Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка 2018

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2018    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения 2018
папка Главная » Полезные статьи » Субъекты политики

Субъекты политики

Субъекты политики

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

1. Субъекты политики
2. Субъекты государственной политики
3. Субъекты и объекты политики
4. Политические субъекты политики
5. Политика субъекта федерации
6. Субъекты российской политики
7. Основные субъекты политики
8. Деятельность субъектов политики
9. Учетная политика субъектов
10. Система субъектов политики
11. Субъекты региональной политики
12. Субъект молодежной политики
13. Субъекты антикоррупционной политики
14. Субъекты социальной политики социального государства
15. Уровни субъектов политики

Субъекты политики

Главный субъект политики – народ. Но народ состоит из отдельных граждан, поэтому отдельный гражданин – личность – это также главный субъект политики. Проблема участия личности в политике имеет многоплановое значение. В любом обществе политика осуществляется отдельными личностями. Подчеркивая значительную роль социальных групп, не следует забывать, что они состоят из отдельных личностей, и поэтому проблема человека в политике все равно остается.

Субъекты политики – это конкретно-политические носители многообразной политической деятельности, направленной на завоевание, защиту или использование власти с целью реализации своих коренных интересов. В их роли могут выступать как индивиды, так и социальные общности, которые самостоятельно вырабатывают и реализуют программы действия, направленные на достижение определенных политических целей посредством сознательной деятельности. К субъектам политики относятся также и социально-политические институты как непосредственные носители властных функций в обществе. Становление социальной общности как совокупного субъекта политики, цели и действия которого отражают коллективное сознание индивидов, объединенных в данной организации на основе сложившихся устойчивых общественных связей. Основными субъектами политики всегда являются большие социальные общности – классы и слои, народы, нации; существенными – средние и малые группы, объединяющие людей по демографическому, территориальному, образовательному, производственному, профессиональному или корпоративному признаку. К последним относятся политические элиты и бюрократия, а также представителей теневой экономики и группы социального риска. Любая общность становится совокупным субъектом политики, когда, самоорганизуясь и осознавая свои интересы, она не только оказывается в противостоянии с другими социальными группами или же в позитивном взаимодействии с некоторыми из них, но и вступает и в конфликт или сотрудничество с существующей политической властью. К категории совокупных субъектов политики относятся также и социально-политические институты, которые обеспечивают возможность как отдельным гражданам, так и социальным общностям упорядоченно удовлетворять свои интересы в сфере политики. Они стабилизируют отношения, регулируют поведение индивидов и групп, обеспечивая согласованность, интегрированность их действий.

Политика, представленная как совокупность политических отношений, имеет своих субъектов, объект, содержание и форму.

Политическое отношение предполагает как минимум двух субъектов. Под субъектом всегда имеется в виду человек, наделенный сознанием, познающий окружающий мир и действующий в нем. В сфере политики человек выступает как носитель политических отношений, как «человек политический», наконец, как гражданин, наделенный определенными правами и обязанностями.

Как субъект политических отношений человек выступает в разных качествах, обращен к политике различными своими гранями. Поэтому возникает необходимость классификации субъектов политики. Это можно сделать по разным основаниям (признакам).

По количественному признаку политические субъекты можно разделить на единичные (отдельные граждане, иностранцы, лица без гражданства и т.п.) и групповые. Под последними имеются в виду большие, средние и малые социальные группы: классы, этносы, сословия, элиты, фракции и т.п.

По правовому признаку субъектов политики делят на физических (граждане, политические лидеры) и юридических лиц (общественно-политические организации).

По направлениям политики ее носителей можно классифицировать на субъектов внутренней (граждане, руководители, партии) и внешней политики (народы, государства, его специализированные органы, межгосударственные объединения).

Субъектов политики классифицируют также по признаку первичности или вторичности их политического участия. В этом случае к первой группе отнесем граждан (с различным политико-юридическим статусом) и такие социальные общности, как классы, нации, политические элиты, иные социальные группы. Ко второй группе отойдут такие политические институты, как государства, общественно-политические организации и движения и межгосударственные объединения.

Возможна классификация субъектов политики и по другим признакам.

Субъект обычно неразрывно связан с понятием объекта, под которым имеется в виду какой-то предмет познания или деятельности человека, окружающий его мир. Объектом политики также выступает человек, социальные группы, юридические лица, испытывающие властное воздействие субъекта. Между субъектами и объектами политики возникают разнообразные отношения, общим и главным содержанием которых выступает власть. Эти политические отношения обычно связаны с различными стадиями формирования и функционирования власти, ее структурой, институтами и т.п. «Вертикальные» политические отношения означают господство и подчинение, они нередко проявляются как конфронтация субъекта и объекта, конфликт, оппозиция и т.п.

«Горизонтальные» же отношения проявляются в форме координации, согласования действий равнозначных субъектов, их сотрудничества (часто это договорные отношения).

Человек и политика

Во-первых, в системе политических отношений он предстает, с одной стороны, как субъект, а с другой, как объект политического воздействия (руководства, господства, управления и т.п.). В последнем случае говорят об участии обычных (рядовых) граждан в политике, об их политическом поведении.

Как подлинный субъект политики человек действует в качестве парламентария, президента, члена правительства, судьи и т.п. В этом случае речь идет о профессиональной политической деятельности, о функционировании человека как политика. Эту деятельность обычно именуют политической карьерой, под которой понимают последовательное продвижение по служебной лестнице. Научное или публицистическое описание чьей-либо жизни в политике, состоявшегося жизненного пути политика составляет его политическую биографию.

Как объект политики человек ведет себя в соответствии с характером управленческого воздействия.

Ограниченность, ущемление прав и свобод человека приводят к тому, что он перестает быть подлинным субъектом политики, отчуждается от власти.

Политические организации

Политические организации это негосударственные институты политической системы общества, разновидность общественных объединений. К ним относятся политические партии, движения, ассоциации, союзы, народные фронты, общества, клубы и т.п. Они являются вторичными субъектами политики и юридическими лицами. После государственных органов это важнейшие институты политической системы общества, через которые реализуются ее функции.

Структура политических организаций непостоянна, изменчива. Граждане участвуют в деятельности политической организации либо прямо, будучи ее членами, либо косвенно, поддерживая ее материально, голосуя на выборах за ее кандидатов и т.п.

Политические организации могут быть классифицированы по различным основаниям. Например, по организационному признаку они подразделяются на формальные (фиксированное членство, взносы, структура, программные документы, нормативная регламентация и т.д.) и неформальные, не имеющие таких признаков. К формальным организациям относятся политические партии, общества, союзы, интернационалы и пр. к неформальным политические движения, народные фронты, гражданские инициативы.

По идейно-политической ориентации рассматриваемые организации обычно делят на левые и правые. Первые выступают за прогрессивные изменения в политике и других сферах жизнедеятельности общества, вторые носят консервативный или даже реакционный характер.

Важнейшей и наиболее распространенной разновидностью политических организаций являются политические партии.

Общественные организации

Неполитические и негосударственные организации, т.е. такие, чьи программные документы не предусматривают политических целей, также являются элементами (институтами) политической системы общества, субъектами политических отношений, которые по-своему оказывают воздействие на власть.

Существуют и действуют международные общественные организации и движения: Всемирный совет мира, Международная демократическая федерация женщин, Международный союз студентов, Международный Красный Крест, «Гринпис» и др.

Элита

Еще одной разновидностью субъектов политики, относящихся одновременно к физическим и юридическим лицам, а также социальным группам, являются политическая элита и политические лидеры. Институт политической власти, характер политического процесса во многом определяются деятельностью этих специфических субъектов, поэтому они и рассматриваются здесь отдельно.

Элита в переводе с французского, в социальном контексте, означает отборный слой общества, его «верхушку», избранный круг людей.

Политическую элиту образует наиболее активная в политическом отношении часть экономически господствующего класса.

Политическая элита состоит из должностных лиц властных органов представительных и исполнительных, правоохранительных, военных и информационных учреждений, функционеров общественно-политических организаций.

Часть совокупной политической элиты, осуществляющая функцию непосредственного государственного управления, называется правящей элитой.

Тип лидерства всегда связан с природой общественного и государственного строя, характером политической системы общества.

По стилю деятельности политическое лидерство можно классифицировать на авторитарное, предполагающее единоличное принятие решений, и демократическое.

Политический лидер должен обладать выдающимися умственными способностями, необходимыми нравственно-психологическими качествами.

Нации и этнические группы как субъекты политики

В истории известны три формы общности людей: родоплеменная, свойственная первобытнообщинному строю, народность, возникшая в эпоху рабовладения и феодализма, и нация, формирующаяся в период становления капитализма. Нация это определенная стадия зрелости того или иного этноса, соответствующая формированию гражданского общества. Все эти социально-исторические общности называют еще этническими группами.

Нация историческая форма социальной общности, которая характеризуется суммой некоторых материальных и духовных признаков.

Нация это объективное общественное явление, объективная связь, принадлежность определенного индивида к той или иной этнической общности. А национальность это субъективное отношение, юридическая принадлежность индивида к определенной нации.

Нации и другие этнические группы являются важными субъектами политики. Отношения между ними в рамках одного государства называются национальными. Они носят политический характер, поскольку связаны с институтом власти.

Субъектами политических отношений выступают также конфессиональные группы. Конфессионализм это образ мыслей и поступков, соответствующий догматам и требованиям определенного вероисповедания.

Конфессиональные группы, с одной стороны, тесно связаны с этническими общностями, а с другой, с политикой.

Конкретное взаимодействие субъектов и объектов политики образует в каждый временной период определенное содержание политических отношений. Оно проявляется, с одной стороны, как определенная деятельность субъектов политики, их политическое поведение, а с другой, как политический процесс.

Для каждого вида политических отношений характерна своя форма бытия, которая выражается в социальных нормах и принципах. Они делятся на политико-правовые (законы, декреты, подзаконные акты, международные договоры и проч.), политико-нравственные (обычаи, традиции, политес и т.п.) и политико-религиозные. Через эти нормы, особенно правовые, выражается политика, в рамках этих норм функционируют политические субъекты.

Субъекты государственной политики

В государственной кадровой политике взаимодействуют субъективная сторона — руководитель и объективная — кадровый потенциал, кадры. Определение субъектов и объектов государственной кадровой политики и характера их взаимодействия — одна из основополагающих проблем современной теории и практики кадровой политики. Проблема приобрела особую актуальность в условиях политического плюрализма и многообразия форм собственности, развития различных форм хозяйствования и децентрализации управления. Новые реалии заставили по-новому посмотреть на субъектно-объектную базу государственной кадровой политике (ГКП).

Во взаимосвязи «субъект-объект» субъект — всегда активное начало, которое целенаправленно воздействует на объект, т.е. субъект — это тот, кто воздействует, а объект — это то, на что или на кого воздействуют.

Эффективность государственного управления и проводимой государственной кадровой политики в значительной степени определяется ее социальной базой — теми слоями населения, на которые опирается государство и интересы которых оно стремится выражать и защищать. У кого-то из государственных лиц, представляющих государство, такое стремление искреннее, у кого-то только на словах. В демократическом государстве сила руководящих кадров — в доверии народа, электората, который на выборах доказывает свою верность тому или иному политику, формулирующему и проводящему свою кадровую политику.

В настоящее время, когда в российском обществе произошли перегруппировка и поляризация социальных сил. ГКП должна выражать интересы большинства народа, а не отдельных социальных стратов — социальных категорий, групп и тем более не олигархического капитала, кланов, корпоративных группировок. Чем шире социальная база государства и проводимой им кадровой политики, тем прочнее и стабильнее политический режим. Государственная кадровая политика должна быть ориентирована, прежде всего, на средний класс — основу любого цивилизованного общества. Но России предстоит еще создать и укрепить этот класс — фундамент социальной базы ГКП.

В советское время в СССР государственная кадровая политика понималась и трактовалась как односторонний процесс, идущий сверху вниз по вертикали власти. Для кадровой политики советского государства характерными были партийная монополия на кадровую политику и кадровую деятельность, номенклатурная кадровая система, система назначенства на все руководящие посты по принципу преданности партийной идеологии и власти, административно-командный стиль управления и ротации кадров.

В этих условиях главным и единственным полноправным субъектом ГКП была коммунистическая партия, которая имела монополию на власть, идеологию, экономику и кадры. Все другие государственные и общественные институты не могли выступать субъектами государственной кадровой политики; в лучшем случае они оставались субъектами кадровой деятельности. Но и здесь их возможности были сильно урезаны — довольно часто вопреки закону и своим интересам они проводили в жизнь партийные директивы, лишаясь самостоятельности даже в решении своих конкретных кадровых вопросов.

В условиях демократической России ситуация в сфере субъектно-объектных кадровых отношений качественно изменилась. Главной особенностью современной ГКП является ее многосубъектность и разнообъектность.

Субъект ГКП — это носитель установленных законом прав, компетенции и ответственности в сфере разработки и реализации государственной кадровой политики, активный участник кадровых процессов и отношений. Каждому субъекту ГКП соответствует свой круг полномочий, определяемых его правовым и должностным статусом. У каждого субъекта кадровой политики существуют свои границы кадрового воздействия на объект.

Субъекты ГКП сейчас — различные социально-правовые институты, государственные органы, политические и общественные объединения, хозяйствующие субъекты, органы местного самоуправления и даже в какой-то мере коммерческие структуры.

В демократическом правовом государстве в сфере кадровой политики не может быть монополизма одного социального института, даже самого властного. В своей кадровой деятельности все субъекты государственной кадровой политики относительно самостоятельны и независимы. Этого требуют нормы и принципы, заложенные в российском трудовом законодательстве, законодательстве о государственной службе, и которых кадры, люди рассматриваются не только как неодушевленный «человеческий ресурс». Человек рассматривается в широком социальном и гуманистическом алане как высшая ценность государства и общества, как первичный элемент новой кадровой политики.

Чтобы понять, что такое многосубъектность ГКП, необходимо провести уровневую классификацию субъектов государственной кадровой политики Российской Федерации.

Согласно Конституции РФ (ст. 3) носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Из этого следует, что ведущую роль в государственной кадровой политике должен играть именно народ, т.е. общество. Теоретически это правильно, но на практике данная конституционная норма в известной степени декларативна. Народ в силу ряда причин не может в действительности взять на себя роль первоосновы ГКП.

Во-первых, народ как социальная общность не един — у разных социальных групп разные социально-экономические интересы, порой полярные. Очевидно, что бедное общество, в котором доходы 10% самых богатых превышают в 14,5 раза доходы 10% самых бедных.

Во-вторых, российский народ полиэтничен и многоконфессионален. У каждой нации и народности, проживающей на территории Российской Федерации, есть свои интересы, обусловленные национальными традициями, верой, культурой. Центральной власти согласовать эти потребности и интересы представляется довольно сложно.

В-третьих, в политическом и идеологическом аспектах наше общество расколото на три примерно равные части — существуют социальные группы прокоммунистического мировоззрения, либерального и центристского (государственно-патриотического). Между этими политическими силами идет серьезная борьба за власть в государстве, не способствующая социально-политической стабильности.

В-четвертых, в российском обществе еще весьма низок уровень правовой и общей культуры по сравнению с европейскими странами.

Поэтому гражданское общество делегирует решение такого важного вопроса, как государственная кадровая политика, своему государству. Это вполне логично, традиционно и укладывается в рамки закона.

Исходя из сказанного можно констатировать, что народ, общество в соответствии с Конституцией является первосубъектом государственной кадровой политики.

Главным субъектом государственной кадровой политики является государство. В Конституции РФ сказано (ст. 3), что народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти, т.е. через государство. Через государство и его органы, а также через органы местного самоуправления народ принимает косвенное участие в управлении кадровыми процессами. Поэтому государственная кадровая политика, возглавляемая государством, конституционна, легитимна, законна. Это подтверждает ст. 11 Конституции РФ, которая устанавливает, что государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент РФ. Федеральное Собрание РФ, Правительство РФ и суды Российской Федерации, т.е. высшие государственные органы. Будучи главным субъектом ГКП, государство и формирует се, хотя не является полным монополистом. Выработка ГКП — это прерогатива высших государственных органов и должностных лиц государства.

Каждой ветви государственной власти как субъекту ГКП законом делегируются определенные кадровые полномочия. Так, Государственная Дума и Совет Федерации, законодательно закрепляя основы ГКП, придают ей легитимный характер. Правительство РФ и федеральные министерства и ведомства участвуют в разработке и реализуют на практике государственную кадровую политику. Судебная система и прокуратура контролируют соблюдение законности в области кадровой деятельности, осуществляют правовую защиту работников и работодателей.

Президент РФ, как глава государства, в соответствии со ст. 80 (п. 1) Конституции страны определяет цели, задачи и приоритеты государственной кадровой политики, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти, в том числе и по вопросам кадровой политики и деятельности. В рамках президентских структур кадровой политикой и работой занимается Управление Президента РФ по кадровым вопросам и государственным наградам (Администрация Президента РФ).

Федеральным субъектом государственной кадровой политики являются политические партии, общественные движения и религиозные организации. Эти структуры гражданского общества играют все большую роль формировании и реализации кадровой политики государства.

Особое значение в реализации ГКП в последнее время приобретают политические партии, которые получили законное право одни выдвигать своих представителей в Государственную Думу (мажоритарная система выборов отменена, осталась только партийно-пропорциональная) и ряд других кадровых возможностей.

Определенную роль в реализации государственной кадровой политики играют профессиональные союзы. В прежние времена их мнение в кадровых назначениях было гораздо более весомым. В современных условиях согласно трудовому законодательству профсоюзы не имеют права вмешиваться в производственную (служебную), а значит, и кадровую деятельность.

Субъекты и объекты политики

Субъекты политики — это социальные и национальные общности, организации, учреждения, способные участвовать в политической жизни, принимать политические решения и добиваться их реализации, изменять общественные отношения в соответствии со своими интересами и целями. Субъект политики — носитель активного, целенаправленного и обоснованного действия.

С определенной долей условности политических субъектов можно классифицировать на три группы. Первая — субъекты социального и национального уровня (первоисточники власти): социальные общности, классы, группы, элиты, индивиды и др. Вторая — институциональные носители политической власти: государство и его органы, политические партии, общественно-политические организации и движения. Это постоянно действующие субъекты политики, претворяющие ее в жизнь. Третья группа — функциональные политические субъекты: оппозиция, лобби, средства массовой информации и др. Они борются за политическую власть, прямо или косвенно участвуют в ее осуществлении.

Движущей силой политики служат интересы людей, тех или иных социальных общностей, групп, наций и т. д. Выражают и защищают эти интересы партии, общественно-политические организации, представительные органы государства. Без интереса политика мертва. Можно сказать, что в политике нет вечных врагов и вечных друзей, а есть вечные интересы. Объективная основа интереса — потребность, а из всех потребностей определяющими являются экономические.

Следовательно, за различными инициативами, действиями политических субъектов открыто или в замаскированном виде стоят интересы. И по тому, насколько стратегический политический курс страны выражает коренные интересы широких народных масс, политику считают народной или антинародной.

Объекты политики — это те социальные общности, группы, нации и народности, граждане и их объединения, на которые политика воздействует в определенных целях. В демократических странах существует тенденция сближения и частичного совпадения субъекта и объекта политики.

Отношения между политическими субъектами, складывающиеся при разработке стратегического политического курса, в ходе предвыборной борьбы за овладение политической властью, а также деятельность по реализации последней называют политическими отношениями.

Политические отношения есть разновидность общественных отношений. "Политические отношения между людьми, — писал К. Маркс, — являются, естественно, также асоциальными, общественными отношениями, как и все отношения, в которых люди находятся друг с другом". Однако политические отношения обладают и определенной спецификой, отличающей их от других видов общественных отношений.

Во-первых, они возникают, как правило, между крупными социальными общностями, нациями, а также партиями, государствами по поводу политической власти.

Во-вторых, политические отношения в обобщенном виде выражают коренные потребности и интересы социальных групп, классов, народа.

В-третьих, наиболее остро они проявляются в борьбе, соперничестве различных политических сил за использование государства и государственной власти в своих целях.

В-четвертых, они представляют собой форму реализации политических взглядов и убеждений, функционирования политических институтов.

Политические субъекты политики

Политический процесс обеспечивается функционированием политических институтов, а также деятельностью политических субъектов.

Субъект (от лат. subjectum – подлежащее) в "Толковом словаре русского языка" Д. Н. Ушакова определяется следующим образом: "Тот (или то), кто (или что) познает, мыслит и действует, в отличие от объекта, как того, на что направлены мысль и действие. Объект существует независимо от субъекта".

Субъект в политическом процессе – активно действующий индивид или группа, чьи действия направлены на достижение позитивных перемен в обществе, общественного благосостояния и устойчивого развития.

Развитие общества подчиняется социальным законам, которые представляют собой необходимые, постоянно повторяющиеся, объективные, т.е. независимые от сознания людей социальные связи между ними. Политический процесс как составляющая общественных процессов также подчиняется социальным законам, которые субъекты должны осознать и учитывать в своих действиях. Когда же политик исходит лишь из собственных интересов или интересов отдельной группы и при принятии политических решений руководствуется исключительно своей волей, то его действия становятся субъективистскими, противоречащими действительности. Субъективизм в политическом процессе приводит к накапливанию противоречий, углублению социальных и политических конфликтов. В российской политической истории многие проблемы объясняются волюнтаризмом высших лиц государства. Наиболее опасен субъективизм тогда, когда он будит у населения несбыточные надежды и чаяния, лишая его возможности реально оценивать настоящее и будущее.

Не менее опасен и объективизм – игнорирование роли сознания, рационального мышления, интуиции, прозрения, которые бывают особенно важны в кризисных ситуациях, когда требуется принять быстрое и правильное решение.

Объективность в политике обеспечивается профессионализмом правящей элиты и политической культурой масс.

Макс Вебер классифицировал субъектов политических действий по степени их профессионализма, разделяя их на "политиков по случаю", "политиков по совместительству" и "политиков по призванию".

Индивиды и группы становятся политическими субъектами, если обладают возможностями, способностями и ресурсами принимать политические решения, влиять на них и нести ответственность за свои политические действия.

Деятельность субъектов политических действий при этом может быть ограничена рамками политических институтов или совершаться вне их.

В иерархии политических институтов выделяется властвующий институт – государство. Кроме него в политике участвуют политические партии и общественно-политические движения и организации, церковь, СМИ.

Государство в политическом процессе выполняет роль рационализатора общественной жизни, организатора совместного политического бытия людей.

Вместе с тем любая абсолютизация его роли может привести либо к крайним формам политической динамики, либо к стагнации, которая, в свою очередь, может завершиться радикальными формами политического процесса – революциями, переворотами, войной.

Россия столкнулась и с другой угрозой этатизации (огосударствления) политических процессов. В общественном сознании закреплялось стремление ориентироваться на личность правителя, предъявлять высокие моральные требования к государству, не принимая свойственные западным обществам формально-нейтральные отношения к нему. Это приводило к снижению социальной активности общества, рождало иждивенческие настроения по отношению к государству.

Этатистский политический процесс отличается однонаправленностью (импульсы идут от государства к обществу), неподконтрольностью обществу. В этом случае деятельность государства глубоко скрыта от широкой общественности. Оно, по сути, стоит "над" обществом, обладает непререкаемым авторитетом.

Содержание политического процесса, где основным субъектом является государство, заключается в дальнейшем укреплении самого государства, усилении роли верховного правителя, централизации власти. Правящие структуры стремятся делать закрытым от населения процесс принятия политических решений.

В западных же системах в ходе демократизации сформировался тип общества, где главным субъектом политики становится представительная власть, сосредоточенная в открытых политических системах. Основной функцией государства стало установление правового порядка, главной задачей – организация общественной жизни как единого целого.

Опыт России показал, что переоценка государства приводит, в конечном счете, к застою. В то же время результатом недооценки значимости государства является рост криминальных и "теневых" структур, постепенное разрушение единства территории, накопление агрессии и рост недоверия, даже враждебного отношения населения к самому государству. Внеэтатистский политический процесс отличается, таким образом, элементами анархии.

Степень влиятельности государства определяет и роли других участников политических процессов – политических партий и общественно-политических движений, элит, граждан, ассоциаций и групп. На демократизацию политического процесса оказывает влияние политическая и правовая культура населения, особенности сто менталитета. Эти факторы обусловливают место рядовых участников в политическом процессе, разделяя его субъектов на группы аутсайдеров (людей, отчужденных от политической власти и политического участия) и инсайдеров ("своих" людей во власти или самих властных субъектов).

Возможности и условия активности этих групп прослеживают многие ученые.

Американский социолог Толкотт Парсонс в своих работах обращался к анализу роли активного политического действия человека в образовании систем. Через деятельность люди обмениваются ресурсами с окружающей средой, при этом происходит нарушение и восстановление энергетического баланса в обществе. В зависимости от того, в какой степени цели, которые ставят перед собой люди в своей деятельности, интересы и ценности, которыми они руководствуются при участии в политике, соответствуют наличным ресурсам, политические процессы могут представлять собой восстановление и нарушение баланса сил во взаимодействии с внешней средой (обществом). Их результатом при этом может быть формирование или разрушение политических систем.

Ресурсом восстановления или сохранения системы может стать социально-психологический потенциал нации, ее способность преодолевать кризисы и катастрофы. Пока в распоряжении нации находится также ресурс исторического творчества (способность осознавать себя единой нацией, уяснять свою историческую роль, умение отстаивать свои интересы и интересы общественного целого), она является политически и социально продуктивной нацией и "держит" общество в состоянии политической и социальной стабильности.

Развивая вслед за Т. Парсонсом деятельностный подход, американский социолог А. Этциони обосновал теорию коммунитаризма – "активного общества", отмечая значение мобилизационных сил коллективов и обществ. Деятельностный подход позволил определить место в политических процессах рядовых участников, а не только политических элит.

Другое представление о роли участников политических процессов формируется в неклассических теориях. Так, французский философ и социолог Ален Турен считает, что из анализа общественной жизни должно быть исключено понятие общества. Следовательно, меняются теоретические координаты рассмотрения политических процессов, формирования их движущих сил. Последние являются производными систем, в которых они выступают как автономные элементы, сами определяющие характер и направленность изменений систем, что требует иного подхода к анализу политических процессов.

Политические элиты, выступая во взаимодействии с другими субъектами и обладая ресурсами, действительно имеют большие возможности осуществлять политические изменения и тем самым создавать представления о группах, "творящих политику". Однако политическая элита, опирающаяся на начальном этапе преобразований на демократически настроенные массы, впоследствии отстраняет их от процессов контроля над властью и принятия политических решений, не дает возможности контролировать эти решения. В то же время для массовой активизации представителей различных социальных групп и отдельных индивидов необходимо накопление ими политического опыта и выработки привычки и умения отстаивать свои права.

Анализируя политические процессы в разных странах, можно убедиться, что неэлитные группы обладают немалым потенциалом активного политического участия, о чем свидетельствовали массовые выступления "цветной" молодежи США и Франции, студенческие массовые забастовки во Франции, волнения в Дании. Причинами этих движений являются нарушения социально-экономических и гражданских прав отдельных групп населения. Но и само население достаточно социализировано и политически воспитано, чтобы немедленно включаться в протестные процессы, когда эти права нарушаются.

Картина протестных движений в современных обществах достаточно пестра, технологические возможности "групп влияния" усиливаются и приобретают новые формы. Так, в современную эпоху к традиционным факторам, вызывающим протестные движения, добавляются провокационные влияния различных групп интересов, "пятых колонн" национальных и молодежных движений (наподобие тех, которые готовили "оранжевую революцию" в Украине или движение "цветной" молодежи во Франции).

Основным источником устойчивых и динамичных связей в политических процессах является организованная человеческая деятельность. Именно в ней происходит соединение усилий субъектов в политическом пространстве и времени, образование устойчивых и динамичных связей их политического бытия. При этом формируется механизм переноса человеческих сил и способностей из сферы политической в сферу социальную, экономическую, культурную и т.д. Если в политических процессах человеческая деятельность приобретает совместный и согласованный характер, то возникают возможности направить власть на реализацию потребностей и интересов больших масс людей.

Политика субъекта федерации

В формировании и совершенствовании внутренней политики Российской Федерации в области государственного строительства, законодательства, защиты прав и свобод человека и гражданина, в социально-экономической сфере, культуре и пр. все большую роль играют ее субъекты. Она тем более усиливается, когда согласование интересов центра и регионов происходит на основе научно обоснованного, осознанного и проверенного практикой оптимального распределения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами. Конечно, такое распределение не может быть статичным, раз и навсегда установленным даже на уровне конституционно-правовых положений, а уж тем более в государственной политике – явлении весьма динамичном. Федерализм – одно из ее проявлений в сфере государственного строительства и являет собой динамичное, развивающееся, функционирующее явление, имеющее исторический, политический, идеологический, национальный, культурный, экономический, юридический и др. аспекты.

Политика, право и государство, как, собственно, и другие социальные явления и процессы, взаимосвязаны между собой, поэтому, с учетом происходящих в мире процессов глобализации, размывания и игнорирования норм права, развала государств, а то и целых империй, стали меняться не только межгосударственные, но и внутренние государственные отношения. В СССР идеологической основой этого стала так называемая «горбачевская» перестройка, которую мы, в отличие отныне преуспевающих стран, начали не с научно-обоснованного анализа состояния советского общества, его социально-экономической основы – фундамента, а с революционного внедрения гласности, свободы и демократии, что, в конечном итоге, стало основной причиной развала огромного государства. «Ясно лишь, что некорректно искать источник происшедшего лишь в ошибках отдельных личностей. Ошибки были, причем, фатальные. Но не они привели к распаду государства. Более значимым и, полагаем, определившим судьбу страны было то, что хотя все понимали, что так жить нельзя, никто не предложил внятную, мотивированную стратегию выхода страны из экономического и политического кризиса. Результатом выступила очередная «революция гимназистов», которая ввергла общество в системный кризис».

В значительной мере это был закономерный финал, поскольку без решения фундаментальных проблем общества, к тому же в отсутствие достаточного исторического опыта самостоятельного федеративного государственного строительства нельзя было резко переходить от тоталитарной системы управления к демократической. Еще А.И. Герцен в «Письмах в будущее» писал: «Нельзя людей освобождать в наружной жизни больше, чем они освобождены внутри. Как ни странно, но опыт показывает, что народам легче выносить насильственное бремя рабства, чем дар излишней свободы». Зависимость демократии от политических и нравственных качеств народа была глубоко осознана в начале XX в. П.И. Новгородцевым. Демократия для него – это самоуправление народа, но для того, чтобы это самоуправление не было пустой фикцией, надо чтобы народ выработал свои формы организации (институты). Однако такие формы организации должны быть дополнены нравственными факторами. В статье «Демократия на распутье» он подчеркивал, что для достижения демократии нужен народ, созревший «до управления самим собой, сознающий свои права и уважающий чужие, понимающий свои обязанности и способный к самоограничению. Такая высота политического сознания никогда не дается сразу, она приобретается долгим и суровым опытом жизни. И чем сложнее и выше задачи, которые ставятся перед государством, тем более требуется для этого политическая зрелость народа, содействие лучших сторон человеческой природы и напряжение всех нравственных сил».

К сожалению, всего этого политического и духовного арсенала не оказалось не только в самой «горбачевской команде», но и в ее ресурсе. В связи с этим стала реальностью угроза распада самой Российской Федерации в уже новых ее границах. И здесь нельзя не сказать об огромном значении, которое сыграл Федеративный договор для будущего России. На это вполне обоснованно обращают внимание в политической и юридической литературе.

Федеративный договор предотвратил обострение всеобщего конфликта и перевел его в латентное состояние, поддающееся контролю. Позднее Председатель Совета Национальностей Верховного Совета РФ Р.Г. Абдулатипов писал: «Сегодня, когда вступил в силу первый в многовековой истории российских народов Федеративный договор, хочется верить, что снята эта зловещая угроза развала и дезинтеграции. Есть все основания для такой веры. Договор содержит необходимые предпосылки, которые при условии их тщательного учета и реализации практически гарантируют от гибельного для всех народов распада России. И дело здесь не только в строгих юридических положениях Договора, закрепляющего целостность России как демократической Федерации, свободу республик и регионов, их реальные права и обязанности перед своим народом, своей страной, перед всем миром. Дело в том гражданском чувстве единства, которое было продемонстрировано на Съезде, когда голосовался Федеративный договор».

Подписаны три федеративных договора с субъектами Федерации разных видов, известные как единый Федеративный договор. Он был включен в действовавшую Конституцию РФ и обеспечил значительную децентрализацию власти, передав в совместное ведение Федерации и ее субъектов такие сферы, как образование, здравоохранение, охрана окружающей среды, использование природных ресурсов, и признав некоторые вопросы исключительной компетенцией субъектов Федерации. Однако Федеративный договор недолго сохранял свое самостоятельное политико-правовое значение. Так, в принятой Конституции Российской Федерации раздел второй «Заключительные и переходные положения» предусмотрел, что в случае несоответствия Конституции Российской Федерации положений Федеративного договора, а также других договоров между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации действуют положения Конституции Российской Федерации.

Оценивая политику российских властей в начале 90-х г., Президент Российской Федерации В.В. Путин отмечал: «В начале 90-х центр многое отдал на откуп регионам. Это была сознательная, хотя отчасти и вынужденная политика. Но она помогла руководству России добиться тогда главного и, думаю, была обоснованна, она помогла удержать Федерацию в ее границах». Федеративный договор был первым демократическим документом, обеспечивающим единство страны и во многом остановившим «парад суверенитетов». В то же время, он признал принцип федерализма конституционным и распространил его на все субъекты Российской Федерации. Этот принцип предусматривает и признает, что в государстве, наряду с общими интересами, признаются и гарантируются интересы субъектов Федерации.

Федерализм – это территориальный каркас демократии, поскольку он основан на уважении и поддержке политического, культурного, национального многообразия общества, способен реально стимулировать процессы самоорганизации многонационального и многоконфессинального российского общества, вовлекая огромные массы населения в управление государством на всех уровнях, это сознательный выбор современных и эффективных технологий управления страной, которые позволяют максимально использовать уникальный потенциал многообразия регионов единого государства.

Принятие Конституции Российской Федерации стало началом нового этапа в построении реального российского федерализма, демократизации государственной власти, предусматривающей федеральный и региональный уровни публичной власти, осуществляющие взаимодействие через административные, правовые и договорные механизмы. При наличии различных уровней публичной власти, особенно в федеративном государстве, всегда возникает проблема разграничения предметов ведения и полномочий между центром и регионами. Существуют разные методы решения данной проблемы. В давно сложившихся федеративных государствах значительная часть полномочий по осуществлению государственной власти передается субъектам федерации. Например, в США, где, как отмечает И.О. Краснова, основные исполнительные полномочия переданы на региональный уровень. Кроме того, широко распространена практика, когда на региональный уровень передается исполнение федеральных контрольно-надзорных полномочий, которые осуществляются наряду с контролем за соблюдением законодательства своего штата.

Роль субъектов Российской Федерации во внутренней государственной политике определяется и тем, что согласно ст. 73 Конституции Российской Федерации «вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти». Такая формула разграничения в Конституции предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами способствует развертыванию инициативы последних, укреплению их самостоятельности.

Объем и содержание собственных предметов ведения и полномочий субъектов Российской Федерации свидетельствует о том, что при соответствующем финансовом и кадровом их обеспечении, эффективных управленческих решениях субъекты Российской Федерации будут играть всю большую роль во внутренней государственной политике. В этом плане возможности субъектов связаны также с активным использованием обширного перечня предметов и полномочий совместного ведения в рамках ст. 72 Конституции Российской Федерации. Вместе с тем, определяя предметы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, Конституция Российской Федерации не устанавливает для федерального законодателя каких-либо границ и пределов правового регулирования общественных отношений, отнесенных к этим предметам. Федеральный законодатель, руководствуясь общими конституционными принципами, сам определяет пределы и границы собственной правовой активности на совместном правовом поле. По мнению директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Т.Я. Хабриевой, в случае необходимости Российская Федерация вообще может возложить на себя всю полноту государственной, или, главным образом, законодательной власти; по сути дела, она имеет неограниченные возможности для законодательного определения полномочий федеральных органов государственной власти. Но нельзя забывать, что политико-правовой основой сохранения целостности Российской Федерации стало предусмотренное в Договоре и Конституции Российской Федерации расширение роли и статуса ее субъектов во внутренней и внешней политике государства на основе научно обоснованного принципа субсидиарности и принципа распределения предметов ведения и полномочий между центром и его регионами. Правовое государство неотвратимо требует постоянно и на всех этапах федеративного строительства осуществлять разграничение предметов ведения, без которого немыслимо создавать новую систему государственного строительства.

Теоретико-юридическое закрепление данных конституционно-правовых положений в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации происходило разными путями. Так, в одних из них либо повторяют нормы федеральной Конституции, касающиеся предметов совместного ведения, либо ограничиваются ссылкой на соответствующие нормы Конституции Российской Федерации. Республика Северная Осетия-Алания выбрала второй вариант с некоторыми его особенностями. Так, в ч. 2 ст. 62 Конституции Республики Северная Осетия-Алания предусматривается, что разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Северная Осетия-Алания осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Северная Осетия-Алания, Федеративным Договором, иными договорами и соглашениями о разграничении предметов ведения и полномочий, заключенными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

Следует сказать, что российская модель разграничения компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами в различные периоды исторического развития имела свои специфические особенности. На первоначальном этапе становления российского федерализма приоритетным направлением внутренней государственной политики считалась децентрализация государственной власти. Указом Президента РФ № 803 были утверждены Основные положения региональной политики в Российской Федерации, где важнейшими задачами определены именно децентрализация власти и расширение полномочий органов государственной власти субъектов РФ. В Концепции государственной национальной политики Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 15 июня 1996 г. № 909, для развития федеративных отношений в числе других мер признано необходимым совершенствование механизма учета интересов субъектов РФ на федеральном уровне, расширение полномочий их органов государственной власти.

К концу 90-х годов децентрализация государственной власти достигла чрезмерных размеров, а самостоятельность отдельных территорий превысила допустимые размеры их нахождения в составе единого Российского государства. Поэтому был принят Федеральный закон № 119-ФЗ «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации», который был призван стать базовым в сфере федеративных отношений. Кроме того, на него возлагали большие надежды по решению задачи преодоления негативных последствий договорной практики. В нем были закреплены семь основных принципов разделения государственной власти в Российской Федерации. В контексте рассматриваемого вопроса нельзя не выделить из них впервые законодательно установленного принципа согласования интересов Российской Федерации и ее субъектов (ст. 7). Как правильно отмечает В.А. Черепанов, «поиск согласия между центром и территориями является важнейшим атрибутом любой федерации, отсутствие его порождает конфликты, может привести к дезинтеграции и разрушению государственности».

Несмотря на некоторые достоинства указанного Закона, в нем были упущения, недостатки, которые не способствовали оптимальному разграничению предметов ведения и полномочий между разными уровнями публичной власти, укреплению российской государственности. Поэтому вскоре был принят Федеральный закон № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (далее – Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных…»). Однако многие регулируемые им вопросы регламентированы слишком подробно. Как правильно отмечают специалисты, «глубочайшая степень детализации правового регулирования позволяет сделать предположение о том, что закон входит в некоторый диссонанс с нормами Конституции Российской Федерации о пределах вмешательства Федерации в сферу организации публичной власти субъектов Федерации (п. «н» ч. 1 ст. 72, ст. 77 Конституции РФ)». Это касается не только организации и деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Чрезмерно детальное федеральное регулирование распространяется практически на все сферы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, а потому делает порой ненужным законодательство субъектов Российской Федерации по вопросам совместного ведения. Кроме того, со временем в данный Закон внесено так много изменений, что возникает вопрос: каковы же общие принципы, если их так часто надо менять? Вместе с тем, при всех недостатках, этот Закон сыграл заметную роль не только в распределении предметов ведения и полномочий между различными уровнями публичной власти, но и в дальнейшем формировании Российской Федерации.

В целях укрепления российской государственности, осуществлены серьезные государственно-правовые преобразования, получившие название федеративной (федеральной) реформы, направленные на усиление федеральной государственной власти. Образованы федеральные округа, усилен контроль за региональной властью, приняты решительные меры по обеспечению единого правового пространства Российской Федерации и приведению регионального законодательства в соответствие с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, руководителей субъектов Российской Федерации начали наделять полномочиями законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации по представлению Президента Российской Федерации и т.д.

Однако со временем проводимые конституционно-правовые реформы все менее стали учитывать федеративный характер российской государственности, что особенно ощущалось по предметам и полномочиям совместного ведения. По данной проблеме все чаще предпринимались попытки игнорировать интересы субъектов Федерации, что особенно отрицательно сказывалось на их роли во внутренней политике Российской Федерации.

Вопреки Конституции Российской Федерации, многие полномочия по предметам совместного ведения фактически стали передаваться в ведение Российской Федерации, что, соответственно, привело к ограничению прав регионов в этой сфере.

Более того, в ходе проводимой конституционно-правовой реформы были полностью изъяты из компетенции субъектов Российской Федерации такие сферы общественных отношений как:

– обеспечение соответствия регионального законодательства Конституции РФ и федеральным законам (п. «а» ч.1 ст.72);
– защита прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности, режим пограничных зон (п. «б» ч.1 ст. 72);
– вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами (п. «в» ч.1 ст. 72);
– разграничение государственной собственности (п. «г» ч. 1 ст. 72).

Конституционная недопустимость такого ограничения полномочий субъектов Федерации была отмечена многими специалистами. Лысенко В.Н. охарактеризовал эту ситуацию следующим образом: «Мы передали Федерации все совместные предметы ведения. И Федерация как бы в аренду сдает теперь субъектам Федерации часть своих полномочий. Хотя в Конституции было четко зарегистрировано, что это совместные предметы ведения и оба – равноправные хозяева, как субъекты Федерации, так и федеральный центр».

В то же время, ряд важнейших вопросов, требующих серьезных финансовых затрат, полностью закрепляются за субъектами. Среди них:

– предупреждение и ликвидация последствий территориальных и региональных чрезвычайных ситуаций, стихийных бедствий и эпидемий;
– финансовая поддержка сельскохозяйственного производства;
– финансовое обеспечение общего образования;
– социальная защита и социальное обслуживание населения.

Была усилена ответственность органов государственной власти субъектов РФ за невыполнение или ненадлежащее выполнение закрепленных за ними полномочий вплоть до создания временной (федеральной) финансовой администрации, что противоречит статьям 73 и 77 Конституции РФ. Следует отметить, что усиление ответственности субъектов Федерации никак не соотносится с установлением подобных мер по отношению к органам федеральной власти.

Таким образом, в России, как и в других федеративных государствах, сформировалась собственная модель федерализма, которая характеризуется «маятниковым характером централизации и децентрализации органов государственной власти».

В настоящее время политическую модернизацию государственных и общественных институтов, предложенную Президентом Российской Федерации, можно назвать новым этапом развития федеративных отношений в России, поскольку во внутренней и внешней политике, наряду с укреплением федеральных органов государственной власти, она призвана расширять роль регионов за счет оптимального распределения полномочий между федеральными и региональными органами власти по предметам совместного ведения, передачи субъектам Российской Федерации тех функций, с которыми они сами могут справиться. Иначе чрезмерное доминирование принципа централизма во взаимоотношениях между Российской Федерацией и ее субъектами в условиях модернизации может создать иллюзию эффективности такой модели. Признавая значимость и ценность централистской политики, необходимо постепенно модернизировать федеративные отношения в России без социально-политических кризисов. С этой целью «вовлечение в процесс модернизации максимального числа субъектов Российской Федерации является объективной потребностью. Субъекты Российской Федерации должны быть признаны как важнейшие конституционные институты развития страны… Необходимость радикально модернизировать федеративную политику с обязательным признанием российских регионов является одним из локомотивов поступательного развития страны, объективно требует более высокого уровня участия субъектов Федерации в модернизационном процессе».

С целью расширения роли субъектов Российской Федерации во внутренней государственной политике был, во-первых, принят Федеральный закон за № 115-ФЗ «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации», определяющий механизм участия субъектов Российской Федерации в социально-экономическом развитии Российской Федерации. Во-вторых, все-таки федеральный центр передал на места немало полномочий социально-экономического характера, но, чаще всего, без соответствующего их финансирования, которое концентрируется в основном в центре. Поправки же в Налоговый и Бюджетный кодексы не привели к улучшению финансовой ситуации в субъектах Российской Федерации, что отрицательно повлияло на социально-экономическое положение в стране. Такая федеральная политика ведет к увеличению проблемных участков регулирования субъектом Российской Федерации социально-экономической сферы, на что обращают внимание большинство специалистов. Представляется, что в законах субъектов Российской Федерации должны быть предусмотрены объемы осуществления соответствующих полномочий и порядок их финансирования, иначе они не могут быть реализованы. Следует признать правильной и политику, в соответствии с которой, все чаще происходит процесс обратной передачи субъектам Российской Федерации федеральных полномочий по предметам совместного ведения путем их делегирования с передачей федеральных субвенций.

Процесс делегирования полномочий из центра в регионы Ю.А. Тихомировым оценивается положительно, поскольку дает расширение партнерства и более гибкое выполнение функций с учетом конкретной обстановки и ее быстрых изменений. Делегировать полномочия может лишь тот субъект, который является их первичным обладателем по закону. В процессе делегирования требуется согласие сторон, поскольку объем прав и обязанностей уменьшается у одной стороны и увеличивается у другой. Оправданным считается ограниченный срок делегирования полномочий, хотя не исключаются и другие варианты. Исполнители делегированных полномочий, по его мнению, лучше стимулируются и чувствуют свою ответственность.

Повышение роли регионов во внутренней государственной политике возможно за счет расширения законодательных возможностей в сфере исключительной компетенции субъекта в рамках ст. 73 Конституции Российской Федерации. Но объем ее чрезвычайно мал, и поэтому основной массив законов принимается в сфере совместного ведения, в чем можно убедиться на примере деятельности Парламента Республики Северная Осетия-Алания, рассмотренной нами ранее. Тем не менее, нельзя не заметить слабую вовлеченность субъектов РФ в общероссийский законотворческий процесс, создающий условие монопольного решения Федерацией ключевых вопросов без учета интересов входящих в нее субъектов Российской Федерации. Такую государственную правовую политику нельзя признать правильной. В литературе правильно отмечается, что, например, «в таких регионах, как Кавказ, очень важен механизм адаптации общей государственной политики, в том числе и правового регулирования, к традициям и обычаям народов, населяющих регион, а также программа мероприятий по развитию и сохранению его множественной национальной культуры».

Отметим, что расширение законотворческой роли субъектов Российской Федерации может быть значительно усилено за счет активного использования права «опережающего законодательства», когда по смыслу ст.ст. 72, 76 (ч. 2) Конституции Российской Федерации отсутствие соответствующего федерального закона по вопросам совместного ведения само по себе не препятствует субъекту Российской Федерации принять необходимый нормативный акт, что вытекает из природы совместной компетенции. При этом после издания федерального закона акт субъекта Российской Федерации должен быть приведен в соответствие с ним, что следует из ст. 76 (ч. 5) Конституции Российской Федерации.

Проведенный анализ регионального законодательства показал, что на практике право опережающего правового регулирования в разные годы было закреплено в конституциях (уставах) 35 субъектов Российской Федерации, хотя, по мнению некоторых ученых, основанному на буквальном толковании конституционной нормы, по предметам совместного ведения сначала должны приниматься федеральные законы, а лишь затем и в соответствии с ними – нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации.

Таким образом, в теории и на практике сложилась противоречивая правовая ситуация, для разрешения которой требовалось официальное толкование Конституции Российской Федерации. И такое толкование было дано Конституционным Судом РФ в Постановлении № 3-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Устава – Основного закона Читинской области».

Администрация Читинской области, обратившаяся с запросом в Конституционный Суд РФ, полагала, что норма Устава Читинской области, закрепляющая право опережающего правового регулирования, противоречит Конституции Российской Федерации. Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал четкую правовую позицию по этому вопросу: «По смыслу статей 72, 76 (часть 2) и 77 (ч. 1) Конституции Российской Федерации отсутствие соответствующего федерального закона по вопросам совместного ведения само по себе не препятствует областной Думе принять собственный нормативный акт, что вытекает из природы совместной компетенции. При этом после издания федерального закона областной акт должен быть приведен в соответствие с ним, что следует из статьи 76 (ч. 5) Конституции Российской Федерации». В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации № 1-П «По делу о проверке конституционности Лесного кодекса Российской Федерации» данная правовая позиция распространена на все субъекты Российской Федерации.

В дальнейшем опережающее правовое регулирование по предметам совместного ведения было закреплено в Федеральном законе № 95-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», согласно которому «субъекты Российской Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов. После принятия соответствующего федерального закона законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации подлежат приведению в соответствие с данным федеральным законом в течение трех месяцев».

Как правильно отмечает Ш.Б. Магомедов, содержание понятия «совместное ведение» и анализ круга вопросов, охватываемых данным понятием, подразумевают необходимость обеспечения соблюдения при этом как интересов субъектов Федерации, так и федеральных интересов.

Многие специалисты считают, что исходя из федеративной природы Российского государства федеральный законодатель не вправе закреплять за Федерацией весь объем полномочий по конкретному предмету ведения. Это положение неоднократно формулировалось и в качестве правовой позиции Конституционного Суда РФ. Так, в Постановлении № 15-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 2 Федерального закона «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» установлено, что если определенные вопросы отнесены Конституцией РФ к совместному ведению Федерации и ее субъектов, то их решение не может находиться ни в исключительной компетенции Федерации, ни в исключительной компетенции ее субъектов. В Постановлении Конституционного Суда РФ № 6-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» сформулировано, что из федеративной природы взаимоотношений Российской Федерации и ее субъектов вытекает недопустимость произвольного присвоения органами государственной власти Российской Федерации всей полноты полномочий по предметам совместного ведения, т.е. без учета интересов субъектов РФ и места их органов власти в системе публичной власти.

Расширение роли субъектов Российской Федерации во внутренней политике Российской Федерации возможно и за счет расширения полномочий региональных органов государственной власти в рамках совместных договоров и соглашений. Правовой основой данного процесса является конституционная норма о том, что разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ осуществляется Конституцией, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий (ч. 3 ст. 11 Конституции РФ.

Субъекты российской политики

Группы интересов - организации, целью которых является объединение граждан для выражения и защиты каких-либо специальных, конкретных интересов (например, по определенной конкретной проблеме или специфических интересов небольшой социальной, профессиональной, религиозной или культурно обособленной группы). Их основное отличие от партий лежит не только в организационной области. Оно также заключается в способах взаимодействия с государственной властью: группы интересов не ставят перед собой задачу прийти к власти и бороться за ее завоевание.

Они пытаются лишь оказывать воздействие на механизм принятия политических решений с целью реализации групповых интересов:

1 Подход: все, что происходит в мире политики, рассматривается представителями этого подхода как следствие махинаций различных бизнес-групп, корпораций, мафии и т.п.
2 Подход: признают объективный характер существования заинтересованных групп и отмечают их положительную роль в политическом процессе.

Типология - основанием выступает способ связи между членами группы и характер деятельности. Он выделяет два противоположных «идеальных типа» групп, которые не встречаются в действительности в чистом виде: группы общинные и группы ассоциативные. Члены общинной группы связаны между собой, прежде всего, принадлежностью к сообществу, а только затем — своими мыслями и стремлениями. Можно сказать, что человек рождается, будучи уже членом группы.

Ассоциативные группы создаются людьми вполне сознательно для реализации достаточно ограниченных интересов (организацию, созданную в целях ликвидации химического завода). Остальные типы групп интересов располагаются между этими двумя по мере их удаления от традиционных форм и приближения к современным: группы «по обычаю», институциональные группы, группы защиты, группы поддержки. Группы «по обычаю» чаще всего встречаются в странах «третьего мира», где обладание властным статусом рассматривается, прежде всего, как средство обеспечения своих родных и близких доходными местами и привилегиями.

Институциональные группы — группы, чья деятельность базируется на формальных организациях внутри государственного аппарата. Их влияние связано с близостью к процессу принятия политических решений. Группы защиты и поддержки — наиболее распространенные в странах развитой демократии типы заинтересованных групп. Например, в США около 50% взрослого населения состоит в различных ассоциациях. Они призваны отстаивать, в первую очередь, материальные интересы своих сторонников.

В России Гражданское общество переживает лишь стадию своего становления, организационные формы выражения групп только начинают складываться. Важным моментом является параллельное существование традиционных и современных практик. Поэтому можно отметить наличие в России практически всех типов групп интересов. Кроме того, на деятельность заинтересованных групп, существующих сегодня в России, накладывают свой отпечаток традиции групп интересов советского периода, составивших систему корпоративно организованного представительства.

К особенностям отечественных групп интересов можно отнести то, что они предпочитают использовать различные механизмы воздействия на аппарат государственной власти, нежели на общественное мнение. При этом преобладают механизмы неформального влияния.

Основные субъекты политики

В своем реальном, повседневном выражении политика всегда представляет собой совокупность различного рода действий (акций) и взаимодействий (интеракций) конкретных субъектов (акторов) в сфере их конкурентной борьбы за государственную власть. Чаще всего в качестве критериев выделения политических субъектов называются либо их конкретные действия в данной сфере, либо степень их реального влияния на принятие политических решений и их реализацию и государственную политику в целом, либо степень их организационной оформленности.

Если же руководствоваться наиболее широким и прагматичным подходом, то под субъектами (акторами) политики можно понимать всех тех, кто принимает реальное участие во властном взаимодействии с государством, независимо от степени влияния на принимаемые им решения и характер реализации государственной политики. Каждый из действующих субъектов способен применять специфические способы и методы воздействия на центры принятия политических решений, а, следовательно, обладает и собственными возможностями влияния на власть и относительно самостоятельной ролью в формировании и развитии самых разных политических процессов.

Как известно, в политике действует множество всевозможных субъектов. Однако к основным можно отнести лишь субъекты трех типов: индивидуального (микроактора), группового (макроактора) и институционального (организационного актора). Субъекты всех трех типов внутренне структурированы, их содержание отличается большим разнообразием. Так, к группам относятся различные общности и коллективы (от неформальных до официальных, от временных до устойчивых, от локальных до транснациональных объединений). Институты также включают в себя целый круг организаций, выполняющих представительские и исполнительские функции в политической системе (партии, движения, лобби, международные организации и т.п.). К числу индивидуальных субъектов некоторые ученые, например, Д. Розенау, причисляют три вида акторов: рядового гражданина, чье участие в политике обусловлено групповыми интересами; профессионального деятеля, выполняющего в государстве функции управления и контроля, а также частного инди-вида, действующего независимо от групповых целей и не выполняющего при этом каких-либо профессиональных обязанностей.

Все основные субъекты политики находятся друг с другом в определенных иерархических отношениях. Например, сторонники формально-правовых подходов в качестве основополагающего субъекта рассматривают институт и, соответственно, поддерживаемую им систему нормативного регулирования. В то же время приверженцы бихевиоральной методологии и теории рационального выбора считают, что основополагающим значением обладает все же индивидуальный субъект, из совокупности действий которого строится вся политическая реальность и для формирования которой принадлежность индивида к группе не имеет решающего влияния.

Поскольку уже говорилось об основаниях подхода, авторы которого интерпретируют политику как сферу межгрупповой конкуренции за власть (и что, естественно, заставляет рассматривать в качестве основополагающего политического субъекта группу), то в данном случае мы не будем повторять критику в адрес противоположных воззрений. Отметим лишь, что пафос выдвижения индивида на первый план при объяснении политики имеет безусловные основания, которые свидетельствуют о его особом статусе в этой сфере общественной жизни.

Деятельность субъектов политики

Параллельно с рассмотрением понятия политики и политической деятельности всегда происходит рассмотрение субъектов политической деятельности. Часто, даже если в конкретном материале не упоминается "субъект политической деятельности" как таковой, из контекста и самого понятия политики (политической деятельности) понятно, кого авторы считают субъектом. Проведенный выше анализ научных трудов и публикаций позволяет сделать вывод, что в большинстве своем авторы под субъектами политической деятельности (субъектами политики) подразумевают людей, профессионально занимающихся политикой - это политические деятели, руководители государственных и региональных органов власти и т.п. С нашей точки зрения более точно все они могут быть названы субъектами политической власти и управления (что, безусловно, входит в понятие "субъект политической деятельности", но конкретизирует ее сферу).

В работах различных авторов можно встретить понятия "политические отношения", "политическая деятельность", "политика", которые часто имеют синонимичное значение. И, как следствие, встречаются понятия "субъектов политических отношений", "субъектов политики", либо "субъектов политической деятельности". Все из этих определений имеют в виду некого активного индивидуума, который участвует в политическом процессе и своими действиями влияет на результаты политической деятельности. В противоположность "субъекту", неактивный индивидуум (или пассивный) - тот, на кого направлена активность, называется "объектом".

Субъекты политической деятельности могут быть индивидуальными и коллективными.

Индивидуальные субъекты политической деятельности

В России с принятием Конституции все граждане Российской Федерации названы субъектами политической деятельности, ибо, в соответствии статьей 3 Конституции РФ, носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления, высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. Граждане имеют право проводить собрания, митинги и демонстрации, участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей, избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, участвовать в отправлении правосудия. Граждане РФ имеют равный доступ к государственной службе.

Таким образом, в настоящее время, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, все граждане включены в политическую деятельность, то есть являются субъектами политической деятельности. Однако же на практике не все граждане осознают себя субъектами политической деятельности, и даже в выборах не все участвуют сознательно (часто либо не приходят на выборы, считая себя не в состоянии влиять на ход голосования, либо участвуют формально, выбирая "кого попало" по какому-либо случайному признаку). То есть на практике не все граждане являются субъектами политической деятельности в полном смысле этого слова, так как таковыми себя не осознают. Здесь мы подошли к рассмотрению тезиса о такой неотъемлемой характеристике деятельности как осознанность.

Казалось бы, важнейшим критерием отличия субъекта от объекта политической деятельности будет критерий осознанности и активности, ведущая роль, функция координации, регулирования всех главных сторон социальной жизни. Однако в политической деятельности, как нигде больше, активность вряд ли стоит считать единственным признаком субъекта, в данном случае более важным будет влияние. Так как просто активность (ситуативная, непродуманная, хаотичная - "броуновское движение") здесь вряд ли даст результат (изменение состояния предмета и объекта деятельности). Таким образом, очень часто бездействие, неактивность в политической деятельности - это позиция, которая вызывает следствия в виде изменения политического курса, принятия тех, а не иных управленческих решений; так, например, неактивность гражданского населения может быть позицией, имеющей значительное влияние. В политической деятельности активность лучше понимать как активную позицию.

Активная позиция включает: готовность взглянуть на свою жизненную ситуацию (а также на ситуацию в обществе) по-новому, что иногда требует мужества; готовность увидеть актуальные проблемы; попытку самостоятельно их решить; готовность действовать совместно с другими субъектами политической деятельности; готовность выполнять определенные требования взаимодействия; желание самостоятельно совершать определенные действия; готовность пойти на внутренние компромиссы при самостоятельном достижении конкретных целей (например, ограничить себя в чем-то, отказаться от удовлетворения некоторых сиюминутных желаний ради достижения более важных целей); и т.д.).

Если мы говорим, что политическая деятельность - это любая деятельность по преобразованию и развитию государства и общества, то тогда субъектами политической деятельности являются все, кто способен осуществлять преобразования в государственных и общественных сферах.

Обобщая все вышесказанное, подчеркнем, что основой политической деятельности являются интересы и потребности людей, которые не могут быть удовлетворены иначе как через специфическую общественную деятельность (которую и называют политической), самостоятельно либо через своих представителей (партии, движения, общественные объединения). А поскольку остается все меньше сфер деятельности, которые не связанны с социумом и не зависят от него (их практически нет), следовательно, всю социальную (общественную) деятельность людей можно считать политической. Практически всем членам общества есть где приложить свои усилия.

Таким образом, можно рассматривать в качестве субъекта политической деятельности каждого гражданина РФ, а не только руководящие кадры, представителей политической элиты или профессиональных политиков (имея в виду занятие политикой как вид профессиональной деятельности). Субъектами политической деятельности, так или иначе вовлекаясь в нее, становятся все люди. При этом следует разделять вольное и невольное, непосредственное и опосредованное участие и, с психологической точки зрения, сознательное и неосознанное.

Учетная политика субъектов

Деятельность, что составляет содержание учетной политики, осуществляется определенными субъектами. Содержание отдельных элементов и методы, которые используются при формировании учетной политики, зависят от уровня ее реализации. Считаем целесообразным вииокремлення трех уровней субъектов учетной политики: государственного, промежуточного (отраслевого, ведомственного), локального (предприятия).

Субъект осуществляет воздействие на объект путем реализации функции, которую он выполняет. В процессе формирования учетной политики на разных уровнях доминируют разные функции управления: регулирование на государственном уровне; анализ на отраслевом (ведомственном) уровне; организация на уровне предприятия. Поэтому содержание деятельности по формированию учетной политики на разных уровнях будет отличным.

Учетная политика, кроме цели, субъекта, объекта, должна включать определенные инструменты, рычаги, которые обеспечивают документальное, правовое оформление управленческого действия. Инструменты учетной политики - это законы, стандарты, приказы, положения, инструкции, методические разработки и рекомендации, другие внутренние регламенты предприятия. При этом на разных уровнях используют различные инструменты учетной политики.

Они, с одной стороны, является результатом отработки учетной политики, например, приказ об учетной политике закрепляет выбранные предприятием методы и варианты, а с другой - рычагом, что дает возможность обеспечить поддержание системы бухгалтерского учета в состоянии, отвечающем поставленной цели учетной политики.

Четкое определение перечня и содержания инструментов учетной политики соответствующего уровня является особенно важным для формирования эффективной учетной политики предприятия с учетом некачественного отработка приказов об учетной политике и наличии дублирования внутренних регламентов большинства предприятий, что наблюдается в отечественной практике.

Такой подход к трактовке составляющих учетной политики как целенаправленной деятельности по управлению учетом дает возможность определить содержание деятельности по формированию учетной политики как государственное регулирование бухгалтерского учета, методическое обеспечение формирования учетной политики на отраслевом (ведомственном) уровне, организацию учетного процесса на предприятии.

Опишем содержание деятельности по формирования учетной политики различных уровней, основные проблемы, связанные с формированием учетной политики, и возможные пути их решения.

Государственный уровень регулирования учетной политики предусматривает определение:

- базовых принципов и основных принципов ведения учета, степени регламентации учета;
- методологических подходов к оценке и процедур ведения учета при формировании финансовой отчетности;
- отдельных элементов технологии и организации ведения учета.

Отработка учетной политики на государственном уровне началось с началом реформирования бухгалтерского учета в соответствии с программой реформирования, утвержденной постановлением Кабинета Министров №1706.

в настоящее время в действующем законодательстве четко определены подходы к регламентации учета, сформулированы принципы ведения учета и финансовой отчетности, законодательно закреплены отдельные элементы технологии учетного процесса (инвентаризация, документирование, формы ведения учета). Есть документы, регламентирующие организацию работы учетной службы. Разработаны и утверждены приказами Министерства финансов 32 национальные положения (стандарты) бухгалтерского учета, которые соответствуют международным стандартам, учитывают правовые нормы осуществления предпринимательской деятельности, что дает возможность формировать информационную базу для анализа эффективности функционирования субъектов хозяйственной деятельности, выполнение финансовых планов, расчета прогнозных показателей развития предприятий и соответствующих макроэкономических показателей.

Однако процесс глобализации мировой экономики, необходимость усиления защиты прав инвесторов и обеспечения прозрачности международных рынков капитала обусловили новые требования к формированию информационной базы предприятий. В связи с активизацией евроинтеграционных процессов, развитием международного сотрудничества, привлечением иностранных инвестиций в экономику, выходом отечественных предприятий на международные рынки капитала необходимо дальнейшее реформирование системы бухгалтерского учета в направлении реализации требований Закона "Об общегосударственной программе адаптации законодательства к законодательству Европейского Союза".

С этой целью Кабинетом Министров принято "Стратегию применения международных стандартов финансовой отчетности" № 911-р, которая предусматривает усовершенствование государственного регулирования в сфере бухгалтерского учета с целью методического и организационного обеспечения применения национальных и международных стандартов и единых методологических основ ведения учета всеми субъектами хозяйствования.

Система субъектов политики

Вопрос о субъектах политики последовательно вытекает из вопроса о субъективном и объективном. К сожалению, в современных учебниках и учебных пособиях эта тема не затрагивается вовсе или упоминается вскользь, как не имеющая особого значения для политической науки. Между тем, в этой проблеме есть ряд вопросов, без освещения которых политологию трудно считать наукой о политике. Например: кто является действующими лицами, то есть актерами на сцене именуемой политическим пространством? Или, кто пишет сценарии и организует постановку политических действий? Строго говоря, политическую жизнь нельзя уподоблять театральной сцене. Тем не менее подобное сопоставление имеет право на существование. Ибо, как говорил Шекспир: “Весь мир – театр…” По-своему, вторя ему, Маркс писал о людях как об авторах и действующих лицах их собственной драмы. В книге французского политолога …

Ж-М Денкена “Политическая наука”, целый раздел посвящен ответу на вопрос: кто является актерами мира политики? (В первой главе этой книги рассматриваются различные политические персонажи: избиратели, активисты, политические руководители, интеллигенция и др.). Подобные вопросы могут быть продолжены: то, вообще, руководит деятельностью политических субъектов, какова роль в политике народа, его организации, общностей, объединений и отдельной личности? То, что политический лидер, будь то президент или руководитель партии является субъектом – это понятно и без теории. Но как быть с обычным, рядовым человеком, можно ли его рассматривать в качестве действующего или возможного субъекта политики и власти? На все эти вопросы нет простых ответов.

“Признавая гражданина субъектом права, государство определяет его правовой статус, характеризующий его положение по отношению к государству, его органам, другим лицам”. Поскольку политология имеет дело не столько с правовыми, сколько с политическими отношениями, постольку, очевидно, речь должна идти о политическом статусе личности или социальных групп. Субъекты политики имеют свои особые функции не сводимые к функциям правовым, хотя их действия и регулируются правовыми отношениями и нормами. Все это говорит о том, что вопросы о субъектах политики и субъектах права – это разные вопросы.

Помимо государства люди входят объективно, то есть независимо от своей воли, в определенные общности, как бы находя себя в них или же по своей воле вступая в те или иные объединения. К первым относятся нации, различные этнические группы, классы. Ко вторым – партии, союзы, блоки, различные группы давления, в том числе и коллективы. Все они не могут быть выключены из системы политических отношений и, естественно, из системы субъектов политики.

Для дальнейшего анализа целесообразно использовать понятие “субъективности” – политической или другой в смысле меры деятельности субъекта, которая может быть и очень высокой и предельно низкой. Критерием или источником субъектности служит наличие политических интересов (объективных и субъективных), а также стремлений к их отстаиванию – организованность, наличие руководящих органов и лидеров, способных проводить в жизнь эти интересы. В качестве примеров можно сослаться на Абхазию, Южную Осетию, Приднестровье и Чечню. Здесь в качестве субъектов выступают народы этих республик, их государственные органы и лидеры.

Политическую жизнь можно представить как системное взаимодействие различных субъектов политики, каждый из которых в определенной политической ситуации может быть не только субъектом, но и объектом. Если говорить о системе субъектов, то в первую очередь в эту систему входит народ. По определению ст.3 Конституции Российской Федерации народ является “Единственным источником власти”. И далее: “Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления”.

Затем к субъектам политики относится государство и его органы, а также политические партии, союзы и другие объединения, имеющие политические интересы и цели. Субъекты политики чаще всего являются коллективными, но в политической жизни огромную роль играют отдельные личности и, прежде всего – политические лидеры. Издавна существует представление о государях и народах, о “героях” и “толпе”. В свое время Макиавелли писал: ”О людях в целом можно сказать, что они неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, что их отпугивает опасность и влечет нажива: пока ты делаешь им добро, они твои всей душой, обещают ничего для тебя не щадить: ни крова, ни жизни, ни детей, ни имущества, но когда у тебя явится в них нужда, они тотчас от тебя отвернутся. И худо придется тому государю, который, доверяясь их посулам, не примет никаких мер на случаи опасности”.

К проблеме “Героя и толпы” в свое время обратился интересный русский исследователь Н.К. Михайловский (он оставил мало известную широкому читателю книгу с таким же названием). “Есть какие-то, – писал Михайловский, – нам пока неизвестные причины, которые обращают людей в автоматы и заставляли их повторять все, что проделывал перед ними какой-нибудь “герой”. А таким героем мог быть иногда герой, цвет и краса человечества, а иногда и полоумный или шарлатан”.

При всей важности этого аспекта рассматриваемой проблемы, в ней более важен, хотя менее исследован, другой ее аспект, связанный с ролью рядовой или массовой личности, не выполняющей никаких руководящих политических функций, но которая не может быть выключена из политической жизни (ниже этот аспект будет рассмотрен подробно).

Чтобы лучше понять сущность и роль субъектов политики, необходимо обратиться к некоторым особенностям механизма осуществления политической деятельности. Как уже говорилось, под субъектами политики понимаются люди и организации, обладающие политической (государственной) властью или стремящиеся к ней. Исходя из этого, следует различать понятия “субъект политики” и “политический субъект”. К политическим субъектам могут быть отнесены те люди и организации, политическая деятельность для которых не является основной и главной, но которые в той или иной степени участвуют в политической жизни и влияют на нее. Однако, в определенных условиях они могут выполнять функции субъектов политики и даже активно на нее влиять. Русская православная церковь не является субъектом политики, но у нее есть определенные политические ориентации.

Политика в строгом политическом значении представляет собой взаимоотношения субъектов по поводу государственной власти, ее функций, методов и целей. Эти взаимоотношения могут быть рассмотрены в различных координатах: во-первых, как вертикальные и горизонтальные. Общество можно условно представить в виде пирамиды, вершину которой составляет государство и ее органы, а основание – народ. Сверху вниз от субъектов власти к их объектам идут мощные импульсы. Здесь складываются политические отношения управления и подчинения. Другие, горизонтальные отношения между людьми преимущественно не политические, социальные. Но они при определенных условиях могут быть политическими. В этих отношениях отсутствует прямое, властное соподчинение. Горизонтальные отношения часто называют гражданскими, а общество, где такие отношения доминируют – гражданским. Очевидно, не лишена смысла постановка вопроса о субъектах гражданского общества и, прежде всего о гражданине, как личностном субъекте. Необходимо иметь в виду, что политические и неполитические (социальные) отношения никогда не выступают в качестве абсолютно независимых друг от друга, в чистом виде они существуют только теоретически. Если государство принимает законодательный акт – это действие политическое, хотя этот акт может быть направлен на осуществление социальных программ. В свою очередь социальные группы гражданского общества, с какими бы целями они не создавались, сталкиваются с политическими проблемами. Общество рыболовов, например, должно быть зарегистрировано в государственных органах, оно может выдвигать перед властными органами различные требования, касающиеся водоемов, их чистоты. То же самое можно сказать и о разного рода кооперативах. Мы все свидетели того, как кооперативы использовались политиками для создания класса собственников путем перекачки безналичных денег в наличные; во-вторых, вертикальные политико-властные отношения характеризуются четко выраженной субординацией и иерархией субъектов политики; в-третьих, политику субъектов обладающих властью, обеспечивающую их функционирование, следует отличать от политики тех субъектов, которые ведут борьбу за власть. В первом случае субъекты политики и субъекты власти совпадают. Во втором – различаются. Не все субъекты политики являются субъектами власти. И, наоборот, не все субъекты власти являются субъектами политики. Оппозиционные партии имеют все признаки субъектов политики, но не являются субъектами власти, поскольку властные функции они не осуществляют, а лишь борются за ее обладание. Однако, с другой стороны, оппозиция, критикуя государственную политику, оказывает тем самым на нее определенное влияние. В ряде стран, например, в Англии, оппозиция прочно вписана в систему государственной власти и оказывает на нее существенное влияние. В современной России пока еще не существует цивилизованного, демократического отношения к оппозиции, видимо, в силу того, что и у “верхов” и у “низов” нет еще достаточно высокой политической культуры. Одним из наиболее острых и конфликтных вопросов, связанных с субъектами политики, является вопрос о субъектах, включенных в Российскую Федерацию. Ясно, что субъекты Федерации не выключены из системы субординации политических субъектов и в силу этого не являются абсолютно суверенными. Они обладают лишь относительным суверенитетом и являются объектом регулирования со стороны центральной власти. У субъектов Федерации есть определенные права по отношению к нижестоящим субъектам, выступающим в качестве объектов.

Российская Федерация унаследовала от бывшего Советского Союза проблему неравенства субъектов, порожденную целым рядом условий, вследствие которых возникло и возникает немало конфликтов как между центральной и местной властью, так и между самими субъектами Федерации. В проблеме субординации и координации субъектов политики есть еще один важный момент. При анализе системы субъектов не достаточно учитывать политические импульсы, идущие сверху вниз. Необходимо учитывать и противоположные импульсы, идущие снизу вверх, иначе возникает явление, называемое отчуждением от политики.

Субъекты региональной политики

Региональная политика РФ – это деятельность органов государственной власти РФ и органов власти субъектов федерации по обеспечению оптимального развития субъектов Федерации, равноправных отношений между ними, а также по решению проблем межрегионального и общегосударственного характера. Таким образом, субъектами региональной политики можно назвать органы государственной власти субъектов федерации. Сюда же можно отнести муниципальные и межрегиональные ассоциации экономического взаимодействия.

Объектами региональной политики являются:

1. Территориальная структура государства.
2. Субъекты Федерации.
3. Регионы, не совпадающие с административно-территориальным делением, которые по ряду причин (геополитическое положение, природные ресурсы) играют значительную роль в развитии государства.
4. Экономические, социальные, демографические, экологические и другие проблемы, возникающие на определенных территориях и имеющие важное значение как для этих территорий, так и для государства в целом.
5. Региональные неравенства:
• уровень жизни;
• занятость;
• уровень доходов;
• предпринимательство, производство.

Принципы государственной региональной политики

Государственная региональная политика должна являться неотъемлемой частью политики государства, направленной на организацию территории страны в соответствии с принятой стратегией развития.

Эффективная региональная политика должна осуществляться на основе следующих принципов:

1. Последовательное осуществление всеми органами власти региональной политики.
2. Учет в решениях центральных органов государственной власти интересов регионов, которых эти решения касаются.
3. Повышение самостоятельности регионов в решении собственных проблем, то есть формирование эффективного самоуправления.
4. Единство и взаимодополняемость государственной региональной политики и политики регионов.
5. Принцип субсидиарности. Он основан на том, что более высокий уровень управления может вмешиваться в действие более низкого уровня лишь в той мере, в какой последний проявил свою неспособность к эффективному управлению. Такое вмешательство допускается при наличии определенных условий и обстоятельств, при которых оно будет считаться целесообразным и законным. Т. о., для достижения максимальных результатов и наиболее эффективного выполнения региональной политики необходимо придерживаться этих принципов. Под региональной политикой в РФ понимается система целей и задач органов государственной власти по управлению политическим, экономическим и социальным развитием регионов страны, а также механизм их реализации.

Основные положения региональной экономической политики

После провозглашения Конституцией РФ многообразия форм собственности и нового геополитического положения России, повысился уровень самостоятельности регионов, что требует совершенствования экономических взаимоотношений между центром и регионами. Главной целью РЭП является стабилизация производства, возобновление экономического роста в каждом из регионов России, повышение на этой основе уровня жизни населения, создание научно-технических предпосылок укрепления позиций РФ в мире.

Для этого необходимо решить следующие задачи:

- формирование в регионах многоукладной экономики и содействие в становлении региональных рынков (товара, труда, капитала, информации);
- содействие в создании в каждом регионе ресурсно-финансового потенциала достаточного для модернизации фондов;
-преодоление различий в уровне социального экономического развития регионов, поэтапное создание условий для укрепления базы повышения уровня жизни;
- достижение оптимального сочетания экономических и социальных уровней, рационализации структуры и хозяйств регионов для повышения жизнеспособности регионов;
- совершенствование экономического районирования страны.

Одним из главных условий реализации задач является обеспечение единства экономического пространства.

Решение задач территориального развития требует совершенствования механизма реализации РЭП. Основными методами и формами государственного воздействия являются прогнозирование и программирование.

Так же необходимо отметить участие государства в наиболее эффективных инвестиционных проектах, размещение федеральных заказов на поставку продукции для общегосударственных нужд и т.д.

Так же одной из важнейших составляющих эффективной реализации РЭП является бюджетно-налоговая система.

Еще одним звеном в РЭП является региональная политика в области международных и внешнеэкономических связях субъектов РФ, одним из важнейших пунктов которой является учет интересов субъектов РФ при разработке концепции внешней политики РФ, подготовке и заключении международных договоров РФ.

Формы осуществления региональной экономической политики

К основным формам реализации РЭП относятся прогнозирование и программирование.

При разработке общероссийских прогнозов и программ особое место отводится региональному аспекту, что дает регионам необходимые ориентиры для дальнейшего развития.

Главное назначение прогнозов - оценка развития происходящих и ожидаемых процессов, последствий вариантов политики и используемых средств их реализации, т.е. это попытка получить ответы на вопросы: что будет, если…или что необходимо сделать для получения определенного результата.

Так же к формам осуществления РЭП относятся:

- использование федерального бюджета для перераспределения ресурсов между регионами. Основной целью является предотвращение еще большего разрыва между регионами, снижения производства и банкротства предприятий;
- размещение государственных заказов на поставку продукции для общегосударственных нужд. Размещение государственного заказа может стимулировать экономический подъем в соответствующих регионах;
- структурная перестройка экономики региона;
- государственное регулирование экономики в регионах со сложной экономической ситуацией. Государство осуществляет ряд организационно-хозяйственных функций там, где они выходят за рамки возможностей отдельного региона. Что касается федеральных целевых программ, то их главное отличие состоит в том, что они ориентированы на решение стратегических задач. Это способ радикального решения межрегиональной ассиметрии, с помощью которого преодолеваются не только ее последствия, но и уничтожаются причины порождающие ее;
- содействие активизации международных экономических связей регионов РФ;
- участие государства в наиболее эффективных инвестиционных проектах с использованием конкурсной и контрактной систем их реализации;
- поддержка наукоемких производств и развитие высоких технологий.

Субъект молодежной политики

Субъектами государственной молодежной политики являются:

- молодежь;
- молодые семьи;
- молодежные и детские общественные объединения;
- государственные органы и иные организации, участвующие в пределах своей компетенции в реализации государственной молодежной политики.

Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:

1) молодежь – молодые граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства, постоянно проживающие на территории Российской Федерации, в возрасте от четырнадцати до тридцати лет;
2) молодая семья – семья, в которой возраст каждого из супругов либо одного родителя в неполной семье с детьми не превышает 30 лет;
3) молодые граждане, находящиеся в трудной жизненной ситуации, – лица из числа детей-сирот; детей, оставшихся без попечения родителей; инвалидов, жертв вооруженных и межнациональных конфликтов, экологических и техногенных катастроф, стихийных бедствий; переселенцы и мигранты, жертвы насилия, а также молодые люди, отбывающие наказание в виде лишения свободы в воспитательных колониях, освободившиеся из учреждений уголовно-исправительной системы, находящиеся в специальных учебно-воспитательных учреждениях, молодые люди из семей, оказавшиеся в социально опасном положении, безработные, ВИЧ-инфицированные и молодые люди, зависимые от употребления психоактивных веществ;
4) государственная молодежная политика – система социально-экономических, политических, организационных и правовых мер, осуществляемых государством и направленных на поддержку молодежи;
5) система органов по делам молодежи – система федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, осуществляющих на основе принципов координации и взаимодействия в соответствии с законодательством Российской Федерации деятельность по формированию и реализации государственной молодежной политики;
6) инфраструктура для молодежи – система объектов (зданий, строений, сооружений), необходимых для полноценного жизнеобеспечения молодежи, а также организаций независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, осуществляющих свою деятельность на базе данных объектов в целях обеспечения охраны здоровья, образования, духовно-нравственного и патриотического воспитания, развития творческих способностей, организации отдыха, обеспечения занятий физической культурой и оздоровления молодежи, удовлетворения ее общественных потребностей;
7) учреждения по работе с молодежью – учреждения, созданные в установленном порядке в целях содействия развитию, социальной адаптации и реабилитации молодежи, само реализации молодежи, также осуществляющие мероприятия по оказанию медицинских, психолого-педагогических, правовых услуг и материальной помощи;
8) молодежная общественная организация – зарегистрированное в установленном законодательством Российской Федерации порядке некоммерческое молодежное объединение, участниками которого являются граждане в возрасте от 14 до 30 лет, основной целью которого является решение социальных, культурных, образовательных и иных задач, направленных на защиту прав, законных интересов, удовлетворение духовных и иных потребностей молодежи;
9) молодежный совещательный орган – коллегиальный орган, созданный органами государственной власти, органами местного самоуправления, в состав которого входят представители молодежи для участия и предварительного рассмотрения вопросов в области государственной молодежной политики и подготовки по ним предложений, носящих рекомендательный характер;
10) орган молодежного самоуправления – объединение учащихся одного учебного заведения, предприятия, созданное в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Государственная молодежная политика в Российской Федерации является деятельностью государства, направленной на создание правовых, социально-экономических условий и гарантий для социального становления, развития и самореализации молодежи в общественной жизни, для защиты ее прав и законных интересов.

Государственная молодежная политика формируется и реализуется органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации при участии органов местного самоуправления, молодежных и детских общественных объединений, консультативных и совещательных органов, структур молодежного парламентаризма, иных юридических и физических лиц.

Законодательство о государственной молодежной политике основывается на Конституции Российской Федерации и состоит из настоящего Федерального закона, других федеральных законов, а также законов субъектов Российской Федерации, регулирующих отношения, возникающие в связи с реализацией государственной молодежной политики в Российской Федерации.

В целях реализации государственной молодежной политики органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляют необходимое правовое регулирование в соответствии с действующим законодательством.

Федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, принятыми в соответствии с ними, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации могут быть установлены более благоприятные критерии, определяющие понятия «молодые люди», «молодая семья», или иные нормы, направленные на улучшение положения молодых граждан по сравнению с нормами настоящего Федерального закона.

Целями государственной молодежной политики являются:

1) всестороннее воспитание молодежи, содействие ее духовному, культурному, образовательному, профессиональному становлению, нравственному и физическому развитию;
2) создание условий для свободного и эффективного участия молодежи в политическом, социальном, экономическом и культурном развитии общества;
3) социальная, материальная, правовая и иная поддержка молодежи;
4) расширение возможностей молодежи в выборе жизненного пути.

Государственная молодежная политика в Российской Федерации основывается на следующих основных принципах:

1) защиты прав и законных интересов молодежи;
2) приоритета общих гуманистических и патриотических ценностей в формировании и реализации государственной молодежной политики в Российской Федерации;
3) признания и соблюдения суверенитета личности, социального статуса молодого гражданина, приоритета прав личности по отношению к интересам государства;
4) формирования гражданской ответственности молодежи;
5) гласности;
6) учета интересов и потребностей различных групп молодежи;
7) привлечения молодых граждан к непосредственному участию в формировании и реализации государственной молодежной политики и соответствующих программ, касающихся молодежи и общества в целом;
8) системного комплексного подхода к реализации государственной молодежной политики;
9) преемственности поколений на основе патриотизма.

Субъекты антикоррупционной политики

Термин «субъект» происходит от лат. subjectus - лежащий внизу, находящийся в основе (от sub - под и jacio - бросаю, кладу основание). Субъектом может выступать индивид или социальная группа. В любом случае, субъект - носитель предметно-практической деятельности и познания, источник активности, направленной на объект.

Модельный закон «Основы законодательства об антикоррупционной политике» (Постановление № 22-15 XX пленарного заседания Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ) определяет систему субъектов антикоррупционной политики (ст. 7). Под субъектами антикоррупционной политики понимаются органы государственной власти, на которые возлагаются полномочия по реализации антикоррупционной политики, общественные объединения, вовлеченные в реализацию антикоррупционной политики, средства массовой информации.

Выделяется несколько основных субъектов, способных противостоять коррупции на всех уровнях и во всех институтах власти и общества:

1. Народ государства. Многонациональный народ Российской Федерации, который, согласно Конституции нашего государства, является носителем власти, осуществляет свою инициативу в формировании антикоррупционной политики непосредственно на референдуме, а также через органы государственной власти и местного самоуправления.
2. Специальные органы, уполномоченные разрабатывать и принимать нормативные правовые акты в сфере антикоррупционной политики; осуществлять предупреждение коррупционных правонарушений; пресекать коррупционные правонарушения и применять меры ответственности за них; осуществлять правосудие по делам о коррупционных правонарушениях и применять иные законные меры разрешения конфликтов, связанных с такими правонарушениями.
3. В соответствии с законодательством в формировании и реализации мер антикоррупционной политики участвуют политические партии и иные общественные объединения.
4. Граждане участвуют в формировании и реализации антикоррупционной политики через органы государственной власти и местного самоуправления, партии и иные общественные объединения, а также непосредственно на референдуме.
5. Предупреждение коррупционных правонарушений является обязанностью всех органов государственной власти и местного самоуправления, их учреждений и должностных лиц, администраций всех предприятий и иных организаций.
6. Субъектами антикоррупционной политики, непосредственно осуществляющими борьбу с коррупционными преступлениями в пределах своей компетенции, являются: прокуратура государства; органы безопасности государства; органы внутренних дел государства; таможенные органы государства; органы пограничной службы государства; органы налоговых расследований государства и иные правоохранительные органы, уполномоченные на осуществление оперативно-розыскных мероприятий, производство дознания и следствия. Эти органы могут создавать специализированные подразделения по борьбе с коррупционными преступлениями. Координацию деятельности этой группы субъектов осуществляет прокуратура Российской Федерации.

В нашей стране выстраивается система взаимодействия субъектов антикоррупционной политики на различных уровнях осуществления власти и деятельности гражданского общества.

Установление основ федеральной антикоррупционной политики в соответствии с Конституцией Российской Федерации относится к компетенции Президента Российской Федерации и Федерального Собрания Российской Федерации.

Президент Российской Федерации в ежегодных посланиях Федеральному Собранию Российской Федерации определяет основные направления формирования антикоррупционной политики.

Федеральное Собрание Российской Федерации непосредственно формирует антикоррупционную политику посредством принятия законов и иных нормативных правовых актов.

Правительство Российской Федерации разрабатывает федеральные целевые программы по реализации мер антикоррупционной политики и обеспечивает их выполнение, заключает международные договоры в сфере антикоррупционной политики и обеспечивает выполнение принятых по ним обязательств.

Реализация мер уголовно-правовой антикоррупционной политики, в том числе по предупреждению и пресечению коррупционных преступлений, относится к компетенции органов прокуратуры, службы безопасности, внутренних дел и иных федеральных органов государственной власти в соответствии с законодательством.

Счетная Палата Российской Федерации обеспечивает реализацию мер антикоррупционной политики путем осуществления государственного финансового контроля за исполнением бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации.

Координация деятельности субъектов антикоррупционной политики на федеральном уровне относится к компетенции Совета безопасности Российской Федерации, образующего с этой целью межведомственную комиссию. При необходимости могут создаваться федеральные органы, для осуществления мер антикоррупционной политики.

Конституционный Суд Российской Федерации участвует в формировании и контроле над формированием антикоррупционной политики. Суды общей юрисдикции и арбитражные суды осуществляют контроль за реализацией антикоррупционной политики, посредством гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

На уровне федерального округа исполнение полномочий Президента Российской Федерации по формированию и реализации антикоррупционной политики обеспечивается полномочными представителями Президента Российской Федерации. Он анализирует эффективность антикоррупционной политики, координирует деятельность федеральных органов исполнительной власти по ее реализации в федеральном округе и организует взаимодействие с органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями.

Субъекты Российской Федерации могут, при необходимости, создавать специализированные подразделения по борьбе с коррупционными правонарушениями. Органы местного самоуправления в соответствии со своими полномочиями на основе федерального законодательства и законодательства субъекта Российской Федерации принимают нормативные правовые акты по предупреждению коррупции, осуществляют меры по пресечению дисциплинарных коррупционных проступков. Органы местного самоуправления обеспечивают реализацию антикоррупционных программ и непосредственное участие граждан и их объединений в формировании и реализации антикоррупционной политики.

Партии, общественно-политические объединения, коммерческие и иные организации, которые не являются государственными органами, органами местного самоуправления и их учреждениями обеспечивают предупреждение коррупции и пресечение дисциплинарных коррупционных правонарушений. Руководители этих организаций несут ответственность за разработку и реализацию антикоррупционных этических стандартов, учитывающих специфику уставных задач таких организаций.

Организации, являющиеся частью гражданского общества нашей страны, вправе направлять запросы иным субъектам антикоррупционной политики на получение информации о фактах коррупционных правонарушений, коррупциогенных факторах, мерах антикоррупционной политики и распространять информацию любым законным способом.

Самыми активными участниками антикоррупционной политики должны стать граждане государства и, прежде всего, молодое поколение россиян.

В процессе борьбы с коррупцией каждый гражданин вправе:

1. Принимать участие в референдуме по вопросам формирования антикоррупционной политики;
2. Направлять запросы иным субъектам антикоррупционной политики на получение информации о фактах коррупционных правонарушений, коррупциогенных факторах и мерах антикоррупционной политики и распространять полученную информацию любым законным способом;
3. Создавать общественные организации и иные объединения для реализации целей и задач такой политики.

Каждый гражданин в пределах, установленных законодательством, и для защиты своих прав и законных интересов, а также прав и законных интересов других лиц может применять необходимые меры борьбы с коррупционными правонарушениями.

Важным источником информации о коррупции служат средства массовой информации. Информация СМИ воспринимается большинством населения как в основном объективная и базирующаяся на фактах. В условиях постиндустриального общества и развития масс-медиа средства массовой информации способны сформировать «антикоррупционный менталитет». По всей России проводятся конкурсы «СМИ - против коррупции!» Данные акции призваны информировать граждан России о нормативно-правовых документах в сфере борьбы с коррупцией, а также привлечь общественность к борьбе с конкретными проявлениями коррупции. Телевидение, радио, пресса и Интернет формируют общественное мнение, направленное на негативное отношение к фактам коррупции, пропаганду честного, законопослушного образа жизни. Формируют и утверждают социально позитивный стандарт, могут способствовать повышению правовой культуры населения, предупреждению коррупционных правонарушений и преступлений через привлечение общественного внимания и призыв к содействию граждан, юридических лиц, государственных органов по реализации антикоррупционной политики Российской Федерации.

Главным фактором борьбы с коррупцией является создание в стране гражданского общества, основанного на Законе. Защитой от такого рода социальной ржавчины являются сознательные граждане и справедливые законы. Формирование граждан, способных бороться с коррупцией и принятие эффективных законов - главная задача народа, желающего процветания своей Родине.

Субъекты социальной политики социального государства

Субъектом социальной политики, наряду с государством, выступают также:

- государственные ведомства и учреждения;
- органы местного самоуправления;
- внебюджетные фонды;
- общественные, религиозные, благотворительные или иные негосударственные объединения; коммерческие структуры и бизнес;
- профессиональные работники, занимающиеся разработкой и социальной политики;
- добровольцы;
- граждане (например, через участие в гражданских инициативах, группах самопомощи и т. д.).

Главный субъект социальной политики — социальное государство — должно обеспечивать:

- движение к достижению в обществе социальной справедливости;
- ослабление социального неравенства;
- предоставление каждому работы или иного источника существования;
- сохранение мира и согласия в обществе;
- формирование благоприятной для человека жизненной среды.

Преобразования в социальной сфере должны быть направлены на достижение следующих основных целей:

во-первых, обеспечение максимально эффективной защиты социально уязвимых домохозяйств, так как они не обладают возможностями для самостоятельного решения социальных проблем и потому объективно нуждаются в государственной поддержке;
во-вторых, обеспечение всеобщей доступности и общественно приемлемого качества базовых социальных благ, к числу которых относятся, прежде всего, медицинское обслуживание и общее образование;
в-третьих, создание для трудоспособного населения экономических условий, позволяющих гражданам за счет собственных доходов обеспечивать более высокий уровень социального потребления, включая комфортное жилье, лучшее качество услуг в сфере образования и здравоохранения, достойный уровень жизни в пожилом возрасте;
в-четвертых, формирование в социально-культурной сфере институтов, создающих возможность максимально полной мобилизации средств населения и предприятий, эффективного использования этих средств, и на этой основе – обеспечение высокого качества и возможностей широкого выбора населением предоставляемых социальных благ и услуг.

Программа социальных реформ призвана дать ориентиры, которые позволяют строить социальную политику, исходя из реально имеющихся у государства ресурсов и возможностей. Только в этом случае активная социальная политика выступает не ограничителем, а катализатором экономического роста.

Последовательное осуществление политики, базирующейся на указанных ориентирах, предполагает переход к модели “субсидиарного государства”, которое обеспечивает перераспределение социальных расходов в пользу самых уязвимых групп населения при одновременном сокращении социальных трансфертов обеспеченным семьям. При таком подходе граждане, которые обладают самостоятельными источниками финансирования социальных потребностей, сами, за счет собственных доходов, должны оплачивать практически все расходы по оплате жилья и коммунальных услуг, а также часть расходов на медицинское обслуживание, образование, пенсионное страхование. В перспективе значительную часть социальных благ этой категории граждан следует предоставлять преимущественно на конкурентной основе через предприятия негосударственных форм собственности.

В то же время государство не должно ослаблять усилий, направленных на оказание социальной помощи, а также предоставление ограниченной номенклатуры бесплатных услуг в области здравоохранения и образования той части населения, которая без государственной помощи лишилась бы доступа к основным социальным благам.

Безусловным приоритетом в области социальной политики являются инвестиции в человека. Именно поэтому предлагаемая Программа предусматривает опережающий рост ассигнований на цели здравоохранения, образования и культуры по сравнению с большинством других направлений государственных расходов.

Реализация предлагаемой модели социальной политики требует осуществления следующих мер:

1. достижение улучшения материального положения и условий жизни людей;
2. обеспечение занятости, повышение качества и конкурентоспособности рабочей силы;
3. гарантии конституционных прав граждан в области труда, социальной защиты, образования, охраны здоровья, культуры, обеспечения жильем;
4. переориентация социальной политики на семью, обеспечение прав и социальных гарантий, предоставляемых семье, женщинам, детям и молодежи;
5. нормализация и улучшение демографической ситуации, снижение смертности населения;
6. улучшение социальной инфраструктуры.

Уровни субъектов политики

В общественной жизни функционируют политические субъекты различных уровней, обладающие неодинаковыми масштабами развития свойств политической субъективности. Народ и составляющие его большие социальные группы - первичные субъекты политики.

В том смысле, что народ - источник государственной власти. Он осуществляет свою властную волю через государственные и другие политические институты, а также непосредственно. Государство, партии и другие общественно-политические институты и организации вторичные (по отношению к народу, социальным группам) субъекты.

Вторичные потому, что действуют от имени народа, по его поручению. Наконец, политические элиты, политические лидеры и отдельные члены общества - третичные субъекты, реализующие свои роли через политические институты и организации.

Названные уровни политических субъектов могут быть представлены так:

1) народ (нации), большие социальные группы,
2) государство, партии и другие общественно-политические институты и организации,
3) политические элиты, индивидуальные лидеры, отдельные члены общества.

В соответствии с отмеченными уровнями субъектов политики различают: социально-групповую политическую субъективность (национальная, классовая), а также организационную и индивидуальную.

Взаимодействие политических субъектов различных видов и уровней определяется типом политических систем и политических режимов:

Во-первых, политический субъект первичного уровня определяет другие уровни субъектов (вторичный и третичный), зависящие от него. Политические институты, организации, элиты, лидеры, отдельные личности выступают политическими субъектами так, как представляют и выражают общие интересы народа, социальной группы. Государство обеспечивает интересы тех или иных социальных групп в общей форме. Партии интегрируют интересы вполне определенных слоев населения и реально существуют, пока выражают и защищают их в своих политических программах и практической деятельности. Политические лидеры воспринимаются массами и партиями в качестве таковых при условии, если они осознают их стремления, интересы и волю и предлагают соответствующие решения.
Во-вторых, взаимодействие первичного и других уровней политических субъектов следует характеризовать в плане соотношения общего, особенного и единичного. Если свойства и роль первичного субъекта являются определяющими в политических отношениях, то, тем не менее, политические качества вторичных и третичных субъектов не могут быть полностью сведены к его определениям и поглощены им.
В-третьих, взаимодействие (народа) общества, социальных институтов, организаций и индивидуальных политических субъектов противоречиво. Противоречия связаны, прежде всего, с тем, что социально-групповой, организационный, индивидуальный субъекты никогда не выражают во всей полноте разнообразные интересы общества, многочисленных его слоев и прослоек. Всегда остается определенное несоответствие между требованиями власти и какими-то специфическими (корпоративными или частными) интересами. Противоречие неизбежно и в силу того, что каждый из субъектов одновременно (по крайне мере, потенциально) выступает и объектом политического действия другого субъекта. Следовательно, речь идет о взаимозависимости субъектов.

тема

документ Политический процесс
документ Политическое сознание
документ Политические конфликты
документ Политические режимы
документ Политические субъекты
документ Политические факторы
документ Политический уровень
документ Политическое общество




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара на 2018 год
Курс евро на 2018 год
Цифровые валюты 2018
Алименты 2018

Аттестация рабочих мест 2018
Банкротство 2018
Бухгалтерская отчетность 2018
Бухгалтерские изменения 2018
Бюджетный учет 2018
Взыскание задолженности 2018
Выходное пособие 2018

График отпусков 2018
Декретный отпуск 2018
ЕНВД 2018
Изменения для юристов 2018
Кассовые операции 2018
Командировочные расходы 2018
МСФО 2018
Налоги ИП 2018
Налоговые изменения 2018
Начисление заработной платы 2018
ОСНО 2018
Эффективный контракт 2018
Брокеру
Недвижимость



©2009-2018 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты