Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Предпринимателю » Предмет договора комиссии

Предмет договора комиссии

Договор комиссии

Вернуться назад на Договор комиссии

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

Предмет договора служит одним из критериев, по которым определяется достижение сторонами соглашения, порождающего обязательственные отношения между этими сторонами. Достижение соглашения в том виде и с той степенью конкретизации, как это требуется правопорядком для целей обеспечения юридической защиты возникающих отношений. Несогласованность предмета договора не позволяет ни одной из сторон реализовать свои требования к другой стороне, а значит, в конечном счете, достигнуть экономических целей той или иной имущественной операции.

Развитие имущественных отношений в нашей стране, происшедшее в связи со сменой экономического уклада, привело к значительному росту посреднических операций в гражданском обороте. Поскольку договор комиссии представляет собой один из способов включения посредника в отношения сторон, между которыми происходит товарообмен, возросший интерес к этому виду договоров вполне оправдан. Существует ряд обстоятельств, влияние которых определяет обращение сторон именно к комиссионной модели договорных отношений.


В числе этих обстоятельств можно назвать лучшее знакомство комиссионера с условиями деятельности на том рынке, выход на который с помощью комиссионера предпринимает комитент; доверие, или кредит, которое оказывают комиссионеру участники оборота и на которое не может рассчитывать незнакомый на данном рынке комитент; желание комитента сохранить свое имя в тайне для будущих покупателей товара и многие другие.

Как отмечал Г.Ф. Шершеневич, исследуя причины возникновения и широкого распространения договора комиссии в дореволюционном имущественном обороте, стремление к расширению района деятельности, обнаруживаемое торговыми предприятиями, придало особое экономическое значение договору комиссии. В погоне за рынком сбыта было замечено, что содействие комиссионеров часто бывает полезнее участия лиц, работающих на условиях трудового договора.

Уже самый первый взгляд на предмет договора комиссии позволяет сделать заключение, что данный договор представляет собой весьма своеобразное явление. С одной стороны, законодатель говорит о вещах (п. 1 ст. 996 ГК РФ) или о товарах (п. 2 ст. 990 ГК РФ) как о предмете комиссии. С другой стороны, в определении этого договора (п. 1 ст. 990 ГК РФ) вещи не указаны, и сам договор по уже сложившейся традиции типологизируется в литературе в качестве договора на оказание услуг по заключению сделок одним лицом за счет другого, т.е. его предметом являются действия, а не материальные объекты.

Отмеченный своеобразный дуализм в понимании предмета договора комиссии послужил основой для такой структуры изложения материала, при которой свое отражение помимо общетеоретических проблем получают вопросы сделок, составляющих сущность действий комиссионера, и вопросы, относящиеся к вещам, сделки с которыми поручаются комиссионеру.

Рассмотрим договор в его понимании как сделки (соглашения двух или более лиц). Договорные условия, составляющие содержание договора, принято объединять в определенные группы. Традиционно выделяют три группы условий: существенные, обычные и случайные. Обычными признают условия, закрепленные в правовых нормах, которые распространяются на договорные отношения соответствующего вида или на все договоры вообще. Случайными считают условия, которые не являются ни необходимыми, ни обычными частями договора и входят в его содержание лишь тогда, когда того пожелают стороны. Наибольшее значение имеют, вне всяких сомнений, существенные условия. Под существенными закон понимает те условия, согласование которых сторонами необходимо и, с другой стороны, достаточно для признания договора заключенным (п. 1 ст. 432 ГК РФ). Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Есть основания утверждать, что существенный характер условий договора - неоднозначное понятие. Любое условие заключенного договора, зафиксированного в каком-либо документе, можно отнести к существенным по тому или другому признаку: какие-то условия составляют предмет договора, другие - существенные в силу природы договора или прямого указания закона, остальные - существенные по третьему признаку, так как они появились в договоре по заявлению одной из сторон, поскольку иного способа появления в договоре каких-либо условий просто нет (это противоречит определению договора как соглашения лиц). Следовательно, дифференциация условий договора на существенные, обычные и случайные происходит не на основании действующего закона, а в рамках доктринальных разработок и имеет в виду договор как правоотношение. Например, условие о делькредере в договоре комиссии под таким углом зрения является случайным в состоявшемся договоре, даже если по заявлению, предположим комитента, по поводу этого условия стороны достигли соглашения, т.е. условие было существенным с точки зрения ГК РФ к моменту заключения договора.

Можно выдвинуть тезис, что сама категория существенных условий согласно действующему законодательству имеет значение лишь на стадии заключения договора, т.е. стадии возникновения договорного обязательства.

Иначе рассматривает данный вопрос В.В. Витрянский. С его точки зрения, в договоре-правоотношении есть определимые существенные условия, отсутствие соглашения сторон по которым при заключении договора восполняется диспозитивными нормами закона. Автор высказывается против - и в этом мы с ним полностью согласны - определения существенных условий договора как условий, отсутствие которых в тексте договора влечет признание его незаключенным. Такое определение логически порочно, поскольку в этом случае явление определяется посредством указания на последствия его отсутствия. В.В. Витрянский приходит к выводу, что в заключенном договоре для его сторон нет условий обычных или случайных, основных или второстепенных. "Таким образом, все условия заключенного договора являются существенными!". Нам остается лишь добавить, что этот вывод полностью применим к договору-сделке (соглашению лиц), как мы указали ранее.

Подход к вопросу о предмете договора в контексте договора как правоотношения мы расцениваем как не основанный на нормах закона. Действительно, все условия договора-сделки, в том числе условие о предмете, определяют содержание обязательства, или, иначе, договора-правоотношения, возникающего из этого договора-сделки. Однако условие о предмете, относимое законом при любых обстоятельствах к числу существенных, имеет значение - как любое "существенное" условие и именно в этом качестве существенного условия - лишь на стадии возникновения договорного обязательства, т.е. при совершении договора-сделки. Впоследствии у возникшего договорного обязательства выделяются элементы, в число которых включаются: субъекты, объект, содержание (права и обязанности), санкция. Как видим, в качестве элемента договорного обязательства предмет особо не выделяется, что, с нашей точки зрения, является правильным.

Мы предвидим возражения, что предмет как существенное условие договора-сделки является одновременно и объектом договорного обязательства, в таком виде входя в состав элементов обязательства (договора-правоотношения). В защиту отстаиваемой точки зрения следует заметить, что согласно наиболее распространенному взгляду на объект правоотношения таковым признается поведение обязанных лиц. Даже когда сторонники этого подхода придают определенное значение внешним предметам, на которые направлено или воздействует поведение людей ("материальный объект" обязательства, по терминологии О.С. Иоффе), определяющее значение они сохраняют за поведением участников обязательства. Наиболее часто обязанными лицами в договоре-правоотношении являются обе его стороны, а такие так называемые односторонние договоры, как договор займа и ряд других, нетипичны для оборота в целом. Поскольку обязанными лицами являются обе стороны, поведение обеих сторон составляет объект договора-правоотношения, в каких бы действиях оно ни выражалось.

По-видимому, под предметом договора целесообразно понимать действия его будущих сторон, которые им надо согласовать для того, чтобы возникла определенность их будущих отношений и, как следствие, само обязательство. Действия, взятые с точки зрения их сущности. Таким образом, объект обязательства - более широкое понятие и играет роль только для договора-правоотношения. Напротив, предмет договора как научная и законодательная категория "работает" только для договора-сделки. Например, действия продавца по гарантийному ремонту товара будут объектом договорного обязательства, но они не являются предметом договора в смысле ст. 432 ГК РФ и не подлежат согласованию. Одновременно все действия сторон, подразумеваемые как предмет договора, признаются объектом обязательства из этого договора.

Когда в обязательстве присутствует материальный объект, например вещь, то действие по передаче этой вещи определяется главным образом через признаки этой вещи. Вещь предстает в качестве предмета договора, однако следует различать сущность явления и видимость, порождаемую этим явлением.

В диспозитивных нормах закон предусматривает, как должна происходить передача вещи - в каком месте, в какой срок и т.д. Именно поэтому индивидуализация самой вещи или определение вида и количества вещей имеет основополагающее значение для самого действия по передаче, которое будет носить уже вторичный характер. Это приводит к тому, что вещи выступают на первый план и за ними начинает признаваться характер объекта права. Отличие договора на оказание услуг от договоров на передачу имущества в том и состоит, что действия обязанного лица индивидуализируются не посредством указания на вещь, а иным способом, хотя вещи могут играть определенную роль и при оказании услуг. Даже если свои действия услугодатель должен производить с вещью, а значит, эту вещь необходимо индивидуализировать, основную нагрузку несут именно действия услугодателя с этой вещью.

Можно заметить определенную непоследовательность законодателя в использовании термина "предмет договора". В одном случае вещь или иное имущество называется предметом (например, залога - ст. 336 ГК РФ), в другом - объектом (например, при аренде - ст. 607 ГК РФ). В обоих случаях, надо полагать, договор понимается как правоотношение. При этом в последнем случае, говоря об объектах аренды, законодатель устанавливает правила о необходимости индивидуализации имущества, подлежащего передаче арендатору (п. 3 ст. 607 ГК РФ). При отсутствии соглашения об этом имуществе договор не считается заключенным. Если проанализировать подобное регулирование под углом зрения ст. 432 ГК РФ, то условие об объекте аренды сводится к условию о предмете договора. К аналогичным выводам - что предметом договора купли-продажи, прямо не названным таковым в законе, является товар, предметом договора аренды являются объекты аренды и т.п. - приходит М.И. Брагинский.

С учетом поправки, приводимой ранее, что предметом являются все же действия арендодателя, предоставляющего объект аренды, но эти действия, будучи урегулированы диспозитивными нормами, отходят на второй план. Индивидуализация того, что должен предпринять должник, производится путем указания на имущество (вещи), а не путем указания на его действия, поскольку последние типичны (не имеют индивидуализирующего характера). Когда по двум разным договорам аренды передаются письменный стол и автомобиль, для заключения соглашения требуется согласовать (индивидуально определить) эти объекты. Действия же по передаче письменного стола и автомобиля будут разноплановыми, но они определимы и сами по себе не индивидуализируют договор. Несогласование этих условий не создает сомнения в том, о чем заключен договор и в чем состоят обязанности сторон, как это происходит при недостаточно определенном согласовании самого имущества.

Приведем еще пример. Для заключения договора доверительного управления имуществом необходимо в силу ст. 1016 ГК РФ согласовать следующие условия, прямо названные существенными в Законе: состав имущества, передаваемого в доверительное управление; наименование выгодоприобретателя; размер и форму вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором; срок действия договора. Можно предположить, что условием о предмете договора, в смысле ст. 432 ГК РФ, законодатель считал условие о передаваемом в доверительное управление имуществе - объекте доверительного управления. Именно имущество надо согласовать сторонам, избравшим договорный тип доверительного управления, без чего иные договорные условия, в том числе иные существенные условия, не будут иметь никакого смысла. Этот же пример хорошо демонстрирует отличие предмета договора, понимаемого как действия, от иных существенных условий, которые находятся в иной плоскости: размер вознаграждения, наименование выгодоприобретателя, срок действия договора.

Поскольку мы решили считать предметом договора доверительного управления, как и любого другого, действия сторон, то при отсутствии в договоре каких-либо ограничений в отношении этих действий мы вынуждены будем признать, что в какой-то степени предмет договора определим (любые действия по управлению), т.е. сторонам не обязательно согласовывать сами действия, достаточно лишь употребить общий термин "доверительное управление". Окончательная определенность появляется при согласовании имущества - объекта управления.

На наш взгляд, можно выделить два варианта решения вопроса о сущности предмета договора. Во-первых, мы можем исходить из "неоднородности" предмета договора, находящей отражение в законе, - например, в договоре купли-продажи им будет товар, в договоре подряда - деятельность подрядчика и ее результат, в договоре на оказание услуг, не приводящих к возникновению материального результата, - только деятельность услугодателя. Во-вторых, как уже было указано выше, предметом можно назвать действия сторон договора, составляющие его сущность, доведенные до необходимой степени конкретизации.

Второй подход можно определить как предпочтительный. Как отмечает В.В. Витрянский, среди всех условий всякого договора необходимо выделять те условия, которые составляют видообразующие признаки соответствующего договорного обязательства и потому включаются законодателем в самоопределение того или иного договора. Такие условия, бесспорно, являются существенными условиями договора, ибо, называя их (включая в определение договора), законодатель тем самым дает понять, что указанные условия необходимы для данного вида договорного обязательства <*>. Однако автор, как видим, не называет такие условия условиями о предмете договора. Мы же склонны их рассматривать именно в качестве таковых.

У того же ученого мы встречаем утверждение, с которым полностью согласны, - предмет договора купли-продажи назван в определении этого договора. Это заключение не означает, что цена отождествляется с предметом договора. В предмет договора входят действия покупателя по уплате цены, его обязанность уплатить. При таком подходе нельзя отдельно говорить о выборе определенного типа сделки в отрыве от предмета договора. Особенно наглядно это можно продемонстрировать на примере так называемых непоименованных в особенной части ГК РФ договоров, когда нет соответствия установленному в законе типу. Можно сколь угодно подробно идентифицировать какую-либо вещь, считая ее предметом договора, но пока будут неясны действия должника с этой вещью - переработка, перевозка, хранение и пр., - предмет договора не согласован.

Поскольку мы придерживаемся взглядов на предмет договора как на некое однородное для разных видов договоров явление, целесообразно признать, что избрание при вступлении в договорные отношения определенного типа договоров означает согласование, если можно так выразиться, предмета договора в абстрактном виде, т.е. вида действий сторон договора, - например таких действий, как уплата вознаграждения комитентом и приводящее к возникновению правового результата для комитента совершение комиссионером одной или нескольких сделок, если избран договор комиссии. Конкретно же предмет такого договора будет определен сторонами при согласовании вида и всех существенных условий поручаемых комиссионеру сделок. Действия комитента станут совершенно определенными с точки зрения права и достаточными для возникновения договора комиссии, поскольку иные характеристики этого действия комиссионера, как-то: действие в точном соответствии с указаниями комитента, представление отчета, передача всего полученного по сделке и др. - определимы в силу диспозитивных норм закона. Детализация действий комитента не требуется вообще, поскольку порядок уплаты вознаграждения, а также подлежащие передаче денежные средства как универсальный объект установлены правопорядком в диспозитивных нормах закона.

Ввиду наличия в подавляющем большинстве возмездных договоров встречного предоставления в виде уплаты определенной денежной суммы обязанность уплаты цены не может индивидуализировать тот или иной договор. Окончательная индивидуализация, или типизация, договора может быть проведена лишь по признакам действия той стороны, которая получает от другой денежные средства в качестве эквивалента за собственные действия, заключающиеся в передаче вещей (в пользование или в собственность), выполнении работ, оказании услуг. Предмет договора предстает либо как определенное имущество в обязательствах на передачу имущества, либо как действия исполнителя, если мы рассматриваем договоры на оказание услуг, т.е. проявляется первый из указанных выше подходов. С учетом сделанных оговорок следует признать, что и для него существуют основания в действительности.

Сделки как предмет договора комиссии

Договор комиссии традиционно классифицируют в качестве договора на оказание услуг. При этом в одну группу с ним попадают договоры поручения, хранения, экспедиции. Но чаще классификацию проводят более детально, выделяя среди прочих договоров на оказание услуг договоры на оказание так называемых юридических услуг. К их числу из известных по действующему законодательству договорных типов мы можем отнести комиссию, поручение, агентирование и доверительное управление. Юридический характер услуг, выполняемых обязанным лицом, проистекает из того, что действия (комиссионера, поверенного, агента и доверительного управляющего) по отношению к третьим лицам, дающие наполнение услуге, приводят к возникновению, изменению, прекращению правоотношений или иному правовому результату непосредственно для управомоченного лица (комитента, доверителя, принципала или учредителя управления). Под иным правовым результатом подразумевается переход права собственности (изменений субъекта в правоотношении абсолютного типа), например от третьего лица на комитента при комиссии на покупку.

В Германии отношения между комиссионером и комитентом определяются как возмездное ведение дел (entgeltliche Geschaftsbesorgung). Характерной чертой предмета такого рода договоров является оказание услуги. В этой связи, даже, несмотря на зависимость своего вознаграждения от достижения результата, комиссионер не обещает комитенту предоставить определенный результат своей деятельности, он обязуется лишь осуществлять тщательную деятельность для достижения такового.

В отечественном праве по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента (п. 1 ст. 990 ГК РФ).

Как следует из легального определения, предметом договора, обладающего признаками комиссионного, являются действия комиссионера по совершению одной или нескольких сделок от своего имени, но по поручению и за счет комитента, а также действия комитента по выплате вознаграждения комиссионеру. В более тесном и более распространенном понимании предметом этого договора являются сделки, поручаемые комиссионеру, поскольку действия комитента по уплате вознаграждения не требуют детального согласования.

В дальнейшем под углом зрения на предмет договора комиссии как на действия комиссионера (заключение сделок за счет комитента) мы рассмотрим не только сделки, совершение которых поручается комиссионеру, но и предмет этих сделок, поскольку комиссионеру поручается совершение не абстрактной сделки, например купли-продажи, а сделки купли-продажи определенного товара. Предмет сделки во исполнение комиссионного поручения позволяет индивидуализировать эту сделку, установить ее правовую природу.

Конкретизация поручаемых комиссионеру сделок составляет неотъемлемый признак соглашения сторон о предмете договора комиссии. Вопросы, возникающие в данной связи, будут рассмотрены ниже.

Остановимся на понятии сделки в гражданском праве, поскольку признаки сделки как таковой предопределяют характер тех действий, которые могут быть поручены комиссионеру. Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ). Сущность правовой сделки состоит в том, что в ней проявляется направленная на порождение правового воздействия воля и что, по образному выражению немецкого цивилиста Я. Шаппа, вердикт правопорядка по признанию этой воли осуществляет желаемое правовое оформление. Совершенно справедливо и еще одно замечание того же автора: "Практически закон использует понятие сделки в двойном значении. Сделкой он называет как волеизъявление, так и совокупный правовой состав, в котором отдельное волеизъявление представляет собой лишь составную часть. ...Применяя понятие сделки в первом значении, следует говорить о сделке в узком смысле (сделка как волеизъявление), во втором значении - о сделке в широком смысле (правовая сделка как совокупный состав)". Поскольку мы одобряем изложенный подход к определению сделки, деление сделок на сделки в узком и широком смысле будет встречаться далее по тексту настоящей работы.

Сделкой может считаться только правомерное действие, совершенное в соответствии с требованиями закона. Только правомерный характер сделки, отмечает В.С. Ем, позволяет признать за ней качества юридического факта, порождающего те правовые последствия, наступления которых желают лица, вступающие в сделку, и которые определены законом для данной сделки. Признание в качестве сделки только правомерного действия преобладает в юридической литературе. В тех случаях, когда под видом сделки совершаются неправомерные действия, они могут повлечь за собой лишь специальные правовые последствия, предусмотренные законом для недействительных сделок. Устанавливая в законе основания и последствия признания сделок недействительными, законодатель тем самым указывает на то, что в таких случаях в виде сделки совершены неправомерные действия.

А.Г. Гойхбарг писал: "...предметом договора торговой комиссии могут быть только дозволенные сделки. Если же предметом договора будет поручение заключить сделку противозаконную, например, приобрести невольников, закупить вещи, не разрешенные к продаже, и т.п., - то такой договор, как противный закону, будет недействительным; неисполнение такого поручения комиссионером не влечет за собой его ответственности перед комитентом за убытки, а исполнение его не дает ему права требовать возмещения расходов, комиссионного вознаграждения и т.п.".

Интересное положение договора комиссии в системе других договоров заключается помимо всего прочего в том, что это своеобразная сделка о будущих сделках, следовательно, законность содержания договора комиссии (сделки) проверяется как по содержанию согласованных сторонами условий этого договора, так и по содержанию сделок, входящих в предмет комиссионного поручения. Правомерность, таким образом, должна присутствовать в каждой сделке, поручаемой комиссионеру. Более того, действительность самого договора комиссии зависит от правомерности сделок, входящих в его предмет. Неправомерность сделок, порученных комиссионеру, может проистекать, например, из того, что эти сделки, будучи внешне совершенно законными, приводят к противоправному результату, в частности возникновению права собственности у комитента в обход действующего законодательства.

В практике арбитражных судов была целая серия дел, содержащих в себе интересные основания для признания договора комиссии недействительным. В частности, своим Постановлением N 6247/97 Президиум ВАС РФ удовлетворил иск прокурора Воронежской области в защиту государственных интересов к Российскому фонду федерального имущества, акционерному обществу "Военно-промышленная инвестиционная компания", акционерному обществу закрытого типа "Финансовый центр "Столица", товариществу с ограниченной ответственностью "Фирма "Денэк" и фирме "Ник энд Си Корпорейшн" о признании недействительным договора поручения, договора комиссии, протокола чекового аукциона и о применении последствий недействительности сделок. Такое решение суда было вызвано тем обстоятельством, что в результате целой серии сделок акции одного из предприятий, оборонный заказ которого на момент приватизации составлял более 30% от общего объема выпускаемой продукции, перешли в собственность иностранного инвестора. Между тем решение Правительства РФ о допуске иностранного инвестора к участию в приватизации данного предприятия, которое требовалось на основании п. 10.1 Государственной программы приватизации, не принималось. Иностранный инвестор заключил договор поручения с компанией "Денэк", у этой компании был договор комиссии с АОЗТ "Финансовый центр "Столица", и лишь последнее приобретало на чековом аукционе акции оборонного предприятия. Впоследствии были оформлены передаточные распоряжения на акции от АОЗТ "Финансовый центр "Столица" в пользу компании "Денэк" и далее от компании "Денэк" иностранному инвестору. Как видим, внешне ни сам договор комиссии, ни сделка во исполнение его не содержали в себе ничего противозаконного. Однако результат, к которому привели все эти сделки в совокупности, дал основания Президиуму ВАС РФ признать их недействительными.

Вопрос об изначальной, если можно так выразиться, правомерности порученных комиссионеру сделок, т.е. еще не осуществленных, потенциальных сделок, не следует отождествлять с недействительностью этих сделок уже в актуализированном, а не потенциальном виде. Неправомерный характер будущей сделки должен быть ясен изначально, например, если поручается приобрести какую-либо вещь, изъятую из гражданского оборота. При таких обстоятельствах имеются все основания утверждать о недействительности самого договора комиссии. Напротив, для недействительности уже заключенных сделок существует ряд оснований, о которых ни комитент, ни комиссионер могут не иметь представления при согласовании комиссионного поручения. В частности, сделка может быть недействительна (оспорена) вследствие существенного заблуждения контрагента комиссионера (ст. 178 ГК РФ), т.е. в силу обстоятельства, на которое комиссионер не мог повлиять (если в его действиях не присутствовало вины), и в иных подобных случаях, но это никак не отражается на действительности договора комиссии.

По разным основаниям в литературе сделки классифицируют на:

а) односторонние, двусторонние и многосторонние;
б) возмездные и безвозмездные;
в) реальные и консенсуальные;
г) каузальные и абстрактные.

Следуя указанным классификациям, рассмотрим, все ли из этих видов сделок могут входить в предмет договора комиссии.

В односторонней сделке волю изъявляет лишь одна сторона, по общему правилу односторонняя сделка создает обязанности для лица, ее совершившего. В силу такой сделки какому-либо третьему лицу может быть предоставлено право в отношении изъявившего волю лица, этому праву будет корреспондировать соответствующая обязанность последнего. Согласно ст. 155 ГК РФ односторонняя сделка может создавать обязанности для других лиц лишь в случаях, установленных законом или соглашением с этими лицами.

Анализ норм ГК РФ о договоре комиссии однозначно свидетельствует о необходимости встречных обязанностей у третьего лица по его сделке с комиссионером во исполнение комиссионного поручения. При неисполнении третьим лицом своих обязанностей по сделке с комиссионером, а значит, невозможности для комиссионера передать результат совершенной им сделки комитенту, последний вправе получить права по этой сделке с соблюдением правил об уступке требования (ст. 993 ГК РФ). Таким образом, поскольку по односторонней сделке никаких прав или выгод, которые возможно передать комитенту, комиссионер не получает, односторонние сделки не могут входить в предмет договора комиссии ввиду противоречия существу этого договора, его социально-экономическим основам и всей истории его возникновения.

Для совершения двусторонней (многосторонней) сделки необходимо волеизъявление двух (соответственно более двух) сторон. Всякая сделка, в которой имеется более одной стороны, именуется договором (п. 1 ст. 154 ГК РФ). По двусторонней сделке (договору) права и обязанности могут возникать у любой из сторон, в связи с чем в отношении двусторонних сделок не действуют те возражения, которые были противопоставлены включению односторонних сделок в предмет договора комиссии. Пример договора купли-продажи убедительно свидетельствует в пользу того, что двусторонние сделки могут быть совершены при посредстве комиссионера. Нет препятствий также совершать многосторонние сделки на комиссионных началах, если они отвечают иным критериям, приводимым нами выше.

Рассмотрим возмездные и безвозмездные сделки. Поскольку ни о каком встречном предоставлении при односторонних сделках, как уже отмечалось, говорить не приходится, классификация по признаку возмездности имеет значение лишь для двусторонних сделок (договоров). Возмездный договор можно определить как такой, в котором обе стороны имеют имущественный интерес. Договор с признаками возмездности, как показывает практика (возьмем пример все той же купли-продажи), с полным правом можно отнести к предмету договора комиссии. Гораздо сложнее дело обстоит с безвозмездными договорами. Безвозмездным признается договор, заключенный в интересе исключительно одной стороны, при этом одна из сторон вступает в обязательство, не имея в виду какой-либо хозяйственной выгоды. Классические примеры безвозмездных договоров - ссуда (безвозмездное пользование), безвозмездное хранение и дарение. Могут ли эти или иные безвозмездные договоры входить в предмет комиссионного поручения?

По-видимому, направленность договора комиссии на получение комитентом выгоды в результате действий комиссионера препятствует выступлению комиссионера в таком договоре на той стороне, которая делает имущественное предоставление, не получая ничего взамен (на стороне дарителя, хранителя или ссудодателя), хотя буквальное толкование закона не позволяет сделать такой вывод. Лишь прибегая к системному толкованию норм гл. 51 ГК РФ о договоре комиссии, можно обосновать подобный вывод: поскольку не находят применения правила об исполнении поручения на наиболее выгодных (выгода подразумевает доход) для комитента условиях (ст. 992 ГК РФ), о передаче комиссионером комитенту всего полученного по сделке (ст. 999 ГК РФ) и ряд других, заключение подобных сделок не отвечает регулированию, которое избрал законодатель для комиссионной договорной модели.

Иного мнения придерживается М.И. Брагинский: "В роли тех, кто наделен собственником правом заключать договоры безвозмездного пользования в качестве ссудодателя, может оказаться, в частности, комиссионер, действующий в рамках данного ему поручения". К сожалению, автор не приводит аргументов в пользу своего вывода. Одновременно он указывает, что значительно меньше оснований для выступления в том же качестве доверительного управляющего, имея в виду предоставленное ему право осуществлять любые юридические и фактические действия, но непременно в интересах выгодоприобретателя (п. 2 ст. 1012 ГК). Однако мы не можем сказать, что комиссионер не обязан действовать в интересах комитента. Напротив, согласно ст. 992 ГК РФ принятое на себя поручение комиссионер обязан исполнить на наиболее выгодных для комитента условиях в соответствии с указаниями комитента. Законодатель ведет речь не просто о соблюдении интересов комитента комиссионером, но и о выгодности условий, а выгода всегда, на наш взгляд, связана с прибылью, денежными отношениями. Безвозмездность никак не могла подразумеваться законодателем в этом примере.

Выступление же комиссионера в качестве стороны, которая получает какую-либо выгоду, не производя встречного предоставления (поклажедателя, ссудополучателя или одаряемого), не согласуется с нормами об этих договорах. В частности, ссудополучатель не вправе без согласия ссудодателя передать полученную в пользование вещь третьему лицу, в том числе "комитенту", в противном случае ссудодатель вправе потребовать досрочного расторжения договора (п. 1 ст. 698 ГК РФ). Следовательно, по общему правилу комитент не получит той выгоды (в виде использования определенного имущества), на которую он рассчитывал, прибегнув к услугам комиссионера. Аналогичные соображения могут быть высказаны применительно к договору дарения - комиссионеру не может быть поручено принимать дары, которые поступали бы в собственность комитента, это противоречит лично-доверительному характеру договора дарения. Нетрудно предсказать реакцию дарителя, который узнает, что реально подаренная им комиссионеру вещь перешла к другому лицу, одарить которое он не намеревался. По-видимому, не будет достигнута юридическая цель (кауза) договора дарения и окажутся парализованными все нормы закона, посвященные, в частности, отмене дарения: в силу п. 5 ст. 578 ГК РФ отмена дарения влечет возврат подаренной вещи, если она сохранилась в натуре к моменту отмены дарения. В нашем случае вещь у комиссионера не сохранилась, поскольку, по рассматриваемой нами гипотезе, право собственности на нее приобрел комитент.

Кроме того, заключение таких договоров находится вне контроля комиссионера и целиком зависит от третьих лиц. Все высказанные нами соображения направлены против допущения безвозмездных сделок для их совершения на комиссионных началах и против практического применения комиссионной модели договорных отношений для получения имущественной выгоды в результате безвозмездных сделок.

При решении этого вопроса, как и многих других, мы должны избрать один из подходов. Первый подход может состоять в том, что мы будем рассматривать договор комиссии как универсальное правовое средство для получения какого-либо результата одним лицом (комитентом) в результате деятельности другого лица (комиссионера). В свете этого решения большинство сделок может совершаться с привлечением фигуры комиссионера. В силу противоположного подхода мы признаем, принимая во внимание историю возникновения комиссионных обязательств и их тесную связь с торговлей, что договор комиссии должен иметь своим предметом лишь ограниченный круг сделок: куплю-продажу или иную сделку, носящую оборотный, торговый характер, которая может быть исполнена самим комиссионером без помощи комитента, а также самому комиссионеру, без привнесения каких-либо личностных начал. Второй подход имеет, в нашем понимании ситуации, явное преимущество.

Классификацию сделок на каузальные и абстрактные для целей нашего исследования нельзя признать продуктивной, поскольку она не позволяет прийти к определенному выводу в отношении какого-либо из этих видов сделок. Связанность сделки и ее основания (правовой цели), как в каузальных сделках, либо оторванность сделки от ее основания, как в абстрактных сделках, сами по себе не содержат причин для их отдельного рассмотрения и выделения каких-либо закономерностей именно в связи с отнесением этих сделок к предмету договора комиссии. Оба вида могут в него входить, если конкретная сделка в рамках данного вида не будет противоречить каким-либо иным выделенным здесь нами критериям.

По способу возникновения юридической силы у двусторонней сделки выделяют консенсуальные и реальные сделки. Консенсуальными являются такие сделки, которые порождают права и обязанности у сторон в момент достижения сторонами соглашения. Последующая передача вещи или совершение иного действия осуществляются с целью их исполнения. В противоположность этому для заключения реальной сделки одного соглашения сторон недостаточно. Помимо соглашения сторон в юридическом составе, влекущем возникновение обязательства, должна присутствовать передача вещи или иное действие как самостоятельный юридический факт. По нашему мнению, подразделение сделок на реальные и консенсуальные по способу их заключения и требующемуся для этого юридическому составу не дает возможности оценить обоснованность включения их в предмет комиссионного поручения. Классический пример консенсуальной сделки - купля-продажа является самым распространенным предметом договора комиссии. Вместе с тем наряду со сделкой купли-продажи комиссионеру может поручаться страхование находящегося у комиссионера товара, т.е. по общему правилу реальная сделка (п. 1 ст. 957 ГК РФ). Согласно п. 3 ст. 998 ГК РФ комиссионер, не застраховавший находящееся у него имущество комитента, отвечает за это лишь в случаях, когда комитент предписал ему застраховать имущество за счет комитента либо страхование этого имущества комиссионером предусмотрено договором комиссии или обычаями делового оборота. Комиссионер страхует именно имущество, причем то, которое ему не принадлежит, и делает это за счет комитента.

В качестве особой разновидности сделок иногда выделяют так называемые фидуциарные сделки. В таких сделках личность либо кредитора, либо должника, а чаще любого из них, имеет для другой стороны большое значение. Подобные сделки не могут являться предметом договора комиссии. Помимо противоречия природе комиссионного договора защищаемое нами невключение этих сделок в потенциальный предмет комиссионного поручения основано также на положениях закона о переходе прав кредитора к другому лицу. В силу ст. 383 ГК РФ переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, не допускается. Следовательно, если комиссионер заключит такой договор за счет комитента, то он не сможет уступить комитенту свои права к третьему лицу в случае неисполнения сделки последним. Таким образом, нормы о договоре комиссии вступят в конфликт с общими положениями о замене лиц в обязательстве, а это признак ошибочности отнесения фидуциарных сделок к предмету договора комиссии. В частности, по договору комиссии нельзя обязать комиссионера заключить с третьим лицом договор поручения, в том числе и в силу доверительного характера отношений сторон в этом договоре. Равным образом не могут входить в предмет комиссионного поручения те сделки, которые имеют неразрывную связь с личностью должника, где комиссионер является должником. Иначе правила закона об обязанности комитента освободить комиссионера от обязательств, принятых им на себя перед третьими лицами (абз. 4 ст. 1000 ГК РФ), не будут работать, поскольку комитент не вправе исполнять за комиссионера его обязательства. Примером последнего рода сделок может служить гипотетический авторский договор заказа, где на стороне автора выступает "комиссионер" другого лица.

По классификации, традиционно проводимой в законе и научной литературе, сделка, - а нас интересуют в первую очередь двусторонние сделки, т.е. договоры, - может быть направлена на установление обязательства; она может быть направлена на изменение существующего обязательства (например, соглашение об отсрочке платежа по договору займа, соглашение об изменении пределов поручения, возложенного по договору на данное лицо, и т.д.); наконец, сделка может быть направлена на прекращение существующего обязательства. Для целей настоящей работы такая классификация сделок весьма продуктивна, поскольку в предмет договора комиссии может входить лишь сделка, направленная на установление прав и обязанностей. Комиссионер не может от своего имени совершать какие-либо действия, направленные на изменение либо прекращение уже существующих отношений между комитентом и третьим лицом, с тем, чтобы эти действия комиссионера производили свой эффект, поскольку это противоречит природе обязательства, в котором комиссионер не участвует. Изменять или прекращать свои отношения могут только соответствующие стороны. Аналогичный подход был использован в п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 23 октября 2000 г. N 57 "О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации": соглашение, заключенное во изменение или в дополнение основного договора представителем, не имеющим надлежащих полномочий, не может обязывать самого представителя, а признается ничтожным по ст. 168 ГК РФ, поскольку "по своей природе является неотъемлемой частью упомянутого договора и не может существовать и исполняться отдельно от него".

Вывод о том, что под сделками, входящими в предмет комиссионного поручения, законодатель имеет в виду действия, направленные на установление обязательственных отношений, можно сделать из того, что комиссионер должен передать комитенту право требования к своему контрагенту, а это, по российскому праву, в отличие, например, от германского, возможно лишь для обязательственных отношений. В результате совершения комиссионером сделки и исполнения, таким образом, части принятых на себя обязательств должно возникнуть обязательственное правоотношение со всеми присущими ему признаками.

Выделение такого признака сделки, могущей входить в предмет договора комиссии, как направленность на возникновение обязательственных отношений, вызывает необходимость рассмотреть ряд вопросов из общей теории обязательств. Первым в числе таковых является деление обязательств на родовые и видовые. По мнению Г.Ф. Шершеневича, различие между теми и другими основано на том, какими признаками определяется действие, составляющее содержание обязательственного отношения. Если объект обязательства характеризуется признаками, свойственными целой категории действий, то обязательство будет родовым. Если, напротив, объект определяется признаками, присущими только данному действию, то мы будем иметь видовое обязательство. Так, например, продажа дома в известном городе, на определенной улице, под указанным номером полна видовых признаков, приглашение адвоката вести данное дело создает также видовое обязательство. Но обязательство доставить известное количество муки, хотя и определенного сорта, будет родовым, потому что возможен целый ряд таких же действий, способных стать предметом подобных обязательств. Приглашение адвоката вести всевозможные дела известного города является, по той же причине, обязательством родовым. В обязательствах родовых, когда действие состоит в передаче вещи, последняя определяется счетом, весом, объемом.

На наш взгляд, нет препятствий для рассмотрения обязательства комиссионера в качестве родового или видового (по аналогии с тем, как это делал профессор Шершеневич), в зависимости от того, совершение какой сделки поручается комиссионеру. Если на комиссионера возложено приобретение индивидуально-определенной вещи, то можно вести речь об индивидуальном характере обязательства комиссионера. Такой же индивидуальный характер, вероятно, следует признавать за обязательством комиссионера, если ему поручается приобрести вещи, определенные родовыми признаками, но у определенного лица. Утрата дееспособности этим лицом или его несостоятельность повлекут за собой невозможность исполнения индивидуального обязательства комиссионера. Родовой же характер его обязательство приобретает в тех случаях, когда порученная комиссионеру сделка обладает признаками целой категории сделок, - например купля-продажа муки на вес и пр.

Практическое значение рассмотрения поручаемых комиссионеру сделок под таким углом зрения ничем не отличается от значения рассмотрения иных действий, входящих в объект того или иного обязательства: невозможность совершения индивидуализированной сделки, т.е. той, в которой известен контрагент, прекращает обязательство комиссионера, в родовом обязательстве невозможность его исполнения сведена к минимуму. Безусловным приоритетом на практике пользуются сделки, направленные на порождение родового обязательства, однако это не означает, что стороны не могут придать будущей сделке комиссионера индивидуальные черты, в частности определив будущего контрагента комиссионера. Понятие индивидуализации сделки носит достаточно отвлеченный характер, так как сделка есть понятие умозрительное, не имеющее материального содержания. Поскольку индивидуализация сделки происходит до ее совершения, никогда нельзя описать все аспекты, при которых в реальности сделка будет совершена. Тем не менее, применение к сделкам категорий, выработанных для обязательств по передаче вещей, может представлять определенный интерес, поскольку и действия комиссионера по совершению сделок, и действия продавца по передаче вещей берутся в одной плоскости, как объект обязательства.

Как следует из определения договора комиссии в действующем законодательстве (п. 1 ст. 990 ГК РФ), комиссионеру может быть поручено совершение одной или нескольких сделок. В последнем случае, когда обязательство комиссионера состоит в совершении нескольких сделок и они носят между собой взаимосвязанный характер, может получить определенную остроту проблема делимых и неделимых обязательств. Т.Ф. Шершеневич писал по этому поводу: "Действие, составляющее содержание обязательства, может быть признано делимым, когда оно может быть выполнено по частям, когда оно допускает разделение его без нарушения сущности, так что каждая часть действия имеет то же содержание, как и целое, и отличается от последнего только количественно. Действие, не допускающее такого разложения на части, признается неделимым. Соответственно тому и обязательства, по способности к делению их объекта, различаются как делимые и неделимые. Например, обязательство по займу, вообще по платежу известной суммы денег или обязательство по поставке муки должны быть признаны делимыми, потому что плата части денег, доставка пуда муки составляют по существу такие же действия, как платеж и доставка целого. Напротив, неделимо обязательство выстроить дом, и потому укладка фундамента не будет частью всего, так как она не однородна с оставшейся работой, или неделимо, например, обязательство перевезти груз из Петербурга в Казань, потому что оставление его на половине дороги, в Москве, рассматривается, по цели договора, не как исполнение в части, а как совершенное неисполнение".

В одних случаях для комитента может представлять интерес лишь совершение комиссионером всех без исключения сделок, например по закупке у одного контрагента трех различных технологий, которые могут быть использованы комитентом для его целей лишь совместно, а покупка лишь одной из них лишена какого-либо смысла для комитента. Подобное обязательство комиссионера мы можем признавать неделимым, и предмет договора комиссии приобретает иной качественный уровень, нежели простая совокупность ряда сделок. По общему же правилу при поручении комиссионеру нескольких сделок каждая из них носит самостоятельный характер независимо от ее взаимосвязи с другими сделками из числа порученных, а значит, обязательство комиссионера делимо и может исполняться по частям.

Установив, что в предмет договора комиссии могут входить только двусторонние либо многосторонние сделки (договоры), носящие возмездный характер и направленные на установление обязательственных отношений, приступим к рассмотрению мнений, существующих в литературе в отношении конкретных видов сделок, поручаемых комиссионеру. В соответствии с высказанными подходами можно условно объединить авторов в две группы.

Первая группа авторов включает в предмет комиссионного поручения совершение только одного вида сделок, а именно - договора купли-продажи. Одним из представителей этого направления является В.А. Краснокутский: "Комиссионные отношения появились из добавочных соглашений по купле-продаже, носят черты этого происхождения и в своем существе должны быть толкуемы как построенные в расчете на эту сделку". Только из связи комиссии с куплей-продажей можно объяснить то правило, что основной "предмет" комиссии - товар, как присланный для продажи комиссионеру, так и приобретенный им для комитента, всегда остается собственностью последнего. Уже тот факт, что по закону предмет комиссии (в одном из своих значений) совпадает с предметом купли-продажи (вещь, товар), служит весомым аргументом в защиту позиции В.А. Краснокутского: "...выражаясь юридически и формально, приходится сказать, что договор комиссии выделяется из групп, сходных с ним вполне определенным содержанием - именно выполняемая, во исполнение комиссии, сделка стоит в тесной связи с куплей-продажей и представляет поручение купить или продать какие-либо вещи".

А. Шахназаров в 1926 г. писал, что "много разногласий в теории и законодательной практике Запада вызывает вопрос о сфере применения комиссионных поручений. Должна ли она быть ограничена куплей-продажей (в том числе поставкой) имущества, или же предметом договора комиссии могут быть всякие не запрещенные законом сделки, как-то: страхование чужого имущества, экспедиция, инкассовые поручения и т.п.? Швейцарский закон ограничивает комиссионные операции лишь куплей-продажей имущества.

Украинский закон избрал второй, ошибочный, на наш взгляд, путь. По тому же пути идет проект Комиссии законодательных предположений (КЗП) при СНК СССР. Стихия комиссионной деятельности - покупка и продажа по поручению комитента. Об этом косвенно свидетельствуют даже те законодательства, которые значительно расширяют сферу применения комиссионных отношений. За исключением лишь одной статьи, трактующей о предмете договора, все остальные постановления их изложены так, как если бы речь шла только о поручении купить или продать... Против расширения сферы действия комиссионного договора говорят и другие соображения... Инкассовые поручения кредитным учреждениям производятся последними по правилам, имеющим чрезвычайно автоматический характер; едва ли мы были бы не правы, сравнив инкассовые поручения с почтовой операцией, известной под именем "наложение платежа". Автоматичность эта слишком не мирится с фигурой комиссионера, призванного действовать с предусмотрительностью заботливого хозяина... Без особых доказательств должно быть ясно, что еще менее пригодны служить предметом комиссионного поручения другие "не запрещенные законом сделки", как-то: подряд, аренда, заем и т.п.".

О.С. Иоффе отмечал, что чаще всего комиссионная сделка направлена либо на реализацию вещей комитента, либо на приобретение для него соответствующего имущества. Никаких оснований для своих выводов Иоффе не приводил, поэтому его замечание предстает скорее как практическое наблюдение, чем вывод, ставший следствием научного анализа.

Е.А. Суханов подчеркивает, что с помощью договора комиссии "осуществляются сделки по возмездной реализации имущества, не принадлежащего отчуждателю. Иначе говоря, он оформляет отношения торгового посредничества". Как видим, Е.А. Суханов также ограничивается практическим наблюдением, что обычно комиссионеру поручаются сделки купли-продажи.

В ряде континентальных стран Европы этот взгляд получил закрепление на уровне закона. Согласно ст. 765 ГК Польской Республики по комиссионному договору принимающее поручение лицо (комиссионер) обязуется за вознаграждение (провизию) продавать или покупать движимые вещи "в сфере деятельности своего предприятия" от своего имени, но за счет дающего поручение лица (комитента). Артикул 425 швейцарского закона об обязательствах похожим образом ограничивает предмет поручения покупкой или продажей движимых вещей или ценных бумаг (Einkauf oder Verkauf von beweglichen Sachen oder Wertpapieren). Приведенные формулировки законов подтверждают наличие методологической основы под мнениями, которые были нами условно помещены в отдельную группу.

Наряду с этим существует и менее строгий взгляд, который также насчитывает немалое число сторонников и, по нашему мнению, больше соответствует подходу современного российского законодателя.

Г.Ф. Шершеневич указывал, что на комиссионера возлагается заключение торговых сделок, представляющих интерес для комитента. Чаще всего это поручение продать или купить, а также отправить товары. Результат этих сделок составляет всецело выгоду или убыток комитента. У него же встречаем: "Банки принимают комиссионные поручения по покупке-продаже ценных бумаг, по оплате денежных документов, по взысканию по векселям (инкассо), по переводу денег из одного места в другое".

По данным, приводимым П.П. Цитовичем, "по характеру поручений комиссионеры различаются: одни занимаются покупкою товаров (или ценных бумаг), другие - продажею, третьи - страхованием, исполнением поручений по инкассо и т.д. Важнее других комиссионер по покупкам и комиссионер по продажам".

В работе известного специалиста по торговому праву А.Г. Гусакова мы встречаем следующие рассуждения: "Предметом договора комиссии может быть заключение всякого рода сделок, для исполнения которых не требуется непосредственного участия комитента. Таким образом, сделка получает значение комиссионной не от предмета, а от способа исполнения поручения; коль скоро во исполнение поручения заключается сделка с третьим лицом от имени комиссионера, но за счет комитента, - она становится комиссионной. Главнейшим объектом комиссионного поручения является покупка и продажа... Кроме того, на комиссионных началах совершается перевод денег, получение и производство платежей, страхование".

Как отмечали авторы комментария к этой статье проекта, "предметом комиссии могут быть всякого рода сделки, встречающиеся в общежитии, если только они могут быть заключены на комиссионном начале, т.е. если исполнение сделки не требует непосредственного участия лица, давшего поручение. Таким образом, сделка получает свойство комиссионной в зависимости не от предмета, а от способа исполнения поручения: коль скоро договор с третьим лицом заключен от имени комиссионера, но за счет лица, давшего поручение, то она комиссионная, независимо от того, что составляет предмет ее. Ввиду сказанного ясно, что перечислить все сделки, могущие быть предметом комиссионных поручений, не представляется возможным и нужным: достаточно лишь указать на главнейшие виды комиссионных сделок. Чаще всего предметом комиссионных поручений бывают покупка и продажа товаров, но нередко на комиссионном начале совершаются отправление товаров, или так называемые экспедиционные сделки. В некоторых иностранных законодательствах правила, относящиеся к сделкам этого последнего рода, составляют особые, самостоятельные отделы. Ввиду того, что экспедиционные сделки, по характеру возникающих между участвующими в них лицами отношений, тождественны со всеми другими комиссионными сделками... признано за лучшее не выделять экспедиционных сделок из общей массы сделок комиссионных, а придать правилам о договоре комиссии такую редакцию, чтобы они могли быть применяемы и к сделкам по поручению (по нашему мнению, следует читать "получению". - А.Е.) и отправке товаров".

тема

документ Акт скрытых работ
документ Акт выполненных работ
документ Коммерческое предложение
документ Дисциплинарное взыскание
документ Бизнес с нуля. Часть 2 – арендный бизнес
документ Задаток



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты