Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2018    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения 2018
папка Главная » Полезные статьи » Общественное развитие

Общественное развитие

Общественное развитие

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

1. Общественное развитие
2. Общественно-политическое развитие
3. Общественное развитие России
4. Социальное общественное развитие
5. Общественное развитие общества
6. Общественно-экономическое развитие
7. Развитие общественной жизни
8. Развитие общественных отношений
9. Этапы общественного развития
10. Развитие общественных наук
11. Развитие общественных систем
12. Развитие общественной деятельности
13. Теории общественного развития
14. Общественно-историческое развитие
15. Уровень общественного развития
16. Формы общественного развития
17. Общественное развитие государства
18. Пути общественного развития
19. Развитие общественной мысли
20. Культура общественного развития

Общественное развитие

Общественное развитие – это процесс, в котором действуют, с одной стороны, люди, общности, институты, а с другой стороны, объективные условия, которые становятся рамками их целей, деятельности и результатов. С точки зрения исторического реализма решающим фактором исторического развития является субъективный фактор – сознательная деятельность элит, партий, классов, их интересы, программы, организованность, воля, энергия в реализации интересов.

К объективным факторам развития обществ относятся территория, климат, уровень экономики, состояние общественных институтов (семьи, образования, суда, армии и т.п.), ментальность, сознание, мировоззрение народа и т.п.

Общественное развитие включает в себя два взаимодополняющих процесса – прогресс и регресс. Прогресс предполагает движение обществ от низшего к высшему, от простого к сложному, от частей к целому, регресс, наоборот, - движение обществ от высшего к низшему, от сложного к простому, от целого к его частям.

Прогресс обществ и человечества (общественное развитие) всегда сопровождается регрессом, когда происходит не только приобретение, но и утрата каких-то ценностей: экологии, тишины, спокойствия, стабильности профессии, незыблемости общественного строя и т.п. Если прогресс преобладает, то в целом говорится о прогрессивном развитии, в случае преобладания регресса речь идет о деградации.

Общественное развитие (отдельных сфер, формаций, цивилизаций и т.п.) включает переходные периоды, в которые происходит дезорганизация, деформация, децивилизация.

Фундаментальной причиной необходимости переходного периода является противоречие между развившимися потребностями демосоциальной сферы и формацией общества, средствами производства. В результате разрешения этого противоречия происходит развитие структуры занятости населения.

Трудовые навыки, опыт, знания большинства трудоспособного населения перестают пользоваться спросом, возникает массовая безработица, снижается уровень жизни, появляется состояние социальной напряженности, насилия, преступности, упадка морали и т.п. Переходный период – это всегда национальный кризис или даже катастрофа.

Анализ всемирной истории показывает, что нормальная продолжительность переходного периода составляет 15-20 лет, т.е. примерно период смены поколений. В зависимости от качества национальной элиты и характера формационного развития переходный период может быть сокращен, а может быть удлинен. В России, как правило, этот процесс затягивается.

Так, формационный переход от феодально-буржуазной формации (аграрно-индустриальной) к пролетарско-социалистической (индустриальной) и сопутствующий ему межформационный и межцивилизационный кризис страна прошла под руководством Ленина и Сталина за 20 лет, с 1917 по 1937 г. Сейчас она вступила в новый переходный межформационный и межцивилизационный переход от пролетарско-социалистической к постиндустриально-смешанной формации. И этот переход, и кризис будут достаточно сложными и разрушительными.

Нужно различать процесс общественного развития и разные способы понимания его, Между пониманием, которое всегда односторонне, и общественным развитием, которое всегда объективно, существует важное противоречие – знания и объект. В истории понимания общественного развития в социальной философии можно выделить три основных подхода к этому объективному процессу: циклический, поступательный, спиралевидный.

Общественно-политическое развитие

Общественно-политическая жизнь России после революции 1905-1907 гг. характеризовалась усилением консервативных тенденций. Прежде всего, власти перешли в наступление на вырванные революцией демократические завоевания. Во многих регионах страны было введено военное или особое положение, что давало свободу действий местным администрациям в осуществлении чрезвычайных мер. В результате усилились аресты и высылки без суда, разгон профсоюзов, запрещение политических партий и демократических изданий. В августе 1906 г. правительство ввело военно-полевые суды. Всего по их приговорам в 1906-1910 гг. было казнено 3825 человек. По политическим делам за это же время 26 тыс. человек попали на каторгу и 19 тыс. человек были высланы. Тем не менее, возврат к прежним временам уже был невозможен. Революция добилась существенных изменений общественно-политической жизни страны. Появилась Государственная дума, стали легальными профсоюзы и многие политические партии, повысилась заработная плата, проведена аграрная реформа.

Внутренняя политика царизма была направлена на то, чтобы обезопасить и укрепить себя перед новым революционным натиском на самодержавие. Основным ее содержанием стало оформление союза дворян-помещиков с верхами русской буржуазии путем дележа экономической и политической власти. Это была политика лавирования между растущим капитализмом и слабеющим полуфеодальным строем, которая постепенно превращала страну в буржуазную монархию.

Несмотря на жесткость политического режима, установившегося после 3 июля 1907 г. в нем все-таки нашлось место для представительного учреждения. Состоялись выборы в III и IY Государственную Думу. Избирательный закон изменился в сторону ужесточения. Так, менее 1 % населения страны (помещики и крупная буржуазия) избирали две трети выборщиков. Один голос помещика приравнивался к 543 голосам рабочих. Представительство крестьян в Думе сократилось в два раза.

В итоге царизму удалось созвать законопослушную Думу. В III Думе правые консерваторы (октябристы) имели 136 мест. Это было больше, чем любая другая фракция. Вместе с другими правыми партиями они создали блок в количестве около 300 депутатов при общем количестве депутатов Думы 442. Примерно такой же расклад политических сил сложился и в IY Государственной Думе. Это обеспечило правительству возможность беспрепятственного прохождения своих законопроектов.

Вместе с тем сложившаяся политическая система союза дворянства и буржуазии не означала полной реставрации самодержавных порядков. Дума сохранила право утверждения бюджета и депутатского запроса, перед ней стали отчитываться министры. Столыпин как глава правительства тоже осознавал неодолимость перемен. Кроме аграрной реформы по его инициативе были внесены законопроекты о неприкосновенности личности, возможности перехода из одного вероисповедания в другое, о расширении прав земств, о страховании рабочих на случай болезни и инвалидности и другие. Предполагалось проведение реформы местного самоуправления и образования, которая предполагала введение бесплатного начального образования.

Однако Столыпин повторил судьбу Витте. По мере того как разворачивались реформы, он превратился в объект критики как справа, так и слева. Попытки вначале лета 1911 г. предложить проект дальнейших реформ, которые должны были стать еще одним шагом по пути преобразования страны в правовое государство, вызвали новую атаку на Столыпина. Проект, который включал снятие ограничений с еврейского населения, создания министерств по делам национальностей, труда и социального обеспечения, так и остался не обнародованным. А 1 сентября 1911 г. Столыпин был смертельно ранен бывшим эсером и агентом царской охранки Д. Богровым во время спектакля в Киевском городском театре.

В 1912 – 1914 гг. в стране вновь усиливается стачечное движение. Большое влияние на рабочих оказал расстрел стачечников на Ленских приисках в апреле 1912 г., где было убито 270 и ранено 250 человек. В России начался новый революционный подъем. Усилилась оппозиция правительству и в Государственной Думе. Была поставлена задача всяческой дискредитации, полностью находящихся под влиянием авантюриста Г. Распутина, царя и царицы, самодержавного строя. Краткий период «сотрудничества» большинства Думы с правительством стал нарушаться не только из-за активности радикальных партий, но и по причине роста недовольства правых политикой либеральных реформ при Столыпине и В. Коковцеве. Пришедший им на смену семидесятипятилетний Горемыкин объявил о новом курсе правительства, которому не суждено было сбыться, ибо началась первая мировая война. Внешняя политика России в 1906 – 1914 гг. определялась двумя факторами: поражением в войне с Японией в 1904-1905 гг. и революцией 1905-1907 гг. Война с Японией вскрыла недостатки в вооружении армии и подготовке офицерского корпуса, выявила техническую отсталость военно-промышленного комплекса. Все это требовало мирной передышки в течение длительного времени. Революционный же взрыв вызвал временный паралич власти, падение ее престижа, рост недовольства населения, восстания не только в городе и деревне, но и в армии. Царизм получил наглядное свидетельство того, что неудачная война является детонатором революционного взрыва. Оба фактора говорили за то, что Россия ни в коем случае не должна воевать. Однако внешнего покоя оставалось только пять лет.

Общественное развитие России

Приход к власти сына Павла I – Александра I (1801-1825) означал возвращение к идеалам эпохи Екатерины II. Александр был воспитан бабушкой в духе либерализма. Его учителем был швейцарец Лагарп, республиканец и демократ по убеждениям.

К началу XIX в. Была полностью сформулирована политическая программа европейского либерализма. Она включала в себя положения о свободе личности, деятельности, преобладании индивидуальных интересов над коллективными. Государственная власть должна была быть лишь гарантом соблюдения прав личности, закрепленных в законе.

Александр I вернулся к принципам просвещенного абсолютизма, ограничив попечительные элементы во внутренней политике, сделал ставку на укрепление законности и порядка, развитие народного образования. Он высказывался за конституционную монархию и ограничение крепостничества.

Уже в 1801 г. были восстановлены отмененные при Павле I жалованные грамоты дворянству и городам. Было запрещено применение пыток в судопроизводстве и телесных наказаний к дворянам и купцам, помилованы все подвергшиеся наказанию без суда, сняты всяческие запрещения на вывоз из России и ввоз в Россию различных товаров. Разрешено было вновь открыть частные типографии, восстановлено право свободного ввоза иностранных книг и свободного выезда за границу. Был намечен план либеральных преобразований. В его составлении большую роль сыграл «Негласный комитет» либералов – единомышленников Александра I. В него входили граф П. А. Строганов, бывший член парижского Якобинского клуба граф В. П. Кочубей, Н. Н. Новосильцев и польский патриот князь А. Чарторыйский.

В результате деятельности комитета в 1802 г. устаревшая система петровских коллегий была заменена системой министерств.

Была проявлена политическая воля к ограничению крепостного права. В 1803 г. был объявлен «указ о вольных хлебопашцах». По этому указу помещики могли по своему желанию освобождать крепостных крестьян с землей за выкуп. Освобожденные крестьяне составляли особое сословие «вольных хлебопашцев». Однако большого практического значения указ не имел. Всего было отпущено на свободу около 50 тыс. крепостных «душ».

Продолжались попытки создания конституционных проектов и проектов ликвидации крепостного права в России. В отличие от европейской буржуазии, чьи экономические и политические интересы полностью совпадали с либеральными ценностями и идеалами, либерализм Александра I и верхов дворянства был непоследовательным. Либеральные ценности и экономические интересы дворянства совпадали лишь частично.

Реализуя либеральные идеалы, правительство Александра I учитывало реальный баланс сил в обществе, способность каждого из сословий добиваться осуществления своих интересов. Поэтому его деятельность сближалась с практикой европейского абсолютизма. Правда, основное внимание уделялось интересам и ценностям дворянства, в котором видели главного представителя общества, народа. В этом была особенность просветительской идеологии, не замечающей «непросвещенные» массы крестьянства.

В области культуры и просвещения Александр I стремился восстановить традицию влияния православной церкви на светское образование. Министерство духовных дел и народного просвещения во главе с А. Н. Голицыным, обер-прокурором Синода, за «вольномыслие» увольняло лучших университетских профессоров. Все, что казалось несогласным с содержанием Библии, изгонялось из образования.

Декабристы

Неудачи политических реформ в России стали приобретать систематический характер. Если в XVI-XVIII вв. это объяснялось традиционным характером общества, невозможностью опереться в деле реформ на архаические идеалы крестьянства, то в XIX в. Все большую роль в отказе от реформ начинает играть консервативная позиция власти, сознательно противопоставлявшей себя либеральным идеалам. В этих обстоятельствах надежды на реформу «сверху» стали покидать либеральное дворянство. Идея модернизации и идея самодержавия, которые были неразрывны в сознании русского дворянства второй половины XVIII – начала XIX в., теперь противопоставлялись друг другу. У наиболее радикально настроенной части дворянства наметился отход от идеала реформ. Ему был противопоставлен идеал революции, насильственного свержения власти царя и установления другой, демократической формы правления, способной провести в жизнь либеральные преобразования. В России зародился революционный либерализм.

Его приверженцами стали представители дворянской интеллигенции, прежде всего офицеры, участники Отечественной войны 1812 г. и заграничного похода. В истории России они известны как декабристы (от названия месяца выступления против царизма). Пребывание в Европе позволило им убедиться в преимуществах общественного и политического строя европейских государств. Первоначально в 1816 – 1820 гг. общества декабристов, такие, как «Союз спасения» и «Союз благоденствия», носили полулегальный характер и ставили перед собой мирные задачи повышения нравственности в делах управления государством и просвещения общества. Они занимались просветительской и благотворительной деятельностью, обсуждали варианты политических и социальных реформ. Лишь с открытым переходом Александра I в консервативный лагерь с 1821 г. деятельность обществ становится тайной и они начинают ставить перед собой цели революционного свержения самодержавной власти. Образуются Северное и Южное общества декабристов, а затем и Общество соединенных славян.

Во главе Северного общества в Петербурге первоначально стояли Н. М. Муравьев, С. П. Трубецкой, Е. П. Оболенский, затем поэт К. Ф. Рылеев. В программе Северного общества («Конституции»), составленной Н. М. Муравьевым, предполагалась отмена самодержавной власти царя и крепостного права. Власть царя ограничивалась. Россия должна была стать конституционной монархией с императором во главе исполнительной власти и двухпалатным Народным вечем. Страна превращалась в федерацию 14 держав и двух областей с назначаемой исполнительной и выборной законодательной властью. Чтобы избирать или быть избранным, надо было владеть значительной собственностью. Крестьяне при освобождении получали землю – по две десятины на двор.

Гораздо более радикальной была программа Южного общества, центр которого находился на Украине, в Тульчине. Во главе него стояли П. И. Пестель, А. П. Юшневский, позже С. И. Муравьев-Апостол. Автором этой программы («Русской Правды») был П. И. Пестель. Целью революции считалось создание революционного правительства с диктаторской властью. Немедленно упразднялись крепостное право и сословный строй, устанавливалось равенство граждан перед законом. Россия провозглашалась единой и неделимой республикой. Устанавливалось всеобщее избирательное право для мужчин. Верховным законодательным органом становилось Народное вече, правительством – Державная дума. Крестьяне получали землю в двух формах: в форме коллективной, неотчуждаемой собственности и в форме частной, отчуждаемой собственности.

К Южному обществу в 1825 г. примкнуло Общество соединенных славян, ставившее задачей создание демократической федерации стран со славянским и неславянским населением: России, Польши, Чехии, Сербии, Венгрии, Молдавии и Валахии.

Главную опору декабристы видели не в народе, а в армии, прежде всего в гвардии, имевшей опыт успешных дворцовых переворотов XVIII – начала XIX в.

Целью Северного общества было заставить Сенат и Государственный совет отказаться от присяги Николаю I и объявить «Манифест русскому народу», провозглашавший отмену крепостного права, установление гражданских свобод, учреждение временного правительства и выбор Учредительного собрания. Одновременно предполагалось арестовать царскую семью. Однако избранный диктатором князь С. П. Трубецкой потерял веру в успех дела и не явился на Сенатскую площадь. Николай после попыток убедить восставших приказал открыть по ним артиллерийский огонь. Восстание было разгромлено. На рубеже 1825-1826 гг. было подавлено и восстание Черниговского полка на юге страны.

Выступление декабристов стало примером гражданского мужества и самоотверженности для молодежи. Благодаря этому идеал гражданственности и идеал государственности были резко противопоставлены в сознании образованного общества. Кровь декабристов навсегда разделила в России интеллигенцию и государство.

Ориентация царизма на традиционные ценности стала новым тормозом в проведении либеральных реформ. Трудность их осуществления заключалась в противоречиях между ценностями отдельных слоев российского общества и их стратегическими экономическими интересами.

Противостояние интересов и ценностей сословий было результатом догоняющего типа развития России. В итоге тенденции к либеральным реформам не находили достаточно мощной общественной поддержки. В то же время сторонниками традиционных ценностей, носителем которых провозглашало себя самодержавие, были самые широкие слои населения. Это содействовало распространению среди дворянства и купечества политического консерватизма, отказу от либеральных реформ на долгий срок.

Славянофилы

Славянофилы, в ряды которых входили А. С. Хомяков, И. В. Киреевский, К. С. Аксаков, Ю. Ф. Самарин и другие, считали обвинения Чаадаева клеветой на русскую историю. Из всех его идей они поддерживали лишь мысль о великом будущем России, в котором видели счастливое завершение всей человеческой истории.

Славянофилы считали, что противоречия современной им жизни уходят корнями не в русскую древность, а в Петровские реформы, которые прервали органическое развитие российской истории и культуры, раскололи надвое русское общество. Русской истории присущи особые исторические ценности, которых не знает Европа. Смысл истории Запада – в единстве поступательного процесса культурного и общественного развития. Но сам этот процесс вызывает распад сознания! На разум, чувства и волю, которые начинают действовать сами по себе. С ним связано также разделение общества на классы. В конце концов Европа приходит к культурному и общественному кризису, переживает закат своей истории. России же присущи такие целостные общественные и культурные формы, которые, не разрушаясь, способны стать основой более высоких ступеней исторического развития, чем те, которые возникли на Западе. В этом состоит смысл истории России.

Главной из форм, исконно обеспечивающих целостность общественной жизни России, А. С. Хомяков и И. В. Киреевский считали крестьянскую общину и вечевые формы правления, противостоящие началам индивидуализма, но являющиеся формой развития личности. Община, коллективный характер владения собственностью представляют собой не только особый уклад экономической жизни, но и иной род духовных отношений. Соборность как свободная общинность – это главный принцип православия, неизвестный христианам на Западе.

Общинные отношения по сути своей являются семейными. Поэтому власть только тогда является справедливой, когда носит патриархальный, отеческий характер. Это касается отношений как царя и народа, так и помещика и крестьянина, фабриканта и рабочего. Дело здесь не в законе или свободе, а в неформальном выборе добрых, нравственных взаимоотношений между людьми одной нации и веры. Потребность в законе возникла из-за Петровских реформ, разрушивших единство русского народа, его православной культуры и общинных начал социальной жизни. Возвращение к исконным корням – путь спасения России в целом и дворянства в частности. Одним из способов этого возвращения славянофилы читали освобождение крестьян и восстановление общинных начал землепользования, развитие промышленности и транспорта при условии патриархальных отношений между предпринимателем и рабочим. «Без общины не может существо-мать дух России», - писали они.

К. С. Аксаков видел различия между общинным и государственным строем, «страной» и «государством». Русский народ, по его мнению, предпочитает жить по внутреннему нравственному закону в общине, а не по писаному законодательству в государстве. Создать государство его вынудили воинственные соседи. Для этого были призваны варяги, которым вручили политическую власть и право принуждения. Однако власть государства оставалась до Петра I выборной, осуществлялась на основе союза между «страной» и «государством». Реформы Петра I нарушили гармонию между ними. Для ее восстановления необходимо, наряду с самодержавием, создать совещательный орган народного представительства.

Высшим идеалом для славянофилов являлась православная церковь, никогда не нарушавшая в отличие от католичества заветов первоначального христианства. Славянофилы упорно отрицали подчиненный характер отношения церкви к государству. А. С. Хомяков указывал, что русский царь не имел права священства, не притязал на непогрешимость в вопросах вероучения, не решал вопросы церковного благочестия. Хотя царь подписывал решения Синода, оказывал влияние на назначение епископов и членов Синода, это еще не говорит о «цезаропапизме». Подобная же практика существует в католических и особенно в протестантских странах. Правда, он оговаривался, что ни в одной стране идеал христианства не осуществлен полностью, а в русской общине заложено исконно языческое начало.

Критике подвергалось и европейское культурное влияние России. В нем видели односторонний рационализм, разрушавший свойственную традиционной русской культуре более высокую форму познания – «живознание». Славянофилы считали, что полная истина дается не одной способности логического умозаключения, а уму, чувству и воле одновременно, т.е. духу в его цельности. Они провозглашали необходимость «водящего разума», опирающегося на христианскую веру. Правда, это не заставляло славянофилов отрицать европейскую культуру. Любовь к образованности европейской, - писал И. В. Киреевский, - равно как и любовь к нашей, обе совпадают в одно стремление к живому, полному, всечеловеческому и истинно христианскому просвещению.

Целью славянофилов был не отрыв России от Европы, а восстановление единства русского общества и культуры на основе национальных ценностей. Они считали, что это позволит России занять подобающее место в центре мировой цивилизации. При этом Россия должна стремиться не к тому, чтобы стать богатейшей или самой могущественной из стран мира, а к тому, чтобы быть наиболее «христианским из всех человеческих обществ».

В идеях славянофилов было много архаичного и утопического. Особенно опасно было возвеличивание ими догосударственного общинного идеала, фактически противостоящего идеалам христианства и государственной жизни. Этого славянофилы почти не замечали. Они предлагали не подтягивать народ к культурному уровню интеллигенции, а интеллигенции опуститься до уровня народа. Вместе с тем славянофилы, по словам Н. А. Бердяева, были «основоположниками нашего национального самосознания». Особенно продуктивной оказалась их теория познания, разработанная русской философией рубежа XIX-XX вв. Однако создать масштабные труды по истории России славянофилы не смогли.

Западники

По-другому решали вопрос об истории и будущности России западники, в ряды которых входили А. И. Герцен, Т. Н. Грановский, К. Д. Кавелин, Б. Н. Чичерин и другие. В целом западники были согласны с оценкой, данной П. Я. Чаадаевым прошлому России. Но они считали, что благодаря реформам Петра I развитие индивидуального самосознания и личного достоинства русских людей, хозяйства и культуры в России уже началось. Необходимо лишь распространение свободных от крепостничества общественных отношений и европейской культуры в глубь народа. Этому противостоит реакционная политика самодержавия.

Историки-западники, в частности К. Д. Кавелин и Б. Н. Чичерин, развернули критику общинных начал русской жизни. К. Д. Кавелин подчеркивал тягловый характер русской общины, неотделимый от круговой поруки и переделов земли, подрывающих трудовую мораль. По его мнению, возникновение тягловой общины в XVII в. Было связано с распространением крепостничества и являлось формой эксплуатации крестьянства и посадского населения. В силу этого индивидуальные качества человека, его разум в общине подавлены. Пословица гласит: «Мужик не глуп, да мир – дурак». По мере развития общества и хозяйства община должна распадаться, уступая место частной собственности, являющейся вместе с тем и основой личностного развития людей. Вместе с тем К. Д. Кавелин не требовал полного уничтожения общины, считая ее противовесом тенденции к эксплуатации и угнетению, связанной с существованием частной собственности.

К. Д. Кавелин резко критиковал российское самодержавие, считая его формой восточной монархии, порабощения государством сословий и человеческой личности. Такое же архаичное, противостоящее личностному развитию начало он видел в православной церкви. Человек в ней, как и в язычестве, лишен возможности развития. Этому угнетенному состоянию противостоят только удаль, разгул, стремление к безграничной свободе, также препятствующие нормальному культурному развитию.

Историю и смысл деятельности православной церкви, считал К. Д. Кавелин, можно понять лишь как часть истории государства. Она носит государственный и политический характер. Принцип «цезаропапизма» утверждает в народной культуре идею о том, что царь должен быть безгрешен. Грех царя – это крах государства («народ согрешит – царь замолит, а царь согрешит – народ не замолит»). Все это заставляло К. Д. Кавелина думать, что единство истории, исторического времени в допетровской Руси было не органично, а синкретично. Оно не распадалось полностью лишь потому, что процесс шел медленно. История развивалась как бы отдельными толчками, сводилась к череде заимствований у Византии, Европы, татар. Не являясь подлинным целым, она не запечатлевалась в сознании народа, проходила мимо него. Условия для органического развития и осознания своей истории Россия получила только после Петровских реформ. Западники и их последователи во второй половине XIX – начале XX в. Сумели создать фундаментальные исследования и выдвинули целостные концепции исторического процесса в России. В «золотой фонд» российской историографии вошли труды С. М. Соловьева, В. О. Ключевского, П. Н. Милюкова, Г. В. Плеханова, анализировавших историю России с либеральных или социал-либеральных позиций.

Социальное общественное развитие

Развитие социальное (общественное) — изменение общества вследствие социальных процессов, в ходе которых происходят количественные и качественные преобразования социальной системы, приводящие к качественно новому состоянию общества. Социальный процесс можно характеризовать как последовательное изменение состояний или элементов социальной системы и ее подсистем, социального субъекта и объекта.

Различают процессы:

— функционирования, обеспечивающие воспроизводство качественного состояния элементов социальной системы, ее подсистем, социального субъекта, объекта;
— развития, обуславливающие переход элементов социальной системы, ее подсистем, социального субъекта, объекта к качественному новому состоянию.

Социальные процессы различают также по объекту изменений (человечество, общество, класс, социальная группа, организация, малая группа и т.д.), по степени управления (стихийный, естественноисторический, целенаправленный). К социальным процессам относятся любые подающиеся идентификации, повторяющиеся модели социальных взаимодействий: конфликт, кооперация, конференция, дифференциация и т.д. Социальное развитие может быть эволюционным и революционным, прогрессивным и регрессивным. Для социального развития путем эволюции характерно постепенное отмирание старых элементов определенной социальной системы и вытеснение постепенно накапливающимися новыми элементами. Другая форма социального развития — революционные преобразования, когда происходит относительно быстрое и единовременное разрушение всех устаревших элементов системы и замена их новыми элементами, сразу же возникающими в системном единстве. Для понимания характера общественного развития ученые вводили различные образные модели. Одним оно представляется в виде лестницы; каждая ступень — этап развития. Другие считали, что развитие имеет спиралевидный характер, третьи утверждают о схожести с маятниковым движением («движение качелей»). Н.Д. Кондратьев выдвинул теорию, согласно которой крупные социальные трансформации возникают на почве реальных экономических условий. Социальные потрясения происходят синхронно с периодами повышательных волн больших экономических циклов, когда бурное развитие производительных сил вступает в противоречие с отставшими экономическими отношениями и социально-правовым укладом общества. Существуют и иные воззрения. Одним из основных законов общественного развития является закон единства и борьбы противоположных начал человеческой природы, которая определяет человеческие потребности, претензии на их удовлетворение, и собственно удовлетворение. В этой связи многие годы ученые ищут истоки и критерии оценки общественного развития, предлагая различные подходы.

В последние годы большое внимание в аспекте общественного развития получила категория «человеческий капитал». Индивидуальный человеческий капитал составляют индивидуальные здоровье, культура, образование, профессиональные и бытовые знания и навыки, социальная защищенность. Указанные ингредиенты есть не что иное, как эквивалент средств производства, рациональное использование которых позволяет получать прибавочную стоимость (стоимость прибавочного продукта, т.е. продукта, созданного в процессе производства сверх необходимого продукта, возмещающего трудозатраты). Человеческий капитал зависит от составляющих его компонент. Чем выше индивидуальные капиталы, тем выше суммарный показатель человеческого капитала региона, страны, народа, человечества. Рассматривая убыль или прирост человеческого капитала, приверженцы данной позиции утверждают о социальном регрессе или социальном прогрессе.

Результатом общественного развития становятся также изменения в различных сферах жизни общества. В сфере материального производства существенная роль принадлежит технологическому развитию, которое может привести к дифференциации производственной деятельности и непосредственной коллективности либо к индивидуализации и опосредованной коллективности труда. В первом случае снижаются творческие начала в трудовой деятельности и обезличиваются ее конечные результаты. Во втором — возникают очевидные условия для роста творческой мотивации и увеличения индивидуального (и опосредованного коллективного) трудового вклада работников. Направленность развития производства может быть определена получаемой прибылью либо нацелена на удовлетворение потребностей населения и его отдельных групп либо ради достижения, сохранения, укрепления власти. Характер труда в результате общественного развития может стать нетворческим, стереотипным либо при других процессах развития — творческим, самоорганизованным путем делегирования полномочий при высокой профессиональной ответственности и компетентности.

Одной из важнейших черт социального развития является характер досуга. Он может быть компенсаторным (в том числе за счет удовлетворения вредных пристрастий) или личностно-развивающим. Цель личностно-развивающего досуга состоит в удовлетворении духовных и физических потребностей индивидов путем содержательного наполнения их свободного времени. Такие подходы — предмет современной культурологической концепции досуга и досуговой деятельности. В основу этой концепции положено многофункциональное использование досуга как уникальной и неповторимой сферы образования людей, формирования их личностных и гражданских качеств, воспитания личностной и социальной культуры, расширения культурного кругозора и межнационального обмена духовными ценностями, а также знакомства с культурно-историческими ценностями и наследием народов разных стран. Досуговую активность индивидов необходимо рассматривать и как причину, и как следствие их включенности в культурно-образовательные и культурно-творческие процессы. Личностно-развивающий досуг связан с переходом от потребительства к производительной, конструктивной деятельности со свободой выбора занятий, отвечающих способностям, задаткам и увлечениям человека. Общественное развитие, ориентированное на такой досуг, будет направлено не только на улучшение материальных возможностей людей для отдыха, но и на их психологическую переориентацию в выборе видов и способов досуговой деятельности. Важнейшим показателем направленности социального развития становится характер социальных отношений. Вектор развития может быть развернут в сторону усиления неравенства, приводящего к господству одних социальных групп и подчинению им других, и как следствие — росту социальной напряженности. А может быть развернут в ином направлении, когда формируется декомпозиция статусов социальных групп и возникает социальное перемирие или мир, что позволяет социальному развитию приобретать устойчивый прогрессивный характер. Все указанные характеристики отражают те или иные стороны общественного развития и в зависимости от специфики позволяют судить о прогрессивности или регрессивности этого развития.

Общественное развитие общества

Среди множества теоретических подходов, использовавшихся для осмысления общественного развития и его основных тенденций на протяжении человеческой истории, особое место, связанное с их важностью для развития обществознания, занимают два теоретических направления: социальный эволюционизм и исторический материализм.

Социальный эволюционизм — подход к интерпретации общественного развития, пытающийся установить связь между биологическими и социальными изменениями. В рамках данного подхода было разработано множество эволюционных теорий.

Эволюционисты считают очевидным тот факт, что общество развивается прогрессивно, от простых форм существования к более сложным, от несовершенных к более совершенным. Доказательством тому служит сравнительный анализ различных типов человеческих обществ, сменяющих друг друга на протяжении истории, который показывает, что происходит общее движение ко всевозрастающему усложнению и совершенствованию, аналогичное закономерностям биологической эволюции. Причем развитие данной аналогии позволяет сделать вывод о прямой зависимости между сложностью общества и его способностями к выживанию во внешней среде, т. е. его адаптационным потенциалом.

В ранних теориях социальной эволюции (XIX в.) развитие общества представлялось как исключительно прогрессивное, причем прогресс часто определялся через интеллектуально-нравственное совершенствование общества. Типичным примером данной позиции являлся социал-дарвинизм, завоевавший особую популярность на рубеже XIX—XX веков. Теоретической основой данной теории служили работы Ч. Дарвина, а именно идея борьбы за существование между биологическими организмами в ходе которой выживает сильнейший, более совершенный. Представители социал-дарвинизма утверждают, что между человеческими обществами идет аналогичная борьба за существование, а победители — современные западные общества — представляют собой высшую стадию общественного прогресса.

Одной из характерных черт большинства эволюционных теорий является представление о развитии общества не только как о прогрессивном, но и однолинейном процессе. Однолинейность предполагает существование единственной восходящей линии развития, отклонение от которой невозможно вне зависимости от специфики общества. Несостоятельность данного утверждения показали собственно исторические факты (экономические депрессии, мировые войны, тоталитарные режимы), однако современные эволюционисты пытаются разрешить это противоречие с помощью понятия мультилинейности. При этом утверждается идея возможности существования различных путей развития общества и отвергается аксиома универсальности эволюции.

Однако даже наиболее сложные и модифицированные эволюционные теории демонстрируют значительные противоречия в процессе их приложения к эмпирической реальности. Теоретически необоснованными остаются прямые аналогии между биологическими и социальными процессами развития. Нет единой точки зрения относительно того, что считать основным критерием сложности общества, и есть ли такой универсальный критерий. Вместе с тем идея прогрессивных тенденций развития общества находит поддержку у представителей других теоретических направлений и подтверждается анализом многочисленных фактов эмпирической реальности.

Исторический материализм — подход к интерпретации общественного развития на основе диалектического метода и теории конфликта. Одним из наиболее ярких представителей данного направления является К. Маркс. С точки зрения Маркса, развитие общества детерминировано процессами, происходящими в экономической сфере (базисе), по отношению к которой все остальные сферы находятся в подчиненном положении.

Латентные противоречия между составляющими базиса, а именно постоянно развивающимися производительными силами и статичными (в рамках одной формации), а поэтому неизбежно устаревающими производственными отношениями, в конечном итоге обостряются и приводят к открытому конфликту (его носителями являются классы-антагонисты), который распространяется на всю общественную формацию (институты надстройки) и приводит к ее смене. Новый этап развития общества является более совершенным, что отражает идею прогрессивного развития человечества.

К. Маркс выделяет пять общественных формаций, порядок расположения которых отражает этапы развития любого общества: первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая, коммунистическая. Смена формаций обязательно характеризуется открытым социальным конфликтом, резкими, глобальными революционными преобразованиями социальной системы.

Многие идеи К. Маркса и его последователей, безусловно, находят свое подтверждение в процессе анализа исторического развития различных обществ и, прежде всего, стран Европы. Однако как целостный подход к интерпретации развития общества теория К. Маркса имеет ряд недостатков и ограничений. Наиболее часто выделяемыми являются следующие: экономический детерминизм как абсолютизация значения экономики в процессе развития социальной системы; рассмотрение социального конфликта как оптимального источника социального развития; признание выделенных формаций универсальными этапами развития любого общества, безотносительно к его специфике; признание коммунизма наивысшей и конечной стадией развития общества.

В XX веке ряд ученых-обществоведов ставит под сомнение не только частные утверждения, характерные для описанных выше научных подходов, но и основополагающие положения, такие, например, как прогрессивное развитие общества, существование универсальных стадий и конечной кульминационной точки развития социальной системы.

Общественно-экономическое развитие

Промышленный подъем 1893-1900 годов. Индустриальное общество характеризуется преобладанием промышленного производства над сельским хозяйством. И хотя Россия оставалась сельскохозяйственной страной, ее промышленность в конце XIX – начале XX в. Переживала бурный подъем. Толчком к росту производства стало усиленное железнодорожное строительство, которое возобновилось в 1893 г. после нескольких лет относительного затишья. Сеть железных дорог увеличивалась в 1895-1899 гг. в среднем более чем на 3 тыс. км в год, в следующие пять лет – более чем на 2 тыс. км. Расширение сети железных дорог стимулировало рост продукции тяжелого машиностроения, увеличение производства металлургической, лесной и других отраслей. Особенно быстрыми темпами развивались сферы народного хозяйства, связанные с новыми видами топлива – углем и нефтью, добыча которых в 1893-1900 гг. возросла в 3 раза. Выпуск продукции тяжелой промышленности увеличился за это время в 2,3 раза. Российская промышленность имела самые высокие в мире темпы прироста – до 8,1% в год.

Несмотря на высокие темпы развития промышленного производства (количественные показатели), Россия значительно отставала от мировых держав по качественным показателям: производству промышленной продукции на душу населения, производительности труда, технической оснащенности предприятий. По уровню социально-экономического развития она являлась среднеразвитой аграрно-индустриальной страной. Причем наряду с частнокапиталистическим укладом и новейшим капиталистическим производством значительное место в ее экономике занимали мелкотоварное и даже натуральное хозяйство. Россия начала XX в. Являлась страной с многоукладной экономикой.

Иностранный капитал. В конце XIX – начале XX в. Власти создали благоприятные условия для привлечения в страну иностранного капитала. В 1897 г. по инициативе министра финансов С. Ю. Витте была проведена денежная реформа, которая ввела золотое обеспечение рубля, его свободную конвертируемость. Иностранные инвестиции в российскую экономику составляли почти 40% всех капиталовложений.

Российский монополистический капитализм. В 1900-1903 гг. европейские страны потряс мощный экономический кризис. Он затронул и Россию. Обострив до предела конкурентную борьбу, кризис вызвал гибель множества предприятий, слабых в финансовом, организационном или техническом оснащении. За три года закрылось свыше трех тысяч предприятий, на которых было занято 112 тыс. рабочих. Значительно сократилось железнодорожное строительство. Ответом капиталистической экономики на кризис, обусловленный свободной конкуренцией, стало усиление процесса концентрации производства и создание монополий. Их учредители договаривались об условиях продажи товаров, сроках платежей, определяли количество производимых продуктов, устанавливали цены, делили между собой рынки сбыта и сырья, распределяли между предприятиями доходы и прибыль. Преобладающей формой монополистических объединений в России были синдикаты.

Изменения в социальной сфере. Новые явления в российской экономике привели к изменениям в социальной сфере. Все больший экономической вес набирала так называемая «новая», или «петербургская» буржуазия, связанная с передовыми отраслями промышленности. Она формировалась из числа государственных чиновников, директоров и членов правления акционерных обществ и банков, не имевших ранее значительных личных капиталов. Прочные позиции удерживала и так называемая «московская» буржуазия, имевшая купеческие, нередко старообрядческие корни. «Старорусские» кланы обладали многомиллионными состояниями. Но они не спешили вкладывать свои капиталы в новые отрасли промышленности, отдавая предпочтение традиционному хлопчатобумажному производству. Несмотря на рост экономического могущества буржуазии, политическая власть оставалась в руках старой элиты – помещиков-дворян.

Курс на индустриализацию привел к увеличению численности пролетариата. К началу века в России имелось примерно 13 млн. наемных рабочих. Среди них 2,8 млн. составляли потомственные пролетарии, остальные относились к пролетариям первого поколения. Среди потомственных рабочих был высок процент грамотных. Они утратили связь с деревней и являлись носителями городской культуры и образа жизни.

Сельское хозяйство. В середине 90-х годов XIX в. В стране начался подъем сельскохозяйственного производства. К началу XX в. Россия занимала первое место в мире по объему сельскохозяйственной продукции. На ее долю приходилось 50% мирового сбора ржи, около 20% - пшеницы и 25% мирового экспорта зерна. Быстрыми темпами увеличивалось производство сахарной свеклы, льна, технических культур. Росли поголовье и продуктивность скота. Однако прирост продукции приходился лишь на незначительную часть зажиточных крестьянских хозяйств и помещичьих имений. В деревне преобладали в основном полусередняцкие и бедняцкие семьи, не производившие товарной продукции. Ситуация с помещичьими хозяйствами тоже была неоднозначной. Часть из них приобретала характер крупного капиталистического производства с применением новейших машин, агротехнических приемов и наемного труда. Однако большинство мелких помещиков вели свое хозяйство по старинке, сдавая землю в аренду на условиях отработки с применением примитивного крестьянского инвентаря. Ситуацию в деревне осложняли также еще два взаимосвязанных обстоятельства: аграрное перенаселение и существование общины.

Император Николай II. 20 октября 1894 г. умер император Александр III. На престол вступил его сын Николай II. Николай II никогда не излагал своих взглядов в виде каких-либо концепций. Его считали слабым правителем, находившимся под влиянием сначала матери, а потом жены Александры Федоровны. Говорили также, что последнее слово всегда оставалось за последним советником, с которым он разговаривал. На самом деле последнее слово оставалось за тем, кто разделял взгляды императора. При этом, определяя свои собственные позиции, Николай руководствовался только одним критерием: как поступил бы в подобной ситуации его отец? Люди, близко знавшие императора, считали, что если бы он родился в обыкновенной среде, то прожил бы жизнь, полную гармонии. Все в один голос отмечали, что Николай был идеальным семьянином, прекрасно воспитанным, сдержанным в проявлении эмоций. В то же время ему было присуще «византийское лукавство», неискренность и упрямство. Современники обвиняли его в том, что он являлся «человеком среднего масштаба», тяготившимся государственными делами и теми событиями, которыми было наполнено его царствование.

Борьба консервативных и либеральных сил в высших эшелонах власти. В ближайшем окружении императора существовали различные точки зрения на перспективы развития России. С. Ю. Витте первоочередными считал экономические преобразования, а среди них – реформы в области промышленного производства и финансов. Он полагал, что индустриализация страны – задача не только экономическая, но и политическая, так как ее осуществление позволит, с одной стороны, накопить средства для проведения назревших социальных реформ, заняться сельским хозяйством, а с другой – постепенно вытеснить с политической сцены дворянство, заменив его представителями крупного капитала, которые и скорректируют политическое устройство страны.

Главным оппонентом Витте выступал министр внутренних дел В. К. Плеве, который имел репутацию твердого защитника «русских устоев». В ответ на слова министра финансов о том, что Россия, согласно «мировому непреложному закону», вслед за другими странами переходит к капитализму, Плеве заявил, что у России «своя отдельная история и специальный строй». Он считал, что страна нуждается в некоторых реформах, в том числе в постепенном введении самоуправления. Однако, по его мнению, инициатива в вопросе о преобразованиях должна была принадлежать правительству.

«Зубатовский социализм». Особое внимание Плеве уделял расширению сети отделений по охране порядка и общественной безопасности, которые получили в народе название «охранка» и стали синонимом всей тайной полиции.

Начальником Московского охранного отделения С. В. Зубатовым была осуществлена попытка взять под контроль рабочее движение. Его замысел заключался в том, чтобы вырвать рабочих из-под влияния антиправительственных организаций. Для этого он считал необходимым внушить им мысль, что интересы правительства не совпадают с узкокорыстными интересами предпринимателей и что улучшить свое материальное положение рабочие могут только в союзе с властью. По инициативе Зубатова и при поддержке генерал-губернатора Москвы великого князя Сергея Александровича в 1901-1902 гг. в Москве, а затем и в других городах были созданы легальные рабочие организации.

Вожди «зубатовского социализма» не запрещали рабочим участвовать в экономических забастовках. Поэтому члены зубатовских организаций приняли активное участие в прокатившейся в 1902-1903 гг. широкой стачечной волне. Это вызвало недовольство фабрикантов. В правительство посыпались жалобы на «рискованные эксперименты». Зубатов был отправлен в отставку.

Либеральные проекты П.Д. Святополк-Мирского. Между тем ситуация в стране обострялась. Непрекращающиеся рабочие и крестьянские волнения, оппозиционные выступления земских либералов и студенчества, тяжелые поражения русской армии в войне с Японией привели Россию на грань революционного взрыва. В этих условиях при назначении на ключевой пост министра внутренних дел выбор Николая II пал на виленского губернатора князя П. Д. Святополк-Мирского, известного своими либеральными настроениями.

В ноябре 1904 г. Святополк-Мирский вручил царю записку, в которой перечислил первоочередные меры в области государственного переустройства. Он предложил включить в состав Государственного совета (совещательного органа при императоре) выборных от земств и городских дум, расширить круг избирателей в земские и городские органы управления, распространить земства на всю территорию империи. Среди предложенных мер значились также сближение крестьян в имущественных правах с другими сословиями, расширение прав старообрядцев, издание закона о правах еврейского населения и т.д.

В начале декабря 1904 г. Николай II собрал высших государственных сановников для обсуждения программы Святополк-Мирского. Итогом совещания стал императорский указ от 12 декабря 1904 г., обещавший некоторые социальные, национальные и религиозные послабления. Однако о народном представительстве в указе не говорилось. Более того, в нем подчеркивалось, что все реформы должны быть осуществлены при сохранении самодержавия в незыблемом виде.

Развитие общественной жизни

Общество – это сложная динамическая система, включающая в себя в качестве подсистем сферы общественной жизни.

Экономическая, или материально-производственная сфера – это область общественной жизни, связанная с деятельностью человека по производству, распределению, обмену, потреблению материальных благ, материальных условий жизни людей.

Социальная сфера – это область общественной жизни, связанная с отношениями между различными социальными общностями (классами, нациями, социальными слоями и т. п.), их ролью в жизни общества.

Политическая, или политико-правовая сфера – это область общественной жизни, связанная с организацией общества и управления им, системой институтов управления.

Духовная сфера – это область, общественной жизни, связанная со специализированным духовным производством, с функционированием социальных институтов, в рамках которых создаются и распространяются духовные ценности.

Развитие каждой из сфер общественной жизни подчиняется собственным закономерностям, но самостоятельность сфер относительна. Неполадки в функционировании одной из них сразу же сказываются на состоянии других. Например, нестабильность экономической жизни порождает кризис в политической сфере, напряженность в социальных отношениях, дезорганизацию людей в духовной сфере, неуверенность в настоящем и будущем.

Во взаимосвязях между сферами общественной жизни выделяют причинно-следственные и функциональные связи. С точки зрения марксизма, главенствующую роль играют причинно-следственные связи. Это означает, что все сферы образуют иерархическую структуру, т. е. находятся в соотношении субординации, подчиненности. Марксисты четко указывают на зависимость всех сфер от экономической сферы и их обусловленность экономической сферой, в основе которой лежит материальное производство, базирующееся на определенном характере отношений собственности. При этом марксисты подчеркивают, что экономическая сфера является лишь главной причиной, она лишь в конечном счете определяет развитие других сфер общественной жизни. Они не отрицают обратного воздействия, других сфер на экономику.

Предпочтение функциональным связям отдается прежде всего в англо-американской социологии. Главный упор делается на то, что каждая сфера может существовать только в рамках целостности, где она выполняет конкретные, строго определенные функции. Например, функцию адаптации обеспечивает экономическая сфера, функцию целедостижения – политическая сфера и т. п.

Изменения в обществе связаны с непрерывным процессом его функционирования, постоянной деятельностью людей по удовлетворению своих насущных потребностей. В ходе повседневной деятельности более разнообразными становятся ее виды, постепенно совершенствуются навыки и способности людей. Помимо этих повседневных, относительно медленных изменений, в обществе происходят и более крупные изменения, источники которых находят либо в изменениях природных основ социальной жизни (Ш. Монтескье, А. Чижевский, Л. Гумилев), либо в изменениях производственных отношений, орудий труда, методов организации производства (К. Маркс, У. Ростоу), либо в изменениях культурных, духовных ценностей (Г. Гегель, П. Сорокин). Каждый из этих источников – природный, экономический, культурный – оказывал определенное воздействие на развитие общественной жизни, хотя их роль не всегда была равноценной.

Природные, экономические и культурные факторы теснейшим образом связаны между собой. Например, увеличение рождаемости (природно-биологический фактор) дает эффект и способствует быстрому развитию общества только при условии одновременного развития производства, образования, медицины. Изобретение и применение паровой машины в XVIII в. Предопределили промышленную революцию, а затем вызвали новый тип индустриального общества с развитой промышленностью, буржуазией и пролетариатом. Развитие орудий труда, прогресс науки, техники, как убедительно показывает исторический опыт, изменяют все сферы общественной жизни, структуру различных общностей людей, их культуру и способ удовлетворения потребностей.

Велика и роль культуры, в том числе ее межнационального взаимодействия. Так, активный перенос в Японию в XX в. Достижений науки из США и Западной Европы содействовал тому, что в сравнительно короткий исторический период Япония превратилась в одну из самых высокоразвитых стран мира. Истории известны и немало примеров противоположного характера, когда проводимая господствующими силами политика изоляционизма, недопущения в страну ни новых идей, ни новых товаров доводила могущественные государства до глубокого кризиса, упадка в результате устаревания социальных структур и институтов.

Движущей силой действий каждого человека или общества в целом как социальной системы является интерес. Содержание интереса определяется условиями жизни людей и их общностей, местом в системе общественных отношений. Интерес является реальной причиной социальных действий, событий, которые стоят за непосредственными мотивами, идеями индивидов. На основе общности интересов происходит объединение людей в социальные группы. Интересы людей чрезвычайно противоречивы, они выступают в виде материальных, социально-политических, моральных, духовных и других интересов и требований.

В жизни общества постоянно происходит нормативное оформление интересов, придание им социальной формы, определение способов их реализации. Система интересов как бы «встраивается» в социальное взаимодействие людей. В целом можно сказать, что движущие силы общественного развития – это деятельность людей, социальных групп и слоев, социальных общностей, в основе которой лежат определенные интересы, осуществляемая указанными социальными субъектами.

Существуют различные подходы к анализу мировой истории, в процессе которой идет развитие общества. Один из них – линейно-стадиальный или унитарно-стадиальный. Его суть заключается во взгляде, на всемирную историю как единый процесс поступательного развития человечества.

Своего наивысшего развития линейно-стадиальное понимание истории достигло в его марксистском, формационном варианте. Сам термин «формация» позаимствован Марксом из геологии. Этот термин охватывает сразу два среза человеческого общества – общество как процесс и как состояние, структуру системы отношений между людьми, подобно тому как мы, рассматривая формации земли, характеризуем не только ее определенное состояние, пласт, но и ее формирование. В советской общественной мысли формационный подход связывался с называвшейся марксистской концепцией общественно-экономических формаций. Всего выделяли пять формаций: первобытную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую, коммунистическую с ее первой фазой – социализмом. Но исторические взгляды самого Маркса были намного глубже и сложнее. Он находился в творческом поиске и, рассматривая формацию под разными углами зрения, употреблял различные определения: «историческая формация», «экономическая формация», «формации общественного производства».

Первичная формация, или доклассовое общество.

Вторичная формация, или классово-антагонистическое общество. Эта формация подразделяется на две крупные формы:

- первая – азиатский, античный (рабовладельческий), феодальный способы производства. Азиатский способ производства существовал в странах древнего Востока и характеризовался отсутствием частной собственности на землю, сильной централизацией государственной власти, выполнявшей хозяйственные функции и выступавшей в форме восточной деспотии;
- вторая капиталистический способ производства.

За точку отсчета, критерий в этом формационном делении общества признается человеческая производственная деятельность, прежде всего характер труда и способы включения в процесс производства. Для первых двух формаций основным механизмом включения человека в производственную деятельность является внешнее принуждение. В первобытном обществе побудительным мотивом, заставляющим человека производить, осуществлять свою деятельность, выступает природная необходимость в удовлетворении элементарных потребностей. В первой крупной форме вторичной формации – это внеэкономическое принуждение к труду, во второй – экономическое принуждение: каждый человек лично свободен, но отсутствие у него средств к существованию заставляет его трудиться, продавая капиталистам свою, рабочую силу.

В коммунистическом обществе, по Марксу, будет достигнут такой уровень экономического развития, при котором станет возможно обеспечение полноценного «и подлинного развития личности.

Критикуя марксистскую теорию формаций, ряд исследователей тем не менее поддерживает саму идею выделения стадий в мировом историческом процессе. Во 2-й половине XX в. Усилиями прежде всего американских социологов Д. Белла и Q. Тоффлера был разработан стадиально-цивилизационный вариант линейно-стадиального подхода к развитию общества. Руководствуясь критерием уровня технологии, ученые разделили историю человечества на три стадии – аграрную, индустриальную и постиндустриальную, выделив тем самым определенные исторические типы общества. Каждая из стадий имела своим началом социо-технологическую революцию: неолитическая революция, положившая начало цивилизационному этапу развития человечества, знаменовала собой переход от первобытного общества к аграрному, индустриальная революция XVIII–XIX вв. привела к машинному производству и индустриальному обществу, информационная революция конца XX в. Ведет к становлению постиндустриального общества.

Развитие общественных отношений

Как уже отмечалось, идеологи современного русского православия стремятся связать воедино два процесса: христианизацию Древней Руси и возникновение древнерусской государственности, причем связать так, чтобы первый процесс воспринимался как первооснова второго. Так, например, в редакционной статье «Сорок лет возрожденного патриаршества» утверждается, будто начало русского православия как продукта «крещения Руси» восходит «к самым истокам русской государственности в Киеве».

Делается все это для того, чтобы становление и развитие древнерусской государственности воспринималось советскими людьми как следствие обращения наших предков в христианство и целиком относилось на счет русской православной церкви, деятели которой якобы «направляли свое влияние на устроение государства».

Сопоставим эту богословско-церковную апологию русского православия с достоверными свидетельствами отечественной истории.

Советская историческая наука датирует время образования Древнерусского государства IX веком. «К началу IX в., — пишет Б. А. Рыбаков, — в центре восточнославянских племен сложилось государство Русь, объединившее почти половину племен вокруг Киева и ведшее борьбу с кочевниками, с Византией и с варягами». Б. Д. Греков полагал началом этого государства захват новгородским князем Олегом Киева (882 г.) и распространение великокняжеской власти на Киевскую и Новгородскую земли: «Под Древнерусским государством мы понимаем то большое раннефеодальное государство, которое возникло в результате объединения Новгородской Руси с Киевской Русью».

Поскольку для рассмотрения интересующей нас проблемы такие различия в датировке несущественны мы на них останавливаться не будем, а отметим то, в чем все советские историки совершенно единодушны:

Древнерусское государство возникло более чем за столетие до крещения киевлян и стало исторической реальностью задолго до религиозной акции киевского князя Владимира Святославича.

Образование государства — не начало, а определенный итог общественного развития, переход в новое качество, которому предшествовал продолжительный подготовительный период, длительный процесс постепенного накапливания количественных изменений в общественной жизни Древней Руси. Следовательно, становление русской государственности происходило в еще более древние времена.

Действительно, предпосылки образования государственности у восточных славян стали закладываться еще в VI веке, когда появился институт племенных вождей. Характеризуя этот период отечественной истории, Б. А. Рыбаков писал: «VI век ознаменовался тремя группами явлений, определивших новое направление славянской жизни: во-первых, благодаря развитию производительных сил родовой строй к этому времени у большинства племен достиг своего наивысшего развития и порождал уже такие противоречия, которые подготавливали возникновение классовых отношений; во-вторых, для усиливавшихся племенных дружин открывалась, в результате великого переселения народов, возможность далеких походов в богатые южные страны и даже поселения в них. Третьей особенностью этой эпохи является обилие кочевых орд в степях, воинственных и плохо управляемых, представлявших постоянную и грозную опасность для всех славянских племен лесостепи. Взаимодействие этих трех разнородных явлений, связанных как с внутренним развитием, так и с внешней обстановкой, привело к очень важному результату — отдельные разрозненные славянские племена, каких в Восточной Европе было, вероятно, около полутораста, стали объединяться в крупные союзы».

Материальной предпосылкой такого объединения было дальнейшее развитие производительных сил, породившее новые общественные отношения. Переход от подсечной системы земледелия, требовавшей объединенных усилий большой группы людей — родового коллектива, к пашенной сделал обработку земли посильной для отдельных крестьянских семей. Хозяйственно самостоятельные семьи выделялись из родовых коллективов, что означало замену коллективной родовой собственности семейной и личной. Это с неизбежностью вело к дифференциации в получении прибавочного продукта, а значит, и к появлению имущественного неравенства, открывающего путь к классовому расслоению и к возникновению социальных антагонизмов, вызывавших тревогу у обладателей собственности.

Для совместной защиты своих хозяйственных интересов территориально близкие семьи объединялись в соседские общины, состав которых становился имущественно (а стало быть, и социально) неоднородным. Состоятельные семьи концентрировали в своих руках всевозраставшее богатство, подчиняли себе разорившихся общинников, превращая их в экономически зависимых людей — холопов. Создавалась ячейка феодального общества — боярский двор, усадьба, объединявшая вокруг себя соседские общины, совокупность которых составляла вотчину.

Хозяйственное развитие вело к усилению разделения труда и расширению межобщинного обмена, что укрепляло связи и внутри вотчин и между ними. Возникали более крупные объединения — племена («земли»), где к власти приходила уже сформировавшаяся знать, выдвигавшая из своей среды племенных вождей — князей отдельных «земель». Иностранные авторы, описывавшие жизнь восточных славян VI века, называли этих князей «риксами» и «царями» и отмечали их многочисленность.

Для решения задач, превышающих возможности каждого отдельно взятого племени (организация отпора воинствующим кочевникам, проведение разового похода за добычей и т. п.), могли создаваться временные союзы племен. Но из-за кратковременности своего существования они не оставили после себя отчетливых следов: о них не сообщают ни русские летописцы, ни иностранные географы.

По мере укрепления производственных, обменных и культурных связей между соседними племенами и стабилизации их взаимоотношений племенные союзы становились более устойчивыми. Их существование растягивалось на десятки и даже сотни лет, оставляя память о себе и в археологических материалах, и в топонимике ' соответствующей территории, и в древних пластах языка. Есть сведения о них и в летописи — в частности, в «Повести временных лет», где эти союзы называются «княжениями». В каждый такой союз входило 8 — 10 соседних племен, а число самих союзов исследователи доводят до пятнадцати. Автор «Повести временных лет», на которую исследователи ссылаются как на источник, упоминает племенные княжения полян, древлян, дреговичей, словен и полочан.

Историки полагают, что союзы племен существовали в Древней Руси в VI — VIII веках и были важным этапом на длинном и трудном пути становления Древнерусского государства. Определяя их место в этом процессе, Б. А. Рыбаков отмечает, что союзы племен — не что иное, как «политическая форма эпохи военной демократии, т. е. того переходного периода, который связывает последние этапы развития первобытнообщинного строя с первыми этапами нового классового строя». Образование таких союзов ученый определяет как «естественный процесс прогрессивного развития институтов родоплеменного строя, подготовивший в известной мере будущее феодальное государство», и называет «значительным шагом в развитии славянского родоплеменного общества, приблизившим рождение государственности». Переходя далее к характеристике княжения полян, существовавшего в VI — VII веках, Б. А. Рыбаков подчеркивает, что это «только союз племен, а не государство в современном смысле слова», поскольку при наличии имущественного неравенства и выделении племенной знати все же «феодальных отношений здесь еще не было».

Из этих высказываний видно, что крупнейший советский исследователь Древней Руси рассматривает возникновение союзов племен как завершающий этап развития родоплеменной политической организации и одновременно как подготовительную стадию процесса становления феодальной государственности, но еще не само государство, как таковое.

Примерно так же характеризует место союзов племен в процессе зарождения древнерусской государственности и профессор В. В. Мавродин. «Племенные княжения, — пишет он, — были зародышевой формой государственности Древней Руси в тот период, когда основная масса сельского населения не утратила еще своей общинной собственности и не стала зависимой от феодала».

Следующим шагом на пути создания предпосылок древнерусской государственности были объединения союзов племен, названные Б. А. Рыбаковым «союзами союзов». Эти «сверхсоюзы» создавались как для защиты от внешней опасности, так и для ведения наступательных военных действий. Князь, возглавлявший «союз союзов», опирался на постоянное воинское соединение — княжескую дружину, состоявшую из воинов-профессионалов. По мнению историков, появилась дружина в VI — VII веках, а к IX веку стала важным инструментом княжеской власти.

Именно такими «сверхсоюзами» были в VIII — IX веках объединения южной части восточнославянских союзов племен под властью Киева, а северной — под властью Новгорода. Эти объединения явились уже вполне созревшими элементами будущей единой русской государственности, ее начальной стадией.

Первыми киевскими князьями летопись называет Аскольда и Дира, при которых была ликвидирована зависимость Киевской Руси от Хазарского каганата и совершались походы на Византию.

Первым князем, завершившим процесс объединения северных славянских племен и подчинения их Новгороду, стал Рюрик, которого, согласно летописи, пригласили на княжение (вместе с братьями Синеусом и Тру-вором) ильменские славяне. Следует подчеркнуть, что Рюрик прибыл во главе наемной варяжской дружины в Новгород тогда, когда все предпосылки русской государственности, рассмотренные выше, уже имелись в наличии. Стало быть, его княжение в Новгороде не начинало процесс становления Русского государства, а завершало.

Летописный рассказ о «призвании варягов на Русь», тенденциозно изложенный и фальсификаторски интерпретированный, был положен в основу так называемой «норманской теории» возникновения Русского государства, согласно которой варяги (норманны, скандинавы) создали государственность на Руси. Эта глубоко антинаучная и социально реакционная лжетеория, разработанная во второй четверти XVIII века, убедительно опровергнута советской исторической наукой, и такие опровержения читатель найдет в любой книге по истории Древнерусского государства, что освобождает нас от необходимости рассматривать их здесь.

В частности, хорошо аргументированная, научно достоверная и глубоко партийная критика норманизма дана академиком Б. А. Рыбаковым, который отметил в своем капитальном исследовании по истории Киевской Руси, что норманисты, в конце концов, скатились на позицию самого оголтелого антисоветизма. «На всем своем дальнейшем двухсотлетнем пути, — резюмирует ученый, — норманизм все больше превращался в простую антирусскую, а позднее антисоветскую политическую доктрину, которую ее пропагандисты тщательно оберегали от соприкосновения с наукой и критическим анализом».

Не сообщают ничего конкретного о деятельности Рюрика летописи. Нет достоверных сведений об этом варяге, ставшем новгородским князем, в иностранных источниках. Молчит о нем и книжник XI века митрополит Иларион, назвавший в числе предков киевского князя Владимира только Святослава и Игоря.

Подробнее описано в летописях и других источниках княжение преемника Рюрика Олега, который обманом захватил Киев, убив Аскольда и Дира. Он перенес центр объединенного государства в Киев (882 г.). Так образовалось Древнерусское государство, продолжавшее сохранять название Киевской Руси.

Олег и его преемники повели борьбу за подчинение Киеву оставшихся независимыми восточнославянских племен. Древлян, северян и радимичей покорил сам Олег, уличей и тиверцев — Игорь, а вятичей — Святослав и Владимир. Тогда-то была окончательно преодолена племенная обособленность и сформировалась территория Древнерусского государства. С целью расширения этой территории велись походы против хозар, камских и дунайских болгар, против пародов Северного Кавказа.

Частыми в то время стали походы Древней Руси на Византию. Об успешности похода Олега свидетельствует русско-византийский договор 911 года, условия которого были выгодны для Руси. Менее успешными оказались походы Игоря (941 — 944 гг.), поэтому договор 944 года не так благоприятен для русских, но и он предусматривал установление широких торговых связей между Византией и Русью, активизацию византийско-русских политических отношений.

Особенно много и упорно воевал с Византией сын Игоря Святослав. Выносливый и неприхотливый, он обладал большим полководческим талантом. Князь подумывал даже о том, чтобы перенести столицу своего государства из Киева в Дунайскую Болгарию — поближе к византийским рубежам. Однако в 971 году он потерпел поражение от византийского императора и согласился на мир, обязывающий его не выступать против Византии. По возвращении домой Святослава, оставшегося с малой частью своей дружины, подстерегли печенеги и убили. Полагают, что произошло это не без содействия Византии, жаждавшей избавиться от столь беспокойного соседа.

Походы своего отца против Византии продолжил князь Владимир Святославич, и притом успешно. Ему удалось не только заставить Византию считаться с мощью Киевской Руси, но в известной степени даже признать ее равенство в отношениях с Византийской империей, что нашло отражение в браке Владимира с сестрой императоров Василия II и Константина IX Анной.

В отличие от своих предшественников, которые лишь с помощью военной силы объединяли и укрепляли Древнерусскую державу, князь Владимир использовал для этой цели еще и идеологическое средство — религию. Первоначально это было язычество восточных славян, которому попытались придать черты общегосударственной религии. И, лишь убедившись в том, что местные религиозные верования, скроенные по меркам догосударственной Руси, не подходят для предназначавшихся им целей, князь Владимир решается использовать в качестве государственной религии христианство, с которым он ознакомился благодаря многочисленным контактам с Византией, Болгарией и другими европейскими трапами.

Таким образом, христианство входит в общественную жизнь Киевской Руси как мощный идеологический фактор не в догосударственный период ее истории, а лишь тогда, когда Древнерусская держава просуществовала уже более века, политически окрепла и заявила о себе всему миру как могучая сила, с которой должны были считаться соседние государства, вплоть до императорской Византии. Поэтому утверждение идеологов церкви о том, будто с принятия христианства князем Владимиром и его подданными начинается русская государственность, является искажением исторической правды.

Христианизация Древней Руси, начатая киевским князем Владимиром, не создала русскую государственность, а только укрепила и развила ее. Это было не начало процесса, а его продолжение, внесшее в государственную жизнь Древнерусской державы очень много нового, поднявшее ее на более высокий уровень и, тем не менее, лишь развившее уже существовавшие державные начала.

Этапы общественного развития

Для характеристики этапов развития общества в историческом материализме была разработана категория общественно-экономической формации. Эта категория прошла длительный путь эволюции как в трудах самих родоначальников исторического материализма, так и в дальнейшем в работах советских философов. Карл Маркс разработал периодизацию истории человечества на основе смены способов производства и общественно-экономический формаций. Формация – своеобразная социально-экономическая форма общественно-производственной деятельности. Она как закон определяет тип и строение общества. И человечество с необходимостью должно пройти путь от первобытного строя до коммунизма.

Основу общественно-экономической формации составляет способ производства – исторически конкретное единство производительных сил и производственных отношений. Если общественно-экономическую формацию рассматривать как систему общественных отношений, то производственные отношения составляют базис, а политические, идеологические и юридические отношения – надстройку, зависящую и определяемую базисом. Процесс исторического развития представляется в историческом материализме как последовательная смена общественно-экономических формаций. Механизм смены общественно-экономических формаций описывается как развитие противоречия между новыми производительными силами и старыми производственными отношениями, а сам процесс перехода от одной формации к другой – как социальная революция, трактуемая широко, несводимая к революции политической.

Категория общественно-экономической фармации позволяет выделить типические черты определенных этапов развития общества. Представляя историю как последовательную смену общественно-экономических формаций, исторический материализм представляет историю как постепенное восхождение к коммунизму. Вместе с тем необходимо отметить, что категория общественно-экономической формации дает возможность рассмотреть в единстве как материальные, так и духовные стороны жизни общества. Признание материального производства и экономических отношений движущими факторами истории позволило основателям марксизма поставить вопрос об объективных детерминантах и законах исторического развития. Кроме того, исторический материализм, давая типологическое описание общественного развития на основе категории общественно-экономической формации, предлагает свое решение проблемы единства и многообразия исторического процесса: развиваясь по единому закону последовательной смены общественно-экономических формаций, конкретные исторические общества отличаются своеобразием и специфическими характеристиками.

Наряду с формационным подходом к истории в социальной философии существует цивилизационный подход к развитию общества. Значительный вклад в него внесли Сен-Симон, О. Конт, М. Вебер и А. Тойнби.

Наиболее существенные положения цивилизационного подхода следующие:

- Цивилизационный подход базируется не на выделении уровня производительных сил и экономического базиса как совокупности производственно-экономических отношений, а на определении преобладающего вида хозяйственной деятельности и господствующей системы ценностей в жизни общества.
- В цивилизационном подходе отсутствует абсолютизация социально-экономических законов, якобы стоящих над людьми и переплетение технического, экономического, политического, религиозного и других социокультурных факторов в реальной деятельности людей.
- Цивилизационный подход, не отвергая единство исторического процесса, отказывает в его абсолютизации и предполагает право каждого народа на собственный социально-исторический эксперимент, на реализацию своей культурной программы.
- Этот подход не исключает учета исторических условий, в которых совершается социально-исторический эксперимент и которые объективно сближают социокультурные построения различных народов в исторические типы. Так, при всех многочисленных вариациях на первой ступени цивилизационного развития практически все народы вынуждены считаться с ведущим значением аграрного труда.
- Цивилизационный подход не исключает разнообразия концепций в осмыслении исторического процесса. Такое разнообразие основывается на приоритетном значении какого-либо фактора прогресса.

Цивилизационный подход к истории более гибкий, чем формационный. Рассматривая преобладающую отрасль народного хозяйства и господствующую систему ценностей в качестве основы исторического типа общества, сторонники цивилизационного подхода избавляются от жесткой необходимости искать в развитии различных народов первобытнообщинный, рабовладельческий, феодальный и буржуазный строй. Цивилизационный подход не знает и жестокой детерминации хода истории законами единства производительных сил и производственных отношений и соответствие производственных отношений уровню и характеру развития производительных сил. Акцент в этом подходе делается на анализе исторической деятельности различных народов, которая, естественно, протекает в определенных географических, социально-экономических и культурных условиях.

В качестве важного методологического следствия цивилизационного подхода к истории следует указать естественность в различии развития стран Запада и Востока. Отпадает мучительная необходимость искать рабство и феодализм на Востоке, подгонять под формационную схему конкретно-исторические данные. Впрочем, цивилизационный подход не исключает формаций в развитии западноевропейских стран. Однако сами формации перестают быть обязательными ступенями в развитии человечества.

Развитие общественных наук

В научном знании выделяют естественные и общественные науки. Естественные науки (или как говорят — естествознание) представляют собой сумму знаний о законах и закономерностях бытия природы в целом, природных явлений в особенности. К ним относятся, в частности, астрономия, физика, химия, биология, математика, география. К общественным наукам относят философию, социологию, историю, политологию, логику, этику, эстетику, юриспруденцию и другие науки, так как они исследуют закономерности функционирования и развития общества в целом и его отдельных составляющих.

Обществознание как направление познавательной деятельности человека, выраженное в накоплении и систематизации научного знания об обществе в целом и его отдельных сферах, представляет собой социально-гуманитарную отрасль знания, которая выполняет интегративную (объединяющую) функцию по отношению к частным общественным наукам и обеспечивает их единство.

Накопление знаний об обществе имеет многовековую историю.

С древних времен людей интересовали вопросы, связанные с различными проблемами функционирования и развития общества, местом и ролью человека как члена общества. Однако в течение долгого времени познание общества не носило строго научного характера.

Мысли мудрецов Древнего Востока об организации мироздания, порядке общественной жизни, отношениях между людьми содержатся в древневосточной мифологии, в индийских Ведах, в учении Конфуция, в Даосизме.

В высоко художественных литературных произведениях философов античности (Платона, Аристотеля) делается попытка решения проблемы «правильного» государственного устройства и проблемы соотношения индивида и общества.

К анализу тенденций общественного развития, а также критике негативных сторон государственности обращается в своем теологическом трактате «О граде божьем» средневековый богослов Августин Блаженный.

Большой вклад в развитие обществознания в эпоху Просвещения вносят теоретики общественного договора — Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж.-Ж. Руссо. В своих трудах они анализируют процесс перехода человечества из дообщественного состояния в общественное, положение человека в государстве, его гражданские права и обязанности, а также проблему ущемления государственной машиной власти прав и свобод членов общества.

Социалисты-утописты XVIII — начала XIX века А. Сен-Симон, Ш. Фурье, Р. Оуэн строят модели идеального социалистического общества, которое характеризуется социальной гармонией, равноправием и всеобщим благоденствием.

Таким образом, от эпохи к эпохе шло постепенное накопление и усложнение знаний об обществе. К XIX веку обществознание окончательно дифференцируется, определяя ряд направлений в изучении общества, которые представлены современными общественными науками.

Развитие общественных систем

Общество представляет собой систему, развивающуюся на своей собственной социальной основе — социуме. Под общественной системой понимается структурированный состав общества, включающий его взаимосвязанные компоненты. Наряду с понятием общества часто употребляются понятия страны, нации, государства. Употребляя эти категории, необходимо иметь в виду их предметную самостоятельность. В целом общество — это продукт исторической деятельности людей; страна определяет его географическое местоположение; нация являет целостное экономическое, территориальное, языковое, правовое построение с традиционной культурой, менталитетом; государство — политическую организацию.

Общественная система характеризуется функциональной согласованностью компонентов своей структуры и в то же время их определённой самостоятельностью. Исторически характер развития общества определялся в соответствии со сложившимися экономическими отношениями, политическим господством, социальными особенностями и региональными чертами. Приоритет тех или иных структурных элементов общественного развития проявлялся в гармонии естественных, социальных, демографических, материальных и иных факторов бытия.

Мы определили ранее, что общество — это люди, находящиеся в системе общественных отношений и институтов, порождённых их деятельностью. Человек, индивидуальность, личность, персона и в целом социум представляют базовый элемент общества. Становление человека (антропогенез) и становление общества (социогенез) — две стороны единого процесса, происходящего в социальном времени и пространстве.

Говоря о системообразующих факторах, влияющих на процесс становления и развития общества, принято выделять — естественные, социальные, материальные и экологические. С учётом этого, целесообразно уточнить и сущность сфер общественной жизни с соответствующими им традициями, принципами, нормами и культурой, основанными на базовых формах общественной деятельности, как исторически сложившихся самостоятельных системообразующих институтах жизни общества.

Сразу отметим, что детального рассмотрения всех системообразующих факторов становления и развития общества в этом разделе лекции мы делать не будем, так как о части из них уже велась речь ранее, поэтому представим некоторые их особенности, прежде всего, естественные.

Система "универсум — человек" — базовое философское построение для понимания становления и развития общества. Человек, социум, общество на планете есть объективное "порождение" универсума. Явившись миру, человек постоянно совершенствовал себя и преобразовывал природу, выстраивал посредством деятельности всё ему недостающее, общественное.

Человек — специфическая часть природного мира, его сущностной элемент. Он эволюционировал постепенно, изменяя факторы природной зависимости, становясь самостью, посредством труда, общения, улучшения условий быта, ведения совместного хозяйства и т.п., то есть системы социально ориентированных отношений. Становление (выживание и развитие) человека происходило посредством естественного отбора с опорой на собственную силу, здоровье, выносливость, умение противостоять природным факторам и воспроизводить себе подобных. Социальный отбор предполагал наличие различных индивидуальных особенностей, сформированных способностей, реализацию интеллектуальных качеств, умение приспосабливаться к социальной среде и её условиям.

Всё социальное, социально значимое, закреплялось как традиционным житейским образом, так и посредством теоретического закрепления накопленных знаний, умений, установок. Предметно говоря, человек в своём природном становлении и развитии постепенно выстраивался сам и встраивался в лоно социальных законов, сообразно своей естественной природе и общественному бытию. Это осуществлялось, прежде всего, в процессе труда, навыки к которому постоянно совершенствовались, передаваясь от поколения к поколению в ремесленном, а, затем и в профессиональном режиме в процессе обучения и воспитания, передачи опыта, то есть в процессе социализации.

Природная среда сыграла роль первичного естественного фактора становления и развития общества через человеческий труд, человеческую деятельность.

Наши далёкие предки изначально использовали в качестве простейших орудий труда, а также для охоты и защиты себя от хищников подходящие для этого предметы природного мира, случайно попавшие в их поле зрения — палки, камни, кости. Эта их операционность относилась к разряду инстинктивных животных форм реакции. Но именно эта способность предков человека к осуществлению примитивных операций явилась мотивированным началом осуществления труда в той форме, в которой он составляет исключительное достояние человека, как целеполагающая деятельность.

От простого использования найденных в природе предметов (скорлупы крупного ореха, применяемого как ёмкость для воды или камня, как ударного или охотничьего инструмента), наши предки осознанно переходили к изготовлению орудий труда и это постепенно становилось их потребностью, которая дала реальный толчок возникновению собственно человеческого, то есть ремесленного (осмысленного) труда, от которого последовал переход к деятельности.

Труд предопределил ряд знаковых для человека последствий:

- во-первых, организм приматов стал приспосабливаться не просто к условиям среды, а именно к труду. Специфические особенности физической организации человеческого существа — прямая походка, дифференциация функций передних и задних конечностей, взаимосвязанное функционирование рук и головного мозга — выработались в процессе длительного приспособления организма к выполнению необходимых для жизни операций;
- во-вторых, труд, будучи не только индивидуальным, но и совместным, стимулировал возникновение и развитие сигналов оповещения, впоследствии — членораздельной речи и языка как средства общения, накопления и передачи необходимой информации;
- в-третьих, в процессе труда расширялись потребности человека, что сказалось на его способностях к осуществлению разнообразных не только индивидуальных, но и групповых действий — зарождалась система общественных отношений, начиная с первобытнообщинных.

Человек отличается от животного мира по самым разнообразным биотическим признакам (особенностям тела, отсутствию сплошного волосяного покрова, прямохождению, строению скелета и т.п.), но главными отличительными признаками являются социальные — речь, способность к абстрактному мышлению, умение целеполагать свою деятельность, наличие социальных связей, социализация, менталитет.

Человеческий труд принципиально отличен от рефлексорных действий в животном мире, потому что:

- является целеориентированным;
- представляет собой активное воздействие человека на окружающую действительность (природу), а не приспособление к ней;
- предполагает не только использование предметов естественного мира, но и собственное производство орудий труда;
- способствует сознательному удовлетворению человеческих потребностей;
- носит как коллективный, так и индивидуальный характер и исторически способствует становлению общества, появлению и развитию его институтов.

Чтобы уяснить для себя вопросы становления и развития общества посредством деятельности, уясним некоторые предметные понятия, применяемые в социальной философии: "работа", "труд", "деятельность" и "творчество". Работа, труд с их обязательными социальными компонентами — речью, общением, накоплением и передачей информации и опыта способствовали становлению и развитию человека общественного. Человеческая деятельность в её компонентном составе: субъект — объект — средства — процесс — результат — условия — система — среда, способствовала становлению и развитию цивилизации. Человеческое творчество является тем созидательно-целевым социальным стержнем, который способствует построению общества высокой культуры, а также социального государства со всеми ценностно-значимыми элементами общественного развития.

Работа — выполнение человеком или группой лиц конкретных функций.

Труд — сознательный способ удовлетворения человеком, коллективом своих потребностей (труд физический, труд интеллектуальный, труд смешанный).

Деятельность — целесообразный труд личности или социальной группы. Целеполагание в деятельности обязательно, потому как оно составляет её сущность. Деятельность шире понятия труда и не укладывается в некие заранее установленные параметры, например, выкопать яму размером метр на метр и на метр. Она несёт как индивидуальную, так и институциональную нагрузку: деятельность учёного, деятельность руководителя, деятельность правительства, деятельность в сфере искусства, деятельность в сфере обороны или общественной безопасности.

Творчество — креативная деятельность, направленная на создание чего-то нового, ранее несуществовавшето.

Работа, труд, деятельность и творчество — социальные константы, имеющие широкое общественное значение.

Анализ понятий работы, труда, деятельности и творчества показывает, что социальное развитие отлично от биологического, хотя человек как субъект функционирует с учётом своей биотической природы. Поэтому можно говорить о различии характера и темпов социальных и биотических процессов. Коренные изменения в общественной жизни совершаются в такие сроки, которых реально недостаточно для сколько-нибудь значительных изменений в развитии биологических видов. К тому же биологическое развитие во многих случаях всё более замедляется, по мере того как определённый вид организмов специализируется и приспосабливается к среде. Напротив, развитие общества на протяжении всей его истории ускоряется. Если Древний мир развивался и функционировал несколько тысячелетий, то общество Средних веков "уложилось" уже в тысячу лет, общество Нового времени с эпохой Просвещения всего в триста, а Новейшему обществу с его информационной насыщенностью немногим более века. Как видим, социальная динамика явно превосходит биотическую. Во многом это стало возможным благодаря возникновению новых механизмов преемственности в развитии общества по сравнению с биологической эволюцией.

В биотическом мире накопление и передача информации от одного поколения к другому осуществляется главным образом через механизм наследственности, лежащий в основе прирождённых инстинктов, а у высших животных также путём передачи потомству приобретённых родителями индивидуальных навыков.

В общественной жизни сущностную роль играют наследованные каждым поколением, прежде всего, производственные и управленческие навыки, социальные и духовные нормы, общественный опыт, который воплощается в языке и мышлении, знаниях и традициях, деятельности и творчестве, в целом в культуре.

Если биологическая передача свойств ограничена запасом информации, который заложен в аппарате наследственности (генах), то наследование социального опыта происходит непрерывно и не имеет границ. Социализация человека в процессе образования, обучения и воспитания (получение знаний, умений и установок) как раз и представляет собою освоение этого опыта, совокупности созданных человеком ценностей. При этом каждое новое поколение обогащает свою культуру новыми достижениями. В отличие от биологического мира, где все изменения совершаются стихийно, бессознательно, перед человеческим обществом открывается возможность сознательно и целенаправленно изменять условия своей материальной жизни и регулировать взаимоотношения с природой.

Отличие природного естества (физико-химические процессы) от общественного естества (социум) заключается в форме отношений, присущих этим явлениям. Природные — материальные образования абиотического и биотического уровней независимы от человеческого вмешательства, они объективны; общественные — социальные образования, созданы людьми на определённых этапах исторического развития, они социальны.

Однако общество не развивается изолировано от природы. Развитие общества немыслимо без известных естественных предпосылок. К их числу относят окружающую общество географическую среду. При этом обязательно учитывается демографическая среда или население.

Развитие общественной деятельности

Когда говорят о развитии человеческой деятельности, то имеют в виду следующие аспекты прогрессивного преобразования деятельности:

1. Филогенетическое развитие системы деятельности человека.
2. Включение человека в различные виды деятельности в процессе его индивидуального развития (онтогенез).
3. Изменения, происходящие внутри отдельных видов деятельности по мере их развития.
4. Дифференциацию деятельностей, в процессе которой из одних деятельностей рождаются другие за счет обособления и превращения отдельных действий в самостоятельные виды деятельности.

Филогенетическое преобразование системы человеческих действий совпадает по существу с историей социально-экономического развития. Интеграция и дифференциация общественных структур сопровождались появлением у людей новых видов деятельности. Люди новых поколений, включаясь в жизнь современного им общества, усваивали и развивали те виды деятельности, характерные для данного общества. Этот процесс интеграции растущего индивида в действующую систему деятельностей называется социализацией, и ее поэтапное осуществление предполагает постепенное вовлечение ребенка в общение, игру, учение и труд.

В процессе развития деятельности происходят ее внутренние преобразования: деятельность обогащается новым предметным содержанием; у деятельности появляются новые средства реализации, которые ускоряют ее течение и совершенствуют результаты; происходит автоматизация некоторых операций, они превращаются в умения и навыки; выделяются новые виды деятельности. Этот механизм развития деятельности был описан А. Н. Леонтьевым и получил название сдвига мотива на цель.

Действие этого механизма представляется следующим. Некоторый фрагмент деятельности – действие – поначалу может иметь осознаваемую индивидом цель, которая в свою очередь выступает как средство достижения другой цели, служащей удовлетворением потребности. Данное действие и соответствующая ему цель являются привлекательными для индивида постольку, поскольку они обслуживают процесс удовлетворения потребности, и только по этой причине. В дальнейшем цель этого действия может приобрести самостоятельную ценность, стать потребностью или мотивом. В этом случае говорят, что в ходе развития деятельности произошел сдвиг мотива на цель и родилась новая деятельность.

Основные характеристики деятельности – предметность и субъективность.

Специфика предметной определенности в том, что объекты внешнего мира не воздействуют на субъект непосредственно, они преобразуются в процессе деятельности.

Филогенетические предпосылки предметности проявляются в деятельности животных как ее обусловленность свойствами объектов – ключевыми раздражителями, служащими удовлетворению биологических потребностей, а не любыми воздействиями внешнего мира.

В развитой форме предметность свойственна лишь человеческой деятельности. Она проявляется в социальной обусловленности деятельности человека, в ее связи со значениями, фиксированными в схемах действия, в понятиях языка, в ценностях, в ролях и нормах социальных.

Субъективность деятельности выражается в таких аспектах активности субъекта, как обусловленность психического образа прошлым опытом, потребностями, установками, эмоциями, целями и мотивами, определяющими направленность и избирательность деятельности; в смысле личностном – в «значении для себя», придаваемым мотивами различным событиям, действиям.

Теории общественного развития

Одной из популярных концепций общественного развития является концепция модернизации.

Модернизация (дословно: «осовременивание») — процесс перехода от доиндустриального общества к индустриальному и постиндустриальному.

Сторонники теории модернизации полагают, что все общества рано или поздно проходят путь от традиционного (доиндустриального) состояния к более развитым, современным формам социальной организации. При этом культурное своеобразие каждого общества отступает на второй план, а на первый выходят общечеловеческие ценности, отождествляемые с достижениями западного капитализма.

Модернизация разворачивается во всех сферах жизнедеятельности общества.

Экономическая модернизация включает в себя:

• индустриализацию;
• применение научных технологий;
• специализацию и дифференциацию труда;
• становление и совершенствование рыночных механизмов регулирования экономики (в том числе и с участием государства);
• интернационализацию, а затем и глобализацию экономической жизни.

Социальная модернизация подразумевает:

• урбанизацию;
• переход от отношений иерархической подчиненности к социальным отношениям равноправного партнерства на основе взаимного интереса;
• повышение в социальном статусе человека роли индивидуальных качеств — образования, квалификации, усердия и уменьшение рощ приписываемого статуса;
• открытую стратификационную систему;
• высокую социальную мобильность;
• увеличение роли среднего класса в жизни общества.

Культурная модернизация означает:

• рационализацию общественного сознания;
• секуляризацию;
• ослабление традиционных ценностей (семьи, религии, морали);
• рост значения науки, знаний, информации;
• распространение культурного плюрализма и религиозно-этнической терпимости;
• рост индивидуализма.

Политическая модернизация предполагает:

• развитие демократических политических институтов (парламент, политические партии, всеобщее избирательное право, тайное голосование и др.);
• увеличение внимания к правам человека;
• создание таких режимов, которые учитывают мнение народа, обладают гибкостью и устойчивостью;
• ослабление политического радикализма и увеличение роди центризма в политической жизни и т. д.

Выделяют несколько исторических типов модернизации:

1. Доиндустриальная модернизация (XVI–XVIII вв. в Европе) выразилась в распространении идей гуманизма, Реформации, Просвещения, первоначальном накоплении капитала.
2. Раннеиндустриальная модернизация (кон. XVIII–XIX вв.) нашла воплощение в промышленной революции, внедрении в производство новой техники, формировании буржуазии и пролетариата как основных классов капиталистического (индустриального) общества, свободной конкуренции и урбанизации.
3. Постнеиндустриальная модернизация (20–50 гг. XX века в развитых странах Запада) проявлялась во внедрении научной организации труда и поточно-конвейерного производства, увеличении роли менеджеров в экономике, улучшении условий труда и жизни населения, в появлении идеологии массового потребления, росте влияния среднего класса.
4. Постиндустриальная модернизация (происходит в наши дни в США, Японии, некоторых других странах) означает повышение роли сферы услуг и информации, компьютеризацию, индивидуализацию и гуманизацию труда. Главными ценностями становятся культура, образование, природа, а основным мотивом труда — возможность самореализации.

Выделяют два основных вида модернизации — органичную и неорганичную.

Органичная модернизация характерна для стран первого эшелона капитализма (США, Западная Европа). Эта модернизация в результате естественного, постепенного, длительного развития внутренних процессов. Органичная модернизация является моментом собственного развития тот или иной страны и подготовлена всем ходом предшествующей эволюции. Органичная модернизация начинается как бы снизу, со сферы культуры, т. е. с уклада жизни, традиций, мировоззрения людей, а потом распространяется на все общество (вспомним идею М. Вебера о протестантизме как идеологической предмете капитализма).

Неорганичная модернизация (вторичная, отраженная) характерная для стран второго и третьего эшелона капитализма, по тем или иным причинам отставших в своем развитии и теперь пытающихся догнать передовые страны. Неорганичная модернизация начинается сверху, с политики, а затем переходит в сферу экономики.

Неорганичность модернизации проявляется в:

• заимствовании чужого опыта, не всегда критичном;
• развитии рывками;
• решающей роли государства, которое, в условиях неразвитости институтов рынка и частной собственности и отсутствии регламентации прав индивида, принуждает население к модернизации;
• неравномерности развития (возможен акцент на военно-промышленный комплекс в ущерб культуре и демократии, наличие острых социальных проблем).

Типичным примером неорганичной модернизации являются петровские преобразования, сталинский «рывок» и реформы Б. Ельцина в России. Обычно неорганичная модернизация обрекает ту или иную страну на постоянное догоняющее развитие, причем догнать самые передовые страны, как правило, не удается. Исключением является, пожалуй, Япония. Неорганическая модернизация характерна для всех постсоветских республик, в том числе для Беларуси.

В последнее время концепция модернизации подвергается критике за слабый учет национальной специфики различных стран, особенностей их культуры, традиций и т. д.

Если модернизация осуществляется в относительно короткий промежуток времени, то ее называют трансформацией. Трансформация охватывает все сферы жизни общества (экономику, социальные отношения, политическую власть, стандарты поведения, ценностные ориентации) и часто сопровождается их коренной ломкой, демонтажом отжившей системы и новым самоопределением общества. Именно подобные процессы трансформации переживают сегодня постсоциалистические страны.

Термин «трансформация» неотделим от перемен в тех развивающихся странах, которые перешли к новой социально-экономической политике или ставят задачу перехода от старых традиционных укладов к новейшему индустриальному производству при всеобъемлющем использовании рыночных механизмов.

Раньше других ее процессы дали о себе знать в Польше. Опираясь на многообразную помощь из-за рубежа, здесь стала стремительно набирать силу оппозиция. Вслед за Польшей реформаторские тенденции усилились в Венгрии и Чехословакии. Политика «перестройки» в СССР, неуклонно снижавшая политический и экономический потенциал социалистического государства, настолько обострила общественный и социально-экономический кризис, что еще до распада союзного государства из его состава вышла Прибалтика. Последовало включение ГДР в состав ФРГ. И, наконец, Беловежские соглашения, объявившие всему миру об упразднении СССР, активизировали процессы трансформации в остальных республиках бывшей советской державы.

Под системной трансформацией понимаются обычно следующие изменения:

1. Изменение политической и государственной системы, отказ от монополии одной партии, создание парламентской республики западного типа, общая демократизация общественных отношений.

2. Обновление экономических основ общественной системы, отход от так называемой «центральной плановой экономики» с ее «распределительными функциями», ориентация на экономику «рыночного типа», в интересах которой:

а) проводится разгосударствление собственности и широкая программа приватизации;
б) создается новый правовой механизм экономических и финансовых отношений, допускающий «многоукладность» форм экономической жизни и создающий инфраструктуру для развития частной собственности;
в) вводятся «свободные цены».

Понятно, что осуществление вышеуказанных целей предполагает коренное изменение содержания и роли государственного бюджета, отказ от поддержки «нерентабельных предприятий», принципиально иную схему инвестиционной деятельности, обеспечения сырьевыми ресурсами. Новую роль получают банки, биржи, ценные бумаги и т. п.

3. Отказ от социалистической «всеобщности труда», ликвидация системы «социального иждивенчества» с одновременным провозглашением стандартных либерально-демократических свобод.

4. Практическое приспособление к требованиям мирового рынка, предполагающее новые формы внешнеэкономической деятельности, переструктурирование экономики, т. е. разрушение ее установившихся пропорций и кооперационных связей (в частности, проведение конверсии, т. е. радикального ослабления сектора производства вооружений).

Сюда же относят проблему экологической безопасности, которая действительно приобретает характер одного из главнейших факторов развития национального производства.

5. Перемена духовно-культурных ориентиров общественного развития.

В целом процесс трансформации призван обеспечить гарантии от реставрации старой системы, причем как нежелательные рассматриваются не только варианты возвращения прежней идеологии, но и воссоздания мощного государства, которое могло бы существенно влиять на геополитические процессы в их экономических, торгово-финансовых, военных, научно-технических и прочих измерениях. Однако вся сложность развития данного процесса состоит в том, что единой технологии трансформационных перемен нет, и оптимальную политику преобразований каждой стране приходится вырабатывать самостоятельно.

Общественно-историческое развитие

Человеческое общество постоянно изменяется. На заре человечества возникло общество охотников и собирателей. Позднее его сменило рабовладельческое, феодальное, капиталистическое, социалистическое. Сегодня стоит вопрос глобализации общества.

Существует несколько подходов к периодизации общественно-исторического развития.

Формационная модель всемирной истории разработана К. Марксом. Согласно ей, человечество от одной стадии, по марксисткой терминологии – формации, движется к другой, более высокой и, таким образом, как бы поднимается по лестнице прогресса. Общественно-экономическая формация – это совокупность всех сторон жизни общества на соответствующей ступени развития.

К Маркс выделял три общественно-экономические формации: первичную (первобытную, архаическую); вторичную (экономическую, основанную на частной собственности); третичную (коммунистическую). Историческое развитие предстает как последовательная смена общественно-экономических формаций.

Решающую роль в развитии общества, согласно марксистской теории, играют производственные (экономические) отношения. Они выступают базисом формации, определяющим надстройку общества, т.е. господствующие идеи и взгляды и соответствующие им организации. Переход от одной формации к другой вызывается противоречиями, возникающими в способе производства: развившиеся производительные силы требуют изменений в сложившихся экономических отношениях, а затем и во всей надстройке. Это противоречие в обществе, основанном на частной собственности, принимает форму классовой борьбы, высшей формой которой является социальная революция.

Формационный подход, еще недавно рассматривавшийся в отечественном обществознании как единственно верный, сегодня воспринимается многими критически. Прежде всего, подвергается сомнению его универсальность, применимость ко всем странам и эпохам. Далеко не все исторические факты «укладываются» в формационную схему. Например, одновременно с рабовладельческими государствами Средиземноморья существовали племена, находившиеся на стадии первобытного, архаического строя, в также общества восточного типа. Теоретически рабовладельческий строй представляет собой следующую за родовым строем ступень развития, в реальной же истории оба они существовали в одну историческую эпоху. При этом гибель рабовладельческим государствам принесли народы и племена, находившиеся на более примитивной ступени развития.

Критикуя марксистскую теорию формации, ряд исследователей, тем не менее поддерживает саму идею выделения стадий в мировом историческом процессе. По мнению О. Тоффлера, 10 тыс. лет назад началась первая волна крупных изменений. Она преобразовала племена кочевников в оседлых крестьян. Эта аграрная революция положила начало цивилизационному этапу человеческой истории. Таким образом, первой стадией мировой цивилизации стало аграрное, или традиционное, общество. Затем, приблизительно 300 лет назад, в Западной Европе началась промышленная революция. Ее результатом явилось превращение аграрного общества в индустриальное. Сегодня мы наблюдаем третью волну изменений, которая не менее глубока, чем промышленная революция, но протекает значительно быстрее - мир вступает в постиндустриальное информационное общество.

Похожую схему общественно-исторического развития предложил американский социолог У. Ростоу.

Он выделяет пять стадий развития, две из которых являются своего рода промежуточными, обеспечивающими переход к новой фазе развития:

1. Традиционное общество. Это аграрные общества с довольно примитивной техникой, преобладанием сельского хозяйства в экономике, сословно-классовой структурой и властью крупных земельных собственников.
2. Переходное общество. На этом этапе развития происходят довольно бурные изменения в общественной жизни: растет сельскохозяйственное производство, появляется новый вид деятельности – предпринимательство и соответствующий ему новый тип предприимчивых людей. Складываются централизованные государства, усиливается национальное самосознание.
3. Стадия «сдвига» с промышленными революциями и следующими за ними социально-экономическими и политическими преобразованиями.
4. Стадия «зрелости», связанная с развитием научно-технической революции, ростом значения городов и численности городского населения.
5. Эра «высокого массового потребления». Ее важнейшая черта – значительный рост сферы услуг, производства товаров потребления и превращение их в основной сектор экономики.

По - иному видят развитие общества сторонники теории локальных цивилизаций Н. Данилевский, А. Тойнби. По мнению последнего, неповторимый облик каждой цивилизации складывается под влиянием многих факторов, в том числе и особенностей географической среды. Каждая цивилизация – это единый организм, имеющий свою систему ценностей, высшими из которых являются религиозные. Цивилизациям присущ замкнутый цикл исторического существования.

У цивилизационного подхода есть и свои недостатки. Так, стадиально-цивилизационный подход схематичен, слабо учитывает особенности развития отдельных стран и регионов. При локально-цивилизационном подходе преувеличивается момент взаимной изоляции цивилизаций.

А теперь рассмотрим системный подход. Системность – это качественная определенность объективно существующего и развивающегося человеческого общества. Системные представления об обществе можно обнаружить в учениях древних мыслителей, но только в ХIХ-ХХ вв. были разработаны системные теории общества с использованием категориального аппарата социальной философии, обширного массива гуманитарного знания и достижений системно-исторического метода.

Рассматривая общество как развивающуюся систему, исходят из следующего:

1) общество есть определенное единство, целостность;
2) наличие у общества составных частей (элементов, компонентов);
3) развитие, определенная направленность общества как системы;
4) существование интегративного, системного качества общества в отличие от свойств и качеств образующих его элементов;
5) по отношению к Вселенной, природе, общество есть подсистема, качественное отличие которой составляет то, что преобразующая человеческая деятельность является способом существования и развития исторической действительности.

Уровень общественного развития

Общество обладает не только сложным строением, но также характеризуется существованием во времени, имеет свою историю. Раздел социальной философии, изучающий историческое бытие общества, закономерности его развития, получил название философии истории. Впервые данный термин употребил Вольтер (1694-1778).

В современной философии истории представлен широкий спектр концепций, по-разному отвечающих на основные вопросы философии истории.

К числу последних можно отнести следующие фундаментальные проблемы:

- движущих сил и субъектов истории;
- роли личности в истории;
- общественного прогресса и его критериев;
- единства истории (един ли исторический путь для всех народов и стран или у каждого своя историческая судьба);
- типизации обществ в истории (формации или цивилизации);
- смысла, цели и направления истории;
- случайного и закономерного (крайне важного) в истории.

Мы вкратце остановимся лишь на базовых вариантах решения первых пяти проблем.

Что движет историей, кто направляет её ход, какие причины и факторы влияют на общественную жизнь – таков спектр вопросов, ответить на которые пытались многие мыслители. Одни полагали, что решающую роль в истории играют субъекты, т.е. лица, наделенные сознанием и волей. К последним относили либо единичных деятелей - Бога, или выдающихся личностей (вождей, лидеров, героев), либо общности и группы людей – классы, партии или даже целые народы. Другие философы отдавали предпочтение безличным движущим силам – причинам и факторам, независимым от сознания и воли людей – законам истории, географической среде, борьбе за существование, солнечной активности и пр.

Всё многообразие позиций по этой проблеме можно свести к трем основным: натурализму, материализму и идеализму.

Натурализм (от лат. natura – природа) обосновывает тезис о том, что общественная жизнь существенно зависит от природных факторов. В рамках натурализма наиболее влиятельны два направления: географический детерминизм и социал-дарвинизм.

Материализм, представленный в основном марксизмом, также делает акцент на объективных закономерностях общественной жизни, но подчеркивает специфичность социальных факторов, их несводимость к природным. Материалистическое понимание истории гласит, что существуют объективные (т.е. материальные), независимые от сознания и воли людей законы истории, общественной жизни.

В марксизме выделяется несколько движущих сил развития общества: во-первых, это способ производства материальных благ, определяющий духовные и политические явления; во-вторых, это классовая борьба, порождаемая объективными социальными противоречиями и способствующая переходу от одной общественно-экономической формации к другой. К числу движущих факторов истории марксизм относит и социальные революции, которые Маркс назвал «локомотивами истории».

Идеализм отдает предпочтение субъективным факторам, признавая определяющую роль сознания в истории. Сторонники объективного идеализма подчеркивают главенство в истории Бога или его аналогов (напр., Мировой Дух у Гегеля), тогда как волюнтаристы (напр., Ф. Ницше) признают решающее значение за отдельными выдающимися личностями, полагая, что именно их идеи и воля способны направить историю в «нужное русло».

В вопросе о роли личности в истории выделяют две диаметрально противоположные позиции: фатализм и волюнтаризм, о котором мы уже говорили.

Фатализм (от лат. fatalis – роковой) означает веру в предопределённость и неотвратимость судьбы, а применительно к обществу убеждение от неотвратимости действия слепых социальных сил и законов. При этом роль личности низводится до минимума: все предопределено, не только отдельный человек, но и большие группы людей не могут изменить ход исторических событий. Волюнтаризм впадает в противоположную крайность, объявляя тотальную зависимость истории от сознания и воли отдельных выдающихся людей, эти сознание и воля объявляются самодовлеющими, ничем не обусловленными факторами, определяющими ход общественного развития.

В развитии человечества даже поверхностный наблюдатель способен увидеть качественно своеобразные фазы, своего рода ступени истории. Таким образом, встает проблема выделения типов общественного устройства в истории.

В Древнем Риме противопоставляли варварские и цивилизованные общества, последние характеризовались наличием письменности, государства, городов, более совершенной техники и пр. В эпоху Просвещения вводится триада: Античность – Средние Века – Новое время. И только в XIX веке, в рамках марксизма появляется первая научно обоснованная концепция, получившая название теории общественно-экономических формаций. Согласно формационному подходу в основу классификации обществ крайне важно положить различия в способе производства материальных благ. Маркс выделил пять формаций: первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и коммунистическую.

В XX веке появляются альтернативные марксизму теории, иначе решающие вопрос о типах обществ в истории. Наиболее популярная из них – теория «постиндустриального (информационного) общества» (Д. Белл, А. Турен, Е. Масуда и др.). Основой поступательного развития общества здесь считается смена различных технологических эпох.

Марксизм и теории информационного общества сходятся в одном – в признании идеи прогресса (от лат. progressus — движение вперед), как поступательного движения общества от низшего к высшему, от менее совершенного к более совершенному.

В случае если марксизм и теории информационного общества не порывают с просветительской идеей прогресса, то в рамках так называемого цивилизационного подхода представление о прогрессе и единой «столбовой дороге» для всего человечества замещается пестрой картиной зарождения, расцвета и упадка отдельных локальных цивилизаций (культур). Впервые такой взгляд на историю был предложен русским мыслителем Н.Я. Данилевским (1822-1885) в работе «Россия и Европа» (1869), но всемирную популярность теория локальных цивилизаций получила благодаря труду «Закат Европы» (1918-1922) немецкого историка, представителя «философии жизни» Освальда Шпенглера (1880-1936).

Согласно цивилизационному подходу, единой истории человечества не существует, есть только история локальных цивилизаций, каждая из которых в своем развитии напоминает растение: она зарождается, достигает поры цветения, т.е. наивысшего расцвета? а затем постепенно деградирует и, в конце концов, погибает. Пора упадка культуры, согласно Шпенглеру, связана с переориентацией общества с духовных ценностей на материальное потребление. Отдельные цивилизации не оказывают друг на друга заметного влияния, существуют сами по себе, в связи с этим их также именуют замкнутыми культурно-историческими типами. Шпенглер выделил девять таких типов: египетский, ассиро-вавилонский, греко-римский (аполлоновский), индийский, китайский, арабо-византийский, культуру майя, западно-европейский (фаустовский) и русско-сибирский. Последнюю культуру он считал самой молодой, ещё не реализовавшей свои потенции развития.

Формы общественного развития

Различают две формы общественного развития: революция и реформа.

Революция - это полное и комплексное изменение всех или большинства сторон общественной жизни, затрагивающее основы существующего социального строя.

Согласно марксистской методологии, под социальной революцией понимается коренной переворот в жизни общества, изменяющий его структуру и означающий качественный скачок в его прогрессивном развитии. Наиболее общей, глубинной причиной наступления эпохи социальной революции, по К. Марксу, является конфликт между растущими производительными силами и сложившейся системой социальных отношений и учреждений. Обострение на этой объективной почве экономических, политических и иных противоречий в обществе приводит к революции.

Революция, как правило, представляет собой активное политическое действие народных масс и имеет первой целью переход руководства обществом в руки нового класса. Однако в истории известны и «революции сверху», когда коренные преобразования производились отдельными политическими деятелями. Социальная революция отличается от эволюционных преобразований тем, что она сконцентрирована во времени и ведёт к коренному изменению всех сфер жизни.

Постепенное изменение состояния - общества называется эволюцией. Формой эволюционного развития являются реформы. Реформа - это преобразование, переустройство, изменение какой-либо стороны общественной жизни, не уничтожающее основ существующей социальной структуры, оставляющее власть в руках прежнего правящего класса. Это путь постепенного преобразования существующих отношений. Он противопоставляется революционным взрывам, сметающим до основания старые порядки, старый строй. Марксизм считал эволю-ционный процесс мучительным для народа. Результат реформ часто ниже ожидаемого: преобразования являются половинчатыми и непоследовательными. Однако мучительны для народа и революции, ведущие к жертвам, «режущие по живому» все общественные отношения.

В современном обществознании акцент переносится с антиномии «реформа - революция» на «реформа - инновация». Под инновацией понимается рядовое, однократное улучшение.

Таким образом, различают два вида социальных изменений: постепенный, эволюционный (реформы), и скачкообразный (революционный).

Общественное развитие государства

Возникнув на определенной ступени зрелости человеческого общества вследствие экономических, социальных, нравственных, психологических и других закономерностей, государство становится его основной управляющей системой. Государственно-организованное общество приобрело новые (уникальные) возможности для своего существования: развития производительных сил, социальных отношений, нравственных устоев, культуры, науки, международных связей.

Государство — исторически развивающееся явление. С поступательным развитием общества изменяется и государство, его цели и задачи, управляющие структуры и функции. В соответствии с этим изменяются и взгляды на понятие государства, его роль и предназначение в общественной жизни. В различные исторические периоды научная мысль пыталась дать свое определение государства, используя в основном те объективные факторы, которые имели место в данный период и отражали особенности того или иного конкретного государства.

Например, в античном мире государство охватывало собою все без исключения стороны общественной жизни, поэтому в нем человек полностью поглощался гражданином государства. Аристотель определяет государство как соединение многих родов и деревень ради лучшей, совершенной жизни. У древних греков государство считалось сосредоточением всех умственных и нравственных интересов граждан. В Риме эта задача существенно сужается. Цицерон видит в государстве уже не олицетворение высшего совершенства человеческой жизни, а союз людей, объединенных общими началами права и общей пользы.

Немецкий юрист Р. Моль в 1872 году писал, что «государство есть постоянный, единый организм таких установлений, которые, будучи руководимы общею волею, поддерживаемы и приводимы в действие общею силою, имеют задачей содействие достижению дозволенных целей определенного на данной территории народа, а именно, начиная от отдельной личности и кончая обществом, до тех пор, пока эти цели не будут удовлетворены собственными силами личности и пока они составляют предмет общей необходимости».

Следует привести и определения государства, которое давали русские юристы. Так, Коркунов, например, определяет государство как «общественный союз, представляющий собою самостоятельное, признанное принудительное властвование над свободному людьми». Трубецкой считает, что «государство есть союз людей, властвующий самостоятельно и исключительно в пределах определенной территории». Как соединение людей под одной властью и в пределах одной территории трактуют государство Шершеневич и Кокошкин. Хвостов писал, что государство — «это союз свободных людей, живущих на определенной территории и подчиняющихся принудительной и самостоятельной верховной власти».

Как видим, подавляющее большинство мыслителей прошлого рассматривали государство в основном с социологической точки зрения. Но наряду с социологическим определением понятия государства в учении о государстве одновременно предпринимались попытки дать ему юридическое определение. Так, Еллинек считал, что государство представляет собой особое общественное образование и особое правовое явление. Его учение соответственно подразделяется на «социальное» и «правовое». «Так как право — существенный элемент государства, — пишет Еллинек, — то познание последнего невозможно без изучения его юридической природы. Государство, упорядоченное правом…, должно занимать определенное место в самом праве, — должно существовать правовое понятие о государстве». Государство он определяет как целевое единство индивидов, наделенное качествами юридического субъекта, обладающее волей и являющееся носителем прав. В известной мере подобный взгляд на государство разделял и русский государствовед Н.М. Коркунов.

Таким образом, можно сказать, что вопросы о государстве, его понятии, сущности и роли в обществе с давних пор относятся к числу основополагающих и остродискуссионных в государствоведении. Это объясняется по меньшей мере тремя причинами. Во-первых, названные вопросы прямо и непосредственно затрагивают интересы различных слоев, классов общества, политических партий и движений. Во-вторых, никакая другая организация не может конкурировать с государством в многообразии выполняемых задач и функций, во влиянии на судьбы общества. В-третьих, государство — очень сложное и внутренне противоречивое общественно-политическое явление.

Рожденное обществом, его противоречиями, государство само неизбежно становится противоречивым, противоречивы его деятельность и социальная роль. Как форма организации общества, призванная обеспечивать его целостность и управляемость, государство выполняет функции, обусловленные потребностями общества, а, следовательно, служит его интересам. По мнению К. Маркса, государство интегрирует классовое общество, становится формой гражданского общества, выражает и официально представляет данное общество в целом. Кроме того, это организация по управлению делами всего общества, выполняющая общие дела, вытекающие из природы всякого общества. Оно является политической организацией всего населения страны, его общим достоянием и делом. Без государства невозможны общественный прогресс, существование и развитие цивилизованного общества. Однако в классово-антагонистическом обществе государство, выполняя общесоциальные функции, все больше подчиняет свою деятельность интересам самого экономически могущественного класса, превращается в орудие его классовой диктатуры, приобретает отчетливо выраженный классовый характер. Именно в этом наиболее выпукло проявляются противоречивая природа и социальная роль государства.

История государства неотделима от истории общества. Оно вместе с обществом проходит длинный исторический путь от неразвитого к развитому, приобретает на этом пути новые черты и свойства. Для неразвитого государства характерно то, что в нем не развертывается, не получает должного развития весь комплекс институтов государства и оно сводится, в сущности, к политической (государственной) власти, основанной главным образом на аппарате принуждения. Развитым государство становится постепенно, по мере достижения определенного уровня цивилизации и демократии. Оно «обеспечивает организованность в стране на основе экономических и духовных факторов и реализует главное, что дает людям цивилизация, — народовластие, экономическую свободу, свободу автономной личности». В таком государстве развиваются все его институты и структуры, раскрывается их социальный потенциал. Причем государство изменяется и совершенствуется не само по себе. Его преобразуют, приспосабливают к изменяющимся условиям люди разных эпох и стран. Поэтому есть все основания рассматривать государство как одно, из самых значительных достижений мировой истории и цивилизации.

Не один раз обращались к определению государства К. Маркс и Ф. Энгельс. Они, считали, что эта «та форма, в которой индивиды, принадлежащие к господствующему классу гражданское общество данной эпохи находит свое сосредоточение». Много лет спустя Ф. Энгельс сформулировал краткое, но, пожалуй, самое конфронтационное определение, согласно которому «государство есть не что иное, как машина для подавления одного класса другим». В. И. Ленин внес в приведенное определение некоторые изменения. Он писал: «Государство — это есть машина для поддержания господства одного класса над другим».

Обе формулировки были широко распространены и в науке, и в официальной пропаганде. Однако они применимы только к таким государствам, в которых возникает высокая классовая напряженность и политическое противоборство грозит разрушением общества. Иначе говоря, эти определения походят к тираническим и диктаторским государствам. Выводя на первый план их насильственную сторону, указанные определения мешают увидеть в государстве ценные феномены цивилизации, культуры и социального порядка.

Следует подчеркнуть, что при определении понятия государства важно учитывать не только неодинаковое восприятие одних и тех же государственно-правовых явлений разными людьми, но и сложность и многогранность самого государства как явления.

В современной научной литературе государство обычно определяется как политико-территориальная суверенная организация публичной власти, имеющая специальный аппарат, способная делать свои веления обязательными для всей страны. Данная дефиниция синтезирует наиболее существенные черты и признаки государства и в целом приемлема, но в ней слабо отражена связь государства и общества.

Поэтому более точной будет следующая формулировка: государство — это политическая организация общества, обеспечивающая его единство и целостность, осуществляющая посредством государственного механизма управление делами общества, суверенную публичную власть, придающая праву общеобязательное значение, гарантирующая права, свободы граждан, законность и правопорядок.

Приведенное определение отражает общее понятие государства, но больше подходит к современному государству. В нем подчеркивается, что государство есть политическая организация всего общества всех его граждан. Оно выполняет жизненно необходимые для общества функции, обеспечивает его единство и целостность, управляет важнейшими общественными делами. В то же время государство (особенно правовое) призвано всесторонне гарантировать права и свободы граждан, поддерживать надежный и гуманный правопорядок в обществе.

Пути общественного развития

Общество находится в состоянии непрерывного развития и изменения. Какой тип изменений имеет место в обществе? Что является источником изменений в обществе? Необходимо знать, в каком направлении оно движется. Глобальный, всемирно-исторический процесс восхождения человеческого общества от состояния дикости к вершинам цивилизации принято называть социальным прогрессом, включающим в себя экономический, тех-нический, культурный прогресс. Фундаментом социального прогресса является технический прогресс.

Под прогрессом принято понимать направление развития, для которого характерно поступательное движение общества от низших и простых форм общественной организации к более высоким и сложным. Понятию прогресса противоположно понятие регресс, для которого характерно обратное движение - от высшего к низшему, деградация, возврат к уже отжившим структурам и отношениям. Представление о развитии общества как про-грессивном процессе появилось еще в древности, но окончательно оформилось в трудах французских просветителей (А. Тюрго, М. Кондорсе и др.). Критерии прогресса они видели в развитии человеческого разума, в распространении просвещения. Столь оптимистичный взгляд на историю сменился в XIX в. более сложными представлениями. Так, марксизм усматривает прогресс в переходе от одной общественно-экономической формации к другой, более высокой. Некоторые социологи сутью прогресса считали усложнение социальной структуры, рост социальной неоднородности. В современной социологии исторический прогресс связывается с процессом модернизации, т. е. переходом от аграрного общества к индустриальному, а затем и к постиндустриальному.

Некоторые мыслители отвергают идею прогресса в общественном развитии. Так, Гесиод считал, что общество идёт путём регресса (от золотого века к железному веку). Другие мыс-лители рассматривают историю как циклический круговорот с чередой подъемов и спадов (Дж. Вико), предсказывая скорый конец истории либо утверждая представления о многоли-нейном, независимом друг от друга, параллельном движении различных обществ (Н. Я. Данилевский, О. Шпенглер, А. Тойнби). Так, А. Тойнби, отказавшись от тезиса о единстве всемирной истории, выделил 21 цивилизацию, в развитии каждой из которых он различал фазы возникновения, роста, надлома, упадка и разложения. О закате Европы писал и О. Шпенглер.

Понимая под прогрессом движение к какой-либо цели, он считал его возможным только для отдельного человека, но не для истории. Последняя же должна быть объяснена и как прогрессивный процесс, и как регресс.

Современная точка зрения исходит из того, что прогрессивное развитие общества не исключает возвратных движений, регресса, цивилизационных тупиков и даже срывов.

Противоречивость прогресса выражается в следующем:

- прогресс в одной области может сопровождаться регрессом в другой (прогресс техники ведет к разрушению природы);
- прогресс может иметь неоднозначные последствия (открытия ядерной физики привели не только к созданию нового вида энергии, но и к созданию ядерной бомбы и т.д.);
- неоднозначные критерии прогресса (некоторые считают прогрессом быстрое развитие техники, другие - правовых норм, третьи - морали и т.д.);
- высока цена прогресса, за которую приходится платить ухудшением развития других областей (урбанизация ведет к повышению стрессов и т.д.).

В этой связи актуален вопрос о критериях прогресса. Единого мнения среди ученых нет и здесь. Французские просветители видели критерий в развитии разума, в степени разумности общественного устройства. Ряд мыслителей (к примеру, А. Сен-Симон) оценивал движение вперед по состоянию общественной нравственности, приближению ее к раннехристианским идеалам. Г. Гегель связывал прогресс со степенью сознания свободы. Марксизм также предложил свой универсальный критерий прогресса — развитие производительных сил. При этом прогресс в одних областях может приводить к регрессу в других. По этой причине необходим универсальный критерий прогресса. Целью любого общественного прогресса является создание условий для всестороннего и гармоничного развития человека.

Следовательно, критерием прогресса должна являться мера свободы, которую общество в состоянии предоставить личности для максимального развития ее потенциальных возможностей. Степень прогрессивности того или иного общественного строя нужно оценивать по созданным в нем условиям для удовлетворения всех потребностей личности, для свободного развития человека (или, как говорят, по степени человечности общественного устройства).

Чем человечнее условия жизни, тем больше возможностей для развития в человеке человеческого: разума, нравственности, творческих сил. Человечность, признание человека высшей ценностью выражается словом гуманизм.

Таким образом, универсальным критерием социального прогресса является то, что способствует возвышению гуманизма.

Развитие общественной мысли

Русская общественно-политическая мысль как оригинальное образование мировой политической науки в своем развитии прошла пять этапов:

Первый этап (XI-XVII вв.). Основателем общественно-политической мысли на Руси считается киевский митрополит Илларион, который в трактате «Слово о законе и благодати» сформулировал следующие идеи, касающиеся развития государства и общества: исторический процесс движется сменой принципов религий: основа Ветхого Завета - принцип закона; основа Нового Завета - принцип благодати (истины); по закону существовал лишь один богоизбранный народ - иудеи; с появлением благодати образовалось сообщество равноправных христианских народов; Русь занимает равное с другими государствами положение в мире; необоснованность претензий Византии на руководство русской церковью; Русская церковь должна быть независима; князь Владимир - святой, поскольку его дело выше заслуг императора Константина.

Дальнейшее развитие политические идеи Древней Руси получили в следующих трудах: «Повесть временных лет», «Слово о полку Игореве», а также в летописях: Лаврентьевской (1377 г.), Новгородской (XIV в.), Ипатьевской (XV в.) и других.

Главная идея политической мысли Руси XV-го в. - величие власти Московских государей - была разработана монахом Филофеем в XVI веке и нашла свое отражение в теории «Москва - третий Рим».

Согласно этой теории история человечества есть история великих всемирных государств: первое, Рим, погибло из-за ереси; второе, Византия, завоевано неверными - турками; третьим Римом стала Москва. Ей до предначертанного Богом конца света предписано быть хранительницей православия. Москва - третий Рим, «а четвертому не быть».

Второй этап (конец XVII в. - первая четверть XIX в.). Этап связан с именем Петра I, который оформил русское феодальное государство в абсолютную монархию, положил начало преодолению промышленной, военной и культурной отсталости страны. Это период образования и укрепления абсолютизма в политической мысли России. В эпоху «просвещенного абсолютизма», связанного с правлением Екатерины II, сложились два направления в развитии политической мысли: идеология феодальной аристократии, стремившейся упрочить свое положение путем ограниченной монархии; политико-правовые идеи зарождающегося просветительства и либерализма, направленные против крепостного права. Яркий след в нем оставили Ф.Прокопович, В.Татищев, И.Посошков, М.Щербатов, С.Десницкий, А.Радищев и др.

Феофан Прокопович (1681-1736 гг.), защитник Петровских преобразований, полагал, что: образование государства - результат договора «гражданского союза» людей с будущим государем; народ при этом не может расторгнуть такой договор; содержание договора и выбор конкретного правителя - божественный промысел; лучший «образ правления» - неограниченная монархия; нужно осуждать ограниченную монархию; аристократия и демократии должна быть подвергнута критике; церковь не должна иметь превосходство над светской властью.

Василий Татищев (1686-1750 гг.) был идеологом «просвещённого абсолютизма» и автором оригинальной теории происхождения государства и теории происхождения социального неравенства (теория 3-х «узд неволи»): первая узда - подчинение родителям; вторая узда - человек добровольно идёт в услужение другому, не имея возможности себя прокормить и защитить; положение о нерасторжимости такого договора составляло основу крепостного права (этому положению вещей противопоставляется договор о создании «общенародия», или республики); третья узда - насильственное лишение воли, рабство; это противоправно, но необходимо.

Иван Посошков (1652-1726 гг.) отражал взгляды и идеи нарождавшейся буржуазии. В своих трудах он: провел идею «общего блага», которое должен обеспечить абсолютный монарх; выдвинул требование сильной централизованной власти в стране; выступил против аристократии и демократии; выдвинул тезис о том, что власть царя подобна власти бога; предложил чётко определить права каждого сословия и его обязанности перед государством; выдвинул идею о том, что помещики владеют крестьянами временно, пока служат государю; предложил устроить единый суд для всех сословий.

Михаил Щербатов (1733-1790 гг.) выступал как защитник крепостничества, аргументируя это историческими, экономическими и юридическими фактами, рисуя идиллическую картину взаимоотношений между помещиками и крестьянами; предлагал строить государство на основе чётко зафиксированной в законе сословной организации; считал, что верховная власть должна принадлежать императору.

Семен Десницкий (1740-1789 гг.) выдвинул оригинальную теорию возникновения государства, связывая его появление с частной собственностью (по его мнению, у первобытных народов не было законов, правительств, государства); пытался исторически подойти к таким институтам, как семья и собственность; выступал как сторонник ограничения абсолютной власти монарха; предлагал выделить различные ветви власти, причём сделать их частично независимыми от воли монарха; выступал с осуждением крепостничества, так как в его условиях нельзя применить многие прогрессивные методы.

Александр Радищев (1749-1802 гг.) в знаменитом произведении «Путешествие из Петербурга в Москву» изложил теоретические основы политической программы и свои взгляды на происхождение и сущность государства: образование государства связано с возникновением собственности; государство возникает в результате договора в целях защиты слабых и угнетённых; критиковал крепостничество, выдвигая против него ряд юридических, экономических и нравственных возражений; подверг критике весь государственный аппарат абсолютизма; отверг теорию просвещённого абсолютизма; говорил об отсутствии связи между абсолютным монархом и народом; выдвинул идею народной революции, обосновывая право народа на восстание в том случае, если нарушен общественный договор и ущемлён народный суверенитет.

Третий этап (вторая четверть XIX в. - октябрь 1917 г.). Начало ему положило восстание декабристов. Основные идеи этого этапа: обоснование революционных планов коренного преобразования государственного строя в России; критика деспотизма в организации государственной власти; необходимость конституционной монархии, разделения властей, правового государства; поиск путей развития (самобытный и общеевропейский) государства. Четвертый этап (октябрь 1917 г. - начало 90-х гг. ХХ в.), коммунистический. После революции октября 1917 года и установления советской власти в России российская политическая наука развивалась только в одном направлении - теории марксизм-ленинизм. Наиболее видными мыслителями этого этапа были В. Ленин, И. Сталин и др. Политическая наука превратилась в наукообразный официоз, идеологическое обеспечение политики ВКП(б) - КПСС. В рамках научного коммунизма рассматривались некоторые вопросы политической теории, но споры носили в основном схоластический и ограниченный классовый характер.

Пятый этап (начало 90-х годов XX-го в. по н. в.). Этап ознаменован началом в России своеобразного ренессанса классической и неоклассической политической мысли.

Таким образом, на всех этапах российской истории политических учений каждая из политических доктрин несла на себе четкий отпечаток конкретно-исторических условий страны и эпохи, политических симпатий и антипатий автора доктрины и его единомышленников. Поэтому содержавшиеся в доктринах конкретные политические программы были преходящими и в новых исторических условиях сменялись другими политическими требованиями, ориентированными на новые идеалы.

Культура общественного развития

Доказательство того, что существование, функционирование и развитие культуры детерминированы материальными условиями общественной жизни, ее общими социальными закономерностями, не исчерпывает темы о соотношении культуры и общества. Этот аспект проблемы детерминации характеризует движение в направлении от социального к культурному. Но открытым остается вопрос о том, каким образом культура включается в процесс общественного развития, как она воздействует на него.

Если мы связываем культуру с развитием человека и видим в культуре субъектно-личностный аспект общественного развития, то главное в воздействии культуры на исторический процесс состоит в том, что она формирует и характеризует человека как деятельного субъекта общественного развития. «В культуре человек представлен... не как творимое, а как творящее существо...». Поэтому перед историческим материализмом возникает проблема соотнесения воплощенного в культуре деятельного, творческого начала с объективными тенденциями и законами общественного развития.

Культура включается в общественно-исторический процесс многообразными способами и формами. Она приобретает социальное влияние прежде всего в качестве необходимого аспекта деятельности общественного человека, которая «в силу своего общественного характера предполагает организацию совместной деятельности людей, а, следовательно, регулирование ее определенными правилами, аккумулированными в традициях, нормах, знаковых и символических системах и т. п.». Все это — явления и порождения культуры, в рамках которой осуществляется жизнедеятельность индивида и через которую сами общественные отношения приобретают для него определенный личностный смысл и ориентирующее значение. Когда К. Маркс писал о традициях прежних поколений, которые «как кошмар тяготеют над умами живых», он имел в виду эти символические системы и нормы, которые могут порой (это зависит от характера общества) довольно жестко регламентировать образ жизни и способ мышления многих поколений людей.

Далее, культура выполняет важнейшую социальную функцию, без которой не только творческая, по и любая человеческая деятельность была бы невозможна, — функцию передачи опыта, знаний, опредмеченных результатов человеческой деятельности в истории, т. е. то, что обычно называют преемственностью. Последняя имеет общее значение как предпосылка любой человеческой деятельности, как форма «надбиологического» наследования, благодаря которой человечество не только сохраняет и передает от поколения к поколению свои достижения, но и получает возможность их умножать. Преемственность есть условие и момент творческой деятельности, поскольку в процессе созидания нового «актуализируется» прошлый опыт человечества.

Любое развитие имеет место постольку, поскольку в том или ином процессе появляется нечто новое. В обществе источником нового является в первую очередь сознательная творческая деятельность человека. Новое надо открыть, изобрести, сотворить; как продукт творчества, новое уникально. И в этом своем качестве результаты творческой деятельности человека включаются в культуру, обогащают ее и функционируют в ней. А затем уже повое можно распространять, тиражировать и т. д. Но в плане рассматриваемой нами темы интерес представляет не проблема культурного творчества сама по себе, а механизм включения творческой деятельности и ее результатов в закономерный процесс общественного развития. Как они обогащают историю человечества, которая имеет свою логику, не совпадающую с логикой развития культуры? Вопрос этот заслуживает специального рассмотрения.

Коренное положение исторического материализма состоит в том, что люди творят историю, что, изменяя окружающие условия, они одновременно изменяют самих себя, но социальные последствия их деятельности определяются не ими самими, а объективными условиями, обстоятельствами, закономерностями. Это означает, что не все, что порождает культура, входит в общественную жизнь, т. е. приобретает социальное значение. Общество как бы осуществляет здесь определенный «социальный отбор», давая «путёвку в жизнь» тем продуктам творчества, которое отвечают определенным общественным потребностям. Ярким примером в этом отношении является история с паровой машиной Ползунова; она была изобретена гениальным самоучкой, но не стала фактом прогресса производительных сил, так как к ее производственному использованию Россия XVIII в. еще не была готова. Следовательно, процесс включения культурных новшеств в жизнь есть реальная проблема, которую мы обозначили бы как проблему социальной трансформации культуры.

В современную эпоху, когда в мире развертывается научно-техническая революция, в огромной степени возрастает социальная роль науки. Это обстоятельство позволяет использовать пауку в качестве модели, на которой можно рассмотреть процесс социальной трансформации культуры. Наука есть система развивающегося знания, отражающего существенные связи и закономерности действительности. Она потому и существует как особая сфера деятельности, что постоянно продуцирует новое знание. Как продукт творческой деятельности человека, как воплощение его способностей, сущностных сил и как духовная потенция его дальнейшей творческой деятельности, развития, именно научное знание можно рассматривать как явление культуры. Правда, в науке существует не только объективно истинное знание. В процессе научной деятельности выдвигаются и защищаются различные идеи, гипотезы, взгляды, методы и т. д., которые затем отвергаются, опровергаются, так и не войдя в систему научного знания, используемого для производства нового знания. Кроме того, последующее развитие науки неоднократно опровергало то, что прежде было принято как достоверное знание (идея неделимого атома, теории теплорода и флогистона и т. д.), какое-то время «работало» в науке, т. е. служило ее развитию.

Значит, «первым этапом» социальной трансформации нового знания является процесс его «принятия» научным сообществом, которое одно компетентно решать вопрос о том, можно ли этому знанию придать статус научного. Процесс этот проходит по-разному и далеко не всегда легко и безболезненно, ибо в ученой среде существует и консерватизм, препятствующий принятию новых, особенно принципиально новых, революционных, взглядов и теорий. Казалось бы, такой консерватизм противоречит природе науки, которая по своей сущности ориентирована на развитие, на получение нового знания. Но он имеет свои гносеологические основания, поскольку наука, чтобы оставаться таковой, должна иметь достаточно строгие фильтры, отсеивающие все, что не может быть принято в «корпус пауки». И достаточно здесь перейти некоторую подчас незаметную грань, чтобы необходимая научная строгость и принципиальность превратились в консерватизм, тормозящий развитие науки.

Но не меньший вред может принести и другая крайность — допущение в науку взглядов и теории, идей и гипотез, способных «размыть» пауку. Истории известны случаи, когда, прикрываясь авторитетом науки, пытались под видом «научных» протащить антинаучные воззрения, т. е. стереть грань между наукой и не наукой; известны также случаи сознательной фальсификации, подтасовки данных, что противоречит природе науки. Жизнь диалектична, и в творческой деятельности нет готовых и наперед известных решений. Здесь важнейшими ориентирами служат исторически выработанные нормы этой деятельности, соблюдение которых и индивидом и обществом является обязательным как определенная гарантия сохранения и продвижения науки. Кроме того, важнейшее значение приобретают качества ученого — чувство ответственности, принципиальность, честность, его талант, научная квалификация, критичность мышления, сила характера и т. д.

Когда новое знание вошло в науку, то это еще не значит, что оно стало фактом социальной жизни. Дальнейший шаг в его социальной трансформации связан с его воздействием на другие сферы общественной жизни. Превращение науки в непосредственную производительную силу — это и есть социальная характеристика процесса «онаучивания» технологии производства, превращения ее в процесс, организованный на основе науки. Новое знание трансформируется в новую технику и технологию. Орудие, машина, инструмент, прибор и иные технические средства представляют собой предметы материальной культуры, и их создание (не тиражирование) есть творческий процесс, культуротворческая деятельность.

Техническое творчество ныне в большинстве случаев является одновременно и практическим использованием научного знания, что для последнего составляет новый дальнейший шаг в его социальной трансформации. Как для нового научного знания стоит проблема включения его в систему науки, так и для изобретенной и сконструированной техники существует вопрос ее включения в действующую систему производства или преобразования последнего на ее основе — то, что у нас обычно называют проблемой внедрения.

Став элементом действующей производительной силы общества, техника в единстве с другими элементами становится значимой для общества. Заключенное в ней научное знание тоже приобретает определенную социальную значимость, т. е. осуществляется еще одни шаг по пути ее социальной трансформации. Достижения наук через технику, производство или непосредственно проникают в другие сферы общественной жизни. Начинается процесс их все большей интеграции в общество. Современная наука становится важным средством решения социальных проблем, организации труда, усовершенствования образа жизни, интернационализации общественной жизни и т. д. При социализме особенно широко развивается социально-управленческая функция пауки, связанная с ее использованием для целей организации и управления в различных сферах общественной жизни. Наука выступает не только производительной, но и универсальной преобразующей социальной силон, служит развитию и обогащению человеческой личности, формированию научного подхода к действительности. Таким образом, новое знание через ряд «превращений» становится фактором преобразования социальной жизни общества.

Антагонизм между социальными и культурными аспектами общества, характерный для досоциалистических обществ, приводит не только к деформациям отдельных видов культуры, но и к антигуманному использованию культуры, например для создания не средств производства, а средств разрушения и уничтожения цивилизации на Земле. Это свидетельствует о том, что развитие социальной жизни общества не должно отставать от достигнутого уровня науки, техники, культуры, иначе под вопросом окажется само существование человечества.

Процесс социальной трансформации культуры означает, следовательно, включение в историческое развитие нового. Последнее, став в виде знания, техники, системы норм и т. д. фактом социальной жизни, создает новые возможности для деятельности человека, выдвигает новые проблемы и тем самым открывает перспективы для его дальнейшего движения. Если же в культуре преобладает традиция, то это может привести к застойным явлениям в развитии социальной жизни, к замедлению ее темпов.

Но есть еще один существенный аспект модификации социального процесса под влиянием культуры. Мы уже отмечали, что реальностью является многообразие культур, причем оно может возникать и на одной и той же социально-экономической основе. Многообразие культур в докапиталистических обществах формировалось в условиях относительной обособленности различных регионов планеты; становление капитализма было связано с появлением многообразия национальных культур, которое сохраняется и развивается при переходе к социализму. При этом, однако, существенным образом меняются социально-идеологические характеристики культуры.

Следовательно, при всех изменениях в культуре, которые происходят при переходе от одной общественной формации к другой, развитие культуры не совпадает с развитием общественных формаций. И это объясняется прежде всего тем, что достижения культуры в периоды такого перехода не исчезают, а наследуются. Выработанные человечеством в ходе его историко-культурного развития формы деятельности, мышления, видения мира и т. д. служат его дальнейшему развитию. Кроме того, хотя экономика детерминирует культуру, последняя отражает и несет в себе особенности бытия той или иной социально-исторической или этнической общности в их взаимосвязи с природной и социальной средой, во взаимодействиях с другими культурами и т. д.

В свою очередь особенности культуры сказываются на конкретной истории народа, его социальном развитии. Культурные различия между народами являются одним из источников многообразия исторического процесса, придают ему многокрасочность, многомерность. Каждая культура как некая целостность неповторима, уникальна. И в этом отношении культуры равны между собой. Конечно, нельзя становиться на позиции структурного функционализма и отрицать развитие в сфере культуры, т. е. отрицать, что есть более развитые и мощные культуры и культуры менее развитые, менее распространенные и сильные. Но неповторимость национальных, региональных особенностей той или иной культуры уравнивает ее с другими. Капитализм подавлял, а иногда и просто уничтожал культуру порабощаемых им народностей, в особенности в период утверждения своего господства в колониях, насильственно насаждал свою культуру. Социальные антагонизмы переносились в сферу культуры, выражались в определенной политике в области культуры, призванной способствовать укреплению господства капитала в колониальных и зависимых странах.

Правда, когда капитал переносил на социальную и культурную почву колониальных и зависимых стран машинную технику, товарное производство и т. п., он разлагал традиционные социальные структуры и связанную с ними культуру, осуществляя то, что К. Маркс назвал «цивилизующей функцией капитала». Но в целом капитализм тормозил социальное и культурное развитие своей колониальной периферии. Это со всей отчетливостью обнаружилось в наше время, когда колониальная система империализма оказалась разрушенной и народы бывших колоний вступили на путь самостоятельного политического развития. Здесь и проявились их технико-экономическая отсталость, бедность и нищета, наличие архаических социальных структур, преобладание традиционных элементов в культуре и т. д.

Эти народы, естественно, стремятся сохранить свою самобытность, укрепить традиционную культуру, но двинуться вперед, к решению социально-экономических проблем, они могут лишь на основе усвоения современной научно-технической культуры. Так возникает сложная и противоречивая проблема взаимоотношения современной научной культуры и традиционных культур ранее порабощенных народов. И это не частная и не сугубо «культурническая» проблема. Она является органической частью проблемы социально-экономического развития этих стран.

Социалистическое общество исходит из равенства культур, хотя здесь реально учитывается разный уровень их развития. Именно поэтому после социалистической революции в России был взят курс на развитие культуры всех наций и народностей страны. И в этом отношении за годы Советской власти было сделано очень много. Социализм буквально возродил многие культуры ранее отсталых пародов, устранил противоречие между тенденцией к развитию специфических культур разных наций и народностей и тенденцией к их взаимопроникновению, взаимодействию, взаимовлиянию. Эти тенденции выступают здесь как взаимно дополняющие и обогащающие друг друга.

В современном мире важное значение имеет взаимосвязь культур народов, живущих в условиях разных социальных систем, поскольку она способствует росту взаимопонимания народов, укреплению мира и международной безопасности. Культурное общение сближает людей разных наций и культур, они узнают друг друга, и это укрепляет их взаимное доверие, повышает интерес к сотрудничеству. Напротив, стремление агрессивных кругов империализма к обострению международной обстановки находит своё выражение и в настойчивых попытках разорвать и во всяком случае затруднить культурные контакты, прекратить обмен в области культуры. Таким образом, развитие специфических локальных и национальных культур, взаимодействие разных культур оказывают воздействие на общественное развитие, несут в себе определенное социальное содержание. Поэтому анализ целостного исторического процесса предполагает изучение его социально-экономических и культурных аспектов в их внутренней связи и взаимовлиянии.

В этом взаимодействии выявляется и человеческое, личностное начало истории, выраженное в культуре. Влияние разнообразия культур на социальное развитие связано с тем, что каждая культура формирует определенный тип человека с его специфическим восприятием и видением окружающего мира, что сказывается на характере и способах его деятельности, мышления, поведения в обществе, общения с другими людьми и т. д. Взаимовлияние культурного и социального аспектов означает также, что культура не только детерминируется социальными факторами, но и противостоит им, сопротивляется социальному влиянию, особенно тогда, когда социальные отношения отчуждаются от человека и противостоят ему как господствующая над ним сила. Такая социальная ситуация порождает и процессы деформации культуры в той мере, в какой она отходит от своего исторического назначения — служить развитию личности. Лишь социалистическое общество устраняет эти негативные явления в развитии культуры.

тема

документ Общественный прогресс
документ Общество и природа
документ Организация общества
документ Изменение общества
документ Система общества
документ Общественная организация



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Новое пособие на первого ребенка в 2018 году
Курс доллара на 2018 год
Курс евро на 2018 год
Цифровые валюты в 2018 году
Алименты 2018
Бухгалтерские изменения 2018
Как получить квартиру от государства
Как получить земельный участок бесплатно
Эффективный контракт 2018
Валютный контроль 2018
Взыскание задолженности 2018
Декретный отпуск 2018

Временная регистрация 2018
График отпусков 2018
Дисциплинарное взыскание 2018
Дачная амнистия 2018
Вид на жительство 2018
Дарение 2018
Взаимозачет 2018
Детское пособие 2018
Взносы в ПФР 2018
Эффективный контракт 2018
Брокеру
Недвижимость


©2009-2018 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты