Управление финансами

документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка


Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Экономисту » Защита прав инвесторов в процессе эмиссии ценных бумаг

Защита прав инвесторов в процессе эмиссии ценных бумаг



Защита прав инвесторов в процессе эмиссии ценных бумаг

Основой любых рыночных отношений является прежде всего свобода выбора. Субъекты рынка без принуждения вправе самостоятельно определять свои взаимодействия друг с другом в экономической сфере. Рынок ценных бумаг не является исключением из этого правила. Инвесторы своей волей и в своем интересе решают с какими ценными бумагами и на каких условиях совершать операции. Принимая такие решения инвесторы руководствуются в том числе доверием к тому или иному рынку внутреннему субъективному отношению по поводу перспектив доходности определенных ценных бумаг, стабильности экономических показателей и убежденности в возможности эффективной защиты своих прав. От степени доверия инвесторов зависит устойчивость функционирования и развития рынка ценных бумаг.

Условия для формирования такого доверия призвана обеспечить особая система государственных и негосударственных мер, среди которых важнейшей является реальная, своевременная и эффективная защита прав инвесторов.



Прежде чем приступить к рассмотрению вопросов правовой охраны прав инвесторов при осуществлении эмиссии ценных бумаг в Российской Федерации необходимо определить, что понимается под нарушением таких прав.

В литературе высказывалось мнение, в соответствии с которым нарушение прав инвесторов это последствие действия или бездействия эмитента, иного лица, по отношению к которому эмитент является дочерним или зависимым обществом, профессиональных участников рынка ценных бумаг, государственных органов и иных лиц, нарушающих права инвесторов, определенные законодательством Российской Федерации. Отметим, что данное определение сформулировано не вполне корректно. Наличие в определении тавтологии (нарушение прав инвесторов последствие действия или бездействия, нарушающие права инвесторов) не позволяет в полной мере раскрыть сущность данного явления.

Полагаем, правильнее квалифицировать нарушение прав инвесторов ценных бумаг как противоправные действия или бездействия обязанных лиц, в результате которых управомоченное лицо (владелец ценных бумаг или потенциальный инвестор) не может полностью или в части осуществить права, удостоверенные ценной бумагой (включая случаи создания реальных препятствий по осуществлению таких прав).

Гражданско-правовая защита, являясь функцией гражданско правовой охранительной системы, в форме специальных мер направлена на пресечение конкретных нарушений, восстановление (компенсацию) нарушенных интересов или обеспечение условий их удовлетворения в иных формах.

В литературе принято разделять меры защиты гражданских прав на две основные группы:

- меры защиты, направленные на пресечение противоправных действий;
- меры защиты, направленные на восстановление имущественного положения управомоченного субъекта.

Законодательство Российской Федерации предусматривает ряд специфических мер защиты прав участников эмиссионного процесса, которые будут рассмотрены ниже, что свидетельствует о повышенном внимании к государственному регулированию этой сферы экономической деятельности.

К мерам защиты, направленным на пресечение противоправных действий при обнаружении признаков недобросовестной эмиссии относятся:

- отказ в государственной регистрации выпуска ценных бумаг;
- приостановление эмиссии ценных бумаг;
- признание выпуска ценных бумаг несостоявшимся;
- признание выпуска ценных бумаг недействительным;
- признание недействительным акта регистрирующего органа о государственной регистрации выпуска ценных бумаг, иных решений, связанных с эмиссией ценных бумаг;
- изменение или расторжение договора между инвестором и профессиональным участником рынка ценных бумаг (эмитентом) в случае нарушения требований статьи 6 Федерального закона «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг»;
- прекращение действия договора на рекламу ценных бумаг, выпуск которого был признан несостоявшимся;
- признание сделки по размещению ценной бумаги недействительной.

К мерам, направленным на восстановление имущественного положения управомоченного субъекта при осуществлении недобросовестной эмиссии ценных бумаг, относятся следующие:

- изъятие из обращения ценных бумаг, выпуск которых был признан недействительным, а также возврат владельцам ценных бумаг средств, полученных эмитентом от размещения такого выпуска ценных бумаг (ст. 26, пункт 5 ст. 51 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»);
- обязанность эмитента обеспечить выкуп и погашение ценных бумаг, выпущенных в обращение сверх количества, объявленного к выпуску (ст. 26 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»);
- возврат гражданам в случае признания выпуска акций или иных ценных бумаг незаконным суммы привлеченных денежных средств (статья 835 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Конкретные меры охраны закреплены статьей 12 Гражданского кодекса в виде способов защиты гражданских прав. Под способом защиты прав понимается закрепленная или санкционированная законом правоохранительная мера, посредством которой производится устранение нарушенного права и воздействие на правонарушителя. Например, приостановление эмиссии ценных бумаг может быть отнесено к способу защиты, определяемому как пресечение действия, нарушающего право или создающего угрозу его нарушения.

Реализация конкретных способов защиты осуществляется в нескольких формах. В юридической литературе формой защиты права именуется определенный процессуальный порядок применения способа защиты права. Форма защиты права, определяемая законом деятельность компетентных органов по защите права, то есть по установлению фактических обстоятельств, применению норм права, определению способа защиты права и вынесению решения.

Принято выделять юрисдикционную и неюрисдикционную формы защиты права. К первой категории относится деятельность государственных органов или уполномоченных государством иных организаций по защите гражданских прав. В свою очередь юрисдикционная форма может быть реализована путем обращения в судебные органы (судебный порядок) или без такового при содействии уполномоченных органов (несудебный порядок). Примером юрисдикционной формы защиты прав инвесторов в процессе осуществления эмиссии ценных бумаг, реализуемой в судебном порядке, может служить обращение ФКЦБ России в суд с требованием о признании выпуска ценных бумаг недействительным.

Несудебный порядок юрисдикционной формы защиты (например, приостановление эмиссии ценных бумаг) позволяет предотвратить или пресечь нарушение или ограничение прав инвесторов либо восстановить их путем взаимодействия с эмитентом, профессиональными участниками рынка ценных бумаг без применения полномочий судебных органов. К сравнительно новым для Российской Федерации несудебным порядкам реализации юрисдикционной формы относится защита прав инвесторов саморегулируемыми организациями профессиональных участников рынка ценных бумаг.

Неюрисдикционную форму защиты гражданских прав образует комплекс мер, состоящий из самостоятельных действий управомоченных лиц, осуществляемых без поддержки государственных органов или уполномоченных государством организаций. К такой форме защиты относится самозащита гражданских прав (например, голосование акционера против принятия решения об увеличении уставного капитала, которое предполагается осуществить с нарушением его прав) и меры оперативного воздействия.

Меры защиты, направленные на пресечение противоправных действий при обнаружении признаков недобросовестной эмиссии.

Одна из указанных мер отказ в государственной регистрации выпуска ценных бумаг, была подробно исследована в предыдущей главе. В ходе эмиссии ценных бумаг после государственной регистрации выпуска ценных бумаг могут быть допущены нарушения процедуры осуществления отдельных ее этапов. По результатам обнаружения таких нарушений, а также с учетом того, на каком этапе они были допущены, государственные регулирующие или судебные органы могут применить три формы реагирования: эмиссия может быть приостановлена, а выпуск ценных бумаг признан несостоявшимся или недействительным.

Основные вопросы приостановления эмиссии, признания выпусков ценных бумаг несостоявшимся или недействительными предусмотрены Федеральным законом «О рынке ценных бумаг». Порядок применения указанных мер получил детальное регулирование в Положении о порядке приостановления эмиссии и признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным, утвержденным постановлением ФКЦБ России № 45 (далее Положение № 45). Особенности приостановления эмиссии ценных бумаг кредитных организаций и признания выпусков ими ценных бумаг несостоявшимися установлены инструкцией Центрального Банка Российской Федерации № 8 «О правилах выпуска и регистрации ценных бумаг кредитными организациями на территории Российской Федерации».

Для целей исследования правовых аспектов приостановления эмиссии, признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным следует определиться со значением основных терминов, употребленных Федеральным законом «О рынке ценных бумаг» и упомянутым Положением № 45. Прежде всего для этого потребуется подробно проанализировать статью 26 Федеральном законе «О рынке ценных бумаг», предусматривающей понятие недобросовестной эмиссии ценных бумаг.

Согласно этой статье недобросовестной эмиссией признаются действия, выражающиеся в нарушении процедуры эмиссии, которые являются основанием для отказа в регистрации выпуска ценных бумаг, признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся или приостановлении эмиссии ценных бумаг.

Данное определение предоставляет судам и регулирующим государственным органам возможность для неоднозначного толкования. Кроме того, указанное определение частично не соотносится с другими положениями указанного закона.

Так, в соответствии с упомянутой 26 статьей закона недобросовестная эмиссия это «действия, выражающиеся в нарушении процедуры эмиссии». Однако нарушения эмитентом процедуры эмиссии ценных бумаг могут выражаться не только в активной форме (действия), но и в форме бездействия (например, в случае нераскрытая эмитентом всей информации, содержащейся в проспекте эмиссии).

Представляется также неполным перечень видов недобросовестной эмиссии, предусмотренных 26 статьей (отказ от регистрации выпуска, приостановление эмиссии и признание выпуска ценных бумаг несостоявшимся). Представляется, что признание выпуска ценных бумаг недействительным также является одним из видов недобросовестной эмиссии. Косвенным подтверждением этому служит тот факт, что последствия признания выпуска ценных бумаг недействительным предусмотрены статьей 26 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», которая озаглавлена «Недобросовестная эмиссия».

С учетом изложенного можно предложить следующее понятие «недобросовестной эмиссии ценных бумаг»: Недобросовестная эмиссия ценных бумаг нарушения процедуры эмиссии, установленной Федеральным законом «О рынке ценных бумаг», которые являются основаниями для отказа в государственной регистрации выпуска ценных бумаг, приостановления эмиссии ценных бумаг, признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным.

Необходимо также внести ясность в отношении иных противоречивых понятий, касающихся недобросовестности эмиссии и используемых в Федеральном законе «О рынке ценных бумаг». Так, данный закон предусматривает одновременно возможность «приостановления эмиссии ценных бумаг», «приостановления выпуска ценных бумаг» и «приостановления размещения ценных бумаг». При этом все три указанных термина употребляются в одном значении.

Представляется более правомерным и обоснованным использование термина «приостановление эмиссии ценных бумаг». В обоснование этого тезиса можно указать следующие доводы.

Понятие «размещение ценных бумаг» является более узким по сравнению с понятием «эмиссия ценных бумаг» (размещение это один из этапов эмиссии).

Следовательно, «приостановление размещения ценных бумаг» является частным случаем «приостановления эмиссии».

Использование термина «приостановление эмиссии ценных бумаг», как более широкого (родового), позволяет пресекать нарушения процедуры эмиссии ценных бумаг на любом ее этапе. При разграничении этих понятий важно учитывать и фактор времени. Размещение ценных бумаг может быть осуществлено в очень короткие сроки (ничто не запрещает осуществить размещение в один день, а в некоторых случаях это просто является единственно возможным вариантом размещения). Нарушение порядка эмиссии могут быть допущены как ранее начала размещения, так и позднее.

Использование понятия «приостановление выпуска ценных бумаг» вообще представляется некорректным.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» выпуском ценных бумаг является «совокупность ценных бумаг одного эмитента». Исходя из этого определения мы полагаем, что приостановить «совокупность ценных бумаг» ни физически, ни юридически не представляется возможным. В данном случае имеет место терминологическая ошибка законодателя. Употребление указанного понятия («приостановление выпуска ценных бумаг») должно быть исключено.

После всего вышесказанного представляется корректным употребление в Положении № 45 терминов «приостановление эмиссии и признание выпусков ценных бумаг несостоявшимся или недействительным».

Следующий вопрос требует пояснений. Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» не содержит четкого разделения между понятиями «признание выпуска ценных бумаг несостоявшимся» и «признание выпуска ценных бумаг недействительным». Более того, часть 7 статьи 26 этого закона упоминает эти понятия как равнозначные по правовым последствиям, а после термина «недействительный» в скобках следует «не состоявшийся».

В Положении № 45 указанные термины получили четкое разграничение. Установлено, что признание выпуска ценных бумаг несостоявшимся осуществляется регистрирующими органами самостоятельно в административном порядке до момента регистрации отчета об итогах выпуска ценных бумаг. Признать выпуск ценных бумаг недействительным вправе только суд и только после регистрации отчета об итогах выпуска ценных бумаг. Законность такого разграничения была проверена Верховным судом Российской Федерации. В своем решении по делу № ГКПИ 00520 (оставленным в силе кассационной инстанцией) он указал следующее.

Во-первых, право регистрирующих органов в административном порядке по своей инициативе признавать выпуски ценных бумаг несостоявшимися закреплено частью 1 статьи 26 Федерального закона «О рынке ценных бумаг». В ней законодатель предусмотрел различные способы внесудебного влияния на эмитентов, допустивших нарушения процедуры эмиссии, в том числе путем признания выпуска ценных бумаг регистрирующими органами несостоявшимся.

Во-вторых, по мнению суда высшей инстанции, анализ содержания Федерального закона «О рынке ценных бумаг» в целом, а также статей 19, 26 и 51 позволяет установить, что закон предусматривает возможность признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся в случае нарушения эмитентом процедуры эмиссии до регистрации отчета об итогах выпуска, а недействительным, если состоялись все обязательные этапы эмиссии ценных бумаг.

Такая позиция с точки зрения целесообразности представляется вполне оправданной. ФКЦБ России и иные регистрирующие органы осуществляют контроль за соблюдением эмитентами правил осуществления эмиссии ценных бумаг. В этих органах сосредотачивается информация о нарушениях эмитентов. Административное полномочие признавать выпуск ценных бумаг несостоявшимся позволяет эффективно, экономно и оперативно пресекать нарушения прав инвесторов. Иной порядок приведет к тому, что регистрирующие органы, обладая сведениями о фактах нарушения процедуры эмиссии ценных бумаг, будут вынуждены регистрировать отчет об итогах их выпуска. Дальнейшее обжалование выпуска ценных бумаг с учетом длительной судебной перспективы не способно обеспечить своевременную защиту прав инвесторов. Административные полномочия регистрирующих органов уравновешиваются правом эмитентов обжаловать их действия в суде.

В-третьих, Верховный Суд счел возможным объяснить использование в части 7 статьи 26 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» термина «недействительный» с указанием в скобках термина «несостоявшийся» недостаточно высокой юридической техникой закона.

Таким образом, Верховный Суд Российской Федерации, используя право на толкование, поставил точку в важном теоретическом споре, дал исчерпывающее пояснение воли законодателя.

Далее будут рассмотрены основные принципы, порядок, основания и последствия приостановления эмиссии и признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным.

Приостановление эмиссии ценных бумаг

В соответствии с Положением № 45 под приостановлением эмиссии ценных бумаг понимается установление ФКЦБ России или иным регистрирующим органом временного запрета на осуществление действий, связанных с эмиссией ценных бумаг. Согласно пункту 1.5. Положения № 45 приостановление эмиссии возможно на любом этапе процедуры эмиссии ценных бумаг до даты регистрации отчета об итогах выпуска акций. Этапы эмиссии предусмотрены статьей 19 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», в соответствии с которой эмиссия ценных бумаг инициируется принятием эмитентом решения о выпуске ценных бумаг и заканчивается регистрацией отчета об итогах их выпуска.

В связи с этим необходимо отметить, что на практике приостановление эмиссии ценных бумаг применяется регулирующими органами только после второго этапа процедуры эмиссии государственной регистрации выпуска. До этого момента в условиях отсутствия факта государственной регистрации выпуска действия эмитента по эмиссии ценных бумаг не приобретают публичный характер и неспособны повлечь за собой существенный вред охраняемым законом общественным отношениям. По этой причине отсутствует и необходимость оперативного вмешательства со стороны государства в процесс эмиссии ценных бумаг. Поэтому следует признать формулировку пункта 1,5. Положения № 45 не очень удачной.

Важным является вопрос о том, кто вправе приостанавливать эмиссию ценных бумаг. По смыслу пункта 1.8. Положения № 45 приостановление эмиссии акций осуществляется тем регулирующим органом, который осуществил государственную регистрацию выпуска. Однако ФКЦБ России дополнительно предоставлено право на приостановление эмиссии ценных бумаг, выпуск которых был зарегистрирован иными регистрирующими органами.

Основанием для приостановления эмиссии акций является следующее (пункт 2.1. Положения № 45):

- нарушение эмитентом в ходе эмиссии ценных бумаг требований законодательства Российской Федерации;
- обнаружение в документах, на основании которых был зарегистрирован выпуск ценных бумаг, недостоверной информации;
- наличие нарушений порядка ведения реестра владельцев именных ценных бумаг, в том числе повлекших приостановление действия или аннулирование лицензии у регистратора, осуществляющего ведение реестра владельцев именных ценных бумаг соответствующего эмитента;
- в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации о ценных бумагах.

После уведомления о приостановлении эмиссии ценных бумаг вступают в силу ограничения, связанные с их эмиссией. В частности запрещается совершение сделок по размещению ценных бумаг, осуществление их рекламы. Регистратор не вправе принимать передаточные распоряжения в отношении сделок по размещению ценных бумаг, эмиссия которых приостановлена, а также осуществлять иные действия.

Содержание нарушений эмитента в ходе эмиссии ценных бумаг требований законодательства раскрывается в форме их примерного перечня. Среди нарушений особо выделены такие, как нераскрытие эмитентом информации в соответствии с требованиями законодательства, осуществление недобросовестной рекламы ценных бумаг; нарушение условий размещения ценных бумаг, установленных в решении о выпуске и (или) проспекте эмиссии; признание в судебном порядке недействительными решений уполномоченных органов эмитента о размещении или выпуске ценных бумаг; отсутствие у эмитента с числом владельцев именных ценных бумаг более 500 регистратора.

Эмитент обязан в течение срока размещения, установленного в решении о выпуске ценных бумаг, либо срока, установленного в предписании, устранить нарушения и направить в орган, принявший решение о приостановлении эмиссии, а также в ФКЦБ России отчет об устранении выявленных нарушений.

Приостановление эмиссии ценных бумаг не должно влечь изменения сроков их размещения. Эмитент обязан закончить размещение в сроки, предусмотренные зарегистрированным решением о выпуске ценных бумаг. В том случае, если приостановление эмиссии существенным образом повлияло на срок размещения, эмитенту следует принять и зарегистрировать соответствующие изменения в условия выпуска в отношении увеличения срока. Однако в любом случае срок размещения не должен превышать максимально допустимый в соответствии с законодательством или актами ФКЦБ России.

В случае неустранения нарушений, которые повлекли приостановление эмиссии ценных бумаг, такой выпуск может быть признан несостоявшимся.

Эмиссия ценных бумаг может быть возобновлена только по письменному разрешению соответствующего регулирующего органа и только по результатам рассмотрения отчета эмитента об устранении нарушений. Указанный отчет рассматривается в срок не позднее 10 дней с даты его получения.

С даты получения уведомления о разрешении возобновления эмиссии ценных бумаг прекращается действие ограничений в отношении действий по размещению ценных бумаг.

Возможны ситуации, когда эмитент, желая устранить допущенные им нарушения, не имеет возможности сделать это в срок предусмотренный условиями эмиссии или регулирующим органом. В исключительных случаях орган, принявший решение о приостановлении эмиссии, может разрешить возобновление эмиссии при наличии обязательства со стороны эмитента устранить нарушение после регистрации отчета об итогах выпуска ценных бумаг.

При этом эмитент обязан представить протокол об устранении нарушений, содержащий сроки и меры, которые он обязан предпринять для этого. В случае неустранения эмитентом нарушений регистрирующий орган вправе обратиться в суд с требованием о признании выпуска ценных бумаг недействительным.

Порядок признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся

Второй мерой реагирования на нарушение процедуры эмиссии ценных бумаг является признание выпуска ценных бумаг несостоявшимся.

Выпуск ценных бумаг может быть признан несостоявшимся на любом этапе эмиссии, но после государственной регистрации выпуска и до момента регистрации отчета о его итогах. Решение о признании выпуска ценных бумаг несостоявшимся может быть принято регулирующим органом, осуществившим государственную регистрацию ценных бумаг в административном порядке, то есть без дополнительного обращения к другому государственному или судебному органу. Исключение составляет право ФКЦБ России признать несостоявшимся выпуск ценных бумаг, государственная регистрация которого была осуществлена иным регистрирующим органом.

Следует отметить, что особенностью порядка признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся является обязательный этап приостановления эмиссии и предоставление эмитенту возможности устранить допущенные нарушения. Это позволяет добиться целей государственного регулирования более мягкими методами, не допуская возникновения в каждом отдельном случае серьезных нарушений, способных повлечь за собой неблагоприятные последствия для эмитента и владельцев его ценных бума.

Основания признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся, предусмотренные 26 статьей Федерального закона «О рынке ценных бумаг» (нарушение эмитентом требований законодательства и обнаружение недостоверной информации), дополнены в Положении № 45 следующими случаями:

- наличие нарушений порядка ведения реестра владельцев именных ценных бумаг, в том числе повлекших приостановление действия или аннулирование лицензии у регистратора;
- непредставление эмитентом в регистрирующий орган отчета об итогах выпуска ценных бумаг после истечения срока размещения ценных бумаг;
- отказ регистрирующего органа в регистрации отчета об итогах выпуска ценных бумаг;
- неразмещение предусмотренной решением о выпуске ценных бумаг доли, при неразмещении которой их выпуск признается несостоявшимся;
- неразмещение хотя бы одной ценной бумаги выпуска.

Среди оснований признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся следует особо выделить случай наличия нарушений порядка ведения реестра владельцев именных ценных бумаг. При осуществлении юридической квалификация достаточности нарушения ведения реестра в качестве одного из оснований признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся должны приниматься во внимание следующие обстоятельства.

Не всякое нарушение ведения реестра должно влечь признание выпуска ценных бумаг несостоявшимся. Основной функцией регистратора является учет и фиксация перехода прав собственности на именные ценные бумаги. Следовательно, нарушение ведения реестра в процессе эмиссии именных ценных бумаг может повлечь ненадлежащий учет прав собственности и соответственно нарушение прав владельцев таких ценных бумаг. Признание выпуска ценных бумаг несостоявшимся должно применяться только в случае, когда нарушение ведения реестра является существенным и не может быть устранено, а также если в результате его совершения затронуты права и охраняемые интересы всех или большинства владельцев именных ценных бумаг размещаемого выпуска.

Признание выпуска ценных бумаг несостоявшимся возможно вследствие нарушения специализированным регистратором ведения реестра эмитента. При этом возникает вполне обоснованный вопрос: является ли правомерным возложение на эмитента санкции за ненадлежащее ведение реестра независимым регистратором, действия самостоятельного юридического лица, связанного с эмитентом договорными отношениями?

Правильным представляется положительный ответ на данный вопрос. В соответствии с принципами и общим смыслом российского гражданского права субъекты права несут ответственность и риск иных неблагоприятных последствий только за свои действия (бездействия), если иное не установлено законодательством. В силу пункта 4 статьи 44 Федерального закона «Об акционерных обществах» общество, поручившее ведение и хранение реестра акционеров специализированному регистратору, не освобождается от ответственности за его ведение и хранение. Поэтому применение такой меры, как признание выпуска ценных бумаг эмитента несостоявшимся вследствие нарушения ведения реестра владельцев его ценных бумаг специализированным регистратором, не противоречит законодательству. Указанная норма является дополнительным стимулом для того, чтобы эмитент не устранялся от контроля за ведением реестра владельцев его ценных бумаг и более ответственно относился к выбору специализированного регистратора.

Необходимо отличать случаи признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся при нарушении процедуры эмиссии (1) и вследствие не размещения хотя бы одной ценной бумаги выпуска (2) или доли ценных бумаг, установленной решением о выпуске (3).

Первый случай (административная процедура) является санкцией со стороны регулирующих органов, применяемой при осуществлении недобросовестной эмиссии. В данном случае подразумевается противоправное поведение эмитента в ходе осуществления эмиссии ценных бумаг.

Неразмещение хотя бы одной ценной бумаги выпуска в качестве основания признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся встречается в практике регистрирующих органов не так часто. Причиной не размещения ни одной ценной бумаги выпуска является, как правило, резкое изменение конъюнктуры рынка или существенные просчеты эмитента при определении условий выпуска (слишком короткий срок размещения, низкий процент доходности и т.д.).

Третий случай является следствием неразмещения доли ценных бумаг, предусмотренной эмитентом в решении о выпуске. При этом, так же, как и во втором случае, отсутствует противоправность в поведении эмитента. Неразмещение доли ценных бумаг является проявлением рыночной ситуации (риска), возникающей при осуществлении эмиссии ценных бумаг. Согласно одному из мнений, высказанных в литературе, в этом случае несостоявшаяся эмиссия означает запрограммированную в нормах права юридическую возможность эмитента в одностороннем порядке отказаться от наступления определенных, не желательных для него юридических последствий, например, неудовлетворительных результатов эмиссии.

Согласившись в целом с такой позицией, отметим, что в рассматриваемом случае вызывает сомнение указание на то, что именно эмитенту принадлежит инициатива одностороннего отказа. Волевая направленность действий эмитента, отмеченная автором цитаты, проявляется прежде всего в предварительном установлении им доли ценных бумаг, которая должна быть размещена. Каждый потенциальный приобретатель ценных бумаг, одним из условий эмиссии которых является размещение необходимой доли, должен осознавать возможность неблагоприятных правовых последствий в случае неудачного размещения. Признание же выпуска ценных бумаг несостоявшимся является полномочием регистрирующего органа. Отказ эмитента от исполнения обязательств в этом случае лишь следствие действий регистрирующего органа и больше соответствует такому способу прекращения обязательств, как невозможность исполнения (статья 416 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Решение регистрирующего органа о приостановлении эмиссии или о признании выпуска ценных бумаг несостоявшимся может быть обжаловано в суд в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации.

Признание выпуска ценных бумаг недействительным

Выпуск ценных бумаг может быть признан недействительным в судебном порядке только после регистрации отчета об итогах его выпуска. Основаниями такого признания являются нарушения эмитентом в ходе эмиссии ценных бумаг требований законодательства Российской Федерации, а также обнаружение в документах недостоверной информации.

Выпуск ценных бумаг может быть признан недействительным по иску ФКЦБ России в следующих случаях, предусмотренных пунктами 3 и 7 статьи 51 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»:

- эмиссия ценных бумаг повлекла за собой заблуждение владельцев этих ценных бумаг, имеющее существенное значение;
- цели эмиссии ценных бумаг противоречат основам правопорядка и нравственности;
- недобросовестная реклама ценных бумаг повлекла за собой заблуждение их владельцев, имеющее существенное значение.

Законодательство о ценных бумагах Российской Федерации не раскрывает содержания заблуждений владельцев ценных бумаг, имеющих существенное значение. Данная категория носит оценочный характер. Ответ на вопрос, имеет ли конкретное заблуждение для владельцев ценных бумаг существенное значение, может дать только судебная практика или разъяснения высших судебных инстанций.

Представляется, что для владельцев ценных бумаг существенными будут являться заблуждения по поводу вида размещаемых ценных бумаг, размера и способа выплаты дохода по ценным бумагам, объема прав, удостоверяемых ценными бумагами, особенностей обращения ценных бумаг.

Следующий актуальный вопрос какова юридическая судьба решения о выпуске ценных бумаг или проспекта их эмиссии в случае признания выпуска ценных бумаг недействительным? Закон предусматривает только возможность признания недействительным выпуска ценных бумаг (статьи 26 и 51 Федерального закона «О рынке ценных бумаг». Вместе с тем полагаем, что признание выпуска недействительным влечет устранение юридических оснований регистрации решения о выпуске или проспекта эмиссии ценных бумаг.

Важным является вопрос о том, кто вправе обращаться в суд с иском о признании выпуска ценных бумаг недействительным. Согласно пункту 5 статьи 51 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» выпуск ценных бумаг может быть признан недействительным по иску ФКЦБ России, ее регионального отделения, государственного регистрирующего органа, органа государственной налоговой службы, прокурора, иных государственных органов, осуществляющих полномочия в сфере рынка ценных бумаг.

Данный перечень, по мнению некоторых судов, не является исчерпывающим. Субъективному гражданскому праву присуща способность его осуществления при помощи судебной власти путем иска. Владельцы ценных бумаг также вправе на основании норм Конституции Российской Федерации, гражданского и гражданского процессуального права Российской Федерации обратиться в суд за защитой своего нарушенного права (принцип всеобщей судебной защиты). Реализация этого права возможна, в том числе путем предъявления акционерами иска о признании выпуска ценных бумаг недействительным.

Доводами о праве акционеров на обжалование выпусков ценных бумаг в частности руководствовался Арбитражный суд Белгородской области при рассмотрении требований ряда акционеров к ОАО «Лебединский ГОК». Возражение ответчика, что акционеры по такой категории споров являются ненадлежащими истцами не было принято судом. По его мнению в соответствии со статьей 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации любое заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных прав и законных интересов. Эмиссия ценных бумаг, осуществленная с грубыми нарушениями процедуры, установленной законом, затрагивает интересы акционеров, так как влияет на их долю в уставном капитале. На основании изложенного, утверждает далее суд, право на обращение в арбитражный суд является надежной гарантией защиты гражданских прав и интересов юридических лиц.

В пункте 5 статьи 51 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», на которую ссылался ответчик, по мнению суда закреплен перечень организаций, которые помимо заинтересованных лиц имеют право на иск о признании недействительным выпуска ценных бумаг.

По результатам рассмотрения указанного дела арбитражный суд вынес решение о признании выпуска ценных бумаг недействительным. Данное решение было оставлено без изменения апелляционной и кассационной инстанциями. Неоднократные заявления ответчика о принесении протеста на состоявшиеся судебные акты по спору были оставлены Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации без удовлетворения, каждый раз подтверждая законность и обоснованность вынесенных судебных актов.

Противоположную позицию по аналогичному спору занял Арбитражный суд г. Москвы, который отказал в удовлетворении исковых требований ООО «Фирма Лекорд» к ФКЦБ России и ОАО «Михайловский ГОК» о признании недействительным выпуска акций указанного акционерного общества. В обоснование своего решения суд указал на то, что ООО «Фирма Лекорд» (акционер ОАО «Михайловский ГОК») является ненадлежащим истцом и не имеет права на предъявление исковых требований о признании выпуска ценных бумаг недействительным. Данный вывод по мнению суда следует из анализа пункта 5 статьи 51 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», который содержит исчерпывающий перечень лиц, имеющих право на обращение в суд с требованиями о признании выпуска ценных бумаг недействительным, не предоставляя такую возможность акционерам. Решение Арбитражного суда г. Москвы по данному спору было оставлено без изменения судом апелляционной инстанции.

В литературе также была высказана точка зрения, согласно которой только лица, указанные в пункте 5 статьи 51 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» вправе обращаться в суд с требованием о признании выпуска ценных бумаг недействительным. Данное мнение обосновывается тем, что законодатель таким образом конкретизировал общую норму статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Примеры двух противоположных решений по сходным фактическим обстоятельствам наглядно демонстрируют необходимость уточнения нормы пункта 5 статьи 51 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» в части перечня лиц, имеющих право на обращение в суд с исковыми требованиями о признании выпуска ценных бумаг недействительным.

Полагаем, что предпочтительной является следующая точка зрения. Право на обращение в суд с иском о признании выпуска ценных бумаг недействительным должно признаваться в том числе и за владельцами ценных бумаг спорного выпуска. Действительно, они являются наиболее заинтересованными участниками в спорных правоотношениях, складывающихся по результатам недобросовестной эмиссии. В случае грубых нарушений законодательства при осуществлении эмиссии ценных бумаг происходит неизбежное нарушение прав и охраняемых законом интересов их владельцев, а в некоторых случаях и интересов самого эмитента. Владельцы ценных бумаг, имеют право принимать активное участие в судебном разрешении такого спора, в том числе путем самостоятельного предъявления соответствующих требований в суд.

Кроме того, чаще всего информацией о допущенных нарушениях процедуры осуществления эмиссии ценных бумаг располагают именно владельцы ценных бумаг. Лишение их права на инициирование судебного разбирательства означает невозможность своевременной защиты нарушенного права, неоправданное увеличение нагрузки на регулирующие и иные государственные органы, указанные в пункте 5 статьи 51 Федерального закона «О рынке ценных бумаг». Это повлечет неоправданное увеличение расходов на государственное управление и в целом снизит его эффективность.

Важно отметить, что признание выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным возможно также и по причинам, прямо не связанным с нарушением процедуры эмиссии. Такой результат может возникнуть, если решение органов управления акционерного общества (общее собрание акционеров или совет директоров), на основании и в соответствии с которым осуществлялась процедура эмиссии, в последствии было признано судом недействительным.

Такое решение суда фактически влечет устранение законного основания для утверждения решения о выпуске ценных бумаг, которое является первым этапом в процедуре эмиссии. Соответственно, в этом случае выпуск ценных бумаг может быть признан несостоявшимся или недействительным. Необходимо отметить, что судебной практике уже известны такие прецеденты.

Так, в уже упоминавшимся споре по ОАО «Михайловский ГОК» Арбитражный суд города Москвы признал недействительным решение общего собрания акционеров указанного акционерного общества об увеличении его уставного капитала. Данное основание повлекло за собой признание ФКЦБ России выпуска акций этого акционерного общества несостоявшимся на этапе регистрации отчета об итогах выпуска и аннулирования государственной регистрации выпуска акций.

Актуальной проблемой также является признание недействительным только части, а не всего выпуска ценных бумаг в полном объеме. Судебной практике уже известен спор, когда недействительным было признано только 30 процентов акций одного выпуска. Представляется, что в данном случае складывающаяся практика недостаточна корректна.

Выпуск ценных бумаг представляет собой совокупность ценных бумаг одного эмитента, обеспечивающих одинаковый объем прав владельцам и имеющих одинаковые условия эмиссии (статья 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»). При таких условиях не представляется возможным согласиться с мнением суда о том, что эмитентом могут быть допущены нарушения в отношении размещения только части выпуска.

Одинаковый объем прав и равные условия эмиссии предопределяют, как правило, невозможность нарушения законодательства только в отношении части ценных бумаг одного выпуска. В том случае, если эмитентом допущены нарушения при совершении конкретных сделок с ценными бумагами, должны использоваться иные способы защиты нарушенного права, предусмотренные гражданским законодательством Российской Федерации (в частности, требование о признании сделки недействительной или о применении последствий ничтожной сделки).

Еще одним аргументом против признания части выпуска недействительной является невозможность определить, в отношении каких акций было вынесено такое решение. Неизбежно возникает проблема с установлением владельцев, у которых следует изъять акции. Это влечет существенное затруднение исполнения судебного акта или делает его практически неисполнимым. Такой результат противоречит целям правосудия реальной и эффективной защите прав заинтересованных лиц.

Интерес представляет теоретический вопрос о том, к какому из способов защиты гражданских прав, предусмотренных статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, относится требование о признании выпуска ценных бумаг недействительным.

Удовлетворение такого требования, с одной стороны, означает для потенциальных владельцев ценных бумаг пресечение действий, нарушающих их право или создающих угрозу его нарушения. Пресекательный характер в этом случае проявляется в запрете совершать сделки с ценными бумагами недобросовестной эмиссии. В результате признания выпуска ценных бумаг недействительным возникает обязанность эмитента по возврату средств инвестирования владельцам аннулированных ценных бумаг. Таким образом, можно говорить о восстановлении положения, существующего до нарушения права.

Вместе с тем аннулирование ценных бумаг как последствие признания выпуска ценных бумаг влечет прекращение и изменение гражданских правоотношений, складывающихся между эмитентом и владельцем. Владелец ценной бумаги перестает быть таковым, утрачивает права, удостоверенные ценной бумагой и вместе с этим становится кредитором по отношению к эмитенту-должнику, правомочен требовать возврата средств инвестирования и возмещения убытков.

Правовое содержание и особенность последствий признания выпуска ценных бумаг недействительным указывают на наличие признаков сразу нескольких способов защиты гражданских прав. Это дает основания утверждать о выделении признания выпуска ценных бумаг недействительным в самостоятельный способ защиты прав. Данная мера предусмотрена Федеральным законом «О рынке ценных бумаг», что соответствует незавершенному перечню способов защиты прав, содержащихся в статье 12 Гражданского кодекса (последний абзац этой статьи допускает введение федеральными законами иных способов защиты).

Необходимо отметить, что требование о признании выпуска ценных бумаг недействительным является не единственным способом защиты нарушенного права, применение которого влечет аннулирование государственной регистрации выпуска ценных бумаг. Указанное последствие может стать результатом применения такого способа защиты права как признание в судебном порядке недействительным ненормативного акта государственного органа о регистрации выпуска.

Государственная регистрация выпусков ценных бумаг осуществляется, как правило, путем принятия ненормативных актов государственных регистрирующих органов. В частности, ФКЦБ России и ее региональные отделения утверждают решения о государственной регистрации выпусков ценных бумаг в форме распоряжения. Ранее, до вступления в силу Федерального закона «О рынке ценных бумаг», финансовые органы регистрировали выпуски ценных бумаг своим решением. Принятие указанных ненормативных актов влечет возникновение гражданских правоотношений, связанных с эмиссией ценных бумаг. Соответственно, их признание недействительными означает устранение юридических оснований для возникновения правоотношений и приводит к аннулированию государственной регистрации выпуска ценных бумаг.

Так, ЗАО «Гермес-Металл-Инвест» обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с иском к Главному финансовому управлению Администрации Кемеровской области о признании недействительным ненормативного акта о регистрации выпуска акций ОАО «Кузнецкий металлургический комбинат» и об обязании ответчика признать выпуск ценных бумаг недействительным. Ранее по другому спору в порядке надзора было признано недействительным решение общего собрания акционеров указанного общества об увеличении уставного капитала, на основании которого осуществлялась регистрация оспариваемого выпуска.

Арбитражный суд удовлетворил иск указав, что согласно статье 24 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» количество размещаемых эмиссионных ценных бумаг не должно превышать количества, указанного в учредительных документах и проспектах эмиссии. Поскольку, указал далее суд, в порядке надзора было признано недействительным решение общего собрания акционеров ОАО «Кузнецкий металлургический комбинат» в части увеличения уставного капитала, то отсутствуют правовые основания издания обжалуемого ненормативного акта о регистрации выпуска акций.

В удовлетворении требований о признании выпуска ценных бумаг недействительным суд отказал. Такое решение он мотивировал тем, что по смыслу статей 19, 20 и 26 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» сам факт признания недействительным акта о регистрации выпуска ценных бумаг влечет юридическую ничтожность всех последующих действий, связанных с эмиссией ценных бумаг. Фактически суд сделал вывод о том, что признание недействительным решения о регистрации выпуска означает и недействительность самого выпуска.

Судебная практика насчитывает массу иных примеров обращения заинтересованных лиц с исковыми требованиями к ФКЦБ России или к ее региональным отделениям о признании недействительными распоряжений о государственной регистрации выпусков ценных бумаг.

Указанные случаи свидетельствуют о том, что наряду с возможностью защиты права путем обращения с иском о признании выпуска ценных бумаг недействительным, также активно используется и такой способ как признание ненормативного акта государственного органа о регистрации выпуска недействительным. Различие двух способов заключается в основаниях для появления права на обращение в суд и удовлетворения требований, различных по длительности сроках исковой давности, в целом ряде процессуальных особенностей. Все это является критериями, которые учитываются заинтересованными лицами при выборе способа защиты нарушенных гражданских прав в конкретном споре.

Последствия признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным.

Признание выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным влечет для эмитента ценных бумаг, его должностных лиц и владельцев ценных бумаг ряд существенных негативных правовых последствий.

В соответствии с требованиями пункта 3 статьи 51 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» в отношении эмитентов, осуществляющих недобросовестную эмиссию ценных бумаг, ФКЦБ России принимает меры, направленные на пресечение дальнейшего выпуска ценных бумаг недобросовестной эмиссии, а также восстановление нарушенных прав их владельцев.

Признание выпуска ценных бумаг несостоявшимся влечет прекращение действия договора на рекламу этих ценных бумаг (статья 37 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»). Действие договора прекращается с момента уведомления рекламо-распространителя о признании выпуска ценных бумаг несостоявшимся. При этом рекламо-распространитель имеет право требовать от рекламодателя возмещения убытков, причиненных в результате прекращения действия договора.

Наиболее важным последствием признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным является аннулирование государственной регистрации выпуска.

Аннулирование государственной регистрации выпуска ценных бумаг должно быть произведено регистрирующим органом, осуществившим регистрацию данного выпуска путем внесения соответствующей записи в реестр зарегистрированных и аннулированных выпусков.

Основанием для аннулирования государственной регистрации выпуска ценных бумаг является решение регистрирующего органа о признании выпуска несостоявшимся, или вступившее в законную силу решение суда о признании выпуска ценных бумаг недействительным.

Одним из основных аспектов аннулирования государственной регистрации выпуска ценных бумаг является их изъятие и возникновение юридической обязанности у эмитента по возврату полученных им средств. Данный вопрос будет рассмотрен более подробно в последующем.

Другим последствием аннулирования государственной регистрации выпуска ценных бумаг является аннулирование ценных бумаг данного выпуска.

Под аннулированием ценных бумаг понимается одно из следующих действий:

- погашение эмитентом или регистратором сертификатов ценных бумаг (для эмиссионных предъявительских ценных бумаг);
- внесение эмитентом или регистратором соответствующей записи в реестр владельцев именных документарных ценных бумаг и погашение сертификатов таких ценных бумаг;
- внесение эмитентом или регистратором соответствующей записи в реестр владельцев именных бездокументарных ценных бумаг.

Важным является вопрос о том, что происходит с ценными бумагами как с объектами гражданских прав в случае их аннулирования. В соответствии с требованиями Федерального закона «О рынке ценных бумаг» права владельцев ценных бумаг в зависимости от формы их выпуска удостоверяются сертификатами ценных бумаг, записями на лицевых счетах в системе реестра или записями по счетам депо в депозитариях.

Очевидно, что с момента аннулирования записей по счетам в системе ведения реестра и (или) погашения сертификатов прекращаются права на ценную бумагу, а также аннулируются права ею удостоверенные (права из ценой бумаги). В результате этого ценная бумага как объект гражданского оборота перестает существовать. В связи с этим возникает вопрос о правомерности прекращения прав собственности на ценные бумаги во внесудебном порядке (это актуально только в случае признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся, поскольку осуществляется в административном порядке по решению регистрирующего органа).

В литературе по этому поводу было высказано мнение о незаконности полномочия регистрирующих органов признавать выпуски ценных бумаг несостоявшимися, поскольку это влечет внесудебное прекращение прав собственности на ценные бумаги. В обоснование такой позиции указывается известное положение части 3 статьи 45 Конституции Российской Федерации, согласно которому никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Представляется, что полномочие на внесудебное прекращение прав на ценные бумаги в случае признания их выпуска несостоявшимся не противоречит Основному закону. В данном случае необходимо учитывать положения Конституции Российской Федерации в совокупности. Как следует из статьи 55 Конституции Российской Федерации право собственности, не являясь абсолютным, может быть ограничено федеральным законом. Однако при этом как сама возможность ограничений, так и их характер определяются законодателем не произвольно, а в соответствии с Конституцией Российской Федерации. Согласно ее статье 55 (часть 3) права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Полагаем, что право регистрирующих органов принимать решения, в том числе связанные с ограничением права собственности на ценные бумаги, соответствует целям достижения защиты прав и законных интересов владельцев ценных бумаг, а также их возможных приобретателей.

Право регистрирующих органов признавать выпуски ценных бумаг несостоявшимися прямо предусмотрено в части 1 статьи 26 Федерального закона «О рынке ценных бумаг». Таким образом, поскольку указанное полномочие на ограничение прав предусмотрено федеральным законом и направлено на достижение цели защиты прав и законных интересов владельцев ценных бумаг, оно не противоречит Конституции Российской Федерации. Данная позиция была подтверждена решением Верховного Суда Российской Федерации по делу ГКПИ 00520, которое было оставлено без изменений судом кассационной инстанции.

Обращение ценных бумаг на рынке связано с появлением многочисленных новых владельцев, повышением курсовой стоимости ценных бумаг, которая может многократно превышать первоначальную стоимость их приобретения первыми владельцами. По смыслу закона предусматривается лишь возврат денежных средств, полученных эмитентом при размещении. В этом случае сумма оплаты в части превышения цены размещения должна квалифицироваться как убытки. Удовлетворение иска о признании выпуска ценных бумаг недействительным по истечении длительного времени с момента его государственной регистрации как правило существенно усложняет исполнение такого решения и не способствует укреплению стабильности гражданского оборота.

Одним из способов снижения риска возникновения указанных негативных последствий стало сокращение сроков исковой давности по спорам о признании выпуска ценных бумаг недействительным. Такой сокращенный до одного года срок исковой давности предусмотрен статьей 13 Федерального закона «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг».

В вопросах применения специального срока исковой давности, предусмотренного статьей 13 Федерального закона «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг», важно определить к каким правоотношениям он применяется. Согласно статье 4 Гражданского кодекса Российской Федерации акты гражданского законодательства не имеют обратной силы, то есть не применяются к отношениям, возникшим до введения их в действие. Это общее правило. В качестве исключения указанная статья Гражданского кодекса устанавливает, что действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. Федеральный закон «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» не предусматривает оговорки о распространении его действия на прошлые правоотношения. Таким образом, специальный сокращенный срок исковой давности по делам о признании выпуска ценных бумаг недействительным, может быть применен только к выпускам ценных бумаг, (дата вступления в силу Федерального закона «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг»).

Требование о признании недействительным выпуска ценных бумаг, может быть предъявлено в течение общего срока исковой давности трех лет (в том случае, если оставшаяся часть трехгодичного срока исковой давности составляла менее одного года).

По общему правилу, предусмотренного статьей 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Вместе с тем Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривает возможность иного порядка определения начала течения срока исковой давности. И такой порядок предусмотрен Федеральным законом «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг». Срок исковой давности по спорам о признании выпуска ценных бумаг недействительным начинает исчисляться с даты начала размещения, которая указывается в зарегистрированном решении о выпуске. Такой порядок вносит большую ясность и определенность в отношениях, возникающих в связи с эмиссией ценных бумаг.

Выше уже указывалось на возможность применения различных способов защиты нарушенного права путем обращения в суд с требованиями: о признании выпуска ценных бумаг недействительным и о признании недействительным ненормативного акта государственного органа о государственной регистрации выпуска ценных бумаг. В отношении второго способа федеральные законы не предусматривают каких-либо сокращенных сроков исковой давности. Таким образом, этот срок для обращения в суд с требованием о признании акта государственного органа недействительным остается общим три года с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о своем нарушенном праве.

Ранее обращалось внимание на то, что по правовым последствиям оба способа идентичны удовлетворение требований влечет аннулирование государственной регистрации выпуска. Это обстоятельство существенно снижает эффективность сокращенного срока исковой давности в части права на обращение в суд с требованием о признании выпуска ценных бумаг недействительным. Цель, преследуемая законодателем при сокращении срока исковой давности, фактически не достигается.

Представляется, что для приведения к единообразию практики и реальному обеспечению соблюдения принципа стабильности гражданского оборота необходимо изменить статью 13 Федерального закона «О защите прав и законных инвесторов на рынке ценных бумаг», распространив сокращенный срок исковой давности на все способы защиты нарушенного гражданского права, последствием применения которых является аннулирование государственной регистрации выпуска ценных бумаг.

Еще одной сравнительно новой для сферы эмиссии ценных бумаг мерой гражданско-правовой охраны пресекательного характера является возможность изменения или расторжения договора между инвестором и профессиональным участником рынка ценных бумаг (эмитентом). Такое право инвестора предусмотрено пунктом 7 статьи 6 Федерального закона «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» и применимо в частности для договоров по размещению ценных бумаг.

Основанием изменения или расторжения договора является нарушение права инвестора на информацию, в том числе предоставление недостоверной, неполной и (или) вводящей в заблуждение информации. По-своему характеру эта мера является оперативной санкцией и соответствует такому способу защиты нарушенного гражданского права как прекращение или изменение правоотношения (статья 12 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Для инвестора охранительное воздействие указанной меры заключается в правовой возможности двоякого рода:

- изменить отдельные условия договора (например, стоимость или количество ценных бумаг, форму и сроки оплаты);
- или по усмотрению инвестора совсем прекратить договорные отношения с профессиональным участником рынка ценных бумаг (эмитентом).

С точки зрения уровня регулирования меры гражданско-правовой охраны принято разделять на нормативные (закрепленные в нормах права) и под нормативные (предусмотренные в индивидуальных договорах или локальных актах). Рассматриваемый нами случай возможности изменения или расторжения договора по требованию инвестора является примером пограничной (смешанной) меры охраны, сочетающий в себе признаки обеих указанных групп. Возможность изменения или прекращения правоотношения закреплена на нормативном уровне. Однако конкретные формы реализации такой правовой возможности (в случае изменения договора) остаются на усмотрение инвестора и могут быть осуществлены путем пересмотра условий договора. Такой подход демонстрирует более гибкие методы регулирования отношения в сфере рынка ценных бумаг и охраны прав его участников.

В случае изменения или расторжения договора с большой степенью вероятности можно предположить о возникновении в связи с этим убытков у инвестора. Они могут выражаться в виде реального ущерба (произведенные расходы по приобретению ценных бумаг) и упущенной выгоды (неполученные доходы по ценной бумаге, отсутствие курсового роста стоимости ценной бумаги на рынке).

Следует отметить, что прямое упоминание о возможности взыскания убытков, возникших в результате изменения или расторжения договора предусмотрено Гражданским кодексом Российской Федерации только в случае существенного нарушения договора (пункт 5 статьи 453). Вместе с тем, очевидно, что возможность взыскания убытков в случае изменения или расторжения договора по причине нарушения права инвестора на информацию обусловлена общими нормами гражданского права (в частности статья 15 Гражданского кодекса Российской Федерации) и не требует особого упоминания в иных законах.

Кроме взыскания убытков актуальной является проблема возврата всего того, что было исполнено сторонами по обязательству до момента изменения или расторжения договора. По общему правилу стороны не вправе этого требовать согласно пункту 4 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации. Данная норма является диспозитивной, допуская иное регулирование этого вопроса законом или соглашением сторон. Федеральный закон «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» (как и иные федеральные законы) не предоставляет сторонам права требовать возвращения исполненного по обязательству. Это не согласуется с принципом всесторонней и полной защиты прав инвесторов в сфере рынка ценных бумаг и требует соответствующего изменения.

Вместе с тем может оказаться недостаточным простого включения в законодательство Российской Федерации возможности возврата исполненного по измененному или расторгнутому договору в случае нарушения права инвестора на информацию. Данная мера имеет охранительное воздействие, но не является санкцией, поскольку ее применение не влечет уменьшения имущества у лица, допустившего нарушение норм права. Если практика применения законодательства будет демонстрировать увеличение фактов заключения договоров с нарушением прав инвесторов на информацию, то более оправданным будет ужесточение регулирования правоотношений путем применения института недействительности сделок.

В качестве особых последствий недействительности таких сделок следует предусмотреть возврат инвестору всего переданного им по договору, а в отношении нарушителя одностороннюю реституцию переданного им имущества в доход государства. Такая конфискационная санкция представляется более соответствующей назначению охранительных мер в сфере эмиссии ценных бумаг. Для инвестора охранительное воздействие подобной нормы проявлялось бы в компенсационном возврате всего переданного им по договору.

В связи с этим предлагается пункт 7 статьи 6 Федерального закона «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» изложить в следующей редакции: «Заключенный с нарушением требований, установленных настоящей статьей, договор между инвестором и профессиональным участником (эмитентом), в том числе в случае предоставления недостоверной, неполной и (или) вводящей в заблуждение инвестора информации является недействительным. При этом инвестору возвращается другой стороной все полученное ею по договору, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по договору инвестором, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороной, подлежит обращению в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах».

Меры гражданско-правовой охраны, направленные на восстановление имущественного положения управомоченного субъекта.

Одним из последствий аннулирования государственной регистрации выпуска ценных бумаг является изъятие из обращения ценных бумаг, выпуск которых был признан недействительным и возникновение соответствующего права владельцев ценных бумаг на возврат средств, полученных эмитентом от размещения такого выпуска ценных бумаг (ст. 26, пункт 5 ст. 51 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»).

В ряде научных публикаций изъятие ценных бумаг из обращения и возврат средств квалифицируется как реституция. Данное мнение справедливо только в случае применения таких последствий в отношениях между эмитентом и первыми приобретателями, непосредственно связанными договорами размещения ценных бумаг. По смыслу 167 и последующих статей Гражданского кодекса Российской Федерации реституция применяется только между сторонами по сделке. Приобретая ценные бумаги в процессе обращения, инвестор заключает договор с предыдущим их владельцем. Договорные отношения при этом между эмитентом и таким инвестором отсутствуют. В этом случае отсутствуют все необходимые признаки реституции.

Восстановительные последствия признания выпуска ценных бумаг недействительными возникают только для владельцев ценных бумаг они получают от эмитента средства инвестирования. Владелец ценной бумаги перестает быть таковым, утрачивает права, удостоверенные ценной бумагой и вместе с этим становится кредитором по отношению к эмитенту-должнику, приобретая право требовать возврата средств инвестирования и возмещения убытков. Эмитенты получают ценные бумаги, подлежащие аннулированию. По этой причине такие ценные бумаги утрачивают свою имущественную ценность и способность быть объектом гражданского оборота.

Процедура возвращения имущества предусмотрена Положением о порядке возврата владельцам ценных бумаг денежных средств (иного имущества), полученных эмитентом в счет оплаты ценных бумаг, выпуск которых признан несостоявшимся или недействительным, утвержденным постановлением ФКЦБ России № 36.

Вот основные положения изъятия ценных бумаг из обращения и возврата средств инвестирования:

- организация изъятия ценных бумаг из обращения и возвращения средств инвестирования (включая определение размера сумм возвращаемых средств инвестирования) осуществляется эмитентом самостоятельно;
- средства инвестирования подлежат возврату в размере фактически оплаченных ценных бумаг, полученных эмитентом при их размещении;
- возврат средств инвестирования осуществляется только в денежной форме;
- эмитент обязан осуществить возврат средств инвестирования только после изъятия ценных бумаг из обращения и их аннулирования.

Отдельные указанные положения заслуживают критики. Так, например, возврат средств инвестирования исключительно деньгами необоснованно ограничивает эмитента и инвестора в выборе формы компенсации. Известно, что согласно пункту 2 статьи 34 Федерального закона «Об акционерных обществах» оплата акций может осуществляться деньгами, ценными бумагами, другими вещами или имущественными правами, имеющими денежную оценку. Инвестор, оплативший при размещении акции, допустим, уникальным оборудованием возможно предпочел бы вернуть его в натуре, а не в виде денежной компенсации. Для эмитента возврат значительных сумм «живыми» деньгами может стать причиной серьезного ухудшения финансового состояния, а в отдельных случаях способно повлечь банкротство юридического лица.

Актуальными остаются проблемы, возникающие в случае аннулирования государственной регистрации выпуска срочных ценных бумаг, по которым эмитент уже исполнил свои обязательства. Например, юридическое лицо эмитировало выпуск облигаций и по истечении их срока обращения выплатило владельцам номинальную сумму и проценты. Последствием такого исполнения прав является погашение облигаций, то есть исчезновение их как объектов гражданского права. В этом случае аннулирование по истечении большого срока государственной регистрации выпуска облигаций лишено практического смысла и будет только порождать непреодолимые проблемы для эмитента и облигационеров. Для эмитента это будет означать необходимость изъятия из обращения уже несуществующих ценных бумаг (что само по себе с юридической точки зрения абсурдно) и возврат полученных им денежных средств. Для облигационеров возврат полученных от эмитента процентов также нежелателен.

Кроме того, неурегулированными в законодательстве остаются правовые аспекты возврата средств инвестирования по ценным бумагам, рост курсовой стоимости которых превысил цену размещения. Как уже указывалось выше эмитент обязан по закону вернуть средства инвестирования в размере полученных им сумм при размещении. Вполне допустима следующая ситуация. Эмитент разместил ценные бумаги по 1 рублю, по истечении определенного срока рыночная цена достигла 10 рублей. Именно по такой цене их купил последний приобретатель перед аннулированием государственной регистрации выпуска. В этом случае эмитент обязан в порядке возврата средств инвестирования возместить инвестору только 1 рубль.

Остающиеся при этом 9 рублей, очевидно, имеют характер убытков, причиненных неправомерными действиями эмитента, ставших основанием аннулирования. Взыскание этих убытков для инвестора осложняется отсутствием четкого указания об этом в законе и проблемами доказывания размера убытков.

Примечательно, что в последнее время существенно увеличилось количество споров о признании выпуска ценных бумаг недействительным. Примером этого могут служить конфликтные ситуации с эмиссией таких крупных российских акционерных обществ, как ОАО «Ленинградский металлический завод», ОАО «Орско-Халиловский металлургический комбинат», ОАО «Красноярская ГЭС», ОАО «Нижнетагильский металлургический комбинат», ОАО «Северная нефть» и др. Как правило истинной причиной возникновения этих споров является попытка путем признания выпуска ценных бумаг недействительным установить контроль над привлекательными эмитентами. В этих случаях фактически происходит подмена целей этой меры гражданско правовой охраны.

Более всего в таких процессах настораживает неопределенность в следующем вопросе, который неизбежно возникает как следствие признания недействительным выпуска акций. Не ясным остается юридическая судьба всех решений общего собрания акционеров, в которых принимали участие аннулированные позднее акции. В законодательстве Российской Федерации этот вопрос не урегулирован. Но можно предположить, что такие решения (особенно в случае участия крупного аннулированного пакета акций, способного повлиять на результаты голосования) также могут быть признаны недействительными.

Самая опасная с юридической точки зрения логическая цепь рассуждений выглядит следующим образом. Аннулируется контрольный пакет акций, допустим, через год после регистрации выпуска. Далее оспаривается законность решений общего собрания акционеров, в которых принимал участие аннулированный пакет акций. После этого, не исключается признание недействительным и полномочий органов управления акционерным обществом, включая полномочия генерального директора. В конечном счете это может стать основой для оспаривания любых гражданско-правовых сделок, совершенных таким руководителем. Понятно, что подобные процессы подрывают основу стабильности гражданского оборота, значительно повышают предпринимательский риск. Это может крайне негативно повлиять на развитие экономики России.

Выше уже отмечалось, что признание выпуска ценных бумаг недействительным влечет по инициативе отдельных заинтересованных лиц возникновение негативных последствий для всех без исключения владельцев ценных бумаг определенного выпуска. В связи с этим в литературе верно отмечается, что признание выпуска ценных бумаг недействительным по иску нескольких инвесторов влечет охранительные последствия, по каким-либо причинам нежелательные для другой части инвесторов. Далее делается вывод о том, что защита гражданских прав помимо воли управомоченных субъектов, противоречит началам гражданского права и вследствие этого недопустима.

Данный категоричный вывод не является бесспорным. Попытаемся соотнести признание выпуска ценных бумаг недействительным с общими началами гражданского права и прежде всего с принципом диспозитивности. Его содержание главным образом раскрывается в пункте 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации: граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе.

Диспозитивность в области материального гражданского права предопределяет и диспозитивный характер гражданских процессуальных правоотношений. Участники гражданского оборота самостоятельно распоряжаются процессуальными средствами защиты своего права, в том числе путем предъявления требований в суд.

Традиционные способы защиты нарушенного гражданского права в части возникновения негативных последствий затрагивают интересы непосредственных участников спорных правоотношений или строго ограниченного круга лиц. Это относится к признанию права собственности на имущество, возмещения убытков и т.д. В этих случаях заинтересованные лица по своему усмотрению решают вопросы обращения в суд. Однако отдельные способы защиты, предусмотренные законодательством, при их осуществлении неизбежно приводят к возникновению охранительного эффекта помимо воли остальных управомоченных субъектов. Примером этого может служить признание недействительным ненормативного акта государственного или иного органа, или принудительная ликвидация юридического лица.

В этих случаях закон допускает защиту нарушенного права отдельного лица без согласия и даже вопреки воли всех заинтересованных субъектов. Подобные способы защиты прямо предусмотрены законом и нет оснований утверждать, что они противоречат основам гражданского права. Скорее эти примеры еще раз демонстрируют известный отход законодателя от традиционного частноправового принципа диспозитивности и проникновение публично-правового элемента в наиболее важные и социально значимые гражданские правоотношения, которые нуждаются в повышенной правовой охране (особенно это заметно при защите интересов неопределенного круга лиц государственными уполномоченными органами в судебном порядке). К сфере указанных отношений безусловно относится и рынок ценных бумаг. Поэтому мы не видим законодательных или теоретических причин не использовать такой способ защиты гражданского права как признание выпуска ценных бумаг недействительным.

Совершенно другой аспект признания выпуска ценных бумаг недействительным лежит в плоскости целесообразности. Выше уже было убедительно доказано, что экономический результат применения такого способа защиты права для инвестора сомнителен. Реальный восстановительный эффект от возврата средств инвестирования для владельцев ценных бумаг несоизмерим с их общими потерями и расходами.

Кроме этого, интересы многочисленных владельцев ценных бумаг одного выпуска и их направленность могут не совпадать с инициативой отдельных инвесторов. Все чаще признание выпуска ценных бумаг недействительным используется исключительно как средство усиления контроля за эмитентом или передела сфер влияния.

Все это может привести к тому, что массовое признание выпусков ценных бумаг недействительными превысит общественную вредность правонарушения, ставшего причиной применения охранительных мер. Соблюдение основополагающего правового принципа соразмерности в этом случае будет нарушено, а цели частноправового регулирования не достигнуты.

В этой связи уместно привести факт из истории принятия Закона США о ценных бумагах 1933 г. (Securittus Act of 1933). В первоначальной редакции статья 6 проекта предусматривала возможность аннулирования регистрации выпуска ценных бумаг в случае обнаружения в деятельности эмитента каких-либо нарушений существующих норм и положений. Но в последующем члены Конгресса под давлением аргументов о том, что делать с деньгами, собранными в ходе публичной подписки, аннулированной уже после направления средств на развитие бизнеса, согласились об исключении этой нормы из последующих редакций проекта. В современной практике США в случае нарушения порядка осуществления эмиссии, инвестор имеет возможность защитить свое право путем подачи иска о взыскании убытков. Российская действительность демонстрирует неэффективность, а в некоторых случаях и опасность признания выпусков ценных бумаг недействительными уже не только в теории или на основе изучения чужой истории, но и на собственном опыте.

Вышесказанное позволяет сформулировать следующие варианты совершенствования законодательства в сфере применения мер признания выпусков ценных бумаг недействительными.

Во-первых, можно предложить вообще отказаться от использования такого способа защиты нарушенного гражданского права, прямо предусмотрев в законе право каждого владельца ценных бумаг обращаться в суд с требованием о возмещении причиненных ему убытков. Внесение законодательного изменения о недопустимости отмены или признания недействительным итогов эмиссии ценных бумаг после регистрации отчета уже высказывалось в литературе. В других исследованиях справедливо указывается, что без этого не удастся существенно улучшить инвестиционный климат в России. Однако отказ от такого способа защиты без установления права инвесторов на возмещение убытков выглядит недостаточным.

Являясь универсальным способом защиты, взыскание убытков, как правило, позволяет обеспечить полное и всестороннее восстановление положения, существовавшего до нарушения, или справедливую компенсацию инвестору. Интересы остальных владельцев ценных бумаг при этом не затрагиваются, а юридическая судьба ранее исполненного по ценной бумаге (частично осуществленных прав из нее) не будет поставлена под сомнение. Стабильность гражданского оборота при этом будет сохранена.

Кроме этого, взыскание убытков является по сравнению с признанием выпуска ценных бумаг недействительным более оперативной и экономичной мерой защиты. Признание выпуска ценных бумаг недействительным является скорее мерой пресечения. Непосредственно после ее применения инвестор не получает средства инвестирования. Восстановительный эффект для него достигается только при реальном возврате средств инвестирования, что требует дополнительных времени и затрат. В отличие от этого возмещение убытков происходит более оперативно.

Дополнительно следует рассмотреть возможность усиления защиты прав инвесторов путем допустимости использования иска о признании эмиссии недобросовестной. Удовлетворение таких требований не должно непосредственно влечь правовые последствия. Значение судебного решения следует ограничить возможностью использования установленных им преюдициальных фактов в последующих индивидуальных спорах о гражданско-правовых последствиях для инвесторов. Подобная модель предусмотрена статьей 46 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» и может быть применена в целях защиты прав инвесторов.

Второе предложение касается следующего. Допустимо оставить в законодательстве признание выпуска ценных бумаг недействительным. Но в этом случае такой способ защиты должен получить предельно четкие и ясные основания, лишенные формальности и ориентированные на существенные нарушения частного (или как исключение публичного) интереса.

Далее, следует придать этому способу защиты статус исключительности. Это означает, что суд должен прибегать к признанию выпуска ценных бумаг недействительным только как к крайней мере, когда все иные допустимые способы защиты (признание сделок недействительными, применение реституции по ничтожным сделкам, возмещение убытков) не могут быть осуществлены или не способны реально восстановить интересы инвестора.

Еще одним обязательным условием признания выпуска ценных бумаг недействительным должен быть существенный интерес лица, управомоченного обращаться в суд. Представляется недопустимым, когда владелец одной ценной бумаги (или незначительного их количества) предъявляет требование о признании многотысячного выпуска ценных бумаг недействительным. Следует использовать уже известные законодательству ограничительные конструкции, согласно котором само возникновение права на иск обусловлено наличием определенного количества акций (см. статью 71 Федерального закона «Об акционерных обществах»), а суд вправе даже при наличии нарушений отказать в удовлетворении иска при условии отсутствия существенных нарушений и убытков (статья 49 этого же закона).

Эти положения проверены практикой и получили положительную правоприменительную оценку. С их учетом можно предложить следующее изменение в Федеральный закон «О рынке ценных бумаг».

«Владелец ценной бумаги (владельцы ценных бумаг), владеющий в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных ценных бумаг эмитента, вправе обратиться в суд с требованием о признании выпуска ценных бумаг недействительным. Суд вправе с учетом всех обстоятельств дела отказать в удовлетворении иска, если допущенные нарушения не являются существенными и не повлекли причинения убытков данному владельцу ценных бумаг (владельцам ценных бумаг) или если он имеет реальную возможность защитить свои нарушенные гражданские права иными способами, предусмотренными законодательством».

Суд после исследования всех обстоятельств должен установить, что именно признание выпуска ценных бумаг недействительным наиболее полно удовлетворит интересы инвесторов и эта мера сопоставима по своей интенсивности и функциональной направленности с характером и степенью нарушенных интересов. На наш взгляд, такой подход позволит обеспечить надлежащую охрану прав инвесторов.

Кроме этого, следует:

- запретить признание недействительными выпусков ценных бумаг, права по которым уже исполнены (в этом случае станет невозможным, например, аннулировать государственную регистрацию выпусков облигаций, по которым права уже осуществлены облигационерами);
- четко определиться с юридической судьбой тех решений общих собраний акционеров, в принятии которых участвовали акции выпуска, признанного позднее недействительным. Соблюдение принципа стабильности гражданского оборота диктуют необходимость запрета на лишение таких решений юридической силы;
- однозначно решить вопрос о последствиях признания несостоявшимся или недействительным единственного выпуска акций при учреждении акционерного общества. Отсутствие выпуска акций у общества следует, очевидно, рассматривать как нарушение требований законодательства о наличии уставного капитала. Это может быть основанием для принудительной ликвидации юридического лица. Но в этом случае не совсем ясно кто будет осуществлять процесс ликвидации: нет акций нет акционеров, следовательно, нет и высшего органа управления общего собрания акционеров, в компетенцию которого входит вопрос о создании ликвидационной комиссии.

Другой мерой гражданско-правовой охраны, направленной на восстановление имущественного положения управомоченного субъекта, является обязанность эмитента выкупить ценные бумаги, размещенные сверх зарегистрированного количества. Согласно статье 26 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» в случае нарушения, выражающегося в выпуске ценных бумаг в обращение сверх объявленного в проспекте эмиссии, эмитент обязан обеспечить выкуп и погашение ценных бумаг, выпущенного в обращение сверх количества, объявленного к выпуску. Законодатель также предусмотрел последствие неисполнения эмитентом предусмотренной законом юридической обязанности: если эмитент в течение двух месяцев не обеспечит выкуп и погашение ценных бумаг, выпущенных в обращение сверх количества, объявленного к выпуску, то ФКЦБ России вправе обратиться в суд о взыскании средств, неосновательно полученных.

Сам факт размещения ценных бумаг сверх зарегистрированного количества может быть квалифицирован как нарушение эмитентом в ходе эмиссии требований законодательства и соответственно основанием для признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным. Это неминуемо существенным образом затронет права всех владельцев ценных бумаг выпуска, что чаще всего является неоправданным. Размещение излишних ценных бумаг может стать следствием технической ошибки эмитента или его регистратора, которая может быть оперативно устранена. Возможно, по этим причинам законодатель хотя и в неявной форме определил последствием размещения излишнего количества ценных бумаг именно их выкуп, меру по своим последствиям для инвесторов и эмитента менее интенсивную, чем признание выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным.

Устанавливая юридический запрет на выпуск в обращение количества ценных бумаг сверх объявленного, законодатель преследовал цель защиты прав владельцев ценных бумаг. ФКЦБ России имеет право обратиться в суд с требованием взыскания средств в пользу таких владельцев. Эта мера также носит односторонний восстановительный характер исключительно для владельцев ценных бумаг, размещенных сверх зарегистрированного количества. Эмитент обязан погасить выкупленные ценные бумаги, что влечет прекращение их существования как объекта гражданских прав.

История дореволюционного фондового рынка знает иной пример контроля за соотношением количества выпущенных и размещенных ценных бумаг. Во второй половине XIX века в России в качестве меры государственной поддержки отечественных акционерных компаний широко практиковалась выдача обеспечения в виде государственной гарантии платежей по выпущенным ими процентным ценным бумагам. Данная мера значительно снижала риск неисполнения эмитентом своих обязательств по ценной бумаге и способствовала повышению привлекательности российских ценных бумаг в первую очередь у иностранных инвесторов. В феврале 1867 г. министр финансов утвердил «Правила о наложении Правительственного штемпеля, а также грифа уполномоченного от Правительства лица на процентные бумаги акционерных и других обществ».

Штемпель с изображением государственного герба накладывался на ценные бумаги и обозначал обеспечение правительством оплаты процентов и погашения данных бумаг в соответствии с уставами обществ. Наложение грифа «уполномоченного от правительства лица» удостоверяло, что количество выпущенных в обращение ценных бумаг не превышало пределов, установленных уставом общества. Правления акционерных обществ перед началом эмиссии должны были сообщить министру финансов количество ценных бумаг, их номера и номинальную стоимость. Наложение грифа происходило после получения указания от министра финансов о количестве разрешенных к выпуску ценных бумаг.

Наложение грифа с первых этапов эмиссии не допускало возникновения превышения количества размещенных ценных бумаг. Предварительный характер этого способа контроля выгодно отличается от ныне существующего, который направлен на устранение уже допущенного нарушения, а не на его предупреждение.

В соответствии с последним абзацем статьи 26 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» средства, полученные эмитентом за счет размещения ценных бумаг сверх зарегистрированного количества, квалифицируются как неосновательно полученные. В связи с этим возникает вопрос о правомерности такой квалификации.

Правовое регулирование обязательств, возникающих из неосновательного обогащения (кондикционные обязательства), предусмотрено главой 60 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно статье 1102 этого Кодекса лицо, которое без установленных законом, или иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество. Таким образом, легальными условиями возникновения обязательств из неосновательного обогащения являются следующие: одно лицо приобретает или сберегает имущество за счет другого; имущество приобретается или сберегается без предусмотренных законом оснований.

Очевидно, что в нашем случае отсутствуют оба указанных условия, поскольку, во-первых, приобретение имущества одним лицом за счет другого означает увеличение объема имущества у одного лица и одновременное уменьшение его объема у другого. Приобретение предполагает количественные приращения имущества, повышение его стоимости без произведения соответствующих затрат приобретателем. Данное условие отсутствует в рассматриваемом нами случае. Эмитент в счет оплаты передает инвестору реальный объект гражданского оборота, имеющий определенную стоимость ценные бумаги. Нет необходимого элемента возникновения обязательств из неосновательного обогащения отсутствие имущественного встречного удовлетворения.

Во-вторых, основанием для приобретения излишних ценных бумаг является договор, заключенный в процессе размещения. Поскольку существует основание передачи прав на ценную бумагу, это не может повлечь возникновение обязательств из неосновательного обогащения. Поэтому можно сделать вывод об отсутствии оснований для возникновения кондикционных обязательств при размещении ценных бумаг сверх зарегистрированного количества.

тема

документ Операции банка с ценными бумагами
документ Рынки ценных бумаг
документ Рынок ценных бумаг
документ Ценные бумаги
документ Эмиссия



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Налог на профессиональный доход с 2019 года
Цены на топливо в 2019 году
Самые высокооплачиваемые профессии в 2019 году
Скачок цен на продукты в 2019 году
Бухгалтерские изменения в 2019 году

Налоговые изменения в 2019 году
Изменения для юристов в 2019 году
Изменения для ИП в 2019 году
Изменения в трудовом законодательстве в 2019 году
Административная ответственность в 2019 году
Алименты в 2019 году
Банкротство в 2019 году
Бизнес-планы 2019 года
Взносы в ПФР в 2019 году
Вид на жительство в 2019 году
Бухгалтерский учет в 2019 году
Выходное пособие в 2019 году
Бухгалтерская отчетность 2019
Государственные закупки 2019
Изменения в 2019 году
Бухгалтерский баланс 2019
Начисление заработной платы
ОСНО
Брокеру
Недвижимость


©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты