Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2018    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения 2018
папка Главная » Полезные статьи » Политические факторы

Политические факторы

Политические факторы

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

1. Политические факторы
2. Социально-политические факторы
3. Факторы политического развития
4. Факторы политического процесса
5. Внешние политические факторы
6. Факторы политической системы
7. Факторы политической среды
8. Основные политические факторы
9. Политические факторы России
10. Общественно-политические факторы
11. Военно-политический фактор
12. Национально-политические факторы
13. Политические факторы экономики
14. Политический фактор образования
15. Политическая группа факторов

Политические факторы

Любая организация функционирует в культурной среде. По этой причине социокультурные факторы, в числе которых преобладают установки, жизненные ценности и традиции, влияют на организацию.

Социокультурные факторы влияют также на продукцию или услуги, являющиеся результатом деятельности компании. Хорошим примером служит производство одежды. Люди зачастую готовы платить больше за предмет туалета, на котором стоит имя престижного модельера, поскольку, как им кажется, это придает им дополнительный вес в обществе.

Еще один пример: требование некоторых групп населения уменьшить содержание сахара в кукурузных хлопьях к завтраку, маркировать продукты, содержащие генетически модифицированные ингредиенты, тщательно контролировать рекламу, обращенную к детям. Растущее осознание важности спорта и хорошего питания привели к быстрому распространению, к примеру, спортивных кроссовок, витаминных добавок и центров избавления от избыточного веса.

В современных западных корпорациях существует функция — управление общественными проблемами корпорации. Именно управляющий такого рода проблемами организации должен оповещать высшее руководство о возникновении политических, экономических и социальных проблем, которые могут отразиться на компании, определять среди них наиболее острые и давать рекомендации по разрешению таких проблем, занимается тем, что сейчас принято называть PR.

Внутренний рынок находится под влиянием политических событий и решений, аналогично этому политические факторы могут сказываться на операциях в сфере международного бизнеса. Социальная напряженность может нарушать процесс производства или ограничивать сбыт, в случае если волнения направлены против находящегося в иностранном владении завода или вида продукции. Политические действия против правительства или внезапная смена режима, как минимум, означают увеличение неопределенности для экспортера или иностранного инвестора.

Некоторые аспекты политической обстановки, представляют для руководителей организаций особое значение.

Один из них — настроения администрации, законодательных органов и судов в отношении бизнеса. Тесно увязанные с социокультурными тенденциями, в демократическом обществе эти настроения влияют на такие действия правительства, как налогообложение доходов корпорации, установление налоговых льгот или льготных торговых пошлин, требования в отношении практики найма и продвижения представителей национальных меньшинств, законодательство по защите потребителей, стандарты на безопасность, стандарты на чистоту окружающей среды, контроль цен и заработной платы, соотношение силы трудящихся и управляющих фирмой.

Другой элемент политической обстановки — это группы особых интересов и лоббисты.

Все учреждения госрегулирования являются объектами внимания лоббистских групп, представляющих организации, на которых сказываются решения этих учреждений.

Большое значение для компаний, ведущих операции или имеющих рынки сбыта в других странах, имеет фактор политической стабильности. В стране-хозяине для иностранного инвестора или для экспорта продукции политические изменения могут привести к ограничению прав собственности для иностранцев (даже к национализации иностранной собственности) или установлению специальных пошлин на импорт. Баланс платежей или проблемы с обслуживанием внешнего долга могут затруднить получение долларов, вывозимых в качестве прибыли. С другой стороны, политика может измениться и в сторону, благоприятную для инвесторов, когда возникает потребность в притоке капитала из-за рубежа. Установление дипломатических отношений может открыть путь на новые рынки, как это было в Китае, однако в других странах бизнес иногда продолжается, несмотря на официальную дипломатическую конфронтацию.

Многие компании подверглись общественному нажиму — от них требовали прекращения любых дел с ЮАР, Северной Кореей, Ираком, Ираном, Сербией и т.п. из-за политики, проводимой этими странами.

Социально-политические факторы

Экономические процессы, способствующие росту организованной преступности, в значительной мере определяются следующими социально-политическими факторами:

1. Ослабление роли государства в правовом регулировании экономики, в формировании цивилизованных рыночных отношений, в борьбе с проявлениями «дикого рынка» (под предлогом невмешательства в рыночные отношения как самоуправляющуюся систему, якобы способную к самостоятельному обеспечению своего функционирования без вмешательства извне).

Процесс демократизации общества в условиях политической нестабильности привел к ослаблению государства и его органов, к отставанию правового регулирования перехода к рынку, к бессистемности и противоречивости принимаемых законодательных и нормативных актов, отсутствию в них сбалансированности прав и обязанностей перед обществом участников экономических отношений. Чаще всего в таких актах только упоминается об ответственности, но не предусматривается санкций за посягательство на правоохраняемые интересы.

В результате либерализации правового регулирования экономики в сферу предпринимательства все шире вовлекаются лица с корыстной антиобщественной ориентацией, в том числе имеющие опыт и навыки преступной деятельности. Одновременно государство, провозгласившее курс на развитие рыночной экономики, недостаточно защищает бизнесменов как от коррумпированных чиновников, так и от уголовных элементов, которые диктуют бизнесменам свои условия, устанавливают собственные правила и, в конечном счете, берут бизнес под жесткий контроль и уже с помощью огромных капиталов создают новые преступные структуры.

2. Ликвидация большинства форм социального контроля в результате политической нестабильности общества, обострения межнациональных, этнических, религиозных конфликтов, распада единой системы правоохранительных, таможенных, пограничных, контрольных органов, снижения эффективности их деятельности.

Существовавшая в тоталитарном государстве система контроля за личностью ушла в прошлое, новая же система предупреждения преступлений, адекватная реалиям переходного периода, пока не создана.

Это не позволяет эффективно контролировать законность экономической деятельности и осуществлять социальную защиту особо уязвимых категорий населения с тем, чтобы максимально сузить базу для пополнения организованной преступности их представителями. Правоохранительная система, несущая основное бремя контроля над преступностью, переживает острый кризис, обусловленный, с одной стороны, определенным разрушением ее кадрового ядра, а с другой - снижением доверия населения. Просчеты в правоприменительной практике, ее значительные колебания, пассивность правоохранительных органов являются важным негативным фактором, влияющим на развитие организованной преступности, ослабляющим социальный контроль над нею.

В этих условиях организованные преступные сообщества, вовлеченные в криминальный бизнес и заинтересованные в установлении и поддержании собственного порядка в подконтрольной им сфере, стремятся устанавливать контроль над самой преступностью. Разумеется, эту задачу они решают беззаконными способами, вплоть до совершения убийств своих конкурентов при разрешении имущественных споров и конфликтов и т.п. Такая система контроля нацелена, кроме того, на поддержание интересов организованной преступности в правовой сфере (лоббирование принятия или непринятия законов) и блокирование мер по укреплению государственной правоохранительной системы. В этом смысле организованные сообщества не заинтересованы в резком росте регистрируемых показателей преступности, так как это может привести к ужесточению мер по укреплению правопорядка и повышению эффективности деятельности правоохранительных органов. Дальнейшее сужение сферы позитивного социального контроля над преступностью особенно опасно тем, что в обществе могут возобладать неправовые методы регулирования отношений, и оно в целом будет становиться все более криминальным.

К числу недостатков в деятельности правоохранительных органов нужно отнести: несоблюдение принципа неотвратимости ответственности и наказания; низкую раскрываемость преступлений; длительные сроки следствия; неправильную квалификацию фактического бандитизма по статьям уголовного закона, предусматривающим ответственность за разбой, вымогательство (из-за нерешительности, боязни расправы, нежелания следователей и судей вести такие дела); участие многих сотрудников полиции (в силу недостаточного материального обеспечения) в охране коммерческих предприятий, организаций и их руководителей, что неминуемо приводит к установлению криминальных контактов полиции с преступными структурами.

Недостатки системы уголовной юстиции порождают безнаказанность виновных, способствуют воспроизводству преступности. Отрицательно сказывается на криминальной ситуации в стране и отсутствие реальной помощи жертвам преступлений.

3. Пробелы в уголовном, уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном законодательстве относительно понятий преступного сообщества, организованной преступной деятельности как обстоятельств, квалифицирующих деяние и отягчающих наказание виновных, процедуры доказывания и обеспечения безопасности участников процесса по делам об организованных преступлениях.

Факторы политического развития

Политическое развитие – процесс накопления качественных изменений политики, будь это фазы самого политического процесса или состояния политических институтов или политических систем.

Политическое развитие как форма политического процесса

Политическое развитие мы можем охарактеризовать как последовательную смену качественных состояний политической системы в целом и ее отдельных составных частей, а также самого характера политического процесса. Другими словами, политическое развитие в отличие от политических изменений является качественным изменением. Масштаб политического развития – масштаб эволюции.

Политическое развитие – процесс, имеющий несколько эволюционных альтернатив, выбор которых зависит от конкретной совокупности влияющих на него факторов. Тем более у политического развития нет единого заданного алгоритма. Иными словами к политическому развитию не применимы понятия типа «тупиковая ветвь развития» и т.п. Кроме того, политическое развитие осуществляется не линейно. Исследователи отмечают циклический, волнообразный, дискретный и т.д. характеры политического развития. Таким образом, политическое развитие можно охарактеризовать как процесс, идущий разными путями с различными конкретными результатами.

Вместе с тем, при всей разности путей и результатов можно выделить основные элементы политического развития, а также факторы, на него влияющие, анализ которых позволяет проводить научное сравнение «путей и результатов».

Факторы и особенности политического развития

В политической науке нет однозначного ответа на этот вопрос, как нет и согласия исследователей относительно количества путей развития и результатов. Первая группа авторов исходит из того, что политическая система развивается либо однолинейно, либо в результате развития различных политических систем достигается одинаковый результат.

Некоторые из них полагают, что основной причиной политического и в целом всего общественного развития является развитие экономики (У. Ростоу, С. Липсет и др.). Вместе с тем, в работах некоторых из них подчеркивается значение не только этого фактора, но и связанных с ним социальных факторов. Другие в качестве основного фактора называют изменение в системе ценностей и моделях поведения (ранний Д. Аптер, К. Дойч, А. Инкельс, Р. Инглехарт и др.). Например, К. Дойч полагал, что основным фактором политического развития (в данном случае – модернизации) является «мобилизация» населения, то есть включение граждан в политический процесс в качестве активных акторов в результате экономических инноваций, изменений в социальной структуре и системе ценностей и моделях поведения.

Ряд исследователей считают основной причиной политического развития функциональную дифференциацию внутри общественной системы в целом и политической в частности. Как правило, в числе этих ученых называют Т. Парсонса, хотя его лишь условно можно отнести к группе авторов, рассматривающих политическое развитие как однолинейный процесс или процесс с предзаданным результатом. В качестве основных причин и «главных процессов» развития, «которые, взаимодействуя друг с другом, составляют «прогрессивную» эволюцию к более высоким системным уровням», Т. Парсонс, помимо функциональной дифференциации, выделяет «повышение адаптивной способности, включение и генерализация ценностей». По его мнению, основное содержание общественного развития состоит в повышении адаптивной способности системы в результате функциональной дифференциации и усложнения социальной организации.

Представители второй группы авторов исходят из посылки нелинейного развития с возможностью достижения разных результатов (Ф. Риггз, Г. Алмонд и Г. Пауэлл, С. Хантингтон, Л. Пай, Б. Мур, Ш. Эйзенштадт и др.). Некоторые из них в качестве основных причин развития отмечает внутриполитические. При этом в качестве важного параметра этого процесса рассматривается взаимодействие политической системы (или ее элементов) с внешней средой и роль политических институтов в его осуществлении. Так, С. Хантингтон отмечает, что основным фактом политического развития является степень институциализации интересов и специфика политических институтов в той или иной стране. При этом он отмечает, что характер политического развития зависит от того, отвечает ли характер институциализации уровню участия граждан в политике и степени социальной мобилизации. Отставание процесса институциализации от темпов роста мобилизации и участия, по его мнению, является основной причиной политических кризисов и нестабильности в переходных обществах. Ведущую роль политических институтов в процессе политического развития подчеркивают и другие авторы (Г. О’Доннел, Ф.Шмиттер, А.Пшеворский, Т.Скочпол, Дж. Мач, Д.Олсен и др).

Другие авторы, например, Г.Алмонд и Г.Пауэлл, взяв за основу идеи структурного функционализма о дифференциации и повышения адаптивности как о движущих силах и основных проявлениях общественного развития, предложили свою концепцию политического развития (в их интерпретации – концепцию эволюции политических систем), имеющую не однолинейный характер. Для этого они построили матрицу, основанную на трех основных показателях: возрастание субсистемной автономии и увеличение структурной дифференциации, а также культурной секуляризации. Существующие и существовавшие политические системы (а точнее модели систем или идеальные типы) они расположили в этой системе координат. Авторы данной теории отмечают, что возможны различные варианты переход от одного типа политической системы к другой, возможны периоды деградации распада политических систем, а также нелинейные варианты развития.

Факторы политического процесса

Некоторые исследователи полагают, что политический процесс - стихийное явление, имеющее иррациональный характер, зависящее от воли и характера людей, прежде всего политических лидеров. Значимость случайных явлений и событий особенно заметна на микроуровне. Однако общий характер политической деятельности как целедостижения, а также институциональный и прочие контексты данной деятельности (правила, определенные формы и способы поведения, традиции, господствующие ценности и т.п.) делают политический процесс в целом упорядоченным и осмысленным. Поэтому политический процесс представляет собой логически разворачиваемую последовательность взаимодействий между факторами.

Таким образом, политический процесс - целостное явление, поддающееся структурированию и научному анализу. Непредсказуемость и кажущуюся необъяснимость тех или иных событий следует рассматривать в основном как следствие несовершенства научного аппарата и инструмента.

Структура политического процесса может быть описана с помощью анализа взаимодействия между различными политическими факторами, а также посредством выявления динамики (основных фаз политического процесса, смены этих фаз и т.п.) этого явления. Большое значение имеет также выяснение факторов, влияющих на политический процесс. Таким образом, структуру политического процесса можно определить как совокупность взаимодействий между факторами, а также их логической последовательности («сюжета» политического процесса). Каждый отдельно взятый политический процесс имеет свою собственную структуру и, соответственно, свой собственный «сюжет». Факторы, совокупность их взаимодействий, последовательность, динамика или сюжет, временные единицы измерения, а также факторы, влияющие на политический процесс - параметры политического процесса.

Основными факторами политического процесса являются политические системы, политические институты (государство, гражданское общество, политические партии и т.д.), организованные и неорганизованные группы людей, а также индивиды.

Политический институт - воспроизводимая с течением времени совокупность норм и правил, а также организационного потенциала, упорядочивающих политические отношения в определенной сфере политической жизни.

Основным властным институтом, одним из основных факторов политического процесса, выступает государство. Другим важным фактором политического процесса является гражданское общество, которое тоже может рассматриваться как политический институт. Следует заметить, что государство и гражданское общество как политические факторы формируются в Европе и США примерно в период Нового времени под влиянием происходящих модернизационных изменений. Именно с этого времени складывается основной институт власти в обществе, обладающий монополией на принуждающее насилие на определенной территории, - государство. В то же время, под влиянием этого процесса происходит формирование своеобразной антитезы государства - гражданского общества.

Менее масштабными факторами политического процесса являются партии, группы интересов, а также индивиды и группы людей.

Индивиды и группы могут участвовать в политике не только в институциональной форме, например, голосуя на выборах, но и в неинституциональных формах, в форме стихийных массовых выступлениях.

Люди отличаются различной степенью активности в политике. Многие не слишком активны, но в целом участвуют в большей части институциализованных процессов. Некоторые лишь наблюдают со стороны, не только не принимая активного участия в политической жизни, но и не участвуя в выборах, не читая газет и т.п. Другие же, обычно это меньшинство граждан, напротив, принимают самое активное участие в политической жизни.

Для достижения групповых целей индивиды могут создавать специальные группы, отличающиеся различной степенью институциализации - от случайной группы, образованной на митинге, до высокоорганизованной, носящей постоянный характер и действующей по строгим правилам группы интересов. От степени институциализации политической деятельности зависит не только достижение конкретных целей (оно, как правило, тем эффективнее, чем выше степень институциализации), но и воспроизводимость, повторяемость, регулярность каких-либо политических отношений, их закрепление в правилах и нормах.

При анализе политического процесса следует учитывать характер взаимодействия между его субъектами. Здесь важно отметить, что характер взаимодействия во многом зависит от масштаба политического процесса и факторов. В частности, характер взаимодействия между политической системой и средой будет определяться уровнем эволюционного развития системы и среды, например степенью внутренней дифференциации. В то же время характер взаимодействия между факторами, в частности между гражданином и определенной партией, будет определяться другими параметрами: институциональными условиями, особенностями партийного развития, местом партии в политический системе, социально-психологическими особенностями развития личности и т.п. В целом, абстрагируясь от специфики политических процессов и факторов, чаще всего характер взаимодействия между факторами описывается в терминах конфронтации, нейтралитета, компромисса, союза, консенсуса.

Можно выделить две группы факторов политического процесса: «внутренние» и «внешние». К «внешним» относятся среда (социально-экономические, социокультурные и прочие условия) и ее воздействие, системные, но «внешние» для данного политического процесса политические обстоятельства, такие как правила и условия политической игры, «внешние» политические события и т.п. К «внутренним» можно отнести такие параметры, как характеристика факторов, их целей и намерений, распределение властных ресурсов, логика и «сюжетика» политического процесса.

Важным параметром политического процесса является его членение на этапы. Политические процессы различного рода дают пример сочетания разных этапов. Разнохарактерность и равномерность процессов приводит к тому, что выделить какие-либо этапы, общие для всех типов процессов, достаточно сложно. Различными будут этапы функционирования политической системы, электорального процесса или процесса создания и функционирования политической партии. Поэтому выделение конкретных этапов целесообразно, применительно к определенным типам политических процессов.

Большинство взаимодействий политических факторов касаются осуществления публичной власти. В силу этого обстоятельства особенно велика значимость процесса принятия и реализации политических решений. Анализ этого процесса является одной из наиболее популярных тем зарубежной политической науки. Среди исследователей нет единого мнения относительно количества и содержания его этапов.

Обобщая различные подходы, можно выделить следующие основные фазы:

- постановка проблемы (сбор необходимой информации о существующих проблемах, общественных запросах и возможных путях решения, определение первостепенных и второстепенных проблем);
- формулирование альтернативных решений;
- сравнительный анализ и выбор наиболее эффективного решения;
- формулирование государственного решения и его легитимация (путем принятия законов, голосования и проч.);
- реализация принятых решений;
- контроль за реализацией и осуществление «обратной связи».

Если обратиться к процессу функционирования всей политической системы, то набор этапов будет существенно отличаться, так как будет учитываться взаимодействие системы со средой.

Вместе с тем известные в науки попытки выделения основных этапов этого процесса также сконцентрированы на принятии и реализации управленческих решений. «Классическим набором» фаз является выделение основных этапов Г. Алмондом и Г. Пауэлом:

1. Артикуляция индивидуальных и групповых интересов.
2. Агрегирование этих интересов (их объединение в единой позиции).
3. Выработка политического курса.
4. Реализация принятых решений.
5. Контроль за исполнением этих решений.

Необходимо отметить, что данная модель отражает лишь один из типов политического процесса и не может рассматриваться как универсальная.

Внешние политические факторы

Внешняя политика - общий курс государства в международных делах, регулирующий взаимоотношения с другими государствами и институтами в соответствии с потребностями, принципов и целей ее внутренней политики. Дипломатия является основным средством осуществления внешней политики как в двусторонних, так и многосторонних отношениях. Общепризнанными нормами и принципами внешней политики, которые закреплены в Уставе ООН и подтверждении в ее резолюциях, Хельсинкском Заключительном акте, других международных документах, являются принципы равноправия, уважения прав человека, невмешательство во внутренние дела другого государства, неприменение силы или угрозы силой, решение споров мирными средствами и др.

История выработала ряд различных средств, форм и методов воздействия государства на другие страны, а также систему международных отношений в целом. Дипломатические средства обеспечивают непосредственный информационное воздействие на правительство другого государства. Воздействие может осуществляться также средствами внешнеполитической пропаганды, экономическими средствами, каналами внешнеторгового обмена, экономическо-финансовой помощи, научно-технического сотрудничества. В арсенале экономических средств давления - эмбарго на торговлю и экономическая блокада, которые способны заставить правительство государства, к которому они применяются, изменить свою позицию по тому или иному внешнеполитического вопроса. Практика современной внешнеполитической деятельности любого государства требует основательной проработки комплекса теоретических и прикладных проблем, связанных с развитием всей системы международных отношений, с целью наиболее полного использования международного положения для достижения своих внешнеполитических целей в соответствии с национальными интересами государства.

Каждое государство, проводя внешнюю политику, преследует свои интересы. Категория "национальный (государственный) интерес" - главная в теории международных отношений, определяет внешнюю политику государств. Национальный интерес охватывает проблемы сохранения нации независимого государства, безопасности от внешней угрозы, рост благосостояния населения государства, защиты ее экономических и политических позиций в отношениях с другими государствами, сохранение и расширение ее влияния в мировой политике. Он реализуется во внешнеполитическом курсе государства, в политике ее правительства, определяет конкретные цели в отношении других государств и пути их достижения.

Формирование внешнеполитического курса государства - сложный, противоречивый процесс. В борьбе за власть в стране различные политические силы демонстрируют свое видение национального интереса и внешнеполитического курса, не всегда соответствует внутренним и внешним условиям его реализации, не всегда адекватный национальным интересам. В своем внешнеполитическом курсе государство должно учитывать свое геополитическое положение, опираться на свой экономический, демографический, военный, научно-технический и культурный потенциал. Этот потенциал обусловливает внешнеполитические возможности государства, определяет приоритеты в решении конкретных внешнеполитических проблем. Таким образом, внешняя политика государств формируется под влиянием многих обстоятельств, но наиболее существенные из них связаны с внутренним развитием государств. На проблему соотношения внутренней и внешней политики существуют три различные точки зрения. Первый - сущность международной политики идентична внутренней политике и заключается в борьбе за власть (Г. Моргентау).

Второй - внешняя политика определяет внутреннюю (Л.Гумплович), поскольку главным фактором социальной жизни является борьба за существование. Л.Гумплович сформулировал три закона международной политики:

1) закон постоянной борьбы между государствами-соседями через линию границы;
2) любое государство имеет препятствовать усилению могущества соседа, беспокоиться о политической равновесие и стремиться к выгодным достижений;
3) внутренняя политика должна быть подчинена целям наращивания военной силы, с помощью которой обеспечивается выживание государства. Третий - внешняя политика определяется внутренней и является отражением и продолжением внутренних общественных отношений.

Для реализации внешней политики государства должны выполнять определенные функции. А именно: охранную, представительскую, информационную, переговорно-организационную и др. При этом условием сохранения суверенного государства и приумножения ее материальных и духовных ценностей является обеспечение национальной и всеобщей безопасности. Национальная безопасность - это состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, способность последней сохранять свой суверенитет и территориальную целостность, выступать субъектом международного права. Укреплять свою безопасность государство может как с помощью внутриполитических действий, так и международных, таких как: создавать собственные мощные вооруженные силы но не связывать себя союзами с другими государствами; принимать участие в союзах против общего врага и поддерживать систему равновесия сил; принимать участие в создании системы коллективной безопасности и др. Добейся всеобщей безопасности можно только на принципах незыблемости безопасности всех национальных государств. Международные соглашения ориентируют национальные государства придерживаться в своей внешнеполитической деятельности идей и принципов мирного сосуществования, коллективной безопасности, территориальной неприкосновенности и политической независимости всех государств, ответственности агрессора, равноправия и самоопределения народов и наций, уважения их прав, а также прав и свобод человека и гражданина.

Вообще, в науке, различают четыре типа внешней политики государств: активная внешняя политика - характеризуется интенсивным поиском государством баланса между внутренней и внешней политикой и ее успешной деятельностью по обеспечению интересов страны и выполнения международных обязательств; пассивная - присуща небольшим и слабым в политическом, экономическом и военном отношении государствам, которые стремятся приспособиться к международной среде путем перевода своей внешней политики на позиции других стран, что фактически означает отказ от собственного суверенитета; консервативная - характерная для бывших "великих" держав, которые осуществляют энергичные действия по сохранению своего влияния на международной арене; агрессивная - свойственна государствам имперского типа и сопровождается их вмешательством во внутренние и внешние дела других стран.

Анализ международных отношений позволил исследователям выявить две закономерности:

1) национальные внешнеполитические интересы приобретают большую значимость и масштабный характер по мере роста потенциальной силы государства;
2) объективно определенные национальные интересы стимулируют процесс наращивания государством своей силы.

Реальными компонентами, которые формируют силу государства являются: географическое положение государства, демографические ресурсы, природные ресурсы, промышленный потенциал, количественный и качественный состав вооруженных сил, национальный фактор (этнонациональный состав населения), национальная мораль (уровень общей и политической культуры граждан, менталитет, доминирующие правовые и моральные принципы и т.п.), качество дипломатии, уровень государственного управления, воля народа по реализации определенной внешней политики государства, международный имидж государства.

Организация и контроль за осуществлением внешней политики возложены на специальные органы государства, состоящие из двух уровней - центральные органы власти и управления государства, к которым относятся органы общего политического руководства (глава государства, парламентские комитеты по вопросам внешней политики, министерство иностранных дел (внешних н "связей)) зарубежные органы внешней политики государства (посольства, представительства в других государствах, научные и культурные центры за рубежом, официальные и полуофициальные миссии и т.п.).

Сущность концепции и самой внешней политики изложены в "Основных направлениях внешней политики». Это - равноправие, добровольность союзов, взаимоуважение, невмешательство во внутренние дела других стран, неиспользование силы или угрозы силой, соблюдения прав человека. Украина стремится к сотрудничеству, но избегает зависимости от других государств, обеспечивает собственную безопасность за безопасность других, провозглашает приоритет права на внешние ней политике и безусловное выполнение международных обязательств, осуждает "двойные стандарты" в международных отношениях, выступает против размещения иностранных войск на территории других государств и готова использовать собственные военные силы в случае агрессии против нее. Важнейшими задачами МИД видит необходимость активизации и прагматизации внешней политики, приспособления ее к настоящему, деидеологизации, содействие интеграции и соблюдения единого курса. Этот курс состоит в том, чтобы помочь национальной экономике обеспечить территориальную целостность, защитить народ от внешнего вторжения и способствовать укреплению взаимовыгодных отношений с другими странами. Приоритетными во внешней политике Украины является Россия, страны Центральной и Восточной Европы, соседние регионы, а также «семерка» самых богатых стран мира.

Таким образом, внешняя политика государства играет значительную роль в осуществлении ее интересов на международной арене.

Факторы политической системы

Границы политических систем подвижны. Они изменяются в период агрессивных войн, активного, добровольного участия граждан в политической жизни.

На политическую систему воздействует большое количество факторов, но особую роль играют два: географический и социально экономический.

Географический фактор помог Англии как островному государству спастись от вторжения иноземных захватчиков.

Воздействие социально экономического фактора на политический процесс проявляется во-первых в том, что он влияет на место и распределение политической власти в обществе; во-вторых обусловливает социальную и политическую стабильность в стране.

Государство обладает монопольным правом в рамках контролируемой им территории на осуществление от имени всего общества внутренней и внешней политики, издания законов, взимания налогов, право контроля за соблюдением законов до применения или угрозы применения физического принуждения.

Политическая система включает в себя и политическую культуру, которая представляет собой комплекс ценностей и образцов поведения адекватных потребностям развития данного типа политической системы, предполагающих участие граждан в социальном и политическом управлении, одобрение и поддержку ими политической деятельности и утверждение общественного порядка.

Политические режимы и их классификация

Политический режим это совокупность приемов, способов и методов осуществления политической власти. Разнообразие политических режимов обусловлено расстановкой сил в обществе.

Многообразие существующих политических режимов определяется содержанием предоставленных гражданам прав и свобод, формальным и реальным разделением ветвей власти, уровнем жизнедеятельности гражданского общества, наличием легальной аппозиции, идеологического плюрализма. С этих позиций различают демократический и недемократический режим. К последним относят тоталитаризм и авторитаризм.

Демократический режим характерен тем, что власть отправляется свободно выражающим себя большинством.

Исходными базовыми принципами демократии являются:

1. Народный суверенитет, т.е. первичным носителем власти выступает народ. Всякая власть от народа и делегируется народом.
2. Свободные выборы представителей власти, предполагают три условия: свободу выдвижения кандидатур, свобода голосования и равенства всех в получении информации и возможности вести пропаганду во время избирательной компании.
3. Подчинение меньшинства большинству, при строгом соблюдении прав меньшинства
4. Реализация принципа разделения властей.
5. Конституционализм и господство закона во всех сферах жизни. Перед законом все равны. Все, что не запрещено законом – это разрешено.

Тоталитаризм и авторитаризм как не демократические режимы

Авторитаризм это политический не демократический режим как установленная и навязанная форма политической власти, которая сосредоточена в руках одного человека или в одном органе власти. В результате чего роль других органов ничтожна.

Авторитаризм при своем последовательном осуществлении в качестве власти одного лица может превратиться в автократию, т.е. в форму правления с неограниченным бесконтрольным полновластием одного лица.

Существенным чертами авторитаризма являются:

1. Концентрация власти в руках одного лица.
2. Существенной сужение роли представительной ветви власти.
3. Сведение к минимуму аппозиции.

Тоталитаризм – недемократический политический режим, характеризующийся всеобщим, тотальным контролем власти над всеми сторонами общественной жизни: экономикой, политикой, культурой, даже в личной жизни.

И тот и другой режим – антинародный.

Авторитаризм большинством народа воспринимается как нелегитимный режим, в то время, как легитимность тоталитаризма большинством не оспаривается. Авторитаризм устанавливается вопреки мнениям большинства или без его поддержки. Тоталитаризм же устанавливается при поддержке большинства народа. Тоталитарный вождь и народ образует единую целостность. А при авторитаризмом между лидером и народом существует непреодолимая дистанция.

Факторы политической среды

Ни одна фирма не может эффективно осуществлять свою предпринимательскую деятельность на внешних рынках, не учитывая сложившуюся политическую среду в том государстве, в котором она присутствует. Кроме того, она должна считаться с международной политической средой. Что касается политической среды страны местонахождения фирмы, то она может ограничивать деятельность фирмы на внутреннем и внешних рынках, или наоборот, политическая среда может благоприятствовать ее внешнеэкономической деятельности. Точно так же политическая ситуация в мире может быть как благоприятной, так и не приемлемой для осуществления фирмой деятельности в той или иной стране.

Во всех случаях политическая среда международного маркетинга в каждой из стран, зависит от:

- политической стабильности;
- участия в политических блоках;
- наличия межгосударственных соглашений;
- отношения страны местонахождения фирмы с государствами, в которых она осуществляет внешнеэкономическую деятельность.

Политическая стабильность страны является одним из основных факторов, наличие которых способствует эффективной деятельности фирмы на данном рынке. Ее отсутствие порой исключает возможность выхода фирмы на зарубежный рынок.

Политическая стабильность определяется устойчивостью политического режима, что находит свое выражение в постоянстве социального и экономического курса, проводимого властями государства. Такой курс остается практически неизменным, если к власти приходит новая партия и формируется новое правительство. Если это не так, то могут возникнуть определенные трудности в работе фирмы на соответствующем зарубежном рынке, ухудшатся результаты ее предпринимательской деятельности. Последнее обусловлено так называемыми рисками, существующими для фирмы на зарубежных рынках. Чем выше уровень политической стабильности, тем менее значимость таких рисков. А это дает основание фирме разнообразить формы ее присутствия на зарубежных рынках. Она может осуществлять экспорт, создавать совместные или собственные предприятия, осуществлять другие виды предпринимательской деятельности.

Важным фактором, воздействующим на политическую среду международного маркетинга, является участие страны в отдельных блоках и союзах. Если, например, фирма принадлежит одной из стран, которая является членом Евросоюза, то это, безусловно, сказывается на ее политической среде. Сказывается на политической среде фирмы наличие данного союза и тогда, когда фирма не принадлежит ни одной из стран Евросоюза, однако осуществляет в данном регионе свою предпринимательскую деятельность.

На среду международного маркетинга существенное влияние оказывает существующий уровень отношений, которые сложились между страной местонахождения фирмы и странами, где она осуществляет свою предпринимательскую деятельность. Маркетологам важно знать, какие соглашения и с кем заключили интересующие их страны, какие в этих странах существуют политические партии, какое их влияние на политическую и экономическую жизнь данных стран.

Если внешнеэкономическая деятельность фирмы распространяется на несколько регионов, то необходимо исследовать политическую среду для каждого из них. Следует учитывать и существующие политические отношения между страной местонахождения фирмы и страной, в которой она осуществляет предпринимательскую деятельность, а также со странами, имеющими многосторонние соглашения.

Рассматривая политические факторы и указывая их влияние на экономику стран, следует учитывать, что состояние экономики и уровень ее развития в свою очередь оказывают непосредственное влияние на политическую стабильность в отдельных странах, а, следовательно, и на политическую среду международного маркетинга.

Основные политические факторы

К основным факторам, от которых зависит принятие политических решений, следует отнести следующие.

Прежде всего, это целевой фактор — политическое решение зависит от той цели, которую ставит субъект политического решения. Цель, несомненно, фактор номер один при принятии любого политического решения, поскольку именно она задает тот вектор направленности последующих действий и шагов в политике, которые потом будут предприняты. Цели могут быть диаметрально разными — разрушительными и созидательными, текущими и стратегическими, глобальными и локальными, и все в политическом решении в конечном счете будет определяться именно этим целевым фактором.

Не меньшее значение для принятия политического решения имеет и другой фактор — ценностный (аксиологический). Выбор той или иной цели будущего политического решения вытекает из ценностных пристрастий и определенностей субъекта политического решения. Аксиология политического субъекта — принципиально важный фактор, без анализа которого невозможно постичь суть политического решения. Ясно, что аксиологии таких политических субъектов, как, например, Наполеон, Гитлер, Индира Ганди, Джорж Буш, существенно оказывали свое влияние как на определение целей и содержания политических решений, так и на технологии их достижения.

Третий важнейший фактор при принятии политического решения — ресурсный. Совершенно очевидно, что роль ресурсного фактора чрезвычайно велика. Если определенный ресурс имеется у лица, принимающего политическое решение, то совсем иная для принятия такого же решения ситуация будет в том случае, когда этот ресурс отсутствует. В качестве примера можно привести факт принципиальной зависимости всех политических и военных решений, принимаемых руководством гитлеровской Германии, от ресурсного фактора, прежде всего от постоянной нехватки нефти.

В качестве других факторов, существенно влияющих на процесс принятий политических решений, следует отметить «прежнего опыта груз», тех определенностей, которые характеризуют начальное состояние объекта политического управления, состояние внешней среды, принципиальное наличие других возможных альтернатив при выборе из них наиболее оптимального для данного политического решения и другие факторы.

В целом следует отметить, что основными факторами принятия политического решения являются:

1) целевой,
2) ценностный,
3) ресурсный,
4) стартового состояния объекта принятия решения,
5) внешнесредовый,
6) прежнего опыта и др.

Политическое решение — это всегда сложный диалектический процесс, начинающийся с появления политической проблемы и заканчивающийся с ее разрешением, снятием. Политическое решение — это и способ реализации интересов участников политических событий. Политический процесс есть взаимодействие определенных политических позиций, носителей соответствующих взглядов, исполнителей тех или иных политических ролей.

Ясно, что принципиально не может быть некоего универсального, «полного» и единого алгоритма принятия решений, поскольку всегда различны цели, политическая конъюнктура, методы и средства принятия и реализации политического решения. Теоретико-методологические подходы — нормативный и поведенческий. В современной политологии приняло выделять два основных теоретико-методологических подхода к принятию политических решений — нормативный и поведенческий.

Нормативный подход (Р. Абелъсон, А. Леви и др.) рассматривает принятие решений как совокупность рационально обусловленных действий и процедур, последовательное применение которых способствует выдвижению оптимальных целей и средств их реализации. Такая исследовательская установка, тесно связанная с основными постулатами теории «рационального выбора», исходит из понимания человека как сугубо рационального существа, способного с помощью своего разума принципиально разрешить любую политическую ситуацию наиболее оптимальным способом. С процессуальной и технологической стороны принятие решений с точки зрения нормативного подхода представляет собой совокупность действий, жестко связывающих оценку проблемы, выбор решения из некоторого множества альтернатив и рационально определяемый будущий позитивный результат как достижение поставленной цели принятого политического решения. Важнейшими же методами и средствами реализации этого теоретико-методологического подхода являются разнообразные математические модели и исследование операций (Б. Ланге, В. Садовский), прежде всего метод экспертных оценок, математические игры — матричные, биматричные, кооперативные, статистические и др.

Поведенческий подход к трактовке принятия решений (Г. Саймон) основывается на том, что реальные, стоящие перед человеком политические цели и задачи слишком сложны, чтобы их можно было описать с помощью только классического рационализма или тем более с помощью неких чисто количественных (математических) подходов. Теоретико-методологический подход исходит из того, что политические решения принимаются конкретными субъектами с целями, с рационализмом и иррационализмом, открытой и сокрытой сторонами их целей и намерений. Во всяком случае, при принятии решений следует исходить из того, что альтернатива возможных решений вовсе не сводится к чисто рациональному и явно выраженному их спектру, причем все это непрерывно может меняться в зависимости от конъюнктуры и реального взаимодействия политических субъектов. В силу этого принятие решений представляет собой уникальный способ взаимодействия конкретных субъектов, формирующих целевую программу своих действий в каждый раз заново складывающихся условиях. Поэтому, как полагают Л. Планкетт и Г. Хейл, принятие решений — это принципиально ситуационный процесс, в котором цели, методы и прочие его компоненты постоянно варьируются в зависимости от изменения всего комплекса условий существования конкретной проблемы.

Два рассмотренных теоретико-методологических подхода — определенные крайности. В реальной политической практике, как правило, применяется комплексный подход, сочетающий преимущества обоих подходов. Однако и в этом случае сочетание элементов нормативного и поведенческого подходов настолько своеобразно в каждом конкретном случае, что по сути дела опять таки исключает возможности универсализации и алгоритмизации процесса принятия решений в целом.

Тем не менее, в принятии политического решения можно выделить основные этапы и соответствующие им задачи, которые необходимо решать. В современной управленческой науке, в такой дисциплине, как «Разработка управленческих решений», выделяются восемь основных типовых задач, которые при определенных адаптациях к политологическому содержанию могут быть успешно применены и для процессного понимания сути политического решения.

Политические факторы России

Важным направлением исследования политических элит является выявление политических факторов их функционирования. К их числу относятся: принципы ее организации, модели и механизмы рекрутирования, алгоритмы деятельности. От того, как они организованы в обществе, зависит качество элит и эффективность их функционирования.

Кардинальные трансформации российского общества, происходящие с начала 1990-х гг., оказали сильное влияние на его политическую структуру и особенности функционирования такой социальной группы, как политическая элита.

Изучение политических процессов современности предполагает анализ структуры и функций элит. Дискуссии о роли, которую играют элитные группы в процессе разработки, принятия и реализации управленческих решений на региональном, национальном уровнях, а также о влиянии, которое они оказывают на политический процесс, продолжают привлекать внимание специалистов.

Следует отметить, что условия конституирования элиты были достаточно глубоко и всесторонне исследованы основоположниками элитологии Г. Моска, В. Парето, М. Вебером, Р. Михельсом, а также их последователями как в зарубежных странах, так и в России. Это позволило создать понятийно-категориальный аппарат элитологии, выработать критерии типологизации элитных групп, обосновать принципы ее рекрутирования и циркуляции на различных стадиально-формационных отрезках развития цивилизации.

Опираясь на концептуальные основы политической элитологии, отечественные авторы в начале 1990-х годов приступили к изучению явлений российского элитогенеза.

Наибольший интерес в этой связи представляют работы таких известных специалистов, как Г.К. Ашин, О.В. Гаман-Голутвина, А.В. Понеделков, А.П. Старостин. Значительный вклад в исследование политических процессов формирования элит внесли отечественные ученые.

Г. Моска пытается дать объяснение такому явлению, как циркуляция элит. Он считает, что в обществе всегда существуют силы, готовые заменить старое правящее меньшинство. Постепенный обмен - нормальное состояние, а функционирование правящего класса - залог «здоровья» общественного организма. В отличие от В. Парето, который рассматривал процесс циркуляции в психологических терминах, для Г. Моска важное значение приобретает категория «интерес». Появление новых элементов в элите он связывает с ростом новых интересов в обществе. Представители активной социальной силы как носители интересов оказываются главными претендентами в политический класс общества.

Г. Моска рассматривает принципы элитной рекрутации. Главным критерием отбора выступает то, что Моска называет «способностью управлять». Причем это не только психологическая склонность одного человека властвовать над другими и не только личные качества, обеспечивающие высокий профессионализм в управленческой деятельности, но и наличие характеристик, наиболее подходящих в определенный исторический период. Тенденции развития правящего класса зависят от изменения под давлением объективных признаков качеств, необходимых для управления членам правящего класса. Если эти качества меняются медленно, преобладает аристократическая тенденция. Если изменение происходит относительно быстро, то демократическая. Но даже после революции «некоторые элементы, более или менее многочисленные, старого правящего класса войдут в состав нового». Моска считает, что правящий класс наличествует в любом обществе, вне зависимости от соблюдения или несоблюдения им неких моральных принципов, положительного или отрицательного влияния на общество. Идеалом для Моски является совмещение в обществе аристократических и демократических тенденций, их равновесие, которое может быть достигнуто путем рассредоточения власти, недопущения ее монополизации в руках какой-либо одной группы.

Социальная система, согласно В. Парето, стремится к равновесию и при выходе из равновесия с течением времени возвращается к нему, процесс колебания системы и прихода ее в «нормальное» состояние равновесия образует социальный цикл, течение цикла зависит от характера циркуляции элит. Парето, одними из качеств элиты называл две способности: убеждать и применять силу, когда это необходимо. Если элита не способна применить то или другое из этих качеств, она уступает место другой элите, способной реализовать эта качества на практике.

В. Парето полагал, что элиты, возникая из низших слоев общества, в ходе борьбы поднимаются в высшие, «расцветают», вырождаются и исчезают. Представлял исторический процесс в виде вечной циркуляции основных типов элит; элиты возникают из низших слоев общества и в ходе борьбы поднимаются в высшие, там расцветают и, в конце концов, вырождаются, уничтожаются и исчезают. В этом заключается его закон циркуляции элит. Качества, обеспечивающие элите господство, изменяются с течением времени, отсюда и изменение и типов элит («лисы» и «львы»). Таким образом, для В. Парето смена элит предполагает ситуацию, когда старая элита, стоящая у власти, становится неспособной к эффективному управлению, и в обществе возникает новая элита.

Р. Михельс сделал важный методологический вывод по поводу смены и трансформации элит: фактически происходит не смена старых элит новыми, а, скорее, переплетение новых элементов в элите со старыми.

В период «застоя» средний возраст политической элиты составлял 61,8 лет, высшие должности в государстве занимались фактически пожизненно. Перестройка была попыткой обновить правящую элиту, уже не способную эффективно управлять страной. Произошло омоложение элиты (средний возраст «горбачевской когорты» составлял 54 года, а ельцинской - 48,5 лет). В годы перестройки возросла мобильность элиты, рост вертикальной мобильности так же характеризует и постсоветский период. Однако, предпринятые меры не привели к качественному изменению элиты российского общества. Так, большинство политических лидеров постсоветского периода принадлежат к старой номенклатуре» Появилось много бизнесменов-политиков. Капиталы большинства из них, так или иначе, формировались преступным путем, то есть можно говорить о том, что определенная часть людей, связанных с криминалом, пришла в политику. Очевидно, что эти люди не отличались ни высоким профессионализмом, ни стремлением изменить ситуацию в стране к лучшему.

Примерно с 60-х годов XX века, помимо других факторов элитообразования, важное место занимает демократизация высшего образования, его доступность для широких слоев населения. Заметное влияние в повышении вертикальной мобильности по каналу индивидуальных способностей и образования сыграли системы предоставления стипендий фондами и государством, а также системы кредитования. Как отмечается в исследованиях механизмов формирования элит, Великобритания и Франция к настоящему времени в полной мере сохранили в своих институтах образования функции формирования и интеграции элиты. О.В. Гаман-Голутвина утверждает, что, по сути, система элитного образования в Англии и является системой рекрутирования элиты. Во Франции подобную функцию выполняют немногочисленные знаменитые высшие школы, типа Лицея Ле Гранда, Школы государственного управления и др. Здесь социальное происхождение, статус и богатство являются определяющими в формировании состава студентов.

Номенклатурный принцип отбора, сформировавшийся в советском обществе, во многом сохранил черты персистентности и закрытости. Формирование элита шло не по профессиональным критериям, а по личной преданности, исполнительности, по знакомствам, по родственным отношениям. Этот принцип получил своё продолжение и в наши дни. Следует отметить, что современная политическая элита имеет достаточно высокий уровень образования.

Следует подчеркнуть, что политическая и иные виды элит современной России - продукт радикальных изменений российского социума. Эти изменения, происшедшие в ходе перестройки советского общества и последующих российских политических реформ, а также параллельных трансформаций ценностных ориентаций и состава политической элиты, развивались поэтапно. В элитологических работах последних лет мы наблюдаем больший акцент на изучении структурно-функциональных характеристик, ценностных ориентаций, установок элитных групп, особенностей их взаимоотношений в рамках формирующегося российского «правящего класса». Это естественно, поскольку элитообразующий процесс, с точки зрения его генезисных параметров в России далеко не завершен, хотя мы и наблюдаем уже стремление правящих федеральных и региональных элит к закрытости. B условиях маргинализации российского общества, быстрой смены социальных ролей и статусов определяющими в становлении властных структур стали отношения личной преданности и покровительства. Поэтому важнейшей составляющей рекрутирования постсоветской элиты стали клиентарные отношения, основанные на личной лояльности и преданности. Неформально - личный характер рекрутирования доминирует и в региональных элитах, где команды-клиентелы образуют ткань властвующей элиты. Если в западной политической элите приоритетом выступает социальное происхождение, то в современной российской элите - корпоративное, т.е. предшествующая связь с номенклатурой и приверженность руководителю.

Был разрушен формировавшийся десятилетиями номенклатурный принцип элитообразования, рекрутирования и карьерного продвижения. На смену номенклатурных назначений пришли выборы, со временем ставшие одним из главных механизмов элитообразования и, прежде всего, во властной структуре. В рамках гражданского общества происходило формирование самостоятельного сегмента элитного слоя, многие представители его вышли из демократического движения. На практике квотно-клановый принцип формирования элиты не только сохранился, но и усилился. И хотя в кадровой политике федеральный центр, отказавшись от процедуры выборов глав регионов и сделав ставку на своих назначенцев, надеялся удержать элиту под своим контролем, именно элита наиболее активно действовала в области институционального строительства.

Среди современных концепций элиты выделяют и «ценностные» концепции. Они включают в состав элиты тех, кто обладает наиболее ценными для общества в целом качествами. Деление на элиту и массу представляется естественным процессом, который должен быть организован в наиболее оптимальной для общества форме через совершенствование механизма отбора и рекрутирования в состав элиты. Элитарность общества не противоречит принципам демократии, потому что соответствует представлениям о равенстве как равенстве возможностей. В разные исторические эпохи были востребованы различные типы элит, обладавшие наиболее значимыми в тот период для общества ценностными качествами.

Основными типами отношений между элитами являются компромиссные и конфликтные стратегии взаимодействия. Компромиссная стратегия при режиме с доминирующим актором - «сообщество элит» (elite settlement), при отсутствии такого актора - «борьба по правилам». Конфликтные (силовые) стратегии: при режиме с доминирующим актором - «победитель получает все», при отсутствии доминатора - «воина всех против всех».

Роль межэлитных конфликтов определяется тем обстоятельством, что элиты - не простые реагенты конфликтов. Напротив, элиты определяют, какой конфликт окажется в центре политического процесса в зависимости от своих стратегий и текущих предпочтений. Но межэлитные конфликты чаще всего латентны, имеют скрытые и внешне превращенные формы. Например, противостояние кланов в борьбе за собственность и власть часто маскируется возвышенными идеологическими фразами, предназначенными для масс. Различают институциональные и функциональные конфликты. Институциональные конфликты вызываются противоречиями в принципах и целях различных структур власти. Они коренятся в самой природе моноцентрической персонализированной власти, которая во многом унаследовала советские конструкции, но вынуждена действовать в противоположных целях и (хотя бы ограниченно) соблюдать демократические процедуры. Каждый институт стремится к единовластию, но это недостижимо. Поэтому возникают постоянные конфликты по вертикали: между уровнями власти «федерация - регион - местное самоуправление». Также сильны, особенно па стадии становления режима, горизонтальные конфликты между главой исполнительной власти и законодательным органом.

Одной из значимых для всего общества функций политической элиты как института является ее регламентирующая деятельность. Часть властвующей элиты обладает полномочиями принимать решения по поводу разрешения или запрещения каких-либо вопросов. Эту часть элиты принято называть вето-группами, так как она является «высшей инстанцией» в вето-процессе. Выполняя эту функцию, вето-группы вынуждены часто контактировать с внешней по отношению к элите средой - ведь именно этой части общества требуются санкционированные разрешения на что-либо. Как показывает практика, члены данной субэлитной группы чаше всего подвержены коррупции, так как им легко извлекать выгоду из собственного положения.

Классификация строения политических элит, проведенная по неформальным признакам, позволяет выделить в структуре элит разнообразные кланы, клики, стратегические группы и группы давления, внутренние партии и обоймы. В целом совокупность неформальных связей в элитной системе представляет собой клиентелу, построенную на чувстве личной зависимости и не имеющей ничего общего с рациональным распределением ресурсов и полномочий. Связь между патроном и множеством его клиентов создает дополнительное измерение иерархического строения политической элиты, не вписанное в его формальную организацию. Такие мини-пирамиды власти основаны на персональной протекции. Часто при смене места работы патроном вся «команда» перемещается в формальной среде элиты. Наличие команд было характерным признаком и советской властной элиты.

В современном российском элитном пуле руководящие посты часто монополизируются протяженной в горизонтальном и вертикальном измерении группой, складывающейся вокруг влиятельного лидера. Такие группы принято обозначать понятием политического клана. Политические кланы имеют строение «слоеного пирога» или айсберга, когда внешняя (видимая) часть клана представлена известным политиком, вторая часть - группой его политической поддержки, третья часть - группой экономической (финансовой) поддержки, четвертая - группа обслуживающих средств массовой информации, пятая - группа спецслужб, охранных подразделений.

Региональные политические элиты в силу их статуса, руководящих функций, возможности мобилизации ресурсов относятся к наиболее заметным акторам политического процесса в субъектах РФ. От них в немалой мере зависит характер взаимоотношении с федеральным центром, динамичность социально-экономического развития, создание стабильной обстановки. Структурирование региональных политических элит на протяжении уже реформ общества стало сложным, противоречивым процессом. В первой половине 1990-х гг. в этом сегменте элиты была повышенная доля бывших советских и партийных руководителей. Однако многие из них адаптировались к новым реалиям, а необходимость каждодневного решения острых проблем региона (безработицы, преодоление экономического кризиса, задержки выплаты пенсий, заработной платы и др.) делали доминирующим в их ориентациях прагматизм, а не идеологические пристрастия. К концу 1990-х гг. к власти во многих регионах стала приходить либерально настроенная элита, представители бизнеса, военно-правоохранительных кругов. Этот процесс наблюдается и в данное время.

Основной характеристикой процесса структурного оформления политических элит российских регионов в настоящее время является противопоставление наиболее влиятельных в ее составе групп - экономической и бюрократической, - а также наличие достаточно тесной связи между бизнесом и высшими органами власти.

Институты, практики отношений и процессы развития политических элит теряют идеологическую «погруженность». При всех противоречиях и попятных движениях возможен прогноз: будет идти консолидация политических элит России как по вертикали, так и по горизонтали. Консолидация более характерна для вертикально интегрированных конгломератов с участием и региональных, и общероссийских группировок. Собственно региональные элиты, напротив, дробятся и теряют политическое влияние. Эти процессы открывают путь к более активному взаимодействию федеральных и региональных этнополитических элит, к более прочному контролю над массами.

Системообразующим фактором современного политического элитарного сообщества выступает доминирование определенных - одной или нескольких - структурных (статусных) групп, что в явном виде определяет наличие одного или нескольких фактических центров политической власти в регионах. Таким образом, реальная политическая элита приближается к моноархичной или полиархичной модели функционирования.

Доминирование одной или нескольких структурных (статусных) групп в составе региональной этнополитической элиты фактически определяет наличие одного или нескольких центров политической власти в регионах. Следствием существования моно- или полиархической модели функционирования института политической элиты является формирование конкурентной элитной среды, что, в свою очередь, сказывается на значимость управленческого опыта, личных качеств политиков, а также на распространении стиля руководства в регионе. К примеру, если в составе элиты присутствует лишь один источник власти, то, вероятнее всего, высокую значимость приобретет личная преданность «источнику власти», чьи решения будут претворяться в жизнь авторитарным способом, но при этом большинство конфликтных ситуаций в элитной среде будут заблаговременно предотвращаться, а общий фон деятельности элиты станет более согласованным и конструктивным.

Достоинством полиархичной системы политических элит является относительная открытость элитной среды и компромиссный характер процесса принятия решений, когда стратегия развития строится исходя из учета интересов нескольких групп. Потенциальной угрозой устойчивости такой элиты является ее внутренняя разобщенность. Степень сплоченности же политических элит (неконфликтность элитной среды) зачастую становится гарантией эффективного или неэффективного руководства регионом.

Тенденциями структурирования региональных политических элит в российском обществе признаются следующие:

1. Этнополитические элиты регионов субъектов Российской Федерации вытесняется с арены деятельности политических акторов федерального масштаба; ее интересы все больше замыкаются только на подконтрольной ей территории;
2. Процесс институционализации современных региональных политических элит характеризуемся постепенным слиянием с государственным аппаратом и крупным бизнесом;
3. Структура местных политических элит соответствует моноархичной модели функционирования, где центром власти выступает либо административное, либо экономическое ядро.

Линия на укрепление властной вертикали, исключение диссонанса в отношениях центра и регионов обусловит в дальнейшем укрепление правящей региональных политических элит за счет силовых структур, подразделений власти федерального центра. Измененный механизм формирования губернаторского корпуса в регионах резко повышает ставки тех лиц, кто поддерживает Президента страны и пользуется его поддержкой. Можно утверждать, что это означает некоторое сужение демократического поля в решении кадровых вопросов. Формирование губернаторского корпуса за прошедшие годы происходило в остроконфликтной ситуации, с применением «черного пиара», нарушением правовых и моральных норм, расходованием огромных финансовых средств. С одной стороны, это можно рассматривать как болезнь молодой демократии, - а с другой стороны, как проявление низкой политической культуры элиты, борьбы различных групповых, корпоративных интересов (экономических, финансовых, политических). Изучение правящей элиты подтверждает пока еще ее низкую консолидированность, экономическую и политическую ангажированность. В то же время региональные политические элиты становятся лояльнее в отношениях с центром, преодолевается имеющая место тенденция к сепаратизму, сложившаяся по ряду причин. Укрепление взаимоотношений центральной и региональной элиты на основе разграничения предметов ведения можно рассматривать как положительную тенденцию, работающую на реализацию тезиса «сильный центр - сильные регионы - сильная Россия».

Хотя сегодня наблюдается процессы деавтономизации существующих центров власти, пересмотра системы «правил игры», изменения баланса сил между федеральным центром и регионами, субнациональные элиты продолжают оставаться активными участниками политических процессов. В сложившейся ситуации стабильное развитие, а на уровне государства сохранение системы позитивной децентрализации (вертикальное разделение власти), без которой невозможно эффективное управление современным государством, имеющим сложную социально-экономическую и политическую структуру, зависит от деятельности политической элиты. Поскольку в политических элитах представлены различные социально-политические силы и интересы, особую актуальность приобретает проблема понимания социальных механизмов формирования политических элит.

Анализируя динамику и механизмы элитообразования (рекрутирования элиты), прежде всего, следует обратиться к исследованиям Г. Моска, В. Парето. Г. Моска, исследуя политическую элиту, уделял внимание процессу ее формирования, рекрутирования, изучал процесс циркуляции, он предложил идею конвертируемости типов власти (прототип капиталов П. Бурдье). Г. Мосвка выделяет три способа образования элиты: наследование, выборы и кооптацию. Наследование - это аристократическая тенденция. По Г. Моска, она свойственна всем правящим классам если не юридически, то фактически. Решающее значение для продвижения индивидов по социальной лестнице при наследственном принципе имеют классовый габитус и культурный капитал.

Практически, представители элиты, осуществляющие отбор той или иной кандидатуры или играющие решающую роль в данном процессе, руководствуются четырьмя типами мотивов, сформулированных еще М. Вебером. Во-первых, традиционными, т.е. стремлением выдвигать лиц своего круга и тем самым способствовать однородности и сплоченности руководящей группы. Во-вторых, эмоциональными, т.е. субъективными опенками той или иной личности. В-третьих, оценочно-рациональным, применяя по отношению к кандидатам в состав элиты существующие в ней субъективные представления о принципах поведения человека и обязательных для него взглядах. В-четвертых, рациональными, т.е. объективно доказанной способностью кандидата выполнять определенные функции.

Для российского политического класса такая ситуация является новой, поскольку на протяжении многих десятилетий система государственного управления настраивалась в идеократической системе координат, и административный профессионализм выступал нужным, но не первоочередным качеством руководителя. Считалось, что идейная убежденность и преданность партии - наиболее приоритетное качество, которое позволяет решать прежде всего политико-идеологические задачи. Поэтому в ходу была межотраслевая и межтерриториальная ротация.

Несмотря на создаваемую нормативную правовую базу общественных преобразований, процесс реализации целей элитогенеза, во многом, обусловливали стереотипы взаимоотношений власти и общества, а также традиционное отношение элитарных слоев к основным социальным регуляторам - политике, праву, морали и т.д., - как в принципе недостаточным средствам удержания и использования своих политических позиций. Право в сознании большинства представителей политико-административной элиты вне связи с механизмами укрепления их властного положения нередко лишается своего ценностного значения. По справедливому замечанию А.И. Соловьева, в рамках российской элитарной культуры «правовые ценности нивелируются в силу их нерасчлененного восприятия вместе с могущественным регулятором властных отношений - политикой».

Процессы формирования российских политических элит требовали благоприятного сочетания определенных факторов - «внешней среды». В качестве такой «внешней среды» по отношению к оформлению моделей политических действий (то есть их последовательной типизации) со стороны членов элитных групп рассматриваются взаимоотношения региональных элит с федеральной политической элитой, иными влиятельными структурами (экономическими и национальными группами влияния) и неэлитой (населением регионов).

В качестве основных элементов внешней среды, «благоприятствующих» процессу формирования региональных политических элит, следует выделить ряд моментов, которые имеет смысл рассматривать как предпосылки процесса институционализации:

- проведение административной реформы, в результате которой произошло перераспределение политического влияния в отношениях «центр - регионы» в сторону усиления федеральной элиты;
- рост политической активности регионального и федерального бизнеса, который способствует снижению идеологической подоплеки политических действий региональной элиты и возрастанию прагматических настроений в отношениях региональной политической элиты и центра;
- заметное снижение публичности конфликтов внутри субъектов федерации, конфликтов в отношениях «центр-регион»;
- латентная форма не только внутриэлитных конфликтов в регионах, по и конфликтов по линии «элита-массы».

Следует заметить, что не все исследователи представителей высшей политической страты согласны с тем, что институционализация властвующего меньшинства в современной России имеет в качестве объекта именно политическую элиту. Основной причиной этого является распространенность аксиологического подхода к определению политической элиты, который предполагает соответствие представителей элитных групп высоким нравственным критериям. Особенно болезненно несоответствие реальной политической элите нормативному уровню воспринимается в полиэтничных регионах, где задача интеграции населения с помощью деятельности политических элит остается наиболее важной. Альтиметрический подход выделения элит дает основание относить к политической элите персон, обладающих максимальными властными возможностями. Как уже отмечалось выше, для контроля максимальными властными возможностями члены политической элиты чаще всего сосредотачиваются на задаче использования возможностей государственного управления. То есть, в современных российских условиях важнейшим субъектом внешнего полагания для политической элиты является государство, а контроль над этим главнейшим для элиты и контрэлиты институтом является основополагающим.

Административная составляющая политической элиты является характерной чертой нынешней России. Анализ динамики развития постсоветских элит, включая их региональный уровень, показал, что специфика распределения российского «властного капитала» (и ныне, и в номенклатурные времена) состоит в монополизации властных функций узким кругом лиц, в существовании формального или неформального «политбюро» - центра политических решений. Далее - включение (зачастую неформальное) в «высший» состав лиц, входящих в околоэлитное окружение, но не имеющие формальных элитных прерогатив (помощники, советники, начальники вспомогательных служб (например, охрана), политических обозревателей и консультантов, редакторов газет, лечащих врачей, родственников). Серьезное воздействие на подготовку и принятие решений оказывают аналитико-информационные отделы и службы, осуществляющие работу с информацией и документами и ведающие правом доклада руководству или допуска на доклад. Канцелярия, общий отдел, Администрация Президента - вот примерно эквивалентные по значимости структуры, обслуживающие высшую власть России и серьезно влияющие на принятие государственных решений. Словом, в составе групп влияния на власть присутствует большое число полуэлитных, неэлитных и непрофессиональных элементов, которые проще обозначить старым словом «двор». Власти недостает рационально-бюрократических признаков. Отмеченные особенности высшей политической элиты России проецируются по вертикали на высшие политические институты регионального уровня и по горизонтали - на другие центры власти (правительство, парламент, центральные аппараты политических партий и общественных движений).

Принципы элитообразования в России сохраняют во многом преобладающий номенклатурный принцип. Он означает продвижение в административную элиту либо финансово-промышленные группы. Отношения в этих организациях управляются по системе формальных и (чаще) неформальных связей, негласных правил поведения. Способы рекрутирования элит почти целиком зависят от личных предпочтений руководителя, т.е. основаны на патрон-клиентарных отношениях. Как считали Д.В. Бадовский и А.Ю. Шутов (одни из первых исследователей явления), причины прочности номенклатурности не только в субъективном миропонимании правящих элит. Во многих регионах просто слаб «политический рынок» кандидатов в элитy, не развита инфраструктура конкурентной политики (свободные СМИ, Интернет, возможность достичь высокого статуса вне и вопреки государственной бюрократии). Причем номенклатурный принцип может использоваться в противоположных целях: коммунистами и либералами, унитаристами и сепаратистами.

Самооценка правящих элит отчетливо выявляет их номенклатyрность, дисбаланс полномочий в пользу сильной исполнительной власти. Это обосновывалось, как правило, необходимостью обеспечения эффективного управления, отсутствием политической и правовой культуры общества, соответствующей новым политическим реалиям. К тому же культура власти элиты ориентирована на постоянное и приоритетное использование именно политических регуляторов властных отношений, независимо от их легализованности и опосредованности законом. Поэтому право в России традиционно воспринимается элитами как формальный и малосущественный фактор ограничения и регулирования их власти. Становился очевидным тот факт, что администрирование в сфере экономических процессов, давление на СМИ, клановый принцип формирования властных структур становились тормозом в развитии демократических процессов, сдерживали развитие структур гражданского общества.

Рассмотрим более детально тенденцию усиления влиятельности чиновничества в составе политических элит.

Выборность руководителей принципиально изменяет профиль российской власти. Выборы сделали элиту более независимой. Однако возможности кардинального обновления региональной элиты с помощью выборов ограничены. Проблема управленческих кадров остается острой, не хватает опытных руководителей, предпринимателей. Помимо этого, кумовство, родственные и дружественные связи заменяют объективную оценку возможностей подбираемых кадров, кадровые рокировки и «перетряски» своим логическим завершением имеют, как правило, возврат к кадрам советской номенклатуры. Идет поиск технологий выхода из экономического кризиса. Ставятся стратегические задачи на региональном уровне, однако, пока не определены четко цели, тактика, возможности реформ на ближайшую перспективу.

Овладение административным ресурсом для осуществления властных полномочий и фактическая бесконтрольность действий некоторых членов элитных групп приводит к «засилью» элит как на федеральном, так и на региональном уровне. Именно преследование элитой собственных интересов служит причиной сложившейся в России деформирующей системы представительства социально-политических интересов населения.

В этой системе действует «тройная система фильтрации»:

- структура политических интересов общества, выражаемая в деятельности ведущих политических партий и общественных движений, никак не отражается в механизмах формирования и структуре органов власти. Структура и состав органов власти утверждается элитой и выносится на утверждение - ознакомление электората. В случае «несанкционированного поведения электората» или некоторой части оппозиции в итоговые результаты вносятся «редакционные изменения» либо на уровне подсчета голосов, либо на этапе обработки протоколов избирательной комиссий,
- партийная система в России не только не сформирована до конца и неадекватно выражает социально-групповые политические интересы, но и постоянно реорганизуется,
- существующая политическая система, призванная репрезентировать весь спектр системы социально-политических интересов, не защищена от воздействий теневой элиты, спонсирующей и формирующей из своих представителей систему политической бюрократии.

В таких условиях элите проще выполнять работу по обеспечению собственного положения, которая традиционно ведется не по формальным принципам работы в высших органах власти, а по неформальным «правилам игры», структурирующим элиту по принципам личной преданности: «один из основополагающих принципов элиты - принцип команды: чей ты человек, кто тебя привел. Каждый начальник, который поднимается наверх, ведет за собой своих преданных людей».

Ряд наблюдений позволяет сделать аналогичные, хотя и не столь категоричные выводы. О.В. Гаман-Голутвина, анализируя результаты всероссийского исследования «Самые влиятельные люди России», отмечает, что в составе политической элиты, хотя и доминирует контингент исполнительной и - в меньшей степени - законодательной ветвей власти, избирательным кампаниям нередко предшествует негласный отбор претендентов по критерию преданности губернаторской команде. То есть, выборы легитимируют результаты теневых договоренностей: наиболее значимые политические решения принимаются в процессе закулисного торга с участием групп интересов и групп давления.

Анализ показателей влиятельности такой группы, как главы субъектов РФ, свидетельствует, во-первых, об относительно низком уровне политического влияния губернаторов по сравнению с представителями других групп российской политической элиты, а во-вторых, об устойчивом снижении этого уровня.

С учетом асимметрии федерации, в политическом пространстве России имеют место различные логики взаимодействия политических элит. В процессе этого взаимодействия заявляют о себе партикулярные интересы, связанные с социальным разнообразием слоев и групп населения, этническим разнообразием. При этом применение политических средств в зависимости от особенностей политического режима и технологии осуществления власти варьируются.

Происходящее закрепление особенностей и принципов формирования политической элиты регионального уровня можно проиллюстрировать, используя метод выделения «структурных групп» в составе элиты. Под структурной группой в данном случае понимается совокупность персон, имеющих схожие характеристики, выделенные по формально-функциональному признаку, Выделение структурных групп подразумевает использование позиционного подхода к определению политической элиты. Применение именно этого подхода легло в основу проведения крупнейшего российского исследования политических элит субъектов федерации «Самые влиятельные люди России», проведенного Институтом ситуационного анализа и новых технологий.

Еще один аспект анализа состава политических элит региона представляет собой выявление зависимости между усилением позиций различных структурных групп элиты.

При анализе структурирования наблюдаются следующие тенденции в формировании современных российских региональных политических элит, рассматриваемых с позиции изучения формальных статусов ее членов:

- ослабление влияния администрации региона в тех субъектах РФ, на территории которых действуют крупные федеральные и местные бизнес-объединения, и, наоборот, - активное присутствие в составе политической элиты представителей исполнительной власти в регионах, где политическая влиятельность крупного бизнеса невысока;
- параллельное усиление позиций членов региональных парламентов и крупного бизнеса за счет вхождения известных, состоятельных бизнесменов в состав высшего законодательного органа власти региона.

Особенности формирования политических элит определяются не только текущей политической ситуацией, но и историческими, культурными, социально-экономическими, географическими особенностями регионов. Сочетание действия этих факторов определяют устойчивую специфику местного института власти. В рамках неоинституционального подхода значимость этих факторов преломляется в совокупность показателей, характеризующих внешнюю - формальную - сторону функционирования института политической элиты. Приведенные факты подтверждают, что реальные политические элиты приближаются либо к моноархичной, или полиархичной модели функционирования.

Косвенным же образом это проявляется в наличии или отсутствии своеобразной конкуренции в элитной среде, что влияет на значимость управленческого опыта, личных качеств политиков, а также на наиболее распространенный стиль руководства в регионе. Так, например, превалирование в составе политической элиты и руководителей экономических структур, и высших государственных чиновников в большинстве случаев определяет тот факт, что в элитной среде естественной является высокая оценка опыта управленческой работы и хозяйствования, умения договариваться и искать компромиссы, навыка публичной работы.

Если же в элитной среде присутствует лишь один источник власти, то, вероятнее всего, высокую значимость приобретет личная преданность «источнику власти», чьи решения будут претворяться в жизнь авторитарным способом, при этом большинство конфликтных ситуаций в элитной среде будут заблаговременно предотвращаться.

Положительной характеристикой полиархичной системы политических элит является относительная открытость элитной среды - элитная группа имеет несколько источников пополнения кадрового состава, а также (в идеале) компромиссный характер процесса принятия решений, когда стратегия развития строится исходя из учета интересов нескольких групп. Потенциальной угрозой устойчивости полиархичной элиты является ее внутренняя разобщенность. Сплоченность же политических элит (неконфликтность элитной среды) зачастую становится гарантией эффективного или неэффективного руководства регионом. И действительно, в регионах, где протекает конфликтный процесс «дележа портфелей», члены политических элит с высокой степенью вероятности будут сосредоточены исключительно на достижении собственных целей.

Политические факторы функционирования политических элит включают в себя принципы ее организации, модели и механизмы рекрутирования, алгоритмы деятельности. От того, как они организованы в обществе, зависит качество элит и эффективность их функционирования, их политико-властный статус. Для современной российской элиты характерно противоречивое сочетание конкурентного и номенклатурного принципов организации, преобладание гильдейской модели рекрутирования, патрон-клиентарные внутриэлитные взаимоотношения, доминирование административно-политической элиты в общей системе элит. Структурирование политических элит происходит при взаимодействии трех факторов: культурного, структурного и институционального. Культурный фактор означает легитимацию власти элиты с помощью принятых в обществе норм и ценностей, стереотипов и отношений к политике.

Структурный фактор составляет организованную «рамку» элиты. Институциональный фактор связан с типом формирования формальных структур, со способами деятельности и задачами властных органов. Структура политических элит соответствует моноцентричной модели функционирования, где центром власти выступает либо административное, либо экономическое ядро. Основными видами элитных структур являются идеократическая, разделенная, фрагментированная, консенсусная. Специфика российских политических элит - в их отраслевой и территориальной гетерогенности. В федеративном государстве формирование и институционализация элит неизбежно идут на взаимосвязанных, но автономных уровнях: общегосударственном, региональном и местном. В полиэтничных регионах, особенно - республиках Северного Кавказа, этнополитическая стратификация является ведущим фактором политико-элитной диспозиции.

Общественно-политические факторы

Политика – это деятельность социальных групп и индивидов по регулированию и реализации своих общезначимых интересов через институты власти. Политика, как особая сфера общественной жизни, формируется лишь с обособлением управленческой деятельности, связанной с контролем и распределением власти. Политическая сфера имеет сложное внутреннее устройство, включая институциональную, нормативную, коммуникативную, идеологическую подсистемы. В свою очередь, каждая из них может быть представлена как совокупность компонентов. Например, институциональная подсистема включает государство, политические партии, группы интересов и так далее.

Одна из важнейших и наиболее древних проблем философии политики – проблема власти. Соотношение категорий «власть» и «политика» носит диалектический характер. С одной стороны, власть выступает как средство осуществления политики, с другой, - является ее первоосновой. Власть – это установление отношений господства и подчинения, то есть отношения зависимости между людьми. В конечном счете, власть представляет собой принуждение человека к деятельности вопреки его воле.

Власть, в том числе политическая, обладает рядом особенностей. Во-первых, она предполагает наличие субъекта и объекта власти. Во-вторых, власть обладает всеобщностью в том смысле, что используется во всех видах деятельности отдельных лиц, групп и социальных институтов. Социальными источниками власти являются авторитет, традиции или насилие.

Власть может иметь как биологические, так и социальные предпосылки. Первые специально изучаются социологией. Сюда относят внутривидовые, например, половозрастные, различия, реализующиеся в установлении внутригрупповой иерархии, а также межвидовые отличия, устанавливающиеся на основе представлений «свой» - «чужой». Социальными предпосылками или источниками власти можно считать, кроме упомянутых выше, групповые, сословные и классовые различия между людьми, обусловленные разделением труда, отношениями собственности.

Функционально власть проявляется через определенный порядок и согласование действий сторон, обусловленные их общей материальной заинтересованностью, духовной близостью или же подражанием, привычкой и т.д. Любая власть возможна только в случае добровольного или вынужденного согласия, готовности к повиновению. Доказательством тому может служить пример исламской революции в Иране: любой политический режим обречен на гибель, если весь народ выйдет на улицы и откажется выполнять распоряжения властей. Политическая власть – это один из важнейших элементов политической жизни общества, однако не исчерпывает ее. Политическая жизнь общества складывается из политической деятельности различных политических сил. При этом каждая из них пытается реализовать свою политику. Политика – это регулирование и управление различными сферами общественной жизни на основе установления отношений господства и подчинения, реализуемых при помощи государства. Ее сущность составляет политическая власть. Американский социолог С. Липсет справедливо отмечает, что политическая власть стабильна только тогда, когда она легитимна (законна).

Последнее возможно в случаях:

а) когда власть основана на традициях, например, монархии;
б) является рационально-правовой, то есть, установлена легально, например, в результате победы на выборах;
в) носит харизматический характер, то есть имеет в своей основе веру в выдающиеся личные качества политического вождя.

Политика реализуется через политические отношения, политические институты и политическую идеологию. Люди вступают в отношения по поводу власти, которые закрепляются, институционализируются в форме тех или иных политических организаций и одновременно отражаются в их сознании, в том числе в виде политической идеологии.

Политическая жизнь общества тесно связана с экономической. Их связь нередко трактуется как взаимодействие политики и экономики. Вопрос о взаимосвязи политики и экономики достаточно полно освещен в трудах Карла Маркса и В.И. Ленина. Взаимообусловленность политики и экономики не стоит переоценивать. Они не только развиваются по своим собственным законам (например, законы рынка и законы политической борьбы), но и по-разному подвержены воздействию таких факторов, как научно-технический прогресс, экологическая ситуация, национальная психология, религия и тому подобное. Причем на том или ином историческом этапе, в конкретном социуме, каждый из этих факторов может играть решающую роль.

Существенное воздействие на политическую жизнь общества оказывает его духовная культура, понимаемая как совокупность духовных ценностей, идей, обычаев и норм поведения людей. Духовная культура оказывает существенное влияние на выбор тех или иных политических институтов и на их функционирование.

Выделяются следующие пути влияния духовной культуры на политическую жизнь:

а) социализация и формирование отдельных индивидов;
б) создание и введение систем ценностей;
в) эталоны действий, поведения и поступков;
г) создание моделей институтов и социальных систем.

Иными словами, духовная культура общества существенным образом влияет как на политические отношения, так и на политические институты и политическую идеологию, а также на политическое поведение людей и, в конечном счете, на политическую культуру масс.

Весьма актуальной является проблема взаимосвязи политики и морали. Например, вопрос о роли насилия в истории и его, нравственно оправданных, границах остается в центре внимания философии на протяжении всей ее истории. Современные исследователи Э. Фромм и К. Лоренц пришли к выводу, что склонность к агрессии по отношению к себе подобным, отличающая человека от животных, имеет, тем не менее, биологические корни. Другие ученые указывают на социальные корни этого явления.

Политическая этика – это:

а) специфическая научная дисциплина, сложившаяся в рамках политической философии и изучающая влияние моральных принципов, норм и нравственных представлений людей на политику, а также обратное воздействие политики на мораль;
б) нормативная система, сложившаяся на базе нравственного осмысления людьми своих политических целей и ценностей.

Это своеобразный синтез морального и политического сознания, форма внутреннего единства критериев нравственного выбора человека и его политического целеполагания. Предметом этики традиционно называют мораль. Политическая этика, или нравственно-политическая философия – это сравнительно молодая наука. Она поднимает важные полемические вопросы, от которых зависит и судьба общества в целом, и жизнь людей. История ее обособления от других наук восходит к началу XX века, но самостоятельное значение политическая этика получает в западных развитых странах в 1960–1970-х годах.

Политическая этика привлекала к себе внимание многих философских школ и идейных течений – религиозных и экзистенциальных, социологических и академических. Ядром политической этики в гражданском обществе и правовом государстве, как полагают российские исследователи, должен стать общедемократический принцип свободы в политическом поведении. Звучит он примерно так: разрешено все, что не запрещено законом, а сам закон изменяется лишь законным путем и не имеет карательного уклона. Поэтому главное, что требуется и от власти, и от народа, и от общественно-политических организаций – это соблюдение законов.

Военно-политический фактор

Военная деятельность является одним из основных проявлений человеческой активности и составляет часть человеческой культуры в широком смысле слова, в силу чего она оказывает влияние на мировосприятие. Войны вызываются целым рядом разнохарактерных причин и существующих по большей части в сознании человека, каковыми являются в частности: жажда славы, стремление к власти, богатству, представления о чести и доблести.

Будучи включенными в картину мира, в культурные установки, войны оказывали и оказывают серьезное влияние на историю обществ и государств.

С недавнего времени стал всерьез рассматриваться вопрос о влиянии военного фактора на историю России.

Однако, хотя вместе с критикой традиционных (географических, экономических) факторов принято стало считать, что война сыграла значительную, если не гипертрофированную роль в истории Московского княжества, эти заключения сделаны a-priori и требуют либо подтверждения, либо опровержения, либо уточнения и, во всяком случае, необходимо обобщение имеющегося по данному вопросу материала.

Впервые к понятию "военный фактор" обратился в своих работах Н. М. Карамзин. Поскольку его "История государства Российского" имела целью обзор всей русской истории, ее автор не ставил перед собой задачу сколько-нибудь серьезного рассмотрения этого аспекта деятельности князей. Тем не менее, на страницах "Истории государства Российского" войны не только были описаны, но и получили объяснение с точки зрения свойственного историкам-рационалистам понятия о государственной пользе.

Однако, мы считаем, что взгляд Карамзина на военную военную, как и прочую деятельность историю России был в целом критическим, но не всегда последовательным. Так борьба династов характеризуется в "Истории... " как междуусобицы, не приносящие ничего, кроме анархии и разорения. Это не мешало придворному историографу пытаться анализировать причины действий конкретных князей.

Нужно отметить, что оценка деятельности московских князей выпадает из негативной в целом картины междукняжеских отношений. Представители этой ветви Рюриковичей, за исключением, может быть, лишь Юрия Даниловича предстают как государственные деятели серьезного уровня, преследующие единственные из многих стратегические цели и общественную пользу. Н. М. Карамзин поделил князей на "наших" - умных и дальновидных в массе своей московских и "не наших" - мелких, корыстных (в последствии - реакционных) и, часто, глупых, недальновидных - всех остальных.

Таким образом, любая деятельность московских князей, в том числе и военная, характеризовалась автором как объединительная, что время от времени ставило его в тупик.

С. М. Соловьев дал оценку характера войн. Он обратил внимание на то, что московские князья "при начале своего усиления... вооружаются против ближайших соседей, слабых, с которыми легко совладать, при том помыслы на их счет слишком далеки от главной сцены действия, не могут возбудить подозрения и противодействия" во Владимирском великом княжестве.

С отдельными аспектами этого заключения можно спорить, но роль войны, по крайней мере, на первом этапе существования Московского княжества показана достаточно точно.

В дальнейшем московские князья выглядят у автора менее агрессивно и, кроме того, проявляется традиционная для отечественной историографии тенденция к рассмотрению деятельности московских князей, в том числе и военной, как выражения более или менее сознательно выраженного стремления к объединению русских земель. Особый интерес представляет обобщающая глава второй книги "Истории России... ", содержащая анализ военного искусства, тактики, характерной для средневековых войн на Руси, характеристику военной организации.

Вклад исследователя был настолько велик, что многие его младшие современники из числа историков могли лишь дорабатывать какие-то его идеи или просто компилировать "Историю России".

Одним из них был Н. С. Голицын.

Интересующий нас период он рассмотрел в первой части своей "Всеобщая военная история древних времен". Работа при своем появлении не имела, как представляется, серьезного научного значения. Сочинение описательного характера представляет обширную иллюстрацию выдвинутого автором тезиса об отсутствии монгольского влияния на русское военное искусство. Данное исследование, посвященное военной истории средневековой Руси, содержит хронологический разрыв в описательной части.

Таким образом, интересующий нас период освещается лишь с 1363 г. Работа, в которой доказывается отсутствие монгольского влияния на русское военное искусство, по преимуществу, носит описательный характер.

Часть, которая могла бы быть названа аналитической, воспроизводит рассуждения Соловьева С. М. по вопросам организации сражений, характера военных действий и принципов организации вооруженных сил.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что историки, работы которых были рассмотрены нами, в основном характеризуют военный фактор в деятельности князей не как серьезный аспект их политической деятельности. В их сочинениях он упоминается вскользь, как сопутствующий фактор политической деятельности князей.

Военная история не входила в сферу научных интересов исследователей принадлежавших "юридической школе", однако они, касаясь междукняжеских отношений, отношений князей и земли, косвенно характеризуют действия князей и объясняют возможные мотивы их военной деятельности. Видные представители "юридической школы", В. И. Сергеевич и М. Ф. Владимирский - Буданов, характеризуя политическую систему средневековой Руси, сделали целый ряд ценных наблюдений, долго не обращавших на себя внимания исследователей. "Закостенелость", свойственная структурам и явлениям в подаче историков-"юристов", неоднократно отмеченная исследователями, не лишает ценности их выводов, которые касаются военной организации русского общества, которые имеют непременную ценность для определения сущности военного фактора.

В. И. Сергеевич, касаясь объединительной деятельности московских князей, указал на то, что приобретения Василия I (1392) и Василия II (1456) носили несправедливый, с точки зрения господствовавшего обычая, характер, хотя эта идея не вполне последовательно им излагается.

М. Ф. Владимирский-Буданов, описывая вслед за предшественниками деятельность московских князей, видел разницу между ними и всеми остальными князьями, хотя в гораздо более умеренной форме. С его точки зрения московские князья действовали, руководствуясь большей частью личными и династическими интересами, но иногда возвышались и до сознания великих общерусских задач.

Таким образом, для исследований юридической школы в некоторой степени свойственна ситуация, когда исследователи видят несоответствие материала имеющейся концепции и, не желая игнорировать факты, пытаются их примирить с государственной идеей, к чему их обязывало и первоначальное название школы.

В общих чертах была дана картина военно-политической активности князей в "Курсе русской истории" В. О. Ключевского. Не вдаваясь в детали фактической истории, исследователь создал образ довольно агрессивных правителей, хватающих "все, что плохо лежит". Кроме того, анализируя методы политического действия "собирателей русских земель", он включил военные захваты в число пяти основных политических инструментов.

Таким образом, как и у С. М. Соловьева, явно указана основная черта политики московских князей в начальном этапе истории княжества - ее агрессивность. Однако в силу направленности исследования на социально-экономические, по преимуществу, аспекты отечественной истории и жанра работы, - курс лекций, эти наблюдения не получили развития.

Немногословна информация в советской историографии, которая касается проблем влияния монгольского нашествия, в частности организации монгольского общества и государства на процесс дальнейшего политического развития русского государства.

Особенно, необходимо остановится на работе Д. Феннела, так как эта работа является независимым взглядом иностранного ученного - историка на те процессы, которые происходили в рассматриваемый нами период.

Анализ политической ситуации требует от Феннела, в частности учета множества тех факторов, которые обусловили возвышение Москвы.

Классификацию этих факторов автор пытается построить иерархически, ссылаясь на Э. Карра, писавшего об иерархии причин при объяснении истории. Однако в феннеловской иерархии явное предпочтение отдается фактам политической борьбы.

Возрождая тезис Н. М. Карамзина, который гласил, что Моска обязана своим величием ханам, в советской историографии частично разделявшийся В. Т. Пашуто, Феннел полагает, что система контроля со стороны татар определяла позиции и авторитет русских князей.

Вторым решающим фактором, по мысли Феннела, и в данном случае неоригинальной, была церковь, выступавшая на стороне великих князей владимирских и пользовавшаяся льготами ханов. Ордынскую политику, как считает Дж. Феннел, направляло враждотворное желание поддержать слабого князя против сильного, в том числе и московских князей против Литвы.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в рамках данного этапа развития исторической науки, трактовка понятия "военный фактор" не была определена, так как в основном исследователями были даны описания военных компаний русских князей, а также отмечалось то, что военные действия русских князей являлись составной частью государственной политики. Хотя это и не было определено исследователями, но военный фактор можно трактовать как политический фактор, составную часть государственной политики.

Историки о роли войн в период объединения русского государства в XIV-XV веке

В дальнейшем своем развитии в рамках советской историографии понятие "военный фактор" не изменило своего теоретического содержания. Это было связано с тем, что в 30-е - 40-е гг. XX веке, по причине кризисного состояния исторической науки, сначала пережившей отрицание или, по меньшей мере, пренебрежение, а позже испытавшей жесткий идеологический прессинг со стороны государства, работ обобщающего или частного характера почти нет.

Можно упомянуть лишь относящиеся к этому времени статьи Я. С. Лурье и Д. Н. Альшица.

Я. С. Лурье проводит традиционную мысль о существовании национально освободительных тенденций и стремления к объединению русских земель в XV в., применительно к деятельности тверских князей. Те же идеи, но по поводу Куликовской битвы, не анализируя само событие, высказал и Д. Н. Альшиц.

Некоторое исключение здесь составил С. Б. Веселовский, косвенно обратившийся к ряду частных моментов династических войн второй четверти XV века.

Он, вслед за А. Е. Пресняковым писал о противоборстве двух тенденций политического развития Северо-Восточной Руси. Оценка династических войн в целом была несколько противоречивой.

С одной стороны, автор говорит о том, что среди участников войны не было ни принципиальных сторонников удельной системы, ни противников единодержавия, соперники просто спорили о правах, но, с другой, утверждает, что династические войны были борьбой "удельных княжат" против единодержавия.

В пятидесятые и последующие годы XX в., количество исследований возросло, что очевидно вызвано большей интеллектуальной свободой общества, допускавшей в определенных пределах свободу суждений.

В это время появляется ряд работ М. Н. Тихомирова, посвященных истории Москвы и ее роли в объединении Руси. В ряде работ, посвященных истории Москвы, М. Н. Тихомиров касается событийной стороны военной политики московских князей: московско-тверской борьбы в начале и второй половине XIV в., Куликовской битвы, в меньшей степени династических войн второй четверти XV века.

Ситуация несколько изменяется с начала 60-х гг. XX в. с выходом первой более чем за сорок лет капитальной монографии. Исследование Л. В. Черепнина написано в заданном, соответствующем времени, идеологическом ключе. Тем не менее, по ряду вопросов автор сделал ценные замечания. Вслед за предшественниками он, скорее косвенно, указывает на роль военных акций московских князей в начале XIV в. для усиления княжества. Рассматривая московско-тверские войны 60-х - 70-х гг. XIV в., исследователь указывает на насущные проблемы, ставшие причиной военных действий: спорные вопросы наследования уделов и старшинства в роду, а так же недовольство одной из сторон результатами третейского суда, отправленного тверским епископом.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что работы историков советского периода закрепляет трактовку военного фактора как фактора, значимого для политического развития страны.

Автор, вслед за "евразийцами" явно преувеличивает влияние политики Литовского княжества на позицию ордынских ханов по отношению к таким крупным государственным образованиям, как Московское и Тверское княжества.

Тверь в XIV в. ориентировалась исключительно на Литву, а уже это обстоятельство действительно оказало воздействие на политику ханов. Вообще идея о ведущей роли русско-литовских отношений для складывания политической ситуации на Востоке Европы, правильная для второй половины XV в., представляется некоторым преувеличением для первой половины XIV века.

Недостаток исследований современных авторов состоит в том, что они практически не дают целостного сравнения систем военной организации монгольского и российского государства. Их сравнение ограничивается сравнением отдельных составляющих военной организации. Примерами подобных работ могут быть работы О. В. Золотарева, А. А. Горелика, А. Е. Мусина.

Перечисленные авторы, как правило, отдельные элементы военной организации, например, О. В. Золотарев, рассматривает взаимоотношения военных и церкви; М. В. Горелик - армейскую организацию.

Для постсоветской историографии характерны немногочисленные попытки пересмотреть традиционные взгляды на широкий круг вопросов средневековой русской истории.

В. Н. Козин уделил внимание вопросу о характере и причинах династических войн в Московском княжестве второй четверти XV в., Исследователь подходит к этим войнам как к конфликту двух традиций наследования великокняжеской власти (о чем говорит в своих работах и С. А. Мельников), однако такая идея представляется спорной, поскольку сосуществование двух традиций, двух принципов наследования власти в одном обществе невозможно.

Н. С. Борисов выдвигает предположение о существовании у московских князей первой половины XIV в. политической доктрины - доктрины "тихой экспансии".

Таким образом, историография данного периода рассматривает военный фактор как основу для защиты частных интересов князей, как носителей единодержавной власти. Военный фактор становиться более зависимым от факторов политических, от тех насущных задач, которые решало Московское государство в процессе своего становления и развития.

Национально-политические факторы

Являясь, как показано выше, одним из субъектов политики, нация, очевидно, имеет большое влияние на собственно политическую сферу общества. Обладая специфичными национальными интересами, каждая группа стремится к удовлетворению их всевозможными путями. При принятии решений, затрагивающих жизнедеятельность наций, учитываются их культурные и исторические особенности.

В 1963 году вышла книга Г. Алмонда и С. Вербы «Гражданская культура». В ней авторы подробно рассматривают тему политической культуры, проводят сравнительный анализ данного явления для различных стран. Результатом стал пересмотр подхода к реформированию развивающихся стран в 20 веке путём простого перенесения политических институтов (подход, показавший себя неудачным). Сама политическая культура складывается под влиянием исторических особенностей культуры данного народа, нации. Соответственно, при равных условиях, одно и то же политическое действие может вызвать различную реакцию среди неодинакового населения, например, двух государств.

Важным аспектом при рассмотрении роли национального фактора в общественно-политическом процессе являются понятия национализма и глобализации.

«Национализм возводит принадлежность к своей нации в политический принцип или программу. Таким образом он имеет иное измерение, чем патриотизм, который подразумевает чувство привязанности к своей стране или нации, не связанное с какой-либо программой политических действий.» Национализм - обществоведческий термин для обозначения определённого типа идеологии и политической практики, а также соответствующих им социально-психологических и иных форм этнотерриториальной самоидентификации.

Национализм может как объединять народ, население той или иной страны перед лицом угрозы нации, при этом давая возможность использовать эти настроения определённым политическим игрокам, так и приводить к деструктивным последствиям, при условии многонационального государства. Понимая возможные опасности радикализации националистических настроений, в странах Европы была разработана и действует политика мультикультурализма (которая, тем не менее, в данный момент переживает кризис.). Большинство лидеров государств вынуждены учитывать возможные национальные конфликты при осуществлении собственной деятельности ввиду постоянного движения масс и тесного контакта стран всего мира. При необходимости, игроки политического поля могут оперировать к национальному сознанию, если это, как им кажется, принесёт им выгоду. Всё это говорит о значимости национализма в политической среде.

Другая категория, которую требуется осветить в данном вопросе, это глобализация. Глобализация - категория политологии для обозначения тенденции диффузии культурных и политических образцов во всемирном масштабе и интеграции экономической деятельности подразделениями транснационального капитала во всемирном масштабе. В процессе слияния культур различного типа или их трансформаций, или замены вовсе наблюдается естественное сопротивление данному явлению. Основной лозунг исламистов и экстремистов на Ближнем Востоке - именно противодействие «американизации», насаждения чуждых для арабского мира ценностей. Можно говорить об общем национальном сопротивлении глобализации. Нации пытаются сохранить собственную идентичность, и эти требования находят своё выражение в поддержке тех или иных партий и решений (если говорить о формальных путях), либо приводят к террористическим актам, погромам или беспорядкам (при отсутствии уверенности в эффективности формальных способов). Снова стоит отметить понятие «национального интереса».

Стоит сказать и о возможности искусственно создавать нации. Ближе всего в данном случае пример с Россией и программой образования нации «Россияне». Официальные лица и документация ставили своей целью формирование образа народа России - абстрактного сообщества, с которым должны были идентифицировать себя будущие поколения. Понятие «русский» стало фигурировать значительно реже в официальном дискурсе. В дополнение возросла интенсивность использования анти-экстремистского законодательства. Данные меры обусловлены опасностью радикальных националистических настроений в условиях многонационального общества с большой долей одной нации.

Последние события в Бирюлёво демонстрируют взаимосвязанность национальных и институциональных проблем, при этом последние являются основной причиной для конфликтов между различными нациями. Выдвигаемые участниками беспорядков требования касались не только лиц других национальностей (а именно - мигрантов, осуществляющих свою деятельность в районе), но и органов правопорядка. Для решения конфликтов требуется комплексный подход, содержащий в себе как сглаживание национальных противоречий, так и регулировка и контроль официальных органов. Национальный аспект в данном случае является лишь одной из сторон проблемы, но не самой причиной.

Политические факторы экономики

Макросреда включает основные силы, действующие не только на саму фирму, но и на ее конкурентов, а также на элементы микросреды. На макросреду, как правило, влиять труднее, чем на микросреду, но это не означает, что фирмы должны оставаться пассивными; невозможность контролировать не подразумевает неспособности влиять. Нередко на макросреду можно влиять при помощи хорошо организованной деятельности по связям с общественностью.

Основные элементы макросреды таковы:

- демографические факторы;
- экономические;
- политические;
- юридические;
- социально-культурные;
- экологические и географические;
- технологические.

Демографические факторы

Демография — это наука о закономерностях, связанных с населением, таких как пропорция в населении лиц той или иной расы, пола, местожительства или профессии, а также о таких общих факторах, как плотность населения, его численность и место расселения. Демографические изменения могут оказывать существенное влияние на компании. Сокращающаяся рождаемость в большинстве западных стран оказывает очевидное влияние на объем продаж продуктов для новорожденных и, в конечном счете, оказывает влияние на предоставление государственных пенсий, поскольку вышедшие на пенсию должны получать поддержку со стороны все сокращающегося числа людей работоспособного возраста. Аналогично изменения в этническом составе городов или в концентрации населения (учитывая, что лишь немногие люди живут в центре больших городов) вызывают изменения в спросе на местные услуги и розничных торговцев, а также (не столь значительные) изменения в типе товаров и услуг, пользующихся спросом.

Экономические факторы

Экономические факторы охватывают такие сферы, как цикл "бум — спад", рост безработицы в некоторых частях страны вследствие свертывания традиционных отраслей промышленности.

Макроэкономические факторы связаны с управлением спросом в стране; основные механизмы, используемые правительством с этой целью, включают контроль обменного курса, налоговую политику и расходы бюджета. Если правительство увеличивает расходы бюджета (или снижает налогообложение), в экономике будет больше денег и спрос возрастет; если же налогообложение увеличивается (или расходы урезаются), то у потребителей будет меньше денег для расходования, поэтому спрос сократится. Увеличение процентных ставок, как правило, сокращает спрос, что связано с удорожанием местных заимствований и повышением стоимости обслуживания кредитных карточек.

Микроэкономические факторы связаны с тем, как люди расходуют свои доходы. Поскольку примерно за последние 40 лет доходы возросли, а также увеличился средний уровень жизни, характер расходования коренным образом изменился. Сократилась часть дохода, которая расходуется на пищу и жилищно-коммунальные услуги, в то время как часть, расходуемая на развлечения и одежду, возросла. Таким образом, информация о состоянии экономики общедоступна, и специалисты по маркетингу используют ее для прогнозирования того, что может произойти с их клиентами и спросом на их продукты.

Политические факторы

Политические факторы часто влияют на бизнес; недавние примеры: всеобщая тенденция к приватизации ранее принадлежащих государству предприятий, в частности коммунальных служб, и движение в направлении отказа от защиты прав рабочих. Фирмы должны быть в состоянии реагировать на превалирующий политический климат и вносить соответствующие изменения в свою маркетинговую политику. Например, компании "Бритиш Телеком" (Великобритания), "Дойче Телеком" (Германия) и "Телстра" (Австралия) вынуждены были внести существенные коррективы в свои маркетинговые подходы после приватизации, в частности в связи с оживлением конкуренции. Эти коррективы затронули все сферы деятельности названных фирм, начиная с сокращения времени между получением заказа и установкой нового телефона и вплоть до ценовой конкуренции в ответ на снижение конкурентами цен на междугородные и международные звонки. "Бритиш Телеком" заняла пятое место в Великобритании по объему расходов на рекламу.

Политический фактор образования

Образование - это общественно организуемый и контролируемый процесс постоянной передачи предшествующими поколениями последующим социально значимого опыта, представляющий собой в онтогенетическом плане процесс становления личности в соответствии с генетической и социальной программой.

Таким образом, образование включает в себя три взаимосвязанные стороны:

1) усвоение опыта,
2) воспитание качеств личности и усвоение норм поведения,
3) физическое и умственное развитие.

Исходя из трактовки образования как категории социальной, следует отметить, что его состояние и функционирование определяются системой господствующих в обществе социальных связей и отношений.

Образование связано со всеми сферами общественной жизни (прослеживается диалектическая взаимосвязь):

Экономика определяет материальную базу сферы образования, обусловливает его содержание в плане структуры дисциплин, спектра специальностей и предметов.
Политическая сфера (демократический режим или тоталитарный, открытое общество или закрытое) также определяет соответствующую структуру и содержание образования.
Социокультурная среда – нравственные ценности, религия, традиции, социальная структура.

И, напротив - от уровня образования зависит качество трудовых ресурсов, следовательно, и экономика общества (пример Японии и азиатских тигров). Формируя гражданина, система образования оказывает влияние на политическую сферу. Воспроизводит социально-профессиональную структуру общества и выступает средством социальной мобильности и социальных перемещений.

Экономические факторы развития образования:

a) В развитых странах процесс образования непосредственно связан с потребностями НТР:
• постоянно увеличивается численность инженерно-технического персонала и работников, занятых вне сферы производства (наука, культура, здравоохранение, административный аппарат);
• интеллектуальные профессии теряют исключительность, тенденции к сближению труда рабочих и инженерно-технического персонала, стирание границ между умственным и физическим трудом; отсюда задача массового среднего образования и охват значительной части молодежи послесредним образованием (система переподготовки кадров, профессиональное образование);
b) Расширение социального спроса на образование:
Одним из критериев общественного прогресса сегодня является то, созданы ли человеку условия, позволяющие наиболее полно раскрыть его лучшие качества, потенциальные возможности, творческие способности и т.д. отсюда – увеличение спроса на полноценное образование.

Основные мотивы и факторы:

• смещение центра тяжести в сторону так называемых постматериальных ценностей;
• получение образования – крайне важно е условие достижения желаемого социального статуса;
• четкая корреляция между уровнем образования и размером заработной платы;
• высокий образовательный уровень – известная гарантия от безработицы;
• эффект снежного кома (родители, получившие образование, стремятся дать своим детям образование не хуже, чем их собственное);
• новые способы формирования социальной элиты (диплом престижного учебного заведения – входной билет в статусные группы);
• расширение охвата девушек средним и высшим образованием (сокращение области применения физического труда, расширение сферы обслуживания, здравоохранение и т.п.; увеличившаяся экономическая активность; рост общественного самосознания, стремление к независимости, равенству с мужчинами);
• демографическая эволюция, приводящая к изменению через определенный промежуток времени числа учащихся тех возрастов, которые подлежат обязательному обучению.

2. Политические факторы развития образования:

Состояние образования и перспективы его развития в значительной мере зависят от государственной и общественной политики в этой сфере.

Цели, приоритеты, методы и результаты образовательной политики выразительно обнаруживают сочетание глобальных тенденций и национальной и региональной специфики.

В развитых странах образовательная политика становится важной частью социальной стратегии. Эффективность системы образования воспринимается как один из важнейших показателей развития любой страны. Естественно, что перспективы развития образования занимают большое место в предвыборных кампаниях, обсуждаются в парламентах, отражаются в программных документах политических партий и общественных организаций.

Один из базовых принципов социальной политики большинства государств мира – демократизация образования. Содержание этого понятия изменилось. Раньше – формально-правовые аспекты (право на образование), расширение охвата молодежи средним и высшим образованием.

Сейчас демократизация образования означает:

• установление строгой преемственности ступеней образования, ликвидация тупиковых направлений;
• первостепенная важность повышения качества обучения во всех типах учебных заведений;
• упрочение связи обучения с жизнью;
• воспитание у учащихся высоких гражданских, нравственных и эстетических качеств.

Реальным выражением образовательной политики в значительной мере являются масштабы финансирования этой сферы (в развитых странах – 5-7 % ВНП (3000 долларов в год на ученика)):

• государственные ассигнования (расходы центральных, региональных и местных властей, государственные субсидии частным учебным заведениям);
• частные расходы на образование (10-15 % от государственных) (В США – 25 тысяч филантропических фондов с суммарным капиталом свыше 20 млрд. долларов – Рокфеллера, Форда, Карнеги, Сороса и др.).

Пример: В западных странах обучение детей в государственных школах, как правило, бесплатно. В то же время, родители несут значительные расходы на учебные пособия, спортивную одежду, экскурсии, школьные завтраки и т.д. Компенсируются расходы государственными пособиями на детей (Европа) и федерально-штатными программами материальной помощи нуждающимся семьям с детьми (до 50% дохода). Пособия выплачиваются ежемесячно, независимо от доходов семьи, начиная с появления первого ребенка в Англии и ФРГ – до 16 лет, во Франции – до 17 лет, в Италии – до 18 лет.

В развивающихся странах существует стойкий финансовый дефицит образования.

3. Интеграция в сфере образования.

Интеграционные процессы в сфере образования стимулируются рядом международных организаций и, прежде всего, ЮНЕСКО.

Интеграция осуществляется главным образом в масштабах геополитических регионов, объединяющих страны со сходными условиями и более или менее аналогичной социально-экономической структурой.

При этом действуют следующие принципы:

- наибольшее внимание – развивающимся странам;
- интеграция в области образования в развитых странах через собственные объединения и организации:
- организация экономического сотрудничества и развития;
- Комитет образования и Центр исследований и нововведений в области образования (выработка рекомендация относительно структуры системы образования, финансирования, управления, модернизации методов обучения, принципов подготовки учителей);
- ЕС (регулярные совещания министров образования Европейский институт воспитания и социальной политики, Бюро сотрудничества в области воспитания).

Основные задачи этой деятельности: гармонизация национальных систем образования; выработка конкретных планов (с указанием целей, сроков, размеров финансирования); унификация педагогической терминологии, параметров национальных статистик образования; создание европейской системы документов и информации; сближение национальных систем управления образованием.

Политическая группа факторов

Можно выделить две группы факторов политического процесса:

«внутренние» и «внешние».

К «внешним» относятся среда (социально-экономические, социокультурные и прочие условия) и ее воздействие, системные, но «внешние» для данного политического процесса политические обстоятельства, такие как правила и условия политической игры, «внешние» политические события и т.п. К «внутренним» можно отнести такие параметры, как характеристика акторов, их целей и намерений, распределение властных ресурсов, логика и «сюжетика» политического процесса.

С точки зрения публичности осуществления элитой и электоратом своих функций можно выделить:

- открытый политический процесс, в котором политические интересы групп и граждан систематически выявляются в электоральных предпочтениях, программах партий и движений и т.д.
- скрытый (теневой) политический процесс, который базируется на публично неоформленных политических институтах и центрах власти.

Политический процесс раскрывает движение, динамику, эволюцию политических явлений, конкретное изменение их состояний во времени и пространстве.

Центральной характеристикой политического процесса выступает изменение, которое означает любые модификации структуры и функций, институтов и форм, постоянных и переменных черт, темпов эволюции и других параметров политических явлений.

Политический процесс - целостное явление, поддающееся структурированию и научному анализу. Непредсказуемость и кажущуюся необъяснимость тех или иных событий следует рассматривать в основном как следствие несовершенства научного аппарата и инструмента.

Структура политического процесса может быть описана с помощью анализа взаимодействия между различными политическими акторами, а также посредством выявления динамики (основных фаз политического процесса, смены этих фаз и т.п.) этого явления. Большое значение имеет также выяснение факторов, влияющих на политический процесс. Таким образом, структуру политического процесса можно определить как совокупность взаимодействий между акторами, а также их логической последовательности («сюжета» политического процесса). Каждый отдельно взятый политический процесс имеет свою собственную структуру и, соответственно, свой собственный «сюжет». Акторы, совокупность их взаимодействий, последовательность, динамика или сюжет, временные единицы измерения, а также факторы, влияющие на политический процесс, обычно носят название параметры политического процесса.

Основными акторами политического процесса являются политические системы, политические институты (государство, гражданское общество, политические партии и т.д.), организованные и неорганизованные группы людей, а также индивиды.

Основным властным институтом, одним из основных акторов политического процесса, выступает государство. Другим важным актором политического процесса является гражданское общество, которое тоже может рассматриваться как политический институт.

Менее масштабными акторами политического процесса являются партии, группы интересов, а также индивиды и группы людей.

При анализе политического процесса следует учитывать характер взаимодействия между его субъектами. Здесь важно отметить, что характер взаимодействия во многом зависит от масштаба политического процесса и акторов.

тема

документ Политическая система
документ Политическая сфера
документ Политическая элита
документ Политические идеологии
документ Политические институты
документ Политические конфликты
документ Политические режимы
документ Политические субъекты




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара на 2018 год
Курс евро на 2018 год
Цифровые валюты 2018
Алименты 2018

Аттестация рабочих мест 2018
Банкротство 2018
Бухгалтерская отчетность 2018
Бухгалтерские изменения 2018
Бюджетный учет 2018
Взыскание задолженности 2018
Выходное пособие 2018

График отпусков 2018
Декретный отпуск 2018
ЕНВД 2018
Изменения для юристов 2018
Кассовые операции 2018
Командировочные расходы 2018
МСФО 2018
Налоги ИП 2018
Налоговые изменения 2018
Начисление заработной платы 2018
ОСНО 2018
Эффективный контракт 2018
Брокеру
Недвижимость



©2009-2018 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты