Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения
папка Главная » Экономисту » Слияние финансово-промышленной и бюрократической элиты

Слияние финансово-промышленной и бюрократической элиты

Слияние финансово-промышленной и бюрократической элиты

В предшествующей главе я отмечал, что на рубеже двух тысячелетий элитная экономика России приняла новые черты. Ее основой стали сверх монополии реального сектора, образовавшие нечто среднее между финансово-промышленными группами и холдингами. Подобные структуры на Западе образуются вокруг крупного банка, трастовой или холдинговой компании, контролирующих десятки крупных и средних предприятий прежде всего реального сектора, а также других секторов экономики.

В России новые элитные структуры образуются вокруг сверх монополий, объединяющих целые отрасли, и крупнейших монополий.

Эти хозяйственные образования, не имеющие себе подобных в других странах, помимо основного вида деятельности («Газпром» — добыча и транспортировка газа, МПС — железнодорожные перевозки и т.д.) включают:

•             несколько крупных коммерческих банков;

•             структуры фондового рынка — инвестиционные, паевые и другие подобные фонды, финансовые компании, брокерские фирмы;

•             институциональные структуры — пенсионные фонды и страховые компании;

•             информационно-коммерческие структуры типа «Газпром-Медиа», занимающие все более важное положение в системе этих образований как средство экономико-политической обработки населения страны и лоббирования интересов сверх монополий;

•             десятки посреднических и сбытовых (по всей цепочке от оптовой торговли до магазинов) предприятий;

•             сотни и тысячи средних и мелких предприятий смежников.

Еще одна особенность рассматриваемых хозяйственных образований в России — в том, что большинство смежников не является филиалами или дочерними структурами сверхмонополий. Предприятия-смежники могут быть никак не связаны со сверхмонополиями через обычные на Западе инструменты — пакеты акций, личные связи в руководстве предприятий. Дело в том, что поскольку сверхмонополии включают в себя целые отрасли, предприятиям-смежникам просто не с кем работать, помимо этой сверхмонополии. А раз так, то она диктует смежникам объем и номенклатуру производства товаров и цены на них.

Новые элитарные структуры далеко превзошли старые и по чисто внешнему облику.

В середине девяностых годов крупные банки и финансовые компании для своих офисов арендовали старинные особняки, проводя их косметический ремонт и создавая люксовую обстановку — мебель из красного дерева, персидские ковры, позолота на стенах и т.п.

Новые элитарные круги все это уже не устраивает. Они строят небоскребы, по внешнему облику ничем не уступающие небоскребам Манхэттена и Гинзы. Причем таких небоскребов, как правило, несколько. В одном помещается офис сверхмонополии. В других — офисы их дочерних фирм. Рядом с офисами строятся уникальные жилые комплексы с роскошными квартирами, бассейнами, тренажерными залами, соляриями, магазинами, коммунальными и детскими учреждениями, подземными переходами к офису. В таких комплексах можно жить (и очень хорошо жить) годами, не выходя за их пределы.

Конечно, все это для верхушки элитарных структур. Но и простые сотрудники кое-что имеют от щедрот элитной экономики. По признанию некоторых нефтяных магнатов, до 50% сотрудников их фирм — а это десятки тысяч человек — имеют как минимум два автомобиля. Помимо этого простые сотрудники могут пользоваться отменными по российским меркам домами отдыха, детскими садами и яслями, получать льготные кредиты и т.д.

Можно сказать, что в настоящее время сформировалась полноценная элитная экономика. Особенно это бросается в глаза на фоне огромного числа безработных, бездомных, униженных нищенской зарплатой рабочих, научных сотрудников, учителей, врачей, работников культуры, полуголодных пенсионеров. Подобное наблюдалось только в Латинской Америке, где при страшной нищете большинства населения процветали мощные мафиозные структуры типа Медельинского картеля. Только эти картели действовали закрыто, маскируясь и скрываясь от органов правосудия. Российские же элитные слои действуют в открытую и не только не скрываются от кого-либо, но и навязывают государству свои правила игры.



Каков же генезис элитной экономики? Кратко его основные этапы можно охарактеризовать следующим образом: слом командно-административной экономики СССР без поддержки создания рыночных структур; образовавшийся в результате этого квазирынок с элементами дикого рынка; вмешательство в квазирыночную среду бюрократии на всех уровнях — от федерального до муниципального, в итоге — переход от командно-административной экономики, минуя подлинный рынок, к элитной экономике.

Решающим здесь является вмешательство бюрократии в экономику. На этапе квазирынка еще сохранялась возможность перехода к полноценному рынку. Однако слияние бюрократической и экономической элит поставило преграду на пути формирования рынка, вместо этого элитарные хозяйственно-бюрократические структуры создали для себя и по своему усмотрению элитную экономику.

В каких же формах происходит слияние хозяйственной и бюрократической элит? Эти формы многообразны. Главной из них является создание непосредственно бюрократическо-хозяйственных структур. Наиболее яркие примеры: «Газпром», РАО «ЕЭС России», МПС и Минатомпром. «Газпром» и РАО «ЕЭС России» организованы на базе министерств. Аппарат министерств стал вершиной хозяйственного аппарата соответствующих сверхмонополий. Территориальные аппараты министерств стали территориальными хозяйственными органами. При этом переход аппарата чиновников из разряда ведомственного в разряд хозяйственного не изменил его сути и его связей с бюрократической средой в целом, в том числе и с аппаратом Правительства РФ и администрацией Президента РФ. Что же касается МПС, то это вообще уникальное явление. МПС, сохраняя статус министерства, стало одновременно и хозяйственной структурой. И, наконец, еще более уникальное явление — Минатомпром, являющийся конгломератом министерства, хозяйственной структуры и транснациональной монополии, пытающейся овладеть большей частью мирового рынка переработки отходов ядерного топлива, неформальным объединением высшей бюрократии и хозяйственного руководства. Хозяйственные структуры выполняют указания бюрократии по основным вопросам хозяйственной деятельности. За это бюрократия лоббирует интересы соответствующих хозяйственных структур, которые становятся по сути монополистами в своей области. Причем, несмотря на неформальность подобных связей, они исключительно крепки. И даже смена отдельных личностей в руководстве фирм и бюрократического аппарата не нарушает отлаженных взаимосвязей, различные «серые» схемы. Высшие чиновники через офшорные зоны, через длительную цепочку системы участия создают фирмы — держатели крупных контрольных пакетов акций монополий и даже сверхмонополий. В состав руководства монополий включаются родственники высшего чиновничества. Капиталы бюрократии вывозятся за рубеж. Оттуда они через подставные фирмы, созданные нередко при участии руководства монополий, вкладывают капиталы (уже как нерезиденты) в эти монополии, и т.д. и т.д.

Окончательное формирование в России элитной экономики явилось вехой для становления новой, не имеющей аналогов бюрократической системы хозяйствования. Она имеет некоторые общие черты с рыночной системой — есть небольшой слой средних и малых предприятий, действующих в рыночной среде. То же относится к феодализму. Бюрократическая система хозяйствования взяла от него регламентацию создания и деятельности юридических лиц, региональные поборы (особые налоги, пошлины, акцизные марки и т.п., отмененные в России в середине XVII в., а на Западе — несколькими столетиями раньше). Наконец, бюрократическая система хозяйствования имеет сходные черты с планово-административной системой СССР. Это командная роль министерств и ведомств. Вмешательство различных аппаратов чиновников, начиная от администрации Президента РФ и кончая губернскими и муниципальными администрациями, буквально во все виды хозяйственной деятельности — в реальном секторе и на финансовом рынке, в работу государственных и частных предприятий.

Но бюрократическая система хозяйствования имеет и существенные отличия от других систем. От рыночной экономики она отличается прежде всего тем, что рыночный сектор в России чрезвычайно мал. По статистике в России малые предприятия — основа рыночной системы — составляют 30% общего количества предприятий в стране. Это в 2—3 раза меньше, чем в странах с развитым рынком. Однако, на мой взгляд, эти статистические данные (если им, конечно, доверять — вспомним: есть ложь, большая ложь и есть статистика) не отражают подлинного состояния дел. Ведь бюрократический аппарат страны составляет 12 млн. человек. Поэтому более правильно судить о развитости рыночных отношений не просто по количеству малых предприятий, а по их количеству в расчете на численность населения. Так вот, в России на одну тысячу человек приходится 6 предприятий малого бизнеса при мировых стандартах около 30 предприятий. При этом в Москве и Санкт-Петербурге на тысячу человек приходится от 21 до 23 малых предприятий. Это само по себе почти в полтора раза меньше, чем по мировым стандартам.

Однако дело даже не в этом. Ведь если учесть, что Москва и Санкт-Петербург — два основных экономических центра страны с наибольшим числом занятых, то по всей остальной стране мы получим уже не 6 малых предприятий на тысячу человек, а максимум 3— 3,5 предприятия. Таким образом, в России имеется два полу рыночных оазиса — Москва и Санкт-Петербург на фоне практически не имеющей отношения к рынку остальной страны.

Бюрократическая система хозяйствования имеет радикальные отличия не только от рыночной экономики, но и от планово-административной. Экономика СССР базировалась на пятилетних и годовых планах буквально по всем видам деятельности. Бюрократическая система хозяйствования, несмотря на то, что чиновники на всех уровнях вмешиваются во все виды деятельности, не имеет планов. Чиновники не планируют, а лишь дезорганизуют хозяйство, подстраивая его под свои нужды.

В последнее время многие экономисты отмечают как положительный факт вмешательство государственных чиновников в экономику. Они мотивируют это тем, что в последние полстолетия произошли громадные изменения в мировом хозяйстве — резко возросла роль государственного регулирования и государственного участия в экономике.

О том, что такие тенденции существуют, спорить бесполезно — они налицо. Но глубочайшим, трагическим заблуждением многих наших ведущих экономистов является смешение государственного регулирования экономики с бюрократическим вмешательством в экономику.

Действительно, сейчас практически во всех странах государство регулирует экономику — путем варьирования учетной ставки, ставок по кредитам, по коротким продажам госбумаг, по налогам на инвестируемую прибыль и продажи ценных бумаг, проводит активные операции на фондовом рынке, осуществляя единовременные гигантские интервенции на нем.

Государство непосредственно вмешивается в экономику — строит дороги, трубопроводы, линии электропередачи, гигантские мосты и тоннели под проливами и т.д. Государство планирует производство некоторых видов продукции и заказывает ее у предприятий. Причем это характерно для всех государств, включая наиболее «свободно рыночную» — США (вспомним рейганомику).

Не все из перечисленных средств годятся для России. Существует и множество специфичных для России методов государственного регулирования экономики. Но не в этом суть.

Дело в том, что наше государство ничего этого не делает. Более того, оно способствует развалу имевшейся в додефолтовский период пусть и слабой системы регулирования финансового рынка. Наше государство вместо инициирования госзаказов срывает их выполнение, не оплачивая предприятиям их работу. До сих пор не преодоленные гигантские неплатежи — это порождение российской бюрократической системы.

Вместо регулирования, индикативного планирования, создания объектов инфраструктуры российская бюрократия регламентирует хозяйственную деятельность, контролирует ее путем создания различных барьеров на пути движения товаров и капиталов.

Таким образом, бюрократическая система хозяйствования, имея много общего с рыночной, феодальной, планово-административной системами, не является ни одной, ни другой, ни третьей. Бюрократическая система — это система, созданная бюрократией, а не предпринимателями, феодалами или коммунистической партией. Ее целью является расширенное воспроизводство бюрократического механизма и слоя чиновников.

Главным признаком бюрократической системы хозяйствования является наличие элитной экономики. Через элитарные субъекты хозяйствования, пронизавшие всю экономику страны, бюрократия осуществляет наиболее эффективный контроль над субъектами хозяйствования. Элитная экономика служит главным источником сверхдоходов для хозяйственной и бюрократической элиты, а также доходов для бюрократического аппарата в целом. Об успешном функционировании бюрократической системы хозяйствования, ее ядра — элитной экономики — свидетельствует тот факт, что с 1994 г. и по настоящее время количество чиновников в России возросло на 20%. Возросли и их доходы. Помимо заработной платы, которая в несколько раз выше, чем у ученых, преподавателей, врачей, библиотекарей и т.п., чиновники получают взятки. Этот источник доходов является главным для бюрократии. По оценкам Министерства экономического развития и торговли, на взятки уходит 10% всех доходов страны.

Это официальные цифры. Думается, что они занижены как минимум в 1,5—2 раза. С учетом же доходов бюрократической элиты от прямого или скрытого участия в «хозяйственной деятельности», заработной платы чиновников и прочих расходов на содержание бюрократических аппаратов всех уровней бюрократическая система поглощает 35—40% доходов страны. И эти цифры с каждым годом увеличиваются.

Помимо господства элитной экономики основными признаками бюрократической системы хозяйствования являются:

•             разрешительная система организации бизнеса в отличие от уведомительной при рыночном хозяйстве;

•             невозможность свободного инвестирования (подробнее это изложено далее);

•             формирование государственного бюджета под нужды лоббируемых бюрократией элитных структур. Тяжесть налогов и сборов все более переносится на физических лиц, на малый бизнес (АЭС, такси, винно-водочные предприятия — одни акцизы чего стоят и т.п.). В то же время в условиях роста цен на энергоносители пошлины на вывоз нефти редко сокращаются;

•             изменение денежной массы в обращении, расходование золотовалютных резервов, интервенции на валютном рынке, долларизация экономики и другие элементы денежной политики подстраиваются под нужды бюрократическо-хозяйственной элиты. Иногда напрямую в ущерб интересам национальной экономики;

•             полная зависимость государственного бюджета от состояния крупных налогоплательщиков. Правда, в последние три-четыре года их доля в налоговых поступлениях в бюджет снизилась с 60% до менее чем 30%. Это произошло в результате введения льготного обложения монополистов (вспомним резкое снижение пошлин на нефть). Но даже и при снижении налогов с элитарных кругов цифра 30% неверна. Дело в том, что счет налогов ведется по отдельным юридическим лицам. Сверхмонополии же не только обросли тысячами подчиненных им предприятий, но и свою основную деятельность часто проводят через созданные ими дочерние структуры. Поэтому, если считать по элитарным образованиям в целом, то на них приходится около двух третей всех налоговых поступлений в бюджет;

•             закрытость, непрозрачность деятельности элитарных структур. Несмотря на все декларируемые Правительством и ведомствами задачи раскрытия информации о крупнейших эмитентах ценных бумаг — а к ним относится большинство сверхмонополий и монополий, они не решаются, а так и остаются декларациями для отвода глаз внутренних и внешних инвесторов и международных финансовых институтов;

•             исключительно сильная власть чиновников на местах. В Москве имеется хоть минимальная отдушина от власти бюрократов — относительно силен рыночный сектор, конфликтует между собой федеральная и городская бюрократия и каждая иногда прибегает к поддержке рыночных слоев. На местах же бюрократия все прибрала к своим рукам — не пикнет ни журналист, ни руководитель крупного акционерного общества;

•             преобладание «экономики показателей», что роднит бюрократическую систему хозяйствования с экономикой советского типа, огромные усилия Правительства РФ, министерств и ведомств направлены на выработку и выполнение отдельных показателей. Так, бюджет должен быть сведен с первичным профицитом в строго определенном проценте от ВВП. Но профицит профицитом, а большая часть населения влачит нищенское существование, а огромный регион — Дальний Восток мерзнет из-за недостатка средств (в том числе бюджетных) для оплаты электроэнергии и теплоснабжения. Или другой пример. Правительство поставило задачу добиться летом 2001 г. отрицательных показателей инфляции. Но ведь 20—30%я инфляция — эго необходимая плата за экономический рост. Сведение ее к нулю приведет к стагнации экономики — ярким примером этого служит современное состояние японской экономики. Равнение на показатели — характерная черта бюрократической системы, направленной на внешний лоск и совершенно безразличной к истинному положению вещей;

•             активное вмешательство бюрократии в информационный бизнес. За последние два-три года произошла радикальная перестройка средств массовой информации, прежде всего радио и телевидения. Большинство центральных телевизионных каналов полностью подчинены федеральному чиновническому аппарату. Еще большие перемены произошли в местных электронных средствах массовой информации. В первой половине девяностых годов центральное телевидение выражало преимущественно точку зрения администрации президента и олигархов — владельцев контрольных пакетов акций соответствующих телеканалов (хотя изредка предоставлялось слово и представителям независимых кругов общества). На местах же возникло большое количество независимых телеканалов, в том числе кабельных, выражавших самые различные точки зрения. Однако с конца девяностых годов началось наступление местной бюрократии на средства массовой информации. В руководство телеканалов были введены представители местной администрации, С теми, кто противился этому, бюрократия расправлялась своими методами — многие каналы закрывались простым распоряжением чиновников. С кабельным телевидением поступали более «утонченно» — перерезали кабель. В итоге в самом начале третьего тысячелетия местная бюрократия полностью овладела электронными средствами массовой информации. Особый интерес бюрократии к информационному бизнесу проявился в уникальном по мировым стандартам явлении. Телеканалы отныне выражают точку зрения не акционеров, даже в недалеком прошлом всемогущих акционеров-олигархов, а федеральной и местных администраций. Налицо грубое нарушение основополагающих принципов рыночной экономики — права собственности и свободы слова. Бюрократическая система хозяйствования не может существовать, когда ее постоянные промахи в экономике через средства массовой информации становятся очевидными для всех членов общества. Поэтому она игнорировала право собственности. Поэтому средства массовой информации — неважно, кому они принадлежат, — должны стать ее рупором. А свобода слова не только несовместима, но просто гибельна для всеобъемлющей власти чиновников;

•             вмешательство бюрократии в судебную систему, прежде всего в арбитражные суды. Оно пока менее заметно, чем вмешательство в информационный бизнес. Однако как не может бюрократическая система хозяйствования существовать в условиях свободы слова, так невозможна она при наличии независимой судебной системы. Поскольку принципы бюрократического хозяйствования — это сплошь нарушения законов свободного рынка, то при независимой судебной системе большинство «наездов» бюрократии на субъектов хозяйствования отменялись бы решением судебных властей. Учитывая это, широкомасштабное наступление бюрократии на судебную систему страны неизбежно.

Таким образом, в стране сформировалась беспрецедентная система хозяйствования — бюрократическая, конгломерат рыночной, планово-административной и феодальной систем. Вот окончательный итог реформ Гайдара и его команды. В результате неграмотных и беспринципных действий «чикагских мальчиков» планово-административная система СССР была сломана, а рыночная система не только не получила стимулов к развитию, но и выродилась в беспомощную и бесперспективную квазирыночную систему. В итоге в народном хозяйстве России возник хаос, которым умело воспользовалась оставшаяся в наследство от командно-административной системы многочисленная бюрократия. Иного в сложившихся обстоятельствах и быть не могло. Бюрократическая система хозяйствования — закономерный итог гайдаровских «псевдореформ».

С чего начинается предпринимательская деятельность? С регистрации предприятия. В стране давно дискутируется вопрос о разрешительной и уведомительной системах регистрации предприятия. Что же такое разрешительная система?

Для регистрации предприятия в России необходимы следующие процедуры:



•             подготовка учредительных документов и протокола об участии, их заверение у нотариуса, проведение учредительного собрания, на котором принимается решение о создании, утверждается устав, подписывается учредительный договор. Все это занимает три дня;

•             присвоение кодов Госкомстата — в течение трех дней, регистрация предприятия в Регистрационной палате — в течение двух недель с момента сдачи документов.

Итак, всего 20 рабочих дней, или календарный месяц. При этом приходится выстаивать многочасовые очереди, подкармливать чиновников взятками. Теперь, казалось бы, исстрадавшись в течение месяца, можно браться за работу. Но не тут то было.

Дальше начинаются новые процедуры:

•             подготовка договора о предоставлении юридического адреса, нотариальной копии паспорта БТИ — до трех дней, оценка имущества, вносимого в уставный капитал, согласование печати, экспертиза наименования на неповторяемость — три-четыре дня, изготовление печати и ее регистрация — три дня;

•             нотариальное заверение копий уставных документов и удостоверение подписей на банковской карточке — три дня;

подача уведомления о создании, присвоение ИНН  одна-две недели, постановка на учет после получения ИНН — два дня, подача письма о постановке на учет или об отсутствии задолженности;

•             открытие счета в банке, уведомление ИМНС об открытии счета, подтверждение оплаты 50% уставного капитала — один день;

•             постановка на учет в ПФР — один день, в ФОМС — один день, в Фонд занятости — один день, для акционерных обществ (а большинство юридических лиц в итоге ваучерной приватизации являются акционерными обществами) — регистрация решения и отчета об эмиссии акций в ФКЦБ — 30 дней.

Затратив еще 56 рабочих дней, простояв в многочасовых очередях, дав взятки, можно, кажется, и работать. Сумасшедший дом, скажет непосвященный читатель. Такое возможно только в России. Нет, уважаемый читатель, в России возможно и не такое.

Переходим к дальнейшему повествованию:

•             сертификация соответствия на каждую единицу оборудования в Госстандарте — пять-семь дней;

•             заключение об экологических требованиях — 90 дней;

•             составление информационной карточки с перечнем утвержденного оборудования, технических инструкций по производству — семь дней;

•             гигиеническое заключение на оборудование в СЭС региона — производителя оборудования — три пять дней;

•             получение свидетельства о праве собственности на объект и о государственной регистрации основного оборудования в Регистрационной палате;

•             государственная экспертиза условий труда на объекте в Комитете по труду и социальной защите населения — 30 дней;

•             заключение об оснащении объекта охранной сигнализацией в ОВД — 30 дней;

•             заключение об оснащении объекта противопожарными средствами — 30 дней;

•             заключение на пригодность объекта в СЭС — 30 дней;

•             получение справки И МНС города о постановке на учет;

•             подтверждение банком оплаты за проведение ИМ НС обследования объекта.

Итак, чем дальше в лес, тем больше дров. Счет пошел уже на месяцы. У вконец запутавшегося читателя, правда, возникают вопросы о том, зачем нужно тратить от одного до трех месяцев на заключение об оснащенности объекта охранной сигнализацией и т.п. Казалось, пришел на объект, опробовал сигнализацию, подписал документ — 30 минут вполне достаточно. А тут 30 дней! Но, уважаемый читатель, есть в нашей стране вопросы, ответов на которые просто не существует. Ну нельзя просто ответить, почему дважды два равняется четырем. Также нельзя ответить, почему на некоторые процедуры вместо 30 минут надо тратить 30 дней.

Причем эти не поддающиеся решению вопросы совсем затмили основной вопрос — а зачем вообще надо подтверждать наличие сигнализации? Ну какое твое дело, много неуважаемый чиновник, есть ли на моем предприятии сигнализация? Ведь хозяин более всех заинтересован в охране своего предприятия и о сигнализации уж как-нибудь позаботится без опеки бюрократии.

Итак, продолжим. Читатель запутался, но вошел во вкус. Что же еще можно придумать для разрешения предпринимательской деятельности? Придумать можно еще много. Ведь бюрократия многолика.

Настал черед местной администрации запустить руку в карман предпринимателя, покуражиться над ним в следующих формах:

•             аккредитация предприятия на оптовые поставки продукции в регион и получение разрешения на розничную торговлю;

•             ходатайство и разрешение на торговлю в местной администрации — 15 дней;

•             выдача аттестата аккредитации оптового поставщика Москвы в департаменте потребительского рынка администрации субъекта Федерации — 30 дней;

•             выдача аттестата аккредитации оптового поставщика продукции в области в администрации субъекта Федерации — 30 дней;

•             продажа марок подтверждения подлинности сертификата в территориальных органах Госстандарта — один-три дня;

•             справка о невозбуждении банкротства в областной службе по делам о несостоятельности — I день;

•             справка об отсутствии задолженности в ИМНС — 10 дней;

•             справка об отсутствии задолженности в ПФР — три дня;

•             справка об отсутствии задолженности в ФОМС — один день;

•             осмотр транспортных средств в ГИБДД, постановка на учет по месту нахождения юридического лица, техосмотр — три-пять дней;

•             отметка на заявлении ГИБДД в райвоенкомате — один-три дня;

•             отметка на заявлении об осмотре транспортных средств на угон и на соответствии номерных агрегатов у криминалиста ОВД— один-два дня;

•             справка об отсутствии задолженности по налогу на приобретение транспортных средств в ИМНС — 10 дней.

На этом остановимся. Нет, уважаемый читатель, это далеко не все процедуры. Я не хочу вас обременять еще многими десятками подобных процедур, связанных с импортом сырья (здесь в издевательства над предпринимателями включаются несколько министерств, Таможенный комитет, Центральный банк и его территориальные органы), с участием в капитале предприятия иностранных инвесторов и т.д.

Для того чтобы официально получить все разрешительные документы, позволяющие начать бизнес в России, необходимо 1346 мучительных дней (разумеется, при очень крупных взятках все упрощается). Четыре года! В командно-административной экономике СССР плановые сроки окупаемости капитальных вложений в большинство объектов составлял 3—5 лет. Как раз столько, сколько в демократической России со свободным, по утверждению реформаторов и бюрократов рынком нужно затратить на разрешение на осуществление этих вложений.

Наши высокие инстанции — Правительство, Центробанк, Минфин, Минэкономразвития заняты решением проблемы бегства капитала из России. Уважаемые многоумные и многознающие правители страны, попробуйте вложить этот капитал у нас в стране. Я уверен, поставь вас на место предпринимателя, ни один из вас не смог бы начать свой бизнес. А ведь четыре года — это не только мучения, это отвлечение средств, их бездействие, проедание уставного капитала взяточниками-чиновниками, да и самими учредителями — надо же на что-то жить, если инвестиции не приносят дохода. Вот и уходят миллиарды в офшорные зоны.

В Германии процедура государственной регистрации создания предприятия такова:

•             нотариальное заверение уставных документов — I час;

•             открытие счета в банке — 20 минут;

•             регистрация автотранспорта — 40 минут.

Всего это занимает там 2 часа, а в России 4 года! Вот и обходит нас стороной иностранный капитал, особенно уже имевший какие-либо контакты с Россией. Здесь к месту немного переиначенные бессмертные слова Александра Невского — «кто к нам с капиталом придет, от капитала и мучения примет».

Социальная сфера

Перейдем теперь от юридических лиц к физическим. Что в России для человека главное? Паспорт. Без него никуда — ни в учреждение, ни в гостиницу, ни социальных пособий не получить, ни просто по улице пройти — без паспорта свободно можно на сутки попасть в ОВД.

В стране идет смена паспортов СССР на российские. Для этого нужно следующее. Пойти в РЭО, оформить документы. Уходит на это — в основном на стояние в очереди — целый день. Необходимо заплатить взнос в Сбербанк, пойти в паспортный стол милиции. Здесь, как правило, одним приходом не отделаешься — то бланков паспортов нет, то паспорта вручают только 16летним гражданам. Наконец, с третьего раза попадешь к начальнику (его заместителю).

После этого необходимо ждать 3—4 недели оформления паспорта. Наконец, через месяц-полтора после начала процедуры приходишь вновь в паспортный стол и, отстояв полдня в очереди, получаешь документ. В Германии аналогичная процедура занимает 10—12 минут. Из них 8—10 минут приходится на оплату взноса. Причем не в Сбербанке, до которого россиянину иногда приходится ехать на транспорте от РЭО, а в соседней с паспортистом комнате.

Получить заграничный паспорт сложнее. Особенно в период отпусков. Сначала надо в ОВИРе взять бланки для заполнения сведений о получателе паспорта. Сведений иногда парадоксальных. Например, на какой улице находится вуз, который вы закончили 20—30 лет назад. Для получения бланков требуется полдня стояния в очереди — и 30 секунд на само получение.

После того как вы попробовали пару раз самостоятельно заполнить бланки и оба раза вас отсылали из ОВИРа из-за ошибок в заполнении, вы идете в специальную контору, где за плату оформляют бланки. На это уходит один день.

Затем, отстояв полдня в очереди, вы сдаете бланки в ОВИР. Документ должен быть готов через месяц. В указанный срок вы приходите в ОВИР — документ не готов. Не готов он и еще через две недели. И лишь спустя два месяца после подачи бланков заграничный паспорт у вас в кармане.

Нелегкая процедура, но нужная. Без паспорта в России человек — не человек. Но вот огромная масса других документов.

Постановлением Правительства РФ № 1122 утвержден новый образец бланка удостоверения ветерана Великой Отечественной войны. Ветераны обязаны обратиться в управление социальной защиты населения по месту получения пенсии с письменным заявлением и предъявить имеющееся удостоверение о праве на льготы, удостоверения к наградам, предоставить фотографию.

И вот потянулись в вышеозначенное управление ветераны, инвалиды войны. Им бы дожить спокойно — некоторым и на лавочке во дворе сидеть трудно, так нет, взбодрись, ветеран. Иди, а уже не можешь, пусть тебя несут в управление социальной защиты, постой там (сидячих мест не хватает) 5—6 часов — получи новое удостоверение. Спрашивается, зачем? На кой ляд оно нужно?

Но не забывайте, где мы живем. Ветеранам оно не нужно, но чиновникам нужно показать свою деятельность, нужно урвать деньги из бюджета на свое содержание. И вот выигравшие в свое время страшную войну 8090летние калеки, благодаря которым вся эта бюрократическая масса вообще живет на земле, вынуждены в очередной раз испытывать на себе издевательства чиновников.

Это вообще характерный признак бюрократической системы — бессердечность, стремление выжать последние соки из наименее защищенных слоев, из людей, попавших в трудное положение, в беду.

Приведу пример из реальной жизни. У одного моего знакомого умер отец. После его похорон дети, давно живущие в разных странах СНГ, разъехались по домам, отказавшись от своей доли имущества в пользу матери. И вот восьмидесятидвухлетняя женщина, исстрадавшаяся после похорон мужа, вынуждена была переоформлять все «бытовые документы».

Ей пришлось:

•             ездить в РЭО, отделение Мосгаза и Мосэнерго за тем, чтобы доказать отсутствие задолженности по соответствующим платежам и оформить переначисления платежей;

•             подать в нотариальную контору документы о наследстве на часть квартиры: заявление, свидетельство о смерти мужа, свидетельство о рождении, справку, которую надо получить в РЭО, о постоянном проживании умершего вместе с наследователем, справку, которую надо получить в БТИ, о принадлежности домовладения умершему (опять из БТИ), правоустанавливающий документ на домовладение, справку налоговой инспекции об отсутствии задолженности.

Теперь о взятках. Не имея возможности брать взятки с пенсионера открыто, бюрократия берет их в закамуфлированной форме. Например, РЭО при оформлении ряда справок выдает их только вместе с поэтажным планом, несмотря на то, что он нигде не требуется. А за составление поэтажного плана надо заплатить 250 руб. — четверть пенсии. Выжимать деньги с неимущих слоев в той или иной форме — обычная практика.

Как мучительно все это было для пожилой женщины — ездить в разные концы города, стоять в многочасовых очередях. В БТИ очередь оказалось такой огромной, что пришлось ходить туда 2 раза. А в налоговой инспекции вообще дикий случай. При получении справки об отсутствии задолженности по налогам инспектор заявила, что в компьютере не отмечено, что квартира приватизирована. Пришлось ехать за документом о приватизации и идти в паспортный стол за справкой, что умерший проживал вместе с наследователем. Этот сам по себе вопиющий факт. По вине чиновника в компьютере не отмечено, что квартира приватизирована. Он должен нести ответственность за это. А вместо этого пожилая женщина должна ходить по новым бюрократическим инстанциям, доказывая то, что и доказывать не нужно.

И все это для того, чтобы продолжать жить в доме, в котором она прожила более 50 лет.

Уважаемый читатель, данный раздел труден для чтения. Но как же по сравнению с этим сложна реальная жизнь. Бюрократическая система не дает спокойно жить ни бизнесмену, ни писателю, ни ученому, ни рабочему, ни пенсионеру. Она все более и более выкачивает соки из страны, из всех нас.

Бюрократическая же система хозяйствования по природе своей не может иметь достижений. Она существует за счет всяческих препятствий, создаваемых юридическим и физическим лицам. Недаром за достижение России выдается промышленный рост с ноября 1998 г. по октябрь 2000 г., когда за 26 месяцев удалось достичь почти 50% объема промышленного производства пред реформенного 1990 г. (а это далеко не лучший год для экономики СССР).

Понять, что бюрократическая система хозяйствования — это система самоуничтожения экономики и населения, должны мы сами. Бюрократы на это не способны. Их ум не воспринимает того, что направлено на подрыв их благосостояния.

У всех одна надежда — на нас самих, тем более что бюрократическая система хозяйствования создавалась при нашем молчаливом согласии.

Разбюрократизация экономики

Борьба с бюрократией всего общества и каждого отдельного его члена — главная задача россиян. Без этого вскоре все мы — политики, бизнесмены, ученые, рабочие, да и те же бюрократы — окажемся у разбитого корыта российской экономики, у обломков не только СССР, но и России.

В свое время Н.Г.Чернышевский со своим лозунгом «к топору зовите Русь» казался мне не вполне психически здоровым. Позднее я понял — Чернышевский просто хорошо знал обстановку в стране. Конечно, его идеалистические мечты о социализме и призыв к топору — это анархизм. Однако сама идея всемерной и всеобщей борьбы с бюрократизмом актуальна как никогда.

С чего же здесь начать? В России исключительно важное значение имеет верховная власть. Ее примеру очень часто автоматически следуют низшие эшелоны бюрократии. А если и не следуют, то пример верховной власти будет ими рано или поздно подхвачен в приказном порядке — но только, если верховная власть сама сделала этот шаг.

Поэтому первой мерой разбюрократизации страны должно стать совмещение функций администрации президента (этого современного ЦК КПСС) и аппарата Правительства. Сверх этого сохраняется небольшая администрация Президента, куда включается безмерно разросшийся Совет безопасности (его аппарат сокращается в 4 раза).

Количество министерств и ведомств сокращается более чем в 4 раза — до 15. В России не должно быть места таким органам, как ФКЦБ, которая лишь регистрирует акционерные общества и проспекты эмиссии акций — ранее этим без увеличения штатов занимался Минфин, и т.п.

Штаты министерств и ведомств по сравнению с зарубежными у нас чрезвычайно, неимоверно раздуты. В США работает 110 тыс. налоговых инспекторов, производящих неизмеримо большую по количеству и лучшую по качеству работу, чем 180 тыс. их российских коллег и 60 тыс. налоговых полицейских.

Впрочем, надо заметить, что часть работы по сбору налогов в США перенесена на частные структуры. Более 500 тыс. частных налоговых консультантов вычищают балансы и адаптируют их к быстрой обработке. Фирмы Deloittes, Price Water House, Coopers & Labrand, Arthur Andersen, KPMG и тысячи других, имеющие международное, национальное и региональное признание, разгружают государственные налоговые структуры, освобождая бюджетные деньги для других целей.

Необходимо немедленно начиная с 2002 г. включать в процесс сбора налогов рыночные механизмы. Одним из них должен стать корпус налоговых консультантов, именно они должны стать посредниками между налогоплательщиком и фискальным ведомством, их отчеты о доходах физических или юридических лиц должны принимать в инспекциях, а не собственноручно написанные налогоплательщиком.

Правительство должно принять следующие постановления. Начиная с 2002 г. объем приема налоговых деклараций от налоговых консультантов должен составлять 5%, а их ежегодный рост не менее 25%. Иначе уже через пару лет мы захлебнемся в этой рутине, а сдача налогоплательщиком деклараций станет для нас адом.

Раздутость штатов у нас повсюду в министерствах, местных администрациях и различных ведомствах. Нигде в мире нет таких служб, как паспортные столы, БТИ, ОВИР, ГИБДД, иные органы, регистрирующие все и вся, а значит, влияющие на принятие решений. У них всем этим занимаются муниципальные структуры без непосредственного контакта с юридическими и физическими лицами.

В России же все это содержится за счет налогоплательщика. Какая экономика может такое выдержать?

Вот где резерв для сокращения бюджетных расходов. Пора уже осознать, что содержание столь раздутого аппарата гибельно для экономики.

И никакие компромиссы тут невозможны. Можно развивать либо экономику, либо госаппарат. Обе задачи одновременно не только не выполнимы, но и попросту взаимоисключаемы.

Важнейшим условием разбюрократизации экономики является переход с разрешительной на уведомительную систему регистрации предприятий.

Процедура создания предприятий должна быть такова:

•             нотариальное заверение уставных документов;

•             открытие счета в банке;

•             регистрация предприятия в Регистрационной палате;

•             лицензирование (если таковое необходимо для профессиональной деятельности).

На каждую из процедур отпускается максимум час. При превышении этого срока заявитель должен иметь право обратиться в суд, где помимо возмещения ущерба из-за недополученных доходов ему должна уплачиваться компенсация за моральный ущерб в размере 5крагной заработной платы чиновника, допустившего нарушение сроков регистрации. Компенсация должна взиматься, естественно, с данного чиновника.

Остальные действия — постановка на учет в пенсионный и тому подобные фонды — должны производиться уже после начала работы предприятия. Конечно, это еще далеко не германский вариант. Но по крайней мере предприятие можно будет зарегистрировать в течение 1—2 рабочих дней, а не 1346 дней, как теперь.

Следующий шаг — борьба с местной бюрократией. Инвесторы принимают решения, производят бизнес расчеты. А как это сделать, если Россия сегодня экономически разобщена? Каждый губернатор вводит свои лицензии, торговые и акцизные марки, без которых ни товар, ни услуги продавать в области невозможно.

Не отстает и ведомственная бюрократия — для того чтобы начать бизнес, необходимо пройти через территориальные органы Госстандарта, Минторга, службы по делам о несостоятельности, через райвоенкоматы и местные ОВД.

Этот «регионализм» — отход на столетия назад, к феодальному строю, причем на ранних стадиях его развития. Еще при Алексее Михайловиче в Торговом уставе, принятом в 1653 г., были унифицированы правила торговли и отменены местные поборы с купцов. Составители Новоторгового устава 1667 г. пошли еще дальше. Согласно этому документу эпохи ранних Романовых (закон о внутренней и внешней торговле России) организация торговли и таможенной службы изымалась из ведения воевод (т.е. местных владык). А в нынешнем Отечестве на пороге третьего тысячелетия организация торговли — венец бизнеса — опять отдана на откуп губернаторам (читай местным владыкам).

Без свободного движения товаров, без ликвидации губернских лицензий, регистрации, сборов и марок единого рынка не будет. Эти марки нужны исключительно для наживы местных чиновников. А какой апофеоз рыночности выдумали «реформалы»? Унитарные госпредприятия — совершенно новый тип хозяйствования. Они, как правило, под губернатором со всеми антирыночными преимущественными правами. Их директора — новая прослойка российского и мирового сообщества — чиновничья буржуазия.

В отношении местной бюрократии шаги должны быть еще более радикальными, чем в отношении федерального чиновничества. Любое вмешательство местных властей в процесс создания предприятий, налогообложения, в процессы товаропотоков и капитало потоков должно быть запрещено законом.

Крупнейшие ученые всех времен в своих изысканиях, продвигающих человечество к прогрессу и цивилизации, прежде всего опирались на опыты и статистику. Они никогда и никого не подводили, указывая вектор правильного пути к достижению поставленной цели. Какую цель ставит перед собой народ российский? Не надо быть пророком, чтобы заявить: она близка, она идентична общечеловеческим привязанностям и стремлению к добру, достатку, миру и ко всему тому, то и сделало человека венцом природы. Россиянин, переместившись па другие земли, континенты, на незнакомое правовое и историческое поле, соприкоснувшись с другими этническими и социальными традициями, легко, без тяжелых коллизий находит себя, чаще с успехом интегрируется в экономическую и политическую инфраструктуру нового общества, нередко украшает се культурный и научный формат. Россияне ни в одной стране мира не выглядят изгоями, «нелюдями», разрушающими представления о «Homo sapiens». Как раз наоборот, там, где царит дух вольности, они украшают генофонд землян. Но почему в собственной стране мы такие беспомощные, мало на что существенное в социально-экономическом плане способные? Почему мы никак не можем настроить наш быт, сделать нашу жизнь уважаемой в современном мире? Почему мы бежим от земли нашей, от действительности искать счастье в других странах, бежим с какой-то откровенной истеричностью, а к нам из цивилизованного мира, в атмосферу бюрократического прессинга никто помысла не имеет переехать? Многим в мире невероятным представляется сам факт, что Россия, мы вообще еще живы, — ведь наши стопы оглушают Вселенную.

Какую цель ставит перед российским народом его власть? — вот вопрос вопросов, который интересует каждого россиянина. Увы! После коммунистической идеологии, которая в своих исторических постулатах хотя бы имела «благородные и высокие» цели, на российский народ опустилась непроглядная тьма— коррупционная, циничная, античеловеческая в своей дьявольской разрушительной энергии бюрократическая идеология. Российский парод, все мировое сообщество разрушили «империю зла», развенчали коммунизм, как ложный апофеоз житейской мудрости и морали. Но напиться духом свободы, вкусить плоды общечеловеческих ценностей власть народу не дала! Бетонной преградой стали перед россиянами государственный чиновник и идеология бюрократизма. Они оказались душителями обновления, надзирателями поведения, цензорами во взаимоотношениях граждан с новой Конституцией. Бюрократическое иго (после монголо-татарского и коммунистического) вновь закабалило россиян своим варварским кодексом: плати — работай, подноси дань — занимайся бизнесом, стань крепостным моей воли — кормись у корыта власти. Право первой ночи вульгарно, бесцеремонно, как в средние века, перешло к хозяину жизни, к государственному чиновнику!

Почему российское стремление к свободе, богатству и святости всегда оборачивается разгулом внутренней инквизиции, гражданской войной, усилением власти опричников? Почему фраза «Я в достатке, а значит я свободный» за тысячелетие нашей истории так и не вошла в повседневный лексикон россиян? Тут, видимо, мы сталкиваемся с такой напастью, как психологический феномен памяти «крепостничества». За более чем двухсотпятидесятилетнюю историю крепостного права своей генной инженерией природа видоизменила в нас основной в своей красоте и вечности человеческий инстинкт — быть свободным!

Я рос с бабушкой — Евгенией Александровной Кадомцевой, уборщицей сухумского домоуправления помер 2, по улице Кирова 46. Евгения Кадомцева получила образование при царе Николае Втором в таганрогской женской гимназии. После шоковой революции и идеологической чистки этноса Евгения Александровна нашла себя в уборке помещения скромного учреждения, за что получала в шестидесятых 13 рублей — месячную зарплату (около пяти долларов). Бабушка подрабатывала, заполняя для беспомощных в кириллице горожан различные бланки: прописки, постановки на учет, анкеты военкомата и т.д. Клиенты платили ей продуктами: кто конфетку, кто мандаринку, кто яблоко. Так, вдвоем в бедности мы и жили: в комнатке — керосинка, в желудке — непреходящее ощущение голода, на теле — перелицованная, заштопанная, ветхая одежда. Прошло сорок лет. Что изменилось для подавляющей массы людей нашего Отечества, для быта ста миллионов россиян? Трех четвертей граждан нашей страны? Для новых поколений? От Балтики до Тихого океана? Сорок лет для жизни человеческой — срок огромный. Европейцы, азиаты, американцы, латины увеличили свое благосостояние в тысячи, сотни, десятки раз. А наш народ? Почувствовал, ощутил ли он какие-нибудь изменения к лучшему? Надел ли он приличное платье, насытил ли свой желудок калорийной пищей, построил ли себе добротный теплый дом, благоустроил ли свой быт, явилась ли ему национальная идея успеха, будущего? Ничуть не бывало! Ничего такого не произошло. Хотя нет. Был народ бедным, стал нищим. Но в этих как бы незначительных переменах — от бедности к нищете — есть одно знаковое событие: раньше атмосфера людской доброты объединяла нас в пашей ущербности, тех невыносимых страданиях, которые перенес наш обездоленный народ в XX в. — сегодня для доброты человеческой душевных сил у него почти не осталось. Может быть, впервые за свою историю народ стал терять веру в человечность, в доброту, в радость жизни. Это трагическое обстоятельство может означать начало тотального кризиса нашего этноса.

Где путь к лучшей жизни, достойной статуса Человека? Тропа, которая способна вывести нас на бескрайные возможности раскрытия таланта нации, к процветающей России, живущей в мире и согласии с мировым цивилизованным сообществом, где нет произвола бюрократической идеологии и амбиций сверхдержавности, а души светятся чистотой конфессиональных заповедей и истин. Если ли он вообще, этот волшебный путь? Этот Божественный луч света во мраке сегодняшней российской действительности? Ведь продолжение прежнего означает для нас усугубление глубокого экономического и духовного кризиса, а значит, пролонгацию одурманенной алкоголем российской действительности.

Главное сегодня — возродить в себе дух свободы, почувствовать себя хозяином страны, ее господином! Необходимо развенчать привычное убеждение: «А что я смогу сделаю один?», уверовать в себя, в солидарность с другими и сообща требовать реформирования собственной жизни. За нас, за каждого из вас никто этого не сделает!

Страна сегодня переживает хронический экономический и политико-социальный кризис. Обслуживание госдолга становится непосильным бременем нищего российского народа. Именно народа! Бюджет — это его производная! А власть — категория краткосрочная. С нашей властной системой бюрократического мышления россиянам никогда не удастся рассчитаться с долгами. Проекты, которые правительственные чиновники всех

уровней пытаются «пристроить» в странах кредиторах, никогда не будут реализованы. Российскому государственному чиновнику видится сладкий сон, что каким-то иллюзорным инвестиционным зачетом в экономически мертвое поле нашей страны можно сократить бремя долга и его обслуживание. Ничего из этого не получится! К гадалке ходить не надо. Слабый духом живет иллюзиями!

Если бы россияне объединились глубоким пониманием, что ситуация более чем критическая, что играть с закрытыми глазами, в обносках одежды брежневско-горбачевской эпохи, в промерзших квартирах при пустом желудке и средней зарплате в шестьдесят долларов, в граждан сверхдержавы шизофренически безрассудно. Необходимо потребовать от власти разбюрократизировать страну, привести ее в соответствие с нормами рыночного хозяйства. Вчитайтесь в приведенную статистику — у нас в стране более 12 млн. государственных служащих. Это более 20% всего трудоспособного населения России. При такой ситуации кроме полной финансовой катастрофы ждать ничего другого не следует.

После того, как страна будет разбюрократизирована и экономика вздохнет свободно, народ должен определиться с будущим страны: мир быстро меняется. Такой скорости добровольного изменения карты мира история человечества еще не знала. Теперь создаются геополитические союзы не на фундаменте идеологий, а на базе супервалют. Многие страны отказываются от эмиссии собственных денег и входят в долларовую зону, прочно укрепляя позиции США. Вокруг другой новой супервалюты, евро, в самое ближайшее время будут объединены людские ресурсы Старого света — около 700 млн. человек, а в Юго-Восточной Азии вокруг китайского капитала (зона третьей супервалюты юань — гонконгский доллар) рождается гигантский по своим финансовым и людским ресурсам новый геополитический союз. Где быть России? К какому геополитическому союзу примкнуть? Или остаться в гордом прозябающем одиночестве? Без веры в будущее, без жизни в настоящем? В своей книге «Виртуальная экономика и сюрреалистическое бытие» я размышлял на эти темы. Народ и политические силы страны должны, наконец, найти вектор правильного пути нации в будущее. Каков он? У нас нет и не может быть ничего главнее этого вопроса в современной истории. Мы ведь последние и единственные в Европе, которые никак не можем найти свой национальный путь к процветанию.

Национальная самоотчужденность от мира, девственность в понимании инфраструктуры современности, оторванность от транспортных и финансовых артерий рынка, своеобразное, порой мистическое определение места русского человека в мировой истории, непохожесть, загадочность, излишняя доброта и чрезмерная правовая распущенность должны стать анахронизмом. Нам нужно столько же счастья, сколько французам, испанцам, канадцам, индусам — мы люди единого создателя. Но как глубоко каждый из нас, россиян, уже столетие чувствует вселенскую несправедливость: плоть и дух едины с соседями по планете, а существование у нас убогое, унизительное! Наше мистическое сознание почти уверовало: россияне заколдованы. Обряд злодея обрек нас на вечное унижение. Как выйти из этого порочного круга?

Не преувеличиваем ли мы значение в нашей судьбе власти? Не гиперболизируем в своем сознании отдельную личность, опираясь на историческую память о «царе-батюшке», не отдаем ли мы, не искушенные исторической судьбой в политике и экономике, самих себя фарисеям и низким людям для того, чтобы они нами правили? Пришла настоятельная необходимость каждому из нас требовательной отнестись к себе, своим возможностям, способностям сообща с соотечественниками строить свою жизнь, сообща вылечивать Россию, сообща сопротивляться беззаконию, коррупции, мракобесию, очищать свой собственный дом, свою фирму, свое сознание, свою страну от скверны. Нам необходимо быстрее найти уже смоделированную лучшей частью человечества технологию проживания на нашей земле. Меньше лукавства, злобы, агрессии и насилия, меньше скаредности, обжорства, хулы и злорадства, меньше инфантильности, упадочничества, декаданса и неверия, больше Бога в душе, сердечности, чистоты помыслов и уважения к согражданам, больше интереса к жизни, политической активности, уважения к закону и знаниям.

Мы обязаны открыть в себе свободного человека и многоликий мир планеты, нам выгодно открыть для мира Россию, нам архиважно иметь друзей с устоявшимися, успешными технологиями жизни. Иначе мы никогда не реализуем мечту предыдущих поколений: если россиянину довелось родиться на своей земле, — он обязан прожить жизнь с достоинством!

Бюрократическая система хозяйствования — это система самоедства, самоуничтожения. Бюрократическая идеология построения экономики по природе не может иметь достижений. Она существует за счет всяческих препятствий, создаваемых юридическим и физическим лицам. Понять, всем сердцем и разумом прочувствовать, что бюрократическая система хозяйствования — это система самоуничтожения экономики и населения — должны мы сами. Чиновники на это не способны. Ум этих господ не воспринимает того, что направлено на подрыв их благосостояния. Сегодня у всех осталась только одна и последняя надежда — на нас самих. Если мы сообща, единым фронтом не поднимемся против чиновников, то погибнем вместе с Отечеством. Борьба с бюрократией всего общества и каждого отдельного ее члена — главнейшая задача россиян. Без противодействия этому насилию мы все окажемся у разбитого корыта российской экономики, у обломков не только СССР, но уже и России.

Важнейшим условием разбюрократизации экономики является переход с разрешительной на уведомительную систему регистрации. Сколько лет мы об этом говорим, какое количество бумаг исписано, речей и докладов произнесено?! Но наша высшая власть никак не желает оставить чиновника без разрешительных функций. Бюрократу, чтобы заработать деньги, необходимо только сказать одно емкое, энергетическое слово «Нельзя». В газете «Известия» 22 июня 2000 г. было опубликовано открытое письмо Г. Грефу — министру экономического развития о необходимости разбюрократизации.

Прошло полтора года. Что изменилось за это время? Стало ли легче россиянину войти в рынок, создать предприятие, начать бизнес? Ничуть не бывало. Изменения есть, но, к сожалению, в худшую сторону. Бюрократический пресс усилился. На экономическом пространстве России за это время введены инструкции и требования, ухудшающие свободу предпринимательства. Так что на поверку новое руководство экономического блока правительства оказалось таким же бесполезным для оздоровления экономики страны, какими были его предшественники — Гайдар, Нечаев, Лобов, Уринсон, Ясин, Шаповальянц. Россияне если и вспоминают эти имена, то вряд ли добрым словом, трудно найти их полезный след, их действия, способствующие оздоровлению хронически больного, умирающего отечественного хозяйства Чиновник упивался властью, обещал россиянам процветание, подъем экономики, либерализацию рынка, инвестиционный бум, цивилизованный рынок — все оказалось химерой. Ничего не происходит. Наш нищий хлебом, но богатый душой соотечественник теряет всякую адекватность с современным миром.

Хочу несколько слов сказать о «новом революционном прорыве в налогообложении прибыли». Так, в России по инициативе правительства принят закон о снижении налоговой ставки на прибыль с 40 до 24%, и эта ставка якобы самая низкая в мире. Вот, вам, предприниматели, великолепное инвестиционное поле. Позвольте, господа? Неужели наши высшие чиновники экономического блока правительства и Думы совершенно не владеют знаниями о налоговом поле собственной страны? Или опять фарисействуют? Лгут собственному народу и всему инвестиционному миру? Завлекают простачков в тяжелейший бюрократический мир российского коррупционного, элитного предпринимательства? Итак, господа, началом всех начал в рыночном хозяйствовании является система бухгалтерской отчетности. Она первична, впрочем, для любой формы организации экономики. Поэтому логично было бы в самом начале «революционных прорывов» спросить себя, если практические знания отсутствуют, экспертов Института экономики РАН, простых предпринимателей — соответствует ли нынешняя система российского бухгалтерского учета рыночной экономике или нет? Так вот, я могу сообщить вам новость, которая известна всем россиянам уже около десяти лет — совершенно не соответствует. Почему? Потому что нынешняя система бухучета — это наследие советской плановой экономики и к рынку она никакого отношения не имеет, более того, она — ярый враг его! Если есть какой-то смысл менять винтики в этой отжившей враждебной системе, полностью не обновляя ее философию, ее суть? Для здравомыслящего человека такого смысла нет. Непозволительно онкологическому больному рекомендовать обратиться к маникюру, чтобы облегчить состояние здоровья.

Вспоминая многие критические заметки в периодике и в монографиях, анализирующих состояние национальной экономики, я, к сожалению, чрезвычайно редко встречал критику в адрес Государственной Думы. Хотя в первую очередь, именно депутаты, а не только правительство, должны взять на себя полную ответственность за состояние нашего экономического пространства. Ни один думский комитет экономического блока не брал правительство за горло, требуя разбюрократизации страны. Нет или почти нет ни одной инициативы думцев, направленной на радикальные изменения рынка труда, финансов, инвестиций. Ни одна из существующих российских партий не вмешивается в проблемы экономики на инструментальном уровне. Видимо, нет никаких политических дивидендов в забюрократизированной стране, где скудным рынком финансов и производства правит олигархический капитал, от того, чтобы отстаивать интересы свободного предпринимательства и требовать экономических реформ. Для их образа жизни и мышления — это явный вред.

Что же такого вредного в системе нынешнего бухучета? Практически вся существенная затратная часть предприятия — инвестиции, автопарк, комиссионные, агентские, реклама (ограниченно), командировочные, классность транспортных расходов, горючее на автомобиль (сверх мизерной нормы) — ложатся на прибыль. Какой смысл вводить новый, более доброжелательный режим налогообложения прибыли, не приводя в соответствие с мировыми стандартами систему российского бухучета? Это, к сожалению, чисто российская черта ушедшего века — пускать пыль в глаза.

Таким образом, преимущественное развитие элитной экономики, без создания конкурентной среды, без поощрения малого бизнеса, привело к становлению сверхмонополий и в дальнейшем к неизбежному слиянию хозяйственной и бюрократической элиты. Бюрократия полностью подчинила себе экономику, здравоохранение, образование, социальную сферу, средства массовой информации. Близка к таковому положению и судебная система. Огромную роль в становлении бюрократической системе хозяйствования сыграли представители российской олигархии. Большинство их поступились частью власти в пользу высших слоев бюрократии, образовав монолитную хозяйственно-бюрократическую элиту. Те же олигархи, кто не захотел делиться властью, были отторгнуты новой системой хозяйствования, в том числе административно-силовыми методами. Ряд бывших олигархов изгнаны из страны, подвергнуты преследованию по уголовным делам. В итоге они распродают свои активы в России.

Бюрократия подмяла под себя всех и вся. Россия оказалась в ужасном положении. Никогда еще в ее истории плодящиеся как пауки-мироеды чиновники, требующие на свое прокормление все большую долю доходов страны, не угрожали полной ликвидацией экономики в ближайшие десятилетия.

Россия и россияне перед выбором — жить и работать ради чиновников или сбросить их и жить для самих себя, для России.



тема

документ Виды экономики
документ Глобализация экономики
документ Глобальная экономика
документ Государственная экономика
документ Денежная экономика




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара
Курс евро
Цифровые валюты
Алименты

Аттестация рабочих мест
Банкротство
Бухгалтерская отчетность
Бухгалтерские изменения
Бюджетный учет
Взыскание задолженности
Выходное пособие

График отпусков
Декретный отпуск
ЕНВД
Изменения для юристов
Кассовые операции
Командировочные расходы
МСФО
Налоги ИП
Налоговые изменения
Начисление заработной платы
ОСНО
Эффективный контракт
Брокеру
Недвижимость



©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты