Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2017 Изменения 2017
папка Главная » Полезные статьи » Аксиология

Аксиология

Аксиология

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

1. Аксиология
2. Аксиология ценностей
3. Философская аксиология
4. Правовая аксиология
5. Проблемы аксиологии
6. Педагогическая аксиология
7. Аксиология культуры
8. Юридическая аксиология
9. Социальная аксиология
10. Структура аксиологии

Аксиология

Оказывается, одного удовлетворения биологических потребностей человеку недостаточно. В этом одно из важнейших отличий человека от животного. Животное ориентируется на окружающую среду лишь с точки зрения использования ее естественных свойств для удовлетворения своих естественных же потребностей. Диапазон же человеческого отношения к действительности значительно шире.

Во-первых, это отношение к действительности не только по использованию созданных самой природой благ, но и, как отмечалось выше, практическое освоение, преобразование природы своим трудом, т.е. создание таких благ, которых природа сама не дает. Во-вторых, человек способен творчески осваивать действительность, т.е. познавать, а затем и использовать законы природы в своих интересах.

Наконец, окружающую действительность человек может рассматривать и относиться к ней с точки зрения ее значения для человека. Такие отношения получили наименование «аксиологические» (axios – ценность, logos – учение). А раздел философского знания, в котором осмысливается природа, сущность и роль значимых для человека явлений, вещей и процессов, называется аксиологией.

Вся история философской мысли непосредственно имеет дело с оценочными отношениями, со стремлением выявить наиболее значимое для человека. Длительное время аксиологическая проблематика была «вплетена» в философское знание, рассматривалась как одна из сторон философской мудрости. С вычленением из философского знания теологии, этики, эстетики, аксиологические проблемы стали рассматриваться преимущественно в лоне этих дисциплин, оставаясь тем не менее философским знанием.

В самом общем виде аксиологическая тематика первоначально сводилась к выяснению вопроса – «что есть благо и каковы формы его существования?» В решении этого вопроса уже в эпоху античности, при общем понимании блага как того, что имеет для человека смысл, наметились разные подходы. Так, Демокрит полагал, что благо и цель жизни – счастье. Будучи благом высшего порядка, счастье существует в следующих формах: эвтюмия – спокойное и ровное настроение, хорошее расположение духа, которое устанавливается в результате равномерного и спокойного движения атомов человеческой души; евесто – внутренняя устойчивость; гармония – понимаемая Демокритом как симметрия во всем; атараксия – безмятежность и этамбия – неустрашимость.

Сократ высшим благом считал мудрость как единство знания, выбора добра и практической реализации добродетели. Именно для достижения высшего блага Сократ призывал познать самого себя. В то же время рационализм Сократа сочетался с некоторыми элементами утилитаризма. Он, например, утверждал, что абстрактного блата нет, лишь конкретные вещи или поступки могут быть благими, приносить пользу. С еще более утилитаристских позиций к ценностям подхо-дил Эпикур. Высшим и первым благом он считал удовольствие, понимаемое как отсутствие страданий. Благами низшего уровня он считал справедливость как непричинение вреда другим и атараксию – физическую и духовную невозмутимость, достигаемую через познание природы.

В эпоху Средневековья высшим благом считалось добро, понимаемое как то, чего все желают. В конечном итоге у Фомы Аквинского добро совпадает с Богом. Так, в четвертом доказательстве бытия Бога он отмечал, что есть некоторая сущность, являющаяся для всех сущностей причиной блата и всяческого совершенства. Эта сущность и есть Бог.

В Новое время благо уже делится на общественное и личное, причем общественное благо, по мнению Ф. Бэкона, всегда должно преобладать над личным благом. Такая точка зрения была противопоставлением эпикурейству с его душевной безмя-тежностью и пониманием блага как личного наслаждения. Высшим проявлением общественного блага Ф. Бэкон считал долг как обязанность и обязательства человека по отношению к другим людям. Б. Спиноза отождествлял благо с разумом и свободой. Свобода, в его понимании – это подчинение страстей разуму, а не эпикурейское наслаждение страстями. В качестве важнейшей ценности Спиноза также рассматривал жизнь, ставил ее на порядок выше смерти.

Большую роль в становлении аксиологии как самостоятельного учения сыграл И. Кант, который в центр своей философии поставил Человека, чем, собственно, открыл новый этап развития аксиологического знания. Кантом заканчивается традиция и период рассмотрения ценности как блага и с Канта же начинается этап понимания ценности как значимого для человека.

В основе аксиологии Канта, как и у Бэкона, лежит категория долга. Именно чувство долга, считал Кант, отличает людей от животных и обеспечивает путь к благу, которое имеет смысл только в человеческом измерении. Поэтому к человеку нужно относиться только как к цели, но никогда – как к средству. Таково безусловное категорическое повеление (императив) Канта. Из этой принципиальной установки следовал не менее принципиальный вывод: высшей ценностью является сам человек. Он должен добровольно подчиняться требованиям категорического императива, только в этом случае он обретает еще одну ценность – свободу.

Диалектическому противопоставлению долга и свободы как теоретическому фундаменту аксиологии посвящены работы Г.Гегеля и Ф.Ницше. Однако окончательно статус самостоятельной философской дисциплины аксиология получает во второй половине XIX в. Формировалась эта дисциплина преимущественно в лоне неокан-тианства. В частности, В.Виндельбанд определял философию как учение об общезначимых ценностях, а воплощение ценностей в деятельности рассматривал как главную цель человека. Существуют общезначимые ценности не в виде каких-либо вещей, а в виде «значения».

В качестве высших ценностей Виндельбанд рассматривал истину, благо, красоту и святость как вневременные и внеисторические принципы, которыми руководствуется человек, осознавая их как нормы безусловного долженствования. Кроме высших ценностей Виндельбанд выделял ценности-блага (наука, правопорядок, искусство и религия) как жизненно важные для существования человечества.

Другой представитель неокантианства Г. Риккерт рассматривал ценности как нечто полностью безотносительное к бытию и познающему субъекту. В отличие от Виндельбанда он различал ценности и нормы и полагал, что ценности становятся нормами лишь тогда, когда они (ценности) сообразуются с субъектом. Основными ценностями Риккерт считал истину, безличную святость, нравственность, счастье и личную святость. По мнению Риккерта, эти ценности существуют вне физического и психического бытия, а образуют «потустороннее бытие», которое постигается лишь религиозной верой. В основе существования этих ценностей лежит, согласно Риккерту, воля сверхиндивидуального субъекта.

Против субъективизма в истолковании природы и сущности ценностей, с доказательством их объективного характера выступили Ф. Брентано, его ученик А. фон Мейнонг, М. Шелер и другие философы. Шелер доказывал, что цель не сама по себе определяет волю, цель детерминируется ценностями, которые и направляют волю на благие или дурные поступки для ее достижения. А в силу того, что существует своего рода иерархия ценностей, на их основе возникают определенные интуитивные акты предпочтения в выборе поступка. Наиболее значимыми выступают ценности, которые характеризуются долговечностью, неделимостью и прагматичностью. Наивысшая ценность, по Шелеру, – «святое», которая дает длительное и глубокое удовлетворение человеку.

В социально-философском аспекте ценности рассматривались как способ бытия культуры (М. Вебер) или средство функционирования социальных институтов (Т. Парсонс), сообществ и цивилизаций (П.А.Сорокин).

В марксистской философии ценности рассматривались в классово-политическом ключе. Наиболее четко марксистская позиция была сформулирована в тезисе В.И.Ленина (который можно назвать «категорическим императивом» марксизма) о том, что нравственным (а, следовательно, и ценным) является все то, что отвечает интересам пролетариата.

В то же время было бы несправедливым сводить марксистскую аксиологию лишь к классовым интересам. Марксизм не отрицал ни общечеловеческих, ни личностных ценностей. Другое дело, что в советский период существовал двойной стандарт во всем, в том числе и в сфере ценностей. Для широких масс постулировались одни, а партноменклатура исповедовала совершенно другие ценности. В «хижинах» нашего общества всегда ценились героизм, совестливость, скромность, трудолюбие. Совершенно иные ценности и иная мораль господствовали во «дворцах» – лесть, комчванство, стяжательство, алчность и пр. История крушения КПСС убедительно показала, что двойной стандарт в аксиологии, в ценностных отношениях делает любую организацию нежизненной.

В современных условиях аксиология все больше и больше обретает черты самостоятельной философской дисциплины. Ключевыми понятиями современной аксиологии являются «ценность», «ценностная ориентация», «ценностная установка», «оценка», «оценочное отношение», «оценочное суждение». Ценность – это свойство предмета или явления иметь значение для людей в культурном, общественном или личностном отношениях.

У каждой эпохи, у каждого народа или отдельного человека – свои ценности. Так, для некоторых народов золото не являлось ценностью. У людей также менялись представления о красоте, счастье и т.д. Отсюда, казалось бы, напрашивается вывод о том, что ценность – это нечто преходящее, временное, относительное. Однако это не совсем так.

Во-первых, действительно, ценности относительны, они меняются в зависимости от изменения потребностей и интересов людей, от формы господствующих в обществе отношений, уровня цивилизованности и других факторов. Но вместе с тем ценности и устойчивы, ибо существуют определенное (иногда весьма продолжительное) время. Более того, есть ценности, которые сохраняют свое значение на протяжении всего существования человечества (например, жизнь, благо), имеющие, следовательно, абсолютное значение.

Во-вторых, ценность – это единство объективного и субъективного. Ценность объективна в том смысле, что объективны свойства предмета или процесса, которые имеют значение для человека, но при этом от него не зависят. Эти свойства зависят от самого предмета или процесса. Субъективность же ценности заключается в том, что она существует лишь как процесс или результат оценки, т.е. субъективного человеческого действия. Ибо, еще раз подчеркнем, ценность – это не сам предмет, а значение предмета для человека. Вне человека ценность лишена смысла и в этом плане она субъективна. Наглядно эту взаимосвязь объективного и субъективного показал С.Ф.Анисимов: температура воздуха 40 градусов – это объективная характери-стика; «жарко» – это субъективная оценка этой температуры; а «тепло» как условие жизни – это ценность.

Таким образом, ценность совмещает в себе изменчивость и устойчивость, объективность и субъективность, абсолютность и относительность. Она не существует вне оценки, оценочного отношения.

Под оценкой обычно понимают суждение о значении предмета или явления для людей, вступающих с ними в оценочные отношения. Оценочное отношение возникает не к любому предмету или явлению, а лишь к такому, который имеет индивидуальную или социальную значимость. В процессе (и в результате) отношения формируется оценка как суждение о значимости данного феномена для человека и человечества. Оценочное суждение, как и познавательное, основывается на наличии объективного предмета и его свойств, которые оцениваются; на относительно общем понимании того, что оценивается; оценочное суждение, как и познавательное, может быть верным и неверным.

В то же время оценочное суждение имеет отличия от познавательного. Во-первых, в оценке субъективного больше, нежели в познавательном суждении. Это вытекает уже из того, что в познании человек стремится свести субъективное к минимуму, познать предмет «таким, как он есть». В оценочном суждении цель другая – определить значимость данного предмета для познающего или оценить, в силу чего такое суждение окрашивается переживаниями, чувствами, т.е. субъективными обна-ружениями. Скажем, для познавательного суждения землетрясение – колебание почвы, а для оценочного – стихийное бедствие, опасность. Оценочные суждения широко применяются не только в аксиологии, но и в других сферах философского знания, например, в этике и эстетике, ибо «добро» и «зло», «красота» и «безобразное» существуют только в чувственно-человеческой оценке, в отношении к предмету или процессу.

Во-вторых, оценочное суждение носит нормативный характер, предполагает наличие нормы-эталона, с которой сравнивается, сопоставляется оцениваемый предмет или явление. В этом отношении различие познавательного и оценочного суждений заключается и в том, что любое явление, любую «вещь-в-себе» в принципе можно познать, но не любое – признать ценностью. Более того, существуют антиценности, т.е. явления, имеющие отрицательную значимость для человека (например, смерть), существуют также феномены и предметы, не имеющие значимости для человека. В-третьих, оценка, как правило, сопровождается паралингвистическим кодом передачи информации, в котором присутствует скрытое или открытое отношение к явлению – восторг, осуждение, предвкушение и т.п. Так, познавательное суждение «Земля круглая, как яйцо» фиксирует факт подобия формы Земли и формы яйца и не несет паралингвистической нагрузки. А оценочное суждение «У Ивана голова, как яйцо» может иметь несколько подтекстов – умный, лысый, некрасивый и т.д.

Любая оценка дается по отношению к чему-либо, на основании определенного критерия. Существует несколько точек зрения по проблеме критерия оценки. Первая, наиболее распространенная, рассматривает в качестве критерия оценки полезность того или иного свойства предмета или процесса для человека. Однако этот критерий имеет большую степень неопределенности. Скажем, змеиный яд, в зависимости от дозы его получения, может спасти от смерти (т.е. выступает в качестве ценности), а может привести к смерти (т.е. выступает в качестве антиценности).

Некоторые исследователи критерием оценки считают приятность. Такой гедонистический подход к определению критерия также не может быть принят однозначно в силу субъективности самого «приятного». Одному приятна классическая музыка, а другому – «попса». Попытки соединения этих критериев воедино также не дают критерия, ибо «приятное» и «полезное» нерядоположены. Например, курение приятно курильщику, но не полезно. В данном случае приятное оценивается не по явлению в целом (курение в конечном итоге ведет к преждевременной смерти), а по его отдельному, сиюминутному фрагменту.

Наибольшее распространение имеет точка зрения, в которой полезное увязывается не с субъективно-гедонистическим наслаждением, а с объективным прогрессом человечества, следовательно, с развитием самого человека. В этом смысле можно считать, что полезное это то, что способствует прогрессу человечества и развитию личности, что во благо человеку и человечеству. Именно такое полезное, т.е. благо, представляется достаточно общим, относительно объективным и приемлемым критерием для оценки ценности. Разумеется, надо учитывать, что и благо подвержено субъективной оценке.

В силу множества предметов и процессов, имеющих значение для человека, а также многообразия человеческих потребностей и ориентаций возникает большое количество различных ценностей, которые по определенным основаниям можно привести в систему. Наибольшее распространение получили классификации ценностей по следующим основаниям.

По содержанию деятельности, в которой реализуются или обретаются ценности, последние квалифицируют как производственные, бытовые, профессиональные и др.

По широте их содержания выделяют индивидуальные, групповые (классовые, этнические, конфессиональные и др.) и общечеловеческие ценности.

По сферам общественной жизни различают материально-экономические, социально-политические и духовные ценности. Так, к ценностям материальной жизни относятся природные ресурсы, орудия труда. К социальным ценностям относятся общественные институты, необходимые человеку – семья, этнос, Отечество. Ценности духовной жизни – это знания, нормы, идеалы, вера и т.п.

По значимости для человека и человечества все ценности делят на высшие и низшие. Как правило, они совпадают с абсолютными и относительными ценностями, которые обусловлены длительностью их существования.

Высшие (абсолютные) ценности обладают неутилитарным характером, они являются ценностями не потому, что служат для чего-либо иного, а напротив, все иное приобретает значимость лишь в контексте высших ценностей. Эти ценности непре-ходящи, вечны, значимы во все времена, абсолютны. Они воспринимаются человеком как нечто такое, что другим быть не может в принципе. К высшим ценностям относятся общечеловеческие – мир, человечество; социальные – справедливость, свобода, права человека; ценности общения – дружба, любовь, доверие; культурные – мировоззренческие, этнические; деятельностные – творчество, истина; ценности самосохранения – жизнь, здоровье, дети; личностные качества – честность, патриотизм, верность, доброта и др.

Низшие (относительные) ценности выступают средствами для достижения каких-либо более высоких целей, они больше подвержены влиянию обстоятельств, изменению условий, ситуаций, более подвижны, время их существования ограничено.

Ценности могут различаться и в зависимости от типа цивилизации. В этом отношении некоторые авторы делят ценности на три группы, каждая из которых включает ценности, преимущественно культивируемые в основных типах современных цивилизаций – восточной, западной и евразийской.

Однако ценности любой цивилизации и эпохи не существуют вне человека как родового существа. По-видимому, есть в учении Протагора рациональное зерно, ведь только в соотношении с человеком как мерой всех вещей имеют смысл и ценности. В то же время существующие ценности выполняют важные функции в обществе в целом и в отношении конкретного человека – познавательную, нормативную, регулятивную, коммуникативную, целевую, которые, в конечном счете, интегрируются в функции социализации. Другими словами, ценности социализируют индивида.

Социализация – это процесс усвоения конкретным человеком знаний, норм, традиций, идеалов и других ценностей, позволяющих ему стать полноправным членом общества. Социализирующая роль ценностей выражается в том, что в них задается идеал для человека, они формируют потребности и мотивы деятельности, духовный мир личности, духовное содержание человеческого бытия.

В этом процессе важное место занимают ценностные ориентации как отбор, индивидуальное восприятие ценности субъектом, как личностные предпочтения идеалов, норм, эталонов и других ценностей, построение их иерархии в соответствии с субъективными предпочтениями, включение их в цели и мотивы деятельности.

Не менее значимыми для социализации выступают и ценностные установки, понимаемые как направленное воздействие социальной группы (этноса, класса, партии, государства, религиозной конфессии, семьи, школы и т.п.) на формирование ценностных ориентации личности. Причем ценностные ориентации и ценностные установки могут иметь различную степень совпадения. Если ценностная установка ориентирована на интерес социального субъекта, то она содействует его внутренней активности, творческому отношению к действительности. Противоречия же между ценностными установками и ценностными ориентациями порождают диспозиционную активность, которая в свой диапазон включает множество форм: от активности-несогласия до бунта, мятежа, революции, гражданской (этнической, религиозной) войны.

Аксиология ценностей

На основе категориального аппарата общей аксиологии складывается тезаурус педагогической аксиологии, суть которой определяется спецификой педагогической деятельности, ее социальной ролью и личностно образующими возможностями. Педагогические ценности не только позволяют удовлетворять потребности педагога, но служат ориентирами его социальной и профессиональной активности, направленной на достижение гуманистических целей. Педагогические ценности, как и любые другие, утверждаются не спонтанно. Они зависят от социальных, политических, экономических отношений в обществе, которые во многом определяют развитие педагогики и образовательной практики. Причем, эта зависимость не механическая, т.к. желаемое и необходимое на уровне общества часто вступает в противоречие, разрешает которое конкретный человек, педагог, на основе своего мировоззрения, идеалов выбирая способы воспроизводства и развития культуры.

По утверждению В.А. Сластенина, педагогические ценности представляют собой нормы, регламентирующие педагогическую деятельность и выступающие как познавательно-действующая система, которая служит опосредующим и связующим звеном между сложившимся общественным мировоззрением в области образования и деятельностью педагога. Они имеют синтагматический характер, т.е. формируются исторически и фиксируются в педагогической науке как форма общественного сознания в виде специфических образов и представлений. Овладение педагогическими ценностями возможно только в процессе осуществления педагогической деятельности, в ходе которой происходит их субъективация, уровень которой служит показателем личностно-профессионального развития педагога.

Широкий диапазон педагогических ценностей требует их классификации, которая до настоящего времени в педагогике не разработана. Тем не менее, они могут различаться по области актуализации. В соответствии с этим критерием исследователи выделяют социальные, групповые и личностные педагогические ценности.

Социально-педагогические ценности - это совокупность идей, представлений, правил, традиций, регламентирующих деятельность социума в сфере образования. Групповые педагогические ценности можно представить в виде концепций, норм, регулирующих и направляющих педагогическую деятельность в рамках определенных образовательных институтов. Совокупность таких ценностей имеет целостный характер, обладает относительной стабильностью и повторяемостью. Личностные педагогические ценности - это социально-психологические образования, в которых отражаются цели, мотивы, идеалы, установки и другие мировоззренческие характеристики педагога.

Аксиологическое «Я» как система ценностных приоритетов содержит не только когнитивные, но и эмоционально-волевые компоненты, играющие роль внутреннего ориентира. В нем аккумулированы как социально-педагогические, так и профессионально-групповые идеалы, служащие основанием индивидуально-личностной системы педагогических ценностей.

Аксиологическое «Я» педагога включает ценности:

- связанные с пониманием личностью своей роли в социальной и профессиональной среде (общественная значимость труда педагога, престижность педагогической деятельности, признание профессии ближайшим окружением и др.);
- удовлетворяющие потребность в общении и расширяющие его круг (общение с детьми, коллегами, референтными людьми, переживание детской любви и привязанности, обмен духовными ценностями и др.);
- ориентирующие на саморазвитие творческой индивидуальности (совершенствование профессионально-творческих способностей, приобщение к мировой культуре, занятие любимым предметом, постоянное самосовершенствование и др.);
- позволяющие осуществить самореализацию (творческий, вариативный характер труда педагога, увлекательность педагогической профессии, возможность помощи социально неблагополучным детям и др.);
- удовлетворяющие прагматические потребности (получение гарантированной работы, оплата труда и длительность отпуска, карьерный рост и др.).

Среди перечисленных групп можно выделить ценности самодостаточного и инструментального типов, различающиеся по предметному содержанию. Самодостаточные ценности - это «ценности-цели», включающие творческий характер труда педагога, его престижность, социальную значимость, ответственность перед государством, возможность самоутверждения, любовь и привязанность к детям. Они служат основанием развития личности и педагога, и ребенка, выступают в качестве доминирующей аксиологической функции в системе других педагогических ценностей, поскольку в них отражен основной смысл деятельности педагога. Цели педагогической деятельности определяются конкретными мотивами, адекватными потребностям, реализующимся в ней. Этим объясняется их ведущее положение в иерархии стремлений, составляющих инвариантные характеристики личности педагога: потребность в саморазвитии, самореализации, самосовершенствовании и др. В сознании педагога понятия «личность ребенка» и «Я - профессионал» оказываются взаимосвязанными.

«Ценности-средства» включают в себя три взаимосвязанные подсистемы: собственно-педагогические действия, направленные на решение профессионально-образовательных и личностно развивающих задач; коммуникативные действия, позволяющие реализовать личностно и профессионально ориентированные задачи; действия, отражающие субъектную сущность педагога, интегративные по своей природе, объединяющие все три подсистемы в единую аксиологическую функцию.

«Ценности-средства» подразделяются на ценности-отношения, ценности-качества и ценности-знания. Ценности-отношения обеспечивают целесообразное построение педагогического процесса и взаимодействие его субъектов. Восприятие профессиональной деятельности не остается неизменным и варьирует в зависимости от успешности действий педагога, от того, в какой мере удовлетворяются его профессиональные и личностные потребности. Правомерно говорить о диалектике «Я - реального», «Я - ретроспективного», «Я - идеального», «Я - рефлексивного». Динамика этих образов определяет уровень личностно-профессионального развития педагога.

В иерархии педагогических ценностей наиболее высокий ранг имеют «ценности-качества», т.к. именно в них проявляются характеристики педагога. К их числу относятся многообразные и взаимосвязанные индивидные, личностные, статусно-ролевые и профессионально-деятельностные качества, производные от уровня развития целого ряда способностей: прогностических, коммуникативных, креативных, эмпатийных, интеллектуальных, рефлексивных и интерактивных.

«Ценности-отношения» и «ценности-качества» могут не обеспечить необходимый уровень осуществления педагогической деятельности, если не будет сформирована и усвоена еще одна подсистема - «ценностей-знаний».

«Ценности-знания» - определенным образом упорядоченная и организованная совокупность знаний и умений, представленная в виде педагогических теорий развития и социализации личности, закономерностей и принципов построения и функционирования образовательного процесса и др. Овладение педагогом фундаментальными психолого-педагогическими знаниями создает условия для творчества, альтернативной организации образовательного процесса, позволяет ориентироваться в профессиональной информации, отслеживая наиболее значимую, и решать педагогические задачи на уровне современной теории и технологии, используя продуктивные творческие приемы педагогического мышления.

Названные группы педагогических ценностей образуют аксиологическую модель, имеющую интегративный характер, проявляющийся в том, что ценности-цели определяют ценности-средства, а ценности-отношения зависят от ценностей-целей и ценностей-качеств, т.е. они функционируют как единое целое. Данная модель обусловливает избирательный подход как к традициям, имеющимся в истории того или иного народа, так и к вновь создаваемым человечеством ценностям. Аксиологическая культура педагога определяет эффективность и целенаправленность отбора и приращения новых ценностей, их переход в мотивы поведения и педагогические действия.

Философская аксиология

Аксиология как учение о ценностях. Аксиология – особое философское учение о человеке в его отношении к миру ценностей, направляющих жизнь людей и определяющих их судьбу (Плотников). Проблемное поле аксиологии: понимают ли люди, ради чего живут, и что их ждет в будущем? Осознают ли люди всю глубину всемирно-исторического процесса?

Понятие «ценность». Ценности в повседневном бытии людей: то, что характеризуется особой, предпочитаемой людьми значимостью, овладевающей их чувствами, мыслями и намерениями. Научное понятие ценности в ее функциональной значимости, а именно: ориентировать поведение людей, направлять их внимание на желанные предметы, явления, события. Многоликость и парадоксальность ценностного мира в глазах людей. Интер субъективный характер ценностей (Плотников). Пристрастность ценностей.

Структурированность ориентировочной способности человека: субъект – объект – предмет – средство (Плотников).

Четыре типа ценностных ориентаций, связанных с представлением о «предпочтительной значимости»:

1) Индивидуальная значимость – ориентация на самого себя.
2) Ориентация на ближайшее окружение, значимость – отношение между индивидами.
3) Ориентация на всю мыслимую сферу межгрупповых интересов между людьми, значимость – слава, престиж, власть, богатство.
4) Ориентиры универсально значимые, имеющие родовой смысл – истина, добро, справедливость, вера, красота.

Проблема ценностного выбора, природы связи между нормативными устремлениями и личностным желанием. Ограниченность научных методов постижения целостной природы ценностей.

Феномен ценности в контексте философского миропонимания: исторический смысл («Высшее Благо» метафизики Платона), парадигмальный срез (от этики Канта до аксиологии Г. Лотце) и концептуальный аспект. Четыре поля концептуального притяжения, вокруг которых сложились основные учения о ценностях: аксиологический психологизм (Вундт, Брентано, Мейнонг), аксиологический нормативизм (Дильтей, Вебер, Шпенглер, Парсонс), аксиологический трансцендентализм (Лотце, Виндельбанд, Риккерт), аксиологический онтологизм (М. Шелер, Н. Гартман).

Генезис ценностного мира: две главные стадии – первобытная (гомогенный характер родовой жизни), цивилизационная (гетерогенный характер родовой жизни). Понятия «ментальность» и «менталитет», их ролевое взаимодействие в формировании ценностного мира.

Ценности: нравственные, эстетические, религиозные и светские.

Нравственные ценности. Особое место нравственности в системе ценностей человека: моральное сознание детерминирует все области человеческого бытия, критерии морали применимы в оценке ко всем проявлениям человеческой деятельности. Этика(термин Аристотеля) как специальная отрасль философии, сконцентрировавшая и обобщившая опыт нравственного осмысления действительности.

История этики (Кузнецов, Губин):

1) Появление «морали от разума» Сократа.
2) Наслаждение безмятежным состоянием духа (атараксия) как смысл жизни у Эпикура.
3) Категория справедливости («правосудности») в «Никомаховой этике» Аристотеля.
4) Благодетель разума у стоиков (Сенека, Марк Аврелий).
5) христианская этика средних веков (идея духовного равенства всех перед Богом, абсолютное добро в Боге у Августина, идея добра и зла, связанная с моральным выбором у Фомы Аквинского).
6) гуманизм Возрождения, идея моральной ответственности человека (Э. Роттердамский), попытка безрелигиозной этики Б. Спинозы, психологическая этика Д. Юма.
7) новая «социальная этика» эпохи Просвещения (идея отказа от собственности Ж. Руссо).
8) моральные законы И. Канта: презумпция долга, категориальный императив, совесть – показатель человечности, нигилизм и пессимизм этики Шопенгауэра: цель бытия совсем не счастье, а отречение (от страдания к скуке (Губин)), нравственность как разум воли у Гегеля (мораль значит обязанности), Достоевский о природе зла (Губин).
9) об ограниченности морали у Кьеркегора (Губин), «великий ниспровергатель» морали Ф. Ницше: совершенный человек выше несовершенной морали, нравственных установок, ибо любовь всегда свершается «по ту сторону добра и зла»; борьба с мещанской моралью у Леонтьева (Губин).
10) этические учения древнего мира: законы дхармы (Индия), критерии «благородного мужа» Конфуция (Китай).

Современные этические концепции:

1) Этика ненасилия. Понятия «насилия» и «ненасилия». Апология насилия: теория насилия Дюринга и Каутского, оправдание насилия у Ф. Ницше и К. Маркса, диктатура пролетариата как принцип, закон революции. Этика ненасилия как реакция на мир, уже управляемый насилием: принцип человеколюбия – универсальный, основополагающий моральный закон (Кузнецов). Этика ненасилия как обоснование принципов решения конфликтов без применения насилия над личностью, как образ жизни в терпимости ко всему живому и к природе (идеал ненасилия в Нагорной проповеди Нового Завета, учения непротивления злу Л. Толстого, любовь к врагам через прощение у М. Кинга, политика ненасилия М. Ганди).
2) Этика благоговения перед жизнью: Альберт Швейцер – нравственность как истинное мышление, высказывающее благоговение перед жизнью: критика конфессионального христианства, необходимость самоотречения и прощения. Жизнь Швейцера как идеальный пример его этического учения: «жизнь-подвиг, жизнь–легенда» (Кузнецов). «Истинная этика начинается тогда, когда перестают пользоваться словами» (Швейцер) – этика благоговения перед жизнью является больше практикой, а не теорией.
3) Подлинное и неподлинное существование: бездумная шаблонная жизнь человека-робота, лишенного нравственных ориентиров у Нагибина, «люди-носороги» как результат безнравственной идеологии у Ионеско (Губин).

Мораль-справедливость-право. Мораль как вид социальной регуляции поведения человека во всех сферах общественной жизни. Мораль как вид общественных отношений, ориентированных на утверждение самоценности личности, устремлений людей к счастливой и достойной жизни. Нравственная личность – человек, вобравший в себя выработанные обществом нормативы, самостоятельный носитель нравственных принципов. Он получает индивидуализированное право выносить определенные суждения, судить о правильности тех или иных поступков.

Моральные нормы регулярно воспроизводятся благодаря массовым привычкам, велениям и оценкам общественного мнения: они воспитывают индивида и побуждают к действиям. В морали нет четкого выделения субъекта и объекта социальной регуляции.

Моральные нормы как отражение текущей ситуации в состоянии нравов, но также и закономерные условия существования общества, общие тенденции развития.

Различие понятий «моральные нормы» и «нравственные принципы» как регуляторов поведения людей. Нормы регулируют какую-либо особую сторону поведения людей («забота о родителях», «не лгать» т.д.), нравственные принципы – более общие требования, касающиеся всей линии поведения человека, синтезируя в единое целое его моральное сознание и нравственные качества (справедливость, гуманизм, патриотизм и т.д.).

Мораль как оценочно-оперативный (повелительный) способ освоения действительности, который регулирует поведение людей с позиции учета противоположности добра и зла. Это происходит через систему, включающую не только нормы и принципы, но и оценки, идеалы, запреты, ориентации, и представляет собой особый акт индивида, выражающий предпочтение определенной нормы поведения и предписывает действовать именно в соответствии с ней.

Орбита вопросов морали – прежде всего, проблемы места человека в мире, его ценности, отношения к обществу, смысла жизни и деятельности, выбора нравственного идеала, ответственности за свои действия. Все это – проблемы мировоззренческого характера, но здесь они принципиально отличны от науки и философии своей спецификой формы: речь идет не теоретико-познавательных вопросах, а о вопросах поведения, выраженных в оценочно-повелительной форме.

Система нравственных ценностей в социальном аспекте: совокупность принятых обществом нравственных принципов, правил поведения, идеалов, образцов «должной» жизни. Выбор нравственных ценностей позволяет выработать «моральную оценку» рассматриваемых поступков, дать «самооценку» своего поведения, а также избрать «ценностную ориентацию» присущего ей морального сознания (Голубинцев). Процесс смены ценностных ориентаций: значительные модификации в регуляции нравственного сознания.

Право – иной способ регулирования поведения людей. В отличие от морали, право есть институциональный регулятор деятельности людей: нормы права создаются особыми институтами, обладающими специальными полномочиями. Вместе с тем, моральное и правовое регулирование находятся в тесном взаимодействии. Принципиальные различия и пересечения сфер действия права и морали.

Интегративный подход к пониманию права: право как совокупность признаваемых в данном обществе и обеспеченных официальной защитой нормативов равенства и справедливости.

Развитие правовой формы организации и деятельности публичной власти и ее взаимоотношений с индивидами как субъектами права. Концепция правового государства. История идеи правового государства: Т. Велькер, И. Кант. Правовая организация государства как реализация требований категорического императива (платформа разума в осмыслении права). Философская концепция государства как правовой системы Гегеля: система прав как «царство осуществленной свободы». Основной признак правового государства – реальное обеспечение прав и свобод человека.

Проблема взаимоотношения власти и личности – идея народного суверенитета: признание того, что только народ является источником власти государства. Идея народного суверенитета как первостепенный пункт содержания теории правового государства.

Цивилизованное право – соответствует правовому государству: обеспечивает общечеловеческую справедливость, призвано охранять индивидуальные интересы личности, и одновременно быть мерой ограничения свободы (произвола). Связь цивилизованного права с государством подразумевает принудительную силу норм права, определяющих как запрещенные, так и правомерные действия: нормы права устанавливаются государством и закрепляются в законодательных актах.

«Закон» как центральное понятие положительного права. Закон и естественное право. Проблема эмпирического характера концепций «обеспечения естественного права человека», необходимость механизма реализации законов, принудительная власть. Определения закона у И. Канта, Гегеля, Соловьева. Две основные концепции роли государства в жизни общества: цивилизационная и формационная.

Право и справедливость:

1) право уже по своему определению справедливо;
2) справедливость – внутреннее свойство и качество права.

Справедливость как требование соответствия: между практической ролью человека или социальной группы в жизни общества и комплексом их характеристик, то есть соответствие между правами и обязанностями, трудом и вознаграждением, заслугами и признанием, преступлением и наказанием и т.д.

История категории справедливости: в первобытном сознании – это соответствие нормам первобытнообщинного строя; позже справедливость понимали как равенство людей в правах и в использовании средств жизни. Затем – переход от огульного равенства к учету различий в положении людей в зависимости от их достоинств. Важнейший шаг в понимании справедливости – признание равенства реальны политических и юридических прав людей. Справедливость в учениях Анаксагора, Аристотеля, Ф. Бэкона, Т. Гоббса, Гельвеция, Гегеля, Соловьева, марксизма.

Современные требования моральной, политической, религиозной и др. справедливости. Справедливость как основная духовная ценность личности, отказ от которой рушит всю систему ценностных ориентаций человека. Невозможность существования права без справедливости.

Справедливость и гуманизм: человек разумный представляется как человек справедливый.

Эстетические ценности и их роль в человеческой жизни. Эстетика – отрасль философского знания, занимающаяся исследованием эстетического сознания и деятельности художественного творчества, закономерностей развития художественной культуры (термин ввел А. Баумгартен в 18 в.).

Эволюция эстетических идей (Кузнецов):

1) первые попытки обоснования эстетических идей в античной философии – пифагорейцы, Сократ, Платон, Аристотель (идея сопереживания в искусстве, «катарсис», термин пифагорейцев).
2) средневековая эстетика – синтез эстетических и религиозных проблем у Августина и Фомы Аквинского. Бог – источник красоты и гармонии.
3) эпоха Возрождения – антропоцентризм (источник красоты – творящий художник). Ренессанс – эстетика гуманизма (Леонардо да Винчи, Микеланджело, Боккаччо, Шекспир, Сервантес). Искусство как самоцель.
4) Идеи Просвещения о демократизации общества – в эстетике 18-19 в. Искусство – опять только средство (для решения социальных задач).
5) Сущность прекрасного в немецкой классической философии: Кант связывает категорию прекрасного с категорией целесообразного; Гегель прекрасное определяет как универсальное, предельное понятие в контексте человеческой деятельности. Творчество как «свободная игра» духа (Кант). Систематизация искусств: три основных вида – изобразительное, словесное, музыкальное.
6) Эстетические концепции XIX-XX века: смещение акцента к творческой личности. Искусство как средство самораскрытия внутреннего мира художника.

Эстетические категории: – «эстетическое» («прекрасное») и «безобразное»; – «возвышенное», «героическое» и «низменное»; – «трагическое» и «комическое» (юмор).

Элементы структуры эстетического сознания: эстетическое чувство (способность переживать, сопереживать), эстетический вкус (способность суждения о прекрасном), эстетическая оценка (результат особого вида эстетической деятельности – художественного восприятия, выраженного в форме развернутого суждения).

Эстетическая деятельность. Первоначальное тесное переплетение эстетической деятельности с бытовой, обрядовой, культовой сферами (синкретизм первобытного сознания). Приобретение самостоятельной ценности эстетического восприятия в сознании цивилизованного человека по мере освоения предметного мира и осознания себя субъектом деятельности. Творчество: в широком понимании присуще любой форме человеческой деятельности – материально-производственной, организационной, политической, научной, педагогической и др. Творчество в сфере эстетики – средство достижения цели эстетической деятельности (успех). Талант – художественная одаренность, способствующая успеху в творческой деятельности, но не обеспечивающая успех: необходимость усилий, работоспособности. Творчество как отказ от стереотипов восприятия и выражения, как постоянный поиск идей, средств их реализации. Компоненты творческой деятельности: цель (замысел), средство реализации цели и результат (художественное произведение). Творчество как реализация потребности в самовыражении, свойственной каждому человеку. Человек творческий – это человек, отдающий, дарящий себя другим. «Цель творчества – самоотдача» (Б. Пастернак).

Разнообразие форм художественного творчества. Система искусств как формы и виды художественного творчества. Две противоположные тенденции в развитии системы искусств: дифференциация (выделение и обособление новых самостоятельных видов искусств) и интеграция (соединение выразительных средств разных видов художественного творчества, появление синтетических искусств).

Классификация форм художественного творчества – по способу существования художественных произведений – выделяют три группы искусств:

1) Пространственные (пластические) статические виды:
а) прикладные: архитектура, декоративное искусство;
б) изобразительные: живопись, графика, скульптура.
2) Временные (динамические): литература, музыка.
3) Пространственно-временные (синтетические): хореография, театр, кино, цирк, эстрада.

Философия искусства как учение о функциях искусства: познавательная, коммуникативная, воспитательная и др. функции. Искусство и творение мира. Кризис современного искусства. Особая проблема философии искусства – проблема гения.

Религиозные ценности. Специфика философского анализа в рассмотрении религии в отличие от религиоведческих дисциплин: философию интересует религия как одна из форм ценностного отношения к миру, удовлетворяющая экзистенциальные потребности человека и уходящая в глубокие корни родовой природы человека. Суть феномена религии и место религиозного сознания среди других форм духовной ориентации человека в мире как сложнейшая проблема философии религии. Анализ сходств и различий между религией и наукой, религией и искусством, религией и моралью.

Невозможность универсального определения религии. Относительность «гносеологического» подхода к религии, считающей веру основным признаком религии: много сложностей при попытке отличить собственно религиозные верования от схожих идеологических феноменов (напр., вера в коммунизм, в национальное превосходство и т.д.). Также относителен критерий религии по системе миропонимания, связанного с существованием Бога (Или богов): существуют религиозные направления, которые «обходятся» без бога (конфуцианство, буддизм).

Большинство специалистов связывают феномен религии с особым религиозным опытом: мистическое переживание своей причастности к тайнам бытия. Флоренский: существование «Троицы» Рублева и есть доказательство бытия Бога.

Общее мнение всех исследователей: религия выполняет важнейшие функции в общественной жизни (М. Йингер) – для отдельных людей становится средством «конечных» проблем жизни, для общества в целом является средством интеграции, сплочения людей, реализующийся как общественный институт церкви. В истории есть небольшой период, когда некоторые философы негативно оценивали роль религии в обществе: в эпоху Просвещения многие полагали, что религия – временный феномен культуры, который уничтожится с развитием науки; кризис религиозного мировоззрения XIX века – К. Маркс о религии как искаженной форме сознания («опиум для народа»), З. Фрейд как болезнь общества. Но XX век подтвердил устойчивость религиозной системы ценностей.

Причины возникновения религии и специфика ее ранних форм: анимизм, тотемизм, фетишизм, магия. Магия хозяйственная, белая (лечебная), черная (вредоносная), подражательная, заразительная (Фрезер). Наукообразная форма магии – оккультизм.

Национально-государственные религии: иудаизм (ценность спасения как результате следования воле Бога), индуизм (ценность обретения любви к Богу через преданное служение), конфуцианство (система ценностей культа предков – сыновья почтительность), даосизм (ценность магического влияния).

Мировые религии, имеющие наднациональный характер (нет «ни эллина, ни иудея»):

1) буддизм – самая древняя из религий, сегодня несколько сот миллионов последователей; основа – нравственное учение о том, как сделать человека совершенным. Ценности ненасилия, полного целомудрия. Цель – нирвана, то есть небытие. Рассчитывать человек должен только на самого себя: даже Будда никого не спасает, а только указывает путь спасения;
2) христианство – одна из самых распространенных религий, более миллиарда человек последователей (20% земного шара). История формирования христианского мировоззрения (Кузнецов);
3) ислам – третья мировая религия, возник в VII веке, абсолютная вера в единого Бога Аллаха, имеет свою систему нравственных норм.

Представление о совершенном человеке в различных культурах.

Размышления о совершенном человеке – одна из самых ярких страниц в истории философско-антропологической мысли:

1) В древнекитайской философии – прежде всего у Конфуция: идеал «благородного мужа», высшая духовная ценность «жэнь» (гуманность и милосердие); в даосизме (центральная категория «Дао» – «путь») разделяют «совершенных мудрецов» (пекутся о возвышенном, забывают о низменном) и «совершенно мудрых» (равно пронизывают и возвышенное и низменное) как образец наивысшего совершенства (Голубинцев).
2) В Древней Индии – совершенство человека связано с постижением им «собственной природы» мира, в результате он выполняет свой долг и так достигает совершенства, а значит преодолевает «энергию кармы».
3) В античной культуре – много споров о совершенном человеке. Аристотель: совершенный тот, кто живет по закону и праву. Также Аристотель говорит о красоте естественного человека, наделенного здоровьем, изящными движениями, пропорциональным телом, силой. Прекрасное тело должно быть связано с творческой способностью человека, со способностью к нравственному совершенству («калокагатия»). Марк Аврелий считал, что человек должен прийти к нравственному совершенству, включившись в гармонию миропорядка и так обретя душевное спокойствие, отказавшись от внешних благ и погрузившись в самого себя.
4) Средневековье – немецкий философ Альберт Великий (13 век) полагал, что одна только «разумная душа» есть совершенство.
5) Гуманизм эпохи Возрождения – культ человека как «самого удивительного в мире», «великого чуда» (итальянский мыслитель Пико дела Мирандола (15 век)). Человек – существо, наделенное добром и любовью, склонен к установлению высоконравственных межчеловеческих отношений. Человеческая жизнь – ценность, которую нельзя ни с чем сравнить (Томас Мор).
6) Эпоха Нового времени: Ф. Бэкон считал совершенство человека предметом новой особой науки, которая должна способствовать прославлению человеческих совершенств и таким образом воспитывать их. Нужно собрать все сочинения о вершинах человеческой природы и прославлять «крайности» или «высшие ступени совершенства», которых когда-либо могла самостоятельно достичь человеческая природа.
7) Во французском Просвещении идеал человека как существа гуманного, добродетельного, рассудительного и, разумеется, просвещенного (Гельвеций). При этом путь к добродетели пролегает через совершенствование законов.
8) Немецкая классическая философия: Людвиг Фейербах рассматривал совершенного человека как духовного и телесного совершенства: цельный, действительный, всесторонний, совершенный образованный человек, а телесное благополучие и здоровье.
9) В русской философии идея совершенного человека волновала многих мыслителей: задача постоянного совершенствования человека у А. Радищева, ибо нет предела совершенствованию души, так как человек – «сын божества». Просветители 18 века стремились к идеалу слияния чувств и разума в гармоническое единство, считая, что это предохранит личность от нравственного разложения и духовного надлома. Через 100 лет В. Соловьев также сравнивает совершенство человека с совершенством Бога: «искра бесконечности и полноты существует во всякой душе человека». В XX веке в русской философии трактовка совершенства человека в связи с патриотизмом, любви к Родине (А. Лосев). В современной отечественной философской литературе красной нитью проводится мысль о зависимости совершенствования личности от совершенствования социальной среды, в которой он развивается. Ядро личности составляют ее потребности и интересы, под воздействием которых все совершается. Характер приобретается с ориентацией на определенные интересы и потребности. Потребность в другом человеке выступает в качестве основания таких конкретных качеств личности как доброжелательность, отзывчивость, участливое отношение к людям. Такие качества совершенной личности как справедливость, гуманность, ответственность связаны с реализацией потребности в человеческом общении, основанном на принципах достойной человека морали.

Правовая аксиология

Аксиология - учение о ценностях. Использование понятия "ценность" в специальном смысле нравственно должного восходит к Канту. Ценность в его трактовке - это то, что имеет значение долженствования и свободы. Этот априорный мир должного конструируется Кантом в отрыве и противостоянии к миру сущего (к эмпирическому "бытию", к сфере фактических явлений, отношений и т.д.), где царят причинно-следственные связи и необходимость. Речь, таким образом, идет о нормативном и регулятивном значении ценностей, которые представляют собой, по Канту, априорные императивы разума - цели, требования, формулы и максимы должного. С этим нравственно должным связаны и те категорические императивы, которые формулируются Кантом применительно к морали и праву.

Последователи Канта (Р. Г. Лотце, В. Виндельбанд и др.) пошли дальше Канта и развивали представления о нормативно-регулятивной значимости ценностей и целеполаганий в сфере не только нравственности, но также науки, искусства и культуры в целом. Так, неокантианец Виндельбанд толковал ценности как нормы культуры и, кроме ценностей истины, добра и красоты, признавал такие ценности-блага человеческой культуры, как искусство, религия, наука и право .

Иной подход к проблеме ценностей характерен для объективно-идеалистической философии (от Платона до Гегеля и их современных последователей), согласно которой бытие есть благо (т.е. ценность). Но при этом под бытием имеется в виду не эмпирическая реальность, а истинное бытие, т.е. объективный разум, идея, смысл бытия, бытие в модусе долженствования и, следовательно, ценностной значимости.

Предметная область и основная тематика правовой аксиологии - это проблемы понимания и трактовки права как ценности (как цели, долженствования, императивного требования и т.д.) и соответствующие ценностные суждения (и оценки) о правовом значении (т.е. ценностном смысле - с точки зрения права) фактически данного закона (позитивного права) и государства.

Легистская аксиология

В рамках легизма, отождествляющего право и закон, отрицающего объективную сущность права и вместе с тем критерий отличия права от произвола, в принципе невозможно предметно говорить о собственно правовой оценке и правовой ценности закона.

В силу отрицания объективных, независимых от законодателя и закона, свойств и характеристик права легизм в аксиологическом плане отвергает по существу собственно правовые ценности и признает лишь ценность закона (позитивного права). Причем признаваемая легистами (позитивистами и неопозитивистами) "ценность" закона (позитивного права) на самом деле лишена собственно правового ценностного смысла. Легистская "ценность" закона (позитивного права) - это его официальная общеобязательность, властная императивность, а не его общезначимость по какому-либо объективному (не властно-приказному) правовому основанию.

Показателен в этом отношении радикальный подход неопозитивиста Кельзена, согласно которому право ценно только как приказание, как норма. В таком смысле (как приказ, как норма) право характеризуется им как форма долженствования. "Нельзя сказать, как это часто делается, - утверждает Кельзен, - что право не только представляет собой норму (или приказание), но что оно также составляет или выражает некую ценность (подобное утверждение имеет смысл только при допущении абсолютной божественной ценности). Ведь право составляет ценность как раз потому, что оно есть норма...".

Важно при этом подчеркнуть, что "норма" у Кельзена - это чистое долженствование-приказание, но не норма равенства, не норма свободы, не норма справедливости. Она ничего из формально-правовых характеристик права в себе не содержит. Кельзеновская норма (и вместе с тем форма права) - это "чистая" и пустая форма долженствования, пригодная для придания императивно-приказного статуса и характера любому произвольному позитивно-правовому содержанию.

Естественно-правовая аксиология

Согласно естественно-правовой аксиологии, естественное право воплощает в себе объективные свойства и ценности "настоящего" права и поэтому выступает в виде должного образца, цели и критерия для ценностной оценки (в принципе - негативной) позитивного права и соответствующей правоустанавливающей власти (законодателя, государства в целом). При этом естественное право понимается как уже по своей природе нравственное (религиозное, моральное и т.д.) явление и исходно наделяется соответствующей абсолютной ценностью.

В понятие естественного права, таким образом, наряду с теми или иными объективными свойствами права (принципом равенства людей, их свободы и т.д.), включаются и различные моральные (религиозные, нравственные) характеристики. В результате такого смешения права и морали (религии и т.д.) естественное право предстает как симбиоз различных социальных норм, как некий нравственно-правовой (или морально-правовой, религиозно-правовой) комплекс, с позиций которого выносится то или иное (как правило, отрицательное) ценностное суждение о позитивном праве и позитивном законодателе (государственной власти).

При таком подходе позитивное право и государство оцениваются (в ценностном плане) не столько с точки зрения собственно правового критерия (тех объективных правовых свойств, которые присутствуют в соответствующей концепции естественного права), сколько по существу с этических позиций, с точки зрения представлений автора данной концепции о нравственной (моральной, религиозной и т.д.) природе и нравственном содержании настоящего права. Совокупность подобных нравственно-правовых свойств и содержательных характеристик естественного права в обобщенном виде трактуется при этом как выражение всеобщей и абсолютной справедливости естественного права, которой должны соответствовать позитивное право и деятельность государства в целом.

Справедливость при этом трактуется не в формально-юридическом смысле, а как нравственное или смешанное нравственно-правовое явление и понятие с особым для каждой естественно-правовой концепции и, следовательно, ограниченным и конкретным нравственным (или смешанным нравственно-правовым) содержанием. Поэтому различные естественно-правовые концепции справедливости - вопреки их претензиям на нравственную (или смешанную нравственно-правовую) всеобщность и абсолютную ценность - на самом деле имеют относительную ценность и выражают релятивистские представления о нравственности вообще и нравственных ценностях права в частности.

Отмеченные недостатки присущи не только концепциям традиционного юснатурализма, но и различным собственно философским учениям прошлого и современности, которые в своем правопонимании так или иначе исходят из идей и конструкций естественного права. В этой связи можно назвать учения Канта, Гегеля и их последователей, В. С. Соловьева, Р. Марчича и других представителей морально-нравственного учения о праве, его трактовки как "нравственного минимума" , части морального порядка или нравственного целого, выражения нравственной (моральной, религиозной) справедливости и т.д.

Вместе с тем к несомненным заслугам представителей естественно-правового подхода следует отнести постановку и разработку проблем ценности права, идей свободы и равенства всех людей, естественно-правовой справедливости, прирожденных и неотчуждаемых прав человека, правового ограничения власти, правового государства и т.д.

Либертарно-юридическая аксиология

Ценность права, согласно либертарно-юридической аксиологии, состоит в том, что право является всеобщей, необходимой и общеобязательной формой выражения таких фундаментальных человеческих ценностей, как равенство, свобода и справедливость.

При этом право как форму, правовую форму фактических отношений (а вместе с тем и формальные компоненты этой правовой формы - равенство, свободу, справедливость) нельзя смешивать с самими фактическими отношениями, с фактическим содержанием общественных отношений, опосредуемых и регулируемых правовой формой. Так что равенство, свобода и справедливость , согласно нашей трактовке, - это правовые формальности, а не фактичности, это формально-содержательные (а не материально-содержательные, не эмпирические) компоненты, свойства и характеристики права и правовой формы.

В аксиологическом плане такая юридико-формализованная концепция права позволяет обоснованно утверждать, что речь идет именно (и только) о правовых ценностях, а не о моральных, нравственных, религиозных и иных неправовых ценностях. Причем правовые ценности - в силу абстрактной всеобщности права и правовой формы - носят по определению всеобщий и общезначимый (и в этом смысле абсолютный, а не относительный) характер. Право тем самым в своем аксиологическом измерении выступает не просто как неформализованный (формально-фактический) носитель моральных (или смешанных морально-правовых) ценностей, что характерно для естественно-правового подхода, а как строго определенная форма именно правовых ценностей, как специфическая форма правового долженствования, отличная от всех других (моральных, религиозных и т.д.) форм долженствования и ценностных форм.

Такое понимание ценностного смысла правовой формы долженствования принципиально отличается не только от естественно правового, но и от позитивистского подхода к данной проблеме.

В противоположность позитивистскому обесценению права как приказа власти с любым произвольным содержанием в либертарной концепции права правовая форма как форма равенства, свободы и справедливости качественно определенна и содержательна, но содержательна и определенна в строго формально-правовом смысле, а не в смысле того или иного фактического содержания, как это характерно для естественно правового подхода. Поэтому такая качественно определенная в формально-правовом плане форма права представляет собой форму долженствования не только в смысле общеобязательности, властной императивности и т.д., но и в смысле объективной ценностной общезначимости, в смысле ценностно-правового долженствования.

Данная концепция правовой (формально-правовой) трактовки основных ценностей человеческого бытия (равенства, свободы, справедливости) в качестве моментов правовой формы долженствования четко очерчивает и фиксирует ценностный статус права (круг, состав, потенциал права как ценности, специфику права как ценностно-должного в общей системе ценностей и форм долженствования и т.д.). С этих позиций правовых ценностей может и должно определяться ценностное значение всех феноменов в корреспондирующей и релевантной праву (праву как должному, как цели, как основанию требований, источнику правовых смыслов и значений) сфере сущего.

Эту сферу сущего, ценностно определяемого с позиций правового долженствования, составляют - в рамках юридической аксиологии (с учетом специфики ее предмета, профиля и задач) - закон (позитивное право) и государство во всех их фактических проявлениях и измерениях, во всем их реальном существовании, а также юридически значимое поведение всех субъектов права.

В юридической аксиологии речь, следовательно, идет об оценке (ценностном суждении и оценке) с позиций права правового смысла и значения наличного закона (позитивного права), государства, поведения субъектов права, об их правовом качестве, об их соответствии (или несоответствии) целям, требованиям, императивам права как ценностно должного. Право при этом выступает как цель для закона (позитивного права), государства, поведения людей. Это означает, что закон (позитивное право), государство, юридически значимое поведение людей должны быть ориентированы на воплощение и осуществление требований права, поскольку именно в этом состоят их цель, смысл, значение. Закон (позитивное право), государство, поведение субъектов права ценны лишь как правовые явления.

Цель права как должного в отношении закона (позитивного права), государства, поведения субъектов права можно сформулировать в виде следующего ценностно-правового императива: закон (позитивное право), государство, поведение субъектов права должны быть правовыми.

В этой аксиологической плоскости соотношение должного и сущего выражает идею необходимости постоянного совершенствования практически сложившихся и реально действующих форм позитивного права, государства и поведения людей, которые как явления исторически развивающейся действительности разделяют ее достижения и недостатки и всегда далеки от идеального состояния. К тому же в процессе исторического развития обновляется, обогащается и конкретизируется сам смысл правового долженствования, весь комплекс правовых целей - ценностей - требований, которым должны соответствовать наличные законы, государство, поведение субъектов права.

Проблемы аксиологии

Аксиология — это философское учение о ценностях, т.е. о принципах, определяющих мотивы человеческих поступков.

Совокупность ценностей определяет стремление людей к идеалам, а идеалы уже порождают нормы, нормативное долженствование.

К наиболее важным проблемам аксиологии следует отнести:

1) Несовпадение мира ценностей различных групп людей, отдельных людей, отдельных групп и всего общества. Это причина разъединения, отчуждения, вражды людей и конфликтов между ними.
2) Раздвоенность между разумом, с одной стороны, и чувствами с волей, с другой стороны. Разумом человек выбирает одно, оценивает положительно, а чувствами с волей человек не способен выбрать это практически в качестве ценностей. Например, с точки зрения знаний и разума одних людей сигареты – зло, приносят вред, но чувства и воля не позволяют бросить им курить, они получают удовольствие от курения.
3) Несовпадение приятного и полезного. Ближе к ценности то, что полезно. Часто приятное объективно является антиценностью. Но человек делает выбор в пользу приятного и в итоге подменяет ценность антиценностью.
4) Проблема выбора большей ценности или меньшей антиценности. Требуются знания, гибкость мышления, правильная иерархия ценностей, чтобы в таком выборе не ошибиться.

Кризис индустриального общества — это одновременно и кризис его ценностей. И этот кризис не может быть преодолен без возврата к признанию человека высшей ценностью.

Опасность для высшей ценности таится в самом человеке, в его неконтролируемом приумножении своих запросов и в превращении своих объективно значимых потребностей в произвол, прихоть и моду, оборотной стороной которых является безудержное потребительство.

Педагогическая аксиология

Педагогическая аксиология – это большая область педагогических знаний, которая рассматривает ценности образования со стороны самоценности человека и осуществляет ценностные подходы к образованию в целом, базируясь на ценности самого образования.

Педагогическая аксиология в педагогике играет роль методологической основы, которая определяет систему педагогических взглядов, основой которых является ценность человеческой жизни, воспитания, обучения, педагогической деятельности, а также образования. Эти знания определяют ценностное сознание, отношение и ценностное поведение личности.

Ценностное сознание – это наивысший уровень психической саморегуляции и отражения, представляющий собой постоянно меняющуюся совокупность умственных и чувственных образов ценных для индивида. Для ценностного сознания характерны активность, направленность на предмет, способность к рефлексии и самонаблюдению. Оно обладает мотивационно-ценностным характером и определенным уровнем ясности.

Ценностное отношение – это комплексное образование личности, которое основывается на опыте личности, сформированном через деятельность и общение, и отражает выбор человека между ориентацией на ближайшую цель или отдаленную перспективу с учетом ценностей общественного сознания. Такое отношение является основой ценностного поведения. Ценностное поведение – это совокупность фактических действий, проявлений жизнедеятельности человека, с учетом определенных ценностей.

Ценностное поведение - это внешнее выражение внутреннего мира человека, системы его жизненных ценностей и идеалов. Следует отметить, что просто знание определенных норм и правил недостаточно. Они должны быть усвоены человеком и осознанно приняты в качестве собственных убеждений.

Проблемы педагогической аксиологии являются параллельно образовательными и мировоззренческими.

Предметом педагогической аксиологии выступает формирование ценностного сознания, отношения и ценностного поведения личности. Отдельный индивид или общество признаются носителями ценностей. Определение ценностных аспектов образования возможно только на основе общечеловеческих ценностей.

Задачи педагогической аксиологии заключаются в следующем:

- анализ исторического развития педагогической теории и образовательной практики с позиции теории ценностей;
- определение ценностных оснований образования, которые отражают его аксиологическую направленность;
- формирование ценностных подходов к определению стратегий развития и содержания отечественного образования.

Аксиология культуры

Роль ценностей в строении и функционировании культуры ни у кого из исследователей не вызывает сомнений. Более того, чаще всего культуру как социальный феномен определяют именно через ценностные ориентации. "Культура есть выявление смысла мира в общности людей, в их практике и в идеалах, разделяемых ими сообща",- отмечал в своем пленарном докладе Ф.Дюмон. В современных философских постижениях культуры основательно актуализируется ее аксиологическая природа.

В чем же заключается специфика ценности как компонента культуры? Очевидно в том, что ценность выражает человеческое измерение культуры, воплощает в себе отношение к формам человеческого бытия, человеческого существования. Она как бы стягивает все духовное многообразие к разуму, чувствам и воле человека. Таким образом, ценность - это не только "осознанное", но и жизненно, экзистенциально прочувствованное бытие. Она характеризует человеческое измерение общественного сознания, поскольку пропущена через личность, через ее внутренний мир. Если идея - это прорыв к постижению отдельных сторон бытия, индивидуальной и общественной жизни, то ценность - это скорее личностно окрашенное отношение к миру, возникающее не только на основе знания и информации, но и собственного жизненного опыта человека.

Рассматривая культуру через призму ценностных отношений, В.П. Большаков дает следующее определение культуры:

"Культура, на мой взгляд, - это обработка, оформление, одухотворение, облагораживание людьми окружающей среды и самих себя, своих разнообразных отношений, своей деятельности: ее процессов, целей, способов, результатов. Когда мы в таком ракурсе характеризуем культуру, то предполагается именно особое оформление природы, самого человека: его тела, движений, мыслей, чувств, намерений, отношений с другими людьми. Оформление, имеющее ценностный смысл, ценностное содержание".

В.П. Большаков изучая базовые жизненные потребности и ценности человека, выделяет три уровня культуры на основе их доминирования (у человека, группы, социума). Под уровнем культуры он понимает показатель ее реального состояния, предельных возможностей ее осуществления в жизни.

Низший уровень (непосредственно граничит с бескультурьем). Этот уровень первичен. Он возник, когда человек начал ощущать себя человеком, переходя от биологического состояния к социальному, и первой из осознаваемых потребностей была витальная (от лат. vita - жизнь), потребность в собственной жизни, стремление жить и выжить. Человек в любую эпоху, в любом возрасте может оставаться на этом уровне культуры. Тогда все элементы действительности и культуры существуют в отношении к витальным потребностям, как обеспечивающие их удовлетворение.

Уровень специализированной культуры. В основе его - доминирование интереса к самой жизни, к какой-то из ее сторон, потребность в самореализации. Человек, выходящий на этот уровень культуры, проявляется через реализацию своих потребностей и возможностей при увлечении каким-то делом, мастерством, профессией или даже хобби. Таким образом, удовлетворяется потребность жить жизнью своих способностей. Для людей такого уровня культуры другой человек интересен и ценен как объект профессиональной устремленности или только в связи с ней. Как заметил И.Кант: "Ученые думают, что все существуют ради них. Дворяне думают так же".

Конечно, в жизни все гораздо сложнее, в том числе и проявление данного уровня культуры. Есть, видимо, промежуточные уровни между первым и вторым, вторым и третьим.

Уровень полноценной культуры. Доминантная базовая потребность этого уровня - потребность в жизни другого человека, увлеченность жизнью другого. Речь идет не о деятельности, на благо общества, не об альтруизме. Яркое проявление выхода на высший уровень культуры - настоящая любовь, когда хочется приносить радость другому человеку. Но подобное отношение (близкое к такому) может проявляться и через профессию, и через хобби и через что угодно. В нравственности, например, это направленность на другого даже в самооценках, это - обостренная совесть, это - тактичность, деликатность, терпимость. На высшем уровне характерна направленность на культурное самообогащение, живой интерес к разнообразным явлениям культуры, не ограниченный профессиональной однобокостью. На третий уровень культуры в обществе обычно выходят немногие, действительно культурная элита.

Живые люди плохо укладываются даже в хорошие схемы. Конкретный человек чаще всего в каких-то отношениях находится на одном уровне культуры, в каких-то - на другом. Но доминирует в личности, сущностно значим всегда какой-то один из уровней. В любом обществе культура существует на всех трех. Легче всего, доступнее всего и обыденнее, конечно, низший уровень, витальный. Уже находясь на уровне специализированном, жить обычно сложнее, хотя интереснее. Третий уровень для большинства людей достижим лишь в частных моментах жизни. Для отдельных личностей он бывает вполне органичным, но жить таким людям в нашем, всегда несовершенном мире зачастую очень трудно.

Освоение ценностей культуры (и прежних эпох и периодов, и новых, рождающихся) людьми разных уровней культуры - это отдельная и сложная проблема, и практическая и теоретическая. Ведь даже понимание того, что является ценностью культуры, а что - псевдоценностью, дается не просто. Нет однозначности и в разных трактовках того, что такое ценность вообще и в частности. И в то же время, видимо, недаром утверждают, что именно ценность служит "основой и фундаментом всякой культуры".

Опираясь на классическую философскую традицию и разработки наших исследователей советского периода, которые пытались преодолеть ограниченность как утилитарного, так и чрезмерно абстрактного подхода к проблеме ценностей, профессор СпбГУ и НовГУ Г.П. Выжлецов развил в целом удачную и перспективную, концепцию ценностного постижения культуры.

Основные свойства ценностей и ценностных отношений по концепции профессора Г.П. Выжлецова:

"1) Исходная особенность ценностных отношений в том, что они включают в себя... желаемое, связанное с добровольным, свободным выбором, душевным стремлением;
2) ценности не разъединяют, не отчуждают человека от других людей, от природы и от самого себя, а напротив, объединяют, собирают людей в общности любого уровня: семью, коллектив, народность, нацию, государство, общество в целом, включая, как говорил П.А.Флоренский, в это единство человечности весь мир;
3) ценностные отношения являются для людей не внешними и принудительными, а внутренними и ненасильственными;
4) Подлинными ценностями, например, совестью, любовью или мужеством, нельзя завладеть с помощью силы, обмана или денег, отобрать их у кого-либо так же, как власть или богатство".

Г.П. Выжлецов считает, что ценности выражают определенные типы отношений между людьми, и именно таких отношений, которые не разъединяют, не отчуждают человека от других людей, от природы и от самого себя, а напротив, объединяют людей в общности, такие, как семья, народность, нация, общество в целом, включая, как говорил Флоренский, в это единство человечности весь мир.

Исходно любые ценности связаны со значимостью, пригодностью, полезностью. Ценностью становится только положительная значимость, а объект, носитель ценности, может быть вообще бесполезным (простой камешек как талисман). При этом к значимости, даже положительной, ценность не сводится. Ценностное отношение включает в себя и должное (норму отношений, поведения) и желаемое (идеал). Добро, например, - ценность не потому, что оно полезно, хотя и значимо в этом плане. И требование проявлять доброту (моральная норма), даже если оно выполнено, не означает полной реализации добра как ценности. Как считал Вл. Соловьев, добро есть должное, но оно может быть добром, только если еще и желаемо нами, если есть переживание добра как идеала, как моей цели, моего стремления к добру.

Ценностное отношение, по сути, и есть переживаемое людьми воплощение идеалов в жизнь. Таким образом, ценностные отношения и не могут быть внешними, принудительными. Их нельзя навязать силой (нельзя заставить полюбить, быть счастливым), ими нельзя завладеть, как властью или богатством. Наличие или отсутствие ценностей и их необходимость нельзя доказать логически. Для того, кто верит или любит, есть Бог и есть Любовь, а кто не веровал и не любил, для тех ни Бога, ни Любви не существует. И любая наука бессильна доказать тут что-либо.

В структуре ценности, согласно Г.П.Выжлецову, - три взаимосвязанных основных элемента: значимость, норма, идеал. Культура и определяется степенью осуществления ценностей и реализации ценностных отношений во всех сферах человеческой деятельности. И ценности культуры могут функционировать как значимости, как нормы и как идеалы. Правда, значимость (полезность, пригодность) и норма (должное) характерны и для того, что я называю цивилизацией, и для низших уровней культуры, на которых культурность порой почти неотличима от цивилизации.

Если мы, учитывая это, вернемся к рассмотрению уровней культуры, обозначенных В.П.Большаковым, то становится очевидным следующее:

На низшем, витальном уровне, ценности жизни и культуры воспринимаются и существуют как значимости. И поступки, действия, выбор поведения человека определяются тем, что является значимым, полезным, разумным для него. Моральные нормы, правила поведения, существующие в обществе, могут соблюдаться как внешние, потому что они полезны в житейских ситуациях.

На втором уровне, уровне специализированной культуры, ценности могут реализоваться, казалось бы, во всем их богатстве. Социальные нормы поведения, отношений на этом уровне могут быть усвоены, пережиты внутренне и доминировать над пользой. Поэтому в поведении срабатывает принцип: поступай как нужно, как должно, а не как выгодно и удобно. Более того, к норме на этом уровне может добавляться и желаемое, когда человек живет и действует, выбирая ценности в соответствии с идеалами, задаваемыми сферой его духовных интересов (наука, искусство, религия и т.д.). Ограниченность второго уровня культуры проявляется, однако, в том, что эти внутренние нормы должного, эти идеалы, утверждаемые порой даже ценой собственной жизни духовные ценности, могут оказываться самодовлеющими, высшими по отношению к ценности другого человека, к ценности других людей, этносов и культур.

На третьем уровне, уровне полноценной культуры, высшая ценность - другой человек. На этом уровне вся разумность отношений и поведения, все нормы взаимоотношений и поступков, все намерения и идеалы, - все это выражает человечность отношения к миру, стремление к целостной очеловеченности бытия. На этом уровне над материей, над социумом, над практичностью бытия торжествует дух.

Культура в ее аксиологическом срезе и может пониматься, как "проникновение духа в социум и природу" (Г.П. Выжлецов), как степень одухотворения социальных и природных отношений. Она представляет собой меру очеловеченности, гуманности этих отношений. В каждой конкретной культуре, даже в каждой жизненной ситуации, отношения эти воссоздаются оригинально или даже творятся заново. В этом их уникальность, неповторимость. Но в любом случае добро остается добром, а любовь - любовью, и поэтому они универсальны, всеобщи, и не случайно считаются общечеловеческими ценностями, реализуясь по-разному в разные периоды, в разных сферах жизни.

Среди ценностей человеческого бытия и культуры при всем их разнообразии чаще всего выделяются три или четыре высших, центральных: Вера (или Бог), Добро, Красота и, не всегда, Истина (иногда еще Свобода). Причем, в духовной жизни людей, действительно, достаточно отчетливо проявлены религиозная, нравственная, эстетическая (и художественная), а также познавательная составляющие. В целостной культуре обнаруживаются как бы ее разные стороны, грани. В отдельные исторические периоды (или у отдельных групп населения) может доминировать что-то одно. Скажем, в Средневековой Европе на вершине иерархии ценностей был Бог, в котором воплощались (и с которым соотносились) и Добро, и Красота, и Истина. Необходимо отметить, что религия как зона культуры обладает мощнейшим аксеологическим потенциалом. Как форма сознания, религия ценностно окрашена и призвана ответить на смысложизненные вопросы. Именно поэтому рациональное опровержение религии требует формирования такой системы ценностей, которая отвечала бы объективным психологическим и нравственным запросам человека. Поэтому религия в течение двух тысячелетий удерживает центральное место в структуре общественного сознания. "Несмотря на все успехи науки в технократических обществах Запада, даже вопреки им, религия продолжает мыслиться западными идеологиями как единственная сила, способная сплотить общество и дать покой мятущейся человеческой душе". Однако, например, в Советском Союзе пытались обойтись вовсе без Бога, считая веру в него проявлением бескультурья.

В любом случае, реальное бытие культуры и ее ценностей по-разному высвечивается и оценивается, смотря по тому, о какой именно грани ее и в каком контексте мы говорим.

Юридическая аксиология

Аксиология – методология познания права, сложившаяся в XIX веке и составившая теоретическую платформу неокантианскому, нормативистскому направлениям юриспруденции, представителями которых были Р. Штаммлер, Г. Радбрух, В. Науке, Г. Кельзен, П.И. Новгородцев, И.А. Ильин и др. Аксиологический подход к праву сформировался в результате экстраполяции (распространения) идей неокантианства в сферу юридической науки. Одновременно, правовая аксиология является одним из направлений аксиологии как таковой, т.е. теории ценностей, которые определяются как идеалы, общезначимые принципы, определяющие мотивацию деятельности человека.

Правовая аксиология базируется на идее выделения в пространстве права двух уровней – должного и сущего. По мнению сторонников аксиологического понимания права, должное есть ничто иное, как идеальное право – правовые идеалы, ценности, принципы, которые подобно путеводной звезде освещают правотворческую и правоприменительную деятельность человека. Правовые идеалы и ценности являются духом права, именно поэтому их нельзя свести к какому-нибудь законченному списку. Тем не менее, в самом общем смысле дух права складывается из таких правовых идеалов и принципов как свобода, справедливость, согласие. Сфера должного в праве, по убеждению представителей аксиологического подхода, трансцендентальна (изначально присуща разуму), априорна (независима от опыта), первична по отношению к сфере сущего.

Сфера сущего в праве – существующие в реальности правовые нормы, т.е. позитивное право, которое, в отличие от ценностей, не идеально, но реально, соответственно, имманентно (присуще действительности) и апостериорно (возникает из опыта). Позитивное право, в видении сторонников аксиологии, формируется в результате реализации – наполнения конкретным социокультурным содержанием - правовых идеалов и ценностей. Разумеется, такого рода реализация осуществляется субъектом нормотворчества и зависит от исторических условий, в рамках которых она осуществляется. Таким образом, вечные и универсальные идеалы всегда отливаются в исторически изменяющиеся, партикулярные нормы. Степень реализации правовых идеалов в тех или иных правовых нормах зависит от этапа развития общества, характера политического режима, стадии гуманизации правовой культуры. Прогресс правовой культуры в таком контексте мыслится как процесс углубления реализации правовых идеалов, все более полное их раскрытие в правовых нормах. Такого рода уг-лубление выражается, помимо прочего, в росте авторитета права и правовых способов урегулирования социальных отношений. В этой связи необходимо отметить два важных положения аксиологической методологии. С одной стороны, именно правовые идеалы выступают в качестве критерия прогресса правовой культуры. С другой стороны, правовые идеалы и нормы позитивного права, будучи выражением должного и сущего, никогда не достигнут тождества, поскольку идеал не воплотим в социальном бытии. Правовые идеалы и позитивные правовые нормы, таким образом, едины и противоположны одновременно.

Юридическая аксиология позиционирует принцип разделения наук на два вида:

1) науки о сущем – науки, изучающие природные и социальные явления, при помощи методологии объяснения, т.е. исходя из законов причинности;
2) науки о должном - науки, изучающие нормативный порядок человеческих отношений, при помощи методологии «отнесения к ценности».

Юриспруденция квалифицируется представителями аксиологической парадигмы как наука о должном. Соответственно, центральной процедурой аксиологического метода является соотнесение существующего позитивного права с правовыми идеалами. Такого рода соотнесение выступает как действенный способ не только анализа существующего позитивного права, но и правотворчества, в процессе которого правовые идеалы выступают как цель правотворческой деятельности. Например, одной из фундаментальных правовых ценностей можно считать права человека. Критическое рассмотрение существующего права сквозь призму этих прав, является мощным стимулом и важнейшим ориентиром развития права.

Аксиологический подход к феномену права наиболее полно и последовательно выражен в юридическом неокантианстве. Одним из видных представителей неокантианства в праве является немецкий юрист Рудольф Штаммлер (1856—1938 гг.), автор работ «Учение о правильном праве», «Сущность и задачи права и правоведения», «Теория правоведения», «Хозяйство и право с точки зрения материалистического понимания истории». Традиционно учение Штаммлера представляется как развитие идей марбургской – логической школы неокантианства, тем не менее, представляется очевидным, что оно несет на себе явный отпечаток идей аксиологии.

Штаммлер полагал, что понятие права невозможно вывести из разрозненных явлений правовой действительности. С точки зрения Штаммлера, понятие права есть логическая данность. Отношение права и социальной реальности, по Штаммлеру, есть отношения должного и сущего, формального и фактического. Иными словами, в видении Штаммлера, основой реального, действующего позитивного права, является право идеальное, которое являет собой априорную форму права.

Он критикует методологию К. Маркса, основой которой является материалистическое понимания социального развития и, соответственно, причинно-следственный метод объяснения социальных явлений, в том числе и права. Подобно другим неокантианцам Штаммлер полагал, что право – продукт человеческого духа, поэтому оно не подчинено законам причинности, а, следовательно, каузальный (причинный) подход к праву, также как методологическая процедура объяснения в познания права не корректны.

Штаммлер выдвигает идею телеологического (телеология – учение о цели) понимания права. Он направляет свои усилия на формирование «высшего понятия права», которое есть социальный идеал и цель социального развития. Таким идеалом, целью и высшей ценностью по Штаммлеру является «общество свободно хотящих людей». «Общество свободно хотящих людей» - это общество, состоящее из моральных личностей, в котором каждый человек рассматривается как цель и ценность, но не как средство. Это такое общество, где преодолено извечное противоречие между волей и желаниями, между разумом и чувствами, между должным и сущим. Штаммлер утверждал, что социальный прогресс определяется движением к «обществу свободно хотящих людей». Штаммлер призывал выдвигать проекты, приближающие общество к идеалу, распространять соответствующие идеи путем обучения и примера, морально со-вершенствоваться. Согласно Штаммлеру, «общество свободно хотящих людей» является «регулятивной идеей», путеводной звездой, за которой следуют не для того, чтобы достичь ее, но для того, чтобы найти правильный путь. Штаммлер утверждал, что «общество свободно хотящих людей» есть идеал, который никогда не может быть достигнут, так как его достижение означало бы конец истории человечества.

Помимо этого Штаммлер выдвинул понятие «правильное право», которое вошло в научный аппарат теоретико-правовых исследований. Это понятие он использовал в критике позитивистского правопонимания.

Штаммлер разделяет право на справедливое и несправедливое. Критерием такого разграничения выступает соответствие того или иного реально существующего права основной идее права – «социальному идеалу». Истинное право, по Штаммлеру, это такое право, которое в каждом отдельном положении вообще согласуется с основной идеей права. Соответственно, справедливость понимается Штаммлером как качество права, принадлежащее правовой норме в том случае, если ее содержание соответствует общей идее человеческого общения – социальному идеалу.

Штаммлер вводит понятие «естественное право с меняющимся содержанием». Концепция «естественного права» у Штаммлера радикально отличается от концепций школы естественного права XVII—XVIII вв. Штаммлер полагал, что «естественное право» есть ничто иное, как исторически изменяющиеся идеи общественного правосознания, как прогрессирующее уразумение возможной справедливости. Штаммлер полагает, что лишь наука может обнаружить в исторически изменчивом праве «истинное право», которое сориентировано на социальный идеал как свою конечную цель. «Естественное право с меняющимся содержанием» – идеально и априорно, поскольку оно формируется телеологически – в результате стремления к идеалу – «обществу свободно хотящих людей». Идея меняющего содержания естественного права связана с представлением, о развитии права процессе приближения к его идеалу. Важно отметить, что посредством концепции «естественного права с меняющимся со-держанием» утверждалась идея, согласно которой именно меняющееся право определяет развитие общества. Реформы права, по мнению Штаммлера, обусловлены движением к социальному идеалу и конечной цели – «обществу свободно хотящих людей». «Естественное право с меняющимся содержанием», в видении Штаммлера, есть компас в руках законодателя для усовершенствования позитивного права.

Необходимо отметить, что концепция «естественного права с меняющимся содержанием» способствовала возрождению и обновлению идеи естественного права, она инициировала естественно правовые исследования в XX в. Правоведение XX в. восприняло идею «естественного права с меняющимся содержанием», давшую возможность конкретизировать общечеловеческий идеал в связи с историческими условиями его реализации. Эта идея нашла широкое развитие и обоснование в трудах известного русского правоведа Павла Ивановича Новгородцева (1866 – 1924 гг.), автора работ «Нравственный идеализм в философии права», «О задачах современной философии и права», «Кризис современного правосознания». Классическому пониманию естественного права как «абстрактного права природы», имеющего абсолютный и неизменный характер Новгородцев противопоставляет естественное право с «переменной частью своего содержания». Такого рода естественное право возникает, по убеждению Новгородцева, как продукт индивидуального сознания, как отражение моральной ценности отдельных людей, выражением которой являются соответствующие права и свободы. Естественное право, будучи, в видении Новгородцева, совокупностью моральных представлений о праве, выступает как своего рода нравственный критерий оценки существующего в обществе порядка.

Представителем юридической аксиологии является российский правовед и методолог Богдан Александрович Кистяковский(1868 – 1920 гг.), автор работ: «В защиту научно-философского идеализма», «В защиту права», «Социальные науки и право». По мнению Кистяковского, обновление науки о праве необходимо начинать с ее методологии. Необходимость методологического обновления мыслитель аргументирует следующим образом: «Итак, для того чтобы наука о праве была методологически правильно построена, она должна быть ориентирована не на той или иной гуманитарно-научной дисциплине и не на всей совокупности их, а, прежде всего, на философии культуры и только при посредстве ее – на всей сумме гуманитарных наук, объединенных при помощи философии в цельную систему научного знания». Кистяковский полагает, что наука о праве как одна из наук о культуре, отличается от наук о природе тем, что она стремиться выработать синтетическую теорию права, соединяющую представление о праве как явлении государственно-организационном, социальном, психологическом и нормативном. Таким образом Кистяковский выходит к плюралистическому пониманию права.

Представителем юридического неокантианства является немецкий юрист Густав Радбрух (1878-1949 гг.). Его критика юридического позитивизма и стрем-ление к восстановлению в юриспруденции «идеи права» и концепциии «надзаконного права» также способствовали возрождению естественного права в Западной Европе в XX веке. Книги Радбруха «Законное неправо и надзаконное право», «Обновление права» вызвали дискуссию в европейском правоведении, консолидировали противников юридического позитивизма.

Радбрух обвиняет юридический позитивизм в искажении права при национал-социализме. Он полагает, что тезис позитивистов «закон есть закон» лишил немецких юристов возможности противостоять преступным законам национал-социализма. Юридическая наука, таким образом, оказалась бессильной перед лицом тоталитарной власти.

Обновление права и юридической науки, его изучающей, возможно, по представлениям Радбруха, лишь посредством возвращения к идее надзаконного, надзаконодательного права. Юридическая наука, по убеждению Радбруха, должна вновь вспомнить о тысячелетней мудрости античности, христианского средневековья и эпохи Просвещения, о том, что есть более высокое право, чем закон, — естественное право, божественное право, разумное право, короче говоря, надзаконное право, согласно которому неправо остается неправом, даже если его отлить в форму закона.

Однако надзаконное право Радбрух понимает не в русле юснатурализма, но в русле неокантианства. Надзаконное право для него есть мыслительная юридическая форма – идея права. Радбрух разграничивает право и закон посредством понятия «идея права». В таком контексте надзаконное право есть право идеальное. Основным содержательным элементом «идеи права», его сущностью является ценность справедливости. При этом у Радбруха справедливость понимается как формальный принцип, смысл которого раскрывается посредсвом идеи равенства. Справедливость, утверждает Радбрух, указывает нам, что: «равное равно, неравное неравно», но ничего не говорит нам о точке зрения, по которой ее следует охарактеризовать как равное или неравное, она определяет лишь отношение, но не способ обхождения. Принцип справедливости становится у Радбруха критерием различения права от «законного неправа». Радбрух, например, полагает, что установление, которому не присуща воля к тому, чтобы обходиться так: «равное равно, неравное неравно», может быть позитивным, может быть целесообразным, даже необходимым и поэтому также и абсолютно законно признанным, но ему должно быть отказано в имени право, так как право есть лишь то, что, по меньшей мере, имеет своей целью служить справедливости.

По мнению Радбруха, позитивное право, расходящееся со справедливостью, не является действительным правом, поэтому ему надо отказать в послушании. «Если законы, — писал Радбрух — сознательно отрицают волю к справедливости, например, произвольно отказываются от гарантий прав человека, то такие законы не имеют действия, народ не обязан к послушанию им, и юристам тоже надо найти мужество отрицать их правовой характер».

Представителем неокантианства является профессор юридического факультета Франкфуртского университета Вольфганг Науке. Продолжая традиции неокантианства, Науке различает «правильное право» и позитивное право, при этом «правильное право» в его репрезентации есть «разумное право» и «справедливое право». Развитие учения о правильном праве и справедливости, по мнению Науке, чрезвычайно сложное дело. Он утверждает, что позитивное право изучается юридико-догматическими методами, тогда как изучение и обоснование «правильного права» должно быть философско-правовыми. Все остальное, находящееся вне этой сферы философии права необходимо, по Науке, оставить политике, интересам, власти.

В целом философско-правовые концепции неокантианцев в XX в. Внесли существенный вклад в развитие правовой мысли и утверждение правовых ценностей.

Аксиологический подход к изучению права развивается в рамках норма-тивизма. Нормативизм – теория права, позиционирующая право как логическую форму, очищенную от социального, психологического и исторического содержания. Основателем нормативизма является австрийский юрист, профессор Венского университета Ганс Кельзен (1881- 1973 гг.), автор работ «Чистая теория права», «Общая теория права и государства», «Коммунистическая теория права». В 20-е гг. вокруг Кельзена сложилась группа последователей - Адольф Меркель, Альфред Фердросс и др., именуемая Венской школой права.

Исследовательская программа нормативизма имела в своем основании учение неокантианства. Следую идеям этого учения Кельзен разграничивает науки о сущем, изучающие явления природы и общественной жизни с точки зрения причинно-следственных связей, и науки о должном – этику, юриспруденцию, исследующие нормативно обусловленные отношения в обществе. В науках о сущем, в видение Кельзена, главным постулатом выступает принцип объективной причинности, в науках о должном - принцип вменения. Как подчеркивал Кельзен, чистая теория «не отрицает того, что содержание любого позитивного юридического порядка, будь то право международное или национальное, обусловлено историческими, экономическими, моральными и политическими факторами, однако она стремится познать право с внутренней стороны, в его специфически нормативном значении».

Кельзен выступил за создание «чистой» правовой науки, освобожденной от влияния иных наук и идеологии. Он выдвинул идею, согласно которой подлинная юридическая наука носит релятивистский характер, так как признает возможность существования в обществе множества систем идеологии и отрицает превосходство какой-либо одной из них над другими. Кельзен выступил с критикой современной юриспруденции, которая в его видении, обращаясь к проблемам социологии и психологии, этики и политической теории, пренебрегает изучением своего собственного предмета. Кельзен настаивал на том, что юридическая наука призвана заниматься не социальными предпосылками или нравственными основаниями правовых установлений, как доказывают приверженцы соответствующих концепций, а специфически юридическим - нормативным - содержанием права.

В определении Кельзена право есть совокупность норм, связанных отношениями иерархии, в которой действительность нормы каждого уровня проистекает из действительности нормы более высокого уровня.

Высшей нормой иерархии, устанавливающей системное единство всех норм, является гипотетическая основная норма. Понятие основной нормы – центральное в учении Кельзена. Эта норма никем не установлена и не зафиксирована в юридических текстах. Она представляет собой мысленное допущение – трансцендентально-логический постулат. Основная норма выражается следующим образом: «Должно вести себя так, как предписывает конституция».

Срединная ступень иерархии – общие нормы, установленные в законодательном порядке или путем обычая.

Нижняя иерархии - индивидуальные нормы, создаваемые судебными и административными органами при решении конкретных дел. В изображении Кельзена право является замкнутой системой, где каждая норма приобретает обязательность благодаря тому, что она соответствует норме более высокой ступени.

В теории Кельзена понятие права охватывает не только установленные государством общеобязательные нормы, но и процесс их реализации на практике. «Применение права есть также и создание права», - утверждал Кельзен.

Концепция нормативизма оказала большое влияние на юридическую практику в Австрии, Германии, Италии и других странах Запада. Под влиянием нормативизма правоведы стали больше уделять внимания созданию стройной непротиворечивой системы национального законодательства. С идеями нормативизма связано широкое распространение идей верховенства международного права над законодательством государств, институтов конституционного контроля. Нормативизм шел навстречу запросам современной юридической науки, отвечал потребности в формализации права, вызванной развитием автоматизированных способов обработки нормативного материала. В России разработкой оснований аксиологического понимания права занимался выдающийся российский правовед Н.Н. Алексеев, выдвинувший идею отличия правовых ценностей от иных ценностей. По мнению Алексеева особой правовой ценностью является идея справедливости, являющая собой порядок отношений, в котором каждому принадлежит свое место и причитается то, что принадлежит. Идея такого порядка является основой органической целостности. Сосуществование реализованных ценностей и есть общественная справедливость.

В целом, аксиологический подход к изучению права в современной российской юридической науке не получил должного применения и развития, что связано, главным образом, с традицией его определения с позиций господствующего до настоящего времени в российской правовой науке формационного похода как беспочвенного идеализма.

Социальная аксиология

Крупнейший представитель экспрессионизма в литературе - Франц Кафка убежден: человек живет во враждебном мире, его сущностные силы отчуждены в противостоящих человеку институтах, стремление к счастью неосуществимо. У Кафки для личности нет оптимистической перспективы. Однако он стремится найти нечто устойчивое и неизменное: «неразрушимое», «свет» (термины принадлежат самому Кафке).

Сюжет и герои Кафки имеют универсальное значение, герой моделирует человечество в целом, а в терминах сюжетных событий описывается и объясняется мир. В творчестве Кафки отчетливо выступает противоположность первобытного мифа и модернистского мифотворчества: смысл первого - в приобщении героя к социальной общности и к природному круговороту, содержание второго - "мифология" социального отчуждения. Мифологическая традиция как бы превращается у Кафки в свою противоположность, это как бы миф наизнанку, антимиф.

Одним постоянным мотивом в произведениях Кафки можно считать мотив одиночества человека, его замкнутости в этом одиночестве и безысходности. Герои Кафки окружены людьми, друзьями, родственниками, даже возлюбленными, что никак не помогает им вырваться из этого состояния. В центре каждого произведения - герой-одиночка. В нем нет ничего романтического, он просто один. Он просто одинок и не находит никого близкого себе по духу или силе. Этот человек довольно слаб, он зависит от общества и желает быть в нем, свою ограниченность от мира воспринимает как тяжелое бремя. Герой этот явно не героичен, он стремится слиться, обрести связи с этим миром. Чем дальше, тем сильней проявляется конформизм человека.

Выступает некая сложная форма социальных установлений, предельно бюрократизированная, бездушная - сила, за которой не просматривается никакой рациональной цели, разве что одна: подавить данного индивида, К., внушить ему чувство вины. «Уже одно то, что им предоставлена тесная, низкая комната, говорит о презрении, какое суд питает к этим людям». Есть лишь одно определение - Закон, власть внешнего мира, торжество необходимости над индивидуальной свободой. Перед нами вариант маленького человека, задавленного этой бюрократической машиной.

Аксиология

Несмотря ни на что, Кафка верит в любовь, в справедливость, в истину и красоту, в добро и милосердие, хотя нигде не может их найти. Он верит и в Бога, но его вопрошания реально существующих вещей и людей о Боге остаются без ответа. Кафка верит и в обычное человеческое счастье, но и оно оказывается недостижимым. Он отказался от “пейзажного мышления” Гёте, от “искусства души” XIX века, от детальной характеристики персонажей, от внешнего описания явлений и событий, от традиционных взглядов на мораль, на логику, на красоту и справедливость. “Охотник за конструкциями”, Кафка конструирует свой мир как некое идеальное измерение реально существующего мира и мира человеческой души.

Все творчество Кафки посвящено поиску человеческого счастья, поиску Бога, абсолютного закона, праведной жизни, справедливости и свободы, но, поиски Кафки оказываются тщетными. И все-таки вызывает восхищение бесконечное упорство и последовательность Кафки в достижении своих целей, а также подспудно, скрыто, невидимо присутствующая в его поисках надежда, раскрывающаяся и обнаруживающаяся лишь в желании умереть: смерть, порождающая надежду, и надежда, порождающая смерть! Столь же удивительно и то, что литература и искусство для Кафки - единственно доступное средство, с помощью которого он надеялся преодолеть тотальное отчуждение, найти Божью благодать, обрести уверенность и надежду на всеобщее спасение и преображение.

Структура аксиологии

Структура аксиологии представляет собой совокупность направлений изучения ценностей, которые уместно будет охарактеризовать как, во-первых, исследования, посвященные постижению природы ценностного отношения (ценности), во-вторых, исследования, направленные на формирование и проработку концептуальной модели ценностного отношения, ценности, следовательно, изучение структуры, особенностей, типологического ряда ценностных отношений, функциональной зависимости между различными ценностями, форм их реализации в качестве структурообразующих параметров духовного мира человека, сообщества, наконец, в-третьих, исследования, ориентированные на операционализацию соответствующих концептуальных моделей (аксиологические теории) применительно к изучению конкретных культурно-исторических параметров воспроизводства ценностных отношений, ценностного сознания, ценностей. В последнем случае речь заходит об изучении роли, места, функционального проявления ценностей в качестве оснований конкретных социокультурных контекстов, их динамики и соотношения в рамках сопоставления различных (синхронно и исторически) социокультурных систем.

Первое направление исследований является областью соприкосновения аксиологии с онтологией, второе – характеризуется в качестве «теоретического ядра» аксиологической проблематики, соприкасаясь с множеством специальных философских исследований, тогда как третье – граничит, главным образом, с проблематикой социологических, исторических и других научных исследований ценностного аспекта, содержания человеческой жизнедеятельности.

Итак, аксиология – специальная философская дисциплина. В этом качестве она непосредственно взаимодействует: 1) с другими специальными философскими дисциплинами (философская антропология, социальная философия, этика, философия науки), 2) с онтологией как уровнем философского знания, который концептуально предшествует специализированным философским исследованиям, а также 3) с конкретно-научными дисциплинами. При этом очевидно, что характер связей структурно своеобразен для каждого из этих случаев. Одно дело – взаимодействие различных фрагментов в пределах одного методологического подуровня (специальные философские дисциплины), другое – между различными подуровнями (подуровни философии) и третье – между разными уровнями теоретического познания, т.е. между философией и конкретной наукой. И речь в данном случае не идет о простоте или сложности, о степени интенсивности или эффективности взаимодействия соответствующих отраслей знания с точки зрения взаимообмена, трансляции познавательного ресурса. Подобные вопросы, безусловно, представляют интерес для исследования, однако в данном контексте актуальным является не прагматический, а структурный аспект проявления методологических связей аксиологии. Именно это позволяет идентифицировать ее дисциплинарную позицию и, следовательно, функциональные параметры интеграции дисциплины в общий ход развития познавательного процесса.

Предметом аксиологического исследования является «ценность», ценностный аспект человеческой жизнедеятельности. Особенности изучения последнего определяются системой онтологических представлений, предшествующих аксиологическому исследованию в качестве «фрагмента» его методологических оснований. Они являются проекцией определенной онтологической концепции, параметры которой детализируются в ходе изучения конкретного (с точки зрения философии) предмета исследования. И это, наряду с проблемой концептуализации ценности в качестве онтологического образования, служит точкой соприкосновения аксиологии с онтологией. В то же время ценность является объектом рассмотрения, исследование которого становится особенно актуальным в контексте формирующегося в современном познании идеала научной рациональности.

Изучение ценностей, их структуры, особенностей, эволюции оказывается одним из путей движения к осознанию принципа социокультурной обусловленности познания, когнитивной насыщенности социальных процессов и, более широко, обусловленности «действительного» характером социокультурной заданности соответствующей системы координат, остов которой представляет собой структуру мировоззренческих оснований, воспроизводимых в качестве ценностей. Соответственно, изучение аксиологической проблематики под данным углом рассмотрения проявляет аксиологию в методологической функции по отношению, с одной стороны, к дисциплинам социально-философского цикла и, с другой – к социально-гуманитарным наукам. Причем если на уровне специальных философских дисциплин подобное взаимодействие носит методологический характер разработки соответствующей концептуальной модели, то в формате взаимодействия специальной философской дисциплины (аксиология) и конкретной науки оно приобретает «общемировоззренческие» особенности применения сформированной в философии системы представлений в ходе фактологически ориентированных научных исследований.

тема

документ Абсентеизм
документ Абсолютизм
документ Авторитарный режим
документ Аграрное общество
документ Акцентуация



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Как получить квартиру от государства
Как получить земельный участок бесплатно
Потребительская корзина 2017
Налоговые изменения 2017
Повышение пенсий 2017
Материнский капитал 2017
Транспортный налог 2017
Налог на имущество 2017
Налог на прибыль 2017
ЕНВД 2017

Налог с продаж 2017
Налоги ИП 2017
УСН 2017
Изменения для юристов 2017
Земельный налог 2017
Кадровое делопроизводство 2017
НДФЛ 2017
Налоговый вычет 2017
Льготы 2017
Производственный календарь на 2017 год
Бухгалтерские изменения 2017
Расчет больничного 2017
Расчет отпускных 2017
ФСС 2017
Коды бюджетной классификации на 2017 год
Недвижимость


©2009-2017 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты