Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Полезные статьи » Классы информационных ресурсов

Классы информационных ресурсов



Классы информационных ресурсов

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

  • Общие положения
  • Персонал
  • Документы и их собрания
  • Объекты неживой и живой природы и их коллекции
  • Научный инструментарий
  • Организационные единицы

    Общие положения 

    В соответствии с концепцией, принятой в п.1.4, информационные ресурсы — это вся накопленная информация об окружающей нас действительности, которая зафиксирована на материальных носителях или в любой другой форме, обеспечивающей передачу информации во времени и пространстве между различными потребителями для решения любых задач (научных, производственных, управленческих и других).

    Принятая концепция позволяет:

    1.         Исчерпывающе задать множество классов объектов, входящих в информационные ресурсы на данный момент времени. А при появлении новых носителей и изменениях в инфраструктуре информационного пространства это позволяет эволюционно расширять число классов, не нарушая достигнутой на данный момент времени нормативно правовой базы и уже отлаженных элементов информационной инфраструктуры. Примером является выделенный класс «документы», который в принятом законе РФ «Об информации, информатизации и защите информации» является фактически единственным объектом информационных ресурсов.

    2.         Более обосновано формулировать цели и задачи национальной информационной политики (доктрины) и планов создания и развития информационных инфраструктур и национальных информационных ресурсов, а также специализированных информационных ресурсов ведомств и организаций.

    3.         На единой методологической основе осуществлять формирование информационных ресурсов, проводить анализ их состояния и определять пути реализации эффективной политики в области формирования, функционирования, использования и защиты информационных ресурсов, а также по управлению информационной инфраструктурой и ведению мониторинга инфосферы.

    4.         Оценивать риски и ущерб, наносимый информационным ресурсам в процессе принятия решений по структурным преобразованиям информационной среды.

    Определение перечня классов информационных ресурсов и точное определение границ и параметров каждого класса зависит от задач, возникающих при создании дееспособных национальных информационных ресурсов, обеспечении требуемого уровня информационной безопасности и желаемой полноты правового обеспечения информационной деятельности, а также от достигнутого уровня управления информационными ресурсами.




    Но прежде чем перейти к описанию и более точному определению выделенных классов информационных ресурсов приведем перечень примеров, которые свидетельствуют о неполноте подхода, принятого в Законе РФ «Об информации, информатизации и защите информации», при котором информационные ресурсы сводятся только к документальным информационным ресурсам. Тем более что в законе в информационные ресурсы включаются только отдельные документы и отдельные массивы документов, документы и массивы документов в информационных системах (библиотеках, архивах, фондах, банках данных, других информационных системах).

    Перечень сгруппирован в соответствии с выделенными в п.1.4 классами.

    Персонал

    1.         Специальные группы экспертов для проведения органолептических оценок (виноделие, производство парфюмерных изделий и другие). Это класс информационных ресурсов «персонал» в чистом виде, но можно их отнести и к «живому» инструментарию. Аналогично можно говорить и о служебных собаках, используемых при поиске взрывчатых веществ, наркотических веществ и т.д.

    2.         Группы специалистов, имеющие особую профессиональную подготовку: испытатели (всех категорий), проводники, лоцманы, «колодезники», следопыты, специалисты по опознанию (например, группа игорного дома в Монте-Карло), некоторые специалисты таможенных профессий и другие. Имеющиеся у них знания и навыки накапливаются в процессе длительной практики и, как правило, являются сугубо индивидуальными.

    3.         Свидетель, пленный, «язык». В «Полевом уставе русской армии» последняя группа подразделяется на тех, кто «видел и знает; кто знает оттого, кто видел и знает».

    4.         Особо доверенные лица, «хранители тайн»:

    —        древности — особо посвященные члены религиозных групп, вожди племен; хранители утерянных тайн (греческий огонь, сокровища инков, целые системы знаний древних и пр.);

    —        хранители ценностей и местонахождения документохранилищ германского рейха (по решениям совещания 1944);

    —        полная группа хранителей кодовых комбинаций (ключей) «особых кладовых»;

    —        «старшие призыва» (в германской армии) и другие подобные персоны и группы;

    —        группы «трофейных специалистов»: группа Брауна, Гелен, Гесс и другие;

    —        «законсервированная» резидентура.

    Объекты живой и неживой природы и их коллекции

    А. Объекты живой природы.

    В медицине и биологии:

    —        коллекции живых штаммов;

    —        чистые ряды подопытных животных и насекомых (белые мыши, муха дрозофила);

    —        «линии производителей», элитный семенной материал и прочее.

    Б. Объекты неживой природы.

    1.         «Вещественные доказательства» (орудия взлома, убийства, гильзы, пули, веревки и прочее).

    2.         Специальные коллекции: создание коллекций оружия для отождествления типа оружия по боеприпасу; «пулегильзотеки» для прослеживания движения «стволов» по преступлениям, дактилоскопические картотеки, пломб зарубежных производителей товаров, фальшивых денежных знаков и матриц для их изготовления, образцы тканей, взрывчатых и наркотических веществ, образцы почв, образцы бумаг, пишущих материалов и средств и т.д.

    3.         В государственном делопроизводстве в архивы сдавались печати (определенным образом «погашенные»).

    4.         В экспертизе, метрологии: эталонные и стандартные образцы, реактивы и прочее.

    5.         Американская система патентования требовала в качестве дополнения к патенту действующее устройство и/или модель (положения на данный момент неизвестно: было сообщение о распродаже коллекции то ли за пошлые годы, то ли в связи с отменой данного положения в законе).

    6.         Отчетные материалы геологоразведки состоят из двух частей: собственно описательные и аналитические материалы и образцы. К этому классу относятся метеоритные коллекции и пробы грунта, полученные в результате планетарных исследований. Утрата образцов резко снижает ценность отчетов. Результаты разных партий, проводящих исследования, могут стать несопоставимы. «Документальная ценность» образцов неисчерпаема (с появлением новых методов исследований происходит новое раскрытие информационного содержания). Примеры: многократные переоценки экспедиционных материалов Кулика по Тунгусскому метеориту; новые оценки гипотезы «жизни на Марсе» по результатам анализа метеоритного материала. Это начинают понимать и министерства. При проведении переписи 1996 г. Министерство природных ресурсов включило в состав своих информационных ресурсов: систему геологических музеев (три музея); систему керно-хранилищ (один федеральный центр), систему образцов и проб, получаемых при геологоразведочных работах (два федеральных центра).

    7.         Палеонтологические реконструкции. Сюда можно включить и результаты реконструкций по методу Герасимова в археологии и криминалистике.

    8.         Самолетлидер и точные «двойники» космических аппаратов, работающие на земле синхронно с основными. На них проходит обследование внештатных ситуации. Указанные образцы являются долговременным эталоном дублёром основного объекта на все время его существования. Это «функционирующие документы». Они одновременно накапливают, фиксируют и сохраняют «информацию об объекте», которая накапливается в процессе его функционирования: ремонта, модификации, замены деталей и агрегатов, а также в процессе проявления неисправностей и сбоев, вызванных конструктивными и прочими причинами, а также ошибками в конструкции, производстве и ошибками персонала в процессе эксплуатации объекта.

    9.         Системы мегалитических памятников, как материализованная фиксация астрономических знаний древности (скрытые и «раскрытые»).

    Научный инструментарий

    1.         Реперные объекты: Кронштадский футшток (уровень моря); Гринвичский и Пулковский меридианы, геодезические знаки опорной геодезической сети (по классам точности).

    2.         Инструментальный комплекс «эталонного времени».

    3.         Сеть сейсмических и метеорологических станций, контрольно-измерительные полигонные комплексы. Эти объекты могут быть отнесены и к классу «организационных единиц».

    4.         Техническое оснащение информационных систем. Следует обратить внимание на следующую особенность: машиночитаемый (в цифровой форме) информационный ресурс (электронный документ) не может существовать без некоторого инструментального комплекса (технического — «промышленного образца» и программного продукта), который превращает носитель с зафиксированной на нем информацией в документ, доступный пользователю. Есть инструментальный комплекс — существует документ, нет инструментального комплекса — нет документа! Следовательно, нет информационного ресурса!

    В заключение приведем некоторые высказывания академика А.Н. Туполева, свидетельствующие о том, что он рассматривал персонал, промышленные образцы и организации (КБ, школы, производственные подразделения) в качестве основной части того, что мы ныне именуем информационным ресурсом. Одновременно, необходимо обратить внимание на то, что знание зафиксированное в книге (документе), для него — вторично, не оперативно. Накопление конструкций, технических решений, «новшеств» (закрепленных в конструкциях с той или иной степенью реализации, проверенных в действии, на стенде, и т.п.) — основа успешного решения практических задач.

    С некоторой степенью условности, его можно считать сторонником (по крайней мере, после завершения специального образования?!) передачи знаний и умений в процессе совместной работы над реальными проектами.

    Во времена, когда еще не были в ходу термины «информация», «информационный ресурс», А.Н. Туполев, отвечая на замечание С.А. Чаплыгина о том, что АГОС не выпускает научных трудов, Замечание Флак сермана о том, что научный институт обязан передать промышленности опыт в определенных формах, и Замечание Юрьева о том, что «результаты нужно резюмировать, необходимо, чтобы книга «перекрывала» такую то и такую работу... Они, АГОС, обучают всё-таки производство, эта работа не передается, остается в конструкторском бюро ЦАГИ», дал следующие пояснения:

    «Наша работа, результатом которой является постройка самолетов, отнимает настолько много сил и энергии, что я ни одной строчки не пишу. Вы должны рассматривать как оправдание результаты, которые мы даем. Я просил бы, чтобы эта точка зрения была принята всеми...

    Мы расширяем круг лиц, которые могут принять от нас работу... Никто с должной отчетливостью не представляет того напряжения в отделе, в смысле передачи опыта и знаний, которое у нас создалось. Если возьмете каждого из сотрудников, вы увидите, сколько человек у каждого из них учатся. Создается школа, которая имеет очень большое значение. Передаем ли мы свои знания в промышленность? Передаем. Например, возьмите 5-й завод — он много взял от бомбовоза. Это — передача опыта в наивысшей форме, которая дороже книг, так как это живая передача. Это один из самых трудных способов передачи, гораздо труднее, чем написать книгу.

    Необходимо восстановить промышленность. А промышленность требует людей, которые обладают известным умением, а не книг. Времени нет для печатания. Нельзя заставить нас сидеть за книгой, когда Военно-воздушные силы требуют истребитель. Вы говорите, через 3 дня должна быть закончена такая то книга, а нам нужно заканчивать истребитель.

    Как сделать, чтобы новые самолеты быстрее выходили из конструкторских бюро... Серьезное решение вопроса заключается только в том, что данная организация из года в год работает над определенным типом, чтобы в своем коллективе накопить определенное количество конструктивных образцов, конструктивных решений, и только тогда такой коллектив, но новому, измененному заданию может быстро дать машину. А для этого нужно, чтобы по отдельным типам машин, конструкций создавать конструкторские бюро как школы. Только на такой организации можно базироваться, потому что руководители и промышленности, и военного ведомства, и правительство будут заранее знать, что от данной организации можно получить, основываясь на всем ее прошлом. Создание серьезных, систематически работающих над определенными типами самолетов конструкторских бюро — вот наша ближайшая задача.

    Не нужно жалеть деньги на макет будущего самолета. Макет нужно делать точно таким же, как самолет, и это самое дешевое... Стоимость макета от стоимости всей работы над самолетом, вплоть до выпуска первой головной машины серии, составляет одну десятую, а стоимость чертежей (первых чертежей), которые делаются для серийного завода, 2 — 3 % стоимости... Нужно, чтобы кругозор людей, занятых конструированием, значительно расширился, чтобы наши конструкторы поняли, что затраты на макет в общем объеме труда ничтожны.

    Туполев А.Н. о месте образцов техники в накоплении знаний (информации):

    «МТ 1 (морской торпедоносец) необходимо строить хотя бы даже в виде опыта... Надо раз и навсегда отказаться от взгляда, что опытные машины обязательно пойдут в серию. Опыт есть опыт, перешагнуть техническую эволюцию еще никому не удавалось. За границей из 15 опытных машин лишь одна идет в серию, т.е. 7 %, а мы хотим обязательно добиться всех 100 %.

    Покупать можно зарекомендовавший себя в неоднократных перелетах образец, т.е. машину вчерашнего дня, а не сегодняшнего дня, машину наполовину устаревшую против тех машин, чертежи которых еще находятся в портфеле конструктора. Пока образец будет внедряться в наше производство, пройдет минимум два года, и в результате — серия покойников, а не машин сегодняшнего дня. Выход один — необходимо развивать свои оригинальные конструкции, идя путем опытов и анализируя этот опыт».

    В пп.2.2 — 2.6. рассматриваются пять основных классов информационных ресурсов:

    —        персонал — память людей, обладающих знаниями и квалификацией в различных областях науки и техники;

    —        документы всех видов и их собрания, на любых видах носителей (в том числе все виды машиночитаемых носителей, используемых в вычислительной технике и технике средств связи);

    —        объекты неживой и живой природы и их коллекции, к которым относятся: промышленные образцы, рецептуры и технологии, конструкционные материалы, программные продукты, технические системы (объекты), стандартные образцы (в метрологии), т.е. любые объекты, созданные в процессе производства и являющиеся овеществленным результатом научной и производственной деятельности людей, а также семенной материал, линии животных, микроорганизмы, биологические материалы и т.д.

    —        научный инструментарий (в том числе: автоматизированные системы научных исследований, автоматизированные рабочие места научных работников и проектировщиков, экспертные системы и базы знаний, измерительные и испытательные комплексы и т. д.).

    —        организационные единицы — научные, производственные, управленческие и другие организации, располагающие кадровыми, техническими, производственными, финансовыми и прочими возможностями для решения определенного крута проблем и задач.

    Персонал

    Персонал (кадры) — класс информационных ресурсов, включающий лиц (специалистов), которые владеют комплексом специальных теоретических знаний и практических навыков, приобретенных в результате профессиональной подготовки и опыта.

    Персонал — важнейшая часть информационного ресурса.

    Без персонала, обладающего определенным уровнем знаний, навыков и умений, информация, содержащаяся на остальных видах носителей всех остальных классов информационных ресурсов, превращается ни во что». Потеря некоторых специалистов приводит к утрате огромных массивов знаний, восстановить которые невозможно. «Повторное» введение их в оборот занимает десятилетия, при этом никто не может гарантировать полноты восстановления информации и ее адекватности утраченному знанию.

    Без наличия требуемого количества персонала, обладающего необходимым уровнем квалификации и объединенного теми или иными организационными формами в научные и производственные коллективы и организации, невозможен процесс общественного производства и решения научно-исследовательских задач в любой проблемной области.

    Здесь уместно напомнить слова академика Н.И. Вавилова:

    «Мы можем уступать нашим соседям, временно, в общем уровне нашего благосостояния, нашего обихода жизни. Единственно в чем мы не можем им уступать, это в вооружении нашего интеллекта. Если, в силу необходимости, мы обязаны держать нашу армию, наш морской и воздушный флот на уровне наших соседей, то еще более это касается армии исследователей, без которых немыслимо представить себе какой-либо серьезный прогресс нашего Союза».

    Более того, чтобы сохранить информацию в определенной области знаний (по конкретной проблеме), необходим определенный минимум персонала, владеющего специализацией в данной проблемной области. В противном случае, эта информация будет утеряна, даже в том случае, если она будет зафиксирована на других классах носителей.

    Примерами этого могут служить:

    —        «Самолет — невидимка» построенный бригадой под руководством профессора С.Г. Козлова в 1937 — 1938 гг. О нем существует много легенд, но даже в книге В.Б. Шаврова ему посвящено всего четыре абзаца не очень внятной информации.

    —        Утрата Россией значительного числа «высоких технологий», по причине оттока специалистов из ряда производственных отраслей, научных организаций и конструкторских бюро.

    —        Умер Рудольф Гесс, и с ним ушли многие тайны рейха. В том числе и тайны, связанные с перелетом в Великобританию. По утверждению его сына В.Р. Гесса, он был убит. Кого-то очень испугала предполагаемая возможность бесконтрольного общения Гесса с прессой. Не зря английские власти не стремятся рассекретить документы по делу Гесса: согласно «Правилу ста лет», оберегающему репутацию ныне живущих людей, они не будут обнародованы до 2041 г.

    —        Уничтожение американских, доколумбовых цивилизаций в результате уничтожения всех документальных источников и людей носителей этих знаний.

    —        Утрата письменности этрусков, древней письменности Сибири и Монголии, неразгаданность рунических текстов. Но здесь ситуация сложнее и многозначное. Существует метод дешифровки праславянской письменности («черт и резов»), позволяющий прочесть указанные «нечитаемые письменности», но метод «не замечается» и упорно замалчивается, т.к. признание сделанных дешифровок равносильно признанию пяти тысячелетней истории праславянской письменности. И более того, необходимо признать существенное влияние праславянской письменности на всю европейскую и значительную часть азиатских цивилизаций (Сибирь, тюрки, киргизы, монголы). По мнению Г.С. Гриневича: «слоговая праславянская письменность, уступив место славянским азбукам (глаголице и кириллице), добровольно или под сильным давлением, не исчезла окончательно, а долгие века продолжала существовать в качестве шифра тайнописи, известного лишь особо посвященным членам различных общин — Сильным Мира Сего».

    Примечание:

    Результаты дешифровки праславянской письменности, полученные Гриневичем, позволяют по новому прочесть неизвестные ранее страницы истории древнейших славян, по иному осветить древнейшую историю мировой цивилизации, в развитии которой роль славянорусов являлась ведущей.

    Одновременно, книга служит отличным пособием для понимания вопросов, связанных с достоверностью исторического знания.

    Персонал — наиболее мобильный носитель информации. Через него осуществляется активный и действенный меж организационный обмен знаниями и технологиями, особенно в условиях, когда существуют барьеры распространения информации в виде патентов, фирменных и государственных секретов. Борьба за привлечение определенных групп специалистов является важным фактором в деятельности различных структур {от конкурирующих фирм до спецслужб) и причиной активной политики «импорта» специалистов, проводимой высокоразвитыми странами.

    Информация, зафиксированная в памяти специалиста, является уникальным информационным ресурсом конкретного человека, реализуется только им и безвозвратно утрачивается одновременно с прекращением его деятельности в той или иной сфере. Передача этой информации другим лицам не всегда может быть осуществлена. В большинстве случаев этот процесс осуществляется со значительными утратами и искажениями.

    «Исчезновение» специалиста (специалистов) вызывает многофакторные изменения в структуре информационных ресурсов: от изменения качества в конкретных проблемных областях, до изменения статуса государства.

    При минимальных искажениях передача информации осуществляется при схеме «ученик — учитель» или «специалист — специалист (группа специалистов, решающих проблемную задачу)»: но это во многом зависит от способности обучаемых усваивать информацию по конкретной проблеме в процессе обучения.

    Чем выше квалификация, профессиональный опыт и навыки специалиста, тем менее вероятно, что он может быть заменен другим специалистом (и даже группой специалистов).

    Следующей особенностью информационного ресурса конкретного человека является его непрерывная изменяемость. Скорость изменения колеблется в значительных пределах: от постепенного эволюционного накопления информации до «взрывного» изменения («озарения», приводящего к коренному пересмотру всего накопленного «знания» по конкретной проблеме). Через очень короткое время специалист может концептуально изменить подходы, методики и, что более важно, оценки и решения.

    «Взрывное изменение» может иметь обратный отсчет, когда высококвалифицированный специалист полностью теряет информационную ценность и, более того, может стать тормозом в развитии той области, которой он занимается.

    На это обращал внимание Норберт Винер:

    «На уровне самого высокого творчества процесс созидания представляет собой не что иное, как глубочайший критицизм. Мне хочется напомнить об одном очень опасном свойстве, которым отличаются наиболее талантливые и целеустремленные изобретатели. Люди подобного склада обычно стремятся навеки законсервировать технические приемы своей области на том уровне, которого они достигли, и проявляют чудеса изворотливости, сопротивляясь, а иной раз даже воздвигая непреодолимые препятствия на пути новых работ, основанных на новых принципах... Коммерческие возможности, связанные с изобретательством, заставляют людей, работающих в промышленности, надеяться, что им удастся остановить прогресс как раз на том уровне, который они смогли достичь. Изобретателей толкает на этот путь патентная система и коммерческое отношение к техническим идеям как объекту продажи. Изобретатель как практик должен иметь практическое чутье, подсказывающее ему, что в течение многих лет его основным достижением будет не изобретение какого нибудь одного устройства, а содействие рождению нового круга идей. Он должен работать в согласии с этим новым кругом идей, касающихся широкого класса технических устройств прошлого, настоящего и будущего. Он должен работать в согласии с этим новым кругом идей и должен помнить, что раз ему удалось превзойти тех, кто жил до него, то и его работа послужит лишь фундаментом для будущих работ, а не останется навеки последним словом науки и техники».

    Персонал (кадры) — это ресурс с коротким «жизненным циклом», по длительности совпадающим с временем «дееспособной деятельности» конкретного человека. В разных видах деятельности этот срок различен, но его максимальный верхний предел редко превышает 40 — 60 лет. Не зря говорят, что многие идеи, подходы, гипотезы, теории и некоторые виды производств исчезают по мере ухода из жизни людей, которые придерживаются или обладают ими.

    Только на начальную наработку результативных знаний, навыков, опыта уходят годы. Минимальное время вхождения в профессию составляет не менее 3 лет (при благоприятных условиях). Эта цифра, примерно, совпадает со сроком, который был принят в СССР, отработки по специальности после окончания учебного заведения. В это время на специалиста накладывались определенные ограничения со сменой работы, но и руководство не могло выгнать с работы по служебному несоответствию за определенные группы ошибочных решений. Это можно рассматривать как срок «принудительного освоения» специальности в ходе практической деятельности. Хотя мог быть и отрицательный эффект — «депрофесионализация», которая стала массовой в условиях, когда выпускник ВУЗа теряет специальность из-за отсутствия работы.

    Как носитель информационных ресурсов человек (специалист) обладает особыми свойствами: он выступает одновременно как носитель, создатель, потребитель и интерпретатор информационных ресурсов.

    Каждую из перечисленных функций он выполняет различно в зависимости от:

    —        квалификации, профессиональных и личностных качеств, накопленного опыта выполнения той или иной функции; характера решаемых задач и своего отношения к этим задачам;

    —        места, занимаемого в конкретной функциональной группе (научной, производственной, административной и т.п.);

    —        интересов и предпочтений (приверженности традициям, научным школам, авторитетам) и других свойств личности;

    —        личных установок (интересов, настроений, целей);

    —        воздействия внешних факторов (принуждение, подкуп, неспособность отстаивать свои решения, зависимость от чужих мнений, изменения условий, в которых реализуется деятельность и т.д.);

    —        физического и психологического состояния.

    Персонал выступает еще в одной важной роли, на которую не всегда обращают должное внимание, — «исполнитель» документа, «интерпретатор» фактов, знаний, сведений, данных и информации.

    Исполнитель и интерпретатор документа (информации) может принципиально изменить отношение к любой информации, включаемой в подготавливаемый документ, не изменяя самой информации. Что ведет к абсолютно противоположным информационным решениям при использовании информации взятой из конкретных документов тем или иным пользователем. Источников еды подчеркивают, что любой аналитический документ содержит «скрытое содержание» (субъективный смысл (толкование), вскрытие которого может принципиально изменить место этого документа в «цели познания»).

    Особое место занимают учителя (преподаватели), наставники, тренеры, инструкторы, руководители проектов и ОКБ (КБ) и другие лица, передающие свой опыт, навыки и знания в процессе совместной деятельности.

    С них начинается вхождение любого человека в любую новую для человека сферу профессиональной деятельности и новую проблемную область человеческого знания. Это относится ко всем периодам жизни человека: от детского сада и начальной школы до завершения высшего образования, а также последующей производственной и научно-исследовательской деятельности, при повышении квалификации и переподготовке. «Учителя» определяют процессы восполнения, регенерации и совершенствования кадров.

    Академик Моисеев Н.Н. писал:

    «Еще более сложным является механизм хранения и передачи информации, действующий в системе «учитель». Ведь эта система начала складываться лишь тогда, когда все действия неоантропов стали вполне сознательными и целенаправленными: передавались знания и навыки, необходимые для выживания племени, рода, популяции. ...И чем более квалифицированным был носитель знаний, опыта, мастерства, то есть сам учитель, тем выше была ценность передаваемой им информации, которая позволяла его ученикам производить все более совершенные орудия и т.д.».

    «...От совершенства системы «Учитель», ее соответствия внешним условиям, характеру производительных сил и другим общественным структурам прямо зависело благополучие и прогресс обитателей пещеры, племени, нации, общества, народа. И так было всегда. История сохранила нам слова прусского короля Вильгельма, сказанные им после победоносной войны с Австрией: «Это победа не армии, это прусский учитель победил австрийского».

    «...Думаю, что каждый человек, претендующий на роль руководителя в любой сфере человеческой деятельности: политической, хозяйственной, военной (военачальники, наверно, еще долго будут существовать на планете), — должен показывать себя способным учителем. Работа учителя будет своеобразным тестом на получение права ответственности за судьбы других людей».

    Опыт, навыки и знания человека имеют определяющее значение при работе в конфликтных, кризисных и чрезвычайных ситуациях. Например, ликвидация последствий аварий, техногенных и природных катастроф.

    Правомерность выделения персонала в самостоятельный класс информационных ресурсов подтверждается существованием различных форм профессиональных объединений специалистов с целью взаимного развития и совершенствования знаний в конкретных проблемных областях, обмена информацией и опытом.

    Контроль — мониторинг кадровой составляющей информационных ресурсов привел к созданию развитых информационные систем и организационных структур учета и сбора информации о специалистах, С помощью этих систем осуществляется оценка профессионального уровня персонала и мониторинг состояния этого класса информационных ресурсов, а также их соответствия задачам, стоящим перед различными областями деятельности и общественного развития в целом, степени влияния на развитие проблемных областей, к которым они принадлежат.

    Примерами систем, основным видом услуг, в которых является обеспечение информацией о специалистах экспертах, являются:

    —        Система инфотерра в определение источника информации включает отдельного специалиста, который имеет и может предоставить информацию в конкретной проблемной области, при этом из 10000 источников, включенных в систему, около 45 % оказывают помощь через услуги экспертов и рекомендации.

    —        За рубежом создана уникальная база данных о специалистах высшей квалификации стран СНГ. База получена на основе анкет, полученных в процессе сбора данных для участии в конкурсах на получение зарубежных грантов. На основании этих данных проводится точечный, целевой вывоз «мозгов».

    —        Справочно-информационная система для средств массовой информации (СИС), которая обеспечивает привлечение высококвалифицированных специалистов к решению задач в «кризисных ситуациях». Она имеет в своей картотеке данные более чем по 20 тысячам ученых, которые готовы дать консультации в различных проблемных областях. Данная система является одним из основных источников экспертных информационных услуг по проблемам науки и техники. Ее помощью пользовались средства массовой информации при взрыве космического корабля Чэлленджер, катастрофе в Бхопале и аварии в Чернобыле.

    —        Справочники и базы данных типа: справочников «Кто есть кто», именных указателей по различным направлениям, исследований, авторских каталогов библиотек, регистров научных школ (формальных и неформальных исследовательских коллективов), указателей цитируемости авторов работ или сетей соавторства и других.

    В классе информационных ресурсов «персонал» следует выделить две различных составляющих:

    —        Отдельные специалисты.

    —        Группы (коллективы) специалистов, объединенных в рамках конкретных видов деятельности и/или решаемых задач. Сюда относятся формальные и неформальные информационные коллективы (НИК). Группы не просто суммируют ресурсы отдельных специалистов, входящих в них, но и порождают «эффект кооперации» («синергетический» или «каталитический» эффект) взаимообогащения и взаимостимулирования информационного потенциала каждого специалиста. Под группами, обычно, понимают относительно однородные по научным и производственным интересам группы ученых и специалистов, имеющих общие источники информации и работающих в некоторой общей проблемной области, а также такие неформальные организации, как научная группа, школа классическая или выездная, «незримый колледж» («незримые коллективы», семинар, неформальная информационная группа и т.п.).

    Место каждого специалиста и группы специалистов в системе информационных ресурсов различно, а информация, которой они обладают, имеет различное влияние (положительное и/или вредное) на те виды деятельности, в которых они участвуют. Каждый специалист показному отображает доступную ему информацию, различно ее интерпретирует и использует.

    Даже высококвалифицированные ведущие ученые не всегда имеют достаточно широкие взгляды и могут отрицать, отталкивать исследования, выходящие за пределы их воззрений, тогда как подлинно научная позиция состоит в том, чтобы исследовать, а не судить априори, что «этого не может быть», помня сказанное в «Гамлете»: «Есть многое на свете, друг Гораций, что и не снилось нашим мудрецам».

    Персонал, обладающий отмеченными в приведенных типологиях качествами, выполняет свою роль в деле обеспечения правильного и непрерывного развития всех отраслей науки и техники. Сбросить кого-либо из них со счетов значило бы проявить величайшее высокомерие. Секрет рационального использования научных кадров в масштабах одной лаборатории или всей страны состоит в том, чтобы каждый специалист получал задание, соответствующее складу его ума. С другой стороны, правильно оценивая роль каждого из перечисленных типов исследователей (в том числе и тех, кто обладает отрицательными свойствами) можно правильно оценивать информацию, поступающую от тех или иных исследователей и оценивать возможные последствия от ее использования.

    Воздействие формальных и неформальных информационных групп значительно. Это определяется широким спектром функций, которые они реализуют в рамках информационной деятельности.

    Перечислим только основные функции информационных групп:

    —        обмен информацией:

    —        самообучение;

    —        компарация и усиление результатов;

    —        социальная апробация результатов;

    —        социализация молодых ученых и специалистов;

    —        проведение научно информационной политики;

    —        поддержание парадигмы;

    —        одновременно информационная группа выполняет и функцию подавления инакомыслящих или, точнее, функцию поддержания господствующей парадигмы и сепарации рядов ученых и специалистов. Подавление осуществляется различными методами. «Мягко» — путем замалчивания идей «еретиков». При активных выступлениях «еретиков», борьба ведется методом «огораживания вопросов», развертыванием дискуссий и т.п. Не редкость, когда используются методы жестких ограничений (недопущения) научного «инакомыслия».

    Объединяясь вокруг определенных парадигм, специалисты и коллективы могут оказывать, как показывает развитие науки, техники и производства, отрицательное воздействие на научно-технический прогресс, не только сдерживая развитие в тех или иных проблемных отраслях, но и разрушая объединения специалистов, придерживающихся иных взглядов, методов решения задач, направлений развития техники, технологий и производства. Одновременно, такие группы создают информационные ресурсы, оказывающие отрицательное влияние как на развитие той или иной проблемной области, так и на другие смежные и взаимосвязанные проблемные области.

    Необходимо обратить внимание еще на одну группу людей, которую Ю.А. Шрейдер называл «специалисты типа черная дыра». Особенность этих специалистов в том, что они впитывают информацию как губка, знают более чем много, но никому ее не передают (не хотят, не могут или «их не догадались или не хотели спросить»).

    При работе с этими людьми, нужно уметь их «разговорить», иначе уйдет в «небытие» уникальная информация. Но, как правило, не всегда находится специалист, который может и хочет это сделать. Не зря существуют уникальные специалисты, умеющие «слушать и слышать», вести опрос (и допрос!).

    «Разговорив» старосту деревни на острове Пасха, Тур Хейердал получил уникальную информацию о культуре этого «таинственного острова», узнал как «ходят» каменные изваяния, получил доступ к уникальным предметам древней культуры и почти приблизился к возможности разгадки письменности «рондо рондо». Но староста, заработав денег на «путешествие» в новые края, уехал и «исчез», а с ним исчезли и многие тайны острова.

    Включив персонал в состав информационных ресурсов, необходимо определить критерии (или хотя бы достаточно различимые признаки), на основании которых можно достаточно рационально провести границу между персоналом, включаемым в состав информационных ресурсов, и человечеством в целом.

    При формировании класса информационных ресурсов-персонал (кадры) используют два вида критериев: для задания персонала на макроуровне и для персонального учета специалистов и исследовательских коллективов.

    Основным критерием, как правило, является уровень признания персоны (или группы) группой людей, считающихся сведущими в той или иной проблемной области (от научных групп и группировок, до религиозных конфессий и «тайных обществ»).

    Федеральный закон РФ «О науке и Государственной научно-технической политике» дает следующие определения для двух важных групп персонала:

    1.         Научным работником является лицо, обладающее необходимой квалификацией и занимающееся научной и (или) научно-технической деятельностью.

    2.         Научно-техническим работником является лицо, имеющее среднее профессиональное образование или высшее профессиональное образование и способствующее получению научного и (или) научно-технического результата или его применению.

    3.         Работником сферы научного обслуживания является лицо, обеспечивающее создание необходимых условий для научной и (или) научно-технической деятельности.

    4.         Квалификационные требования определяются правительством РФ.

    При обсуждении закона предлагались иные определения:

    —        Научный работник (исследователь) — физическое лицо, компетентно и продуктивно занимающееся научной деятельностью,

    —        Получить статус научного работника (исследователя) можно:

    1.         В результате присуждения ему ученой степени в установленном порядке.

    2.         В результате опубликования не менее двух индивидуальных научных результатов в изданиях, внесенных в специальные списки.

    3.         Назначении на ДОЛЖНОСТЬ, В установленном порядке, отнесенной в категории «научный сотрудник».

    4.         Присвоении ученой степени либо наличии образования, подтвержденных соответствующими свидетельствами.

    5.         Присвоении почетных званий, присуждении наград и премий в области науки, в том числе иностранными научными организациями.

    Существуют и менее строгие критерии.

    Например, Гарфилд при включении персоны в SCI исходил из следующих критериев:

    —        человек, имеющий хотя бы одну публикацию, или тот на кого есть хотя бы одна ссылка;

    —        в более поздних работах, он пытался найти некоторую величину не менее «п» ссылок. Эта граница может позволить определять границу, начиная с которой цитируемая персона может считаться «источником, заслуживающим особого внимания». Но при этом нельзя забывать что: «вполне вероятно, что 95 % оригинальных научных работ принадлежит менее чем 5 % ученых, но большая часть из них вообще не была бы написана, если остальные 95 % ученых не содействовали созданию достаточно высокого уровня науки». И более того, нужны тысячи и десятки тысяч специалистов способных воспринимать эту информацию и с той или иной эффективностью использовать в своей сфере профессиональной деятельности. Любая идея лишь тогда «становится материальной силой, когда она овладевает массами».

    В п.2.2.1, и 2.2.2. приводятся различные подходы к учету персонала как информационного ресурса, некоторые данные о численности этого класса информационных ресурсов. На основе этих данных можно в первом приближении оценить, сколько такого персонала необходимо для устойчивого развития как в той или иной проблемной отрасли, так и в стране в целом.

    Учет информационным ресурсов  персонал на макроуровне

    На макроуровне учет персонала осуществляется обезличено на основании принятых в государстве для каждого вида деятельности классификационных и образовательных нормативов, каждый из которых позволяет решать задачи информационного обеспечения определенных народнохозяйственных задач.

     Например:

    1.         Государственная статистика РФ (ранее СССР) при учете персонала использует следующие группировки:

    —        Научные кадры учитываются по ученым степеням (кандидаты и доктора наук), ученым званиям (академики, действительные члены, члены корреспонденты, профессора, доценты, старшие и младшие научные сотрудники), отраслям наук, учетным специальностям ВАК и другим основаниям.

    —        Распределение различной квалификации по отраслям народного хозяйства и территориям.

    —        Динамика перераспределения персонала между профессиональными группами.

    —        Распределение населения по уровню образования (высшее законченное и незаконченное), среднее (специальное, общее и неполное среднее)), специальностям и специализациям и другим критериям.

    2.         Кадры армии и флота учитываются по уровню образования, классности, военно-учетным специальностям.

    3.         Группировки специалистов по уровням образования и возрастным группам.

    Основанием для отнесения населения к тем или иным учетно-статистическим группам служат различные научно-технические документы (НТД) дипломы об окончании учебных заведений различного уровня, присвоении ученых степеней и званий и другие. Равноценность дипломов достигается введением государственных образовательных стандартов для различных специальностей, определяющих перечень курсов и их содержание, объем часов на их прохождение и другие показатели усвоения знаний, умений, навыков. Перечень специальностей в настоящее время определен отраслевым (Госкомвуз) стандартом.

    На межгосударственном уровне принимаются соглашения о признании дипломов стран-участниц соглашений. Существует практика, когда крупные ВУЗы разных стран заключают соглашения о взаимном признании дипломов. Обычно, это относится к ведущим  ВУЗам различных стран.

    Обезличенный учет персонала на макроуровне позволяет в первом приближении оценивать возможности страны по использованию конкретных технологий и производств, по созданию образцов новых типов машин, оборудования, аппаратов, приборов и средств автоматизации, по темпам обновления продукции, выпускаемой народнохозяйственным комплексом, и эффективности производства.

    В каждой отрасли общественного производства существует своя норма наличия персонала определенного уровня профессиональной подготовки, при достижении которого создаются условия расширенного воспроизводства продукции, отвечающей требованиям конкретного уровня научно-технического прогресса. С другой стороны, падение численности персонала и профессионального уровня ниже некоторой критической величины ведет к свертыванию и деградации производств и резкому снижению производства конкурентоспособной продукции (особенно это проявляется в наукоемких отраслях).

    Макропоказатели по персоналу необходимое, но недостаточное условие учета персонала) включаемого в состав информационных ресурсов.

    Они отражают имеющиеся ресурсы и динамику их изменения и Перераспределения. Но при решении комплексного развития страны, региона, отрасли важно знать и оценки требуемого объема кадровых ресурсов.

    Причем эти оценки желательно иметь не в процентном отношении, а в абсолютных величинах. Страна с населением в миллион человек может разработать проект уникального самолета (и, может быть, построить «на коленках» его макет), но при любых усилий не способна иметь авиационную промышленность. 

    Во всех приведенных примерах выражена потребность в инженерах.

    На основании приведенных критериев определим потребность в инженерах и ученых для России, исходя из допущения, что она стремится быть в числе стран с устойчивым и оптимальным развитием.

    А что нам рекомендует «просвещенная Европа»?

    По рекомендации экспертов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), приведенным в Оценочном докладе «Научно-техническая и инновационная политика. Российская Федерация», в России «количество ученых и техников должно быть около 300 тыс. человек».

    Вдумайтесь в суть социального заказа Европы! Инженеров и техников должно в Росси и быть меньше, чем одних программистов в Германии, и меньше чем было техников в царской России.

    Поэтому приходится только удивляться уровню компетентности лиц, ориентирующихся на рекомендации ОЭСР и других «независимых экспертов».

    Нужно очень хорошо думать, приглашая «варягов» для оценки перспектив развития, выбора направлений научных исследований и подготовки любых аналитических материалов при принятии решений.

    Тайвань, вышедший на 4ое место по экономическому развитию вслед за США, Японией, и Китаем, поставив перед собой цель, чтобы «наук интенсивные» отрасли (автомобилестроение, аэрокосмическая, транспорт и все, что связано с компьютерными технологиями) составляли 60 % от ВНП и, одновременно, увеличивая расходы на образование до 7 % ВНП, исходил из своих целей и задач. Полученные им результаты определялись тем, что он реализовывал цели свои, а не конкурентов. Аналогично всегда поступали Китай и Япония.

    Общий объем кадровой составляющей определяет и наличие в той или иной стране специалистов высшей квалификации. По результатам Ф. Гамильтона, в Англии на 1 млн. ученых приходится 5—10 выдающихся. Аналогичные данные были получены и другими исследователями.

    К.Э. Циолковский в начале прошлого века писал:

    1.         Страшная ошибка человечества не отдавать половину или треть своих богатств на поддержку изобретателей, мыслителей или науки.

    2.         Из тысячи мыслителей, изобретателей и выдающихся людей едва один придумает что-нибудь новое, сносное и практическое. Едва один себе ясно свою идею сформулирует, разработает ее и подтвердит опытным путем... Как же быть? Помогайте без конца всей тысяче. Один истинный мыслитель выручит всех, покроет все расходы и загладит все грехи нашей слепоты и неорганизованности. Сейчас иного выхода нет. При совершенной организации оценки мыслителей такого непроизводительного расхода не будет. Он уменьшится во много раз и всё-таки даст пышные плоды.

    Но, когда мы говорим о роли ученых и исследователей, никогда не надо забывать, что:

    «Первые удары невежеству наносили руки ремесленника, а только затем их увековечили ученые в своих книгах».

    Учет персонала на индивидуальном уровне

    Задачи в любой проблемной области решаются конкретными персонами и коллективами, обладающими требуемыми для решения задач знаниями, профессиональными навыками и умениями. Особые трудности возникают в тех случаях, когда решаются новые задачи, и, особенно, в новых проблемных областях. Как правило, эти задачи решаются за счет перераспределения специалистов и формирования из них новых, сначала неформальных, а затем и структурно оформленных коллективов, обладающих некоторой необходимой для решения задач совокупностью профессиональных знаний, но свойственной только конкретной персоне или конкретному коллективу. На начальном этапе это, как правило, очень мобильные и неустойчивые образования. Формирование исследовательских групп и их деятельность зависит от многих факторов, среди которых не последнее место занимают факторы психологической совместимости.

    Именные регистры персонала строятся по различным основаниям и на основе различных информационных массивов.

    Наиболее полные регистры персонала строятся на основании библиографических, патентных и других баз данных.

    В зависимости от полноты описания персон в базах, данных, на их основе могут быть получены регистры персонала (исследовательских коллективов), сопровождаемые значительной дополнительной информаций, позволяющей получить развернутое представление о персоне:

    —        месте в системе знаний с содержательной, ролевой характеристикой, оценкой продуктивности, степени творческой самостоятельности, динамикой изменения интересов и сферы деятельности:

    —        направленность исследований, принадлежности к научным школам;

    —        степень самооценки и оценки другими специалистами уровня работ;

    —        связи по соавторству и отклики на работы (или идеи) по степени и характеру цитированию работ специалиста.

    Все это позволяет осуществлять мониторинг тематической направленности исследований и определять профессиональные и личностные характеристики конкретных специалистов.

    Сбор информации о персонале на индивидуальном уровне может осуществляться с использованием кадровых информационных систем, используя принятые в них подходы и нормативную базу. Но в любом случае формы сбора информации должны дорабатываться. В них включаются дополнительные информационные блоки, содержащие сведения, связанные с задачами, которые будут решаться персоной.

    При разработке этого перечня следует учитывать ограничения Закона « Об информации, информатизации и защите информации», в части «Информация о гражданах» (персональные данные).

    С другой стороны, при разработке перечня элементов описания персоны нужно учитывать, что персона как объект учета входит в различные базы данных: библиографические, патентные, адресные и другие. Это требует унификации представления всей информации во всех системах, чтобы обеспечить полноту и качество описания персоны.

    Перечень данных о персоне в справочнике «Кто есть кто в высшей школе СССР».

    —        Фамилия, имя, отчество.

    —        Биографические сведения.

    —        Полный почтовый адрес и телефоны.

    —        Языки, которыми владеет персона.

    —        Образование, ученая степень и звание.

    —        Научная биография.

    —        Членство в международных и национальных организациях.

    —        Тематика читаемых лекций.

    —        Основные публикации.

    —        Почетные звания и награды.

    Примечание:

    Адрес дается по правилам страны проживания (пребывания). Если адресов несколько, то каждый задается отдельно.

    Лицо, ответственное за представленные данные:

    —        Должность.

    —        Фамилия, инициалы.

    —        Дата составления описания.

    Сложнее обстоит дело с описанием персонала, занимающегося конструкторской, изобретательской и производственной деятельностью. Ибо место такого человека в сфере его деятельности зависит в значительной степени от достигнутых результатов.

    Обычные данные расширяются описанием разработанных им систем, образцов, уровнем их внедрения в массовое производство, эффективностью, совершенством разработанных объектов и результативность участия к конкурсных проектах.

    Учет групп специалистов может вестись обобщенный, на уровне школ (лидеров), решаемых проблем и достигнутых результатов (или заблуждений) и именной. При персональном учете рассматривается степень влияния каждого члена группы: роли, связей и воздействия на результативность совместных работ.

    Подходы к описанию групп и организационных единиц во многом совпадают и будут представлены в разделе «Организационные единицы».

    Изучение групп, как правило, позволяет:

    —        выявлять наиболее значимые и дееспособные и результативные информационные ресурсы;

    —        определять «центры концентрации» (географические, региональные, организационные), обеспечивающие накопление некоторой критической массы исследователей, исследований;

    —        оценивать множество проблемных областей и набора дисциплин и специальностей, создающих условия для образования сплоченных, дееспособных и результативных групп при (для) решении конкретных проблем и задач, а также выявлять связи между группами, задачами и проблемными областями.

    Этим вопросам был посвящен глобальный проект ЮНЕСКО «Международное сравнительное исследований организаций и деятельности научных групп», начатый в конце 60-х годов.

    Наиболее квалифицированный и обладающий, присущим только ему информационным ресурсом персонал постепенно выделяется в группы консультантов и экспертов, привлекаемых для решения наиболее сложных и нетривиальных задач.

    Явления, порождаемые дефицитом персонала

    Усложнение и рост общественного производства в условиях научно-технической революции и возрастание роли наукоемких производств ведет к дефициту высококвалифицированного персонала. Одновременно растет стоимость и время подготовки такого персонала. Идет жесткая конкурентная борьба за персонал (особенно обладающий высокой квалификацией, обладающий особыми знаниями) на уровне предприятий, организаций, отраслей, научно-технических направлений и между странами.

    В принципе этот процесс известен с древних времен, когда завоеватели силой увозили в свои страны «умельцев»: ученых, зодчих, мастеров. Хотя уже и тогда практиковались иные методы привлечения «чужеземцев» для совершенствования производств.

    Борьба за персонал порождает миграцию персонала между производствами, отраслями и странами.

    Межгосударственная миграция персонала, именуемая «утечкой умов (мозгов)», совершается в различных формах: «экспорта (вывоза)» и «импорта (ввоза) умов».

    «Экспорт импорт умов» является одним из действенных средств ослабления одних и усиления других стран.

    Если учесть расходы на образование, потери на производстве из-за нехватки квалифицированной рабочей силы, дотации на сглаживание диспропорций в хозяйстве, вызванных оттоком специалистов, то убытки развивающихся стран составят гораздо большую сумму.

    Как видно из приведенных данных, темпы воспроизводства почти совпадают с предельно допустимым минимумом и продолжат снижаться.

    К настоящему времени эта проблема выросла до уровня угрозы потери воспроизводства научных и технических кадров во многих наиболее наукоемких производств и ряда важнейших научных направлений.

    Следовательно, и по этому показателю РФ перекрывает показатели, которые ранее были характерны только для развивающихся стран.

    Отток специалистов из страны вносит коррективы в требования на воспроизводство кадровой составляющей информационных ресурсов РФ, в том числе и специалистов высшей квалификации.

    Ситуация осложняется следующими дополнительными факторами:

    —        Разрушением плановой, регулярной и целенаправленной системы переподготовки и повышения квалификации.

    —        «Утратой профессии» молодыми специалистами, которые сразу после окончания ВУЗов становятся безработными или вынужденно переходят на работы, не требующие высокого уровня профессиональной подготовки.

    —        Нарушением процесса «омоложения» кадровой составляющей научных организаций и, соответственно, разрыва в передаче профессионального научно исследовательского опыта («эрозии» научных и конструкторских школ).

    Сделаем приближенную оценку влияния этих факторов.

    Около 60 — 70 % выпускников ВУЗов, не получив гарантированного распределения, входят в «режим утраты профессии».

    В результате резкого снижения производства всех видов авиационной техники, из авиационной промышленности выбыло «на отхожие промыслы» около 900 тыс. высококвалифицированных специалистов. Восстановить потерянные кадры будет сложно — специалистами высшего разряда становятся только после многих лет выполнения работ высшего уровня сложности.

    На подготовку специалистов высокой квалификации уходят годы. Теряется специальность за месяцы. Летчика после отпуска вводит в строй инструктор, врач после длительного перерыва в работе не имеет права на врачебную деятельность без переподготовки.

    Именно поэтому даже в годы Великой отечественной войны государство сохраняло кадры науки, не останавливаясь перед откомандированием их с фронтов, или перед выдачей брони для ученых и высококвалифицированных специалистов (будь то токарь, или главный технолог), Этот же подход распространялся на преподавательский состав не только ВУЗов, но и школы.

    Учитывая, что в стране потеряно больше трехсот «высоких технологий» и деградирует трудовой потенциал целых отраслей и регионов, необходимо быть готовым к тому, что через 10-15 лет специалистов придется учить заново. Но учить уже будет нечему, некому и некого.

    Чтобы вернуться к высоким технологиям, надо будет учить людей практически с нуля. Но это будет возможно, если удастся сохранить нормальное всеобщее политехническое образование. Только политехнический образованный человек легко переходит от одной деятельности к другой, быстрей находит свое место в любой сфере деятельности.

    Но для этого Россия должна освободиться от пятидесятого места по образованию, на которое она вышла в последнее десятилетие, и вернуть принадлежавшее ей по праву первое место по уровню образования. Не свершив этого, Россия не сможет решать стоящие перед ней задачи и оставаться одной из великих мировых цивилизаций. Уровень Малинина и Буренина не может быть уровнем «российского университетского образования».

    История человечества неоднократно подтверждала, что достаточно потерять основных носителей знания и ремесла (учителей, представителей науки, техники и проч. ремесел), как общество первоначально незаметно, но со временем все стремительнее духовно деградирует, оказываясь на уровне первобытного сознания.

    Именно на это обращал внимание в последнем интервью бывший Министр по атомной энергии Евгений Адамов:

    «Все годы советской власти развитие, использование и безопасность сложной техники (ядерной, космической и авиационной) основывались не на общем техническом и экономическом уровне страны (как, например, в США или Японии), а на концентрации вокруг поставленной задачи по созданию такой техники лучших ресурсов, прежде всего человеческих. Эта практика пока еще действует по инерции, но нельзя опоздать с подведением под эту сферу совершенно другого базиса: соответствия объема задач и финансовых ресурсов, уровня оплаты специалистов и обеспечения подготовки нового поколения кадров».

    Вся совокупность приведенных факторов позволяет утверждать, что без сохранения кадровой составляющей информационных ресурсов и его ускоренного восполнения, невозможен прогресс в строительстве новой России.

    Документы и их собрания

    Закон об информации дает следующие определение: документированная информация (документ) — зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать.

    В комментариях к Закону, указывается, что под документированной информацией понимается такая организационная форма, которая определяется как единая совокупность:

    а) содержание информации:

     б) реквизитов, позволяющих установить источник, полноту, степень ее достоверности, принадлежность и другие параметры;

    в) материального носителя, на котором ее содержание и реквизиты закреплены.

    Принятое в законе определение по объему более ограниченно чем то, которое используется в данном пособии, ибо рассматривается вся зафиксированная на носителях информация, независимо от возможности определения источников информации и ее принадлежности, полноты, достоверности.

    Есть документ, и нет никаких реквизитов:

    —        индексное издание, в котором много информации, но нет никаких реквизитов, позволяющих привязать ее к источникам;

    —        тетрадь в архиве с записью важной для пользователя информацией, неизвестно кому принадлежащая. Таким документом является так называемое «Завещание Петра I», которое неоднократно использовалось в Европе для обоснования экспансии против России (в том числе Наполеоном и Гитлером).

    В пособии используется подход, согласующийся с определением, которое дано в статье А.М. Суского:

    —        определение: графический документ — это предметный коммуникант, в котором коммуникант имеет двухмерное измерение;

    —        определение: пластический документ — это предметный коммуникант, в котором предметный коммуникант имеет трехмерное измерение.

    Согласно приведенным определениям:

    Графическим документом является, например, книга, фотография, грамофонная пластинка, магнитный носитель со звуковой и кодовой записью, перфолента, неоновая надпись, витраж, карта, произведение искусства и т.д. Пластическим документом является, например, модель технического устройства, любой музейный или выставочный экспонат, живые организмы в зоологическом или ботаническом саду, наглядные пособия для демонстрации  различных явлений (физических, химических) и т.д.

    В нашем случае пластические документы входят в класс ресурсов «объекты живой или неживой природы».

    Документ — главное средство закрепления различным способом на специальном материале (носителе) информации, получаемой в процессе развития науки и практической деятельности людей. В них закрепляется и концентрируется информация о фактах, событиях, явлениях объективной действительности и мыслительной деятельности человека. Основная функция документа — обеспечение передачи информации в пространстве и времени между различными пользователями.

    Данный класс информационных ресурсов является наиболее исследованным. Фактически все работы по созданию и развитию информационных систем направлены на формирование документальных информационных ресурсов и обеспечение доступа пользователей к ведомственным, национальным и международным документальным ресурсам.

    Основной тенденцией развития документальных ресурсов является перенос все большей их части на машиночитаемые носители, что принципиально изменяет условия доступа к документальным информационным ресурсам.

    Перенос информационных ресурсов на машиночитаемые носители приводит к существенным изменениям во всех процессах, связанных с накоплением, обменом и обработкой информации, и процессами доступа к ресурсам.

    Перенос информации на машиночитаемые носители имеет две прямо противоположных тенденции:

    —        с одной стороны, это создаются условия прямого доступа к неограниченным мировым документальным информационным ресурсам и их автоматизированной обработки.

    —        с другой стороны, создаются условия полного закрытия неконтролируемого доступа к информационным ресурсам, а также создаются условия для жестко контролируемого информирования и дезинформированы (как правило, управляемого, дозированного, и высоко эффективного). Пользователь получает только ту информацию, которую держатель информационных ресурсов считает нужным предоставить, а не ту которую он рассчитывает получить. Это явление становится средством информационных войн (в экономике, внутренней и внешней политике, при культурной экспансии). 

    Задачи обеспечения документальными информационными ресурсами осложняются и тем, что все большая часть машиночитаемых информационных ресурсов не имеет своего аналога на традиционных носителях.

    Но еще более принципиальное значение имеет то, что формирование машиночитаемых информационных ресурсов создает ситуацию, при которой пользователь, не обладающий необходимыми техническими и программными средствами переработки машиночитаемых информационных ресурсов, фактически, исключается из сферы эффективного использования наиболее ценных информационных ресурсов на всех уровнях: персональном, групповом, ведомственном, национальном, региональном и международном.

    Между информацией, зафиксированной в документе, и пользователем появляется система барьеров (технических, программных, технологических и др.), которые существенно ограничивают и/или полностью исключают возможность доступа к информации.

    Более полно определить факторы, влияющие на создание барьеров между информацией, зафиксированной в документе, и пользователем можно на основании приведенной ниже обобщенной модели документа.

    Общее количество видов и форм документов, используемых в качестве источников информации, неизвестно.

    Только по признакам, входящим в группу «содержание информации», различные исследователи состава фондов крупнейших библиотек и информационных центров выявили около 110—130 видов документов (широкого распространения и непубликуемых).

    Существуют различные классификационные перечни этих видов документов. Применительно к фондам научно-технических документов, как правило, выделяют 6 классификационных групп:

    —        библиография литературных источников (планы издательств, проспекты информационных изданий, справочный аппарат государственных библиотек и т.д.);

    —        библиография неопубликованных источников (бюллетени регистрации, отраслевые сборники рефератов НИР и ОКР, тезисы докладов на конференциях и семинарах и т. д.);

    —        фактографическая информация (прейскуранты оптовых цен, каталоги изделий внутриведомственной кооперации, документация по ценообразованию и т.д.);

    —        нормативная документация (государственные и республиканские стандарты, отраслевые нормативы трудоемкости, стандарты предприятий на унифицированные узлы и компоненты и т. д.);

    —        патентная информация (патентные зарубежные журналы, выдержки из патентных заявок, описания отечественных изобретений и т. д.);

    —        основная первичная информация (книги, периодика, отечественные и зарубежные научно-технические сборники и труды НИИ, конструкторская и технологическая документация и т.д.).

    В свое время огромные документальные массивы были микрофильмированы. Эти массивы сохранились еще во многих библиотеках, но техники, позволяющей работать с ними, в настоящее время не выпускается, старая выходит из строя. В этих условиях создаются критические условия, при которых массивы будут безвозвратно потеряны, а с ними и информация, зафиксированная на них.

    Нарастающее многообразие документ образующих признаков, ведет к сверхизбыточному нарастанию несовместимых форм представления информации в документах, что существенным образом увеличивает число барьеров между информацией, зафиксированной в документе, и пользователем, желающим получить доступ к этой информации.

    Если при использовании документов на традиционных носителях, основным барьером, при условии получения документа, был «языковой барьер» и уровень профессиональной подготовки пользователя, то переход к машиночитаемым носителям, количество барьеров резко возрастает.

    Исходя из изложенного, следует сделать следующие выводы:

    1.         Современный уровень развития информационных технологий с документальными ресурсами и тенденции их развития встраивают между носителем информации и пользователем информации, зафиксированной на носителе, сложнейшую техногенную среду (техническую, алгоритмическую, программную, технологическую), без участия которой пользователь не способен получить доступ к информации и воспринимать ее.

    2.         Несовместимость техногенной среды создает значительные трудности для восприятия информации, зафиксированной на машиночитаемых носителях, и во многих случаях ведет к их безвозвратной утрате.

    3.         Использование машиночитаемых ресурсов возможно в том и только том случае, если они используются в согласованной (нормализованной, стандартизованной) техногенной среде. Требуемый уровень согласования для различных типов машиночитаемых документов различен. Каждая техногенная среда позволяет осуществлять работу с различными (свойственными только для нее) типами машиночитаемых ресурсов. Более того, различные модификации (версии) одной и той же техно сферы могут порождать несовместимые машиночитаемые информационные ресурсы. К этой категории барьеров относятся ситуации, связанные с использованием несовместимых текстовых редакторов, драйверов, видеокарт, а также с различными системными требования к конфигурации техносферы и проч.

    4.         Современный уровень развития техносферы визуализации и использования информации, зафиксированной на машиночитаемых носителях, порождает формирование информационных ресурсов с высокой степенью «нерегулируемой (скрытой) крипто графичности», вызванной несогласованностью инструментальных средств, находящихся в распоряжении конкретных пользователей. «Нерегулируемая (скрытая) криптографичность» информационных ресурсов порождает, в свою очередь, неадекватное воспроизводство информации, содержащейся на носителе. Что исключает возможность использования информации.

    В каждый данный момент времени конкретная информационная система находится в состоянии информационной, технической, программной и технологической совместимости. Но система непрерывно развивается (модернизируется, модифицируется): изменяется состав технических, программных и технологических средств. Развиваются и внешние информационные системы.

    Собственное развитие осуществляется, как правило, с учетом принятых ранее технических и программных решений (не исключаются случаи преобразований от «чистого листа», когда происходят принципиальные изменения, коренная ломка структуры технических и программных средств).

    Каждая внешняя система, осуществляя аналогичный процесс развития, принимает иные проектные решения, обеспечивающие свои цели.

    В результате в системах накапливаются документальные информационные ресурсы, несовместимые на уровне технических средств, различающиеся по структуре, форматам представления данных, методам кодирования, правилам содержательного описания и т.д. Взаимодействие пользователя с такими ресурсами невозможно без разработки системы комплексных программных средств, обеспечивающих конвертацию информационных массивов к виду, при котором могут осуществляться информационные технологии, образованные «новой конфигурацией» программно-технического комплекса системы на новый текущий момент времени. Создается ситуация, при которой «ретроспективные» массивы, даже приведенные к формальным условиям совместимости с массивами «на данный момент времени», являются неадекватной формой представления ранее накопленной информации. Степень этой «неадекватности» различна, она, как правило, соответствует той степени «правильности», которую удалось обеспечить при конвертировании к новой форме представления.

    При этом нужно учитывать, что взаимно-однозначное преобразование информационных массивов не всегда имеет место. Это положение относится как к собственным массивам системы, так, особенно, и к массивам внешних систем.

    Например, несмотря на разработку мощных современных текстовых процессоров и баз данных, далеко не всегда между ними возможен взаимный экспорт (импорт) файлов.

    Многократное конвертирование, в конечном счете, может создать условия абсолютной утраты достоверности информации.

    Ситуация осложняется тем, что:

    —        преобразуются значительные по объему массивы машиночитаемых ресурсов (гига и терабайты, миллионы документов, записей);

    —        преобразования проводятся по системе алгоритмических процедур, реализованных в каждой системе различно. Алгоритмы, их ограничения, требования к процедурам и алгоритмам, определяющим конвертирование массивов, как правило, неизвестны (заданы «по умолчанию», в явном виде пользователю неизвестны). К пользователю могут поступать одни и те же массивы, прошедшие через различные множества конверторов, что порождает эффект, аналогичный «множественному» переводу в традиционных информационных технологиях;

    —        пользователь, использующий информацию, не знает, подвергался ли представленный ему массив конвертированию, какие процедуры при конвертировании проводились, с помощью каких конверторов и какое число конвертаций данного массива проводилось;

    —        возможна ситуация, при которой различные части информационного массива конвертировались по различным системам конверторов;

    —        в организации взаимодействия по межсистемному обмену документальными информационными ресурсами на машиночитаемых носителях возникают значительные трудности, преодаление которых требует значительных ресурсных затрат, связанных с необходимостью конвертирования информационных массивов;

    —        и проч.

    В результате воздействия всех факторов возможно создание условий, при которых создаются условия фактической недоступности к формально доступным информационным ресурсам.

    Меры по унификации и стандартизации документальных информационных ресурсов

    Решение проблем совместимости документальных ресурсов и обеспечение их сохранности в процессе эксплуатации и во времени осуществляется, в основном, на путях унификации и стандартизации всех параметров, определяющих документ образующие признаки, и элементов информационной технологии.

    Создание нормативной базы, обеспечивающей информационную совместимость и унификацию информационных технологий, включает отработку следующих основных групп нормативных документов:

    1.         Общие положения:

    1.1.      Объекты стандартизации.

    1.2.      Целевое назначение, область распространения требований международных, национальных, отраслевых стандартов и других нормативных документов, регламентирующих функционирование системы.

    1.3.      Учет, обращение и норм контроль документов, определяющих функционирование информационной инфраструктуры.

    1.4.      Правила ведения, изменения и аннулирования НТД, регламентирующих функционирование системы.

    1.5.      Системные ограничения на структуру, содержание и форму представления документов.

    1.6.      Общие требования к информационной совместимости, правил обработки, программных средств.

    1.7.      Общие требования к достоверности и точности представления информации.

    2.         Правовые требования и ограничения:

    2.1.      Правовой статус информации, зафиксированной на всех видах носителей.

    2.2.      Ответственность за нарушение НТД, регламентирующих функционирование системы.

    2.3.      Определение порядка доступа к информационным массивам.

    2.4.      Разрешение конфликтных ситуаций по всем аспектам функционирования.

    2.5.      Юридический статус участников информационного обмена.

    3.         Документы:

    3.1.      Общие методические положения по разработке НТД.

    3.2.      Структура документов, определяющих описание объектов учета, массивов данных и характеристик (реквизитов, показателей) объектов учета:

    3.2.1.   Перечень объектов учета.

    3.2.2.   Перечень информационных моделей описания объектов учета.

    3.2.3.   Перечень массивов данных системы.

    3.2.4.   Описание массивов.

    3.2.5.   Перечень лингвистических средств системы.

    3.2.6.   Методика ведения базы данных по каждому объекту учета.

    3.2.7.   Каталог связей между объектами, информационными моделями, массивами, базами данных.

    3.3.      Документ образующие признаки:

    3.3.1.   Носители информации.

    3.3.2.   Методы и способы фиксации.

    3.3.3.   Технические средства.

    3.3.4.   Характер (содержание) информации:

    3.3.4.1.            Информация об объектах учета:

    3.3.4.1.1.         Неформализованные способы представления информации.

    3.3.4.1.2.         Формализованные средства представления информации:

    3.3.4.1.2.1.      Общая структура объектов учета.

    3.3.4.1.2.2.      Общие правила описания объектов учета.

    3.3.4.1.2.3.      Методика описания объекта учета.

    3.3.4.1.2.4.      Информационная модель описания объекта учета.

    3.3.4.1.2.5.      Каталог связей объектов учета.

    3.3.4.1.3.         Лингвистические средства системы:

    3.3.4.1.3.1.      Общая структура лингвистического обеспечения.

    3.3.4.1.3.2.      Методика разработки и лингвистического средства.

    3.3.4.1.3.3.      Лингвистическое средство.

    3.3.4.1.3.4.      Сопряжение лингвистических средств системы.

    3.3.4.2.            Метаинформация о документе, массиве, данных.

    3.4.      Форматы представления документов и массивов:

    3.4.1.   Сводный перечень форматов.

    3.4.2.   Общие ограничения на форматы.

    3.4.3.   Правила описания формата.

    3.4.4.   Стандарты на форматы, заданные в системе.

    4.         Документооборот:

    4.1.      Общие положения.

    4.2.      Узлы, маршруты (операции и средства обработки документов):

    4.2.1.   Правила описания маршрута прохождения документа.

    4.2.2.   Каталог маршрутов прохождения документов.

    4.2.3.   Маршрут прохождения документа.

    4.3.      Общая структура документооборота.

    4.4.      Ограничения на процессы документооборота.

    4.5.      Условия сопряжения маршрутов, узлов, операций и средств обработки.

    5.         Система в целом и ее организационно функциональные системы:

    5.1.      Цели, задачи, функционально организационные подсистемы, структура.

    5.2.      Условия совместимости (внутренние и внешние).

    5.3.      Взаимодействие с другими системами и между подсистемами.

    5.4.      Порядок информационного обслуживания и информационного обмена.

    5.5.      Входные и выходные потоки данных.

    5.6.      Номенклатура обрабатываемых документов и массивов данных.

    Перед оценкой объема и структуры документальных информационных ресурсов сделаем следующее замечание.

    Каждый документ, независимо от числа экземпляров (единственный или тысяча), после своего создания включается в конкретное проблемное собрание и/или собрание документов. С этого момента начинается его «жизненный цикл» в информационном процессе, а содержащаяся в нем информация оказывает воздействие на всю систему знания, включенного в коммуникационный процесс.

    Влияние информации может быть положительным, нейтральным, вредным. В принципе можно предположить и существование «нулевого» влияния, когда на информацию не обращено никакого внимания всеми пользователями документа, и она не оказала никакого влияния. Но чаще действует иное правило: информация, включенная в документальный оборот, неистребимо циркулирует в коммуникационной системе, даже при полном исчезновении первоисточника, включившего эту информацию в коммуникационный процесс.

    В этом принципиальное отличие документированной информации от информации, зафиксированной в памяти, навыках и опыте конкретного человека. Эту истину русский язык закрепил пословицей: «Что написано пером, того не вырубишь топором». Немцы об этом тоже не забывают: «Schreiber tut bleiben». Монголы напоминают: «Надпись на скале — свидетельство для зрячих».

    Циркуляция информации в документальном потоке приводит к парадоксальным ситуациям:

    —        в диссертации по информационным вопросам, присланной на отзыв в организацию, сошлись ошибки в определениях и математическом аппарате из почти восьми публикаций разных авторов. Эти ошибки были накоплены в картотеке одного эксперта более чем за 10 лет;

    —        в научный оборот регулярно возвращаются многократно опровергнутые исторические и научные факты, время «цикла» колеблется в пределах десятков лет до столетия. Особенно это характерно для переломных моментов в политической жизни государств или при смене научной парадигмы, а также при возникновении новых направлений исследований, когда пересматривается отношение к отвергнутым ранее фактам, подходам, методикам, гипотезам.

    Следующее важное свойство документа в том, что в различных собраниях один и тот же документ отображается по-разному, образуя различные связи и отношения.

    При вводе в то или иное собрание он получает различное описание:

    —        ключевые слова, предметные рубрики, термины различных классификационных средств;

    —        адресные признаки (авторские перечни, списки организаций, участвовавших в создании документа);

    —        коды доступа и распространения и т.д.;

    —        описание на уровне всего документа или роспись на уровне отдельных фрагментов (постатейно, по разделам или другим более дробным элементам);

    —        составление предметных, именных и других индексов. Это создает условия для построения различного по структуре и свойствам справочного аппарата от традиционных каталожных до системы печатных указателей (библиографических, реферативных, индексных) и электронных каталогов и баз данных. В результате создаются принципиально различные условия как доступа к документу, так и распространения содержащейся в нем информации.

    На место документа в собрании существенно влияет проблемно-тематическая ориентация самого собрания и место конкретной проблемы в решении различных задач.

    После отражения документа в том или ином собрании начинают проявляться связи более высоких уровней: места собрания в ведомственной, региональной, национальной и международной инфраструктуре документальных информационных ресурсов.

    В качестве примера можно привести следующий факт: «Особенность послевоенного развития науки и промышленности в Японии наложила отпечаток на организацию системы НТИ, которая с самого начала была ориентирована на возможность более широкого использования информации и обеспечила успешное решение этой задачи. К началу 80х гг. неэквивалентность в информационном обмене между странами Западной Европы, США и Канадой, с одной стороны, и Японией, с другой, достигала отношения 1:15 в пользу последней. Этому способствовало то, что до 80 % японской научно технической литературы выходит только на японском  языке, которым владеют лишь немногие западные ученые».

    Перед тем как перейти к вопросу оценки объемов документальных информационных ресурсов необходимо обратить внимание на то, что объективная оценка объемов невозможна, прежде всего, в силу отсутствия эквивалентных единиц измерения.

    Приведенный перечень свидетельствует о том, что любые количественные данные об объеме собраний документальных ресурсов позволяют проводить лишь приблизительные оценки в рамках сопоставимых по составу документов фондов и при совпадении принятых единиц измерений.

    Чтобы оценить трудности с оценкой объемов различных видов документальных ресурсов, обратим внимание лишь на одно определение:

    «По определению ЮНЕСКО, книгой называется переплетенное произведение печати, имеющее не менее 48 страниц печатного текста (для поэтических и драматических произведений — не менее 24), написанное не более чем тремя авторами и предназначенное для широкой продажи. Такое определение дает достаточный простор для различных толкований и не способствует единообразному отнесению данного вида произведений печати к категории книг».

    Приняв приведенное определение за основу, можно сомневаться во всей статистике по книгоизданию. И быть в положении Буриданова осла, решая вопрос, является ли книгой тот или иной источник.

    Анализ документальных информационных ресурсов нужно проводить на различных уровнях: международном, национальном (государственном), региональном, ведомственном и отдельных организаций. Только в этом случае можно правильно оценить полноту обеспечения информацией при решении конкретных задач. Например, патентный поиск ведется на базе мирового патентного фонда (собрания). При решении проектных задач необходимо знать требуется ознакомление с информационными материалами всех основных стран (организаций), занимающих ведущие позиции в заданной области деятельности.

    Патентные описания. Они представляют собой крайне важный вид источников научной информации. Большая часть информации (от 6 до 24 %), опубликованной в них, не печатается в других источниках. А если печатается, то с задержкой от 5 до 20 лет.

    В 90 странах мира ежегодно публикуется около 1 млн. патентных описаний.

    Стандарты и другие, нормативно технические документы. Приблизительное количество документов данного вида может быть оценено по объему Всероссийского информационного фонда стандартов и технических условий (ВИФС), который уже в 1974 г. составлял 234 300 отечественных и 201 550 зарубежных и международных документов.

    Характеристика документальных информационных ресурсов России дается на основании Национального доклада «Информационные ресурсы России».

    Доклад выделяет следующие составляющие документальных информационных ресурсов России:

    —        информационные ресурсы библиотечной сети России;

    —        информационные ресурсы Архивного фонда Российской Федерации;

    —        информационные ресурсы Государственной системы научно-технической информации;

    —        информационные ресурсы Государственной системы статистики;

    —        информационные ресурсы Государственной системы правовой информации;

    —        информационные ресурсы органов государственной власти и местного самоуправления;

    —        информационные ресурсы отраслей материального производства;

    —        информация о природных ресурсах, явлениях и процессах;

    —        информационные ресурсы социальной сферы;

    —        информационные ресурсы в сфере финансов и внешнеэкономической деятельности.

    Примечание:

    Следует отметить, что в докладе оценка и описание информационных ресурсов дается через перечисление организационных единиц обеспечивающих функционирование различных фондов документальных информационных ресурсов и описание организационной инфраструктуры, а не через документы, их собрания и базы данных (как это определено в законе). Фактически информационные ресурсы России описаны в единицах выделенного в исследовании класса информационных ресурсов «Организационные единицы».

    Выделим из Национального доклада только количественные характеристики перечисленных групп документальных ресурсов.

    Библиотечная сеть. Сводных количественных данных о документальных информационных ресурсах нет.

    Государственная система научно-технической информации. Сводных количественных данных о документальных информационных ресурсах нет. Есть только ориентировочные данные о резком снижении поступления иностранной научной литературы в крупнейшие информационные центры (на 44 %) и по наименованиям зарубежных журналов примерно в трое.

    Государственная система правовой информации. Сводных количественных данных о документальных информационных ресурсах нет.

    Приведены данные по двум комплексам баз данных:

    —        комплекс баз данных правовой информации, объединенных в программно-технологический комплекс (ПТК) «ФОНД», содержащий более 340 тыс. правовых актов СССР и законодательства Российской Федерации, начиная с 1922 г.

    —        база данных действующего российского законодательства «ЭТАЛОН», содержащего около 30 тыс. действующих нормативных актов в актуальной редакции. Государственная система статистики. Сводных количественных данных о документальных информационных ресурсах нет.

    Названы основные фонды:

    —        информационные фонды по отраслям промышленности;

    —        информационные фонды интегрированных баз данных, Единый государственный регистр предприятий и организаций (ЕГРПО);

    —        статистическая информация первичных отчетов.

    Информационные ресурсы органов государственной власти. Сводных количественных данных о документальных информационных ресурсах нет.

    Информационные ресурсы отраслей материального производства. Основу информационных ресурсов предприятий и организаций отраслей материального производства составляют электронные массивы информации (банки и базы данных, вспомогательные информационные файлы управленческого и технологического назначения и т.д.) и традиционные справочно-информационные фонды.

    Электронные массивы имеют 60 % предприятий гражданских отраслей промышленности, 70 % предприятий оборонного комплекса и 47 % предприятий агропромышленного комплекса.

    Информация о природных ресурсах, явлениях и процессах. Проблемы сопоставимости разнообразной информации о природных объектах может быть частично преодолена за счет возможности ее естественно пространственной привязки на основе геоинформационных систем (ГИС). Работы по созданию ГИС возглавляет, Рос картография, которая руководит всеми топограф геодезическими и картографическими работами в стране.

    Наиболее крупной из этих систем является создаваемая в МПР России Единая информационная система недропользования (ЕИС. Н) в составе:

    —        Всероссийских геологических фондов;

    —        Государственного банка цифровой геологической информации:

    —        Банка данных государственного мониторинга геологической среды (ГМГС);

    —        Музейно-библиотечных и коллекционных фондов, фондов эталонов минерального сырья и кернового материала.

    Основной и самой актуальной задачей в создании системы является перевод в цифровую форму значительного объема ранее накопленных документальных информационных ресурсов, содержащих всю информацию о Земле и находящихся в ней полезных ископаемых, полученную за 300-летнюю историю России. Ежегодно объем государственные геологических ресурсов увеличивается не менее чем на 3000-4000 Гб.

    Особо остро проблема перевода в цифровую форму стоит в области гидрометеорологии, где важнейшим информационным ресурсом является Российский государственный фонд данных о состоянии окружающей природной среды, зафиксированный в настоящее время на машиночитаемых носителях, бумажных носителях (таблицы, карты, тексты). На машиночитаемых носителях представлены результаты наблюдений за параметрами окружающей среды с начала наблюдений (1728) общим объемом более 1 Тб. Ежегодное пополнение (без учета спутниковых данных) составляет 100 Гб.

    Информационные ресурсы социальной сферы. Сводных количественных данных о документальных информационных ресурсах нет. Приведен только общий объем фондов библиотек 500 российских ВУЗов, составляющий более 300 млн. единиц хранения.

    Информационные ресурсы в сфере финансов и внешнеэкономической деятельности.

    К наиболее крупным государственным ресурсам в данной сфере относятся:

    —        базы данных по содержанию федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации, Реестр паспортов импортных сделок, Реестр страховых организаций России (Минфин России);

    —        реестр хозяйствующих объектов, имеющих долю на рынке товара более 35 %, фонд учредительных документов ФПГ, союзов, ассоциаций (ГАК России);

    —        реестр собственности Российской Федерации (Мингосимущество России);

    —        базы данных грузовых таможенных деклараций (ГТК России);

    —        базы данных по лицензированию и надзору за деятельностью участников рынка ценных бумаг (ФКЦБ России);

    —        базы данных «Налоговая отчетность», Государственный реестр налогоплательщиков (Министерство по налогам и сборам);

    —        данные о фактах нарушения налогового законодательства и о лицах совершивших налоговые нарушения (ФСНП России);

    —        фонд лицензий на банковскую и аудиторскую деятельность, базы данных по движению бюджетных средств в банках, базы данных по контролю и учету валютных операций (Банк России).

    Объекты неживой и живой природы и их коллекции

    К классу информационных ресурсов «объекты неживой и живой природы и их коллекции» относятся любые объекты, созданные в процессе производства, и являющиеся овеществленным результатом научной и производственной деятельности людей, а также любые объекты живой и неживой природы, используемые человеком в его практической деятельности:

    —        промышленные образцы;

    —        технические системы (объекты);

    —        стандартные образцы (в метрологии);

    —        конструкционные материалы;

    —        эталонные объекты и материалы, эталоны минерального сырья;

    —        керновые образцы;

    —        образцы, собранные при геологических работах;

    —        предметы, собранные при археологических работах;

    —        любые предметы, образцы, вещества, материалы и их фрагменты, используемые в научной и следственной практике (например, орудия преступления и прочее);

    —        программные продукты;

    —        технологии;

    —        рецептуры;

    —        токсические вещества;

    —        сортовой семенной материал;

    —        биологические объекты;

    —        биологические материалы;

    —        штаммы болезнетворных микроорганизмов, опухолей;

    —        линии животных, селекционные породы животных и растений;

    —        экспериментальные и линейные животные и насекомые;

    —        живые организмы в зоологическом или ботаническом саду (океанарии, аквариуме и т. п.).

    Выделение указанных объектов в самостоятельный класс информационных ресурсов имеет принципиальное значение, ибо никакое описание объекта (языковое, лингвистическое, научное описание объектов, модельное описание) не способно отразить всей сущности любых реальных объектов, даже в том случае, когда объект создан человеком. Еще более это относится к объектам живой и неживой природы, возникших как с участием, так и без участия человека.

    Станция «Мир» — это не техническая и технологическая документация. Усть-Илимская ГЭС не проектная документация на ее строительство и не параметры ее оборудования. Будучи построенной, она сама становится элементом природной и техногенной среды и проявляет такие свойства (вплоть до глобальных), о которых не могли и задуматься ее создатели и строители.

    Плотина, перекрывшая поступление воды в залив Кара-Богаз-Гол, породила природные явления, в которых еще долгое время будет разбираться большая наука.

    Крупные технические объекты: ГЭС, исследовательские полигоны, космические станции (например, «МИР»), атомные станции, плотины, крупные водохранилища и т.п., — по своей сути единственны. Это уникумы, их нельзя коллекционировать, но о них нельзя и судить только по описаниям. Поэтому уже в самом их сооружении должен быть заложен «научный инструментарий», позволяющий непрерывно отслеживать их состояние и реализовывать «стратегию» обеспечения их функционирования. Например, после аварии на Чернобыльской атомной станции, была построена геоинформационная модель всей Чернобыльской зоны, использующая поступающую в реальном времени информацию от огромного числа измерительных комплексов. Как работает эта модель в настоящее время неизвестно.

    Сказанное относится к любому виду перечисленных объектов. Объекты не могут быть заменены информационными описаниями, независимо от уровня их сложности, точности, достоверности, соответствия уровню научного знания, положенного в основу этого описания.

    Это относится как к простейшим объектам, так и к самым сложным.

    Для иллюстрации данного положения можно привести много примеров, которые приводили иногда к трагическим и катастрофическим последствиям. Ограничимся лишь двумя простейшими, свидетельствующими о скрытой информативности «коллекционного объекта».

    Для начала обратимся к уникальному клинку из литого булата, технология изготовления которого ныне утрачена. Изготовленной 1000— 1500 лет назад, полностью сохранил работоспособность; древний клинок превратил в металлолом, полностью изрубив, тяжелый японский меч из закаленной стали.

    Какую информацию содержит в себе клинок?

    Еще 1000— 1500 лет назад оружейники древнего Алтая обладали такими знаниями о свойствах стали и методах ее обработки, что создали уникальную технологию получения булатных сталей. Технология утеряна. Доказательство ее существования в виде материального изделия пережило саму цивилизацию, создавшую технологию. Если учесть существующие предания, то можно предположить, что алтайские мастера знали и секретные добавки, разрушавшие клинки через заданный мастером срок.

    Секрет «испанки». После завершения Первой мировой войны в Европе разразилась эпидемия «испанки», которая унесла 20 млн. человек. До сих пор нельзя определить, что это за болезнь, т.к. нет надежного микробиологического материала по этой болезни. Ее определяют иногда как эпидемию «обычного гриппа», а иногда как «неизвестную болезнь», носитель которой в любое время может поразить человечество подобно чуме или холере.

    В формировании информационных ресурсов этого класса наблюдается странная непоследовательность; с одной стороны, музейный и коллекционный бум вокруг произведений искусства и курьезных предметов быта, а с другой, отсутствие четкой политики в сохранении научных коллекций объектов, отнесенных к классу «Объектов неживой и живой природы».

    Создание данного класса информационных ресурсов плохо обеспечено законодательной базой, далеко не всегда руководители всех рангов понимают роль и место коллекций в решаемых ими задачах. Проиллюстрируем на примере коллекций стрелкового вооружения. В любом историческом музее имеются коллекции оружия. Но если на испытательных полигонах оружие остается действующим, мало того имеются и боеприпасы, позволяющие повторить испытания фактически любого образца по вновь возникшим методикам, то в музеях оно приведено в состояние, превращающее ItU образец в «объемный макет» (фактически «муляж»).

    Такой объект не может быть действительным ресурсом, фиксирующим информацию в нем закрепленную. То же самое, можно сказать о многих коллекциях других объектов (будь то высушенное растение, или таракан, или прибор, или чучело птицы, вместо самой птицы). Коллекционироваться должны действующие объекты, а не их обломки («обломки» сохраняются в криминалистических коллекциях, как следы преступлений).

    Каждый созданный человеком объект — есть «единство многих изобретений, усовершенствований и приспособлений, продукт творческой деятельности в прошлом и настоящем, результат разрешения противоречий в различных формах» (Б.И. Белозеров).

    Рассматриваемые объекты являются материальным воплощением научной, экономической и технической мощи государства, а также отражением технологического совершенства и профессиональной подготовки разработчиков, производителей и эксплуатационников. Изучение всей совокупности объектов позволяет выявлять информацию, которая не нашла отражения в других классах информационных ресурсов. Потеря любого из них невосполнима (это, прежде всего, относится к высшим достижениям в каждой из проблемных отраслей, особенно когда мы имеем дело с созданным человеком объектам живого мира: сорта, породы животных и любым другим биологически объектом).

    Промышленные образцы, программные продукты, технологии, рецептуры отражают достигнутый на данный момент времени уровень удовлетворения потребностей, методы их достижения, ограничения всех видов, налагаемые на их создание и использование, функциональные возможности, обеспечивающие реализацию потребностей, взаимосвязанное множество совместимых физических принципов действия; методических, математических и алгоритмических подходов, используемых технических решений, правовые и социальные нормы.

    В принципе любой промышленный образец является реализованным (материализованным) знанием (информацией). В нем воплощен согласованный по месту, времени и уровню (степени практической совместимости) комплекс достигнутых производственных технологий, «задач потребностей возможностей» и

    знаний, доступных конкретному создателю и производителю. Кроме этого объекты представлены в форме приемлемой для психологического восприятия пользователями результирующего объекта.

    Это точка совмещения потребности (в широком смысле) с возможностями науки, техники и производства в данный момент времени. В этом главнейшая особенность данного класса информационных ресурсов, его непрерывного давления на дальнейшее развитие подобных объектов. Каждый объект своеобразный эталон для объекта, идущего ему на смену.

    Можно не считаться с эталоном, но это приводит, как правило, к значительным трудностям внедрения, даже в том случае, если он значительно лучше. Особенно часто это происходит, если новый образец значительно «перегнал» (превзошел) некоторый качественный рубеж (перегнал «общепризнанного лидера»).

    Указанную особенность промышленных образцов предлагал использовать для всех отраслей народного хозяйства академик АН Грузинской ССР И. Джорд жадзе.

    Суть подхода: создать сводную таблицу лучших технических образцов и ограничить рамками этой таблицы конструирование, а также изобретательский поиск.

    Предлагалось начать отбор лучших образцов техники, т.к. именно они являются той основой, на которой осуществляется связь между производством и потреблением.

    Образец — это конечный продукт развития производства, объединяющий все многообразие технических изделий. Отбор и систематизация образцов — форма упорядочения способов производства.

    Образец становится высшим технико-экономическим мерилом и строгим определителем всего материального процесса (эталонный образец). Это позволяет от количественного накопления образцов перейти к качественному отбору резко ограниченного числа образцов. Откроется перспектива работы только над принципиально новыми, качественно иными конструкциями и изобретениями. Отобранные образцы не исключают поступления новых, но эти поступления будут носить эпизодический характер. Подобно открытию новых химических элементов.

    Такой подход, фактически, реализуется более чем в течение 200 — 300 лет, при разработке вооружения во всех странах.

    А если вспомнить такое оружие как лук, то счет может вестись на тысячелетия.

    Но здесь необходимо избежать тупиковой крайности: следование «лучшим зарубежным образцам», — которое ведет к прогрессирующему отставанию на 10 — 20 лет.

    Более разумен подход ДИП. (догнать и перегнать), при котором, опираясь на базовый образец, выходят на уровень минимального отставания и за счет глубокой модернизации и опережающих разработок выходят на опережение.

    Например:

    1.         Использование немецкого опыта в производстве ограниченного количества ФАУ 2 из отечественных материалов и проведение серии опытных пусков для выявления особенностей конструкции, особенности технологий производства и эксплуатации и, не в последнюю очередь, основных недостатков и тупиковых решений.

    2.         Закупка Дугласа и организация на его основе выпуска ЛИ 2. Но одновременно была закуплена технология, значение, которого было более важным, чем самолета.

    3.         Американцы, используя группу Вернера Брауна, а также значительный объем захваченной технологической документации, производственного оборудования и образцов в различной степени готовности, сэкономили на ракетных исследованиях миллионы долларов и около 5 лет, при создании ракетной промышленности и нового вида вооруженных сил.

    Применительно к образцам техники (сложным технических системам), эту особенность хорошо иллюстрируют результаты проекта «Хиндсайт». Из которых следует, что при разработке 20 новых систем и образцов техники, предназначенных для конечного пользования, было использовано 835 событий (появлений новой или имеющей важное значение научной и технической информации или синтез новых важных технических возможностей). Причем использованные события, сконцентрированные в одном образце, содержали в себе наиболее значимую информацию за 20 — 30 и более лет развития данного образца техники (Научно техническое прогнозирование).

    Концентрация новой информации в современных наукоемких образцах, технологиях и программных продуктах, и объектах живой природы еще более значительна. Это еще более повышает ценность данного класса информационных ресурсов и, соответственно, растет значимость организационных единиц, обеспечивающих создание и ведения коллекций промышленных образцов, материалов, программных продуктов и других объектов, входящих в этот класс информационных ресурсов.

    Развитие современной техники идет в направлении ее «интеллектуализации». Например, если на этапе использования первых поколений ЭВМ повышение качества их уровня определялось в основном совершенствованием технических характеристик элементной базы, то в машинах, выпускаемых после, значительно большее внимание уделено улучшению качества математического обеспечения, простоте и удобству эксплуатации ЭВМ. Центр тяжести технического прогресса в электронно-счетном машиностроении за последние годы все более перемещается из области совершенствования технологических характеристик материальной части ЭВМ и отдельных ее узлов в область программного обеспечения, интеграции сферы автоматической обработки информации со сферой связи, повышения эффективности использования машин путем построения вычислительных сетей, фактически, с глобальным охватом вычислительных мощностей и информационных ресурсов, в области повышения достоверности и надежности методов обработки информации. До 70 % и более стоимости новых поколений техники составляет программное обеспечение. Ныне программное обеспечение становится важнейшим интеллектуальным продуктом, производством которого занимаются десятки тысяч специалистов. В силу своей нематериальности программный продукт породил сложнейшие проблемы, связанные с созданием этого продукта, его актуализацией и модернизацией на «жизненном цикле» его существования, а также сохранность во времени информационных массивов, созданных с его использованием.

    Особо следует подчеркнуть, что в любой технический объект в настоящее время входит, как обязательная составная часть, специально разработанное математическое обеспечение, а в ряде случаев и банки данных, специально разработанные для проектирования, модификации и эксплуатации объектов, а также оценки их действия (функционирования) и использования.

    При анализе Инструкции КОКОМ было выявлено, что в ней под объектом понимается оборудование, составные части, вспомогательные устройства и «банки данных» (например, оптовых бассейнов, специально разработанные для проектирования и модификации кораблей), а также «специально разработанное математическое обеспечение» обеспечивающее его создание и эксплуатацию Инструкция для импортеров и экспортеров по изделиям (материалам) и технологиям подлежащим контролю конечного пользователя.

    Например, в инструкции коком в одном из пунктов объекты, разрешенные к импорту и подлежащие контролю конечного пользователя, определены следующим образом: «Оружие или вооружение большого калибра, а также их составляющие части, специально разработанные, и их «специально разработанное математическое обеспечение».

    Причем «специально разработанное математическое обеспечение» рассматривается как составная часть почти всех объектов:

    —        боеприпасов;

    —        неуправляемых ракет, гранат (включая дымовые) и т.п.;

    —        танки и транспортные средства;

    —        токсические вещества,

    —        взрывчатые вещества и топливо;

    —        корабли;

    —        самолеты и вертолеты;

    —        электронное оборудование;

    —        криогенное оборудование;

    Классы информационных  ресурсов:

    —        лазерные системы;

    —        технологические способы металлообработки (сварка, штамповка, и т.д.);

    —        машины, инструменты и оснастка;

    —        штампы;

    —        блоки числового управления;

    —        для печей, их составных частей или органов управления;

    —        для устройств, оборудования, составных частей аппаратуры;

    —        испытательное оборудование, станки для производства и их составные части, роботы и блоки управления, плавучие доки и их технологии.

    Сам программный продукт, обычно, рассматривается состоящим из двух взаимосвязанных частей:

    —        «Специально разработанное математическое обеспечение» для моделирования или оценки системы оружия;

    —        «Математическое обеспечение», предназначенное для определения действия обычного, ядерного, химического или биологического оружия.

    При этом необходимо подчеркнуть, что конечный пользователь, принадлежащий к различным классификационным группам КОКОМ, получает один и тот же продукт с разной комплектацией математического обеспечения, и, следовательно, становится владельцем принципиально различных изделий.

    Одновременно следует обратить внимание на то, что в упомянутой инструкции КОКОМ термин «документ» охватывает каждый носитель или устройство, содержащее информацию, вне зависимости от вида записи или регистрации. А под «технологией» понимаются технологические документы, иные, чем документы, обычно находящиеся во всеобщем распоряжении, содержащие информацию, относящуюся к проектированию, производству, испытаниям или применению (монтаж, эксплуатация, техническое обслуживание, ремонт, осмотр) товаров или способов. Т.е. с одной стороны понятие «документ» шире того толкования, которое принято в российской законодательной практике, и включает в свой объем устройство, но с другой стороны, технология как объект сведена к документам ее описывающим.

    Решение проблемы формирования данного класса информационных ресурсов требует разработки таких подходов, при которых обеспечивается сохранность информации, заключенной в промышленных образцах, за счет сохранности связанного комплекса объектов с высокой степенью агрегирования исходного множества наиболее наукоемких изделий. Например, действующих комплексов вычислительных средств, технологических линий, судов различных классов, средств связи, транспорта, технологических линий и оборудования и др., отобранных таким образом, чтобы они являлись воплощением информационного ресурса всей совокупности созданных объектов. В качестве одного из методов для определения «эталонного» множества подобных комплексов могут служить подходы проекта «Хиндсайт». Только в этом случае создаваемые коллекции будут информационным ресурсом, а не случайной подборкой объемных иллюстраций к истории развития науки, техники и производства.

    В настоящее время создание данного класса информационных ресурсов, практически, осуществляется в процессе формирования коллекций образцов конкретных видов изделий при проектных организациях, крупных производственных предприятиях, испытательных полигонах и центрах. Но судьбы этих коллекций бывают «трагическими».

    Например, был расформирован научно испытательный полигон стрелкового и минометного вооружения. Пошли на слом испытательная техника, оборудование, создававшиеся годами. Исчезла богатейшая, уникальная коллекция оружия, испытывавшаяся на полигоне. Рассеялись по стране опытнейшие кадры инженеров и техников.

    В результате был нанесен большой ущерб конструкторским работам по дальнейшему совершенствованию отечественной системы вооружения, сократился объем испытаний и экспериментально технических исследований по оружейной тематике (Калашников М.Т.).

    На энтузиазме сохранялась уникальная коллекция предметов вещевого снабжения русской, и советской армии с Петра Великого до наших дней, в ней собраны аналогичные предметы многих армий мира.

    Однако нет законодательной базы гарантирующей сохранность этих коллекций. Это приводит к уничтожению ряда ценнейших коллекций промышленных образцов и технических систем, существовавших при крупнейших КБ, испытательных центрах, полигонах и других организационных единиц, при реорганизации или прекращении существования министерств, ведомств и предприятий.

    Интересен и тот факт, что в Национальном докладе «Информационные ресурсы» о коллекциях упомянуто только в одном разделе «информация о природных ресурсах»: фонды эталонов минерального сырья и кернового материала.

    Ни слова о коллекциях Минюста, хотя он имеет уникальные коллекции оружия и т.п. объектов.

    Молчат отрасли материального производства, даже предприятия оборонного комплекса, который всегда славился уникальными коллекциями выпускаемой продукции: от пистолетов и охотничьих ружей, принятых в массовое производство или только участвовавших в испытаниях, до тяжелых ракет и спутников всех видов и любого назначения. Причем в этих коллекциях обычно представлена своя продукция и продукция иностранных государств. Например, в музее испытательного полигона в Кубинке есть танк «Мышонок», которых было произведено всего три опытных образца, и которые во всей литературе считались уничтоженными немцами в конце войны. В прессе прошло сообщение о том, что на грани уничтожения находится уникальный музей авиационной техники СССР в Ульяновске.

    Медики не упоминают коллекций. Но в прессе прошло сообщение о том, что Государственная Коллекция вирусов оказалась под угрозой гибели (представители Мосэнерго обещали отключить всю энергетическую сеть Института вирусологии РАМН).

    Краткая справка.

    В коллекции в камерах глубокого охлаждения хранятся более 2 тыс. различных возбудителей — от СПИДа до различных форм гриппа. Именно здесь были выявлены и изучены энцефалит западного Нила и возбудители гемо ралической лихорадки, поразивший в 2000 г. южные области России. Здесь хранятся коллекции всевозможных культур и Клеток, необходимых для работы и поиска новых болезней. Коллекции собирались со времен Великой Отечественной войны. В случаи гибели восстановление невозможно. А мелкий клерк, как «бледная спирохета», грозит все это уничтожить.

    Ни слова о семенных фондах, элитных породах, селекционных животных и растениях на предприятиях АПК. Очевидно, селекционные породы будут воспроизводиться в электронных базах данных.

    Все это свидетельствует о недооценке важнейшего этого класса информационных ресурсов.

    Но коллекции существуют. Информационный ресурс коллекции возрастает по мере их увеличения и в результате непрерывного изучения, анализа и классификации объектов, входящих в их состав.

    Но отсутствие правовых, административных и прочих гарантий создает постоянную угрозу потери уникальных и невосполнимых информационных утрат.

    Сохраняя в своем составе «нераскрытые» объекты, коллекции сохраняют и утерянное знание (информацию).

    Коллекция  одна из форм существования информационных ресурсов класса объект неживой и живой природы

    В основу данного параграфа положена публикация Павлинова И.Я. «Коллекция как научный феномен», в которой рассматривались основные методологические вопросы коллекционирования биологических объектов. Но большинство из подходов, изложенных в ней, может стать основой при разработке вопросов формирования коллекций любых объектов.

    Прежде всего, необходимо признать, что «всякая научно организованная коллекция — это высокоорганизованная система, хранящаяся долго и доступная для многократного исследования», а не «отработанные» материалы, хранящиеся в виде «свалки отходов научного производства».

    Научные коллекции — это целевое собрание предметов, появление и рост которого вызваны нуждами науки, и которое стимулирует развитие науки.

    Коллекция объектов является одним из важнейших источников первичной информации о действительном разнообразии техносферы (и живого для биологических коллекций). В этом ее основное назначение. Поскольку все сведения, содержащиеся в публикациях или компьютерных базах данных, даже если они имеют чисто описательный характер, есть вторичная, преобразованная информация. А между вторичной и первичной информацией нет и не может быть взаимно однозначного соответствия. Первичная информация существует объективно и определяется разнообразием коллекционных предметов. В отличие от этого вторичная информация определяется нашими суждениями о названных предметах. Лежащая же в основе этих суждений констатация факта всегда «теоретически нагружена» и поэтому во многом субъективна.

    Иными словами, публикуется не сам факт, а его интерпретация. Поскольку теория и практические задачи, в рамках которых непрерывно перерабатывается первичная информация, со временем меняется, вторичная информация неизбежно обесценивается.

    Недооценка (третирование) коллекций, как особого вида информационных ресурсов, связана, в первую очередь, с тем, что далеко не всегда осознается тот факт, что любой объект может «исчезнуть». И останется, в лучшем случае, только его далеко не полное описание, не позволяющее восстановить ни сам объект, ни действительных его свойств (например, «греческий огонь», один из самых массовых самолетов второй мировой войны штурмовик и многие другие).

    Суть коллекций проявляется в следующих основных направлениях их использования:

    Во-первых, постоянно хранимые коллекционные предметы служат для извлечения новой информации.

    Первичная информация, заложенная в музейной коллекции, практически неисчерпаема. В этом можно усмотреть одно из ее фундаментальных отличий от вторичной информации. Развитие новых идей и методов, постановка новых и расширение старых задач, хотя частично обесценивает «старые материалы», но и заставляет постоянно обращаться к ним.

    Во-вторых, долговременно хранимые коллекционные материалы обеспечивают воиспроизводимость результатов исследований, связанных с исследованием свойств, возможностей, действительной эффективности объектов, а также возможность объективного сопоставления вновь созданных объектов с ранее существовавшими прототипами, что составляет непременное условие нормального развития науки и производства. Если исходная фактология не сохраняется, корректная проверка результатов исследований, подчас необходимая на новом витке развития объекта, невозможна. А также затрудняется возможность переопределения таксономического положения объектов в общей структуре систем объектов.

    Чтобы выполнять свои функции, научные коллекции должны отвечать определенным критериям. Самый важный из них — научная значимость и полнота охвата конкретной предметной области, а не собрание «уцелевших» экземпляров и их разрозненных комплектующих.

    Важнейшими показателями значимости коллекций представляются следующие:

    Информативность — адекватность разнообразия предметной области. Повышение информативности, определяющее всю стратегию коллекционного движения, достигается увеличением объема коллекций, расширением представленных в них таксонов и регионов, разнообразия форм сохраняемого материала, объема достоверных сведений об экземплярах.

    Разрешающие возможности — количество вторичной информации, которую можно получить, используя коллекции на данном этапе развития науки, техники и производства. Ключевое значение здесь имеет инструментарий, ограничивающий наши возможности преобразования первичной информации во вторичную. Важную роль играет расширение и изменение запросов, предъявляемых к коллекции со стороны пользователей по мере ее развития. Очевидно разрешающие возможности всегда ниже информативности, поскольку лишь часть первичной информации, содержащейся в коллекции, может быть переведена во вторичную.

    Используемость — объем вторичной информации, реально извлекаемый из коллекции при ее вовлечении в научные разработки. Этот объем неизбежно меньше того, который определяется разрешающими возможностями, поскольку коллекционные материалы доступны далеко не всем потенциальным пользователям. В этом специфика именно научных коллекций: они должны быть мобильны, «неподвижность» коллекции равносильна их смерти.

    Научные коллекции обречены на динамику. Любой застой в коллекционном деле означает утрату научной значимости коллекции. И все же консервативность, стабильность коллекционного дела — также очень существенная его черта, необходимое условие нормального существования коллекций.

    Оценить коллекцию можно только используя ее исследовательский потенциал.

    Оптимизация коллекции осуществляется по следующим основным компонентам: пополнение, подготовка к хранению, собственно хранение (и учет) и использование.

    Особое внимание необходимо обращать на полноту и целостность представления конкретных объектных множеств. Каждый экземпляр коллекции — это факт, основной источник информации о единичном объекте, а коллекция в целом — прообраз отдельной части техносферы.

    Поэтому для репрезентативного представления состояния техносферы коллекции необходимо обеспечить долговременность существования и открытости таких коллекций. Причем объекты, желательно, сохранять в дееспособном состоянии.

    Принципиально важно также совершенствовать формы учета коллекций, носителей информации о коллекционных экземплярах. Особое место при этом занимает создание сетей компьютерных баз данных, использующих мультимедийные средства отображения информации, что существенно повышает используемость коллекций.

    Предварительная оценка мощности множеств различных подклассов технических объектов

    В первом приближении оценка мощности множеств различных подклассов технических объектов может быть проведена по результатам анализа различных справочников по техническим объектам и сводным статистическим данным национальной и ведомственной статистики.

    За верхний предел примем общий объем выпускаемой номенклатуры изделий. Этот объем в СССР составлял более 20 млн. единиц, которые были объединены приблизительно в 50000 классов (под классом изделий понимают технические объекты одинаковые или очень близкие, например: класс молотков, болтов, стульев, стиральных машин, токарных станков, паровых турбин и т.д.). Но далеко не каждое выпускаемое изделие целесообразно включать в коллекции, составляющие данный класс информационных ресурсов. Многие виды изделий могут быть представлены «представительными образцами», т.е. образцами, обобщающими в себе информацию целой группы подобных изделий (и/или изделий прототипов).

    Если перейти на ведомственный (отраслевой) уровень, то объемы учетных множеств снижаются почти на порядок.

    Каждый вид техники, как известно, развивается путем последовательной смены моделей и модификаций, в процессе которой реализуется экономический потенциал, лежащий в их основе принципиальной конструктивно технологической схемы и дальнейших усовершенствований.

    Модифицированная техника не имеет периода неэффективной эксплуатации. К моменту исчерпания

    технического потенциала исходного уровня, заложенного в конструкцию в процессе ее создания, начинает реализовываться потенциал, добавляемый путем последовательных модернизаций.

    Наличие большого числа модификаций у некоторых объектов, с одной стороны, затрудняет учет числа объектов, но с другой — позволяет уменьшать число представительных образцов в конкретной коллекции без существенных потерь «информации закрепленной в объекте».

    Причины, по которым объекты не дошли до стадии производства, различны:

    —        неудачные технические идеи и решения;

    —        рынок занят другим объектом (не всегда более технически совершенным и перспективным);

    —        созданный объект значительно опережает возможности имеющейся технической базы и ресурсной базы по его промышленному изготовлению;

    —        объект намного опережает осознанные потребности потенциальных пользователей;

    —        объект не удовлетворяет предъявляемым технико-экономическим требованиям (но в нем могут быть отдельные блестяще реализованные узлы, компоненты, подходы);

    —        и другие причины.

    Все прекращенные на стадии разработки объекты содержат в себе огромный информационный потенциал, сохранение которого, с одной стороны, предупреждает от тупиковых решений и неудачных конструкций, а с другой — консервирует (закрепляет) отработанные технические решения, которые могут дать положительный эффект в будущем при разработке новых технических объектов. Поэтому «не состоявшие» объекты также должны включаться в состав коллекций.

    Включение объектов не живой и живой природы и их коллекций в состав национальных информационных ресурсов важнейшая и труднейшая задача.

    Ее решение осложняется многими факторами, среди которых необходимо особенно выделить следующие:

    —        Преодоление «человеческого фактора», связанного с недооценкой места и значения данного класса информационных ресурсов в любом виде деятельности и идеализации эквивалентности между объектом и его информационным отражением в документах.

    —        Отсутствием научно обоснованных подходов к созданию коллекций по многим из перечисленных (а 138 тем более малоизученным) объектам.

    —        Объем предметов коллекционирования и отсутствие подходов к отбору «представительных образцов», характеризующих конкретные подмножества объектов. Особенно в тех случаях, когда «пропуск» объекта коллекционирования ведет к невосполнимой утрате информации (знания). Отсутствие подходов к развалу всего множества объектов на «коллекции», сохраняющие структурные связи содержащейся в них информации (знаний).

    —        Материальные и кадровые затраты на создание, содержание и функционирование коллекций в «работоспособном состоянии». Особенно если учесть, что для этого необходимы кадры очень высокой квалификации всех категорий, от научных работников до специалистов производственно-эксплуатационных профессий. Бездарные «ремесленники поденщики» могут только загубить коллекцию.

    Научный инструментарий

    Научный инструментарий — это образцы (объекты), созданные специально для получения новой информации (знаний), позволяющей уточнять, совершенствовать внешней мир и глубже познавать окружающий мир.

    С появлением современного научного инструментария, оснащенного вычислительной техникой и измерителями, обеспечивающими непрерывную автоматизированную регистрацию данных, возрастает роль программных продуктов, ведущих обработку информации, методических, алгоритмических и математических методов. Ошибки в этой составляющей инструментария ведут к обесцениванию выходного (создаваемого) потока информации. 

    В этих условиях еще более возрастает роль персонала, как создателя инструментария и процедур получения информации, ее потребителя и интерпретатора, особенно, когда фиксируемая информация лежит на границах или вне границ пределов точности инструментария, способности и умения интерпретатора видеть сущность явления по фиксируемым результатам его инструментального отражения.

    Научный инструментарий определяет техническую и методологическую вооруженность персонала и их способность к выполнению (решению) возложенных на них задач в конкретных проблемных областях с требуемой эффективностью и уровнем сложности.

    Научный инструментарий может рассматриваться двояко:

    —        с одной стороны — это обычный промышленный образец, отражающий наивысший уровень развития научного, технического и производственного потенциала в данной области производства;

    —        с другой стороны — это материализованная возможность по созданию новой информации (информационных ресурсов), которая отражает достигнутый уровень интенсификации научного и инженерного труда, а также других видов деятельности, в создании новых информационных ресурсов, необходимых в конкретных видах деятельности.

    Но научный инструментарий в современных условиях перерос уровень промышленного образца. Во многих отраслях исследований научный инструментарий представляет собой сложнейшие технические комплексы.

    Например:

    1.         Астрономические обсерватории оснащены системами оптических и радиотелескопов, контрольно-измерительными комплексами и т.д. Например: РАТАН600 (радиотелескоп АН СССР с диаметром кольца 600м), крупнейший кольцевой радиотелескоп с антенной переменного профиля; Бюраканская астрофизическая обсерватория, включающая 100 см и 53 см телескопы Шмидта, 2,6 м рефлектор и др.

    2.         Сверхглубокие скважины (скважины более 6 км), предназначенные для изучения строения и состава земной коры и земной мантии.

    3.         Космические автоматические и обитаемые комплексы, для изучения ближнего и дальнего космоса. Время непрерывного функционирования некоторых из них исчисляется уже десятками лет.

    4.         Корабли науки, глубоководные аппараты и системы их обслуживания.

    5.         Экспериментальная база крупнейших аэродинамических институтов и центров.

    6.         Климатроны и природоохранные заповедники.

    7.         Опорные геодезические сети, системы сбора метеорологической и сейсмической информации и т.п.

    8.         Система точного времени.

    Приведенные примеры показывают, что некоторые современные инструментальные средства перерастают понятие технического комплекса и превращаются в мощные целевые, широкопрофильные организационные единицы, распределенные на значительном пространстве.

    Особое место в научном инструментарии занимают эталоны, автоматизированные системы научных исследований (АСНИИ), автоматизированные рабочие места (АРМ) научных работников и проектировщиков, экспертные системы (ЭС), базы знаний (БЗ), системы автоматического проведения эксперимента и т.п. Функционирование таких инструментальных комплексов невозможно без создания специализированных, уникальных программных комплексов, прецизионных средств измерения и моделирования изучаемых процессов и явлений.

    В этом случае возникает ситуация, в которой уникальный (иногда единственный) объект выполняет роль и инструмента и объекта изучения, и носителя уникальной информации (а часто является и своеобразным эталоном информации по исследуемой проблеме).

    Переход понятия научного инструментария к формам, подобным перечисленным, предполагает необходимость разработки совершенно новых подходов к работе с этим классом информационных ресурсов.

    Частично, указанные методы (подходы) к накоплению подобных информационных ресурсов сложились при создании эталонов и образцовых средств измерений, проверке мер и средств измерений, а также в метрологических службах, осуществляющих метрологический контроль. Например, Главная палата мер и весов — ныне Научно-исследовательский институт метрологии им. Менделеева и другие.

    Говоря о научном инструментарии, следует обратить внимание на потенциал и роль в научном и инженерном творчестве различных методов, процедур и правил. Особенно, если они реализуются в рамках исследовательских программных продуктов, а также ... образуют специализированные базы и банки данных.

    Например:

    —        алгоритм решения изобретательских задач (АРИЗ);

    —        теория решения изобретательских задач (ТРИЗ);

    —        межотраслевой фонд эвристических приемов преобразования объектов;

    —        фонд физических эффектов (Фонд физико-технических эффектов) и банк данных физических эффектов;

    —        банк данных функциональных структур, банк данных функций изделий и банк данных технически реализуемых функций, банк данных технически реализуемых структур;

    —        экспертные системы различного назначения и другие.

    Вопросы инвентаризации, сертификации и сохранения инструментальных методик, банков и баз данных, экспертных систем, специализированных программных продуктов во многом не решены.

    Следовательно, данный вид информационных ресурсов все время находится в состоянии угрозы его безвозвратной утраты. Это и произошло со многими инструментальными средствами, достаточно широко использовавшимися в практических исследования и конструкторско-технологических разработках.

    Проблемы, связанные с созданием и сохранностью данного класса информационных ресурсов, во многом тождественны тем, которые были рассмотрены для промышленных образцов. Но их разрешение требует несоизмеримо больших затрат.

    Недостаток в ресурсах данного класса и их недооценка создают предпосылки к резкому снижению качества национальных информационных ресурсов, и ведет к отставанию в развитии всех отраслей народного хозяйства.

    Организационные единицы

    Организационные единицы — научные, производственные, управленческие и другие организации, располагающие кадровыми, техническими, производственными, материальными, финансовыми и прочими возможностями для решения определенного крута проблем и задач.

    Научные, производственные, управленческие и другие организации как информационный ресурс обладают следующими основными системными свойствами:

    1.         Сложившейся, относительно устойчивой и юридически оформленной организационной структурой, обеспечивающей функционирование организационных единиц (структура, как правило, динамически перестраивается в зависимости от реализуемых задач).

    2.         Наличием специализированных документальных информационных ресурсов, отражающих все аспекты деятельности организации в проблемных д\я нее отраслях деятельности и накопленные в данной организации методологические, научные, технологические, организационные и технические подходы к решению задач в тех или иных областях деятельности.

    3.         Наличием персонала заданной квалификации, объединенного в рамках постоянных или временных групп, обеспечивающих решение стоящих перед организацией задач. Объединение людей для достижения какой-либо цели, решения какой-либо задачи осуществляется на основе принципов разделения труда и обязанностей в рамках принятой организационной структуры. Отношения руководства и подчинения, разделение труда между ее членами производится в соответствии с профессиональной классификацией (как правило, удостоверенной принятой системой дипломов либо иными правилами, позволяющими провести организационное распределение персонала) и должностным положением, определяемых внутренними соглашениями и положениями, юридически зафиксированными при создании организации.

    4.         Необходимым уровнем обеспеченности производственным и технологическим оборудованием, средствами исследования (научным инструментарием) и рабочими помещениями.

    5.         Эффективной системой внутренних и внешних связей, обеспечивающих информационное взаимодействие со всеми доступными для данной организации информационными ресурсами и научно-производственными ресурсами, а также производственных и экономические связей, которые необходимы для успешного решения задач, стоящих перед организацией.

    Организационные единицы занимают особое место в структуре информационных ресурсов, ибо является формой, в которой персонал, используя системную и проблемную концентрацию всех остальных классов информационных ресурсов, непрерывно актуализирует информацию в проблемной области, входящую в сферу деятельности организации, и поддерживает ее на уровне дееспособности, приемлемой для задач, решаемых организацией.

    Необходимо обратить особое внимание на то, что организационные единицы — это некоторый целостный больший объект, чем его составные части (фонды, персонал, образцы, инструментарий).

    Организационными единицами, сконцентрировавшими в себе основные информационные ресурсы (мировые, национальные, ведомственные, фирменные, производственные), являются:

    1.         Академии наук.

    2.         Научно-технические и профессиональные общества.

    3.         Научные ассоциации.

    4.         Научные фонды.

    5.         Частные благотворительные фонды.

    6.         Независимые исследовательские институты.

    7.         Высшие учебные заведения и элементы их организационных структур:

    7.1.      Университеты.

    7.2.      Технологические институты.

    7.3.      Колледжи.

    7.4.      Научные и исследовательские центры.

    7.5.      Опытные, инженерные, технические и экспериментальные станции.

    7.6.      Научные, инженерные, исследовательские лаборатории.

    7.7.      Программы и проекты.

    7.8.      Вычислительные центры, и др.

    8.         Научно-исследовательские организации промышленности и элементы их организационных структур:

    8.1.      Исследовательские компании.

    8.2.      Исследовательские лаборатории.

    8.3.      Исследовательские подразделения компании (центральные лаборатории; экспериментальные станции, центры, и комплексы; научно-технические и технологические центры, лабораторные комплексы).

    8.4.      Опытные заводы.

    8.5.      Отраслевые лаборатории.

    8.6.      Научно-исследовательские фирмы.

    8.7.      Испытательные станции и полигоны.

    8.8.      Научно-исследовательские отделы.

    8.9.      Программы и исследовательские группы.

    8.10.    «Бюро предвидения», поисковые и прогнозирующие бригады, и др.

    9.         Консультативно экспертные фирмы.

    10.       Специализированные научно-исследовательские фирмы (к данному типу относятся и организации, объединяющие университетских ученых для извлечения прибыли из идей академической науки, а также для использования сопутствующих результатов военных исследований и для передачи опыта военной промышленности в гражданскую промышленность).

    11.       Элементы информационных служб, органов и систем:

    111.     Библиотеки различных видов, библиотечные объединения и сети.

    11.2.    Центры анализа информации.

    11.3.    Информационные центры.

    11.4.    Банки данных.

    11.5.    Аудиовизуальные центры.

    11.6.    Центры стандартных и справочных данных.

    11.7.    Информационные системы различного уровня.

    11.8.    Центры переводов.

    11.9.    Справочные центры по оборудованию, материалам, веществам.

    11.10.  Центры (ведомства, организации) патентной информации, архивы и депозитарии, и др.

    12.       Коллекции промышленных образцов и других объектов (музеи, семенные банки, банки биологически активных препаратов и веществ, коллекции культур, генофонд и др.).

    13.       Правительственные учреждения.

    14.       Производственные объединения:

    14.1.    Фирмы.

    14.2.    Предприятия, заводы,

    14.3.    Цеха.

    14.4.    Лаборатории.

    15.       Банки.

    16.       Корпорации (акционерные общества), компании, фирмы.

    17.       Управленческие структуры различного уровня.

    18.       Системы делопроизводства (в том числе автоматизированные) и другие.

    Вершиной организационной единицы является такое реально существующее образование, как наук ограды (Академгородки, «закрытые города», национальные и международные научные центры). Данные образования имеют решающее воздействие на развитие науки и наукоемких производств и технологий. Созданные в нашей стране для решения важнейших задач научного развития в прорывных направлениях и народнохозяйственных задач, они сконцентрировали в себе огромный кадровый и научный потенциал и успешно решали возложенные на них задачи. После распада СССР в их функционировании возникло много сложнейших проблем, вызванных резким спадом финансирования; отсутствием четкой научной политики в определении их места в новых условиях существования, а также в связи с отсутствием четкой законодательной базы, определяющей многие стороны их жизнедеятельности.

    Это нанесло значительный ущерб всей научно исследовательской, производственной деятельности этих образований. Важнейшие вопросы не решены до сих пор. Ни слова нет о подобных образованиях в «Законе о науке и научно-технической политике».

    При включении организационных единиц в состав информационных ресурсов следует учитывать, что многие производственные единицы в скрытом виде содержат в своем составе организационные единицы, которые могут включаться в состав информационных ресурсов.

    Информационный ресурс любой организационной единицы не эквивалентен сумме информационных ресурсов ее структурных единиц, именно поэтому любые организационные преобразования должны проводиться только в результате высокопрофессионального изучения места любой организационной структуры и каждой из ее составляющих в составе национальных информационных ресурсов. Удаление отдельных элементов организационной структуры: лаборатории, архива или специализированного фонда, а также разрушение сложившейся группы специалистов, — может вызвать снижение информационных возможностей всех взаимосвязанных структурных единиц (невосполнимо уменьшить информационный ресурс группы взаимосвязанных организационных единиц).

    Существенный урон национальным информационным ресурсам наносит и разрушение связей между организационными единицами.

    Только долгоживущие организационные единицы способны выполнять роль надежных хранителей информационных ресурсов. Сохранение стабильности и преемственности организационных структур, обладающих информационными ресурсами важнейшая задача государства, ведомства, организации.

    Норберт Винер писал:

    «Огромная роща науки должна быть передана на попечение долгоживущих организаций, способных поддерживать долгоживущие ценности».

    «... Долгоживущие организации не могут требовать превращения надежд и идеалов в мелкую разменную монету сегодняшнего дня. Они существуют благодаря вере в то, что совершенствование знаний — благо, которое, в конце концов, должно принести пользу всему человечеству».

    Реорганизационный шабаш способен уничтожить любую инфраструктуру, предназначенную для накопления и сохранения информационных ресурсов.

    Системные свойства информационных ресурсов класса «организационные единицы» изучены недостаточно, отсутствуют единые методические подходы определения критериев, на основании которых определяются связи между информационными ресурсами организационных единиц, к их классификации и описанию, а также выбору параметров. Это существенно затрудняет сопоставление данного класса информационных ресурсов при их анализе на ведомственном, национальном и международном уровне и определение взаимосвязей между конкретными организационными единицами.

    Не имея возможности провести оценку информационной (ресурсной) ценности совокупности организационных единиц и их конкретных структурных образований, невозможно определить их действительное, а не юбилейное (или просто «посмертное») место в решении конкретных проблем, текущих и перспективных. В результате любые организационные преобразования организационных единиц и их структурных образований ведут к существенным, серьезным просчетам при проведении организационных преобразований науки, исследовательских и проектных организаций и  их информационных органов.

    Именно в процессе таких преобразований наносятся невосполнимые потери во всех выделенных классах информационных ресурсов: разваливаются сложившиеся коллективы разработчиков, бесследно исчезают и распыляются уникальные специализированные документальные ресурсы, уничтожается инструментальная и методическая база исследований, разбазариваются и уничтожаются уникальные коллекции промышленных образцов и других информационных ресурсов.

    Организация имеет свой собственный жизненный цикл:

    1.         Возникновение и развитие.

    2.         Образование структуры научных подразделений (инкубационный период).

    3.         Устойчивое развитие;

    4.         Умирание:

    —        медленное по «исчерпанию потенциала»;

    —        «силовое (административное)» воздействие, иногда в расцвете своей деятельности;

    —        распад коллектива, школы;

    —        потеря лидера;

    —        потеря ориентации.

    Но в любом случае (реорганизация в рамках одной организации или крупная перестройка системы организаций) необходима очень большая и, главное, очень профессиональная работа по оценке (анализу), учету и сохранению всех классов информационных ресурсов, которые могут быть потеряны в процессе преобразований. Именно в процессе организационных преобразований возникают утраты (как правило, наиболее ценных) ресурсов.

    Приведем примеры катастрофических потерь информационных ресурсов, вызванных крушением государств:

    Франция. Парижане разрушают Бастилию и три дня танцуют среди костров из архивных документов Франции. Архив был расположен тоже в Бастилии. В это время только несколько человек молча ходили между танцующими, собирали фолианты, укладывали их в огромные сундуки и относили к дилижансам. На третий день началась новая жизнь, французам остались не догоревшие документы. А другая часть очень ценных и уникальных документов в сопровождении русского посла уже следовала в Петербург, где и составила ценное собрание исторических документов дореволюционной Франции.

    Германия после окончания второй мировой войны. Из Германии страны победительницы вывозили архивы документальных ресурсов фирм, научных и административных учреждений тоннами. В руках американцев оказался архив фашистской партии, с помощью которого они знали подноготную огромного числа жителей Германии. С 1945 г. в этот архив не допускали представителей третьих стран. Лишь после 1990 г. отдельные группы документов начали передаваться германским властям. Ж. Бержье в книге «Промышленный шпионаж» назвал этот период, вызванный утратой Германией контроля над своими информационными ресурсами, «прекрасным Эльдорадо».

    Учет организационных единиц ведется на международном, государственном (национальном) уровне как официальными (государственными) органами, так и на уровне информационных органов различных форм собственности.

    Организационная единица является объектом учета с высокой формой внутренней изменчивости и динамичностью связей, определяемых сложностью процессов, происходящих в организации и вызванных их функциональными и структурными особенностями.

    Эффективный учет данного класса информационных ресурсов требует значительных усилий, финансовых и кадровых ресурсов, а также разработки методологических подходов, позволяющих по накапливаемым показателям и моделям объектов учета проводить более менее результативные оценки действительного места конкретных организационных единиц в общей системе информационных ресурсов.

    Решение задачи учета осложняется тем, что организационные единицы представляют собой объект, для которого характерно значительное и существенное изменение внутренних свойств при:

    —        «формальной» устойчивости их кадровой составляющей и структурной составляющей; не изменчивости и уровня внешних и внутренних связей; состояния и уровня обеспеченности всеми видами ресурсов, обеспечивающих функционирование организации;

    —        устойчивости показателей, входящих в информационные образы организационных единиц, как в базах данных, так и в справочниках. С другой стороны, часто наблюдается динамическая «формальная» изменчивость всех идентификационных показателей информационных моделей объекта учета при неизменности реальных свойств организационной единицы.

    Единых подходов к разработке регистров организационных единиц не существует, различны объем и содержание информации, используемой для описания организационных единиц.

    Наиболее эффективными и оперативными источниками информации по организационным единицам являются в настоящее время базы данных.

    Объемы объектов учета в перечисленных источниках, свидетельствуют о том, что число организационных единиц в диапазоне 10 000 — 200 000, соответствует минимальной осведомленности о организационной структуре отдельной страны Европы и Америки. Меньшее количество единиц учета может быть только в узкопрофильных, специализированных источниках информации.

    Перечисленные БД по корпорациям обновляются с периодичностью от «ежедневно» до «ежеквартально», не все из них имеют печатные издания на основе своих БД. В тех случаях, когда справочники издаются, они переиздаются не чаще чем 1 раз в 2 — 3 года.

    В настоящее время традиционные справочники не являются надежным источником информации по организациям.

    В Справочниках по организационным единицам содержится менее актуальная информация. Кроме этого в них информация по объектам учета приводится по более простым моделям описания, число объектов существенно меньше, чем в одноименных электронных базах данных.

    Справочные базы данных по организациям имеют объемы до нескольких миллионов наименований организационных единиц. В них в самостоятельные множества выделяются организации, прекратившие существование, обанкротившиеся, изменившие собственника или только наименование, слившиеся (объединившиеся), разделившиеся на несколько организаций и т.п.

    Анализ баз данных и справочников показывает, что большинство из них реализует методы учета, обеспечивающие, в основном, идентификацию объектов учета по ограниченному набору адресных идентификаторов и предметных (классификационных) рубрик, фиксирующих их принадлежность к обобщенным проблемным областям деятельности, формам и видам оказываемых услуг и основные связи с другими организациями.

    Однако следует обратить внимание, что внутри всех крупнейших баз используются развернутые информационные модели объектов учета, позволяющие более детально отслеживать состояние каждой организационной единицы, и существуют специальные инструментарий и структурные подразделения, осуществляющие работу по определению состояния объектов на данный период времени и возможную динамику этого развития.

    Результаты подобных исследований являются самостоятельным продуктом информационного рынка, а пользователи этих продуктов имеют стратегические преимущества при использовании информационных ресурсов.

    Приведенные ниже данные относятся только к организационным единицам, осуществлявшим проведение НИОКР.

    Анализ данного вида организационных единиц обусловлен двумя факторами:

    —        научно-исследовательские организации являются основным источником появления новых знаний (информации), концентратором, хранителем, распространителем, экспертом, пользователем, интерпретатором и контролером степени их достоверности, точности и соответствия объективной действительности;

    —        только в рамках конкретных организационных структур идея может быть материализована в реальный объект не живой и живой природы, пользуемый человеком. « На коленке», «в сарае» можно, в лучшем случае, сделать неплохой макет простейшего изделия и убедиться в том, что идея материализуема. Редчайшие примеры обратного лишь подтверждают это.

    Небольшой экскурс в отечественную историю. Россия всегда имела хороших ученых, изобретателей, производственников. Но внедрение их изобретений в жизнь, как правило, сталкивалось с отсутствием организационных структур, способных реализовать их разработки. Оценивая возможности России до 1917 г., патриарх и создатель российской и советской конструкторской школы стрелкового вооружения, генерал царской и советской армии В.Г. Федоров, метавшийся по миру «в поисках оружия» для русской армии в годы первой мировой войны, знавший действительный уровень производства вооружения и положение в военной промышленности, писал.

     Русские изобретатели были лишены экспериментальной базы, так как в царской России отсутствовали проектно-конструкторские бюро, экспериментальные лаборатории и опытные заводы...».

    Именно поэтому, вся его деятельность была направлена на создание главных условий для реализации творческих возможностей людей, разрабатывающих вооружение: создание отечественной конструкторской школы, создание конструкторских бюро и объединение вокруг них всех имевшихся оружейников, создание промышленной базы опытного и серийного производства, испытательных станций и полигонов.

    С создания КБ началось сначала опытное, а затем серийное авиастроение. В 1920— 1930 гг. авиационные КБ росли как грибы.

    Некоторые исследователи считают, что факт опубликования за 5 лет учеными той или иной страны не менее 1 тыс. статей, получивших отражение в Science Citation Index, может быть принят как свидетельство того, что в этой стране действительно проводятся заслуживающие внимание научные исследования. Но очень жаль, что авторы не обратили внимание на то, представителями какого уровня научно-исследовательских организаций являются эти ученые, в рамках решения каких проблем были сделаны работы, ставшие основой публикаций, получивших высокую оценку и привлекших внимание других исследователей.

    Связь специалиста с организацией важный фактор, позволяющий определить место специалиста в решении конкретных проблем, уровень исследований, в которых он принимал участие, степень возможного влияния специалиста на решаемые проблемы. Одно название организации, к которой принадлежит специалист: Черноголовка, Арзамас16, Курчатовский институт, Обнинск, ЦАГИ, Байконур, Звездный городок, Институт им. Паттона — раскрывает явные и скрытые возможности по использованию научного инструментария, исходной информационной базы, условий, в которых возникали, апробировались, оценивались приводимые результаты исследований.

    Анализ места организаций в решении тех или иных проблем дает интереснейшую информацию о развитии техники и производства, технического, научного, технологического уровня их реализации.

    Пример из давно прошедшего:

    1.         Из отчета о командировке (70е годы). При обсуждении элементов данных, включаемых в библиографическое описание, представители Америки, Великобритании, Франции настаивали на том, чтобы место работы автора было обязательным элементом описания, включаемым для обмена библиографическими данными в коммуникативном формате. Дискуссия продолжалась несколько часов, была прекращена после жесткого заявления, что советская сторона не включит этого положения в заключительное соглашение.

    2.         Из инструкции по библиографическому описанию документов, включаемых в базу данных DTIC (США). Время издания конец 70х годов, стал доступен в конце 80х. Суть правил описания приведем в более чем кратком изложении. В базах данных, используемых в федеральных службах США, обеспечивается точная идентификация организации, при этом отслеживаются все изменения в наименовании организации создателя документа. При передаче для широкого использования в базах данных открытого пользования, указывается в качестве коллективного автора такая организация, по наименованию которой нельзя точно отождествить действительную организацию создателя документа.

    3.         В чем суть предложений представителей США, Великобритании и Франции на международном уровне и действий внутри страны предлагается оценить читателю.

    Параметры потока НИОКР, исходящего из научно-исследовательских организаций, слабым и неполным отражением которого являются публикации в виде журнальных статей, служит важнейшим и наиболее репрезентативным индикатором состояния всех классов информационных ресурсов страны.

    Использование потока НИОКР для оценки дееспособности всей организационной структуры страны, определяется и тем, что статистика ВНТИЦ-центра дает хорошую основу для анализа всей структуры научно-исследовательских организаций и Российской Федерации и основного (по важности) документального информационного ресурса.

    Статистика НИОКР, собранная во ВНТИЦ-центре, дает следующие характеристики информационных ресурсов:

    —        суммарная производительность научных организаций страны (НИИ, ОКБ, ВУЗов и др.) по формированию информационных ресурсов (созданию новой информации);

    —        состав организаций, выполняющих НИОКР, их распределение по территории страны и другие параметры, и степень покрытия различных проблемных (тематических) областей научными организациями;

    —        динамика изменения научной активности по видам научных исследований и типам организаций, а также по тематике и регионам;

    —        динамика стоимостных показателей и продолжительности работ;

    —        динамика воспроизводства научных кадров высшей квалификации (кандидатов и докторов наук).

    Это позволяет утверждать, что определив тенденции количественных изменений в объемах НИОКР и число научно-исследовательских организаций, участвующих в НИОКР, в первом приближении, можно прогнозировать изменения, происходящие во всех классах информационных ресурсов. Распределение НИОКР и выполняющих их организаций по территории СССР позволяет оценить потери, вызванные распадом СССР, а также возможные последствия «суверенизации» экономических районов внутри РФ.

    Следует учитывать, что с распадом СССР Россия не может рассчитывать на информационный ресурс организационных единиц, выполнявших работы в интересах Российской Федерации, но ныне находящихся вне ее пределов. Это привело к потере информационных ресурсов по проблемным областям, исследования по которым не проводились научными организациями Российской Федерации. Определить степень воздействия этого фактора трудно.

    Разрушение инфраструктуры научных организаций, утрата значительного числа организаций по важнейшим проблемным областям и снижение уровня финансирования исследований привело к резкому снижению числа исследований. Так по сообщениям СМИ из 68 программ по важнейшим направлениям развития науки, выполнявшихся в Российской Федерации, оставлено — 38. Подобные решения будут способствовать еще большему ослаблению научного потенциала Российской Федерации и снижению возможностей по техническому и технологическому обновлению народного хозяйства.

    Многие потери уже невосполнимы, т.к. восстановление дееспособных организационных структур длительный, ресурсозатратный процесс, редко обеспечивающий достижение поставленных целей.

    Приведенные данные позволяют оценить следующие параметры НИОКР; изменение научной продуктивности организаций, ведущих исследования, влияние этих параметров на качество диссертационных работ, общий уровень научной активности в стране, динамику регенерации кадров высшей квалификации.



    тема

    документ Информационная модель
    документ Информационная политика
    документ Информационное обеспечение
    документ Информационное общество
    документ Информационные процессы
    документ Метод сбора информации



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами

    важное

    1. ФСС 2016
    2. Льготы 2016
    3. Налоговый вычет 2016
    4. НДФЛ 2016
    5. Земельный налог 2016
    6. УСН 2016
    7. Налоги ИП 2016
    8. Налог с продаж 2016
    9. ЕНВД 2016
    10. Налог на прибыль 2016
    11. Налог на имущество 2016
    12. Транспортный налог 2016
    13. ЕГАИС
    14. Материнский капитал в 2016 году
    15. Потребительская корзина 2016
    16. Российская платежная карта "МИР"
    17. Расчет отпускных в 2016 году
    18. Расчет больничного в 2016 году
    19. Производственный календарь на 2016 год
    20. Повышение пенсий в 2016 году
    21. Банкротство физ лиц
    22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
    23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
    24. Как получить квартиру от государства
    25. Как получить земельный участок бесплатно


    ©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты