Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Полезные статьи » Индустриализация

Индустриализация

Индустриализация

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Индустриализация
2. Индустриализация в СССР
3. Индустриализация и коллективизация
4. Социалистическая индустриализация
5. Итоги индустриализации
6. Проведение индустриализации
7. Особенности индустриализации
8. Цели индустриализации
9. Форсированная индустриализация
10. Начало индустриализации
11. Причины индустриализации
12. Источники индустриализации
13. Сталинская индустриализация
14. Новая индустриализация
15. Методы индустриализации
16. Сущность индустриализации
17. Индустриализация первая пятилетка
18. Плюсы и минусы индустриализации

Индустриализация

Индустриализация - процесс создания крупного машинного производства, внедрение машинной техники во все отрасли хозяйства; процесс превращения главным образом аграрной экономики в преимущественно индустриальную. Индустриализация была связана с определенным уровнем развития производительных сил и общественным разделением труда.

Предпосылки индустриализации сложились в рамках сельскохозяйственного производства, когда возникли первичные формы промышленного производства, основанные на ручном труде:

- домашняя,
- промышленная,
- кустарная промышленность,
- ремесленное производство,


- мануфактура.

Индустриализация - комплекс мероприятий по ускоренному развитию промышленности, принятых ВКП (б) в период второй половины 20 х до конца 30 х годов. Провозглашенная как партийный курс XIV съездом ВКП (б) (1925 г.).

Осуществляемая, в основном, за счет перекачки средств из сельского хозяйства: сначала благодаря «ножницам цен» на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, а по провозглашения курса на форсирования индустриализации (1929 г.) - путем продразверстки. Особенностью советской индустриализации был приоритетное развитие тяжелой промышленности и военно-промышленного комплекса. Всего в СССР построено 35 индустриальных гигантов, треть из которых - в Украине. Среди них нужно назвать Запорожсталь, Азовсталь, Краммашстрой, Криворижбуд, Днепрострой, Днипалюминбуд, Харьковский тракторный, Киевский станкостроительный и др.

Индустриализация в СССР

Социалистическая индустриализация СССР (Сталинская индустриализация) - процесс форсированного наращивания промышленного потенциала СССР для сокращения отставания экономики от развитых капиталистических стран, осуществлявшийся в 1930-е годы. Официальной задачей индустриализации было превращение СССР из преимущественно аграрной страны в ведущую индустриальную державу. Хотя основной промышленный потенциал страны был создан позднее, в годы семилеток, под индустриализацией обычно подразумеваются именно первые пятилетки.

Начало социалистической индустриализации как составной части «триединой задачи по коренному переустройству общества» (индустриализация, коллективизация сельского хозяйства и культурная революция) было положено первым пятилетним планом развития народного хозяйства (1928-1932). Одновременно были ликвидированы частнотоварные и капиталистические формы хозяйства.

В ходе довоенных пятилеток в СССР был обеспечен стремительный рост производственных мощностей и объёмов производства тяжёлой промышленности, что в дальнейшем позволило СССР одержать победу в Великой Отечественной войне. Наращивание индустриальной мощи в 1930-е считалось в рамках советской идеологии одним из важнейших достижений СССР. С конца 1980-х, однако, вопрос о действительных масштабах и историческом значении индустриализации стал предметом дискуссий, касающихся подлинных целей индустриализации, выбора средств для её осуществления, взаимосвязи индустриализации с коллективизацией и массовыми репрессиями, а также её результатов и долгосрочных последствий для советской экономики и общества.

ГОЭЛРО

В. И. Ленин уделял большое внимание развитию отечественной экономики. Уже в годы Гражданской войны советское правительство начало разработку перспективного плана электрификации страны. В декабре 1920 г. план ГОЭЛРО был одобрен VIII Всероссийским съездом Советов, а через год его утвердил IX Всероссийский съезд Советов.

Планом предусматривалось опережающее развитие электроэнергетики, привязанное к планам развития территорий. План ГОЭЛРО, рассчитанный на 10-15 лет, предусматривал строительство 30 районных электрических станций (20 ТЭС и 10 ГЭС) общей мощностью 1,75 млн. квт. Проект охватывал восемь основных экономических районов (Северный, Центрально-промышленный, Южный, Приволжский, Уральский, Западно-сибирский, Кавказский и Туркестанский). Параллельно велось развитие транспортной системы страны (реконструкция старых и строительство новых железнодорожных линий, сооружение Волго-Донского канала).

Проект ГОЭЛРО положил основу индустриализации в России. Выработка электроэнергии в 1932 году по сравнению с 1913 годом увеличилась почти в 7 раз, с 2 до 13,5 млрд. квтч.

Дискуссии в период НЭПа

До 1928 г. СССР проводил относительно либеральную «Новую экономическую политику» (НЭП). В то время как сельское хозяйство, розничная торговля, сфера услуг, пищевая и лёгкая промышленность находились в основном в частных руках, государство сохраняло контроль над тяжёлой промышленностью, транспортом, банками, оптовой и международной торговлей. Государственные предприятия конкурировали друг с другом, роль Госплана СССР ограничивалась прогнозами, которые определяли направления и размер государственных инвестиций.

С внешнеполитической точки зрения, страна находилась во враждебных условиях. По мнению руководства ВКП (б), существовала высокая вероятность новой войны с капиталистическими государствами, что требовало основательного перевооружения. Однако немедленно начать такое перевооружение было невозможно в силу отсталости тяжёлой промышленности. В то же время существующие темпы индустриализации казались недостаточными, поскольку отставание от западных стран, в которых в 1920-е был экономический подъём, увеличивалось. Серьёзной социальной проблемой был рост безработицы в городах, которая к концу НЭПа составила более 2 млн. человек, или около 10 % городского населения. Правительство считало, что одним из факторов, сдерживающих развитие промышленности в городах, были недостаток продовольствия и нежелание деревни обеспечивать города хлебом по низким ценам.

Эти проблемы партийное руководство намеревалось решать путём планового перераспределения ресурсов между сельским хозяйством и промышленностью, в соответствии с концепцией социализма, о чём было заявлено на XIV съезде ВКП (б) и III Всесоюзном съезде Советов в 1925 г. Выбор конкретной реализации центрального планирования бурно обсуждался в 1926-1928 гг. Сторонники генетического подхода (В. Базаров, В. Громан, Н. Кондратьев) полагали, что план должен составляться на основе объективных закономерностей развития экономики, выявленных в результате анализа существующих тенденций. Приверженцы телеологического подхода (Г. Кржижановский, В. Куйбышев, С. Струмилин) считали, что план должен трансформировать экономику и исходить из будущих структурных изменений, возможностей выпуска продукции и жёсткой дисциплины. Среди партийных функционеров, первых поддерживал сторонник эволюционного пути к социализму Н. Бухарин, а последних Л. Троцкий, который настаивал на немедленной индустриализации. Генеральный секретарь ЦК ВКП (б) И. Сталин поначалу стоял на точке зрения Бухарина, однако после исключения Троцкого из ЦК партии в конце 1927 г. поменял свою позицию на диаметрально противоположную. Это привело к решающей победе телеологической школы и радикальному повороту от НЭПа.

Первый пятилетний план

Главной задачей введённой плановой экономики было наращивание экономической и военной мощи государства максимально высокими темпами, на начальном этапе это сводилось к перераспределению максимально возможного объёма ресурсов на нужды индустриализации. На XV съезде ВКП (б) были приняты «Директивы по составлению первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР», в которых съезд высказался против сверх индустриализации: темпы роста не должны быть максимальными, и их следует планировать так, чтобы не происходило сбоев.

Разработанный на основе директив проект первого пятилетнего плана был одобрен на XVI конференции ВКП (б) как комплекс тщательно продуманных и реальных задач. Этот план, в реальности намного более напряжённый, чем прежние проекты, сразу после его утверждения V съездом Советов СССР дал основания для проведения государством целого ряда мер экономического, политического, организационного и идеологического характера, что возвысило индустриализацию в статус концепции, эпоху «великого перелома». Стране предстояло развернуть строительство новых отраслей промышленности, увеличить производство всех видов продукции и приступить к выпуску новой техники.

Прежде всего, используя пропаганду, партийное руководство обеспечило мобилизацию населения в поддержку индустриализации. Комсомольцы в особенности восприняли её с энтузиазмом. Недостатка в дешевой рабочей силе не было, поскольку после коллективизации из сельской местности в города от нищеты, голода и произвола властей перебралось большое число вчерашних сельских жителей. Миллионы людей самоотверженно, почти вручную, строили сотни заводов, электростанций, прокладывали железные дороги, метро. Часто приходилось работать в три смены. В 1930 г. было развёрнуто строительство около 1500 объектов, из которых 50 поглощали почти половину всех капиталовложений. Был воздвигнут ряд гигантских промышленных сооружений: ДнепроГЭС, металлургические заводы в Магнитогорске, Липецке и Челябинске, Новокузнецке, Норильске, а также Уралмаш, тракторные заводы в Волгограде, Челябинске, Харькове, Уралвагонзавод, ГАЗ, ЗИС (современный ЗИЛ) и др. В 1935 г. открылась первая очередь Московского метрополитена общей протяжённостью 11,2 км. Уделялось внимание и индустриализации сельского хозяйства. Благодаря появлению отечественного тракторостроения, в 1932 г. СССР отказался от ввоза тракторов из-за границы, а в 1934 г. Кировский завод в Ленинграде приступил к выпуску пропашного трактора «Универсал», который стал первым отечественным трактором, экспортируемым за границу. За десять предвоенных лет было выпущено около 700 тыс. тракторов, что составило 40 % от их мирового производства.

Из-за границы были приглашены инженеры, многие известные компании, такие как Siemens-Schuckertwerke AG и General Electric, привлекались к работам и осуществляли поставки современного оборудования, значительная часть моделей техники, производившейся в те годы на советских заводах, представляла собой копии либо модификации зарубежных аналогов (например, трактор Fordson, собиравшийся в Волгограде). Чтобы создать собственную инженерную базу, в срочном порядке создавалась отечественная система высшего технического образования. В 1930 г. в СССР было введено всеобщее начальное образование, а в городах обязательное семилетнее. В 1930 г., выступая на XVI съезде ВКП (б), Сталин признал, что индустриальный прорыв возможен лишь при построении «социализма в одной стране» и потребовал многократного увеличения заданий пятилетки, утверждая, что по целому ряду показателей план может быть перевыполнен.

С целью повышения стимулов к работе, оплата стала более сильно привязываться к производительности. Прежде всего, ударников на заводах просто лучше кормили. (В период 1929-1935 гг. городское население находилось на карточном обеспечении важнейшими продуктами питания). В 1935 г. появилось «движение стахановцев», в честь забойщика шахты А. Стаханова, который, согласно официальной информации того времени, в ночь с 30 на 31 августа 1935 г. выполнил за смену 14,5 нормы. Поскольку капиталовложения в тяжёлую индустрию почти сразу превысили ранее запланированную сумму и продолжали расти, была резко увеличена денежная эмиссия (то есть печать бумажных денег), и в течение всей первой пятилетки рост денежной массы в обращении более чем в два раза опережал рост производства предметов потребления, что привело к росту цен и дефициту потребительских товаров.

Для получения иностранной валюты, необходимой для финансирования индустриализации применялись, в том числе такие способы как продажа картин из коллекции Эрмитажа.

Параллельно государство перешло к централизованному распределению принадлежащих ему средств производства и предметов потребления, осуществлялись внедрение командно-административных методов управления и национализация частной собственности. Возникла политическая система, основанная на руководящей роли ВКП (б), государственной собственности на средства производства и минимуме частной инициативы. Также началось широкое использование принудительного труда заключенных ГУЛАГа, спец поселенцев и тылового ополчения.

Первая пятилетка была связана со стремительной урбанизацией. Городская рабочая сила увеличилась на 12,5 миллионов человек, из которых 8,5 миллионов были мигрантами из сельской местности. Тем не менее, доли в 50 % городского населения СССР достиг только в начале 1960-х годов.

В конце 1932 г. было объявлено об успешном и досрочном выполнении первой пятилетки за четыре года и три месяца. Подводя её итоги, Сталин сообщил, что тяжёлая индустрия выполнила план на 108 %. За период между 1 октября 1928 г. и 1 января 1933 г. производственные основные фонды тяжёлой промышленности увеличились в 2,7 раза. Вслед за первой пятилеткой последовала вторая, с несколько меньшим акцентом на индустриализации, а затем третья пятилетка, которая проходила в условиях начавшейся Второй мировой войны.

Результатом первых пятилеток стало развитие тяжёлой промышленности, благодаря чему прирост ВВП в течение 1928-40 гг., по оценке В. А. Мельянцева, составил около 4,6 % в год (по другим, более ранним, оценкам, от 3 % до 6,3 %). Промышленное производство в период 1928-1937 гг. выросло в 2,5-3,5 раза, то есть, 10,5-16 % в год. В частности, выпуск машинного оборудования в период 1928-1937 гг. рос в среднем 27,4 % в год. К 1940 г. было построено около 9 тыс. новых заводов. К концу второй пятилетки по объёму промышленной продукции СССР занял второе место в мире, уступая лишь США (если считать британскую метрополию, доминионы и колонии одним государством, то СССР будет на третьем месте в мире после США и Британии). Резко снизился импорт, что рассматривалось как завоевание страной экономической независимости.

Открытая безработица была ликвидирована. Занятость (в полных ставках) увеличилась с одной трети населения в 1928 году до 45 % в 1940 году, что обеспечило около половины роста ВНП. За период 1928-1937 гг. вузы и техникумы подготовили около 2 млн. специалистов. Были освоены многие новые технологии. Так, только в течение первой пятилетки был налажен выпуск синтетического каучука, мотоциклов, наручных часов, фотоаппаратов, экскаваторов, высокомарочного цемента и высококачественных сортов стали. Был также заложен фундамент для советской науки, которая по отдельным направлениям со временем вышла на ведущие мировые позиции. На созданной индустриальной базе стало возможным проведение масштабного перевооружения армии; за время первой пятилетки оборонные расходы выросли до 10,8 % бюджета. С началом индустриализации резко снизился фонд потребления, и как следствие, уровень жизни населения. К концу 1929 г. карточная система была распространена почти на все продовольственные товары, но дефицит на пайковые товары по-прежнему остался, и для их покупки приходилось выстаивать огромные очереди. В дальнейшем уровень жизни начал улучшаться. В 1936 г. карточки были отменены, что сопровождалось повышением зарплат в промышленном секторе и ещё большим повышением государственных пайковых цен на все товары.

Средний уровень потребления на душу населения в 1938 был на 22 % выше, чем в 1928. Однако наибольший рост был среди партийной и рабочей элиты (которые срастались друг с другом) и совершенно не коснулся подавляющего большинства сельского населения, или более половины населения страны. Дата окончания индустриализации определяется различными историками по-разному. С точки зрения концептуального стремления в рекордные сроки поднять тяжёлую промышленность, наиболее выраженным периодом была первая пятилетка. Наиболее часто под концом индустриализации понимают последний предвоенный год (1940 г.), реже год накануне смерти Сталина (1952 г.). Если же под индустриализацией понимать процесс, целью которого является доля промышленности в ВВП, характерная для индустриально развитых стран, то такого состояния экономика СССР достигла только в 1960-е гг. Следует учитывать также социальный аспект индустриализации, поскольку лишь в начале 1960-х гг. городское население превысило сельское.

Критика

В годы советской власти коммунисты утверждали, что в основе индустриализации был рациональный и выполнимый план. Между тем, предполагалось, что первый пятилетний план вступит в действие ещё в конце 1928 г., однако даже к моменту его объявления в апреле-мае 1929 г. работа по его составлению не была завершена. Изначальная форма плана включала в себя цели для 50 отраслей промышленности и сельского хозяйства, а также соотношение между ресурсами и возможностями. С течением времени главную роль стало играть достижение наперёд заданных показателей. Если изначально заложенные в плане темпы прироста промышленного производства составляли 18-20 %, то к концу года они были удвоены. Несмотря на отчёт об успешном выполнении первой пятилетки, на самом деле, статистика была сфальсифицирована, и ни одна из целей не была достигнута даже близко. Более того, в сельском хозяйстве и в промышленных отраслях, зависящих от сельского хозяйства, был резкий спад. Часть партийной номенклатуры была этим крайне возмущена, например, С. Сырцов охарактеризовал репортажи о достижениях как «очковтирательство».

Напротив, по мнению критиков индустриализации, она была плохо продуманной, что проявилось в серии объявленных «переломов». Возникла грандиозная и насквозь политизированная система, характерными чертами которой были хозяйственная «гигантомания», хронический товарный голод, организационные проблемы, расточительность и убыточность предприятий. Цель (т. е., план) стала определять средства для её реализации. Пренебрежение материальным обеспечением и развитием инфраструктуры с течением времени стало наносить значительный экономический ущерб. Некоторые из начинаний индустриализации оказались плохо продуманными с самого начала.

Примером является Беломоро-Балтийский канал, построенный в 1933 г. с помощью труда более 200 000 заключённых, который, по мнению Ж. Росси оказался практически бесполезным. Несмотря на освоение выпуска новой продукции, индустриализация велась преимущественно экстенсивными методами, поскольку в результате коллективизации и резкого снижения уровня жизни сельского населения человеческий труд сильно обесценился. Стремление выполнить план приводило к обстановке перенапряжения сил и перманентного поиска причин, чтобы оправдать невыполнение завышенных задач. В силу этого, индустриализация не могла питаться одним только энтузиазмом и потребовала ряда мер принудительного характера. Начиная с 1930 г. свободное передвижение рабочей силы было запрещено, были введены уголовные наказания за нарушения трудовой дисциплины и халатность. С 1931 г. рабочие стали нести ответственность за ущерб, нанесённый оборудованию. В 1932 г. стал возможным принудительный перевод рабочей силы между предприятиями, за кражу госимущества была введена смертная казнь. 27 декабря 1932 г. был восстановлен внутренний паспорт, который Ленин в своё время осуждал как «царистскую отсталость и деспотизм».

Семидневная неделя была заменена на сплошную рабочую неделю, дни которой, не имея названий, нумеровались цифрами от 1 до 5. На каждый шестой день приходился выходной, устанавливаемый для рабочих смен, так что заводы могли работать без перерыва. Активно использовался труд заключённых (см. ГУЛАГ). Фактически в годы первой пятилетки коммунисты заложили основы принудительного труда для советского населения. Все это стало предметом острой критики в демократических странах, причём не только со стороны либералов, но в первую очередь со стороны социал-демократов.

Индустриализация в значительной степени проводилась за счёт сельского хозяйства (коллективизация). Прежде всего, сельское хозяйство стало источником первичного накопления, за счёт низких закупочных цен на зерно и реэкспорта по более высоким ценам, а также за счёт т. н. «сверх налога в виде переплат на промтовары». В дальнейшем крестьянство также обеспечивало рост тяжёлой промышленности рабочей силой. Краткосрочным результатом этой политики стало падение сельскохозяйственного производства: так, животноводство сократилось почти в два раза и вернулось на уровень 1928 г. только в 1938 г. Следствием этого стало ухудшение экономического положения крестьянства. Долговременным последствием стала деградация сельского хозяйства. Для компенсации потерь села потребовались дополнительные расходы. В 1932-1936 колхозы получили от государства около 500 тыс. тракторов не только для механизации обработки земли, но и для восполнения ущерба от сокращения поголовья лошадей на 51 % (77 млн.) в 1929-1933.

В результате коллективизации, голода и чисток между 1927 и 1939 гг., смертность сверх «нормального» уровня (людские потери) составила, по различным оценкам, от 7 до 13 млн. человек.

Троцкий и другие критики утверждали, что, несмотря на усилия, направленные на повышение производительности труда, на практике средняя производительность труда падала. Это подтверждается современными работами, согласно которым за период 1929-1932 гг. добавленная стоимость за час работы в промышленности упала на 60 % и вернулась на уровень 1929 года только в 1952 году. Объясняется это появлением в экономике хронического товарного дефицита, коллективизацией, голодом 1932 года, массовым наплывом необученной рабочей силы из деревни и наращиванием предприятиями своих трудовых ресурсов. В то же время удельный ВНП на одного рабочего за первые 10 лет индустриализации вырос на 30 %.

Что касается рекордов стахановцев, то отмечается, что, во-первых, их методы представляли собой заново открытый поточный способ увеличения производительности, прежде популяризованный Ф. Тейлором и Г. Фордом. Во-вторых, рекорды были в значительной степени инсценированы и являлись результатом усилий их помощников, а на практике обернулись погоней за количеством в ущерб качеству продукции. В силу того, что оплата труда была пропорциональна производительности, заработной платы стахановцев стали в несколько раз выше средних заработков по индустрии. Это вызвало враждебное отношение к стахановцам со стороны «отсталых» рабочих, упрекавших их в том, что их рекорды ведут к повышению норм и снижению расценок. Газеты пестрели рассказами о «беспримерном и неприкрытом саботаже» стахановского движения со стороны мастеров, начальников цехов, профсоюзных организаций.

Исключение Троцкого, Каменева и Зиновьева из партии на XV съезде ВКП (б) дало начало волне репрессий в партии, которые распространились на техническую интеллигенцию и иностранных технических специалистов. На июльском пленуме ЦК ВКП (б) 1928 г. Сталин выдвинул тезис о том, что «по мере нашего продвижения вперед сопротивление капиталистических элементов будет возрастать, классовая борьба будет обостряться». На практике это вылилось в кампанию против вредительства. «Вредителей» обвиняли в провалах усилий по достижению показателей плана. Первым громким процессом по делу «вредителей» стало Шахтинское дело, после которого обвинения в саботаже могли последовать за невыполнение предприятием плана, что привело к фальсификации статистики.

Одной из главных целей форсированной индустриализации было преодоление отставания от развитых капиталистических стран. Некоторые критики утверждают, что такое отставание само по себе было преимущественно следствием Октябрьской революции. Они обращают внимание на то, что в 1913 г. Россия занимала пятое место в мировом промышленном производстве и была мировым лидером по промышленному росту с показателем 6,1 % в год за период 1888-1913. Однако к 1920 г. уровень производства упал по сравнению с 1916 г. в девять раз.

Советская пропаганда утверждала, что экономический рост носил беспрецедентный характер. Исследования показывают, что темпы роста ВВП в СССР (упомянутые выше 3 - 6,3 %) были сравнимы с аналогичными показателями в Германии в 1930-38 гг. (4,4 %) и Японии (6,3 %), однако значительно превосходили показатели таких стран, как Англия, Франция и США, переживавших в тот период «Великую депрессию».

Как для СССР, так и для Германии того периода были характерны авторитаризм и центральное планирование в экономике. На первый взгляд, это придаёт вес распространённому мнению, что высокими темпами наращивания промышленного выпуска СССР был обязан именно авторитарному режиму и плановой экономике. Однако ряд экономистов полагает, что рост советской (как и немецкой) экономики был целиком благодаря её экстенсивному характеру и обеспечивался увеличением нормы валового накопления в основной капитал, нормы сбережений (за счет падения нормы потребления), уровня занятости и эксплуатации природных ресурсов. Выдвигались аргументы, что при сохранении НЭПа также были бы возможны индустриализация и быстрый экономический рост.

Предметом дискуссий является также взаимосвязь между индустриализацией и победой СССР над фашистской Германией в Великой Отечественной войне. В советское время была принята точка зрения, что индустриализация и довоенное перевооружение сыграли решающую роль в победе. Критики обращают внимание на то, что к началу зимы 1941 г. была оккупирована территория, на которой до войны проживало 42 % населения СССР, добывалось 63 % угля, выплавлялось 68 % чугуна и т. д. Как пишет В. Лельчук, «победу пришлось ковать не с помощью того мощного потенциала, который был создан в годы ускоренной индустриализации». Сторонники традиционной точки зрения возражают, что индустриализация наиболее коснулась Урала и Сибири, в то время как на оккупированных территориях оказалась преимущественно дореволюционная промышленность. Они также указывают, что немалую роль сыграла эвакуация промышленности в районы Урала, в Поволжье, Сибирь и Среднюю Азию. Только в течение первых трёх месяцев войны было перемещено 1360 крупных (в основном, военных) предприятий.

Профессор Н. Д. Колесов указывает, что без осуществления политики индустриализации не была бы обеспечена политическая и экономическая независимость страны. Источники средств для индустриализации и ее темпы были предопределены экономической отсталостью и слишком коротким сроком, отпущенным на ее ликвидацию. Советскому Союзу удалось ликвидировать отсталость всего за 13 лет.

Индустриализация и коллективизация

В 1929 г. началась массовая коллективизация, заготовительная компания приняла насильственный характер, рыночные механизмы были сломлены. 5 января 1930 г. ЦК решил, что к весне 1931 г. или к осени 1930г. сплошная коллективизация должна была завершиться на Северном Кавказе, Нижнем и Среднем Поволжье. Списки раскулачиваемых составлялись при содействии деревенских активистов и комитетов бедноты. Принудительная коллективизация вызвала забой скота и падение урожаев, а выкачивание хлеба из села выросло.

В итоге - голод 1932-1933 гг. Людоедство стало обычным явлением. Мы не знаем точных цифр жертв голода, вызванного самой властью. Западные ученые называют от 3 до 10 млн. человек. Не знаем мы и числа погибших от раскулачивания. Согласно постановлению СНК и ЦК ВКП (б) заготовки становились составной частью обязательного налога, не подлежащего пересмотру местными властями, его невыполнение грозило имущественными и уголовными санкциями. "Примерный устав сельскохозяйственной артели" был принят в разгар коллективизации, второй - после ее завершения (1935г). В уставе 1930 г. отмечалось, что полевые наделы колхозников обобществляются и создается единый земельный массив. Обобществляется также рабочий и товарно-продуктовый скот, семенные и кормовые запасы, хозяйственные постройки.

В личном пользовании остаются приусадебные участки, в личной собственности - постройки, молочный скот, мелкий инвентарь и т.п. "Кулаки" и лица, лишенные избирательных прав, в артель не принимались. С ноября 1934 г. Наркомзем начинает подготовку нового примерного устава. По истечении определенного срока и с соответствующими рекомендациями в колхоз могли приниматься бывшие "кулаки". Была установлена очередность выполнения колхозом своих обязательств: сначала перед государством и МТС, затем создается обязательный семенной фонд, фонды социальной поддержки (нетрудоспособным, детям и т.п.), выделяется часть урожая на продажу, а оставшаяся часть урожая распределяется по трудодням.

В начале индустриализации в апреле 1928г. было заявлено о "саботаже" старой технической интеллигенции ("шахтинское дело"). Старые кадры были отстранены и прошло широкое выдвижение на руководящие посты рабочих - членов партии, что негативно сказалось на развитии производства. В июне 1931г. была сделана попытка остановить этот процесс. Некоторые дискриминационные меры по отношению к старым кадрам отменялись (например, ограничение доступа их детей к высшему образованию). В июле 1931г. был принят закон, ставивший размер социальных благ в зависимость от стажа работы на предприятии. В сентябре 1932г. были введены трудовые книжки. С ноября 1932г. вводятся суровые меры наказания за неявку на работу: немедленное увольнение, лишение продовольственных карточек, выселение с занимаемой жилплощади. Власть директоров существенно возросла. В 1929г. был принят первый пятилетний план развития. С этого времени "косвенное регулирование" вытесняется элементами непосредственного управления. С начала 1933г. было заявлено, что пятилетний план выполнен досрочно. (На деле Первая пятилетка провалилась).

С 1930 г. от ВСНХ стали отделяться самостоятельные отрасли управления. Сам ВСНХ преобразуется в Наркомтяжпром. В мае 1932 г. частным лицам запрещается открывать магазины и лавки. С января 1930 г. было принято постановление ЦИК и СНК "О кредитной реформе". Госбанк превратился в единственного распределителя краткосрочных кредитов. Была ликвидирована функциональная система управления экономикой, вместо нее устанавливался производственно-территориальный принцип, усиливалось влияние отраслевых наркоматов.

Социалистическая индустриализация

Социалистическая индустриализация была ключом к успеху в построении социализма в Советском Союзе. Все зависело от ее успеха. Индустриализация была принята в качестве материальной основы социализма. Ее решение позволяло коренным образом, используя технику и современные технологии, трансформировать сельское хозяйство. А это влекло за собой подъем материального и культурного уровня рабочих. Она должна была предоставить средства для культурной революции. Она была призвана создать инфраструктуру современной, преуспевающей страны. И только она могла дать рабочему классу современную армию, необходимую для защиты своей независимости от самых передовых империалистических держав.

4 февраля 1931 года Сталин дал разъяснения, почему страна должна поддерживать крайне высокий темп индустриализации: Хотите ли вы, чтобы наше социалистическое Отечество было разбито и потеряло независимость? Мы отстали на 50-100 лет от передовых стран. Мы должны преодолеть этот разрыв за десять лет. Иначе нас сомнут.

В тридцатых годах германские фашисты, подобно британским и французским империалистам, вовсю кричали о терроре, которым сопровождалась насильственная индустриализация. Это была их месть за поражения в 1918-1921 годах, когда они вторглись в Советский Союз. Все они хотели, чтобы Советский Союз было легко сокрушить.

Требуя сверхвысокого напряжения сил от народа, Сталин не спускал глаз с ужасающей угрозы войны и империалистической агрессии, нависшей над первой социалистической страной. Гигантские усилия по индустриализации страны в 1928-1932 годах Хирокаи Куромия назвал Сталинской Промышленной революцией. Было еще название вторая революция или революция сверху. Во главе государства стояли самые убежденные и энергичные революционеры, и с этой позиции они мобилизовали десятки миллионов рабочих, дисциплинировали их, поднимая их из тьмы безграмотности и религиозного мракобесия на другой уровень. Центральный тезис книги Куромии заключается в том, что Сталин преуспел в мобилизации рабочих на ускоренную индустриализацию, представляя ее как классовую войну угнетенных против старых эксплуататорских классов и против вредителей из их собственных рядов.

Чтобы быть способной управлять этим гигантским индустриализирующим усилием, партия должна была расти. Число членов увеличилось с 1 300 000 в 1928 году до 1 670 000 в 1930. В тот же самый период доля выходцев из рабочего класса выросла с 57 до 65 процентов. 80 процентов новых членов партии были ударным отрядом: в основном это относительно молодые рабочие, получившие техническое образование, комсомольские активисты, определявшие себя как образцовые рабочие, помогающие рационализировать производство для достижения высшей производительности. Это опровергает басни о бюрократизации Сталинской партии: партия укрепляла свой базис среди рабочих и свою способность сражаться.

Индустриализация сопровождалась невиданными потрясениями. Миллионы безграмотных крестьян были вырваны из средневековья и ввергнуты в мир современной техники. К концу 1932 года промышленные производительные силы удвоились по сравнению с 1928 годом до более чем шести миллионов человек. В тот же самый четырехлетний период 12,5 миллионов человек нашли новое занятие в городах; 8,5 миллионов среди них составляли бывшие крестьяне.

Героизм и энтузиазм

Презирая социализм, буржуазия любила подчеркивать насильственный характер индустриализации. Те же, кто пережил годы социалистической индустриализации, или смог посмотреть на них глазами рабочих масс, отмечают их насущные черты: героизм на работе, энтузиазм и боевой характер рабочих масс. В годы первой пятилетки Анна Луиза Стронг, молодая американская журналистка, по заданию советской газеты Московские новости путешествовала по стране. В 1956 году, во время предательской атаки Хрущева на Сталина она вспомнила о некоторых существенных фактах. Говоря о первой пятилетке, она дала следующую оценку: Никогда в истории не осуществлялось столь значительное продвижение так быстро. В 1929 году, первом году пятилетки, энтузиазм рабочих масс был таков, что даже старый специалист царской России, проклинавший большевиков в 1918 году, вынужден был признать, что страна стала неузнаваемой. Доктор Эмиль Джозеф Диллон, живший в России с 1877 по 1914 годы, преподавал в нескольких российских университетах. Уезжая в 1918 году, он писал: В большевистском движении нет и признака конструктивной или общественной идеи... Ибо большевизм есть царизм наоборот. Он вершит правосудие над капиталистами так же скверно, как царь это делал по отношению к своим подданным.

Десятью годами позже доктор Диллон вновь посетил СССР и был изумлен увиденным:

Повсеместно люди думают, работают, объединяются, делают научные открытия и технические изобретения... Это ни с чем несравнимо; все это близко не похоже ни с чем, когда-либо виденным по разнообразию, интенсивности, упорству в достижении цели. Революционное стремление убирает колоссальные преграды и объединяет разного рода элементы в один великий народ; не в те нации в понятиях старого мира, а в могучий народ, сцементированный квазирелигиозным энтузиазм... Тогда большевики выполнили многое из того, что они наметили, и больше, чем это выглядело достижимым для любой человеческой организации в тех неблагоприятных условиях, в которых им приходилось работать. Они мобилизовали более 150 миллионов апатичных, полумертвых человеческих существ и вдохнули в них дух нового.

Анна Луиза Стронг вспоминала о чуде индустриализации:

Харьковский тракторный завод стоял перед особой проблемой. Он был построен сверх плана. В 1929 году крестьяне вступали в колхозы быстрее, чем ожидалось. В Харькове гордые украинцы построили свой собственный завод сверх плана. Весь металл, кирпичи, цемент и трудовые ресурсы были уже распределены на пять лет вперед. Только убедив металлургические заводы дать продукцию сверх плана, Харьков смог получить металл. Для выполнения работ, не требовавших высокой квалификации, десятки тысяч людей - конторские служащие, студенты, профессора - работали в свободное время... Каждое утро в половине шестого мы видели приходящий специальный поезд. Поезда в лентах и знаменах привозили толпы людей, каждый раз других, но всегда веселых. Говорили, что половину неквалифицированных работ выполнили добровольцы.

В 1929 году в связи с неожиданным развитием коллективизации в сельском хозяйстве Харьковский тракторный завод не был единственным исправлением плана. Путиловский завод в Ленинграде произвел 1115 тракторов в 1927 году и 3050 в 1928. После жарких дискуссий на заводе был принят план на 1930 год в 10000 тракторов! Фактически произвели 8935 штук. На чудо десятилетки индустриализации повлияли не только потрясения в отсталой стране, но и растущая угроза войны.

Магнитогорский металлургический завод был рассчитан на производство годовой продукции в 656 тысяч тонн. В 1930 году был принят план в 2,5 миллиона тонн Но план производства вскоре был пересмотрен в сторону роста: в 1931 году японская армия оккупировала Маньчжурию и угрожала границам Союза в Сибири. На следующий год нацисты, рвавшиеся к власти в Берлине, объявили о своих претензиях на Украину. Джон Скотт, инженер из США, работал в Магнитогорске. Он восхищен героическими усилиями рабочих, подчеркивает их решающую важность для защиты Советского Союза.

К 1942 году Уральский промышленный район стал оплотом Советского сопротивления. Его шахты, заводы и предприятия, его поля и леса, снабжавшие Красную Армию неисчислимым количеством военных материалов всех видов, запасными частями, другими промышленными изделиями, пополнениями, чтобы поддержать сталинские механизированные дивизии на полях сражений.

Уральский промышленный район занимает площадь в пятьсот квадратных миль почти в центре самой большой страны в мире. Внутри этого района природа создала богатые залежи железа, угля, меди, алюминия, свинца, асбеста, марганца, поташа, золота, серебра, платины, цинка и нефти, а также и дремучие леса и сотни тысяч акров возделываемых полей. До 1930 года эти сказочные богатства были практически нетронутыми. За десять лет от 1930 до 1940 года на Урале было построено и введено в строй около двухсот производственных комплексов всех видов. Эта сложнейшая задача была выполнена благодаря политической дальновидности Иосифа Сталина и его непреклонному упорству в принуждении к реализации его планов строительства, несмотря на фантастические затраты и жесточайшие трудности.

Сталин отдавал предпочтение тяжелой промышленности. При этом он утверждал, что новые предприятия должны быть сосредоточены на Урале и в Сибири, за тысячи миль от ближайших границ, вне досягаемости бомбардировщиков любого врага. Должны быть созданы целые новые отрасли промышленности. До того времени Россия почти полностью зависела от поставок из других стран по резине, химикатам, станкам, тракторам и многому другому. Эти товары могли и должны были производиться в Советском Союзе для гарантии технической и военной независимости страны.

Бухарин и многие старые большевики не согласились со Сталиным. Они придерживались того, что легкая промышленность должна быть построена первой; 1000 надо наладить снабжение советского народа потребительскими товарами прежде, чем приступать к всеобщей программе индустриализации. Шаг за шагом, один за другим умолкали голоса несогласных. Сталин победил. Россия приступила к самому грандиозному плану индустриализации, когда-либо появлявшемуся на свете.

В 1932 году пятьдесят шесть процентов национального дохода Советского Союза было вложено в капитальное строительство. Это было невиданным достижением. Когда в 1860-1870 годах в Соединенных Штатах шло широкое строительство железных дорог и доменных печей, максимум капитальных вложений в год был в пределах двадцати процентов от национального дохода. Более того, индустриализация Америки во многом шла за счет капитала из Европы, а людские ресурсы для строительства промышленности притекали из Китая, из Ирландии, Польши и других европейских государств. Советская индустриализация была совершена почти без всякой помощи иностранного капитала. Тяжелые условия жизни и жертвы во имя индустриализации были сознательно и с энтузиазмом восприняты большинством рабочих. Они работали без отдыха, но они знали, что это все было для них самих, для будущего с достойной и свободной жизнью для всех рабочих.

Хироаки Куромия писал:

Может показаться парадоксальным, но период вынужденных ограничений для первичного накопления средств для индустриализации был не только источником нужды и тревог, но также и советского героизма... Советская молодежь 1930-х годов проявила героизм, работая на фабриках и заводах, на строительстве городов, таких как Магнитогорск и Новокузнецк.

Ускоренная индустриализация, вызванная первым пятилетним планом, символизировала грандиозную и волнующую цель построения нового общества. Предпринятая на фоне депрессии и массовой безработицы на Западе, советская кампания индустриализации вызвала героизм, энтузиазм и романтику сверхчеловеческих усилий. Илья Эренбург писал: Слово энтузиазм, подобно многим другим, подверглось инфляции, но нет другого слова, столь хорошо соответствующего дням первой пятилетки: это был энтузиазм чистой воды, вдохновлявший молодых людей на каждодневные захватывающие подвиги.

Итоги индустриализации

За 1929-1937 гг. страна совершила беспрецедентный скачок в росте промышленной продукции. За это время в строй вступило около 6 тыс. крупных предприятий, то есть 600-700 ежегодно. Темпы роста тяжелой промышленности были в два-три раза выше, чем за 13 лет развития России перед первой мировой войной.

В результате страна обрела потенциал, который по отраслевой структуре и техническому оснащению находился в основном на уровне передовых капиталистических государств. По абсолютным объемам промышленного производства СССР в 1937 г. вышел на второе место после США (в 1913 г. – пятое место). Прекратился ввоз из-за рубежа более 100 видов промышленной продукции, в том числе цветных металлов, блюмингов, рельсопрокатных станов, экскаваторов, турбин, паровозов, тракторов, сельхозмашин, автомобилей, самолетов. В целом к 1937 г. удельный вес импорта в потреблении страны снизился до 1%.

В ходе реализации трёх первых пятилетних планов (1928-32; 1933-37; 1937-42, выполнение плана прервано в 1941), несмотря на срыв завышенных плановых показателей, ценой неимоверного напряжения сил всего населения СССР достиг экономической независимости от Запада. Рост промышленного производства в 30-е гг. составил примерно 15% в год. По производству валовой продукции в ряде отраслей промышленности СССР обогнал Германию, Великобританию, Францию или вплотную приблизился к ним, однако отставал от этих стран по производству продукции на душу населения.

Итоги (по данным официальной статистики) за годы довоенных пятилеток (1928/29 - 1932/33, 1933 - 1937, 1938 -1941 годы) по объему промышленной продукции СССР вышел на первое место в Европе и на второе место в мире:

- по производству машин, тракторов, грузовых автомобилей, по добыче нефти занял второе место в мире;
- созданы новые отрасли индустрии (авиационная, автомобильная, подшипниковая, тяжелое машиностроение, приборо- и станкостроение и др.);
- ликвидирована эксплуатация, к 1931 г. покончено с безработицей;
- осуществлены значительные программы в области образования, науки, медицины;
- создана плановая социалистическая экономика;
- ликвидирована экспортная зависимость от внешнего мира;
- социализм победил в основном (закончился переходный период).

Реальные данные говорят о том, что:

- задания ни одной из пятилеток не были выполнены;
- достигнутые успехи были плодом неимоверных физических и морально-политических издержек;
– эксплуатации энтузиазма, революционной активности масс;
- утвердилась и расцвела командно-административная система.

Были созданы новые отрасли промышленности - станкостроительная, авиационная, автомобильная, тракторная, химическая и др. В строй действующих было введено около 9 тыс. крупных промышленных предприятий общесоюзного значения. Во 2-й половине 30-х гг. Сталин заявил о превращении СССР из аграрной страны в индустриальную. Высокие темпы промышленного развития были достигнуты как за счёт низкого стартового уровня, так и за счёт тотального внедрения командных методов руководства экономикой. Целям форсированной индустриализации отвечало массовое использование дешёвой рабочей силы и энтузиазма масс, воодушевлённых большевистской идеей строительства бесклассового общества. В практику народного хозяйства внедрялись различные формы т. н. социалистического соревнования за выполнение и перевыполнение производственных заданий без увеличения оплаты труда. Широко использовался труд заключённых в лагерях Главного управления лагерей (ГУЛАГ); в 1934 число заключённых в лагерях ГУЛАГ составляло 500 тыс. человек, в 1940 - более 1,5 млн.

Индустриализация проходила за счет снижения жизненного уровня городского населения, характерным показателем которого являлось существование в 1929-1933 гг. карточной системы снабжения населения.

Пятилетние планы оказали сильное стимулирующее воздействие на индустриальное развитие, на оптимальное размещение и взаимоувязки вводимых в строй новых производительных сил. Типична история создания плотины и гидроэлектростанции на Днепре, получивших название Днепр строя. Проект финансировался государством. Проект предполагал создание совершенно новых отраслей промышленности, строительство новых заводов и фабрик, которые работали бы на электроэнергии, даваемой этой гидроэлектростанцией. Электроэнергией предполагалось снабжать шахты Донбасса, а также новые металлургические заводы, производящие алюминий, высококачественную сталь и железные сплавы, таким образом, создавался новый промышленный комплекс для производства средств производства. Появились два новых промышленных города - Запорожье и Днепропетровск. Днепр острой оказался образцом для множества смелых проектов, начатых в соответствии с первым пятилетним планом.

Важнейший из них - создание на Востоке второго основного угольно-металлургического центра СССР путем использования богатейших угольных и рудных месторождений Урала и Сибири. Вместо первоначально запроектированных 16 металлургических заводов средних размеров на XVI съезде ВКП (б) (1930) было решено построить несколько крупных комбинатов: мощность Магнитогорского комбината увеличить с 656 тыс. т годовой выплавки чугуна до 2,5 млн. т, а затем до 4 млн. т; мощность Кузнецкого комбината должна была превысить намеченную ранее почти в 4 раза и т.д. Созданная в 30-е гг. вторая угольно-металлургическая база сыграла выдающуюся роль в годы Великой Отечественной войны. Именно сюда перемещались из оккупированных Германией западных и южных областей заводы, квалифицированная рабочая сила. Опираясь на созданную в 30-е гг. индустриальную инфраструктуру, на Урале и в Сибири было налажено массовое производство военной техники, компенсировавшее утрату традиционных центров военного производства.

Существовал традиционный путь индустриализации, по которому в XX в. шли многие страны: иностранные кредиты. Но этот путь чреват долгами, зависимостью, к тому же помощи от капиталистов Советской стране ждать не следовало. Главным источником мобилизации накоплений на нужды индустриализации могла быть только деревня (крестьяне составляли 4/5 населения). Все эти источники могли обеспечить индустриализацию только при условии осуществления в стране сурового режима «бережливости, экономии, беспощадной борьбы со всякими излишними непроизводительными расходами».

Проведение индустриализации

Период развития советского общества с 1928 по 1940 гг. носит название индустриализации, т.е. это процесс машинизации производства всех отраслей хозяйства (особенно промышленности) как средство материально-технической базы общества. В условиях кризиса нэповской экономики, развала промышленности и продовольственного голода началось создание плана по реформированию и модернизации базовых отраслей хозяйства.

Выбор концепции индустриального развития вызвал разногласия между членами партии. Группа членов Политбюро - Бухарин, Рыков, Томский при поддержке специалистов Госплана - придерживалась идеи оптимального сочетания развития промышленности, сельского хозяйства при повышении жизненного уровня трудящихся. Предполагалось развивать кооперацию, сделав основную ставку на поддержку индивидуального хозяйства бедняков и середняков, и только после подъема сельского хозяйства приступать к индустриализации. В области финансов планировалось повысить покупательную способность червонца, привлечь мелкие сбережения населения. Идея большого скачка отвергалась, отстаивалась концепция «нормального», постепенного эволюционного развития.

Их оппоненты - Сталин, Куйбышев, Молотов, Микоян, Каганович, Киров, Орджоникидзе - выступали за форсирование развития тяжелой промышленности за счет других отраслей. Основная задача развития сельского хозяйства виделась в создании крупного коллективного хозяйства. Эти сторонники военно-командных мер предполагали развитие индустриализации за счет ужесточения методов управления и перераспределения средств из сельского хозяйства, легкой и пищевой промышленности в пользу тяжелой. Основным отличием сталинского плана от альтернативной концепции развития, выдвинутой бухаринской группой, была идея «индустриального прорыва», скачка в развитии индустрии, необходимого осуществить всеми возможными способами.

Открытое столкновение альтернатив об условилось хлебозаготовительным кризисом и введением чрезвычайных мер. Для преодоления продовольственного дефицита правительство пошло на усиление командно-административных методов, в том числе на насильственное изъятие хлеба и введение карточек. Сталин провозгласил невозможность существования мелкого крестьянского хозяйства и социализма и объявил о необходимости перехода к индустриализации. Изоляция сталинской оппозиции позволила начать осуществление этого плана, провозглашенного на XIV съезде ВКП (б). Концепция о постепенном, эволюционном развитии была вытеснена идеей о необходимости в кратчайшие сроки догнать и перегнать передовые капиталистические страны.

Индустриализация являлась ключевой задачей социалистического строительства. Во-первых, развитие промышленности гарантировало относительную экономическую независимость социалистического государства от капиталистических держав. Во-вторых, она являлась основой создания военного комплекса. В-третьих, «крупная машинная промышленность была способна организовать и земледелие», тем самым и изменяя классовый состав мелкобуржуазного населения в пользу рабочего класса.

Индустриализация рассматривалась как многогранный процесс создания комплексной экономики при более ускоренном темпе развития производства средств производства («группы А»).

Восстановление разрушенного хозяйства поставило советское руководство перед альтернативой: или продолжать нэп и руками капиталистов строить социализм, или приступить к планомерному, централизованному, ударному и всенародному промышленному рывку.

О необходимости расширения индустриализации говорилось на XIV партийной конференции (апрель 1925 г.), III съезде Советов СССР (май 1925 г.). В резолюции по докладу председателя ВСНХ Ф.Э. Дзержинского «О положении промышленности СССР») съезд признал, что государственная промышленность подошла «к полному стопроцентному использованию имеющегося основного капитала».

Впервые вопрос о курсе на индустриализацию как о генеральной линии партии был поставлен Сталиным на XIV съезде РКП (б) - ВКП (б) в декабре 1925 г. Главной задачей индустриализации ставилось превращение СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, производящую машины и оборудование. С разгромом «новой оппозиции» особо подчеркивался курс сознательно планируемой партией и государством деятельности трудящихся, призванной обеспечить самостоятельность и технико-экономическую независимость диктатуры пролетариата.

В апреле 1926 г. проблемы хозяйственной политики рассматривались на специальном Пленуме ЦК ВКП (б). В докладе председателя СНК СССР А.И. Рыкова было указано на необходимость соблюдения «сурового режима бережливости, экономии и беспощадной борьбы со всякими излишними непроизводительными расходами», увеличение притока свободных средств населения в фонд индустриализации. На пленуме подчеркивалось, что индустриализация страны определяет «рост всего хозяйства в целом по пути к победе социализма». И, несмотря на то, что никто не отрицал необходимость индустриализации страны, на пленуме вновь разгорелась дискуссия по методам ее проведения.

Мнение большинства выразил Сталин: «Индустриализация должна базироваться на постепенном подъеме благосостояния деревни». Он подчеркнул, что «преувеличенные планы промышленного строительства - плохое средство для подхлестывание».

Планы проведения индустриализации

Централизованное руководство Совета Труда и Обороны, Политбюро ЦК ВКП (б), продолжавшаяся яростная политическая дискуссия значительно тормозили проведение индустриализации.

По мнению председателя Госплана Г.М. Кржижановского, индустриализация в СССР должна пройти четыре этапа:

1)развитие добывающей промышленности и расширение производства технических культур в сельском хозяйстве;
2)реконструкция транспорта;
- обеспечение правильного размещения производительных сил и общий подъем товарности сельского хозяйства;
- развернутый фронт энергетики.

Переплетаясь между собой, сливаясь в единое целое, эти процессы, отмечал он в 1927 г., выведут индустриализацию страны на уровень, предшествующий развернутой фазе социализма. Таким образом, индустриализация, по его мнению, должна охватывать все отрасли экономики и быть рассчитана на длительный срок.

Однако ВСНХ во главе с новым председателем В.В. Куйбышевым выделяли приоритетное развитие промышленности с упором на производство средств производства, что фактически противоречило решениям апрельского (1926 г.) Пленума ЦК ВКП (б).

В декабре 1927 г. состоялся XV съезд ВКП (б), на котором были обсуждены и приняты директивы по составлению пятилетнего плана развития народного хозяйства. Съезд подчеркнул, что важнейшей задачей первой пятилетки должно стать обеспечение социалистической индустриализации страны. «Наиболее быстрый темп развития должен быть придан тем отраслям тяжелой индустрии, - подчеркивалось в директивах, - которые подымают в кратчайший срок экономическую мощь и обороноспособность СССР, служат гарантией возможности развития в случае экономической блокады, ослабляют зависимость от капиталистического мира и содействуют преобразованию сельского хозяйства на базе более высокой техники и коллективизации хозяйства».

На основе директив XV съезда ВКП (б) в Госплане СССР, ВСНХ и на местах приступили к разработке плановых заданий на 1928/29-1932/33 годы. По предложению Г.М. Кржижановского разрабатывалось два варианта плана: отправной (минимальный) и оптимальный (максимальный), превышающий задания минимального плана на 20%. Отправной вариант плана, предусматривал рост промышленности на 130-136%. В начале 1928 г. стало ясно, что в стране назревает экономический кризис. Несмотря на хороший урожай, крестьяне не дали необходимого количества хлеба государству. Срывался экспорт зерна, дававший валюту для индустриализации. К тому же под угрозой голода были промышленные центры и города. Сталин заявил, что в стране происходит «крестьянский бунт».

Были приняты испытанные чрезвычайные меры:

- продразверстка; пропаганда «светлого будущего»;
- поездки по регионам большевистских вождей;
- направление в деревни оперуполномоченных и рабочих продотрядов.

Первый пятилетний план был одобрен XVI партконференцией в апреле 1929 г. и окончательно утвержден V съездом Советов СССР в мае 1929 г., хотя официально его выполнение началось 1 октября 1928 г. По плану приоритет отдавался тяжелой промышленности, которая получала 78% всех капиталовложений. Валовая продукция крупной индустрии должна была увеличиться более чем в 2 раза, а в отраслях группы «А» - более чем в 3 раза. Таким образом, намечалось преобразование СССР из аграрно-индустриальной страны в индустриально-аграрную державу. Большинство населения страны - крестьяне - должны были не только накормить городских жителей, но и обеспечить успех индустриализации в самые сжатые сроки.

Первый год пятилетки значительно оживил промышленность, однако уже в 1929 г. была введена карточная система распределения продуктов во всех городах. Миграция, вызванная индустриализацией, охватила огромные массы людей. Появилась безработица. Резко обострилась жилищная проблема. Не хватало квалифицированных рабочих. И все же плановые задания завышались. Так, в начале 1930 г. к концу пятилетки планы добычи угля с 75 млн. т., предусмотренных изначально, были подняты до 150 млн. тонн, нефти - до 45 млн. тонн вместо 22, выплавки чугуна с 10 до 17-20 млн. тонн, производства тракторов с 55 тыс. до 450 тыс. и т.д.

Особенности индустриализации

Главные особенности советской индустриализации:

• главными источниками накопления средств для индустриализации стали: "перекачки" средств из деревни в город; с легкой и пищевой в тяжелую промышленность, увеличение прямых и косвенных налогов; внутренние займы; выпуск бумажных денег, не обеспеченных золотом расширения продажи водки, увеличение вывоза за границу нефти, леса, пушнины и хлеба;
• источниками индустриализации стала фактически неоплаченный труд рабочих и особенно крестьян; эксплуатации многих миллионов узников ГУЛАГа;
• сверхвысокие темпы индустриализации, которые объяснялись руководством СССР необходимостью укрепления обороноспособности страны перед растущей внешней угрозой;
• первоочередное внимание уделялось развитию предприятий военного назначения, милитаризация экономики;
• попытки советского руководства во главе с И. Сталиным продемонстрировать перед всем миром преимущества социализма над капитализмом;
• огромные по масштабам преобразования осуществлялись на гигантский территории, а это с необычайной остротой ставило вопрос о развитии инфраструктуры (дороги, мосты и др.)., состояние которой во многом не соответствовал потребностям;
• развитие производства средств производства значительно опережал производство предметов потребления;
• в ходе индустриализации осуществлялась антирелигиозная кампания, происходило ограбление церквей для нужд советской экономики;
• осуществлялась эксплуатация трудового энтузиазма людей; внедрения массового "социалистического соревнования".

Цели индустриализации

Основными целями индустриализации в СССР провозглашались:

• обеспечение экономической самостоятельности и независимости СССР;
• ликвидация технико-экономической отсталости страны, модернизация промышленности;
• создание технической базы для модернизации сельского хозяйства;
• развитие новых отраслей промышленности;
• укрепление обороноспособности страны, создание военно-промышленного комплекса;
• стимулирование неуклонного роста производительности труда и на этой основе повышение материального благосостояния и культурного уровня трудящихся.

Форсированная индустриализация

В конце 20-х гг. НЭП стал сворачиваться - хозяйство встало на путь форсированной индустриализации. Усилились административные методы руководства экономикой, действие рыночных механизмов ограничивалось и подавлялось планом. В годы перестройки многие авторы представляли это следствием субъективных и ошибочных воззрений Сталина, “нарушением объективных экономических законов”.

Однако никаких альтернатив, которые бы показали реальную возможность иным способом осуществить за 10 лет индустриализацию России для выведения ее оборонного потенциала на необходимый для противостояния угрозе мировой войны уровень они не дали. А без этого критика “волюнтаризма” политики индустриализации СССР в рамках плановой системы, а не НЭПа, остается чисто идеологической риторикой.

На деле моделирование варианта НЭПа в 1989 г. показало, что в этом случае не только не было возможности поднять обороноспособность страны, но и годовой прирост валового продукта опустился бы ниже прироста населения - страна неуклонно шла к социальному взрыву.

Начало индустриализации

Индустриализация являлась ключевой задачей социалистического строительства. Во-первых, развитие промышленности гарантировало относительную экономическую независимость социалистического государства от капиталистических держав. Во-вторых, она являлась основой создания военного комплекса. В-третьих, «крупная машинная промышленность, - подчеркивал Ленин, - способна организовать и земледелие», тем самым и изменяя классовый состав мелкобуржуазного населения в пользу рабочего класса.

Индустриализация рассматривалась как многогранный процесс создания комплексной экономики при более ускоренном темпе развития производства средств производства («группы А»).

Восстановление разрушенного хозяйства поставило советское руководство перед альтернативой; или продолжать нэп и руками капиталистов строить социализм, или приступить к планомерному, централизованному, ударному и всенародному промышленному рывку.

О необходимости расширения индустриализации говорилось на XIV партийной конференции (апрель 1925 г.), III съезде Советов СССР (май 1925 г.). В резолюции по докладу председателя ВСНХ Ф.Э. Дзержинского «О положении промышленности СССР») съезд признал, что государственная промышленность подошла «к полному стопроцентному использованию имеющегося основного капитала».

Впервые вопрос о курсе на индустриализацию как о генеральной линии партии был поставлен Сталиным на XIV съезде РКП (б)- ВКП (б) в декабре 1925 г. Главной задачей индустриализации ставилось превращение СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, производящую машины и оборудование. С разгромом «новой оппозиции» особо подчеркивался курс сознательно планируемой партией и государством деятельности трудящихся, призванной обеспечить самостоятельность и технико-экономическую независимость диктатуры пролетариата.

В апреле 1926 г. проблемы хозяйственной политики рассматривались на специальном Пленуме ЦК ВКП (б). В докладе председателя СНК СССР А.И. Рыкова было указано на необходимость соблюдения «сурового-режима бережливости, экономии и беспощадной борьбы со всякими излишними непроизводительными расходами», увеличение притока свободных средств населения в фонд индустриализации. На пленуме подчеркивалось, что индустриализация страны определяет «рост всего хозяйства в целом по пути к победе социализма». И, несмотря на то, что никто не отрицал необходимость индустриализации страны, на пленуме вновь разгорелась дискуссия по методам ее проведения.

Мнение большинства выразил Сталин: «Индустриализация должна базироваться на постепенном подъеме благосостояния деревни». Он подчеркнул, что «преувеличенные планы промышленного строительства - плохое средство для подхлестывание».

Планы индустриализации в СССР

Централизованное руководство Совета Труда и Обороны, Политбюро ЦК ВКП (б), продолжавшаяся яростная политическая дискуссия значительно тормозили проведение индустриализации. Ф.Э. Дзержинский считал, что если не найти правильной линии в управлении страной и темпа, «страна тогда найдет своего диктатора, похоронщика революции, - какие бы красные перья ни были на его костюме...»

По мнению председателя Госплана Г.М. Кржижановского, индустриализация в СССР должна пройти четыре этапа:

1) развитие добывающей промышленности и расширение производства технических культур в сельском хозяйстве;
2) реконструкция транспорта;
3) обеспечение правильного размещения производительных сил и общий подъем товарности сельского хозяйства;
4) развернутый фронт энергетики.

Переплетаясь между собой, сливаясь в единое целое, эти процессы, отмечал он в 1927 г., выведут индустриализацию страны на уровень, предшествующий развернутой фазе социализма. Таким образом, индустриализация, по его мнению, должна охватывать все отрасли экономики и быть рассчитана на длительный срок.

Однако ВСНХ во главе с новым председателем В.В. Куйбышевым выделяли приоритетное развитие промышленности с упором на производство средств производства, что фактически противоречило решениям апрельского (1926 г.) Пленума ЦК ВКП (б).

В декабре 1927 г. состоялся XV съезд ВКП (б), на котором были обсуждены и приняты директивы по составлению пятилетнего плана развития народного хозяйства. Съезд подчеркнул, что важнейшей задачей первой пятилетки должно стать обеспечение социалистической индустриализации страны. «Наиболее быстрый темп развития должен быть придан тем отраслям тяжелой индустрии, - подчеркивалось в директивах, - которые подымают в кратчайший срок экономическую мощь и обороноспособность СССР, служат гарантией возможности развития в случае экономической блокады, ослабляют зависимость от капиталистического мира и содействуют преобразованию сельского хозяйства на базе более высокой техники и коллективизации хозяйства».

На основе директив XV съезда ВКП (б) в Госплане СССР, ВСНХ и на местах приступили к разработке плановых заданий на 1928/29-1932/33 годы. По предложению Г.М. Кржижановского разрабатывалось два варианта плана: отправной (минимальный) и оптимальный (максимальный), превышающий задания минимального плана на 20%.

Отправной вариант плана, предусматривал рост промышленности на 130-136% В начале 1928 г. стало ясно, что в стране назревает экономический кризис. Несмотря на хороший урожай, крестьяне не дали необходимого количества хлеба государству. Срывался экспорт зерна, дававший валюту для индустриализации. К тому же под угрозой голода были промышленные центры и города. Сталин заявил, что в стране происходит «крестьянский бунт».

Были приняты испытанные чрезвычайные меры:

- продразверстка;
- пропаганда «светлого будущего»;
- поездки по регионам большевистских вождей;
- направление в деревни оперуполномоченных и рабочих продотрядов.

Первый пятилетний план был одобрен XVI партконференцией в апреле 1929 г. и окончательно утвержден V съездом Советов СССР в мае 1929 г., хотя официально его выполнение началось 1 октября 1928 г. По плану приоритет отдавался тяжелой промышленности, которая получала 78% всех капиталовложений. Валовая продукция крупной индустрии должна была увеличиться более чем в 2 раза, а в отраслях группы «А» - более чем в 3 раза. Таким образом намечалось преобразование СССР из аграрно-индустриальной страны в индустриально-аграрную державу. Большинство населения страны - крестьяне - должны были не только накормить городских жителей, но и обеспечить успех индустриализации в самые сжатые сроки.

Первый год пятилетки значительно оживил промышленность, однако уже в 1929 г. была введена карточная система распределения продуктов во всех городах. Миграция, вызванная индустриализацией, охватила огромные массы людей. Появилась безработица. Резко обострилась жилищная проблема. Не хватало квалифицированных рабочих и ИТР. И все же плановые задания завышались.

Так, в начале 1930 г. к концу пятилетки планы:

- добычи угля с 75 млн. т., предусмотренных изначально, были подняты до 150 млн. т.;
- нефти - до 45 млн. т. вместо 22; выплавки чугуна с 10 до 17-20 млн. т.; производства тракторов с 55 тыс. до 450 тыс. и т.д.

Культивирование любви к труду. Усиление репрессий Сталина

Интенсивная работа являлась основным источником экономического процветания страны. В целях выполнения поставленных пятилеткой задач XV съезд ВКП (б) призывал вести самую энергичную работу по рационализации производства, широкому использованию науки и техники, всемерно поддерживать трудовую инициативу рабочих и служащих, бороться за трудовую сознательность и производственную дисциплину.

С призывом к рабочим поднять производительность труда обратился в декабре 1928 г. восьмой съезд профсоюзов. 15 января 1929 г. «Рабочая газета» предложила организовать перекличку между фабриками и заводами по снижению себестоимость продукции, 1% которой давал 100 млн. руб. экономии. 20 января 1929 г. в «Правде была опубликована статья В. И. Ленина «Как организовать соревнование?», написанная им еще в конце 1917 г.

На XVI съезде ВКП (б) летом 1930 г. В.В. Куйбышев заявил, что необходимо каждый год удваивать объем капиталовложений и увеличивать производство продукции на 30%. «Темпы решают все!»

Таким образом, благодаря энергичной пропаганде и агитации, поддержке ВКП (б) трудовой энтузиазм стал общественным психозом. Вместе с тем скачкообразная производительность труда, галопирующие планы дезорганизовывали производство.

«Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет, - утверждал Сталин в феврале 1931 г., - Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, - пугал вождь, - либо нас сомнут». И страна буквально бежала вперед, несмотря на то, что потери часто превышали достигнутые цели. К концу 1930 г. 40% капиталовложений в промышленности были заморожены в незавершенных объектах. Вырвавшиеся вперед получали различные допинги - государственные награды и различные поощрения, направление на учебу, выдвижение на руководящие посты.

За 1928-1932 гг. число обучающихся на рабфаках увеличилось с 50 тыс. до 285 тыс. Более 140 тыс. рабочих от станка были выдвинуты на руководящие должности. К концу первой пятилетки в промышленности практики составляли 50% руководящих кадров.

«Красные» директора, среди которых в 1929 г. 89% имели лишь начальное образование, как правило, члены ВКП (б), являлись политической опорой партии, ее «стрелочниками» на производстве.

Без сомнения, опорой кадровых работников на производстве и в госучреждениях все еще являлись представители интеллигенции, в основном далекие от политической борьбы за власть и социалистических экспериментов. Они подходили ко всему со своих обывательских жизненных позиций, что нередко ставило их в ряды противников существующего режима, и ЦК все просчеты, ошибки перекладывал на «непокорных» буржуазных специалистов. С 1928 г. стала разворачиваться кампания по «классовой чистке» управленческого административно-хозяйственного аппарата.

За 1928-1931 гг. НКВД «просеяло» 1 млн. 256 тыс. человек. 138 тыс. из них были отстранены от выполнения служебных обязанностей, а точнее, уволены с работы, 23 тыс. из числа уволенных были причислены к «первой категории» - «враги советской власти» с вытекающими последствиями: от лишения гражданских прав до расстрела.

Понимая и видя негативность чрезмерных «чисток» и «выдвижений», Сталин 23 июня 1931 г. на совещании хозяйственников заявил, что «такой "политикой" можно лишь дискредитировать партию и оттолкнуть от партии беспартийных рабочих... значительная часть вчерашних вредителей начинает работать на ряде заводов и фабрик заодно с рабочим классом».

В сентябре 1932 г. были введены обязательные внутренние паспорта (трудовые книжки), в которых отмечался производственный путь рабочего. В целях уменьшения текучести рабочих кадров была введена система прописки. По закону от 15 ноября 1932 г., за неявку на работу предусматривалось немедленное увольнение, лишение продовольственных карточек, выселение с занимаемой жилплощади.

И все же производительность труда зависела не только от трудовой активности рабочих и усиления дисциплины, а во многом от оплаты труда, которая являлась не только источником людского благосостояния, но и источником проведения индустриализации.

Источники промышленного роста СССР до 1930 года

Индустриализация оказывала все большее давление не только на систему управления производством, но и государством в целом. Партийно-государственные структуры власти определяли и регулировали источники широко развернувшегося промышленного роста. Политбюро ЦК ВКП (б) не только определило, что многомиллионное крестьянство должно финансировать индустриализацию, но и устанавливало общий фонд заработной платы на каждый год, решая, каким отраслям промышленности увеличить или уменьшить фонды. Для того чтобы увязать зарплату с производительностью труда, использовали премии за перевыполнение норм выработки, а также за снижение себестоимости продукции. Таким образом, администрация на свое усмотрение регулировала оплату труда рабочего вне зависимости от него самого. Производительность труда должна была расти быстрее заработной платы, что вело к расширению производства за счет прибылей самой промышленности.

Одним из важнейших источников индустриализации были цены, налоги и займы, что являлось предметом острых политических споров. Поскольку основные отрасли промышленности находились в руках государства, оно осуществляло и контроль за оптовыми ценами на промышленную продукцию. Оппозиция неоднократно требовала поднять оптовые цены, чтобы увеличить рентабельность государственной промышленности. Ее требования отвергались, при этом оппозицию обвиняли в пренебрежении интересами крестьянства. Варианты пятилетнего плана были основаны на заниженных ценах на промышленные товары.

Бурное развитие промышленности, сконцентрированное в основном на производстве средств производства, а не товаров широкого потребления, тяжким бременем ложилось на плечи крестьян, рабочих, на всю экономику.

За период с 1926 по 1929 г. прямое налогообложение - промышленный налог на частный сектор, сельскохозяйственный и подоходный налоги - в денежном выражении выросло почти в два раза. Необходимо учитывать и косвенное налогообложение. Акцизный сбор, размер которого за этот период удвоился, составлял треть всех налоговых поступлений.

Начиная с 1927 г. стали выпускаться государственные займы, подписка на которые стала почти принудительной. Несмотря на традиционные источники промышленного роста, хотя и гипертрофированные, не финансы регулировали экономическую жизнь страны, а волевые решения партийно-государственных структур.

В 1930-1932 гг. прошла кредитная реформа, фактически заменившая кредит плановым банковским финансированием.

Под план Наркомфин и Госплан могли «накачать» любую промышленную отрасль за счет другой или дополнительного выпуска денег. Масса денег в обращении увеличилась с 1,3- 1,4 млрд. руб. в 1926/27 годах до 8,4 млрд. руб. в 1933 г. и 11,2 млрд. руб. в 1937 г. НКВД могло предоставить почти неограниченно дармовую рабочую силу. Политбюро ЦК ВКП (б), хотя и не без ропота отдельных его членов, обосновывало все нестандартные действия «уникальной» теорией марксизма-ленинизма и обещаниями светлого будущего.

Строительство основ социализма

В начале 1933 г. партийно-советское руководство официально заявило, что первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР выполнен досрочно - за 4 года и 3 месяца. Подводя итоги, Сталин исходил из первоначального варианта плановых показателей апреля-мая 1929 г., а не утвержденного в конце 1929 г. значительно завышенного. Даже по данным официальной статистики национальный доход в 1929-1932 гг. вырос лишь на 59% вместо 103% по плану, выпуск промышленной продукции - на 102 вместо 130%. Почти в два раза меньше, чем планировалось, было произведено электроэнергии, нефти, чугуна, стали, проката, тракторов, комбайнов, автомобилей и других важнейших видов промышленной продукции. План по производству товаров легкой промышленности, предметов широкого потребления был выполнен лишь на 70%. Объем капиталовложений в промышленность по отношению к валовому национальному продукту за пять лет увеличился в 3,5 раза.

Все показатели свидетельствовали о том, что индустриализация проводилась экстенсивными методами и с огромными издержками. Показателем высокой инфляции стало увеличение за пятилетку денежной массы на 180%, рост розничных цен на промышленные товары на 250-300%. Покупательная способность рубля упала на 40%. Необоснованно завышенные планы приводили к перенапряжению сил, рекордным рывкам, а главное - к усилению административно-команднои системы управления экономикой и политической непогрешимости.

Люди верили в светлое будущее, видели результаты своего труда, точнее, хорошо разрекламированные отдельные успехи социалистического строительства. Начиная с 1929 г. истинные цифры ЦСУ СССР были доступны лишь узкому кругу, а критические письма партийно-советским руководителям не выдаются исследователям и поныне. О трудовом героизме, о первенцах промышленности в России знают много и гордятся подвигами предков, но не всегда помнят о цене и потерях.

За годы первой пятилетки промышленность получила на 30% больше инвестиций, чем предполагалось по первоначальному плану. Наиболее заметны были результаты автомобилестроения и тракторостроения. В канун первой пятилетки производство автомашин не превышало двух штук в день, а в 1932 г. их выпускали в 30 раз больше; общая численность советских автомобилей достигла 24 тыс. Одновременно в 38 раз увеличилось производство тракторов, которое в 1928 г. едва превышало тысячу штук. И все же до намеченных рубежей было далеко.

Многие дефицитные материалы, оборудование, станки, цветные металлы, прокат приходилось покупать за границей. Валюту получали от продажи нефти, леса и хлеба. В 1930 г. от продажи нефти и леса было выручено 1 млрд. 430 млн. руб., а за хлеб - 883 млн. руб. Большая часть валюты шла на создание военно-промышленного комплекса, ибо это было неотъемлемой частью социалистического строительства, «делом всего международного пролетариата».

Подводя итоги первой пятилетки, И.В. Сталин на январском (1933 г.) пленуме ЦК и ЦКК ВКП (б), цитируя слова Ленина о том, что «война неумолима, она ставит вопрос с беспощадной резкостью: либо погибнуть, либо догнать передовые страны и перегнать их также и экономически», уверенно заявил: «...страна наша из аграрной стала индустриальной, ибо удельный вес промышленной продукции в отношении к сельскохозяйственной поднялся с 48% в начале пятилетки (1928 г.) до 70% к концу четвертого года пятилетки (1932 г.)».

Достижения и издержки промышленного скачка

Подводя итоги индустриализации СССР, Сталин как на январском (1933 г.) пленуме ЦК и ЦКК, так и на XVII съезде ВКП (б) особо выделил ее достижения, многие из которых сомнительны.

Несомненно, индустриализация Советского Союза вывела его с пятого места в мировым промышленном производстве, которое он занимал в 1928 г., на второе место в мире после США и на первое в Европе.

Необходимость индустриализации страны, зажатой экономической блокадой, вполне объяснима. Ее чрезмерность, гигантомания, однобокость и бешеные темпы тоже понятны. Обобществление средств производства государством вело к волевому, плановому, централизованному руководству, при котором госчиновники не отвечали за свои указания, а исполнители не имели права на свои действия, но отвечали за решения руководителей.

Забегание вперед в ходе естественных циклов экономического развития приводило к дисгармонии общественной жизни. Постоянно требовалось что-то брать штурмом, а что-то бросать. Таким образом, тратились огромные неоправданные средства. Трудящиеся не понимали, почему у одних отбирают, а другим дают.

Действительно велик подвиг советского народа, отдавшего все ради своего будущего, терпевшего бездарность, жестокость и лживость самоуверенного безграмотного партийного руководства. Хотя не бесспорны и имеющиеся факты открытого сопротивления методам партийного руководства.

Навязывание методов хозяйственного управления, искусственная заорганизованность партийного руководства, стремление командовать приводили к подавлению активности рабочего класса, его деградации. Хотя официальная пропаганда уверяла, что рабочий класс - хозяин страны, а его возрастающая численность ведет к увеличению его роли в руководстве обществом.

Несомненно, что при увеличении объема промышленного производства естественно растет численность рабочего класса. Однако нарушение оплаты труда, уравниловка приводят к трудовой пассивности рабочих, зависимости от бюрократизированного управленческого аппарата.

Форсированная индустриализация привела не столько к повышению благосостояния народа, сколько к укреплению тоталитаризма в стране. Как соотечественников, так и международную общественность приводили в восторг успехи индустриализации в СССР, хотя истинная цена этих успехов была известна лишь немногим.

Причины индустриализации

В сер.20-х гг. Проблема индустриализации вышла на 1-й план. Это объяснялось необходимостью: создания МТБ социализма, достижения экономической независимости страны, укрепления ее обороноспособности. Сталин, воспользовавшись очередным кризисом НЭПа, объявил о «наступлении социализма по всему фронту». На первый план вышло ускоренное развитие базовых отраслей промышленности (топливно-сырьевая, металлургия, машиностроение и др.) от которых зависело общее состояние экономики.

В сер.20-х гг. Проблема индустриализации вышла на 1-й план. Это объяснялось необходимостью: создания МТБ социализма, достижения экономической независимости страны, укрепления ее обороноспособности. Сталин, воспользовавшись очередным кризисом НЭПа, объявил о «наступлении социализма по всему фронту». На первый план вышло ускоренное развитие базовых отраслей промышленности (топливно-сырьевая, металлургия, машиностроение и др.) от которых зависело общее состояние экономики.

На Западе индустриализация проводилась за счет средств полученных от развития сельского хозяйства и легкой промышленности. Но в СССР не было времени на осуществление данного подхода. Поэтому индустриализация осуществлялась за счет ограбления села и продажи за границу сырья, хлеба, культурных ценностей. В условиях ограниченности ресурсов руководство перешло к их централизованному распределению и к плановости всей экономики.

На Западе индустриализация проводилась за счет средств полученных от развития сельского хозяйства и легкой промышленности. Но в СССР не было времени на осуществление данного подхода. Поэтому индустриализация осуществлялась за счет ограбления села и продажи за границу сырья, хлеба, культурных ценностей. В условиях ограниченности ресурсов руководство перешло к их централизованному распределению и к плановости всей экономики.

В 1927 г. началась разработка 1 пятилетнего плана. В 1929 г. он был утвержден, предусматривалось увеличить промышленное производство на 180%,сельс-кохозяйственное-на 55%.Тяжелая промышленность должна была развиваться опережающими темпами-230% за 5 лет. Сталин в это время выдвинул идею «Великого скачка» - чтобы за 5-10 лет догнать Запад, ушедший вперед в своем индустриальном развитии на 50-100 лет.

В 1927 г. началась разработка 1 пятилетнего плана. В 1929 г. он был утвержден предусматривалось увеличить промышленное производство на 180%,сельс-кохозяйственное-на 55%.Тяжелая промышленность должна была развиваться опережающими темпами-230% за 5 лет. Сталин в это время выдвинул идею «Великого скачка» - чтобы за 5-10 лет догнать Запад, ушедший вперед в своем индустриальном развитии на 50-100 лет.

Источники индустриализации

Источники средств для индустриализации изыскивались исключительно внутри страны.

Они в основном складывались из:

• доходов легкой промышленности и, главным образом, сельского хозяйства, перераспределяемых в пользу индустриальных отраслей;
• доходов от монополии внешней торговли колхозным и совхозным зерном, золотом, лесом, пушниной, частично другими товарами. На вырученную валюту в страну ввозилось новейшее технологическое оборудование для строящихся заводов (доля установленных на них импортных станков и другой техники достигала в годы первой пятилетки 80–85 %);
• значительно выросшего прогрессивного налога на нэпманов. Прямым следствием этого, по сути конфискационного налогообложения, дополненного прямым административным нажимом, стало полное свертывание в 1933 г. частного сектора в промышленности и торговле;
• средств, полученных за счет ограничения потребления городского и сельского населения (через увеличение подоходного налога и розничных цен на товары, существовавшую с 1928 по 1934 г. карточную систему их распределения, обязательные подписки на "займы индустриализации" и т.п.).

По валовому промышленному производству СССР вышел на второе место в мире – после США (тогда как Россия 1913 г. была пятой). Если в 1928 г. производство электроэнергии в СССР составляло 4 % от уровня США, то в 1940 г. – 26 %; чугуна, соответственно, 9 и 35 %; стали – 8 и 29 %; цемента – 6 и 25 %.

Пожалуй, самым наглядным показателем основополагающих изменений, произошедших в экономике Советского Союза, стала внешняя торговля. Во второй пятилетке был прекращен ввоз сельскохозяйственных машин. Торговый баланс СССР в 1925 – 1931 гг. был отрицательным, с 1932 года стал положительным. Объем внешней торговли сократился к концу 30-х гг. в 3,3 раза.

Сталинская индустриализация

Иосиф Виссарионович Сталин – символ эпохи. Социалистическая индустриализация СССР (Сталинская индустриализация) - это превращение СССР в 1930 годы из преимущественно аграрной страны, в ведущую индустриальную державу. В СССР не было чёрной металлургии – основы индустриализации.

В декабре 1920 года на VIII Всероссийском съезде Советов был одобрен План ГОЭЛРО. Проект ГОЭЛРО стал основой индустриализации СССР. Выработка электроэнергии в 1932 году по сравнению с 1913 годом увеличилась в семь раз, с 2-х до 13,5 кВт часов.

В 1930 году было развёрнуто строительство 1500 объектов. Был воздвигнут ряд гигантских промышленных сооружений: Днепро ГЭС, металлургические заводы в Магнитогорске, Липецке и Челябинске, Новокузнецке, Норильске, а также Уралмаш, тракторные заводы в Волгограде, Челябинске, Харькове, Уралвагонзавод (на котором в 60-е годы изготавливались лучшие в мире танки), ГАЗ, ЗИС (современный ЗИЛ).

В 1935 году открылась первая очередь Московского метрополитена протяжённостью в 11,2 километра.

Сталинская индустриализация напоминала петровские реформы, и укрепила, прежде всего, военную мощь государства. Сталинская новая теория о построении социализма в отдельно взятой стране, позволила выдвинуть триединство задач пол коренному переустройству общества: индустриализации, коллективизации и культурной революции. Появились новые отрасли промышленности, как: тракторная, автомобильная, авиационная, станкостроительная, тяжёлого и сельскохозяйственного машиностроения, чёрной металлургии, химическая. Параллельно развивалась транспортная система страны, строились железные дороги, был сооружён Волго-Донской канал.

В начале 30-х годов в СССР создавалась бесплатная, обязательная, трудовая советская школа, свободная от влияния религии. С начала 1931 года началась подготовка условий для перехода к всеобщему семилетнему обучению, которое было введено как обязательное в конце 30-х годов.

Со второй половины 20-х годов в стране шёл процесс по созданию высших учебных заведений, и, прежде всего, технических. Начался процесс зарождения научно-технической интеллигенции.

Были достигнуты значительные успехи в развитии науки, искусства, литературы. Уделялось внимание и индустриализации сельского хозяйства. Началась коллективизация. К 1940 году было построено около 9000 (девяти) тысяч заводов.

Индустриализация проводилась в основном за счёт сельского хозяйства. То, что США и Англия построили за 100 лет, И. В. Сталин построил за 10 лет. Но это стоило огромных трудностей и людских потерь. За время индустриализации и коллективизации погибло около 7 миллионов человек, в основном крестьян.

На 1 января 1953 года, за два месяца до смерти Сталина, в лагерях, колониях и тюрьмах числилось 2 625 тысяч человек, в спец поселениях – 2 753 тысячи человек, ссыльнопоселенцев, ссыльных и высланных – 65 тысяч. После смерти Сталина число заключённых в результате амнистии сократилось в два раза. Но страна стала могучей индустриальной державой, способной противостоять всей Европе.

Для сравнения приведём достижения в СССР при правлении М.С. Горбачёва. Советский золотой запас в 1985 году составлял 2500 тонн, в 1991 году, 240 тонн, внешний долг: 10,5 млрд. рублей и 52 млрд. рублей соответственно. Количество заключённых в 1989 году: 1,6 млн. человек, в два раза больше, чем в 1937 году.

Новая индустриализация

Новая индустриализация как дальнейший путь развития получает с каждым годом все больше сторонников. Практически все экономисты и политологи говорят о необходимости изменения структуры российской экономики. Подобные заявления многократно делали и руководители нашего государства.

Принцип новой индустриализации предельно прост – повышение общего уровня конкурентоспособности страны через сокращение безработицы и увеличение количества рабочих мест. Концентрация усилий на сокращении безработицы приведет к решению смежных проблем. Главным локомотивом решения названной задачи является промышленный сектор, так как именно он может обеспечить быстрый и качественный рост экономики и наиболее высокие темпы прироста производительности труда. Промышленность обладает не только высоким мультипликативным эффектом, но и источником инноваций.

Strategy Partners Group, являясь одним из со-авторов применения термина «новая индустриализация», активно участвует в обсуждении возможностей перехода к «не сырьевой модели социального государства» и степени необходимости подобной «смены ориентации».

Методы индустриализации

Социалистическая индустриализация, осуществленная в СССР в годы довоенных пятилеток, выступала как объективная необходимость, обусловленная требованием закона соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил.

В. И. Ленин, исходя из требований этого закона, сформулировал задачу построения социалистической экономики: «Крупная машинная промышленность и перенесение ее в земледелие есть единственная экономическая база социализма...». Ленин полагал, что создание крупной социалистической промышленности позволит реконструировать на основе новейшей техники все отрасли народного хозяйства, добиться высокого уровня обобществления производства, повышения технической и энергетической вооруженности труда с тем, чтобы обеспечить подъем его производительной силы па высоту, недостижимую в условиях капитализма, что является самым главным и важным для победы нового общественного строя над старым, для победы социализма над капитализмом.

По мнению В. И. Ленина, создание крупной социалистической промышленности является основным условием обеспечения экономической независимости и укрепления обороноспособности страны перед лицом капиталистического окружения.

Крупную социалистическую промышленность В. И. Ленин рассматривал как необходимую предпосылку, материально-техническую базу для социалистического преобразования сельского хозяйства. В решении программной задачи строительства социализма между социалистической индустриализацией и коллективизацией сельского хозяйства существовала взаимозависимость. Социалистическая индустриализация создавала материально-техническую базу для крупного сельскохозяйственного производства, организуемого на основе коллективизации. Промышленность, в свою очередь, не могла успешно развиваться без коренного преобразования многочисленного, распыленного мелкотоварного сельскохозяйственного производства.

Политика социалистической индустриализации диктовалась требованиями экономических законов социализма, начавших действовать с возникновением общественного сектора народного хозяйства. По мере успешного развития социалистического сектора в народном хозяйстве сфера действия экономических законов социализма расширялась.

В условиях социализма всеобщий подъем материального благосостояния и культуры трудящихся достигается на основе организации и успешного развития крупного машинного производства во всех отраслях народного хозяйства. Социалистическое производство регулируется посредством планирования, разработки и реализации общехозяйственного плана. Категории товарного хозяйства служат в качестве орудия планирования. Закон планомерного развития народного хозяйства, как и другие экономические законы социализма, получает широкий простор для своего действия при высоком уровне обобществления производства, достигаемого путем национализации основных средств производства, социалистической индустриализации и преобразования сельского хозяйства.

Политика социалистической индустриализации КПСС была выработана исходя из марксистско-ленинской теории воспроизводства. Важным условием расширенного воспроизводства является опережающее развитие производства средств производства по сравнению с производством предметов потребления. Необходимые предпосылки для непрерывного осуществления социалистического расширенного воспроизводства возникали в процессе социалистической индустриализации.

Особое значение имела социалистическая индустриализация для отсталых в прошлом национальных районов Советского Востока. Вопрос об индустриализации национальных районов в период строительства социализма не стоял обособленно, а вытекал из общей задачи, поставленной партией перед страной. Строительство социализма в СССР, как и в каждой республике, осуществлялось на основе создания и развития материально-технической базы нового общественного строя в стране в целом.

В соответствии с различными природными, экономическими условиями в братских республиках развивались разные отрасли промышленного производства, совсем не обязательно было начинать индустриализацию всех республик с развития одних и тех же отраслей тяжелой индустрии. Если в масштабе СССР обеспечивалось преимущественное развитие тяжелой промышленности, то в отдельных республиках преобладали отрасли легкой и пищевой промышленности. Так обстояло дело в начальный период индустриализации в республиках Средней Азии, Закавказья, где на основе использования местных ресурсов с учетом исторически сложившихся традиций и навыков коренного населения развивались отрасли промышленности, относящиеся ко второму подразделению общественного производства.

Индустриализация проходила как единый процесс, имевший наряду со своеобразными, отличительными чертами в разных районах общее содержание. Это общее в индустриализации районов выражалось в создании материально-технической базы социализма, в утверждении повсеместно господства социалистического способа производства. К общим чертам, закономерностям социалистической индустриализации относятся: создание и развитие крупной машинной индустрии, высокие темпы индустриализации, изменение структуры экономики на основе реконструкции всех отраслей народного хозяйства на базе высшей техники, непрерывный рост производительности общественного труда, рост численности и культурно-технического уровня рабочего класса, рациональное размещение производительных сил по территории страны, осуществление индустриализации главным образом за счет внутренних источников накопления, повышение благосостояния трудящихся. Особенности индустриализации в прошлом отсталых национальных районов выражались главным образом в различных сроках и темпах ее осуществления, в изменениях отраслевой структуры народного хозяйства, в том числе в промышленности.

Каковы основные предпосылки социалистической индустриализации национальных районов и факторы, которыми обусловливались высокие темпы ее проведения? Решающую роль здесь сыграли отношения сотрудничества и взаимной помощи между народами СССР, возникшие на основе господства социалистической собственности на средства производства, ликвидации социального и национального гнета.

Господство социалистической собственности на средства производства позволяло обществу распределять и перераспределять части национального дохода между отраслями народного хозяйства и районами страны. Благодаря господству социалистических производственных отношений, объединенным усилиям трудящихся всей страны относительно быстро решались проблемы накопления, кадров.

К числу важных предпосылок индустриализации национальных районов относятся наличие богатых природных ресурсов, продовольствия, возможность рентабельной организации здесь промышленного производства. Основные отрасли промышленности страны могли успешно развиваться при условии значительного повышения добычи угля, нефти, железной руды, производства цветных, редких металлов. Эту задачу можно было решить, только организовав их производство в восточных районах страны, располагавших весьма богатыми, разнообразными ресурсами сырья, топлива.

Сущность социалистической индустриализации не сводится только к развитию тяжелой индустрии. Социалистическая индустриализация - это планомерное развитие крупной промышленности, прежде всего тяжелой индустрии, направленное на обеспечение господства социалистической системы хозяйства, реконструкции всего народного хозяйства, технико-экономической независимости страны в условиях капиталистического окружения.

Социалистическую индустриализацию национальных районов также нельзя сводить только к постройке там предприятий промышленности. Она выступает как разносторонний, планомерно осуществляемый, сложный процесс изучения природных богатств, создания квалифицированных кадров инженерно-технических работников и рабочих, развития всех видов транспорта, размещения производства в соответствии с необходимыми для этого условиями.

Социалистическая индустриализация национальных районов являлась составной частью программы партии, выработанной с учетом общих и местных интересов с целью решения проблемы создания материально-технической базы социализма в стране. Некоторые авторы вопрос об индустриализации национальных районов Советского Востока рассматривают в отрыве от союзной задачи, отвлекаются от объективных условий развития производительных сил.

Индустриализация национальных районов, как и всей страны в целом, осуществлялась на основе сочетания общесоюзных и местных интересов, путем познания и учета требований экономических законов социализма - закона планомерного (пропорционального) развития, закона повышения производительности общественного труда и других законов социализма.

Местные интересы и особенности союзных республик учитывались при планировании темпов развития народного хозяйства, организации производства некоторых видов промышленных и продовольственных товаров непосредственно в национальных районах на основе использования местных сырьевых и трудовых ресурсов, при расширении сферы обслуживания, подготовке квалифицированных кадров рабочей силы и инженерно-технических работников.

Помимо подготовки квалифицированных кадров необходимы были распространение и пропаганда элементарной профессионально-технической грамотности среди населения посредством организации всякого рода краткосрочных стационарных и передвижных курсов и школ. Требовалось укрепить существующую сеть средних и профтехнических учебных заведений.

Коммунистическая партия и Советское правительство в удовлетворении растущих потребностей народного хозяйства Казахстана в рабочей силе исходили из необходимости, прежде всего подготовки кадров на основе вовлечения в производство местного населения.

В постановлении Совета Труда и Обороны СССР от 2 августа 1929 г. "0 перспективах развития цветной металлопромышленности» отмечается: «В целях усиления предприятий цветной металлургии квалифицированной рабочей силой обязать Высший Совет Народного Хозяйства Союза ССР принять меры в районах с преобладанием населения из национальных меньшинств к вовлечению местного коренного населения в производство.

Для чего:

а) организовать на всех крупных предприятиях школы фабрично-заводского ученичества и школы массовых профессий с тем, чтобы главное внимание в этих школах было обращено на подготовку рабочих горных и металлургических профессий;
б) проводить подготовку рабочих металлургических и горных профессий для новых заводов на действующих заводах, используя для этого кадры чернорабочих;
в) развернуть курсы по повышению квалификации рабочих на действующих заводах...».

Абсолютное и относительное увеличение численности рабочих-казахов происходило и в годы второй пятилетки. Так, в 1937 г. в таких промышленных центрах, как Караганда, Балхаш, Чимкент, и пи предприятиях Эмбы среди всех рабочих казахи составляли до 80%. В свете сказанного очевидна несостоятельность утверждения буржуазных авторов о существовавшей "дискриминации" в период индустриализации и "контроле" европейских элементов над азиатами в целях "недопущения их в индустрию".

Индустриализация национальных районов обеспечивалась на основе рационального размещения производства в соответствии с принципами, определенными в трудах В. И. Ленина. В качестве главного критерия рационального размещения производительных сил В. И. Ленин рассматривал экономию общественного труда, повышение его производительности. Для экономии общественного труда предлагалось наиболее полно использовать природные и трудовые ресурсы всех районов страны, приблизить производства к источникам сырья, топлива и районам потребления.

Новые отрасли хозяйства в республиках создавались с учетом потребностей всей страны, если для этого благоприятствовали наличные сырьевые ресурсы. Поэтому развитие промышленного и сельскохозяйственного производства не зависело от емкости местного рынка. Весьма емкий союзный рынок способствовал возникновению на местах, как правило, высокомеханизированного крупного производства в разных отраслях народного хозяйства.

В ходе индустриального развития национальных районов производство приближалось к источникам сырья, топлива, районам потребления. А это способствовало повышению производительности общественного труда, ускорению темпов развития производительных сил в национальных районах и в стране в целом.

Социалистическая индустриализация сопровождалась углублением специализации и комплексным развитием хозяйства республики в соответствии с их природными, экономическими и иными условиями.

Эти факты и последующее развитие экономики национальных районов полностью опровергли утверждения буржуазных идеологов о том, что советский метод индустриализации якобы не привел к созданию "универсального промышленного комплекса" в республиках, а закрепил положение окраин как источника сырья для индустриальных районов.

Политика индустриализации партии претворялась в жизнь в национальных районах путем преодоления различных националистических концепций. В Казахстане среди буржуазных националистов одни ратовали за создание с первых дней промышленных очагов посредством развития отраслей добывающей и обрабатывающей промышленности без учета того, что республика является составной частью СССР, и промышленное развитие ее может происходить в соответствии с потребностями всей страны на основе общесоюзного разделения труда. Другие в развитии промышленности в республике видели зло, полагая, что оно приведет к ломке исторически сложившихся устоев социально-экономической жизни казахов. Они ратовали за сохранение дореволюционной хозяйственной структуры в Казахстане. Жизнь подтвердила правильность партийной линии в осуществлении политики индустриализации в национальных районах СССР.

Важной закономерностью и особенностью социалистической индустриализации является организация крупного машинного производства во всех экономических районах, национальных республиках. В процессе социалистической индустриализации произошла последовательная ликвидация экономической и культурной отсталости всех республик, и из аграрных они превращались в индустриальные районы. Они становились районами крупного машинного производства, которым охватывались все отрасли народного хозяйства.

В ходе индустриализации выравнивались уровни экономического развития различных районов страны. При этом следует подчеркнуть, что в решении проблемы индустриализации национальных республик не было единообразия, шаблонного подхода к ней.

Индустриализация советских республик отличалась как по методам, темпам, так и по социально-экономическим последствиям. Она привела к ликвидации экономической и культурной отсталости бывших окраин, но не повсеместно получила свое завершение в годы довоенных пятилеток. Политика индустриализации партии была успешно осуществлена и претворена в жизнь по стране, но в ряде национальных районов Советского Востока, в том числе Казахской ССР, она не потеряла своей актуальности и в последующие годы.

Подобно тому, как коллективизация сельского хозяйства завершилась неодновременно во всех республиках, так и социалистическая индустриализация получила свое завершение в разные сроки. Об этом свидетельствовали различие в уровне промышленного развития советских республик, в технической и энергетической вооруженности труда в народном хозяйстве, актуальность проблемы выравнивания уровней экономического развития районов и союзных республик.

По мнению Ю. Ф. Воробьева, соотношение численности промышленных рабочих и всего населения отражает в известной мере уровень индустриального развития разных районов. На 1000 человек населения в среднем по СССР в 1926 г. приходилось 16,1 рабочих крупной промышленности, а в 1939 г.-64,5, по Украинской ССР - соответственно 18,5 и 65,2, Белорусской ССР - 5,5 и 50, республикам Закавказья - 10,5 и 32,2, Узбекской ССР (включая Таджикскую ССР) - 2,4 и 22,2, Туркменской ССР - 2,4 и 30,6, Киргизской ССР - 0,8 и 21,6, Казахской ССР - 1,7 и 31,3 рабочих. В результате претворения в жизнь довоенных пятилетних планов развития народного хозяйства СССР относительные различия между высокоразвитыми и отсталыми в индустриальном отношении районами и национальными республиками значительно сократились.

Благодаря ускоренным темпам индустриализации ранее отсталых национальных республик душевое производство промышленной продукции, но отношению к аналогичному показателю на Украине, принятому за 100%, составляло в 1913 и 1940 гг. соответственно по Казахской ССР 11,1 и 36,5%, Таджикской ССР - 1,3 и 35,7, Киргизской ССР - 1,8 и 29,5, Туркменской ССР - 36,9 и 58,6%. Как видно, Казахстан и республики Средней Азии по своему индустриальному уровню приближались к всесоюзному и к уровню такой промышленно развитой республики, как Украина. Однако по числу рабочих крупной промышленности на 1000 человек населения и по душевому производству промышленной продукции Казахская ССР и республики Средней Азии в предвоенные годы отставали от Украинской ССР в два-три раза.

Опыт индустриализации национальных районов СССР показал, что преодоление отставания и выравнивание уровней экономического и культурного развития всех республик являются важной закономерностью социализма. В период индустриализации шел усиленный процесс выравнивания уровней развития республик, но различие между ними по ряду показателей сохранялось, что в значительной степени обусловливалось незавершенностью индустриализации в некоторых из них. Если в целом по стране «процесс индустриализации завершился к концу довоенных пятилеток, то в некоторых (Киргизская, Таджикская, Туркменская, Казахская) отдельные задачи индустриализации (в частности, изменение отраслевой структуры промышленности и улучшение ее технического оснащения, организации промышленных комплексов) решались уже за пределами довоенных пятилеток».

В 1947 г. Д. А. Кунаев указывал, что индустриализация Казахстана как общий процесс превращения республики в индустриально-аграрный район страны не закончилась до войны и продолжалась еще в 40-е годы.

Без дальнейшего индустриального развития республики была невозможной рационализация ее межрайонных экономических связей. Неразвитость отраслей обрабатывающей промышленности порождала чрезмерно дальние перевозки. Так, в 1939 г. средняя дальность пробега железнодорожных грузов, прибывших в Казахстан и отправленных из республики, составляла 1165 км, что вдвое превышало среднюю дальность перевозок по стране. Поэтому важной проблемой индустриального развития республики являлись ликвидация диспропорций, унаследованных от прошлого, в размещении производительных сил и совершенствование территориальной организации производства.

Дальнейшая индустриализация Казахстана шла на основе комплексного развития его промышленности, которое вело к формированию более рациональной отраслевой структуры. При этом важное значение имело развитие машиностроения, легкой и пищевой промышленности.

Говоря о сроках индустриализации страны в целом и союзных республик в частности, следует иметь в виду, что это понятия различного содержания, поскольку не всегда правомерно говорить о завершенности процесса индустриализации всякого отдельно взятого района, составляющего часть территории большой страны. В условиях существующего общественного разделения труда процесс индустриализации - явление относительно бесконечное. Индустриализация в смысле полной замены ручного труда машинным во всех отраслях общественного производства еще не завершена. В частности, процесс индустриализации ряда важных отраслей народного хозяйства (сельского хозяйства, строительства, сферы обслуживания) в годы довоенных пятилеток не был завершен в целом по стране.

Социалистическая индустриализация является важнейшей закономерностью строительства социализма. Однако многие экономисты считают, что она не является общей закономерностью, присущей всем без исключения странам, вступившим на путь, социализма. Конечно, нет необходимости в создании крупной промышленности в ходе социалистического строительства, если она возникла в период капиталистического развития. Однако в переходный период от капитализма к социализму и в высокоразвитых странах осуществляются социалистическая реконструкция и планомерное, пропорциональное развитие экономики, которые должны устранить недогрузки производственного аппарата, диспропорции между отраслями народного хозяйства, установить более рациональную отраслевую структуру, улучшить размещение производительных сил, ликвидировать хроническую безработицу. Эти задачи возникают в той или иной степени перед всеми странами и разрешаются в зависимости от их специфических условий развития. Важной проблемой является распространение крупного машинного производства во всех отраслях народного хозяйства.

Совершенно иная задача возникает перед государственными органами в национальных районах, странах, где в силу специфических исторических условий накануне победы социалистической революции не сложилась современная промышленность, экономика развивалась однобоко и структура хозяйства носила резко выраженный аграрный характер. В таких районах и странах социалистическая индустриализация в переходный период от капитализма к социализму выступает как объективная необходимость. В отсталых и среднеразвитых странах, ставших на путь социализма, социалистическая индустриализация играет решающую роль в создании материально-технической базы, адекватной новой политической надстройке.

Методы социалистической индустриализации позволяют осуществлять высокими темпами процесс индустриального развития отсталых национальных районов и одновременно обеспечивают подъем эффективности общественного производства.

Сущность индустриализации

Для современного мира характерно быстрое увеличение доли третичного сектора (услуг) в экономике. Так, в России в третичном секторе уже работает более половины всех занятых, а численность занятых во вторичном секторы перестала расти еще в 70-80-е гг. (в 90-е гг. она даже сокращалась). В США в третичном секторе занято 75% работающих.

Причем быстрый рост этого сектора происходит, прежде всего, за счет науки и научного обслуживания, образования, культуры и искусства, здравоохранения и физической культуры, жилищно-коммунального хозяйства и бытового обслуживания, социального обеспечения, индустрии отдыха. В России в этих отраслях занято уже ? работающих (в 1970 г. – около 1/5).

В доиндустриальном обществе главным экономическим ресурсом были природные ресурсы, прежде всего сельскохозяйственные угодья (земля). Экономические отношения строились в основном вокруг владения землей и ее обработки. В индустриальном обществе главным ресурсом стал капитал, как в реальной форме (средства производства), так и в денежной. Экономические отношения здесь строятся во многом на базе владения и использования этого капитала.

В постиндустриальном обществе экономические отношения во многом определяются способностями вырабатывать и использовать новые знания. Отсюда огромное внимание к производству знаний (науке) и носителям этих знаний (высокообразованной, творческой и физически здоровой рабочей силе). Интеллектуальное развитие общества становится необычно важной предпосылкой хозяйственной жизни, а сама эта жизнь во многом определяется постоянными нововведениями (инновациями).

Индустриализация первая пятилетка

XVI партийная конференция (апрель 1929 г.), а затем V съезд Советов СССР (май 1929 г.) утвердили после неоднократных пересмотров в сторону повышения задач “оптимальный вариант” первого пятилетнего плана. Этот план, критикуемый “правыми”, которые считали его выполнение нереальным, предусматривал рост промышленной продукции на 136%, производительности труда на 1 10%, снижение себестоимости промышленной продукции на 35%. Великие стройки, начатые в 1927-1928 гг.- прежде всего Днепрогэс и Турксиб, - должны были быть завершены к 1930 г. Планировалось строительство более чем 1200 заводов (по словам одного из делегатов V съезда Советов, при утверждении этих планов создавалось впечатление, что Рыков сидит на огромном сундуке с деньгами и раздает заводы всем, кто пожелает). По плану приоритет отдавался тяжелой промышленности, которая получала 78% всех капиталовложений. Их объем должен был возрасти с 8,4 до 16,2% валового национального продукта. В начале 1930 г. плановые показатели были еще раз пересмотрены и увеличены: теперь уже речь шла о добыче к концу пятилетки от 120 до 150 млн. т угля (вместо 75 млн. т, предусмотренных изначально), о выплавке 17-20 млн. т. чугуна (вместо 10 млн. т), о добыче 45 млн. т нефти (вместо 22 млн. т), о производстве 450 тыс. тракторов (вместо 55 тыс.), о строительстве более 2 тыс. новых заводов.

Газеты в январе - феврале создавали миф о безденежной социалистической экономике, в которой непосредственный обмен между производителями заменит торговлю. Наступало время колхозов-гигантов и трудовых коммун на промышленных предприятиях, доходы которых должны были распределяться поровну между работниками. XVI съезд партии (июнь - июль 1930 г.) одобрил действия сторонников ускорения темпов социалистического строительства (пятилетку в четыре года!). На этом съезде Куйбышев заявил, что необходимо каждый год удваивать объем капиталовложений и увеличивать производство продукции на 30%! “Темпы решают все!” Планы превращались в своего рода “вызовы”, которые передовые предприятия должны были принимать, выдвигая встречный план, осуществляемый через социалистическое соревнование между бригадами ударников.

Новые увеличенные планы не соответствовали реальным возможностям производства, а способствовали его дезорганизации. Строительство сотен объектов было начато и не завершено из-за нехватки сырья, топлива, оборудования, рабочей силы. К концу 1930 г. 40% капиталовложений в промышленность были заморожены в незавершенных проектах. Они парализовали огромное количество материальных ресурсов, недостаток в которых ощущался в других областях экономики. Невыполнение планов обусловило цепную реакцию развала экономики: один невыполненный проект служил препятствием в выполнении другого и т.д. В целях преодоления нехватки материальных ресурсов (впрочем, относительной, поскольку она существовала лишь по отношению к заведомо невыполнимым показателям первого пятилетнего плана) снабжение предприятий постепенно полностью переходило в руки административных структур. Они пытались обеспечить централизованное распределение основных ресурсов и рабочей силы, необходимых в промышленности, исходя из ими же определяемой важности того или иного предприятия. Деятельность предприятий оказалась, таким образом, в сильной зависимости от очередности получения ассигнований, порядок которой определялся значением предприятия.

Система приоритетов в распределении сырья, оборудования, рабочей силы распространялась, прежде всего, на несколько ударных объектов, которые ставились в пример всей стране (металлургические комбинаты в Кузнецке и Магнитогорске, тракторные заводы в Харькове и Челябинске, автомобильные заводы в Москве и Нижнем Новгороде). Нехватка ресурсов все возрастала, и соответственно росло число приоритетных предприятий. Очень скоро система приоритетов привела к конфликтам между предприятиями, что вызвало необходимость введения системы чрезвычайной очередности. Так административный способ (сначала только распределения ресурсов) со временем подменил собой планирование, и ему суждено было на долгие годы стать одной из важнейших особенностей советской экономики.

Система приоритетов была результатом импровизации. Она, правда, позволила избежать полного паралича, которым грозила резко увеличившаяся нехватка ресурсов в наиболее важных отраслях производства. Но в деятельности предприятий, не вошедших в число “первостепенных”, она только усилила анархию. Эта система представляла собой полумеру, которая позволила ненадолго отсрочить проявление негативных последствий тех противоречий, которые существовали между плановыми показателями и реальной возможностью их выполнения. Эти противоречия неизбежно вели к значительному усилению давления как на экономические, политические, культурные структуры, так и на отдельного человека. Не случайно усилия, направленные на осуществление индустриализации, преподносились как настоящая революция. Внутри страны это была “культурная революция”, “война классов” (“...наши классовые враги существуют, И не только существуют, но растут, пытаясь выступать против Советской власти”, - утверждал Сталин в мае 1928 г.) и борьба за выживание социализма в международном масштабе (“Мы отстали от передовых стран на 50 - 100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут”, - говорил Сталин в феврале 1931 г.).

Все направленные на осуществление индустриализации усилия предпринимались в рамках двух взаимосвязанных тенденций: с одной стороны, осуществлялась нейтрализация и ликвидация старых кадров и специалистов, не вступивших в партию и скептически настроенных по отношению к “великому перелому”; с другой стороны, предпринимались усилия по выдвижению “новой технической интеллигенции”, поддерживавшей радикальные перемены, вызванные индустриализацией, т.к. она получала от них наибольшую выгоду.

Заявление апрельского (1928 г.) пленума ЦК о раскрытии на шахтах Донбасса организованного “буржуазными специалистами” саботажа знаменовало собой конец начавшегося в 1921 г. периода привлечения на сторону советской власти опытных специалистов - выходцев из старой интеллигенции. В постановлении содержался, с одной стороны, призыв к усилению бдительности по отношению к специалистам, а с другой - призыв к массовому выдвижению на ответственные посты рабочих. В 1928 г. огромное большинство кадровых работников на предприятиях и в государственных учреждениях все еще состояло из представителей дореволюционной интеллигенции. И лишь ничтожно малая часть из них (2%) были членами партии. Смысл Шахтинского дела, организованного как раз накануне принятия пятилетнего плана, становился совершенно ясным: скептицизм и безразличие по отношению к великому делу, предпринятому партией, неизбежно ведут к саботажу.

Сомнение уже означало предательство. В 1928 - 1931 гг. была развернута широкая кампания против “буржуазных специалистов”. На протяжении 1928 - 1929 гг. тысячи сотрудников Госплана, ВСНХ, Народного комиссариата земледелия, ЦСУ, Народного комиссариата финансов были изгнаны под предлогом правого уклона (чересчур мягкое налогообложение кулаков и нэпманов) или принадлежности к чуждому классу (оказалось, что 80% высшего руководства из финансовых органов служили еще при старой власти). Общее число взятых под контроль служащих за четыре года составило 1256 тыс. человек. 138 тыс. из них (11%) были отстранены от выполнения служебных обязанностей (23 тыс. из числа отстраненных были причислены к “первой категории” - “враги советской власти”) и лишены гражданских прав. Зимой 1932/33 г. новая чистка отстранила от службы еще около 153 тыс. служащих. Введение нового законодательства на предприятиях положило конец разделеню власти между “красным” генеральным директором (обязательно членом партии, но, как правило, неквалифицированным: в 1929 г, 89% “красных” директоров имели только начальное образование) и техническим директором (“буржуазным специалистом”). Управленческий треугольник, состоявший из секретаря парткома, “красного” директора и председателя профкома, упразднялся. Отныне вся власть на предприятии принадлежала исключительно генеральному директору.

Мания саботажа, возникавшая всякий раз, когда происходил несчастный случай или не выполнялся план, делала положение кадровых работников и “буржуазных специалистов” весьма неустойчивым. Только на предприятиях Донбасса в 1930 - 1931 гг. половина кадровых работников была уволена или арестована. На транспорте в течение первых шести месяцев 1931 г. было “разоблачено” 4500 “саботажников”. Состоялись многочисленные судебные процессы. Одни проходили за закрытыми дверями (процессы над специалистами ВСНХ, над членами Крестьянской трудовой партии). Другие были открытыми (процесс над Промпартией, в ходе которого восемь обвиняемых “сознались” в создании крупной подпольной организации, состоящей из 2 тыс. специалистов, ставящей своей целью вести по наущению иностранных посольств подрывную деятельность в экономике). Эти процессы закрепляли миф о саботаже и выполняли тройную функцию.

Во-первых, был найден “козел отпущения”. Во-вторых, заставляли молчать кадровых работников, не поддерживавших политику ускоренной индустриализации. И в-третьих, они ставили в пример другим бдительность и эффективность новых пролетарских кадров.

Одновременно с ведением борьбы против старых кадров правительство развернуло летом 1928 г. широкую кампанию по выдвижению на ответственные посты рабочих-коммунистов и формированию в кратчайшие сроки новой, “красной” технической интеллигенции, хорошо подготовленной и пролетарской по духу. Она была направлена на создание у некоторой части рабочего класса, и прежде всего у самых молодых его представителей, разочарованных новой экономической политикой, не уничтожившей безработицу и не открывшей достаточно широких возможностей для роста, ощущения, что страна наконец, вступила в новую эру и простому трудящемуся открыты все дороги. Несколько цифровых данных говорят о размахе этой выдвиженческой кампании, ставившей одной из своих целей популяризацию политики ускоренной индустриализации. Между 1928 и 1932 гг. число мест на рабфаках увеличилось с 50 тыс. до 285 тыс. Более 140 тыс. рабочих “от станка” были выдвинуты на руководящие технические и управленческие посты. К концу первой пятилетки “практики” составили 50% руководящих кадров в промышленности. Около 660 тыс. рабочих-коммунистов (т.е. большая их часть) покинули цеха и превратились в служащих и управленцев или ушли на учебу.

В начале 1932 г. около 233 тыс. бывших рабочих проходили стажировку или какой-либо курс обучения, что должно было позволить им впоследствии быстро продвинуться по служебной лестнице. Общее число рабочих, выдвинутых таким способом во время первой пятилетки, достигло, по меньшей мере, 1 млн. человек. Студенты и учащиеся технических училищ - несколько десятков тысяч молодых коммунистов - составляли основной контингент выдвиженцев. Они представляли собой будущую “народную интеллигенцию”, пришедшую впоследствии, в 1936 - 1937 гг., на смену уничтоженным во время чисток бывшим “буржуазным специалистам” и представителям “старой гвардии большевиков”, которые всего лишь на 15 лет были старше их.

Политика выдвижения новых кадров приводила к коренному изменению состава рабочего класса и его социального поведения. Он менял свое классовое лицо. Заводы потеряли наиболее опытных рабочих, которые могли бы помочь миллионам новичков получить надлежащую профессиональную подготовку. За первую пятилетку количество рабочих в промышленности и в строительстве увеличилось с 3,7 млн. до 8,5 млн. человек. Безработица среди рабочих была ликвидирована в течение двух лет. Значительная часть новых рабочих представляла собой вчерашних крестьян, уклоняющихся от коллективизации. В 1930 г. в городах обосновалось 3 млн. крестьян. В 1931 г. их было уже более 4 млн. В том же году еще 7 млн. крестьян “поглотили” сезонные стройки. Предприятия, по словам Орджоникидзе, часто напоминали гигантские таборы кочевников. Не имея ни корней, ни квалификации, часто находясь на нелегальном положении (уходили из колхозов без разрешения), новые пролетарии в поисках лучших условий труда, более высокого заработка и лучшего питания без конца меняли работу. Заводские цеха заполнялись неграмотными рабочими.

Их предстояло научить пользоваться техникой, приучить к необычной для них организации труда, обучить грамоте, привить им уважение к властям, изменить их понятие о времени и приучить пользоваться хотя бы самыми простыми атрибутами городской жизни. Все это вело к огромному социальному травматизму, расшатывало монолитность рабочего класса и вызывало сильное напряжение между властями и субпролетариатом, пришедшим из презираемой и обреченной на исчезновение среды (доколхозной деревни). Болезненный процесс адаптации новых пролетариев влек за собой целый ряд негативных явлений. Участились неявки на работу, усилилась текучка кадров, увеличилось количество случаев хулиганства и поломок техники, выпуска бракованной продукции, резко выросли производственный травматизм, алкоголизм и преступность. Эти явления в не меньшей степени, чем завышенные планы и перебои в снабжении, усугубляли дезорганизацию промышленного производства в годы первой пятилетки.

Три года пролетаризации, культурной революции и, в конечном счете, социалистической утопии, отмеченных наступлением на старые кадры, ускоренным выдвижением на ответственные посты рабочих-коммунистов, наплывом миллионов новых пролетариев, вынудили руководство партии признать, что такая политика вела к социальной нестабильности, чреватой разрушительными последствиями для экономики, Подрыв авторитета кадров означал подрыв авторитета и дисциплины на производстве. Слишком поспешное продвижение по служебной лестнице большого количества рабочих приводило, с одной стороны, к возникновению кризиса пролетарского самосознания в среде рабочего класса, а с другой - к формированию плохо подготовленных кадровых работников. Применение уравнительного принципа в оплате труда означало скатывание в “мелкобуржуазную уравниловку”, не слишком благоприятную для идеи социалистического соревнования.

23 июня 1931 г. Сталин выдвинул свои знаменитые “шесть условии”, которые фактически положили конец форсированному осуществлению культурной революции. Он приостановил выдвижение рабочих, осудил уравниловку, “спецеедство” и призвал к большей заботе о специалистах старой школы, окончательно вступивших в союз с рабочим классом. Несколько недель спустя 40 тыс. недавно выдвинутых на руководящие посты рабочих были вновь отправлены на производство. Была отменена большая часть стипендий, а также предоставляемые за счет предприятий ежедневные два часа для рабочих-учащихся. Были пересмотрены размеры заработной платы и отменены дискриминационные меры по отношению к старым кадрам, выражавшиеся прежде всего в ограничении доступа их детей к высшему образованию. В соответствии с законом, изданным в июле 1931 г., объем социальных благ был поставлен в прямую зависимость от непрерывности стажа на предприятии. В сентябре 1932 г. были введены обязательные внутренние паспорта, подлежащие предъявлению рабочими на предприятиях. В них отмечались все прежние места работы. В целях уменьшения текучести рабочей силы была введена система прописки (действующая и поныне). Неявка на работу сурово каралась по закону от 15 ноября 1932 г., предусматривавшему немедленное увольнение, лишение продовольственных карточек и выселение с занимаемой жилплощади.

Мероприятия, направленные на увеличение производительности труда (снизившейся в 1928 - 1930 гг. на ,28%), не ограничивались этими мерами. Значительно расширялись полномочия директоров предприятий. Была введена новая система оплаты труда - сдельная, размеры которой зависели от выработки и от темпов труда. По Марксу, эта система оплаты представляла собой самую примитивную форму капиталистической эксплуатации.

Все эти вышеназванные меры открывали новый период - период “восстановления порядка”. Они знаменовали собой переход к политике защиты в социальной сфере (названной социологом Н. Тимашевым “великим отступлением”). Целью новой политики была стабилизация и консолидация разбитого социального организма, превратившегося, по определению Моше Левина, в “общество зыбучих песков”. Ее осуществление должно было происходить путем внедрения в общество таких социальных ценностей, как дисциплина, власть, законопослушание, патриотизм.

В начале 1933 г. было заявлено, что пятилетний план выполнен за 4 года и 3 месяца после его утверждения. Подводя итоги, Сталин лукаво оперировал цифрами первоначального варианта плана, принятого в апреле - мае 1929 г., а не утвержденного несколько позже (в 1930 г.) гораздо более смелого варианта. Специалисты до сих пор по-разному оценивают итоги первой пятилетки. У разных исследователей показатель ежегодного прироста продукции колеблется от 10,5 до 21%, в зависимости от того, исчисляется ли он по объему или по стоимости (в последнем случае важно также установить, о каких ценах идет речь: об оптовых или розничных).

Однако, не вдаваясь глубоко в полемику по поводу цифр, можно сказать, что сегодня большинство как западных, так и советских ученых сходится в оценках по следующим пунктам:

- Рост производства оборудования, полуфабрикатов тяжелой промышленности, добычи сырья и производства электроэнергии был весьма значительным, но не достигал показателей, запланированных в 1929 г. (уголь - 64 млн. т вместо 75; чугун - 6,2 млн. т вместо 10 млн. т по плану 1929 г. или 17 млн. т по плану 1930 г.; электроэнергия - 14 млрд. кВт-ч вместо 20).
- Производству товаров легкой промышленности и народного потребления не уделялось должного внимания (план был выполнен приблизительно на 70%).
- Были произведены огромные капиталовложения в промышленность (объем капиталовложений в промышленность по отношению к валовому национальному продукту за пять лет увеличился в 3,5 раза). Правда, в ущерб уровню жизни народа.
- Необходимость капиталовложений в социальную и культурную сферы постоянно игнорировалась.
- Индустриализация проводилась экстенсивными методами, с огромными издержками. Она сопровождалась высокой инфляцией (увеличение денежной массы на 180% за пять лет, рост на 250 - 300% розничных цен на промышленные товары), приведшей к снижению примерно на 40% покупательной способности рабочих.
- Производительность труда, которая по плану должна была увеличиться на 110%, осталась на прежнем уровне и (по данным Р.В-Дейвиса и С.Г. Виткрофта) снизилась на 8%, что само по себе уже говорит о том, как велики были трудности первой пятилетки и какое сопротивление встречали проекты ускоренного развития.

Беспорядочная, “вакханальная” (по выражению Н. Ясного) индустриализация, подчиняющаяся бесконечным импровизациям (“переломы” апреля - мая 1929 г., января - февраля 1930 г„ июня 1931 г.), погрузила страну в перманентное состояние всеобщей, как на войне, мобилизации и напряжения, потому что планы, как правило, были невыполнимыми. Она усиливала степень экономического хаоса и общественного беспорядка. Она вызывала все большую необходимость политического руководства экономической сферой. Административно-командная система (используя современную советскую терминологию) заменяла собой законы рыночной экономики. Черты, присущие этой системе, способ ее функционирования и система экономических приоритетов, утвердившиеся в ходе первой пятилетки и подчиненные постулату построения социализма в одной, отдельно взятой стране, дают о себе знать до сих пор.

Плюсы и минусы индустриализации

За прошедшие полвека самостоятельного развития в экономике развивающихся стран произошли крупные изменения. Проведенные здесь преобразования коснулись в первую очередь сферы государственности и отраслей материального производства.

В самом начале пути к экономической независимости, в первый пост колониальный период началась борьба за преодоление наиболее тяжелых последствий колониализма и формирование национально-хозяйственных комплексов. Решающим средством для этого стало активное вмешательство государства в хозяйственную жизнь, мобилизация им необходимых накоплений для проведения в первую очередь индустриализации и реформирования аграрного сектора. В одном из документов Мирового банка прямо говорилось: «Большинство развивающихся стран Азии, Среднего Востока и Африки вышли из колониального периода с сильной верой в экономическое развитие при доминировании государства».

Масштабы и формы государственного участия в экономической жизни в третьем мире были далеко не одинаковыми. Такие страны как Китай, Вьетнам, Северная Корея, Куба открыто провозгласили социалистический путь развития с присущим ему централизованным директивным планированием. К ним примыкали страны, выбравшие так называемый некапиталистический путь развития – Алжир, Гана, Гвинея, Египет, Мали, Танзания, Ангола, Мозамбик, Конго, Эфиопия, Сомали, Южный Йемен, Бирма, Афганистан, Никарагуа, Гренада, Лаос, Камбоджа и другие.

Наибольший интерес, естественно, вызывало экономическое развитие Китайской Народной Республики, провозглашенной в 1949 г.

КНР – страна с самым большим населением в мире и занимает третье место по размерам территории. Жесткий тоталитарный режим маоистского толка положил свой отпечаток на развитие экономики.

В 50-е годы форсировано создается разветвленная система накопления средств и их использования для возведения современной промышленности. В центре и на местах формировалась единая система и механизм мобилизации, распределения и использования материальных и финансовых ресурсов. Одним из главных звеньев этой системы стали государственный бюджет и финансово-кредитная система страны.

Огромную роль на первых этапах китайской индустриализации сыграла советская помощь. Только в 50-ые годы Советский Союз поставил КНР 156 новейших заводов и тем самым способствовал созданию топливно-энергетической базы, металлургии, машиностроения и других отраслей.

В 1950 г. норма накопления в национальном доходе составила около 10%, в 1952 г. – уже вдвое выше 21,4%. В 1953-1957 гг. по доле накопления в национальном доходе (24,2%) КНР встала вровень с СССР. В развивающихся странах уровень накопления был в 1,5-2,5 раза ниже, чем в КНР. Однако руководство страны этот уровень явно не устраивал. В конце 50-х годов был выдвинут принцип «больше накапливать, меньше потреблять» и норма накопления в 1959-1960 гг. была поднята до 43,8 и 39,6%.

Форсированная индустриализация, взвинчивание нормы накопления позволило нарастить основные фонды в народном хозяйстве, многократно увеличить добычу угля и нефти, производство черных металлов и т.п. Но рост количественных показателей не сопровождался повышением эффективности экономики в целом. Рост происходил, в основном, на экстенсивной основе. Не оправдало надежды повышение нормы накопления – темпы роста снижались. Жизненный уровень оставался низким. Обострилась продовольственная проблема.

После смерти Мао-Цзе-дуна и отстранения от власти его сторонников в стране сложилась новая обстановка и появилась возможность объективно оценить состояние экономики. Китай приступил к серьезному реформированию общества в целом. Более подробно эти реформы рассматриваются в следующей главе.

Развивающиеся страны, придерживавшиеся социалистической ориентации, сюда мы относим и страны, заявившие о некапиталистическом пути развития, проводили у себя реформы по советскому образцу: национализировались природные ресурсы, отрасли обрабатывающей промышленности, банки, ограничивалась частная собственность на землю, шаг за шагом выдавливался иностранный капитал. Внедрялась модель централизованной, планово-распределительной системы хозяйства, ориентированной на самоизоляцию от мирового рынка. Эти страны в своем развитии опирались на политическую и экономическую поддержку Советского Союза, не жалевшего ни сил, ни средств, чтобы интегрировать страны третьего мира с их многомиллионным населением в орбиту мировой социалистической системы.

Советский Союз был заинтересован в поиске новых союзников в развернувшейся «холодной войне» с Западом. Уже в 50-х годах стало ясно, что никаких революционных перемен в Западной Европе ожидать не приходится. В тоже время ситуация, сложившаяся в Азии, Африке и Латинской Америке, позволяла рассчитывать на сотрудничество со странами третьего мира в противостоянии Восток – Запад.

Страны третьего мира, с их огромным багажом острых социальных проблем, представлялись советским руководителям слабым звеном в системе мирового империализма. Масштабы советской помощи развивающимся странам были впечатляющими. К концу 70-х годов почти в 90 странах третьего мира на средства стран СЭВа было построено около 3,3 тыс. промышленных и иных объектов, еще 1,4 тыс. находились в стадии строительства.

В общей сложности развивающиеся страны получили помощь от СССР на сумму более 140 млрд. долл. Основная доля этой помощи пришлась на Вьетнам, Кубу, Монголию, Северную Корею и Лаос. Во втором эшелоне, получающих подобную помощь, были Алжир, Бирма, Гвинея, Китай, Сирия. Позднее к ним присоединились Ангола, Бенин, Гайана, Гвинея-Бисау, Египет, Ирак, Мозамбик, Южный Йемен и Эфиопия. В разные времена к ним примыкали Афганистан, Конго, Мали, Никарагуа и некоторые другие страны.

Перечисленным выше странам удалось вытеснить иностранный капитал из ключевых секторов народного хозяйства, политически это было выгодно Советскому Союзу. Но, с другой стороны, это обрекало эти страны на экономическое и техническое отставание. В тех развивающихся странах, где иностранный капитал и прежде всего ТНК были широко представлены, на принадлежащих им предприятиях производилось до 25% совокупного продукта всех развивающихся стран.

Для государств социалистической ориентации, осуществляемый ими экономический курс обернулся крупными издержками и потерями. Нарушился нормальный приток иностранных инвестиций и это отразилось на качестве и уровне конкурентоспособности их продукции на мировом рынке. У многих стран начал падать национальный доход, повсеместно резко уменьшалась товарность продукции сельского хозяйства и продовольственные трудности стали постоянным спутником этих стран. В первую очередь, это коснулось Китая (60-70-ые годы), Вьетнама, Северной Кореи, Анголы, Кубы, Эфиопии, Танзании и ряда других государств. В конечном счете, социалистический эксперимент выявил полную неспособность решить насущные экономические и социальные проблемы, которые, как предполагалось, этот эксперимент и должен был решить. Вставшие на некапиталистический путь развития такие страны как Ангола, Афганистан, Бенин, Гвинея-Бисау, Лаос, Мозамбик, Бирма, Эфиопия скатились до положения наименее развитых стран в третьем мире. А ведь в этих странах проживает примерно третье населения всех развивающихся стран.

Государство играло активную роль в экономической жизни и тех стран, которые продолжали идти по капиталистическому пути. Это касается Индии, Индонезии, Малайзии, Южной Кореи, Тайваня, целого ряда стран Латинской Америки. Этим странам удалось решить ряд проблем по комплексному преобразованию своего хозяйства.

В Индии экономическая политика государства была направлена на преодоление страной экономической отсталости и достижения экономической самостоятельности. Эта политика получила свое теоретическое обоснование в работах первого премьер-министра страны Дж. Неру. В этих трудах Неру обосновал принципы «смешанной экономики», предусматривавшие ограничение присутствия иностранного капитала в хозяйстве страны, преимущественное развитие государственного сектора и государственное регулирование экономики, использование планового начала в отдельных секторах национального хозяйства, контроль над крупным предпринимательством и постепенную ликвидацию феодальных институтов. В практической деятельности правительство Неру делало упор на создание тяжелой промышленности, как стратегическое направление индустриализации.

Госсектор в экономике Индии был создан в основном в 50-х – 60-х гг., когда частный капитал не имел достаточных средств и стимулов для сооружения крупных капиталоемких предприятий с длительным сроком окупаемости в черной и цветной металлургии, электроэнергетике, тяжелом машиностроении, угледобыче и других отраслях.

К концу 60-х годов доля государственного сектора в производстве достигла почти 25%, в том числе в добывающей промышленности почти 90%, в обрабатывающей – свыше 15%. На долю госпредприятий приходилось около ? объема внешнеторговых операций, 75% выплавки стали, 100% производства и переработки нефти, 95% выработки электроэнергии и 80% выпуска продукции тяжелого машиностроения.

В процессе индустриализации Индии широко использовалось индикативное планирование, особенно при реализации первых пятилетних планов за период 1951-1961 гг. С этого периода планирование стало частью политики, существенно усиливающей влияние государства на экономику в целом. Одновременно в рамках пятилетних планов осуществлялось взаимодействие государства и частного сектора. В этот период проводился и курс на сохранение мелких форм производства, что позволяло снизить критически опасный уровень безработицы и обеспечить относительно дешевыми потребительскими товарами низкодоходные слои населения.

Индийские экономисты вообще считают мелкое производство не просто частью отсталой структуры хозяйства, которая должна постепенно отмереть в ходе развития, а необходимым элементом будущей здоровой экономики. В процессе импортозамещения малое производство обеспечивало наполнение внутреннего рынка не только относительно дешевыми потребительскими товарами, но и производственной продукцией сельскохозяйственного назначения.

Для стратегии импортозамещения во время первых пятилетних планов было характерно сдержанное отношение индийского правительства к привлечению иностранного капитала, который подвергался определенному регулированию, но не дискриминации. К этому можно добавить, что иностранный частный капитал в первые два десятилетия страны выдерживал паузу. Одна из причин этого национализация английской собственности, а также курс тогдашнего правительства на развитие экономического сотрудничества с Советским Союзом.

Уже в 1956 г. стало возможным самообеспечения страны основными продовольственными товарами. Однако в начале 60-х годов случилось несколько неурожаев подряд. Следует отметить, что в отличие от тяжелой промышленности в аграрном секторе были сильны позиции частного капитала. В самом начале 60-х годов 10% собственников контролировали 56,2% сельскохозяйственных угодий, а на долю 50% приходилось только 2,8% таких земель. Формы ведения хозяйства не способствовали росту производительности и применению передовых методов землепользования.

Решению продовольственных проблем и трудностей способствовали так называемая «зеленая революция». Она заключалась в повсеместном внедрении высокоурожайных сортов пшеницы, риса и масличных культур, закупленных за рубежом, прежде всего в Мексике. Средства на эти закупки были предоставлены частными американскими фондами.

Внедрение высокоурожайных культур в Индии потребовало внесения соответствующих изменений в агротехнику, что в свою очередь потребовало значительных инвестиций для приобретения машин, сельскохозяйственного инвентаря, химикатов. Такие расходы были по карману только крупным предприятиям. «Зеленая революция» позволила повысить продуктивность сельского хозяйства и одновременно способствовала вытеснению значительной части крестьян из аграрного сектора. В годы колониального режима производительность труда в сельском хозяйстве повышалась менее 0,5% в год, «зеленая революция» привела к ее росту до 2,7% в год.

В отличие от большинства стран Азии и Африки страны Латинской Америки уже прошли к моменту краха колониальной системы длительный путь капиталистического развития. В течение почти 50 лет, с 1929 г. до конца 70-х годов, страны этого континента обладали большим суверенитетом в осуществлении своей экономической политики. После 1979 г. многие страны этого континента вынуждены были формировать свой экономический курс под влиянием гегемонии США, направленной на достижение своих собственных целей и интересов в этом регионе.

Первый индустриальный сдвиг имел место на латиноамериканском континенте в период 1929-1937 гг. В эти годы крупные и средние страны здесь преуспели в развитии производства продукции конечного спроса (текстильная, швейная, мебельная, обувная), а также в развитии металлообработки, химической промышленности, отрасли стройматериалов. Что касается малых стран континента (Гватемала, Гондурас, Боливия, Доминиканская республика, Коста-Рика, Парагвай, Сальвадор), то они ограничились лишь усовершенствованием сельскохозяйственной техники и продолжали оставаться странами ярко выраженной аграрной ориентации.

Процесс индустриализации продолжался и в 1937-1945 гг. Когда шла вторая мировая война, в странах Латинской Америки продолжался подъем отраслей легкой промышленности, а также успешно развивались отрасли металлообрабатывающей и химической промышленности. Развитие промышленности сопровождалось ускорением процесса урбанизации, когда города поглощали все большее количество мигрантов из сельской местности и из менее развитых стран. В крупных странах (Аргентина, Бразилия, Мексика, Венесуэла) формировалась новая социальная структура с растущим удельным весом промышленных рабочих.

В послевоенные годы страны Южной Америки столкнулись с сильным давлением извне со стороны своего могущественного северного соседа – США, которые добивались снятия протекционистских барьеров на латиноамериканских рынках. Тем не менее, и в 50-ые годы процесс индустриализации продолжал развиваться. В условиях слабости национального частного капитала государство играло решающую роль в добыче нефти, производстве черных и цветных металлов, в развитии химической отрасли. С помощью государства создавалась инфраструктура: банки, транспорт, телекоммуникации.

В 70-ые годы отмечалось замедление темпов индустриализации, особенно в Чили, Аргентине, Перу и других странах. По всему региону экономика страдала от инфляции и дефицита текущих платежных балансов. С начала 70-х годов страны Латинской Америки стали все более широко прибегать к внешним займам. Эти заимствования сыграли определенную роль в развитии отдельных секторов и отраслей (сельское хозяйство, нефтедобыча, импорт, промышленное оборудование и т.п.) особенно в Бразилии, создавшей первой наиболее интегрированный – в Латинской Америке – индустриальный комплекс. Вместе с тем расходы на обслуживание национального долга ложились тяжелым бременем на всю экономику страны и становились питательной почвой для обострения финансовых и социальных противоречий.

В целом же, подводя итоги первых послевоенных десятилетий, следует резюмировать – к середине 70-х годов прошлого века Латинская Америка в целом стала индустриальным, урбанизированным континентом с современными отраслями хозяйства: машиностроение и металлообработкой, химической, автомобильной и электротехнической промышленностью. Следует также отметить, что индустриализация в Латинской Америке ХХ века проводилась под эгидой государства. Это была импортозамещающая индустриализация с целью ослабить зависимость стран континента от конъюнктуры мирового рынка и импорта готовых промышленных товаров из Западной Европы и Северной Америки.

В то же время, несмотря на высокие темпы развития индустрии в большинстве стран континента сохранялась архаичная аграрная система: с одной стороны – огромные латифундии, с другой – масса безземельных крестьян-батраков. Рост экономики был в основном экстенсивным, т.е. достигался за счет вовлечения новых материальных и трудовых ресурсов. Слабо развивался научно-технический прогресс, особенно на частных предприятиях.

С новыми трудностями и противоречиями столкнулся латиноамериканский континент в 80-ые годы, когда здесь разразился кризис внешней задолженности. Негативную роль сыграла привязанность многих стран этого континента к экономической колеснице США. Возросло их финансовое давление на страны Латинской Америки с целью заставить последние заплатить хотя бы часть процентов по долгам, взятым в предыдущие годы.

В эти годы во многих странах континента сократился ВВП, начался массовый оттек капиталов, росли бюджетные дефициты, инфляция приняла разрушительный характер. Все более очевидной стала необходимость смены модели развития стран Латинской Америки.

Страны Тропической Африки относятся к числу наименее развитых не только в третьем мире, но и среди стран африканского континента. Процессы становления государственности и индустриализации не обошли стороной и этот регион. Ориентация на индустриализацию при руководящей роли государства была характерной чертой развития более 4-х десятков государств, расположенных по обе стороны экватора.

В первые полтора десятилетия политической независимости в условиях относительно благоприятной конъюнктуры на мировых рынках сырья и большого объема внешних кредитов были достигнуты определенные экономические успехи. Структура экономики претерпела заметные изменения. За период с 1960 по 1980 гг. произошло снижение удельного веса сельского хозяйства в ВВП с 41,0 до 20,0%, при увеличении доли промышленности и строительства с 20,0 до 38,0% и сферы услуг с 39,0 до 42,0%.

Указанные сдвиги в экономике сопровождались отнюдь не однозначными последствиями. С одной стороны, индустриализация, урбанизация, развитие социальной инфраструктуры (образование, здравоохранение, средства связи и т.п.) объявлялись приоритетными направлениями развития. Но в тоже время вместо интенсификации сельскохозяйственного производства наблюдалась деградация производительных сил в деревне, сохранялась отсталая агротехника. Например, в Руанде в середине 60-х годов сбор кукурузы, сорго, батата, кофе был значительно ниже, чем в 1950 г., сократилось и поголовье крупного рогатого скота. Такая же картина наблюдалась в Бурунди, Габоне, Гвинее, Конго.

Привязанность и зависимость экономики от одного-двух видов традиционного сырья оказали пагубное воздействие на экономику африканских стран, когда в середине 70-х годов произошло относительное падение спроса на это сырье. Спад был вызван широким внедрением ресурсосберегающих технологий в целом ряде развитых стран, а также некоторым замедлением общих темпов экономического роста.

Реакцией африканских стран на эти кризисные явления было принятие Монровийской стратегии развития, в основу которой была положена концепция «опоры на собственные силы». Среди приоритетов этой концепции – самообеспечения продовольствием стран данного региона, обеспечение суверенитета государства над природными ресурсами, увеличение объема внутри африканской торговли.

Претворение в жизнь данного плана натолкнулось на серьезные препятствия, порожденные общей хозяйственной отсталостью и неразвитостью государственных институтов власти. Последнее обстоятельство имело решающее значение.

Государство в странах Тропической Африки, впрочем, как и в некоторых других странах африканского континента, оказалось неспособным преодолеть клановые, трибалистские отношения, характерные для африканского общества. Трибализм в Тропической Африке, и в Сомали и в Эфиопии и в Гане не изжит до сих пор. Авторитет государственной власти отступает на задний план перед племенными интересами и пристрастиями. Отсюда массовое несоблюдение законов, особенно на местном уровне, коррупция и круговая порука в государственном аппарате.

В конечном счете, страны этого региона Африки вступили в 80-ые годы с серьезными экономическими трудностями: снижение темпов роста по сравнению с 70-ми годами, тяжелый продовольственный кризис, усугубленный жесточайшей засухой в странах сахельской зоны. Планы по индустриализации в странах Тропической Африки оказались не доведенными до конца и не дали должного эффекта для экономического и особенно социального положения населения этих стран.

Повышение темпов экономического роста развивающихся стран в первые десятилетия пост колониального существования неразрывно связаны с процессом индустриализации. Именно с индустриализации началась промышленная революция в третьем мире. Стартовой площадкой индустриализации послужило в частности развитие пищевой, текстильной и ряда других отраслей промышленности, выпускающих потребительские товары кратко- и среднесрочного пользования. Промышленность, изготовляющая товары длительного пользования потребительского и производственного назначения, развернулась позднее, на более высоких ступенях экономической зрелости. Сельского хозяйства процесс индустриализации коснулся гораздо в меньшей степени.

В развивающихся странах индустриализацию рассматривали как средство ликвидации экономической отсталости и в частности как направленную на импортозамещение. Развивающиеся страны рассчитывали увеличить самообеспеченность промышленными товарами, чтобы ослабить зависимость промышленного развития от неустойчивой конъюнктуры мировых рынков первичной продукции.

Вообще следует отметить, что импортозамещение в развивающихся странах успешнее осуществляется на ранних этапах становления национальной экономики, в пост колониальный период, на фоне очень низкого уровня потребления основных слоев населения. Об этом свидетельствует опыт Индии, Индонезии и других азиатских и африканских стран.

При всех позитивных моментах индустриализации она, тем не менее, не внесла кардинальных изменений в экономическое и социальное положение стран третьего мира. В условиях набирающей все более высокие темпы научно-технической революции одно лишь увеличение производственного потенциала без создания условий для его постоянного обновления и совершенствования было явно недостаточно. Многие предприятия оказывались морально устаревшими и неконкурентоспособными к моменту своего пуска. Явно не хватало финансовых средств и подходящих технологий для форсированного развития на базе технического прогресса. Осуществляемое государством строительство увеличивало производственные мощности ряда отраслей, но при этом часто создавались нерентабельные предприятия, требующие протекционистской защиты и постоянного субсидирования. В этих условиях освободившиеся от колониализма страны выдвинули требование о переходе к более равноправному новому мировому экономическому порядку (НМЭП). Это требование, а также известное движение неприсоединения, когда ряд стран Азии и Африки выступили с призывом к странам своих континентов не присоединяться ни к каким важным блокам были восприняты на Западе как угроза ограничения доступа продукции западных стран на рынки развивающихся государств.

Продукция стран третьего мира, если не считать сырья и топлива, пользовалась довольно невысоким спросом на мировом рынке. Доля машин и оборудования, вывозимых развивающихся стран составляла в 1955 г. – 5,16 и в 1970 г. – 6,5% мировой торговли.

Основу экспортного потенциала развитых стран изначально составляли промышленны изделия конечного спроса, сперва потребительского, а затем и производственного назначения. Экспортные же ресурсы вчерашних колоний и зависимых государств длительное время формировались из продукции земледелия и добывающей промышленности, в организации, производства которых определяющую роль играл капитал метрополий. На потребности метрополий это производство в основном и ориентировалось. Во времена колониализма растущие потребности удовлетворялись, главным образом, посредством импорта, оплачиваемого доходами от традиционного экспорта. С обретением национальной государственности положение государств третьего мира несколько изменилось. Индустриализация создала возможности для массового производства дешевых товаров. В свою очередь для сдерживания ввоза товаров из-за границы были введены высокие таможенные пошлины и количественные ограничения для импорта соответствующих изделий. Вот так выглядел механизм импортозамещения в первые десятилетия самостоятельного развития развивающихся стран.

Как показывает опыт полувекового развития третьего мира проблемы развития и социального прогресса в их глобальном контексте оказались намного сложнее, чем это представлялось в 40 и 50-ые годы.

Общественное развитие, как оказалось, не является прямолинейным процессом, в рамках которого рост мировой экономики автоматически повышал бы уровень и качество жизни всего населения планеты. Сама степень остроты проблемы темпов экономического роста различна для стран с неодинаковым уровнем развития. Вместе с тем характер тенденций мирового развития, возможности сближения уровня и качества жизни разных стран и регионов продолжают во многом зависеть от соотношения темпов экономического роста в этих странах. Неравномерность экономического роста в развитых и развивающихся странах остается «головной болью» мирового сообщества, поскольку она связана с остротой социальных проблем.

В 1951-1960 гг. и в 1961-1970 гг. темпы прироста ВВП были в развивающихся странах ниже, чем в развитых (3,3 и 4,1% в первом десятилетии и 4,7 и 5,0% – во втором). Но с начала 80-х годов и почти вплоть до конца столетия (1981-1997 гг.) впервые темпы ежегодного прироста совокупного ВВП развивающихся стран оказались выше даже в среднедушевом исчислении и составили 2,8% против 1,8% в передовых развитых странах.

Однако не следует переоценивать значение этого события. Дело в том, что не развивающиеся страны вышли вперед, а развитые отстали вследствие снижения ежегодных темпов роста. Кроме того, сближение душевых показателей ВВП не компенсировало углубления разрыва за предшествующие десятилетия. Наконец, сближение произошло одновременно с углублением дифференциации развивающихся стран по темпам и качеству экономического роста. Возросло число стран приблизившихся к индустриальному авангарду с 19 до 27 и одновременно возросло число стран существенно отдалившихся от этого авангарда – с 21 до 50. В итоге, если до начала 80-х годов в состоянии стагнации и деградации пребывала одна из пяти развивающихся стран, то в последующие 17 лет – уже каждая вторая.

Среди отстающих – в основном, небольшие по численности населения страны, но здесь в целом проживают сотни миллионов человек. Более высокие темпы роста наблюдались в крупных государствах: Китае, Индии, Индонезии, Пакистане, Бангладеш, Вьетнаме.

Непосредственное отношение к проблеме становления экономики стран третьего мира имеют характер и масштабы их внешнеэкономических связей. По этим слагаемым экономического развития можно судить о степени вовлеченности развивающихся стран в международное разделение труда. Страны, вступившие на путь форсированной индустриализации нуждаются в импорте промышленного оборудования, новейших технологий. Для оплаты импорта недостающих товаров и услуг необходим высокий уровень экспорта. Как известно, в последние полвека мировая торговля росла быстрее, чем мировое производство. В 1951-1998 гг. рост мирового экспорта в 3 раза опережал рост совокупного ВВП мира, причем доля промышленных изделий в конце века достигла 2/3 всего мирового экспорта.

На первых этапах индустриализации позиции развивающихся стран на мировом рынке заметно ослабели. Даже в самом начале 90-х годов их доля в мировой торговле была ниже, чем в 1950 г. (23,7% и 34,8%).

В последнее десятилетие ХХ столетия внешняя торговля развивающихся стран заметно активизировалась, их общий экспорт приблизился к 30% всего мирового экспорта. Однако в эти годы в большинстве стран третьего мира проводилась другая экономическая политика, в которой роль государства уже была иной.

тема

документ Князь
документ Христианство
документ Дружины
документ Идентификация и фальсификация товаров
документ Организация проведения товарной экспертизы



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты