТС — обеспечили стабильность на валютном рынке до начала осени 1999 г. Однако одних этих мер оказалось недостаточно для стабильного функционирования валютного рынка. В первую неделю сентября курс доллара в течение 3 дней подскочил с 24,8 руб. до почти 26 руб.

Центробанк вынужден был вновь обратиться к мерам административного характера. 15 сентября Центробанк принял решение продлить до 1 ноября действие своего указания, запрещающего банкам иметь открытую операционную позицию, т.е. превышать покупку валюты над продажей без покрытия ее какими-либо обязательствами. Этим было возобновлено решение, принятое сразу после августовского кризиса, призванное ограничить возможность банков покупать валюту за свой счет и для себя, а не под клиентские заказы. В Центробанке полагают, что это указание должно действовать до тех пор, пока не вступит в силу новая инструкция по расчету открытой валютной позиции. Это решение должно способствовать стабилизации курса рубля, хотя сами представители Центробанка признают, что коммерческие банки давно уже нашли способы обходить данные запреты.

В середине сентября вышло указание Центробанка, касающееся банков, обслуживающих счета нерезидентов типа «С». В соответствии с ними банки будут держать в «замороженном» виде в Расчетной палате рублевый эквивалент средств, которые блокированы на счетах типа «С».

Наконец, Центробанк принял решение, согласно которому коммерческие банки к 1 ноября 1999 г. должны были разделить открытую валютную позицию на три части: кассовую, срочную, совокупную, каждая из которых не может составлять более 10% от собственных средств банка. По расчетам Центробанка, коммерческие банки должны были свернуть открытую валютную позицию уже к середине ноября и начать продажу СКВ, поскольку многие банки имели длинную валютную позицию.

Таким образом, Центробанк вновь вернулся к порочной практике администрирования на валютном рынке. Долго ли просуществуют очередные административные меры и будет ли эффект от их применения?

Стабилизация валютного курса рубля предполагает прежде всего установление правильного его значения. Конечно, это значение определить очень трудно. Можно привести массу доводов за повышение курса рубля и против его повышения.

Однако в настоящее время задача упрощается. Курс доллара в начале октября 1999 г. был чуть более 25 руб., явно занижен. Доказательство этому: за январь—сентябрь инфляция росла в 3—4 раза быстрее, чем курс доллара; в середине января официальный курс доллара равнялся 23 руб., а расчетный курс — 19,4 руб.; в конце сентября официальный курс доллара составлял всего 25,2 руб., а расчетный — уже 28,9 руб.; в конце лета прекратился рост производства во всех импортозамещающих отраслях; осенью прекратился рост производства почти во всех отраслях, производящих конечную продукцию. Учитывая это, курс доллара необходимо плавно поднять на 8—10%.

После этого курс доллара должен меняться в соответствии с темпами роста инфляции. Как этого добиться? Здесь целесообразно учесть предложения столь опытного и удачливого финансиста, как Дж. Сорос, о «необъявленных целевых зонах» валютных курсов, т.е. об установлении согласованных властями ориентировочных курсов, неизвестных для участников биржи. Как отмечает Дж. Сорос, власти как бы ведут игру с биржевиками в кошки-мышки, действуя в унисон и мобилизуя более крупные ресурсы, чем биржевые спекулянты. Поскольку финансовые власти контролируют денежную эмиссию — орудие главного калибра, если оно используется в разумных пределах и неожиданно для спекулянтов, то шансы удержания валюты в «неявных целевых зонах» весьма высоки.

Данное предложение Дж. Сороса особенно актуально для России. У нас рыночным спекулянтам противостоит один лишь Центробанк. Причем его интересы не всегда полностью совпадают с интересами Правительства (вспомним пирамиду ГКООФЗ, привлечение в Россию спекулянтов-нерезидентов и т.п.).

Поэтому, Во-первых, Центробанк должен жестче контролироваться Правительством и Федеральным Собранием — это и внеплановые аудиторские проверки, и постоянный контроль за использованием доходов Банка России.

Во-вторых, наряду с Центробанком валютным регулированием должны заниматься Минфин и ФКЦБ. Министерство финансов, несмотря на напряженное положение бюджета, должно иметь постоянный специальный резерв — свободные денежные ресурсы на случай возникновения осложнений на валютном рынке.

ФКЦБ крупных финансовых ресурсов не имеет. Но из подведомственной ей области — рынка ценных бумаг, постоянно выплескиваются огромные средства на валютный рынок. Более того, вместо помощи Центробанку ФКЦБ постоянно ставит ему палки в колеса, чего стоит одна борьба ФКЦБ за выживание представителей Центробанка из биржевого совета ММВБ. Задача ФКЦБ должна состоять в том, чтобы воспрепятствовать регулярному перетоку средств из ценных бумаг в СКВ. Особенно в определенные моменты, когда Центробанк и Минфин ведут борьбу за удержание валюты в «необъявленных целевых зонах».

Следующей мерой по стабилизации валютного курса является депозитная политика Центробанка. В настоящее время, в условиях крайне небольшого по числу и масштабам финансовых инструментов, депозиты Центробанка стали главной альтернативой конвертации банковских ресурсов в иностранную валюту.

 На начало 1997 г. 100% депозитов составляли овернайт — депозитная сделка сроком на 1 день — в конце недели, на период от пятницы до понедельника, при которой поступление средств на депозитный счет в Центробанке осуществляется в день заключения сделки.

К концу 1997 г. появился еще один вид депозитов — томнекст, депозитная ставка сроком на 1 рабочий день, при которой поступление средств на депозитный счет в Центробанке осуществляется на следующий день после заключения сделки. Впрочем, появление нового вида депозита ровным счетом ничего не изменило, поскольку и овернайт и томнекст — сверх краткосрочные депозиты сроком на 1 день.

В 1998 г. в число депозитов Центробанка были включены еще два, сроком на 1 неделю и на 2 недели. И все равно к концу 1998 г. на однодневные депозиты овернайт и томнекст приходилось 77,5% от общей суммы депозитов Центробанка.

Переломным стал 1999 г. В начале года были введены депозиты сроком на I месяц, которые к августу достигли 14,3% от общей величины депозитов. В мае впервые появились депозиты сроком на 3 месяца.

И все-таки, несмотря на позитивные изменения в структуре депозитов Центробанка, она остается крайне неудовлетворительной.

Около двух третей депозитов приходится на однодневные (овернайт и томнекст), а 21,5% — на одно-двухнедельные. Депозиты сроком на 3 месяца составляют всего 0,2%.

Наконец, оценивая депозитную политику Центробанка, нельзя не обратить внимание на одно чрезвычайно важное обстоятельство. Руководство Центробанка постепенно освобождается от монетаристов-реформаторов. Однако новой команде Банка России по многим важным вопросам так и не удалось избавиться от влияния монетаризма. Прежде всего это относится к политике процентных ставок.

Однако когда ставка по депозитам была поднята до 45% годовых, их объем с августа по декабрь 1998 г. вырос с менее чем 3 млрд. до 87,9 млрд. руб. — почти в 30 раз! Вот это действительно реальный успех.

А дальше? Как только ставка стала резко снижаться, стал снижаться и приток депозитов в Центробанк. С декабря 1998 г. по апрель 1999 г. объем депозитов, привлеченных Центробанком, увеличился с 87,9 млрд. до 89,44 млрд. руб. 1,5 млрд. руб., привлеченных за квартал, — смех да и только.

Перестав поступать на депозиты, свободные средства юридических лиц устремились на валютный рынок. Вот цена снижения депозитных ставок.

Так и хочется сказать: уважаемые руководители Центробанка, плюньте вы на весь этот монетаристский бред со снижением процентных ставок. Ведь мы имеем не только умозрительные заключения «чикагских мальчиков», но и реальные примеры в экономике. Убежден, что Геращенко и Парамонова извлекут из этих строк полезные уроки.

Вот как описывает Дж. Сорос стремительный рост американской экономики 80х годов: «процентные ставки установились на невиданно высоком уровне и, в конце концов, опять стали расти. Банки агрессивно боролись за депозиты и предоставляли держателям финансовых средств даже больший процент, чем могли принести вложения в государственные облигации Начался самоусиливающийся рост». А что у нас? Доходность ОФЗ — 80—85% годовых, в 5,5 раза выше процента по депозитам. Вот и прекратился интенсивный рост депозитных вложений.

Таким образом, депозитная политика Центробанка должна быть значительно скорректирована. Это относится прежде всего к:



—           необходимости резкого увеличения объема депозитов, привлекаемых Центробанком. Их величина должна быть увеличена в 3—3,5 раза;

—           коренному изменению структуры депозитов. Основную массу депозитов должны составлять 2—3месячные, а не однодневные. На депозиты сроком от 2 до 3 месяцев должно приходиться не менее 70% их общего объема;

—           пересмотру политики процентных ставок. Невысокие депозитные ставки привели к тому, что средства юридических лиц перестали оттягиваться с валютного рынка. Законом для Центробанка должно стать положение о том, что величина депозитной ставки должна значительно опережать рост курса СКВ, а возможно, и быть выше доходности госбумаг.

Выполнение этих требований дает возможность регулировать денежные потоки между валютным и депозитным рынками, через изменение величины депозитной ставки, отвлечь свободные средства юридических лиц от спекулятивных операций с валютой, а также создать в Центробанке значительные финансовые ресурсы, которые могут быть использованы для кредитования оборотных средств предприятий.

Анализируя возможности стабилизации обменного курса рубля, нельзя не остановиться и на таком важном элементе стабильности валютного рынка, как золотовалютные резервы.

Как оценить достаточность золотовалютных резервов? В международной практике общепринят критерий достаточности золотовалютных резервов для финансирования импорта.

С началом осенне-зимнего кризиса 1997—1998 гг. объем золотовалютных резервов резко снизился, в результате показатель достаточности золотовалютных резервов для финансирования импорта упал с 3,2 месяца в сентябре 1997 г. до 1,9 месяца в декабре того же года. К августу 1998 г. за счет роста золотовалютных резервов

данный показатель вырос до 2,5 месяца. Но после кризиса в августе-сентябре 1998 г. этот показатель стал катастрофически падать. Пик падения пришелся на апрель 1999 г. И это несмотря на колоссальное снижение импорта!

Таким образом, с точки зрения международно принятого критерия объем золотовалютных резервов в России примерно в 2 раза ниже достаточного.

Естественно, что при таком недостатке золотовалютных резервов регулировать валютный рынок чрезвычайно трудно.

Если в 1997—1998 гг. золотовалютные резервы составляли от 40 до 25% денежной массы, то в 1999 г. уже 65—55%. В настоящее время появилась вполне реальная возможность для того, чтобы золотовалютные резервы вплотную подошли к объему денежной массы и даже превзошли ее.

Однако политика Центробанка сдерживания курса СКВ за счет валютных интервенций ведет к регулярному сокращению золотовалютных резервов.

Как я уже отмечал, Центробанку необходимо плавно отпустить курс рубля и перейти от продажи валюты к ее скупке. Постепенное поднятие курса доллара до 30—32 руб. в течение, скажем, 12—18 месяцев позволит, Во-первых, увеличить золотовалютные резервы на 10—12 млрд. дол. Во-вторых, стабилизировать денежную массу (М2) на уровне 25— 27 млрд. дол. при умеренной рублевой эмиссии. Следовательно, уже через год-полтора объем золотовалютных резервов сравняется с величиной денежной массы в обращении.

Это не только позволит чисто количественно укрепить национальную валюту, но и будет иметь огромное моральное воздействие на участников рынка. При таких условиях упорно вести спекулятивные игры на скачкообразное изменение курса рубля в ту или другую сторону решится далеко не каждый.

Все предложенные здесь меры по стабилизации курса доллара касались безналичной валюты. Но в стране есть и наличная СКВ.

Рынок наличной валюты требует особых методов регулирования. Сначала о «цене» этой проблемы. Много или мало в стране наличной СКВ?

С 1992 г. Центробанк наладил учет ввоза и вывоза наличной валюты. По его оценкам, общая величина наличной валюты в стране, а это более чем на 95% доллары США, составляет около 40 млрд. дол. В том числе 25 млрд. дол. — накопления населения; около 15 млрд. дол. — в деловом обороте. На эти цифры можно было бы твердо опираться, если бы не два обстоятельства. Во-первых, учет наличной СКВ был налажен в 1992 г., а сколько ее было в стране до этого времени? Во-вторых, не секрет, что существуют нелегальные, криминальные потоки наличной валюты.

С целью выяснить общую величину наличной СКВ в стране с конца 1996 г. проводился широкий опрос населения, финансируемый Центробанком. Согласно этому опросу на руках граждан находилось 60—70 млрд. дол., в том числе всего у 2% населения 50 млрд. дол. Вообще, согласно обследованиям ВЦИОМ, проведенным в 1998 г., только 25% взрослого населения России пользовались наличной валютой. Если даже принять за основу нижнюю границу объема наличной СКВ, полученную в результате обследования, цифра получается впечатляющей. При этом количество СКВ, находящейся в деловом обороте, по моему мнению, в 2 раза превосходит цифру Центробанка двухлетней давности. Это связано и с более широкой оценкой СКВ в стране, и со все большим вытеснением рубля как средства платежа после августа 1998 г. Да что там впечатляющая! Общая сумма наличных долларов, находящихся вне пределов США, к началу 1999 г. составляла 225 млрд. дол. Из них 60 млрд. дол. — в России. На нищую Россию приходится как минимум 27% всех «зарубежных» долларов.

Если же сравнить налично-рублевую массу с массой наличной СКВ, то получается, что долларовая наличность превышает рублевую в 7,5 раза — при пересчете по курсу доллара на октябрь 1999 г. Всю же рублевую массу (агрегат М2) наличная СКВ превосходит более чем в 2,7 раза.

Следовательно, речь идет о колоссальном, одном из крупнейших в мире рынков наличных долларов, исключая, конечно, страну-эмитента — США. По сравнению с этим рынком рынок национальной валюты ничтожен. Наличный доллар сейчас — это и главное средство при наличных расчетах в негосударственном секторе, и главная «ценная бумага», в которую население помещает свои накопления.

С 1992 г. ученые, экономисты-практики, финансисты, государственные деятели говорят об усилении долларизации страны. Сейчас это уже не актуально. Россия прошла пору долларизации, ее экономика сейчас долларизирована, если и не полностью, то в преобладающей мере. В России правит доллар, а не рубль.

Перед нами встает вопрос, мучающий русских людей по тем или иным, но всегда коренным для страны причинам уже две сотни лет: что делать? Будем откровенны: бороться с долларом одними рыночными мерами бесполезно. Мы уже проиграли эту борьбу.

Поэтому необходимо принять жесткие административные меры. Хождение и внебанковское хранение наличной иностранной валюты должно быть запрещено законом. Граждане, прибывающие из-за границы, должны в течение 24 часов обменять ее в специальных обменных пунктах в морских портах, аэропортах и т.п., а также в Сбербанке.

А что же делать с колоссальными накоплениями наличной валюты? Население должно иметь возможность положить ее в банк на валютные счета. При этом такие валютные счета могут быть открыты и в иностранных банках, действующих в России, с условием, что не менее 40% полученных таким образом ресурсов иностранные банки инвестируют в экономику России.

Для привлечения наличной валюты на депозиты необходимо ввести разнообразные валютные счета, а также повысить процентную ставку по ним. Сбербанк, проведя весной очередное понижение ставок, платит по валютным депозитам 1—3% годовых — не считая сверхкрупные вклады, где ставка процента чуть выше. Это привело к тому, что с апреля по первую декаду августа валютные вклады граждан понизились на 9%. В США с конца 1997 г. по август 1999 г. депозитные ставки менялись в пределах 5,24—5,73% годовых. Почему по единому виду валюты в США платят в 2 раза больше, чем в России? Ведь в России еще и инфляция на порядок выше, чем в США. А потому, что Россия как была с ноября 1917 г. страной, живущей за счет ограбления населения, так ею и остается. Вот для юридических лиц совсем другое дело. Ставки по валютным депозитам юридических лиц составляли около 15% годовых к началу августа. Чтобы привлечь валюту в банки, процентные ставки сейчас должны быть 18—22% годовых. Это в Сбербанке. В коммерческих банках ставки должны быть выше.

Средства с валютных счетов могут быть использованы для: поездок за границу — единовременно один человек должен иметь право вывозить за границу не более 5 тыс. наличных долларов; проведения безналичных расчетов в валюте; покупки пластиковых карточек и перевода средств на них. При закрытии вклада или выплаты процента вкладчик получает рублевый эквивалент причитающейся ему суммы.

Следует отметить, что в настоящее время Сбербанк не заинтересован в активном привлечении валютных вкладов. Дело в том, что после августовских событий 1998 г. в Сбербанк были переведены валютные счета многих коммерческих банков. Правда, часть денег с них снята населением. Кроме того, население, особенно в конце 1998 г. — начале 1999 г., продавало Сбербанку часть своей наличной валюты. Собрав запасы валюты, Сбербанк просто не знал, что ему с ней делать. Ведь играть на бирже ему нельзя, чтобы не обрушить котировки рубля.

Учитывая это, необходимо, чтобы Сбербанк предоставлял кредиты в иностранной валюте другим банкам (включая иностранные), а также государству и крупнейшим российским предприятиям. Эти кредиты должны предоставляться исключительно под инвестиционные проекты.

Одновременно Сбербанк обязан изменить политику и по рублевым депозитам. В первой половине 1999 г. Сбербанк провел очередное понижение процентных ставок по рублевым вкладам граждан. Сейчас они составляют от 2% (вклад до востребования) до 25% годовых по наиболее массовым срочным вкладам. И это при ожидаемой инфляции 35—40% в год. Кто же понесет рубли в Сбербанк? Гораздо удобнее на них купить доллары, котировки которых у нас растут 4—5 раз в год, по крайней мере с августа 1998 г.

Ставки по рублевым депозитам следует увеличить в 2 — 2,2             раза. Только тогда начнется массовый приток вкладов в банки.

Ориентиром для Сбербанка должны быть не собственные доходы и не плановые показатели по снижению ставок, а рост вкладов населения. Целесообразно было бы также изменить статус Сбербанка. Его деятельность в качестве открытого акционерного общества оказалась уязвимой. Круги, заинтересованные в обвале рубля, играют на понижение акций банка. Между тем Сбербанк не привлекает ресурсы с помощью широкомасштабной эмиссии акций. По сути открытая котировка акций ему не нужна. Учитывая эти обстоятельства, необходимо сделать Сбербанк закрытым акционерным обществом.

Реализация предлагаемых мер позволит уже в ближайшее время эффективно регулировать денежные потоки на валютном рынке, повысить интерес к национальной валюте и стабилизировать обменный курс рубля. Ставшие уже привычными для страны коллизии на валютном рынке — «черный вторник» 1994 г., падение курса доллара в 1995 г. почти на 15%, катастрофическое падение курса рубля в августе-сентябре 1998 г. — должны стать достоянием истории и больше не повторяться. Недопустимо лишь патриотически говорить о рубле, но любить и желать доллар. Здесь одно исключает другое — в экономике России должен быть или рубль, или доллар. Я за Рубль! А вы? Мы тоже. Тогда берите мои рецепты его спасения и начинайте ежеминутно, ежечасно защищать Его!

Регулирование иностранных инвестиций

К проблеме стабилизации валютного курса тесно примыкает и проблема привлечения в страну иностранных инвестиций. Только при твердом рубле в страну пойдут капиталы в реальный сектор. Лишь при стабильном, без обычных для России резких скачков, валютном курсе наша страна перестанет привлекать иностранный спекулятивный капитал, любящий делать деньги на раскачивании финансового рынка, создании на нем ситуаций хаоса, когда и можно провернуть самые выгодные сделки.

Таким образом, твердая национальная валюта является одной из главных предпосылок для привлечения в страну иностранных капиталопотоков. На мировом рынке это можно проследить на резком увеличении капиталопотоков в страны с развивающимся рынком в связи с созданием там благоприятного инвестиционного климата и укреплением национальных валют.

Иностранные капиталопотоки быстро возрастали из года в год. Исключением является 1994 г., когда из-за кризиса в Мексике капиталы нерезидентов стати покидать не только эту страну, но и другие страны, имеющие близкие к Мексике международные рейтинги. При этом резкий отток капиталов нерезидентов в 1994 г. коснулся в основном вложений в долговые бумаги. Прямые инвестиции и банковские кредиты и в 1994 г. продолжали увеличиваться.

После 1994 г. продолжился быстрый рост иностранных инвестиций в развивающиеся страны. С 1990 по 1997 г. эти инвестиции выросли с 98,3 млрд. до 300,3 млрд. дол.

Если в 1990 и 1991 гг. государственные инвестиции превышали частные, то с 1992 г. произошел резкий перелом. Государственные капиталовложения стали иметь тенденцию к понижению. Зато частные инвестиции выросли в 1990—1997 гг. почти в 6 раз и стали преобладать на рынке развивающихся стран. В целом это положительный фактор. Однако здесь есть одно «но». Структура частных капиталовложений оказалась не слишком благоприятной для стран с растущим рынком. 

Портфельные инвестиции в акции и государственные долговые обязательства составили 27%. Малоэффективные инвестиции в основном в структурную перестройку экономики, реструктуризацию госдолга и финансирование дефицита бюджета составили 13%. Банковские инвестиции составили всего 9% и шли не на развитие производства, а преимущественно на краткосрочное финансирование стран-кредиторов. 

Между тем, по фундаментальным исследованиям, проведенным в ряде крупнейших научных центрах мира — в этом лидируют Германский институт экономики развития и Институт экономики Российской Академии наук, — приток частного капитала в развивающиеся страны вовсе не обязательно вызывает положительный эффект. Ели речь идет о прямых инвестициях, то это ведет к созданию новых рабочих мест, вводу новой техники и технологии и росту производства.

Но вот другие виды инвестиций такого влияния на страну, в которую они вкладываются, не имеют. Более того, спекулятивные инвестиции в долговые бумаги и акции, а также краткосрочные кредиты носят, как правило, резко отрицательный характер. Именно они, по заключению экспертов из известных научных центров мира, и вызвали кризис 1997—1998 гг.

Еще более негативная ситуация сложилась с иностранными инвестициями в Россию. 

Сравнивая данные о прямых иностранных инвестициях в Россию и в страны с развивающимся рынком, просто поражаешься скудности капиталопотоков в нашу страну.

За 1990—1997 гг. в Россию было вложено прямых иностранных инвестиций почти в 40 раз меньше, чем в страны с развивающимся рынком. Не идет иностранный капитал в реальный сектор России, несмотря на все потуги реформаторов.

Еще больше поражаешься, когда сравниваешь структуру иностранных инвестиций в России и в развивающихся странах. На прямые инвестиции в Россию пришлось всего 12% в 1997 г. и 8% в 1998 г. Преобладали же портфельные инвестиции — 46% в 1997 г. и 39% в 1998 г., и прочие инвестиции. Среди них выделяются кредиты МВФ и Всемирного банка — 42% в 1997 г. и 53% в 1998 г. 

Что уж тут говорить. Если в развивающихся странах одной из главных причин кризиса стал переизбыток спекулятивных и неэффективных инвестиций — 62% от их общего объема, то в России подобные инвестиции составляли 88% в 1997 г. и 92% в 1998 г.

Переизбыток подобных инвестиций и является причиной того, что кризис 1997—1998 гг. в России был намного глубже и острее, чем в других странах.

Что же нужно сделать для радикальной реструктуризации иностранных инвестиций в России? Прежде всего необходимо создать благоприятный климат для прямых иностранных инвестиций. Это предполагает общее снижение уровня налогообложения предпринимательства.

Прежде всего необходимо полностью освободить от налогообложения доходы иностранных инвесторов от инвестиций в:

—           строительство новых предприятий в России;

—           расширение действующих предприятий;

—           закупку новой техники и технологий;

—           строительство жилья и объектов культурно-бытового назначения;

—           покупку ценных бумаг предприятий-смежников;

—           обучение российских специалистов за рубежом.

Особое внимание следует уделить компьютеризации производства. Закупка иностранными инвесторами компьютерных систем и оргтехники, а также внедрение Интернет-технологий должны не только не облагаться таможенными пошлинами и налогами на прибыль от этих операций, но и премироваться — прекрасный тому пример дает дореволюционная Россия в отношении внедрения новой техники.

Бизнес при посредстве Интернета — эго главная перспектива самого ближайшего будущего. Если в 1998 г. сделки через Интернет между США и Западной Европой составили 5,6 млрд. дол., то, по прогнозам ведущих экспертов Запада, уже к 2003 г. объем подобных сделок возрастет до 430 млрд. дол. Уже сейчас значительная часть сделок с валютой и ценными бумагами осуществляется через Интернет. И это только начало. За Интернетом будущее международных торговых, валютных и фондовых операций. Абсолютное первенство по Интернет-бизнесу держит США. Но и в Европе в 1998 г. насчитывалось 3,5 млн. деловых пользователей Интернетом. В Китае же за 1999 г. число пользователей Интернетом возросло с 3 млн. до 5 млн. человек.

Эта проблема совершенно не понимается в России. Слабое развитие телекоммуникаций, ничтожное количество частных пользователей Интернетом, непрозрачность бизнеса, нежелание отечественных предпринимателей афишировать свои операции делают электронную коммерцию в нашей стране практически неосуществимой.

Российское общество должно понять, что бизнес при посредстве Интернета — это основа экономики XXI в. Да и не только экономики. В нашей стране мало кто знает, что есть Интернет-банки, где расчеты ведутся через компьютерные сети. Широко компьютеризирован на Западе труд ученых, которые через Интернет могут войти (в переносном смысле — сами они из кабинета не выходят) во все крупнейшие библиотеки мира, вывести на экран дисплея любое издание, внести в их текст свои дополнения, распечатать его и т.д. и т.п. Интернет применяется в медицине, военном деле, домашнем хозяйстве.

Некоторые города мира практически полностью охвачены Интернетом. Например, в Стокгольме им пользуется 60% населения, в Вашингтоне — 59%. Есть и отсталые в этом отношении страны. В Чили всего 7% населения охвачено Интернетом, в Португалии — 5%, в Таиланде около 1,5%. К какой же категории отнести Россию, где Интернетом пользуется около 1% населения?

Мир въехал в третье тысячелетие на электронной технике. Мы входим в него в обносках.

Учитывая эго, необходимо всячески стимулировать привлечение крупнейших Интернет-компаний в Россию. Создание в стране Интернет-технологий бизнеса должно стать первостепенной заботой Правительства и, в частности, Минэкономики, Минфина, ФКЦБ. В бюджете должен быть создан специальный премиальный фонд за внедрение Интернет-технологий.

Для привлечения иностранного капитала важное значение имеет и создание свободных экономических зон. Регистрация предприятий, их налогообложение здесь должны быть существенно облегчены. Но этого мало. Необходимо дать гарантии инвесторам, что их вложения не будут проверяться на «детекторе лжи», т.е. власти не будут проверять источники этих вложений. В этом случае ушедший из России капитал, в том числе теневой, будет возвращаться в страну.

Наконец, иностранные инвесторы должны получить полную гарантию свободной репатриации их прибыли за рубеж без создания особых счетов и специального контроля Центробанка.

Помимо привлечения в страну прямых иностранных инвестиций другой важнейшей задачей является ограничение допуска в страну чисто спекулятивного иностранного капитала, прежде всего вложений нерезидентов в российские ценные бумаги, а также краткосрочных кредитов иностранных банков.

Задача эта только на первый взгляд кажется легкой. Запретить нерезидентам покупать ценные бумаги и не брать краткосрочных кредитов. И все тут. На самом деле не все так просто. Портфельные инвестиции нерезидентов являются одной из основных форм движения международных капиталопотоков. Если Россия собирается включиться в мировой рынок, без этих капиталопотоков не обойтись. Надо только сохранять разумные пределы. То же самое можно сказать и о краткосрочных кредитах иностранных банков. Хотя здесь задача осложняется еще и чисто политическими моментами. Не брать кредиты, например, у МВФ — это значит полностью сменить экономическую политику, отказаться от монетаризма и выйти из под влияния международных финансовых институтов. Упрощенный подход к решению указанных задач неприемлем.

Поэтому целесообразно решать эти задачи постепенно, в три этапа. Первый этап охватывает 2000—2002 гг. В эти годы необходимо сохранять полный запрет на иностранные инвестиции в российские государственные ценные бумаги на внутреннем рынке. Вложения в акции российских эмитентов допустимы только через посредство вложений в их производные бумаги — американские и глобальные депозитарные расписки — причем исключительно на внешних рынках.

Инвестиции в российские ценные бумаги на внутреннем рынке допустимы лишь для нерезидентов, попавших под реструктуризацию государственного долга по ГКООФЗ. Причем эти вложения должны жестко контролироваться Центробанком, чтобы они не были конвертированы в СКВ (что вызовет взрыв на валютном рынке) и репатриированы за границу. Поэтому временное сохранение для данной категории нерезидентов счетов типа «С», с которых они только и могут проводить какие-либо расчеты, остается вынужденной необходимостью.

Что касается краткосрочных иностранных кредитов, то в этот период следует уменьшать заимствования у МВФ и полностью отказаться от синдицированных, межгосударственных и тому подобных краткосрочных ссуд.

На втором этапе — 2003—2005 гг. — с постепенным восстановлением и ростом фондового рынка России политика в области иностранных инвестиций в российские ценные бумаги должна быть несколько либерализована. К концу этого периода допустимо вложение нерезидентами в государственные ценные бумаги до 5% от их общего выпуска. В отношении инвестиций нерезидентов в акции ограничения могут быть слабее. Допустимы их вложения в дивидендные бумаги до 10% от общего их количества, свободно обращающегося на ММВБ и РТС.

К 2005 г. следует абсолютно минимизировать кредиты от МВФ, сделать их чисто символическими. Одновременно необходимо сохранять мораторий на все другие виды краткосрочного кредитования.

На третьем этапе — 2006—2010 гг. — с включением в России полноценных рыночных механизмов ограничения в отношении иностранных инвестиций должны быть еще более смягчены. Доля вложений нерезидентов в государственные ценные бумаги может быть увеличена до 10— 12% от их общего объема. Удельный вес инвестиций нерезидентов в акции может быть повышен до 20—25% от их общего числа, котирующегося на РТС и ММВБ. При этом операции нерезидентов с акциями в других структурах рынка — банках, биржах, фондовых магазинах, фондовых центрах и т.п. — должны быть по-прежнему запрещены.

В этот период должен быть окончательно решен вопрос с капиталами нерезидентов, оставшихся в стране после дефолта по ГКООФЗ. Им должна быть представлена возможность по их выбору либо обменять полученные при реструктуризации задолженности по ГКООФЗ ценные бумаги на бумаги новых займов, либо свободно вывести деньги из страны, либо вложить их в корпоративные долговые бумаги и акции. При этом ограничения на вложения нерезидентов в госбумаги — 10—12% и акции — 20—25% не должны быть превышены.

К концу первой декады XXI в. отношение к другому виду зачастую спекулятивного и малоэффективного капитала — иностранным краткосрочным кредитам — должно быть изменено. Россия в этот период полностью прекращает заимствования у МВФ. В то же время краткосрочные ссуды у иностранных банков следует возобновить. Однако общий объем их нужно ограничить 15—20% от общей величины прямых иностранных инвестиций.

Рассмотренные мною проблемы стабилизации валютного рынка и иностранных капиталопотоков стоят в настоящее время особенно остро. Именно иностранный капитал — кредиты от МВФ, краткосрочные ссуды иностранных банков, вложения нерезидентов в государственные ценные бумаги и акции — спровоцировал перманентный кризис в стране, сделав спекуляцию главным видом экономической деятельности в России.

Валютный рынок является тем каналом, через который иностранный спекулятивный капитал поступает в страну, а затем уходит из нее многократно умноженный.

Поэтому государственное регулирование валютного рынка и прежде всего контроль за изменением валютного курса являются первостепенной задачей.

Стабилизация обменного курса приведет к изменению внутренних капиталопотоков в пользу реального сектора, позволит увеличить финансовые ресурсы для структурной перестройки хозяйства страны, привлечь долгосрочные иностранные инвестиции в производственный сектор. На этом необходимо сосредоточить особое внимание Правительства и Центробанка. В противном случае российской валютой в третьем тысячелетии будет не рубль, а доллар! Россия станет ассоциированной территорией США, по статусу близкой к индейским резервациям!



тема

документ Виды экономики
документ Глобализация экономики
документ Глобальная экономика
документ Государственная экономика
документ Денежная экономика




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара
Курс евро
Цифровые валюты
Алименты

Аттестация рабочих мест
Банкротство
Бухгалтерская отчетность
Бухгалтерские изменения
Бюджетный учет
Взыскание задолженности
Выходное пособие

График отпусков
Декретный отпуск
ЕНВД
Изменения для юристов
Кассовые операции
Командировочные расходы
МСФО
Налоги ИП
Налоговые изменения
Начисление заработной платы
ОСНО
Эффективный контракт
Брокеру
Недвижимость



©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты